Чернышева Ната: другие произведения.

Момент бури

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
  • Аннотация:
    Каждый день, каждый час мы сталкиваемся с незначительными на первый взгляд событиями, незначительными - в масштабе планеты, Галактики, Вселенной - выборами. Но в совокупности своей именно эти мелочи составляют жизнь. Жизнь и судьбу человека, жизнь и судьбу государства, жизнь и судьбу целой расы... Финал Триммера-2008

Момент бури

(несколько дней из жизни Манфреда О'Коннора)

Я остановил глиссер возле единственной гостиницы Аяна поздним вечером. Стоянка перед парадным входом оказалась забита машинами под самую завязку. Пришлось долго пробираться между роскошными "Ладами", "Марсианками" и "Топ-трэями" в поисках свободного места, при этом стараясь встать поближе к входу. Если верить приборам, снаружи стоял зверский мороз, шел снег и дул резкий ветер. Та еще погодка, между прочим. Несмотря на середину календарной весны.

Что ж, добро пожаловать на Землю, которую часто и, на мой взгляд, не очень-то остроумно, называют еще Зимой.

На заднем сиденье шевельнулась Кристина. Я поймал в зеркальце ее вопросительный взгляд.

- Добро пожаловать в Аян, - сказал я ей. - И заодно в лучшую на всем Побережье гостиницу. Хозяином тут один мой давнишний приятель. Он нам обрадуется.

В орехово-карих глазах Кристины отразилось сильное сомнение. Я не знаю, сколько ей на самом деле лет. На вид - не больше пяти. Обыкновенный милый ребенок с неестественно большими кошачьими глазами без белка и вертикальным зрачком. Пожалуй, самым необычным в ее облике были именно глаза. Все остальное соответствовало общепринятым представлениям о человеческих детях. Правильный овал лица, матово-белая кожа, чуть вздернутый носик, губки бантиком. Тяжелые, вьющиеся крупными локонами медно-каштановые волосы. Хрупкое тельце пятилетней девочки. Но вот подозрительности и недоверия на этой кукольно-детской мордашке хватило бы с лихвой на десяток взрослых!

- Брось, Кристина, - сказал я. - Айр - замечательный парень. Тебе он понравится.

"Вот уж это вряд ли", - сказал мне хмурый взгляд девочки. Я обернулся и посмотрел ей в глаза. Она и не подумала отворачиваться. "Никому не доверяй. Никому и никогда. Давним приятелям - в особенности".

Что ж, за свою недолгую жизнь Кристина успела хлебнуть горя через край. Предательство друзей, гибель матери, стерильно-белые стены многочисленных лабораторий и такие же белые халаты врачей, озабоченных благосостоянием человечества... нет, Кристину я понимал прекрасно. Но и меня, черт побери, поймите! С нашим скудным багажом в горах только подохнуть! Помощь нужна... А кому другому, кроме Айра, я здесь верить мог?

- Ладно, Криста!- обозлился я.- Будь по-твоему! Давай вот прямо сейчас, развернемся и дернем в горы,- наградой мне был благодарный взгляд Кристины. Проклятье, да она же каждое слово воспринимает буквально! Мягче с ней надо, она тоже нервная, между прочим...- Так, девочка... горючего хватит до Малого Провала, дальше придется пешком. Тридцать или сорок километров, что-то в этом роде. М-да... Холод, буран... Радиация. Можно, конечно, поставить защиту, но рядом с любым провалом это - так, детский лепет. И еще нужно что-нибудь пить и есть. Ты сильная девочка, ты выдержишь. Но я вынужден заботиться не только о тебе.

Я посмотрел на жену. Сынулька спал у нее на коленях сном младенца, как ему и полагалось по должности. А жена... Прическа, не столь уж давно бывшая верхом изысканности и изящества, растрепалась, длинные, вьющиеся мелкими колечками волосы закрывали лицо. Мне показалось, будто жена тоже спит, но я мог и ошибаться. Эта женщина по-прежнему оставалась для меня загадкой, разгадывать которую я даже и не пробовал - пока было не до того.

Кристина вновь взглянула на меня. Упрямства в ее взгляде чуть-чуть поубавилось. Я знал, что она привязалась к малышу, полюбила его, как родного братика, которого у нее никогда, кстати, не было. Она с удовольствием возилась с ребенком, и он платил ей той же монетой.

Кристина осторожно коснулась пальчиками запястья женщины. Та вздрогнула (значит, все-таки спала!), вскинула голову, огляделась вокруг с видом затравленного звереныша, не знающего с какой стороны ожидать удара, потом увидела меня и сразу расслабилась, даже попыталась улыбнуться. Я успокаивающе улыбнулся ей в ответ.

Боль. Вот что я чувствовал снова и снова, каждый раз, когда она смотрела на меня вот так - с надеждой, растерянностью и отчаянием человека, доведенного до самого края. Боль и горечь, бесконечную нежность и яростное стремление оберегать, защищать ее - до последнего вздоха, до последней капли крови, если понадобится. И плевать, что из этого было моими собственными чувствами, а что - порождением внедренного в сознание психокода!

Жена завозилась, устраиваясь удобнее, осторожно переложила спящего малыша с одной руки на другую, потом опустила голову и уснула так же мгновенно, как и проснулась. Мне она доверяла. В отличие от Кристины, предпочитавшей вообще никому не верить.

Я не знал ее имени. Я вообще не знал о ней ничего, кроме того, что она - моя жена и мать моего сына. И если понадобится, я за нее кого хочешь порву! Пусть посмеют только...

Кристина вопросительно посмотрела на меня. Я покачал головой. Пусть спит. Вначале надо наведаться к Айру и все устроить. "Я с тобой!" - тут же заявил хмурый взгляд Кристины.

- Мороз, - напомнил я. - Холод. Снег и ветер. Десять метров до входа. И придется еще возвращаться.

Кристина помрачнела еще больше. Теперь ее взгляд выражал высшую степень недоверия и упрямства. Она пойдет со мной. И мороз, холод, снег или ветер ее не остановят.

- Ладно, - сдался я. - Потом не говори, что тебя не предупреждали. Капюшон надвинь. И нос шарфом укрой. А перчатки? Куда ты дела свои перчатки?! Хочешь без рук остаться? Нашла? Вот и молодец. Тогда пошли...

У нашего глиссера не было дверей. Приходилось сдвигать весь купол, чтобы выбраться наружу. Легкая модель, предназначенная для прогулок по просторам Ганимеда в летний сезон, оказалась непрактичной в суровом климате моей родной планеты. Но другой машины у меня не было. Честно говоря, я рассчитывал, что Айр поможет мне раздобыть подержанный "Снегоход", "Буран" или хотя бы "Кроху". Не соваться же за Малый Провал на этой ганимедской жестянке!

Конечно, если хорошенько подумать, то Зима-Земля - не самый благоприятный для проживания мир. В подземных городах Марса, в лунных поселениях, надежно укрытых от вакуума многослойными защитными куполами, в сухих степях Содатума, даже в венерианских стриновых болотах жилось не в пример легче. Но практически все межпланетные перелеты контролировались компанией "Starkad Transportalie", заправляли же этой конторой мои добрые "друзья" из Юпитерианской Лиги. А с Чужими в моем положении связываться - это все равно, что в открытый космос прыгать, добровольно и без скафандра. Правда, существовали (надо сказать, существовали неплохо) контрабандисты. Но на поиск и подкуп вольных торговцев требовались деньги, время и нервы, а у меня первого было не так уж и много, второго - еще меньше, а третье вообще уже ни на что не годилось. Кроме того...

Кроме того, я родился и вырос на Земле. Этот мир был для меня не чужим, опасным и полным смертоносных тайн, но близким, знакомым, понятным и открытым, родным. Я радовался, что сумел вернуться сюда вновь...

Едва я приоткрыл купол глиссера, как свет фонарей из оранжевого стал фиолетово-синим. Я настороженно выглянул наружу. А, вон в чем дело - самонаводящееся защитное симплекс-поле! Здорово придумано, если разобраться. Постоянно поддерживать симплекс-купол над обширной стоянкой экономически очень невыгодно, ведь такой купол потребляет огромное количество энергии. При этом еще необходимо обслуживать как минимум десяток генераторов, каждый из которых имеет далеко не компактные габариты; к тому же устанавливать их необходимо на расстоянии не менее пятнадцати метров друг от друга. Плюс ко всему оплата техникам, возможность диверсии и бог знает что еще. А так Айр обошелся всего одним единственным устройством, спрятанным, скорее всего, вон в той круглой башенке в центре стоянки. Поле включалось только вдоль вектора дорожки и только тогда, когда человеку требовалось пройти от машины к входной двери. Я глянул под ноги. Светящиеся стрелки, под которыми был проложен шнур энергоприемника, указывали путь. Все правильно. Точечный источник излучения на башне и две ленты приемника вдоль дорожки. Максимальное время включения - пятнадцать минут. Более чем достаточно для того, чтобы добраться до гостиницы из самого дальнего угла стоянки. И, насколько я знал Айра, стоимость эксплуатации канала защиты почти наверняка была включена в стоимость парковки.

Я выбрался наружу и зябко поежился: никакое симплекс-поле не спасало от холода. Мне пришлось развернуть защиту, чтобы холод не добрался до мирно спавших жены и сына. Кристина лихо перемахнула через противоположный борт машины, не без оснований опасаясь, что я резко опущу купол и закрою ее в глиссере. Эта окаянная девчонка умела читать даже те мысли, которые я сам еще не успевал толком осознать! Я вздохнул. Испугалась, что я не возьму ее с собой... котенок, ведь сто раз уже объяснял ей, что к чему... не понимает.

Обогнув глиссер, я увидел, что Кристина провалилась в сугроб, успевший вырасти до полутора метров за то время, пока мы сидели внутри. Девочка погрузилась в снег с головой, и я даже не сразу сообразил, где она находится, пока она не открыла глаза. Я ощутил исходящие от нее досаду и глубокую обиду. Не думаю, что ей было там уютно. Что называется, допрыгалась.

- Эх ты, котенок, - сказал я девочке, вытаскивая ее из снега. - А если б вот там оказался незакрытый канализационный люк? А? Вот то-то и оно. Я не целитель, оживлять утопленников не умею. Захлебнуться в фекалиях... - я покачал головой и добавил.- По собственной опрометчивой глупости, между прочим.

Кристина возмущенно вздернула голову, болезненно напомнив этим характерным жестом свою мать, и одарила меня злобным взглядом.

- Отсюда мораль, - назидательно проговорил я, закрывая купол. - Прежде, чем выйти из укрытия, внимательно осмотри поверхность, по которой будут ступать твои ноги. Открытая канализация - это так, мелочь. Точечные провалы - вот чего следует остерегаться в первую очередь. Их легко опознать по особенному дрожанию воздуха, словно рядом находится мощный источник тепла. Я тебя научу. Здесь-то, в Аяне, подобной мерзости еще не бывало! Но в горах ты на них еще насмотришься. И спасать тебя оттуда будет некому, так и знай!

Кристина угрюмо смотрела на меня своим обычным хмуро-серьезным взглядом. В неверном свете фонарей ее глаза казались черными бездонными колодцами на бледно-восковой маске кукольного личика. Мне стало не по себе. Я снова - в который уже раз! - порадовался, что Кристина мне не враг. Смешно бояться пятилетней девочки, да? А я вот боялся. И не испытывал по этому поводу ровно никакого стыда.

- Пошли, - я протянул ей руку. - Поле скоро отключится.

Кристина вцепилась в меня, и мы пошли, старательно наступая на вспыхивающие под ногами зеленые стрелочки-указатели. Девочка вовсю вертела головой, разглядывая занесенные снегом машины. Защитное симплекс-поле и уличные фонари окрашивали падающий снег в причудливые зеленовато-синие тона. Белыми толстыми змеями извивалась по дорожкам поземка. Я почувствовал, что моя спутница разочарована. "А это правда, что на Земле никогда не бывает солнца, Манфред?" - вопрос прозвучал в моей голове не словами, а странной смесью образов и эмоций. Зеленые лужайки Ганимеда, залитые ослепительными лучами летнего светила, прогретый, искрящийся солнечным светом воздух, запах цветущих садов, ленивый теплый вечерний дождик... И мрачная, холодная, вечная ночь чужой, незнакомой, пугающей планеты со странным названием Земля... Не Землей ее надо было бы назвать, а Снегом... Неужели здесь никогда не бывает солнца?!

- Да, - ответил я. - Плотный слой радиоактивных туч экранирует поверхность планеты от солнечного излучения в видимой части спектра.

Я почти сразу ощутил реакцию Кристины. Выраженная словами, она звучала бы примерно вот так: "И в этом безрадостном, лишенном солнца холодном мире нам предстоит провести всю нашу жизнь!"

Я вздохнул:

- Привыкай, Кристина.

Что еще я мог ей сказать. Привыкай... А для начала взгляни на свой новый дом моими глазами через призму моей памяти...

"...вкус тающего во рту снега, руки Айра, откапывающие меня из сугроба, вой ярившегося в поднебесье ветра, пробирающий до самых костей и до мозга костей холод, свинцово-серые низкие тучи, хлещущий в лицо снег пополам с градом, колючий и острый, как осколки недавно разбитого стекла - словом, момент бури, один из многих, пережитых мною на этой планете, позабывшей, что такое лето и солнце.

Но это была моя планета, мой мир, принадлежавший мне безраздельно - от бескрайних заснеженных равнин до древних сияющих ледников на вершинах гор; от суетливых шумных городов и до одиноких, разбросанных по ущельям убежищ. Суровый, беспощадный, исковерканный следами многочисленных сражений мир с повышенным радиационным фоном, с большими, средними, малыми и точечными провалами, в которых все никак не могли остановиться страшные процессы распада пространства, запущенные в свое время взрывами начиненных ирием боеголовок. Мир, не признающий даже секундной случайной слабости. Мир, где выживали лишь сильнейшие, где на каждый сезон приходился свой момент бури...

...От весенних наводнений и страшных оползней до яростных гроз короткого лета, когда энергия ударившей в землю,- бывало и такое!- молнии порождала очередной провал. От осенней промозглой сырости и эпидемий туманной лихорадки до свирепых буранов зимы, когда- бывало и такое!- снег многометровыми слоями заваливал целые города, руины которых показывались потом из-под слежавшихся сугробов лишь к середине следующего лета...

Но этот безжалостный мир был моей родиной. Я здесь родился и вырос. Я радовался, что сумел вернуться на Землю снова..."

Толстые двери из прочного стеклопласта бесшумно сомкнулись за нашими спинами. Поле отключилось на секунду позже, вновь вернув фонарям их обычный оранжевый свет. Яростный порыв ветра в бессильной злобе швырнул в дверь лавину мерцающего снега, и она стекла вниз по прозрачной поверхности живым искрящимся ковром.

Кристина заглянула мне в глаза. На ее серьезном личике читалась благодарность. Я помог девочке стянуть тяжелую, не по ее росту куртку, размотал с шеи шарф и сунул его в шапку. Одежду мы оставили в гардеробе под хмурым взглядом охранника. К огромному изумлению, платить за использование шкафчика было не надо. Потом я вспомнил, сколько юпитерианских долларов пришлось отдать входной двери, чтобы та соизволила открыться... Бесплатный ящик для одежды банкротством хозяину гостиницы никак не грозил!

В холле было тепло, светло и уютно. Огромные старинные люстры - сплошной хрусталь, золото и платина - давали мягкий желтоватый свет. Играла приятная негромкая музыка, успокаивающе журчала вода в многочисленных фонтанах оригинального дизайна, подсвеченных специальными лампами, спрятанными среди нарочито необработанных камней. При желании можно было проследить связь между переливами музыки и хаотическим на первый взгляд изменением цвета воды. Застыли в неподвижности широкие листья тепличных фикусов, выросших за год моего отсутствия до высоты в полтора человеческих роста. Значит, питались они не только перегноем, но и специальной минерализированной водичкой. А если учесть, что эксклюзивное право на производство и поставки биостимуляторов принадлежит Юпитерианской Лиге и что оплачивать все это под силу только крупным агропромышленным предприятиям, которых на Земле, кстати, кот наплакал, то вывод напрашивался сам собой.

Конечно, если Айр ведет какие-то темные делишки с контрабандистами, это целиком и полностью его проблемы. Но забывать о вольных торговцах не стоит. Эти ребятки вполне могли мне еще пригодиться. И пусть уж лучше договаривается с ними Айр. Я ведь уже говорил, что нервы у меня не железные.

Кристина жалась ко мне, крепко цепляясь за руку, напряженная, как струна. За всю свою недолгую жизнь она еще не видела столь странного места, полного удивительных (возможно, опасных) вещей.

Кристина потянула меня к одному из бассейнов. "Там находятся Живые Существа", - говорил ее взгляд. "Пойдем, посмотрим на Них, Манфред". Я пожал плечами. А отчего бы и не посмотреть?.. В бассейне плавали на плотных круглых листьях крупные желтоватые цветы величиной с два моих кулака. Девочка долго наблюдала за ними с неподдельным восхищением. Наверное, под Живыми Существами она имела в виду именно эти чудесные цветочки. Ну, они и вправду выглядели довольно мило. Интересно, где Айр мог их откопать?

Все шло хорошо до тех пор, пока Кристине не взбрело в голову перевеситься через бортик бассейна и протянуть руку, чтобы погладить золотисто-желтую головку цветка. Уверен, она и не думала его срывать или там портить! Но сам цветок, очевидно, расценил движение девочки иначе. Все произошло в считанные мгновения. Головка цветка раскрылась и резко выстрелила вперед, хищно сворачивая свои лепестки вокруг запястья девочки. Кристина кубарем скатилась с бортика бассейна мне под ноги, но цветок и не подумал разжиматься - у него оказался чертовски длинный стебель, способный растягиваться до невероятных размеров. Нежные полупрозрачные лепестки вдруг пронизало алыми черточками. Кровь! Я дернул проклятый цветок за стебель, но только обжег ладони. Весь стебель оказался покрыт стрекательными клетками, как у венерианской медузы. Получали когда-нибудь такой тварью по морде? Ну, поймете тогда! Лепестки отдирались от запястья Кристины вместе с кожей. Закапала алая кровь. И вот тут-то девочка, наконец, оправилась от шока и завопила. От ее крика вода в бассейне начала шипеть, стремительно превращаясь в клубы пара.

Блин, а я-то думал, что девчонка немая! Говорить она не могла, а вот орать, как выяснилось, умела не хуже прочих.

- Кристина! - крикнул я, зажимая уши. - Замолчи! Да замолчи же немедленно!

Ага, так она и услышала там! Ее необходимо было срочно остановить, пока гостиница и половина Аяна в придачу не обратились в руины. И я не придумал ничего лучше, кроме как окунуть ее в наполовину опустевший бассейн. Кристина хлебнула воды и наконец-то замолчала, а цветы-кровопийцы, мгновение назад сиротливо жавшиеся к камням, жадно бросились к неожиданной добыче. Их бледно-желтые полураскрытые головки живо напомнили мне ощеренные пасти песчаных ящериц из марсианских пустынь. Тьфу, вот ведь гадость какая! Я рывком выдернул Кристину из бассейна. С нее ручьями сбегала вода, собираясь на полу в дымящиеся лужицы. Девочка уткнулась мокрой горячей головой мне в руки и беззвучно заревела, трясясь от пережитого потрясения. Не знаю, что заставило меня именно в этот момент поднять голову. Наверное, то самое шестое чувство, неоднократно помогавшее мне спасать собственную задницу. Я увидел - как в страшном сне - что на нас падает одна из громадных потолочных люстр. Успел прикинуть ее высоту и вес, скорость падения, а вот защиту толком развернуть не успел. Меня сбило с ног и хорошенько приложило головой обо что-то твердое и острое, да так, что искры из глаз посыпались. На какой-то миг я даже сознание потерял. Но, придя в себя, услышал всхлипывания Кристины, копошащейся где-то под моим правым боком.

- Что, получила? - хрипло поинтересовался я.

Груда хлама, в которую обратилась несчастная люстра, ответила противным скрежетом. Я поморщился, накидывая дополнительный слой защиты и одновременно ощупывая здоровенную шишку на темени. Зараза, как больно-то...

Кристина вывернулась из-под моей руки и теперь глядела на меня огромными, круглыми, как плошки, глазами. "Мне показалось, будто ты Умер", - говорил ее перепуганный взгляд. Девочка коснулась ладошкой моего лба, затем показала ее мне. "Вот видишь, видишь?! У тебя на лице Кровь!" Мне стало почти смешно. Почти, ибо я не имел права смеяться над чувствами Кристины.

- Ерунда, Кристина, царапина... Надо выбираться отсюда.

Я пошевелился, и за внешним кругом защиты лязгнули потревоженные железки. Стоявшая в ушах ватная тишина сменилась гулом возбужденно переговаривающихся голосов.

- ...Вопли слышал?

- Ага, будто кого-то живьем на части резали...

- ...Им точно конец пришел!

- Им - это кому?

- Да пацан с девчонкой там стояли, я видел.

- Жалко...

- ... люстру жалко, конечно. Платина и натуральный горный хрусталь из Стеклянного каньона. Произведение искусства! Сейчас такого уже не делают...

Проклятье, да на весь этот грохот наверняка полпланеты сбежалось! Если не больше...

- Ой, гляди, они живые...

- Где, где?...

- Да вон, вон, гляди, что творят!

- Психокинетики! Оба, черти б меня забрали, психокинетики!

- Откуда? Их давно уже нет на свете. Это у них генератор защитного поля сработал.

- Идиот! Такой приборчик знаешь сколько места занимает? Сходи в энергоцентр, Адамцев тебе покажет - целый подвал!

- А они у Чужих сперли! У тех такая хреновина в пряжке пояса помещается.

- Да ты пробовал у Чужих хотя бы горсть прошлогоднего снега спереть? Нет? Оно и видать! Эти ребята с ворами не церемонятся: галстук на шею и привет...

- Да психокинетики они оба. Ганимед за таких знаешь сколько отваливает?

Вот про Ганимед мне не надо: белые ненавистные стены, белые стерильные перчатки на руках озабоченных благосостоянием нации врачей, телепаты-охранники, рвущие остатки воли ментальные приказы, бешеная боевая ярость, багровой пеленой застилающая глаза - не надо! Не надо при мне вспоминать о Ганимеде!

Все мои планы сидеть в Аяне тише воды ниже травы в одночасье рухнули с оглушающим грохотом, как эта проклятая люстра. Я инстинктивно прижал к себе Кристину, настороженно оглядывая собравшуюся толпу. Женщины в изысканных вечерних нарядах, мужчины в строгих костюмах, горничные в зеленых платьицах, официантки, охранники с тупыми мордами, увешанные до зубов разнообразнейшим оружием... им бы мозгов в том же количестве... хотя у некоторых поблескивают-таки на воротничках золотые искорки значков третьего телепатического ранга.

Увидел я и того, кто заикался о Ганимеде. Рослый мужик неопределенного возраста с холодным взглядом убийцы и небольшим родимым пятнышком над верхней губой. "Представляешь, сколько Ганимед за таких как ты отваливает?" Голос, почти те же самые слова и проклятое пятно! Черным тяжелым комом зашевелилась в сердце лютая ненависть. Наши взгляды встретились, и враг вздрогнул - он тоже узнал меня! Я пропустил момент, когда в его руках появилось оружие. Воздух тяжко вздохнул, распускаясь ослепительно-ярким смертоносным цветком субатомного распада. Из аннигилятора, сволочь! В закрытом, полном беззащитных людей помещении!

Меня спасло только то, что я еще не успел свернуть защиту. Яростно гудящее пламя обтекло нас с Кристиной и с ревом устремилось в многострадальный бассейн, увлекая за собой ошметки лопнувшего защитного кокона. Да, на какой-то бесконечный миг я оказался беспредельно уязвимым, и если б у врага хватило ума выстрелить еще раз, от меня осталась бы лишь вожделенная для него горстка атомной пыли. Но мой противник почему-то не воспользовался этой сиюминутной слабостью, а потом стало уже слишком поздно.

Просто невозможно передать словами охватившую меня в тот момент безудержную ярость. Я шагнул вперед, волоча за собой вцепившуюся в руку мертвой хваткой Кристину. Еще мерцавший после выстрела воздух обдал лицо запредельным жаром, шарахнулась в стороны поредевшая толпа...

Я шагнул вперед сквозь багровый туман, всегда встававший перед глазами в такие моменты. Весь мир сузился до ненавистного, охваченного ужасом лица с уродливым пятном над верхней губой. Ты ответишь за все, убийца! За подлое сегодняшнее нападение. За Малый Провал. За Розу Адамцеву. За всех детей, похищенных и проданных в генетические лаборатории Ганимеда. За другие, мне не ведомые, но не менее гнусные преступления.

Я шагнул вперед, чувствуя мощь стремительно сгущавшейся вокруг меня психокинетической силы. Послушной и привычной с детства силы, которая требовалась жаждущим власти ублюдкам позарез и ради которой они шли на гнуснейшие преступления. Например, не гнушались проводить ментокоррекции на погашение личности у таких крох, как Кристина.

Я шагнул, уже мало что соображая в окутавшем сознание кровавом тумане удушающего бешенства.

- В чем дело? Что здесь происходит?

Спокойный, властный голос донесся словно бы из-за края Вселенной. Знакомый голос, принадлежавший только одному человеку на всем свете. Полное его имя писалось на эсперанто как "Aerel Vesenin", и каждый коверкал это странное даже для Земли имя на свой лад. Марсиане говорили - Эйрел Вешнин, юпитериане - Айрил Визинан, жители Содатума - Аэрил Визнайн, Чужие - Арэль Весенан. Мой же друг предпочитал нейтральный вариант Айрель Весенин, с сокращением Айр - для близких приятелей.

Я начал медленно приходить в себя. В голове было гулко и пусто, пальцы стали холодными и липкими. Откуда-то появилась противная дрожь в теле. Бешеная ярость нехотя рассеивалась вместе с остатками алого боевого тумана. Кокон силы быстро истончался, превращаясь в обычный слой полузащиты. Кристина беззвучно ревела, уткнувшись горячим лицом мне в бок. А на полу валялся труп, все еще сжимавший в руках бесполезное, превратившееся в бесформенный ком оплавленного металла оружие. Отбегался Рихард-убийца. Жариться теперь ему в аду на самой здоровой и самой вонючей сковородке. Я отер дрожащими руками выступивший на лице пот. Ненавижу. Как же я все это вот ненавижу, сил нет! Подонков вроде Рихарда ненавижу. И руки об них марать - тоже.

- В чем дело? Что здесь происходит?

Айр сильно изменился со времени нашей последней встречи. Строгий серый костюм из явно недешевой ткани, белоснежная рубашка и - надо же! - галстук. На воротничке сиял серебряный значок второго телепатического ранга. Первая ступень второго ранга, если глаза мои мне не врали. Нет, я, конечно, знал, что мой приятель - телепат, но... первая ступень второго ранга! Это было уж слишком! По крайней мере, для меня.

- Я жду объяснений, молодой человек, - холодно напомнил мне Айрель Весенин.

Ох, как же мне его взгляд не понравился! Будто не человек перед ним стоит, давний знакомый, между прочим, с которым он больше года не виделся, а уже прямо не знаю кто. Впрочем, все высшие телепаты одним миром мазаны. Избранная раса, сверхлюди и все такое прочее. Правда, мне всегда казалось, что Айр другой. "Первая ступень второго ранга", - напомнил я себе.

- Сам не видишь, что ли? - разозлился я. - На меня напали, я защищался!

- Мальчик прав, - вступилась за меня одна из женщин, высокая статная блондинка с лицом Снежной королевы, одетая в шикарное вечернее платье (она не понравилась мне сразу, несмотря на то, что явно была на моей стороне). - Он действительно защищался. А этот человек,- пренебрежительный жест в сторону трупа,- умер от страха.

Ну, с недостатками собственной внешности я уже смирился. Года полтора назад обязательно полез бы в бутылку доказывать, что давно уже не ребенок. А сейчас, удивительное дело, мне на это все было наплевать.

Айр быстро оглядел всех оставшихся. Среди телепатов-охранников нашлись такие, кто охотно подтвердил слова блондинки. Я с ними не спорил. Может, так оно и было на самом деле. Я бы тоже, наверное, умер со страху, если бы увидел себя в тот момент. Когда человек выходит живым из аннигиляционного огня - это всегда впечатляет.

Тем временем Айр живо обеспечил персонал гостиницы работой. Двое охранников унесли труп Рихарда, горничные и официантки быстренько испарились, наверняка получив телепатический нагоняй за брошенную работу, любопытные зеваки тоже начали потихоньку рассеиваться. Моего друга тут понимали даже не с полуслова - с полувзгляда.

Айр обернулся ко мне и холодно бросил:

- А вас попрошу пройти со мной.

У меня челюсть отвисла до колен от изумления. Он и впрямь не узнает меня или просто притворяется? Дар речи вернулся ко мне лишь у порога его персонального кабинета.

- Айр! - потрясенно проговорил я.- Ты что, меня не узнаешь?

Хозяин гостиницы смотрел на меня так, словно мучительно вспоминал и никак не мог вспомнить имя гостя. Кристина насмешливо ухмылялась. "А кто-то хвастался, что к нему тут кинутся с распростертыми объятиями". Мне стало не по себе.

- Блин! - завопил я. - Да я это, я! Неужели не узнаешь?!

- Фредди? - сказал Айр, каким-то не вполне уверенным уточняющим тоном. - Манфред? Ты, что ли?

- Ну, конечно же! - вскричал я. - Ты даешь, мужик! Не ожидал!

- Твою мать! - с облегчением выдохнул Айр.- Фредди, так тебя растак и через этак, где ты пропадал весь год?! Тут уже слухи скверные начали ходить, один другого краше.

- Какие еще слухи? - мигом насторожился я.

- Будто ты умер там, за Малым Провалом... Проклятье, как же сильно ты изменился!

- По-моему, ненамного, - я критически оглядел себя. - Усы с бородой не выросли, как видишь. И вообще, как был пацаном, так им и остался.

- Мы, телепаты, видим мир немного иначе, - извиняющимся тоном произнесла блондинка (все это время она держалась рядом с Айром и не раскрывала рта). - Внешность для нас всегда остается на втором месте. Главное - ментальный психообраз или, говоря более простым языком, душа. Осмелюсь предположить, уважаемый господин О'Коннор, что за год в вашей душе произошли радикальные и необратимые перемены.

- Не смейте в нее влезать! - Тут же ощетинился я, а через мгновение меня словно электродубинкой садануло.

"Мы, телепаты..." В ушах Снежной королевы покачивались оригинальнейшие сережки из чистопробного золота, исполненные в виде значка первого ранга. Первая ступень первого ранга! Ужас, древний первобытный животный ужас скрутил меня, превращая мою волю в форменный кисель. Если второй ранг Айра я еще мог как-то пережить, друзья все-таки, то первый, да еще и неизвестно еще у кого... Память живо вывалила водоворот кошмарных воспоминаний. Чудовищный черный колодец безумия, сквозь который падаешь и падаешь... бесконечно. Нет! Не хочу! Не надо!!!

- Странно, очень странно, - задумчивый голос Снежной королевы доносился до меня глухо, словно сквозь толстый слой защитных симплекс-полей, - Мальчик пережил сильнейшее воздействие на личностную матрицу... Какой-то ублюдок моего ранга наплевал на наш Кодекс... Ты только взгляни, Айрель! Похоже на глубинную экзогенную ментокоррекцию с применением...

- Осторожно, Ирина! - это уже Айр. Как странно слышать ужас в его голосе, ведь он никогда и ничего не боялся. Впрочем, и сейчас он боится явно не за себя. - Отойди от него, отойди и не приближайся! Он же психокинетик! И девчонка, похоже, тоже. В порошок разотрут, в пыль... мокрого места не останется... Лучше бы тебе уйти, Ирина.

- А ты сам-то справишься, Айрель?

- Он мой друг... надеюсь. Ему не за что меня ненавидеть.

- Ты в этом так уверен?

- Уверен, Ирина...

- Не знаю, с кем парнишка имел дело, но тот тип нарвался на крупные неприятности! Будет скандал. Большой скандал, Айрель.

Пыль - хорошая идея...Да и порошок, в общем-то, тоже...

- Иринка!

- Ладно. Ладно. Ухожу...

Я скорчился на полу, обхватив руками раскалывающуюся от невыносимой боли голову. Сила, привычная, послушная с детства сила свободно текла сквозь тело, отказываясь подчиняться. Ею можно управлять только сознательно и по доброй воле. Перестраховка военных генетиков, создававших генетическую линию О'Конноров, на Ганимеде обернулась моим спасением...

...Зеркала. Много сверкающих зеркал, и в каждом - мое отражение. Знак. Сияющий золотом знак высшего телепатического ранга. Уверенный насмешливый голос, ненавистный голос, наводящий ужас одним своим звучанием.

- Ты не сможешь прятаться от меня вечно, Фредди! Рано или поздно ты выйдешь, выползешь из своей норы. А я буду ждать. Не сомневайся. Я буду ждать...

Смех отражается от зеркальных стен, заставляя колебаться мои лица. Множество одинаковых лиц... и какое из них настоящее? Зеркала тают, исчезая разноцветной дымкой... какое из них надо спасать? Какое стоит спасать? Времени так мало, я не успеваю! Я никогда не успею укрыть их все. Но это важно, так важно - успеть. Успеть сохранить их все... Гаснет последняя искра света, и я остаюсь один на один с черным колодцем безумия.

Я схожу с ума, падая в черный колодец безумия...

Нет! Не хочу снова! Не надо!!!

Я пришел в себя далеко не сразу. С трудом разлепив веки, я обнаружил, что валяюсь на роскошном диване в кабинете Айра. Торопливо приняв вертикальное положение, я огляделся и увидел Кристину. Она забралась с ногами в огромное кресло, обхватив коленки руками, и тревожно смотрела на меня. Айр подошел ко мне, скрестил руки на груди, и начал разглядывать изучающим взглядом. Больше никого в помещении не было.

- А... где? - осторожно спросил я, имея в виду ту ужасную женщину.

- Ирина? - уточнил Айр. - Она ушла. А ты, судя по всему, оказался в большом дерьме, приятель. Тебе нужна помощь профессионала высшего ранга. Такого, как Ирина Тропинина, целитель Аяна. Она просила передать, как только ты придешь в себя, что охотно согласится...

- Нет! - вскричал я.

- ... тебе помочь. Бесплатно.

- Нет! - уперся я. - Нет, никаких телепатов! Никакой помощи! Никогда!!! Тем более - от нее!

- Манфред, - очень серьезно проговорил Айр. То, что он называет меня полным именем, уже говорит о его серьезных намерениях, - уж прости, но я не мог удержаться от поверхностного сканирования. У тебя в мозгах такая каша! Плюс клеймо как минимум трех психокодов. Неудивительно, что я тебя сразу не узнал. Что с тобой случилось за Малым Провалом? Что ты там обнаружил?

- Что обнаружил... - я позволил себе нервный смешок. Голова прямо-таки раскалывалась от невыносимой боли, но мне уже стало немного легче. - Ты мне не поверишь...

- Я постараюсь, - ободряюще кивнул мне Айр.

Ну, вот как ему объяснить? Путешествовать в космосе можно по-разному. Вылететь из точки А и двигаться по прямой к точке В - это принцип околоземных и внутрисистемных перелетов. Разумеется, с массой поправок на расположение планет, Солнца и всякой мелочи, вроде комет и астероидов. Атомные двигатели позволяют осуществлять такие путешествия за относительно небольшие промежутки времени. Самый сложный и продолжительный перелет от Венеры до последней освоенной планеты Солнечной Системы - Плутона - по траектории "оверсан" занимает не больше трех месяцев.

Другой способ основывается на изменении хода времени при скоростях, близких к скорости света. Космолет, отправившийся из точки А, прибывает к точке В через несколько десятков, а то и сотен лет после старта. Зато для экипажа и пассажиров корабля времени проходит намного меньше. По такому принципу осуществлялось межпланетное сообщение с Содатумом, колонией Юпитерианской Лиги в системе звезды Барнарда, находящей на расстоянии в шесть световых лет от Солнца. Шесть световых - это не так уж и много, но все равно задержка была значительной. Между прочим, в экипаж мало кто рвался, несмотря на солидные выплаты. И я прекрасно понимаю, почему! Пока ты трудишься в поте лица, зарабатывая эти деньги, все твои знакомые и близкие на планетах стареют и умирают; внешнего времени прошло, допустим, уже лет семьдесят, а тебе по-прежнему двадцать пять-тридцать... и до конца контракта еще как до Центра Галактики, а жизнь на планетах тем временем течет и меняется, и когда приходит пора выходить на пенсию, ты видишь, что твоим далеким прапраправнукам давным-давно наплевать на своего предка, у них своя, мало понятная тебе жизнь, и никакой капитал, заработанный таким вот адским трудом, не поможет тебе прикупить их любовь и понимание... Мне, кстати, как-то предлагали пойти на такой кораблик инженером, спасибо друзьям, мозги вовремя вправили. Отказался. И не жалею!

Ну, а третий способ связан с пресловутым пятым измерением. Чтобы попусту не тратить энергию и время на преодоление расстояния между точкой А и точкой В, достаточно проточить между ними туннель, воспользовавшись преимуществами пятого измерения, а затем передвигать по нему корабли. Это уже технологии Чужих, позволяющие нашим братьям по разуму с комфортом путешествовать от звезды к звезде с минимальными энергетическими и временными затратами. Но делиться с нами знаниями наши старшие родственники по разуму не пожелали во время первого контакта. Не желают и сейчас. И желать не будут до конца дней своих. Другое дело, что наши умы находятся сегодня в таком состоянии, что даже саму идею пятого измерения воспринимают с большим трудом, да и то ограниченно. Но дуракам, как правило, везет. Инженеры Ольмезовского, сами не ведая, что творят, сумели запустить двигатель с захваченного истребителя Чужих. Запустить и ухитриться при этом выжить, воспользовавшись благами случайным образом сгенерированного туннеля, соединившего остатки научно-исследовательского комплекса на Ганимеде с оврагом недалеко от Малого Провала на Земле...

Ну, я им эту лавочку прикрыл навсегда!

- Портал там был, Айр, - вздохнул я, заранее зная, что мне не поверят. - На Ганимед.

- Да ну? - он и впрямь мне не поверил. - И как она, погодка на Ганимеде?

Кристина беспокойно шевельнулась, посмотрела на меня одним из своих Угрюмо-Запрещающих Взглядов. Нет, девочка, телепату второго ранга лгать не стоит. Тем более Айру.

- Ганимеда больше нет, - мрачно сказал я. - Да дай же хлебнуть чего-нибудь, глотка пересохла!

Надо отдать должное моему другу: он плеснул мне в бокал отменного вина хорошей выдержки. А, собственно, когда у него водилось плохое вино?

- Что ты знаешь о Яне Ольмезовском? - спросил я напрямик.

- Ты говоришь о главном генетике Ганимеда? - уточнил Айр. - Известный ученый, крупнейший специалист Юпитерианской Лиги в области генной инженерии. Телепат первого ранга, - тут он сощурился, оценивающе разглядывая меня. - Ах, вот оно что!.. Похоже, Ирина поторопилась делать заявку на крупный скандал...

- Ты о чем? - подозрительно поинтересовался я.

Айр прошелся по комнате, потом уселся на мой диванчик. Я инстинктивно отодвинулся. Айр заметил мое движение и снисходительно улыбнулся. Я разозлился. Ну, не люблю я телепатов, что тут поделаешь! Он сам виноват. Нечего было мне врать про свой ранг! Ну, допустим, он не врал, а умалчивал, но какая, в сущности, разница? Все равно нечестно. Не достойно нашей дружбы, вот. Айр кивнул, соглашаясь с моими мыслями. Я пожал плечами, принимая его молчаливое извинение. Что было, то прошло.

- Видишь ли, Манфред, - размышлял Айр вслух, - вмешательство в личностную матрицу человека, за редчайшим исключением, категорически запрещено нашим Кодексом. Потому что приводит к чудовищным последствиям. - Айр покачал головой. - Наш... скажем так, телепатический отдел нравов бдительно отслеживает подобные преступления. Преступникам мало не кажется никогда. Права человека, о которых так любят рассуждать нетелепаты и некоторые Чужие, как, впрочем, и вся остальная юридическая карамель, - это не для нас. Полное ментальное сканирование, проведенное тремя независимыми экспертами высшего ранга, расставляет все по своим местам буквально за несколько минут. Но,- Айр воздел палец,- необходимо убедить общество в оправданной необходимости проведения подобной процедуры над обвиняемым. И вот здесь-то и начинается самое веселое... Как телепат первого ранга, Ирина Тропинина имеет достаточно высокий рейтинг в инфосфере. Я, естественно, буду поддерживать ее... во всем. Как и большинство телепатов Терры. Но у Юпитерианской Лиги полно мастеров высших рангов. Боюсь, профессор Ольмезовский - орешек не по нашим зубкам. Как ты вообще ухитрился сбежать от него в здравом уме и твердой памяти?

- Он продержал меня в своем клоповнике целый год, - с ненавистью сказал я. - Превратил меня в безмозглого идиота! То есть думал, что превратил... Помнишь, ты как-то рассказывал о фокусе с расщеплением сознания? Ну, тот анекдот про эмпат-вирус и пилота-неудачника?

- Ты решился на это?! Манфред, да ты еще больший дурак, чем я о тебе думал! - Айр вскочил и нервно забегал по комнате. - Это упражнение осваивают на третьей ступени второго ранга! Ты хоть соображал, что творил?!

Зеркала. Вереница сверкающих зеркал с одинаковыми отражениями...

Я замотал головой, отгоняя кошмарные видения.

- Откуда? Откуда я мог знать, что со мной случится? У меня просто не было выбора, Айр. Даже если бы я знал заранее, что со мною стрясется, все равно поступил бы точно так же. Разбить себя оказалось достаточно просто. Зато со сборкой вышли проблемы и если б не... короче, неважно. Мне помогли. И вот я здесь, как видишь. В здравом уме и твердой памяти.

- Поразительно. Твоя история поразительна, Манфред,- Весенин прошелся по комнате, нервно растирая руки. Затем остановился, взглянул на меня и объявил:

- Никогда не любил Юпитерианскую Лигу! Тамошние телепаты - заносчивые себялюбивые нахалы с гигантским комплексом превосходства. И сейчас нам предоставляется прекрасный шанс дать им, фигурально выражаясь, по мозгам. Полагаю, ты обрадуешься возможности нагадить Ольмезовскому, а, Фредди?- вкрадчиво поинтересовался он.

- Разумеется!- горячо заверил я.- Что от меня потребуется?

- Рассказать нам с Ириной свою историю.

- Расскажу,- я пожал плечами. Присутствие Снежной королевы меня не обрадовало, но ради дела можно будет и потерпеть.- Что еще?

- А еще, прежде чем обращаться в инфосферу, ты должен дать согласие как минимум троим перворанговым телепатам на полное ментальное сканирование.

- Согласиться на потрошение мозгов!- тут уже настала моя очередь подскакивать.- Да ни за что на свете!

- Ну, вот тебе и раз,- озадаченно проговорил Айр,- Манфред, без тебя, без твоих показаний у нас ничего не выйдет!

- Ни за что!- нервно сказал я, подтягивая к себе бутылку из бара.- Я не допущу в свои мозги кого бы то ни было, с меня хватит. А почему ты сам не хочешь провести это твое сканирование?

- Во-первых, у меня только второй ранг. - Айр виновато развел руками.- Во-вторых, как я уже говорил, для формального обвинения против телепата любого ранга требуются голоса троих авторитетных специалистов, имеющих первый ранг. Ирина Тропинина - целитель, она подходит. Думаю, мне удастся привлечь Филиппа Снежина, начальника планетарной полиции Земли. Ну, а он уже организует поиски третьего эксперта.

- Айр, ты хоть представляешь, что мне предлагаешь?- я плюхнулся на диванчик и присосался к бутылке.- Полное ментальное сканирование - это дерьмо собачье!- я отправил пустую бутылку в корзину для мусора, с удовольствием следя за воздействием алкоголя на организм.- Я не хочу больше иметь дела с телепатией!

- Ты хочешь оставить Ольмезовского в покое?- поинтересовался Айр.- После всего, что он с тобой сотворил?

- Нет! Но я не могу... я не хочу позволять ковыряться в моих мозгах кому бы то ни было! Я не знаю Филиппа Снежина лично, однако немало о нем наслышан. Полицейский, легавый, коп! Да он вывернет мне все извилины наизнанку и вывесит их сушиться в колбасной коптильне! И твоя Снежная Королева Тропинина ничем не лучше!

- Ладно тебе, успокойся,- сказал Айр.- Чего ты завелся? Неужели ты думаешь, будто тебя станут подвергать сканированию прямо сейчас? Вначале следует разобраться, сумеем ли мы, исходя из твоих показаний, выдвинуть обвинение против Яна Ольмезовского...

- Я никогда не дам согласие на потрошение мозгов!

- Ладно,- вздохнул Весенин, поднимая руки ладонями вверх в знак мирных намерений.- Я понимаю, ты сейчас не в том состоянии, чтобы принимать такие ответственные решения...

- Я больше никому не позволю ковыряться в моих мозгах,- свирепо заявил я.- Несмотря на все ваши телепатические штучки! Слышишь?!

- Слышу, слышу,- поморщился Айр.- Вовсе незачем так громко орать. Я предоставлю тебе номер. Поживи у меня, подумай. Может быть, ты еще изменишь свое мнение.

- Никогда в жизни!

Он только снисходительно улыбнулся. Я заскрежетал зубами. Вот за это я и не люблю телепатов: самоуверенные, невозмутимые в своей правоте, привыкшие всегда получать все, что только им заблагорассудится, видящие тебя насквозь вместе со всеми твоими страхами, предрассудками, надеждами и отчаянием... ей-богу, в мире было бы куда проще и спокойнее без телепатов любых ступеней и рангов!

- Зависть, Фредди,- насмешливо отметил Айр.- Элементарная зависть. Плохое чувство!

- Да иди ты...- обозлился я.

- Не засоряй ментальный фон! Думаешь, нам так уж легко живется? Ведь мы - точно такие же люди, как и вы. Мы любим, ненавидим, страдаем, чувствуем боль. Только все это, в отличие от вас, - в энной степени. Наша паранорма... она почти проклятие. Думаешь, приятно каждое мгновение пропускать через сердце чужие чувства? Ощущения пьяницы, нализавшегося до синих соплей в баре? Эмоции официантки, вынужденной подтирать блевотину и при этом вежливо улыбаться, или околевающего от холода дежурного в башне автостоянки? Ни один барьер, даже самый искусный, не способен полностью подавить восприимчивость, как бы ты ни старался. Оттого-то мы и живем как в аду, постоянно оказываясь в центре чужих страстей... И только мы знаем, чего это стоит!

- А ты бы поменял свой ранг на какую-либо другую паранорму?- с сарказмом поинтересовался я.- На психокинез, например?

- Ни-за-что!- по слогам произнес Айр, гордо вскинув голову.

- Вот с этого бы и начинал! У вас у всех бзик на своей паранорме! Как же, соль расы! Бедненькие, как вам рядом с нами, простыми обывателями, тяжело живется... Достали, сволочи, сил нет!

- Фредди, ты чего?- опешил Айр.

- Ладно, проехали,- отмахнулся я.- Показывай мне номер. И еще. Я... не один. И нам не нужен лишний шум, как ты сам, наверное, понимаешь.

- В холле ты уже произвел достаточно лишнего шума,- ядовито заметил Айр и кивнул на прикорнувшую в кресле Кристину.- Девчонка тоже с Ганимеда?

- Да,- подтвердил я.

- И сколько же с тобой еще друзей с Ганимеда?- иронично поинтересовался Айр.- Не считая девочки.

- Не считая девочки - моя жена и сын-младенец.

- О, на Ганимеде ты успел жениться!- понимающе улыбнулся Айр.- А по своей ли воле ты это сделал?

- Какая разница?- раздраженно поинтересовался я.- Половина генов в малыше - мои, а жену я все равно не брошу, ни при каких обстоятельствах. И плевать мне на любые психокоды, ясно? Ясно тебе?!

- Ладно,- смирился Айр.- Ладно, не горячись. Тащи их сюда.

- Не буду лгать, Айр... Возможно, ты еще пожалеешь, что помог нам.

- Пустое,- отмахнулся мой друг.- Да, кстати... Когда захочешь встретиться с Ириной...

- Не захочу!- буркнул я сердито.

- ... то скажешь мне об этом.

- И мозги свои потрошить - не позволю!

Айр только улыбнулся мудрой многозначительной улыбкой.

- Там видно будет.

Нет, он поразительно быстро сдался! Не иначе, что-то замышляет. Я прислушался к своей интуиции. Она молчала. Айр не враг мне, но прежнего безграничного доверия к нему уже не было. Может быть, именно по этой причине Кристина не пожелала оставаться с Айром. Пришлось взять ее с собой. Когда мы добрались до глиссера, жена по-прежнему спала, уронив кудрявую голову на руки. Я осторожно разбудил ее.

- Мы в Аяне,- сказал я ей.- Мой друг предоставил нам убежище на ближайшие сутки. Как только запасемся... необходимыми вещами, отправимся дальше.

- Куда?- поинтересовалась она, глядя мне в глаза.

Я немного помедлил. Бегство - это не выход, тут Айр прав. Возможно, я еще соглашусь на ментальное сканирование... Нет, не так. Я, возможно, еще согласился бы на ментальное сканирование... может быть... если бы был один, как раньше. Но сейчас я уже не принадлежал одному только себе. У меня появилась семья. И вначале следует позаботиться о безопасности тех, кто мне по-настоящему дорог. А Ольмезовский подождет: никуда он, гад, не денется.

- За Малый Провал,- ответил я жене, принимая решение.- Мы отправимся за Малый Провал. В горы. Там у меня есть... дом. Ну, вообще-то дом - это слишком громко сказано. Так, лачуга, с которой еще неизвестно что сталось за этот год. Туда сложно добраться, не обладая психокинетическими способностями. Крутые скалы обступают долину тесным кольцом. Из озера, расположенного в жерле потухшего вулкана, сбегает ручеек превосходной воды, вполне пригодной для питья. В этой чудесной речке водится не менее чудесная форель. Кроме того, неподалеку имеется парочка нарзанных источников. Зимой, правда, иногда случаются лавины, но они всегда обходят дом стороной.

По крайней мере, так было, когда я там жил. Не знаю, как лавины вели себя в мое отсутствие. Может быть, мы вообще не застанем даже щепок на месте той лачуги. Но говорить об этом вслух я не стал. К чему расстраиваться раньше времени?

- Это твоя родная планета? Земля?- тихо спросила жена.

- Да. И знаешь... Скажи мне, как тебя звать? Хорош же я буду, если не сумею ответить, как зовут мою жену!

Она испуганно сжалась и прошептала:

- Ты не понимаешь...

- И не хочу понимать,- заверил ее я.- Но тебе нужно имя. Должен же я как-то тебя называть!

Она молчала. Молчала так долго, что я подумал - не дождусь ответа. Но когда я отвернулся, чтобы открыть купол глиссера, она вдруг коснулась пальцами моей руки. Нежное, робкое, почти неосязаемое прикосновение... Я замер, потом медленно обернулся, заглянул ей в глаза.

- Придумай имя сам,- тихо-тихо сказала жена, опуская голову.

- Хорошо,- растерянно проговорил я.

Какое-то время я внимательно ее разглядывал. Всматривался в ее прекрасное лицо, в ее огромные сине-зеленые глаза... в них можно было утонуть, в этих глазах; захлебнуться, словно водой, застывшей в них навечно неизбывной болью... как бы я хотел увидеть там иные чувства... ну, пусть не восторг, не любовь и не радость, ведь я уже давно не тот наивный ребенок, каким был раньше. Хотя бы покой. Вместо боли - хотя бы покой...

- Таня,- сказал я.- Татьяна. Хорошее старороссийское имя и в этих краях встречается достаточно часто. Проблем с ним не будет.

Наградой мне был дикий полубезумный взгляд, полный ужаса. Что я мог сказать не так? Или... или я каким-то непостижимым образом угадал ее подлинное имя? Значит, именно так ее и зовут - Татьяна? Сомнительно. Может, это имя просто созвучно ее имени или же вызвало какой-то болезненный отклик в ее израненной душе? Кто знает... Когда-нибудь она расскажет мне все. Во всяком случае, я надеялся завоевать ее доверие. Но, увы, не сейчас. Сейчас на это просто не было времени.

- Значит, так,- деловито сказал я.- Действуем по старому плану. Ты закроешь лицо вуалью, а я буду изображать свирепого ревнивого мужа, готового удавить всякого, кто осмелится на тебя покуситься,- к слову говоря, это было не так уж и сложно.- Пошли... Таня.

Она вздрогнула. В ее глазах я прочитал отчаяние и ужас. Я ласково коснулся ладонью ее щеки. Не переживай. Не надо переживать, девочка. Я люблю тебя. Я не дам тебя в обиду. Но я так и не осмелился произнести эти простые слова вслух. А потом мгновение, когда можно было что-либо говорить, миновало. Она отвернулась и осторожно взяла малыша. Пацан, хвала богам, все еще спал. Лишь бы он не начал орать до того, как мы запремся в гостиничном номере. Кристина дернула меня за рукав, привлекая внимание. "Если он начнет орать, я его успокою", - говорил ее серьезный взгляд. Я очень надеялся, что до этого все-таки не дойдет.

А, кстати, почему это Айр говорил о трех психокодах? Как минимум о трех? Насколько я знал, у меня в мозгах сидело всего два...

2

Айр встретил нас у входа, приветливо кивнув моей жене. Она вежливо склонила голову в ответном приветствии. Тонкая темная вуаль полностью скрывала ее лицо. Вуаль оказалась отличным решением. Она прекрасно скрывала все особенности Таниного лица и вдобавок являлась последним писком моды нынешнего сезона.

Вуаль ввели в обиход марсианки. Острая нехватка кислорода в атмосфере красной планеты заставляла на открытом воздухе носить респираторы, а стандартный технический респиратор - малопривлекательная штука с точки зрения красивой женщины. Марсианская же вуаль - это превосходное сочетание красоты и высокой технологии, позволившей совместить пестрый кусок ткани с надежным прибором, обладавшим массой полезных функций. На Земле с ее суровым климатом это нововведение прижилась прекрасно. Носить вуаль не брезговали даже некоторые мужчины. Так что с Таней не должно было быть никаких проблем.

Ну, а Кристина со своими кошачьими глазами выглядела обычной жертвой генетического конструирования. Аян был не таким уж отсталым местом, чтобы считать генетически модифицированных детей мутантами. Во всяком случае, каких-то особых проблем я не предвидел.

Практическое ясновидение вообще никогда не было самой сильной чертой моего характера.

Мы поднимались на второй этаж по широкой лестнице, застланной красно-белым ковром. Резные перила были настоящими произведениями искусства: их украшали изящные статуэтки из материала, превосходно имитирующего драгоценный стрин-камень. Кристина с восторженным видом застывала то перед застывшей в стремительном беге лошадью, то перед окаменевшими в смертельной схватке хищниками, то перед изящной фигуркой древней богини. Айр с чувством, толком и расстановкой объяснял ей, что означает данная композиция, с работы какого мастера была сделана копия и в какие времена этот мастер жил?! А представляете, сколько понадобилось сил и средств, чтобы добиться разрешения на изготовление копий у Марсианского музея национальных искусств, где хранятся даже не оригиналы (так как оригиналы давным-давно сгинули вместе с прежней Землей), а всего лишь стереозаписи об этих несравненных произведениях искусства. Я слушал в пол-уха - Айровы древности были мне глубоко до лампочки. Единственное, что меня в данный момент занимало, - это как быстрее добраться до номера, запереть дверь на все засовы и оказаться в относительной безопасности. Подальше от мест, где на нас могли обрушиться неприятности разного рода.

А неприятностей долго ждать не пришлось. Айр с Кристиной как раз обсуждали какого-то голого мужика, державшего на плече обломок то ли весла, то ли электрошоковой дубинки. Даже жена проявила к нему нездоровый интерес, внимательно прислушиваясь к разъяснениям Айра. В итоге вперед смотрел только я один. Так что неудивительно, что я заметил их первым.

Один был здоровенным амбалом и оружия у него было немерено, только что в зубах не висело. Другой был угловатым подростком в серо-черном комбинезоне и с двумя кобурами: одной на поясе, другой на предплечье. Запакованное в кобурах оружие я узнал - парализатор и плазмер. Сдуреть можно!

- Айр, скотина!- в бешеной ярости зарычал я.- Какого черта ты не предупредил меня, что в твоей гостинице Чужие ошиваются?!

Жена вздрогнула, и я кожей ощутил охвативший ее ужас.

- А в чем дело-то?- озадаченно проговорил Айр, проследив за моим взглядом.- Вполне вежливые и мирные ребята, несмотря на свои побрякушки. Не напиваются в баре, не матерятся, за официантками не гоняются. За что ты их так невзлюбил, Фредди? Никогда раньше не замечал за тобой приступов ксенофобии.

Я затравленно огляделся по сторонам. Удирать вниз по лестнице казалось мне неразумным. Не говоря уже о том, насколько позорно все это будет выглядеть. Никаких промежуточных пролетов или там подсобных коридоров и комнат поблизости не наблюдалось. Да и поздно куда-либо прятаться. Нас заметили. Так что нам ничего не оставалось, кроме как идти навстречу своей судьбе и улыбаться. Кристина скользнула к Тане и вцепилась в ее одежду. "Все будет хорошо", - говорил ее угрюмый взгляд. - "Я не позволю им нас обидеть!"

"Надеюсь, до этого дело не дойдет", - мрачно подумал я. Только драки мне сейчас не хватало!

- Какая муха тебя укусила, Манфред?! - прошипел Айр, лучезарно улыбаясь Чужим.

Я не успел ответить, так как Чужие подошли к нам слишком близко.

- Весенан дарулан, вессекхаял,- приветливо произнес старший, смотря при этом на меня.

Под его изучающим взглядом я ощутил себя песчинкой под линзами микроскопа. Это Чужие умеют - смотреть на тебя вот так, свысока, с этакой брезгливой снисходительностью. Старшие братья наши по разуму, блин. Всю жизнь мечтал о таких родственничках!

- Хайлумвессек на'сатоари,- ответил Айр на языке Чужих, вежливо кивнув им как старым приятелям.

Я надеялся, очень надеялся, что на этом дело и закончится, и мы спокойно пойдем себе дальше. Как бы не так!

- Может быть, вы представите нам ваших спутников, достопочтенный господин Весенан?- полюбопытствовал Чужой, с вежливой, но определенно нехорошей улыбкой. Говорил он чисто, почти без акцента.

Пацан помалкивал, бесцеремонно разглядывая Кристину. Той вскоре это надоело. Девочка подняла голову, одарила Чужого своим фирменным злобным взглядом, и мальчишка с непривычки подался назад, споткнулся о ступеньку и едва не шлепнулся на задницу. Любви к нам у него при этом, само собой, не прибавилось!

- Это Манфред О'Коннор, мой друг,- сказал Весенин.- А это - Арэль Ми-Грайон тарг, мой гость.

Вот уж если не везет, так не везет по полной программе. Только Ми-Грайона здесь для полного счастья не хватало! Я стиснул зубы и не стал даже пытаться изображать любезность.

- Уважаемый Манфред по молодости лет предвзято относится к иным расам?- иронично произнес Чужой.- Не любит иных?

Айр с шумом выдохнул. Он знал, как я относился к любым намекам на свою детскую внешность. Паршиво относился, надо сказать: мог и в глаз дать, и зубы пересчитать, если на то пошло.

- А чего вас любить?- искренне изумился я.- Что вы сделали для нас такого хорошего? Ввели моду на виселицы? Ну, так преступников и до вас вешали. Подумаешь, достижение культуры!

- Вы слишком агрессивны, юноша,- со снисходительной улыбкой сказал мне Ми-Грайон.- Вряд ли вы проживете слишком долго... с таким-то отношением к жизни.

- Позвольте представить вам мою семью,- оскалился я.- Татьяна О'Коннор, моя жена. Малыш Галли, мой младший сын. А вот Кристина, моя дочь. Девочка генетически модифицирована как боец. Строение скелета, особо прочные кости, феноменальная устойчивость к перегрузкам, кожа, способная выдержать довольно большой диапазон температур. Но главное - глаза. Она видит в темноте не хуже всех этих новомодных инфракрасных приспособлений. Очень удобно, знаете ли. Кстати, если надумаете провести генкоррекцию своим детям, то могу порекомендовать вам замечательного специалиста, известнейшего ученого, настоящего энтузиаста науки, способного создавать подлинные чудеса. Наша замечательная Кристина - его творение...

- Манфред!- телепатическая речь Айра была, как всегда, безупречна.- Ты что несешь?!

Кристина смотрела на меня с яростным возмущением. Жена позволила себе тонкий издевательский смешок. Зная отношение Чужих к генетическим экспериментам, нетрудно было догадаться о реакции моего собеседника.

- Что такое?- заботливо проговорил я.- Я вижу отвращение в ваших глазах, тарг? Агрессивность? И как вы с таким отношением ко всему чужеродному ухитрились дожить до вашего возраста? На Ганимеде, кстати, запросто можно схлопотать переориентацию за куда меньший объем негативных эмоций. Загрязнение ментального фона (в просторечии - эм-фона) низкими вибрациями считается там чуть ли не государственным преступлением.

- Что такое пе-ре-о-ри-ен-та-ци-я?- вдруг спросил мальчик, по слогам проговаривая незнакомое слово. На эсперанто он объяснялся не намного хуже своего старшего сородича.

- Ментокоррекция на подавление центров агрессии,- любезно разъяснил я.- После нее ты ходишь, улыбаешься и источаешь исключительно положительные флюиды. Фокус в том, что ничего другого тебе попросту не остается.

- Признаю, что глубоко ошибся, оценивая ваш предполагаемый возраст, уважаемый господин О'Коннор,- медленно проговорил Ми-Грайон. Взгляд у него сделался холодным и колючим, злым. - Скажите, ваша жена носит повязку на лице потому, что тоже подвергалась генетическим модификациям?

- Что носит моя женщина, вас не касается,- холодно заявил я.

Страх, липкий и противный, пополз по спине мурашками. Конечно же, Ми-Грайона сразу, с самого начала, заинтересовала моя жена, а не я. Подозревает? Догадывается? Или владеет точной информацией? И я сам хорош - взвился в самом начале разговора, как последний идиот...

- Отчего же не касается?- лениво удивился Чужой.- Видите ли, уважаемый господин О'Коннор, вот уже который день мы разыскиваем сбежавшую преступницу. Она вооружена и очень опасна. Способна на что угодно. Скорее всего, вы не имеете к ней никакого отношения. Но есть вероятность, что она использует вас в своих целях. И еще большая вероятность того, что вы являетесь ее сообщником.

"Вот, - обречено подумал я, - дождался". Кристина беспокойно зашевелилась, цепляясь второй рукой за меня.

- Разве я не прав?- вкрадчиво осведомился Чужой.

- Разумеется, нет!- возмутился я.- Я - честный гражданин Земли, я не имею никакого отношения к преступникам. И уж вовсе нелепо подозревать мою жену, мать моих детей, в каком-либо преступлении против вашей расы!

- Прекрасно,- оживился тарг, совершенно как настоящий землянин потирая руки.- Докажите, что мы ошибаемся. Пусть ваша жена откроет лицо.

- Что?!- обозлился я.- Никогда в жизни! Она слишком красива для того, чтобы всякие проходимцы вроде вас пялились на нее своими... - я запнулся, не сумев сходу подобрать максимально обидный аналог слову "глаза".

Говоря так, я не кривил душой. Моя жена, моя Таня, действительно была самой красивой, самой замечательной женщиной на свете. Я не знал, сколько времени у нас еще оставалось. Совершенно очевидно, что нас загнали в ловушку и теперь готовятся с превеликим удовольствием захлопнуть крышку. Не знаю, сколько Чужих пряталось за углами...

- Четверо, Манфред,- услужливо подсказал мне Айр.- В моей гостинице их всего четверо.

... но времени и в самом деле оставалось слишком мало. Я посмотрел на Таню. Она кивнула мне... сдержанный, исполненный сожаления и горькой гордости жест. Ах, как нелепо все получилось. Вырваться из клоаки Ольмезовского, оставить за спиной два отвратительных нестабильных Провала, преодолеть столько трудностей - для чего? Чтобы в Айровой гостинице угодить в расставленную Чужими ловушку! Права была Кристина, когда так отчаянно не хотела показываться в Аяне. Может, она ясновидящая? Интересно, какой исход, кроме кровавой драки и тотального разрушения, она видит?

Я глянул на девочку. Она поджала губы. Ее ручонки, цеплявшиеся за мою одежду, начали наливаться запредельным жаром. Она боец, наша Кристина, что там ни думай о ее подлинном возрасте. Она привыкла разрешать проблемы исключительно силовым методом. Как, впрочем, и я...

- Не глупи, Манфред,- предупредил меня Весенин. Он больше не улыбался и в его глазах стыл почти такой же колючий холод, как и у Чужого. - Постарайся обойтись без глупостей, хорошо?

Интересно, что он понимает под глупостями? Разве самооборона - это такая уж глупость?

- Не убивай их и не калечь слишком сильно! Мне неприятности с Чужими ни к чему! Они способны разнести в пыль все Побережье.

Как, впрочем, и я. Только меня ты почему-то не боишься, бизнесмен. А зря. У меня нервы, между прочим, не железные!

- Манфред!

Ладно, обойдемся без убийств. Хватит Рихарда: тот в самом деле заслужил. А эти Чужие, хоть и Ми-Грайоны, - пока еще неизвестно. В общем-то, я нормально к их расе относился. С уважением.

Попробуем вначале отбрехаться.

- Я жду,- с усмешкой напомнил мне Чужой.

- Моя жена,- холодно заявил я,- не откроет лица в присутствии посторонних мужчин.

- Варвары,- с великолепным презрением вздохнул Ми-Грайон, делая грустное лицо.- Совершенно не уважаете права женщин...

- А вы не уважаете наше право жить так, как нам хочется, тарг,- заметил я и добавил с отвращением.- Цивилизация!

- Мы хотим выяснить истину, уважаемый господин О'Коннор, и мы ее выясним. Я утверждаю, что ваша жена - разыскиваемая преступница Тэйну Тойвальшен. Докажите, что я ошибаюсь.

- Она не откроет лица перед посторонним мужчиной,- зло сказал я.- И я абсолютно ничего не обязан вам доказывать, Ми-Грайон. Вы не планетарная полиция и не служба областной безопасности. Ваши требования, строго говоря, вообще незаконны, поскольку вы не являетесь гражданином Земного Содружества и не имеете права голоса.

- За то недолгое время, проведенное здесь,- задумчиво проговорил Чужой, как бы невзначай касаясь пальцами оружия,- я уже успел убедиться, что на вашей аморальной планете неукоснительно соблюдается лишь один-единственный закон - закон силы. Вы не кажетесь мне достойным противником, уж простите. У вас и оружия-то при себе нет, как я погляжу. Поэтому не советую вам лишний раз ... как это вы выражаетесь? Лезть на рожон?

- Мое оружие всегда со мной,- ответил я, начиная нервничать. Уж слишком много времени мы тратили на пустые разговоры, мне это не нравилось.- А вашу хлопушку можете потереть о голову и засунуть в задницу, я ее не боюсь. И дайте нам пройти, черти б вас забрали! Я всю ночь не спал, устал как собака, хочу есть и, вдобавок, мне надо в туалет!

- Ваша наглость просто поразительна,- с восхищением сказал Ми-Грайон.- Вы называете хлопушкой аннигилятор "шайерх-на'ситан"?- он достал оружие из кобуры и положил его на ладонь.- Сомневаюсь, что он войдет в вашу задницу, уважаемый господин О'Коннор, - явно не ваш размер. Но, может быть, стоит попробовать?

- Эй,- подал голос молчавший до сих пор Айр,- только не надо мне аннигиляторов в моей гостинице! Никакой стрельбы в моей гостинице! Хватит с меня того придурка в холле!

А я посмотрел на тарга другими глазами. Чужой с чувством юмора, это надо же! Опасный враг, нельзя такого недооценивать.

- Итак, - сказал Ми-Грайон, продевая пальцы в рукоять аннигилятора,- я повторяю первоначальную просьбу: ваша жена убирает с лица тряпку и, если я ошибся, может идти с вами, куда вам заблагорассудится. В ином случае, уж извините, вы с нею расстанетесь.

- Надолго?- не удержался я от иронии.

- Шутник!- одобрительно сказал мне тарг и ответил на мой вопрос, - Навсегда, разумеется.

На плече у Чужого вдруг вспыхнул оранжевый огонек. Раздался тоненький пронзительный писк. Мальчишка дернулся и тут же замер, остановленный взглядом старшего.

- О, - Ми-Грайон поднял палец,- телепатическое воздействие! Дарлен, вот уж не думал, что вы проявите подобное легкомыслие!

Таня вдруг прижала ладони к вискам, в ее эм-фоне отчетливо вспыхнула лимонно-желтая полоса жестокой боли. Слыхал я о защитных приборчиках, изобретенных Чужими! Эти штучки блокировали телепатические пси-волны в широком диапазоне. При интенсивном воздействии они генерировали ответную ударную волну, вполне способную выжечь мозги у любого телепата независимо от ранга. Честное слово, не верил я до конца в подобные байки. Как может раса, никогда не рождавшая телепатов, создать что-либо подобное? Теперь я видел, что ошибался. А ведь техническое решение данной проблемы должно быть достаточно простым!

- Оставьте Манфреда в покое, тарг,- мрачно проговорил Айр.- Вам он не по зубам.

- Это угроза?

- Это ценный бесплатный совет.

- В таком случае считайте, что я его выслушал и принял к сведению, спасибо. А теперь попрошу вас не мешать, и считайте мою просьбу так же добрым советом. Бесплатным, естественно.

- Ну, все, хватит, - обозлился я.- Мне надоело пререкаться с вами. Освободите дорогу!

- Какой вы прыткий, - осуждающе проговорил Чужой, вскидывая руку с оружием.

Наверное, он принадлежал к числу тех идиотов, которые ненавидели землян как класс. О чем он думал, угрожая мне таким оружием? Аннигилятор-шайерх Чужих - страшенная дрянь, хуже которой нет ничего на свете. Рихард - тупица, ему простительно было не соображать, какую мощь он отпускает на свободу простым нажатием кнопки на корпусе краденого шайерха. Но этот тарг, как мне кажется, должен был понимать, что синтез и последующая аннигиляция антиматерии даже в ничтожно малом количестве вполне способны превратить половину гостиницы Айра в радиоактивную дыру, которая будет фонить потом столетиями! А может, он просто решил напугать нас, чтобы вели себя сговорчивее? Ему-то последствия радиационного облучения, как видно, не грозили. Иначе с чего бы ему на полном серьезе понадобилось хвататься за шайерх? Надо ли говорить о том, что у врага ровным счетом ничего не получилось?

Я ударил плоскостью внешнего поля по руке Чужого, выбивая так и не успевшее выстрелить оружие. Аннигилятор завязался узлом еще в падении, звонко стукнулся о ребро ступеньки и весело запрыгал вниз. Кристина обхватила плечи руками, бросив на меня обиженный взгляд.

- Снова. Ты. Все. Делаешь. Сам.

- Спокойно, девочка,- тихий телепатический шепоток Айра прозвучал с изрядной долей ехидства. - Им и без тебя будет весело, не переживай.

Чужой молча прыгнул на меня с немалым мастерством. Меня изрядно насмешило выражение его физиономии, когда он наткнулся на выставленный барьер из психокинетического поля. Багровым пламенем взметнулись в ментале боль, обида, растерянность и бешеная ярость, и это выглядело еще смешнее. Здоровый мужик, воин, а ведет себя как ребенок. Я оттолкнул его прежде, чем он успел броситься на меня еще раз, и хорошенько приложил головой о перила. Мальчишка взвизгнул и принялся палить из плазмера: испортил одну из статуй и чуть не попал в Кристину, лопух. Пришлось дать по башке и ему.

Шум и треск выстрелов напугали малыша, тот проснулся и заорал. Всем пришлось в спешном порядке зажимать уши. Крик нашего малыша не каждый способен выдержать, тут нужны особо крепкие, тренированные уши, поскольку в спектре его голоса присутствуют инфразвуковые частоты. Побочное следствие мутации, надо думать.

Таня с Кристиной тут же устроились на одной из ступенек и попытались было успокоить ребенка, но у них мало что получилось. Малыш орал так, будто его живьем резали на части. Айр бросился к опустевшему постаменту и склонился над осколками. Вокруг него всколыхнулась волна отчаяния и самого натурального горя. "Проклятый ублюдок... искаженный образ Ми-Грайона тарга в короне черного пламени искренней ненависти... что же ты натворил, скотина!" К счастью, среди Чужих не бывает телепатов, и тарг не стал обижаться на то, чего не мог услышать. Мальчишка-Чужой лежал без движения с полудохлым видом. Я в тревоге глянул на него, но потом заметил, что он дышит, и успокоился. Жить будет.

- Глядите, - злобно сказал я Ми-Грайону, поднимавшемуся на ноги.- Только поглядите, что вы натворили! Испортили произведение искусства, расстроили малыша!

Ощутив поддержку, ребенок испустил особенно громкий гневный вопль, гулким эхом заметавшийся по помещению.

- Да сделайте же что-нибудь, пусть он заткнется!- яростно зарычал Чужой, хватаясь за кобуру,- А не то я его парализую!

