Кучеров Кирилл Юрьевич: другие произведения.

Танго со Смертью

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Чу!... Играют последние аккорды чьей-то жизни! - Пришла пора станцевать со Смертью Танго... (...2005г.)


Кирилл Юрьевич Кучеров

"Танго со Смертью"

(пьеса-мюзикл в 3 действиях)

  
   Действующие лица:
   С: = Смерть;
   К: = Камила - энергичная, открытая девушка, лет 16;
   Г: = Мигель ("Гаучо") - горячий и свободолюбивый идальго из Аргентины, потомок истинных гаучо, лет 20;
   Р: = Рашид - араб, говорит с акцентом, по натуре справедливый и доброжелательный, ревностный мусульманин, сын иракского дипломата в Испании, лет 20, лучший друг Мигеля;
   Д: = Диего - коллежский друг Мигеля и Рашида, лет 20.
   Ф: = Франческа - сводная сестра Рашида, подруга Камилы, чистокровная испанка, лет 20;
   А: = Аврора - дочь Диего и Франчески;
   М: = Муэрт - молчаливый, зловещий и властный незнакомец, неопределённого возраста;
   В: = Врач.

(действие происходит в доме Рашида в Мадриде, Испания)

  

Пролог

   На сцене - полнейшая тьма. Играет "Outlaw". Выходит Смерть. Его не видно, он ступает в темноте, говоря, как может показаться сначала, с самим собой.
   С: Что есть жизнь? - Вечный вопрос. На него пытались ответить во все времена, во все века. Нынешний - не исключение... Век невежества, безнравственности и пошлости... (дьявольский смех) Ха-ха! Забавно до дрожи! - Необразованные, аморальные, скабрезные создания, ошибочно наделённые Господом разумом, более всего на свете грезят тем, как бы подольше пожить в этом суетном мире, как бы оттянуть свой конец... Глупцы! Они полагают, что всесильны, не постигая простой истины - рождённый ползать, летать не может!... Глупцы... глупцы... Но не все! (зловеще) Дьявол вас побери! Далеко не все вы ещё превратились в мерзких слизневых червей! Не все... Этого то я никак и не могу уразуметь: как среди подобной грязи могут находиться благородные, добрые, преданные и отважные люди?! Ведь мир, как крысами, кишит фанатиками, террористами и другими божьими тварями. Да! Именно божьими! Ибо людей создаёт Бог, но создаёт, дабы они были людьми! А уж кем они становятся - их собственная воля... Их собственная воля... И моя! Я им в этом помогаю... (Смерть, полностью закутанный в чёрный саванн, выходит на авансцену в полосу света) Кто Я? Ха-ха! Забавно до дрожи! - Вы же знаете, кто я. Я тот, о ком вы думаете с поразительной регулярностью: в постели, в машине, когда принимаете душ, или когда прогуливаетесь по парку в одиночестве... Более всего в одиночестве, когда понимаете, что вы никому не нужны, что никому нету до вас дела, и никто не будет тужить, если вы внезапно куда-то исчезнете. Каждый из вас знает, кто я, - просто все вы до смерти боитесь меня узнать. Не стоит бояться. Я - неизбежный эпизод вашей жизни, а бояться того, что неизбежно, по меньшей мере, неразумно... Зачем я здесь? Хм... В течение жизни люди становятся злыми исключительно по своей воле. Потушить свет в душе гораздо легче, нежели рассеять тьму... Тушить в людях свет... Это и есть моё хобби, моё развлечение. Собственно затем я и здесь... Затем, чтобы похитить чистую, светлую душу, и посеять в ней мрачную, нетленную тьму. Это доставляет мне адское удовольствие! Ха-ха-ха!... Забавно, забавно.. - когда человек рождается, он - невинный агнец, но кто знает, каким он умрёт?... Ну что ж, по-моему, кое-кому пришло время станцевать со мной Танго! (уходит)

Действие 1

   В комнате появляется Франческа. Она садится в кресло (на столе стоит небольшое зеркальце) и начинает прихорашиваться. Через некоторое время, напевая, заходит Камила. Девушка одета немного странно - сочетание джинсов и сапог - явно не из классики, а синяя футболка уж слишком открывает нежные юные плечи. Она выглядит счастливой, настроение у неё великолепное.
   Ф: Всё поешь? И отчего ты только такая воодушевлённая сегодня? А?
   К: (подойдя к подруге сзади и обвив её шею руками) Ах, Франческа! Знаешь, весна - чудеснейшая пора! Взгляни лишь - деревья цветут, где-то рядом птички поют - такие маленькие и симпатичные, солнышко в окошко заглядывает - пригревает... А на душе - радость и беззаботность! И хочется петь, петь без устали! (напевая, кружиться по комнате)
   Ф: (продолжая своё занятие) Э-э, милая! Да с тобой и впрямь что-то не так...
   К: Нет, Франчека! Всё так! Я так счастлива, хотя и сама толком не знаю отчего! Просто хочется танцевать, веселиться, летать! Хочется жить!
   Ф: Это неспроста, подруга! Девушка окрылена весною (опускает зеркальце и с улыбкой глядит на подругу) - быть может, девушка влюблена?!
   К: (резко оборачиваясь) Быть может... (отворачивается)
   Ф: А-ха! Уклончивый ответ! Значит, я права?!
   К: Возможно...
   Ф: Ну, Ками, я сгораю от любопытства - кто он?
   К: (присаживаясь на полу подле Франчески, девушка кладёт голову на подлокотник и с улыбкой смотрит на подругу) Он?.. Нет, не он - они...
   Ф: Они? Ну ты даёшь, подруга! Ты влюблена сразу в нескольких мужчин? (Камила в ответ показывает два пальца) В двоих? Так у тебя два принца? (Камила утвердительно кивает) Что ж, это неудивительно, в столь юном возрасте...
   К: Ой-ой-ой! В каком это возрасте? Ты старше меня всего на четыре года!
   Ф: Хорошо-хорошо! Не буду! Я ведь, по правде говоря, немножко завидую - ты моложе меня на целых четыре года! У тебя вся жизнь впереди!
   К: Прекрати! Тебе всего 20!
   Ф: Верно! Но знаешь, как бы я хотела вернуть свои 16?! Быть столь же свободной, беззаботной, вольной влюбляться в кого угодно... Хотя... я и сейчас такая! (девушки смеются) Ну так рассказывай, кто они, эти рыцари без страха и упрёка?
   К: А-м-м... Первый прекрасен, как Аполлон, - высокий, статный, широкоплечий, его глаза - голубой океан, в его волосах живёт ветер, свободный и вольный, как он сам. Танцует мой принц как Бог, его нежность и доброта не знают границ, а твердость и благородство достойно короля!...
   Ф: Хм... Такие ещё бывают?
   К: (с упрёком) Бывают!
   Ф: А другой? Неужто лучше первого?
   К: Не знаю... Можно ли сравнивать солнце с луной?.. Подобен второй мой принц луне в день, когда она полная, он строен станом, лицо мерцает мягким светом, а глаза блестят как две звезды, его губы цвета коралл, а щёки подобны цветам анемона. Его голос завораживает, его взгляд зачаровывает, его манеры пленяют, а улыбка обезоруживает!..
   Ф: Да ты говоришь стихами, моя милая!
   К: (смущённо) Правда? А я и не заметила - слова льются сами по себе...
   Ф: Всё это сказочно чудесно! Но у них есть имена, у этих полубогов?
   К: (резко выхватывает зеркало и отходит от подруги, с улыбкой смотрясь в него и поправляя причёску, будто не слыша вопроса) Хм... Ах, зеркальце, скажи, кто на свете всех милее, всех прекрасней и...
   Ф: Ты прекрасна, можешь в этом не сомневаться!
   К: А может я не достаточно хороша для них?
   Ф: Глупости!
   К: Я тебе не говорила, а ведь они старше меня!...
   Ф: И что с того?! Мужчины любят молоденьких девушек. А ты, вдобавок ко всему, красива и умна - подлинное сокровище для всякого - через несколько лет, Ками, все мужчины будут у твоих ног...
   К: (притопывая ножкой) А я не хочу через несколько лет! - Я хочу сейчас! Зачем мне все?! - Мне нужен лишь один.. один...
   Ф: Один?
   К: Ну... вообще-то, быть может... и оба... оба мои принцы хороши! (посмеивается)
   Ф: (строго) Камила!
   К: (оборачивается, раздражённо) Что?!
   Ф: (протягивая к ней руки, нежно) Иди ко мне!
   К: (подходит, Франческа берёт её за руки, Камила с упованием смотрит в глаза подруге) Я люблю их, Франческа, понимаешь, люблю двоих и не могу выбрать одного... (в её глазах блестят слёзы)
   Ф: (прижимает подругу к себе) Чш-ш-ш! Успокойся, Ками, успокойся... (поглаживает её по голове)
   К: (всхлипывая) Я не знаю, что мне делать, Франческа! Я запуталась...
   Ф: Не волнуйся, вместе мы с тобой обязательно что-нибудь придумаем!
   К: (с надеждой взглянув на подругу) Ты думаешь?
   Ф: Более того - я просто уверена в этом!
   К: (повеселев, с энтузиазмом) Правда? А с чего мы начнём?
   Ф: Ну, во-первых, я хочу знать кто они!
   К: (опустив голову, немного зардевшись) Они?...
   Ф: Да, кто они? Я их знаю? (утвердительный кивок в ответ) Ну и?!... Камила, пойми, чтобы тебе помочь, я должна хотя бы знать их имена, не говоря уже об остальном! Ну так и?!...
   К: (подняв взгляд, после несколько секундного молчания, тихо) Мигель и Рашид...
   Ф: (после небольшой паузы, удивлённо) Гаучо и мой сводный брат??!!
   К: (тихо) Да...
   Ф: ...Ха!... Так это же чудесно, моя дорогая! (встаёт с кресла)
   К: (с сомнением) Ты.. правда так думаешь?
   Ф: (подойдя к подруге и положив руки ей на плечи) Ну конечно же, Ками, конечно правда! Они лучшие среди мужчин! И...
   К: (испугано) Что - и?
   Ф: (задумчиво) И лучшие друзья... (с тревогой взглянув на девушку) это всё осложняет...
   К: Почему?
   Ф: Ты ведь влюблена в обоих, а выбрать придётся одного! (некоторое время смотрит на подругу, затем неожиданно прикрывает ладонями рот) Боже...
   К: Что случилось?!
   Ф: Я кое-что вспомнила...
   К: Что?! Что ты вспомнила?!
   Ф: Какая я дура...
   К: Ну говори же!
   Ф: Знаешь зачем мой брат собирает нас всех сегодня у себя?
   К: Нет, но ты мне сейчас скажешь!
   Ф: ...Присядь!...
   К: Зачем?
   Ф: Присядь, я прошу тебя! (Камила садится, Франческа наклоняется к ней) Он... уезжает...
   К: Уезжает? Но куда?!
   Ф: На родину - в Ирак!
   К: Но ведь там скоро начнётся война! Там опасно!
   Ф: Потому-то он и едет - ты только никому ни слова на стороне - это строжайшая тайна - он собирается воевать против американцев, отстаивая свободу своего народа. Да ты и сама должна знать - он ведь всегда был ревностным патриотом своей страны и своей веры.
   К: (в ужасе) О Господи!

