Чернышов Сергей: другие произведения.

Смертельное шоу

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Опубликовано в журнале "Топос" - topos.ru

   Смертельное шоу
   Серия странных смертей всколыхнула общественность осенью 2039 года. Сначала известный депутат Суассон, а потом один из ведущих менеджеров сетей Xoro Том Винджнс и модный психовратарь Дмитрий Спинов были найдены мёртвыми в своих квартирах при странных обстоятельствах. На самом деле жертв было гораздо больше, но рядовые граждане не интересовали прессу.
   В этот момент собкор The Wall Daily в Москве Алексей Панов, более известный как "Острый", был вовсе даже и не в Москве, а на берегу славной реки Оки близ Васильевской пристани. Он удил рыбу. И вот, в тот самый момент, когда он начал, с трудом преодолевая тяжесть, подсекать, и из тёмной блестящей воды показалась здоровенная голова щуки, зазвонил коммуникатор. От неожиданности он выпустил спиннинг, и довольная щука умчалась вверх по течению вместе с инструментом, оставляя за собой конусовидный след белых барашков. Алексей чертыхнулся и извлёк из кармана потрёпанную раскладушку. На дисплее показалось красное лицо начальника регионального отдела.
   - Где тебя черти носят, Острый? - проорал он.
   - Между прочим, кто оплатит мне стоимость новой удочки? - язвительно поинтересовался в ответ собкор.
   - Ты почту просматривал?
   - Нет, а что?
   - Убит Суассон. Займись этим! - шеф обрубил связь.
   Острый лениво принялся просматривать новости мэйл ру.
   Тем временем Витя Пенько по кличке "Дзен" направлялся в гости к своему старому спортивному товарищу Диме Спинову. Они были, что называется, друзья детства. Вместе поступив в СДЮШОР N 45, отделение футбола, они бок о бок прошли многое. Потом Дима со своими уникальными способностями сразу попал в основной состав ЦСКА и вскоре вывел команду на первое место в мировых рейтингах, а Витя помотался по запасным защитникам разных клубов, но, в конце концов, когда сильно захотелось кушать, ушёл в курьеры.
   Дзен направлялся домой к Диме, навестить друга и попить чайку в компании с его матерью. Привычно взбежав по стерильной лестнице на 11 этаж, он вдавил толстым пальцем затёртую кнопку звонка. За тяжёлой стальной дверью было тихо. Витя позвонил ещё раз, и раздались шаркающие шаги. Дверь открыла всегда ухоженная мать его друга - Марфа Петровна, посмотрела на Витю заплаканными невидящими глазами в потёках туши и с глухим всхлипом безвольно повисла на его крепкой шее.
   Барри Симмонс, урождённый Борис Сёмин, был частным детективом, специализирующимся на корпоративных клиентах. Он всегда держал руку на пульсе событий, с тех пор как его уволили из службы безопасности ЗАО "Рубин". Когда на его исцарапанный серый коммуникатор поступила новая рассылка новостей и он прочитал о гибели менеджера Xoro, его ноздри затрепетали от запаха денег. Скоро должно было объявиться выгодное дельце.
   Сомнений в том, что это были убийства, не оставалось ни у кого, потому что материалы следствия показали: смерть была насильственной. Однако, удивляло другое: на дверях не было следов взлома, орудия убийств не были найдены, также как и следы борьбы, не было отпечатков пальцев и, что самое прискорбное, на сенсорах окон и дверей (а допускался и вариант преступников-альпинистов) не было зафиксировано других посетителей, кроме хозяев.
   Журналисты, ведущие криминальных сводок, даже следователи начали пускать самые разные слухи. Считалось, к примеру, что здесь замешаны энергоинформационные террористы или чёрные хакеры. Эта версия питалась за счёт убеждения, что "крысы", а именно так называли ушедших в канализации несколько лет назад технарей, находились в состоянии непрерывной войны с корпорациями.
   Подливала масла в огонь и знаменательная фамилия менеджера Xoro, переводившаяся на русский язык как "месть". Широким массам не было известно, что именно от "крыс" поступали на мировой рынок новые разработки, и подобный конфликт был невыгоден обеим сторонам. Симмонс об этом знал, но версия энергоинформационного терроризма казалась ему наиболее правдоподобной. Именно её он и стал раскручивать, получив аванс в три тысячи евро на конспиративной квартире от сотрудника секъюрити Xoro.
   Не опровергались, но и не подтверждались сведения о причастности группы сбежавшей из реальности в сеть в прошлом году молодёжи. Этот вариант на страницах всех печатных изданий обсасывался чуть ли не с двойным наслаждением, потому что именно от Суассона исходила инициатива при принятии закона о комендантском часе в рунете, против которого и бунтовали означенные студенты. За эту зацепку и ухватился Острый, решив для начала поднять материалы по протесту прошлого года.
   Марфа Петровна болезненно подрагивавшими тусклыми глазами бродила по скуластому загорелому лицу Вити. Не выдержав этого угнетающего взгляда, он опустил кудрявую голову.
   - Витенька, милый мой, родненький, прошу тебя, найди их. Найди их, сволочей проклятых, убийц! - Марфа Петровна опять сорвалась в плач. На кухонном столе стояли полные фарфоровые чашки зелёного чая, затянутые масляной плёночкой. Никто к ним так и не притронулся.