- Только попробуйте! - осатанел я, вырывая парализатор у него из пальцев и в ярости скручивая оружие в трубочку. - В пыль разотру!

- В чем дело? - раздался сверху чей-то властный голос. - Что здесь происходит?

Малыш сразу притих. А я даже вздрогнул. Дежавю. Однажды виденное. В моем случае - однажды слышанное. Я покосился на Айра. Но он вяло собирал в кучку останки разбитой статуи и не обращал на нас внимания.

Подняв голову, я увидел на верхней площадке еще одного Чужого. Престранный тип, я таких еще не встречал. Невысокий рост - для Чужих, конечно, - всего-навсего метра в два, даже немного меньше. Пышная высокая прическа... обычно-то они волосы распущенными носят, а этот оригинал умудрился превратить свою голову в подобие шлема от скафандра высшей защиты. Одежда - не стандартный, универсальный воиский черный комбинезон, а что-то вроде изящного делового костюма в благородных серо-зеленых тонах. Никакого оружия. В руке вместо аннигилятора странная штуковина, похожая на портативный голографический проектор, который никто не позаботился выключить. Пронзительный, проникающий в душу без всякой телепатии взгляд. И радостная - от уха до уха - улыбка. Не знаю, кому как, а у меня от этой улыбочки сердце в пятки ушло. И я даже знал почему. Где-то внутри, в том самом месте, где обитали внутренний голос и шестое чувство, всегда помогавшие в критических ситуациях, сработал датчик очень больших неприятностей.

А этот невозможный тип между тем задумчиво оглядел поле боя, потом перевел взгляд на тарга, поднимающегося на ноги.

- Арэль! - со снисходительной укоризной в голосе произнес Чужой. - Олми нашьес сэла!

Здоровенный воин опустил голову, точно нашкодивший мальчишка. Наш малыш разглядывал этого Чужого с опасливым любопытством. Кристина же повела себя еще более странно - вдруг, пригнувшись и тихонько перекочевав за спину Тани, уткнулась лицом себе в коленки. Ну и дела, однако!

- Уважаемый господин Весенан, - официальным тоном заговорил Чужой, - прошу простить моего брата. Он всегда был излишне импульсивен, к тому же техника самоконтроля никогда не являлась его любимой дисциплиной в Арх Геда...

Брошенный таргом в мою сторону злобный взгляд показывал всю степень его несогласия с подобной оценкой.

- Я буду крайне признателен вам, уважаемый, - сквозь зубы процедил Айр, отвлекаясь от своих осколков, - если ваш брат в дальнейшем воздержится от посещения моей гостиницы.

- Так и будет, - кивнул Чужой, бросая на Ми-Грайона тарга странный взгляд, выражавший одновременно досаду и снисхождение.

- Кто он такой? - вполголоса поинтересовался я у Айра.

Чужой услышал мой вопрос и ответил мне сам:

- Орнари Ми-Грайон, инженер-социолог. Вообще-то, это далеко не точный перевод названия моей специализации, но основную идею он выражает. Я занимаюсь изучением общественных культур... если можно так выразиться. Язык, обычаи, история, легенды - все вместе.

- Понятно, - кивнул я. - Ученый, значит. И чем же заинтересовала вас наша несчастная Земля?

- Материнская планета вашей расы? - уточнил Чужой.- В инженер-социологии есть понятие "а'креатшасса" - постижение целого путем исследования условий, породивших это самое целое. Изучая мир, давший жизнь вашему народу, я стараюсь понять вас. Ваши стремления, желания, надежды. Страхи. Душу вашего народа. Это самое главное в моей профессии - понимать.

- Ну, Бог вам в помощь, - не удержался я от сарказма. - Потому как мы сами себя до конца понимаем не всегда!

- И в этом главная ваша беда. Но не будем отвлекаться, уважаемый...

- Манфред, - подсказал я. - Манфред О'Коннор.

Чужой благосклонно кивнул мне, принимая информацию.

- Уважаемый господин О'Коннор, что здесь произошло?

Я покосился на тарга, но тот молчал. И рот открывать явно не собирался. Внезапное искушение свалить всю вину на врага было велико. Перед моим внутренним взором мгновенно высветился длинный список гадостей в адрес тарга, начиная с простого определения "идиот" и заканчивая полной нецензурщиной. С превеликим сожалением я отказался от ругани. Невежливо, некрасиво, да и вообще... не годится ругать противника, который не пойми с чего защищаться и не думает.

- Ваш брат начал ко мне цепляться, - неохотно сказал я наконец.- Мы повздорили. Результат, как видите, налицо.

- О да, - охотно согласился Орнари Ми-Грайон, оглядываясь. - Сканер показывает, - он чуть приподнял прибор, - что в данном помещении один раз стреляли из аннигилятора и несколько раз из плазмера. Выстрелы из плазмера оставили свой след, - легкий жест в сторону осколков расстрелянной в упор статуи. - Вам, уважаемый господин Весенан, разумеется, будет выплачена соответствующая компенсация, а так же принесены официальные извинения от нашего рода за причиненный вред...

- Материальный и моральный, - мрачно подтвердил Айр. - Одно повторное хождение по марсианскому бюрократическому крысятнику чего стоит! Взятки, получение копии, оплата работ по реставрации, взятки, транспортные расходы, снова взятки, Филипп Снежин... Разве можно компенсировать такое?!

- Мда, - произнес Орнари Ми-Грайон с сочувствием. - Но, может быть, вы останетесь довольны, если мой брат понесет соответствующее наказание?

- Оставьте, - пренебрежительно отмахнулся Айр, источая беспросветную тоску. - Не надо никого наказывать. Что это изменит?

- Вы правы, - вздохнул Чужой, - это ничего не именит. В таком случае, закроем на время данную тему и вернемся к главному. К следам от аннигилятора. Что-то я их поблизости не наблюдаю, - и он огляделся, в надежде высмотреть вокруг себя хоть какие-нибудь следы.

- Вы не туда смотрите, уважаемый, - любезно подсказал я. - За перила гляньте, в холл. Следов там предостаточно.

Орнари Ми-Грайон с готовностью свесился через перила.

- Ого! - очевидно, с изуродованным бассейном еще не успели разобраться. Чужой навел на него сканер, поглядел на шарик голографического экранчика, затем на бассейн, снова на экранчик, на меня, и, в конце концов, одарил своего брата грозным взглядом. Тарг, кстати, даже не пошевелился и рта не раскрыл! Словно не его обвиняли в том, чего он не совершал.

- Стрелял не ваш брат, а другой придурок, - не удержался я от маленькой мести.

Каменная физиономия тарга не дрогнула, зато всплеск негативных эмоций выдал его с головой. Эм-фон мальчишки полыхнул оранжево-алым пламенем чистой ненависти, которая, впрочем, отчетливо проступила и на лице - пацану явно не хватало выдержки взрослых. Я слегка усмехнулся, вызвав в ответ очередной выброс злости. Мальчика можно было сейчас читать как раскрытую книгу, все его нехитрые мыслительные процессы умещались на одной-единственной страничке из школьной тетрадки в клеточку. Айр взглянул на меня и тоже усмехнулся. Он понял.

- Он далеко? - поинтересовался Орнари Ми-Грайон, отвлекая мое внимание. - Этот придурок?

- Он мертв, - ответил я. - А теперь, пожалуйста, позвольте нам пройти. Дорога была долгой и трудной, мы устали и хотим отдохнуть.

Какой-то бесконечный миг я думал, что тем и закончится. Воин даже не пытался открывать рот и распространяться насчет своих подозрений, а его странный братец уже было собирался кивнуть мне и посторониться, давая дорогу. Но в тот момент, когда ожившая в моем сердце надежда на лучшее превратилась в твердое убеждение, что все обойдется, вмешался мальчишка.

- Орнари талм'лейран энгарраш тахми ларойм'нэ исэй! - быстрой скороговоркой выпалил он, делая шаг вперед и не сводя с меня горящего ненавистью взгляда. - Тойвальшен'а-нкорай эн'лемере кин'лемере этбассап!

Таня вздрогнула. Я почти физически ощутил взметнувшееся в ее душе отчаяние. Окаянный мальчишка!

...Блин, надо было приложить эту дурную головенку посильнее! Так, чтобы очухался только к завтрашнему утру! Нет же, пожалел сопляка! Пацифист несчастный...

Слова мальчика остались без ответа. Только взгляд и улыбка, но пацану хватило. Мальчишка тут же стушевался, одарив меня очередным злобным взглядом. Ми-Грайон тарг сложил руки на груди и оперся о перила. Его эм-фон расцвел салатными цветочками злорадного удовлетворения. А на губах медленно проявилась ухмылка: "Посмотрим, как ты теперь управишься с этим терранином братец Умник".

- Ваша жена понимает метаязык, - сказал Орнари Ми-Грайон. Улыбка его слегка увяла, зато в глазах появился нехороший стальной отблеск, а на лице вдруг проступило неприятное сходство с тарговой мордой. Братья все-таки, что тут скажешь!

- И что с того? - мрачно спросил я. - Разве это достойное основание, чтобы цепляться к моей женщине?! Да мало ли людей во всем Земном Содружестве понимают ваш метаязык?!

- Генетическая линия Тойвальшенов должна прерваться, - жестко заявил Чужой. - Уважаемый господин О'Коннор, заранее прошу прощения за возможные ущемления ваших прав. Данное дело затрагивает интересы не только нашего клана...

- То есть как это прерваться? - перебил я его. - Если вы объявите мою жену вашей... как ее там... то вы убьете не только ее, но и ребенка?!

- Генетическая линия Тойвальшенов должна прерваться, - снова повторил Ми-Грайон.

- И вы способны убить младенца? Вот так вот запросто хладнокровно убить грудного ребенка за преступление, которого он даже не совершал?!

Я чувствовал взметнувшиеся в окружающем ментальном фоне эмоции как свои собственные. Страх Тани - тонкий морозящий холод, заставляющий противно дрожать руки. "Не бойся, любимая, я сумею тебя защитить!" Гнев Кристины - чистый всесокрушающий огонь, ослепительное пламя, яростно рвущееся из ненадежных оков. "Не сейчас, девочка! Твое время еще не пришло..." Тревожное беспокойство малыша - он еще не понимал толком, что происходит, но уже чувствовал, что пахнет паленым. Негодование Айра - нет на Земле более гнусного преступления, нежели убийство ребенка. И над всем этим довлела холодная решимость Чужого.

Генетическая линия проклятого клана Тойвальшенов должна прерваться.

Ну уж нет!

- Мы способны убить младенца, не дожидаясь того времени, когда он станет взрослым и воспримет наследие памяти своего клана в полном объеме, - заявил Орнари Ми-Грайон. - И начнет плодить одну проблему за другой, во всех смыслах сразу! Уважаемый господин О'Коннор, ваша жена подходит под общее описание Тэйнуален Бэйль-алум Тойвальшен. Поэтому убедительно прошу вас если не оказать содействие, то хотя бы не мешать нам в процессе установления личности вашей женщины.

Это надо же было простой и понятный эсперанто так исковеркать - "в процессе установления личности"!

Он загнал меня в угол, этот вежливый и интеллигентный Чужой. Фактически он не оставил мне никакого выбора. Сказано: генетическая линия Тойвальшенов должна прерваться. У моей жены, как и у прочих многочисленных жертв экспериментов Ольмезовского, генов Тойвальшенов было предостаточно. У малыша и Кристины, скорее всего, тоже. Так что убьют всех троих безо всякой жалости. Я оценивающе взглянул на противника. Двое взрослых и сопляк, пусть и вооруженный. Я могу уничтожить их всех. Тарга - с удовольствием, его брата - с сожалением, мальчишку - с трудом, ребенок все-таки. Впрочем, пацану хватит ментокоррекции... "Первый круг защиты. Второй. Третий. Внешний купол. Внутренний". Надо быть готовым к любой гадости, вплоть до аннигиляционного взрыва. Мало ли что могло прятаться в карманах у воина!

- Что ты задумал, Манфред? - забеспокоился Айр.

Ты ж телепат. Сам не видишь, что ли? Сожалею, но иного выхода у меня и вправду нет...

- Не смей! Я тебе ЗАПРЕЩАЮ!

Внезапный, давящий на психику ментальный приказ застиг меня врасплох. Первая ступень второго ранга. Психокинетической силой можно управлять лишь сознательно. Поэтому, пока я трепыхался, хватая ртом воздух, собранная в тугое копье мощь начала стремительно рассеиваться, растворяться в толстых слоях защитного кокона. Айр, скотина, что ж ты делаешь?!

- Спасаю собственную задницу! И твою тоже. Не дергайся, и я все улажу без всяких глупостей!

- Айр, я тебе это еще припомню...

- И на здоровье. Только сделаешь это ПОТОМ!

- Айр! Сволочь!

- МОЛЧИ!

И я замолчал. Что мне еще оставалось делать? Только сожалеть о том, что не догадался стащить у какого-нибудь Чужого прибор, защищающий от телепатического воздействия...

- Если вы убедитесь в том, что Татьяна О'Коннор не та женщина, которую вы ищете, вы оставите семью Манфреда О'Коннора в покое? - спросил Айр у Чужих, не догадывающихся даже, на каком тонюсеньком волоске висели их жизни считанные мгновения назад.

- Разумеется, - ответил Орнари Ми-Грайон.

- Что нужно сделать, чтобы отвести от жены Манфреда ваши подозрения?

- Полагаю, необходимо провести генетическое сканирование...

Я почувствовал прилив острой радости. Как просто-то! Генетическое сканирование - это пшик, мелочь. Справлюсь легко... достаточно просто подсунуть под сканер собственные ткани, для психокинетика это - пара пустяков. И пусть анализируют на здоровье!

- ...и, поскольку нам известны методы подделки генома, широко распространенные в городах Юпитерианской Лиги, следует провести и визуальный досмотр.

Проклятье! Вместо Таниной физиономии свою не подставишь! А для наведения иллюзии я рангом не вышел... да и приборы эти проклятые!

- Говори, - разрешил мне Айр.

- Моя жена не откроет лица перед посторонним мужчиной! - выпалил я.

- То есть против генетического сканирования как такового вы не возражаете? - быстро уточнил Ми-Грайон.

- Если сканер впоследствии будет безвозвратно уничтожен на моих глазах - не возражаю. Но моя жена никогда не откроет лица перед посторонним мужчиной!

- Прекрасно, - сказал четвертый Чужой (Айр ведь говорил, что в его гостинице их четверо!), до этого тихо наблюдавший за нами из небольшой ниши в стене. - Я - женщина. Полагаю, мне ваша жена показать свое лицо может.

Да, этот Чужой действительно оказался женщиной. И какой женщиной! Лицо невероятной, неописуемой, завораживающей красоты. Огромные сине-зеленые глаза. Кожа смуглая, с голубоватым отливом. Полные, красиво очерченные губы. Нос прямой и тонкий, без обычной для большинства Чужих кошачьей приплюснутости. Великолепная, затянутая в черный комбинезон фигура, не испорченная чрезмерными физическими нагрузками, как у некоторых встречавшихся мне ранее женщин-воинов. Плавные, исполненные достоинства, грации и скрытой силы движения.

Где-нибудь в диких уголках Земли, скатившихся в варварство после последовавших за Великой катастрофой сумеречных лет, эту женщину почитали бы как ожившую богиню.

- Воркен Мин-лиа катарг, - назвалась она и улыбнулась.

Боже, что это была за улыбка!

Я понял, что погиб. Убить такую женщину просто рука не поднимется. Но и допускать, чтобы она приближалась к моей Тане...

- Айр, что мне делать?

- Соглашайся на их условия, естественно.

Образ подмигивающего глаза. Ехидное пожелание не бояться. Уверенность в успехе. Снисходительное превосходство - это тебе не психокинезом врагов по головам гвоздить!

- Иди ты...- красочный образ помойной ямы, типичной для коренных обитателей венерианских джунглей. - Почему сразу не поделился со мной своим хитроумным планом?!

- А ты стал бы меня слушать в тот момент?

Образ пустой черепушки без мозгов. Отдельно - образ мозгов, плавающих в той самой помойной яме.

Обидно, конечно. Но...

- Но давай не будем тянуть резину, хорошо?

- Отвернитесь все, - угрюмо предложил я. - И ты, Айр, тоже!

Они послушно отвернулись. Воркен подошла к моей жене, вынула генсканер... Таня слегка приподняла капюшон.

- Это не та женщина, которую вы ищете.

Все-таки хорошо, что среди Чужих не бывает телепатов! И хорошо, что им не пришло в голову сконструировать прибор, читающий телепатические пси-волны... И хорошо, что на мне рубашка с длинным рукавом. И вообще хорошо все, что хорошо заканчивается. Спасибо Айру.

А генетическое сканирование - это совсем не больно.

Какое-то время ушло на анализ генетического кода. Воркен глянула на шарообразный экранчик прибора и покачала головой, затем передала сканер Орнари Ми-Грайону. Тот очень долго нажимал какие-то кнопочки и сенсоры: видимо прогнал тест в нескольких вариантах. Потом сканер перекочевал к таргу. Мальчишка вытянул шею, стараясь разглядеть информацию.

- Приносим извинения, - подвел итог Орнари Ми-Грайон, разглядывая меня с легким любопытством. - Ваша жена - не та женщина, которую мы ищем.

- О чем я и говорил с самого начала, - мрачно буркнул я.

- Мы обязаны были проверить...

- Значит, мы можем идти? - уточнил я на всякий случай.

- Да.

- Результаты сканирования ни у кого не вызывают сомнений?

Сомнений результаты сканирования не вызывали ни у кого. Еще бы!

- Тогда извините.

Я поднял руку ладонью вверх, и прибор неторопливо проплыл по воздуху прямо мне в пальцы. Кристина оживилась. "Мне, мне, дай мне!" - отчаянно молил ее взгляд. "Ладно. Валяй".

Девочка передала малыша Тане, затем взглянула на висящий над моей ладонью прибор. Мгновение - и на его месте повис жаркий шарик плазмы. Сканер растворился в нем без следа. Я поднес ладонь к губам и слегка дунул. Под изумленными взглядами Чужих шарик рассыпался на сотни крошечных, быстро тающих в воздухе искр. Я улыбнулся, отвесил легкий полупоклон и двинулся наверх. Айр протянул руку Тане, помогая ей подняться. Малыш снова начал плакать, но как-то тихо и несмело: он еще чувствовал присутствие в ментале враждебных сознаний. Кажется, он напрудил в памперс сверх всякой меры и теперь жаловался на противную сырость.

А Кристина вдруг обернулась к Чужим, продолжающим ошарашено смотреть нам вслед, и показала им язык, всем четверым сразу.

- Зря, - негромко прокомментировал Айр, не замедляя шага.

- Что - зря? - удивился я.

- Твоя девчонка зря осмелела. Дразнить Чужих - опасное занятие. Тем более, показывать им язык. Могут и отрезать.

Кристина засопела, сверля затылок Айра злобным взглядом. "Тоже мне, ментор нашелся! Делаю, что хочу!"

Айр ответил ей телепатически, я его ответа не разобрал, да и не прислушивался особо, честно говоря. Впору бы радоваться, что все так хорошо обошлось, но радости не было. Датчик неприятностей продолжал мигать мерзким красным светом. Чем скорее мы уберемся из Аяна, тем лучше.

Пройдя под широкой, украшенной затейливой резьбой аркой, мы оказались в небольшом полукруглом помещении с диванчиками и пальмами. Здесь находились две запертых двери из красного дерева.

- Альфа-люкс, - пояснил Айр. - Эти номера всегда пустуют. Мало кому по карману оплачивать проживание в них. И полную конфигурацию я не оставлю даже тебе, извини.

- Нам и минимальной по уши хватит! - сказал я, - Айр, спасибо! Я рассчитывал на меньшее...

Весенин хлопнул ладонью по панели терминала инфосети, активируя сервисную программу. В воздухе развернулся плоский голографический экран, через мгновение заполнившийся самой разнообразной информацией. Время, погода, температурный режим, программа передач по стерео-ТВ, свежий выпуск новостей, меню, видеотека, план гостиницы в целом и данного номера в частности, масса рекламы - от новых жевательных резинок "Суперзимняя свежесть" до самых быстрых во всей Солнечной системе межпланетных яхт класса "Вихрь" от компании "Starkad Transportalie"...

Таня с Кристиной сразу занялись ребенком. Кристина живо раздобыла где-то чистых памперсов и тонких полотенец, вполне годящихся на пеленки. Я покопался в меню и заказал молоко, витаминные добавки и протеиновый коктейль. Не успел я опустить в щель приемника требуемую сумму в однодолларовых юпитерианских монетках, как громкий сигнал на линии доставки оповестил всех, что заказ прибыл. Кристина быстренько наполнила бутылочку, устроилась в кресле и стала кормить малыша. Таня скатала в тугой сверток грязную одежду мальчика.

- Значит, Тэйну Тойвальшен, - негромко сказал Айр.

Жена замерла, затем резко обернулась и решительно убрала с лица вуаль. Сверток выпал из ее разжавшихся пальцев с глухим звуком.

- Я говорил, что ты пожалеешь, - угрюмо буркнул я, плюхаясь на диван и с наслаждением вытягивая ноги.

- Ты не знал! Ты на самом деле не знал, кто она такая! - возмущенно завопил Айр. - Проклятье, Манфред, да ее по всей Солнечной системе ищут!

В эм-фоне Айра царил полный бардак. Я первый раз в жизни видел, чтобы телепат второго ранга настолько утрачивал контроль над своими эмоциями. Даже с закрытыми глазами я мог разглядеть повисшую над его головой разноцветную яркую радугу самых простых и сильных чувств: гнев, ярость, злость на меня, сожаление, страх... Запоздалый страх - что было бы, если б Орнари Ми-Грайон раскрыл обман? Страх - что мог натворить сорвавшийся с цепи психокинетик (то есть я)? Страх - что учинили бы Чужие с Аяном, если б я прикончил Ми-Грайонов, и что учинят они со всей Землей, если выяснится вся правда о Тэйну Тойвальшен? Искаженный образ моей жены, окутанный отвращением и брезгливой ненавистью. Жалость. Сострадание ко мне - бедняга Манфред, он не понимает, что его используют... и как тонко и хитро используют! С учетом психокода, который ставила не Тэйну, психокода, внушавшего мне любовь к этой ужасной женщине, с учетом моей привязанности к ребенку, который еще не известно чей конкретно сын, с учетом моих особых способностей, защищающих даже от аннигиляторов, с учетом...

- Это ты Орнари Ми-Грайона наслушался, - спокойно заметил я. - А он, между прочим, лицо крайне заинтересованное в гибели всех Тойвальшенов. И, кстати, то, о чем он не знает, ему не повредит. А завтра нас здесь уже не будет.

- Манфред, я не знаю, что она натворила и знать не хочу, - от волнения Айр даже заикаться начал, - но одно я знаю совершенно точно: из-за нее у Земли будут огромные неприятности. Не у меня и не у Аяна даже - у всей планеты. А может и у всего Содружества! Чужие вот уже которую неделю на ушах стоят - ее ищут!

Айр по-прежнему не заботился о контроле, и поэтому мне удалось подсмотреть парочку вертевшихся в его черепушке нехороших мыслей.

- А вот об этом ты думать не смей! - немедленно взвился я.- Да что с тобой такое, в чем дело?! Чего ты боишься?

- Второго Содатума, - ответил Айр и впервые за время нашего разговора взглянул мне в глаза.

Конфликт на Содатуме начался с аналогичного случая. Я даже вздрогнул, внезапно осознав, насколько полной и точной была аналогия. Женщина-Чужая спрятала незаконнорожденного ребенка в семье врачей, преступив тем самым добрую половину законов своего государства: начиная с того, что вообще не имела права рожать без специального разрешения службы генетического контроля и, заканчивая тем, что оставила в живых ребенка с явно выраженным дефектом генома. Истина выплыла лишь много лет спустя , когда девочка подросла и нечаянно попалась на глаза кому-то из Ми-Грайонов. Приемные родители любили ее. И не пожелали отдавать явившимся к ним в дом воинам, ведь было ясно как день, что в живых ребенка никто оставлять не собирался. Небольшая стычка вылилась в кровопролитную войну планетарного масштаба, которая, впрочем, завершилась в считанные дни. И если уж Юпитерианская Лига, традиционно владавшая лучшим во всей Солнечной системе военно-космическим флотом, не сумела отстоять свою колонию, то что говорить о Земном Содружестве? Задыхающийся в песках Марс, снабжавший продовольствием половину системы, не покорившаяся Венера, утопающая в болотах, с отравленной стриновыми испарениями атмосферой, и Земля с разрушенной, агонизирующей экологией и Луной, до сих пор не сумевшей перейти на полное самообеспечение. Три планеты. Три жалких планеты против громадного межзвездного конгломерата Чужих, насчитывающего в своем составе не одну сотню солнечных систем с благоустроенными мирами. Это было бы смешно, наверное. Если б не было так страшно.

Вспышкой внезапной боли пришло воспоминание, яркое, как голографический слайд...

...Пустыня. Выжженная пустыня на месте пятимиллионного города Кавинтайна, столицы Содатума. Земля спеклась в стеклянистую черную массу, в которой невозможно было ничего разобрать: Тойвальшены, Мины, Ми-Грайоны, армия Содатума, мирные жители... Огромная братская могила, в которой все были теперь свои...

- Я должен был это увидеть, - сказал я стоявшему рядом лантаргу Чужих.

Я думал, Лаутари Мин промолчит. Как всегда. За все время, проведенное в городе Чужих, я еще не слышал от него ни одного слова. Он даже с соплеменниками предпочитал объясняться скупыми жестами, а на меня вообще лишний раз не оглядывался. Оно и понятно. Если подумать, за что ему меня любить? За точно такую же плешь на месте одного из городов клана Минов? Моя воля, они бы все у меня поджарились! Счастье Чужих, что у меня просто не хватило сил на них всех разом. И что паранормой неограниченного психокинеза владел на всем Содатуме только я один...

- Мне жаль...- сказал вдруг лантарг.

Я изумленно вскинул голову. Жаль ему, ты подумай! А Чужой продолжал, глядя на сожженный город:

- Мне искренне жаль, что звездоходы Тойвальшенов добрались до звезды Барнарда раньше, чем мы - до Солнечной Системы. По праву пришедшего первым, сфера влияния была разделена между двумя кланами: нашим и кланом Тойвальшенов. Лэркен Тойвальшен ради своих непомерных амбиций была способна на все. Маленький вымирающий клан, полностью утративший былое могущество, ее не устраивал. А ваш профессор Ольмезовский способен на все ради своего научного любопытства. Его не устраивал наш закон о культурном эмбарго и, в частности, запрет на биоинженерные разработки человеческого генома. Два негодяя нашли друг друга! Только, к сожалению, ваш Ольмезовский оказался умнее.

- Ян Ольгердович - не негодяй! - резко ответил я. Тогда я еще видел в этом человеке кумира, и ведь он на самом деле был гением из тех, что приходят раз в триста лет!

- Мерзавец, каких мало, - враждебно заявил лантарг. - Попадись он мне на глаза, пристрелил бы, не раздумывая. Но он успел покинуть Содатум. Еще бы ему было не успеть! А у себя на Ганимеде он неуязвим.

- Это ваш а'дмори абанош отдал приказ! - завопил я. - При чем здесь Ян Ольгердович?!

- Он вступил в преступный сговор с Лэркен Тойвальшен. Его биоинженерный холдинг занимался разработкой проектов для клана Тойвальшенов, которые хотели, нарушая законы Генетического Контроля, получить для себя ваши паранормы в обмен на некоторые технологии из запретного списка. А теперь давай рассуждать логически, мальчик. Кому была выгодна эта бойня? Мне? Нет. Я не войноголик и не кровожадный сумасшедший. Лэркен Тойвальшен? Однозначно нет. Вооруженный мятеж не прибавил бы здоровья ее клану, наоборот! Подобные мятежи заканчиваются одинаково - гибелью всего клана. И тех, кто явно или неявно поддерживал обреченных. Что, кстати, и произошло. Так кому это еще было выгодно, мальчик? А'дмори абаношу? Нет, разумеется. Конечно, со стороны может показаться, что иного выхода из создавшейся ситуации не существовало в принципе. Но я-то знаю Орнари Ми-Грайона давно. Специалист высочайшей квалификации, он мог найти иное решение с минимальными потерями. Объяснение всем его действиям я вижу только в одном: психокод. Причем проверить это практически невозможно. Для того чтобы отправить а'дмори абаноша под ментоскоп, нужно веское обоснование в необходимости процедуры ментоскопирования. Мои догадки на роль такого обоснования не годятся. А сам он будет молчать. Либо потому, что было приказано забыть о вмешательстве, либо потому, что просто побоится окончательно испортить себе карьеру и заодно жизнь.

- А разве его не накажут за содеянное?

- Нет. Его даже наградят. Переведут на более высокую должность, может быть. Но не думай, мальчик, будто он тому обрадуется.

- Почему?

- В Кавинтайне жила его женщина.

Я непроизвольно посмотрел на светлое пятно, резко выделявшееся на фоне общей черноты, зиявшей на месте города. Там действовала психокинетическая защита и разрушения были минимальны. Почти все, успевшие собраться под защитным куполом, уцелели. Кроме высших телепатов, конечно. Они погибли вместе с инфосферой Содатума. Ни один телепат, начиная с третьей ступени второго ранга, не способен провести в отрыве от инфосферы больше минуты, всем это известно.

- Первый ранг, - лантарг словно мысли мои прочитал. - Она не могла выжить.

- Значит, - упрямо проговорил я, - эта женщина была для него лишь игрушкой. Пустым увлечением и не более того. Иначе он никогда...

- Он находился под психокодом, - повторил Лаутари Мин. - И это снова возвращает нас к основному вопросу: кому выгодно было уничтожение Содатума? Только Ольмезовскому! Он сразу избавился и от Лэркен Тойвальшен, которая, почуяв петлю на своей шее, требовала свернуть все проекты под угрозой вооруженной агрессии, и от инфосферы Содатума, каким-то образом получившей сведения о незаконных работах Ольмезовского, и от своих же сотрудников, участвовавших в проектах и знавших достаточно, чтобы погубить своего шефа.

- Зачем вы мне это рассказываете? - раздраженно спросил я. - Я все равно вам не верю!

- Затем,- с нажимом проговорил лантарг, что я не смогу повторить свои слова перед Верховным Советом Земного Содружества и парламентом Юпитерианской Лиги. Мне не поверят. Более чем уверен, что меня даже слушать не станут. Но я хочу, чтобы телепаты Солнечной Системы меня услышали. Инфосфера любопытна. С тобой будут разговаривать, хочешь ты того или нет...

Облако, проглотившее оранжевое солнце Содатума. Холодный ветер, ударивший в лицо кислым запахом радиации. Выжженная пустыня на месте шумного города...

Я не забуду ее до конца своих дней.

- Вижу, ты меня понял, - со значением сказал Айр.

Вот и верь после этого, что телепаты не читают мыслей обычных людей! Ты для них - открытая книга, нравится это тебе или нет, и все разговоры насчет Телепатического Кодекса и заботы о правах простых граждан - показуха и полнейшая чушь! Но, странное дело, у меня даже злости не было, только тупая усталость. Я потер виски ладонями: голова болела.

- Айр, - сказал я, - но Ольмезовского здесь нет!

- Зато есть Ми-Грайон, который нам не поверил. Ты даже не представляешь себе толком, насколько он опасен!

- Тарг, что ли?! - пренебрежительно фыркнул я. - Этот заросший мускулами дуболом?!

- Я говорю об Орнари Ми-Грайоне, - негромко произнес Айр. - В его руках сосредоточена немалая власть. Его общественный статус достаточно высок. Настолько высок, что даже всемогущий Лаутари Мин, представитель их миссии на Земле, ничто перед ним. Если Орнари Ми-Грайон скажет "Жаба!", Мин подпрыгнет и квакнет, я уверен в этом как в самом себе! Так что дела твои плохи, девочка, - обратился Айр к Тане... нет, к Тэйну!

- Ну, и что же ты мне предлагаешь, Айр? - угрюмо осведомился я. - Я для этого вытаскивал ее с Ганимеда? Чтобы она здесь, в твоей гостинице, угодила в лапы к Ми-Грайонам?! Она нужна мне! Я не смогу жить без нее!

- Это психокод заставляет тебя говорить такие слова, - печально сказал Айр. - Сними его. И тогда ты сможешь более объективно оценить создавшуюся ситуацию.

Объективно оценивать ситуацию - это как? Две, нет три, считая Кристину, жалкие жизни на одной чашке весов и целая планета с двумя миллиардами населения - на другой? И выбирать, естественно, планету? А если больше всего мне дороже именно эти три жизни? Просто потому, что принадлежат они тем, кого я люблю больше всего на свете?! Почему я должен жертвовать ими? Чем же наша загаженная умирающая планета лучше? Только тем, что она - наша родина, колыбель нашей расы, давно уже выросшей из детских памперсов?!

Да к дьяволу в задницу такую объективность!

- Манфред, сними психокод, - тихо-тихо сказала вдруг Тэйну. - Так будет лучше, поверь!

Я посмотрел в глаза моей жене. В ее прекрасные сине-зеленые глаза... в этих глазах можно было утонуть, захлебнуться, как водой, стоявшей в них неизбывной болью. Снять психокод - и перестать видеть в этой женщине родное, близкое, желанное существо? Снять психокод - и перестать видеть в ее чужом лице красоту? Снять психокод - и лишиться любви и самой жизни? Нет! Не хочу!

- Что ж, - вздохнула Тэйну Тойвальшен, отводя взгляд. - В таком случае прошу вас, уважаемый господин Весенан, снять психокод без согласия Манфреда.

Я пытался закрыться, создать эмоциональный барьер-зеркало - куда там, с моими-то куцыми способностями! Первая ступень второго ранга...

И тут совершенно неожиданно вмешалась Кристина. Она подошла к нам, по-прежнему держа на руках уснувшего малыша. Посмотрела вначале на Айра - его даже назад отшатнуло от силы полученного ментального удара. Потом Кристина перевела взгляд на Тэйну, но та успела благоразумно прикрыть глаза рукой. С ней обошлись мягче - женщина просто осела на диванчик, тряся головой.

- Кристина, - непослушными губами прошептал я.

Девочка перевела пылающий взгляд на меня.

Огонь. Яростное всепожирающее пламя, рвущееся на волю из ненадежных оков. Сложный букет эмоций - сострадание, нежность, любовь, стремление помочь, защитить, уберечь...

"Кто же ты такая, девочка Кристина?"

Имя прозвучало сложным телепатическим паролем, вместившим все, что мы с нею пережили вместе на Ганимеде и Земле, вплоть до сегодняшнего дня.

"Что ты такое, девочка?"

Огонь. Тонкий луч лазера, шипящий в холодном воздухе. Сгусток вырвавшейся на свободу антиматерии. Чистое пламя взрывающейся сверхновой. Огонь.

"Кристина".

Девочка вернулась на свое кресло и вновь занялась малышом. Какое-то время в воздухе висела напряженная тишина.

- Ну, почему, Айр? - тихо спросил я, не поднимая головы. - Почему ты поверил Орнари Ми-Грайону, а меня даже не хочешь слушать? Тэйну - жертва Ольмезовского. Такая же жертва, как и я! Весь клан Тойвальшенов - его жертвы. Никто не разбирается в культуре Чужих так, как Ольмезовский. Тойвальшены ему мешали. Вот он и убрал их с дороги. Руками их же собственных сородичей! А ты веришь Орнари Ми-Грайону, который с удовольствием скушал заведомую ложь о Тойвальшенах, как ребенок конфетку, даже не попытавшись разобраться, за какие такие заслуги его наградили вкусным шоколадом!

- У тебя потрясающие способности к образному мышлению, Фредди, - отметил Айр. - Я согласен с твоим оригинальным сравнением, но... Орнари Ми-Грайон - это сила, с которой как-то не хочется спорить.

Мне почудилось или его голос на самом деле прозвучал виновато?

- Может быть, тебе покажется, что я предаю нашу дружбу и все, что нас до сих пор связывало. Но я уже слишком стар, чтобы доказывать всем Чужим, как они ошибаются насчет Тойвальшенов в целом и твоей женщины в частности. У меня дело. Прибыльное дело, и мне вовсе не хочется его терять. Понимаешь?

- Понимаю, - кивнул я. На душе было удивительно гадко. - Чего уж тут не понять? Только и начинать надо было именно с этого, а не рассказывать про неприятности планетарного масштаба.

- А планету я тоже люблю, - нехорошо усмехнулся Айр. - Не меньше, чем деньги. Я не буду мешать тебе, Манфред. Не пойду к Орнари Ми-Грайону, не переживай. Но и горевать, когда ваше семейство уберется из моей гостиницы, тоже не стану. И чем скорее вы это сделаете, тем для вас же самих будет лучше.

С этими словами он развернулся и пошел прочь. Дверь, которую он вознамерился было пнуть ногой, отъехала в сторону сама. Потом аккуратно вернулась на прежнее место. Не вставая, я закрыл ее на замок и для верности наложил еще один дополнительный слой защитного поля.

- Прекрасно, - жизнерадостно сказал я, стараясь, чтобы мой голос не звучал слишком уж неестественно. - Первым делом надо поесть.

Я подошел к терминалу и активировал меню. Есть я, честно говоря, не хотел. Но надо же было чем-то заняться!

- Манфред...

- Все нормально, - заверил я жену, колдуя над терминалом. - Айр не выдаст. Помогать особо не будет, но и мешать не станет, я его знаю.

Как и то, что друзьями мы теперь вряд ли останемся. По крайней мере, близкими друзьями, как раньше...

Заверещал сигнал доставки. Я щелкнул пальцами - из соседней комнаты вылетел небольшой столик с короткими гнутыми ножками. Я сгрузил на него полученные деликатесы и осторожно поставил в центре комнаты.

Кристина устроила малыша на кресле, подошла к столику и стала рассматривать блюда.

- Ешьте, - сказал я. - Это все питательно и вкусно.

- А ты?

- А я еще посижу немного над терминалом... Надо оформить заявку на приобретение транспорта. Наш глиссер придется продать: путешествовать в нем по Земле - форменное самоубийство. Ну что ж, постараюсь содрать за него как можно больше...

3

Гостиница Айра, как и многие заведения этого типа, была гигантским торгово-развлекательным комплексом. Помимо жилых номеров, ресторанов, бассейнов, саун, игорных столов и массажных кабинетов здесь присутствовали: региональное отделение государственного Сберегательного банка, филиалы нескольких коммерческих финансовых учреждений, кассы "Starkad Transportalie", станция Всепланетной монорельсовой дороги, стереосет-клубы, библиотека, а так же круглосуточные магазинчики, торгующие всем, что только душа пожелает - от дамского белья и детских игрушек до разрешенного законодательством Земли оружия. Впрочем, неразрешенное оружие там продавалось тоже, равно как и разного рода наркотические вещества, не рекомендованные Минздравом Содружества к употреблению.

Среди обилия ярко оформленной рекламной информации скромную иконку "Техникс-Центра" я отыскал с большим трудом. Цены на подержанную технику оказались более чем умеренными. За ганимедский глиссер давали всего пять тысяч юпитерианских долларов. Оно и понятно, кому на Земле нужно такое ненадежное барахло, которое перманентно глохнет при температуре ниже 30 градусов Цельсия? Разве что только на запчасти... Неожиданно дорогими - до двадцати тысяч долларов - оказались "Крохи". Одна из них даже полуразобранная стоила целых пятнадцать. В конце концов, я остановился на "Буране": многофункциональный снегоход, навигационная система "Яникс" второго поколения (барахло, конечно, но выбирать не приходилось), реактор стандартный - восьмерочка - и естественно разряженный, аккумуляторы вообще отсутствуют, зато корпус целый и салон не разбитый (одно-единственное сломанное пассажирское кресло не в счет). Стоила эта радость восемь тысяч юпитерианских долларов, да еще двести - новые аккумуляторы, да еще сотен пять за капсулу с контрабандным плутонием для реактора...

Короче, денег не хватало.

Поколебавшись немного, поставил галочку в графе "наличные" и закрыл заявку.

И где же это, интересно, мне найти до утра целых две тысячи юпитерианских долларов?

Я рассеянно отключил терминал. В комнате стало темнее. Прошелся по номеру: по всем его четырем комнатам, эркеру и лоджии; заглянул в ванную, больше всего напоминавшую небольшой бассейн-сауну, посетил санузел, набрел на душевую, где уже вовсю плескалась Кристина; наткнулся на что-то вроде гардеробной, сплошь заставленной шкафами с самой разной одеждой на любой вес, размер, цвет и вкус. На полочках одного из шкафов белели аккуратно сложенные полотенца, точь в точь такие же, в какие Кристина завернула малыша. В итоге я прибрел обратно в холл, уселся на пол рядом с креслом, в котором спал ребенок, и стал смотреть, как он спит. Спал он безмятежно и крепко, без единой негативной полоски в эм-фоне.

Где взять денег?

- Проблемы? - негромко осведомилась Тэйну, присаживаясь рядом.

- Угу, - кивнул я.

- Орнари Ми-Грайон, - с мрачным видом кивнула она. - Он не поверил показаниям генсканера. Я почувствовала.

- А ты не почувствовала, что он намерен делать со своим недоверием? - осторожно поинтересовался я.

Она только головой покачала.

- Нет. Извини. Но тут, по-моему, и так все ясно. Мы снова в ловушке, Манфред. Как тогда, на Ганимеде. Нет, хуже! Потому что на этот раз нам не выбраться. Орнари Ми-Грайон не успокоится, пока не установит истину. После чего наступит конец и мне, и Кристине, и моему сыну...

- Нашему сыну, - поправил ее я, и она кивнула, принимая поправку.

- Я вижу только один выход, - тихо и горько сказала Тэйну. - Только один! Ты возьмешь детей и постараешься скрыться. А я отправлюсь к Ми-Грайонам. Я надолго их задержу.

И такая обреченность, такая тоска, такое беспросветное отчаяние звучали в ее голосе, что мне стало не по себе. Я не хотел терять эту женщину!

- И даже думать об этом не смей! - обозлился я. - Я тебя для этого с Ганимеда вытащил?

- Манфред...

- Да что Манфред!- взъярился я.- Думать надо! Есть выход, не может быть, чтоб его не было! Просто мы его пока не видим. Но это еще не повод, чтобы сдаваться!

Она вздохнула, опустив голову. Я почти физически ощущал исходящую от нее тугую волну отчаяния. Какое-то время мы молчали, избегая смотреть друг другу в глаза. Затем я сказал:

- Нельзя допустить, чтобы Орнари Ми-Грайон принялся шнырять вокруг и устанавливать свою любимую истину.

- Ты убьешь его? - оживилась Тэйну.

Я покачал головой. Она - Тойвальшен, и этим сказано все. Сотни веков Ми-Грайоны были врагами ее клана. Ненависть к ним у нее в крови.

- Нет. Зачем? Возможно, у меня найдется, чем заплатить Орнари Ми-Грайону за его молчание. Правда, я до конца не уверен... Но попытаться, думаю, стоит. И тогда останется всего одна большая проблема.

- Какая же?

- Деньги.

- Ах, эта проблема, - она кивнула. - Но ее ведь проще решить, не так ли?

- Ты права.

Я посмотрел на наше барахло, которое мы забрали из глиссера. Самым ценным в нем был темно-синий, безо всяких украшений, длинный узкий футляр размером с локоть. Он послушно скользнул мне в руки.

- Продавать будешь? - грустно спросила Тэйну.

- Да не хотелось бы, - ответил я, вставая. - Пойду... прогуляюсь.

Тэйну проводила меня до двери.

- Никуда не выходите, - предупредил я ее. - Я на дверь поле наложу, никто не пройдет. Если что - зовите. Ну, да Кристина знает.

- Ладно, - без особого восторга сказала она.

Я открыл дверь, осторожно выглянул в коридор - никого.

- Тэйну, - серьезно сказал я, - очень надеюсь, что ты не станешь вытворять глупостей: не пойдешь к Орнари Ми-Грайону и вообще не станешь высовываться за порог. Я могу на это надеяться?

- Можешь, - одними губами усмехнулась она. - Я не хочу умирать...

- Я рад, - кивнул я.

По сравнению с прежними самоубийственными настроениями, имевшими место по дороге в Аян, эти слова выглядели очень обнадеживающе. Я перешагнул через порог в твердой уверенности, что все будет хорошо. Тэйну поймет, что нам будет трудно без нее, что мальчику нужна нежная и заботливая мать, что Кристине нужен кто-то, кто понимает ее так же хорошо, как Тэйну, и что мне не прожить без любимой женщины, даже если снять психокод... Ну, а если нет, не было и никогда не будет надежды на ответное чувство, то мне, по крайней мере, важно знать, что она в безопасности рядом со мной...

- Манфред, - окликнула меня Тэйну.

Я оглянулся. Она несмело улыбнулась мне, и сердце мое возрадовалось - давно уже я не видал на ее лице даже тени улыбки.

- Панафиостан, - сказала она,- будь осторожен.

Она еще посидела рядом с малышом, сторожа его сон. Но ребенок спал здоровым сном младенца. Кристина не спешила выходить из ванной, так что совершенно неожиданно Тэйну оказалась предоставлена самой себе. Драгоценные минуты одиночества, когда можно расслабиться, побыть немного собой, без вечного напряжения и готовности к защите, без страха, что кто-то, пусть даже и случайно, воспримет твои эмоции и поймет их не так, как тебе бы хотелось...

Быть собой... Всего-то навсего. Не так уж и много, если подумать.

Воспоминания обрушились внезапно, словно давно ждали момента, когда можно будет исподтишка нанести болезненный удар.

Однажды пережитый кошмар, который, наверное, будет теперь преследовать ее всю жизнь.

Последний день ее свободы...

Она стояла в коридоре медцентра, испытывая сильное беспокойство. Прошло уже очень много времени. О чем там можно так долго разговаривать? Сквозь полупрозрачные сворки дверей виднелись лишь силуэты: зеленовато-серые принадлежали врачам, черные - воинам. Черных было больше.

Надо выбираться отсюда.

Но она слишком долго медлила, ожидая, что вот-вот раскроются двери и выпустят маму, и они вместе отправятся домой в Радужный Град. И двери раскрылись. Вот только вместо Лэркен барлумы вышел родной брат а'дмори абаноша, Арэль Ми-Грайон тарг. Он взглядом указал ей на лавку, тянувшуюся вдоль стены, и она подчинилась. Липким холодным ручейком пота пополз по спине страх. С каких это пор Ми-Грайоны почувствовали за собой право приказывать ей, наследнице клана Тойвальшенов?

Рядом с матерью Тэйну никого не боялась. Но мать была сейчас там, за полупрозрачными дверями, и выйдет ли она оттуда вообще, было неясно.

Надо выбираться из этого места.

Ми-Грайон на нее не смотрел. Он не считал ее стоящим противником. Еще бы! Что для прославленного бойца несовершеннолетняя девчонка, не обученная воинскому искусству? Плюнуть и растереть. Вот и отлично, вот и хорошо. Не смотри на меня! Не смотри!

Она, не вставая, поползла по лавке к выходу. Ми-Грайон скосил в ее сторону одно ухо, и она замерла, обливаясь потом и стараясь не думать, что он сделает с нею, если все-таки обернется. Не оборачивайся! Не надо!

Добравшись до края лавки, она медленно поднялась и неспешно пошла прочь, с трудом подавляя дикое желание сорваться на стремительный бег.

Свернув за угол, она все-таки побежала, и - еще одна удача - никого не встретила на своем пути. Сердце колотилось, как сумасшедшее.

Конфликт между матерью и ак-лиданами Генетического Контроля еще не успел превратиться в достояние общественности. Ложь, будто мать отправила ее в Кавинтайн с поручением, не вызввла подозрений, машину из города выпустили.

Ну, а к кому могла прибежать за помощью перепуганная наследница клана Тойвальшенов?..

Тэйну прошлась по комнате, посмотрела в окно. Глазам, привыкшим к сиянию звезд Ядра Галактики, сверкающий рекламными огнями терранский вечер казался унылым и тусклым сумраком.

Интересно, даже зная все заранее, смогла бы она остаться в медцентре и погибнуть? Изменило бы это судьбу терранской колонии? Без толку гадать. Она обхватила себя за плечи, но бившая тело нервная дрожь не имела никакого отношения к холоду.

К кому она могла тогда обратиться за помощью?..

4

Каштановая улица в элитном районе Кавинтайна. Висячие сады, цветущие деревья - весна в самом разгаре. Выложенная белым камнем дорожка привела к одноэтажному особняку, утопавшему в цветах. Цветы были повсюду - на окнах, на балконах, на крыше, в подвесных клумбах. Даже стены были покрыты вьющимся растением с крупными ярко-малиновыми бутонами. Воздух пьянил сложной смесью горьковато-пряных ароматов.

Хозяин особняка оказался дома - еще одна удача. Он возился с цветами, ловко нанося кисточкой на тонкие пестики пыльцу из маленьких разноцветных колбочек, рядами стоявших на специальном подносе.

- Добрый день, Тэйну, - доброжелательно сказал он, не прерывая своего занятия и не оборачиваясь. Первый телепатический ранг позволял ему многое. В том числе поворачиваться спиной к неожиданным гостям.

- Здравствуйте, Ян Ольгердович, - несмело проговорила девушка. - Можно мне войти?

- Входи.

- А что вы делаете? - спросила она первое, что пришло в голову.

- Провожу эксперимент. Эти милые цветочки способны гасить внешний ментальный фон, тем самым значительно облегчая существование всем перворанговым телепатам. Но они живут не более полугода, и продлить их недолгий век пока никак не удается. Кто бы мог подумать! - терранин невесело рассмеялся. - Когда мы были мальчишками, нас частенько гоняли на практику в оранжереи факультета фитогенетики. Как же мы ненавидели эти дни! И вот на старости лет я сам, по собственной воле, занимаюсь перекрестным опылением! А что делать? Не доверять же бесценные растения молоденьким лаборанткам! Ведь один такой кустик стоит дороже десятка стрин-камней из болот Венеры.

Тэйну вдруг ощутила предательскую слабость в коленках. Пережитый в медцентре страх вернулся страшной нервной дрожью, заколотившей все тело. Девушка осела на пол, теряя сознание.

Очнулась она на низеньком диванчике.

- Ян Ольгердович... - жалобно проговорила она, пытаясь сесть.

Терранин помог ей, сунул в руку бокал с рубиново-красной жидкостью.

- Выпей, полегчает. Что случилось?

Тэйну глотнула, поперхнулась и вытаращила глаза. Жидкость прожгла пищевод и взорвалась в желудке атомной бомбой.

- Ну-ну, это всего лишь коньячок... сейчас все придет в норму. Что случилось?

Всхлипывая, икая и давясь слезами, Тэйну рассказала все.

- Ян Ольгердович, я боюсь! Можно я у вас останусь? Я боюсь возвращаться! Меня убьют там, убьют!

- Замечательно, - рассеянно проговорил Ольмезовский, собирая инструменты в плоскую коробочку. - Просто прекрасно! Оставайся здесь. Я скоро вернусь... Никуда не уходи, поняла? Здесь ты в безопасности.

В безопасности... Тэйну, осмелев, прошлась по холлу. Постояла у стеллажа, изучая тонкие корешки флэш-книг. В ее роду были ак-лиданы Генетического Контроля, и матери пришлось смириться с интересом дочери к биоинженерии. Тем более, наставника лучше, чем профессор Ольмезовский, в этом уголке Вселенной просто не существовало. Ассирэн Ми-Грайон-лиа лиданум тоже была хороша, но она всегда смотрела на Тэйну как на мутировавший вирус кранадаинской алой лихорадки, подлежащий немедленной фильтрации. Задавать ей лишние вопросы просто не поворачивался язык. Зато Ян Ольгердович всегда разговаривал с наследницей клана Тойвальшенов как с равной. "У тебя светлая голова, - часто говорил он, - а это большая редкость, поверь. Ты далеко пойдешь, девочка. Если будешь внимательно меня слушать, конечно".

Тэйну вытянула из гнезда тонкую пластину флэш-книги. "Проблемы практической биоинженерии человека: задачи современности. Выездной семинар Академии Наук Солнечной Системы, Содатум, Кавинтайн". То, что надо!

- Доступ? - вкрадчивым шепотом осведомилась книга.

- Внеранговый, - со вздохом сказала Тэйну.

- Видеоряд?

Девушка оглянулась. Шлема-адаптера нигде не было видно, а искать его она постеснялась.

- Нет, только звук.

Тэйну плюхнулась на диванчик. Книга начала лекцию знакомым голосом Яна Ольгердовича:

"Существует до полутора десятков известных науке паранорм - свойств человеческого организма, приобретенных не в результате эволюционного естественного отбора, а полученных методами генной инженерии в течение последних трех с лишним сотен лет новой истории. Наиболее распространены из них две - телепатическая и психокинетическая. Первая изучена достаточно хорошо, о второй этого пока сказать нельзя. В чистом виде они между собой не совместимы.

Телепатия, как известно, основывается на особом излучении мозга, передаваемом на большие расстояния со скоростью, практически равной скорости света. Гены, ответственные за химические реакции и поддерживающие данное излучение, работают в клетках серого вещества и присутствуют у каждого существа, называющего себя разумным. Тогда, спросите вы, почему все разумные существа не являются телепатами, а некоторые, лишенные в нашем понимании разума, организмы, - такие, например, как болотные ползари Венеры, - вовсю пользуются благами телепатического общения? Ответ прост: эти гены не работают! Природа держит их "про запас" в латентном, подавленном состоянии.

Пробудить их можно регулярными длительными инъекциями тирамина в больших дозах по индивидуальному графику. Рискованный и опасный для душевного здоровья эксперимент, не гарантирующий к тому же стабильного и постоянного эффекта. Поэтому методами генной инженерии была получена мутация головного мозга, позволяющая синтезировать тирамин в результате внутриклеточных процессов. Естественно. Изящно. Просто. Именно наличие генов, ответственных за синтез тирамина в клетках головного мозга, является одним из основных факторов телепатической паранормы.

Те из вас, кто считает себя высокоинтеллектуальной личностью, но по какой-то причине лишен необходимого набора генов, могут попробовать ввести себе раствор тирамина, пройти психотреннинги на ранг и получить доступ к инфосфере. В этом случае вам придется сидеть на тираминовой игле до конца своей жизни, потому что телепатические гены, однажды разбуженные, без соответствующей подкормки быстро доведут вас до сумасшествия. Кстати, тираминовая зависимость обойдется вам безумно дорого, причем не только в финансовом смысле. Сокращается продолжительность жизни и на порядок возрастает риск появления различных злокачественных перерождений тканей мозга. Плюс букет сопутствующих психических расстройств - от легкой шизофрении до почти полного разрушения личностной матрицы.

А теперь о психокинетической паранорме и о том, почему она не совместима с паранормой телепатической. Если телепатия является продуктом только одного органа - головного мозга, то у психокинеза совсем иная картина. Гормон псикинозон вырабатывается каждой клеткой организма, в том числе и клетками мозга.

Сам по себе псикинозон еще не способен вызвать смертельные эффекты этой паранормы. Он всего лишь активирует каскад генов, ответственных за синтез нескольких - порядка двадцати - химических компонентов, реакции между которыми и дают энергию, необходимую для генерации и поддержания психокинетического поля.

Один из этих компонентов - псикиноферриновая кислота - в сочетании с псикинозоном подавляет синтез тирамина. Другой компонент - псикиноглобин - угнетает высшую нервную деятельность мозга. Вот почему люди с чистой линией психокинеза (имеются в виду, конечно же, пирокинетики, о скудоумии которых сложено немало анекдотов) не только не способны к телепатии, но и демонстрируют такие незавидные качества, как вспыльчивость, агрессивность, довольно низкий - по сравнению со средним телепатом - уровень интеллекта.

Пирокинез - способность организма генерировать так называемую холодную плазму - получил широкое распространение главным образом потому, что в прошлом имел огромное военно-тактическое значение. Солдаты-пирокинетики выносливы, агрессивны и не имеют гибельной для полевых условий привычки задумываться над приказами офицеров. Но пирокинез - лишь частный аспект психокинетической паранормы, которая в неограниченном своем варианте является не чем иным, как полным контролем над любой материей. К сожалению, получить чистую линию неограниченного психокинеза до сих пор не представляется возможным. Помимо проблем чисто биохимического характера возникает вопрос целесообразности. Психокинез требует большого количества энергии. Пирокинетики расплачиваются за свою силу неумеренным аппетитом, разного рода неврозами, переходящими подчас в функциональные расстройства личности (шизофрения и маниакально-депрессивный синдром), относительно коротким сроком жизни, средней продолжительностью сорок пять-пятьдесят лет против полноценной сотни у не имеющих этой паранормы. Иными словами, довольно сложно содержать вышедший после безупречной двадцатилетней службы в отставку по медицинским показаниям взвод психически неустойчивых живых плазмоганов.

Поэтому не прекращаются попытки доработать психокинетическую паранорму и слить каким-то образом с телепатической, тем самым, улучшив человеческую природу. Необходимо соединить в одном геноме интеллектуала-телепата и владеющего грозной силой психокинеза бойца.

Очень заманчивая идея, ставящая перед своими реализаторами даже не сотни, а тысячи проблем самого разного рода, от биоинженерных до этических. По этим проблемам, уверяю вас, смело можно написать и не один шестисотгигабайтный том, поэтому на них мы не будем останавливаться.

Скажу лишь, что наиболее успешным на сегодняшний день достижением экспериментов в данном направлении являются целители.

Синтез псикинозона и его производных в мозгу целителя снижен, отчего производство тирамина не подавляется полностью, позволяя развиваться телепатической восприимчивости. В результате обе паранормы выражены у целителя одинаково слабо.

Но для хирургического надреза не нужна мощь плазмы, способной прожечь дыру в пятиметровой броне! Для точной и качественной диагностики вовсе не обязательно иметь телепатическую восприимчивость на уровне первого ранга! Наиболее востребованы целители в хирургии, потому что ни один скальпель и ни один медсканер не заменят самый тонкий инструмент природы - человеческие руки. И только целители способны выдрать из организма рак со всеми его метастазами или идеально провести сложнейшую нейрохирургическую операцию.

Но чудес, как известно, не бывает. Идущие в каждой клетке организма электрохимические реакции, обеспечивающие энергией создаваемое психокинетическое поле, находятся в хрупком равновесии. Иными словами, приход энергии всегда равен ее расходу. Если в момент транса баланс нарушается, - а это происходит, когда целитель берется за так называемый безнадежный случай, - клетки начинают пожирать сами себя для обеспечения заданного уровня психокинетического поля. Критическим считается распад, охвативший четверть всех клеток организма. Остановить его уже невозможно. Итог: скачкообразное старение и неминуемая смерть, иногда в течение всего двух-трех часов. И это очень страшная смерть, уверяю вас. Многие целители, оказавшись в такой ситуации, предпочитают эвтаназию. Единственный, пожалуй, способ гарантированно избежать мучительной агонии...

Рассматривать паранорму целителей как сумму двух других паранорм - телепатической и психокинетической - нельзя. Целители - самая неоднозначная загадка для исследователей, порождающая немало вопросов.

К примеру, все целители - глубоко верующие люди. Как именно помогает им молитва? Почему случай, безнадежный для одного целителя, является простым и легким для другого, вне всякой зависимости от категории, ранга, пола, возраста и опыта работы? Где предел их возможностей? Почему помимо двух паранорм у крайне малой части целителей - один на десять тысяч - обнаруживается третья, очень редкая и совершенно не воспроизводимая даже при клонировании способность распечатывать у людей, в том числе и лишенных соответствующего генокомплекса, дар телепатии или психокинеза? Почему..."

Нечто неуловимое и пугающее вдруг повисло в воздухе предчувствием близкой беды. Тэйну подскочила с дивана. И чуть не умерла прямо на месте. В дверях стоял и улыбался ей очень нехорошей улыбкой Ми-Грайон тарг.

- Иди сюда, дрянь,- ласково сказал он.

Тэйну стояла, окаменев от неописуемого ужаса. Все. Ей конец. Этот воин разотрет ее в порошок. Прямо на месте. Или поступит еще хуже - начнет издеваться. Судя по самоуверенному выражению на роже, второе ему доставит громадное удовольствие.

Тэйну безумно боялась даже не позора, а боли. Она закрыла глаза, мечтая как можно скорее потерять сознание. Или сразу наа месте умереть, чтобы больше не мучиться.

Сочный шлепок упавшего тела заставил ее открыть глаза. Тарг лежал на полу, а из-за двери доносились шаги. Тэйну прыгнула за диван и спряталась за цветами. Ее трясло так, что стучали зубы.

- Ай-яй-яй! - раздался голос Яна Ольгердовича. - Я же вас в гости не приглашал, юноша! Сами виноваты!

Тэйну обрадовалась до безумия и лишь слабость от пережитого страха помешала ей выскочить из своего ненадежного укрытия сразу. А в следующий миг она услышала женский голос. Ольмезовский пришел не один.

- Ваши телепатические штучки? - с великолепным презрением осведомилась женщина. Тэйну узнала голос и неподражаемую манеру речи. Ассирэн лиданум! - Что вы с ним сделали?

- Острый невротический шок, - небрежно пояснил Ян Ольгердович. - К утру отлежится. Я, конечно, перестраховался, но слишком уж злобным был эм-фон у этого парня! Было бы очень обидно получить плазменный заряд в лоб на пороге собственного дома, не находите?

Тэйну лежала не шевелясь. Попадаться на глаза Ассирэн лиданум ей совсем не хотелось. Старая крыса! Пусть вначале уберется отсюда, а там посмотрим.

- Что вам нужно? - спрашивала между тем Ассирэн лиданум. - Зачем вы привели меня сюда вопреки моей воле!

- А вы сами как думаете? - голос Яна Ольгердовича был полон еле сдерживаемой гневной ярости. - Во-первых, вы, в обход нашего договора, начали самостоятельно использовать мои разработки. Вон, на полу, валяется одна из них. Не делайте невинных глазок! Все, что мне нужно - капля крови и экспресс-лаборатория... Сейчас, одну минуточку...Этот тип - ваш собственный сын, не так ли? Ну, вот, что и требовалось доказать. Смотрите, смотрите! Гепард-ген и рецессивный домен психокинеза. Кого вы думали обмануть? Я, в отличие от вашего Генетического Контроля, знаю, что и где искать. И как искать, что тоже немаловажно. Молчите? Правильно делаете! Это злостное нарушение авторских прав, моя дорогая! А во-вторых, на что вы надеялись, сдавая Тойвальшенов? Ваша межклановая вражда способна полностью погубить многолетний труд!

- Вас это не касается!

- Еще как касается! Я работал как проклятый четыре десятка лет, и знал, зачем! А вы одним махом хотите перечеркнуть дело всей моей жизни и при том выйти сухой из воды? Не выйдет!

- Что вы от меня хотите? - в голосе Ассирэн лиданум стыл космический холод.

- Видите ли, срочные дела требуют моего личного присутствия на Ганимеде. Я отбываю сегодня вечером. У меня очень мало времени, к сожалению. Поэтому я постараюсь говорить откровенно и кратко. Подставляя под удар Лэркен Тойвальшен и угрожая мне, вы сами загнали себя в ловушку, из которой есть только один выход: убийство. Но убивать вас я не хочу. А стоило бы, за ваше-то вероломство!

- К чему вы клоните? - холодно спросила она.

- Сколько вам осталось жить на этом свете, уважаемая Ассирэн лиданум? - вместо ответа спросил Ольмезовский.

- Не ваше дело! - отрезала женщина.

Тэйну вздрогнула. Она знала, о чем спрашивал Ян Ольгердович. Ассирэн лиданум была больна. Хродарен - генетическое заболевание, передающееся по аутосомно-рецессивному типу, проявлялась в зрелом возрасте. Человек начинал стремительно стареть и через два-три года погибал от множества патологий преклонного возраста. Уже сейчас Ассирэн лиданум выглядела в два раза старше своих биологических лет. А что с ней станется через год?

Хродарен неизлечима.

И сама лиданум, как сотрудник Службы Генетического Контроля, знала о своем диагнозе все.

- В моей власти подарить вам вторую молодость, - сказал Ольмезовский задумчиво.

- Каким образом? - ровным голосом спросила женщина.

- Очень просто. Вы должны дать согласие на снятие вашей личности с телесной матрицы. Я могу провести вас через полетный контроль только в своей памяти.

- А дальше?

- В лучшей лаборатории Ганимеда вам вырастят новое тело, здоровое и крепкое! Вы получите уникальнейшую возможность прожить столько, сколько пожелаете сами, целиком и полностью посвятив свою жизнь науке!

Ассирэн лиданум молчала. Думала. Что она теряла на самом-то деле? Жизнь? Ее и так оставалось слишком мало. Честь? Возможно. Но кто будет знать об этом? Для клана, родного шадума и своей Службы Ассирэн лиданум умрет навсегда.

Ой, какой страшный выбор! Тэйну поежилась, обхватывая коленки руками.

- Соглашайтесь! - вкрадчиво сказал Ян Ольгердович. - Соглашайтесь, Ассирэн лиданум. Будьте со мной! И вместе мы перевернем Вселенную!

- Перевернем Вселенную, - с задумчивой иронией проговорила Ассирэн лиданум. - Постепенное внедрение прошедших контроль модификационных линий в кланы, улучшение генома всей расы в целом. Реорганизация нашей Службы, прежде всего, освобождение от застарелых догм, касающихся запретов в области генной инженерии человека... После того, разумеется, как хотя бы две трети всех семидесяти великих кланов так или иначе окажутся втянуты в исполнение нашего Плана... Вот задача, достойная стать целью нескольких поколений! А какую, простите, Вселенную мне предлагаете вы, профессор? Замкнутый мирок лабораторий Ганимеда? С полным и абсолютным контролем с вашей стороны! И я прекрасно понимаю, что тело можно вырастить каким угодно. С каким угодно дефектом! Извините, но меня это не устраивает!

- Вам придется довериться мне, - убеждающим тоном сказал Ольмезовский. - Я не собираюсь вас обманывать! К чему мне это? Я скрупулезно и честно исполню каждый пункт нашего контракта, поверьте!

- Не могу, - отвечала она. - Верить вам не могу. Уж извините.

- Вы в моей власти, Ассирэн лиданум! - раздраженно проговорил Ольмезовский. - И, однако же, я беседую с вами на равных, как видите. Хотя ничто не мешает мне снять вашу личность прямо сейчас! Безо всяких обещаний и уговоров!

- Очевидно, что-то мешает, - невозмутимо возразила она. - Иначе вы бы сделали это давным-давно. Без всяких обещаний и уговоров! Как, кстати, смотрит на подобные деяния ваша инфосфера? Крайне скверно, не так ли? Особенно если жертва не дает добровольного согласия! А я, - Ассирэн лиданум заговорила вдруг с леденящей яростью в голосе, - я, дочь ак'лидана, внучка воина, правнучка Главы рода Хентан, праправнучка в сто сорок седьмом поколении по восходящей материнской линии легендарной Ассирэн ак'Лилы, родоначальницы клана Лилайонов, отказываюсь от любых форм сотрудничества с вами, Ян профессор. Можете больше не тратить на меня свое красноречие и время!

- Я выращу вам порнотело и продам в бордель на Ано-стрит! - в бешенстве пообещал Ольмезовский. - После того, разумеется, как разберу по мелким частям вашу память!

- Я очень напугана, - серьезно сообщила женщина.

Кто действительно испугался до полуобморочного состояния, так это Тэйну. Какое чудовищное преступление задумал Ян Ольгердович! И никто ему не помешает! Она-то, Тэйну, что может сделать? У нее нет телепатического ранга. И терранин ее пока не обнаружил исключительно потому, что цветы, за которыми сидела девушка, гасили ее переполненный паникой эм-фон. Ми-Грайона-то профессор через стены достал! Да так, что воин до сих пор не шевелится. Острый невротический шок... Наверное, это очень больно...

- Я в последний раз спрашиваю. Вы даете свое согласие или нет?

Тэйну почти физически ощутила эмоции Ассирэн лиданум. Молчание. Презрение. Ненависть. Гнев. Девушка рискнула чуть вытянуть шею, чтобы посмотреть сквозь листья. Лучше бы она этого не делала!

Ян Ольгердович взял Ассирэн лиданум за руку, и тогда она, пришедшим из глубин генетической памяти движением воина, хлестнула свободной рукой врага по глазам. Ошибочно полагая, что от пощечины никто еще не умирал, Ольмезовский слишком поздно осознал, что ему грозит. В тонких изящных пальчиках лиданум скрывались доставшиеся от кошачьих предков острые когти.

Терранин не лишился зрения только чудом, в самый последний миг отдернув голову. Когти пропороли щеку и подбородок, лза малым не добравшись до шейных артерий. Хлынула кровь.

Ассирэн лиданум дралась как кошка, с яростным отчаянием доведенного до края пропасти человека. Совладать с нею оказалось не так-то просто.

Тэйну окаменела от ужаса, не чувствуя острой боли в затекших ногах.

- Знаете, - сказал Ольмезовский крепко связанной жестким ремнем женщине, - я на вас не обижаюсь. Правда. На вашем месте я вел бы себя точно так же, наверное. Другое дело, что вы, моя дорогая, переоценили собственные силы. Вы не понимали, что такое и кто такие мы, перворанговые. Но еще не поздно одуматься. Мне, повторяю, необходимо ваше добровольное согласие. И я, так уж и быть, выделяю вам несколько минут на размышления. Время пошло.

Праздный с виду разговор отвлекал внимание, позволяя вести незаметную синхронизацию с сознанием жертвы. Белоснежным платочком Ольмезовский промокнул глубокие царапины на лице и предплечьях. "А ведь зашивать придется!", - порадовалась про себя Тэйну.

Добровольное согласие имело огромное значение: оно было железным аргументом против возможных обвинений со стороны инфосферы. Пожилая женщина, неизлечимо больная, желает продлить свою жизнь, воспользовавшись услугами известнейшего специалиста в области генной инженерии... Какой в этом криминал? Правильно, абсолютно никакого!

Ассирэн лиданум гордо вскинула голову. Связанная и совершенно беззащитная перед своим врагом, она все равно упрямо не желала сдаваться. Подобная мужественная храбрость могла вызывать лишь неподдельное восхищение.

- Настоятельно рекомендую, - проговорил Ян Ольгердович, - не сопротивляться и не мешать процессу. Иначе перенос пройдет крайне болезненно, с необратимыми искажениями. В ваших же интересах не допустить нарушения личностной матрицы.

- Отпустите меня, - тихо-тихо выдавила из себя Ассирэн лиданум, склоняя голову. - Просто отпустите. Пожалуйста.

- Не могу, - с искренним сожалением произнес Ольмезовский. - Теперь уже не могу. Я не обижу вас, поверьте мне. Ни в какой бордель продавать вас я не намерен, это сказано было сгоряча. Вместе со второй молодостью я подарю вам мощь обеих паранорм, соединенных в лишенном каких-либо генетических пороков теле. Вам понравится, обещаю.

- Ненавижу вас, - горько выговорила лиданум. - Ненавижу!

- Позже вы, забыв о нынешней ненависти, будете лишь благодарить меня за столь щедрый подарок, - сказал Ольмезовский, ласково касаясь окровавленной ладонью щеки женщины. Он и сам в тот момент искренне верил в свои слова.

Ей понадобилась вся выдержка, чтобы не шарахнуться прочь, визжа от ужаса. А Тэйну, скорчившись в своем укрытии, вдруг остро и очень четко увидела, как...

... послушною лентой разворачивается в ментале чужая память - основа любой личности. Информация шла в обратном порядке - от последних дней, включая сегодняшний, до самых первых, за которыми начиналась память предков, передаваемая на генетическом уровне. Все сто сорок семь поколений до самой Ассирэн ак'Лилы, и еще поколений семьдесят раньше нее... Род Ассирэн лиданум и впрямь был очень древним.

Одной растянутой в вечность вспышкой пронеслась перед внутренним взором чужая жизнь и погрузилась на самое дно сознания, сияя собственным искрометным светом.

Лишившееся души тело мягко завалилось на бок, из полуоткрытого рта потянулась ниточка слюны.

Тэйну свернулась в комок и зарыдала, давясь слезами. Острый невротический шок - это, наверное, именно так: до рвоты, до остановки сердца, до потери дыхания... Девушка не скоро пришла в себя.

- Ну, что с тобой делать? - со вздохом спросил у нее Ян Ольгердович. - Ты ведь все слышала...

Он уже успел переодеться и залепить раны прозрачным гелем. Тэйну поняла, что он ее сейчас убьет. Вот прямо сейчас. Как опасного свидетеля. Но страха вдруг стало так много, что он попросту перестал восприниматься, и девушка ощутила странное отрешенное спокойствие. Пусть убивает. Пусть делает, что хочет! Только как можно быстрее.

- Глупая ты девчонка, - снова вздохнул Ян Ольгердович. - Вставай, пойдем...

Тэйну сжалась еще больше. Никуда она с ним не пойдет! Преступник, убийца, тварь! Лучше умереть на месте!

Она почувствовала, как встает и идет следом за терранином. Тело совсем не слушалось, полностью подчиняясь чужой воле. Все было как во сне, в страшном кошмаре, из которого по своему желанию не вырвешься. Эмпат-императив на подавление воли. Применение без санкции инфосферы карается полной блокировкой телепатической паранормы...

Ольмезовского, похоже, возможные последствия очередного преступления уже не пугали. Одного того, что он сотворил с Ассирэн лиданум, хватило бы на десяток таких приговоров.