В этот момент входит сам Рашид

   Р: Франческа, я... (останавливается недоумевая) схожу встречу ребят... Здравствуй, Камила! (Франческе) У вас здесь всё в порядке?
   Ф: Всё в порядке, Рашид! Ты иди, встречай! Иди!..
   Р: Камила?
   К: (засмущавшись) Всё прекрасно... (тише) с той минуты, как ты вошёл!
   Р: (улыбаясь) Превосходно! Значит, я не зря заглянул к вам!... Ну, я пошёл, принцессы - ждите гостей с минуты на минуту! - (Камиле, с улыбкой) Волшебно выглядишь! (сестре) Очаровательные губки - новая помада? - Прелестно! (уходит)
   К: Ты слышала, Франческа? Он сказал, что я волшебно выгляжу! - моему принцу понравилось, как я выгляжу! Ты слышала?
   Ф: Да, слышала!
   К: Ах, это ли не чудесно?! ...По-моему, он ко мне неравнодушен, как тебе кажется?
   Ф: Не воспринимай слова мужчин так близко и всерьез! Рашид всегда обходителен с женщинами и не упускает возможности сделать им комплимент!
   К: (надув губки) Какая ты неромантичная, Франческа!
   Ф: Зато я реалистична!
   К: Скорее материалистична! Ты и с Диего ведёшь себя так же?
   Ф: Нет...
   К: Ну так позволь и мне хоть немного полетать в облаках!
   Ф: Смотри не заблудись в своих грёзах!
   К: В грёзах? Послушай, Франческа, ты сегодня не с той ноги, что ли, встала? Что с тобой?
   Ф: Что с ТОБОЙ?!
   К: Со мной? - Я влюблена! А ты? (в комнату тихонько заходит Диего, неслышно подкрадывается к Франческе со спины и...)
   Ф: А я... (...и закрывает ей ладонями глаза) Святая Мария! (хватается за сердце) Как я испугалась!
   Д: (тихо) Кто?
   Ф: (кокетливо прикусив губу) Кто, спрашиваешь? М..м..м... Дай подумать...
   Д: Подумать?! - Интересно!
   Ф: Хм.. Наверное, Антонио Бандерас! Угадала?
   Д: Не понял!
   Ф: Ну тогда Хулио Иглесиас! Да?
   Д: Ах ты так?!
   Ф: А! Как я сразу не догадалась - Диего! Это ты?
   Д: (обидчиво) Ну уж точно не Брэд Питт!
   Ф: (оборачиваясь) Точно не он! Ты лучше! (целует его) Ты мой Ахиллес
   Д: (целуя в ответ) ...А ты моя Бресиида...
   К: Привет, Диего-Ахиллес! А где Рашид с Гаучо?
   Д: Привет, Камила! Они во дворе - сейчас будут. Милый наряд!
   К: Спасибо!
   Ф: Э-э! (шутя) Ты флиртуешь с моей подругой? - Как тебе не совестно?!
   Д: Это тебе за то, что мечтаешь о других мужчинах, да ещё и в моём присутствии!
   Ф: (играя) А-га! А ты, значит, ревнивый Отелло-мавр?
   Д: (тоже играет) Да, Дездемона! Где красный тот платок, что подарил тебе в знак нашей я любви?
   Ф: Вот он!
   Д: Ах так! Несчастная, молись!
   Ф: Ага! Сейчас! А после ты меня задушишь! Так?
   Д: О да!... Тебя я задушить намерен в объятиях своих! Хочу, дабы лицо твоё пылало в жару от поцелуев пламенных моих! (она улыбается, он её целует)
   Весело болтая, заходят Рашид и Мигель с друзьями.
   Р: (Мигелю, кивая в сторону целующихся, в шутку) Глянь! Глянь! Каковы бесстыдники! Целуются у всех на виду, и не краснеют! Голубки этакие!
   Г: Ну и пусть себе целуются - они влюблены! Дай им насладиться своим счастьем! (устраиваются кому как удобно)
   Д: (оборачиваясь к другу) И в самом деле, Рашид, не уподобляйся ледяному айсбергу! Мы ведь, если ты заметил, не на Востоке!
   Ф: А я слыхала, что у арабов тоже есть сердце! Или я ошибаюсь, любимый братец? А? Есть у тебя сердце?
   Д: (продолжая шутку) Да что ты, Франческа! У него в груди лишь лёд!
   К: Неправда! Вы не знаете! У Рашида пламенное сердце! И горит оно ярко-ярко! (все с некоторым удивлением оборачиваются на Камилу - девушка тут же засмущалась)
   Р: (улыбнувшись ей) Спасибо, ненаглядная Ками! Мне очень приятны твои слова! (Диего) Ты не был на Востоке, друг мой. И посему не стоит тебе так плохо отзываться о детях Аллаха. Не ведаешь ты, сколь горячи сердца людей пустыни! Как раскалены пески в час, когда солнце в зените, так жгуче пламя, что горит в моей груди! И потому так вспыльчив мой народ, негодующий за то оскорбление, кое было нанесено ему неверными, что надумали развязать с ним кровавую вражду! Но Аллах велик, и он славен!
   Г: Э-э-э! Рашид, я что-то перестал тебя понимать...
   Р: Друзья, я должен сказать вам одну очень важную новость...
   К: Ты ведь не собираешься отправиться на войну? (все беседы смолкают, молодые люди с недоумением посматривают то на Рашида, то на Камилу. Франческа одёргивает подругу, пытаясь её остановить) Там ведь так опасно! Там стреляют, и тебя могут убить! Не надо ехать, умоляю тебя! Скажи, скажи, что ты не поедешь!!!
   Д: Рашид, о чём она говорит? Какая война?
   Р: (вздохнув) Скажи мне, девочка моя, кто открыл тебе эту тайну? (переводя взгляд на сестру) Ты?
   Ф: Рашид...
   Р: (перебивает её) Я просил тебя!
   К: Это не её вина! Я заставила её сказать!
   Р: Зачем?... Нет мощи и силы, кроме как у Аллаха, высокого и великого! Эх, женщины, не умеете вы молчать...
   К: (бросаясь к Рашиду) Пожалуйста, останься!...
   Р: Не могу, юная принцесса! Что я тогда отвечу своим сыновьям, если они спросят, почему их отец не защищал свою Родину? Что скажут обо мне потомки? - они проклянут меня и забудут, как трусливого шакала, поджавшего хвост перед лицом врага! - Нет! Я не вынесу такого позора!
   К: Но я.. мы все боимся за тебя!
   Р: Не надо бояться, Ками! На всё воля Аллаха! Если он того пожелает, я останусь жив, а если нет... - Мы все принадлежим Аллаху и к нему возвращаемся! Каждый человек умирает, но не каждый живёт по-настоящему! (в глазах Камилы появились слёзы, Рашид поглаживает её по волосам) Не плачь! Не плачь, прекрасный цветок пустыни! Аллах защитит меня от козней шайтанов!
   К: Правда?
   Р: (заглядывает ей в глаза) Конечно, луна моя! Столь цветущая дева не должна лить слёзы понапрасну - ты должна улыбаться, ибо тогда ты становишься подобной самой красивой звезде, сияющей на небе! (Камила улыбается сквозь слёзы) Всё будет хорошо! (Рашид нежно отстраняет её, Мигель пытается её успокоить - Камила прижимается к его груди)
   Г: Так ты решил окончательно?
   Р: Да, брат мой! Не могу я оставаться в стороне, когда гибнет мой народ! Я должен помочь моим собратьям отчистить землю мусульман от врагов Аллаха - так велят мне Коран и моя совесть!
   Г: И когда ты едешь?
   Р: Безотлагательно! (Рашид встаёт и направляется к двери, затем останавливается и оборачивается к Мигелю) Ты идёшь?
   К: Куда? А он куда? (к Мигелю) Ты что... тоже?
   Г: (улыбаясь) Нет, Ками, не волнуйся, я не с Рашидом. Дело в том, что мне необходимо вернуться ненадолго в Аргентину - мой отец умер на днях - я должен позаботиться о семье!
   К: Мне... жаль твоего отца... - А ненадолго - это насколько?
   Г: Ну.. После я должен побывать в Сербии - там будет проходить фестиваль Танго, и я приглашён. Так что, где-то через полгода я обязательно вернусь! (Камила отворачивается и, расстроенная, бросается в объятия подруги)
   Ф: Ну-ну! Девочка моя! Успокойся!
   Г: Ками! Полгода - это совсем немного! Да и чего ты так переживаешь? Мы ведь с Рашидом обязательно вернёмся и... надеемся застать тебя в обществе горячего черноглазого идальго!
   К: А если я предпочитаю ловких и быстрых, как ветер, гаучо? (Мигель от неожиданности в затруднении что-либо ответить)
   Ф: Да идете вы уже! Не видите, что ли, как малютка убивается?!
   Р: (Мигелю) Пойдём, брат!
   Д: Удачи вам, друзья! Особенно тебе, Рашид, - она тебе не помешает! (Молодые люди, прощавшись со всеми, собрались уже уходить, но тут Камила перестала плакать, поднялась и подошла к ним и внимательно взглянула обоим в глаза)
   К: (нежно прикоснувшись рукой к лицу каждого) Я люблю вас обоих больше жизни! Вас двоих - и больше никого! Вы для меня - Солнце и Луна, День и Ночь! Ежедневно, доколе вы не вернётесь, в час рассвета я буду вспоминать Одного... а в час заката - Другого. И как Землю невозможно представить без Солнца и Луны, так и долгие месяцы ожидания будут для меня нестерпимы без памяти о двух моих светилах - прекрасного аргентинского гаучо и благородного арабского воина! Возвращайтесь скорее!... (все трое улыбаются)
   Р: Господин наш Сулейман, сын Дауда (мир с ними обоими!) говорил так: "Есть три вещи лучше трёх других: день смерти лучше дня рождения, живой пёс лучше мёртвого льва, и могила лучше бедности". Но я бы добавил ещё одну: женщина, кою вижу я перед собой, лучше иных женщин мира! Увидимся... когда увидимся! (обнимает её и уходит)
   Г: После таких слов я непременно вернусь, хоть бы мне пришлось пересечь Атлантику вплавь! (обнимает её и уходит вслед за Рашидом)
   К: (бросаясь к Франческе) Ах, Франческа! Какая я несчастная! Оба мои принца покинули меня! Я осталась одна! Понимаешь? Совсем одна! Почему жизнь такая жестокая?
   Ф: Всё образуется, Камила, всё образуется - вот увидишь! Время - лучший лекарь!
   Свет тухнет.
  

Действие 2

   Примерно год спустя...

Сцена 1

   На сцене под звуки танго кружатся в танце Мигель и Камила.
   Музыка стихает; молодые люди застывают в объятиях друг друга, нежно смотря глаза в глаза.
   К: О чём ты думаешь?
   Г: О том, что если бы полгода назад, на фестивале в Сербии ты танцевала вместе со мной, не нашлось бы ни единого человека, который бы не восторгался твоей грацией и страстью, тебе одной свойственной объединять...
   К: (улыбаясь) ...зато им выпала уникальная возможность лицезреть танго свободного, как ветер, Гаучо, бездонность голубых, точно небо, глаз которого невозможно познать.
   Г: Но жгучий взгляд ТВОИХ очей ни одному из смертных выдержать не дано...
   К: ...лишь одному тебе, ибо ты - мой Бог, мой Феб, мой Аполлон...
   Г: ...ибо в твоих глазах светится душа: ты - сама жизнь, а не её подобие...
   К: ...в ТВОИХ я вижу собственное отражение, я вижу целый мир - будущее, прошлое - всё хорошее...
   Г: ...и моё сердце говорит мне только одно:...
   К: "Вот мой Принц...
   Г: ...любовь к тебе - величайшая честь для меня" (целуются)
   Садятся на диван. Камила кладёт голову Мигелю на плечо.
   К: Спой мне, Мигелито!
   Г: Что ты хочешь, Ками, чтоб я спел?
   К: "Навеки Моя" - ту, что ты слыхал у сербов!
   Г: Но я пел её тебе уже много раз...
   К: Ну и что с того? Она мне услаждает слух и нежит сердце!
   Г: Ну хорошо! (поёт:)
   Всё, чем лишь живу я,
   Это любовь твоя.
   Меня, роза дикая,
   Ты изловила шипом,
  
   Мне сердце ранила -
   Очами завлекла,
   Персями пленила,
   Красой с ума свела.
  
   Там, любимая, звонят где звоны,
   Будешь ты навек лишь только моей!
   Там аж, где впадают реки в море,
   До зори... Навсегда... (на заднем плане появляются Франческа в обнимку с Диего - они останавливаются, чтоб их не увидели, и с удовольствием слушают пение Мигеля)
  
   Пусть ты с предгорья,
   Или с побережья,
   Знаю я одно верней -
   Ты будешь милою моей!
  
   Любовь, я не могу
   Предаться ночью сну,
   Прожить хоть день вдали
   От сокровеннейшей Ками!
  
   Там, любимая, звонят где звоны,
   Будешь ты навек лишь только моей!
   Там аж, где впадают реки в море,
   До зори...
  
   Там аж, высоко, за той горой,
   Там аж, где и старый дом стоит мой,
   Там аж, мы с тобою лишь, ангел мой,
   Останемся... Навсегда!... *
   К: Красиво!... Только, если мне не изменяет память, раньше в этой песне не было фразы "сокровенная Ками"? Или я ошибаюсь?
   Ф: (подходя к молодым людям, улыбаясь) Нет, подруга, ты не ошиблась - сколько раз и я слышала эту песню в исполнении Гаучо, но её в ней действительно не было.
   Д: А по-моему, новый вариант намного симпатичнее прежнего! (обнимает Франческу сзади и поглаживает её живот, заметно увеличившийся с того времени, как зритель последний раз её видел)
   К: Мне тоже он нравится! Но меня больше радуют растущий животик твоей супруги, Диего!
   Ф: О Боже! Камила! Ну почему нельзя было обойтись без напоминаний о том, что я толстая, как глобус!
   Д: Чш-ш-ш! Зайка моя, не переживай! Осталось потерпеть совсем недолго - ещё каких-то несколько недель и твоё терпение будет вознаграждено - у нас с тобой появится долгожданная дочурка - плод нашей с тобой любви, а ты снова станешь стройной, как берёзка!
   К: В самом деле, Франческа, я тебя иногда не понимаю, ведь беременность - величайшее счастье в жизни женщины! Неужели нельзя каких-нибудь девять месяцев не обращать внимания на свою фигуру?
   Ф: Тебе легко говорить, моя милая, ты ведь не беременна! Посмотрела бы я на тебя, когда бы тебе захотелось надеть своё любимое платье и выйти в свет, чтобы все тобой любовались, а вместо этого тебе пришлось бы отсиживаться дома, привыкая к мысли, что ты слишком толстая для всех своих вечерних платьев!
   Д: (усаживает Франческу, успокаивает её) Родная моя, не переживай так - тебе, по-моему, очень идёт твоя беременность!
   Ф: (неуверенно) Тебе в само деле нравится?
   Д: Ну конечно, любимая, раз я говорю!
   Ф: (после недолгих колебаний, начав плакать) Но я такая толстая!... Как кашалот!...
   Д: Что ты, Франческа! - Помнишь, когда мы были на вечеринке месяц тому назад, все восторгались, как тебя красит твоя беременность!
   Ф: (продолжая ныть) Ага! А когда отворачивались, то говорили: "Ах! Какая же она толстушка!" - знаешь, как мне было обидно!
   Д: Ну и Бог с ними! - они так говорили, потому что завидовали тебе!
   Ф: Как бы не так! - Они все такие худенькие, а я, в сравнении с ними, просто жирный свин!
   Д: Нет, милая, ты, скорее, похожа на маленького милого ...
   Ф: Бегемота! (плачет ещё пуще) Но они все - такие худые!
   Д: Они не худые - они тощие от кокаина!
   Ф: (в слезах) Я тоже хочу кокаина!...
   Д: Хорошо, если хочешь, можешь быть наркоманкой! (Франческа, не выдержав, засмеялась, Диего обнял её) Для меня ты всегда будешь самой красивой на свете!
   Ф: Правда?
   Д: Конечно правда, глупышка! (целует её и крепко обнимает)
   Слышится звонок в дверь.
   Г: Вы кого-нибудь ждёте?
   Ф: Не-ет!
   Г: Я схожу посмотреть, кто это (уходит)
   К: (Франческе) Слушай, а вы уже придумала имя малютке?
   Ф: Да, мы назовём её... Авророй.
   Д: ...Эсмеральдой. (произнеси оба имени одновременно, Диего и Франческа с удивлением взгланули друг на друга)
   Ф: Но ведь мы договорились, что назовём её Авророй?!
   Д: Нет, точно помню, что тебе понравился мой вариант - Эсмеральда!
   Ф: Да, мне понравился! Но я не говорила, что согласна на него!
   Д: Как это? А разве это не подразумевалось?
   Ф: Как это могло подразумеваться, если я хотела Аврору?!
   Д: Ничего не понимаю!
   Ф: Конечно не понимаешь! Ты ведь всего лишь мужчина!
   Д: Что значит "всего лишь мужчина"?
   Ф: А то и значит, что ты даже представить себе не можешь, как это тяжело - выносить ребёнка, а затем родить его!
   Д: Ну почему не знаю? - Я представляю...
   Ф: Что?! Что ты вообще можешь представлять?! Вот залети сначала, а потом говори!
   К: Хотела бы я посмотреть на это!
   Д: С удовольствием!
   Ф: Ах так? Ну, желаю тебе успеха в твоём рвении!
   К: Всё! Всё! Хватит вам ссориться! Неужели нельзя хоть минутку не спорить?!
   Д: С ней поспоришь!
   Ф: Это со мной поспоришь? Да ты сам упёртый, как осёл! Тебя никогда невозможно ни в чём убедить!
   Д: Так я теперь осёл?
   Ф: Так ты всегда им был!
   Д: Что?!
   К: (садясь между ними) Хватит! Хватит воевать! Оба вы хороши! Довольно ссориться - миритесь сейчас же! (входит Мигель, читая какую-то бумагу) О! Мигелито! Ну наконец-то ты вернулся! А то я одна ну никак не в состоянии справиться с этими... басками!
   Д: Кто приходил?
   Г: Почтальон.
   Д: Почтальон? Какой ещё почтальон?
   Г: Да вот - письмо пришло... из Ирака.
   Ф: Из Ирака?! От моего братца, от Рашида?! Ну слава Богу! А то вот уже полгода минуло с тех пор, как от него последняя весточка пришла! Как он там? Что пишет?
   Г: Письмо не от него...
   Ф: А от кого тогда? (Мигель протягивает ей письмо - она берёт его и жадно читает)
   Г: От какого-то капитана аль Джафара...
   К: (Франческе) Ну что там?
   Ф: Аве Мария! Мой бедный братец! (опускает письмо на колени, Диего выхватывает его и читает сам)
   К: Диего?
   Д: "...вынужден известить вас, что Рашид ибн Сала-ад-дин пропал без вести 10 декабря 2003 года. Его отряд отправился выполнять боевое задание - обратно никто не вернулся. С тех пор минул месяц, но мы не получили никакой информации о дальнейшей судьбе отряда, а потому полагаем, что Рашид пал смертью храбрых в неравной схватке с врагами Аллаха. Его родные и близкие должны быть горды им, ибо он воевал достойно и погиб как истинный мусульманин. Аллах да помилует его душу! Мои соболезнования, капитан Мустафа аль Джафар".
   Мёртвая тишина в комнате - ни единый звук не нарушает гнетущего безмолвия. Сцена постепенно погружается во тьму...
  