   Когда Дзен вошёл, Марфа Петровна, выплакавшись на его груди, провела его на кухню, налила чаю и присела на жёсткую ореховую табуретку, сокрушённо опустив круглые плечи. На его попытки узнать, что же случилось, она лишь сдавленно, через всхлипы отвечала: "Дима, отняли моего мальчика, Дима..." и так без конца. Что ещё оставалось врасплох застигнутому горем Вите? Он позвонил на работу и уведомил начальство, что две недели его не будет. Пора было приступать к поискам убийц.
   Обозреватели спортивных изданий были уверены в том, что Спинова убили по заказу тренера конкурирующей команды. Спорили только о личности заказчика, а самые смелые утверждали, что заказ был коллективным, так как избавиться от него было выгодно всем. Ну, вариант с коллективным заказом Дзен отверг сразу, оставалось вычислить тренера и найти доказательства. Хотя, доверять в деле личной мести ментам не стоило, а лично для него доказательства не были нужны.
   Дело в том, что талантливые психовратари были чрезвычайно редки и являли собой штучный товар в индустрии шоубизнеса, к каковой относился и футбол. В мячик для профессионального футбола зашивался чувствительный датчик психической активности, напрямую связанный с излучателем гравитационного поля. При игре нормальных людей мячик вёл себя обычно - прыгал, катался и делал то, что положено делать мячику.
   Когда же в дело вступал психовратарь, а психофорвардов и защитников не было вообще, он мог сознательно использовать алгоритм входа в сеть без транслятора и, разложив своё сознание на kod, перемещать его к мячу и воздействовать на него по собственному усмотрению.
   Правилами это разрешалось, для того и выпускались подобные мячи, ведь публика всегда с истерическим восторгом встречала действия психовратарей. Хорошо тренированный психовратарь мог один выиграть матч, а Спинов был ещё и чрезвычайно талантлив, так что в прямом поединке побеждал любого из своих коллег.
   Версия энергоинформационного убийства не отвергалась ни в одном из случаев, потому что пишущей братии казалось, что только так и можно было убить человека на расстоянии. Тем более что о возможностях "психов", как именовали людей, овладевших своим сознанием, ходили самые страшные истории.
   Рассказывали, например, что "крысы" специально для них и чёрных хакеров создали трансляторы, высвобождавшие разум, но не переносящие его в сеть, а позволявшие управлять им в пространстве. И это, надо признать, не противоречило истине. Противоречило истине другое - мнение о том, что голый, деструктурированный разум способен воздействовать на физические тела. На самом деле он мог воздействовать только на электронные приборы и носители, но об этом знали лишь горстка учёных, "крысы" и "психи".
   Дзен где-то читал, что расследовать убийство следовало с поиска исполнителя, а уж потом по нему выходить на заказчика. Он решил, что так вычислить тренера будет значительно проще, и направился к располагавшемуся на запруженном перекрёстке стеклянному сетевому кафе, поскольку его коммуникатор не был подключен к сети. Надо было найти выход на "психов"-наёмников.
   Версий был множество, прокуратура впала в прострацию, и никто не мог с определённостью ответить на вопрос: "Что же их убило?". Из-за всей этой шумихи мозги криминалистов начали работать совсем не в том направлении, направление же, в котором они начали работать, было совершенно тупиковым. И поначалу от их внимания ускользнул тот факт, что все тела были найдены рядом со своими биовизорами, а в случае Суассона непосредственно на выключенном биовизоре. От внимания Симмонса этот факт не ускользнул, но он списал это на случайность. Также поступил и Острый.
   Биовизоры были изобретением совсем недавним и мало изученным. Люди, за редким исключением, не могли представить себе, как работает это чудо биофизики. Появились они всего-то в тридцатом году, а устройство технических новинок попадает в школьные учебники только по прошествии четверти века с момента его появления.
   Тем не менее, кое-что всё же известно было, в основном за счёт публикаций в сети взломанных баз данных производителей. Дело в том, что четырнадцать лет тому в славном городе Пущине никому не известный, но преданный своему непопулярному в то время делу биолог Бержицкий в своих исследованиях зелёных бактерий выявил следующие вещи: во-первых, под направленным воздействием слабого электрического поля колонии бактерий не погибают, а изменяют свою форму, смещаясь в сторону уменьшения потенциала; во-вторых, под воздействием инфракрасного, ультрафиолетового и прочих высокочастотных излучений они, соответственно своему довольно быстрому из-за маленьких размеров метаболизму, меняют окраску. Материалы этого исследования были опубликованы в нескольких малотиражных научных изданиях, однако на счастье учёного, Василий Макберри их выписывал.
   Василий был выпускником факультета менеджмента четвёртого меда и считал своим долгом поддерживать отечественную науку коммерческими вливаниями. Основываясь на истории изобретений физика-патриота К. Ю. Баурова, которые, оставшись без отечественного финансирования, были успешно украдены японцами, после многолетних безуспешных попыток их купить, Василий небезосновательно полагал, что бедственное положение отечественной науки происходит от отсутствия коммерческой жилки у наших учёных, которое не позволяет им даже придумать вариант использования их достижений, приносящий прибыль. Сам он специализировался на придумывании как раз таких вариантов и убеждении спонсоров в их баснословной успешности. Это называлось бизнес-план.