- Ничего, - сказал Ян Ольгердович. - Я дарю тебе жизнь, девочка. Ты мне еще спасибо скажешь, поверь...

Потом был Ганимед... спокойная жизнь, интересная работа в лаборатории. И даже высшая награда научного сообщества Солнечной Системы - Нобелевская премия за разработку внехромосомного метода локализации генома у высших млекопитающих. Премия была получена на имя Татьяны Товаркиной. Сама Тэйну по понятным причинам афишировать свое истинное лицо не могла. Кошмар, пережитый в Кавинтайне, начал забываться.

А потом Ян Ольгердович привел к ней этого мальчика, Манфреда, и объяснил, что им во имя науки следует сделать. Паренек явно был скован психокодом, и Тэйну, не до конца забывшая, каково быть послушной марионеткой, живущей приказами чужой воли, наотрез отказалась участвовать в этом чудовищном эксперименте. И кошмар начался вновь...

Тэйну вздрогнула, приходя в себя. Рядом стояла Кристина и очень внимательно смотрела на нее. Что-то подсказывало - девчонка стоит так уже очень давно. Конечно, она восприняла если не все воспоминания, то уж значительную их часть наверняка.

- А ведь он оказался прав, - задумчиво проговорила Тэйну. - Сейчас я ему благодарна. За то, что жива. Хотя бы только за это! Понимаешь?

Кристина обняла ее и прижалась мокрой головой к плечу. Она, конечно же, все понимала.

5

Этажом выше, в точно таком же люкс-номере, мерил комнату шагами Орнари Ми-Грайон а'дмори абанош. Он был один, и одиночество услужливо вытаскивало из тайников его памяти все, что самому Орнари хотелось выкинуть из головы и навсегда забыть.

Забудешь тут, как же...

Он прибыл в Солнечную Систему терран, чтобы уладить дела Службы Генетического Контроля - проследить за надлежащим исполнением договоров между кланом Тойвальшенов и кланом Ми-Грайонов. Любви друг к другу оба клана не испытывали, но взаимная неприязнь и директивы Генетического Контроля находились в разных весовых категориях. Попутно требовалось провести предварительный анализ экономической системы местной цивилизации.

Как это ни странно на первый взгляд кажется, но дружить с Чужими, имеющими стабильную экономику, гораздо проще. Сытая раса живет в свое удовольствие и не ссорится с соседями. Кроме того, сытая, довольная своим жизненным уровнем раса почти не направляет свои интересы на внешние рубежи. Ведь поиск и основание новых колоний неизбежно сказываются на общем благосостоянии народа. А его, этот народ, как правило, не интересует абстрактное светлое будущее. Ведь когда оно еще будет?! А жить хорошо хочется уже сегодня.

Терране в этом смысле не исключение. Таких рас на периферии обитаемой Вселенной много. Если каждой из них позволять бесконечно расширять свои владения, то в Галактике станет тесно, как в переполненном вагончике монорельса. Уничтожать конкурентов физически - не достойное разумных существ дело. А вот снижать их активность экономическим изобилием очень выгодно. Все счастливы, все довольны, никто не обижен, поводов для учинения межрасовых скандалов и звездных войн нет...

Рутинная, в общем, работа. И специалистов уровня Орнари Ми-Грайона к такой работе привлекают редко.

Он и согласился-то исключительно из-за возможности встретиться с матерью, работавшей в медцентре в должности ак'лидана Службы Генетического Контроля...

Да... Знать бы заранее, где найдешь, где потеряешь и чем за все расплатишься...

- Не знаю как, но они нас провели! - угрюмо проговорил Арэль тарг, вваливаясь в номер. - Я знаю, что это она! Проклятое отродье Тойвальшенов!

- И что? - Орнари с трудом отвлекся от своих мыслей. - Спустишься к ним? И мальчишка скрутит тебя в бараний рог, как они тут изящно выражаются. Оставь это мне, брат. Я что-нибудь придумаю...

- Раз так, то почему бы тебе не развлечься немного? - сменил тему Арэль.

- О каком развлечении ты говоришь?! - не выдержал Орнари. - Вейтас Хорошен пропал. Не просто наблюдатель от Совета Семидесяти, не обычный воин-одиночка, рассорившийся с собственным кланом! Глава сектора пропал! В этой проклятой терранской Солнечной Системе! Испарился, как лед под плазмой. А ты мне про развлечения! Знаю я твои развлечения. Благодарю покорно.

- Не будь ханжой. Ведь у тебя самого была тогда на Содатуме эта крошка-целительница, как ее там...

- Знаешь что! - раздраженно проговорил Орнари. - Пожалуй, я потребую с тебя отчет для архивов Службы Исторической Памяти. И назовем его так: "Сексуальная культура терран - все познается в сравнении!" Даже по аморальным местным нормам ты ведешь себя как идиот, страдающий острой формой спермотоксикоза. Что ты будешь делать, если какая-нибудь из твоих бесчисленных подружек захочет родить тебе ребеночка и, как у них здесь принято, отнесет твое семя в биоинженерные лаборатории? Как ты станешь объясняться тогда с Генетическим Контролем, братец?

- Ты преувеличиваешь, - невозмутимо сказал Арэль. - Совместить геномы различных космических рас невозможно.

- А ты это Ольмезовскому скажи, - не сдержавшись, посоветовал Орнари.

Впрочем, он тут же прикусил язык. Случайно потянув за одну ниточку, он размотал клубок масштабного преступления, от размаха которого впору было терять сознание. Клан Тойвальшенов, Корпорация Ольмезовского и - кто бы мог подумать! - сотрудник Службы Генетического Контроля заключили многолетний договор о взаимном сотрудничестве. Тойвальшены хотели получить для своего вымирающего клана терранские паранормы. Ассирэн лиданум хотела того же, но уже для клана Ми-Грайонов. Ольмезовский, помимо удовлетворения чисто научного любопытства, получил технологии из запрещенного к обмену списка!

А потом они, как это часто у преступников водится, между собой переругались и...

... и клан Тойвальшенов был стерт с лица Вселенной, а колония терран, планета Содатум, - превращена в радиоактивное пепелище. Ассирэн лиданум нашли в бессознательном состоянии, пускающую пузыри; ее разум был уничтожен телепатической атакой. Попутно выяснилось, что она проводила эксперименты на собственных детях, и все ее сыновья, в том числе и сам Орнари, заражены рецессивным генокомплексом паранормы психокинеза. Если открыть рот и доложить всю правду о преступлении по инстанции, клан Ми-Грайонов будет уничтожен, как носитель чужеродных генокомплексов. Служба Генетического Контроля безжалостна в подобных вопросах и за всю историю своего существования не проявляла к нарушителям никакого снисхождения.

Конечно, долг и биологическая чистота расы превыше всего. Но, несмотря на пугающие довески в геноме, ни сам Орнари, ни его братья не умели взглядом поднимать предметы, плавить металлы и генерировать плазму. Скорее всего, в ближайшее время эти возможности так и останутся непроявленными.

И никто, кроме самого Орнари и профессора Ольмезовского, не знает всей правды. Тойвальшенов нет. Ассирэн лиданум нет. Вейтас Хорошен исчез, и одна только Тьма знает, жив ли он вообще! А сам Ольмезовский не станет распространяться о своих знаниях хотя бы из элементарного инстинкта самосохранения.

Одним словом, а'дмори абаношу очень не хотелось губить своих родичей и умирать самому, отвечая по полной программе за чужие преступления.

Значит, найти пропавшего без вести опасного свидетеля следовало лишь с одной целью...

У Арэля же лишь одно на уме! Развлечения!

- Ты преувеличиваешь, - повторил тарг.

- Ничуть. Терранки красивы, доступны и ветрены, но они же - коварны, лживы и невероятно умны. Могу доказать! На примере твоей нынешней пассии. Веди ее сюда. Скажи, что я с ней поговорить хочу. Тем более что этого свидания она добивается уже не первый день.

- Как хочешь.

Он вышел и вскоре вернулся, ведя под руку пьяненькую девицу (праздничный вечер в ресторане был в разгаре). По правде говоря, женщина была очень хороша: симпатичная, улыбчивая, дорого и стильно одетая.

Она прошла, хихикая, к окну и присела на подоконник, постаравшись, чтобы разрезы на платье максимально открыли точеные ножки. Орнари только головой покачал, наблюдая подобную распущенность. Ни совести, ни скромности. Гулящая самка животного и ничего больше.

- Разве можно так пить? - осуждающе сказал он. - Вы же женщина! Будущая мать! Хранительница генофонда расы!

- А я немного выпила, - пояснила терраночка, кокетливо улыбаясь. - Ну, что, котики, поиграем втроем?

- Видите ли, уважаемая, - мирно произнес Орнари, устраиваясь на низеньком диванчике, - противоестественные сексуальные контакты с представителями чужих рас интересуют меня мало.

- Вот как! - ничуть не смутилась она. - А зачем же вы тогда вызвали меня в свою комнату, а?

- Поговорить, - невозмутимо сказал Орнари, с любопытством рассматривая гостью.

- А может все-таки не станем ограничиваться одними разговорами, котик?

- Я думаю, уважаемая Ребекка Браун, полковник Внешней Разведки Марсианской Республики, вы же Ниэра, одна из совладельцев крупной агропромышленной компании "Марс-Агро", - с явным удовольствием проговорил Орнари, - с вами, моя дорогая, мы ограничимся исключительно разговорами.

- Вы с кем-то меня путаете, дорогой вы мой, - с усмешечкой проговорила терранка, отлипая от окна.

В каждом ее движении сквозила грация и скрытая опасная сила.

- Остановитесь! - воскликнул Орнари, поднимая руку. - Остановитесь, полковник! Со мной вы, может, и справитесь, но с моим братом навряд ли. Кстати, бежать тоже не пытайтесь. Ведь мы, - тут он позволил себе обаятельно улыбнуться, - разговор еще не окончили.

- Глупенький, - засмеялась Ниэра. - Ну, зачем же мне бежать? Ты ведь мне нравишься, лапуля.

- Оставьте, полковник, - поморщился Орнари. - Слащавый образ дешевой проститутки вас не красит. Вы ведь женщина умная. Вы умная женщина? - вдруг забеспокоился он. - В разведке глупые попадаются редко, им трудно там выжить. Но бывает ведь всякое...

- Бывает и такое, что парень, с которым собиралась провести веселую ночь, оказывается ужаснейшим занудой, - вздохнула терранка. - Вы позволите мне пересесть?

Избавившись от дремотной томности, долженствующей пробуждать в собеседнике самые низменные инстинкты, ее голос зазвучал по-деловому сухо. И это, как ни странно, лишь добавило ей привлекательности. Умная, очень умная женщина. И опасная. В разведку кого попало не берут даже в самых захудалых цивилизациях, ограниченных пределами одной-единственной планеты.

- Лучше вон туда, на пуфик. Подальше от меня.

- Боитесь? - насмешливо фыркнула женщина. Она послушно села, изящно подогнув ноги и при том постаравшись, чтобы разрез платья вновь открыл белоснежное бедро.

- Кстати, какой у вас ранг? - полюбопытствовал Орнари.

- Никакого, - она склонила голову, многозначительно посматривая на своего собеседника. - Вторая внеранговая. Увы, это все, на что я оказалась способна.

- Маловато для вашей-то должности, - с иронией заметил Орнари.

- Вполне достаточно, - пожала она плечиками. - Так о чем же вы хотели поговорить со мной, уважаемый?

- Убедительно прошу вас, полковник, не искать знакомств с персоналом технических служб наших городов. Вообще говоря, мы будем довольны, если вы вообще перестанете появляться в наших городах и в компаниях наших людей. Под каким угодно предлогом.

- Однако, - очаровательно улыбнулась она. - В обмен на...

- Никаких обменов, - оборвал ее Орнари. - Вы не в том положении, чтобы торговаться. У вас за душой нет ничего, что могло бы нас заинтересовать. А вот вам лично и вашей организации есть что терять. Поэтому настоятельно рекомендую принять наши пожелания к исполнению.

Какое-то время она молчала. Думала.

- Ладно, - сказала она, поднимаясь. - Пусть будет все по воле вашей, аминь. Я могу идти? Или вы все же задержите меня здесь до рассвета?

- Вы - красивая и желанная женщина, - с улыбочкой отвечал Орнари, - но вы, простите, меня совершенно не волнуете.

Она коротко, по-военному, кивнула и пошла к двери.

- Полковник Браун! - окликнул ее Орнари.

Она уже за порогом обернулась и вопросительно подняла бровь.

- Ножки у вас все же замечательные.

Терранка улыбнулась и, послав воздушный поцелуй, исчезла за дверью.

- Надеюсь, ты все понял правильно? - мрачно спросил брата Орнари. - Пойди, проследи за ней. И вообще, у тебя свадьба скоро. Так что с сегодняшнего вечера постарайся ни с кем, кроме будущей жены, близко не общаться.

- Это приказ? - ядовито поинтересовался тарг.

- Это приказ, - отрезал Орнари. - Все, свободен!

И снова он остался один. Долго стоял у окна, мутным взглядом всматриваясь в ночные улицы терранского города. Память живо подсунула воспоминания о Содатуме.

"...Он тогда пробыл под писхокодом ровно одиннадцать дней. За это короткое время Тойвальшены подняли открытый мятеж, решившись на вооруженное противостояние. Правители Содатума поддержали мятежников, и планету проутюжили безо всякой жалости. По его, а'дмори абаноша, приказу.

...Ольмезовский преодолел защиту хваленого прибора Магайонов с легкостью ребенка, прокалывающего воздушный шарик. От средних телепатов защита спасала, спору нет, но только кто же назовет профессора Ольмезовского средним? Высшая ступень высшего ранга. И попробуй предъявить претензии инженерам клана Магайонов! Для этого придется рассказать все: как, когда, почему и сколько времени он, Орнари Ми-Грайон а'дмори абанош, находился под психокодом. После чего о правах гражданина и личности, не говоря уже о дальнейшей карьере, можно будет смело забыть. Психиатрическая лечебница на одной из лун Мидерайда - вот самое лучшее, на что можно будет рассчитывать.

Нет, проблему следовало решить иначе. А для начала не помешало бы найти Хорошена! Где только его носит, спрашивается?!

Все сошлось один к одному. Преступления Ассирэн лиданум. Мятеж Тойвальшенов. Исчезновение Вейтаса Хорошена. И этот Ольмезовский, чтоб его вдоль и поперек разорвало..."

Поддавшись внезапному порыву, Орнари схватил статуэтку из тонкого фарфора и швырнул ее в стену. С печальным звоном осыпались на пол осколки. Легче не стало.

6

Я спустился в холл по той же самой лестнице, на которой поссорился с Чужими. Изувеченного оружия Ми-Грайона тарга нигде не было видно - очевидно, он все же прихватил его с собой. Хорошенький же сувенирчик останется у него на память об отсталой планете Земля. Как это он там выразился: "Ваша аморальная планета"?

Ну, образцом добродетели Земля не являлась никогда, даже в эпоху своего расцвета - в годы до Великой катастрофы, уничтожившей планету. Причины гибели Земли - вероломное нападение Юпитерианской лиги и торпедирование поверхности планеты ириевыми боеголовками - за двести сумеречных лет практически забылись. Истина, как водится, была искажена политиками Юпитерианской лиги до предела. Доступ к архивам имел далеко не каждый. Официально же считалось, что Земля пострадала в результате испытаний нового оружия, созданного военными с целью досадить все той же несчастной Лиге. Большинству землян уже было наплевать, что там произошло на самом деле. Люди пытались выжить, что оказалось довольно проблематично в условиях холодного климата и постоянной радиации из активных Провалов. Неофициальной столицей Земного Содружества стал марсианский город-купол Гринполис. Ходили слухи, что в скором времени весь чиновничий аппарат Содружества открыто переселится на Марс: дескать, там более комфортные климатические условия, да и уровень жизни неизмеримо выше, чем на умирающей Земле.

По мне, так скатертью дорога. Меньше налогами донимать будут. Может они и Филиппа Снежина с его сворой телепатов-легавых прихватят, чтобы охранял спокойный сон замечательных наших правителей. Тогда-то и начнется на Земле веселая жизнь... Не помешало бы дополнительным плазмером запастись, кстати. На всякий случай. Нечего лишний раз свою паранорму светить!

Я шел по улице, залитой многоцветной радугой ярких рекламных огней (язык не поворачивался назвать коридором заполненный нарядной толпой проспект); мимо высоких, украшенных затейливой резьбой арок; мимо нарочито исполненных в старинном стиле неоновых вывесок дешевых закусочных; мимо выдержанных в строгих цветах банковских мемориалов; мимо поющих фонтанов, окруженных экзотическими растениями; мимо бассейнов и аквариумов с пестрыми рыбками, рыбами и рыбищами, одна из которых не преминула плотоядно клацнуть на меня огромной пастью, усеянной жуткими, с мою руку, зубами; мимо приземистых пальм и роз; мимо мрачной витрины оружейного магазина и мимо (какая ирония!) оформленной в светлых хирургических тонах аптеки.

Надо мною синело вечернее небо с тускло-алой полоской остывающей зари над темными силуэтами дальних зданий, с колючими искрами первых звезд. Я разглядел Венеру, Большую Медведицу, Кассиопею и почему-то ослепительно сверкающую Вегу. Слабый, наполненный ароматом цветущих растений ветерок приятно холодил лицо.

Я вспомнил, как сам настраивал программу голографического интерьера, чтобы добиться точного соответствия с тем реальным небом, которое находилось над гостиничным комплексом. Кажется, программа снова требовала тщательной балансировки. Но большинство суетящихся под иллюзорным небом людей не обращали внимания на неправильно расположенные звезды.

Заглядевшись, я чуть было не пропустил серо-зеленую голограмму "Техникс-Центра". Я прошел сквозь фантом, и стеклянные двери приветливо распахнулись передо мной. Показал скучающему охраннику карточку, выданную терминалом после оформления заявки, и тот сразу потерял ко мне всякий интерес.

Наш глиссер уже забрали с внешней стоянки. Теперь он красовался на ремонтном круге, а двое техников примеривались, с какого бока начинать его раскурочивать. На мгновение мне стало жаль машину, так славно послужившую нам на Ганимеде. Техники обернулись на звук шагов, увидели меня, и морды у них приняли то самое выражение, которое нравилось мне в людях меньше всего.

- Ты хозяин? - спросил дин из парней.

- Угу, - кивнул я. - Бывший. Можно вещи забрать?

- А у тебя есть ключ от машины, мальчик?

Я полез в карман и вынул оттуда кодирующую карту, решив не обижаться на "мальчика". Я видел этих парней в первый и, надеюсь, последний раз в жизни. Мне было все равно, за кого они меня принимают.

Вещей было не очень много: плащ Тани, голографические кубики Кристины, планшетка с виртуальными шахматами, игрушечный утенок-талисман и, самое главное, диск бортового журнала. Посидел немного на месте водителя, в последний раз провел рукой по управляющей панели. Не летать больше нашему глиссеру по просторам Ганимеда. Разберут его на запчасти, а что нельзя будет разобрать - в переплавку отправят. "Прости", - беззвучно прошептал я приветливо мерцавшим контрольным экранам. Потом выпрыгнул наружу, отдал код-карту техникам и пошел прочь, не оглядываясь.

Девушка-кассир - воплощение холодной предупредительной вежливости, с бронзовым, начищенным до нестерпимого блеска значком третьего ранга на воротничке форменной серо-зеленой блузки, - ловко оформила все необходимые документы. Я наблюдал, как ее тонкие пальчики порхают над голографической клавиатурой - раз-два и готово. Затем она раскрыла бланк моей заявки, внесла все необходимые изменения и пропела хрустальным голоском:

- Необходимо внести наличными сумму в размере девяти тысяч двухсот пятидесяти семи юпитеранских долларов. Если вы предпочитаете рассчитываться в иной валюте, рекомендую ознакомиться с таблицей курсов местных денежных единиц по отношению...

- Юпитерианские доллары, конечно, - перебил я. - У меня сейчас шесть тысяч восемьсот, держите, - я передал ей несколько кред-карт разного достоинства. - Остальное утром будет.

Девушка привычными профессиональными движениями считала информацию и, не глядя, определила пустые карты в услужливо выдвинувшийся ящичек утилизатора.

- Вам необходимо внести дополнительно еще две тысячи четыреста пятьдесят семь юпитеранских долларов. Ваша заявка действительна восемнадцать часов с момента оформления. В случае неуплаты недостающей суммы в указанное время заявка аннулируется, а предварительно внесенная сумма переводится на ваш временный счет с вычетом пяти процентов.

- Прекрасно, - сказал я. - Когда можно осмотреть покупку?

- Когда вам будет удобно.

- Мне удобно сейчас.

Девушка скосила глаза на терминал.

- Ангар номер пять, менеджер Рон Альвес.

Возле меня тут же нарисовался тот самый техник, назвавший меня "мальчиком". В его сопровождении я проследовал в ангар номер пять. Состояние снегохода меня порадовало. Хорошая, крепкая машина! То, что доктор прописал! Вернувшись к кассе, я добавил комплект аккумуляторов, ремкоплект для кресла и стандартный набор деталей для генератора симплекс-поля. Необходимые для работы инструменты можно было взять на время за отдельную плату, которая, впрочем, оказалась достаточно низкой. Спросил насчет плутония. Девица с милой улыбкой сообщила, что вот только недавно прибыла партия обогащенного плутония из Хрустального каньона с прилагающимися сертификатами.

Я сказал, что оплачивать еще и сертификаты - удовольствие слишком дорогое, не по моему карману. Девушка извинилась, мило объяснив, что ничем мне помочь не может. Я расстроился. И тогда этот Рон Альвес взглянул на меня по-особенному. Я заметил на его воротничке значок третьего ранга. Девица с невозмутимым видом отвернулась к терминалу.

- Сколько? - не разжимая губ поинтересовался я.

- Семьсот устроит?

- Четыреста.

- За четыреста сам в Хрустальный каньон мотайся! Шестьсот.

- Пятьсот, больше нету!

- Пятьсот пятьдесят.

- Пойдет.

- И за установку еще полтинник!

- Слушай, установить я и сам могу! - возмутился я. - Бесплатно!

- Тебе все равно защитный комбинезон понадобится! За его аренду гораздо больше выложишь!

- Без комбинезона поставлю, - отрезал я.

- Ну, если тебе потомства не жалко... как хочешь.

- Договорились.

Весь наш разговор занял не более десяти секунд. Под изумленным взглядом Альвеса, смотревшего мне в спину, я покинул помещение "Техникс-Центра", добывать недостающие три с половиной тысячи юпитерианских долларов.

7

Ресторанов и кафе в гостиничном комплексе было предостаточно, но самым престижным считался "Весенний", с прозрачным намеком в названии на фамилию хозяина. Находился он в центре комплекса. Качество и разнообразие предлагаемых блюд, великолепное обслуживание, живая музыка, разного рода эротические шоу, два игровых зала, оборудованных по последнему слову науки и техники, и высокие цены - все это предназначалось для состоятельных граждан, способных оплачивать проживание в номерах альфа-люкс по полной конфигурации. К моему удивлению, таковых оказалось немало - практически все столики были заняты.

Впрочем, я сюда не развлекаться пришел.

Мое внимание привлекла странная пара - маленькая, очень красивая женщина в сияющем разноцветными искрами облегающем костюме и невероятных размеров мужчина в черном. Они мило беседовали, ничуть не смущаясь огромной разницей в росте. Женщина повернулась, и я увидел лицо. Эту жизнерадостную улыбку я узнал бы где угодно! Наши взгляды встретились.

- Ниэра! - радостно воскликнул я. - Какая встреча!

Она нахмурилась, мучительно припоминая мое имя. Да что такое творится со всеми моими знакомыми? Почему они не в состоянии узнать меня с первого взгляда?!

- Ниэра, это же я! Не узнаешь, что ли?!

Ее спутник хмуро взглянул на меня. Я опешил, определив в нем Чужого. И уже совсем обалдел, узнав в этом Чужом Ми-Грайона тарга.

- Фредди! - Ниэра наконец-то пришла в себя и теперь протягивала ко мне руки. - Где тебя носило последние полтора года?!

- Что вы тут делаете, тарг? - задал я Чужому вполне естественный вопрос.

- То же, что и все, разумеется, - с сарказмом ответил он. - Развлекаюсь!

- О! - восхитилась Ниэра. - Вы уже успели познакомиться?

- Любопытно, чем же наша аморальная и отсталая планета может развлечь доблестного воина могущественной цивилизации?

- Ваша раса дает немало поводов для веселья. Вы даже представить себе не можете, в каком иной раз смешном виде предстаете!

- Знаете что, - агрессивно заявил я, - постарайтесь не слишком часто попадаться мне здесь на глаза, тарг. Я сегодня не в том настроении, чтобы развлекать кого бы то ни было!

- Это ваши проблемы, уважаемый, - с презрением в голосе произнес Чужой. - Интересно, чего вы стоите без ваших оригинальных способностей?

- Ну, чего стоите вы без вашего шайерха, я уже видел, - и я демонстративно глянул на все еще пустую кобуру у него на поясе.

Мелодичный свисток комма помешал таргу выдать достойный ответ. Пришлось, не сводя с меня злобного взгляда, доставать прибор и слушать с каменной физиономией все, что по нему говорилось. После чего Чужой обратился к Ниэре:

- Ниэра панфес, рессат аледеним дайнм, шаес.

Женщина с достоинством кивнула, принимая его слова. Ниэра понимает их язык?! А почему бы и нет. Кажется, Чужие не делали из него никакой тайны.

- Я вижу, вы уже успели поссориться, - предположила она, провожая взглядом широченную спину тарга.

- Было дело, - не стал отпираться я.

- Зря. Арэль не из тех, кто быстро забывает обиды.

- Уже зовешь его по имени, - неодобрительно промолвил я.

Ребекка Браун, в светских кругах более известная под прозвищем Ниэра, была куртизанкой. Очень богатой куртизанкой, между прочим. Ей принадлежал контрольный пакет акций "Марс-Агро", крупнейшего производителя дешевых продуктов питания. Вряд ли она принимала активное участие в Совете директоров, так как экономика ее интересовала мало. Она жила одним днем, ведя фривольный образ жизни, в котором казино, рестораны, ночные клубы и дорогие межпланетные круизы занимали далеко не последнее место. Мужчин же она коллекционировала не из насущной необходимости, а просто ради искусства и неуемной тяги к любовным приключениям, не гнушаясь принимать в ответ за свою благосклонность дорогие подарки: украшения, акции, машины и даже деньги в изящно оформленных коллекционных кред-картах. Полтора года тому назад она обратила свое внимание и на меня. Не то, чтобы я сожалел обо всем, что между нами было. Просто очень не хотелось, чтобы Ниэра снова бралась за старое. Не было у меня на нее ни времени, ни сил, ни желания.

Но поговорить с ней я был рад.

- Впрочем, - продолжала Ниэра, лукаво улыбаясь, - ты не тарга бойся. Ты его брата бойся.

- Орнари Ми-Грайона? - уточнил я.

- Да, - подтвердила Ниэра, забираясь на высокий табурет у стойки бара. - Его разум не скован традициями и кодексами Арх Геда. Он - не воин, и потому ведет себя порой совершенно непредсказуемо.

- А кто же он такой?

- А'дмори абанош. Это что-то вроде министра по межрасовым культурным связям.

- А'дмори абанош?! - не поверил я своим ушам. - Тот самый тип, что устроил бойню на Содатума?!

- Манфред, - очень серьезно проговорила Ниэра. - Я бы на твоем месте не дергалась. На самом деле Орнари Ми-Грайон - пострадавшая сторона...

- Ну да, он находился под психокодом. Слыхал я эту байку.

- Где? - изумилась Ниэра. - От кого?!

- От Мина лантарга. Ладно, ну их всех! Что будешь пить? Я угощаю.

- Мне как обычно. Ну, что ж, за нашу приятную встречу! - улыбнулась Ниэра, поднимая бокал.

Мы чокнулись. За встречу, так за встречу. Ниэра ничуть не изменилась за прошедшее с момента нашего последнего свидания время. Все та же жизнерадостная энергичная улыбка, все то же гладкое личико юной феи, непонятно как очутившейся в нашем жестоком и далеко не волшебном мире. Веселые золотые искорки смеха в больших светло-карих глазах. Умело наложенный макияж, масса драгоценностей, надетых не напоказ, а для красоты и хорошего настроения. Одним словом, уверенная в собственной неотразимости светская хищница.

- А когда ты выучила язык Чужих? - спросил я, отставляя бокал.

- У меня было достаточно времени, - пожала она обнаженными плечиками.

Множеством искр засверкало на ее очаровательной шейке драгоценное колье из особо крупного и редкого голубого стрин-камня. За самую маленькую подвеску из этого колье можно было купить все номера Айровой гостиницы в максимальной конфигурации на половину года вперед.

- Слушай, Ниэра, - меня осенила идея. - А что такое "Олми нашьес сэла"?

Она хихикнула.

- Это говорят провинившимся детям. Дословно: "ни на одно мгновение невозможно оставить тебя без присмотра!"

- А что такое "панафиостан"?

- Панафиостан? Хм. Не знаю. Но довольно близко к слову "панфессан", так принято обращаться к любовнику...

- Уже успела проверить!

- Не будь ханжой, Фредди, - насмешливо сказала Ниэра. - Надо брать от жизни все! Если бы твои родители не брали от жизни все, как бы ты тогда появился на свет?

Я появился на свет путем искусственного зачатия в репликаторной колбе в рамках дорогостоящего генетического проекта, и не моя вина, что этот проект провалился. Вряд ли моя мать до своего исчезновения знала хоть одного мужчину. Там, где мы жили, их просто не было. Впрочем, Ниэре знать о том было необязательно.

- Кроме того, - невозмутимо продолжила она, - чтобы выяснить значение интимных слов вовсе не обязательно спать с кем-либо. Для этого существуют виртуальные библиотеки.

- Ага. И ты ограничилась простыми файлами, вот я так и поверил! А что там ты говорила насчет непредсказуемости Орнари Ми-Грайона?

- Ревнуешь, глупый? - снисходительно осведомилась она. - Мы просто мило побеседовали.

Знаю я эти милые беседы, за которыми следует обязательное приглашение в номер... ну и прочее, в зависимости от обстоятельств и настроения.

- В номер он меня пригласил, это да, - эм-фон Ниэры окрасился оранжевыми тонами досады и затаенной злости. - Ты не поверишь, он начал мне лекции читать на тему неправедного образа жизни и бесцельного растрачивания генофонда нации! Совсем как ты, когда надерешься, - она нервно раскурила тонкую сигарету и погрузилась в клубы голубовато-сизого дыма.

- И что? - невинно полюбопытствовал я.

- И ничего! Когда я потеряла терпение и прямо попросила его прекратить нести ерунду и начать заниматься делом, он мне заявил, что противоестественные сексуальные контакты с представителями иных рас его не интересуют! Каково?!

- Нормально. Вполне в духе Орнари Ми-Грайона, - отсмеявшись, проговорил я.

- Ты и с ним уже успел познакомиться?

- Было дело...

Мы немного поболтали о том, о сем. Говорила, в основном, Ниэра, я же старался больше слушать. Да и не о чем мне было рассказывать. Разве можно было поставить в один ряд мрачные воспоминания о курорте в лабораториях Ольмезовского со светскими сплетнями, щедро сдобренными остроумными анекдотами о Чужих? Жизнь Ниэры была куда более легкой и беззаботной, нежели моя. Конечно, у нее тоже случалось всякое... Но она относилась к неприятностям с безмятежной легкостью ребенка, в жизни не видевшего ничего страшнее дохлой мыши. Я так не умел. Может быть, именно поэтому мои неприятности, в отличие от Ниэриных, выглядели более неприятными?..

- Может, пригласишь даму на танец, Манфред? - прошептала Ниэра.

Пригласить на танец? Почему бы и нет. Ниэра была единственной женщиной, на которую мне не приходилось смотреть снизу вверх.

Под звуки красивой, смутно знакомой мелодии мы закружились в медленном танце. Ниэра положила украшенную драгоценностями головку мне на плечо. Исходивший от нее горьковато-пряный аромат дорогих духов кружил голову сильнее вина.

Я вспомнил, как невообразимо давно, целую вечность тому назад, смешно даже выговорить - полтора года! - мы точно так же танцевали под эту же самую мелодию. В раскрытые окна врывался свежий ветер с Керивийского моря, сияли в небе яркие звезды, а внизу, под ажурными решетками балкона, сверкал огнями огромный город Кавинтайн, столица поверженного Содатума. Волшебная ночь, подарившая нас друг другу, пролетела слишком быстро, слившись в одно наполненное нежной радостью мгновение. Мы хранили его в памяти, оберегая и лелея, как редкую драгоценность, как невесомые крупинки счастья, готовые в любой момент потускнеть и растаять без внимания и заботы...

- Ниэра... скажи, какой у тебя ранг?

Она отстранилась, заглянула мне в глаза. С тревогой? С досадой? С сожалением?

- А почему ты спрашиваешь?

- Потому, что ты не узнала меня с первого взгляда. Я точно знаю: моя внешность мало изменилась за последние полтора года. Но вы, телепаты, смотрите на внешность в последнюю очередь, не так ли?

- Ты изменился, Манфред, - нехотя подтвердила Ниэра. - Ты уже далеко не тот наивный юноша, каким мы все знали тебя раньше. Что случилось с тобой за Малым Провалом?

- Какой у тебя ранг, Ниэра? - повторил я свой вопрос.

- Пока никакого, - поджав губы ответила она.- Да тебе-то что, Манфред? Ладно, ты и раньше не слишком любил телепатов. Но теперь... Откуда в тебе столько злости? Столько ненависти? Я не могу поверить, что вижу именно тебя. Мои глаза говорят одно, а чувства - совсем другое. В теле моего друга, веселого паренька, никогда не упускавшего случая пошутить и посмеяться, поселился хладнокровный убийца, жесткий и беспринципный.

- Мне довелось сражаться за свою жизнь и жизни тех, кто был мне дорог, - горько прошептал я. - Мало счастья вспоминать об этих мгновениях. Они не делают мне чести.

- В твоих глазах больше нет радости. Ты разучился улыбаться. Откуда в тебе столько боли?

- Мне довелось терять друзей.

- Откуда в тебе столько мрачного отчаяния?! Вспомни, как ты радовался жизни, каждому ее мгновению! Ты сейчас совсем не такой, каким был прежде.

- Мне уже никогда не быть прежним, Ниэра...

Ниэра чуть отвернулась, стараясь незаметно стереть пальчиком проступившие слезы. Взглянула искоса, проверяя, заметил ли я. Я сделал вид, что ничего не видел. Она совершенно искренне жалела меня, сочувствовала, хотела помочь...

Но меньше всего я нуждался сейчас в чьей-нибудь жалости.

Музыка закончилась. Я отступил от Ниэры, одновременно отгораживаясь от нее простейшим и оттого наиболее действенным зеркалом эм-барьера.

Мы вернулись к бару и долго-долго молчали. Я потягивал слабое вино, мой любимый сорт - рубиновое марсианское. Я уже почти позабыл его восхитительный вкус...

- Интересно, - медленно проговорил я, - что ты думаешь о профессоре Ольмезовском? Я знаю, он иногда общается с богемой. Во всяком случае, на Содатуме время для светских вечеринок находил.

- Ну, - она пожала плечиками, - Ян Ольгердович очень любопытный мужчина...

Я поперхнулся:

- Ты что, и с ним тоже?!

- Нет, - беспечно ответила она, а потом ее вдруг прорвало, - Неблагодарная свинья! Представляешь, он пообещал превратить меня в крысу, если я не перестану приставать к нему с аморальными целями!

- Можно подумать, это тебя остановило! - съязвил я.

- Конечно, я испугалась! - возмутилась Ниэра. - Ведь для специалиста его уровня ничего не стоит смешать какой-нибудь кошмарный гормональный коктейль. Крысой не станешь, а вот уродиной - наверняка... - женщина зябко поежилась, кутаясь в невесомую шаль тончайшего венерианского шелка.

- А ты его когда последний раз видела?

- Неделю назад, в Селена-сити. В компании с очаровательной длинноногой блондиночкой. Так что, сам понимаешь, преследовать с аморальными целями смысла не было. А почему ты спрашиваешь?

- Да сволочь он, твой драгоценный Ян Ольгердович! - на этот раз прорвало уже меня. Я треснул кулаком по стойке, и она тут же покрылась сетью зловещего вида трещин. - Скотина безрогая!

- Манфред, уж не хочешь ли ты сказать, что весь этот год профессор Ольмезовский держал тебя в своих лабораториях в качестве подопытного кролика? Брось, это все выдумки желтой пре...

Она осеклась на полуслове. Видимо выражение моего лица все ей сказало.

- Быть этого не может, Фредди! Он же ученый мирового класса, зачем ему...

Я снова враждебно промолчал, стараясь взять себя в руки. Распсиховался, как идиот. Ни к чему мне сейчас нервы тратить. Совсем ни к чему!

- Манфред, - не выдержала женщина, положив свою изящную, унизанную перстнями ручку поверх моей кисти.

- Да ничего, Ниэра, - ответил я. - Нормально. Я выжил и это главное. Остальное - не твои проблемы.

Она вздохнула, признавая поражение.

- Это твоя жизнь, Манфред.

- Моя, - согласился я, прокручивая в пальцах пустой бокал.

Не было сил смотреть в ее сияющие глаза. Добрые, сочувствующие, печальные. Прекрасные. Наверное, я все же любил ее. Иначе с чего бы с такой болью, с такой пронзительной грустью всплывали сейчас из памяти те мгновения, когда нам бывало по-настоящему хорошо вместе? Я их не вспоминал, никогда не обращал к ним свое сердце до сегодняшнего дня. До сегодняшней встречи с Ниэрой, светлой феей прошлой, навсегда утраченной счастливой жизни. Пусть она вела себя, как гулящая кошка. Какое это имело значение? Она была моим другом. И этим все сказано. Кому не нравится, могут удавиться.

- Нет, ты только послушай! - рассерженно пристукнула кулачком по стойке Ниэра, решив сменить тему. - Ты послушай только, как они над произведением искусства издеваются!

Она говорила о музыкантах на круглой эстраде, исполнявших какую-то удивительно знакомую песню. Я прислушался, по-прежнему не соображая, где и когда я мог слышать что-либо подобное.

- Да это же твоя баллада, Манфред! - просветила меня женщина.

- И впрямь моя, - облегченно улыбнулся я, узнав, наконец, свое творение. - "Глаз урагана", кто-то неплохо переложил на эсперанто...

- Изуродовал, ты хочешь сказать!

- Будь снисходительна. У девочки неплохой голос, да и парень с синтезатором хорош: ни одной фальшивой ноты! Людям нравится.

Балладу следовало исполнять со всем набором соответствующих мыслеобразов, что требовало от певца немалой сосредоточенности. Мало иметь хороший голос и неплохой слух. Необходимо еще окрасить ментал яркими красками и чувствами героев, для чего требовался немалый талант к образному мышлению, помноженный на телепатический дар. Не спасала даже тренированная память. Одно дело вспоминать игру учителя или коллеги по ремеслу и совсем другое - творить в своем разуме миниатюрное кино со всем объемом эмоций, образов, действий и даже запахов.

У девочки это получалось не очень... Ей помогал парень с синтезатором, выступавший в роли своеобразного ментального усилителя. Вряд ли кто-либо из них видел, что называется, живьем, как огромная волна-цунами с бешеной скоростью несется на беззащитный город, а сквозь нее проглядывает мутным багрово-алым пятном шар заходящего солнца и тучи спасающихся от урагана птиц отчаянно кричат над головой пронзительными звенящими голосами... .

- Ужасно, - Ниэра была категорична.

- Тебе так кажется потому, что они все время концентрируются на катастрофе, а дело-то все именно в неразделенной любви, - примирительно сказал я.

- А слова?- продолжала возмущаться Ниэра.- Вот так испоганить оригинал... Ну не-ет! Пошли! - она вскочила, хватая меня за руку. - Пошли, давай покажем им!

- А давай!-

Я легко запрыгнул на эстраду, вскинул руки ладонями вверх. Музыка немедленно смолкла, а зал разразился недовольными криками. Девушка замерла, ее эм-фон резко сменил свое содержание от печальной торжественности до злобной неприязни. Она была уже не так молода, как показалось мне вначале. Ее личико с узким лисьим подбородком и заостренным носиком вполне укладывалось в определение "физиономия стервы". Особенно мне не понравился взгляд, каким она одарила Ниэру. Что там между ними произошло, какой такой телепатический обмен взглядами, я так и не понял. Но певичка, прихватив с собой партнера, испарилась со сцены в мгновение ока. Ниэру на Земле знали достаточно хорошо, чтобы не привлекать лишний раз внимания ее незримых телохранителей.

Я снял с плеча узкий футляр, вынул из него длинную пластинку прибора. Легкое касание и в воздухе повис шарик голографического экрана актив-зоны. Балефзан, универсальный музыкальный инструмент, подаренный мне другом. Я берег его как зеницу ока. Вряд ли Чужие внесли его в список разрешенных для легальной торговли с Земным Содружеством предметов. Так что если этот экземпляр вдруг испортится, мне негде будет взять другой.

Я прикрыл глаза, вспоминая...

...Свежий, сдобренный морскою солью воздух, зеленовато-розовая луна, восходящая над темной серебрящейся водой и тихий монотонный шум набегающей на берег волны. Далекие огни большого города...

Я запел, переводя написанные на содатумском языке стихи на эсперанто. Кажется, в рифму получалось не всегда. Зато цепочка мыслеобразов выстраивалась идеально.

...Огромная волна вздымается над горизонтом и неумолимо надвигается на беззащитный город, а тучи спасающихся от гибели птиц застилают небо черным, пронзительно кричащим ковром. Сквозь толщу встающих почти до самого зенита вод обезумевшего океана тускло-багровым размытым пятном плывет диск заходящего солнца - глаз урагана, зловещее око распоясавшейся стихии, взирающее на свои жертвы с мрачным равнодушием. Багровые, оранжевые, желтые панические тона эм-фона местной инфосферы. Отчаяние и страх, тоска, сожаление и горечь, сводящее с ума паническое безумие, первобытный, не поддающийся никакому контролю ужас перед ликом неотвратимо надвигающейся смерти...

Я замолчал, чувствуя, как постепенно тает яркое многоцветье локальной инфосферы, созданной моим старанием и общими переживаниями всех присутствующих в зале. Мгновение - и тишина, полная и плотная, как стена, обрушилась множеством голосов, обсуждавших увиденное. Мне кричали и хлопали, выражая восторг и требуя продолжения. Ниэра так и светилась, польщенная всеобщим вниманием. Она улавливала в радужной какофонии ментала гораздо больше смысла, нежели я. Мне же пришлось поднять барьеры, отгораживаясь от ставшего невыносимым шума чужих эмоций.

Неожиданно я заметил среди толпы Айра Весенина. Стоявшая рядом с ним Снежная королева Тропинина улыбнулась мне ласковой улыбкой, от которой меня тут же мороз пробрал по коже. Первая ступень первого ранга! Нет и никогда не будет у меня доверия к таким личностям!

"Грусть. Сожаление. Стыд. Тихое извинение. Яростное стремление покарать отступника, нарушившего Кодекс телепатов и тем самым запятнавшего честь своих собратьев по рангу. Искреннее пожелание: научись когда-нибудь различать людей не по телепатическим данным, а по их делам и поступкам, Манфред..."

Я отвел взгляд. Не хотел я с ней общаться. Не по себе мне было от этого. Телепатия - это все-таки не для меня. И внезапно со всей ясностью предвидения я понял, что Айр напрасно рассчитывает на эту женщину. У них не будет никакого совместного будущего. Между первым и вторым рангами непреодолимая пропасть. Айр оставит ее или Тропинина уйдет от Айра - так или иначе, вдвоем им осталось быть не так уж и долго. И это было по-настоящему грустно, ведь они оба искренне и горячо любили друг друга...

Я коснулся актив-зоны балефзана. Родился чистый холодный звук, вынуждавший вспомнить свист ветра в стылую февральскую ночь. В нем отчетливо звенели тревожные нотки неясного предостережения. Я узнал мелодию, сочившуюся из-под пальцев - "Снежная Королева", одна из самых ранних моих песен, привет из далекого детства...

В северном царстве вечной полуночи,

Где бушуют бураны и метели метут,

Где не знают тепла и лета не ждут,

Где замерзла земля и застыли моря

Навсегда, навсегда.

Снег ложится невесомою пеной

На озерную гладь.

И сквозь кисею метели

Виден замок до небес,

Ажурный замок до небес,

Ледовый замок до небес -

Обитель Снежной Королевы.

Я пел, и рождалась в душе мелодия мыслеобразов, яркая и полная как никогда. Телепаты любят красоту мыслей, замешанных на чужой боли. Пусть их инфосфера - это мир и любовь, но даже в коллективном чувстве всеобщей радости все равно таится боль, от которой не уйти, как ни старайся.

Нет щита против силы владычицы бурь.

Сквозь узор на стекле улыбнется тебе

Дева снежной красы, и сражен уже ты:

Лед на сердце, в глазах, на помертвелых губах.

И спешишь вслед за ней

Все скорей и скорей.

Снег ложится белою пеной,

Застилая следы, уходящие вдаль,

В прекрасный замок до небес,

Чудесный замок до небес,

Прекрасный замок до небес -

Обитель Снежной Королевы.

А может высшие телепаты уже и не люди? Слишком они далеки от простых смертных. Слишком слиты со своей инфосферой. Если по какой-то причине кто-нибудь из них, утратит связь с инфосферой, он сойдет с ума и погибнет в первую же минуту. Вот поэтому нечего и набиваться в их компанию. Лучше уж бродить самому по себе...

Север - мир вечной полуночи.

Не цветут здесь цветы и безрадостны дни,

Солнца нет, света нет, жизни нет без любви.

Только холод и мрак, вечный холод и лед.

И проносится год

Точно миг, точно вскрик.

Снег ложится белою пеной

И сквозь занавесь метели

Виден замок до небес,

Ажурный замок до небес,

Ужасный замок до небес -

Обитель Снежной Королевы.

...Зал взорвался восторгом. Айр переглянулся с Тропининой, а потом они неторопливо покинули зал, демонстративно держась за руки. Это была единственная с их стороны награда за мое старание. Почти все догадались, про кого я пел. Такое не скроешь. Наверное, Айр обиделся на меня. Я мельком подумал об этом и тут же выкинул из головы. В конце концов, на обиженных снег возят!

Потом мы с Ниэрой пели более простые песни: "Марсианскую деву", "Зеленые холмы Земли", "Лунную тропу", "Венерианскую кошку". Нам бросали кред-карты, а я, не прекращая петь, аккуратно их подбирал. Большинство было в валюте Земного Содружества, которая котировалась куда ниже юпитеринаских долларов. Но вообще-то я пел не за деньги, а для души. Мне грели душу вовсе не денежные кред-карты, а восторженные аплодисменты и неподдельное восхищение в эм-фонах слушателей. Слава - самый сильный из всех известных человечеству наркотиков...

Мне хорошо запомнилась маленькая, не по годам серьезная девчушка лет шести: она вместе с родителями сидела за одним из ближайших столиков. Очень симпатичная, она напоминала чем-то Кристину. Такой же овал лица, длинные вьющиеся тяжелыми локонами каштановые волосы, большие глаза... Может быть, именно поэтому я и обратил на нее внимание. После того, как я спел "Гимн восходящему Солнцу", девочка вдруг подняла на меня орехово-карие глазенки и важно заявила:

- Ты неправильно поешь. Никого солнца на Земле нет.

- Отчего же, - не согласился я, улыбаясь. - Оно есть, просто плотный слой облаков в небе не пропускает его лучи, поэтому...

- Нет никакого солнца! - рассердилась соплюшка и даже пристукнула ложечкой по вазочке.

- Почему ты так думаешь? - быстро спросила Ниэра.

- Потому что я его никогда не видела!

- Роза! - спохватилась мать девочки. - Не приставай к людям!

Девочка обиделась, надула губки и принялась размазывать по стенкам вазочки остатки мороженого.

А ведь она права. С ее точки зрения все правильно. Для детей такого возраста мир - это не рассказы взрослых и умные картинки стереосета, описывающие устройство Солнечной системы, а исключительно то, что они видят и знают сами. Небольшой мир, заключенный в незримых стенах материнской заботы. И если в границах этого мира нет места солнцу, значит, солнца на самом деле нет и никогда уже не будет, а странная песня барда - набор полнейшей чепухи. Бесполезно спорить и что-то доказывать. Ребенок знает только то, что видит. А видит он унылые, холодные, лишенные солнечного тепла и света дни разрушенной, умирающей Земли.

Оглядывая зал, я обнаружил столик, за которым сидела четверка хорошо знакомых мне Чужих. Пацан разглядывал меня со злобной неприязнью: и без телепатии видно было, что он обдумывает какую-то гадость. Тарг держал красавицу Воркен за руку и что-то говорил ей, при этом вид у него был точь в точь как у мартовского кота, увидевшего подружку. Воркен угрюмо глядела перед собой, слова воина занимали ее мало. Орнари же Ми-Грайон наслаждался. "А'дмори абанош. Рожа кошачья, отдавшая приказ уничтожить Содатум! Пусть он хоть под десятью психокодами находился, все равно!" Инженер-социолог, как мне любезно объяснил сам Орнари. Обладающий немалой властью даже над Мином лантаргом, как говорил Айр. Любопытно, что же он здесь потерял? Ему бы следовало быть в Гринполисе на Марсе или, на худой конец, в Токадо, среди сильных нашей Солнечной системы...

Я решил его позлить.

Я спел балладу о девушке, любившей Чужого. Это очень трудная в исполнении баллада, как впрочем, и "Глаз урагана" и все остальные из сборника "Момент бури". Но я справился. Об этом говорила мертвая тишина, установившаяся в зале после того, как я закончил.

- Вор! - голос вскочившего мальчишки-Чужого разнесся по всему залу. - Это землянин - вор!

Его палец указывал точнехонько на меня. Орнари Ми-Грайон скрестил руки на груди, с любопытной улыбкой взирая на происходящее. Но в его эм-фоне бурлила кипящая смесь растерянности, недоумения и затаенной боли. В Кавинтайне жила его женщина, так мне объяснил тогда Мин лантарг... На мгновение наши взгляды встретились. Нет, среди Чужих не бывает телепатов, но мне показалось, будто между нами натянулась до предела тонкая звенящая струна понимания. Орнари Ми-Грайон отвел взгляд, но понимание никуда не исчезло. Это был не полноценный телепатический контакт, как мысленная речь, к примеру, но и не слепое эмпатическое сопереживание, всегда возникающее на основе простейших эмоций. Нечто неуловимое и неощутимое, дающее одному надежду на спасение, а другому... избавление? Вот когда я пожалел, что не имею ранга! Вновь посмотрел на Чужих. Ми-Грайон тарг довольно ухмылялся. Девушка сказала что-то резкое, но пацан не обратил внимания. Его глаза горели огнем фанатичной ярости.

- Это серьезное обвинение, мальчик, - заметила Ниэра, становясь рядом со мной. - Чем ты можешь подтвердить свои слова?

- На его музыкальном приборе знак нашего клана! Он украл балефзан у моего отца!

- Мне его подарили, - спокойно заметил я. - И как раз это легко доказать. Вот здесь даже надпись есть на вашем языке.

- Гнусный вор! - не унимался мальчишка.

Ниэра взяла балефзан, осмотрела надпись и хмыкнула.

- Подойди сюда, мальчик, - сказала она. - Громко прочти эту надпись и переведи ее на эсперанто. А я, как телепат первой внеранговой ступени, прослежу, чтобы язык твой не унизился до лжи.

Мальчишка выскочил на эстраду. Только полностью обделенный телепатическим даром не почувствовал бы исходящие от пацана красные сполохи злобы и ярости. Взял прибор, вгляделся в надпись. Его эм-фон разом окрасился в цвет растерянности и унизительного ощущения подлого обмана.

- Читай вслух, - безжалостно велела Ниэра.

- "Манфред О'Коннор асамеатан грай эвин кемма аргеш", - запинаясь, чуть ли не со слезами в голосе прочел сопляк. - "Моему другу Манфреду О'Коннору в память о нашей дружбе". И подпись - "Вейтас Хорошен". Это рука моего отца! Его почерк!

- Видишь, ты был не прав, - рассудительно заметила Ниэра. - Извинись перед Манфредом и возвращайся на свое место.

Какое-то время мальчишка яростно таращился на меня, никак не желая признавать очевидное. Память о стычке на лестнице жгла его душу сильнее серной кислоты. Очень уж ему хотелось наказать меня хоть за какое-нибудь преступление! И эмоции, как и водится у всех в таком возрасте, перевесили слабенький голос рассудка.

- Ты убил настоящего Манфреда О'Коннора и присвоил себе его вещи! - выпалил мальчик мне в лицо.

Я расхохотался, слова мальчишки показались мне невероятно смешными.

- Нет, вы только послушайте его! Я убил меня же!

- А кто может подтвердить эти слова? - не сдавался мальчишка.

Ниэра бросила на меня странный взгляд. Как будто слова Чужого поколебали ее уверенность. Как будто своему телепатическому чутью она доверяла больше, чем глазам.

- Она колеблется! - торжествующе воскликнул пацан, указывая на Ниэру. - Она знает, ты не тот, за кого себя выдаешь! Вор и убийца, ты ответишь за свои преступления!

Молниеносным движением он выхватил нож и бросился на меня. Я резко подался назад и аккуратно перевернул сопляка вниз головой. Нож выпал из его разжавшихся пальцев и весело зазвенел по ступенькам. Я поднял руку ладонью вверх, и клинок аккуратно проплыл по воздуху в подставленную ладонь. Над вскочившими со своих мест завсегдатаями ресторана взлетело дружное изумленное "Ах!".

Ниэра смотрела на меня широко раскрытыми глазами.

- Ниэра, - сказал я гневно, а включенный балефзан разнес мой голос по всему притихшему залу, - ты по-прежнему сомневаешься, что я тот, за кого себя выдаю?

- Нет, - ответила Ниэра через какое-то время. - Прости мне мое секундное замешательство. Твой психопрофиль сильно изменился за последние полтора года. Но ты все тот же Манфред О'Коннор, которого мы все когда-то знали.

Я спустился с эстрады, подвешенного вниз головой мальчишку потащило за мной. Столик, оказавшийся на моем пути, я обогнул, а вот незадачливого обвинителя приложило со всего маху. Щепки так и брызнули во все стороны. Я покосился в сторону Чужих. Орнари Ми-Грайон как раз сделал знак своему брату и девушке, чтобы те сидели тихо и не вмешивались. Ну, меня это вполне устраивало.

Я отправился к бару. Ниэра уже успела куда-то испариться: у нее всегда было поразительнейшее чутье на неприятности. Я взял выпивки, немного еды и устроился за свободным столиком, начихав на табличку "Заказано". Мальчишка повис как раз напротив меня. Я слегка опустил его, так, чтобы между вытянутыми кончиками пальцев и полом оставался зазор в несколько сантиметров. Пацан извивался в отчаянных попытках освободиться, но истошного крика не поднимал, и это мне понравилось. Сам влип, самому теперь и выкручиваться. Как в переносном, так и в буквальном смысле.

- Нехорошо бросаться с ножами на людей, - приступил я к воспитанию. - Я тебя убить мог, дурень, понимаешь?

Ответом мне было злобное сопение.

- Клинок хороший, - сказал я, рассматривая выгнутое лезвие. - Знатная сталь. А здесь у нас что?

- Не трогай! - испуганно взвизгнул пленник, но было уже поздно.

Тонкий луч с шипением пронзил воздух в опасной близости от его головы и проделал в ковровом покрытии дымящуюся дырочку сантиметров в семь диаметром.

- Мощный лазер, - с уважением произнес я. - Занятная штучка. Интересно, где тут спрятан энергоблок?

- Отдай немедленно!

- Ха! Наглый ты, как я погляжу, Мальчишка яростно извивался, безуспешно пытаясь освободиться.

- Подлый трус! - пыхтел он, смешивая слова эсперанто с непонятной тарабарщиной своего метаязыка. - Отпусти меня и дерись, как подобает мужчине! Убийца! Негодяй! Презренный вор! Как ты посмел поставить меня в такое унизительное положение?!

- Не поставить, а подвесить, - лениво поправил я, отрезая конфискованным ножом кусок хорошо прожаренного мяса.

Пацан так и взвыл от бешенства. Еще бы, осквернять боевое оружие прикосновением к варварской пище! Да еще намек на любимый вид наказания преступников - смертную казнь через повешение! В конце концов, мне надоело выслушивать поток инопланетного мата, в котором я, ко всему прочему, ни черта не смыслил. Я крутанул сопляка вокруг своей оси и хорошенько встряхнул, едва удержавшись от того, чтобы не приложить его личиком о клумбу с ершистыми от колючек марсианскими кактусами. В сердце начал закручиваться неуправляемый водоворот бешеной боевой ярости. Еще немного и сорвусь. Этого еще не хватало!

- Раз уж висишь возле моего стола, - прошипел я, склоняясь к побагровевшей физиономии Чужого, - будь добр висеть молча! Ты мне аппетит портишь!

Он понял меня прекрасно, так как рот захлопнул мгновенно. Ну, а от злобного взгляда еще никто не умирал. Я развернул пленника так, чтобы он висел мордой к залу, и принялся за еду.

Видя, что Чужие не собираются немедленно вмешиваться в судьбу своего незадачливого соплеменника, на нас перестали обращать внимание. Снова зазвучала музыка, на эстраде начали танцевать, кто-то смеялся, кто-то ругался... Жизнь, в общем, пошла своим чередом.

- Уважаемый господин О'Коннор, могу ли я побеседовать с вами?

Я поднял голову и увидел Орнари Ми-Грайона. Он стоял у моего столика, положив руку на спинку стула, и с любопытством меня рассматривал.

Нет, на Чужих я в свое время насмотрелся на Содатуме, да и на Земле тоже. Взглянешь на него - человек как человек: две руки, две ноги, голова там, два глаза, один нос и один рот - все, как полагается. Рост, правда, не меньше двух с лишним метров, так ведь и среди людей такие дылды попадаются. Говорят смешно, с этаким слабым мурлыкающим акцентом, но мало ли как можно говорить на той же Земле, где проживает несколько сотен национальностей одновременно. И на этом сходство, пожалуй, заканчивается. Уши у этих ребят по-кошачьи острые, торчат на самой макушке и шевелятся совсем как у кошек, нос опять же кошачий, плоский, уголки губ чуть загнуты кверху и оттого кажется, что на лице застыла вечная чеширская улыбка. На руках по четыре пальца и каждый оснащен толстым крючком прячущегося в подушечке черного острого когтя. На ногах, наверное, тоже когти имеются. Ну, и глаза, конечно. Огромные, в пол-лица, зрачок кошачий, вертикальный, а белка вовсе нет, цвет в основном синий или зеленый, разной степени насыщенности. А уж манера выражаться...

"Уважаемый господин О'Коннор, могу ли я побеседовать с вами?"

Попробуй, пойми, это он, сукин кот, из вежливости или же просто издевается?

Одно слово - Чужие. Впрочем, бойцы они отменные, и за это я их уважаю. И дисциплина у них что надо. Слово старшего - закон в высшей инстанции: сказал сидеть и не дергаться, вот подчиненные и сидят, сопят от злости, но молчат в тряпочку. Это на Земле законы существуют для того, чтобы их нарушали все, кому не лень. А Чужие с нарушителями не церемонятся. Галстук на шею - и привет. Да и в языке, по слухам, даже слова такого нет - "взятка".

Цивилизация! Есть чему позавидовать. Нам до них далеко.

- Уважаемый господин О'Коннор, могу ли я побеседовать с вами?

- Разумеется, можете, - благосклонно покивал я. - И не зовите меня господином, пожалуйста.

- Как скажете. А как же мне тогда вас называть?

- Просто по имени. Манфред.

- Тогда и вы зовите меня просто Орнари.

Нет, этот парень мне определенно нравился. Даром, что Ми-Грайон. Зовите меня просто Орнари, каково?! Тарг, например, удавился бы, но ни за что не позволил называть себя просто Арэлем. Даже Ниэра звала его по имени только за глаза. Какая же это женщина умудрилась породить столь разных по внешности и характеру сыновей?

Орнари Ми-Грайон уселся напротив меня, по-особому поджав ноги. Некоторое время мы разглядывали друг друга с доброжелательным любопытством. Обычно я к Чужим спокойно отношусь, без особого восторга, но и без неприязни. А вот именно этот тип мне нравился. Уж очень он отличался от всех тех, с которыми мне доводилось общаться.

Я покосился в сторону мальчишки, не прекращавшего отчаянных яростных попыток дотянуться до пола, повернул его лицом к себе. Да, мне не показалось, определенное сходство между ними было.

- Сын моей сестры, - пояснил Орнари, перехватив мой взгляд. - Уважаемый Манфред, может быть, вы его все-таки отпустите?

- Ну, вот еще, - недовольно проворчал я. - Пусть повисит. Может, ума наберется, да впредь думать будет, прежде чем бросаться с ножами на кого бы то ни было!

Орнари Ми-Грайон посмотрел на племянника с большим сомнением и поинтересовался:

- И как долго он будет набираться ума?

- Трудно сказать, - пожал я плечами. - Полчаса, час. Пока поле не рассеется.

- А оно рассеется?

- Конечно, не сомневайтесь, - заверил я, ведя пальцем по актив-зоне балефзана. Рождалась бездумная легкая мелодия, негромкая и безнадежно печальная.

- Манфред, вы неплохо играете, - заметил Чужой.

- Да? - отозвался я, проводя пальцем в обратном направлении.

- Действительно неплохо. Я бы даже сказал, что вы наделены немалым талантом. Но, простите, кто был вашим учителем?

- Ах, вот что вас интересует, - устало вздохнул я.

- Правильно, - согласился Орнари. - Меня интересует судьба одного моего родственника. И мне кажется, что вы способны прояснить ответы на многие вопросы.

- Не все так просто, - невесело улыбнулся я. - Орнари, вы знакомы с методикой психокодирования?

- Наслышан. На себе не опробовал, но общее представление имею.

- Тогда вы должны понимать, что обсуждать судьбу вашего родственника я стану только и исключительно в присутствии Мина лантарга.

- Ах, какая досада! - прищелкнул языком Орнари. - Но, может быть...

- Нет, - отрезал я. - Психокод непреодолим. Вам его не снять никакими допросами и пытками. В лучшем случае я превращусь в пускающего слюни идиота. В худшем - умру, и мое знание умрет вместе со мной.

- Удивительно, - произнес Орнари с нехорошей усмешкой. - Перспектива превращения в безмозглого идиота отчего-то пугает вас меньше, чем физическая смерть. Я все-таки предпочел бы второе...

- Ну, я - не вы, - развел я руками. - Сумасшествие для нас лишь досадная неприятность, вроде банального насморка и не более того. При таком-токоличестве врачей-телепатов какогоугодноранна! А вот физическая смерть - это уже необратимо, это уже навсегда.

- Но есть же разница между легким душевным расстройством и полной потерей личности?! А что может быть хуже утраты собственного Я?

- От психотропных средств и гипноизлучения себя не потеряешь, - возразил я. - А вот когда в твоей черепушке ковыряется телепат высшего ранга - это куда хуже.

- Да, я слышал, что психокодирование - это довольно болезненная процедура.

- Иногда, если нет другого выхода сохранить ценную информацию, она внедряется в сознание в виде зашифрованного пакета переживаний. Такая информация всегда кодируется на уровне простейших эмоций. Боль и прочие, связанные с данной процедурой неудобства, отступают на второй план перед необходимостью донести все необходимые сведения до адресата. Редкий случай, когда цель оправдывает средства.

- Цель оправдывает средства, - задумчиво повторил Орнари.- Знакомые слова! Кажется, я впервые услышал их от Главного генетика Ганимеда, уважаемого господина Ольмезовского...

- Вы общались с Ольмезовским? - удивился я.

- Конечно. Не ради собственного личного удовольствия, разумеется, а по делу.

- Смелый вы, однако, - с уважением произнес я.

- Сопроводительный эскорт из десяти воинов с шайерхами всегда придает должный уровень уверенности и смелости, - заметил Ми-Грайон. - Особенно когда у собеседника нет за спиной ничего равноценного.

8

Ольмезовский вышел к ним в белом лабораторном халате. Если он и удивился, увидев Орнари Ми-Грайона, то ничем своего удивления не показал.

- Чем обязан, уважаемый? - невозмутимо спросил он.

- Хочу задать вам пару вопросов. Позволите? - спросил Ми-Грайон.

- Пожалуйста. В вашем распоряжении, - терранин демонстративно посмотрел на табло настенных часов, - пять минут. Извините, я очень занят.

- Здравствуй, Янни, - жизнерадостно проговорил Филипп Снежин, выходя вперед.

Уговорить начальника планетарной полиции Терры отправиться на Ганимед было непростым делом. Но оно того стоило.

- Привет, Фил, - ответная улыбка Ольмезовского вышла натянутой, и Ми-Грайон понял, что не ошибся: перед ним стояли враги.

- Жалуются на тебя братья наши по разуму, - в том же тоне издевательского добродушия продолжал Снежин. - Говорят, будто несанкционированные опыты на человеческом материале проводишь. Задерживаешь в своих лабораториях людей без их согласия.

- А еще клонирую младенцев на запасные органы, создаю суперчеловека с семикилограммовым мозгом, выращиваю мамонтов на мясо и птеродактилей на перо! - раздраженно подхватил Ольмезовский. - Ты что, подписался на желтую прессу, Фил?

- Нечистая совесть! - с удовлетворением проговорил Снежин. - По кривой дорожке катишься, Янни. Рано или поздно, но я найду, за что тебя упечь. И мало тогда тебе не покажется!

- Вот когда найдешь, тогда и будем разговаривать. А сейчас будь добр, оставь меня в покое, я занят!

- Где Дженнифер ди Сола и Вейтас Хорошен? - в спину ему задал вопрос Ми-Грайон. - Они прибыли с Содатума на Ганимед на рейсовом звездолете "Казимир". И здесь исчезли.

- А я при чем? - обозлился Ольмезовский.

- Доктор ди Сола подписала с вами контракт на биоинженерные услуги.

- Да, она подписывала стандартный контракт. Поройся в инфосфере, Фил, там этот документ есть. Все по закону. Но Джейни погибла вместе с остальными высшими телепатами Содатума. А что касается Хорошена, так делать мне больше нечего, кроме как ваших сородичей похищать, уважаемый господин Ми-Грайон. Желтая пресса, друзья. Это все? Я могу идти?

- Можешь, Янни...

- Почему вы отпускаете его? - гневно спросил Ми-Грайон у Снежина.

- Он сказал правду...

Я с интересом наблюдал за Ми-Грайоном. Похоже, ему вспомнился тот разговор с Ольмезовским, и воспоминания оказались не намного слаще знаменитого терранского хрена.

- Мы подозреваем, что исчезновение мужа моей сестры напрямую связано с деятельностью уважаемого господина Ольмезовского...

- Я уже сказал, - со злостью проговорил я, - что говорить об этом буду только с Мином лантаргом. Потом можете расспросить его обо всем, что я расскажу. Может быть, Мин лантарг и соизволит поделиться с вами полученными знаниями.

- Понимаю, - с умным видом покивал Чужой, и это почему-то меня разозлило.

- Да ни пса вы не понимаете, Орнари! - в сердцах сказал я. - У вас в мозгах сроду никогда никаких психокодов не бывало и, дай Бог, никогда не будет! А мне, чтобы от этой дряни избавиться, всего-то и надо, что вашего лантарга увидеть! Надеюсь на вашу искреннюю помощь, потому что в спасении вашего родственника вы, надо думать, заинтересованы не меньше меня.

- Манфред, - произнес Орнари задумчиво, - я мог бы солгать вам, но, очевидно, вы почувствуете ложь. Поэтому я скажу вам правду. Ничем я вам помочь не могу, увы.

- Почему это? - хмуро поинтересовался я.

- Мин лантарг тяжело болен. Вас к нему не допустят.

Да-а, славно. Бешеная бессильная ярость взметнулась в моем сердце. Но я задавил ее безжалостно: что толку вопить, ругаться и крушить все вокруг, если Мина лантарга этим не излечишь. А поверил я Орнари сразу. Ложь я и впрямь бы почувствовал, да Чужие и врать-то как следует не умеют, потому как за вранье полагается позорная казнь через повешение. Вот умалчивать истину, а то и вовсе говорить одними загадками да иносказаниями они горазды.

- Чем он там болен? - спросил я. - Уж не кранадаинской ли алой лихорадкой?

- С чего такое предположение?

- Потому что кранадаинская алая лихорадка - самая гнусная из всех известных мне болезней. Я сам ею болел и знаю, о чем говорю.

- Нет, у него не лихорадка. Но это уже не важно. Важно то, что вы сейчас будете делать, уважаемый?

Что делать? М-да, хороший вопрос. Что же делать и как мне быть сейчас, ведь я должен, всенепременно должен увидеть Мина лантарга! А этот тип напротив улыбается своей кошачьей улыбочкой и вкрадчиво говорит:

- Насколько я понимаю, заложенная в сознание методами ментального психокодирования программа требует своего исполнения даже в тех случаях, когда исполнить ее невозможно в принципе. Так что, образно выражаясь, вы оказались в полном навозе, уважаемый Манфред.

- В дерьме, - поправил я. - Не в навозе, а в дерьме.

- А какая, в общем-то, разница?

- Никакой, разумеется. Просто это такое устоявшееся идиоматическое выражение: оказаться в полном дерьме. В навозе не звучит. Вижу, вы хотите мне что-то предложить?

- Вы могли бы поделиться информацией вашего психокода с кем-нибудь другим, кто смог бы донести ее Мину лантаргу...

- Это с кем же? - иронически поинтересовался я. - С вами?

- Ну, зачем же именно со мной? Например, с сестрой лантарга...

Я поглядел на столик, за которым сидели остальные Чужие. Тарг ответил мне неприязненным взглядом. Девушка отвернулась.

- Это с ней, что ли? - насмешливо спросил я. - Ни за что! И на этого вот сопляка тоже не смотрите, у него с отцом общего - только фамилия клана. Да и вам я не доверяю. Вы мне нравитесь, честное слово, но ведь не до такой же степени!

- Значит, одним из граничных условий психокода является эмоция доверия к собеседнику, не так ли?

- Именно, - подтвердил я. - И пока у меня ни к кому из вас, кроме Мина лантарга, такой эмоции не возникало.

- А, скажем, уважаемому господину Весенану вы доверяете?

- Вон вы что думаете. Да, высший телепат смог бы снять психокод. Но у Айра всего второй ранг, тогда как у Джейни был первый...

Я тут же прикусил свой не в меру болтливый язык, но уже было поздно. Чужой так и подался ко мне, переменившись лицом. "Ожидание, волнение, отчаянная надежда, ликование - наконец-то! Наконец-то долгие, тщетные до сих пор поиски увенчались успехом!"

Я покосился на мальчишку, оставившего свои бесплодные попытки дотянуться до пола и смотревшего на меня снизу вверх выпученными в немом ужасе глазами. В тот же миг сила, аккуратно поддерживающая его кверху тормашками, исчезла. Пацан с грохотом обвалился на пол, набив себе синяков и шишек. Пусть спасибо скажет, что шея цела!. Шум немного отвлек Ми-Грайона, помог ему восстановить обычное невозмутимое выражение лица.

- Как же так, - недоуменно спросил у меня Орнари. - Вы же говорили час, а то и больше...

- Я ошибся, - хладнокровно солгал я.

- Итан'кораш, - негромко произнес Чужой, ни к кому персонально не обращаясь. Сопляка, однако, как ветром сдуло.

- Итак, - неторопливо произнес Орнари, - в вашей сказке-балефанзари отражены реальные события. Полагаю, вы были лично знакомы если не со всеми участниками данной драмы, то хотя бы с большинством из них.

- Но вас интересует конкретно женщина по имени Джейни, не так ли, - я не спрашивал, я утверждал, и поэтому Чужой мне не ответил.

Эм-фон выдавал его со всеми его потрохами.

- Эта история сама по себе достойна красивой обертки, - продолжал я. - Целительница, телепат первого ранга полюбила чиновника из инопланетного города. Эта любовь была красивой, нежной, страстной и так далее... Джульетта с Ромео прям, ничего не скажешь!- а потом тот парень спалил планету своей любимой, не моргнув глазом, приемная дочь этой женщины оказалась зверски убита вашими воинами, а сама целительница исчезла бесследно. И тогда у чиновника проснулась совесть. Он решил любимую разыскать. И я тут слышал краем уха от кого-то, что будто бы этого типа зовут Орнари...

- А я слышал, - медленно проговорил Чужой, - что этот Орнари обещал хорошо заплатить любому, кто может предоставить ему хоть какую-нибудь информацию о судьбе его любимой. Он готов платить чем угодно: Юпитерианскими долларами, драгоценными стрин-камнями, активированным железом, трансурановыми элементами..., - он поколебался немного и добавил, - а так же некоторыми технологическими секретами своей цивилизации.

- Иногда, - проговорил я, глядя ему в глаза, - превыше всех сокровищ мира и секретов высоких технологий становится молчание.

Он немного подумал.

- Наверное, потому, что именно молчание обеспечить труднее всего, не так ли?

Он меня понял! Он понял, какую цену я соглашусь принять, и поэтому я не стал больше его мучить.

- Дженнифер Шиез ди Сола умерла, - сказал я.