Сцена 2

   Где-то около недели спустя. На сцене - Мигель, Диего, Камила и Франческа - они вместе обедают за столом. Мигель с Камилой нежно шепчутся. В какой-то момент лицо Франчески стало напряжённым, она откинулась на спинку стула и стала поглаживать живот. Диего заметил:
   Д: Что? Снова?
   Ф: Д-а... Уммм...
   Д: Может, я вызову скорую - поедем в больницу?
   Ф: Нет, не надо скорую - сейчас пройдёт... Я уверена...
   Д: Точно? А вдруг схватки?
   Ф: (пытаясь улыбнуться) Схватки? Ха!... О чём ты говоришь? - Мне рано - доктор сказал - ещё целая неделя.
   Д: А вдруг преждевременные роды?
   К: И в самом деле, Франческа?
   Ф: Нет-нет!.. Кажется... уже отпустило... Ух!...
   Д: Ты уверена? Франческа, в твоём положении нужно быть абсолютно уверенной!
   Ф: Да! Я уверена!
   К: Чш-ш-ш!... По-моему, кто-то открывает дверь... (все прислушиваются)
   Г: Да нет! Тебе наверняка по...
   К: Чш! Слышите?
   Чётко слышен звон ключей, затем скрип открывающейся двери и глухой звук - дверь закрыта.
   Ф: Святая Мария! Мне страшно! (Диего приподнимается с места)
   К: (подсаживаясь к подруге) Не волнуйся, Франческа, не волнуйся! В твоём положении нельзя волноваться...
   Ф: Как мне не волноваться, раз тут такое... - А вдруг это грабитель?
   Г: Без паники, барышни! Я сейчас всё узнаю! (делает движение по направлению к двери)
   К: (подскочив к Мигелю) Я с то... (слышаться шаги) бой... (Мигель прикрывает Камилу собой)
   Все замерли, как вкопанные. В комнате - ни звука - лишь из коридора слышаться звонкие шаги. Они становятся всё отчётливей, и вот - они уже за порогом комнаты... Никто не шелохнётся - не слышно даже дыхания - всё обмерли, будто в комнату вот-вот должна была войти сама смерть. Но... вместо чёрного силуэта с косой в проёме показался высокий мужчина, одетый в светлый-светлый, почти белый, костюм, с которым ярко контрастировали чёрные замшевые туфли и чёрная рубашка; мужчина был в чёрных очках, а на лоб была надвинута белая широкополая шляпа, из-под которой на плечи спадали длинные волосы, голова была чуть наклонена. Человек в белом (далее - ЧБ) остановился, только-но переступил порог. Какое-то время никто не смел нарушить тишину, воцарившуюся в комнате. Первой пришла в себя Камила.
   К: (выпрыгнув из-за спины Мигуля) Кто вы такой? Что вам нужно?! И... (испугавшись своей смелости) как вы вошли?
   ЧБ: (немного приподняв голову) Очевидно через дверь!
   Ф: Голос!... Его голос!...
   Все с ещё большим интересом и вниманием уставились на незнакомца. По лицу мужчины скользнула улыбка. Он не спеша поднёс руку к очкам и всё так же медленно снял их. На лицах присутствующих - полнейшее изумление - перед ними стоял Рашид ибн Сала-ад-дин собственной персоной.
   Р: Клянусь Аллахом, меня в моём доме явно не ждут!
   Все: Рашид?!!
   Р: (сняв шляпу и оглядев себя) Да вроде бы я! А что? - разве не похож?
   К: Рашид! (первой бросилась его обнимать)
   Р: Я же тебе говорил, прекрасный цветок пустыни, что обязательно вернусь! Я сдержал своё обещание!
   К: (с улыбкой глядя на него) А тебе не говорили, что пугать человека, когда он ест - к беде: я чуть было не подавилась своими любимыми макаронами!
   Р: Прости мне, любезная Ками, уверяю тебя, я сделал это не нарочно!
   Остальные наконец-то вышли из оцепенения и с восклицаниями и криками радости бросились к вновь прибывшему.
   Р: (Мигелю) Ну здравствуй, брат мой Гаучо! (обнимает его) Диего! (та же процедура) Франческа?! Что у тебя с... ты беременна?! (утвердительный кивок в ответ) Нет мощи и силы кроме как у Аллаха! Сестрёнка моя!... (обнимает её, затем нагибается к животу) Не верю глазам своим! Кто?
   Ф: Девочка...
   Р: Слава Аллаху и хвала Аллаху! Она обязательно вырастет столь же распрекрасной женщиной, как и её мать! (крепко обнимает сестру) Сколько уже?
   Д: Почти девять месяцев.
   Р: Воистину! Дороги Аллаха неисповедимы!
   Ф: (немного отстраняясь) Но мы думали, что ты... погиб...
   Р: Погиб? Но почему?! - Кто вложил вам в уши сии лживые вести?
   К: Неделю назад пришло письмо от капитана...
   М: Мустафы аль Джафара!
   К: ...да-да! От него самого! - Он писал, что твой отряд пропал без вести, и нет никакой надежды, что кто-нибудь выжил!
   Р: Ах да! Совсем забыл...
   М: Забыл?! Я не понял! - ты забыл, что пропал без вести?
   Р: Это было так давно... Да, всё верно - я чуть было не погиб... но меня спас Аллах! Друзья, я обязан своей жизнью одному ревностному мусульманину, верному слуге Аллаха и моему другу... (сторонится от двери) он здесь - любите и почитайте, Муэрт!
   В комнату входит мужчина неопределённого возраста в чёрной рубашке и штанах. Его каменное лицо кажется непроницаемым, взгляд - твёрдый и властный. Переступив порог, Муэрт тут же останавливается, не произнёсши ни слова, окидывает всех присутствующих испытующим взглядом, от которого всем стало как-то неуютно, будто в моросящий дождь, - ни один не смог долго снести этот леденящий взгляд.
   Ф: (Рашиду) Что-то не очень-то он приветливый, твой друг!
   К: (Муэрту) Вы меня простите, сеньор Муэрт, но у меня от вашего взгляда - мурашки по коже! Мы все, конечно, вам несказанно благодарны за спасение Рашида, но не могли бы вы быть, как лучше выразиться, немного поприветливей?
   Р: Ками! Не требуй от человека больше, чем он может дать! Ты и представить себе не можешь, девочка моя, сколько горестей перенёс за свою жизнь Муэрт. Жизнь мусульманина, особенно сейчас, когда нашу страну испепеляет огонь зла, полна трудностей и лишений - мало кому удаётся сохранить на своём лице весёлость и беззаботность, когда... (Муэрт властно поднимает вверх руку, вынуждая Рашида оставить фразу неоконченной)
   М: (улыбнувшись) Простите мне, сеньорита, мою угрюмость! Вы правы - я должен вести себя любезней с близкими моего друга. Виной всему, как упомнил только что Рашид, война и смерть, коих совокупно ещё совсем недавно я видел так же близко, милая, как вас сейчас.
   Голос Муэрта звучал размеренно и, как будто откуда-то издали, так что, если бы не двигающиеся губы, можно было бы подумать, что говорит совсем не он. На некоторое время воцарилась тишина.
   Д: (нарушая молчание) Может, мы присядем? (Рашиду) Вы, я полагаю, несколько утомились с дороги и проголодались! Да и всем нам, Рашид, не терпится услышать историю о невероятных сражениях, бравых подвигах и твоём чудесном избавлении!
   Р: (взглянув на Муэрта) Ну что ж, присядем - ни за какие сокровища Аллаха я не откажусь от дивных яств моей сестры!
   Ф: Один момент! Ками, помоги мне!
   Женщины суетливо ставят на стол ещё два прибора и приносят два стула. Рашид присаживается на своё обычное место - во главе стола подле сестры, Муэрт по другую руку.
   К: (суетясь) Обязательно попробуйте мой любимый лимонный пирог! (присаживаясь и успокаиваясь, Рашиду) Итак? Мы все во внимании!
   Р: (взглянув поочерёдно на каждого из присутствующих) Знайте, моя история удивительна и дело моё диковинно - будь оно написано иглами в уголках глаз, то послужило бы назиданием для поучающихся!...
   Свет чуть угасает, играет восточная музыка, Рашид с чувством и растановкой повествует друзьям свою историю - всякий за столом ловит каждое его слово, за исключением, быть может, Муэрта - тот отрешенно сидит, временами что-то съедая, временами поднимая взгляд на Рашида, вслушиваясь в его слова, временами усмехаясь - он-то, наверное, слышит эту историю далеко не в первый раз - в конце он поднялся со своего места и стал неслышно ходить вокруг - то останавливаясь, чтобы приглядеться к тому или иному из сидящих за столом, то снова продолжая расхаживать...
   ...В комнате снова становится светло. Музыка стихает, слова Рашида становятся слышны:
   Р: ...11 апреля 2003 года город Багдад - обитель мира - был захвачен врагами Аллаха... Неприятель овладел сердцем исламского мира и разрушил Иракское государство. Но ему не удалось тогда, не удастся и впредь сломить дух правоверных, заставить сынов Аллаха сложить оружие на милость оккупантам! И доколе последний чужеземец не уйдёт со святой земли или не найдёт в ней свою смерть, ни один доподлинный мусульманин не прекратит борьбу, хоть бы пришлось ждать дня, когда мёртвые восстанут для всеобщего суда! Потому я и не покинул Ирак тогда...
   К: (заворожено глядя на Рашида) Боже! Это всё так интересно и настолько увлекательно!
   Р: Оно то увлекательно, но лишь до тех пор, пока ты сам лицом к лицу не встречаешься с войной, врагом и смертью. Я имел свидания со всеми этими напастями, в том числе, с последней - разрушительницей наслаждений и разлучительницей собраний... Не ходя вокруг да около, скажу так: Однажды мой отряд попал в засаду. Мы отбивались храбро, но противник превосходил нас количеством и был лучше вооружён. Плен для мусульманина - позор, а посему ни один из нас не хотел сдаваться, ибо каждый был патриотом своей родины и поборником истинным веры. Одного за другим теряли мы братьев по оружию. Я остался последним, но, в конце концов, и меня настигла пуля и не одна - после я обнаружил в своём теле 3 ранения, каждое из которых было смертельным. Потому-то неверные и посчитали меня мёртвым. Они - безбожники, оттого и оставили нас не погребенными - на съедение воронам. Но это меня и спасло. Вера ислама истинная и прямая, и господин наш Мухаммед - творец блестящих чудес и явных знамений. Одно из своих чуд он совершил надо мной, послав мне во спасение слугу Аллаха, коего вы имеете честь лицезреть ныне в нашем обществе - Муэрта!...
   М: (Рашиду) Довольно! Не по нутру мне восхваления! Я выполнил лишь свою часть уговора, главное же свершил ты...
   За столом воцарилось напряжённое молчание. В конце концов, Мигель решил разрядить обстановку:
   Г: Ну что ж, время идёт уж к полуночи. Я думаю, наилучшим завершением удивительного обеда и увлекательнейшей истории будет долгожданный сладкий сон (Камила двусмысленно подбивает Мигеля локтем - взглянув друг на друга, они улыбаются), а уж утром...
   М: До утра надо ещё дожить (снова неловкое молчание)
   Первым из-за стола встал Муэрт и удалился. За ним начали расходиться и остальные. В комнате остались лишь Мигель и Рашид. Камила, уходя, сладко поцеловала Гаучо и нежно прошептала что-то на ухо - явно что-то приятное, ибо улыбка умиления надолго задержалась на лице молодого человека. Рашид, не осведомлённый в происходящем, смотрел на них с некоторым недоумением. Два лучших друга остались наедине.
   Г: Дружище! Как же я рад снова тебя видеть!
   Р: Я тоже, друг мой, я тоже... (дружески обнимаются)
   Г: Ты так изменился! Уж никак не ожидал увидеть солдата, только-но возвратившегося с войны, одетого в шикарный форсистый костюм! Не скрою, ты удивил меня, Рашид! Очень удивил!
   Р: (пропуская мимо ушей последнее замечание друга, немного отойдя от него в раздумье) Скажи мне, Мигелито, ты и Камила - вы... между вами... что-то есть - я прав?
   Г: (подходя к другу, положа руку ему на плечо) Ты заметил? - я всегда знал, что от тебя не укроется ни одна деталь! Ух! Шерлок Холмс!
   Р: Вообще-то, сложно было не заметить...
   Г: Ты прав, дружище! Ты чертовски прав! - Эх, Рашид, ты просто не представляешь себе, насколько я счастлив, насколько мы с ней счастливы! Каждый раз, как я вижу её, моё сердце прямо-таки выпрыгивает из груди, кровь закипает в жилах, дыхание спирает, и я не в состоянии отвести от неё глаз! Рашид, знаешь, никогда не думал, что буду говорить подобные слова, но всё же, любовь - это прекрасно, друг мой, это наивысшее счастье, которого только может желать человек! Жизнь без любви - это не жизнь, это существование! Любовь - это страстное и, в то же время, трепетное чувство. Любовь не может быть тихой и неприметной - это не флирт двух рыбок - напротив, любовь - это когда тебя без перестану захлёстывают чувства, они переливаются через край и норовят затопить всё вокруг - и ты витаешь, витаешь в облаках и задыхаешься от счастья!
   Р: Ты так сильно её любишь?
   Г: Ты не можешь себе представить, насколько сильно! Знаешь, когда я смотрю в её тёмные, как ночь, глаза, я вижу в них целый мир - прошлое, будущее, настоящее - и это так! Потому что когда я смотрю на неё, моё сердце говорит мне только одно: "Вот моя королева! Любовь к ней - величайшая честь для меня!"
   Р: (похлопывая друга по плечу, сдержанно) Я рад за тебя, друг мой.
   Г: Рад? Рад, говоришь? - но почему тогда твои слова столь сухи?
   Р: Я не знаю, что такое любовь - женщины для меня - лишь развлечение, не больше и не меньше.
   Г: Когда-то я тоже так думал - но это было до того, как я узнал Камилу. Она изменила всю мою жизнь: раньше более всего на свете я любил две вещи: танго и краткосрочные амурные приключения, но она, она научила меня любить жизнь, любить такой, какая она есть, со всеми её прелестями и горестями! - И теперь, как друг, как брат, я советую тебе, Рашид, открой свое сердце, открой его для стрелы, и ты увидишь жизнь в совершенно ином свете!
   Р: (проницательно взглянув в лицо Мигелю) Пойми, Мигель, для меня жизнь - это вечная борьба, борьба за правое дело, кое мы творим на Востоке во славу Аллаха... (в комнате появляется Муэрт - стоя за спиной Мигеля, он не видим для него, но Рашид замечает его, и, в тот момент, когда Мигель, думая, что его друг закончил, хотел что-то ответить, Рашид с пылом продолжил:) О какой любви ты говоришь мне, когда мой разум и моё сердце заняты только одним - местью, местью тем неверным, которые затеяли войну против моего народа - лишь в этом я вижу смысл моей жизни. И я не успокоюсь, пока все те, кто посмел пролить хоть каплю арабской крови, не заплатят кровавую дань!
   Г: (насторожено) Раньше ты таким не был... Я всегда знал о твоих глубоких патриотических и религиозных чувствах, но твои рассуждения никогда не были подобны нынешним. Ты изменился, Рашид, ты очень изменился - только сейчас я это понял. Ты, конечно, извини меня, но, по-моему, это больше похоже на фанатизм, чем на патриотизм...
   Р: (выходя из себя) Да что ты знаешь?! Что ты знаешь обо мне?! Ты, праздно прожигающий свои дни! Ты, который видел войну лишь в кино! Ты смеешь так вольно рассуждать о ней и говорить мне, что хорошо, а что плохо! - Что стоит твоя так называемая любовь в сравнении со святым делом Аллаха? Вы, христиане, называете себя верующими, но ничего не делаете во имя своей веры! Ничего! Знаешь, в чём разница между нами? - в час беды вы, вместо того, чтобы действовать, молите своего Бога об избавлении в надежде на его милость; мы же, мусульмане, никогда не просим у Аллаха ничего для себя - мы благодарим его за то, что он уже нам дал, какой бы малой толикой сиё ни было! Наша любовь - это, прежде всего, любовь к Аллаху, а уж потом - любовь земная, любовь к женщине!
   Г: (после минутного шока) Ты меня пугаешь, Рашид!
   Р: Пугаю? Нет! - Я лишь предостерегаю, Мигель! (взглянув на Муэрта) Знай, женщины - дьяволы, для нас сотворённые! - Аллах, защити меня от козней шайтанов! - Причина всех бед - они - возникших среди людей и в жизни земной, и в области веры!
   Г: Что за чушь ты несёшь? Бог создал мужчину и женщину, дабы они любили и оберегали друг друга, ибо их пара - одно целое! И со своей стороны, я намерен любыми способами защищать свою любовь, и свою Камилу, ибо она - дражайшее, что у меня есть на свете, и во имя любви к ней мне было бы не жаль отдать собственную жизнь!
   Р: (с усмешкой) Отдать свою жизнь? - Хм!.. во имя любви? - Мой друг возомнил себя героем? - Ха! Да сколько я тебя знал до своего отъезда, ты никогда не упускал возможности соблазнить первую попавшуюся девицу, что подмигнула тебе в баре! Для тебя женщины - лишь утеха, впрочем, как и для меня...
   Г: Но всё изменилось! - Я уже говорил тебе - с тех пор как я встретил Камилу, всё по-другому!
   Р: (не слушая его) ...Отдать свою жизнь! - да что ты знаешь о смерти? Тебе когда-нибудь приходилось воевать, Миеглито? - Нет! - Тебе доводилось видеть смерть хоть одного человека? - Нет! - А я воевал! И я видел смерть! И нет в ней поэзии, и нет в ней геройства! Ты хочешь сказать, что готов умереть во имя любви, но о смерти тебе известно так же мало, как и о самой любви!
   Г: Ты не был таким, брат мой... Кто вложил в твой разум подобные мысли? Ни твой ли новый друг - как его там - Муэрт? (за спиной Муэрт приблизился на шаг к Мигелю - Рашид чуть заметным движением останавливает его)
   Р: Не клевещи на Муэрта! Ему одному я обязан жизнью! Если бы не он - гнить бы мне сейчас в песках под раскалённым солнцем Востока!
   Г: Хорошо, не буду. Но мне хотелось бы узнать побольше об этом загадочном персонаже в твоей жизни! Как его полное имя? Откуда он родом? Да и вообще, кто он такой?
   Р: Он человек, спасший мне жизнь! Тебе этого мало?
   Г: Вот именно, Рашид, - я знаю лишь то, что он спас тебе жизнь - не более того! За столом, за исключением до удивления странных фраз, от которых меня каждый раз передёргивало, он не промолвил ни слова! Кто он, Рашид? Кто он? - я хочу получить исчерпывающий ответ на этот вопрос, ибо, как я вижу, в нём причина тех ужасающих перемен, произошедших в твоей душе!
   Рашид незаметно для Мигеля взглянул на Муэрта - тот сделал отрицательный знак головой и отступил в тень коридора, так что Мигель, обернувшийся в следующий миг, никого уже не увидел. Напряжение, владевшее до сих пор Рашидом, заметно спало - он расслабился и, казалось, пришёл в себя.
   Р: (после небольшой паузы раздумий, спокойно, но твёрдо) Я не намерен продолжать беседу в таком тоне, друг мой. К тому же, я устал с дороги и хотел бы отдохнуть.
   Г: Ты не хочешь отвечать мне?
   Р: Ты получишь полнейшие разъяснения завтра. А сейчас - спокойной ночи, Мигелито! (протягивая Мигелю руку) Прости, если был с тобой чересчур резок!
   Г: (пожимая руку) Ничего, брат мой - я всё понимаю - то, что пережил ты, это... Ты тоже прости меня! Пойдём спасть! (уходят, у двери выключая свет)
  