   Прочитав об этом научном факте, он моментально понял широчайшие возможности его применения. Немного погодя он уже знал, как именно будет использовать изобретение для получения быстрого и гарантированного дохода, который позволит углубить исследование. Легко набросав схему на мониторе своего КПК, он приступил к поиску способного осуществить его план технаря. Технарь - Мария Наветная, лет десять назад окончившая МАТИ, был им вскоре найден.
   После череды проб и ошибок была создана экспериментальная платформа, которая поддерживала фиксированное количество бактерий на строго определённой территории и позволяла формировать из них разнообразные ландшафты. Чуть позже разработка была улучшена - она смогла выдавать полутона и строить изображение, поступающее с телеантенны.
   С таким достижением на руках он и явился пред светлы очи генерального директора ЗАО "Рубин". Так или иначе, но к тридцатому году первая модель биовизора была идеально отлажена и запущена в производство. Так Россия стала ведущим экспортёром этого вида техники и за счёт индустрии развлечений вышла на второе место в мире по экономическому развитию после Китая.
   Барри Симмонс шёл по следу. Ближе к ночи он свернул в неприметный проулок в древнем центре Москвы, район Арбатский. Вытащив из кармана телескопический титановый крюк, он натужно приподнял им чугунную плюшку канализационного люка и стал спускаться по ржавой лестнице в темноту. Люк за собой он прилежно задвинул - лишние проблемы не были нужны ни ему, ни "крысам".
   В нос ударил запах сырости. Отходы людской жизнедеятельности уже лет пятнадцать не попадали под землю, они проходили обработку сильным разрядом электричества ещё в отхожем месте, и в воде растворялся только пепел. Симмонс неспешно направился вправо, к старому шлюзу, посвечивая по сторонам фонариком.
   Дзен нашёл в старой текстовой библиотеке рассказ выпускника школы энергоинформационного террора. Школа находилась в канализации под центром Москвы. Туда он и направился. Судя по скачанной и распечатанной в кафе карте старых диггеров, найденной им в той же библиотеке, вход находился в маленьком проулке близ улицы Арбат.
   Острый много чего узнал за прошедшие часы о трагическом происшествии, унесшем жизни 15 подростков год назад. Оказалось, что ребята прибегли к односторонней, на их взгляд, перекачке себя в сеть, за счёт того, что трансляторы были уничтожены. Тела же их были надёжно спрятаны где-то у "крыс".
   Также он узнал, что вскоре после этого произошёл взрыв в центральном московском офисе Xoro, где в это время находился отец девушки, участвовавшей в акции протеста. Расследованием гибели этого человека занимался частный сыщик Барри Симмонс, работавший в основном по корпоративным заказам. Это уже было кое-что. Острый залез на официальный сайт этого сыщика и из прорвы пафосных понтов и псевдоисторий о его предках, ведущих свой род от Лейстреда, блиставшего когда-то детектива Скотланд Ярда, выудил номер его коммуникатора.
   - Здравствуйте, это Барри Симмонс, - на экране появилось холёное лицо хозяина, - К сожалению, сейчас я не могу вам ответить, но я обязательно вам перезвоню, если вы оставите в сообщении свой номер, предмет заказа и предполагаемую сумму гонорара, - на самом деле у Барри стоял АОН, но клиентам вовсе не надо было об этом знать.
   - Барри, это Острый, собкор Стены. Не могли бы вы рассказать мне поподробнее о вашем прошлогоднем деле со взрывом центрального офиса. У меня есть основания полагать, что это напрямую связано с недавними происшествиями, - Острый удовлетворённо прекратил связь. Через пятнадцать минут на его автоответчик пришло сообщение: "Встречаемся на углу Арбата и Николопесковского переулка через три часа".
   Острый позвонил в редакцию и продиктовал ход расследования своему ассистенту, вечером эта информация должна была появиться в выпуске.
   Тем временем Барри подходил к покрытой солевыми наростами двери шлюза. Он простучал крюком по обшарпанной стене условный код и ждал, пока откроется дверь, как вдруг получил тяжелейший удар в основание шеи двумя руками. Если бы не закалка школы частной охраны, он бы наверняка потерял сознание. А так он просто влетел в стену и пропахал носом полдвери.
   - Колись, грязная крыса, кто из вас прикончил моего друга?! - проорал гигант в тренировочном костюме. Барри направил луч фонаря ему в лицо и узнал этого не в меру агрессивного субъекта. В этот момент как раз открылся шлюз, и оттуда выскочило человек пять тощих злых "крыс", уткнувших свои тяжёлые модифицированные "стволы" в живот, под рёбра и в голову Вити. Они выжидающе смотрели на Барри.
   - Расслабьтесь, парни, я его знаю. Он со мной, - проговорил Барри с некоторым европейским акцентом. "Крысы" разом шумно выдохнули.
   - Ну, напугал ты нас, старик. А мы уж думали - допрыгался наш сыщичек.