На лице Чужого не дрогнул ни один мускул. Но я почувствовал взметнувшееся в его эм-фоне безудержное горе, и это было по-настоящему страшно. Все его существо рыдало. Но эти слезы так и не отразились в спокойном зеркале его орехово-карих глаз.

- Продолжайте, - чуть дрогнувшим голосом сказал Ми-Грайон.

- Джейни умерла в космическом пространстве Ганимеда, у меня на руках, через полчаса после нашего побега из генетических лабораторий Ольмезовского.

- О, этот Ольмезовский пьохалан! - страстно проговорил Орнари, сжимая пальцы в кулак. - Снова он!

- Она просила меня передать... Это тоже психокод. У вас есть записывающее устройство?

Чужой молча выложил на столик планшетку прибора с вставленным в гнездо светло-розовым кристаллом. Я закрыл глаза, входя в транс, и заговорил. Незнакомые певучие слова чужого языка полились с моих губ. Я не понимал их. И не хотел понимать. Они предназначались не мне. Меня вообще здесь сейчас не было. Это Джейни говорила через меня, моим ртом и моим голосом, это Джейни прощалась со своим любимым, которого я никогда раньше не знал и когда-то, ничего о нем не зная, втайне ненавидел лютой ненавистью...

Потом я просто сидел, растирая пальцами ноющие виски и следя за тем, как Орнари осторожно вынимает кристалл записи и прячет его во внутренний карман.

- Простите мне мою несдержанность, - сказал Чужой спустя какое-то время, и голос его звучал ровно и сухо, совершенно бесстрастно.

- Ничего, - буркнул я, ощущая досадное чувство неловкости.

- Ганимед ответит за это преступление, - со свирепой, леденящей душу яростью в голосе сказал он.

- Ганимеда больше нет, - сказал я, так как не имело никакого смысла утаивать правду и дальше. Все равно об этом скоро начнут передавать по всем каналам стерео.

- То есть как это нет? - опешил Чужой.

- А так, - зло произнес я, положив подбородок на сцепленные пальцы рук. - Ян Ольгердович, он... Достал он меня, сволочь, вот я и не сдержался. Вы просто не представляете себе, какой это страшный человек! Таинство зачатия для него не значит ровным счетом ничего! Еще можно понять, когда на свалку отправляют эмбрион на ранних сроках: в конце концов, это существо пока только просто набор клеток и только. Но были ведь еще какие-то заморочки, которые проявлялись лишь на втором, третьем, пятом году жизни. Эти дети, беззащитные, нигде не учтенные, лишенные родительской ласки, любили дядю Яна как родного, а он, скотина, приходил под вечер и... Психокод на остановку дыхания во сне. К утру - все! - я вцепился в волосы, закрывая лицо. Хотелось плакать, а пуще того - что-нибудь расколотить, размазать в тонкую межатомную пыль; сила психокинеза заворачивалась вокруг тела чудовищной спиралью запредельной мощи. Знать бы только, чем это поможет... - И как он это оправдывал, какие слова находил! Это же уму непостижимо!

- Если человечеству суждено быть облагодетельствованным таким образом, то пусть оно лучше сгинет! Ян Ольгердович, пусть оно сгинет! И вы вместе с ним заодно...

- Ты слишком юн, Фредди. Ты не понимаешь...

Да, я понять его так и не смог. Сорвался самым постыдным образом, после чего Ольмезовский стал постоянно держать меня на коротком поводке императив-психокода, не ослабляя контроль ни на одно мгновение. Тогда-то - после Тэйну, после того, что он заставлял меня творить над ней! - вот тогда я себя и разбил. По примеру неудачливого пилота из анекдота про невезучий эмпат-вирус. И если б не Джейни, до сих пор пускал бы пузыри в счастливом безумии.

- Рано или поздно, но я прикончу его. И пусть не думает, что удавлю или там голову оторву... Не-ет, шкуру спущу тонюсенькими ленточками и заставлю из нее чучело сшить... пожалеет, что на свет родился!

Я пристукнул ребром ладони по столику, и матовая поверхность лопнула. Острые изломанные осколки пропороли кожу, брызнула кровь. Я опомнился, быстро, пока никто не заметил, склеил столик при помощи своей паранормы, и стал вытирать пострадавшую руку салфеткой. Ранки оказались пустяковые, сухожилия не пострадали, но кровь сворачиваться и не думала.

- Манфред, простите, - задумчиво проговорил Орнари, с интересом меня рассматривая. - Может быть, мой вопрос покажется вам нескромным... Но, простите, сколько вам лет?

Я поднялся, чувствуя легкую неуверенность во всем теле. Проклятье, а ведь набрался все-таки, ишь, глаза-то как к носу съехались. Даже поднявшись, я не смог посмотреть на сидящего Чужого сверху вниз, моя голова была где-то на уровне его плеча.

- Почти семнадцать, - зло ответил я на его вопрос, и не очень сильно при том приврал.

Я повернулся и не слишком твердой походочкой побрел прочь, кожей чувствуя, как буравит спину изумленный до предела взгляд Чужого.

9

В сверкающей зеркальным кафелем и металлом туалетной комнате я сделал все, что, собственно, и полагается делать в подобных местах, а затем промыл чистой холодной водой оцарапанную руку. Из самого длинного пореза все еще сочилась кровь. Я зажал ладонь салфеткой, осторожно приблизив друг к другу края ранки с помощью силы психокинеза. То еще удовольствие, можете мне поверить! Но как иначе остановить кровь, если лень в медпункт идти?

По сей день не знаю, как я тогда сумел уловить эхо чьих-то чужих злых мыслей, зыбкую тень несущейся к уху увесистой дубинки... Думать, кто и за что, было некогда. Я резво упал на пол и попытался достать в подкате нападавшего. Радиус поражения подката - три метра, сколько-нибудь надежного защитного блока от него не существует, уйти же можно только высоким прыжком, что мой нежданный враг с изрядной ловкостью и проделал. Дубинка завершила свой смертоносный замах, с ужасающим треском разнеся умывальник в дребезги. Она жила, казалось, отдельной жизнью, нежели рука звероподобного нападающего, который ростом и габаритами вышел с какого-нибудь не слишком крупного Чужого. Не простая, выходит, дубиночка, а с симплекс-полем, генерированным косоугольно! Я даже заметил на ее глянцевом боку надпись маленькими, тисненными серебром буковками: "Исключительно для планетарной полиции Терры".

Сзади яростно взвыло еще несколько голосов, чьи обладатели не сумели сразу проломиться сквозь невидимую стену защитного кокона. Я почувствовал закипающую в сердце бешеную ярость. Да за кого они меня принимают?!

Я подхватил первого громилу, вновь бросившегося на меня с дубинкой, окунул его в унитаз и подтянул по трубе свежесмытые фекалии. Затем развернулся и впечатал в стену еще троих: кого головой, а кого и всем телом. Стена дрогнула, но устояла. С печальным звоном упало и разбилось о пол несколько кафельных плиток.

- Идиоты, - с отвращением разглядывая шевелящиеся и постанывающие тела, сказал я.

- Ты кто такой, сволочь? - грязное ругательство было выдано музыкальным женским голоском и оттого прозвучало особенно грязно.

А-а, давешняя певичка! Я обрадовался, что не ошибся, сразу определив в ней стерву. Это значило, что, оценивая людей, я мог продолжать доверять своему внутреннему голосу и дальше.

- Я тебя не трону, деточка, - спокойно, с трудом сдерживая клокочущую во всем теле ярость, сказал я. - Забирай своих приятелей и проваливай, пока я добрый!

Она оглядела поле боя, с отвращением скривилась, услышав издаваемые скорчившимся над унитазом бандитом рвотные звуки. Меня самого чуть не стошнило, едва я почувствовал расплывающийся над ним зловонный запах. Физиономию девицы исказила злобная гримаса.

- Ты кто такой, скотина?!

- Может, тебе еще персонкод предъявить? - осведомился я, свирепея с каждым словом.

В дверном проеме появился ее напарник. Секундный обмен взглядами, затем его черные глаза уставились на меня. Телепат... окаянный телепат третьего ранга! Никакой психокинез не способен уберечь сознание от телепатии! Однако вместо сокрушающего волю ментального удара я ощутил лишь слабый толчок прошедшей мимо меня атакующей волны. Приоткрыв глаз, я увидел, что незадачливый телепат беззвучно корчится на полу, обхватив голову руками, от него исходили эманации невероятно сильной, почти нестерпимой боли. Девушка истошно завизжала, невероятно широко распахивая глаза: казалось, еще немного и они так прямо на затылок и вылезут. А в разрушенном дверном проеме стояла Ниэра и ласково мне улыбалась. В ее кулачке был зажат продолговатый прибор в виде тонкой палочки с мигающим огонечком на конце. То самое фантастическое устройство Чужих, защищающее от телепатического вмешательства!

- Брысь отсюда, - скомандовала Ниэра, обращаясь к девице. - Да приятелей своих не забудь!

- Одну минуту, - возразил я, поднимая всю компанию в воздух и хорошенько встряхивая.

Оружие, драгоценности, кред-карты так и хлынули на пол дивным звенящим дождем.

- Считайте это авторским гонораром, - усмехнулся я. Вспомнил Айра и добавил, - А так же возмещением за моральный ущерб.

Злобный взгляд девицы обещал мало хорошего. Если б я только знал заранее, чего от нее ждать! Удавил бы без долгих разговоров! Чего бы мне это тогда стоило? Но я уже упоминал как-то: ясновидение никогда не являлось сильной стороной моего характера.

- Ты как, в порядке? - озабоченно спросила Ниэра, когда мы остались одни. - Я услышала, как Фитци, надираясь в баре, выражала недовольство твоим успехом на эстраде. Элементарная зависть посредственности к настоящему таланту, досада от потери вечернего заработка, отсутствие хотя бы малейшего представления о возможностях психокинетика, твоя оригинальная внешность, алкоголь - и вот результат. Я заметила, как ты скрылся за дверь в туалет, потом увидела, как в ту же дверь вошли секьюрити Фитци, а немного позже - она сама и ее дружок-телепат. Ну, и решила за ними присмотреть...

- Спасибо, Ниэра, - с чувством сказал я.

- Да не за что! - отмахнулась она. - Фитци Араужон, - имя певички она произнесла в нос, с великолепно сымитированным содатумским акцентом, - дрянь, каких мало. Мелочная, мстительная стерва с комплексом превосходства и непомерными амбициями. Воображает себя Золотым голосом Содружества! - Ниэра презрительно фыркнула, пряча спасший меня приборчик куда-то в потайной карман.

- Слушай, а где ж ты умудрилась достать эту штуку? - поинтересовался я.

- Ми-Грайон тарг поделился, - легкомысленно объяснила она.

- Да тебя ведь повесят за кражу! - с восторженным ужасом воскликнул я.

- Не-а, - пренебрежительно отмахнулась она и добавила мечтательно, - Есть такая штука - молекулярное копирование.

А я впервые подумал, что уважаемая госпожа Ребекка Браун далеко не так проста, какой хочет казаться. Богатая наследница, прожигающая громадное состояние по казино и барам, вечно юная, обаятельная кокетка, меняющая любовников едва ли не чаще, чем собственные наряды... И даже тарг попался в ее коварные сети, как последний мальчишка. Не удивлюсь, если она связана с каким-нибудь военным ведомством Земного ли Содружества, Юпитерианской лиги или же анклава Содатуми на Бета-Марсе...

- Не гадай, - усмехнулась женщина, подходя ко мне совсем близко, так близко, что я почувствовал кожей ее дыхание. - Правды ты все равно никогда не узнаешь...

- Ниэра, - прошептал я, безуспешно пытаясь отстраниться, - Не надо. Давай останемся просто друзьями...

Она все же поцеловала меня. Мягко и нежно, как бывало раньше, когда мы любили друг друга. Я закрыл глаза. Впору было испытывать отчаяние, но я не чувствовал ничего. Наше взаимное влечение осталось в прошлом. Все, что когда-либо между нами было, отболело, отгорело, прошло, осело на самое дно памяти холодным серым пеплом, и мы оба прекрасно это понимали.

Потом Ниэра ушла, а я без особого воодушевления подобрал оставшиеся от бандитов материальные ценности. Мне достались: две полицейских дубинки с изрядно подсевшими батареями, четыре полностью заряженных плазмера серии "Молния", четыре кастета с шипами, шесть метательных ножей, пять игольчатых ножей в желтых чехлах, четыре трубки с комплектом парализующих дротиков, поясок со звездочками-сюрикенами, изумрудные серьги в золотой оправе, стриновый кулон, разной длины золотые цепи в количестве восьми штук, масса кред-карт разного достоинства и степени измятости общей суммой где-то в тысячу юпитеранских долларов. К испачканному говном имуществу я прикасаться побрезговал. Увязав все добро в куртку, я отправился прямиком к комиссионной лавке, где никто никогда не задавал никаких вопросов, и реализовал все ненужное за четыре с лишним юпитеранских доллара. Стриновый кулон можно было бы, конечно, загнать подороже - такие в ювелирном не меньше двадцати тысяч стоят, - но мне недосуг было торговаться. Да и не в ювелирный магазин я пришел, в самом-то деле!

Затем в уличном банкомате я обменял все мелкие кред-карты на пару крупных. Выпил пива в первой попавшейся на глаза забегаловке. Отправился в "Техникс-Центр" и оплатил заявку, на утро заказав комплект инструментов. Девушка-кассир к тому времени уже ушла, а вместо нее дежурил Рон Альвес, снова назвавший меня мальчиком. Пришлось осадить его грубым словом. К чести менеджера "Техникс-Центра", он не стал связываться с пьяным хамом, иначе б я въехал ему в морду не раздумывая.

Потом я выбрался в холл с твердой целью добраться до номера и свалиться на пол уже там.

Пострадавший бассейн привели в более-менее порядочный вид. Поправили бортики, убрали оплавленные осколки люстры; я поднял голову и не поверил своим глазам - на месте упавшей люстры уже красовалась новая, точная копия старой. По ту сторону бассейна я заметил Ми-Грайона тарга, он стоял ко мне спиной и что-то бормотал в свой комм. Я двинулся по широкой дуге к лестнице с твердым намерением не попадаться Чужому на глаза, так как был сейчас в таком состоянии, что не мог полностью контролировать свои эмоции. Если тарг снова ко мне прицепится - дам в морду, а он, естественно, в долгу не останется и пойдет такое веселье, что не приведи Бог. Драться с таргом мне что-то не хотелось: Чужой военный - это тебе не самоуверенный менеджер преуспевающей конторы, простым мордобоем от него не отделаешься.

Внезапно мне почудилось смутное дрожание воздуха над бассейном, как раз над тем местом, куда пришелся залп аннигилятора покойного Рихарда. Я замер, напрягая зрение. Может, просто ошибся? Может, просто чудится по пьяному-то делу?

Ничего мне не чудилось. Воздух дрожал и шевелился, закручиваясь диковинными спиралями. Точнее не воздух, а сама ткань пространства над бассейном. Слишком много энергии было выплеснуто в этом месте, слишком мощные силы бушевали здесь совсем недавно, слишком хрупким было равновесие между порядком и хаосом на изувеченной следами былых сражений Земле, чтобы выстрелы Рихарда и мои развлечения с психокинетической силой остались без последствий.

Над бассейном зарождался Провал.

Ми-Грайон тарг как раз стоял на линии готовящегося выброса энергии. Не долго думая, я пихнул Чужого в спину, и тот весьма вовремя отлетел к самой стенке. Не видимый ни кому, кроме меня, протуберанец пронзил место, где находился воин. Ткань пространства дрогнула, потекла, закручиваясь цветными спиральками, искажающими перспективу. Негромкий хлопок - и гулко заныло в ушах, отозвалось болью в каждой косточке, - над бассейном формировалось ядро Провала.

- Ты! - заревел Чужой, оборачиваясь ко мне и хватаясь за кобуру бластера.

Он ничего не видел и понимал только одно: какой-то наглый, подвыпивший терранин намеренно сбил его с ног, не иначе как для того, чтобы поглумиться. Как будто делать мне больше было нечего!

- Смотри! - крикнул я ему, указывая на творящееся над бассейном безобразие.

Пространство рвалось, растекаясь в стороны зеленоватым мерцанием. Я сжал вокруг расширяющегося провала кокон силы, но энергия утекала из меня гораздо быстрее, чем я мог себе это позволить.

- Проклятье! - крикнул я таргу. - Зря я твой шайерх испортил! Сейчас бы пригодился.

- Даршан пест! - выругался Чужой, таращась на несчастный бассейн. - А это еще что такое?!

У меня не было времени на подробные объяснения.

- Плазмер есть? Стреляй в меня, живо!

- С превеликим удовольствием! - осклабился тарг, нажимая на спуск.

Я преломил энергию лазерного луча и употребил ее с пользой. Провалы легче всего капсулировать на начальной стадии возникновения, так как потом, когда реакция распада распространяется на большие участки пространственно-временного континуума, что-либо сделать уже невозможно. Тем более что молодые провалы активны практически постоянно.

Первым делом я удалил внутри сферы весь кислород, главное топливо реакции. Потом начал сжимать внешние границы поля. Мигнул свет - я качал энергию изо всех источников, до которых только мог дотянуться. Не думайте, что это было легко даже для владеющего даром неограниченного психокинеза. Любой провал на начальной стадии своего формирования выделяет массу "дикой" энергии, поглотить или преломить которую не только опасно для жизни, но и попросту невозможно. Главное - не допустить возникновения спонтанной цепной реакции распада. Все решается буквально в доли секунды для стороннего наблюдателя. Для меня же время растягивается в вечность, наполненную борьбой за каждый кубический микрометр здорового пространства. Но я справился, как справлялся и раньше. Методика отработана и обкатана на многих точечных провалах; сработала она и здесь, где зарождался обычный средний разлом, который со временем мог разрастись на весь Аян.

Через несколько секунд вместо полноценного провала над бассейном повисло безобидное, абсолютно пассивное "кривое зеркало" из не сумевшего восстановиться полностью пространства. Я вздохнул с облегчением, оседая на пол. Руки противно дрожали, из головы выветрился весь хмель.

- Что ты с лазером сделал? - спросил Чужой, озадаченно рассматривая свое оружие. - Он разрядился почти полностью!

- Тебя спасал, - буркнул я в ответ. - Уж и сам не знаю за что!

- Что это такое? - поинтересовался Ми-Грайон тарг, с опаской обходя "зеркало".

- Шрам на ткани пространства, - объяснил я. - На редкость уродливая штука, но зато не активная. Выпить есть?

- Держи, - Чужой протянул мне плоскую, украшенную затейливым рисунком фляжку.

Я глотнул. Пойло огнедышащей лавой стекло по пищеводу и водородной бомбой взорвалось в желудке. Я поперхнулся и зашелся в приступе жестокого кашля. Из чего они алкоголь гонят, из антиматерии, что ли?!

- У тебя же другой метаболизм! - спохватился тарг, отбирая у меня фляжку. - Еще отравишься!

- А, ерунда, - отмахнулся я, поднимаясь.

Голову стремительно заволакивало цветной пеленой крепкого дурмана.

- Что здесь происходит? - услышал я недовольный голос Айра. - Фредди! Снова ты!!! Парень, неприятности из тебя так и сыпятся! Что ты вытворил на этот раз?

- Вон, у него спроси, - кивнул я на тарга и поспешил сбежать прежде, чем Чужой опомнился.

В общем, прибрел я в свой номер, аккуратно дверь притворил, да еще и поле на замок наложил, чтобы крепче держало. Айр без предупреждения ко мне не сунется, он меня знает, а другим здесь делать нечего. Пусть на себя пеняют, если убьет ненароком.

Первое, что я увидел, - свернувшуюся в клубочек посередине огромного кресла Кристину. Когда я вошел, она слегка дернулась, но головы не подняла. Я понял, что она спит. Подошел ближе, стараясь производить как можно меньше шума - у Кристины очень чуткий сон. Девочка не проснулась. Длинные кудрявые волосы свисали почти до самого пола. Длинные темно-каштановые, вьющиеся крупными тяжелыми локонами волосы. Я уже видел сегодня такие. Вот только у кого? В голове шумело, воспоминания путались.

Кристина зашевелилась, стискивая обеими ручонками подушку. Я поспешно попятился и не слишком уверенной походкой отправился в ванную. И очень долго стоял то под горячим душем, то под холодным. До тех пор, пока голове не полегчало. Тогда я закрыл воду и потянулся за полотенцем - рукой потянулся, как все нормальные люди делают!- и увидел жену. Она стояла в дверях и смотрела на меня. Что-то подсказывало мне, что стояла она там давно. Меня даже в жар бросило при одной мысли о том, что она подглядывала за мной, пока я мылся. Вот ведь бесстыжая!

Короче, полотенце сорвалось с крючка и само вокруг меня обернулось. Правду я сказал этому Орнари, чистую правду и ничего кроме правды - ничто так не облегчает жизнь, как психокинетические способности!

- Пфу, - сказала она, наморщив свой прелестный носик. - Пфу, Манфред, ты пил!

- Пил, - я не стал отпираться. - Но немно-а.

- Это видно. Тебе удалось купить молчание Орнари Ми-Грайона?

- Да. Удалось. Вроде бы.

Я осторожно, чтобы не поскользнуться, выбрался из ванной и присел на ее краешек. Жена подошла, встала рядом. От нее пахло душистым мылом. Я почувствовал... здесь и сейчас, рядом с ней... почувствовал снова... я не хотел это чувствовать! Но оно не поддавалось никакому контролю. Давний, полузабытый ужас вновь пополз по спине холодными струйками липкого пота.

- Манфред, - ласково позвала меня жена, и от одного звука ее голоса словно что-то сдвинулось в груди и за некой призрачной гранью с таким трудом обретенного осознания вновь зашевелилось отражение былого безумия. Я обмер, боясь даже самым простым движением вызвать к жизни прежний кошмар.

Она скользнула ко мне, ласково коснулась пальчиками лица.

- Не надо... - прошептал я. - Не надо... Таня... Тэйну. Не надо, прошу.

- Молчи, - тихо прошептала она мне в ухо. - Не надо слов...

Ее влажные волосы скользнули по плечу... нежное шелковое прикосновение, пробудившее слишком страшную память. Уже не соображая, что делаю, зачем и для чего, я отдернулся, поскользнулся и с размаху шлепнулся на пол.

Тэйну присела на край ванны и смотрела на меня сверху вниз. Я чувствовал ее взгляд чуть ли не всей кожей.

- Почему? - простонал я. - Ну, почему, Тэйну? Почему?!

- Почему я не сказала тебе всей правды?

Мне показалось, она улыбается. Грустной, исполненной боли улыбкой... Я несмело поднял голову. И впрямь. Она улыбалась...

- И это тоже, Тэйну. Почему?

- Я не могла. Я боялась.

Да, конечно. Как было не бояться, ведь она знала меня лишь безмозглым, отвратительным, похотливым животным, и нет никакого оправдания тому, что я был таким не по своей воле...

- Глупый! Глупый ты, - с досадой произнесла она. - Я боялась тебя потерять.

Смысл сказанного в просочился в мое серое вещество не сразу, но уж когда дошло как следует... Я изумленно вскинул голову. И встретил взгляд Тэйну... нежный, ласковый, печальный. Полный немого обожания. Полный любви.

- Я полюбила, - сказала она. - С первого взгляда, с первого вздоха, как бывает только в красивых сказках-балефанзари. Еще на Содатуме, когда ты пел в Радужном Граде для моей матери. И когда я увидела тебя снова... Я понимала, что Ян Ольгердович не должен знать о моих чувствах. Ведь он привел тебя ко мне в наказание. Понимаешь? Я провинилась и должна была испытывать унижение, страх, отвращение и ненависть. И я их испытывала в полной мере. В те редкие минуты, когда к тебе возвращался разум, ты чувствовал мои эмоции и очень остро на них реагировал. Твои страдания стали моими, твоя боль стала моей, твои раны истекали моей кровью... но знала об этом только я, одна лишь я. - по ее щекам медленно поползли крупные слезы. - Милый, любимый, единственный мой... панафиостан... прости. Прости, я не могла тебя утешить. Прости, я заставляла тебя страдать. Прости, я не имела права любить в то время, когда ты так нуждался в любви!

- Господи, Тэйну, - прошептал я, потрясенный до глубины души, - не ты должна просить у меня прощения! Кто угодно, только не ты! Это я виноват... я... мне нельзя было... никак нельзя было злить эту сволочь! Но я слишком привык полагаться на свою силу, привык к собственной неуязвимости, за что и поплатился... Если б только я мог знать заранее, чем все обернется...

- То мы никогда бы не встретились, - Тэйну подалась ко мне и взяла за руки. - Манфред панафиостан, я благодарна нашему врагу за то, что он подарил нас друг другу. Это единственное, кроме самой жизни, за что я могу быть ему благодарна. И теперь, когда я свободна, я больше не хочу скрывать свои чувства. Хочу, чтобы и ты стал свободным. Пусть твой друг Арэль Весенан поможет тебе снять психокод... И тогда ты сможешь взглянуть на меня чистым, не замутненным чужой волей взглядом. И тогда... может быть... ты сумеешь полюбить меня сам.

- Я уже люблю, Тэйну...

- Тогда люби. Если хочешь меня любить - люби. Прямо здесь, прямо сейчас... Пока еще есть у нас время. Пока мы рядом. Ведь мы не знаем, что будет завтра. Нам сейчас надо жить, понимаешь? Сейчас!

- Тэйну, как ты не понимаешь! Я не могу!

- Манфред панафиостан, пойми, мы свободны! - страстно заговорила она. - Мы можем делать все, что хотим, просто потому, что хотим. Нас не станут наказывать, если что-то вдруг не получится. Нам не станут приказывать, если мы не захотим. Мы свободны.

Я закрыл глаза, опуская барьер. Беззвучным водопадом хлынули в мое сознание ее эмоции. Теплые, исполненные горькой нежности чувства, целительным бальзамом окутывали мою израненную душу. Я потянулся к ней, к этому восхитительному теплу... мягкие губы коснулись моих... и все очарование пропало. Остался лишь ужас, полузабытый безумный ужас, рвущийся наружу, сметающий все на своем пути... я резко отдернулся, больно стукнулся головой об отделанный керамикой бок ванны.

- Ольмезовский пьохалан саюшдакан пест! - свирепо выразилась Тэйну, сжимая кулаки.- Арума на'пьохаш сата!

И столько ярости, столько лютой ненависти звучало в ее голосе, что мне стало страшно. Я закрыл лицо руками, словно это могло уберечь от клокочущего урагана чужих эмоций, от черного колодца собственного недавнего безумия, всколыхнувшегося в разуме ...

...И внезапно, словно стена, рухнуло на меня озарение - все это время, на Ганимеде, пока я отчаянно пытался собрать себя из многих тысяч сверкающих осколков разбившихся зеркал, в тайне от всех меня поддерживала именно Тэйну. Не Джейни, целитель и телепат первого ранга, любившая другого, а Тэйну. Она защищала меня от Ольмезовского, неумело, отчаянно, яростно, да так, что всесильный властитель Ганимеда ни о чем не догадывался... кого он только не подозревал, включая бедняжку Хорэн! А вот о Тэйну даже не подумал. О деморализованной, впавшей в беспросветное отчаяние, вздрагивавшей от одного звука моего имени Тэйну! Она скрывала свои подлинные чувства под противным ее сердцу эмоциональным барьером. Она до сих пор хранила в себе осколки моего прежнего "я". В какой-то мере она стала мной даже больше, чем я сам, - лишь бы сохранить, сберечь даже самые малые крупицы моей памяти и души...

- Почему, Тэйну? - простонал я, пряча лицо в ладонях. - Почему?!

- Я полюбила, - тихо ответила она.

Прикосновение ее пальцев - легкое, невесомое, нежное. И что-то во мне дрогнуло, раскололось, разлетелось на множество ранящих осколков. Я уткнулся в теплые ладони Тэйну и зарыдал, содрогаясь всем телом. Я не плакал так с самого детства, с тех пор, как внезапно пропала мама и в глубине души, там, где я всегда слышал ее голос, поселилась беспросветная глухая пустота.

Тэйну гладила по голове, как ребенка, а я прижимался к ней, не в силах унять бешеный поток слез, копившийся во мне, наверное, целую вечность. Постепенно я все же успокоился. На место недавней истерики пришло странное опустошение, отрешенное спокойствие, тихая печальная радость...

Словно кровоточащие раны памяти прикрыло целительной пеленой забвения...

Словно мозаика из разрозненных сияющих кусочков вновь собралась в подобие связного узора, правда, совершенно не такого, каким он был прежде...

Словно разбитое когда-то зеркало вновь обрело свою целостность...

Тэйну нагнулась ко мне и поцеловала - мягко и вместе с тем настойчиво. И мы все-таки занялись любовью, как она и хотела с самого начала. И получилось это совсем не так, как выходило под давящим гнетом психокода на Ганимеде. Мы были очень нежны друг с другом.

И мы действительно были свободны в своих поступках и действиях - отныне и навсегда.

10

Над темной гладью уснувшего моря пылали крупные южные звезды. Сонно шипел прибой, без устали налегая на гладкий песок пустынного пляжа. Ветра не было, воздух дышал предрассветной прохладой, однако на востоке по-прежнему царила непроглядная тьма, словно солнце по какой-то причине не желало вставать в назначенный час.

Я ждал рассвета. Я любил бродить по пустынному пляжу в предрассветные минуты. В такие моменты мне бывало действительно хорошо. Можно было забыть о кранадаинской алой лихорадке, завезенной к нам Чужими не то по банальному недосмотру, не то по злой воле. Алую лихорадку тогда лечить еще не умели. Да и сейчас, в общем-то, панацеи как таковой не существует. Я любил бродить по пустынному пляжу в ожидании рассвета и не думать о том, что скоро умру от мерзкой неизлечимой заразы...

Узкая, еле различимая полоса света прорезала чернильную, усыпанную колкими бриллиантами звезд темноту на востоке. Я кивнул занимавшемуся рассвету как доброму другу. Потом взглянул на оплывавший под очередной волной песчаный холмик. И когда коснулся воды первый золотой луч нарождающегося дня, песок вдруг потек, засияв на миг нестерпимым, ослепляющим золотым светом. Мне запрещали пользоваться своей паранормой, но я очень хотел сотворить подарок для человека, который стал смыслом и счастьем всей моей жизни. Получилось чудо: изящная статуэтка русалки, слабо мерцавшая своим собственным жемчужно-желтым сиянием. Всплывшее из-за горизонта солнце зажгло на гладкой блестящей поверхности фигурки радужные искрящиеся блики. Я поднес свое творение к лицу и долго всматривался в прекрасную, счастливую улыбку девушки.

Я любил ее.

Больше жизни.

- Снова бродишь по пляжу, - доктор ди Сола стояла у меня за спиной, а я и не заметил, как подошла. Впрочем, перворанговые умеют тишком подкрадываться. - А это у тебя что? Фредди, я же запретила тебе пользоваться психокинетической силой! Ты же болен, тебе снова станет плохо...Зачем?!

- Возьмите, - я протянул русалку ей. - Это вам. На память.

- Фредди...

Она была светом в моей жизни. Только она могла унять боль во время лихорадочных приступов, которые становились все чаще и продолжительнее. Целитель первой категории, телепат первого ранга, доктор Джейни ди Сола. Я любил ее...

- Глупыш, - мягко сказала доктор, ведь она видела все мои мысли насквозь. - Ты еще очень юн, Фредди. У тебя еще будут девушки. Умные и глупые, красивые и не очень...У тебя целая жизнь впереди! А я уже старая, ты мне в сыновья годишься. В младшие сыновья. Если не во внуки...

- Я все равно буду любить только вас. Всегда... - упрямо сказал я. Как вообще мне духу хватило? Обычно в ее присутствии я только и мог, что краснеть и заикаться, а тут вдруг слова сами собой вылетели...

Сна не было ни в одном глазу, хоть плачь. Вспоминая Джейни, я невольно вспоминал и Ниэру. Не получалось у меня теперь думать о них по отдельности. Никак.

Новый Год - всеобщий праздник, его отмечают по всей Системе. На Терре всегда стоит в это время глубокая зима. Кавинтайн, столица Содатума, отмечал разгар золотолиственной осени... Но неподходящая погода не мешала людям веселиться.

Ниэра могла позволить себе провести Новый год где угодно, но она всегда предпочитала возвращаться на Содатум, в планетарный госпиталь Кавинтайна... к Джейни...

Я вот что тогда о ней услышал. Ниэра была единственной дочерью богатого миллионера Стивена Брауна. Господин Браун очень любил свою жену, которая - вот незадача!- принадлежала к религиозным фанатикам Церкви Единой Воли. Вера запрещала ей обращаться к генетикам, которые могли бы исправить наследственный негатив у ребенка еще до его зачатия. Тот самый случай, кстати говоря, когда пренебрегать достижениями генной инженерии вовсе не стоило. Когда у Браунов родилась дочь, ей поставили диагноз "синдром Дауна".

Джейн ди Сола специализировалась как раз на таких случаях. Паранорма целителя позволяет своему владельцу многое. Вплоть до полного изменения генома у пациента. Но такие случаи редки, и наука не в состоянии объяснить до конца их природу. Ян Ольгердович как-то объяснял мне, в чем дело, да только я мало что понял.

Как бы там ни было, Ниэра выросла умницей и красавицей; спустя два с лишним десятка лет невозможно было заподозрить о первоначальном диагнозе. Она знала, кому обязана полноценной жизнью, и каждый год всегда возвращалась в Кавинтайн к Джейни. Они дружили, насколько вообще возможна дружба между целителем и богатой наследницей, одной из самых видных невест Системы.

Был веселый праздничный вечер. Я пел все веселые песни, какие мог вспомнить. Ниэра сама ко мне подошла и вытащила танцевать.

Этот вечер мне уже не забыть! Мы танцевали. И Ниэра, прижавшись ко мне, улучила момент и зашептала вдруг в ухо:

- А хочешь, я научу тебя любви?

- Нет! - от неожиданно нахлынувших стыда и неловкости я вырвался, но Ниэра вцепилась в меня крепко.

- Глупыш! - ласково сказала она. - Тебе понравится...

Да. Теперь, спустя время, я думаю, это все произошло не случайно. Наверняка, ее подговорила Джейни. Однозначно. Она ведь любила другого. Мои чувства вызывали у нее лишь досаду. Я ведь и впрямь был для нее всего лишь сопливым мальчишкой; смешно было бы ждать ответного чувства от женщины старше меня лет на тридцать... Для Ниэры же это было очередным приключением, до которых она была большой охотницей.

Но все равно, мне приятно было сегодня ее увидеть. Моя первая женщина... Сегодняшняя встреча с нею была как солнечный привет из далекого, счастливого прошлого. Я не собирался снова искать ее расположения, но встретиться с нею действительно было приятно. Узнать, что у нее, в общем-то, все хорошо.

Я посмотрел на мирно сопевшую Тэйну, свернувшуюся клубочком у меня под боком. Стало вдруг печально и горько. Джейни все-таки оказалась права. Да, я обещал, что буду любить ее и только ее, всегда. Но это "всегда" оказалось очень уж недолговечным. Менее полутора лет.

А все потому, что Джейни предпочла мне Чужого, загорелась безумным желанием родить тому ребенка и отправилась в мышеловку к Яну Ольгердовичу. Да и я тоже хорош! Надо было послушать Мина лантарга и держаться от Ганимеда подальше.

Все так, но тогда бы я не встретил там Тэйну.

Любовь к ней я не желал считать психокодом, навязанным мне против воли злейшим врагом.

Я в ответе за нее. И за Кристину. И за малыша.

Никому не позволю их обидеть!

Кому не нравится, могут спокойно удавиться. Плакать не стану, поверьте!

11

Вначале я увидел ноги в начищенных до зеркального блеска сапогах, потом, высунувшись из-под днища снегохода, и их владельца. Вид у мальчишки-Чужого был - в гроб краше кладут. Ох, не по своей воле он тут нарисовался, как пить дать, не по своей!

- Ну? - неприветливо поинтересовался я. - Чего тебе?

Он яростно засопел, сверля меня ненавидящим взглядом. Я ободряюще улыбнулся, выбираясь из-под машины. Хорошо, что мы оказались почти одного роста: не приходилось слишком сильно задирать голову, чтобы смотреть ему в лицо.

- Извиниться пришел, - хмуро буркнул пацан. - За вчерашнее.

- Сам додумался? - не без яда осведомился я. - Или помог кто?

Еще один бешеный взгляд. Будь у парня в глазах лазер, я давно уже превратился бы в горсточку пепла.

- Это неважно, - процедил мальчишка сквозь зубы.

- Ну, раз это так уж неважно, тогда давай считать, что ты произнес все положенные слова, а я их выслушал. Все. Еще вопросы есть?

Чужой молчал, опустив голову. Затем, не поднимая взгляда, яростно заговорил:

- С какой радостью я применил бы к вам оружие, Манфред дарулан! Лишь бы только стереть с вашего лица эту наглую отвратительную усмешку! Размазать вас по полу, распылить на атомы, уничтожить! Но вместо этого я вынужден терпеть вашу грубость, ваше хамство! И все ради того, чтобы услышать хотя бы полслова о моем несчастном отце, который был для меня всем: учителем, другом, солнцем в этом безжалостном чужом мире! Неужели вам так трудно намекнуть, дать или отнять надежду? Я бы тогда знал, как мне жить и что делать дальше!

Я прислонился к холодному боку машины, скрестив руки на груди. Мне стало жаль мальчишку. У меня не было отца, но мать я помнил. И уже который год мотался по свету, безуспешно пытаясь отыскать любую информацию, имевшую отношение к невысокой светловолосой женщине-психокинетику по имени Наталия О'Коннор.

- Послушай, парень, тебя как звать?

- Гретас Хентан-на'тинош Хорошен, - мрачно назвался Чужой, разглядывая неровности бетонного пола у себя под ногами.

- Так вот, Гретас, я не могу дать или отнять у тебя надежду. В данный момент я ничего о твоем отце не знаю. И не буду знать, пока не проявится в моем сознании психокод. Проявиться же он может только в присутствии Мина лантарга.

- Он болен, - неуверенно произнес мальчик.

- Это я уже слышал.

- Орнари талм'лейран говорил, будто главным условием вашего психокода является доверие к собеседнику.

- Как-как ты назвал Орнари Ми-Грайона? - заинтересовался я, отбрасывая в сторону тряпочку, которой протирал испачканные в машинной смазке руки.

- Талм'лейран. Старший родственник по матери не моего клана.

- Ага. Дело в том, парень, что я никому из вас не верю. Мину лантаргу - верю. Всем остальным - нет. Не внушаете вы мне должного доверия. Ни твой талм'лейран, ни, извини, ты сам.

- Но я сын своего отца! - в отчаянии вскричал пацан, и в его голосе прорезались слезы.

- Твой отец, - тихо сказал я, - не стал бы обвинять в воровстве незнакомого человека. И кидаться на него с ножом тоже.

- Но откуда я мог знать...

- Что оскорбленный тобой вор окажется для тебя полезным? Есть такое понятие - вежливость, - со мстительным наслаждением добавил я. - Оно выдумано как раз для таких вот случаев.

- Вы снова надо мной издеваетесь! - яростно зашипел Чужой, прижимая уши и вмиг приобретая сходство с взъерошенным рассерженным котом. Не хватало только хлещущего по бокам хвоста и вставшего дыбом загривка.

- Конечно, - ухмыльнулся я. - А что мне еще с тобой делать? Ты мне работать мешаешь! Хотя... - я пристально посмотрел на него, - ты можешь принести пользу. Как, интересно, у тебя с телепатической восприимчивостью? Я слышал, будто среди вас не бывает телепатов, но что-то с трудом в такое верится. Мозг, достигший определенной стадии развития, должен начать воспринимать пси-волны самостоятельно, без какого-либо внешнего обучения...

- Не смейте лазить ко мне в мозги! - тут же ощетинился пацан.

- Было б там куда лазить, - пренебрежительно отмахнулся я, с удовольствием наблюдая, как белоснежное личико Гретаса наливается багровой краской бешенства. - У тебя очень четкие эмоции. Полярные. Ярость, ненависть, бешенство, злоба. Ну-ну, зачем же так образно представлять меня на виселице? И другие: боль, отчаяние, страх. И боишься ты не за себя, главным образом. За отца? Да, ты и в самом деле любишь его... Или думаешь, что любишь.

- Вы нарушаете ваш Кодекс телепата! - закричал Чужой. - Вы вмешиваетесь в чужие мысли!

- Да что ты! - с сарказмом воскликнул я. - Твой приборчик ведь молчит! Я отнюдь не пытаюсь навязать тебе свою волю. А твой эм-фон, извини, доступен даже младенцу. Это первое. А второе - я не телепат. Телепаты - это те, у кого есть ранг или внеранговая ступень не ниже второй. Вот они - телепаты, им открыт доступ в инфосферу, и Кодекс телепата создан в первую голову именно для них.

- Но вы посмели прочесть мои мысли!

- Не мысли. Эмоции. А это большая разница.

- Нет никакой разницы! - мальчишку так и трясло от унижения и бессильной ярости. Ну, хоть за нож не хватается: приятно видеть, что вчерашний урок пошел все-таки впрок.

- Разве? Мысль и чувство - не одно и то же, уж поверь мне.

- Нет никакой разницы! - упрямо проговорил Гретас, немного успокаиваясь.

- Кто сейчас сказал насчет мысли и чувства? - быстро спросил я.

- Вы сказали... в-вы, - он смотрел на меня как на идиота.

- А я ничего не говорил! - и я позволил себе расплыться в довольной улыбке.

Раппорт, как выражаются профессиональные телепаты, был налицо. Возникшая между нами телепатическая связь оказалась на удивление прочной и четкой. Может, мне действительно пора было расставаться со своей четвертой внеранговой? Интересно, хватит ли на вторую или даже первую? А то и на третий ранг сразу? Первый в истории телепат-психокинетик - это звучит. Вот только зачем оно мне надо?

- А еще говорят, что среди вас не рождаются телепаты, - не разжимая губ, произнес я. - Да вы просто давите свои способности в зародыше! Уверен, ты способен добиться ранга, если Айр возьмется за тебя как следует!

- Нет, - одними губами прошептал мальчик, и глаза у него сделались совсем круглыми. - Нет. Нет! Никогда!

- Что - никогда? - полюбопытствовал я.

- Я понял, вы собираетесь передать мне свой психокод. Чтобы я открыл его Мину лантаргу. Ведь у меня больше возможностей, чем у вас, сделать это.

- Я рад, что ты это понимаешь.

Я не кривил душой и действительно желал спихнуть со своих плеч эту тяжелую ношу. Невероятно сложно выбирать между спасением друга и жизнью любимой женщины. Пусть любовь к ней и была поначалу навязана мне против воли... Что это меняло на самом-то деле? Я обязан защищать свою семью. А Гретас пусть спасает свою. Логично? И еще как!

- Ни за что! Никогда! Я! Не соглашусь! На такое! - завопил Чужой, трясясь от страха. - Я не хочу терять личность! Не хочу сходить с ума! Превращаться в марионетку, лишенную собственной воли!

- Идиот, - с досадой произнес я. - С чего ты взял, будто я сам собираюсь все делать? Рангом я не вышел психокоды перекидывать. Тут у нас есть Айр и его подруга Тропинина. Оба - высшие телепаты, они сделают все, как надо. Ты даже не почувствуешь ментокоррекции!

- Нет! - отчаянно закричал Чужой.

- Послушай, - я начал терять терпение. - Лучше бы тебе проявить благоразумие и согласиться добровольно. Пойми, что это просто необходимо. Без твоего согласия процесс пойдет достаточно болезненно для нас обоих.

- Ни за что!

- Да? А мне казалось, что ты хочешь спасти своего отца.

- Но не любой же ценой!

- Соглашайся, Гретас, - мягко произнес я. - Соглашайся. Это так просто. Скажи "да", и я передам тебе всю информацию, которой владею. Скажи "да", и твой отец будет спасен.

Даже мысленно я не мог произнести имя моего друга.

- Нет... - прошептал пацан пятясь. Глаза у него стали совсем как блюдца от страха, а потом он вдруг отчаянно закричал, - Нет! Нет! Нет!!!

Он пятился, не сводя с меня полубезумного взгляда. А так как глаз на затылке у него не было, то очень скоро Гретас споткнулся о пустую тару из-под аккумуляторов, которые я распаковал и установил около часа тому назад, и со всего маху шлепнулся на грязный пол. Я еще успел ощутить его боль, как свою собственную, а потом связь между нами разорвалась. Чужой вскочил и дал деру: мчался он так, будто за ним черти гнались. Я сильно его напугал, наверное.

Я разочарованно вздохнул и полез под машину. Предстояло хорошенько подумать над тем, как пробраться к Мину лантаргу, не подвергая опасности Тэйну Тойвальшен...

- Эй! О'Коннор! К тебе гости!

Я как раз заканчивал тестирование режимов работы навигационной системы. Пришлось отвлечься и выглянуть наружу. Перед ремонтной площадкой стоял менеджер Рон Альвес, а рядом с ним Кристина с самым независимым видом. Девочка угрюмо взглянула на меня. Я уже научился немного разбираться в ее своеобразном эм-фоне. Сейчас там помимо обычной мрачной настороженности легко читались явная растерянность и даже страх, довольно сильный, между прочим! Я встревожился. Что могло испугать Кристину?

- Твоя девчонка? - полюбопытствовал Рон Альвес.

- Моя, - сказал я, не вдаваясь в подробности.

Я спустился вниз, взял девочку на руки и посадил в кабину на кресло водителя. Кристина мрачно взглянула на менеджера и послала ему недвусмысленное телепатическое пожелание немедленно убираться. И Рон Альвес убрался. Мгновенно. Общаться с нашей Кристиной, когда ты ей не нравишься, удовольствие ниже среднего.

Я запрыгнул в кабину и закрыл дверцу. Кристина тут же обернулась ко мне. Поток сумбурных неоформленных эмоций захлестнул меня. Страх, растерянность, недоумение, непонимание, отчаяние, разноцветная какофония смешанных искаженных образов, в которых с трудом можно было различить лица Тэйну, обоих Ми-Грайонов и многих других, совершенно незнакомых...

- Стоп, стоп! - воскликнул я, безуспешно пытаясь разобраться, что здесь к чему. - Не так быстро! Остановись, соберись с мыслями и начни сначала, но медленнее!

Кристина вздохнула. Потом снова взглянула мне в глаза. Образ Орнари Ми-Грайона, окутанный облаком противоречивых эмоций: интерес, любопытство, симпатия, растерянность, отчаяние, непонимание, страх...Образ Арэля Ми-Грайона тарга. Множество образов, целая вереница мужских и женских лиц с типичными для клана Ми-Грайонов чертами. И где-то в самом ее конце - крохотная съежившаяся от страха детская фигурка. Растерянность, недоумение, непонимание, страх, гнев! "Что это такое? Что со мной, Манфред?! Что?! Почему я столько помню?! Почему я не знаю столько, сколько помню?!"

- Я не понимаю тебя, Кристина, - растерянно произнес я. - Правда, не могу понять. У меня нет для этого соответствующих способностей. Ты боишься Орнари Ми-Грайона и его родственников?

Девочка в отчаянии затрясла головой.

"Ты и впрямь ничего не понимаешь, Манфред! Это не просто страх! Это хуже! Множество лиц, мелькающих в бешеном темпе - и снова маленькая, дрожащая от страха фигурка. Отчаяние, растерянность, страх, неприязнь, отторжение, гнев. Сильная неуверенность. Это я? Почему это я?.."

- Не могу понять, - беспомощно пожал я плечами. - Как это ты? Ведь ты одна. А их много.

"Слишком много. Слишком, слишком много! Кто среди них я, Манфред? Где среди них я, Манфред?! Где?!!"

- Очевидно, что у тебя, спасибо Ольмезовскому, геном клана Ми-Грайонов, - задумчиво произнес я. - И теперь, по всей вероятности, начинает пробуждаться эта их пресловутая генетическая память. К сожалению, я слишком мало о ней знаю, поэтому вряд ли сумею чем-то реально тебе помочь. Если хочешь, мы можем обратиться к Орнари Ми-Грайону. Он наверняка знает, как...

"Нет!!! Ни за что!!!" Сильный страх, непреодолимый ужас. "Нельзя, нельзя обращаться ни к кому из Ми-Грайонов! Будет только хуже. Я должна сама, сама... Но как мне искать? Как?!"

- Давай рассуждать логически, без лишней суеты, - решительно сказал я, беря девочку за руки. - Прежде, чем начать искать себя, надо определиться с тем, кто ты есть. Кто ты, Кристина?

"Огонь. Чистое сверкающее пламя, жар неуправляемой аннигиляции, вырвавшаяся из-под контроля плазма. Огонь".

- Вот с этого и начнем, - я поспешно отдернул ладони: кожа Кристины стремительно превращалась в раскаленную поверхность разогретого в печи металла. Не расплавило бы ненароком машину.

Кристина виновато засопела, растирая руки. Прогретый ее внутренним огнем воздух постепенно остывал.

- Итак, - я вернул ей образ огня, с которым Кристина себя отождествляла. - Это ты. А теперь попробуй вызвать в памяти все, что не дает тебе покоя, и поискать там свой огонь.

"Не могу! Не могу! Боюсь!"

- Чего же ты боишься, глупая? - ласково спросил я.

Она и сама не знала. Но любое воспоминание из кладовых генетической памяти вселяло в ее душу безотчетный страх, такой глубокий и полный, что он воспринимался как черная клубящаяся стена агрессивного мрака. Внезапно я понял, как близко Кристина подошла к той грани, за которой начинается бесконечное падение в черный колодец безумия, сродни тому, из которого не так уж давно выбрался я сам. Но я сознательно пошел на утрату собственной личности, к тому же мне помогала Тэйну. Кристине же, увы, помочь было некому.

- Я бы на твоем месте все же обратился к Орнари Ми-Грайону, - сказал я. - Он поможет, я уверен. Ведь он наверняка сам когда-то побывал в таком состоянии.

"Нет! Нельзя!"

- Ну, тогда надо обратиться к Ирине Тропининой. Она - целитель, к тому же у нее первый ранг. Может быть, она сумеет тебе помочь?

Сильное сомнение. Нерешительность. "Стоит ли? Можно ли довериться ей? Первый ранг..."

Да, я сам относился к первому рангу с недоверием. Но если выбирать между жизнью Кристины и моим предвзятым отношением ко всем высшим телепатам, я выберу первое. Если тут вообще возможен какой-либо выбор. Девочка взглянула на меня с благодарностью. "Манфред, спасибо тебе".

Да не за что, в общем-то...

- Эй, О'Коннор! - снова услышал я голос Рона Альвеса. - К тебе снова гости.

Я открыл дверцу и выглянул наружу. И обомлел, увидев радостно улыбающуюся физиономию Орнари Ми-Грайона. Легок на помине, надо же! За его спиной возвышался братец-тарг, и вот у него-то физиономия была далеко не радостной. Кристина быстро спряталась за спинкой полуразобранного кресла.

- Ну и странные же тебя гости навещают, ты не находишь? - ехидно заметил Рон Альвес. Видно было, что этих гостей он ощутимо побаивается.

Я проигнорировал замечание Альвеса, притворившись, что не понимаю мысленную речь. Менеджер потоптался немного и пошел прочь, не дожидаясь, пока его попросят об этом под дулом оружия. Я уже видел, что тарг раздобыл себе новый шайерх, взамен испорченного мной вчера на лестнице. Проходя мимо большого стереоэкрана, Альвес машинально включил его. В неестественно быстром темпе замелькали кадры видеоклипа, донеслись звуки какой-то ужасной, состоящей из сплошных барабанных ударов музыки.

- Чем могу быть полезен? - вежливо осведомился я у Чужих, спрыгивая на площадку.

- Вы разговаривали с моим племянником... - начал Орнари Ми-Грайон.

- Разговаривал, - я отшвырнул в сторону тряпку, которой вытирал пальцы. - И что?

- Очень жаль, что он отказался принять ваш психокод, как вы ему предлагали. А, скажем, не могли бы вы повторить данную процедуру с кем-нибудь другим?

Сказать, что я был ошарашен, значило бы ничего не сказать. Я был потрясен до глубины души. Чтобы Чужой хладнокровно предлагал провести телепатическое вмешательство в разум своего сородича?! Не зря все-таки у тарга такая кислая рожа. Наверняка психокод предложат перенести именно к нему.

Однако Орнари Ми-Грайон вторично меня удивил.

- Например, со мной, - закончил он предложение.

- Здесь нужна определенная восприимчивость, - сказал я. - У вашего племянника она есть, но он еще ребенок. Его отношение к миру не устойчиво, не обрело четких границ, не обросло глухими стенами естественного защитного барьера. Однако для полноценной телепатии одной восприимчивости мало. Чтобы добиться хотя бы пятой внеранговой ступени необходимо соответствующее обучение. А если ребенок по каким-либо причинам не получил в этом возрасте должного телепатического образования, он с годами утрачивает свои способности, особенно, если ему не приходится достаточно часто общаться с телепатами. Вы же слишком взрослый, уважаемый Орнари. Ваш разум не в состоянии пережить психокодирование и сохранить свою целостность. Вы сойдете с ума или погибнете. Ни Айр, ни Ирина Тропинина не пожелают связываться с таким риском. А у меня нет ранга. При всем желании мне подобная операция не под силу.

Мне показалось, или тарг все же вздохнул с облегчением? Переживает за брата, надо же. Какие трогательные родственные отношения!

- Что ж, - вздохнул Орнари Ми-Грайон после непродолжительных раздумий. - Тогда я вижу всего один выход из создавшейся ситуации. Необходимо постараться устроить вам встречу с Мином лантаргом. Но для этого вам придется отправиться с в наш город Катуорнери. Это недалеко, всего полтора хатлога отсюда.

Я мысленно перевел хатлоги в нормальные земные километры. Получилось что-то вроде восьмидесяти-девяноста километров. Час ходу на "Буране".

- Идет, - согласился я, а Орнари Ми-Грайон заметно оживился. - Но при следующих условиях: во-первых, я буду волен свободно покинуть ваш город, когда захочу, и никто не станет чинить мне в том никаких препятствий. Справедливо?

- Вполне, - согласился Орнари Ми-Грайон.

- Во-вторых, я отправляюсь в ваш город только и исключительно для беседы с Мином лантаргом. Никаких лабораторий, генетических сканеров, медицинских обследований даже под предлогом дезинфекции - ничего, ни за какие деньги. Нашими болезнями вы не болеете, а со своими прекрасно справляетесь сами. Устраивает

- Вполне, - кивнул Чужой. - Что-то еще?

- Да. Я не умею управлять вашими глайдерами, а вы навряд ли согласитесь везти меня обратно в Аян по первому же моему требованию. Я отправлюсь на своей машине.

- На этой груде хлама? - не удержался от комментариев воин.

- Хлама?! - возмутился я. - Хлама, ты сказал?! Да это же многофункциональный снегоход серии "Буран-ТХ-200", одна из самых лучших моделей от "Starkad Transportalie"! Пусть он не новый, зато по многим параметрам не уступает самым современным машинам зимнего сезона!

- Манфред, вы не будете возражать, если я поеду с вами? - невинно поинтересовался Орнари Ми-Грайон, с любопытством приглядываясь к машине. - Меня всегда интересовало, как вы умудряетесь путешествовать на значительные расстояния в этом суровом климате с помощью такой ненадежной техники.

- Почему бы и нет? - пожал я плечами. - Поезжайте, я не возражаю. Не скучно будет в дороге.

- Зато я возражаю! - непреклонно заявил тарг. - Орнари, этбассап олми-танна!

- Простите, - сказал мне Орнари, подхватил своего братца под локоток, отвел в сторонку и начал пререкаться с ним тихим голосом.

Я с интересом следил, как они ругаются между собой, очень вежливо, между прочим. Наши так не умеют. Тот же Альвес костерил нерадивых подчиненных такими фразами и с такой грубостью, что уши скручивались в трубочки сами собой при одном только звуке его голоса.

Орнари Ми-Грайон все-таки настоял на своем, я понял это по довольной улыбке, воссиявшей на его физиономии. Тарг же, наоборот, сделался еще более мрачным. Взгляд, каким он одарил меня, менее всего подходил под определение "дружелюбный".

Орнари Ми-Грайон тут же подошел к снегоходу и принялся с детским любопытством его рассматривать. Я почувствовал внезапный испуг: ведь в машине пряталась Кристина, способная в своем нынешнем состоянии на что угодно! А ну как Чужой ее сейчас увидит? И точно. Не успел я додумать эту неприятную мысль, как в ментале взметнулась яркая волна эмоций, окрашенная теплом Кристины. Страх, отчаяние, паника, отторжение, гнев! Огонь! Чистое, всепожирающее пламя атомного распада...

Я едва успел оттолкнуть Орнари Ми-Грайона от дверцы, опрокинуть его на пол. Из кабины снегохода вырвался длинный язык плазмы, наткнулся на поспешно возведенный барьер из психокинетического поля, стек по нему на пластбетон стоянки и медленно угас, рассыпаясь на множество колючих искр. В руках тарга как по волшебству оказался готовый к бою шайерх.

- Кристина! - крикнул я, бросаясь к машине и вытаскивая дрожащую девочку из-за кресла. Она спрятала головку у меня на груди и заплакала, судорожно цепляясь горячими ручонками за мою шею.

- Что это было такое? - растерянно проговорил Орнари, поднимаясь и потирая ушибленный затылок.

- Когда-нибудь ваше любопытство вас погубит, - сердито сказал я. - Вовсе незачем было заглядывать в салон и пугать Кристину. Она не любит, когда ее пугают незнакомцы.

Кристина подняла заплаканное личико и одарила Чужого злобным взглядом.

- Она говорит, что могла вас убить, - перевел я этот взгляд. - В следующий раз именно так и сделает. Вы ей не нравитесь.

- Какой серьезный ребенок! - воскликнул Орнари Ми-Грайон.

Судя по его эм-фону, он воспринял Кристину как капризную маленькую девочку, к которой попущением Божьим и генетиков Ганимеда попал редкий и опасный дар. Большей ошибки совершить было невозможно. Кристина потребовала, чтобы я опустил ее на пол. Она подняла к лицу сложенные лодочкой ладошки, и в них тут же вспыхнул яркий огненный шарик, увитый белыми молниями. Через мгновение он медленно всплыл в воздух и разорвался с оглушительным треском. Чужие еле успели отдернуть головы.

- Пирокинез, - прокомментировал я. - Один из наиболее разрушительных аспектов психокинеза.

- Значит и вы так тоже можете, уважаемый Манфред? - полюбопытствовал Орнари Ми-Грайон. Если Кристина хотела его напугать, то у нее не вышло ровным счетом ничего. Потрясающий самоконтроль на уровне второго ранга, не меньше!

- В какой-то мере, - ответил я. - Все рожденные в лабораториях Ганимеда дети могли развивать и совершенствовать только одну сторону психокинетической силы: поджигание и передвигание предметов взглядом, их разрушение изнутри или снаружи, левитация, суперпрыжки разного рода, короче, что-то одно. Упор делался, разумеется, на боевые трансформации вроде того же пирокинеза. Кстати, солдаты-пирокинетики - не такая уж большая редкость в десантных войсках Юпитерианской Лиги. Ну, а я обладаю более широким спектром возможностей, так как мой геном содержит тот самый пресловутый ген неограниченного психокинеза. Полный и абсолютный контроль над материей... Впрочем, вам это должно быть неинтересно, поскольку в вашем государстве любые эксперименты и исследования в области генной инженерии человека находятся под запретом...

По лицу Орнари Ми-Грайона видно было, что это ему очень даже интересно. Кто бы сомневался!

Мое внимание привлек стереоэкран, включенный Альвесом. Сейчас он показывал сводку новостей. Красивое строгое личико дикторши сменила трехмерная карта пространства Юпитерианской Лиги; на месте Ганимеда красовался весьма живописный рой астероидов. Видеокамера скользнула ближе к одному из осколков; гладкая, будто полированная поверхность разлома сменилась останками чьего-то жилища, мелькнуло искаженное декомпрессией до неузнаваемости лицо; я не сразу сообразил, что висящие над ним темные маленькие шарики - это промороженная космическим холодом кровь... Я отвернулся, с трудом сдерживая тошноту.

Орнари Ми-Грайон взглянул на экран, и его улыбка вмиг увяла. Даже тарга проняло.

- Уважаемый Манфред, напрасно я вам не поверил, - сказал Орнари. - Жаль, не записал эту передачу...

- Запишете еще, - ободрил его я. - Юпитерианская Лига превратит трагедию в прекрасно смонтированное зрелище и будет транслировать его по всем стереоканалам не меньше месяца.

- Одно дело - уничтожать при помощи пирокинеза врагов в рукопашной схватке, - сказал Ми-Грайон тарг. - Это я и сам на Содатуме видел. Но разрушить огромный планетоид без применения специальных устройств, одним лишь усилием воли... В это никто не поверит!

- В том-то все и дело, - многозначительно заметил я.

Пирокинетики могут уничтожать огнем небольшое количество предметов на расстоянии радиусом до семи метров. Редкие зарегистрированные в Юпитерианской Лиге или Земном Содружестве психокинетики так же могут немногое: монетки по столу двигать, стены нетолстые пробивать, груз взглядом поднимать до двадцати килограммов на очень ограниченное время, с сорокового этажа на асфальт приземлятся безо всяких телесных повреждений и так далее. Как Ольмезовский ни старался, ему так и не удалось вырастить ребенка с неограниченным даром. Потому что там не только в генах дело, и, слава Богу, что мне не известно, в чем именно, иначе б Ольмезовский из меня этот секрет обязательно бы вытянул. Значит, разрушить Ганимед могли только враги, обладающие необходимой для того технологией. Первым делом на ум, конечно же, приходят Чужие. Но с ними связываться после Содатума Юпитерианская Лига не посмеет. Следовательно, врагов будут искать в пределах Солнечной системы. И найдут, можно не сомневаться. Земное Содружество, Альфа-Марс, Бета-Марс или даже далекий от вечной грызни между Лигой и Содружеством Геспин. А ведь тем дело и закончится. Мало кто любит Юпитерианскую Лигу, и это общеизвестный факт, но признаваться в чужом преступлении и нести за него полную ответственность не согласятся даже оголтелые экстремисты из "Возрожденной нации Содатуми". Тем более что никакое расследование прямых доказательств не найдет. На Геспин все и свалят. Атаковать его бесполезно - слишком далеко и невыгодно, общественное мнение народов Солнечной Системы его волнует мало, оправдывать себя геспиниане не станут, у них и без наших политических дрязг проблем предостаточно. А там, со временем, глядишь, дело и заглохнет.

Достаточно того, что истина известна мне, профессору Ольмезовскому и двоим Чужим. И никто из нашей четверки, уверен, попусту языком трепать не станет.

Мы договорились, когда и откуда отправимся в Катуорнери. Ми-Грайон тарг задержался, чтобы предостеречь меня.

- Слушай, ты, терранин, - свирепо прорычал мне воин, - если мой брат свернет себе шею на этом твоем дерьмоходе...

- Твой брат взрослый мужик и должен сам понимать, куда его черти несут, - возразил я. - А если ты так за него беспокоишься, поезжай с нами, только и всего.

- Наедине с тобой я его не оставлю, уж будь уверен! - заявил тарг.

- Пожалуйста, - буркнул я ему в спину и полез в кабину.

Ты и в самом деле собираешься отправляться в этот их город? - спросил у меня недоверчивый взгляд Кристины.

- Собираюсь, - сказал я, запуская тест всех систем снегохода заново. - А что еще мне остается делать?

- Не отправляться в город Чужих, - дала девочка добрый совет.

- Ну, спасибо, - поблагодарил ее я. - А с психокодом что делать? К тому же, я и в самом деле хочу спасти друга. Да и почему бы не посмотреть, в конце концов, на их город? Я все равно отправился бы в Катуорнери даже без всякого психокода.

Скептическая ирония. Недоверие. "Как можно позволять себе соваться в смертельную ловушку из наивного любопытства? Как можно считать другом какого-то там Чужого?!"

- Не пытайся проникнуть за барьер этого психокода! - мгновенно ощетинился я, поворачиваясь к ней. - Не ты его ставила, не тебе он и предназначается!

"Агрессивность как барьер? Интерес. Любопытство, стремление разобраться, что к чему, азартное желание справиться с такой трудной задачей..."

- Отвали!!! - закричал я, хорошенько встряхивая несносную девчонку. - Не смей ковыряться в моих мозгах!

"Отпусти". Иссушающий жар, привкус озона, рвущееся наружу всепожирающее пламя. "Отпусти, Манфред. Не доводи до беды".

Я оставил Кристину в покое и полез за водой.

"Дай и мне".

- Держи, - я протянул девочке стаканчик. - А в гости к Чужим я все-таки наведаюсь. Гляну, что там к чему.

- Я с тобой!

- С ума сошла?! На генсканер нарываешься?! Они с такими, как ты, полукровками, не церемонятся. Содатум помнишь?

Кристина помнила.

- Вот то-то же и оно. Останешься здесь. Присмотришь за Тэйну и малышом.

Кристина угрюмо посмотрела на меня. Ей не нравился Ми-Грайон тарг. Еще больше ей не нравился мальчик Гретас Хорошен. "Опасность, Манфред! Большая опасность!"

- Они же отправятся в Катуорнери вместе со мной, - озадаченно произнес я. - Какая вам от них может исходить опасность?

- Будь осторожен.

- Буду, - пообещал я. - Тебя проводить в номер?

- Необязательно. Помню дорогу.

- Ну, смотри.

Кристина вылезла из кабины и, не оборачиваясь, пошла к выходу. Какое-то время я смотрел ей вслед, потом снова вернулся к приборам на консоли управления. Надо было продолжить настройку, но желание пропало. Все буквально валилось из рук. Я мысленно плюнул и откинулся на спинку кресла отдохнуть. И сам не заметил, как задремал. А приснился мне содатумский осенний день...

Летним ясным днем на пляже было весело. Оранжевый песок, прозрачные волны в кудрявых барашках пронизанной солнечным светом пены. В осеннюю же непогоду трудно было найти место неуютнее. Мохнатые свинцово-серые тучи нависают так низко, что кажется - еще миг, и небо совсем опустится на землю, захлопнет собою мышеловку, внезапно ставшую слишком тесной для мира. Исполинские волны с мерным гулом накатывали на безлюдный пляж, заваленный выброшенными ночным штормом неряшливыми комками водорослей. Воздух пропитан смесью йода, соли и сероводорода, и сыплется, сыплется с вышины мелкая промозглая морось - не то дождь, не то мелкий мокрый снег.

Я потерянно бродил по песку, спрашивая себя, за каким чертом меня сюда принесло. Хотелось вернуться в уют и тепло больничной палаты, взять в окоченевшие пальцы кружечку горячего кофе... Но что-то не давало вот так просто повернуться и уйти. И я бродил и бродил вдоль кромки прибоя, пиная попадавшиеся под ноги округлые валуны в два кулака размером; их было мало, и они торчали из темного песка наподобие гигантских белых яиц неведомых морских зверей.

- Не знаю, и знать не хочу! - донесся вдруг до меня чей-то визгливый голос.

Я посмотрел в ту сторону. Кому еще могло придти в голову гулять под дождем?

Это оказалась девица очень странного вид: невысокая и тощая, нелепо одетая, в кепке козырьком назад и старых-престарых космических ботинках со стертыми носками. Наверное, девица когда-то усердно пинала этими ботинками под чей-то увесистый зад, а потом сохранила обувь в память о той исторической победе.

- И знать ничего не хочу! - визжала девица в крошечный голографический экранчик переносного видеотелефона, яростно меряя пляж широкими шагами. - Вы мне обязаны! В конце концов, это случилось по вашей вине! Я не намерена еще раз отваливать бешеные деньги за очередной летальный исход! Что?! Ну, я вам устрою! До самого Ольмезовского доберусь, если понадобится! Знать будете в следующий раз на ком опыты свои долбанные ставить! Мать вашу!

Она грязно выругалась, отключила прибор, с трудом удержавшись от того, чтобы не швырнуть его в море, и уставилась на меня.

- О! - сказала она. - А ты что здесь потерял, чудо?

- Я просто гуляю, - огрызнулся я, девица мне не понравилась.

- По такой погоде? Оригинал! Ну, иди, гуляй дальше...

Она задрала голову и стала смотреть в низкое небо, часто моргая.

Я чувствовал ее боль. Что-то мешало мне просто пройти мимо, хоть я и видел эту девушку первый раз в жизни.

- Вам плохо? - осторожно спросил я.

- Плохо? - переспросила она, не опуская головы. - Не то слово, дитя. Я сегодня потеряла ребенка. Какой-то гад протащил в инкубационный зал Репродуктивного Центра эмпат-вирус. Два блока вышло из строя! Черти б их всех забрали! Почему именно мой малыш заплатил за их халатность жизнью? А они теперь хотят откупиться от меня деньгами. Компенсация, - передразнила она своего недавнего собеседника. - Чтоб они подавились ею... Мать их...

Она полезла в сумочку и вытянула длинную дамскую сигару:

- Огоньку не найдется

- Да, пожалуйста, - я протянул ей сложенные лодочкой ладони, над которыми вспыхнул язычок бледно-оранжевого пламени.

- А, пирокинетик, - с удовлетворением сказала тощая, жадно затягиваясь. - Что в госпитале потерял? Лечишься?

- Да.

- Эй, а ты не заразный? - с внезапным подозрением спросила она, отступая на шаг.

- Не знаю, - мстительно ответил я.

- Ха-ха-ха! - тощая зашлась в приступе заразительного смеха. - Заразных-то из спецзоны не выпускают! Ты мне нравишься, дитя, - она изучающее всмотрелась в мое лицо. - Тебя как звать-то?

- Фредди, - буркнул я недовольно.

- Тина, - назвалась девица, протягивая мне руку.

Пальцы у нее оказались длинными и холеными, с ярким сложным маникюром. А я, наконец, разобрал значки паранорм у нее на воротничке. Третий телепатический ранг, усиленное зрение, адаптация к перегрузкам и значок мастер-пилота, начищенный до серебряного блеска. Мастер-пилот! Обалдеть! Это когда же она в летную школу поступала? Годика в четыре?!

- Ненавижу врачей! - выразилась она, щелчком отправляя окурок в море. - Мать их всех!..

- Не ругайся, - неприязненно сказал я.

- А то что? - хмуро поинтересовалась она.

- А то я перестану тебя уважать!

Тина скривилась так, словно проглотила целый лимон. Не жуя.

- Да пошел ты!..

Она плюнула в море и отвернулась. Я смотрел на нее, чувствуя, как почти против воли рождается в глубине души мелодия. Грустная и печальная песня без слов, как нельзя лучше отражавшая сущность этой женщины. Хулиганистые ужимки, мат, яркая тинэйджерская одежда, характерная речь, - все это было лишь маской, за которой пряталось нежное и бесконечно уязвимое существо.

Мастер-пилот межзвездных рейсов.

"Сколько же ей на самом деле лет?" - подумал вдруг я.

- Спасибо, малыш, - вдруг сказала она тихо. - Ты, оказывается, поэт... Знаешь, а я хочу, чтобы мой сын был похож на тебя.

- Что? - не понял я.

Она обернулась, посмотрела на меня и повторила открытым текстом:

- Я хочу от тебя ребенка.

- С ума сошла?! - я попятился. - Еще чего! Я ни за что не стану... как это? Спать с тобой, вот! Я не буду спать с тобой!

Тина меня высмеяла:

- Мне в рейс через две недели. Соображай сам: куда мне беременеть? Я воспользуюсь искутом. А раз уж ты лечишься здесь, то твои образцы должны храниться в банке. Вот я ими и воспользуюсь. Если уж снова платить, так хоть знать, за что!

- А я не дам тебе своего согласия!

- А мне плевать! Ты контракт с госпиталем подписывал? Как ты думаешь, дитя, откуда они берут средства, чтобы лечить такую тьму народа по последнему слову медицины? Услуги репликационных банков стоят недешево. Вся сумма за каждый образец твоей ткани из репликационного банка расходуется на твое лечение и содержание в стенах госпиталя.

- Я не подписывался торговать своими детьми! - взвился я. - В контракте про такое ничего не было сказано!

- Да ты что! Ты подмахнул бумажки не глядя! - развеселилась девица.

Я схватился за голову. Я находился в госпитале уже полгода, и за это время воспользоваться услугами репликационного банка могло немало людей. Не меньше сотни! В этих чертовых Репродуктивных Центрах сейчас созревало не меньше сотни моих детей!

- Да не суетись ты так, малыш, - ухмыльнулась тощая Тина. - На что тебе сотня младенцев? Ты и сам-то молокосос еще!

Я с ненавистью взглянул на нее. И налетел порыв бешеного ветра, ударил тощую в лицо, отшвырнул назад и, бросив на мокрый песок. Дурацкую кепочку сорвало и унесло прочь, рассыпались по плечам длинные, вьющиеся крупными кольцами черные волосы.

- Псих! - завизжала тощая, торопливо собирая волосы в хвост.

Я молча смотрел на нее.

- Ладно, - стушевалась девица. - Я пошла. Не будь таким серьезным, дитя, а то в космос не возьмут. Пока-пока, чао-какао.

Она пошла прочь вразвалочку, кулаки в карманах, клеш длинных, не по росту, брюк волочился по мокрому песку...

Я смотрел ей вслед, и она, почувствовав мой взгляд, обернулась и крикнула во весь голос:

- А ребеночка от тебя я все равно рожу!