Сцена 3

   Следующее утро перед рассветом. В комнату входит Франческа, включая свет. Она потягивается, поглаживает живот и, осмотревшись, начинает убирать со стола, унося посуду на кухню - в противоположную дверь. У неё явно хорошее настроение - она напевает какие-то испанские мотивы, время от времени кружась по комнате в танце то с тарелкой, то ещё с какой посудой.
   Ф: Saben que los ninos
   Son angeles sin alas
   Que nos manda el cielo
   Para ser mas buenos
  
   Son los que nos marcan
   Donde esta el camino
   Donde esta lo bello
   De nuestro destino
  
   Cuando rie un nino
   El sol aparece
   Y todo se aclara
   El mundo florece
  
   Se enciende la vida
   Se encuentra el camino
   Y nos damos cuenta
   Que seguimos vivos **
   Внезапно тухнет свет.
   Ф: Святая Мария! Как я испугалось! (подходит к выключателю, пытается снова включить свет, но у неё не получается) Не работает! Ну они дают - отключать свет в 5 утра, когда ещё совсем темно! Ох уж мне эта экономия!
   Комната освещается лишь тусклым светом только-но забрезжившего рассвета. Франческа оборачивается и делает несколько шагов, как вдруг перед ней, как из под земли, выросла чёрная тень - виден лишь силуэт человека, с ног до головы обличённого в чёрный плащ, на лицо надвинут такой же чёрный непроницаемый капюшон. Девушка от страха потеряла дар речи и не могла вымолвить ни слова, как будто какая-то неведомая сила сжимала её голосовые связки, она лишь полными ужаса глазами всматривалась в мрачную пустоту капюшона, намереваясь разглядеть лицо, но это бесполезно. Трепеща, она попятилась назад и, натолкнувшись на диван, упала на него, не в силах ни отвести взгляд от сумрачного призрака, ни крикнуть. Существо в плаще, медленно, размеренно прохаживаясь, заговорило с женщиной зловещим голосом.
   С: (повторяя последние строки песни, которую только что пела Франческа) Рождается жизнь, находится путь, и мы понимаем, что продолжаем жить... Хм! Продолжаем жить... Забавно до дрожи! - ты убеждена, что путь, который ты найдёшь после появления на свет твоей малютки, будет светел и радостен? - Я бы на твоём месте не был бы так уверен.
   Ф: (дрожащим голосом) Кто ты?
   С: Кто я? - Эх! Не пойму, почему вы, люди, из века в век задаёте мне один и тот же вопрос? Ведь каждый из вас, встречаясь со мной, в тот же момент узнаёт меня. Я - тот, кому подвластна вечность, жизнь, смерть. Я - тот, кто помнит прошлое, ведает настоящее и знает будущее каждого из живущих на земле. И, наконец, я - тот, кто иногда даёт людям возможность выбирать, выбирать между жизнью и смертью. И вот, я пред тобою, дабы предоставить тебе такую возможность... Ты молчишь! Ты напугана! Что ж, понимаю!.. Всё, что от тебя сейчас потребуется - лишь внимать моим словам...
   Существо в чёрном плаще садится в кресло...
   С: ...Со дня на день ты ждёшь рождения дочери. Ты несказанно рада, что у тебя будет ребёнок - это естественно. И, в то же время, ты непоколебимо уверена, что тебя и твоё дитя ждёт прекрасное, безоблачное будущее, полное радостей и лишённое забот - ты веришь в это, тебе бы очень хотелось верить в это. Я знаю, о чём ты мечтаешь изо дня в день. Ты хочешь наблюдать, как малышка растёт, шаг за шагом познавая жизнь, как она цветёт, с каждым годом всё больше походя красотой на свою мать, как мальчишки, парни, а затем и мужчины станут виться вокруг неё, а после она найдёт того единственного, с которым будет счастлива всю свою жизнь, а ты будешь растить и нянчить уже её детей, своих внуков, и умрёшь в окружении родных и любящих тебя людей в глубокой старости, удовлетворённой прожитыми годами. И всего более ты мечтаешь, чтобы твой ребёнок был счастлив. Да, это прекрасно!... Но я знаю будущее... и знаю, что в нём нет места обоим твоим воздушным замкам - твоему и твоей дочери - лишь один устоит под натиском ветров зависти. Какой разрушить, а какой построить - выбор за тобой... (встаёт и направляется к двери) Хорошенько поразмысли, прежде чем принять окончательное решение, ибо, когда ты сделаешь свой выбор, пуим назад не будет... (уходит)
   Ещё некоторое время Франческа не смеет двинуться. Внезапно она хватается за живот. Женщина изворачивается всем телом от неожиданной боли, к ней возвращается голос, и она пронзительно кричит - от боли ли, от страха ли? - скорее всего и от того, и от другого разом. Через минуту в комнату вбегает Диего (по его внешнему виду и одежде очевидно, что просыпаться, а тем более одеваться он ещё не думал). За ним появляются Камила (в халате) с Мигелем и Рашид (последние два были попроворнее друга - успели хоть штаны натянуть). Последним появляется Муэрт - он явно не спешил - решил сначала одеться.
   Д: (подбегая к Франческе) Что?! Что случилось, любимая?! (Франческа, держась за живот, кричит) Что? Схватки? Уже?!
   Ф: Нет, блин, несварение желудка! А-а-а!.. А ты как думаешь?
   К: (заходит, на ходу завязывая халат) Мигель, быстро вызывай скорую - она рожает.
   Ф: Святая Мария! Как больно! А-а-а!...
   Г: Я лучше её сам отвезу! Пока скорая приедет, она родит двойню!
   М: (заходя, Рашиду) Что здесь произошло?
   Р: Франческа рожает! (Франческе) Держись, сестричка, держись! Мигелито сейчас отвезёт тебя в больницу!
   Ф: (пытаясь отдышаться, Диего) Любимый, я такое пережила! Я такое видела!...
   Д: Да-да, конечно, Франческа, - потом расскажешь! Тебе нельзя волноваться! Лучше ничего не говори!
   К: Диего прав, Франческа, сосредоточься - ты должна дотерпеть до роддома!
   Г: Я сейчас подгоню машину! Помогите ей дойти! (выбегает)
   Д: (вслед Мигелю) Поторопись, Гаучо! (Франческе, беря её под руку) Всё будет хорошо, моя милая, всё будет хорошо! (Камиле) Помоги мне, Ками!
   К: (беря Франческу под руки с другой стороны) Да-да! Конечно! Пойдем, подруга, только потихоньку! (Рашиду) Рашид! Поезжай со своим другом за нами, если хочешь... (потихоньку уводят её. В комнате остались только Рашид с Муэртом)
   Р: У меня будет племянница...
   М: (сухо) Поздравляю!
   Р: Слава Аллаху! У меня будет племянница!
   М: Человеком больше, человеком меньше... какая разница?
   Р: Как можешь ты говорить подобное? У тебя что - нет сердца?
   М: А когда я говорил, что есть?
   Р: (делая движение в сторону выхода) Поехали! Поехали за ними!
   М: (останавливая его) Постой!.. Ты что забыл, для какой цели мы прибыли в Мадрид?
   Рашид останавливается и оборачивается к Муэрту. С секунду они смотрят друг другу глаза в глаза.
   М: ...Ну уж явно не смотреть как проходят роды!
   Р: (неуверенно) Но она - моя сестра...
   М: Сводная! Она - твоя сводная сестра!
   Р: Ну и пусть! Для меня - родная!
   М: Ты забыл устав организации, мой мальчик? Она - всего лишь человек, да и к тому же неверная, а мы в данный момент выполняем волю Аллаха - по-моему, это куда важнее родов. А?
   Р: (опуская голову) Ты прав...
   М: (подходя к Рашиду, кладя руку ему на плечо и смотря прямо в глаза) Рашид! Посмотри на меня! (Рашид поднимает взгляд) Забудь о них! Ты должен забыть о них на ближайший месяц!
   Р: Почему именно на месяц?
   М: Потому что этот срок отвели нам для подготовки нашей операции. У нас ещё уйма работы - связаться с агентами хавалы и продавцами, доставить хлопушки, провести все приготовления и встретить людей - это немало!
   Р: Да, ты прав. - На когда назначено шоу?
   М: Мы вольны сами выбрать дату, но это должно произойти в течение недели после 8 марта.
   Р: Хорошо, тогда за дело! (делает движение, чтобы уйти, но Муэрт хватает его за руку) Что ещё?
   М: Я следил вчера за тобой...
   Р: Ну и?
   М: Что тебе до той девки?
   Р: Не понимаю!
   М: Всё ты понимаешь! Я говорю о молоденькой чёрненькой испаночке!
   Р: Камила?
   М: Плевать, как её зовут! Я жду ответ! Что у тебя с ней?
   Р: Ничего!
   М: Ты вчера повздорил с этим Гаучо. Причина в том, что пока ты отсутствовал, они с Камилой сблизились и сейчас между ними любовь, а ты им - побоку - поэтому ты ревнуешь. И это ты называешь "ничего"!
   Р: (сквозь зубы) Какое тебе дело?
   М: (сжимая ему руку) Мне есть до этого дело, Рашид ибн Сала-ад-дин! Ты - прежде всего, солдат нашей священной Исламской армии, а потому у тебя не может быть никакой личной жизни: самое важное - Святое Дело, которому все мы служим во славу Аллаха! (Рашид вырывается, но Муэрт не отпускает) Послушай сюда, сынок! Забыл, чему я тебя учил? - женщины - дьяволы, для нас сотворённые! Они - причины всех наших бед как в жизни земной, так и в области веры! Аллах, спаси тебя от козней шайтанов!
   Р: Я помню...
   М: Не слышу?!
   Р: Я помню!
   М: То-то же! Пойдём! - Через месяц всё закончится, и тогда можешь делать с ней всё, что душе угодно: любить, боготворить, насиловать, убивать её или того аргентинца - в общем, что в голову взбредёт! А теперь - за дело! Вперёд!
   Танцуют танец "Outlaw".
   Уходят. Свет тухнет.
  

