Чесноков Алексей Николаевич: другие произведения.

О хороших в сущности людях

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

О ХОРОШИХ В СУЩНОСТИ ЛЮДЯХ по произведениям Аркадия Аверченко



     О ХОРОШИХ В СУЩНОСТИ ЛЮДЯХ.

     Алексей Чесноков

     По произведениям Аркадия Аверченко.

     alexej.che@yandex.ru
     89037774278 Алексей Чесноков

     ПОДХОДЦЕВ – молодой человек атлетического телосложения лет 25-30.

     ГРОМОВ – субтильный молодой человек лет 25-30.

     КЛИНКОВ - полный молодой человек лет 25-30.

     МАРУСЯ – молодая женщина 20-25 лет.

     ХАРЧЕНКО – молодой человек лет 25-30, приятель Подходцева, Громова и Клинкова.

     ОКОЛОТОЧНЫЙ

     ПЕРВЫЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК

     ВТОРОЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК

     НАТАЛЬЯ ИЛЬИНИШНА – жена Подходцева.

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА - женщина лет тридцати – тридцати пяти

     ГАЗЕТЧИК, СОЛИДНЫЙ ГОСПОДИН В ЗОЛТЫХ ОЧКАХ, ПРОДАВЕЦ, ПРИКАЗЧИК, СЛУГА, ХОЗЯИН, КВАРТИРНАЯ ХОЗЯЙКА, ОФИЦЕР, ДОКТОР, ПЫШНОГРУДАЯ БЛОНДИНКА, БРАТ, СИВЫЙ СТАРИК, РЫЖИЙ, ШВЕЙЦАР, НОСИЛЬЩИК.

     Первый праздник, встреченный по христиански

     ИНТ. КВАРТИРА ПОДХОДЦЕВА УТРО

     Комната большая, но низкая. Меблировка однообразная: стол, завален книгами, исписанной бумагой и газетами; три кровати, завалены телами лежащих мужчин (ПОДХОДЦЕВ, КЛИНКОВ и ГРОМОВ); и наконец, три стула - ничем не завалены.

     Тела мужчин просыпаются по очереди… Сначала толстый Клинков, на нос которого упал горячий луч солнца, чихает так громко, что гитара на стене загудела, спящий под ней Подходцев открывает глаза.

     ПОДХОДЦЕВ
     Кой чёрт играете по утрам на гитаре?

     ГРОМОВ
     Чёрт возьми, дадите вы мне спать или нет?

     КЛИНКОВ
     Это Подходцев всё время тут разговаривает.

     ГРОМОВ
     Да что ему надо?

     КЛИНКОВ
     Он уверяет, что ты недалёкий человек.

     ГРОМОВ
     Я настолько недалёк, что могу запустить в него ботинком.

     Так он и поступает.

     ПОДХОДЦЕВ
     А ты и поверил? Это Клинков о тебе такого мнения, а не я.

     ГРОМОВ
     Для Клинкова есть другой ботинок!

     Громов бросает ботинок в Клинкова.

     ПОДХОДЦЕВ
     А теперь, когда ты уже расшвырял ботинки, я скажу тебе правду: ты не недалёкий человек, а просто кретин.

     ГРОМОВ
     Это не я кретин, а ты…

     КЛИНКОВ
     Однако вы тонко изучили друг друга кретины. У людей знакомые бывают на крестинах, а у нас на кретинах. Подходцев, у тебя есть карандаш? Запиши этот каламбур. За него в журнале кое-что дадут.

     ПОДХОДЦЕВ
     По тумаку за строчку - самый приличный гонорар. Чего это колокола так раззвонились? Пожар, что ли?

     КЛИНКОВ
     Грязное невежество: не пожар, а Страстная суббота. Завтра, милые мои, Светлое Христово Воскресенье. Конечно, вам всё равно, потому что души ваши давно запроданы дьяволу, а моей душеньке тоскливо и грустно, ибо я принуждён проводить эти светлые дни с отбросами каторги. О, мама, мама! Далеко ты сейчас со своими куличами, крашеными яйцами и жареным барашком. Бедная женщина!

     ПОДХОДЦЕВ
     Действительно, бедная. Ей не повезло в детях.