   Барри и Витя сидели на продавленном, с торчащими пружинами диване и пили кофе из выщербленных кружек. Кофе, надо сказать, был отменный. У Барри была профессиональная память на лица, и сейчас он уже вполне уверился, что ни с кем не спутал этого молодого человека. Он точно помнил его, парень то и дело мелькал в прошлогоднем деле по взрыву в офисе Xoro. Тогда была установлена связь между погибшим директором городской сети и протестом группы подростков против комендантского часа. Это был парень девушки, проходившей свидетельницей по делу о бунтовщиках. Её звали Натали, и она была подругой участницы того инцидента. Она также подозревалась как одна из тех, кто помогал бунтовщикам уничтожить трансляторы, но парень был её стопроцентным алиби. И вот теперь Барри с симпатией спрашивал юношу, немного коверкая слова на английский манер:
   - Ну, так что тебя сюда привело?
   - Кто-то убил моего давнего друга - Митю Спинова, и я дал слово его матери найти убийц. Я полагаю, что убили его бестелесно, а значит это работа одного из "психов". "Психи" связаны с "крысами", а через исполнителя я смогу найти заказчика и отомстить.
   - Ну, был это "псих" или не был - мы скоро узнаем.
   К ним подкатили выключенный экран солидного размера на сервировочном столике.
   - Сейчас вы будете говорить с гуру Михаилом Семёновичем, будьте почтительны, ибо это бог сети. Он знает всё, что творится там и так или иначе с ней связано, и у него нет тела, - произнёс нервно дёргающий правой стороной лица прыщавый пацан, на виске которого виднелся шрам от сгоревшего транслятора. На экране появилась точка, попрыгала и разрослась в безмерно уставшее грустное лицо немолодого мужчины.
   - Что надо вам, плотские? - последнее слово он выплюнул с презрением, как гнилую вишню.
   - Ты первый, - шепотом сказал Барри и пихнул Витю в бок.
   - Скажите, э-э-э, гуру, - начал, заикаясь, тот, - причастны ли "психи" к убийству Дмитрия Спинова? Кто его убил? - Лицо на экране на мгновение стало отчуждённым, потом из динамиков раздался голос:
   - Под землёй и на земле нет убийц среди моих братьев. Подумай о психовратарях.
   - Теперь моя очередь, - приосанился Барри,- скажите, почтенный, а не известно ли вам что либо об убийцах Винджинса, вашего коллеги?
   - Я же сказал. Среди нас нет убийц!!! -
   Барри долго и упорно работал над такой частью своего имиджа как лёгкий европейский акцент, долженствовавший внушать уважение клиентам. И вот теперь этот акцент летел к чертям собачьим:
   - Как это нет, твою мать?! - Заорал Барри, брызгая слюной с вполне русским произношением, но экран уже потух.
   -Кто?! Кто?! Кто, отвечайте же?! - неистовствовал он.
   - Простите, но раз гуру сказал, значит, мы ничем не можем вам помочь, - смущённо пробормотал пацан, а шрам на его виске побагровел. Барри раздосадовано пнул ногой чёртов столик и рывком вскочил.
   - Так, всё, я ухожу, спасибо за помощь, ты идёшь со мной, - ткнул он пальцем в футболиста.
   Когда дверь шлюза уже начала закрываться, динамики по всей подстанции вкрадчиво прошептали: "Ищи своих старых врагов, Барри", и смолкли окончательно. Барри подумал: "Какие, к чёрту, старые враги? Они-то тут при чём?", и сказал Вите:
   - Ты, это, вот что, - теперь он говорил уже нормально, репутация была безвозвратно испорчена, но главное, чтобы об этом не прознали клиенты, а уж он постарается этого избежать, - если узнаешь что по этому своему делу - мне свистни. Может статься, что твой убивец и есть моя цель, а уж корпорация с ним разберётся, ты не беспокойся. Вот мой номер, запиши...
   - Хорошо, Барри, свистну.
   Они поднялись по лестнице на поверхность и Витя скрылся за углом, а Симмонс закурил вонючую сигару и остался ждать своего журналиста. Журналист появился строго в положенное время и встал на пятачке, освещённом фонарём, с любопытством озираясь по сторонам. Детектив неспешно подошёл к нему и вальяжно, внимательно следя за акцентом, отрекомендовался.
   - Послушайте, я знаю, что вы расследовали то дело в прошлом году. Если помните, оно было связано ещё с одним эксцессом. Так вот, я считаю, что те ребятки замешаны в убийстве Клауса Суассона, потому что именно он был тогда инициатором законопроекта. Старые счёты, знаете ли, и всё такое... Я буду вам очень признателен, если вы подскажете мне пару зацепок, от которых я мог бы отталкиваться в дальнейшем.
   - Острый, да? Читал, читал, любопытно пишете, остро, в самом деле. Ну что же, если учесть, что оба убийства были совершены в идентичной манере, я вам помогу. Конечно, с условием того, что вы тоже будете держать меня в курсе вашего расследования.
   - Ну же?
   - Я вот тут недавно общался с одним мальчишкой, так вот его девушка проходила в том деле как свидетельница и подозревалась в сообщничестве. Вот его координаты, а вот номер коммуникатора той девушки, - сказал Симмонс, порывшись немного в записной книжке коммуникатора.
   - Спасибо вам огромное, я обязательно позвоню, если что-нибудь выясню.
   - Да уж, не забудьте. Ну, прощайте, молодой человек.
   - Прощайте, Барри.
   Сыщик направился в бар "Розовый Бампер" - думать, а Острый убежал к метро Смоленской.