Действие 3

Сцена 1

   9 марта 2004 года. Там же.
   Зажигается свет - в комнате один Диего - он стоит над детской кроваткой и любовно улыбается младенцу, что лежит в ней. Играет "Los Ninos No Mueren". Малышка явно довольна вниманием отца - она что-то ему рассказывает на своём ангельском языке.
   Д: Моя ты кроха! Ты улыбаешься своему папочке!... (дитя смеётся) Ты у меня такая красавица! Прям как твоя мама - только лысая, а так - вылитая мама! (Диего сдерживает подступившие к горлу слёзы, но улыбается) ...Беда!... (всхлипывает) Беда! Не успела ты увидеть свою маму... Она бы тебя любила больше всех на свете! Она бы о тебе заботилась, баловала бы тебя, отдавала бы тебе всю себя, без остатка, не то, что я... И папа порою хочет умереть вместо мамы... (по его лицу скатывается слеза, малютка издаёт удивлённый возглас) Твоя мама была самой замечательной женщиной во всём мире! И ты такой будешь, когда вырастешь... (улыбается) А знаешь, у тебя её глаза - такие большие и лучезарные... (боле не в силах сдерживать слёзы, которые начинают катиться по его лицу) Я твою маму обожал!... Она дала моей жизни смысл... но кто же знал, что мама так внезапно... (отирает слёзы) Так бывает!... Хочешь, чтобы счастье длилось вечно, а на самом деле... ну кто же знал?!... (плачет) Ах, Аврора, мне так плохо! Мне так недостаёт твоей мамы!... (малышка вновь вставляет что-то на своём наречии) А ты - крупица мамы, и ты для меня особенная!... И мама всегда будет с нами, она всегда будет в наших сердцах... (девчурка смеётся, в комнате становиться светлее - Диего поднимает взгляд на окно) Ты улыбаешься! - (берёт её на руки) Взгляни, и солнце вышло, как только услышало твой смех! - Твоя мама говорила, что когда смеётся ребёнок, весь мир радуется и цветёт! А ещё она говорила, что дети - это ангелы без крыльев, которые приходят к нам с небес, чтобы мы стали лучше! Они те, которые указывают нам путь, в котором заключена вся красота нашей жизни!... "Рождается жизнь, находится путь, и мы понимаем, что продолжаем жить"... (сам улыбается) Моя маленькая малышка! Оставаясь ребёнком, никогда не уходи! Оставайся всегда со мной, потому что ты мне нужна! Ты - лучшее, что у меня есть, и я тебя очень люблю!... (целует её) Обещаю тебе, я буду стараться, и в мире не будет отца лучше... Потому что этого хотела твоя мама, и ты заслуживаешь этого... (кладёт девочку обратно в кроватку) И кто я теперь? - Просто отец... (достаёт платок и вытирает лицо от слёз; малютка протягивает ручки к отцу, издавая просящий возглас) Хочешь увидеть маму? (достаёт из нагрудного кармана фотографии и показывает малютке - та издаёт вопросительный возглас) Видишь? - это твоя мама! Правда, она красивая? (утвердительный ответ - малышка тянет ручки к фото) Ты хочешь, чтоб я оставил тебе фотографию мамы? (кладёт фотографию малышке в постель) Бери! У нас таких много!... (любуясь дочкой, улыбаясь) Какая же ты хорошенькая!... (вздыхает, затем бросает взгляд на часы) Ой! Аврора! Тебе уже время кушать! (беря её на руки) Пойдём поищем, где там наша бутылочка с молочком...
   В этот момент заходят Камила, Мигель и Рашид, не подозревая о присутствии Диего - он останавливается.
   К: ...Рашид, почему ты не можешь объяснить мне, отчего ты так внезапно уехал, даже не навестив свою сестру, у которой были роды?
   Р: Я не могу сказать тебе этого, Ками...
   К: Не можешь?! А то, что твоя сестра умерла, а ты даже не был на её похоронах, это тоже, по-твоему, нормально и ты не можешь мне ничего сказать? А?!
   Д: (шёпотом) Чш-ш-ш! Чего раскричались? - Аврора сейчас такая спокойная, а вы... Пойду накормлю её! (направляется на кухню)
   К: Я помогу тебе! (уходит вслед за ним)
   Рашид с Мигелем усаживаются на диваны.
   Г: Знаешь, я тоже ничего не понимаю!... Рашид, я же твой друг, твой брат - объясни мне, что с тобой происходит! Не хочешь говорить Камиле - но мне ведь ты можешь сказать! (Рашид поднимает на Мигеля испытывающий взгляд) Ты мне... не доверяешь? (Рашид отводит взгляд) Но почему?
   Р: У каждого человека есть свои тайны.
   Г: Тайны? О каких тайнах ты говоришь? Сколько мы друг друга знаем, у нас с тобой никогда не было тайн!
   Р: Ты уверен, в том, что говоришь?
   Г: Что ты хочешь сказать?
   Р: Я хочу сказать, что у тебя у первого появились от меня тайны с той поры, как ты начал встречаться с Камилой. Или я не прав?
   Г: Это совсем другое!
   Р: Это то же самое!
   Г: Что же ты хочешь, чтобы я рассказывал тебе во всех подробностях, как провожу с ней время? Может, тебя пригласить как-нибудь ночью к нам в комнату - понаблюдать, чем мы занимаемся?!
   Р: Не извращай мои слова!
   Г: Я ничего не извращаю! Я говорю о том, что любимая женщина и дружба - это разные понятия!
   Р: И что тебе дороже?
   Г: Да как ты можешь такое спрашивать, Рашид? Мне одинаково дороги твоя дружба и любовь Камилы!
   Р: Но чему-то ты же должен отдавать предпочтение?
   Г: Рашид!...
   Р: Мигель!... (небольшая пауза)
   Г: Ты не понимаешь... ты не знаешь...
   Р: Я всё понимаю! И знаю... Знаю, что у меня был друг...
   Г: Был?!
   Р: Да, был, пока его не окрутила женщина, и теперь он не видит мира за её глазами, не замечает ближних, и забывает о своём друге! Мой отец говорил мне в детстве: "Помни, Рашид, любовь и женщины - проходящие в жизни человека - они, подобно песчаной бури, врываются в твою жизнь, но так же внезапно и исчезают. Единственное, что остаётся незыблемым - дружба!" Дружба, Мигелито, - это большее, что у нас есть на свете! А ты попрал её, ты попрал нашу дружбу, Гаучо, променяв её на постель с распутной девкой!
   Глаза Мигеля загорелись злобным пламенем, и он с размаху бьёт Рашида по лицу, отчего последний падает на пол.
   Г: (грозя Рашиду пальцем) Не смей и слова кривого произносить о Камиле, иначе я за себя не ручаюсь!
   Р: (поднимаясь с пола и садясь в кресло) Женщины - дьяволы, для нас...
   Г: Замолчи, я сказал!... Я хотел разобраться, что с тобой происходит, но ты поставил непроницаемую стену между нами! Ты - не тот Рашид, которого я знал ранее: он был благородным, не по годам мудрым и справедливым, а сейчас предо мной полностью равнодушный и чёрствый человек, в чьих ледяных глазах я вижу лишь мрак. Ты потушил свет в своей душе, Рашид, и теперь в ней царствует тьма! По чьей злой воле произошли в тебе эти перемены? - А я ведь догадываюсь по чьей...
   Р: Ты ничего не знаешь!
   Г: Нет, знаю!
   Р: Муэрт здесь ни при чём!
   Г: ...Я не упоминал его... Рашид, ты сам о нём вспомнил!
   Р: И что это значит?
   Г: Очень многое, Рашид, очень многое...
   Входит Камила.
   К: Бедненький Диего! Как мне чего жаль! Потерять жену при родах - это ужасно!
   Г: (подходя к Камиле) Как он? Как моя крестница?
   К: Нам еле-еле удалось успокоить Аврору - она спит! А он, измученный, ни на шаг от неё не отлучается. Сколько я не просила его поспать хоть часок - ни в какую!
   Г: Ничего! Всё будет хорошо - время всё излечит! - (взглянув на часы) Как часы быстро летят - мне уже пора, не то опоздаю на поезд!
   К: Я тебя провожу!
   Г: Хорошо, моя милая! (целует её)
   К: Дай мне одну минутку - я только переоденусь! (направляется у выходу, по пути, как бы в шутку, бросая Рашиду) А с тобой я ещё поговорю, когда вернусь! Надеюсь, на этот раз ты никуда не исчезнешь? (убегает)
   Г: (Рашиду) Сегодня я еду на гастроли в Севилью. В Мадрид возвращаюсь 11-го утренним поездом до станции Аточа. Если ты придёшь встречать меня - мы по-прежнему друзья, но если тебя не будет - ...оттоле у меня нет больше друга (уходит)
   Некоторое время Рашид неподвижно сидит в кресле, сосредоточенно вглядываясь в одну точку, и крепко сжимая подлокотники, будто он хочет их раздавить. Через некоторое время он "оживает" - достаёт мобильный телефон и набирает какой-то номер.
   Р: Презренный неверный! Ты смеешь ставить мне условия! Мне, правоверному!... Хм! Он соизволит простить меня? - Как бы не так!!... - (беседуя с кем-то по телефону) Салла Малейкум! Это Рашид. Всё готово?... Хорошо! Премьера - 11 марта. Не забудьте про фейерверки во время встреч на вокзалах. Действуйте! Да поможет вам Аллах! (прячет телефон) Ты ещё узнаешь кто такой Рашид ибн Салла-ад-дин, воин Аллаха!
   Рашид разражается дьявольским смехом, от которого в другой комнате просыпается ребёнок и начинает плакать. Танцует "The World Is Mine"
  

Сцена 2

   10 марта.
   За окном - гроза. В комнату заходит Камила, ведя под руку Рашиду. Они, беседуя, усаживаются на диваны.
   К: Наконец-то мы с тобой нашли минутку, дабы поболтать и во всём разобраться!
   Р: В чём хочешь разобраться ты, о цветущая дева?
   К: Ну, во-первых, куда ты постоянно ездишь - не успеваю я привыкнуть к тому, что ты вернулся, как ты снова куда-то исчезаешь! Во-вторых, кто такой этот Муэрт и какое он имеет отношение к твоим исчезновениям, ну и, в-третьих, что стряслось у вас с Мигелем - он был очень раздосадован давеча после вашего разговора.
   Р: (с укором) Ты любопытна, как все женщины! Всё тебе надо непременно знать!
   К: (улыбаясь) Что поделаешь! Такой уж у меня характер - я во всём хочу быть осведомлена! Итак?
   Р: (улыбаясь в ответ) Ух! Не могу устоять перед просьбой такой красавицы! (Камила смеётся) ...Долг! Долг по отношению к моей Родине обязывает меня трудиться на её благо! Я уже говорил, что являюсь воином Священной Исламской Армии, которая защищает честь и свободу Ирака! Я солдат: мне приказывают - я выполняю!
   К: И каким же было твоё последнее задание?
   Р: Это военная тайна, дорогая Ками!
   К: (поднимая вверх два пальца) Я клянусь тебе - никому и пары с уст!... Пожалуйста, Рашид, мне очень интересно! К тому же я должна знать о тебе всё, чтобы помочь тебе...
   Р: Помочь в чём?
   К: Помочь стать тем, кем ты был до отъезда!
   Р: И ты туда же!.. Твой... жених тоже хотел перемыть мне кости, потому-то мы и поссорились. Я не желаю, чтобы кто бы то ни было вмешивался в мою жизнь и читал мне нравоучения!
   К: А я и не собиралась учить тебя жизни! Я, знаешь ли, сама не терплю, когда лезут мне в душу...
   Р: Ага, только именно это - излюбленное занятие твоего аргентинского гаучо!
   К: Не злись на него, Рашид! Он просто пытается помочь тебе!
   Р: (злясь) Но я не хочу, чтобы мне помогали!
   К: Чш-ш-ш! Не злись! Я не буду тебя дотошно расспрашивать! Просто попытайся объяснить мне так, чтобы я поняла, что это за исламский фронт?
   Р: Хорошо, я расскажу. - Прости меня, прекрасный цветок пустыни, я не хотел кричать на тебя!
   К: (беря его за руку) Ничего.
   Рашид, взглянув ей в глаза, встаёт и, зайдя ей за спину, начинает рассказывать. Камила поворачивается к нему.
   Р: Священный Исламский Фронт, или, как его ещё называют, армия Аллаха - это могущественная организация истинных мусульман, борющаяся с неверными, посягнувшими на их святую землю! Отличительной особенностью её является то, что территория её деятельности - весь мир - это сделано для того, чтобы месть Аллаха могла настигнуть любого в любом уголке мира, в любой час. И никто, будь то простой вражеский солдат или президент, не укроется от её правосудия - все будут наказаны! (оглушительный раскат грома)
   К: Боже, как я испугалась! К тому же, ты так жутко рассказываешь, что у меня мурашки по всему телу пробегают.
   Р: Всё верно - нас нужно бояться - тогда лишь нас будут уважать и считаться с нами! Но тебе нечего волноваться - ты - невинна, как ребёнок, и чиста, как ангел - никто не причинит тебе зла - я обещаю тебе это!
   К: Так ты убиваешь людей?
   Р: Я убиваю неверных, прогневавших Аллаха.
   К: Но как ты знаешь, кто виновен, а кто нет?
   Р: Аллах велик и он славен! Он рассудит, кто грешен, а кто нет.
   К: Где? На небесах? То есть, вы убиваете всех подряд, в том числе невинных, уповая на волю Аллаха!
   Р: Так записано в Коране - "достоин презрения и смерти тот, кто оскорбил Аллаха"
   К: Но в Коране не написано, что Аллах призывает убивать всех подряд! Человек не может лишить жизни себе подобного - на это имеет право лишь Бог!
   Р: На свете существует два суда, девочка моя - небесный и земной. И случается так, что земной суд должен опередить возмездие небесное - таковы законы нашей веры, а вера ислама истинная и прямая.
   К: ...Так ты уезжал, дабы судить кого-то земным судом?
   Р: Да. Но приговор ещё не приведён в исполнение: сначала суд - потом казнь. Всё последовательно.
   К: Это ужасно!...
   Р: Милая Ками, пойми, мы с тобой дети различных культур, у нас разные морали.
   К: Разные морали? Христиане никогда не убивают невинных, чего нельзя сказать о мусульманах.
   Р: Это ТЫ так думаешь! Не все люди столь же праведны, как ты. Христиане с варварской жестокостью убивают своих врагов, и им плевать, был ли убитый ими грешником аль праведником.
   К: Но они убивают на войне, а вы - исподтишка, как трусы - 11 сентября и Нью-Йорк тому свидетели!
   Р: (повышая голос) Ты ничего не смыслишь в этих делах, женщина! То была кара! Кара Аллаха за содеянное его детям зло! (ещё более оглушительный раскат грома)
   К: (с ужасом глядя на Рашида) Год назад ты придерживался противоположного мнения!.. Что-то изменилось... Что-то... Погоди! Я вспомнила!
   Р: Что ты вспомнила?
   К: Я вспомнила, что такое Священный Исламский Фронт!
   Р: И?
   К: Это... Аль-Каеда!... (сверкнула молния, но грома за ней не последовало) Господи! Рашид, ты - член террористической организации! Ты - террорист!
   Р: (кричит) Я воин Аллаха, а не террорист! Я выполняю его священную волю! - Надоело! Умолкни, женщина, а не то... (Рашид занёс руку, намереваясь ударить девушку, но передумал)
   И тут только гром догнал молнию, да так, что стёкла в доме зазвенели. На лице Рашида ясно читалась ярость и решительность. Он был в состоянии аффекта и мог сделать что угодно. Перед девушкой стоял настоящий фанатик. Камила была в оцепенении от страха и не могла пошевелиться. Она с ужасом смотрела в его переполненные злостью глаза - перед ней был уже не тот восточный принц, обликом подобный луне, каким она знала его ранее - теперь ей казалось, что перед ней сам дьявол! Зловещее молчание продолжалось более минуты, хотя Камиле оно показалось вечностью. Но постепенно черты лица Рашида становились всё мягче, ярость отступала вглубь его почерневшей души, и он снова надел маску приятного и милого молодого человека.
   Р: (подойдя к Камиле и запустив руки ей в волосы) Прости! Прости меня, Ками! (целует её в макушку) Ты же знаешь меня - я слишком ревностно отношусь к своей вере!... Я знаю, я не должен был повышать на тебя голос, а тем более поднимать руку! Во имя Аллаха, прости меня, моя драгоценная Ками!
   К: (с трудом произнося слова) Мне ни разу в жизни не было так страшно...
   Р: Прости! Я не со зла! Ты ведь знаешь, я люблю тебя... (Камила ошеломленно взглянула на него, отчего Рашид поначалу смутился, но потом исправился:) ...как сестру...
   К: (улыбнувшись) Я тоже тебя люблю, Рашид... как брата... всем сердцем!
   Р: Я знаю, Ками, я знаю!... (отходя от неё и задумываясь) И знаю, что твоё сердце принадлежит Мигелю...
   К: Да, это так...
   Рашид неподвижно смотрит в одну точку, не произнося ни слова. Он ничего не слышит и не видит - он, кажется, полностью погрузился в себя, что-то обдумывая - взвешивая и прикидывая. Внезапно ослепительная молния залила светом всю комнату и тут же потухла...
  