Я сел, растирая ладонью занемевшую шею. Вспомнил, как кинулся разыскивать своего сына. Без толку все это оказалось. В Репродуктивном Центре мне сказали, что Тина погибла, а ребенка забрал ее гражданский муж. Кто он и как его найти, мне, разумеется, не сказали. Орать, вопить и колотиться головой об стенку можно было сколько угодно: тайну рождения в этих чертовых Центрах хранили тщательно. Моему малышу, наверное, было сейчас уже года два... Интересно, унаследовал ли он паранорму психокинеза? Хотя вряд ли. Ян Ольгердович кто угодно, только не дурак. Не станет он вот так, за здорово живешь отдавать такое сокровище широкой общественности! Скорее всего, домен неограниченного психокинеза из генома убрали... Хотя эта процедура - убирать какие-то участки из ДНК - тоже не из дешевых. Так что кто его знает...

12

Через час мы с Ми-Грайонами покинули Аян. Орнари Ми-Грайон очень долго не мог устроиться на переднем сиденье, норовя поджать ноги под себя привычным образом. Я объяснил ему, что лучше сидеть прямо, вытянув ноги и опираясь на спинку кресла. И что ремни по бокам - это вовсе не средство для ограничения свободы недружелюбно настроенных пассажиров, а обычная страховка.

- Страховка? - с искренним изумлением переспросил Чужой. - Позвольте, разве в вашей машине нет гравикомпенсатора?

- А что это такое? - полюбопытствовал я, плавно наращивая скорость и стараясь не отставать от черной капли глайдера Воркен.

- Ах, ну да, - Орнари Ми-Грайон явно смутился. - Я забыл...

- Гравикомпенсатор, - задумчиво проговорил я. - Очевидно, этот прибор должен каким-то образом смягчать, а то и вовсе нейтрализовывать перегрузки, возникающие при любой внештатной ситуации... например, при аварии. Забавно. Надо подумать, как это можно реализовать технически...

Снегоход несильно тряхнуло. Я оглянулся на второго Ми-Грайона - тот и не подумал пристегнуться и сесть как надо. Его поза с поджатыми ногами была едва ли не самой неудобной с точки зрения безопасности.

- Ты бы все-таки пристегнулся, тарг, - предостерег его я. - Не ровен час, кочка какая попадется или там яма... Тряхнет будь здоров, гравикомпенсаторов у меня тут еще долго не будет.

- Уважаемый Манфред, вы всерьез надеетесь создать гравикомпенсатор своими силами? - с осторожным удивлением поинтересовался Орнари Ми-Грайон.

- А почему бы и нет? Я люблю ковыряться в железках и придумывать всякие штуки. А идея гравикомпенсатора, кстати, стара как мир. Еще в докосмическую эпоху люди пытались бороться с неприятными эффектами тяготения всеми подручными средствами. Конечно, в отличие от ваших техников, пользующихся уже готовым решением, мне придется идти методом проб и ошибок, но тут уже ничего не поделаешь. В конце концов, ваши ученые в свое время поступали точно так же.

- Ваша затея все равно обречена на провал, - поджав губы, заметил Ми-Грайон. - Я, конечно, восхищен вашим энтузиазмом, но, извините, для создания целого раздела гравитационной физики, к коему относятся принципы работы гравикомпенсатора, одного энтузиазма мало. Я не говорю уже о технических сложностях! Уровень вашего технологического развития просто не позволит вам сконструировать прибор достаточно малых размеров. Ваш гравикомпенсатор, собранный из деталей земного производства, займет половину одного из самых больших ваших городов, как минимум!

- Первый компьютер тоже занимал целое здание размером в три этажа, - пожал я плечами. - Кроме того, раз в эсперанто имеется слово "гравикомпенсатор", то это уже говорит само за себя. А так же не следует забывать о вольных торговцах...

- Вольные торговцы?

- Контрабандисты. Эти даже из черной дыры что угодно достанут, если заплатить им как следует.

- Таких мы вешаем, - серьезно проговорил Орнари Ми-Грайон.

- Если успеваете поймать, - уточнил я. - А, проклятье!!!

Летевший впереди глайдер Воркен вдруг нырнул за бугор. Я, не снижая скорости, отправился следом, наивно полагая, что ничего страшнее обычной выбоины нас не ожидает.

Я ошибался!

Бугор оказался краем отвесной, уходящей глубоко вниз стены гигантской пропасти. Я резко затормозил, но инерцию полностью погасить не удалось. Машина, естественно, сорвалась и начала падать. Далеко-далеко по курсу я увидел тоненькую, пенящуюся полоску ручья, над которым поднимались клубы морозно-белого пара. Горячий источник... Аккурат для того, чтобы сварить наши переломанные, расплющенные в лепешку кости.

Я раскинул широкую плоскость психокинетического поля, цепляясь за все, за что можно было зацепиться. Снегоход убавил прыти, но убийственное скольжение ко дну пропасти не прекратилось. Орнари Ми-Грайон бормотал что-то в свой комм, но я его не слушал. Наконец мне удалось протянуть поле до другого конца пропасти - там, на противоположной стороне, маячила черная капля глайдера Воркен. Наша машина неподвижно зависла носом вниз почти в вертикальном положении. И только теперь я позволил себе перевести дух.

- Предупреждать о таком надо, уважаемый господин Орнари! - зло сказал я, обращаясь к повисшему на ремнях страховки Чужому.

Он повернул ко мне голову и улыбнулся прокушенными до крови губами.

- А разве ваша машина не обладает аэродинамическими качествами?

- Вашу маму! - закричал я, испытывая запоздалое потрясение. - Это снегоход, а не атмосферная яхта! И антигравитационные двигатели ему в страшном сне не снились!

- Мы, кажется, зависли? - снова улыбнулся Орнари Ми-Грайон.

Проклятье, он совсем не испугался?! Судя по его эм-фону, окрашенному в теплые тона умеренного любопытства, не очень. Ну и нервы, однако!

- Я мог бы позвать Воркен, - продолжал Орнари. - У нее есть соответствующие устройства, - он не рискнул назвать эти устройства нужным словом, опасаясь, что я тут же начну думать, как изобрести что-либо похожее для своей машины.

- Ну, так и в чем же дело? - огрызнулся я.

- Мне любопытно посмотреть, - с улыбкой проговорил Чужой, - сумеете ли вы справиться сами.

Я глянул на приборы. До края пропасти, откуда мы свалились, было метра четыре, не меньше. Я чувствовал, как крошилась порода под давлением удерживающего нас психокинетического поля. Долго нам так не провисеть...

- Итак, что вы собираетесь делать? - полюбопытствовал Чужой.

- Для начала проверить, хорошо ли работает катапульта, - оскалился я. - Держитесь крепче, сейчас будет весело.

Через мгновение меня с силой вышвырнуло через открывшийся в потолке люк. Еще в полете я извернулся, психокинетическое поле спружинило о край пропасти и выкинуло меня на безопасное место. Снегоход по широкой дуге пролетел над моей головой и встал вверх тормашками в десяти метрах от обрыва. Я поднялся, отряхивая с одежды снег, и перевернул машину, как полагается, куполом вверх. Орнари Ми-Грайон выбрался наружу сам. Правда, его тут же начало тошнить. Наверное, слишком сытно поел перед поездкой, чего, как видно, делать не стоило.

- Живой? - полюбопытствовал я, подходя ближе.

Он только кивнул, вытирая белоснежным платочком губы.

- Проблема в том, - начал объяснять я, - что психокинетическое поле любой сложности и любой направленности передвигается вместе со своим источником, то есть со мной. Именно на это я и рассчитывал, выскакивая из кабины, - я развел руками. - Вот, получилось, как видите.

- Вы что, никогда не делали такого раньше? - искренне изумился Ми-Грайон.

- Да как-то случая не подворачивалось, - признался я. - Давайте-ка глянем, что там с вашим братом...

Раздавшаяся из-под купола ругань ясно сказала о том, что с Ми-Грайоном таргом все в порядке. Через мгновение появился и он сам, закрывая ладонью стремительно заплывающий глаз. Вторая рука висела плетью, и пальцы на ней были выгнуты неестественным образом.

- А я тебя предупреждал! - назидательно сказал я, тыча в него пальцем.

- Кочка! - злобно прошипел воин. - Яма! Ант'пьохаш райедакан пест шагран!

- Что он сказал? - обратился я к Орнари.

- Э... - смутился тот. - Он ругается. Арэль, олми исти!

- Дейт'пьохаш пест, райшдакан шагристим пест, атамариек сата! - не унимался тарг.

- Что это дословно означает? - потребовал я перевода.

- Это просто такая нелицеприятная характеристика ситуации, выраженная в крайне неприличной форме, - неохотно пояснил Орнари Ми-Грайон, недовольно косясь на воина.

- Надеюсь, данная характеристика относится не ко мне, - мрачно предположил я.

- Нет, нет, что вы, ни в коем случае! Он же не называл вашего имени! - поспешил успокоить меня Орнари и обратился к не умолкавшему до сих пор брату совершенно другим, жестким тоном. - Арэль, шаграсти олми истан!

Тарг немедленно заткнулся, с тоской рассматривая поврежденную руку. Дешево отделался, между прочим. Мог ведь и шею свернуть. Орнари вынул свой любимый сканер, провел им над рукой воина и нахмурился. Дрянь дело. Я решил посочувствовать.

- Помочь? - предложил я, обращаясь к пострадавшему. - Или до города потерпишь?

Тарг был вовсе не прочь потерпеть и до города. Но глаза у Орнари Ми-Грайона уже разгорелись неуемным любопытством.

- У него сложный перелом кисти и нескольких пальцев, - сказал Чужой, убирая сканер. - Манфред, вы умеете исцелять?

- Лицензии у меня, конечно же, нет, - задумчиво произнес я. - Но перелом срастить могу.

- Давайте, - кивнул Орнари, отступая в сторону.

- Болеутоляющее есть? Прими, не пожалеешь. Сам кости себе вправлял, знаю, о чем говорю.

Орнари Ми-Грайон извлек из своей аптечки крохотный бело-голубой полупрозрачный кубик. Приложил его к запястью тарга, и содержимое кубика впиталось под кожу. Я почувствовал, как потускнели в эм-фоне тарга болевые составляющие. Хорошее лекарство, быстро действует.

- Дай на здоровую руку глянуть, - попросил я. - Надо понять, как у тебя все устроено, чтобы наизнанку чего не вывернуть.

Нехорошо, конечно, но очень уж мне хотелось его, дуболома этакого, попугать. Пусть подрожит, так ему и надо!

Тарг злобно поглядел на меня, но под властным взглядом брата не решился произнести ругательство. Руку он вытянул так, будто вместо меня перед ним находилась гремучая змея или марсианская песчаная ящерица. Я провел ладонью вначале над здоровой кистью, потом над покалеченной. Особый вид психокинетического поля исправно перенес информацию о надлежащем расположении костей со здоровой руки на больную. Как всегда для меня процедура заняла чуть ли не целую вечность времени, а для стороннего наблюдателя минули считанные секунды. И только совсем лишенный способностей к телепатическому общению пень не различил бы ярких вспышек боли в эм-фоне Арэля Ми-Грайона. Оставалось только восхищаться железной выдержкой этого воина, ибо он не издал ни звука и даже в лице не переменился, ничем не выдав своего состояния.

Орнари Ми-Грайон снова включил сканер.

- Поразительно! - воскликнул он. - Ни малейших следов перелома! Не поверил бы, если б сам не видел!

- Грубая работа, - самокритично заявил я. - Квалифицированные целители, такие как Ирина Тропинина, не допустили бы даже малейших признаков боли. Они работают непосредственно с биополем или, иначе, аурой человека. Я же просто произвел механическое сращение поврежденных тканей с помощью психокинетической силы. Так что рука еще болеть будет полдня или день...

Арэль Ми-Грайон пробурчал что-то сквозь зубы, сжимая и разжимая пальцы. Пальцы поначалу гнулись плохо, потом вроде пришли в норму. Я потерял к таргу всякий интерес. Меня гораздо больше занимала пропасть, перегородившая нам дорогу. Подойдя к самому краю, я пнул ногой ближайший увесистый валун. Камень сорвался и ухнул вниз. Слабый хлопок, донесшийся через изрядный промежуток времени, возвестил о том, что валун достиг дна. Немыслимо давно, еще в те времена, когда над Землей светило Солнце, здесь простиралась гладкая как стол равнина. Но под воздействием вырвавшихся на свободу запредельных сил земля треснула, расступилась глубокой раной, не спешившей заживать. Неровный зигзаг гигантской трещины тянулся от одного края мира до другого. Я почесал в затылке. Дрянь дело, что тут скажешь!

- Можно, конечно, попытаться поискать место, где края пропасти почти смыкаются друг с другом, - предложил я подошедшему ко мне Орнари Ми-Грайону.

- Вряд ли это приемлемо, - ответил Чужой. - Кратчайшая дорога на Катуорнери пролегает здесь. И нет никакой гарантии, что вы отыщете такое место. Разлом имеет длину в семь хатлогов и на севере упирается в Малый Провал, а на востоке уходит под воду Тихого океана...

- Можно спуститься вниз, а потом взобраться наверх, - с сарказмом предложил Арэль Ми-Грайон, сплевывая в пропасть. - Или в Аян вернуться и приделать к твоему замечательному транспортному средству приличные двигатели. Или, еще лучше, пересесть в нормальную машину! - и он снова плюнул в пропасть, демонстрируя глубокое презрение ко всем снегоходам земного производства вообще, и к моему аппарату в частности.

- Итак, было названо четыре выхода из данной ситуации, - подытожил я. - Неплохо. Если есть четыре варианта решения одной проблемы, значит, можно найти и пятый.

- Пятый и самый, на мой взгляд, разумный - вызвать Воркен, - решительно произнес Орнари Ми-Грайон и потянулся к своему комму.

- Не надо беспокоить Воркен, - сказал я с усмешкой. - Есть и шестой вариант...

Орнари Ми-Грайон спрятал комм в карман и ожидающе посмотрел на меня.

Пошел снег. Ветра не было, поэтому некрупные снежные хлопья ложились на землю почти под прямым углом. В воздухе стало заметно теплее. Я заметил чахлые тускло-зеленые кустики подснежников, торчавшие между слежавшимися камнями. Из тонкой, жесткой как проволока листвы уже поднимались головки нежно-розовых бутонов. Весна. Весна на Земле-Зиме...

- Есть и шестой вариант, - повторил я, не отводя взгляда от цветов. Надо будет нарвать на обратной дороге для Тэйну... - Мне ведь потом еще назад на своем транспортном средстве возвращаться.

Я осторожно прощупал пространство - нет ли где следов точечных провалов. Затем перекинул поле на другой край. Земля дрогнула, рождая низкий, стонущий гул. Камни, кипящая вода пополам с песком и гравием, гранитная крошка, - все это поднималось со дна пропасти, смешивалось, спрессовывалось и укладывалось вдоль вектор-направляющей психокинетической силы. Получался мостик, надежный, прочный, способный выдержать вес и не одного снегохода. Хороший мостик, правда, узкий и тонкий. Не для слабонервных водителей.

- Поехали, - бросил я через плечо, направляясь к снегоходу.

Чужие поспешили следом. Орнари Ми-Грайон через каждый шаг оглядывался: все никак поверить не мог в то, что видел. И эм-фон его отражал те же самые чувства, какие всегда испытывал я по отношению к имеющим ранг телепатам: удивление, изумление, потрясение детский восторг и легкая зависть, сожаление и затаенный страх.

Мне вспомнился Айр и его слова: "Наш дар - это почти проклятие". Удивительное дело, мне захотелось сказать то же самое и Ми-Грайону. В самом деле, разве не из-за своих уникальных способностей я очутился на Ганимеде и пережил там все, что пережил?

- Психокинез, как и всякая сила, годится не только для разрушения. С его помощью можно так же и созидать материальные объекты, и защищать их. Этот мост будет стоять здесь тьму веков, до тех пор, покуда океан вновь не покроет местные горы. Пойдемте. У нас не так уж и много времени...

Я подвел машину к самому краю мостика и осторожно въехал на узкое полотно. Так, держит, не шатает... неплохо. Краем глаза я заметил, что тарг снова наплевал на страховку.

- Пристегнись! - сказал я ему. - Вниз свалимся - простым переломом не отделаешься. Шею свернешь, лечить не стану, позвонки сращивать не обучен.

- Манфред, не отвлекайтесь, пожалуйста, - нервно проговорил Орнари Ми-Грайон. - И помедленнее, прошу вас, помедленнее!

Вот когда выдержка ему изменила! Сейчас, при одном только взгляде на тоненькую узкую ленту дороги, висящую над поистине бездонной пропастью, ему становилось дурно во всех смыслах сразу.

- Нет, - сказал я. - Здесь помедленнее нельзя. Наоборот, надо быстро.

И я бросил снегоход вперед одним мощным рывком. Орнари Ми-Грайон прикрыл глаза. Тарг стукнулся обо что-то башкой и выругался. Нет, ну никак до него не доходит, что в снегоходах пристегиваться надо! Вот же баран упертый.

Дальнейший путь до Катуорнери не порадовал нас никакими сюрпризами. Голая заснеженная равнина под низко идущими, нагруженными последним зимним снегом тучами, и ничего больше. Далеко-далеко, на самом горизонте, где унылое серое небо сливалось с унылой серой равниной, разгоралось знакомое зеленоватое марево провала. Я замедлил ход и начал отворачивать в сторону, намереваясь по широкой дуге обогнуть опасную зону.

- Нет-нет, - встрепенулся Орнари Ми-Грайон, - надо ехать прямо!

- Куда прямо? - осведомился я. - Там же провал!

- Какой еще провал? - недоуменно переспросил Чужой.

- А вон то зеленое радиоактивное свечение. - указал я рукой.

Ми-Грайон посмотрел в ту сторону. Затем обернулся ко мне.

- Это не провал, - мягко произнес он. - Это город. Наш город.

- Катуорнери? - настала моя очередь удивляться. - А впечатление такое, будто там провал. Вот и радар со мной согласен...

Прибор тихо попискивал, регистрируя повышение радиоактивного фона, типичное для некрупных стабильных провалов.

Тарг пробормотал со своего места что-то грубое, насчет варваров, не умеющих отличить пространственно-временной разлом от защитного полициклического поля. Орнари шикнул на него.

- Полициклическое защитное поле, значит. Понятно, - проговорил я с умным видом, ничего на самом деле не понимания.

Дар психокинеза предполагает наличие определенной чувствительности ко всякого рода излучениям, полям самого разнообразного происхождения и радиации. Все мои ощущения говорили о том, что движемся мы как раз в центр старого, в меру устойчивого разлома. Интересненькую защиту Чужие для своего города придумали, ничего не скажешь. А какая тревога промелькнула в глазах Орнари! Наверняка загадочное защитное полициклическое поле - это страшная тайна за семью печатями. Не дай бог, недоразвитые варвары научатся его генерировать, а пуще того - уничтожать!

Снегоход окунулся в призрачное зеленоватое сияние, и я прикрыл глаза, ожидая, что вот тут-то нас и разорвет на атомы. Но ничего страшного не случилось. Зеленовато-серый туман неохотно расступился перед нами, и вместо зияющей пасти провала я увидел лежащий в низине правильный восьмиугольник города Чужих Катуорнери.

- Подождите здесь, - сказал мне Орнари Ми-Грайон, указывая на ворох пестрых подушек, разбросанных вокруг столика из полупрозрачного, слабо светящегося материала.

- Как долго? - поинтересовался я, устраиваясь поудобнее и оглядывая круглую светлую комнату, очень похожую на приемный холл какой-нибудь престижной клиники в стольном городе Токадо. Вот только "медбратья" в черных комбинезонах с шайерхами портили всю картину. Одинаковые холодно-безразличные квадратные физиономии и такое же одинаковое агрессивно-нейтральное настроение у всех вместе и у каждого по отдельности. То ли почетный караул, то ли охранники, поди разберись.

- Не очень долго, - уклончиво ответил Орнари Ми-Грайон, исчезая за дверью.

Я вздохнул, взял в руки одну из подушек и с интересом начал ее рассматривать. Правильной восьмиугольной формы, украшенная спиральным голографическим узором, довольно жесткая. Ничего особенного. Воины усердно изображали из себя неподвижные статуи. Разговаривать с ними совершенно не хотелось. Восемь солдат. Любят Чужие число "восемь", хотя система исчисления у них шестнадцатеричная. Восемь шайерхов. Как защищаться-то будем, а? Внешний слой пробьет сразу, антиматерия - это тебе не вульгарная плазма и даже не электрический разряд большой мощности, как в заурядной "Молнии". Значит, внутренних слоев должно быть несколько... скажем, таких и вот таких и еще один перекошенный не помешает... Но все равно, проверять, выдержат ли они одновременный залп восьми шайерхов, как-то не хотелось.

Самым первым уроком, преподнесенным мне Наставником, было правило не полагаться всецело на дарованную природой и жившими бессчетное количество лет тому назад генетиками силу психокинеза. В памяти как живой всплыл его голос: "На всякую силу всегда можно отыскать еще большую силу... " "Или хитрость", - добавил Ольмезовский, выковыривая меня, парализованного с макушки до пяток, из челнока Ганимед-Орбитальной. Что я всегда усваивал хорошо, так это практические занятия. Чтобы не защищаться от шайерхов, не надо доводить дело до их применения.

Наконец одна из дверей распахнулась, пропуская Орнари Ми-Грайона и еще одного Чужого в светло-зеленом комбинезоне. Сразу было видно, что он тоже не воин. При нем не было никакого оружия, а в уложенных в высокую прическу волосах темнели иссиня-черные пряди - аналог седины. Лицо гладкое, без морщин, но явно не молодое, в светло-фиолетовых глазах мудрая печаль немало прожившего человека. Его эм-фон был наполнен стерильно-чистыми, как хирургическая операционная, тонами профессионального интереса.

- Мои приборы фиксируют наличие неизвестных полей довольно высокой мощности, - начал он без всяких предисловий. - Полагаю, источник данных полей именно вы, юноша, не так ли?

- Наверное, - осторожно сказал я. - А простите, кто вы такой?

- Непаэль Лилайон, ак'лидан, - представился он, усаживаясь на подушку напротив меня.

Орнари Ми-Грайон остался стоять. Я взглядом спросил у него: "Кто такой, черт побери, этот Непаэль Лилайон ак'лидан?". Орнари ответил несколько кривоватой улыбкой: "Все, что мог сделать, я сделал, извини".

- Мне сообщили, что вы чуть ли не единственный оставшийся в живых психокинетик, обладающий уникальным, практически неограниченным даром... - продолжал тем временем этот Лилайон.

- Послушайте, уважаемый, я здесь не для того, чтобы обсуждать мои психокинетические способности. Я должен передать Мину лантаргу ценную информацию. Вы проводите меня к нему?

- Какого рода информацию вы собираетесь передать моему пациенту?

Ах, вот оно что. Личный врач лантарга. Понятно.

- Это касается родственника присутствующего здесь Орнари Ми-Грайона. Конкретно, мужа его сестры. Моего друга. Мы вместе бежали с Ганимеда. И это все, что я могу вам сообщить. Остальное похоронено под запретами психокода и на данный момент мне самому не известно.

- А где гарантия, что, находясь под воздействием вашего психокода, вы не попытаетесь причинить вред Лаутари Мину?

Я развел руками.

- А какую гарантию вы согласитесь принять, Лилайон ак'лидан? Мое слово? Вряд ли оно для вас что-то значит.

- Верно. Ваше слово для меня не значит ровным счетом ничего. Но вы все-таки постарайтесь меня убедить. Вы ведь заинтересованы в выполнении программы психокода, не так ли?

- Так ведь и вы заинтересованы в спасении родственника уважаемого Орнари Ми-Грайона не меньше, чем я. У меня очень мало времени. Я не могу позволить себе тратить его на бесполезные уговоры. Попробуйте просто поверить мне. Отведите меня к Мину лантаргу, позвольте поговорить с ним. Больше от вас ничего не требуется!

- Юноша, что вам известно о состоянии Мина лантарга? - осведомился Чужой, снисходительно меня рассматривая.

- Ну... - я глянул на Ми-Грайона. - Мне говорили, что он тяжело болен...

- О да, - с нехорошей улыбкой согласился Лилайон ак'лидан. - Полагаю, дыру от плазмера можно классифицировать как тяжелую болезнь!

- Что?! - искренне изумился я. - В вашего лантарга стреляли?! Но кто?

- Хороший вопрос. Генетическое сканирование показало, что злоумышленник принадлежит к проклятому клану Тойвальшенов. Это проливало бы свет на произошедшее, если б не одна маленькая деталь - стрелявший сошел с ума. Очевидно, что в покушении участвовали ваши проклятые телепаты, имеющие достаточно высокий ранг. Потому как регресс личности убийцы произошел с фантастической скоростью. Мне посчастливилось наблюдать весь процесс от начала и до конца. Довольно неприятное зрелище, знаете ли. На данный момент сознание убийцы находится примерно на уровне пятилетнего ребенка

- Погодите, так вы его не повесили?! - вскричал я.

- Кто-то очень рассчитывал на то, что именно так мы и сделаем. Мы решили его разочаровать.

- Кто-то, очень близко знакомый с традициями вашего общества, - подхватил я. - Высший телепат не ниже первого ранга. Ну, кому из таких телепатов Мин лантарг перебежал дорогу, гадать не надо.

- Тэйну Тойвальшен, - с понимающим видом кивнул Лилайон ак'лидан.

- Что?! - не сдержался я. - Да она-то здесь при чем?! У нее и ранга-то никакого нет!

Орнари Ми-Грайон покачал головой. "Дурак", - явственно читалось в его осуждающем взгляде. Я понял, что он прав, когда ощутил вспыхнувшую в эм-фоне Лилайона ак'лидана полосу жадного любопытства.

- А откуда вы знаете, что у Тэйну Тойвальшен нет ранга? - задал ак'лидан коварный вопрос обманчиво невозмутимым голосом.

С кем были Лилайоны, когда началась травля Тойвальшенов? С Ми-Грайонами или же с теми, кто предпочел отойти в сторонку и не вмешиваться? То-то же и оно, что, похоже, с первыми... Я сказал, пожимая плечами:

- Всем известно, что среди вас не рождаются телепаты.

- Верно, - согласился Лилайон ак'лидан. - Но если дочь Лэркен Бэйль-алум Тойвальшен родилась в генетической лаборатории на Ганимеде, то почему бы ей и не обладать телепатическими способностями?

- Да, - не стал я возражать, - в самом деле, почему бы и нет? Но мы говорим о первом ранге. Любой ранг - это не только и не столько врожденные способности, сколько набор правил и методов телепатического общения, а так же различные виды техники их применения. Этому учатся и не один год, заметьте. А кто и зачем стал бы учить Тэйну Тойвальшен? Ведь стоило ей выйти в инфосферу, где каждый знает о всех и все знают о каждом, как вся Солнечная Система стояла бы на ушах: появился Чужой с телепатическими данными! Ваши психопрофили все-таки отличаются от психопрофиля любого терранина. А высших телепатов провести трудно. Им достаточно одного мгновения, чтобы понять о собеседнике все, вплоть до генетического кода. Разумеется, у Тэйну Тойвальшен есть причины желать смерти лантаргу. Но вряд ли она сумела бы внедрить в сознание кому бы то ни было даже простейший эмпат-вирус. Нет, - решительно добавил я, - в покушении на жизнь Лаутари Мина виноват Ольмезовский. Один Ольмезовский и никто, кроме Ольмезовского. У него есть на то и причины, и возможности.

- Простите, но с чего бы уважаемому профессору Ольмезовскому, одному из ведущих генетиков Юпитерианской Лиги, желать смерти Мину лантаргу?! Ведь их интересы лежат в слишком удаленных друг от друга областях!

- Вы так считаете? - не удержался я от иронии. - Содатум. Кофейные плантации на Саржановых островах в Керивийском море. Славящаяся своими виноградниками Белая долина. И прекрасно оборудованный полигон для генетических исследований на Алокаменном полуострове. Потеря значительной части своих доходов вряд ли добавила профессору Ольмезовскому любви к вашей расе вообще и к Мину лантаргу в частности. Я сам слышал, как уважаемый профессор неостроумно поносил лантарга грязными словами из-за того, что разбилась последняя бутылка с ценным сортом белого содатумского вина, а другую достать оказалось негде.

- И что, утрата алкогольного напитка явилась достаточной причиной для убийства? - иронично поинтересовался Лилайон ак'лидан. - Слишком смешно выглядит, учитывая обстоятельства.

- Учитывая обстоятельства, выглядело это страшно, - возразил я. - Та несчастная бутылка просто стала последней каплей, переполнившей чашу праведного гнева.

- Вообще говоря, - произнес в пространство Орнари Ми-Грайон, - Мин лантарг всего лишь исполнял приказ. Ему, как воину, просто ничего иного не оставалось. Ответственность за решение применить в Содатумском конфликте исключительно силовые методы убеждения лежит, главным образом, на мне.

- И вы открыто в этом признаетесь?! - поразился я.

- Моя профессия подразумевает наличие немалой власти, практически не зависимой от межклановой политики, - объяснил Ми-Грайон. - Мое слово многое могло изменить. Но я его не сказал. Точнее, сказал, но когда было уже слишком поздно.

- Ваша нерешительность стоила жизни тридцати миллионам жителей Содатума! - с ненавистью сказал я сквозь зубы. - Она исковеркала судьбу двадцати тысяч выживших! А вы так спокойно об этом говорите! Проклятие, да за одно это стоит разорвать вас на мелкие кусочки на месте! Да я давно мечтаю это сделать, сам вот себе удивляюсь, как до сих пор еще не...

Орнари Ми-Грайон вскинул голову. Мгновение мы смотрели друг другу в глаза. Натянулась до предела и зазвенела в наполнившемся густой тишиной воздухе струна понимания. Чужой принимал и понимал мои эмоции, весь мой гнев и ярость, сожаление и злость, но и я взамен должен был принять его боль. Завершись Содатумский конфликт иначе, и я не попал бы на Ганимед, к скотине Ольмезовскому. Завершись Содатумский конфликт иначе, и я не потерял бы Джейни...И вся наша жизнь могла сложиться иначе!

Я первым отвел взгляд. Без толку гадать, что было бы, случись то или иное событие так или иначе. Все случилось так, как случилось. Мне уже не вернуть назад себя прежнего, как не вернуть к жизни мертвую Джейни ди Сола. Нужно оставить мертвецов прошлому и найти в себе силы идти дальше. Делать что-то для живых. Пока еще это в наших силах.

Тихий зов вдруг достиг моего внутреннего уха, точно затихающий крик отчаяния, мольба о помощи, лишившаяся последней надежды, ставшая уже привычной боль и страх так и не дождаться отклика... и было во всем этом нечто беспредельно знакомое, до боли родное. Словно где-то во тьме плакал несправедливо обиженный ребенок, не понимающий, за что и почему его так жестоко наказывают.

- Уважаемый Манфред, вам плохо? - встревожено спросил Лилайон ак'лидан.

Я его как не услышал. Я, кажется, знал, кто пытался докричаться до меня из последних сил, почти на пределе возможного.

- Хорэн?.. - прошептал я непослушными губами, и невероятная догадка обернулась сокрушительной уверенностью. - Хорэн!

- Я здесь, я здесь! - восторженный, полный слез облегчения отклик. - Манфред, забери меня отсюда!

Стало некогда и незачем думать. Я рванулся к двери, за которой слышал Хорэн, и дверь снесло словно ударом урагана. Она была там, высокая тоненькая девушка с серебристыми, заплетенными в косички волосами, ее худенькое, опухшее от слез личико засветилось при виде меня неподдельной радостью. У нее наручники были на руках, я их ободрал и отшвырнул в сторону. Воины, невесть откуда взявшиеся в таком огромном количестве, нацелились было в нас из своих шайерхов. Орнари Ми-Грайон их остановил.

- Хорэн, деточка, - говорил я, держа ее за руки, - как ты здесь оказалась, маленькая?

Ее огромные синие глаза мгновенно налились слезами.

- Манфред, плохое место, - зарыдала она, судорожно цепляясь за меня тонкими пальчиками. - Я не могу здесь больше, Манфред! Забери меня отсюда, Манфред! Пожалуйста!

- Конечно, заберу, - решительно заявил я. - Я тебя здесь не оставлю!

- Можно подумать, мы вам позволим, - с сарказмом заметил Лилайон ак'лидан.

- Можно подумать, я буду вас спрашивать! - зло огрызнулся я, чувствуя, как вздымается в душе черная волна безудержной боевой ярости.

И вновь вмешался Орнари Ми-Грайон.

- Пусть делают, что хотят, - сказал он, с интересом нас рассматривая.

Лилайон ак'лидан возмущенно заговорил на своем метаязыке, но Орнари одним коротким словом заставил его умолкнуть. Хорэн же при одном взгляде на ак'лидана затряслась так, что я немедленно понял: проклятый доктор достал ее до самых печенок.

- Вы! - яростно выкрикнул я, тыча в него пальцем. - Что вы с ней делали?!

- А что, по-вашему, я должен был делать с сумасшедшей девчонкой, пытавшейся поджарить Лаутари Мина? - рассердился Чужой. - Колыбельные петь, по головке гладить?!

- Хотя бы! - в бешенстве бросил я.

- Плохое место, - нервной скороговоркой бормотала Хорэн в мою макушку, - плохое, плохое место! Огонь, много огня! Столько смертей! Не хочу, не хочу! Манфред, не хочу, забери меня отсюда, мне плохо здесь, мне очень плохо, мне ужасно здесь плохо! Забери меня отсюда, Манфред! Я хочу снова увидеть солнце, Манфред! Я не видела его уже много-много дней...

Последние части мозаики стремительно укладывались на свои места. Когда мы всей толпой сваливали с Ганимеда, Хорэн с нами не было. Она не откликнулась на наш призыв и не пришла в условленное место. Я не хотел уходить без нее, но время поджимало и Джейни заставила меня на время забыть о бедной девочке. Что я мог против первого ранга? В тот день Ольмезовский срочно улетел по делам на Землю и не мог нам помешать. Я не нашел Хорэн потому, что Ольмезовский взял ее с собой, задумав отправить к праотцам Лаутари Мина. И это именно Хорэн Ниэра называла "очаровательной длинноногой блондиночкой"! И это было очень важное, требующее немалого сосредоточения дело, поэтому первая часть нашего плана удалась: с Ганимеда мы выбрались практически беспрепятственно. Неприятности начались потом, когда Хорэн схватили, и можно уже было на нее не отвлекаться. Отец Гретаса Хорошена исчез, погибла Джейни, и в приступе непреодолимой ярости я разнес Ганимед в драбадан, ошибочно полагая, что Ольмезовский вернулся туда и сидит в своей конуре на Восточной башне. Один бог знает, как Ольмезовскому удалось скрыть большую часть того исторического сражения от инфосферы, но каким-то образом он сумел замести следы, и теперь выжидал, точно паук в паутине, когда же я снова попадусь в его коварно расставленные сети.

Он предполагал (и не без оснований), что Чужие немедленно повесят Хорэн. Но Ольмезовский всегда просчитывал множество вариантов на несколько ходов вперед. Он не мог не учесть и ту ничтожно малую вероятность того, что Хорэн не повесят и начнут разбираться, с какой такой стати она подняла оружие на Мина лантарга. Допрос третьей степени, даже у вежливых и предвзято относящихся к любой неоправданной жестокости Чужих, всегда удовольствие ниже среднего, что там ни говори. Хорэн обязательно попытается докричаться до меня. Хоть потенциал моих телепатических способностей и невелик, его вполне достаточно, чтобы услышать Хорэн в пределах планеты. Наша взаимная привязанность друг к другу Ольмезовскому известна. Факт, что, кроме Земли, деваться мне некуда, тоже. И вот, по замыслу врага, я, в злобном настроении, отправляюсь выручать Хорэн. Чужие, ясное дело, мне не радуются. И тогда... тогда...

Вопрос: "На что способен разъяренный, не владеющий собой психокинетик с неограниченным даром?"

Ответ: "На что угодно. От небольшого стихийного бедствия до взрыва звезды по имени Солнце".

Вряд ли Ольмезовскому так уж необходим был катаклизм в масштабе Солнечной системы. Ему хватило бы исчезновения с лика Земли города Чужих Катуорнери вместе со мной и Мином лантаргом. Но я был больше чем уверен в том, что этот гад убрался сейчас от греха подальше на безопасное расстояние от Солнца и теперь следит за всем через инфосферу.

А значит соваться в инфосферу мне никоим образом нельзя.

Я усадил Хорэн на подушки и потребовал, чтобы принесли воды. Лилайон ак'лидан быстро сообразил узкий, наполненный бесцветной жидкостью стакан, куда не преминул долить какой-то розоватой гадости. Хорэн, глядя на его действия, занервничала и попыталась сунуть голову под одну из подушек, но я ее удержал.

- Что вы туда намешали? - подозрительно поинтересовался я, принимая из рук Чужого стакан.

- Всего лишь немного успокоительного, - оскалился Лилайон. - Ей не помешает.

Ну, что, потребовать, чтобы он сам сначала глоток сделал? И как быть, если он откажется? Я поднес стакан к губам, отпил немного и подержал на языке. Хм... да, похоже, что только успокоительное. Хорэн согласилась пить не сразу, пришлось очень долго ее уговаривать. Я отчетливо ощущал растущий интерес Орнари Ми-Грайона и растущее же раздражение Лилайона ак'лидана, не понимавшего, зачем тратить драгоценное время на бесполезную суету вокруг безумного отродья Тойвальшенов. Я с трудом усмирял клокотавшее в груди бешеное желание удавить ак'лидана за одни только эти эмоции.

Ольмезовский всегда просчитывал все варианты на много ходов вперед. Он мог продумать и нынешнюю ситуацию, когда я пришел к Чужим в нормальном расположении духа, никак не ожидая, что встречу у них Хорэн, и мне позволят спокойно с ней общаться. И тогда...

- Знаешь, Манфред, - растерянно, с легким удивлением в голосе проговорила Хорэн, отодвигаясь от меня, - знаешь, а вот теперь я должна тебя убить...

Проклятье! Так я и знал!

Личико девушки исказилось от боли. Эм-фон Хорэн пламенел багровыми сполохами невыносимого, неописуемого страдания.

- Нет! - закричал я в отчаянии. - Нет, Хорэн, психокод непреодолим, не сопротивляйся ему!

- Я не хочу! - закричала она в ответ, прижимая ладони к вискам. - Я больше не хочу убивать! Хватит! Хватит смертей! Я ненавижу боль, ненавижу смерть! Ненавижу!

Психокод непреодолим. Заложенная в подсознание программа будет давить до тех пор, пока не выработает себя полностью. Сопротивление - бесполезное, а зачастую практически невозможное дело. Оставалось только удивляться, как это Хорэн еще ухитряется держаться так долго. Ей нужна была помощь хорошего телепата-целителя не ниже первого ранга. И я сразу же вспомнил Ирину Тропинину, напрочь позабыв об опасности, угрожавшей мне в инфосфере. Не раздумывая, что делаю и как, я распахнул свой разум и окунулся в сверкающее многоцветья созданного телепатами мира. Переход получился неожиданно легко и просто, без тех отчаянных усилий, какие обычно на это требовались. Я вспомнил телепатическое имя-пароль целительницы Аяна и позвал, вкладывая в призыв всю свою душу. И еще успел услышать отчаянный крик Хорэн:

- Манфред, не надо! Это ловушка, Манфред! Ловушка для тебя...

И ловушка сработала.

13

Словно плотный непреодолимый пузырь силового поля сковал мое сознание, приглушая все краски до бесцветной убогой серости. И сквозь ватную глухую тишину немедленно проникло злорадное вражье удовлетворение: "Попался, голубчик!"

- Будь ты проклят! - с тоскливой ненавистью подумал я, отчаянно пытаясь пробить толстые прочные стены тюрьмы моего разума.

- Бесполезно. Оставь ненужные метания. Тебе не поможет никто и ничто. Ты в полной моей власти, дружок.

- Скотина! Как ты посмел втравить в такое дело ребенка!

- Ты об этой ошибке эксперимента? Она не ребенок, да и ты ей не папочка. Прекрати барахтаться! Ты мне мешаешь...

Ярость, дикая ярость. Я бешено заметался, стремясь определить, откуда исходил ненавистный голос, чтобы нанести сокрушающий удар. Тонкий издевательский смех звучал, казалось, повсюду.

- Хватит сопротивляться, мальчик. Давай разрушим этот гадкий город, и я вернусь к более важным делам...

- Да пошел ты...

Психокинетическую силу невозможно направлять без участия сознания. Никакой психокод или ментальный приказ не заставит меня отпустить подвластную моему телу мощь. Перестраховка военных генетиков, создававших мое тело, в который раз обернулась моим спасением ...

Разум безумца направляет подвластную ему силу, руководствуясь своей особой безумной логикой. Например, нормальному человеку незачем разрушать города и планеты, сумасшедший же вполне способен найти в этом извращенное удовлетворение...

- Я не сумасшедший!

- Это не надолго, поверь мне.

Снова смех, издевательский, ненавистный, сводящий с ума хохот, со всех сторон гремящий в плотном белесом коконе захлопнувшейся ловушки. Первый ментальный удар пробудил во мне бешеную черную боевую ярость сродни той, что помогла мне разнести на части весь Ганимед вместе с логовом врага. Вокруг меня стремительно образовывался водоворот закручивающегося в тугой смерч вихря силы невиданной мощности.

- Здесь, в мире телепатов, в нашем мире, ты бессилен, малыш. Здесь важны лишь знания и умения, приобретаемые с каждым рангом, помноженные на способности. Твоя же четвертая внеранговая - это, по сути, один пшик и ничего больше. Твоя жизнь подошла к своему последнему рубежу. Смирись. Тебе конец!

Первая ступень первого ранга. А у меня только бесполезный здесь и сейчас дар... Я не видел противника, не мог определить направление удара и не знал толком, как, куда и каким образом бить, я ничего не мог, но проснувшаяся в сознании страшная память о черном колодце недавнего безумия помогла мне сделать правильный шаг. Я подумал о враге, вкладывая в свои мысли всю ненависть, на какую только был способен, припомнил ему все, что довелось пережить в те страшные дни на Ганимеде, и отбросил от себя собранную мощь, как уже делал однажды, уничтожая логово этого чудовища.

И белесый шар западни треснул, раскололся веером неровных осколков.

Сверкающая радуга инфосферы растворила их в себе без остатка.

Я почувствовал множество разумов, откликнувшихся на мой отчаянный вопль о помощи, и разом растерялся, поняв, что врага-то уже и след простыл. Он воспользовался моей секундной растерянностью, моей неопытностью, отсутствием навыков общения с инфосферой и сбежал. Сбежал!

Ярость подстегнула меня. Кто сказал, что след простыл? Да ничего подобного, вот же он, смердит, как падаль, провалявшаяся в канализации несколько суток... Я ринулся, словно охотничий пес, почуявший добычу. Слепая жажда вражьей крови гнала меня вперед без разбору, только б добраться, вцепиться и растереть в порошок... И поэтому-то страшной силы ментальный удар настиг меня неожиданно и внезапно, сметая прочь и чувства, и сознание. Отчаянно закричала Хорэн... или мне это только почудилось? Краски, запахи, эмоции, мысли - все смешалось, перепуталось в огромный, пронизанный нестерпимой болью ком и провалилось в беззвучно ревущий, бешено вращающийся колодец черного безумия. Я падал и падал - бесконечно. И полный безысходного отчаяния и беспредельного панического ужаса крик, замирал на губах, едва успевая родиться...

А потом все закончилось. Все закончилось резко и быстро, мгновенно. Это было как стена, как обвал, как тупик, дно, дальше которого уже некуда было падать. И казалось, весь мир застыл в гулкой звенящей пустоте вместе со мною. Я медленно открыл глаза. Пустота. И тишина. Пустота и тишина внутри меня и вокруг меня. Удивительное безразличие охватило мое сердце, сжало холодным спазмом мой разум. Меня не тронули лица Чужих, охваченные беспредельным ужасом. Мне было абсолютно все равно, как, когда и откуда здесь взялся смутно знакомый мужчина-землянин среднего возраста, глядящий на меня с бесконечным сочувствием. И даже безвольно обмякшее тело Хорэн не вызвало никакого отклика. Я долго-долго всматривался в ее кукольно-неподвижное личико. Из-под судорожно сомкнутых век ползли, словно слезы, крупные тяжелые капли темно-бурой, почти черной крови. Я не сразу осознал, что именно они означают.

- Хорэн, - прошептал я, осторожно касаясь пальцами ее руки. - Хорэн, очнись, открой глазки... Все закончилось, слышишь? Все хорошо...

Она не откликнулась. Ее кожа была такой холодной... совершенно холодной. И этот мертвящий холод обжигал хуже аннигиляционного огня. Я отдернул пальцы, не понимая и не желая понимать очевидного: Хорэн мертва. Я никогда больше не услышу ее голос и не увижу ее улыбки...

Пустота. Пустота и тишина, умертвившая все мысли, все эмоции. Я посмотрел на свою руку. Пальцы противно дрожали. Хорэн... как же так? Как же теперь быть, девочка?...

- Психодинамический шок, - негромко произнес землянин, очевидно, имея в виду меня.

Только сейчас я обратил внимания на золотой значок у него на воротничке. Первая ступень первого ранга. Удивительно, даже это неприятное открытие никак не поколебало угнездившуюся в моей душе пустоту. Хорэн... Там, где я слышал раньше ее тоненький голосок, жила теперь пустота.

Один из Чужих - Лилайон ак'лидан, я его узнал, - профессиональным жестом запрокинул Хорэн голову, приподнял пальцами веки и посмотрел в затекшие черной кровью глазницы.

- Разрыв мозга, - определил он и повернул голову к незнакомцу. - И как вы намерены это объяснить, капитан Снежин?

Имя тяжело упало на поверхность сознания, как увесистый булыжник в спокойную гладь озера. Круговыми волнами всколыхнулась во всем теле тошнотворная боль. Капитан Филипп Снежин, первый ранг, начальник планетарной полиции Земли... Очевидно, Чужие пригласили его в свой город, чтобы он помог им разобраться в покушении на жизнь Мина лантарга. Я глянул на Лилайона ак'лидана. Он вытирал пальцы белоснежной бумажной салфеткой. А я вдруг отчетливо представил, как эти самые равнодушные холеные пальцы делают вскрытие, изучая тело несчастной Хорэн... и пустота во мне вдруг взорвалась острыми осколками почти запредельной боли. Я закричал не своим голосом (мой крик слился с предостерегающим возгласом Филиппа Снежина), вырывая у ближайшего воина шайерх и не обращая внимания на целый лес мгновенно наведенных на меня дул. Плевать мне было на них, вот и все. Тело Хорэн охватило беспощадное пламя аннигиляционного распада.

- Да обретет душа твоя покой в Сияющих сферах, - давясь слезами, проговорил я, швыряя оружия в огонь и сжимая над шипящим огненным шаром сферическое поле. - Да будет легким твой путь и радостным пробуждение...

- Что за Сияющие сферы? - высунулся со своим любопытством Орнари Ми-Грайон.

Я возненавидел его. На миг, потом чувство ослепляющей ненависти исчезло, оставив после себя глухую давящую пустоту.

- Я рассказывал ей сказки о народе Болтроми, живущем по ту сторону Ядра Галактики, - непослушным голосом ответил я.

- По ту сторону Ядра живут Магайоны, - вежливо напомнил мне Лилайон ак'лидан.

Как будто я сам этого не знал!

- Это были сказки, - повторил я, - легенды, вроде ваших балефанзари. Хорэн в них верила...

Филипп Снежин кивнул мне. Он тоже знал эти сказки. На них выросло не одно поколение. Я молча сел на пол, закрыл лицо руками. Психодинамический шок - это, наверное, когда нечем дышать и нечего чувствовать, когда весь мир сжимается до крохотной, медленно остывающей раскаленной точки перед глазами, когда все вокруг замирает в стеклянном молчании, и не остается ничего, кроме пустоты, звенящей и гулкой, лишенной всего. Нет, я не плакал. Слез не было, как не было и горя. Пустота властно накрыла меня своими ладонями и не желала отпускать. Если и был в такой пустой жизни смысл, то я его не видел.

- Кем была для вас эта девушка? - спросил у меня Снежин.

- Дочерью, - ответил я пустым мертвым голосом. - Моей и Тэйну Тойвальшен. Так получилось... Нас не спросили...

- По вашим собственным словам, уважаемый Манфред, вам не исполнилось еще и 17 лет, - негромко напомнил Орнари Ми-Грайон. - В силу чисто физиологических причин вы не могли стать отцом семнадцатилетней девушки. Не говоря уже о полной несовместимости вашего генома и генома клана Тойвальшенов.

Я промолчал. Слова Чужого воспринимались мною просто как посторонний шум. Я их даже не сразу-то понял. А когда понял, то не стал отвечать. К чему?

- Как получилось, что Тэйну Тойвальшен, женщина иной расы, сумела родить дочь от вас, Манфред? - спросил у меня Снежин.

- Она не рожала, - ответил я. - Эксперимент. Генетический эксперимент, проведенный Яном Ольмезовским. Знаете, что он делал? Заставлял нас заниматься любовью. А когда происходило зачатие, он отбирал у Тэйну зародыши и помещал их в аппараты искусственной утробы, клонировал, выращивал... не знаю, что еще над ними творил. Над моими детьми. Вот и Хорэн тоже так получилась... Она болела, и я сидел с ней, - я криво усмехнулся, - гладил по головке и пел колыбельные. А потом Ольмезовский накачал ее гормонами роста. Вы полицейский, Снежин, должны знать, что это за дрянь такая... Хорэн болела от нее, плакала, а я с ней сидел. Когда сообразил, в чем дело, размазал врача по полу... Но до Ольмезовского добраться не сумел. И меньше чем за полгода моя малютка Хорэн выросла. В ее вполне взрослом теле по-прежнему обитал разум младенца. Ублюдок, - добавил я про Ольмезовского лишенным всякого выражения тоном. - Проклятый ублюдок. Сволочь. Скотина. Ни одна живая душа не должна пробуждаться к жизни таким неестественным образом. А вы, - я ткнул рукой в Лилайона ак'лидана, - проверили ее геном, но не удосужились проверить ее истинный возраст! Впала в детство! Хорэн никогда не была взрослой. Ей не дали времени повзрослеть...

- Рассказывайте, - кивнул мне Снежин. - Все рассказывайте.

И я начал рассказывать. Как попал на Содатум и полюбил Джейни, как защищал город и сражался за планету и как очутился на Ганимеде. Про ген неограниченного психокинеза, доставивший Ольмезовскому немало головной боли. Про клон-сыновей, не унаследовавших моих способностей и отправленных прямиком в утилизатор. Про то, как меня принуждали спать с Тэйну Тойвальшен, чтобы у нее были дети. Про нашу дочь Хорэн. Про то, как пришлось расщепить собственную личность, чтобы избежать еще большего безумия. Про наш побег. Про Ганимед, рассыпавшийся в прах от моей ярости. Про Джейни, вложившую в мои мозги психокод, предназначенный для Лаутари Мина лантарга. Про то, как Орнари Ми-Грайон привез меня в Катуорнери, где я встретил Хорэн, которую давно уже считал мертвой, погибшей вместе с остальными жителями Ганимеда... И как я хотел помочь несчастной девочке, попытавшись докричаться через инфосферу до целительницы Аяна Ирины Тропининой. И кто ответил мне вместо нее. Я рассказал почти все.

- Спросите у него, где сейчас Тэйну Тойвальшен, - подсказал телепату Лилайон ак'лидан.

Если бы Снежин спросил, я бы, наверное, ответил. Но он не спросил.

- Рекомендую вам пройти психотренинг на третий ранг, - сказал под конец Снежин. - Я могу дать вам направление в одну из высших телепатических школ столицы. Там вы получите все необходимые знания.

Чтобы успешно поступить в такую школу, необходимо пройти сложное тестирование, которое зачастую оказывается не по зубам даже низшим ступеням третьего ранга. А уж мне-то туда соваться, со своей четвертой внеранговой... Я так и сказал равнодушным тоном, потому что мне действительно было все равно.

- Вы сумели самостоятельно справиться с ситуациями, - невозмутимо проговорил Снежин,- гораздо более серьезными и опасными, нежели задачки вступительных экзаменов. Отчего-то мне кажется, что все у вас получится как нельзя лучше.

А я вдруг почувствовал сильнейшее отвращение. К инфосфере, к телепатам и к их школам тоже. Да что же это такое?! Он почти уговорил меня, раз я начал задумываться, как мне сдавать экзамены в телепатическую школу! Первый ранг... Надо с ним повнимательнее, а то сам не замечу, как превращусь в покорную марионетку, пляшущую под чужую дудку. Я уткнулся лицом в колени, прикрыв голову руками, но даже так устремленный на меня пронзительный взгляд Снежина действовал на нервы. "Проклятье!" - в сотый раз за сегодняшний день раз подумал я. - "Не выношу телепатов!"

Пустота отступала, сжимаясь в нервно вздрагивающий комок боли, угнездившийся в самом дальнем уголку сознания. Она еще не раз заявит о себе, эта боль, всякий раз, когда ненароком оброненное слово, попавшаяся под руку вещь или просто сверкнувший перед глазами холодный серебристый отблеск металла безжалостно напомнят мне об ушедшей в небытие Хорэн. Но ледяная безмолвная пустота уже никогда не вернется ко мне в полном объеме. Я снова знал, кто я и зачем живу на этом свете.

- А что же будет с Ольмезовским? - задал Лилайон ак'лидан законный вопрос. - Его вина доказана?

- О да, - ответил Снежин с нехорошим блеском в глазах. - Мы давно следили за его сомнительной деятельностью. Но мало что могли сделать, так как явных нарушений Кодекса не происходило. Напав же сегодня на Манфреда, он выдал себя с головой. И все телепаты Терры тому свидетели! Будет показательный суд и грандиознейший скандал. И мы не сомневаемся в вердикте: Яна Ольмезовского изгонят из инфосферы, причем, скорее всего, пожизненно.

- И только? - разочарованно фыркнул Чужой.

Он жаждал крови, но крови почему-то не предвиделось, и это его порядком-таки возмущало. И совершенно напрасно. Только телепат способен понять, каково имеющему первый ранг существовать в обыденном мире среди лишенных телепатической паранормы людей, без спрессованных инфосферой мгновений равноценного общения с себе подобными и без всякой надежды пробить толстые барьеры, навязанные коллективной волей собратьев по рангу, с именем, еще вчера приносившим славу и уважение, а сегодня содержащим лишь позор раскрытого преступления...

Я злорадно улыбнулся. Теперь Ольмезовский получит свое сполна по полной программе. И мало ему не покажется!

Конкретно говоря, он спятит. Ни один перворанговый не в состоянии провести вне инфосферы больше минуты. Враг спятит окончательно и бесповоротно. Так ему, собаке, и надо!

- Лилайон ак'лидан, - обратился я к Чужому, - когда вы позволите мне увидеть Мина лантарга?

- Боюсь, что никогда, юноша, - нелюбезно ответил он мне.

- Почему это?! - немедленно возмутился я.

- Вы - неуравновешенный, вспыльчивый, склонный к необдуманным действиям молодой терранин с опасным, не поддающимся никакому контролю даром, - поставил диагноз Лилайон. - И с психокодом в голове, содержащим вам самому не понятно что. С какой такой стати я обязан доверять вам жизнь моего пациента?

- Вот проклятье! - с досадой проговорил я, чувствуя подступающее к горлу черное отчаяние.

- Вам придется ему довериться, уважаемый ак'лидан, - негромко, но с силой произнес Филипп Снежин. - Информация, содержащаяся в голове Манфреда О'Коннора, обладает исключительной важностью как для вашего лантарга, так и для моего ведомства. Кстати, почему вы избрали в качестве адресата персону Лаутари Мина?

- Это был единственный... - я запнулся, сообразив, что чуть было не назвал человеком Чужого, а потом подумал, какого черта, ведь однозначно определенного понятия "человек" не существует и не будет существовать еще неизвестно сколько, а разговаривать приходится сейчас. - Он был единственным человеком, которому мы все трое могли доверять. И я, и Джейни, и... тот, чье имя я... не могу сейчас вам назвать.

- Мой родственник, - пояснил Орнари Ми-Грайон.

Лилайон мрачно посмотрел сначала на Ми-Грайона, потом на меня, потом на Снежина, потом снова на Ми-Грайона. Орнари вежливо улыбнулся, но мне его улыбка показалась больше похожей на приказ. Ясно было, что все будет так, как того захочет Ми-Грайон, нравится это ак'лидану или нет.

- У вас первый ранг, Снежин капитан, - заявил Лилайон, не желая уступать. - Разберитесь с его психокодом сами, вы же можете!

- Во-первых, - невозмутимо начал объяснять Снежин, - я не буду снимать психокод без согласия Манфреда, иначе я совершу такое же тяжкое нарушение нашего Кодекса, за которое понесет наказание профессор Ольмезовский. Во-вторых, Манфред не согласится доверить психокод мне, не так ли?

- Не соглашусь, разумеется, - кивнул я.

- В-третьих, любое вмешательство в интересующую нас область разума Манфреда на данном этапе приведет к летальному исходу. И тогда информация окажется безвозвратно утраченной. Установить же телепатический контакт с трупом еще никому из живых не удавалось. Наиболее приемлемый вариант... - Снежин выразительно посмотрел на ак'лидана

- Я вас слушаю, продолжайте, - поморщившись, сказал тот.

- Наиболее приемлемый вариант заключается в следующем: позволить закодированной программе отработать себя и посмотреть, что из этого получится.

Лилайон еще не произнес ни слова, а я уже видел, что он сдался. Интересно, что еще ему оставалось?

- Я не буду возражать против присутствия капитана Снежина, - сказал я, закрепляя успех.

- В любом случае, - угрюмо сказал Лилайон ак'лидан, - мой пациент сейчас отдыхает после процедур. И я не стану его будить даже в том случае, если ваше Солнце начнет превращаться в сверхновую! Вам придется подождать, устраивает вас это или нет.

Нас это устраивало.

- Вы все-таки подумайте над моим предложением, - сказал мне Снежин, когда мы вышли наружу.

В присутствии начальника планетарной полиции Земли мне было слишком уж не по себе. До сих пор мы лично еще не сталкивались, но с некоторыми подчиненными капитана Снежина у меня уже были неприятности. Еле ноги унес, как вспомню. А теперь он мне помощь предлагает... Не за просто так, надо думать.

- Не хочу! - решительно сказал я, не глядя на него

Лицо Снежина отобразило сильнейшее удивление, проступившее через обычную для перворанговых телепатов сдержанность в эм-фоне.

- Почему?!

Вопрос был задан и мысленной речью, и голосом одновременно. И я ответил точно в такой же манере.

- А не люблю телепатов! Достали вы меня все...

Напрасно вы отказываетесь, - убежденно проговорил Снежин, наблюдая за мной. Я ощущал эм-фон его сознания как большой сгусток слепящего белого света. - Третий ранг даст вам элементарные навыки защиты. Сегодняшний ментальный пинок вы пережили бы далеко не так болезненно, будь у вас хотя бы четвертая ступень ранга. Кроме того, - жестким тоном добавил он, - в столице вы на какое-то время окажетесь в безопасности. Нам легче будет присматривать за вами в школе, нежели в той глухомани, где вы намерены затаиться.

Вот так. Прямо и откровенно. Да, мне нужна защита, кто ж с этим спорит. Но жить среди телепатов, постоянно общаться с телепатами и в итоге самому стать телепатом?.. Одним из тех, кого я, мягко скажем, очень не любил?

- Мне что, считать себя арестованным? - неприязненно поинтересовался я.

- Нет, - ответил Снежин. - Я не виню вас за недоверие ко мне. В нашем насквозь криминализированном мире невозможно выжить, не нарушая законы. Наверняка за вашей душой числится несколько незаконных сделок, угон межпланетного транспорта, учинение беспорядков в общественных местах, мелкая контрабанда и прочее в том же роде. Меня на данный момент это интересует мало. Гораздо меньше, чем дело Ольмезовского, поверьте.

- Когда это вы успели состряпать на мерзавца целое дело? - искренне удивился я.

Снежин только улыбнулся. Понятно. Первый ранг... У телепатов жизнь проходит в куда более сумасшедшем темпе, чем у обычных людей. Им ничего не стоит вести дела одновременно на нескольких уровнях сознания. Например, разговаривать со мной и одновременно организовывать полицейское расследование в инфосфере, попутно раздавая ценные указания подчиненным на всей планете.

Никогда не любил телепатов.

Снежин вежливо попрощался со мной и уверенно пошел прочь. Видно было, что он находится в Катуорнери не впервые и прекрасно знает, где тут что находится.

Я же какое-то время еще постоял на пороге, разглядывая окружающий пейзаж. Ровные, залитые стеклянистой темно-фиолетовой элан-массой, улицы веером расходились от центральной площади, пересекая кольцевые проспекты. Если смотреть сверху, то покажется, будто видишь гигантскую, идеально вычерченную паутину, в каждом секторе которой находится или невысокое здание-коттедж, или стоянка, или группа из диковинного вида деревьев, или круглый глаз бассейна, заросший желтыми цветами вроде тех, что покусали когда-то Кристину. И над всем этим замыкалось необъятным куполом зеленоватое сияние защитного поля, которое все мои чувства упорно оценивали как излучение старого, выдохшегося провала средних размеров.

Любят Чужие комфорт и порядок, ничего не скажешь.

Возле своего снегохода я увидел какого-то типа в синей униформе с узкими ярко-оранжевыми полосками на рукавах. Длинные темные волосы заплетены в косичку, перевязанную оранжево-синим шнурком. Кожа смуглая почти до черноты, а глаза того пронзительно-яркого синего оттенка, каким выглядит небо Земли на старых кинохрониках, записанных еще в докосмические годы. Лицо своими очертаниями чем-то напомнило мне Лилайона ак'лидана, с той лишь разницей, что стоявший передо мной был молод, едва ли на пять лет старше меня. Мы обменялись любопытными взглядами.

- Уважаемый господин Манфред О'Коннор? - осведомился Чужой, вежливо улыбаясь.

- Да, - кивнул я, безуспешно пытаясь прочесть эм-фон собеседника.

Сквозь плотный покров полной безмятежности угадывалось лишь умеренное любопытство и легкая настороженность. Похоже, парню еще не доводилось беседовать с землянами.

- Номаррель Таллран, Служба технического контроля, - назвался Чужой. - Вашу машину следует отогнать на ближайшую стоянку.

- Как скажете, - не стал упираться я. - На стоянку, так на стоянку....

Ближайшая стоянка была занята едва ли на четверть. Небольшое поле, аккуратно расчерченное на восьмиугольники, было огорожено часто вкопанными светящимися столбиками высотой мне по колено. Меня, понятно, засунули как можно дальше от черных узких глайдеров, имевших хищный вид. Таллран вежливо предложил мне отправиться в дом для гостей и ожидать вызова там.

- А за вашим снегоходом мы присмотрим...

- Никуда я не пойду, - отказался я. - Подожду в машине, не в первый раз.

- Вам придется ждать довольно долго, уважаемый, - с легкой ехидцей заметил техник.

- Плевать, - буркнул я.

Он совершенно по-человечески пожал плечами и повернулся, собираясь уходить.

- Таллран, - вдруг неожиданно для самого себя окликнул его я. - Что такое "ак'атармиек земал"?

- Так мы называем вашу расу.

- Ага. А что такое "Даршан пест"

- Ругательство. Хм... ну, в вашем эсперанто наиболее близким и безобидным будет слово "проклятье".

- А "пьохалан"? - вспомнил я Тэйну. - И вот еще "арума на'пьохаш сата"?

Чужой так и подскочил на месте, глаза у него стали совсем круглые.

-А это вы где еще услышали?! - возмущенно воскликнул он.

Я пожал плечами и криво улыбнулся. Мол, услышал и все, и теперь жду объяснений.

-Так что же это такое?

-Страшное оскорбление, - Таллран все никак не мог успокоиться, - задевающее честь предков. Любой воин за такое отрежет вам язык, а потом пристрелит на месте и будет прав! Никогда, если дорога вам ваша жизнь, не повторяйте эти гадкие слова там, где вас могут услышать!

-И что, любой воин схватится за оружие, едва услышит эти выражения? - полюбопытствовал я. - Прямо-таки любой, независимо от возраста и ранга?

- Почти.

-Хорошо, - улыбнулся я. - Когда мне понадобится убить кого-либо из вас, я ему это повторю, слово в слово.

Таллран окинул меня откровенно изумленным взглядом.

- И вы всерьез полагаете, будто в состоянии одолеть кого-либо из воинов?

-Почему бы и нет, - самоуверенно заявил я, пожимая плечами.

Техник развел руками, как бы говоря, дело, мол, ваше. На прощание он дал мне планшетку с планом города, вежливо объяснив, как ею пользоваться. Какое-то время я смотрел ему вслед, потом уставился на тонкую пластинку прибора. Сквозь прозрачный пластик виднелись тонюсенькие, с волосок, проводочки и плоские, не больше спичечной головки, розовые и зеленые в крапинку квадратики. То ли узор на корпусе, то ли и впрямь внутренние детали, просвечивающие сквозь прозрачный пластик. Я включил приборчик. В воздухе немедленно повис сияющий шарик голографического экрана. Показывал он идеально, порядка на два четче и качественнее большинства гигантских суперэкранов Айровой гостиницы. Да-а, цивилизация...

Либо Чужие слишком доверчивы, раздавая всем и каждому ценную информацию о своем городе, либо обладают могуществом столь великим, что не нуждаются в покрове тайны.

Впрочем, вскоре я оценил юмор Таллрана, вдоволь налюбовавшись на затейливые иероглифы чужого метаязыка. Мне не встретилось ни единого словечка на эсперанто! Да и навряд ли планшетка содержала какие-нибудь действительно важные сведения, вроде схемы генератора защитного полициклического поля, укрывавшего город огромным зеленоватым куполом. Совершенно бесполезная штуковина. Разве что отдать ее Тэйну, сойдет за сувенир на родном для нее языка...

А может кому-то и надо, чтобы я отнес прибор Тэйну Тойвальшен!

Я отбросил планшетку и одновременно попытался переломить ее с помощью психокинетической силы.

Яростно гудящее пламя атомного распада свечой взвилось в воздух, за малым не достав до самого защитного купола. Я мгновенно сжал бурлящее море огня в сферу и начал потихонечку усмирять. Прорву энергии в него вбухал, лишь бы не допустить фьюжн-реакции. Огненный шар неохотно сжимался, теряя цвет, яркость и иссушающий смертоносный жар, превращаясь в небольшой мячик... ослепительно сверкающую звездочку... точку... Вскоре угасла и она. Я с облегчением перевел дух и оглянулся. На удивление, фейерверк мало кого взволновал. Рядом с собой я увидел только Таллрана. Он смотрел на меня с уважением, но без страха. Я нехорошо оскалился на него, но Чужой заговорил первым.

- Техник всегда меньше, чем воин, даже самый юный, - сказал Таллран. - А прямое неподчинение приказам карается смертной казнью. Я рад, что вы умудрились не пострадать, уважаемый господин О'Коннор.

- Не надо звать меня господином, - буркнул я. Какой такой юный воин точил на меня зуб, объяснять не требовалось. - Я просто Манфред, договорились? И... спасибо вам.

Техник снова развел руками, мол, не за что. Хорошая же все-таки вещь, паранойя. Иногда она оправдывает себя в полной мере!

- Манфред, как вы это делаете? - полюбопытствовал Таллран.

- Что делаю? - не понял я.

- Предметы двигаете и вообще... Как?

- Честно? Дар есть, вот и делаю, - пожал я плечами. - Никогда об этом не задумывался.

Соврал, конечно. Задумывался и не раз. Но физический процесс генерирования психокинетического поля не был до конца понятен даже моему Наставнику, а уж тот действительно знал чуть ли не все на свете. И, конечно же, учитель так и не смог понять, почему данный процесс могли осуществлять исключительно живые клетки, а не, скажем, машины или киборги. Полного ответа не знали даже генетики, создававшие генетическую линию О'Конноров, к тому же к сегодняшнему дню все они благополучно вымерли. Может быть, мои дети унаследуют мои способности. А может, и нет. У Ольмезовского мало что получалось, а ведь он, что там ни говори, в рамках своей профессии достиг многого...

Нещадно болела голова. Я забрался в кабину, улегся в салоне на жесткое сиденье и сам не заметил, как задремал. Приснился мне сон... Вязкая, ласковая, лилово-жемчужная серебрящаяся темнота. И голоса Орнари и Филиппа Снежина. Я слышал их очень ясно, словно они нависали прямо надо мной, только увидеть почему-то никак не мог. Да и не очень-то мне хотелось, по правде говоря, смотреть на их физиономии.

- Янни не врал тогда, - говорил Снежин. - В тот день он действительно не знал, куда пропали Джейни и Вейтас Хорошен! Ложь я бы распознал сразу же.

- Не думайте дурного,- отвечал Ми-Грайон.- Я не собираюсь обвинять вас во лжи... Я виноват во всем сам. Не удосужился послать запрос в компанию "Стакркад", получить распечатку расписания прибывающих судов. "Казимир" опоздал и прибыл на Ганимед через двое суток после нашего визита к Ольмезовскому. Так что это мы сами подсказали ему, где и как получить Джейни...

- Простите, откуда вы знаете?

- Она передала мне послание психокодом через этого мальчика, Манфреда. Она погибла. Ее больше нет.

- Сожалею,- в голосе Снежина звучало искреннее чувство.

- Она просила не мстить. Ни самому Ольмезовскому, ни этой девочке, Тэйну Тойвальшен...

- А вы?

- Я не знаю... Если Ольмезовского изгонят из инфосферы, он сойдет с ума?

- Скорее всего.

- Вот и хорошо. Виселица - это для него слишком просто. Слишком легко. Трудно выдумать кару хуже безумия. Поступайте в соответствии с вашим законом, Снежин капитан. Пусть совершится правосудие!

Вот ведь чушь, блин! Знать бы еще, имел место этот разговор в действительности или же мне только пригрезилось.

14

Заснуть толком я так и не смог, а потом услышал чьи-то голоса рядом с машиной. Говорили на языке Чужих, которого я не понимал совсем. Какое-то время я вслушивался в мелодичную распевную речь, в ней был особенный, неповторимый ритм, присущий всем незнакомым языкам.

Голоса определенно были девичьими. Я высунул голову из салона. Девушки при виде меня радостно заулыбались. Их было пятнадцать, а то и двадцать, все в черных комбинезонах и с оружием в кобурах, но на симпатичных личиках вместо обычной угрюмой настороженности сияло радостным возбуждением неумеренное любопытство.

-О'Коннор ак'балеф, хайлумвэссек,- веселым хором прощебетали они мне полагающееся в таких случаях формальное приветствие.

Я был очарован.

-И вам день добрый... э... милые дамы, - хриплым со сна голосом ответил я, машинально приглаживая ладонью торчащие во все стороны волосы.

-Ак'балеф, спой нам, - попросила меня красавица Воркен, стоявшая впереди всех.

-Я не захватил с собой инструмент...

- Возьми у нас, - в руках Воркен как по волшебству появился балефзан, такой же, как тот, что остался в номере Айровой гостиницы.

-Я не знаю вашего языка... - растерянно сказал я, принимая прибор.

-Зато мы знаем твой, - успокаивающе проговорила Воркен.

-Знаем-знаем, - защебетали остальные.

-Ну... ладно, - я выдвинул лестницу и присел на верхнюю ступеньку.

Девушки быстренько расселись на площадке, поджимая под себя ноги и не обращая внимания на отсутствие мебели. Я раскрыл балефзан, коснулся пальцами актив-зоны. Родился чистый, звенящий звук, гулким эхом разнесшийся по всей округе.

- А о чем вам спеть?- спросил я у них.

Девушки переглянулись.

-О героях,- сказала одна.

-О славных битвах былого,- отозвалась другая.

-О любви,- шепнула третья.

- Хорошо,- кивнул им я.

Я спел им "Пустоши Марса", "Зеленые холмы Земли", "Сияние Стрина", "Летучий Голландец", "Лунную тропу", "Венерины глазки", "Снежную королеву" и "Марсианскую деву" - все, что только сумел припомнить. Народ потихоньку прибывал и прибывал, вскоре площадка оказалась забита до предела. Тогда те, кому не хватило места, просто становились у края и вытягивали шеи, чтобы лучше слышать и видеть. Вскоре вокруг моего снегохода собралась изрядная толпа. Я заметил Филиппа Снежина, приветливо мне улыбнувшегося, обоих Ми-Грайонов и даже мальчишку Гретаса. Я осторожно опустил барьеры. В сознание хлынула теплая волна всеобщего расположения, одобрения и по-детски радостного восторга. Чужим нравились мои песни, по-настоящему нравились, к тому же мало кто из здесь присутствующих приучен был скрывать свои эмоции за плотными стенами телепатической защиты. Такого чистого, светлого ментального фона я не встречал нигде во всей Солнечной системе.

Никогда бы не подумал, что обычно серьезные и сдержанные в своих чувствах Чужие могут быть вот такими веселыми, радостными, просто счастливыми, наконец. Я глянул на сидевших передо мной девушек. Девчонки, обыкновенные симпатичные девчонки, по чьей-то злой прихоти взявшие в руки оружие. Но меня не мог обмануть их беспечный вид. Я знал, что ножи и шайерхи в кобурах у них за поясами болтаются вовсе не красоты ради. Любая из этих девочек была опасным и страшным противником. Они такие же, как и мы. Совершенно такие же...

- Спой нам, ак'балеф, что-нибудь из сборника "Момент бури",- попросила Воркен.- Уважаемый господин Весенан рассказывал, что ты отобрал в этот сборник все самое наилучшее.