     КЛИНКОВ
     А что, миленькие: хорошая вещь - детство. Помню я, как меня наряжали в голубую рубашечку, бархатные панталоны и вели к Плащанице. Постился, говел… Потом ходили святить куличи. Удивительное чувство, когда священник впервые скажет: "Христос Воскресе!"

     ГРОМОВ
     Не расстраивай меня, а то я заплачу.

     КЛИНКОВ
     Разве вы люди? Вы свиньи. Живём мы, как чёрт знает что, а вам и горюшка мало. В вас нет стремления к лучшей жизни, к чистой, уютной обстановке,- нет в вас этого. Когда я жил у мамы, помню чистые скатерти, серебро на столе.

     ПОДХОДЦЕВ
     Ну, если ты там вертелся близко, то на другой день суп и жаркое ели ломбардными квитанциями.

     КЛИНКОВ
     Врёте, я чистый, порядочный юноша. Был… А что, господа, давайте устроим Пасху, как у людей. С куличами, с накрытым столом и со всей вообще празднично-буржуазной, уютной обстановкой.

     ГРОМОВ
     У нас из буржуазной обстановки есть всего одна вилка. Много ли в ней уюта?

     КЛИНКОВ
     Ничего, главное - стол. Покрасим яйца, испечём куличи…

     ГРОМОВ
     А ты умеешь?

     КЛИНКОВ
     По книжке можно. У нас ножка шкафа подпёрта толстой поваренной книгой.

     ПОДХОДЦЕВ
     Здорово удумано. В конце концов, что мы не такие люди, как все, что ли?

     КЛИНКОВ
     Даже гораздо лучше.

     ИНТ. КВАРТИРА ПОДХОДЦЕВА ДЕНЬ

     Луч солнца освещает следующую картину: Подходцев и Громов сидят на полу у небольшой кадочки, в которую насыпано муки чуть не доверху. Сбоку стоит корзина с яйцами, лежит кусок масла, ваниль и какие-то таинственные пакетики.

     ГРОМОВ
     Как твоя бедная голова выдерживает такие мозги. Откуда ты взял, что ваниль распустится в воде, когда она - растение.

     ПОДХОДЦЕВ
     Сам ты растение дубовой породы. Ваниль не растение, а препарат.

     ГРОМОВ
     Препарат чего?

     ПОДХОДЦЕВ
     Препарат ванили.

     ГРОМОВ
     Так… Ваниль - препарат ванили. Подходцев - препарат Подходцева. Голова твоя препарат телячьей головы…

     ПОДХОДЦЕВ
     Ты не кричи, а объясни мне вот что: почему я должен сначала "взять лучше крупитчатой муки 3 фунта, развести четырьмя стаканами кипячёного молока", проделать с этими тремя фунтами тысячу разных вещей, а потом, по словам самоучителя, "когда тесто поднимется, добавить ещё полтора фунта муки"? Почему не сразу четыре с половиной фунта?

     ГРОМОВ
     Раз сказано, значит, так надо.

     ПОДХОДЦЕВ
     Извини, пожалуйста, если ты так глуп, что принимаешь всякую печатную болтовню на веру, то я не таков! Я оставляю за собой право критики.

     ГРОМОВ
     Да что ты, кухарка, что ли?

     ПОДХОДЦЕВ
     Я не кухарка, но логически мыслить могу. Затем - что значит: "30 желтков, растёртых добела"? Желток есть желток, и его, в крайнем случае, можно растереть до желта.

     ГРОМОВ
     Может, тут ошибка? Не "растёртые" добела, а "раскалённые" добела?

     ПОДХОДЦЕВ
     Знаешь, ты, по моему, выше Юлия Цезаря по своему положению. Того убил Брут, а тебя сам Бог убил. Ты должен отойти куда ни будь в уголок и там гордиться. Раскалённые желтки! А почему тут сказано о "растопленном, но остывшем сливочном масле"? Где смысл, где логика? Понимать ли это в том смысле, что оно жидкое, нехолодное, или что оно должно затвердеть? Тогда зачем его растапливать? Боже, Боже, как это всё странно!

     Громов c раздражением вырвал из поваренной книги лист "о куличах" и бросил его в кадочку с мукой.

     ГРОМОВ
     На! Теперь это всё перемешай!

     Открывается дверь. На пороге стоит смущённый Клинков. Он не входит в комнату и пытается заслонить своей широкой фигурой что то, стоящее сзади него и увенчанное красными перьями.