   ...а вместе с ней потух и весь свет, но через некоторое время появился вновь, но немного приглушённый - как во сне. Рашид, только что стоявший за диваном, уже сидит подле Камилы и шепчет на ухо:
   Р: ...(поглаживая волосы) И ночь - из твоих волос, (прикасаясь ладонью к её лбу) заря - из твоего чела, (поглаживая щеку) и роза - с твоей щеки, вино - из твоей слюны (целует её в губы)...
   Девушка не сопротивляется - она несколько сконфужена, но не в силах противиться - кажется, что она сама хотела этого поцелуя. После она смотрит ему в глаза - он снова целует её - на этот раз она отвечает ему взаимностью. Она обвивает руками его шею, он - её талию, и они вместе медленно опускаются на диван, не переставая целоваться.
   Р: ...(немного отстранив свои губы, взглянув в её глаза) Сближение с тобой - приют, разлука же - огонь, в устах твоих - жемчуга, на лике твоём - луна... (снова целует её)
   Они продолжают целоваться - кажется, страсть постепенно охватывает их, и они вот-вот предадутся любви...
   Вновь ослепительная молния залила светом всю комнату и тут же потухла...
  
   ...а за ней - невероятной силы раскат грома! Вместе с молнией потух и весь свет, но через некоторое время появился вновь, такой же яркий, каким и был до того. Рашид всё так же стоял позади, уставившись в одну точку, а Камила по-прежнему сидела на диване, вглядываясь в Рашида, удивлённая, почему он молчит...
   К: Эй, Рашид, с тобоё всё в порядке?... Рашид!
   Р: А?... Что? (выходит из задумчивого состояния и переводит взгляда на Камилу) О, прости! Я задумался... А ты уверена, что вы с Мигелем будете счастливы? Что он - именно тот принц, которого ты ждала всю жизнь?
   К: (улыбаясь) В жизни ни в чём нельзя быть уверенным! Но я верю в это! Искренне верю! - А быть уверенным - значит соорудить крепость вокруг своего сердца, расстаться со страстью, с чувствами, жить одними лишь логикой и расчётом, быть уверенным - значит продать себя! Будучи по жизни уверенным во всём, невозможно познать большой любви, хотя ты всегда будешь спокойным, но ты будешь спать без снов, ты будешь бояться летать в грёзах, у тебя не вырастут крылья, и ты разучишься мечтать. И, в конце концов, когда ты уйдёшь, мир не почувствует твоего отсутствия. Вот, что значит быть уверенным!
   Р: (с призрением) Ты живёшь в сказке, Ками!
   К: Да! Ты прав! Я живу в своих мечтах! Я готова совершать невероятные поступки ради того, чтобы воплотить свою мечту в жизнь! Ведь это самое приятное, что у нас есть!
   Р: (обхватив руками голову и облокотившись на спинку дивану) Ты меня полностью запутала, Камила. Я абсолютно ничего не понимаю!
   К: (становится коленями на диван, обернувшись к Рашиду, кладёт свои руки поверх Рашидовых и прижимает его голову к себе, подобно матери, приголубившей своё дитя) В этом вся твоя беда! Ты запутался, Рашид! Ты настолько погрузился в пучину своего религиозного фанатизма, что забыл, кем ты был! Ты забыл, что ещё совсем недавно ты был таким же как я, как Мигель, Диего, Франческа, таким же жизнерадостным и весёлым молодым человеком, больше всего на свете любившим своих друзей и тот образ жизни, который вёл! А кем ты стал сейчас? Посмотри на себя, Рашид! Ты холодный, бесчувственный и расчётливый фанатик! Ты вычеркнул из своей памяти своих родных, ибо у тебя даже сердце не ёкнуло во время рождения твоей племянницы и смерти сестры. И я удивляюсь, как у тебя сохранились эмоции и чувства в общении со мной! Молю тебя, Рашид, поберегись, ещё немного, и ты превратишься в камень! Ты рассорился со своим лучшим другом, начисто забыв всё то, что вы вместе пережили! - вместо этого ты сошёлся с неким Муэртом, при одном виде которого любой живой человек приходит в непостижимый ужасающий трепет - быть может, именно он - причина твоего фатального перевоплощения! - Послушай меня, Рашид, умоляю тебя! Удались от этого сумрачного Муэрта - чувствует моё сердце, он погубит тебя! - помирись с Мигелем, ведь он - твой друг, единственный человек, который по-настоящему предан тебе, и который всегда готов тебе помочь!
   Р: У меня нет друга! (отстраняется от девушки)
   К: Ошибаешься, есть! Но ты можешь потерять его...
   Р: Невелика потеря! (усаживается в пол-оборота к Камиле)
   К: Ты не прав! Я потеряла лучшую подругу - я знаю, что это такое! Потерять друга - значит умереть, значит иметь разрушенную душу. Потерять друга - это чувствовать, что мир больше не вертится, он замер на месте! Ведь друг - это всё: это дорога, это свет, сны, которые нам сняться; иметь друга - значит иметь верного союзника, ведь друг - это вера, которая помогает нам жить, этот тот, кто научит тебя летать, кто поможет найти выход! Вот, кто такой друг!... (Рашид, спрятав голову, молчит) Мне больше нечего добавить! Подумай над моими словами, хорошенько подумай, прежде чем принять окончательное решение! (встаёт и направляется к выходу, но в дверях оборачивается) Да, кстати, если тебе интересно, я жду ребёнка от Мигеля. Он ещё не знает, но я хотела, чтоб ты знал это (уходит)
   При слове "ребёнок" Рашид оцепенел и поражённо взглянул на Камилу, и смотрел ей вслед ещё некоторое время после того, как она скрылась в другой комнате.
   Р: (шокировано, с некоторой тенью испуга) Ре-бё-нок?...
   В комнату, неслышно, как тень, входит Муэрт. Его движения настолько плавные, что создаётся впечатление, что он не идёт по полу, а парит над ним. Муэрт подступает к Рашиду сзади и приближает свои ладони к его голове, но не касается её. Лицо Муэрта напряженно, будто все его силы сконцентрированы на какой-то определённой мысли.
   М: Ты слишком возбуждён, сын мой. Тебе необходимо расслабиться... (его голос звучит размеренно и завораживающе) Сделай это! Очисти свой разум от сомнений... Вспомни кто ты и зачем ты здесь...
   Р: (не слыша слов Муэрта) У неё будет ребёнок...
   М: А тебе что до него?... Это не твой ребёнок - он даже не правоверный - он не достоин твоего внимания... Забудь о нём! (Муэрт становится ещё напряженней - кажется, он концентрирует все свои силы в руках и словах, которые произносит)
   Р: (начиная поддаваться уверениям и, расслабляя шею, опускает голову на спинку дивана) Забыть о нём...
   М: Верно! (губы Муэрта искажает удовлетворенная дьявольская улыбка) Расслабься и ни о чём не думай... Тебе необходимо отдохнуть - завтра важнейший день в твоей жизни - ты наконец-то выполнишь своё предназначение и волю Аллаха...
   Р: (бездумно произнося слова:) Слава Аллаху и хвала Аллаху!...
   М: (напряжение уходит, и Муэрт уже без особых усилий продолжает) ...Завтра Аллах отблагодарит тебя за твои деяния, и станешь ты неприкосновенным для простых смертных, и сможешь вершить дела, угодные лишь тебе, брать всё, что угодно тебе взять, и наказывать всех, кого тебе угодно наказать...
   Р: Камила...
   М: О да! И её ты сможешь взять в числе остальных вещей... Ты избавишься от своего злейшего врага - отца того выродка, что носит она под сердцем, - и станешь ты обладать ею целиком и полностью, и будет она рабыней твоей вся и без остатка, покорная лишь твоей воле...
   ...Внезапно где-то рядом, за дверью, раздаётся смех ребёнка. Муэрт испуганно отдёргивает руки и оборачивается к двери - в ней показывается Диего, корчащий смешные гримасы Авроре, которая явно довольна проделками отца, качающего её на руках...
   Д: (увидев Рашида и Муэрта) Ой, простите! Простите, что прервал вашу беседу! Я не знал, что в этой комнате кто-то есть. Я пойду... (выходит, продолжая играть с ребенком, который, в свою очередь, не перестаёт смеятся)
   Рашид выходит из забытья, в которое он погрузился ранее, и, не понимая, что с ним происходило, отскакивает от Муэрта, глядя на него с некоторой долей страха.
   М: Кто.. ты.. такой?...
   Р: (с невозмутимым спокойствием и властным тоном) Я - Муэрт. (делает шаг по направлению к Рашиду)
   М: Не подходи!
   Муэрт, лишь на мгновение приостановившись и удивлённо подняв бровь, с демонической улыбкой продолжил своё движение.
   М: Не подходить? Да кто ТЫ такой, чтобы указывать МНЕ, что делать?!
   Глаза Муэрта прямо-таки горели пламенем. Рашид в страхе ринулся в другой угол комнаты.
   Р: Ты... ты... (с ужасом в голосе) не человек!... Ни один человек никогда не порождал во мне такой леденящий душу страх!
   М: (на некоторое время замерев на месте) Страх - моё оружие... (вновь оборачивается к Рашиду)
   Р: (осторожно касается своей головы) У меня раскалывается голова - будто кто-то копался в моих мыслях... Что ты со мной делал?!...
   М: (снова направляется к Рашиду) Наставлял на путь истинный!
   Р: Ха! Ты что же, Мухаммед? (попытался улыбнуться, но вышло лишь жалкое подобие улыбки)
   М: (отрицательно качая головой) И даже не Аллах! (Муэрт подошёл уже вплотную - страх полностью принизал Рашида - на его лбу выступил холодный пот)
   Р: (съёживаясь под натиском Муэрта) Демон?
   М: (достав из-под своего бездонного плаща платок, вытер пот со лба Рашида) Я не ангел и не демон - я естество иного рода.
   Рашид, в порыве страха перед этим неизвестным, но определённо жутким существом, собрав воедино остаток сил и храбрости, резким движением отталкивает Муэрта и бросается к двери. Муэрт, в свою очередь устояв на ногах, круто повернулся к убегающему и молниеносно выкинул вперёд руку - дверь с грохотом закрылась. Рашид остановился, как вкопанный, но через мгновение бросился к другой двери - Муэрт повторил предыдущее движение, и вторая дверь оказалась запертой. Рашид в отчаянии стал дёргать её, но она не поддавалась - он оставил бесполезные усилия и обернулся - он был бледен, подобно мертвецу, и обессилено облокотился о стену. В комнате потемнело до такой степени, что лишь с трудом можно было разобрать силуэты фигур. В чёрной тьме Муэрт будто бы вырос в два раза. Он накинул капюшон на лицо, обошёл стол и сел на диван, затем, не пойми откуда, в его поднявшихся над столом руках оказалась лампада. Муэрт поставил её на стол, медленно достал спички и зажёг её - лампада кроваво-красным светом осветила комнату, а лицо Муэрта под капюшоном стало сродни портрету Дьявола. Начинает играть "Forever Today". Муэрт положил руки на стол и немного наклонился над источником света - его губы чуть заметно зашевелились, неслышно шепча какие-то слова. Видя всё это, Рашид оцепенел - в его глазах поселился неописуемый ужас, его волосы, казалось, наэлектризовались и вот-вот встанут дыбом, его руки дрожали, ноги подкашивались - он трепетал всем телом.