   Тем временем мозг Дзена напряжённо работал. Он думал над тем, психовратарь какой команды мог иметь мотивы убить Диму. В принципе, любой. Он был одинаково невыгоден всем сторонам. Задача была вычислить, кому он сильнее всех мешал. Проанализировав ситуацию в турнирной сетке этого года, он пришёл к выводу, что наиболее вероятен Реал Мадрид. Однако они были далеко. Тогда он решил пойти от обратного - кто ближе всех расположен к месту преступления. И ответ сложился сам собой - Динамо Москва. Это единственная команда, находившаяся сейчас в столице. И к тому же, у них был молодой психовратарь, карьере которого и мешали отечественные монстры, подобные Диме.
   Дзен свернул в ближайшее сетевое кафе, благо их было предостаточно в старом центре города, и заказал себе hurryбургер с большим стаканом кофе. В сети через фанатские сайты он вскоре отследил сообщение с номером домашнего видеофона, прошедшее полгода назад. Оставалось надеяться, что с тех пор номер не поменялся под напором фанатских звонков.
   Он вышел на промозглую улицу, сырость заползала за воротник и душила, забивала ватой нос и горло.
   - Здравствуйте, а можно Сашу.
   - А кто его спрашивает, - осведомилась дрожащим голосом дряхлая старушка на том конце связи.
   - Это коллега.
   - Вам повезло, юноша, вообще-то он здесь не живёт, но сегодня решил проведать стариков.
   - Ну, вот и замечательно.
   - Алло, я слушаю, - пробасил небритый мужчина с дисплея коммуникатора.
   - Я знаю, кто убил Диму Спинова. Подъезжай к кинотеатру "Художественный", поговорим по-мужски.
   - Ах, ну по-мужски так по-мужски. Жди, скоро буду, - экран почернел.
   Саша Пименов нисколько не удивился такому звонку. Он был очень молод, но уже успел привыкнуть к такого рода популярности. И решал он подобные вопросы хладнокровно, не нагружая свою совесть морально-этической стороной вопроса. Саша просто позвонил тренеру, и объяснил, что какой-то придурок хочет с ним разобраться, сказал, где и когда. Тренер позвонил знакомому менту, а знакомый мент позвонил знакомому фанату Динамо. Таким образом, проблема была решена в корне.
   Дзен скинул ищейке сообщение следующего содержания: "Убийца - вратарь Динамо Александр Пименов. Я встречаюсь с ним у кинотетра Художественный сегодня ночью". Получив сообщение, Барри хмыкнул. Если что, идти было недалеко, поэтому он продолжал неторопливо прихлёбывать свой бурбон со льдом. Сладковатый вкус приятно растекался по нёбу.
   - Алё, Витя, если не ошибаюсь? - заорал в коммуникатор Острый. На линии были проблемы со связью, экран помаргивал и норовил погаснуть, звук шёл с треском.
   - Да, а вы кто?
   - Я журналист, веду расследование схожего с вашим дела. Где мы можем встретиться?
   - Подходите к кинотеатру "Художественный", заодно посмотрите на убийцу Димы Спинова! - проорал в ответ Витя и выключил связь.
   Когда запыхавшийся Острый прибежал к кинотеатру, убийцу он не увидел. Он увидел много убийц. Десять рослых молодых суперменов с энтузиазмом пинали кого-то, корчившегося на тротуаре. Острый сразу понял, что случилось, и крикнул:
   - Эй, гопота, а ну валите отсюда, отстаньте от человека!- В ответ в его голову полетела бутылка. Он инстинктивно подставил руку, бутылка разбилась, и только несколько крупных стёкол порезали ему лицо. Дело принимало нешуточный оборот, и Острый, достав жёлтую трубку пневматического шокера, выстрелил в ближайшего хулигана. Хулиган повалился и комично задрыгал конечностями. Ребята смекнули, что этого голыми руками не возьмёшь, подхватили товарища и дали дёру.
   - Ты живой, друг? - спросил Острый, наклонившись над телом, видимо Вити. Ответа не последовало, что и неудивительно притом, что лицо жертвы превратилось в кровавую маску, а тело уподобилось размокшему пончику. У ноздрей пузырилась запекающаяся кровь, а значит, человек дышал. Собкор уже вызывал скорую.
   Когда их везли в отделение, Острый первым делом позвонил девушке пострадавшего и назвал ей адрес лечебного заведения, в котором скоро оказался. После этого он позвонил Симмонсу и доложил о происшедшем.
   "Неправильный ход, - резюмировал сыщик, - Значит, этот вариант отпадает. Если бы парень был убийцей - он бы приехал, для страховки". Барри тоскливо посмотрел на дно стакана, подпёр голову рукой и заказал ещё. "Надо было подойти, тогда бы они не напали", - подумал он.
   Острый сидел на жёсткой кушетке в сияющей белизной приёмной и ждал новостей о состоянии своего подопечного. К нему подошла стройная рыжеволосая девушка:
   - Это вы... нашли его?
   - Да.
   - Где он?
   - Пойдёмте, я вас провожу, - они поднялись по широким ступеням на второй этаж больницы и зашли в скромно убранный бокс - там на серой больничной койке в одиночестве лежал, весь перебинтованный и загипсованный, её парень.
   - Боже мой, - девушка прижала ладошку к дрожащим губам, зелёные глаза её округлились от ужаса, а на густые ресницы навернулись слёзы, - за что же они его так?