     КЛИНКОВ
     Как… вы уже вернулись? А я думал, что вы ещё часок прошатаетесь по рынку.

     ПОДХОДЦЕВ
     А что? Да входи… Чего ты боишься?

     КЛИНКОВ
     Да уж лучше я не войду…

     ГРОМОВ
     Да почему же?

     Из-за спины Клинкова вышла МАРУСЯ.

     МАРУСЯ
     Я тебе говорила - не надо. Такой день нынче, а ты пристал - пойдём да пойдём!.. Ей Богу, бесстыдник.

     ПОДХОДЦЕВ
     Клинков, Клинков, когда же ты наконец перестанешь распутничать? Сам же затеял это пасхальное торжество и сам же среди бела дня приводишь жрицу свободной любви…

     МАРУСЯ
     Нашли жрицу. Со вчерашнего дня жрать было нечего.

     КЛИНКОВ
     Браво! Она тоже каламбурит!! Подходцев, запиши - продадим.

     ГРОМОВ
     У человека нет ничего святого. Сударыня, нечего делать, присядьте, отдохните, если вы никуда не спешите.

     МАРУСЯ
     Господи! Куда же мне спешить. Куда, спрашивается, спешить, если меня хозяйка вчера совсем из квартиры выставила?

     КЛИНКОВ
     Весна - сезон выставок. Подходцев, запиши. Я разорю этим лучшую редакцию столицы. Ах, как мне жаль, Маруся, что я не могу оказать вам того гостеприимства, на которое вы рассчитывали.

     МАРУСЯ
     Уйдите вы. Ни на что я не рассчитывала. Отдохну и пойду.

     Маруся садится на край кровати. Видит кадочку с мукой.

     МАРУСЯ
     Ой! А что это вы, господа, делаете?

     ГРОМОВ
     Куличи. Только у нас, знаете ли, не ладится…

     КЛИНКОВ
     Видишь ли, Маруся, мы решили отпраздновать праздник святой Пасхи по-настоящему. Мы - буржуи!

     Маруся встала и осмотрела кадочку.

     МАРУСЯ
     Кто ж так куличи делает. Высыпайте обратно муку. Хотите, я вам замешу?

     ГРОМОВ
     Да разве вы умеете?

     МАРУСЯ
     Вот тебе раз! Да как же не уметь!

     ПОДХОДЦЕВ
     Уважаемая, достойная Маруся, Вы нас чрезвычайно обяжете…

     КЛИНКОВ
     Теперь вы, господа, понимаете, для чего я её привёл?

     ПОДХОДЦЕВ
     Лучше молчи... По распущенности ты превзошёл Гелиогабала!

     КЛИНКОВ
     Да, пожалуй… Во мне сидит римлянин времён упадка.

     МАРУСЯ
     Нечего сказать, хорошенькое помещение он себе выбрал. Разведи-ка в этой баночке краску для яиц.

     Клинков покорно берёт пакетики с краской и отходит в угол. Подходцев и Громов стоят около стола.

     ПОДХОДЦЕВ
     Накроем пока стол. Скатерть чистая есть?

     ГРОМОВ
     Вот есть… Какая-то чёрная. Только на ней, к сожалению, маленькое белое пятно.

     ПОДХОДЦЕВ
     Милый мой, ты смотришь на эту вещь негативно. Это белая скатерть, но сплошь залитая чернилами, кроме этого белого места.

     ГРОМОВ
     И, конечно, залил её Клинков. Он всюду постарается.

     КЛИНКОВ
     Да уж. Я всегда стараюсь. Я старательный. А вы всегда на меня кричите. Вон Марусю привёл. Маруся, поцелуй меня.

     МАРУСЯ
     Уйди, уйди, не лезь. Заберите его от меня, или я его вымажу тестом.

     ПОДХОДЦЕВ
     (застонал)
     Эх, чёрт! Сломался!

     ГРОМОВ
     Что?

     ПОДХОДЦЕВ
     Ключ от сардинок. Я попробовал открыть…

     ГРОМОВ
     Пропала коробка. Теперь уж ничего не сделаешь. Помнишь, у нас уже этак ломался ключ… Мы пробовали открыть ногтями, потом стучали по коробке каблуками, бросали на пол. Исковеркали - так и пропала коробка…

     КЛИНКОВ
     Надо подложить её на рельсы, под трамвай. В этих случаях самое верное - трамвай.