"Вернусь в Аян, - подумал я, - удавлю уважаемого господина Весенана! Нашел, о чем рассказывать!" Но деваться мне было некуда. И я спел им "Мгновение", "Черную жемчужину" и "Глаз урагана"...

- Что такое момент бури?- спросила вдруг одна из девушек.

Я слегка растерялся. В самом деле, что это такое?

- Когда ураган идет над океаном,- начал я объяснять,- и накрывает корабль... Есть миг, когда яростный ветер внезапно стихает и хлещущий ливень превращается в обычный моросящий дождик, а огромные волны слегка оседают, переставая швырять судно из стороны в сторону... Это означает, что корабль попал в центр тайфуна. И если хватит у капитана ума, если хватит сил удержаться.... То будешь лететь вместе с бурей, покуда она не иссякнет, и останешься в живых. Очень важно вовремя поймать этот миг, момент бури. Поспешность или промедление зачастую равносильны гибели. Но даже в такое мгновение никогда не будет безопасности. Не каждый способен пережить свой момент бури.

Как не пережила его Дженифер ди Сола. Как не сумела пережить Хорэн. Как живое встало передо мной ясное личико моей девочки в последние минуты ее коротенькой жизни. Она родилась маленькой и слабой и так кричала, словно заранее знала, что уготовано для нее жестокой судьбой. Я сидел с ней, ухаживал за ней, кормил из бутылочки... До тех пор, покуда Ольмезовский не сообразил, как использовать ее, такую кроху. Меньше чем за полгода Хорэн превратилась в высокую стройную девушку... с прежним доверчивым взглядом ребенка, не ждущего никакого подвоха от воспитавших ее взрослых... Ее использовали и отбросили прочь, как ненужную, отработавшую свое назначение вещь . Боже, как жестоко и подло с нею поступили!

Я склонил голову, ощущая черное бессильное отчаяние. Ольмезовский сдохнет, само собой, но его поганая смерть не вернет мне мою малютку Хорэн. Ее не вернет уже никто и ничто. Она больше никогда не улыбнется мне. Никогда. Ах, как остро ощущал я сейчас это беспощадное "никогда"!

Я ждал, напряженно вслушиваясь в гулкую тишину. Всегда, когда мне бывало по-настоящему плохо и больно, ко мне приходила музыка. Особенная, не похожая ни на что. Так было, когда погибла Джейни, так случилось и теперь. Жаль, в балефзане нет кристалла и невозможно ничего записать...

Я ждал, склонив голову. И мелодия пришла. Она упала с затянутого давящим зеленым светом неба словно ливень в летнюю ночь, ударила в сердце невыносимой болью словно молния, высекающая из истерзанного тела земли очередной провал, закружила калейдоскопом воспоминаний.

Плачущий ребенок в колыбельке, уже догадывающийся о своей страшной судьбе. Хорэн. Очаровательная девчушка со вздернутым конопатым носиком и тысячью и одним "Почему?".

"Почему небо синее, Манфред?"

"Почему Солнце желтое, Манфред?"

"Почему звезды маленькие, Манфред?"

"Почему ты плачешь, Манфред?"

Хорэн. Высокая девушка с серебристыми волосами, тоненькая и хрупкая на фоне свирепых воинов в черных комбинезонах.

"Забери меня из этого ужасного места, Манфред!"

Хорэн. Ее последнее желание: "Я хочу снова увидеть Солнце, Манфред!"

Я не смогу исполнить твое желание, Хорэн. Я не смогу больше ничего для тебя сделать, Хорэн.

Жар субатомного распада. Остывающие искры на гладком полу. Вот и все, что от тебя осталось, Хорэн. Прости меня, если можешь. Сам я себе не прощу уже никогда...

Ах, каким чудовищно тяжким казалось мне сейчас это ужасное "никогда"!

Я завершил мелодию резким диссонансом и закрыл лицо руками. Я не хотел, чтобы кто-либо видел мои запоздалые и бесполезные теперь слезы. Я справился с ними с превеликим трудом. Теплая волна сочувствия, пришедшая от Снежина, немного согрела меня. Какое-то время мы смотрели друг другу в глаза. Я понял, что напрасно беспокоился о балладе, рожденной горем и страданием. Она не пропадет бесследно. Снежин сохранит ее в инфосфере, где ее сможет услышать каждый...

Сообразив, что представление окончено и новых песен не будет, Чужие начали неохотно расходиться, обсуждая между собой услышанное. Я заметил Арэля Ми-Грайона. Он ссорился с Воркен. Вот схватил ее за локоть, она отстранилась, а грубиян тарг вдруг резко и зло вывернул ей руку... Его эм-фон полыхал багровыми сполохами злобной ненависти. "Разве можно так обращаться с красивыми девушками, болван", - подумал я. Но тарг не был телепатом и меня не услышал. Зато Снежин услышал. В его взгляде было молчаливое предостережение. Правильно, в общем. Воркен сама виновата, раз позволяет так с собой обращаться. Иначе давно дала бы в глаз и все дела. Ладно, их проблемы. Но тут, как на грех, до меня донеслись слова взбешенного воина:

- Ак'атармиек земал пьохалан на'сатагарраш н'исинэ!

- Ак'атармиек земал - это значит землянин, я то есть. Пьохалан и все прочее - страшные оскорбления, грязные ругательства, задевающие честь предков. Так. Отца у меня никогда не было, но мать я помнил. Получается, этот хам и солдафон намеренно оскорбил мою маму. Этого уже я стерпеть не мог.

- Ми-Грайон тарг,- сказал я, включенный балефзан далеко разнес мой голос, - немедленно возьми свои поганые слова обратно! Если конечно,- тут я мило улыбнулся,- не хочешь ими подавиться!

Тарг оставил Воркен в покое и вспрыгнул на площадку, яростно на меня оскалившись. Я ощутил исходящую от него жажду убийства и невольно поежился. Господи, да он давно уже дожидается подходящего повода для драки! И сейчас я ему этот повод предоставил. Отлично! Мне самому вдруг очень сильно, до зуда в кулаках, захотелось набить ему морду. И позвонки пересчитать. И вообще. Чтоб запомнил надолго, кого какими словами обзывать.

- Что тебе не понравилось в моих словах, ты?- угрожающе прошипел мне Чужой, прижимая уши.- Ты ведь не знаешь метаязыка!

Поредевшая было толпа снова начала собираться. Удивительное дело, сочувствующих мне оказалось намного больше, чем можно было представить. Похоже, дорогушу тарга не очень-то жаловали в пределах славного города Катуорнери. Да и по морде он явно давненько как следует не получал. Сейчас я ему накостыляю!

- Не обязательно знать язык для того, чтобы не пропускать мимо ушей оскорбления!- резко сказал я, не обращая внимания на предостерегающий взгляд Снежина.- Бери назад свою ругань, тарг, немедленно! Или держи ответ за нее! А если этого не сделаешь, значит, ты сам - пьохалан со всеми прилагательными!

Толпа дружно ахнула. Снежин прикрыл глаза. "Ну, и идиот же ты, Фредди!" А в руках Ми-Грайона в мгновение ока оказался готовый к бою плазмер. Багровым удушливым чадом поднялась в ментале злобная, ничем не замутненная ненависть воина. "Раздавить, размазать по элану наглого земляшку, открывшего пасть на лучшего воина Катуорнери!" Впрочем, выстрелить он не успел. Я выбил из его рук оружие с быстротой и легкостью, доступными лишь психокинетику. Снежин, уже записавший меня в трупы, удивленно распахнул глаза, потом вспомнил, в чем дело, и понимающе кивнул.

Арэль Ми-Грайон кровожадно оскалился, шагнул ко мне... Я только сейчас по-настоящему увидел, какой он огромный, злющий и страшный. "Сейчас я тебе вломлю",- злорадно подумал я, чувствуя вскипающую в крови бешеную злость.

А интересно все-таки, как он собирается отвертеться от полновесного удара психокинетической силы, с готовностью сгустившейся вокруг меня тугим коконом? Ведь еще один шаг и я так вмажу, мало не покажется.

Ми-Грайон словно подслушал мои мысли, остановился.

- Что, привык прятаться за непробиваемым щитом, мальчишка?- насмешливо сказал он.- Без своей уникальной паранормы ты никто!

- Боишься,- удовлетворенно проговорил я, вставая.- Ну, ладно. Уговорил. Я тебя и без психокинеза сделаю. Вон, телепат первого ранга,- я кивнул Снежин, мрачно покачавшему в ответ головой,- проследит за мной. Но ты тоже будешь без оружия! Устраивает?

Его устраивало. Еще бы! Я видел врага насквозь. "Что может сделать щуплый коротышка-терранин, добровольно отказавшийся от своего единственного преимущества, против подлинного мастера? Ясное дело, ничего. Убить его, быстро и красиво, на глазах у всех воинов Катуорнери - что может быть лучшим доказательством мастерства и силы?" Ну, приятель, тут тебя ожидает далеко не приятный сюрприз!

Внезапно я наткнулся взглядом на Орнари Ми-Грайона. Какой-то долгий, бесконечно долгий миг мы глядели друг другу в глаза. Натянулась до предела и зазвенела, словно струна, тонкая ниточка понимания. "Не убивай его",- попросил Орнари Ми-Грайон, только без слов, сами понимаете. "Не буду",- пообещал я, тоже без слов.

Тем временем тарг снял с себя все оружие, даже ножи в черных чехлах, затем развернулся и бросился на меня красивым смертоносным движением, говорящем о немалом мастерстве. Арх Геда или, иначе, Путь воина, - знаменитая школа единоборств Чужих, которая славится непревзойденными бойцами, такими, как этот тарг, к примеру. Мало кто из наших решался иметь дела с воинами Арх Геда один на один; предпочитали, в основном, расстреливать с большого расстояния и спешно делать ноги в случае промаха. Учить Пути воина представителей иных рас категорически запрещается и карается, естественно, смертной казнью через повешение.

Я даже не стал вынимать руки из карманов. Шпагат, перекат, удар. Надо отдать должное реакции Ми-Грайона: я метил в голову, но попал в плечо. Однако моя оплошность его не спасла. Враг потерял равновесие и попытался достать меня в падении. Я немедленно взвился в воздух и здорово наподдал по подставленной заднице. Чужой пропахал носом всю площадку и едва не свалился за край. Девушки захихикали, переговариваясь между собой.

Воркен не сумела удержать хмурый вид, прыснула в кулак. В ее эм-фоне вспыхнула желто-алая полоса злорадного удовлетворения. Да-а. Что же ты за дерьмо такое, тарг, если даже у собственной девушки не можешь вызвать сочувствия?!

Ми-Грайон вскочил и издал потрясающий по своей выразительности рык:

- Гард танас шаес!

Я перевел это так: "Заткнитесь все!"

- Кто учил тебя Арх Геда, терранин?- угрожающе спросил у меня тарг.

- Меня учили кин-дао,- ответил я с улыбкой.- У меня был хороший Наставник.

Учить кин-дао чужаков тоже запрещалось и тоже каралось смертью. Не обязательно через повешение. Вообще с этим искусством с самого начала было связано немало запретов. Разрабатывал его военный чин, Антон Кинчев, специально в расчете на боевые паранормы. Как все военные, Кинчев страдал острой формой маниакальной подозрительности, больше всего он боялся, что воспитанники обратят новоприобретенное искусство против своих же учителей. Именно поэтому в кодексе кин-дао столько запретов в области общения с непосвященными. Правда, самому Кинчеву это помогло мало, он погиб в одной из локальных войн, что разрывали тогда перенаселенную Землю на части, погиб, как и опасался с самого начала, от рук собственных учеников, но это история уже совсем отдельная.

- Ты хорошо дерешься,- признал воин, его глаза горела яростной злобой.

Я только улыбнулся. "Напавший на мастера кин-дао, - любил говорить Наставник, - проигрывает не потому, что напал плохо, неумело, слишком рано или слишком поздно. Он проигрывает просто потому, что напал".

Блокирующая спираль получилась у меня уже далеко не такой безупречной, как прежде. Наставник наверняка не преминул бы воспользоваться всеми моими ошибками. Но Ми-Грайону хватило. По широкой дуге он улетел далеко за пределы площадки, грузно шмякнувшись об элан и, кажется, сбив кого-то с ног. Я выпрямился, глядя на неподвижное тело. Неужели шею свернул при падении? Вот было бы хорошо...

Воркен опомнилась, бросилась к поверженному воину, приложила руку к его щеке. Обернулась и наградила меня злобным взглядом. Мне стало не по себе. Перспектива драться еще и с ней совсем меня не прельщала. Но тут Ми-Грайон тарг наконец-то пришел в себя. Он отбросил руку Воркен и вскочил на ноги, правда, не слишком резво.

-Это нечестно!- взвревел он, сверля меня ненавидящим взглядом.- Он воспользовался своей паранормой!

- Неправда,- негромко, но так, что слышали все, заявил Снежин.

- Вы, терране, все заодно!

- Бой был честным,- невозмутимо повторил Снежин.- Смиритесь, тарг.

Ми-Грайон свирепо выругался. Я пихнул его в грудь, да так, что Чужой снова шлепнулся на задницу. Данное мною слово больше меня не сдерживало, к тому же симпатии окружающих явно были на моей стороне. Итог нашей ссоры был очевиден: тарг непременно довел бы меня до боевого бешенства, а тогда бы ему сам Господь Бог не помог бы...

...Но толпа вдруг расступилась, пропуская самую гигантскую женщину из всех, которых я успел повидать до сих пор. Я позабыл обо всем на свете, хотя мало кто назвал бы ее красавицей. Квадратное лицо с широкими скулами, редкие светлые волосы, вьющиеся мелкими колечками, крепко сбитое тело - сплошные мышцы и сухожилия. Особенно впечатляли огромные кулаки размером каждый с мою голову, не меньше. Росту в ней было все три метра с кепкой, как говорят. Но достоинство и властная сила окутывали ее подобно королевской мантии. Сразу было видно, что эта женщина привыкла повелевать и не признает даже малейшей тени неповиновения от кого бы то ни было.

Она уперла руки в бока и посмотрела на Ми-Грайона тарга. Эм-фон последнего стремительно менял свою палитру. От прежней воинственности не осталось ни следа. Короткий жест, и тарг беззвучно сгинул в начавшей редеть толпе. Великанша оглянулась на меня. Пронзительный взгляд ее светло-голубых, почти бесцветных глаз, проникал, казалось, в самую душу безо всякой телепатии. Я вскинул голову, стараясь смотреть ей в лицо. И тут она внезапно улыбнулась. Хорошая у нее была улыбка, добрая, мягкая. Я несмело улыбнулся в ответ.

Потом она обратилась к Орнари Ми-Грайону, объясняясь с ним жестами в невероятном темпе. Ответы Орнари выглядели куда более скупо и даже как будто немного неуверенно. Словно он не разговаривал на языке жестов довольно давно и с тех пор основательно его подзабыл. Рядом со своей собеседницей Ми-Грайон казался хрупким подростком.

- Кто она такая?- потрясенно спросил я у Орнари Ми-Грайона, провождая взглядом уходящую великаншу.

- Арэлау Магайон-лиа барлума,- ответил мне Чужой.- Второе лицо после Мина лантарга во всей Солнечной системе. Сейчас, когда Лаутари Мин... хм... болен, она фактически его замещает. Во всем.

- А почему она не разговаривает?- задал я глупый вопрос, потрясение еще не прошло.

- Черное безмолвие. Генетическая болезнь, передающаяся в клане Магайонов по наследству. Собственно, из-за этой болезни их клан и получил свое прозвание, ведь "магайон" дословно означает "дитя безмолвия"... Манфред, вы очень глупо поступили, унизив моего брата у всех на глазах. Он в последнее время стал просто бешеным, без конца ввязывается в такие вот драки. О причинах подобного поведения остается только гадать: сам он не желает ничего объяснять. Я думаю, терпение Арэлау барлумы скоро закончится, но к тому времени вам наверняка разницы уже не будет.

- Что же, по-вашему, я должен был покорно дать себя изуродовать?! Он же хотел меня убить!

- Вы могли бы,- мягко, словно неразумному ребенку, втолковал Орнари,- просто пропустить его гнусные слова мимо ушей и уж ни в коем случае не повторять их ему в лицо. Ведь никто не требовал от вас, терранина, таких глубоких познаний в метаязыке. А теперь я могу поручиться лишь за то, что он не ударит в спину и не поджарит вас из шайерха во сне. Сегодня вы нажили себе серьезного врага...

- Плевать,- скривился я.- Полезет - еще получит. Мало ему не будет, можете мне поверить.

Но Орнари был прав, разумеется. Сейчас, когда первый бешеный порыв угас, я понимал, что мне действительно не следовало нарываться. Но... как приятно было смотреть на неподвижное тело поверженного врага, сознавая, что тот схлопотал по заслугам! Откуда я мог знать, что обеспечу Ми-Грайона тарга глубокой ненавистью ко всем представителям моей расы вообще на долгие-долгие годы? Сегодня он еще получит от меня в довесок все, что ему причитается, но об этом позже.

Я поискал Снежина и с удивлением обнаружил, что телепат о чем-то беседует с мальчишкой Хорошеном. Пацан заметил мой взгляд и злобно ощерился, потом спешно простился со Снежиным и быстро пошел прочь.

- Не скажу, что вы вели себя разумно, Манфред,- сказал мне телепат,- Но я рад, что вы уцелели.

- Знаете что?- обозлился я.- Пойдите со своей радостью... как можно дальше!

- Как хотите,- улыбнулся мне Снежин одними глазами. Ирония, снисходительность, понимание. Наилучшие пожелания. Надежда на скорую встречу. Прощание.

Как много можно вместить в краткий миг бессловесного общения!

Площадка опустела. Я повернулся к своему снегоходу и увидел одинокую фигурку девушки. В ее эм-фоне преобладали тусклые тона тоскливой грусти. С удивлением я узнал в ней Воркен Мин-лиа.

Что-то помешало ей уйти вместе с остальными, и сейчас она нерешительно переминалась с ноги на ногу, не зная, как обратиться ко мне и стоит ли вообще затевать разговор. Удивительно красивая женщина! Я вспомнил грубияна тарга и сказал ей:

- Простите, но мне кажется, Ми-Грайон тарг обращается с вами совсем уж по-хамски. Насколько я разбираюсь в ваших званиях, вы по чину выше его. Почему же вы терпите подобное обращение?

Не то чтобы ей приятно было отвечать на мой действительно бесцеремонный вопрос, но в глазах Воркен я увидел облегчение. Оттого что я обратился к ней первым? Или потому, что ей на самом деле хотелось поговорить о наболевшем с кем-то совершенно чужим, кого она, может быть, никогда больше в своей жизни не встретит? Во всяком случае, начало разговора она сочла приемлемым.

- Он мой будущий муж,- объяснила мне Воркен.- Тот, с кем мне придется провести всю мою жизнь, до самой старости,- странная горечь, звучавшая в ее голосе, заставила меня изумленно вскинуть голову.- Вы удивлены?

- Да,- сказал я, даже не пытаясь скрыть свои эмоции.- Мне кажется, такая красивая девушка, как вы, могла бы подыскать себе в спутники жизни кого-нибудь и получше.

- Нет, не могла бы,- без улыбки сказала она.- Браки совершаются с дозволения Службы Генетического контроля и в интересах клана. Внешние данные здесь не имеют никакого значения, равно как и чин, склад ума, личные заслуги или какие-либо иные особенности.

- Ну, генетический контроль я еще могу как-то понять,- проговорил я.- Дети все-таки должны рождаться здоровыми. Но подчинять личную жизнь интересам клана - это уж слишком!

- А кем же вы будете без поддержки клана?- горько усмехнулась Воркен.

- Собой,- ответил я.

- Собой,- иронично повторила девушка.- Очень сложно оставаться собой без родичей, готовых защищать и оберегать свою кровь когда и где только потребуется.

- Но за коллективную безопасность вы платите своей личной свободой!- горячо возразил я.- И мне кажется, такая цена достаточно высока. Чтобы мне кто-то приказывал, с кем мне строить семейные отношения... Никогда в жизни!

- Манфред, скажите, свою жену вы выбирали себе сами?- вдруг спросила Воркен.

А я подумал, что странный у нас все-таки разговор получается. Слишком личный.

- У меня все по-другому было,- сказал я.- Я спас Таню... от одного мерзавца. А потом просто не смог уже бросить на произвол судьбы. Потом, у нас Кристина есть и Галли... Дети - это большая ответственность.

- Я видела ваших детей. Их тела подвергались процедурам генетического конструирования. У нас это запрещено.

- Слышал,- кивнул я.- У нас тоже неоднократно пытались ввести полный запрет на любые исследования в области генетической инженерии человека. Наиболее активно настаивала на этом Земля, за что и поплатилась. После чего вопрос, можно сказать, потерял свою актуальность. Есть Юпитерианская Лига, где дозволено все. Есть Марсианская Республика, где все запрещено. И есть Земля, где смотрят сквозь пальцы на все, лишь бы не происходило явных нарушений законов Содружества. Каждый выбирает то, что ему больше нравится. В меру своих возможностей, разумеется.

- В этом и кроется главная причина всех ваших бед,- заявила Воркен.- Личная свобода, которой все вы придаете такое большое значение, приводит к неизбежной анархии. Вы живете одним мгновением, не помня собственных предков и не заботясь о благополучии потомков.

- Ну, о благополучии своих потомков я забочусь и еще как!- не согласился я.

- А о потомках ваших потомков? О правнуках и праправнуках, которым жить после вас?

На это я уже не нашелся, что возразить. Я сказал:

- Так далеко вперед я не загадываю. К чему? Сами видите, время какое. То Лига выпендривается, то Марсианская Республика суверенитета требует, то Венера туда же со своими амбициями, то вы претензии предъявляете... война за войной, одним словом. Тут дай Бог хотя бы детей нормально устроить! Чтобы они выросли и могли уже сами о себе позаботиться.

- Да,- помолчав немного, произнесла Воркен.- Когда мы хотим пожелать кому-либо незавидного будущего, мы говорим: чтоб твои потомки жили в эпоху перемен.

- Хорошее пожелание,- согласился я.

- Приказ атаковать Содатум-Орбитальную исполняла я,- неожиданно сказала она. Эти слова дались ей с некоторым трудом, словно девушка не сразу нашла в себе силы перешагнуть через глубокую пропасть.- Это был славный бой. Шари Лагран капитан оказался достойным противником. Его отвага и храбрость остались в нашей памяти навечно.

Я не сразу сообразил, что она говорит о капитане Шарле Лагранже, командире Содатум-Орбитальной. Я немного знал Лагранжа. Уроженец Земли, эмигрировавший с семьей на удаленную колонию Юпитерианской Лиги, он был одним из тех немногих, кто действительно верил в необходимость создания Независимого военно-космического флота и делал для этого все, что только можно было сделать. Затея в принципе была неплоха, и если бы не конфликт с Чужими, из нее мог бы выйти определенный толк. Но после падения Содатума остатки Независимого флота превратились в шайку головорезов и пиратов, бесчинствующих на межпланетных трассах. Недавнее наглое ограбление грузовика "Венера-Марс" добавило немало головной боли службе безопасности "Starkad Transportalie" и лично Филиппу Снежину, так как лучшего рынка для сбыта награбленного, нежели Земля, не существовало в природе. Краем уха я слышал, что Снежин вконец обозлился и планирует провести масштабную операцию по зачистке криминальных элементов. Если он снюхается по этому поводу с Марсом и "Starkad", то жарко станет не только Земле, но и всей Системе.

- Когда останки Орбитальной рухнули в Керивийское море,- продолжала Воркен, бесцельно крутя в пальцах продолговатый темный брелок на короткой платиновой цепочке,- я наблюдала за катастрофой. Огромная кольцевая волна причинила немало разрушений. Но один город на побережье необъяснимым образом уцелел. Кавинтайн, столица этого злосчастного мира. У меня сложилось такое впечатление, словно город прикрыло куполом полициклического поля. Но ваши технологии еще не могут позволить вам конструировать генераторы этих полей. Ваши ученые не касались еще даже теоретической стороны вопроса. Откуда же тогда оно взялось над Кавинтайном, да еще и такой невиданной мощности? Я долго над этим думала.

- И что же вы придумали?- полюбопытствовал я.

Она скупо улыбнулась.

- Лишь вчера вечером, услышав вашу сказку-балефанзари под названием "Глаз урагана", я поняла, что тогда произошло. Мальчика, спасшего город от разрушительной волны-цунами, звали Фредди, не так ли?

- Ну,- развел я руками,- Фредди - это общепринятое сокращение нескольких имен. Так можно назвать и Альфреда, и Годфреда, и Фредерика. Это может быть Фридрих, Фредизан или даже просто Фред...

- Или Манфред,- подсказала Воркен.

- Да,- не стал я спорить.- Близкие друзья действительно иногда зовут меня Фредди. Но это не значит ровным счетом ничего. Спаситель Кавинтайна умер от приступа алой лихорадки. А город потом все равно был разрушен.

- Я немного знала Джейни ди Солу,- помолчав, произнесла Воркен.- Мы... не были врагами. Мне довелось бывать в Кавинтайне после того, как жители покинули город. Граница психокинетического поля, заслонившего город от цунами, пролегла как раз через дом Джейни. Странно это выглядело: часть дома в руинах, а часть невредима... В уцелевшей части я нашла вот это...

Она протянула мне свой брелок. Я взял вещицу в руки. Выточенная из цельного куска полупрозрачного морского камня девушка улыбалась мне знакомой улыбкой. Вместо ног у нее был пышный рыбий хвост, а на тонких предплечьях красовались плавники.

- Русалка,- прошептал я непослушными губами.- Морская дева, берегиня.

Талисман, приносящий удачу. Я сделал ее для Джейни... Я перевернул брелок и провел пальцем по выдавленным в спинке девушки инициалам "М.К." - Манфред Коннор. Я только не знал, что Джейни ее сохранила...

Удивительно, как упорно прошлое цепляется за нас, не желая отпускать. Я давно уже не вспоминал Кавинтайн и Содатум, и даже образ самой Джейни начал тускнеть, постепенно уходя в забвение... я жил сейчас иными проблемами и заботами... и вот, поди ж ты, былое властно напоминало о себе переданным через Чужую женщину талисманом... Откуда бы Воркен знать, какая большая боль кроется за маленькой фигуркой русалки, моей волей созданной из подвернувшегося под руку содатумского камня?

- Возьмите,- я протянул ей вещицу.

- Оставьте себе,- отказалась от нее Воркен.

Я удивленно посмотрел на девушку.

- А вы уверены, что вам больше не понадобится удача?

- Мне кажется, Манфред,- усмехнулась она,- что вы нуждаетесь в удаче куда больше меня.

- Спасибо,- сказал я, бережно пряча брелок в карман.- Знаете... Хотите, я вашему женишку снова морду начищу, а? Безо всякого психокинеза. Это должно отучить его быть такой сволочью. Хотите?

Мгновение она колебалась. Моя идея ей понравилась, вне всяких сомнений. Но Воркен сумела подавить недостойные эмоции.

- Благодарю,- улыбнулась она своей великолепной улыбкой,- но лучше не надо.

- Вы уверены?

- Уверена. Прощайте, терранин.

- До свидания. Может, мы еще встретимся.

- Вот уж это навряд ли.

Она пошла прочь, а я еще долго смотрел ей вслед. Красивая девушка. И очень несчастная.

Они такие же, как мы. Точно такие же. Они испытывают те же эмоции, что и мы: боль, гнев, гордость, долг перед кланом и старшими родственниками, страдания и муки безответной любви. Это не врамены с их психологией пчелиных ульев. И не загадочные веганцы со своим почти запредельным, вызывающим ужас могуществом. Что с того, что сородичи Воркен сумели создать обширную галактическую державу, а мы до этого еще не доросли? Что с того, что их корабли способны практически мгновенно преодолевать межзвездные расстояния, а мы до такого фокуса еще не додумались? И что за разница, в конце-то концов, какие предки дали жизнь нашим расам - обезьяны или гигантские кошки. Они такие же, как и мы. Точно такие же. Мы можем разговаривать друг с другом. Мы можем понять друг друга. Тот, кто впервые назвал их "Чужие", был идиотом.

Я вздохнул и полез в снегоход. Поспать надо, пожалуй...

15

Но выспаться опять не удалось. Еще при разговоре с Воркен, с того самого момента, как я увидел брелок, сотворенный мною в прошлой жизни для Джейни, мою душу пронизало давящее предчувствие близкой беды. Было удивительно тоскливо и гадостно, такое отвратное состояние как нельзя лучше характеризуют слова "на душе кошки скребут". Вот именно, скребут, острыми-острыми когтями по свежевымытому стеклу... Кто хоть раз слышал такой звук, поймет.

И снова нахлынули воспоминания. Город Чужих помог. Там, на Содатуме, у Ми-Грайонов был точно такой же город, только без защитного купола. Я помнил, как мерзко чувствовал себя там тогда. Не лучше, чем здесь сейчас.

Хотя никто, в общем-то, меня не обижал. Даже от алой лихорадки вылечили. Им это оказалось раз плюнуть, несколько дней и нет заразы. Сволочи. Завезти инфекцию - это пожалуйста, а вакцину предоставить - Боже упаси, закон о культурном эмбарго запрещает. Нельзя, мол, диким варварам передавать технологии, до которых эти самые варвары еще не доросли...

...Я неподвижно сидел на песке, прижавшись к холодному боку остывшего за ночь гигантского валуна.. Воздух дышал предрассветным холодом, но на востоке по-прежнему царила чернильно-черная тьма, словно солнце не желало вставать в назначенный час. Ох, и плохо же мне было! Так плохо, что и словами не передать. Беспросветная тоска давила гнетом глухой тишины. И даже когда вплелись раздражающим диссонансом в мелодию моря чьи-то неторопливые шаги, я не пошевелился. Мне было плевать, кто там идет. Шевелиться совершенно не хотелось.

Лантарг Чужих, Лаутари Набэйль-литанош Мин, постоял какое-то время, молча меня разглядывая, долго смотрел, а потом вдруг сел рядом, поджав по обычаю своего народа ноги, по-прежнему не говоря ни слова. Я отвернулся. И так ясно, зачем он явился. Глупо было убегать из их города. Глупо прежде всего потому, что бежать было просто некуда...Но эти морды кошачьи опротивели мне до невозможности. Сил не было больше смотреть на них.

Узкая, еле различимая полоса света прорезала чернильную, усыпанную колкими бриллиантами звезд, темноту на востоке. И началось стремительное победное шествие света, гасящее звезды и наполнявшее мир неповторимым золотым сиянием нового дня.

- Смотрите,- тихо сказал я.- Золотой рассвет...Как раньше.

Лантарг промолчал. Глазам, привыкшим к ослепительному сиянию горячих солнц Ядра Галактики, даже самый яркий день янтарного солнца Содатума казался вечными сумерками, унылыми и серыми.

- У меня нет ранга,- горько сказал я.- Внеранговой ступени - и той нет. Но тепло и любовь инфосферы всегда были со мной, независимо от того, хотел я этого или не хотел... А теперь там, где я чувствовал, помнил, знал ее присутствие, живет сейчас пустота. Высшие телепаты планеты погибли, а тем, кто выжил, воссоздать непрерывное поле инфосферы не под силу. Почему? Зачем?! Какого черта вам от нас понадобилось?!

Лантарг промолчал. Ему, очевидно, нечего было сказать. Я обозлился на него еще больше - первое яркое чувство, явившееся ко мне за последние безрадостные недели.

- Ну, да, вы сейчас скажете, что исполняли приказ, и другого выбора у вас не было. Но вы могли отказаться от такого чудовищного преступления! Могли!

Отказаться исполнить приказ адмори абаноша означало смертную казнь не только для вышедшего из повиновения воина, но и для всего шадума, воспитавшего отступника. Шадум на"бэйль-лита Мин насчитывал сто сорок мужчин, девяносто женщин и двести десять детей разного возраста. Кто стал бы спасать чужую планету, чьи правители поддерживали мятежников, в том числе и силой оружия, ценой жизни своих ближайших родичей. Мне это ак-лиданы, врачи ихние, в медцентре объяснили, те, которые лечили меня от лихорадки. Я почти ждал, что Лаутари Мин скажет мне об этом, попытается хоть как-то оправдаться. Но лантарг промолчал.

- Если я встречу этого вашего адмори абаноша, я его убью,- с бешеной злобой пообещал я.- Ублюдок проклятый... ненавижу...

Лантарг молча пожал плечами. И что это изменит, в самом-то деле? Пришлют другого. Ничем не лучше. К тому же лантарг сильно сомневался, что я смогу хотя бы близко подойди к ненавистному чиновнику, не говоря уже о том, чтобы лишить его жизни. Я и сам в этом сомневался, но уж ненавидеть этого гада никакие сомнения мне не мешали!

- Ненавижу вас!- закричал я, срываясь окончательно.- Ненавижу!

Лантарг промолчал. А я долго сидел, уткнувшись лицом себе в коленки. Нет, я не плакал, просто мне было погано до одури, и я не хотел, чтобы Мин это видел. Молчаливое сочувствие Чужого раздражало, но избавится от непрошеного утешителя не представлялось никакой возможности. Эти умники в медцентре лечили меня какой-то психотропной дрянью, из-за которой психокинетическая паранорма перестала подчиняться мне с прежней легкостью; впервые в жизни я ощущал пугающую неуверенность в собственных силах. И это вызывало чувство бесконечной уязвимости и элементарного страха. Что Чужие со мной сделают, если поймут, что я не в состоянии себя защитить?..

Я сердито утерся и посмотрел на лантарга. Тот являл собою образец невозмутимого спокойствия. Несомненно, у него было немало дел гораздо важнее, нежели сидение на мокром песке рядом с сопливым мальчишкой чужой расы. Но лантарг ничем не показывал своего нетерпения. Я прислушался тем внутренним ухом, которое позволяло мне иногда понимать телепатов, пытаясь уловить эмоции лантарга. Но не услышал ничего, кроме все той же спокойной невозмутимости... или, быть может, мне просто не хватило способностей воспринять что-либо иное? Одно я понял совершенно отчетливо: лантарг будет сидеть здесь столько, сколько потребуется. Хоть до конца света. Или, по крайней мере, до тех пор, пока я сам не надумаю вернуться в его город. А куда еще мне было возвращаться?

Я встал, признавая свое полное поражение, стряхнул с одежды песок и побрел обратно, в бессильной ярости пиная все попадавшиеся на пути камни. Некоторые из них раскалывались от пинка на мелкие кусочки, но тех, что оставались целехонькими, было больше. Лаутари Мин молча шел следом.

Через несколько дней Мин лантарг отвез меня на Терру. Он воспользовался общественным космопортом Токадо, и мы шли по переполненному залу ожидания. По сей день не знаю, зачем он это сделал. Только ли затем, чтобы я оказался как можно дальше от Ганимеда? Я оглядывался, лихорадочно соображая, как бы смыться от столь видного сопровождающего. Ничего не выходило. Лантарг со своей реакцией воина сразу же схватит меня за глотку. Кто бы отвлек его, хотя бы на пару секунд! А я уж постарался бы включить вторую космическую... в толпе за мной не больно побегаешь.

И удача улыбнулась мне: лантаргу позвонили по комму! Я отступил на шаг, все еще не веря сказочной удаче. Мин лантарг, поглощенный разговором, ничего не заметил. Тогда я развернулся и побежал...

- Манфред!- полетел вслед голос Чужого.- Манфред, вернись! Вернись!

Ага, сейчас прям! Вернусь, как же! Делать мне больше нечего. Нет уж, у вас, друзья, своя дорожка, а у меня - своя. Мне с вами больше делить нечего, извините. Я нырнул под арку служебного входа и растворился в пестрой многоликой толпе. Служащие космопорта, включая полицейских, проявили редкостное невнимание, старательно отводя от меня взгляды, один коп даже кивнул на дверь с надписью "Только для служащих космопорта". Туда-то я и метнулся. Толпа, двигавшаяся на первый взгляд хаотично, расступалась передо мной и смыкалась перед лантаргом непроходимой стеной. Пройти сквозь эту стену можно было лишь при помощи аннигилятора, но я откуда-то знал, что Лаутари Мин скорее застрелится сам.

Я брел вдоль стоянки, старательно обходя деловито ползущие по тротуарам снегоуборочные машины. С затянутого плотной серой пеленой облаков неба сыпалась и сыпалась снежная крошка, мелкая и острая, как осколки стекла. Она могла сыпаться так неделями, не прекращаясь ни на минуту. Многоцветной радугой дробился в каждой снежинке свет ярко оформленных витрин и рекламных модулей.

Навстречу мне топала разношерстная толпа тинэйджеров. Мне было плевать, я на них внимания особого не обращал. А вот они мною заинтересовались. Окружили, начали материться, потребовали дать прикурить. Я сказал, что не курю, они почему-то не поверили. Причину наглого хамства я понял только тогда, когда у некоторых вспыхнуло над сомкнутыми кулаками багровое пламя. Пирокинетики. Ну, про ослиную тупоголовость таких ребят ходило немало анекдотов. Я вогнал их по уши в сугроб, чтоб остыли, и пошел дальше. Связываться с местными крысенышами, еще не хватало! Я почти ждал, что они погонятся или хотя бы кинут в спину пару-другую фаерболов, но ума хватило, остереглись. И это было хорошо. Контроль над паранормой вновь попыл, навалилась чудовищная слабость. Меня можно было сейчас брать голыми руками. Другое дело, показывать это своим нечаянным противникам я не собирался.

Я увидел крупный снегоход марки "Буран" с номерами Аянского округа и подошел поближе. Хозяин снегохода складывал в багажник какие-то цветные коробки. Приглядевшись, я узнал эмблему "Кредо-картеля". Компания обанкротилась после падения Содатума, надеяться на то, что на Земле сохранился их филиал было глупо. Да и кто возьмет меня на работу? Здесь не Содатум. Все теплые местечки давно разобраны, а программистов еще получше меня как собак нерезаных.

- Что тебе, мальчик?- дружелюбно поинтересовался хозяин машины.

"Мальчика" пришлось проглотить. Не годится начинать важный разговор с обиды.

- Возьмите меня с собой,- тихо попросил я.- Я в компьютерах разбираюсь и в навигационных системах...

До Аяна - больше четырех дней пути, да все по таким дорогам, где никогда заранее не угадаешь какой камень из-за какого угла свалится. Сколько машин пропадало без вести только из-за того, что их владельцы не умели обращаться с навигационными картами!

- В этом я и сам разбираюсь,- покачал головой мужчина, потеряв к разговору всякий интерес..

- Может, вам моя паранорма пригодится?- спросил я, показывая ладони, над которыми вспыхнул бледный огненный язычок.

Это у меня всегда получалось неплохо. Мужчина скептически взглянул на огонь, и я понял: сейчас он откажется. Как бы еще всяких ласковых слов не добавил к отказу... И точно.

- Извини,- сказал он.- В дороге я полагаюсь исключительно на собственные плазмоганы.

- Пожалуйста,- попросил я с отчаянием.- Мне очень нужно выбраться отсюда. Пожалуйста, подвезите меня хотя бы до трассы.

- И что ты будешь делать на трассе, а, мальчик?- насмешливо поинтересовался мужчина.- Лучше отправляйся-ка сразу на Ано-стрит и не морочь мне голову!

Ано-стрит, очень известная всей Системе улица, была местом, где собирались личности первой древнейшей профессии. Собственно говоря, Ано-стрит являлась одним растянутым на добрых четыре километра притоном, где любой извращенец мог найти развлечение себе по душе, были б деньги. Вовсе нужно уже переступить через край, чтобы начать торговать своим телом! Лучше сдохнуть под забором от голода! Я отошел к фонарю и стал смотреть в самый центр ярко горевшей лампы, чтобы хоть как-то успокоиться и взять себя в руки.

Лампа взорвалась, мелкими осколками осыпаясь на накатанные снегоуборочными машинами ромбовидные сугробы. Легче не стало.

- Эй, парень,- мужчина вынырнул из салона.- Не тебя ли они ищут?

Я стремительно оглянулся. Двое Чужих, две девушки, обе в излюбленных черных комбинезонах и при оружии, расспрашивали о чем-то давешних подростков, яростно отскребавших с одежды снег.

- Полезай в салон,- распорядился мужчина.

Повторять лишний раз было не надо! Я быстро нырнул в полуоткрытую дверь и постарался втиснуться между двумя высокими ящиками так, чтобы незаметно было с улицы. Увидели они меня или нет? А если увидели? Тогда что?

- Что вам угодно, милые дамы?- с изрядной долей насмешки поинтересовался хозяин машины.

- Мальчик,- сразу приступили к делу Чужие.- Где он?

Не увидели. Хорошо.

- Какой мальчик?

- С которым вы разговаривали минуту назад. Куда он делся?

- Я за ним не следил. А на что он вам лично сдался?

- Не нам лично. Мину лантаргу. Мы разыскиваем мальчика по его прямому приказу. У вас есть доступ к вашей инфосфере?

- Что ж, передайте лантаргу, что его кредит доверия на этой неделе исчерпан,- заявил хозяин после недолгого раздумия.- Инфосфера не выдаст вам парня никогда. Даже если он головорез и убийца. А теперь, любезные мои, позвольте мне продолжить погрузку...

Голоса отдалились, очевидно, разговаривающие отошли куда-то в сторону. А я долго сидел, гадая, убрались ли Чужие или еще нет. Выглянуть и посмотреть не хватало духу. Контроль над паранормой плыл, то возвращаясь, то исчезая вновь. Я прижимал к безумно колотящемуся сердцу трясущиеся мелкой лихорадочной дрожью руки, в отчаянии понимая, что в таком состоянии с Чужими не особенно поспоришь. Вот как выволокут отсюда за шкирку... Чего лантаргу от меня надо? Прицепился, как содатумский репей, не отвяжешься. Надо поскорее убраться из города, куда-нибудь в горы, за Малый Провал. Пройдет время, глядишь, забудет и отстанет.

- Почему ж ты сразу не сказал, что ты с Содатума?- поинтересовался мужчина, усаживаясь на место водителя и включая двигатели.

- Я не головорез. И не убийца,- тихо сказал я, перебираясь в одно из пассажирских кресел.

- Не обращай внимания,- отмахнулся водитель.- Это так, фигура речи... Что им от тебя было нужно?- Я призадумался, чего бы такого соврать поубедительнее, и мой нежданный спаситель внезапно рассмеялся.- Не хочешь говорить - не говори. Мне, в общем, все равно. Так ты, говоришь, в компьютерах разбираешься?

- Угу,- кивнул я.

- - "Диказ -5" знаешь?

- Иллюзионатор? Знаю. Только вы лучше шестую версию закажите, в ней наворотов больше. И работает она намного стабильнее...

- Продолжай,- усмехнулся хозяин.- Скажи еще, что ты работал над ее созданием...

Ну, работал - это уж слишком... Так, пара модулей и с десяток плагинов... "Кредо-картель" не торопился переводить меня в штатный список. Так я и не сделал ни одного цельного проекта, был на подхвате. Впрочем, платили-то они нормально, как штатникам, не делали скидок на возраст...

- Извини,- не оборачиваясь, проговорил водитель.- Я неумно пошутил.

Я с тоской подумал, что нарвался-таки на телепата. Терранское общество относилось к знакам паранорм наплевательски. То есть, кто не хотел их носить, тот не носил. Причем таковых почему-то было подавляющее большинство.

Машина стремительно наращивала ход. Центральные, прекрасно освещенные улицы остались позади. Теперь за окнами проносились мрачные фасады с наглухо запечатанными окнами, редкие, мерцающие неверным неоновым светом фонари, застывшие безжизненные стволы кривых деревьев, бетонные заборы каких-то складов...

Вот так я оказался, в Аяне у Айра под крылом... Мне у него нравилось. До тех пор, покуда настырный Мин лантарг не отыскал меня и здесь.

Я заметил его первым и проворно отпрыгнул назад, в служебный коридор, отчаянно надеясь, что лантарг меня не заметит. Потом осторожно выглянул из-за двери. Чужой вроде бы и в самом деле ничего не заметил. Я сжал кулаки, ощущая привычный кокон сгустившейся вокруг тела психокинетической мощи. В висках тут же поселилась знакомая противная головная боль. Долго мне защиту не удержать...

- Что вам угодно, уважаемый?- холодно спросил у лантарга Весенин.

- Мне необходимо переговорить с Манфредом ОКоннором,- вежливо объяснил лантарг.- Я знаю, что он находится где-то здесь.

Ага, как же! Поговорить он хочет! Я прижался к стене, соображая, как и куда удирать в случае чего. Ну, что им надо, почему они не оставят меня в покое?! Видеть их не могу! Не говоря уж о том, чтобы разговаривать... кроме того, мне что-то подсказывало, что одними разговорами дело не закончится. Чего-то лантаргу от меня было надо. А что именно, я не знал и знать не хотел.

- Просто переговорить?- недоверчиво переспросил Весенин.

- Просто переговорить,- подтвердил лантарг.- Можно даже и в вашем присутствии.

- Знаешь...- раздался в голове тихий мысленный шепоток Весенина,- По мне, так послушал бы ты его, парень. Он ради тебя в такую даль приехал, в одиночку, заметь! Зачем ему так рисковать? И все же он рискнул. Ради тебя.

"Да пошел он..."- подумал в ответ я.- "И как можно скорее!"

- Он не хочет,- объяснил Весенин.- Боится.

- Напрасно,- заявил Чужой.

- А я думаю, есть у него все основания вас бояться.

- Зря,- лантарг помолчал какое-то время, обдумывая проблему, затем сказал.- Манфред боится совершенно зря. Но я уважаю его чувства. Поэтому передайте ему, пожалуйста, мою комм-карту. Наберется храбрости, пусть вызовет. В любое время.

Он отдал комм-карту Айру и вышел на улицу. Я проводил лантарга взглядом. Перед глайдером Чужого уже скопилась порядочная толпа озлобленных людей, в основном пирокинетиков, потерявших на Содатуме родных и знакомых. У каждого второго рвалось с кулаков неукротимое пламя. Страшное дело! Как Чужой думает отбиваться? Со всеми ему не совладать.

Мин лантарг равнодушно прошел мимо. Но исходившее от его мощной фигуры ощущение смертельной опасности и давящей грозной силы было таково, что никто просто не посмел встать на его пути.

- Держи,- Айр сунул мне комм-карту лантарга.- И не вздумай выкидывать или портить! Лаутари Мин - нормальный мужик. Его карточки дорогого стоят.

- За что вы, телепаты, его так любите?- огрызнулся я.

- За красивые глаза!- отрезал Айр, развернулся и пошел прочь.

Карточку я потом все равно потерял. Так уж получилось. Не до нее тогда стало...

Я вертелся на жестком сиденье до тех пор, покуда не понял: уснуть не смогу, даже если прямо сейчас приму лошадиную дозу снотворного. Я взял толстую тетрадь, дневником которую назвать можно было лишь условно, потому что я записывал туда далеко не каждый день, к тому же мне вечно не хватало на это времени. Выбрался из машины, посидел немного на ступеньке. Воздух в городе Чужих безвкусный и стерильный, никакой. И давит, давит на сознание зеленое небо защитного купола, упорно воспринимавшегося всеми чувствами как излучение старого, полусвернувшегося провала.

На соседней площадке я заметил техника Таллрана. Он копался в ящичке с деталями, уютно устроившись под боком глайдера.

- Вы не будете возражать, если я посижу с вами?- спросил я у него.

Чужой взглянул на меня с удивлением.

- Понимаете,- сказал я, чувствуя себя довольно неловко,- мне одному... неуютно. Я не буду вам мешать.

- Вы мне не помешаете,- сказал он, разводя руками.- Наоборот... Берите вон ту пустую тару, садитесь. Я знаю, что вы, терране, не любите сидеть на полу.

- Спасибо.

Я так и сделал. Какое-то время мы молча занимались каждый своим делом. Техник перекладывал свои детали, я записывал в дневник недавний разговор с Воркен.

- А чем вы занимаетесь?- неожиданно полюбопытствовал Таллран

- Дневник веду. Записываю туда все, что со мной приключилось.

- Почему же рукой, а не голосом?

- Привычка. К тому же так удобнее. Понимаете, чтобы прослушать аудиозапись, нужно вставить кассету в магнитофон и воткнуть вилку в розетку. Магнитофоны, как и розетки, на каждом шагу не валяются. Здесь вот, у вас, их точно нет. А для чтения написанного достаточно просто раскрыть тетрадь...

- А, скажем, дополнительные источники питания? Солнечные батареи, аккумуляторы?

- Это все денег стоит,- вздохнул я.- Которых и так мало на что хватает.

- Понятно. Можно взглянуть?

- Пожалуйста.

Мне лень было вставать, и я просто кинул ему дневник. Таллран ловко поймал его, осмотрел со всех сторон.

Смелее, открывайте,- сказал я.- Вы все равно не знаете этого языка. Его никто не знает.

- Откуда такая уверенность?

- Это язык Империи Боллтроми, расположенной по ту сторону Ядра Галактики.

- По ту сторону Ядра живут Магайоны.

- По известную сторону Ядра живут Магайоны,- поправил я.- Галактика велика... А вообще-то Империя - это на сегодняшний день сказка, легенда, вроде ваших балефанзари. Лет двести тому назад, еще до обрыва инфосферы, жил Джозеф Боллтром. Он был знаменит, богат, обладал достаточно большим влиянием в Совете Земного Содружества. Но этого ему было мало. Он хотел основать свою империю и единолично править ею. У него оказалось немало сторонников.

- Неудивительно, ведь общественно-политическая модель монархии достаточно устойчива,- заметил Таллран.- В независимости от того, сильный или слабый лидер стоит во главе монархии. В первом случае внешняя и внутренняя политика государства определяется волей и желаниями одного индивидуума, во втором - коллективной волей группы советников или фаворитов. Сложно сказать, что хуже, все зависит от конкретных обстоятельств и конкретных личностей. Нестабильной монархия становится лишь при смене правящей династии, и это, несомненно, самый большой минус в данной модели. Потому что подобная нестабильность приводит, как правило, к восстаниям народа и многочисленным репрессиям и может завершиться полным отказом от монархического строя вообще.

- Вы говорите, как профессионал,- сказал я.- Как этот... социальный инженер.

- Я изучал инженер-социологию, до тех пор, пока не увлекся техникой.

- И вы не жалеете?

Таллран непонимающе взглянул на меня. Я пояснил:

- Не жалеете, что увлеклись техникой?

- Нет, в общем-то. Я никогда не смог бы сравняться с мастерами такого класса, как, к примеру, уважаемый Орнари Лейран-на'тинош Ми-Грайон. Вы расскажите дальше. О Джозефе Боллтроме.

Имя Джозеф он произнес неправильно: Дхозеф.

- Джозеф Болтром начал финансировать дорогостоящие экспедиции по поиску и освоению новых планет. Потом он эмигрировал из Земного Содружества на одну из пяти основанных его подданными колоний, где выстроил город Боллтромдар и объявил его столицей Империи Боллтроми. Вот здесь-то и началось самое интересное. Земное Содружество, состоявшее тогда из Земли, Луны и Венеры, не признало новоявленную Империю. Джозеф Боллтром был объявлен сумасшедшим, подлежащим немедленной изоляции, а освоенные его поданными планеты в количестве пяти штук - государственной собственностью. Юпитерианская Лига поддержала Боллтрома. Марсианская Республика сохраняла вооруженный до зубов нейтралитет. Возник конфликт, переросший в открытое вооруженное противостояние. Джозеф Боллтром, несмотря на свое "сумасшествие", сумел грамотно воспользоваться ситуацией. В результате Империя Боллтроми приобрела статус независимого государства, Юпитерианская Лига - право эксклюзивной торговли с боллтромийцами, Марс - сверхприбыли на поставках оружия всем конфликтующим сторонам, а Земное Содружество - головную боль в лице экстремистов с Венеры, вдохновленных примером Боллтрома и пожелавших основать суверенную республику. Спустя пару сотен лет, во времена правления внука Джозефа, императора Манфреда Боллтрома, Империя не поделила богатую ценным минералом тройную планету Геспин с Юпитерианской Лигой. Вспыхнула настоящая межзвездная война. Император Манфред был предательски убит в тронном зале. Его место заняла несовершеннолетняя принцесса Алия, клон-дочь Манфреда от последнего брака. После нескольких поражений и потери практически всей обитаемой территории боллтромийцы бежали. Бежали за пределы известного людям космоса, оставив после себя догорающие в беспощадном огне аннигиляции планеты, а также множество легенд и всевозможных слухов. Геспин, побыв какое-то время под протекторатом Юпитерианской Лиги, после внутрисистемных войн, ослабивших как Земное Содружество, так и Лигу, вновь обрел независимость. Сейчас с геспинианами нет никакой стабильной связи, да и не нужна она, по сути. Технология межзвездных перемещений давно утрачена. А на нынешних космолетах с их досветовыми скоростями далеко не разгонишься. Содатум - в шести световых годах, но даже туда приходилось лететь несколько лет в один конец. Я имею в виду личное время, и даже если ты не проживаешь эти годы, а лежишь в анабиозе, что это меняет на самом-то деле? Все равно риск очень велик, что ни говори

Таллран вежливо согласился, что да, риск при таких путешествиях неоправданно велик. Я попросил его рассказать о своем народе. Техник охотно согласился:

- Наш народ зовется "Оль'Лейран", что в переводе означает "Старшие дети мира",- говорил Таллран.- И это действительно так: по крайней мере, в нашей Галактике мы старшие. Веганцы не в счет, они чужие, они пришли издалека, пришли намного позже нас. Все остальные галактические расы зарождались на наших глазах. Их взлет и падение происходили на наших глазах. Где теперь олэрки и архи, инкайры и тамме'Оты? Ушли за порог времен, растворились бесследно в бездне былого, оставив после себя лишь жалкие развалины на паре-тройке планет, бывших когда-то центрами их гигантских метрополий, с десяток черных дыр в местах былых великих сражений и многочисленные записи в информационном банке Службы исторической памяти. На их место пришли мирету, врамены, тари и вы, земляне. Есть мнение, будто вы - потомки олэрков, но прямых доказательств этому нет, а косвенные можно толковать по-всякому. Поэтому большее распространение получило мнение, что ваша раса уже пережила пик своего величия и теперь медленно угасает, обещая в перспективе вовсе исчезнуть с лика Вселенной.

- Ну, это вы зря, Таллран,- усмехнулся я.- Мы не исчезнем. Изменимся, может быть. Но не исчезнем.

Он только улыбнулся, копаясь в коробочке с инструментами. Техник занимался странной и не понятной для меня работой: включал какие-то круглые плоские детали, копался очень тонкими пинцетами в крохотном голографическом экранчике, повисавшем над каждой деталью и затем аккуратно раскладывал их по трем ящичкам. Я спросил, что это такое. Таллран смутился.

- Долго объяснять,- сказал он и добавил.- Не обижайтесь.

Я не обиделся. Ясно же, что эти фиговины - что-то вроде аккумуляторов многоразового использования. Таллран их каким-то образом перезаряжал. Во всяком случае, сваленные в кучу были обычными железяками, а от прошедших процедуру так и несло запредельной мощью, и техник раскладывал их в специальные гнезда с куда большим почтением.

- Много работы?- поинтересовался я сочувственно.

- Как всегда,- пожал он плечами.

- На заре космической эры,- продолжал Таллран,- солнечную систему белой звезды Арадан населяли четыре расы: светлые лирги, рыжеволосые воинственные семирау, белоголовые мареса и смуглокожие синеглазые палькифи. Тогда наш народ был разобщен, и кланы часто объединялись друг против друга именно по национальному признаку. Изобреталось все больше и больше средств уничтожения себе подобных, и с каждым разом данные средства становились все смертоноснее и изощреннее. Расшифровка генома человека привела к многочисленным экспериментам в области генной инженерии. Лучшими специалистами в этом деле были Магайоны. Они создали более пятидесяти специализированных геномов для разных областей экономики и продавали их всем желающим. Наибольшее распространение получили военные геномы. Особенно усердствовали в этом направлении Аграны. Аграны - жестокий и многочисленный клан с большими запросами и амбициями. И тогда, и сейчас они считают, что Вселенная возникла исключительно ради блага их клана. Глядя на них, другие кланы тоже начали обзаводиться армией в ущерб иным, не связанным с войной специальностям, просто для того, чтобы выжить. Лишь Магайоны обладали достаточной мудростью и могуществом, чтобы соблюдать золотую середину. Рождалось очень много воинов и военных врачей, а ученых, экономистов, лингвистов, учителей и прочих невоенных профессионалов становилось все меньше и меньше. Через несколько поколений наступила расплата. Полная взаимная генетическая несовместимость. Дети рождались слабыми и больными или не рождались вовсе. Тогда-то постановлением Совета Семидесяти был введен полный запрет на все исследования в области генетической инженерии человека, которые приравнивались с тех пор к государственным преступлениям, таким, как, к примеру, шпионаж в пользу иных галактических рас.

- А что, шпионы действительно попадались?- полюбопытствовал я.

- Тех, кто попадался, отправляли прямиком на виселицу, а их кланы покрывались вечным позором,- серьезно ответил Таллран.- Такая же мера применялась и к ученым, ради любопытства переходившим грань дозволенного. В то же время была учреждена Служба Генетического Контроля, в обязанности которой вменялось составлять генетические карты на каждого человека и подбирать пары так, чтобы у них рождались здоровые дети. Браки заключались не по любви и даже не из соображений межклановой политики, а исключительно с дозволения и по приказу Службы Генетического контроля. В таком виде все и дошло до наших дней. До сих пор, четыре мегахрона спустя, не исправлены ошибки прошлого. Существует сорок воинских геномов, пятнадцать специализированных в разных областях и семь общих. А совместимых между собой полностью, до золотой линии, нет вообще. Вот и у вас так же будет через пару поколений.

- Вряд ли. Запрет на генетическую инженерию был ошибкой вашего Совета Семидесяти,- заметил я.- Вам бы одного такого, как наш Ольмезовский. Все проблемы были бы решены за два-три поколения.

- Я не генетик,- заявил Таллран,- но понимаю, что если у парня с девушкой несовместимость по черной линии, ребенка у них не получится, как бы они ни старались.

- А какая несовместимость между мной и человеком вашей расы?- поинтересовался я.

Таллран посмотрел на меня, как на идиота.

- Конечно же, черная!

- Ольмезовский додумался совместить геном Тойвальшенов с геномом человека. И дети рождались вполне жизнеспособными.

- Не может быть,- не поверил техник.

- Еще как может!

Проклятый мой язык! Отрезать его и дальше жестами объясняться, как Арэлау барлума! Вот и Таллран правильно смотрит на меня, как на идиота. Идиот и есть. Болтливый к тому же.

- Были времена,- продолжал Таллран,- когда Служба Генетического Контроля активно использовалась как страшное и безотказное орудие в межклановых распрях. Достаточно сильно от этого пострадали мы, палькифи. Нас осталось очень мало: теперь, без Тойвальшенов, всего одиннадцать не очень многочисленных кланов. У Палькифаля ныне всего один голос в Совете Семидесяти, который передается от клана к клану каждые сто тарбелов. Но куда плачевнее оказалась судьба семирау, мареса и прочих малочисленных народов. Их вообще не осталось. Ни одного клана, ни одного рода, ни одного воина, никого. Только записи в архивах Службы исторической памяти.

- Значит, всем теперь заправляют лирги?

- Официально - мы все Оль'Лейран. Неофициально... что ж, да, пожалуй. И история с Тойвальшенами - лучшее тому подтверждение.

- А кто выиграл от падения Тойвальшенов?- поинтересовался я.

- Ми-Грайоны, естественно! Исторически сложилось так, что интересы Ми-Грайонов пересекались с интересами Минов в достаточно широкой плоскости. К настоящему времени вражда и постоянные конфликты стали невыгодными для обоих кланов. Было принято решение о кровном союзе и совместной деятельности. Тойвальшены же всячески препятствовали сближению Ми-Грайонов с одним из ведущих палькифийских кланов. Но голос в Совете Семидесяти передается в порядке строгой очередности, и очередь Тойвальшенов в этом мегахроне уже миновала. Как только голос перешел к Минам, заключение союза с Ми-Грайонами превратилось в неизбежность. Тойвальшенам это сильно не понравилось. Ведь, как правило, подобные союзы скрепляются брачными узами. Подбираются наиболее совместимые между собой пары, чтобы дети рождались с безупречными генетическими картами...

Я словно прозрел. Воркен Мин-лиа и Арэль Ми-Грайон... Никто не спрашивал их согласия. Кланы решили скрепить дружбу супружескими союзами своих детей. Служба Генетического контроля дала разрешение. Остальное не имело значения. Даже то, что Воркен, быть может, любила другого. Зная характер тарга, легко предположить, что тот физически устранил возлюбленного невесты, а проще говоря, прикончил. Кажется, у наших цивилизованных братьев по разуму дуэльные поединки один на один, без вмешательства кланов, не запрещались и даже пользовались определенной популярностью. А теперь тарг продолжал ревновать будущую жену к мертвому, потому что несчастную девушку тошнило от одного только вида навязанного ей против воли жениха... О, Господи ж ты Боже мой... Куда там мыльным операм, транслируемым по всем уважающим себя каналам телестерео!

- Все палькифи между собой родственники,- продолжал между тем Таллран.- Если Мины вступают в родство с Ми-Грайонами, значит, то же самое должны сделать и все остальные палькифийские кланы. Такова традиция. Тойвальшены же ненавидели Ми-Грайонов мегахронами. Эта давняя и глубокая распря уходит своими корнями еще в докосмическую эпоху материнской планеты, когда Палькифаль с Лиргадуарой никак не могли поделить побережье Плачущего моря. Ненависть друг к другу у этих кланов закрепилась в генетической памяти и начала передаваться от старших к младшим задолго до нынешних времен.

- Слишком уж очевидно,- сказал я.- Должен быть кто-то еще.

- Аграны,- сходу предложил Таллран.- Они тоже плакать не стали. Я уже говорил, что эти спят и видят, как вся Вселенная населена исключительно Агранами. Тоже не то? Тоже слишком очевидно?

- Да,- кивнул я.- К тому же в нашей Солнечной Системе нет Агранов...

Таллран взглянул на меня с интересом.

- А вам трудно угодить, уважаемый Манфред,- сказал он.- Ладно. Что вы сами-то думаете?

- Ян Ольгердович Ольмезовский,- злобно выплюнул я ненавистное имя.- Лэркен Тойвальшен угрожала ему. Требовала вернуть похищенные ткани и всех детей, выращенных на их основе. Она вполне могла растереть лаборатории Ольмезовского в труху. Но она ошиблась только в одном. Не надо было давать этой мрази времени на благородные раздумья! Следовало давить его всей мощью своего клана, как гниду. Она промедлила буквально половину суток... и лишилась всего. Дело в том, что Тэйну Тойвальшен - творение Ольмезовского. Он додумался совместить геном Тойвальшена с геномом терранина.

- Быть этого не может!- опять не поверил Таллран.

- Еще как может!- в запальчивости воскликнул я.- Сам видел на Ганимеде.

Тут Таллран поглядел на меня более чем внимательно.

- Ганимед разрушен,- сказал он.

Я замолчал, тоскливо глядя в сторону. Да что со мною такое, какой уже раз сегодня пробалтываюсь! Может, и впрямь пора язык резать... Под самый корень, ко всем чертям! Я осторожно прощупал эм-фон техника. И обалдел. Полное отсутствие всякого любопытства! Или все же самоконтроль? Но Таллран ведь не воин!

- Удивлены?- поинтересовался техник, внимательно за мной наблюдая.

- Да!- не стал я скрывать.

- А все просто. Тэйнуален Бэйль-алум Тойвальшен - наследный лидер своего сгинувшего клана. Когда в ее сознании проснется генетическая память всех поколений, она сумеет возродить утраченное величие Тойвальшенов. И палькифийских кланов станет двенадцать, как раньше. Я же всего лишь техник. Если я не буду ничего знать о последней из Тойвальшенов, то никому и ничего не смогу рассказать о ней, когда меня спросят.

- А вас спросят?

- Кто их знает,- пожал он плечами на совершенно земной манер.- Ми-Грайоны наизнанку вывернутся, лишь бы повесить последнюю из Тойвальшенов.

- Да чем она-то для них опасна?- искренне удивился я.- Какую опасность может представлять одна-единственная выращенная в лабораториях Ганимеда девочка для такого могущественного и многочисленного клана, как Ми-Грайоны?!

- Вы и впрямь не понимаете,- укоризненно покачал головой Таллран.- Генетическая память, в ней все дело. Когда в этой девочке проснется наследие Лэркен Тойвальшен, Ми-Грайонам придется расплачиваться за вырванную нечестными методами победу. Возможно, той же самой монетой.

- Не понимаю, Таллран,- честно сказал я.- Почему?

- Это все межклановая политика. Ваша раса дала нам новое знание. Телепатия, пирокинез, гигантское поле коллективного разума инфосферы... Что стоят высокие технологии и умные машины против способности желанием воли взорвать планету или целую звезду? Запрет на биоинженерию и генетическое конструирование в таких условиях начинает казаться... сильно устаревшим. Есть, о чем задуматься. И, как всегда, выиграет тот, кто задумается раньше остальных.

Чего же все-таки стоит тысячелетиями накопленная мудрость и техническое совершенство, если нет и никогда не существовало единства? Выйти из океана, с таким трудом осознать себя, преодолеть притяжение материнской планеты, освоить неисчислимое множество миров Галактики и превратить космос в арену для бесконечного сведения счетов между кланами...

Жестокое традиционное общество, не признающее интересов отдельной личности, ориентированное исключительно на благо народа, где с самого рождения тебе уже уготовано свое место до самой смерти, где любой протест против существующего порядка заканчивается виселицей или изгнанием протестующего, где даже для того, чтобы просто полюбить друг друга требуется разрешение Службы Генетического Контроля...

...А мы, земляне, значит, варвары...

...Тот мудрее, у кого дубинка тяжелее и толще?

Как это выглядит знакомо! Как по-нашему.

Мы слишком похожи, чтобы жить в мире и согласии. Мы были друг для друга кривым зеркалом, отразившим для каждого по-своему искаженный образ. Чужие стали для нас силой, с которой оказалось невозможно не считаться. Мы - силой, которую нельзя не опасаться. А сила и страх порождают достаточно взрывоопасные альянсы.

И однажды неизбежно наступит такое время, когда наши расы проклянут день, в который судьба столкнула нас на одной тропинке Вселенной.

Я вдруг заметил, что Таллран по-прежнему держит мой дневник на коленях. Совершенно случайно тетрадь открылась именно на той странице, куда я вклеил немногие сохранившиеся у меня фотоснимки матери. Стало грустно и больно, как всегда, когда я вспоминал о ней.

- Это моя мама,- неожиданно даже для самого себя сказал я Таллрану.- Она пропала, когда я был совсем маленьким.

-Ушла?- сочувственно спросил Чужой.

Я не ошибался, в его эм-фоне и впрямь появились теплые краски сочувствия. Что в этом удивительного? Наверняка у Таллрана тоже была мама.

- Нет,- помедлив какое-то время, сказал я.- Пропала. Она угодила в точечный провал. Мне тогда и двух лет еще не было. Но я помню...

...Плавящийся, закручивающийся чудовищной спиралью воздух. Падение в разверстую пасть громадной воронки, бесконечное падение, затихающий, полный ужаса крик...

- Мама, мамочка!

- Манфред!

- Сынок!

Острыми иззубренными осколками впивается в душу разодранное пространство. Беззвучным камнепадом осыпаются в ненасытную глотку провала горные склоны. А через мгновение - покой и тишина. Новые формы гранитных скал, новый снег, неизвестно откуда взявшаяся речка, кривой шрам-зеркало, оставшийся на месте съеденного фьюжн-реакцией пространства, холодная синева близкого неба. И там, где всегда звучал ласковый голос мамы, отныне и навсегда поселилась пустота...

- Вы думаете, что ваша мама жива?- серьезно спросил Таллран.

Он так и сказал: "Мама". Не мать, а именно мама.

- Думаю, да,- твердо сказал я.- Иногда угодившего в точечный провал человека выбрасывало в целости и сохранности где-нибудь на другом континенте или вообще на другой планете. Ведь что такое на самом деле эти провалы? Случайным образом сгенерированные туннели сквозь иные измерения, ведущие в самые разнообразные уголки Вселенной. Галактика велика. Может, - добавил я, чувствуя, как оживает в сердце безумная надежда,- вы что-нибудь слышали о женщине-психокинетике по имени Наталия О'Коннор?

Таллран внимательно поглядел на фотоснимок. Мама улыбалась ему задумчивой печальной улыбкой. Я опустил голову, испытывая черное отчаяние. Сейчас Чужой скажет, что ничего не знает... как говорили мне до сих пор все, у кого я набирался духу расспрашивать о маме...

- Я не уверен,- медленно проговорил Таллран,- Сам я мало что могу вам сказать. Но Мин лантарг однажды проговорился, что экспедицию в здешнюю область Галактики ему заказали Магайоны.

- Заказали?- удивился я.

- Да. У каждого клана, разумеется, есть своя собственная Служба Изысканий, но традиционно лучшими звездоходами считаются Мины. Вашу цивилизацию обнаружили с шестого поиска, и это уже говорит о том, что Лаутари Мину подсказали, где и кого искать.

- Подсказали Магайоны?- уточнил я.

- Возможно. Среди прочих владений клана Магайонов есть такая планета-сад под названием Наталиэнери. Говорят, будто хаддар-алум этой планеты - женщина вашей расы.

- Как?!- изумился я.- Магайоны назначили правителем своей планеты чужую для них женщину?!

- Магайоны вообще странные люди,- улыбнулся Таллран.- Их Глава - так вообще... Вся Галактика о нем наслышана. Я не запомнил имя этой женщины... но, кажется, оно как-то связано с местными цветами...

- Планета-сад,- повторил я, сердце болезненно замирало при одной мысли о том, что долгие бесплодные поиски наконец-то обретают свой смысл.- Мама любила цветы. Да и название планеты, Наталиэнери, созвучно ее имени. Вы полагаете, это может быть именно она? Наталия О'Коннор?

- Мне не хотелось бы давать вам ложную надежду,- тихо проговорил Таллран.- Ведь я не могу категорично утверждать, что хаддар-алум Наталиэнери - именно ваша мама. Сам я там не был и лично ее не видел. Вам нужно поговорить с кем-нибудь из Магайонов или с Мином лантаргом. Только они смогут сказать вам что-то п.

- Я здесь потому и оказался, что мне необходимо поговорить с Мином лантаргом,- сказал я.- Правда, никак не ожидал, что могу задать ему вопрос о маме.

- Лантарг болен.

- Слышал. Я беседовал с Лилайоном ак'лиданом...

- О, наш ак'лидан...- с непонятной усмешкой проговорил техник.- И что он вам сказал?

- В конце концов, он согласился мне помочь. Надеюсь, Мин лантарг не откажется рассказать об этой женщине, правительнице планеты-сада Наталиэнери...

Моя мать жива! И сегодня я узнаю о ней! Я не смог скрыть ликования, охватившего мою душу. Я так долго искал маму! Неужели поиски завершатся успехом уже сегодня?!

Но шестое чувство шепнуло мне: "Не бывает таких простых решений". С повелительной ясностью предвидения я вдруг понял, что не увижу Мина лантарга и не смогу задать ему главный, единственно важный для меня вопрос. У меня сразу вспотели ладони. Как же это так? Я здесь и никуда не уйду по доброй воле! Особенно теперь!

- Значит, тебя заставят уйти,- шепнула мне интуиция.

Да никому я это не позволю! Сейчас, когда наконец-то появился реальный шанс разыскать самого дорогого и близкого мне человека!

- Никогда ничего не загадывай наперед. Только так можно избежать жестокого разочарования.

Очень неприятная мысль. Словно вложенная мне кем-то извне. Я подумал о Филиппе Снежине. Я по-прежнему ощущал его как шар белого обжигающего огня. Он был где-то здесь, в Катуорнери. Первый ранг... Уж не он ли помешает мне? Но с какой стати? Ведь он никогда не знал, не мог знать мою маму. Да и мне сегодня помог. Он мне пока еще не враг...

- Желаю вам удачи,- ободряюще произнес техник.

Я с признательностью посмотрел на него и сказал:

- Спасибо.

Я поднял руку, и дневник послушно скользнул в подставленную ладонь. Таллран проводил тетрадку взглядом.

Слушайте,- сказал он,- как же вы все-таки это делаете?

Ну, вот как ему объяснить?

Возьмите,- я отправил дневник ему обратно.

Таллран осторожно, двумя пальцами, взял зависшую прямо перед его лицом тетрадь.

- Положите на пол. А теперь снова возьмите.

Техник проделал все, что я говорил, а потом вопросительно уставился на меня. В его эм-фоне появилась ядовито-желтая линия обиды. Издеваются над ним, что ли? Какой смысл присутствовал в этих бесполезных занятиях?

- Как вы это делаете?- спросил я.

- А,- во взгляде Чужого появилось понимание.- Ясно.

- Я просто хочу взять вещь,- я протянул руку ладонью вверх,- И беру ее.- Дневник перелетел ко мне.- Необходимо намерение, желание и воля. Ну, и способности, разумеется. Только и всего.

- Только и всего,- задумчиво проговорил Таллран, его эм-фон вновь приобрел нейтральный зеленовато-серый тон, подстать цвету силового купола, защищающего город.- Просто.