   - Успокойтесь, Натали, - журналист мягко приобнял её за тонкие плечи, - сейчас вы ничем не сможете ему помочь. Зато вы можете помочь мне закончить его дело. Вполне вероятно, что мы ищем одного и того же человека, - он медленно вывел её из палаты.
   - Хорошо, - Натали уже оправилась от шока и, сглотнув слёзы, постаралась говорить ровным голосом, - что вы хотите узнать?
   - В том году ваша, если не ошибаюсь, подруга...
   - Да-да, Ани. Её больше нет.
   - Как это нет? - он удивлённо вскинул брови.
   - Ребята говорили, что папа перед смертью потёр её с остальными. И как я ни старалась, так и не смогла найти её в сети.
   - Доса-адно.
   Острый отвернулся и быстро набрал номер Симмонса:
   - Барри, моя ниточка тоже оборвалась! - этой ночью на линии творилось что-то непонятное, слышимость была почти нулевой, а изображение отсутствовало как факт.
   - Юноша, могу вам подкинуть идею. Отец той девочки, если вы понимаете о ком я, скачал себя в сеть и сейчас помогает чёрным хакерам в плане промышленного шпионажа. Найдите канализационный люк, - тут он назвал точный адрес, - идите вправо до шлюза, постучите пять раз, потом ещё семь и скажите, что вы от Барри. Объясните им, кто вас интересует, и, возможно, сможете пообщаться с Михаилом Семёновичем - сыщик отключил связь.
   - Я с вами, - твёрдо сказала Натали.
   - Ну что же, тогда поехали, - "интервью с убийцей, - подумал журналист, - это будет сенсация!".
   Попутку они поймали через полчаса, и ещё через полчаса они шли по сырому тоннелю под улицей Арбат. Постучав фонариком условленное число раз, Острый принялся ждать. За его спиной нетерпеливо подпрыгивала Натали, ей было жизненно важно знать, за что покалечили её любимого. И знать немедленно. Не прошло и пяти минут, как дверь шлюза отъехала в сторону, и на пороге предстал близоруко щурящийся старик:
   - Что-то многовато сегодня народу к нам захаживает.
   - Мы от Барри, - хором отрекомендовались пришедшие.
   - Ну, так проходите, чего встали, - старик горестно вздохнул, - с чем пожаловали?
   - Нам бы с Михал Семёнычем перетереть, - выступил вперёд Острый.
   - Ах, это. Это можно, если он согласится.
   Лицо на экране удивлённо воззрилось на представшую перед ним пару:
   - Натали? Как поживаешь?
   - Спасибо, дядь Миш, хорошо. Только вот Витю сегодня избили, - лицо её омрачилось.
   - Да, знаю. Знаю и зачем этот молодой человек пожаловал. Только не думал, что наглости хватит. Плотский.
   - Не тяните, пожалуйста, коль знаете, - не вытерпел журналист.
   - Нет, Алексей Панов, - при этих словах удивились все, особенно адресат. Откуда он знал его имя? - Я не убивал ни Суассона, ни Винджинса, ни Спинова. Ищите ответ у вашего материально озабоченного друга.
   Экран погас, Острый недоумевал, кого собеседник имел в виду. На всякий случай он позвонил сыщику и спросил его, на что тот пригласил Острого прогуляться до "Розового Бампера".
   Барри Симмонс спокойно допивал четвёртую порцию бурбона. Мозаика потихоньку начинала складываться. Ну конечно, всё оказалось проще пареной репы. А они-то трое хороши - "психи", вратари, духи бесплотные. Конечно же, его старый враг - проклятый ведущий технолог проклятого "Рубина", из-за которого его выгнали с работы. Ни при чём здесь энергоинформация, совсем не причём.
   Сыщик неспешно взломал информационный сервер милиции и изъял материалы дела. На его навороченном коммуникаторе можно было сделать и не такое. Далее в виртуальной лаборатории он воспроизвёл гибель жертв, выстроил стройную систему доказательств и подшил всё это к папке с личным делом Семёна Бугрова, человека, который много лет назад поверг его на социальное дно. "Рубин" конечно от всего отвертится, когда у криминалистов откроются глаза. Но Бугров заплатит, и заплатит сполна и за всё. Корпорация такого не прощает. Когда подошли его гости, он угостил их выпивкой, ведь скоро ему полагался неплохой барыш, и всё рассказал в деталях. Ночь была длинной, и они вполне успели получить все ответы на свои вопросы до рассвета.
   А через месяц в The Wall Daily появилась такая вот обстоятельная, завершающая цикл статья, числившаяся за псевдонимом "Острый":
   "Серия странных смертей всколыхнула общественность осенью 2039 года. Сначала известный депутат Суассон, а потом один из ведущих менеджеров сетей Xoro Том Винджнс и модный психовратарь Дмитрий Спинов были найдены мёртвыми в своих квартирах при странных обстоятельствах. На самом деле жертв было гораздо больше, но рядовые граждане не интересовали прессу.
   Сомнений в том, что это были убийства, не оставалось ни у кого, потому что материалы следствия показали: смерть была насильственной. Однако, удивляло другое: на дверях не было следов взлома, орудия убийств не были найдены, также как и следы борьбы, не было отпечатков пальцев и, что самое прискорбное, на сенсорах окон и дверей (а допускался и вариант преступников-альпинистов) не было зафиксировано других посетителей, кроме хозяев.