     МАРУСЯ
     Давайте, я открою.

     КЛИНКОВ
     Видите, какая она у меня умница. Я знал, что с сардинами что ни будь случится, и привёл её.

     МАРУСЯ
     Отстань!

     КЛИНКОВ
     Подходцев, режь колбасу. Знаешь, можно её этакой звёздочкой разложить. Красиво!

     ПОДХОДЦЕВ
     Ножа нет.

     КЛИНКОВ
     Можно без ножа. Взять просто откусить кусок и выплюнуть, откусить и выплюнуть, откусить и выплюнуть. Так и нарежем.

     ГРОМОВ
     Ничего другого не остаётся. Кто же этим займётся?

     КЛИНКОВ
     Конечно, я.

     ПОДХОДЦЕВ
     Почему же ты. Уж лучше я.

     ГРОМОВ
     Или я!

     МАРУСЯ
     Неужели у вас нет ножа?

     Подходцев качает головой.

     ГРОМОВ
     Был прекрасный нож. Но пришёл этот мошенник Харченко и взял его якобы для того, чтобы убить свою любовницу, которая ему изменила. Любовницы не убил, а ножик зажал.

     КЛИНКОВ
     И штопор был; и штопора нет.

     ПОДХОДЦЕВ
     Как? А где же он?

     ГРОМОВ
     А ты не знаешь? Клинков погубил штопор; ему, после обильных возлияний, пришла на улице в голову мысль: откупорить земной шар.

     ПОДХОДЦЕВ
     Вот свинья то. Как же он это сделал?

     ГРОМОВ
     Вынул штопор и стал ввинчивать в деревянную тротуарную тумбу. Это, говорит, пробка, и я, говорит, откупорю земной шар.

     КЛИНКОВ
     Неужели я это сделал?

     ГРОМОВ
     Конечно. На прошлой неделе. Уж я не говорю о рюмках - все перебиты. И перебил Клинков.

     КЛИНКОВ
     Всё я да я… Впрочем, братцы, обо мне не думайте: я буду пить из чернильницы.

     Клинков берёт чернильницу, но Громов лёгким движением перехватывает у него чернильницу.

     ГРОМОВ
     Нет, чернильница моя,- ты можешь взять себе пепельницу. Или сделай из бумаги трубочку.

     Маруся с изумлением слушает эти странные разговоры, вытирает руки о фартук, сооружённый из наволочки, берёт карандаш и бумагу, молча пишет…

     КЛИНКОВ
     Каламбур записываешь?

     МАРУСЯ
     (даёт записку Клинкову)
     Я записала тут, что надо купить. Вилок, ножей, штопор, рюмки и тарелки. Покупайте посуду, где брак,- там дешевле… Всего рубля на четыре выйдет.

     КЛИНКОВ
     (Подходцеву)
     Дай денег.

     ПОДХОДЦЕВ
     Что ты, милый? Я последние за муку отдал.

     КЛИНКОВ
     (Громову)
     Ну, ты дай.

     ГРОМОВ
     Я тоже всё истратил. Да ведь у тебя должны быть?

     Клинков смущённо читает бумагу.

     КЛИНКОВ
     Едва ли по этой записке отпустят.

     МАРУСЯ
     Почему?

     КЛИНКОВ
     Тарелка через "ять" написана. Потом "периц" через "и". Такого перца ни в одной лавке не найдёшь.

     ПОДХОДЦЕВ
     Клинков! Ты что-то подозрительно завертелся! Куда ты дел деньги, а?

     КЛИНКОВ
     Никуда. Вон они. Видишь - пять рублей.

     ПОДХОДЦЕВ
     Так за чем же остановка?

     КЛИНКОВ
     Я думаю, что эти деньги… я… должен… отдать… Марусе…

     МАРУСЯ
     Мне? За что?

     КЛИНКОВ
     Ну… ты понимаешь… по справедливости… я же тебя привёл… оторвал от дела…

     ПОДХОДЦЕВ
     И верно! Отдай ей.

     Маруся медленно снимает с себя фартук, одёргивает засученные рукава, берёт шляпу и дрожащими руками надевает её.