   Р: Кто... Ты... ТАКОЙ??? (при каждом слове его глаза раскрывались всё больше)
   М: Кто Я? Ха-ха-ха! Неужто ты до сих пор не смекнул? А ведь ты прекрасно знаешь, кто я. Ты должен знать, кто я, ведь впервые ты встретился со мной ещё тогда, в пустыни, среди остальных, таких же как и ты, солдат твоего отряда, чьи трупы тлели под лучами палящего солнца. А ты, благодаря какому-то чуду (или проклятию) был ещё жив - изнывал от адской боли и истекал кровью, доживая последние минуты своей жизни! Мой образ тогда уже полностью застилал твой взгляд, он заполнил всё твоё подсознание без остатка, моё имя звенело у тебя в ушах и вертелось на языке... Ну что, я освежил твою память? Да? - О да-а-а... Я чувствую, что да. Итак, кто я?...
   Р: Ты...
   М: Ну! Смелей!
   Р: Ты...
   М: Ну давай же, произнеси моё имя! Скажи это!
   Р: Ты - ... Смерть?... Ты - смерть?
   М: Да... Всё верно, я - Смерть!... Неужто ты всё это время полагал, что тебя спас человек? Глупец! Ни одному врачу не под силу вернуть к жизни человека с теми 3 ранениями, которые ты получил, ведь каждое из них само по себе было смертельным! Я воскресил тебя!
   Р: За... зачем ты это с... сделал?
   М: Потому что ты меня об этом попросил.
   Р: Я?
   М: Ты ещё не понял? - Я - существо не из мира сего! Я обладаю могуществом, которое вы, люди, и представить себе не можете! И одной из моих способностей является умение читать мысли... Умирая, ты молил своего бесполезного Бога - Аллаха, чтобы он не дал тебе умереть. Но твой Бог, которому ты так ревностно служишь, не услышал тебя. А я услышал! - И тогда я заключил сделку с твоей душой - ты будешь жить, но и будешь обязан... слу-жить МНЕ! Ты - мой гид в этом суетном мире. Ты - моя марионетка! С твоей помощью я совершаю невероятные поступки, которые, сказать по правде, меня весьма тешат и развлекают! (разражается дьявольским смехом)
   Р: Ты... украл... у меня... жизнь!
   М: Ошибаешься, друг мой, ошибаешься! Я подарил тебе жизнь!
   Р: Подарил жизнь? Ты - Смерть - разрушитель счастья и разлучник собраний! Откуда тебе знать, что такое настоящая жизнь?
   М: Хватит этой мусульманской чепухи! "Разрушитель счастья" и бла-бла-бла!... Про жизнь, приятель, я знаю больше всех вас, жалких людишек, населяющих эту скудную планету! Я - владыка ваших жизней! Я решаю, кому и когда умирать!... (умолкает на некоторое время, затем продолжает своим обычным размеренным тоном:) Что есть жизнь? Давайте рассмотрим этот вопрос на примере: (Задняя кулиса поднимается и за ней - люди в белых халатах - вероятнее всего, врачи - они чем-то занята, стоя над женщиной, которая лежит на кушетке и не переставая кричит - звук приглушённый, а потому слышны лишь, за руку её держит какой-то мужчина - вероятнее всего муж. Муэрт продолжает:) Всё верно, это роды. Чудеснейшее явление всего сущего - рождение новой жизни. Как это не парадоксально, но благое дело сопровождается адской болью, - так уж задумано. Ты видишь, как нервничает муж, волнуясь за свою возлюбленную и будущего ребёнка. Ты узнал его? Верно, это твой бывший приятель - Диего, а женщина, которая рожает - Франческа. - Да! Я показывают тебе фрагмент из прошлого... Итак, врачи, гордые выполняемым ими благим делом, изо всех сил помогают роженице; Франческе труднее всего... Но вот, мы видим, чудо свершилось! Раздаётся ещё один крик - не женщины, это рев иного рода - плач новорождённого. Какой он милый, этот малыш, не правда ли? Посмотри, как несказанно счастливы родители - отец берёт младенца на руки - эти блаженные улыбки на устах отца и матери - просто волшебно!... Малыш, ты родился и плачешь, в то время как мир вокруг тебя радуется - проживи же жизнь так, чтоб когда ты умирал, весь мир рыдал, а ты улыбался! - что-то потянуло меня на сантименты... Итак, именно тут вмешиваюсь Я: Смотри внимательней - улыбка застыла на губах твоей сестры, в её глазах появляется необъяснимый испуг, перерастающий в ужас - она не понимает, что с ней происходит, и, обессиленная, опускается на подушку. Неожиданно начинают гудеть и звенеть приборы - врачи бросают озабоченный взгляд на женщину, один из них щупает пульс, вот уже и муж начинает волноваться. Доктора метушатся вокруг женщины, что-то говорят друг другу, один из них забирает у новоиспечённого отца ребёнка и куда-то уносит, другой силой выводит мужчину за пределы палаты и возвращается обратно. (кулиса опускается, перед кулисой, в поле зрения остаётся лишь разнервничавшийся муж) Видишь, как встревожен Диего - он ещё не постиг, что произошло, он просто не хочет верить в это. Он волнуется и ходит из стороны в сторону. Глянь, он достаёт сигарету, и от переполняющих его треволнений закуривает... Но это продолжается недолго - вот уже сигарета его раздражает и он выкидывает её и присаживается на корточки, обхватывая голову руками. Терпение! Осталось совсем недолго!... Терпение, терпение - вот! Взгляни! Выходит акушерка, явно чем-то опечаленная - давай послушаем, о чём они говорят...
   Д: Что здесь происходит?! Кто-нибудь мне растолкует, в конце концов?! Меня выталкивают из палаты моей жены, ничего не объясняя, отбирают ребёнка...
   В: Тише-тише, успокойтесь, с ребёнком всё в норме - здоровый младенец, всё как положено...
   Д: А мать? Как там моя жена?
   В: Дело в том, что я и сама не понимаю, как такое могло случиться - здоровая мама, роды без осложнений, здоровый младенец, и тут...
   Д: Что?! Что тут?!
   В: ...У вашей жены нашли аневризму...
   Д: Это опасно?
   В: Боюсь, что мы её потеряли ...
   М: Смотри! Следи за Диего! Какой удар для него. Он просто убит этой новостью. Он, наконец-то, начинает всё осознавать. Взгляни, врач пытается его успокоить, но он лишь отталкивает её. (Врач отходит) Он обезумел от горя, он не знает, что ему делать. В рыданиях бьётся головой об стенку, а теперь весь съёживается и опускается на пол. Он полностью подавлен... (мужчина уходит, на сцене - снова лишь Муэрт с Рашидом, освещение всё такое же кроваво-красное) Жизнь за жизнь, человек за человека... Постоянные страдания и жертвы во имя чего-то большего, и, зачастую, несбыточного, - вот что такое жизнь...
   Р: (в негодовании) Ты - не Смерть! Нет! Ты сам Дьявол, раз совершил такое!
   М: (подходит к Рашиду) Ничего не поделаешь - таков мой удел - забирать жизни!
   Р: Отчего же ты не забрал и мою?
   М: Потому что мне стало скучно! Мне захотелось внести разнообразие в моё однообразное вечное существование, и ты - мой проект. Ты уже почти стал таким, каким я задумал тебя сделать - то бишь универсальным человеком, не подверженным эмоциям! Но тут вмешалась эта девчонка - Камила - она одна связывает тебя с этим низшим миром. (кладёт руку ему на плечо и склоняется ближе) Рашид! Послушай меня - я мудрее всех ваших смертных мудрецов вместе взятых - уничтожь в себе оставшиеся в тебе чувства! Обрежь эту последнюю нить! И ты познаешь мир намного лучше сего! Мир огромных возможностей, мир, где нет смерти, а твоя власть безгранична, мир, где ты - царь и бог! Твоей заветной мечтой было, чтобы мир помнил тебя ещё долго после того, как ты покинешь его. - Я сделаю твою мечту реальностью! Подумай об этом! (садится на прежнее место)
   Р: (борясь с самим собою, неуверенно) И-и-и... что для этого нужно?
   М: Ничего, Рашид, уже ничего! Потому-то я тебе всё это и рассказываю, ибо пути назад у тебя уже нет - ты всё уже совершил! Получив приказ от руководства Аль-Каеды покарать Испанию за её агрессию против мусульман, ты уже всё подготовил. И завтра, 11 марта 2004, Мадрид постигнет кара Аллаха, великого и могущественного, как говорите вы, мусульмане... Ты недоумеваешь! Думаешь: "Ну и что с того? Это мой священный долг перед Родиной и Верой - такова была воля Аллаха. Ну, погибнут неверные, и что дальше?" - это твои мысли. Но ты упустил одну деталь! А именно: ты погубил своего бывшего друга - Мигеля. Ибо благодаря твоему желанию отомстить за то, что он увёл у тебя любимую женщину, ты приготовил ему неминуемую гибель завтра, когда поезд, в котором он будет ехать, прибудет на станцию Аточа. Это и есть последняя стадия твоего перевоплощения... Завтра, мой друг, завтра ты забудешь, что такое боль и страдания - у тебя боле не будет чувств и эмоций - ты станешь сверхчеловеком, полубогом, если хочешь! Я всё сказал! До встречи в ином мире!
   Муэрт затушил лампаду и спрятал её в бездне своего плаща. Через некоторое время тьма рассеялась - в комнате заметно посветлело. Муэрт будто растаял в воздухе - его нигде не было. Рашид сидел на диване, склонившись к коленям и закрыв голову руками. Несколько мгновений спустя он поднял голову и провёл ладонями по лицу - поначалу в его глазах читалось ужас и отчаяние. Откуда-то извне доносились слова песни "Los Ninos No Mueren" Рашид всё продолжал неподвижно сидеть, как вдруг стал еле слышно подпевать:
   Р: ...дети -
   Это ангелы без крыльев,
   Которые шлют нас в небо
   Чтобы мы стали лучше...
   (усмехнувшись) Хм!...
   Он глубок вздохнул, встряхнул головой и уверенно поднялся. В его глазах уже не было ни отчаяния, ни ужаса - в них на миг блестнул огонёк непоколебимой решимости, а затем его чёрные глаза, казалось, стали чернее прежнего - лишь пугающую, леденящую душу тёмную бездну отныне можно было увидеть в них ...
   Р: Да будет так! (по тону, каким была произнесена фраза, было очевидно, что он принял какое-то бесповоротное решение)
   Рашид круто развернулся и твёрдым шагом вышел из комнаты. Свет гаснет
  