- Жизнь вообще очень простая штука, если подумать. Но многие люди сами ее осложняют. Потом сами же не знают, как выпутаться. И тратят очень много времени и сил, чтобы найти ответ на тот вопрос, который вовсе незачем и не для чего было задавать.

- Это такая ваша жизненная позиция, Манфред?- усмехнулся Таллран.- Не задавать вопросы, чтобы не искать ответы?

Я немного подумал.

- Не знаю,- сказал я.- Я устал. У меня выдался тяжелый год. Я очень сильно устал и хочу только одного - покоя. Пусть оставят меня в покое и не трогают... больше мне ничего не нужно.

- Совсем ничего?- удивленно поднял бровь техник.

- Да,- кивнул я, а потом страстно добавил.- И еще я безумно хочу, чтобы ваша догадка насчет хаддар-алум Наталиэнери оказалась правдой!

- Не радовались бы вы так, в самом-то деле! Я же мог ошибиться. И вообще, не вправе был давать такую надежду... Мне будет искренне жаль, если вас постигнет жестокое разочарование.

- Ничего,- хмуро буркнул я, настроение у меня испортилось окончательно.- Переживу как-нибудь. А за надежду спасибо. Это не самое плохое чувство, поверьте.

Внезапно меня окатило тревогой и страхом: беда! Случилась беда! Я замер, прислушиваясь к своим ощущениям. Далекий-далекий голос, захлебывающийся отчаянным криком, зовущий... меня? Лезть в инфосферу после полученного от Ольмезовского пинка не хотелось совсем. Но я все равно прислушался. Наверное, мое лицо сильно изменилось, потому что Таллран подался ко мне и встревожено спросил:

- Что с вами? Манфред, вам плохо?

- Нет,- мотнул я головой.- Не мешайте!

Далекий-далекий крик, словно доносящийся сквозь плотное ватное одеяло. Далекий призыв, настолько далекий, что воспринимается он просто как глухой, неразборчивый болезненный шум.

Я отчаянно вслушивался в него тем внутренним ухом, которое позволяло мне слышать телепатов. Зов приблизился, стал отчетливее, яснее и вдруг... неудержимой лавиной обрушился на меня бурлящий поток панических эмоций.

"Помоги... Манфред, помоги... Помогите мне! Хоть кто-нибудь..." Огонь, опаляющий Кристину. Жар аннигиляционного распада. Искаженное ужасом лицо Тэйну. Отчаянный крик малыша. "Помоги..." Ненавистное лицо Ми-Грайона тарга. "Ах, ты ж, сволочь!" Огонь и боль...

- Твою мать!- заорал я, вскакивая.

- Собрался куда-то, терранин?

Прямо перед собой я увидел мальчишку Хорошена, имевшего самый наглый вид из всех, какие мне доводилось видеть. Такой вид у него был не спроста. Молокосос разжился где-то шейерхом, за его спиной возвышались рослые фигуры затянутых в черные комбинезоны воинов. Физиономии у них были каменными, а я слишком хорошо уже знал, что сулят такие физиономии: неприятности и очень большие. Самое же мерзкое заключалось в том, что солдаты перегораживали мне путь к снегоходу!

- Не за свое дело взялся, мальчик,- негромко произнес Таллран осуждающим тоном. Он и не подумал встать, так и сидел с поджатыми ногами и включенной деталькой в руке.

Хорошен смерил его презрительным взглядом и процедил сквозь зубы:

- Ак'аншан пьохаш такеен шаес!

Таллран вздрогнул, как от удара, на мгновение мне показалось, что он сейчас встанет и даст пацану в ухо. Гретас тоже так подумал. Демонстративным жестом он положил пальцы на кобуру шайерха. Секунду техник и воин смотрели друг другу в глаза, затем Таллран отвернулся. Видя, что он не собирается вставать, Хорошен довольно улыбнулся. Меня скрутило от ненависти. Щенок! Сопливый щенок, дорвавшийся до власти...

- Прочь с дороги,- прорычал я, с трудом удерживая клокотавшую в груди бешеную боевую ярость.

- Успокойся, терранин,- нахальным тоном произнес Хорошен, и мне сразу вспомнились почему-то крысеныши-пирокинетики, встреченные полтора года назад на улицах столицы.- Я объясню тебе происходящее. В ангаре "Техникс-Центра" ты читал мои мысли, чтобы понять, сумеешь ли ты отдать мне свой психокод. Как объяснил уважаемый Снежин капитан, возникшая между нами телепатическая связь была пассивной, ни к чему не обязывающей, потому-то моя защита и не сработала. Но такая связь никогда не бывает односторонней! Когда я понял, почему в моей памяти поселился образ предательницы из клана Тойвальшенов, я сообразил, что она здесь, на вашей Земле, и ее укрываешь ты!- голос мальчишки поднялся до визга.- Я рассказал моему талм'лейрану таргу, и он не стал надо мной смеяться! Он взял воинов и отправился в Аян за этой незаконнорожденной жертвой пробирки! Ее повесят здесь, в Катуорнери, благодаря мне! А если ты будешь создавать проблемы, землянин, тебя тоже вздернут! Тебя и твоих генетически измененных ублюдочных уродов!

- Довольно,- с ненавистью сказал я, прерывая этот словесный понос.- Прочь с дороги, сопляк!

Огонь. Затихающий, полный боли и муки крик Кристины: "Помоги!..." Отчаяние Тэйну. Плач ребенка. Торжество в глазах Арэля Ми-Грайона. Черные тени на объятой гудящим всепожирающим огнем глайдерной стоянке. Огонь, кровь и смерть. Проклятье!

Я дернулся к машине. Хорошен сделал знак, и воины мгновенно наставили на меня свои шайерхи.

- Сиди тихо,- зловеще проговорил Чужой.- Нам не известен предел твоих мерзких способностей, но, думаю, одновременного залпа из пятнадцати шайерхов не сумеешь пережить даже ты.

- А как же Таллран?- злобно поинтересовался я.- Его ведь тоже заденет!

- Это его проблемы,- равнодушно обронил пацан.

- Прочь с дороги,- повторил я.- Накласть мне на ваши шайерхи. Моих мерзких способностей вполне хватит, чтобы раздолбать к такой-то матери весь ваш отвратный город!

- Ты врешь,- не поверил мне Хорошен.

- Это твои проблемы,- холодно бросил я.

"Манфред! Помоги..." Проклятье, там Кристина погибает, а я здесь с этим сопляком лясы точу! Неуправляемой волной-цунами поднялось в груди боевое бешенство. Я вскинул руки к лицу и сомкнул кулаки. Кольцевая волна психокинетической силы прокатилась по стоянке, сметая все на своем пути. Не пострадал один лишь Таллран: я успел прикрыть его защитным куполом. Одним гигантским прыжком я преодолел расстояние между мной и снегоходом, еще в полете включая приборы. Я плюхнулся в кресло и сразу схватился за управление. Мотор тихо гудел, наращивая мощность. Кто-то напрыгнул на меня, впиваясь в горло вылезшими из пальцев кривыми когтями. Я отшвырнул нападавшего в соседнее кресло и, не глядя, обмотал страховочными ремнями так, чтобы не дергался. Потер шею, увидел на ладони кровь и вконец осатанел. Я двинул машину прямо на сбегающихся ко мне со всех сторон воинов. Внешний слой защиты вмял их в элан, словно пластилиновых солдатиков. Ничего, не помрут со скафандр-комбинезонами! Однако им на смену выскакивали из-за всех углов, точно черти из коробки, все новые и новые враги. Они начали палить в меня из шайерхов, защиту чуть было полностью не смело. Но я догадался организовать отражающий слой, и теперь залпы шайерхов начали рваться среди нападавших. Тем такая жизнь быстро надоела, и стрельба прекратилась.

Я погнал снегоход к выходу со стоянки.

- У тебя ничего не выйдет!- крикнул пленник, прекратив тщетные попытки выпутаться из ремней.- Тебя спалят на подходе к барьеру.

Да, самое время позаботится о защитном куполе. Вряд ли он пропустит меня с такой же легкостью, как впустил. Ведь со мною больше нет Орнари Ми-Грайона. А кто со мною есть?

Ба, знакомые все морды! Пацан Хорошен! Я злорадно усмехнулся. Сам запрыгнул, голубчик, я тебя за шкирку не тащил! Что-то, наверное, было в моем лице, что-то, совсем уже страшное. Мальчишка побледнел, стиснул зубы, от него отчетливо потянуло запоздалым страхом. "Что этот сумасшедший дикарь со мною сделает?.."

- Тебя спалят,- повторил Чужой не слишком уверенным тоном.- У барьера. Ты никогда не выберешься из Катуорнери живым!

- Да?- с холодным бешенством переспросил я.- Гляди, с-сопляк!

Я высунул голову из кабины. Увидев меня, воины принялись разряжать свое оружие с большим усердием. Дальше второго слоя защиты ничего не проникало. Я посмотрел наверх. Гравитационный полицикл. Излучение старого, выдохшегося провала. Откуда-то же оно черпает энергию для своего функционирования? Я отследил силовые нити до самых генераторов, питающих купол энергией, и пожелал, чтобы они сгорели.

Они и сгорели.

Зеленоватое свечение мигнуло и погасло. И на город Чужих с воем ледяного ураганного ветра, с лавиной острого, режущего, как осколки стекла, снега, со всей яростью обезумевшей стихии обрушился буран. Разом стало темно, хоть глаз выколи. Снегоход подхватило порывом ветра и поволокло по площадке. Я выругался, с трудом избежав столкновения с невесть откуда взявшимся углом здания.

- Что ты сделал?!- в ужасе закричал Хорошен, рвясь из кресла.- Что ты с городом сделал, пьохалан?!

- Заткнись, убью!- с яростной ненавистью заорал я на него, наращивая скорость.

- Ты, ублюдок!

Со злости едва в кисель пацана не размазал, честное слово! Он нарвался конкретно! Но в самый последний миг все-таки взял себя в руи, не тал калечить... Скрутил из позавчерашнего носка кляп и вогнал его Чужому в пасть. Тот мычал, рычал, дергался, пытался плеваться, но вытолкнуть вонючую тряпку не мог. Кишка тонка, без психокинеза-то! Выкинуть бы ко всем чертям из машины, да отвлекаться недосуг...

16

Я гнал машину на предельной скорости, тараном врезаясь в прущую на меня стену метели. Слабеющий крик Кристины звенел и звенел в ушах, заставляя выжимать из мотора все, на что тот был способен. Я мчался, как сумасшедший, не разбирая дороги, и все равно я опоздал.

Стоянка перед Айровой гостиницей была объята синим пламенем, характерным для третичных реакций вырожденной антиматерии с частицами нашего мира. Снег сгорал, не долетая до исходящего радиоактивным паром элан-асфальта. Кристину я уже не слышал, как ни старался. Ничего... ни вздоха, ни стона, только пустота, властно затягивающая густой серой пеленой то место, где я всегда видел образ девочки. "Кристина, Кристиночка... отзовись! Пустота..."

...А на что я, собственно, надеялся? Выжить в устроенном шайерхами Чужих аду не смог бы, пожалуй, даже я, со всем своим неограниченным даром. А Кристина ведь совсем еще маленький ребенок!

Я закричал, закрывая лицо руками, задыхаясь от слез, чувствуя, как безудержная ярость багровой пеленой накрывает сознание. Вначале погибла Хорэн. Глупо, нелепо, страшно. Теперь не стало Кристины. Нельзя было оставлять ее одну! Незачем было соваться в чертов Катуорнери, она была права, предостерегая меня насчет Чужих... ну почему, почему я ее не послушался!

Надо было убираться из Аяна сразу же, едва я приобрел машину!

Меня начало мелко трясти, в точности как при приступе алой лихорадки. Память тела, включавшаяся при каждом нервном напряге. Тугой кокон стремительно сгущавшейся вокруг меня силы давил на виски характерной вибрирующей болью. Какая-то часть меня, еще сохранявшая трезвый рассудок ужаснулась. Боже, что же я делаю, куда мне столько силы, еще миг, и я утрачу над нею контроль, как тогда, у Ганимеда... Еще мгновение...

Параллельно с ужасающей ясностью я понял одно: я найду этого сволочного тарга и начну убивать его так, что мне самому страшно станет!

Пленник, о котором я, кстати, успел уже позабыть, привлек мое внимание безумным диким ужасом, наполнившим ментал кабины желтовато-зелеными сполохами. Все приборы словно взбесились, оглушительно вереща аварийными сигналами. Я взглянул вперед и почувствовал, как волосы непроизвольно встают дыбом.

Мы неслись прямо в центр огромной воронки, на дне которой разгоралось злое зеленое сияние...

Нет, нельзя, нельзя на Земле аннигиляторами пользоваться! На месте Снежина я бы расправлялся с каждым подонком, пойманным с этим гнусным оружием в руках! Включая окончательно съехавших с катушек Чужих!

На автостоянке перед гостиницей Айра началась фьюжн-реакция распада пространства, спровоцированная гигантской мощью энергии, высвобожденной шайерхами Чужих. И это был не куцый точечный прокол над бассейном в холле. Это было масштабное, стремительно расширяющееся образование, пожирающее все на своем пути.

Миллионный город Аян и вся округа радиусом километров в двести были обречены.

И все из-за сидящего рядом со мной Чужого сопляка, вообразившего себя столпом правосудия!

Меня накрыл истерический смех. Я не стал паниковать, давить на тормоза, отключать мотор, делать что-то еще... Ясно было видно, что ничего не успею, даже катапультироваться, так как истратил катапульту выбираясь из пропасти, по дороге к Чужим. Хорошен глядел на меня вытаращенными до предела безумными глазами. Кажется, он решил, что я сошел с ума.

- Гляди,- зло сказал я ему, не в силах сдержать идиотского хихиканья.- Полагаю, ты знаком с гравитационной физикой? Как ты думаешь, что будет, когда мы туда въедем?

С гравитационной физикой пацан был знаком великолепно. Просто красота, как он задергался, отчаянно пытаясь выплюнуть осточертевший кляп и последний раз в жизни высказать все, что он обо мне думает. Нашел на что последние мгновения жизни тратить - на ругань!

Сволочь! Скотина! Из-за него я в это дерьмо вляпался! И тут клокотавшая в моем сердце бешеная боевая ярость выплеснулась через край.

Спрессованная в чудовищную спираль психокинетическая сила начала неумолимо раскручиваться, сметая все на своем пути. Я еще успел увидеть, как зеленое пламя фьюжн-реакции, пожирающей пространство, прогибается перед неожиданным препятствием. А потом мир вспыхнул зеленовато-золотистым сиянием, и я зажмурил глаза.

Темнота. Тишина. Как-то иначе я представлял себе переход на тот свет. И уж никак не мог подумать, что в загробном мире окажусь одновременно с Хорошеном, который ощущался как съежившийся, вздрагивающий комок бессловесного первобытного ужаса. У Чужих ведь нет религии, в потусторонний мир они не верят. Откуда бы Хорошену знать дорогу в мой ад?

Я рискнул открыть глаза.

Я по-прежнему сидел в летящем вперед на приличной скорости снегоходе с наполовину отключенной контроль-панелью... А впереди по курсу нас ожидала бетонная стена, к которой прижалась фигура какого-то сумасшедшего, раскрывавшего рот в беззвучном крике.

Я вырубил двигатели, ударил по тормозам, схватился за дополнительный рычаг ручного тормоза. Машина резко просела, заскрежетала днищем по асфальту, меня подбросило вверх с такой силой, что зубы клацнули, оставив на языке неприятный вкус отбитой эмали. С отвратительным визгом снегоход остановился буквально в нескольких сантиметрах от распластанного на злополучной стене человека.

- Умница,- с сарказмом поблагодарил меня Айр Весенин, с опаской выползая из щели между стеной и передним бампером машины, - вовремя остановился!

- Твою мать!- заорал я, выскакивая из кабины.- Ты что здесь делаешь?!

- А ты сам как думаешь?!- обозлился он.

Одежда Весенина была вся в пятнах, подозрительных дырах и, бог ты мой, крови!

- Ты, что, ранен?!

- Я же тебя предупреждал!- заорал на меня хозяин гостиницы, в его голосе звучало истерическое отчаяние.- Предупреждал же я тебя! Фредди, ты как был идиотом, так им и остался! Какой дьявол понес тебя к Чужим в гости? Что ты там натворил в этом их долбанном Катуорнери?! Ми-Грайон явился сюда через четыре часа после того, как ты уехал, в последней стадии бешеного умопомешательства! С бандой таких же мордоворотов, увешанных оружием до самых зубов! Пригрозил весь Аян спалить и головешки не оставить, кучу народа перепугал, ур-род! А девчонка твоя! Кто она у тебя, плазмомет ходячий?! Посмотри, что она со стоянкой сотворила, мать ее...

Я вспомнил Кристину и почувствовал, как ко мне снова начинает возвращаться злость.

- Где они?!- заорал я в ответ, крепко встряхивая Весенина.

- На полпути к Катуорнери, я думаю. Ты ненамного опоздал. Отпусти меня, НЕМЕДЛЕННО!

Я его отпустил. Разумеется, вовсе не потому, что сам жаждал это сделать!

- Айр,- решительно сказал я,- найди их мне! Найди, или я за себя не отвечаю!

Мне не удалось спасти Кристину, но Тэйну и малыша из лап тарга я еще мог вырвать. И будь я проклят, если этого не сделаю! Меня снова начало колотить мелкой лихорадочной дрожью.

- Я тебе не стереорадар,- огрызнулся Айр.- Дорог на Катуорнери несколько, откуда я знаю, по какой они...

- Ты телепат, проклятье!- закричал я, не дослушав.- Найди их мне через инфосферу! У Тэйну тоже есть дар! Она услышит!

- Эмоциональный контакт,- задумался Айр.- Должно сработать...

Но во взгляде, обращенном на меня, легко читалось сомнение.

- Найди их!- заорал я, подскакивая на месте и еле удерживаясь от искушения встряхнуть Весенина как следует.- Найди! Ты же можешь!

- Дай руку,- решился Айр.

Я вложил дрожащие пальцы в его ладонь, отбрасывая все барьеры. Беззвучный удар, и словно электрический ток потек через извилины, распахивая границы обыденного мира. Сияющая радуга инфосферы приветливо обняла нас привычным ласковым теплом... мы скользнули по самому краю, нам не было нужды в глубоком погружении, мы слишком спешили...

... Холодный металл наручников на запястьях, пульсирующая, никак не желающая утихать боль под кожей. Захлебывающийся отчаянным криком ребенок в жестоких руках извечного врага Ми-Грайона...

- Отдай! Отдай его мне, негодяй, убийца, пьохалан подлый, ари'инсата, отдай! Ему же больно!

Боль. Удар чем-то тупым и тяжелым по затылку. Сознание колеблется, плывет по тонкой грани между явью и глубокой тьмой небытия. "Нельзя. Сжать последние остатки воли в кулак. Надо терпеть. Что они делают с мальчиком?! Что они с ним делают, зачем?! Почему он больше не кричит?! Как больно и как страшно, до спазмов в желудке, до тошноты и рвоты".

"ЧТО ОНИ ДЕЛАЮТ С МОИМ МАЛЫШОМ?!"

И легкое, почти невесомое касание иного разума, переполненного дикой боевой яростью... Однажды эта ярость уже нашла свою цель. Облегчение. Смех. Безумная, пожирающая последние силы надежда. "Манфред, ты нашел нас, нашел! Теперь все в порядке, ты спасешь нас, ты нам поможешь!" Искаженные злобой лица врагов. "Вы умрете. Вы все умрете! Все".

И боль, приносящая забвение. "Теперь хорошо, теперь не страшно, теперь можно позволить себе погрузиться в спасительную темноту забвения..."

- Нет!- в ужасе закричал я, с трудом удерживая ускользающую нить неустойчивой телепатической связи.- Тэйну, нет!

Не зная, что и как надо в таких случаях делать, каким образом удержать в инфосфере угасающее сознание жены, я в отчаянии бросил вдоль вектора тающей с каждым упущенным мгновением связи собранную в тугое копье мощь психокинеза. Инфосфера удивленно вздохнула, неохотно расступаясь перед смертью, рванувшейся через ее поле в реальный мир.

Беззвучный удар... и вспышка панических эмоций. Долгое бесконечное падение в черный колодец безумия... "не хочу!"

Связь разорвалась: Тэйну все-таки потеряла сознание. Но я узнал все, что хотел. Где они, в каком состоянии сейчас находятся, как быстрее всего до них добраться.

Честно говоря, эффект от сочетания телепатии с психокинезом превзошел все мои ожидания.

- Манфред,- потрясенно прошептал Айр, глядя на меня с каким-то почти суеверным страхом,- где ты этому научился?!

- На Ганимеде,- процедил я сквозь зубы, взглядом открывая кабину.- Там мои способности значительно возросли.

- Оно и видать,- потрясенно пробормотал Весенин.- Как ты их... всех... Погоди, я с тобой!

Он сунулся в снегоход и увидел мальчишку Хорошена. Тот при виде Айра замычал и задергался, глаза так и лезли из орбит.

- Фредди, ты сдурел!- воскликнул Айр,- Тебя же повесят за похищение!

Хорошен изо всех сил стремился показать, что повесят обязательно и что он непременно примет в этом достойном деле личное участие. Эм-фон мальчишки все еще излучал сильный, с трудом подавляемый страх, поверх которого ложились багровые тона яростной ненависти.

- Не повесят,- бросил я, включая двигатели и срываясь с места на максимальной скорости.- Им, в Катуорнери, сейчас не до нас.

- Провал,- понимающе кивнул Айр,- вот, значит, как ты выбрался из города.

Я не ответил, объезжая кривую поверхность чудовищно огромного "зеркала", многозубой трещиной пересекавшего пространство перед гостиницей Айра.

Большая часть стоянки просто исчезла. Рекламные щиты потухли и погнулись, за одним из них тускло отсвечивало "зеркало" поменьше, из которого торчала пара исковерканных машин. Айр скривился, как от зубной боли.

- Восстановление стоянки и компенсация владельцам автомобилей сожрут всю квартальную прибыль,- мрачно пожаловался хозяин гостиницы.- И это если не принимать во внимание пострадавшие нервы клиентов! А репутация! Ее ж вообще ни за какие деньги не купишь!

Он вздохнул, не дождавшись ответа, потом обратил внимание на пленника. Перегнулся через спинку и осторожно вынул кляп у него изо рта.

- Ну, мальчик, а ты что скажешь?

- Вы за все ответите!- злобно заорал мальчишка, трясясь от ярости.- Подлые дикари, вы ответите! На твою шею, Коннор, я сам петлю скручу! А вы, Весенан, укрывали в своем заведении преступницу и пытались защищать ее! Вы будете наказаны!

Айр засунул вонючую тряпку обратно и брезгливо отер пальцы о комбинезон Чужого. Пацан захрипел и задергался, я его придавил, и тогда он немного успокоился. В кабине вновь воцарилась благословенная тишина.

- Ты правильно сделал, прихватив с собой мальчика,- сказал через время Айр.- Он племянник самого Орнари Ми-Грайона, сын Итэлау Хорошен, крупного специалиста в области лингвистики. Чужие будут стремиться вернуть его к дяде и мамочке целым и невредимым.

- Да не прихватывал я его,- отмахнулся я.- Сам запрыгнул! Пытался меня убить...

При этом я непроизвольно потер подсохшие царапины на шее.

- Идиот,- дал Айр оценку действиям мальчишки.

Я не стал возражать, потому как думал точно так же.

17

Теперь буря помогала мне, порывы ветра толкали снегоход в корму, словно подгоняли. Меня не покидало ощущение, что осталось совсем мало времени, что я могу не успеть... о чем даже и думать не хотелось.

Приехали! Я резко остановил машину у самого края пропасти. Сотворенный мною утром мостик обрушился. Идиот тарг выбрал кратчайший путь к Катуорнери, и это его погубило. Я выпрыгнул из машины, и ветер тут же швырнул в лицо гору острого, больно ранящего снега. Я уперся спиной в борт снегохода и развернул защиту. Яростный вой бурана мгновенно утих. Попавшие под колпак защитного купола снежинки медленно и плавно опадали на землю.

Я выдернул из пропасти уцелевший глайдер Чужих, единственный из четырех, тот, в котором была Тэйну. Никакого сражения не было, я не доставил врагам такого удовольствия. Я вскрыл глайдер с легкостью виброножа, разрезающего консервную банку, отшвырнул в сторону еще пытавшихся трепыхаться Чужих и осторожно перенес к себе Тэйну. Она и впрямь была без сознания.

Я глядел в ее бледное прекрасное лицо и чувствовал неизмеримое облегчение. Успел. Вытащил. Живую. У нее наручники были на руках, я их ободрал. На чистой белой коже остались багрово-красные следы как от ожога.

Это и были ожоги. Чужие встраивают в такие браслеты что-то вроде электрошока, от частого применения которого остаются на руках такие вот раны. Я выругался, бережно натягивая на запястья Тэйну рукава ее свитера. И вдруг увидел, что женщина пришла в себя.

Мгновение она смотрела на меня, не узнавая, и я навсегда запомнил ужас и боль, застывшие в ее взгляде. Потом в ее глазах мелькнуло узнавание. И целая буря эмоций взметнулась в ментале.

Радость, облегчение, благодарность...

- Манфред... панафиостан...

Тэйну всхлипнула, вцепилась в меня обеими руками и зарыдала. Я обнял ее, укачивая, точно ребенка, гладил по голове. Я больше никогда, ни за что на свете не оставлю ее одну! Никогда! Я всегда буду рядом, буду оберегать и защищать. До последнего вздоха, до последней капли крови, если потребуется! И горе всем, кто посмеет причинить ей боль.

- Манфред! Наш малыш!- вскрикнула Тэйну, порываясь бежать к раскуроченному глайдеру.

Я ее удержал, испытав на мгновение страшное подозрение, что малыша держали в одном из тех глайдеров, которым я позволил упасть на дно пропасти и разбиться. Я вынул ребенка. Удивительное дело, мальчик спал. Странно, ведь он очень не любил всякие приключения и сейчас просто обязан был орать во всю глотку...

...Захлебывающийся криком ребенок в руках извечного врага Ми-Грайона...

- Они ему... они ему...- бормотала сквозь слезы Тэйну, заглядывая в личико малыша.

- Что они?!- страшным голосом заорал я, взглядом отыскивая гадюку тарга.- Что они ему сделали?!

- Ввели снотворное... Усыпили...

- Что ты сделал с моим сыном, мразь?!- заорал я на Ми-Грайона, поднимая его в воздух и начиная безжалостно сдавливать.- Как нейтрализовать это долбанное вещество?!

- Если... ты думаешь, терранин... что я тебе скажу,- прохрипел Чужой, злорадно скалясь,- ты ошибаешься! Твое отродье... сдохнет... у тебя на глазах.

- Будь ты проклят!- выкрикнул я, швыряя его на землю.

Я сорвал с его плеча прибор, защищающий от телепатического воздействия, и расплющил его перед носом Чужого - дополнительный психологический эффект. Ми-Грайон поспешно зажмурил веки. Самая распространенная ошибка нетелепатов, наивно полагающих, что для контакта обязателен прямой взгляд глаза в глаза. Я хорошо помнил, как Ольмезовский вламывался в мое сознание, сминая все барьеры, безо всяких игр в глядкелки.

А еще я теперь знал, что сочетание телепатии и психокинеза обладает поистине убийственной эффективностью. Ярость сделала меня практически невменяемым. Тарга мне было не жаль. Если помрет, одной сволочью во Вселенной меньше станет, только и всего. Я боялся только, что он сдохнет прежде, чем я успею получить всю необходимую мне информацию.

Чувства обострились до предела; я слышал, как Айр разговаривает с пленным Хорошеном, который как-то ухитрился избавиться от кляпа. Голоса доносились как бы издалека, словно с другой планеты.

- Видишь, мальчик, на что он способен?- говорил Айр, имея в виду меня.- И ты всерьез надеялся совладать с подобной мощью? О чем ты думал, когда решился перейти дорогу моему другу?

- Развяжите меня,- попросил мальчишка. Нетерпение, затаенный страх и не ясное, но определенно нехорошее намерение звучали в его обманчиво спокойном голосе.

- Ты забыл сказать "пожалуйста",- напомнил ему Айр.

- Пожалуйста, уважаемый господин Весенан, развяжите меня,- терпеливо повторил Хорошен.

Айр - телепат. Неужели он поверит замыслившему какую-то пакость связанному мальчишке?

- Ты не мой пленник, чтобы я тебя развязывал,- отказался исполнять просьбу Хорошена Айр.

- Вы - трус!- голос пацана зазвенел от досады и страстного желания унизить собеседника, спровоцировать его на ответную резкость.- Вы боитесь меня!

- Боюсь,- равнодушно согласился Айр.

Я еще успел ощутить всплеск неподдельного изумления. Услышать признание в самом отвратительном чувстве из всех, какие только есть на свете, от взрослого, пусть даже землянина! Так просто и открыто сказавшего: "Я боюсь!" Ни один уважающий себя воин ни за что и никому, даже себе, не признается в том, что он чего-то там боится! Потом барьеры Ми-Грайона треснули, рассыпались в прах и мне стало не до мальчишки.

Чужой заметался, торопливо пытаясь забыть какие-то важные детали своей личной жизни, только выходило у него все с точностью до наоборот. Я бесился все больше и больше, не нужна мне была его распроклятая личная жизнь, мне требовалось только одно: антидот, отменяющий действие введенного малышу вещества. "Быстро! И не говори, что в аптечке его нет!"

Я вытащил аптечку из раскуроченного глайдера и начал перебирать под носом у Ми-Грайона все, что в ней находилось.

- Это? Или это? А, может, вот это? А не брешешь ли?!

- Манфред!- коснулось меня изумление Айра.- Где ты этому научился?!

- На Ганимеде,- зло отозвался я.- Помоги мне! Он врет!

- Конечно, врет. Ты же неправильно все делаешь. Вначале надо провести синхронизацию сознаний, вот так...

Дело пошло резвее. В конце концов, я достал из аптечки небольшой кубик с прозрачной жидкостью и, следуя подсказкам Айра, приложил его к ручке ребенка. Малыш действительно дышал реже, чем обычно, или мне это только показалось? Как бы там ни было, похоже, что мы успели. Жидкость неохотно впиталась в кожу прямо сквозь стенку кубика. Ребенок всхлипнул, но не проснулся. Тэйну беззвучно рыдала, цепляясь за мою одежду.

- Сейчас разум Ми-Грайона полностью в твоей власти,- наставлял меня Айр.- Это представляет опасность для вас обоих. Он исполнит любой твой приказ.

- То есть я могу приказать ему, например, сброситься с обрыва?- быстро сообразил я, глядя на бледное, ненавистное лицо врага.

- Я бы на твоем месте этого не делал. После того, как он сбросится с обрыва, Филипп Снежин предъявит тебе обвинение в нарушении закона о неприкосновенности личностной матрицы. И ты окажешься на скамье подсудимых рядышком с профессором Ольмезовским. Оно тебе такое надо?

Нет, такого мне и даром не требовалось...

-Тогда делай, как я тебе покажу...

- Эй, Коннор! - закричал мальчишка Хорошен, не принимавший участия в нашем мысленном разговоре.

Я оглянулся. Пацан ухитрился вывалиться из кабины и теперь висел на страховочных ремнях вниз головой, что, впрочем, не мешало ему орать во всю глотку.

- Чего тебе?- огрызнулся я, оборачиваясь.

- Ты дал своему сыну правильное лекарство!

- Я это и без тебя знаю!- ощетинился я.

- Пощади моего талм'лейрана, терранин!- крикнул Хорошен.- Не убивай его!

- Кристина!- яростно оскалился я в ответ.- Твой драгоценный талм'лейран пристрелил мою девочку! И ты хочешь, чтобы я его простил?! Черта с два!

- Но Кристина жива,- коснулась меня полная недоумения мысль Айра.- Ты что, не знаешь?!-

Как жива?- растерялся я, потрясение было столь велико, что я ответил Айру голосом.

- Ирина забрала ее в свою клинику. Она хороший целитель, она справится.

...Внезапно я увидел, как это было. Девочка сумела увернуться от несущегося ей прямо в лицо огненного шара, высоко подпрыгнуть, пропуская под ногами второй залп... и в этот миг рванула башенка диспетчера, в которой находился один из генераторов защитного симплекс-поля. Огонь и боль, жар атомного распада... Отчаянный крик, призыв о помощи... Иссушающая тело запредельная боль... Запах паленых волос. Обезображенное страшными ожогами личико Кристины. Мерцающий жемчужный свет, стекающий с ладоней Ирины Тропининой...

- Пощади моего талм'лейрана, терранин!- решительно повторил Хорошен.- И тогда, возможно, наступит такой день, когда я дам пощаду и тебе!

Ого! Растет, сопляк! Я посмотрел на мальчишку с определенной долей уважения. Тот не отводил взгляда. Но как же все-таки нелегко отказаться от мести! Я стиснул зубы, отступая от поверженного врага. Яростная первоначальная решимость удавить его на месте проходила.

- Ладно,- процедил я сквозь зубы.- Но если мой сын умрет, я достану твоего талм'лейрана даже из антимира!

- Он не умрет. Ты ввел ему правильное лекарство,- сказал Хорошен.- Я проходил практику у Лилайона ак'лидана, я знаю, что говорю!

Внезапно я почувствовал сильную усталость. Злость постепенно уходила, оставляя после себя слабость и глухую тоску. А, катись оно все...

- Покинь разум Ми-Грайона,- прошелестел в моих мыслях бесплотный шепоток Айра,- Делай как я, осторожно... вот так...

Полностью в моей власти? Я посмотрел на тарга. Бледный, как смерть, глаза закрыты, изо рта тянется ниточка слюны. Не таким он был в Катуорнери, когда нарывался на драку! Неожиданно мне вспомнилась красавица Воркен, и я напоследок не удержался:

- Смотри мне, чтобы любил ее и берег, а не то...

Айр уже закрыл к тому моменту свое сознание и потому не мог знать, что я делаю. Я через мгновение сделал то же самое. Обвинять меня в медлительности не имело никакого смысла, ну нет у меня ранга, что уж тут поделаешь! Получивший свободу Чужой сразу же потерял сознание. Он завалился на бок, сворачиваясь в комок... И плевать!

Я усадил всхлипывающую Тэйну в снегоход, попутно выкинув с переднего сиденья мальчишку Хорошена. Поле с него я снял, если пацану вздумается напасть на меня, пусть на себя пеняет. Но он не напал. Вместо этого Хорошен подобрал растерзанную аптечку и начал хлопотать над Арэлем Ми-Грайоном.

Я устроил ребенка в кресле, Тэйну устало опустилась рядом, дрожащей рукой коснулась личика малыша... Я чувствовал ее боль как свою собственную. Мне так хотелось успокоить ее, утешить, сказать какие-нибудь ласковые и очень нужные сейчас слова. Но слов не было. Схлынувшее напряжение оставило слабость, головную боль и дрожь в руках. Я обнял Тэйну за плечи. Она обернулась, прижалась ко мне, пряча лицо у меня на груди.

- Панафиостан,- прошептала она дрожащим, полным слез голосом,- алайнен... только бы наш ребенок выжил...

- Предательница!- потрясенно воскликнул пацан Хорошен, услышав ее слова.- Как ты смеешь произносить здесь запретные слова арон-языка?!

- Заткнись,- заорал я на него срывающимся голосом,- Заткнись, щенок! Много ты понимаешь там!

- Успокойся, Фредди,- посоветовал Айр, удерживая меня за локоть.- Остынь!

Я сердито вырвался. Оставалось еще одно дело. И для него необходимо было сохранять ясный рассудок. Два припадка тотального бешенства для одного дня - это уже слишком много.

- Эй, ты! Поди сюда,- позвал я Хорошена.

- Зачем это еще?- огрызнулся тот, не глядя в мою сторону.

Я взглядом схватил его и подтащил к себе, не обращая внимания на ругань.

- Мало того, что ты организовал разбойное нападение на мою семью,- зло сказал я ему.- Мало того, что пострадали невинные люди. Так ты еще сорвал мне встречу с Мином лантаргом!

- Нет!- отчаянно закричал Хорошен, поразительно быстро сообразив, что его ожидает.- Нет!

- Ты сам не оставил мне иного выбора. Ты лишил меня единственной возможности поговорить с лантаргом. В Катуорнери я больше ни на ногой, с ума еще не сошел. Ми-Грайону и так мозги набекрень свернуло, да и не доверю я ему такую информацию! Значит, остаешься только ты. Ты отправишься к лантаргу вместо меня. Айр, как телепат второго ранга, сделает тебе ментокоррекцию. Сделаешь, Айр?

- Сделаю,- мстительно сказал хозяин гостиницы.- После всего, что натворили на моей территории его родственнички, сделаю с удовольствием и платы не возьму!

- Я никогда не дам вам своего согласия! А без него у вас ничего не получится!

- Ты в этом так уверен?- плотоядно усмехнулся Весенин.

Я прищелкнул пальцами, и защитный прибор на плече Чужого с треском развалился на части. Мальчишка захлопнул рот и в ужасе вытаращился на нас ставшими совсем уж квадратными глазами.

- Вы нарушаете закон!- взвизгнул Хорошен.- Вас судить будут!

- Ничего подобного,- похоже, ничем не прикрытый ужас в эм-фоне пленника доставлял Айру удовольствие.- Методы психокодирования в целях передачи небольших объемов информации, не содержащей в себе агрессивных, угрожающих здоровью носителя компонентов, не являются незаконными. Они одобрены и рекомендованы к применению Институтом телепатического искусства Земли как непосредственно в инфосфере, так и за ее пределами. Правда, если носитель не соглашается на процедуру психокодирования добровольно, он может испытать определенный дискомфорт как в процессе ментокоррекции, так и после отработки программы психокода... Боль, легкое умопомешательство, кратковременная потеря памяти, иногда, бывает, развивается шизофрения...- телепат многозначительно умолк.

Просто красота, как затрясся Хорошен, воображая себе все, что Айр не договорил!

- Мальчик,- устало посоветовал я,- оглянись вокруг.

Пацан послушно оглянулся. Он увидел разбитый глайдер и валявшиеся на снегу бесчувственные тела соплеменников, красавца тарга, пускавшего слюни с самым что ни на есть идиотским выражением лица, гигантский купол защитного поля, за которым выл и ярился ветер, тщетно пытавшийся пробить не видимый глазу барьер. Хорошен перевел испуганный взгляд на меня.

- Видишь?- спросил я, и мальчишка торопливо кивнул.- Как-то меня спросили, что такое момент бури, а я не слишком, по-моему, толково объяснил. Посмотри вокруг еще раз хорошенько. Видишь? Вот это - хороший момент бури.

- О да,- желчно рассмеялся Айр, он меня понял.- Это ОЧЕНЬ хороший момент бури!

- Мне, в общем-то, все равно,- продолжал я.- Любви к тебе, уж извини, я не испытываю. От тебя мне нужно только одно: чтобы ты донес психокод до Мина лантарга. Сойдешь ли ты после этого с ума или останешься в здравом рассудке, решать тебе. Но могу дать бесплатный совет. Если не хватает сил сражаться со стихией на равных, либо уйди с ее дороги, либо позволь ей захватить тебя... Чтобы поймать свой момент бури и выжить!

Хорошен долго молчал. На всякую силу всегда найдется еще большая сила. И не всегда за твои безрассудные поступки будут расплачиваться другие. К сожалению, многие постигают эти простые истины слишком поздно, когда уже ничего нельзя изменить.

- Информация в вашем психокоде спасет моего отца?- угрюмо спросил Чужой.

- Я не знаю,- честно сказал я.- Я уверен только в одном - Мин лантарг придумает, как использовать ее для спасения твоего отца. Ты на него похож. Внешне. Ну, как? Уговаривать тебя? Или приступать к операции?

Мальчик вскинул глаза на Айра. Его эм-фон окрашивали желтые тона неуверенности, над которыми доминировали багрово-алые краски ненависти и страха. Но Чужой так и не решился произнести вслух: "Я боюсь!". Мы поняли это и так...

18

Потом был долгий, растянувшийся на века, путь в Аян. Хорошена мы оставили у обрыва. Он взялся перетаскивать бесчувственные тела воинов к разбитому глайдеру, чтобы хоть как-то укрыть их от метели. Я подумал и не стал сворачивать поле. На полчаса его хватит... а за полчаса из Катуорнери явится помощь. Не пропадут. А хотя бы и пропали! Уж я-то плакать не стал бы.

У меня сильно разболелась голова, руки дрожали, как при алой лихорадке. Машину вел Айр. Когда он свернул к клинике Ирины Тропининой, я не стал возражать. Целительница вышла нам навстречу. Она просто посмотрела на меня, и с того момента я больше ничего не помню.

Очнулся я на кровати в светлой комнате, очевидно, больничной палате. Головной боли как не бывало. Тропинина, наверное, усыпила меня взглядом, с нее станется. Я сел и увидел, что Тэйну спит на соседней кровати, а малыш лежит в специальной детской кроватке и смотрит на меня большими темными глазами.

- Что, проснулся?- спросил я у него.

Мальчик заулыбался. Теплая волна бесхитростной детской радости коснулась моего сознания, даря неповторимое ощущение счастья.

- Папа!- бесформенные эмоции обрели вполне осознанный образ моего лица. Широкое, карикатурно вытянутое белое пятно с зелеными пятнами глаз и тонкой алой линией губ, пакет легко разделяемых на составные части эмоций. Любовь. Нежность. Сила. Защита.

- Папа, папа!

Я взял ребенка на руки и прижал к себе, посылая в ответ свою любовь: "Я тоже очень сильно люблю тебя, сынок. Я никому не позволю тебя обидеть!"

- Кажется, он только что сказал "папа",- объявил я проснувшейся Тэйну.

Она несмело улыбнулась, протянула руки, и я отдал ей ребенка. Малыш немедленно обхватил ее своими ручонками, а Тэйну взялась его укачивать. Я смотрел на них с теплом и любовью. Моя семья...

- Пойду, спрошу о Кристине,- сказал я жене.

- Хорошо,- кивнула она.

Я посмотрел в ее глаза... огромные сине-зеленые нечеловеческие глаза... в них можно было утонуть, захлебнуться как водой, застывшей в их глубине безысходной болью... Но теперь, кроме боли, я видел там еще и любовь. Безграничную и беспредельную любовь и преданность, возникшие без всякого психокода. Тэйну любила меня так, как любят лишь раз в жизни. Наши лица были совсем рядом. Тэйну потянулась ко мне, я ее поцеловал.

Чем станет для меня ее любовь, наградой или наказанием?

Вначале необходимо покинуть Аян и как можно быстрее добраться до Малого Провала. За ним нас никто уже не достанет, ни Ольмезовский, ни Чужие. А там... там видно будет.

19

В коридоре я наткнулся на санитара, с большой осторожностью передвигавшего носилки. На них лежала какая-то женщина с закрытыми глазами. Вид у женщины был не из лучших, наверное, только что из реанимации. Сопровождала больную девчонка лет десяти в ладно подогнанном зелено-сером костюмчике, похожем на униформу врача-хирурга. Меня сильно поразило серьезное личико девочки. Она словно прислушивалась к чему-то, что могла слышать лишь она одна. Я посторонился, давая им дорогу. Возле лифта девочка вдруг оглянулась и одарила меня пронзительным, знакомым, ледяным взглядом. И я заметил пришпиленный к воротничку значок второй ступени первого телепатического ранга.

Двери лифта сомкнулись, скрывая странную девочку. Мне стало очень и очень не по себе. Я долго стоял, подпирая спиной стену, позабыв обо всем на свете. Получить первый ранг в десять лет... это просто в голове не укладывалось! Никак.

Я нашел целительницу в небольшой комнатке в конце коридора. Ирина Тропинина сидела за столом и просматривала по стереосету какие-то медицинские документы. У нее было сосредоточенное, напряженное лицо. Я решил ей не мешать.

- Ты мне не помешаешь,- резко сказала Тропинина, не отрывая взгляда от экрана.- Спрашивай.

Ну, да... Первый ранг.

- Я в коридоре девчонку встретил...- нерешительно сказал я.- Она сопровождала носилки с недавно прооперированным человеком...

- А, Галина,- рассеянно кивнула Тропинина, что-то переключая.- Уже закончила... Давно пора.

- У нее первый ранг!- возмущенно воскликнул я.

- И что?- целительница по-прежнему не смотрела на меня.

- Закончила? Закончила операцию?! У нее что, еще и целительская лицензия имеется?! Да она же соплячка еще! Ей же лет десять, не больше!

- Одиннадцать. И довольно глупо было бы отказывать моей дочери в унаследованных от матери способностях.

- Но как же вы можете вмешивать в свои телепатические дела собственного ребенка?! И где - в больнице!

- Галина - очень одаренная девочка,- Тропинина обернулась и невозмутимо взглянула на меня.- Прирожденный целитель и телепат высокого уровня. Вряд ли я сумела бы ей запретить заниматься любимым делом. А что до ее возраста... так ты и сам ребенок, Манфред. Тебе еще нет семнадцати. По закону Земного Содружества ты являешься несовершеннолетним, и персонкод гражданина, которым ты станешь только через пять лет, получен тобой нелегально.

Я заскрежетал зубами. Чертова телепатка! Я давно уже не ребенок, проклятье! Несмотря на свой возраст, пес его забери! А что до персонкода, так кому на Земле какое дело, как именно я его получил! Кроме Снежина, разумеется, но даже он промолчал! Эта же...

- Кажется, ты хотел спросить о Кристине,- усмехнувшись, напомнила Тропинина, снова впиваясь взглядом в экран стереосета.

- Да,- ответил я, что еще мне оставалось.- Я могу ее увидеть?

- Можешь. По коридору налево. Вторая палата.

- С ней... все в порядке?

- Да.

- Кстати,- сказал я, поколебавшись.- Сколько я вам должен?

- Нисколько,- пожала плечами Тропинина, изучая какие-то диаграммы на экране.

Я очень сильно удивился. За услуги профессиональных целителей всегда приходилось выкладывать немаленькие суммы, даже если у вас всего-то навсего порез от бритвы. А тут Кристина, малыш и я сам, не знаю, может быть, Тропинина и для Тэйну что-то сделала... И она отказывается от законно заработанных денег?

- Отказываюсь,- невозмутимо подтвердила целительница.

- Почему?- не удержался я от вопроса.

- Ольмезовский получил свое с твоей помощью,- с леденящей душу яростью в голосе объяснила она, и меня накрыло гигантской лавиной сокрушительного гнева.- У этого человека,- продолжала она,- сошла с ума душа. Ум, интеллект, гениальность - это все осталось прежним, а душа давно уже разучилась сострадать и любить. Такому не место в инфосфере и вообще в этой жизни!

- Ух!- потрясенно воскликнул я.- Как же вы его ненавидите!

- Извини,- холодно бросила Тропинина, восстанавливая контроль над своими эмоциями и по-прежнему не отрываясь от экрана стереосета.

Я кивнул, собираясь уходить.

- Подожди.

Я обернулся. Тропинина оторвалась от стереосет-экрана и посмотрела на меня. Глаза у нее оказались темно-голубыми, того глубокого насыщенного ледяного цвета, какой бывает у поверхности промерзших до самого дна горных озер. Снежная Королева...

Женщина понимающе кивнула мне.

- Ты зовешь меня Снежной Королевой,- сказала она, и в ее голосе стыл морозный холод зимнего ненастья.- Что ж, скорее всего, я и вправду произвожу подобное впечатление. Холодная, расчетливая, с куском льда вместо сердца... Мне иначе нельзя. Когда слишком часто сталкиваешься со смертью, постоянно видишь вокруг болезни и связанные с ними уродства, изо дня в день живешь чужим страданием, чувства притупляются на второй-третий год после начала работы. Что-то неизбежно теряется, уходит из души безвозвратно... Чаще всего телепаты-целители не выдерживают такого напряжения. Сходят с ума, кончают жизнь самоубийством, сами становятся пациентами... А я работаю в клинике больше тридцати лет. Для перворангового телепата это огромный срок, ведь наша жизнь проходит в гораздо большем темпе, нежели жизнь обычного, не связанного с инфосферой человека. Но как бы там ни было, мы тоже люди, мальчик. Такие же, как и вы. Мы любим, страдаем, испытываем боль...- Тропинина положила подбородок на сцепленные пальцы рук, взгляд ее стал задумчивым.- Паранорма психокинеза, даже ограниченная, как у нас, целителей, предполагает возможность предвидения. Но этот аспект нашей с тобой силы стихиен и проявляется сам собой, контролировать его бесполезно и зачастую просто невозможно. Так было с тобой в ресторане, когда ты предсказал нам с Айрелем Весениным неизбежную разлуку. Так происходит сейчас со мной, когда я смотрю на тебя... Ты дал нам свое знание, теперь моя очередь отдать тебе свое...

Я вскрикнул, дернулся, но ничего не мог поделать. Куда мне против первого-то ранга...

...Калейдоскоп стремительно меняющихся образов. Города, дороги, узоры незнакомых созвездий. Лица людей и Чужих, с которыми мне предстояло общаться. Враги и друзья, мужчины и женщины, дети и взрослые, знакомые и незнакомые...

Орнари Ми-Грайон, только не такой, как сейчас, а в возрасте, с гривой иссиня-черных распущенных волос... в его руке пылает зловещем багровым пламенем алая звезда со множеством лучей и сложным геометрическим рисунком в середине

Не известный мне синеглазый мужчина-землянин, камень в кольце на его пальце разбрызгивает во все стороны колючие сине-золотые искры. С его образом ассоциировалось странное прозвание: Солар-а-Край, Хранитель Ледяной Обители...Я встречу его до того, как он станет первым президентом созданной стараниями его сподвижников Земной Федерации...

Умирающая на моих руках женщина-Чужая... на мгновение мне показалось, будто я вижу Тэйну, и сердце болезненно сжалось в груди, но потом я увидел лицо... Это было лицо Воркен Мин-лиа, и легче от осознания того ,что это все-таки не Тэйну, мне не стало...

Горы. Белоснежно-царственные, отливающие в лучах восходящего солнца бледным золотом, знакомые с раннего детства вершины. Таящие в себе смертельную угрозу...

Лицо врага, похожее на мое собственное, как одна капля воды похожа на другую. Мой Наставник, вынужденный решать, кого из нас считать настоящим...

Ослепительно белое солнце иного мира. Белоснежный город, с высоты полета глайдера казавшийся вышитым белым шелком на покрытой густой зеленью равнине. Узкая дорожка, вьющаяся среди ярких, неописуемо прекрасных цветов самых разных расцветок и форм. Дорожка оканчивается круглой площадкой, вокруг которой растут только розы. Обыкновеннейшие земные розы, из тех, что каждое короткое лето цветут почти у каждого дома. Тонкая хрупкая женщина в белом костюме и длинными, до колен, волосами, оборачивается на звук моих шагов. Мгновение мы смотрим друг другу в глаза.

- Мама!- отчаянно кричу я, бросаясь к ней.- Мамочка!

Она улыбается мне растерянной, такой знакомой улыбкой... алые розы падают из ее рук на влажную землю... все происходит медленно-медленно, как во сне.

- Манфред... малыш...

Она оседает в моих руках, из ее лица стремительно уходит жизнь... слабое сердце... она не выдержала связанного с нашей встречей волнения... а я ничем, ничем не могу помочь, ведь я не целитель... и никого нет рядом, она сама просила, чтобы никто нам не мешал ... и вот что из этого вышло!

Мир сгорал мучительной невыносимой болью.

- Нет!- кричал я, задыхаясь от слез.- Мама, нет! Не-ет!!!

Я открыл глаза и наткнулся на сочувственный взгляд Ирины Тропининой. Она сидела в той же позе, поставив локти на стол и положив подбородок на скрещенные пальцы рук. Я бросил взгляд на табло электронных часов за ее спиной. Бог ты мой, прошла всего одна минута!

- Это неправда,- выкрикнул я, вытирая со щек слезы.- Этого не будет! Моя мама!

- Скажи, ты уверен, что мы с Айрелем расстанемся?- печально спросила Тропинина.

Я с удивлением взглянул на нее, а потом понял.

Дар предвидения. Айрель Весенин и Ирина Тропинина расстанутся в самом скором будущем. Мама умрет у меня на руках, и этого уже не изменишь...

- Будущее не определено раз и навсегда,- сказала целительница.- Оно складывается из наших чувств, знаний и поступков. Факт предсказания сам по себе способен изменить будущее. Сны и видения предостерегают нас... но не каждый способен извлекать из них знание.

- Мне кажется, я вас понял,- медленно сказал я.- Если я... если решу не встречаться с мамой, то она не умрет?

Тропинина качнула головой, собираясь ответить, но ее отвлек мелодичный свист стереосета. Она недовольно глянула на экранчик, и лицо ее сразу же изменилось.

- Извини,- отрывисто сказал она, не отрывая взгляда от стереосета.- Если хочешь, мы продолжим наш разговор позже.

Я кивнул и пошел к двери. У меня возникло стойкое ощущение, что мы никогда наш разговор не продолжим... и вообще вряд ли еще раз встретимся в обозримом будущем.

- Манфред!- окликнула меня женщина.

Я обернулся. В глазах Тропининой я увидел сочувственное понимание.

- Береги Кристину,- сказала она.- Береги ее. У нее редкий дар, она - телепат вне всяких категорий и рангов. Такие рождаются раз в столетие.

- Я о ней позабочусь, не переживайте,- кивнул я.

- Лучше бы ты отдал ее в какую-нибудь сильную школу. Опасно держать душу прирожденного телепата в неведении.

Терминал снова засвистел. Тропинина недовольно скосилась на него.

- Ладно, не буду вам мешать,- сказал я и поспешил убраться в коридор.

Я постоял немного за порогом, размышляя над нашим разговором. Дар предвидения... Неужели я и вправду встречу свою мать так поздно? Сколько лет пройдет, двадцать, тридцать? И она умрет на моих руках? Веселенькая перспектива, ничего не скажешь! Никогда я в такие масштабные пророчества не верил, уж слишком часто они не сбывались. Из-за двери не доносилось ни звука. Интересно, а можно ли общаться через стереосет телепатически? Никогда об этом не думал. Да ведь у Наставника был ранг! Или не было? Честно говоря, я не помнил.

Я отправился к Кристине. Она безмятежно спала, на ее гладком личике и следов не осталось от страшных ожогов. Уму непостижимо, как она только ухитрилась пережить залп шайерха? Тэйну сидела рядом, держа на коленях малыша. Ее лицо снова закрывала вуаль. Я с тревогой взглянул на ребенка.

- Он просто спит,- тихо сказала жена.- Все в порядке.

- Я рад,- сказал я, присаживаясь рядом.

Какое-то время мы сидели молча.

- Хорэн погибла,- сказал я.- Ольмезовский ее убил. Из инфосферы.

Тэйну вздрогнула, заплакала... А у меня вот слез уже совсем не осталось. Только холодная пустота в душе. Я обнял Тэйну, а она прижалась ко мне. Я гладил ее по голове, и во мне крепла яростная решимость - больше никогда не оставлять одну мою Тэйну. Я никому больше не позволю ее обижать!

Проснулась Кристина. Я взял ее на руки, ощущая сквозь одежду исходящий от ее тела жар. Девочка уткнулась головой мне в грудь. Радость. Искренняя радость. "Ты нашел меня, Манфред!" Тень пережитого ужаса. "Мне было так больно, Манфред!"

- Извини,- прошептал я, прижимая к себе хрупкое тельце девочки.

Ласковое тепло окутало мое сознание. Солнечный свет, веселое рыжее пламя костра, тающий снег... Меня прощали. На меня не держали зла. Я поймал сочувственный взгляд Тэйну, прижимавшей к себе нашего сына. Семья. Моя семья....

- Теперь я навсегда с вами,- сказал я, прижимая к себе Кристину.- Теперь все будет хорошо.

Удивительно, в этот миг я и сам верил своим словам.

20

К ангару, где Айр оставил мой снегоход, надо было идти через парк. Потеплело, ветер улегся, сыпался легкий редкий снежок. Клиника Тропининой располагалась на высоком холме, с которого открывался великолепный вид на сияющий огнями город. Я вспомнил, что вернусь в Аян через много-много лет, когда Малый Провал перекроет дорогу, соединяющую столицу с побережьем Северного океана, и город окажется в тупике. Увеселительный комплекс Айра и больница Тропининой придут в упадок, большинство аянцев покинет ставший неперспективным город, и от веселого многоцветья рекламных огней останется лишь унылый тусклый свет одиночных фонарей в тех домах, где еще будут к тому времени жить хозяева...

Мы прошли мимо азартно верещавших детей, увлеченно катавшихся с крутых горок, нарочно обустроенных для подобных игрищ. Кристина мрачно поглядела на них. Я остановился, может, она тоже захочет пару раз прокатиться? Девчонка фыркнула, наградив меня возмущенным взглядом. "Я вам не ребенок, чтобы заниматься такими глупостями!" Задрала нос и сердито пошла вперед, не оглядываясь по сторонам. Какие мы гордые, надо же!

Я поглядел на горизонт, туда, где, по моим ощущениям, должен был быть запад. Лучи невидимого солнца расписали упирающееся в горизонт небо оранжево-алыми красками. Полоса зари была раза в два шире и ярче, чем два с лишним года назад, когда я впервые появился в Аяне. Со временем, лет так через двести, радиоактивные облака, укрывающие Землю плотным ковром, рассеются окончательно. И тогда в наш мир снова вернется солнечный свет. А пока остается только смотреть на запад и радоваться, что год от года закаты становятся все ярче и красочнее...

Оставшиеся позади дети внезапно пронзительно закричали. И такой неподдельный испуг, такой страх был в их голосах, что я немедленно развернулся, прикрывая всю группу защитным полем. Но опасности не было, по крайней мере, в пределах видимости. Никто не нападал на ребят, не резал их на части...

- Что это?- испуганно кричала одна из девочек, худенькая, с выбившимися из-под шапочки каштановыми кудряшками.- Что там взорвалось?!

Я поглядел в ту сторону, куда она указывала. Там, среди багрово-пурпурных облаков, в пылающей алым огнем короне плыл огромный багровый шар, действительно напоминающий своим видом многократно увеличенный мячик плазменного разряда. Я улыбнулся, сворачивая защиту. Вот так, оказывается. Вовсе незачем ждать лишние двести лет.

- Это Солнце,- сказал я детям.- Просто Солнце.

- Солнца не бывает,- топнула ногой девчушка, тряхнув каштановыми кудрями.

Я узнал ее. Это была та самая пигалица, которая спорила со мной в ресторане вчера вечером. Целую вечность назад. В кроваво-алых лучах уходящего светила ее волосы отсвечивали медью.

- Не спорь,- сказал я ей, кивая на запад.- Лучше смотри, пока оно не спряталось. Кто его знает, когда еще появится...

И верно, рыхлые туши облаков уже спешили затянуть огненный шар привычной серой пеленой. Снова пошел снег, температура воздуха заметно упала. Дети начали расходиться, громко обсуждая увиденное и поминутно оглядываясь.

"Я больше никогда не увижу Солнце. Таким, каким оно было на Ганимеде..."

Я посмотрел на мрачное личико стоявшей рядом Кристины.

- Ганимеда больше нет,- напомнил ей я.- Пошли в ангар, что ли?

- Пошли,- вздохнула она, но тусклые полосы затаенной тоски в ее эм-фоне и не подумали рассеяться.

21

Я гнал машину всю ночь, чтобы самый опасный участок пути вблизи Малого Провала пришелся на светлое время суток. Можно было, конечно, заночевать в Змеином ущелье, но что-то подсказывало мне - задерживаться по эту сторону Провала не стоит. Поэтому Змеиное мы миновали в полночь, обойдя поселок Змейский далеко стороной. По правде говоря, поселок пользовался дурной славой, одно название чего стоило. Тамошний народ жил грабежом и разбоем, змейских побаивались даже в Аяне, где они нередко оказывались замешанными в жестокие и кровавые разборки со стрельбой и поножовщиной. Одно время Змеиный пробовал взимать дань с каждого, проезжающего через их ущелье, так как другого наземного пути из Аяна на Верхоянск попросту не существовало. Однако слишком многие путешественники предпочитали расплачиваться огнем из бортовых плазмеров, что, понятно, никак не способствовало обогащению бандитов. Дорогу оставили в покое, но все равно ездить по ней без оружия считалось самоубийственным делом.

После Змеиного дорога шла ровно, без сюрпризов, почти до самого Ледового Убежища. Я поставил машину на автоштурман, а сам честно попытался заснуть.

Проснулся я ранним утром, когда чернильно-черную тьму в окнах начало потихоньку разбавлять сиреневой синевой нарождающегося дня. Потирая занемевшую от неудобной позы шею, я выбрался из кресла, достал из кухонного шкафчика термос с горячим кофе, налил в пластмассовый стаканчик и отхлебнул. Кофе, конечно же, оказался гадостным, совершенно никаким. Лучший кофе выращивали раньше на Содатуме. А на Земле, в теплицах "Эрс-Агро", вызревала только такая вот бурда.

На переднем сиденье зашевелилась Кристина. Ей было очень удобно там спать - широкое кресло могло вместить трех таких крох, как она. Я налил девочке кофе, подал ей стаканчик, а сам снова устроился на месте водителя. Панель управления светилась ровным приятным зеленоватым светом. Кристина с любопытством взглянула на приборы.

- Смотри,- начал я ей объяснять, шепотом, чтобы не разбудить ни Тэйну, ни, упаси Боже, малыша.- Вот радар. Гляди, вот эта изломанная линия - Малый Провал. Цифры - расстояние в километрах. Вот ориентир Аяна и Владивостока, вот Змейский, прямо по курсу - поворот на Ледовое Убежище Джоффа Медоуна. Мы к нему обязательно заглянем.

- Еще один друг?- презрительно хмыкнула Кристина.

- Да,- сказал я.- Кстати, напрасно ты на Айра обижаешься. Он сделал для нас все, что мог.

- Он выдал нас Ми-Грайонам!- эм-фон девочки полыхнул жарким пламенем гнева и ненависти.

- Он хотел нас выдать,- не согласился я.- Но потом передумал.

- Нас испугался!

- Можно сказать, что и испугался.

- Но откуда Ми-Грайон тарг узнал, кто мы такие есть?

- Боюсь, что все-таки от меня,- виновато вздохнул я.

Кристина отпрянула. Изумление, потрясение, отвращение, ярость. "Да как ты посмел!.."

- Я подумал, что неплохо было бы передать мальчишке Гретасу психокод, касающийся его отца,- сказал я, вызывая в памяти события того дня.- Тем более что пацан сам ко мне явился. Мне очень не хотелось отправляться к Мину лантаргу лично, к черту на рога, аж в Катуорнери. Я самонадеянно решил, что сумею определить психопрофиль Гретаса самостоятельно. Увы, я не подумал о том, что раппорт может оказаться двусторонним...

Выражение Кристининого личика яснее ясного говорило о том, что я как был идиотом и полным профаном в телепатических делах, так таким и остался. Что ж, я и не собирался это отрицать...

- Ну,- смущенно проговорил я,- все ведь неплохо окончилось, не так ли? Мы все живы и здоровы. Гретас Хорошен передаст информацию Мину лантаргу. Айр ни в чем не виновен...

- В тебя когда-нибудь стреляли из шайерха?- продолжала возмущаться Кристина.

- Эй,- встревожился я,- не вздумай делиться со мной своими ощущениями! А не то выкину из машины и потащу следом на веревочке!

Ответ Кристины был чисто эмоциональным. Смысл его сводился к тому, что некоторым, обладающим уникальными суперспособностями, не помешало бы хоть раз в жизни примерить на себя шкуру обычного человека.

- Это ты-то обычная?!- настал мой черед возмущаться.- Спалила Айру всю стоянку и даже не извинилась! Что, слабо было от шайерха огненной стеной отгородиться?

Судя по ошарашенной физиономии девочки, ей такое просто в голову не пришло. "А разве можно защититься огнем от антиматерии?

- Вот встретим какого-нибудь Чужого и проверим,- с энтузиазмом предложил я.

Кристина возмущенно взглянула на меня. Проверять что-либо на себе она категорично отказывалась.

- Ну и зря. Я в свое время проверил и теперь не боюсь никаких шайерхов.

Машина сбросила ход. Время работы киберштурмана заканчивалось. Я отправил пустые стаканчики обратно в шкаф и положил руки на панель, принимая управление. Покосился на радар - до Малого Провала оставалось не больше двадцати километров. Передний его край уже можно было увидеть как дрожащее зеленоватое свечение на горизонте, между плоской, как стол, серой равниной и низким, нагруженным снеговыми тучами небом. Индикатор радиации упорно полз к красной отметке. После Ледового Убежища дорога делает крюк, приближаясь к Провалу на расстояние менее четырех километров, а потом отворачивает на север и дальше до самого Верхоянска ни с какими провалами не встречается.

По левую руку пошли невысокие оплывшие холмы, прорезанные глубокими оврагами. Впереди и справа мерцало зеленовато-синее сияние Малого Провала. За последние полтора года оно стало ярче и ощутимо приблизилось к дороге. Начала сбиваться фазовая настройка реактора. Пришлось укрепить защитный кокон из психокинетической силы и увеличить скорость. Чем быстрее мы минуем опасное место, тем нам же будет лучше.

Проснулся и захныкал малыш. Вообще, наш малыш и "невовремя" - это, если задуматься, настоящие синонимы. Пришлось терпеть километров сто двадцать, а потом останавливать машину и заниматься ребенком: кормить, поить, менять подгузники и успокаивать. Пока мы с Тэйну возились с малышом, Кристина выбралась наружу и принялась носиться по свежевыпавшему снегу, покуда не свалилась в овраг. Ее панические ментальные вопли переполошили малыша, и тот орал до тех пор, пока я не вытащил девчонку и не прочитал ей от начала до конца длинную нудную лекцию о возникающих где попало и как попало точечных провалах. Одним словом, дурдом на полозьях.

Не успел я проехать и километра, как увидел вначале на радаре, а потом и через стекло какого-то придурка, восседающего на большом валуне, как раз перед поворотом на Ледовое Убежище. Что он там делал, любовался панорамой Малого Провала? Никакого транспорта поблизости не наблюдалось. У кого же, интересно, хватило дурости забраться в такую глухомань в одиночку и без машины?!

Подкатив поближе, я увидел, что дурости хватило не у кого иного, как у Орнари Ми-Грайона. Я остановил снегоход и выскочил наружу.

- Я попытался сообразить, куда же вы все-таки отправитесь из Аяна, уважаемый Манфред,- с жизнерадостной улыбкой сказал мне Чужой.- Необходимо было принять во внимание множество факторов. Ваш характер, ваши предпочтения, ваши проблемы, предполагаемые действия, возможные планы... Невероятно трудная задача. Но я ее решил,- он развел руками.

- Где ваш эскорт?- неприязненно поинтересовался я.

- Нет никакого эскорта,- мягко произнес Ми-Грайон.- Я один.

- А ваша машина?

- Нет никакой машины,- Чужой кивнул в сторону оврага, где догорали тусклым багровым пламенем металлические останки.

- Шею вам свернуть и труп вон в ту яму скинуть!- разозлился я.- Где он и будет промерзать до тех пор, пока Солнце не превратится в Сверхновую!

Жаркое пламя эмоций Кристины, высунувшей в дверцу голову и внимательно прислушивающейся к нашему разговору. Отчаянный вопль, граничащий с непререкаемой повелительностью ментального приказа. "Не смей его убивать!!!"

- Я отправил клану письмо,- с грустной улыбкой произнес Орнари Ми-Грайон.- Если я погибну, за меня не станут мстить...

- Зачем?- спросил я с досадой.- Ну, зачем вам все это?!

- На вашу семью напали мои родственники. А я обещал вам безопасность для ваших близких. Я должен отвечать за невыполненное обещание.

- Идиот,- проговорил я, остывая.- Ваши родственники уже получили свое. На кой хрен мне еще и ваша жизнь?! Я же не убийца в самом-то деле! И что мне теперь с вами делать?

- Что хотите,- вздохнул Орнари Ми-Грайон.- Если это поможет смыть с чести клана Ми-Грайонов пятно позора...

- Идите в машину,- сердито сказал я.

В самом деле, сколько же можно торчать на холоде и ледяном ветру?!

Тэйну, увидев гостя, забилась в самый дальний угол салона, со злобой поглядывая на Ми-Грайона и время от времени шипя, точно разъяренная кошка. По-моему, у нее даже волосы зашевелились, поднимаясь дыбом. Тигрица. Ми-Грайон удовлетворенно кивнул. Похоже, он до этого вот момента все-таки сомневался в личности моей жены. Что ж, теперь сомнений у него не осталось.

- Манфред панафиостан, мне понравились твои слова насчет ямы и мерзнущего в ней трупа,- дрожащим от еле сдерживаемого гнева голосом проговорила Тэйну.

Кристина вскинула голову.

- Нет!!!

- Он - враг!- попыталась вразумить ее Тэйну.- Он - Ми-Грайон! Родной братец этого сволочного тарга, стрелявшего в тебя из шайерха!

Взгляд Кристины сделался угрожающим. Воздух в салоне начал стремительно нагреваться.

- Так, успокоились обе, живо,- прикрикнул я на них.

- В яму его,- упрямо шипела свое Тэйну, нервно сжимая и разжимая пальцы, из которых при каждом движении высовывались острые лезвия страшных когтей.

Кристина демонстративно передвинулась поближе к Чужому, не сводя с моей жены угрюмого взгляда. "Только через мой труп!"

- Ну, если ты на этом так настаиваешь, девочка...

- Да заткнитесь же обе!- гаркнул я во всю ментальную мощь, какая мне только была доступна (у Чужого тут же запищал его защитный приборчик, а у меня сразу же заныло в висках).

Тэйну зашипела, прижимая уши, но от дальнейших комментариев воздержалась. Кристина отвернулась и сделала вид, будто ее интересуют собственные пальцы. Эм-фоны обеих по-прежнему полыхали багровыми агрессивными тонами.

- Как видите, голоса разделились,- обратился я к Онари Ми-Грайону, потирая виски кончиками пальцев.- Один - за, один - против, и один,- я глянул на спавшего малыша,- воздержавшийся. Значит, решение придется принимать мне.

- И что же вы решили, уважаемый Манфред?- кротко поинтересовался Чужой.

Я свирепо поглядел на него. Задал же мне проблем, умник! Сидел бы в своем министерстве социальной инженерии и не высовывался! Так нет же, понесли его черти к Малому Провалу честь клана восстанавливать.

- До ближайшей станции монора я вас довезу,- угрюмо буркнул я, без особой, надо сказать, радости.

Кристина налила Ми-Грайону стаканчик кофе. От прежней панической настороженности не осталось и следа. Сейчас девочка испытывала к нашему гостю явную симпатию. Ничего странного я в том не находил, ведь ею занималась Ирина Тропинина. Наверняка целительница Аяна помогла девочке разобраться в наследии генетической памяти. И теперь Кристина не испытывала никакого страха по отношению к Ми-Грайонам. Я внимательно пригляделся к ним обоим. Обнаруженное сходство меня просто потрясло. И как же я не замечал этого раньше?! Такие же каштановые, с медным отливом, вьющиеся крупными локонами волосы. Большие орехово-карие глаза совершенно одинакового оттенка. Форма носа, выражение лица, даже улыбка (немыслимо, невероятно, невозможно - Кристина улыбалась!!!) - все говорило о том, что Кристина не просто родственница Орнари Ми-Грайона, а прямо таки точная его копия в женском варианте.

А если вспомнить, чья она дочь...

И предположить, что Дженифер Шиез ди Сола оказалась на Ганимеде далеко не случайно и, может быть, не совсем против своей воли... Точнее, совсем не против своей воли...

Кристина повернула головку и посмотрела на меня. Ее взгляд ударил меня сильнее полицейской дубинки.

- Кристина, это правда?- впрямую спросил я.- То, о чем я подумал, - правда?!

- Никогда ни при каких обстоятельствах не смей думать о чем-либо подобном! Не смей! Даже думать! О чем-либо подобном!

- Но почему, Кристина?!- упорно не понимал я, гнев девчонки меня просто потряс.

Холодное сияние остывающей плазмы.

- Хотя бы потому, что это - правда...

- Но если так, тогда - почему?! Кристина, почему?! Почему ты не хочешь, чтобы он знал? Ведь он имеет такое право!

- Что я не должен знать?- живо заинтересовался Орнари Ми-Грайон.

Кристина бросила на него странный досадливый и одновременно испуганный взгляд, затем снова стала смотреть на меня.

- Дело-то все в том,- начал я, не сводя взгляда с девочки,- что Дженифер ди Сола...

Взгляд Кристины сделался угрожающим, тяжелым, невыносимым. Сразу заныло в висках, заложило уши, подкатила к горлу дурнотная тошнота. Проклятье! Былой ужас взвыл во мне в полный голос. Проклятая девчонка!

- Ну, Кристина... ну... зараза...- через силу выдохнул я.- Не надейся, что я тебе это прощу! Ненавижу ментальные приказы! Ненавижу их. И тебя - за это! - тоже!

Никакого раскаяния Кристина и в помине не испытывала. "Сам напросился", - говорил ее мрачный взгляд. - "Кто тебя тянул за язык?! Не твоя тайна, не тебе о ней и трепаться!"

- Не прощу!- сквозь зубы процедил я, перебираясь на место водителя.

- Кажется, ты обидела его, девочка,- тихо сказал Чужой.- Зачем?

Ответа я не разобрал, да и не особо старался. Сволочь она, Кристина, если пристально разобраться. Телепат вне категорий, так ее растак и через этак! Феномен, уникум, надежда и опора инфосферы, мать ее, эту сферу, в поднебесную! Верно говорят про телепатов, что они уже не люди. Никакой, блин, благодарности. Я ее с Ганимеда вытащил, а она мне на мозги давит! И ведь знает же прекрасно, как я это все ненавижу. Ненавижу.