     МАРУСЯ
     До свиданья… я пойду… я не думала, что вы так… А вы… Скверно! Стыдно вам.

     ГРОМОВ
     Подходцев дурак и Клинков дурак. Маруся! Мы вас просим остаться. Деньги эти, конечно, пойдут на покупку ножей и прочих тарелок, и я надеюсь, что мы вместе разговеемся, мы с вами куличом, а эти два осла - сеном.

     КЛИНКОВ
     Ура! Дай я тебя поцелую.

     МАРУСЯ
     Отстань…
     (улыбнулась сквозь слезы)
     Вы лучше мне покажите, где печь куличи-то.

     КЛИНКОВ
     О, моя путеводная звезда! Конечно! У хозяйки. У неё этакая печь есть, в которой даже нас, трёх отроков, можно изжарить. Мэджи! Вашу руку, достойнейшая - я вас провожу к хозяйке.

     Клинков и Маруся уходят.

     ГРОМОВ
     В сущности, очень порядочная девушка.

     ПОДХОДЦЕВ
     Да… А Клинков осёл.

     ГРОМОВ
     Конечно. Это не мешает ему быть ослом. Как ты думаешь, она не нарушит ансамбля, если мы её попросим освятить в церкви кулич и потом разговеться с нами?

     ПОДХОДЦЕВ
     Почему же… Ведь ты сам говорил, что она порядочная девушка.

     ГРОМОВ
     А Клинков осёл. Верно?

     ПОДХОДЦЕВ
     Клинков, конечно, осёл. Смотреть на него противно.

     ИНТ. КВАРТИРА ПОДХОДЦЕВА НОЧЬ

     Подходцев и Громов сидят у стола. Стол накрыт белоснежной скатертью на которой стоит новенькая посуда. Под бодрый звон колоколов, входит Маруся. Она несёт кулич, увенчанный розаном. За ней входит Клинков ведёт под руку подвыпившего ХАРЧЕНКО. Подходцев и Громов радостно вскочили и подошли к Марусе. Она степенно похристосовалась с Подходцевым и Громовым.

     МАРУСЯ
     А с Клинковым я христосоваться не буду потому, что он не умеет целоваться как следует.

     Клинков посадил Харченко к столу.

     КЛИНКОВ
     Да мои поцелуи не для этого случая. Не для Пасхи-с! Хе-хе! Позвольте хоть ручку.

     Желание его исполняет не только Маруся, Подходцев и Громов, суют ему под нос свои руки. Клинков целует все протянутые руки. Все садятся за стол.

     КЛИНКОВ
     Какой шик!
     (ощупывая новенькую, накрахмаленную скатерть)
     У нас совсем как в приличных буржуазных домах.

     ГРОМОВ
     Да… настоящая приличная чопорная семья!

     И все серьёзно кивают головами. Подходцев разливает вино. Чокаются, пьют. Клинков пододвигается ближе к Марусе. Подходцев и Громов обращают свой взор на растрогано-печального Харченко.

     ПОДХОДЦЕВ
     (наливая вина Харченко)
     Что с тобой такое Витенька?

     ХАРЧЕНКО
     (выпивает)
     Эх, господа, может быть, это единственный день, когда хочется быть чистым, невинным, как агнец, - и что же! Никогда так, как в этот день, ты не чувствуешь себя негодяем и преступником!

     ГРОМОВ
     Витенька, что ты! Неужели, ты совершил преступление?

     ХАРЧЕНКО
     Да, господа! Да, друзья мои. Как тяжело сознавать себя отбросом общества, преступником…

     Подходцев снова наполняет вином стаканы.

     ПОДХОДЦЕВ
     А ты покайся. Гляди, и легче будет.

     ГРОМОВ
     В самом деле, покайся, Харченко. Может мы тебя и облегчим как-нибудь.

     ПОДХОДЦЕВ
     Конечно, облегчим.

     ХАРЧЕНКО
     Дорогие вы мои. Родные вы мои. Недостоин аз, многогрешный, сидеть среди вас, чистых, светлых и вкушать из одной и той же бутылки пресветлое сие питие. Грешник я есмь, дондеже не…

     ГРОМОВ
     Ты лучше по-русски говори.