   Журналисты, ведущие криминальных сводок, даже следователи начали пускать самые разные слухи. Считалось, к примеру, что здесь замешаны энергоинформационные террористы или чёрные хакеры. Эта версия питалась за счёт убеждения, что "крысы" находились в состоянии непрерывной войны с корпорациями. Подливала масла в огонь и знаменательная фамилия менеджера Xoro, переводившаяся на русский язык как "месть".
   Не опровергались, но и не подтверждались сведения о причастности группы сбежавшей из реальности в сеть в прошлом году молодёжи. Этот вариант на страницах всех печатных изданий обсасывался чуть ли не с двойным наслаждением, потому что именно от Суассона исходила инициатива при принятии закона о комендантском часе в рунете, против которого и бунтовали означенные студенты.
   Обозреватели спортивных изданий были уверены в том, что Спинова убили по заказу тренера конкурирующей команды. Спорили только о личности заказчика, а самые смелые утверждали, что заказ был коллективным, так как избавиться от него было выгодно всем.
   Дело в том, что талантливые психовратари чрезвычайно редки и являют собой штучный товар в индустрии шоубизнеса, к каковой относится и футбол. В мячик для профессионального футбола зашивается чувствительный датчик психической активности, напрямую связанный с излучателем гравитационного поля. При игре нормальных людей мячик ведёт себя обычно - прыгает, катается и делает то, что положено делать мячику.
   Когда же в дело вступает психовратарь, а психофорвардов и защитников нет вообще, он может сознательно использовать алгоритм входа в сеть без транслятора и, разложив своё сознание на kod, перемещать его к мячу и воздействовать на него по собственному усмотрению.
   Правилами это разрешается, для того и выпускаются подобные мячи, ведь публика всегда с истерическим восторгом встречает действия психовратарей. Хорошо тренированный психовратарь может один выиграть матч, а Спинов был ещё чрезвычайно талантлив, так что в прямом поединке побеждал любого из своих коллег.
   Версия энергоинформационного убийства не отвергалась ни в одном из случаев, потому что пишущей братии казалось, что только так и можно было убить человека на расстоянии. Тем более что о возможностях "психов", как именовали людей, овладевших своим сознанием, ходили самые страшные истории.
   Рассказывали, например, что "крысы" специально для них и чёрных хакеров создали трансляторы, высвобождавшие разум, но не переносящие его в сеть, а позволявшие управлять им в пространстве. И это, надо признать, не противоречило истине. Противоречило истине другое - мнение о том, что голый, деструктурированный разум способен воздействовать на физические тела. На самом деле он может воздействовать только на электронные приборы и носители, но об этом знают лишь горстка учёных, "крысы" и "психи". Теперь ещё и мы с вами, дорогие читатели.
   Как уже говорилось ранее, версий был множество, прокуратура впала в прострацию, и никто не мог с определённостью ответить на вопрос: "Что же их убило?". Из-за всей этой шумихи мозги криминалистов начали работать совсем не в том направлении, направление же, в котором они начали работать, было совершенно тупиковым. И поначалу от их внимания ускользнул тот факт, что все тела были найдены рядом со своими биовизорами, а в случае Суассона непосредственно на выключенном биовизоре.
   Биовизоры являются изобретением совсем недавним и мало изученным. Люди, за редким исключением, не могут представить себе, как работает это чудо биофизики. Появились они всего-то в тридцатом году, а устройство технических новинок попадает в школьные учебники только по прошествии четверти века с момента его появления.
   Тем не менее, кое-что всё же известно, в основном за счёт публикаций в сети взломанных баз данных производителей. Дело в том, что четырнадцать лет тому в славном городе Пущине никому не известный, но преданный своему непопулярному в то время делу биолог Бержицкий в своих исследованиях зелёных бактерий выявил следующие вещи: во-первых, под направленным воздействием слабого электрического поля колонии бактерий не погибают, а изменяют свою форму, смещаясь в сторону уменьшения потенциала; во-вторых, под воздействием инфракрасного, ультрафиолетового и прочих высокочастотных излучений они, соответственно своему довольно быстрому из-за маленьких размеров метаболизму, меняют окраску. Материалы этого исследования были опубликованы в нескольких малотиражных научных изданиях, однако на счастье учёного, Василий Макберри их выписывал.
   Василий был выпускником факультета менеджмента четвёртого меда и считал своим долгом поддерживать отечественную науку коммерческими вливаниями. Основываясь на истории изобретений физика-патриота К. Ю. Баурова, которые, оставшись без отечественного финансирования, были успешно украдены японцами, после многолетних безуспешных попыток их купить, Василий небезосновательно полагал, что бедственное положение отечественной науки происходит от отсутствия коммерческой жилки у наших учёных, которое не позволяет им даже придумать вариант использования их достижений, приносящий прибыль. Сам он специализировался на придумывании как раз таких вариантов и убеждении спонсоров в их баснословной успешности. Это называлось бизнес-план.
   Прочитав об этом научном факте, он моментально понял широчайшие возможности его применения. Немного погодя он уже знал, как именно будет использовать изобретение для получения быстрого и гарантированного дохода, который позволит углубить исследование. Легко набросав схемку на мониторе своего КПК, он приступил к поиску способного осуществить его план технаря. Технарь - Мария Наветная, окончившая МАТИ десятью годами ранее, был им вскоре найден.