Сцена 3

   Ночь на 11 марта. Около 4.00 пополуночи.
   В комнате царит полумрак, но небольшая область комнаты освещена горящей свечой со стола. На диване тревожным сном кто-то спит лицом к спинке. Человек ворочается, и в один момент поворачивается - это Камила. Начинает играть "Remember Me"***. Девушка открывает глаза и безотчетно смотрит на играющее пламя свечи - похоже, что ей не спится. Внезапно пламя начинает сильно откланяться в сторону - похоже, что откуда-то задул ветер - и в один момент свеча тухнет. Камила медленно и лениво поднимается с дивана. Посидев несколько секунд, берёт со стола спички и вновь зажигает свечу. Пламя продолжало играть. Ками укуталась в одеяло - ветер знобил её - и поднялась, чтобы пойти посмотреть, откуда поддувает. Она только-но обернулась, как где-то в глубине комнаты промелькнула тень - девушка подняла взгляд, но, решив, что ей почудилось, отвернулась - в этот момент тень промелькнула вновь. На этот раз Ками заволновалась и пошла к тому месту, где видела тень. А тень, тем временем, снова пересекла комнату, но уже мимо стола - Ками резко обернулась и бросилась обратно к дивану, но тень уже исчезла.
   К: (немного дрожащим голосом) Кто здесь?
   Тень появилась снова за спиной девушки, но на этот раз замерла на месте. Камила обернулась и, заметив чей-то силуэт, в страхе отшатнулась к дивану. Незнакомец вступил в полосу света...
   К: Мигель! (девушка резко выпрямилась - одеяло спало на пол)
   Молодой человек утвердительно кивнул головой и чуть протянул руки вперёд, как бы приглашая девушку к себе. Камила сначала неуверенно подалась вперёд, но потом быстро ринулась вперёд, но замерла перед Мигелем.
   К: Ты ведь должен был вернуться только утром?...
   Гаучо в ответ лишь нежно улыбнулся, не произнося ни слова. Ками улыбнулась в ответ, затем нерешительно коснулась ладонями его ладоней - их пальцы сплелись. Они смотрели друг другу в глаза - их взоры были полны любви.
   К: Я... сплю? Это... просто сон?
   Мигель вновь лишь утвердительно кивнул вместо ответа.
   К: В таком случае я не хочу просыпаться!
   Их руки начали плавно подниматься вверх по телу. Они нежно прижались друг к другу. Внезапно ветер задул сильнее, так что начали развиваться их волосы и одежда, хотя свеча не тухла. Мигель прикоснулся одной рукой к щеке Камилы, нежно лаская её - девушка отвечала тем же. Их лица потихоньку сближались, и в тот момент, когда их губы слились в сладком поцелуе, резкий порыв ветра потушил свечу. Ветер стал сильнее, и теперь в прозрачном полумраке комнаты были видны лишь силуэты целующихся, чьи одежды и волосы развивались на ветру, как в открытом море. Так продолжалось некоторое время. Затем ветер стих так же неожиданно, как и появился. Мигель стал потихоньку отдалятся от Камилы, которая стояла неподвижно. И вот уже соединены меж собой лишь их вытянутые руки. И вот уже и пальцы разняты, и Мигель нырнул в ту же темноту, из которой и явился. Ками ещё некоторое время стояла неподвижно, затем медленно дошла до дивана и улеглась спать. Комнату окутал непроницаемый мрак...
   Рассвело. Внезапно Камила с криком "Мигель!" вскочила с дивана - он вся была в холодном поту. Она рассеяно завертела головой по сторонам, будто ища что-то или кого-то. Вытря со лба пот ладонью, она откинула назад спавшие ей на лицо волосы.
   К: Это был всего лишь ночной кошмар! Всего лишь ночной кошмар... (Она взглянула на часы - было уже 8.30 утра) Святая Дева-Мария! Я проспала! Поезд моего Гаучо уже наверное прибывает, а я ещё в постели!
   Камила резко вскакивает с дивана и второпях одевается. Открывается дверь, и заходит Диего с двумя чашками кофе. Через открытую дверь слышно, как играет радио.
   Д: Я слышал крик. Что случилось?
   К: Ох, Диего! Случилось то, что я опаздываю на вокзал! Я уже должна встречать моего Мигелито, а вместо этого я ещё здесь!
   Д: Успокойся, Камила, ты уже всё равно опоздала - не торопись так! Лучше выпей кофе, что я тебе принёс! (ставит чашку на стол)
   К: (с мгновения поразмыслив) Да! Наверное, ты прав! (подносит руку к чашке, намереваясь взять её, но тут же отдёргивает её и достает телефон и набирает номер) Я позвоню ему - предупрежу, что проспала... (звонит, но не может дозвониться) Направление перегружено! - Странно... С чего бы это испанцам без конца трезвонить друг другу с утра пораньше?
   Д: Да не переживай ты так - такое бывает.
   К: Ага! В четверг утром?! (присаживается на диван, попивая кофе) Садись!
   Д: Один момент! Только за Авророй схожу - ни минуты не могу без неё.
   Уходит, но через пару секунд возвращается со спящим ребёнком и присаживается рядом с Камилой. Девушка улыбается глядя на малютку и её заботливого отца...
   Д: Знаешь, а малютка Аврора сегодня так сладко спала! Даже несмотря на то, что был такой сильный...
   К: (перебивает его) Чш-ш-ш!
   Д: Что слу...
   К: Тихо! Слушай!
   Молодые люди замолчали - стало отчётливо слышно, что радио вещает о каких-то новостях: "...утренний Мадрид взбудоражен ужасными взрывами. Народ в панике! Как нам сообщили, в 8.39 по местному времени на станции Аточа четыре мощных взрыва прогремели в одном из подъезжающих поездов... Прошу прощения... Нам только что сообщили ещё о двух взрывах на станции Эль-Позо и одном на Санта-Эугениа..."
   Д: Святая Дева-Мария, спаси и помилуй! (переводит взгляд на Камилу)
   Девушка сидит неподвижно в полном оцепенении, её глаза остекленели, а взгляд был направлен в сторону открытой двери, откуда вещало радио, чашка, которую она держала в руках, была наклонена, и горячий кофе тонкой струйкой выливалось ей на колени, но она ничего не замечала. Диего, заметив это, быстро забрал чашку и поставил на стол.
   Д: Что с тобой, Ками? Тебя так поразило случившееся? Я, говоря по правде, тоже в шоке! Такого давненько не случалось - наверное, ЭТАвцы снова напоминают правительству, что они есть и прекращать свою борьбу не собираются... (он останавливается, видя, что Камила совершенно его не слушает) Ками?
   К: (обращаясь сама к себе) Это был не просто сон...
   Д: Что? Какой сон? О чём ты, Ками?
   К: (переводя наконец-то взгляд на Диего) Мне снилось, что мы с Мигелем танцуем, а затем он куда-то исчезает, а я не в силах пошевельнуться, чтоб последовать за ним...
   Д: Я не понимаю. При чём тут Гаучо?... (внезапно его осеняет какая-то мысль) Если только... Неужели он...?
   К: Его поезд должен был прибыть на станцию Аточа в 8.40...
   Её глаза переполнились слезами, и мгновение спустя рыдания диким воплем выплеснулись наружу. Слёзы текли ручьями, а всё тело вздрагивало при очередном всхлипе. Диего положил спящего ребёнка рядом, а сам крепко прижал её к своей груди и лишь поглаживал по волосам, понимая, что пытаться успокаивать её бесполезно. Но через некоторое время, видя, что рыдания становятся всё сильнее, всё предпринял такую попытку:
   Д: Ну! Ну! Я бы на твоём месте не отчаивался бы так... А что, если Гаучо поехал другим поездом? А? Такое ведь возможно?
   К: (сквозь рёв) Нет!... Я знаю, он был на этом поезде...
   Д: Давай всё-таки попробуем позвонить ещё раз! (берёт мобильник девушки и набирает номер...)
   К: ...(с надеждой) Ну что? (Диего отрицательно качает головой)
   Д: (откладывая телефон в сторону) Направление перегружено! (Камила снова рыдает) Ну-ну, девочка моя, перестань! Я уверен, что Мигель жив! Давай подождём немного, а затем обзвоним все больницы - с ним, я уверен, ничего страшного не произошло...
   К: ...Нет! Ты меня просто успокаиваешь!... Мне ведь приснился сон!
   Д: Снова этот сон!
   К: ...Будто он ушёл... а я не могу... не могу, понимаешь?!... а он ушёл...
   Ничего не помогало - Камила не успокаивалась ни на минуту, её рыдания переходили в настоящую истерику. А тут ещё и ребёнок проснулся и, в тон Камиле, начал свою слёзную оперу. Диего пришлось успокаивать уже двух барышень.
   Д: (в отчаянии) Ох уж мне эти экстремисты-террористы, или как их там ещё? (пытается успокоить раскричавшуюся Аврору и, одновременно с этим, Ками) Они начудили, а я - расхлебывай!
   Как внезапно появился ночью ветер, так же внезапно Камила оборвала свои рыдания.
   К: Что ты сказал?
   Д: (удивлённый произведённым эффектом) Я... сказал, что мне теперь придется весь день успокаивать вас с Авророй...
   К: Нет-нет! Ты сказал - террористы...
   Д: Ну да! А кто же ещё способен на такие зверства?! Наверное, снова ЭТА постаралась! Ох уж мне эти баски! - не сидится им у себя в горах, так они безобразничать к нам пожаловали!
   К: Нет...
   Д: Нет?
   К: (проницательно глядя на Диего) Это Аль-Каеда!
   Д: Бог с тобой, Ками! Они-то что забыли у нас в Испании?! Их с роду здесь не было!
   К: (в её глазах загорелся огонёк мести) Рашид!
   Д: Рашид? А что Рашид?
   К: А ты не знаешь? Он - член Аль-Каеды! Он - террорист!...
   Д: Что ты такое говоришь, Ками?! Ты с ума сошла!
   К: Он мне сам вчера утром признался... А ещё говорил... Святая Дева-Мария! Он говорил, что у него какое-то задание в Мадриде... (резко вскакивая, кричит не своим голосом:) Подонок! Это его рук дело! Убийца! Нелюдь!...
   Д: Камила!...
   К: Диего! Быстро пойдём со мной! (бросается к дверям, но останавливается, дожидаясь Диего; грозя кулаком кому-то воображаемому) Я найду тебя, дьявольское отродье, обязательно найду! И непременно отомщу за своего любимого!
   Д: Но...
   К: Никаких НО, Диего! Быстро за мной, пока не поздно!
   Камила круто оборачивается, намереваясь, подобно урагану, вылететь из комнаты, но тут, как из-под земли перед ней вырастает Рашид собственной персоной. Девушка от неожиданности на мгновение остолбенела, Диего, недоумевая, смотрел на них обоих. Но уже в следующую секунду Ками, подобно тигрице, защищающей своих детёнышей, с остервенением бросилась на Рашида - она с невесть откуда взявшейся у столь хрупкого создания силой откинула араба к соседней стенке и, схватив его за горло, начала душить, крича что-то нечленораздельное - вернее всего проклятия, какие только могла упомнить. Рашид и не думал сопротивляться, он лишь смотрел на неё своими чёрными, как ночь, и ледяными, как айсберг, глазами. Диего полностью растерялся - он, поражённый, стоял как вкопанный. Из-за дверей донёсся резкий окрик: "Ками!" Услышав этот голос, девушка окаменела на месте и отпустила горло Рашида. Затем медленно обернулась - на её лице читалось такое изумление, будто она услышала голос самого Сатаны. На пороге стоял Мигель, живой и невредимый. Камила, не помня себя от радости, со слезами на глазах бросилась в объятия любимого, покрывая его лицо горячими поцелуями.
   К: Мой любимый!... Мой драгоценный Мигелито!... Боже! Как я испугалась! Я думала, что больше никогда тебя не увижу!... Я думала... я... я...
   Г: (взяв в руки его голову) Чш-ш-ш!... (улыбается) Ни слова боле! Я здесь! Мы вместе! И, я клянусь, отныне мы никогда не расстанемся и всегда будем вместе! Обещаю тебе, радость моя!
   К: ...Я... я люблю тебя, Мигелитто! И буду любить всегда! Тебя, и больше никого! Всегда!
   Г: А я тебя! Тебя и больше никогда! Вечно! (целуются)
   Диего, шокированный быстротой происходящего и не до конца понимающий ситуацию, попеременно смотрит то на пару Мишеля и Камилы, то на Рашида. Во взгляде последнего с известного нам случая невозможно ничего прочесть - лишь улыбка выдавала его чувства.
   Д: Кто-нибудь мне объяснит мне, наконец-то, что происходит?! (Камила и Мигель перестают целоваться)
   Г: Дело в том, Диего, друг мой, что Ками думала, что я погиб, так как должен был ехать в поезде, который давеча взорвался...
   Д: Это я, как раз, знаю! Так что же произошло? И какое отношение ко всему этому имеет Рашид, которого Камила чуть, было, не задушила?
   Г: Всё просто! Рашид спас мне жизнь ...
   К: Как?! Рашид?... Но разве...
   Р: Ни слова боле, Мигель! Мы ведь договорились. Меня и так ждёт неминуемый гнев Аллаха за содеянное мною...
   Г: (подходя к другу) Нет, брат мой, я уберегу тебя от любого гнева! Давай забудем наши ссоры и станем братьями, как и прежде! (Гаучо протянул руку, но Рашид и не подумал пожать её:)
   Р: Нет, друг мой. Я уже никогда не буду таким, как прежде - обратного пути нет. Я величайший грешник, каких только знала земля... К тому же, время, отведённое мне, уже давно истекло, и не по воле Аллаха я ныне жив, а по воле иных сил...
   Д: Что-то я теперь вообще ничего не понимаю!
   К: Я тоже!
   М: Но почему же мой друг, мой брат Рашид не хочет принять мою дружбу и остаться?
   Р: (после небольшой паузы) Потому что он уже мёртв... Я не принадлежу миру живых и должен вернуться восвояси - туда, где закончился мой жизненный путь, и где моя душа сможет отправиться к тому месту, куда будет угодно отослать её Аллаху великому и всемогущему...
   В комнате воцарилось гробовое молчание. Рашид неожиданно подошёл к Авроре - малютка чудесным образом успокоилась, лишь он приблизился. Лицо араба будто светилось любовью...
   Р: Племянница моя, Аврора... Эти глаза ангела! - Они будут предо мной до тех пор, пока мои собственные не закроются навек... Ты, Аврора - ангел, что спас мою душу... Будь счастлива!
   Рашид поцеловал девочку, затем резко обернулся и, пройдя мимо влюблённых к дверям, обернулся к друзьям, дабы в последний раз в своей жизни взглянуть на них. Как год назад, когда он вошёл в эту же комнату, прервав беседу Камилы и Франчески, он был неотразим - королевская осанка, благородное лицо, длинные волосы, волнами спадающие на плечи, и нежная доброжелательная улыбка - лишь взгляд стал иным - холодным и бездонным. Окинув взглядом каждого из присутствующих, он изрёк:
   Р: Как-то Смерть - Муэрт, значится, - в День моей Смерти предложил мне станцевать с ним Танго - я согласился... Теперь танец окончен и, надеюсь, я танцевал достойно - по крайней мере, я уйду достойно!... Прошу вас лишь об одном, друзья: помните меня таким, каким я был год тому назад, до того рокового дня, когда я отправился воевать, и запомните: оттоле я никогда не возвращался - я погиб в бою, защищая свою Веру, свою Родину. Это всё, о чём я вас прошу... Чу! Играют последние аккорды моего жизненного танца - мне пора! Прощайте!
   Рашид круто повернулся и стремительно вышел. Но всем показалось, что в последний момент на какую-то долю секунды мрак его глаз растаял, и его очи, как когда-то заметила Камила, подобные двум звёздам, блеснули добрым, полным любви светом, ещё долго согревавшим их сердца...
  

Эпилог

   Нежная умиротворённая музыка ласкает слух. Мигель, Камила и Диего с Авророй обнялись, и некоторое время не разрывали объятий - время будто замерло. В эту паузу и зазвучит голос извне:
   М: Что есть жизнь? Люди расцветают и засыхают, как колосья на полях. Почему же все трепещут перед смертью? Да потому что боятся забвения! Боятся, что о них уже никто никогда не вспомнит, и они канут в необъятность вечности! И потому люди задаются вопросом - будут ли помнить потомки их имена, когда они уйдут, захотят ли знать какими они были: как отважно они боролись, как отчаянно они любили... Откройте своё пламенное сердце, освободите свой мятежный дух, не робейте перед жизненными трудностями, не бойтесь любить без оглядки, идите к своей мечте, как бы тяжело вам не пришлось, и тогда, может статься, что однажды на своём жизненном пути вы таки дерзнете станцевать Танго со Смертью! А возможно, станцуете и лучше Смерти!
   ...Звучат звуки танго, того самого, под который Мигель и Камила когда-то впервые танцевали вместе. И на этот раз они снова танцуют. А вместе с ними - и Диего с малюткой Авророй!
  

Конец!

...2005г.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Примечания:
   * - художественный авторский перевод сербской песни "Заувьєк Моя":
   Све што имам я
   То сі мені ті
   Ті, дівля рузо
   Што бодльйом ме закасі
  
   Ті сі мі душу раніла
   Лєпотом мє опіла x2
  
   Тамо, любаві, гдє звоне звона
   Ті чес заувьєк біт само моя
   Тамо гдє і рєка любі море
   До зоре
   Заувьєк
  
   Іль сі брданка
   Ілі сі пріморка
   Аль знам само то
   Бічес моя дєвочка
  
   Любаві, не могу сад
   Без тебе да живім я x2
  
  
   Тамо, любаві, гдє звоне звона
   Ті чес заувьєк біт само моя
   Тамо гдє і рєка любі море
   До зоре
  
   Тамо вісоко, за брда она
   Тамо гдє є стара куча моя
   Тамо чу са тобом, жельйо моя
   Остаті заувьєк.
  
   ** - куплет из песни "Los Ninos No Mueren" аргентинской певицы Флорисьенты. Первод:
   Известно что дети
   Это ангелы без крыльев
   Которые шлют нас в небо
   Чтобы мы стали лучше
  
   Они те, которые оставляют знак
   Где находится путь
   Где находится красота
   Нашей судьбы
  
   Когда смеется ребенок
   Выходит солнце
   И все становится яснее
   Мир цветет
  
   Рождается жизнь
   Находится путь
   И мы понимаем
   Что продолжаем жить
  
   *** - текст песни "Remember Me" (саундтрек из фильма "ТРОЯ"):
   Remember, I will still be here,
   As long as you hold me, in your memory
  
   Remember, when your dreams have ended,
   Time can be transcended,
   Just remember me
  
   I am the one star that keeps burning, so brightly,
   It is the last light, to fade into the rising sun
  
   I'm with you,
   Whenever you tell,
   My story,
   For I am all I've done
  
   Remember, I will still be here,
   As long as you hold me, in your memory,
   Remember me
  
   I am that one voice, in the cold wind,
   That whispers,
   And if you listen, you'll hear me call across the sky
  
   As long as,
   I still can reach out, and touch you,
   Then I will never die
  
   Remember, I'll never leave you,
   If you will lonly,
   Remember me
  
   Remember me...
  
   Remember, I will still be here,
   As long as you hold me,
   In your memory
  
   Remember,
   When your dreams have ended,
   Time can be transcended,
   I live forever,
   Remember me
  
   Remember me,
   Remember... me...
  

Кирилл Юрьевич Кучеров

"Танго со Смертью"

  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) В.Лебедева "Контракт на ребёнка 2"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Write_by_Art "Хроники Эдена. Книга первая: Светоч"(Антиутопия) Д.Кейн "Дэйхан"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"