С ближайшего крутого холма сорвался обвал и едва не завалил наш снегоход тоннами снега, перемешанного с увесистыми камнями и насквозь промерзшим гравием.

22

- Э-эй!- орал я, приложив руки к губам.- Джофф! Джоффрей! Мадина! Ральф! Кто-нибудь! Есть кто живой?!

Эхо металось между стенами ущелья, рассыпаясь на множество звонких колокольчиков. Коронный номер обитателей Ледового Убежища, между прочим. Притвориться, что никого нет дома, а самим следить за незваными пришельцами откуда-нибудь из засады, да и шарахнуть по башке чем-нибудь вроде плазменной бомбы, если гостюшка не приглянулся!

Ледовое Убежище - небольшой городок, расположенный внутри гигантского пещерного комплекса, приспособленного под жилье в то далекое время, когда Земля еще занимала в Содружестве лидирующее положение. Убежище было выстроено по прихоти миллиардера Джозефа Боллтрома, пожелавшего оживить для любимой внучки волшебные сказки о подземном королевстве гномов. Что ж, затея удалась на славу. Обилие винтовых лестниц, украшенных затейливыми скульптурами, красиво отделанные драгоценными камнями переходы и мостики, подземные озера, вычурные фонари, рассеивающие волшебный золотисто-янтарный свет, небольшие домики, вырубленные прямо в скалах, налаженная система воздухообмена, собственный мини-энергоцентр, уникальные месторождения драгоценных камней - все это как нельзя лучше устраивало обитателей Ледового, потомков пирокинетиков из личной охраны Боллтрома.

В течение нескольких десятилетий слухи о хранящихся здесь несметных сокровищах семейства Боллтромов привлекали авантюристов со всей Системы, но многократные попытки захватить и разграбить Убежище неизбежно заканчивались полным провалом. Пирокинетические способности передаются по наследству в девяноста случаев из ста, к тому же подземный городок во все времена заботился о внешней защите. Грабитель, избежавший множества ловушек, подстерегающих на трудной дороге к единственному входу в Убежище, сумевший преодолеть все три рубежа внешней защиты, оснащенные самой современной и разнообразной техникой по уничтожению любых форм жизни, попадал прямиком в огненный ад, устраиваемый толпой разъяренных пирокинетиков. Ясное дело, шансы просто выжить, не говоря уже о том, чтобы что-то спереть и благополучно унести ноги, падали в таких условиях до самого нуля.

Со временем у Ледового Убежища сложилась вполне определенная репутация опасного места, населенного воинственным народом, не признающим чужих. Непревзойденные ювелиры и оружейники, жители Ледового Убежища неплохо зарабатывали на продаже украшений из драгоценных камней и поставках для армии Содружества. Многие местные юноши уходили в ту же армию, где благодаря своему дару делали вполне успешную карьеру и возвращались домой уважаемыми ветеранами со множеством наград за боевые заслуги. Если, конечно, доживали до отставного возраста...

- Эй,- крикнул я уже тише.- Оглохли все? Это я, О'Коннор! Что вам тут грохнуть, чтобы вы услышали?! Джофф!

Кристина высунула голову из снегохода, с интересом уставилась на идеально гладкую, словно специально отполированную стену ущелья. Я крикнул ей, чтоб убиралась обратно в салон.

- Джофф!

Вместо ответа на нас обрушилась сплошная стена ревущего пламени. Огонь стек по внешнему слою защиты и расплавил весь снег на крохотном пятачке перед входом в Убежище. Я обозлился. Что за шутки, в конце-то концов! Я же заранее по стерео связался с Джоффом и объяснил, что заеду!

- Мать вашу!- заорал я, вскидывая голову и пытаясь отследить источник хлещущей во внешний слой защиты энергии. - Чтоб вас всех разорвало!

Я почувствовал, как пробуждается в сердце бешеная ярость.

Но в тот миг, когда я уже всерьез собрался долбануть как следует по нависшим со всех сторон скалам кольцевым выбросом силы, огонь исчез. Высоко-высоко над головой в гладкой поверхности отвесной скалы, уходящей ввысь до самого неба, раскрылся темный провал ворот.

- Поднимайся сюда!- прогремел многократно усиленный эхом властный приказ.

- Не могу!- проорал я в ответ.- У меня "Буран", а не атмосферная яхта!

Наверху медлили, соображая, что делать. Я ждал. Примерно через полчаса к моим ногам опустилась площадка обыкновеннейшего блочного лифта. Узкая, проклятье! Я уселся на нее на манер Чужих - поджав под себя ноги, - лифт дрогнул и пополз вверх, опасно покачиваясь. Пока поднимали, я вдоволь налюбовался страшными бездонными пропастями с острыми зубьями скал, торчащих из-под слежавшегося снега, молясь про себя, чтобы подъем закончился как можно скорее. А ну как хозяевам Ледового вздумается тросы отстрелить? Гробанусь так, что костей не соберешь, и никакой психокинез не поможет! На всякий случай я все же протянул несколько нитей силы к ближайшим вершинам. Удержать не удержат, а падение немного замедлят.

На узкой площадке сразу же за воротами меня встречала толпа - десять-пятнадцать громил с сомкнутыми кулаками, над которыми горело яростное багровое пламя. Они расступились, пропуская вперед хрупкую женскую фигурку в светлом костюмчике. Мадина Медоун, единственный на все Убежище телепат третьего ранга. Она взглянула мне в глаза.

Я открыл перед ней свой разум, как мог: "Смотри, я не тот, за кого вы все меня приняли!"

- За кого мы все тебя приняли?

- А Бог вашу душу знает! Знал бы, какой прием меня здесь ждет, так прямиком к Стейтграду бы двинул! Время только даром потратил...

Сожаление. Признание собственной неправоты. Недоуменное удивление: "Ты уже не тот, которого мы все когда-то знали. Нетерпеливый, злой, совсем уже взрослый". Тихая печаль. Опаляющее стыдом чувство вины: "Не доглядели".

Мадина отвела взгляд, и связь прервалась, оставив давящее ощущение глухой тоски. Я не понял ее, если честно. Кто это за мной не доглядел? Кому понадобилось меня беречь? И при чем здесь она лично?..

Телепатка кивнула мужчинам, и те с неохотой разжали кулаки. Алые язычки пламени погасли, и вокруг разом стало темнее.

- Кто-нибудь объяснит мне, что все это значит?- яростно спросил я разом у всех.

- Фредди, амиго,- решительно сказал Джоффрей Медоун, проталкиваясь вперед,- пойми нас правильно! Год назад... ведь ты отправился за Малый Провал год назад, не так ли? Хотя мы тебя предупреждали туда не соваться?

- Ну, было дело!- огрызнулся я.- Так ведь это еще не повод...

- Еще какой повод!- не согласился со мной Джофф, а остальные одобрительно зашумели.- Чертовщина там творится, за Малым-то Провалом! Люди пропадают! А потом уже сами не свои возвращаются, если возвращаются вообще! Вот и ты пропал. Слухи ходили, что ты вообще там помер.

- А кто слухи распускал?- мрачно поинтересовался я.- Уж не Рихард ли Дубравин?

- В том числе и он,- кивнул Джофф.- А потом ты вернулся... И как вернулся! Инфосферу уже несколько часов лихорадит - Ольмезовского прижали. Профессор этот мразь, конечно, еще та, но у него же, проклятье, первый ранг! Первый! Либо у тебя вдруг ни с того ни с сего дар прорезался, во что лично я не верю, либо... либо это и не ты уже вовсе. Понимаешь?

Ага, а взорванный Ганимед с моим появлением на Земле Джофф не связал. Кстати, откуда ему-то известно, что Ольмезовский - мразь? Он же с ним вроде лично не сталкивался?

Джоффрей Медоун - огромный, заросший дурными мускулами мужик, ростом он, пожалуй, не уступит некоторым Чужим и, глядя на него, ни за что не скажешь, что он когда-то был пилотом Независимого военно-космического флота Лагранжа. Мы познакомились в Кавинтайнском госпитале, где оба проходили лечение от алой лихорадки. Джоффу повезло, он был одним из тех немногих, кто благополучно пережил историческое сражение за Содатум. Он вернулся на Землю, в Ледовое Убежище, откуда был родом, и здесь нашел занятие себе по душе - выращивал экзотические растения и продавал их всяким чудакам за бешеные деньги. Странное увлечение для бывшего пилота, но ему нравилось и, к тому же, приносило немалый доход...

Смотрю на него и вижу, что за этот год не только я изменился. Раздобрел Джофф тут, под землей сидючи, и глаза стали какие-то совсем уж спокойные, прежнего сумасбродного азарта как не бывало. Семьянин и коммерсант, что уже тут скажешь...

- В любом случае, я к вам ненадолго. Мне тут кое-кого монором в Аян отправить надо. Когда ближайший-то будет?

Они переглянулись, и каждый, видно было, вовсе не горел желанием сообщать мне неприятную новость.

- Это тебе в Стейтград надо, Фредди,- решительно заявил Джофф.- Уж извини...

- Вот те на,- даже растерялся я.- С каких-таких пор у вас тут монор не останавливается?!

- Обвалом вход на станцию завалило,- объяснил бывший пилот, а я сразу же понял - темнит он что-то; то есть вход действительно завалило, но вот обвалом ли?- В общем так, Фредди. Мы тебя не гоним, оставайся. Мой дом всегда открыт для тебя, ты же знаешь...

- Я бы остался,- сказал я, все еще чувствуя злость.- Да только я тут не один!

- О чем речь, дружище! Твои приятели - наши гости!

- Ну... хм... вряд ли они тебе по душе придутся,- с опаской сказал я.

А сам подумал, что небольшая передышка в Ледовом нам не повредит. Снегоход в сервис-центр надо бы отогнать, ему вчера изрядно досталось. Оружие присмотреть надо бы, не помешает в дороге. Тэйну с малышом отдохнут... Кристина пусть на озера посмотрит, воду она любит...

- Тащи их сюда!- распорядился Джофф.

Я выглянул за край площадки. С такой неимоверной высоты мой снегоход казался игрушечным, а прыгавшая рядом с ним Кристина вообще выглядела крохотным пятнышком. Я запихнул непослушную девчонку в кабину и поднял снегоход наверх. Местные только рты пораскрывали.

Как всякие пирокинетики они обладали слабо выраженными способностями к психокинезу. Ну, там, камень с места сдвинуть, монетки на потеху детворе взглядом по столу толкать... Причем расплачиваться за это приходилось кратковременной тотальной слабостью и сильной головной болью. Поднять же целый снегоход на такую высоту и вовсе было для них невозможным делом. Вот спалить его - совсем другое дело. Кажется, только сейчас они окончательно убедились, что я действительно тот, за кого себя выдаю...

По моему совету, Тэйну не стала прятать лицо за вуалью. Это выглядело бы подозрительно и могло вызвать у местных вполне определенную реакцию. К чему закрывать лицо, если ты честный человек? Я ожидал, что экзотичная внешность жены вызовет ненужные вопросы. Но, на удивление, женщину и детей восприняли нормально. Благодаря Мадине? Телепатку я не видел, она успела уже куда-то тихо исчезнуть, но супруга Джоффа пользовалась в Убежище непререкаемым авторитетом. Зачастую ее слово оказывалось куда большим законом, нежели указы местного градоправителя.

А вот Орнари Ми-Грайон действительно мало кому понравился.

- А этого ты зачем с собой приволок?- выразил общее негативное настроение Джофф.

- У него машина навернулась как раз на повороте к Ледовому,- объяснил я.- Ну... не мог же я бросить его рядом с Провалом!

- А хотя бы и бросил! Мне рожи эти кошачьи еще с Содатума опротивели!

Слова Джоффа подтвердили почти все, высказывая в адрес Чужого немало далеко не добрых пожеланий. От простого "чтоб он споткнулся на пустом месте и шею свернул" до непосредственного желания лично поучаствовать в столь достойном деле. Те, кто когда-то жил на Содатуме, те, кто сражался за эту обреченную планету и те, кто слышал об этом из первых уст, имели мало причин относиться к Чужим хорошо.

- Что они говорят?- с любопытством спросил Ми-Грайон, прислушиваясь к нашему разговору, местного варианта испано-русского он знать не мог.

- Они говорят, что вы ему не нравитесь,- перевел я.

Лицо Ми-Грайона враз стало кислым. Еще бы! Он, поди, думал, что его тут, как в Аяне, на руках носить будут! А губоскатывающая машинка не требуется, амиго?

23

Джофф привел нас к своему дому, перед которым цвели яркие красные розы. Я даже вздрогнул: розы были точно такими же, как в видении Тропининой о моей матери. Малыш, проявлявший беспокойство на всем пути от ворот к дому Джоффа, вдруг заорал. Тэйну прижала его к груди, успокаивая, без особого, надо сказать, успеха. Молчаливая Мадина увела ее с собой куда-то вглубь дома.

Двое подростков-близнецов, сидевшие на лавочке возле входа, рассматривали меня с радостными - от уха до уха - ухмылками.

- Знакомься,- кивнул на них Джофф.- Это Пауль и Жан, наши средние. Дети, это Фредди О'Коннор, я вам о нем рассказывал.

Близнецы встали, протянули мне горячие ладони.

- Это мы тебя спалить хотели,- сказал один.

- А ты сильнее нас,- с уважением добавил второй.

- Иначе от тебя и головешек не осталось бы!- хором закончили они оба.

Мальчишки, конечно же, унаследовали от отца дар пирокинеза. Им было непонятно, как это я не дал себя поджарить. Конечно же, они попытались непременно разобраться, кто же все-таки сильнее, а именно: задумали обжечь мне руку. Не на того напали. Я продолжал улыбаться, как ни в чем не бывало, и радостные ухмылки на совершенно одинаковых конопатых физиономиях (проклятье, как Джофф их различает!) заметно увяли.

- Джофф,- сказал я Медоуну,- я действительно ненадолго. На час-полтора, буквально. Мне нужно запастись горючим и присмотреть чего-нибудь из оружия, а потом я уеду.

- Что, парень, проблемы?- понизив голос, понимающе произнес Джофф.

- Угу,- буркнул я.

- От этих?- мотнул он головой в сторону Ми-Грайона, перегнувшегося через низенькие перильца и увлеченно разглядывавшего что-то внизу. Разорвавшаяся у него чуть ли не под самым носом огненная бомба - шутка одного из джоффовых близнецов - заставила Чужого смешно подпрыгнуть на месте.

- В том числе и от них,- кивнул я.

Близнецы помирали от беззвучного смеха, глядя как Ми-Грайон нервно озирается в ожидании очередного подвоха. Джофф сердито взглянул на них, и пацанов как ветром сдуло,

- Серьезных врагов ты себе нажил, Фредди,- неодобрительно произнес Медоун, качая головой.- Эти ребята шуток не понимают. Женщина, не так ли?

- Долго рассказывать,- вздохнул я.- Мы с Ольмезовским мир не поделили. Моя... женщина и дети - жертвы его чудовищных экспериментов.

- А этот,- снова кивок в сторону Чужого,- здесь при чем?

- Этот, Джофф, скорее всего тоже враг,- вздохнул я.- Но я пообещал доставить его до ближайшей станции монора.

Джофф долго раздумывал над чем-то. Я прямо чувствовал, как у него в мозгах извилины шевелятся.

- Нечего тебе с ним в Стейтграде делать,- сказал он наконец.- Там много наших содатуми осело, кавинтайнских. Тебя не поймут. Женщину твою тоже вряд ли примут. Ты куда вообще собрался-то?

- За Малый Провал. Домой.

Джофф только головой покачал.

- Опять? Впрочем, дело твое. Кстати, чего это он без оружия?- снова кивок на Ми-Грайона, с интересом прислушивающегося к нашей беседе.

- А ты у него спроси,- предложил я.

- Эй, парень,- обратился Джофф к Чужому на эсперанто,- ты почему оружия не носишь?

- А зачем?- удивился Ми-Грайон.

- Во дает!- расхохотался бывший пилот, под расписными сводами заметалось гулкое эхо.- А в морду хоть дать сумеешь?

- В морду?- с глупым видом переспросил Ми-Грайон,- Но я же не воин!

- Оно и видать,- угрюмо проворчал Джофф, а потом добавил, обращаясь ко мне.- Я ему передатчик дам, пусть со своими договорится, чтоб забрали. Парни его на равнину отвезут... нечего этим товарищам тут делать!

- Я ему скажу,- пообещал я.- И... Джофф, спасибо тебе.

- За что?- искренне удивился бывший пилот.- Фредди, я ж тебе больше должен, сам знаешь. Слушай, а может все-таки останешься? Повеселимся как следует, вспомним былые времена! К Семигорову в Стейтград смотаемся... Семигорова Алекса помнишь? А напарника его, Серого Максима? Проклятье, да мы ж тебя больше года не видели!

- Не могу, Джофф,- сказал я, отводя взгляд.- И рад бы, но - не могу. Извини.

- Ладно. Я понимаю...

Круглый глаз подземного озера на нижнем уровне равнодушно таращился на нас со своего каменного ложа. Фонари роняли на спокойную, никогда не знавшую дождей и ветров поверхность золотистые блики. Прохладный воздух дышал затхлой пещерной сыростью... или мне только так казалось?

Никогда не любил подземелья.

24

Я возвращался из ангаров в прекрасном расположении духа. Мой снегоход обслужили по высшему разряду. Заправили, почистили, с реактором разобрались... Установили пару плазмеров ближнего действия и мощный огнемет на корму. Еще я приобрел парализатор, ручной плазмер и кассету с зарядами к нему. Пригодится в дороге.

Я спускался по узкой лесенке к домику Медоуна, когда услышал голоса. Один принадлежал Орнари Ми-Грайону, другой... другой моей жене! Тэйну! Как же это она решилась на разговор с кровным врагом?! Я осторожно посмотрел вниз.

Круглый темно-синий глаз подземного озера золотился отсветами зажженных фонарей. Черными косыми полосами падали на поверхность воды длинные тени. Ми-Грайон и Тэйну сидели лицом друг к другу на низеньких скамейках-тумбах, поджав ноги. В эм-фонах обоих читалось громадное напряжение.

- Хватит меня допрашивать, Ми-Грайон,- резко сказала жена, фамилия Чужого прозвучала в ее устах как ругательство.- Если вы считаете, будто общение с вами доставляет мне удовольствие, то вы ошибаетесь!

- Вы тоже ошибаетесь, наивно полагая, будто я нахожусь здесь исключительно ради вашего удовольствия,- ответил Чужой.

Говорили они на эсперанто, и меня это устраивало, ибо из метаязыка Чужих я знал только несколько слов и то ругательных.

- Чего вы от меня хотите?- яростно спрашивала Тэйну.

- Вы не имеете никаких прав на существование, и сами прекрасно об этом знаете,- заявил Орнари, а меня сильно возмутила та легкость, с какой он отказывал моей жене в праве на жизнь. Я спустился вниз на пару ступенек, а потом все-таки решил подождать и послушать, о чем еще они будут говорить. Ми-Грайон вставать не собирался. И правильно, сейчас у него не было никаких шансов причинить вред Тэйну, даже если б он очень сильно того захотел.

- Вы так уверено это произносите,- зло сказала Тэйну.- "Не имеешь права на жизнь и сама об этом знаешь"... а кто меня спрашивал, хочу ли я жить?! Кто, скажите мне на милость?! Я-то уж точно никого ни о чем не просила! А вы от меня чего хотите?! Чтобы я сама повесилась? В угоду вам? А не слишком ли многого вы хотите?!- она почти кричала, в ее голосе прорезались истерические нотки. И Ми-Грайона ненавидела она в этот момент так, как я Ольмезовского, превратившего ее жизнь в кошмар.

- Возможно, у вас не останется иного выбора,- невозмутимо заметил Ми-Грайон.

- Как же, не останется!- эм-фон женщины полыхнул бешеной яростью.- Я знаю, чего вы боитесь. Правды. А стоило бы, наверное, встать перед Советом Семидесяти и потребовать справедливого возмездия за преступление, которое совершали не мы!

- Но вы этого не сделаете,- очень спокойно произнес Ми-Грайон, но я уловил в его мыслях неуверенное дрожание подспудного страха.

- Нет, не сделаю,- сказала Тэйну.- Даже если Тойвальшенам позволят возродиться... снимут все обвинения... что это изменит для меня лично? Генетический Контроль навяжет мне наиболее подходящих по генным картам мужчин и заставит рожать детей во благо клана. И это будет еще хуже, чем на Ганимеде. Нет, мое место на Терре, рядом с мужем...

- Вы имеете в виду этого мальчика О'Коннора?- насмешливо поинтересовался Ми-Грайон.- Не смешите меня! Он помогает вам до поры до времени, и то - не по своей воле...

- Не болтайте того, о чем не знаете!- яростно зашипела Тэйну, по-кошачьи прижимая к голове уши.- Манфред - не мальчик и помогает мне не только из-за одного лишь психокода! Мы любим друг друга... А вам никогда этого не понять! Когда Генетический Контроль приводит к вам девушку и укладывает вас в одну постель, это сложно назвать любовью! Поэтому вы никогда не узнаете, каково это - любить и быть любимым! Вам никогда этого не понять, и потому-то вы сейчас и беситесь - от зависти!

Я почувствовал целую бурю эмоций, взметнувшуюся в эм-фоне Ми-Грайона. Злость, ярость, застарелая боль вновь открывшейся раны, стремление причинить в ответ такую же боль... Эх, Тэйну, Тэйну, зря ты его так разозлила. Он тебе такого никогда не простит!

- В Земном Содружестве генная инженерия не запрещена!- продолжала между тем Тэйну.- Кроме Гаэлари у нас будут и другие дети. Я получу гражданство и ранг, а вы с вашими запретами и идиотскими правилами можете убираться, куда вам угодно! Желательно, как можно дальше!

- Вижу, вы не понимаете до конца создавшейся ситуации,- теперь в голосе Чужого звучала явная угроза.- Мы не можем позволить вам легализоваться в Земном Содружестве. Терране не станут с нами ссориться, второй Содатум им ни к чему. Они вас неизбежно выдадут.

- Манфред,- уверенно заявила Тэйну,- не выдаст меня никогда!

- Возможно, вы сами не захотите с ним остаться.

- К чему вы клоните?- мгновенно насторожилась женщина.

- Мы не Аграны, у которых в крови необузданная жестокость, мы не любим применять силу там, где можно решить вопрос мирным путем,- с обманчивой мягкостью заговорил Ми-Грайон.- Но если понадобится... если не будет иного выхода... Мы готовы сжигать каждый земной город за каждый день вашей свободы. Подумайте, стоит ли ваша жизнь сотен тысяч ни в чем не повинных жителей чужой расы?

Тэйну побледнела. Неудивительно, слова Ми-Грайона были просто чудовищными. Я на первый раз даже подумал, что ослышался. Уверен, ни один воин даже из пресловутого клана Агранов ни за что не додумался бы до такой изощренной жестокости. Зато такой умник, как этот социальный инженер - запросто. Я решил, что молчать больше не имею права.

Я перепрыгнул через перила. Глаза Тэйну изумленно расширились. Ми-Грайон обернулся.

- Извините,- сказал я ему,- я возвращался из ангара и нечаянно услышал ваш разговор... Так, значит, вы собрались сжигать наши города, уважаемый Орнари?- мой голос дрожал от плохо скрываемой ярости.- А что вы скажете, если за каждый сожженный город я буду взрывать ваши звезды? Думаю, это будет справедливый обмен!

- Скажу, что вы блефуете,- очень спокойно произнес Чужой, в его глазах не отразилось ни грамма стыда за свои прежние слова.- Уровень развития ваших технологий не позволяет вам серьезно рассуждать о таких вещах, как взрыв звезды, удаленной от вашего Солнца более чем на сотни световых лет.

Я сжал пальцы в кулак, и лавочка-тумба, на которой сидел Ми-Грайон, покрылась сетью трещин. Чужому пришлось поспешно вскочить - тумба развалилась на части.

- Психокинез - это страшная сила,- сказал я с недоброй улыбкой.- Она способна раскалывать на части планеты и взрывать звезды... Вы по-прежнему мне не верите, уважаемый Орнари?

- Не верю,- упрямо сказал он.- Расплавить генераторы защитного купола Катуорнери - это одно, а взорвать звезду - совсем другое, и я не думаю, что за вашими словами действительно может стоять подобная мощь...

- Хорошо,- яростно сказал я.- Если для того, чтобы вас убедить, требуется взорвать звезду, я взорву ее! Назовите мне какую-нибудь звездную систему сами. Ну же!- воскликнул я, заметив, что он колеблется.- Давайте!

- Ладно,- решился Ми-Грайон, доставая из кармана и включая планшетку, содержащую карту Галактики. Он ткнул пальцем в нижний участок сферического экрана и изображение укрупнилось, показывая небольшой желтый мячик обреченной звезды.- Это желтая звезда класса вашего Солнца. Она располагается за пределами области активного звездообразования, к тому же всем известно, что желтые звезды крайне редко способны превращаться в сверхновые. Взорвите ее. Если сможете.

Я взглянул на Тэйну. Она рассмеялась злым смехом.

- Это территория палькифи,- с сарказмом произнесла женщина.- Если вы так не верите в способности Манфреда, то почему же вы не хотите предложить что-нибудь из владений вашего клана? Как насчет вот этой звезды?- Тэйну ткнула в противоположный участок экрана.- Это тоже желтая звезда класса Солнца, вдали от области активного звездообразования, вполне подходящая жертва, не так ли?

Я прищелкнул пальцами, чувствуя как уходит куда-то ввысь неимоверная мощь. Это было легко и просто, у меня даже дух захватило, насколько легко и насколько просто. Немного ума и немного силы... Я очень надеялся, что поступаю так в первый и последний раз в своей жизни.

- Готово,- сказал я.- Той звезды, которую предложила ты, дорогая,- легкий кивок в сторону улыбнувшейся Тэйну,- больше нет.

- Граэтаммари,- произнес после недолгого молчания Ми-Грайон.- Две тысячи душ населения. Если вы не лжете, то сейчас вы погубили две тысячи ни в чем не повинных людей. В том числе - детей и женщин.

- Ах, вот вы как заговорили!- злобно произнес я.- Ну, так, дорогой мой, вспомните Содатум! Свыше тридцати миллионов ни в чем не повинных жителей! Чудовищный шок для всей инфосферы! Волна сумасшествий и самоубийств среди телепатов Системы, не справившихся с потрясением! Среди них тоже были женщины и дети. А ваши недавние слова насчет уничтожения наших городов? В которых также живут женщины и дети! Молчите? И правильно делаете! Потому что я буду уничтожать ваши звезды до тех пор, покуда вы не оставите нас с Тэйну в покое! И мне плевать, скольких Ми-Грайонов мне придется отправить к праотцам до того, как вы одумаетесь! Пойдем отсюда, Тэйну!

Я схватил жену за руку и потащил ее наверх, оставив Чужого в растерянности топтаться у осколков разбитой скамейки-тумбы.

25

В доме Медоунов меня ожидала новая напасть: куда-то делась Кристина. Мадины Медоун тоже не было видно. Лишь оставленная Мадиной записка, что они ушли вместе, не позволила мне удариться в панику. Жене Джоффа я доверял. Она никому не позволит обидеть нашу девочку.

Малыш, спавший в люльке, проснулся и расплакался. Тэйну взялась хлопотать над ним. Я молча смотрел на них.

- Ми-Грайон тебе не поверил,- сказала Тэйну, ловко переодевая ребенка.

- Его проблемы,- пожал я плечами.

- Я тоже не могу поверить,- она обернулась и посмотрела мне в глаза.- Манфред панафиостан, скажи мне правду... Ты действительно взорвал звезду или солгал, стараясь напугать врага и тем самым выиграть какое-то время?

- Я действительно это сделал,- мрачно подтвердил я.- И сделаю еще, если меня к тому вынудят!

- Ты говоришь правду,- женщина отвела взгляд.

Я почувствовал ее неуверенность, ее страх и опасливую настороженность.

- Тэйну...

- Я теперь тебя боюсь,- сказала она, баюкая малыша.- И не только тебя, но и нашего сына. Когда он вырастет, то тоже сможет с такой же легкостью уничтожать звезды? Или гасить целые галактики, если звезды покажутся ему слишком маленькими?

- Не надо думать о худшем,- мягко сказал я.- Еще неизвестно, унаследовал ли Галли мой дар. И я думаю, что, скорее всего, не унаследовал. Иначе с чего бы Ольмезовскому понадобилось отправлять его в крематорий?

- Да... наверное,- Тэйну подошла к окну и уставилась сквозь витражное стекло невидящим взглядом.

- Прости,- сказал я, запоздало сообразив, что невольно вызвал в ее душе тяжелые воспоминания о пережитом на Ганимеде кошмаре.

- Я думаю,- медленно проговорила женщина,- Ольмезовский так и не смог вырастить клона с неограниченным даром. Он убедился в том, что твои уникальные способности не являются результатом одних лишь особенностей генома. Возможно, немалую роль играет процесс воспитания? Твоя мать ведь тоже была психокинетиком, не так ли?

- Так,- сказал я,- но она-то исчезла, когда мне едва исполнилось полтора года!

- Ну, а твой Наставник?

- Он - нет... Хотя... да нет, конечно же, у него не было способностей. Ведь психокинетическое поле может создаваться исключительно живыми клетками.

- Все равно,- мрачно сказала Тэйну.- Мне не дает покоя ощущение, что нам позволили тогда забрать сына. И с Ганимеда бы выпустили. И все прошло бы гладко, если бы не вмешалась Джейни и если бы ты так не взбесился...

- В том-то все и дело,- сказал я, настроение у меня резко испортилось.- Слишком много вокруг нас этих самых "если"...

Я вышел во внутренний дворик и долго стоял у ажурной решетки, за которой блестела золотыми бликами фонарей темная вода подземного озера. Ольмезовский всегда просчитывал все возможные варианты на много ходов вперед. Он мог предвидеть и нынешнюю ситуацию, когда мы с Тэйну, уверенные в своей безопасности, спокойно воспитываем в нашем сыне грозный дар психокинеза...

Я сел на лавочку-тумбу, поджав ноги, и принялся взглядом рисовать на ровном сером песке дорожки бездумные узоры.

...Теперь, когда имя Ольмезовского облито позором и всеобщим презрением, когда его вот-вот вышвырнут из инфосферы со скандалом, если уже не вышвырнули... теперь он мог затаиться и ожидать результатов. И тогда...

Тогда с течением времени наш Гаэлари может стать для него неплохим подспорьем.

Как-то противно было думать вот так о нашем сыне.

Но разве может младенец защититься от чужой воли, программирующей в его подсознании чудовищные скрытые психокоды? Когда даже взрослые люди не в состоянии оградить себя от вмешательства телепатов высших ступеней первого ранга!

Я решил, что за мальчиком стоит приглядывать. Попрошу Кристину, она не может не согласиться, ведь подозрительность - ее вторая натура. В крайнем случае, можно будет наведаться в Аян к Снежной Королеве Тропининой, если вдруг что стрясется. Хотя лучше бы ничего не стряслось.

Я заметил, что рисунок на песке не был совсем уж бессмысленным. Он складывался в сложную многоконечную звезду с угловатым узором в центре. Я долго вспоминал, где мог увидеть что-либо подобное, но так и не вспомнил... внезапно на звезду упала чья-то тень, я поднял глаза и увидел Орнари Ми-Грайона.

- Я могу нарушить ваше уединение, уважаемый Манфред?- вежливо осведомился Чужой.

Я пожал плечами и решил проявить ответную вежливость.

- Ничего не имею против...

Я подвинул ближайшую лавочку-тумбу, чтобы можно было разговаривать, не напрягая глотки. Орнари вежливо поблагодарил и уселся, поджав ноги.

- Уважаемая госпожа Медоун любезно предоставила в мое распоряжение передатчик,- сказал Ми-Грайон.- Я договорился с Арэлау барлумой. За мной пришлют машину. Так что я не буду больше стеснять вас, уважаемый Манфред.

- И я тому искренне рад,- ответил я.

Какое-то время Ми-Грайон с интересом следил за тем, как я рисую на песке без помощи рук, ног и палок, одним только взглядом.

- Простите, а где вы могли видеть такой рисунок?

Я посмотрел на звезду. Вспомнилась вдруг Ирина Тропинина, ее предсказание. Странным необъяснимым образом рисунок был связан именно с Орнари Ми-Грайоном и ни с кем больше.

- У вас,- сказал я, не подумав.- Я видел это у вас. На ладони.

Орнари Ми-Грайон с улыбкой поднял руки и показал мне пустые ладони. Там, ясное дело, ничего не было.

- Как видите, у меня ничего такого нет.

Я посмотрел на него, а потом решился.

- Мне было дано видение,- сказал я.- Предсказание, если хотите. О вас. Вы были в возрасте, седой. И у вас на руке, вот тут, в центре ладони, горела алым огнем такая же звезда...

Ми-Грайон долго молчал, прежде чем ответить:

- Вас обманули. У меня никогда не будет на руке такого узора.

- А что он значит?

- Это знак высшей власти, носить его имеют право лишь члены Совета Семидесяти. В рамках моей профессии вполне возможно сделать такую карьеру, во всяком случае, я надеюсь, что сумею со временем достичь столь высокого положения. Но вот здесь, если вы точно передали узор, я вижу двойной спиралевидный знак. Это та'бэйлаш, знак главы клана Ми-Грайонов. Я -Лейран-тинош, то есть троюродный старший внук ныне здравствующего главы Орнари Бэйль Ми-Грайона по женской линии. Между мной и та'бэйлашем слишком много прямых наследников, чтобы я смел на что-то надеяться.

- Но бывает же так, что глава клана сам назначает своего преемника?- с интересом спросил я.

- Все бывает,- согласился Ми-Грайон,- но не в моем случае.

- Я бы на вашем месте не был бы так уверен.

- А я на вашем месте не слишком бы доверял обманщикам. Как еще можно сказать на вашем эсперанто? Шарлатанам?

- Именно,- усмехнулся я.- В любом случае, это случится не скоро. А чтобы вы не забыли о нашем маленьком споре, сделаю-ка я вам подарок.

Я зачерпнул добрую пригоршню песка и вызвал из памяти ту часть видения, которая касалась сидевшего передо мной Чужого. Через несколько мгновений на моей ладони возникла уменьшенная копия Орнари Ми-Грайона. Когда-то, давным-давно, еще на Содатуме, я очень любил с помощью своего дара создавать из подручного материала такие вот фигурки на потеху друзьям. Но то беззаботное время унес с собой момент бури, перекативший меня на Ганимеде. Сам не знаю, зачем я вспомнил о своем былом увлечении ради Орнари Ми-Грайона. Будто толкнуло что-то.

- Там с вами был еще один,- сказал я между прочим, передавая Ми-Грайону фигурку,- мой соплеменник. По имени Солар-а-Край. Вам это имя о чем-нибудь говорит?

- Как-как вы сказали?- заинтересованно переспросил Орнари,- Солар-а-Край? Но это же веганский арон-язык! Ни один из вас не может носить имя на веганском арон-языке!

Я сохранял выжидательное молчание

- Интересное у вас было видение,- признал Чужой, пряча в карман сотворенную мной фигурку.- Слово "солар" означает "сияющий", "светоносный", "светозарный", "рассеивающий мрак", в вашем эсперанто - "солнечный". "А-Край" или "ан-Крайон" - лишенный чего-либо, обездоленный. В сочетании же друг с другом оба этих слова приобретают совершенно особенный смысл...

- Луч света в темном царстве,- хмыкнул я.

- Очень образное сравнение,- покивал головой Ми-Грайон,- И очень точное! Хотел бы я познакомиться с тем, кто носит столь оригинальное имя!

- Познакомитесь,- пообещал я,- в моем видении он был президентом Земной Федерации.

- Но Земной Федерации не существует в природе,- мягко напомнил мне Чужой.

- Пока не существует,- пожал я плечами.

Ми-Грайон только хмыкнул недоверчиво. Видно было, что он ни во что, сказанное мной, не поверил и верить не собирается. Что ж, дело его. Я и сам, по правде говоря, сомневался. Земная Федерация - слишком уж наивная мечта для нашей суровой реальности. Впрочем, поживем - увидим.

- Да, кстати,- сказал Ми-Грайон другим, необычайно серьезным тоном,- я связался с Катуорнери. Попросил послать запрос в Граэтаммари,- он развел ладонями и внимательно посмотрел на меня.- Вы догадываетесь, каким был ответ?

- А что тут гадать?- ответил я вопросом на вопрос.

Эм-фон Чужого пестрел полосами недоверия, изумления, растерянности и искреннего недоумения.

- Как?- спросил у меня Орнари Ми-Грайон.- Как, объясните на милость, вы это сделали?!

Я вздохнул, добавляя к рисунку на песке лишний лучик.

- Очень просто. Ведь даже в пятом измерении путешествовать можно по-разному. Вы создаете туннель, вдоль которого перемещаете материальные тела - корабли, грузы... Я не знаю, на каком принципе основана ваша знаменитая гиперсвязь, осуществляющая достаточно быструю коммуникацию между звездными системами. Но она требует немалых затрат энергии, и пользуетесь вы ею не так часто, как вам того хочется. Значит, даже связь осуществляется путем перемещения по гипертуннелю чего-то материального. Я прав?

Ми-Грайон отмолчался. Но по его эм-фону видно было, что я прав.

- Как взорвать звезду, удаленную на сотни световых лет, с минимальными энергетическими затратами? Очень просто. При наличии соответствующих способностей, разумеется. Берем крупинку ирия из ближайшего Провала...

- Как!- не удержался Чужой от изумленного восклицания.- Вы знаете, что такое ирий?!

- А почему бы мне и не знать, что такое ирий?- спокойно поинтересовался я.- Это вещество из иного измерения, подвергшееся воздействию физических условий нашего мира. При определенных условиях оно способно изменять свойства нашего пространства. Создавать кратковременный точечный прокол сквозь пятое измерение между двумя удаленными объектами, к примеру. Ирий образует три типа кристаллов: черный рубин, кровавый изумруд и белый камень, похожий на мрамор. Эти-то камушки вы и добываете на нашей разрушенной планете. Для чего и строите свои города как можно ближе к провалам.

Орнари Ми-Грайон смотрел на меня с настоящим ужасом. Еще бы!

- Вы напрасно считаете нас варварами, уважаемый Орнари,- заметил я.- Мы знали путь к звездам и умели перемещаться через гиперпространство. Нарастающее противостояние между Земным Содружеством и Юпитерианской Лигой завершилось войной и тотальным хаосом, которые и отшвырнули нас вспять по уровню технологического развития. После уничтожения Земли мы погрязли в междоусобных дрязгах и сами не заметили, как утратили большую часть своих знаний. Но когда-нибудь мы сможем вернуть себе былое величие. Впрочем, вернемся к теме нашего разговора. Зачем перемещать по гипертуннелю материальные объекты, когда можно с не меньшим успехом послать информацию об этих объектах? Причем сам туннель вполне способен служить проводником подобной информации. Достаточно взять крупинку ирия из ближайшего провала, сформировать информационный пакет и отправить его разовым гипертуннелем к поверхности обреченной звезды. Пакет содержит задание синтезировать еще одну крупинку ирия, аналогичную первой, и проточить еще один туннель к центру звезды. Смотрите, что получается. Более горячее вещество из центра выплескивается через туннель на поверхность. Начинаются необратимые физические процессы... вашим ученым, надеюсь, хватит воображения промоделировать их на компьютерных терминалах? Результат - взрыв с последующим гравитационным коллапсом. И заметьте, мне не надо было тратить время и энергию на поддержание и второго туннеля, и первого. Достаточно было просто организовать отправку информационного пакета по соответствующему адресу. Дальнейшие события происходили сами собой, без всякого контроля с моей стороны. И я очень надеюсь, что мне не понадобится делать это снова. Что бы вы там ни думали обо мне, я не убийца. И не головорез.

- А в чем причина такого предубеждения?- с интересом спросил Ми-Грайон.- Ведь с такими-то способностями вы могли бы навязать свои условия всей галактике.

- Мог бы,- согласился я.- Но я уже говорил, что мне это скучно, неинтересно и не нужно. Я - не Ольмезовский, абсолютная власть мне ни к чему.

Какое-то время мы молчали. Ми-Грайон внимательно разглядывал мой рисунок. Похоже, он сделал из нашего разговора все необходимые выводы. Во всяком случае, я на это надеялся. Чужие логичны, рациональны и в куда меньшей степени подвержены воздействию спонтанных эмоций, чем мы. Уверен, Ми-Грайон даже думать не будет о мести до тех пор, пока не получит гарантированную защиту от меня, уничтожающего звезды его клана одним лишь усилием воли. Это его проняло до самых кишок! Что стоят все достижения цивилизации, все совершенство техники, экономики и прочего, чем принято у них, в Галактике, гордиться, что это все стоит против возможности усилием воли взрывать на огромном расстоянии звезды, возле которых живут дети твоего народа? Какой-то варвар, отсталый тип, место которому в обезъяннике, делает это с непринужденной легкостью. Как, скажите на милость, защититься от такого психа? Почем знать, что ему в голову взбредет в следующий миг! Проснется не с той ноги, и... Понятно, надо его уничтожить! От греха подальше! Нет человека и нет головной боли. Старый, испытанный, и, главное, очень надежный метод решения подобных проблем.

Так Ми-Грайон рассуждал или не так, я не знаю, мыслей его не читал. Но подстраховаться на крайний случай не помешает. Я сказал:

- Психокинетика с неограниченным даром очень сложно уничтожить физически. Я не тону, в аннигиляционном огне не сгораю, самые крепкие стены для меня не преграда. Разве что выбросить меня в вакуум без скафандра, но, уверен, я и из этой ситуации как-нибудь, благодаря своим уникальным способностям, выкручусь. Но я не могу всю жизнь окружать себя непроницаемой пленкой защиты, постоянно фильтруя поступающий к моему носу воздух. Так и свихнуться недолго, в конце-то концов! Поэтому биологическое оружие способно поразить меня с той же легкостью, что и обычного человека. Вряд ли вы слишком огорчитесь, если вместе со мной погибнет половина населения Земли. Технически организовать это совсем несложно. Подумаешь, случайная эпидемия, вызванная мутировавшим вирусом гриппа! Кто там будет разбираться, отчего этот вирус мутировал: от ириевой радиации из провалов или от реактива в колбочке у Лилайона ак'лидана! Так вот, чтобы этого не произошло, довожу до вашего сведения: я заготовил несколько информационных пакетов, ориентированных на звезды, принадлежащие вашему клану. Если я умру, они отправятся по своим адресам и сделают большой бум.

- Вы - сумасшедший!- выдохнул Ми-Грайон, обретя дар речи.- Вы не посмеете!

- Еще как посмею,- яростно проговорил я.- Мидерайд, Итабуари и Дарганош. Кажется, именно у этих звезд крутятся наиболее заселенные вашими родственниками планеты? Стоит мне тихо скончаться от неизвестной болезни и от них останется только атомная пыль!

- Но вы можете умереть, просто споткнувшись о камень и свернув при падении шею!- возмутился Чужой, прижимая к голове уши.- Без всякого вмешательства с нашей стороны!

- Все равно это уже будут не мои проблемы! Так что молитесь, уважаемый, чтобы я жил долго и счастливо. Хотя, кажется, вы не верите в Бога?

- Мы не верим,- помолчав немного, ответил Ми-Грайон.- Мы знаем. А это разные вещи. Манфред, вы слишком много на себя берете!

- Я не диктую вам никаких условий,- сказал я.- Я всего лишь хочу, чтобы вы отстали от меня и моей семьи. Разве я слишком много у вас прошу? В обмен на Мидерайд, Итабуари и Дарганош? Вы первым начали, я только защищаюсь!

- Вы блефуете,- заявил Ми-Грайон.- Вы просто пытаетесь меня запугать!

- А вы проверьте!- зло огрызнулся я.

Мгновение мы с громадным напряжением смотрели друг другу в глаза. Чужой не выдержал первым, отвернулся. Не станет он проверять правдивость моих слов. Не рискнет. Могущество клана - в его многочисленности. Лишившись трех прекрасно обжитых солнечных систем, Ми-Грайоны утратят прежнее влияние в Совете Семидесяти. И многочисленные недруги растерзают их.

Я поднялся, одним движением ладони выравнивая песок на дорожке. Пора убираться отсюда. Пока приятели Ми-Грайона не появились. Встречаться с ними мне совсем не хотелось.

26

Перед домом Джоффа меня обогнала стайка азартно вопящих детей. Они облепили ажурную решетку у озера, а одна кроха, лет пяти, забралась на самый верх и махнула ладошкой. С ее пальцев сорвался яркий золотисто-алый шар огня и вонзился в темную гладь подземного водоема. Раздался глухой взрыв и вверх взметнулся огромный столб пара, не добавивший красоты расписному своду пещеры. Дети загалдели еще больше, некоторые из них пытались повторить номер, но у них получалось гораздо слабее и с куда меньшим эффектом.

На шум выглянула Мадина Медоун, строго взглянула на шалунов. Те разом притихли, начали с виноватым видом сползать с решетки.

Отлично. Значит, Кристина вернулась.

- Тэйну,- позвал я, - Кристина! Собирайтесь, мы уходим.

Мадина взглянула на меня. "Уже?"- спросил ее молчаливый взгляд.

- Да,- ответил я.

Теплая грусть. Сожаление. Надежда. "Возвращайся, Фредди. Возвращайся. Тебе здесь всегда рады."

"Вернусь..."

Тэйну вышла на порог, неся на руках крепко спящего малыша. Кристины нигде не было видно. Куда же она запропастилась? Я открыл было рот, чтобы позвать несносную девчонку, но наткнулся на сочувственный взгляд Мадины. Она что-то знала, что-то такое, о чем я пока не догадывался. Имеющее отношение к Кристине? Я чувствовал ее, она была где-то рядом. Спряталась, что ли? Но зачем?

- Кристина!- все же позвал я.- Мы уходим.

Крохотная белоголовая девочка, та самая, что кидалась плазмой в озеро, вдруг подошла ко мне, взглянула мне в лицо странно знакомым взглядом больших серых глаз. Я еще ничего не понимал.

- Кристина?- внезапно севшим голосом спросил я.

Девочка стянула с головы парик, тряхнула тяжелыми каштановыми локономи, провела ладонью по лицу, избавляясь от контактных линз.

- Отличный маскарад,- сказал я, присаживаясь на корточки, чтобы наши глаза оказались на одном уровне.- Нет, правда. Совсем на себя не похожа. Выглядишь, как обычная местная соплюшка.

Кристина серьезно смотрела на меня, не поддаваясь на провокацию. Мне стало неуютно. Что она задумала.

- Ты... решила остаться?- вдруг догадался я.- Ты и вправду решила остаться?

- Здесь ей будет лучше, поверь.

Подняв голову, я встретил взгляд Мадины. Она грустно улыбнулась мне.

- Девочке лучше жить в Убежище. Среди таких же детей пирокинетиков, как она сама. Мы присмотрим за ней, Фредди. Когда придет время, поможем устроиться в одну из высших телепатических школ Стейтграда. У нее уникальный, редкий дар, ей необходимо соответствующее обучение...

Все правильно. Девочке нужна семья. Джофф и Мадина ее не обидят. Но отчего же так пасмурно на душе?

- Кристина,- обратился я к девочке.- Это твое окончательное решение?

- Да,- ответила она.

Я понял, что потерял ее. Мы вместе сбегали из лабораторий Ольмезовского, мы вместе сражались в космическом пространстве Ганимеда, мы вместе держали удар, настигший нас из инфосферы, погубивший Джейни ди Сола, мы вместе прошли через нестабильный портал на Землю, вместе выбирались из внеразмерного ада Малого Провала, вместе сражались против воинов впавшего в бешенство Ми-Грайона тарга. Но сейчас и здесь, в городе, где Кристина встретила сородичей по дару пирокинеза, наши пути разошлись. Я ни в чем ее не винил. Наоборот, даже порадовался, что теперь жизнь Кристины обретала стабильность. Но боль потери не становилась от этого меньше.

Кристина шагнула ко мне, протягивая ко мне руки. Я обнял ее, прижал к себе.

- Прости,- виноватым теплом коснулись меня ее мысленные слова.

- Ничего,- ответил я, поднимаясь.

Кристина виновато отвернулась, начала натягивать парик.

- Прощай, друг,- сожаление и грусть переполняли мысленный голосок девочки.- Прощай. Удачи тебе. Порщайте, друзья!

Затем Кристина подошла к Тэйну, обняла ее, заглянула к малышу. Тот спал, но Кристина не стала его будить.

Ненавижу расставания!

Кристина кивнула мне. "Я их не люблю тоже". Поколебавшись немного, девочка решительно повернулась и пошла к дому. Дверь бесшумно отошла в сторону и так же беззвучно вернулась на место, скрыв от меня тонкую детскую фигурку. Отныне и навсегда мы будем теперь обходиться без Кристины. Но даже сквозь каменные стены я продолжал еще чувствовать тепло ее мыслей.

Орнари Ми-Грайон смотрел на нас с вежливым любопытством. Тэйну косилась на него неприязненным взглядом и заметно нервничала, не зная, что от него следует ждать.

- Пошли,- кивнул я жене.

Ми-Грайон пошел за нами. Я ему ничего не сказал. Если хочет проследить, куда мы двинемся из Убежища, пускай следит. Я его предупреждал, в конце-то концов! Мы шли молча до самой лестницы, ведущей на верхний, общий уровень.

- Манфред!- окликнул меня Ми-Грайон,

Я обернулся и неприязненно посмотрел на него:

- Ну? Что вам еще?

- Вы забыли это в Катуорнери,- сказал Чужой, протягивая мне толстую тетрадь.

Мой дневник! Я и вправду о нем позабыл. Я поднял руку, и тетрадь послушно легла на подставленную ладонь.

- Скопировали поди?- неодобрительно спросил я.

Ми-Грайон только улыбнулся. За кого, мол, ты нас держишь?...

- Ничего,- успокаивающе сказал я.- Я веду дневник на языке Империи Боллтроми, а он на данный момент известен только троим во всей Вселенной - маме, Наставнику и мне.

- Я бы на вашем месте не был так уверен,- возразил Ми-Грайон.- В любой легенде есть зерно истины. Куда бы ни отправились ваши Боллтроми, рано или поздно мы их встретим.

- К тому времени как вы их встретите, информация в моем дневнике потеряет всякую актуальность,- заметил я.

- Отчего же? Свидетельство современника о жизни ушедшей безвозвратно расы... В нашем клане будут передавать ваш дневник из поколения в поколение, от родителей к детям, как бесценную реликвию.

- Вы так уверены в том, что мы исчезнем,- усмехнулся я.- Что же кроется за вашей уверенностью: знание, полученное средствами и методами вашей не доступной нам науки социальной инженерии или же простое желание от нас избавится?

Ми-Грайон тонко улыбнулся.

- И то, и другое, уважаемый Манфред,- сказал он.- Ваша раса доставила нам немало проблем...

- Как, впрочем, и ваша нам. Но не надейтесь на наше тихое исчезновение! Солар-а-Край, уважаемый Орнари. И Земная Федерация. Вы будете выражать в вашем Совете Семидесяти интересы первого президента Земной Федерации, вы лично.

Он только улыбнулся.

- Мечтать, как любят говорить на вашей Земле, уважаемый Манфред, не вредно. Не бывало еще такого, чтобы член Совета Семидесяти выражал бы интересы иной космической расы где-либо еще, кроме виселицы! Я склонен считать ваше пророческое видение,- он особенно выделил слово "пророческое",- обычным бредом больного комплексом превосходства сознания. Впрочем, это скорее по части Лилайона ак'лидана. Вам, кстати, большой от него привет. Он выражает искреннюю надежду никогда больше не встречаться с вами, до конца дней своих... или ваших, это уж как получится.

- Кстати, мальчишка Хорошен выполнил мое поручение?- осведомился я.- Передал психокод?

- Передал,- поджав губы, ответил Ми-Грайон.- Что вы такого сделали с моим братом таргом и с этим несчастным мальчиком? Они до сих пор не могут в себя прийти!

- Спросите у Лилайона ак'лидана,- ядовито посоветовал я, ставя ногу на ступеньку, и тут мне пришло в голову задать ему еще один вопрос, тоже не без яда.- Интересно, уважаемый Орнари, вы совсем слепой или просто не желаете замечать очевидного?

- То есть?- не понял Чужой.- Вы на что намекаете?

- Ни на что, извините,- буркнул я, почувствовав в сознаниии жар Кристины.

Если дочка доктора Дженнифер ди Сола захочет объяснить своему папаше истинное положение вещей, пусть делает это сама, когда и где ей будет удобно! Мне оно и даром не нужно, в самом-то деле.

- Прощайте, уважаемый Орнари,- коротко сказал я Ми-Грайону.

- Вы не пожмете мне на прощание руку?- с надеждой спросил Чужой.- Это ваш земной обычай.

- Извинте, нет,- отказался я, не глядя на него.

- Что ж,- задумчиво проговорил он.- Не скажу, что я слишком уж огорчен... И все же, мне искренне жаль, что мы расстаемся врагами...

Я вспомнил Ирину Тропинину. Нет, если целительница Аяна и обладала больным комплексом превосходства сознанием, то это никак не отразилось на повелительной ясности данного мне Снежной Королевой видения.

...Орнари Ми-Грайон, в возрасте, с гривой иссиня-черных распущенных волос... в его руке пылает зловещем багровым пламенем алая звезда со множеством лучей и сложным геометрическим рисунком в середине...

- Мы еще встретимся при иных обстоятельствах,- утешил его я.

- Вы думаете?- с сомнением переспросил Чужой.

- Уверен.

- Манфред!- я обернулся.

Орнари Ми-Грайон улыбался мне своей обычной улыбкой.

- Удачи вам,- сказал мне Чужой.

Странный он, что ни говори. Ну, с чего бы ему желать удачи мне, врагу? После того, как я отправил на тот свет две тысячи его родственников? И угрожал жизням еще нескольких миллионов? Я начал понимать, почему Айр его опасался. Орнари Ми-Грайон и в самом деле был непредсказуем в словах и поступках. Кто знает, чего от такого следует ожидать?

Я взял Тэйну под руку и повел ее по лестнице, кожей чувствуя взгляд смотрящего мне в спину Ми-Грайона. Лучше бы нам действительно никогда больше не встречаться!

27

Я вел снегоход по прямой дороге, стрелой уходящей на север. Малый Провал дышал в спину своей радиацией. С приятелями Ми-Грайона я разминулся буквально на несколько минут. Едва мы покинули ущелье и свернули с дороги, как мимо нас пронеслись черные глайдеры Чужих. Жители Убежища не допустили их в свой сказочный городок. Джофф Медоун сам привез Орнари Ми-Грайона к месту встречи.

Я наблюдал за Чужими из-за холмов, опасаясь, что им взбредет в голову искать меня. Нет, не взбрело. Глайдеры поднялись и умотали в ту же сторону, откуда явились. Скатертью дорога!

Но откуда было мне знать, что этот день, богатый сюрпризами, не собирался заканчиваться мирно? Впрочем, в том, что случилось, был виноват только я сам. Я расслабился. Самым непростительным образом размечтался о светлом будущем. Поверил, что все уже осталось позади. И не разглядел подступающий фронт очередной бури...

Она ударила серым тягучим безмолвием, раскатывая в плоский блин мозги. "Телепатическая атака!" - успел сообразить я прежде, чем сознание угасло совсем...

...Голова болела. Во рту стоял тошнотный привкус - похоже, не так давно меня вывернуло наизнанку. И точно, ароматная кучка находилась прямо под носом. Я отодвинулся и едва не завопил: боль едва не проломила голову совсем. Где-то надрывался отчаянным плачем ребенок. Не Галли. Нашего-то ни с кем не спутаешь.

- Манфред панафиостан, - голос Тэйну полнился безграничным сочувствием. - Тебе полегчало?

Я попытался сесть и не смог. Заботливые руки моей женщины поддержали меня, помогли опереться о что-то холодное. "Борт снегохода", - сообразил я. Да что, блин-оладья, стряслось?!

Я открыл один глаз и осторожно, стараясь особо не вертеть бедной головой, осмотрелся. Незнакомая женщина укачивала орущее дитя, над которым разливался золотисто-синий теплый свет. Женщина подняла голову, и я увидел, что лицо ее опухло от жестоких побоев, один глаз заплыл и не открывался совсем, а во втором живет подлинное безумие. Она смотрела на меня так, словно привидение увидала. Откуда она тут взялась? Кто ее так отделал?

...Проклятье! Чертова боль...

И тут я вспомнил...

Мы ехали по дороге, никого не трогали. А за гранитными валунами на повороте нас караулила засада.

Это случилось уже за Малым Провалом. Я почувствовал поганцев заранее, но разбудить жену не успел. Мысли спутались, потекли вязко и вяло, а руки сами остановили снегоход, и когда из-за камней появились враги, двоих я узнал. Певичка из Айрова ресторана со своим дружком-телепатом. А я даже мизинцем пошевелить не мог!

Ненавижу телепатов!

Они выволокли нас из машины и бросили прямо на дорогу безо всякой нежности, певичка еще вдоволь попинала меня ногами, изъясняясь на шикарном площадном диалекте городских трущоб. Но когда они вышвырнули из снегохода малыша... Я осатанел.

Вскипевшая мгновенно дикая ярость прорвала барьер, смывая охватившую все тело цепенящую слабость. Телепат-главарь не успел и пикнуть. Он упал на сиденье, голова свесилась, и из-под век поползли тяжелые кровавые слезы. Певичка завизжала... И сознание погасло, сметенное бешеным угаром боевой ярости, сходной с той, что расколол на осколки Ганимед...

Пришел я в себя от головной боли...

- Тэйну,- простонал я,- что случилось? Эти поганцы... прибил я их или не прибил?

- Прибил,- серьезно сказала она, кивая на гранитные валуны, под которыми багровели полосы, успевшие схватиться ледяной корочкой на свирепом морозе.

- Галли!- схватился я, меня будто кипятком прижгло оттого, что не сразу вспомнил о главном.

Я взвился на ноги, наплевав на боль.

- Где ребенок?!

- Манфред панафиостан,- тихо, со слезами проговорила Тэйну,- он... они...

Бандиты просто выбросили из машины нашего малыша, выбросили, как ненужный баул, и он, падая, ударился головой о камень...

- Проклятье!- выдохнул я, осматривая жуткий кровоподтек на головке малыша.

Он не плакал. Наверное, был без сознания. Я чувствовал его живое присутствие, но оно не было активным. Теплый свет, в любой миг готовый угаснуть.

Что мне стоило размазать эту мерзкую бабу по стене еще в ресторане?! Свернуть ей шею, утопить в унитазе! Или вообще с нею не связываться. Других ресторанов в Аяне не было, что ли? Да будь же оно все проклято тысячу раз! Если б только можно было знать заранее! Знать сразу, чем и как за все будешь расплачиваться...

Судьба с самого начала не хотела принимать нашего Галли. Вначале Ольмезовский, потом Ми-Грайоны и вот теперь какие-то отморозки, сволочи, чтоб им всем гореть в аду!

Проклятый мир, где жизнь малыша ничего не значит, где ребенка могут бросить на камни только потому, что детская корзинка помешала дотянуться до бара в салоне снегохода! Если бы разбойники уже не лежали под неподъемной каменной тяжестью, им пришлось бы сейчас еще хуже, чем мне. Дешево отделались!

Мне было страшно, так страшно, как никогда еще в жизни. Одно дело - кости сращивать незнакомому и, прямо скажем, неприятному тебе типу. И совсем другое - убирать последствия черепно-мозговой травмы... Я чувствовал мощь вихрящейся вокруг моего тела силы, но мало просто владеть психокинетическим даром, необходимы еще опыт и умение...

Жемчужной многоцветной радугой вспыхнуло вдруг в моем сознании тепло инфосферы. Ольмезовского здесь уже не было, и мой призыв не пропал даром. Трудно передать словами нахлынувшее присутствие. Это блыо совсем не так, как любят показывать в фильмах с ментальным фоном, адаптированных для нетелепатов. Никакой картинки, изображающей Снежную Королеву Тропинину, я, понятное дело, не видел. Но она была рядом, морозный синеватый свет сверкающего на солнце льда.

- Помогите!- взмолился я.- Вы - целитель, ваша паранорма близка моей!

Сомнение. "Потребуется слияние разумов. Сумеешь ли, выдержишь ли?"

- Да к черту все! Спасите моего малыша!

Решение...

Калейдоскопом фантастических красок вспыхнули эмоции, доводы, пожелания и предложения, юмор и смех, отчаяние и надежда, убежденность и пессимизм, недоверие, сомнение, уверенность, азарт, предвкушение, радость...

Решение принято.

И мир изменился.

Повисшими в воздухе крупинками мелкого снега остановилось время. Формами застывшего огня пролился материальный мир - все вокруг полыхало радужным многоцветьем, сплетаясь в единое сияние Жизни... Сиренево-прозрачный язык звездного огня - Тэйну. Испятнанный багрово-черными полосами страха желтый кокон - ненакомая женщина. Чистый бирюзово-золотой шар - ее дочка. И тающий синий блик - наш Галли...

Словно во сне я повел ладонью над головкой ребенка, соединяя разрывы в тонкой пленке его ауры, рассасывая гематомы, убирая последствия сильного сотрясения мозга... С пальцев стекал призрачный голубоватый свет, расплывавшийся в воздухе спиральными струйками.

Малыш открыл глазки и завопил.

Время вновь полетело вперед, порывами ледяного ветра швыряя в лицо колючий снег.

Я тряхнул головой, вновь привыкая к реальности. Снежной Королевы уже не было в моем разуме. Но яркое солнце телепатического сообщества повисло на грани осознания, пронизывая своим светом каждую мысль, каждое чувство. Я уже знал причину: разрывая наше единение, Ирина Тропинина впечатала в мое сознание психокоды синхронизации, положенные шестой ступени третьего ранга. Это было общим решением инфосферы. Телепаты признавали меня за своего...

И плевать! Главное, Галли был жив.

Я вздрогнул и очнулся окончательно. Тэйну смотрела на меня с подлинным ужасом. А я вдруг понял, что сам транс исцеления занял не больше секунды. Пальцы дрожали и слушались неохотно, словно я успел их отсидеть. Призрачный свет исчез, но ощущение морозного холода осталось. Руки были ледяными до самого локтя.

Я посмотрел на жертву бандитов. Ее ребенок уже не орал, да и сама женщина странным образом успокоилась. Я понял почему. Она перестала меня бояться. А с какой стати - Бог ее знает.

Бандиты точно так же выбросили ее дочку на обочину, но девочка была старше нашего Галли и сумела извернуться и отползти. Чудо, что ее не убили сразу! К мутантам на Терре во все времена относились с большим предубеждением, особенно в глуши. Даже если единственной мутацией было всего лишь синевато-золотистое свечение кожи, вполне приятное на вид. А саму женщину долго били, но изнасиловать не успели - на дороге появился наш снегоход.

Придется без рассуждений принимать этих двоих в нашу компанию. Ладно, все веселее будет. Да и у Галли появился замечательный товарищ для игр!

- Полезайте все в салон,- велел я, забираясь на место водителя.

- Манфред, - осторожно проговорила Тэйну,- а ты себя хорошо чувствуешь?

- Нет,- мотнул я головой.- Но чем скорее мы отсюда уберемся, тем будет лучше для нас.

28

Малый Провал остался позади. Мы остановились передохнуть на половине пути к Соленым водопадам, за которыми откроется ущелье, ведущее к моей долине.

Я почти против воли думал о Кристине. Надо же, до последнего момента надеялся, что она все-таки передумает и отправится с нами. Но она не передумала. Надеюсь, она знала, что делает. Семья Медоунов будет заботиться о ней, как о родной дочери. В Ледовом Убежище девочка сумеет найти дело себе по душе. Все так, но мне отчего-то было грустно. Успел я к ней привязаться.

Малыш спит в своей колыбельке. Недавние приключения благополучно испарились из его маленькой головенки. Я помнил свое решение приглядывать за ним. Как, интересно, мне объяснить свои тревоги Тэйну, не испугав ее еще больше?

Сейчас она тоже спит, положив голову мне на колени.

Я не хочу тревожить сон жены, поэтому ручка скользит по тетрадному листу сама.

Незнакомка, так и не назвавшая нам своего имени, устроилась на заднем сиденье и кормит свою дочку, отчаянно стараясь не шуметь вообще. Я хотел было посоветовать ей не маяться дурью и вести себя смелее, в конце концов, не такой уж я урод, каким она меня себе воображает. Но потом передумал. Она и так вздрагивала от одного звука моего голоса. Прежнее перепуганное безумие вернулось к ней с новой силой, и смотреть на это оказалось выше моих сил.

Ладно. Доберемся до места, придумаем, как ей помочь...

Последние километры я гнал машину на предельной скорости. Надоела уже эта дорога, без конца открывавшая поворот за поворотом. Хотелось поскорее окунуться в теплую суету обычных домашних забот о семье и о детях, и прочно забыть обо всех недавних приключениях...

И вот, наконец, мы въехали в тесный проход меж двух отвесных скал, за которым открылось небольшое заснеженное плато. Удивительное дело, вопреки всем моим мрачным ожиданиям, дом уцелел! И даже энергетическая установка заработала всего лишь с одиннадцатого раза...

Женщины взялись наводить в доме порядок; Тэйну командовала с властным, почти королевским достоинством. Ну, чистка и уборка - это уже без меня, пожалуйста! Я взял детей и поспешил сбежать к водопаду, не дожидаясь, покуда мне всунут в руки тряпку или, чего доброго, заставят изображать пылесос посредством психокинетической паранормы.

...Тонкий, хрустально-прозрачный ручеек весело прыгал по камням, сверкающей радугой рассыпая в воздухе стремительно замерзающие капли воды. Источник был горячим, но пара почему-то здесь никогда не бывало. Какая-то непонятная аномалия пространства... Угрозы она, впрочем, в себе не содержала. Просто чудо природы, любоваться которым хотелось бесконечно.

Я поставил детям манежик, включил подогрев и на всякий случай обернул прозрачные стенки дополнительным слоем психокинетической защиты. Галли будет елозить на спинке и грызть погремушки, а вот от активно ползающей девчонки запросто можно дождаться любой шалости. Лучше уж перестраховаться...

Я долго сидел неподвижно, бездумно всматриваясь в звенящие струи водопада. И нахлынуло вдруг странное отрешенное спокойствие, неподвижное, как снег на камнях, и одновременно переменчивое, как падающая вода. Не берусь описать это чувство, такого со мной еще не бывало.

Я понимал, что благополучно пережил очередной момент бури, самый страшный из всех, что приходили по мою душу до сих пор. Сколько их еще прокатится через мою жизнь?..

Путь в Катуорнери мне заказан, Орнари Ми-Грайон дал мне понять это достаточно хорошо. Но я что-нибудь придумаю. Я обязательно найду способ добраться до Наталиэнери, чтобы взглянуть в глаза правительнице уникальной планеты-сада. Узнает ли она меня сразу? Или ей понадобится время, чтобы понять, с какой радости незнакомый мужчина называет ее мамой?

"Я не вправе был давать вам такую надежду",- сказал мне Таллран техник.- "Мне будет искренне жаль, если вас постигнет жестокое разочарование".

Я не хотел думать о худшем. Ведь для того и нужна надежда, чтобы не думать о худшем.

Когда-нибудь я пройду узкой тропинкой среди благоухающих цветов чужого мира и скажу вышедшей мне навстречу красивой грустной женщине: "Здравствуй, мама". А она улыбнется мне и ответит: "Манфред, малыш!"

Она не умрет. Она не может умереть на моих руках, просто не может! Она не умрет. Потеряет сознание, может быть, и ничего больше. Такое бывает. Будущее не определено раз и навсегда, мы строим его сами из своих эмоций, поступков и действий, потому-то многие пророчества и оказываются ложными. Сам факт предсказания изменяет грядущее. Я теперь знаю, что у мамы слабое сердце, и я сделаю все для того, чтобы потрясение от нашей встречи не убило ее.

Я очень не хочу думать о худшем. Я пройду узкой тропинкой среди цветущих садов иного мира к распустившимся под чужим небом земным розам, и моя мама встретит меня с радостной улыбкой на губах.

Когда-нибудь так и будет...

Веселый говор падающей воды и звенящий морозный воздух рождали легкую мелодию без слов, но, хоть и звучала она в миноре, в ее тихом голосе жила надежда.

29

В храме стояла гулкая тишина. Свет, сочившийся из-под куполообразного свода, не рассеивал царивший здесь полумрак, а наоборот, странным образом сгущал его еще больше. Перед ликами древних икон горели свечи. Много свечей. Их пламя сливалось в дрожащее полупрозрачное сияние.

Орнари Ми-Грайон осторожно поджег свою свечу от пламени уже горевших и утвердил в гнезде, отрешенно вглядываясь в центр маленького огня. Джейни рассказывала ему о своей вере. Все малые цивилизации исповедовали нечто подобное. Редко в какой религии не упоминалось о непорочной деве, породившей дитя от Святого Духа. И судьба Божественного Чада, как правило, завершалась трагически... Все это повторялось с завидным постоянством по всей обитаемой Галактике, отличаясь лишь деталями и формами; терране в этом плане исключением не были.

Джейни... Огонь, незваным и нежданным светом вспыхнувший в душе.

Они были вместе сорок дней. Сорок дней внезапного счастья, захлестнувшего обоих с головой.

Все ушло!

Навсегда.

Джейни... Она ничего не оставила после себя. Ни вещи, ни даже простенького голографического портрета. Орнари понимал, что обречен медленно, день за днем, забывать ее. Уже сейчас память предавала его, наслаивая на образ любимой женщины череду повседневных событий.

Джейни... Сорок дней запретного счастья и последующая вечность внезапно опустевшей жизни.

Свеча таяла, оплывая.

Орнари все стоял, не находя в себе мужества пошевелиться и сделать шаг. Уйти в жизнь, где нет и никогда уже не будет его Джейни...

Наверное, он стоял здесь слишком долго. К нему подошел один из служителей церкви и спросил участливо:

- Вам плохо? Вам нужна помощь?

- Благодарю,- с трудом сбросив оцепенение, ответил а-дмори абанош.- Но уже поздно. Вы уже ничем мне помочь не сможете...

На пороге Орнари вздрогнул - ему внезапно почудилось близкое тепло присутствия, обнявшее измученную душу светом бесконечной любви. Джейни была высшим телепатом, у нее был первый ранг, неужели она смогла дотянуться оттуда?! Он обернулся, легко нашел среди дрожащих язычков пламени свой. Свеча сияла сквозь полумрак неугасимым огнем. Присутствие не исчезало.

Джейни была телепатом первого ранга, неужели она смогла?..

Да чушь все это, глупость, примитивные верования в загробный мир и духов-хранителей, присущие всем неразвитым расам! Какой уважающий себя носитель разума станет верить в подобное?..

Присутствие оборвалось. Так же резко и неожиданно, как и возникло. Словно сомнение послужило сигналом. Лишь свеча продолжала таинственно мерцать в полумраке храма, как бы говоря: "Не верь, если не хочешь. Только что изменится от твоего неверия?"

Орнари поспешил переступить за порог...

Потом он долго стоял на храмовой площади, всматриваясь в низкое, затянутое плотным одеялом тяжелых облаков небо. Еще вчера пришло предписание покинуть терранскую Систему и прибыть на Валем; трехсторонние переговоры с Врамеулом и Миретокой о разграничении сфер влияния. Очень важная встреча, ее готовили несколько лет... Орнари никак не мог понять, что мешает ему прямо сейчас отправиться туда, где его ждала настоящая работа, достойная его квалификации и профессионализма.

Большинство малых цивилизаций, и терране не исключение, живут в хаотичном ритме первобытного чувственного восприятия мира. Отсюда и все их проблемы. Только рациональный, логический ум способен просчитывать будущее и отсекать все дестабилизирующие процессы в самом зародыше их возникновения. Эмоции не дают правильных решений, они мешают, они толкают на необдуманные действия, способны привести - чаще всего и приводят - к гибели. Орнари Ми-Грайон всегда гордился тем, что никогда не позволял примитивным чувствам взять верх над доводами разума.

"Хватит с меня логики!"- вдруг подумал он с ожесточением, подставляя лицо холодному мелкому снегу, сыпавшемуся с чужого неба.- "Пора уже начинать учиться жить сердцем..."

На Валем, конечно, слетать придется. Просто ради того, чтобы терранская цивилизация не досталась Врамеулу. Надо будет приукрасить отчет по терранским паранормам - ненамного, чтобы не вызвать паники, но достаточно, чтобы все поняли: эту расу лучше оставить при себе. А потом, конечно...

"Я вернусь",- думал Орнари.- "Вернусь непременно! Я помогу им. Не технологиями, нет. Грубо нарушать закон о культурном эмбарго нельзя ни в коем случае. Но... намек, совет... наконец, само мое присутствие - все это сформирует в нужном направлении информационный вектор развития. И через несколько поколений терране смогут занять достойное место в Галактике. Наравне с остальными! Надо только постараться, чтобы они остались нашими друзьями. Но это, в принципе, проблема не сегодняшнего дня и даже не завтрашнего. Я помогу им. Отблагодарю этот народ, подаривший мне сорок дней счастья с одной из своих дочерей. И, может быть, еще при моей жизни наступит тот вечер, когда над терранскими городами вновь засияют звезды..."



Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"