   После череды проб и ошибок была создана экспериментальная платформа, которая поддерживала фиксированное количество бактерий на строго определённой территории и позволяла формировать из них разнообразные ландшафты. Чуть позже разработка была улучшена - она смогла выдавать полутона и строить изображение, поступающее с телеантенны.
   С таким достижением на руках он и явился пред светлы очи генерального директора ЗАО "Рубин". Так или иначе, но к тридцатому году первая модель биовизора была идеально отлажена и запущена в производство. Так Россия стала ведущим экспортёром этого вида техники и за счёт индустрии развлечений вышла на второе место в мире по экономическому развитию после Китая.
   Но вернёмся к криминалистам. Когда они немного отошли от заварушки, устроенной средствами массовой информации, они, наконец, заметили связь между расположением трупов и причиной их гибели. Postfactum были установлены траектория падения тел и направление нанесения ранений, несовместимых с жизнью.
   По восстановленным данным, когда жертвы подходили к своим биовизорам, в них со стороны последних устремлялось что-то, что их и убило. Это навело на мысль посмотреть записи телепередач, происходивших в дни их гибели, и в этом оказалась разгадка. В результате следствия была, в том числе, восстановлена и следующая картина:
   Господин Суассон смотрел девятичасовой выпуск всемирных новостей. В репортаже о природе Гренландии он залюбовался видом озёр и, подойдя поближе, склонился над своим биовизором, желая разглядеть в водной глади собственное отражение. В этот момент сюжет сменился и был показан митинг в Париже близ Эйфелевой башни, которая своим шпилем и проткнула тело г-на Суассона.
   Его тело зависло и из последних сил он, трепыхаясь в отчаянной жажде выжить, дотянулся до выключателя. Башня исчезла, однако его это не спасло. Он рухнул на плоскость выключенного аппарата и последним, что он услышал, был свист воздуха, выходящего со стороны спины из его разорванных лёгких.
   Общим во всех смертях было одно - погибшие слишком близко склонились к своим биовизорам. Дмитрий Спинов смотрел Тома и Джерри, и на его голову рухнула подброшенная наковальня. Тому Винджнсу перерезала горло своим плавником доисторическая акула из научно-популярного фильма БиБиСи.
   Открывшиеся тайны нашумевших смертей привели к ещё одному информационному буму. Пресса кричала о сговоре промышленников по убийству мешавших им деятелей политики, культуры и бизнеса. Ежедневно освещались новые скандальные подробности судебного процесса. Тем не менее, ничью вину так и не удалось доказать, поскольку обстоятельства дела были крайне запутанны.
   Первоначально обвинения в неумышленном убийстве и иски на кругленькую сумму евро были предъявлены компании-производителю злосчастных биовизоров. Однако вина была недоказуема, так как "Рубин" тут же перевёл стрелки на организации эфирного и кабельного вещания. Те, в свою очередь, обвинили во всём авторов фильмов и муниципалитет города Парижа. От них поступили встречные обвинения и, опять таки, обвинения в адрес "Рубина". Таким образом, процесс зациклился, а поскольку протесты всех обвиняемых сторон были обоснованы, решить вопрос в чью либо пользу не представлялось возможным. В конце концов, дело было закрыто.
   Но катавасия отнюдь не закончилась. На этот раз каждое уважающее себя издание считало своим долгом опубликовать политические новости, подключились даже спортивные обозреватели. Тут и там мелькали заголовки вроде: "Депутат такой-то открыто заявил..."; "Спикер выступил в поддержку нового законопроекта"; "Президент просит граждан сохранять спокойствие"; "Очередной митинг на шоссе Энтузиастов" и так далее, и тому подобное.
   Причиной всего этого новостного бедлама была стандартная реакция наших политиков на любую сенсацию. Проще говоря, был выдвинут на рассмотрение Госдумы законопроект о запрещении сообщения для всеобщего сведения в эфирном вещании и по кабелю шедевров архитектуры, мультиков и фильмов, пропагандирующих насилие, к коим были причислены "Том и Джерри" вкупе с "Ну, погоди!", и научно популярных фильмов о доисторической природе.
   Несмотря на полную абсурдность такого закона - тогда следовало бы запретить всё, что показывали по телевизору, различные общественные комитеты и политические деятели горячо его поддержали. И подобно запрету рекламы пива в дневное время, произошедшему в начале двадцать первого века, но так ничего и не изменившему, этот закон был принят.
   В корне такого ажиотажа лежала грамотная, абсолютно незаметная PR компания корпоративного монстра ЗАО "Рубин". Дело в том, что гораздо логичней было бы судебным порядком обязать его отозвать из обращения все модели своей продукции и провести их модернизацию, а именно высотное ограничение изображения. Но, ясное дело, ему это было совершенно невыгодно, а потому, вложив минимум средств, он успешно убедил общественность в опасности нелимитированной информации. И тут же приступил к выпуску новых биооткрыток с архитектурными шедеврами, доисторическим миром и героями мультиков, желая снять барыш и с этой коллизии. Что успешно и сделал. Несчастные случаи продолжали происходить, но это как-то очень быстро заминалось. Единственно, в инструкциях ко всем новым биовизорам появилось предупреждение об опасности склонения над ними"
  
   14 июня 2005 года.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"