     ХАРЧЕНКО
     И по-русски скажу! И по французски, и по итальянски скажу - на всех языках скажу! Преступник я, господа, и мытарь! Знаете ли вы, что я сделал? Я нашему директору Топазову японские марки дарил. Чилийские, аргентинские, капские марки я ему дарил, родные вы мои…

     ПОДХОДЦЕВ
     Зачем же ты это делал, чудак?

     ХАРЧЕНКО
     Чтоб подлизаться, господа, чтобы подлизаться. Пронюхал я, что собирает он марки, - хотя, и скрывает это! Пронюхал. А так как у него очищается место второго секретаря, то я и того… Стал ему потаскивать редкие марочки. Подлизаюсь, думаю, a он меня и назначит секретарём!

     ГРОМОВ
     Грех это, Витенька. Мы все работаем, служим честно, a ты - накося! С марочками подъехал. Что ж у него марочек-то полная уже коллекция?

     ХАРЧЕНКО
     В том-то и дело, что не полная! Нужно ещё достать болгарскую выпуска семидесятого года и какую-то египетскую с обелиском. Тогда, говорит, с секретарством что-нибудь и выгорит.

     ГРОМОВ
     И не стыдно тебе? Гнусно всё это и противно. Марки-то эти можно где-нибудь достать?

     ХАРЧЕНКО
     Говорят, есть такой собиратель, Илья Харитоныч Тпрундин, - у которого всё, что угодно есть. Разыщу его и достану.

     Громов записывает на манжете.

     ГРОМОВ
     Омерзительно. Семидесятого года болгарская-то?

     ХАРЧЕНКО
     Семидесятого. Горько мне, братцы.

     ПОДХОДЦЕВ
     Ну, что ж, ты нам признался, и это тебя облегчило. Если больше никаких грехов нет…

     ХАРЧЕНКО
     Нету грехов? У меня-то? А банковская операция с купцом Треносовым - это что? Это святое дело, по-вашему?

     ПОДХОДЦЕВ
     Постой.

     Подходцев берёт Харченко под руку и отводит в сторону.

     ПОДХОДЦЕВ
     Ты им этого не говори; они не поймут. А я пойму. Вот - выпей и расскажи.

     ХАРЧЕНКО
     И расскажу! Всё расскажу!! Ничего не потаю.
     (пьёт)
     Пьянствовали мы недавно с купцом Троеносовым. Он и давай хвастаться своей чековой книжкой. "Видал, говорит, книжку? Махонькая, кажется? Корова языком слизнёт - и нет её!! А большая, говорит, в ней сила. Тут я, говорит, проставлю цифру, тут фамилию - и на тебе, получайте. Хоть десять тысяч, хоть двадцать тысяч!" Хвастался этак-то, хвастался, да и заснул. А я возьми с досады, да и выдери один листочек…

     ПОДХОДЦЕВ
     Витенька?! Неужели…

     Харченко уткнулся в плечо Подходцева и застонал.

     ХАРЧЕНКО
     Да! Да! Каюсь ради великого праздника! Три тысячи вывел я на листочке, подписал "И. Троеносов" - благо он как курица пишет - и в ту же неделю получил. Тошно мне, братцы, ой, как тошно!!

     Подходцев гладит Харченко по голове.

     ПОДХОДЦЕВ
     Куда же ты их девал, несчастный?

     ХАРЧЕНКО
     А я пошёл в другой банк да на текущий счёт все три тысячи и положил. Вот и чековая книжечка, в роде Троеносовской.

     ПОДХОДЦЕВ
     Какая грязь! Покажи… Книжечку.

     ХАРЧЕНКО
     Вот видишь… Тут сумма и число ставится, тут фамилия…

     ПОДХОДЦЕВ
     Неужели, Витенька, ни на одну минуту совесть не схватила тебя за сердце, не ужаснулся ты?.. А фамилия получателя разве тут не ставится?

     ХАРЧЕНКО
     Ни-ни! На предъявителя. Понимаешь, как удобно. Предъявил ты чек, и расписок никаких с тебя не берут - пожалуйста! Получил из кассы и иди домой.

     ПОДХОДЦЕВ
     Гм!.. Смешные, ей Богу, эти банкиры. Покажи-ка ещё книжечку…

     Подходцев берёт чековую книжку и внимательно её рассматривает.

     ПОДХОДЦЕВ
     Значит, ты сначала выдрал такой листочек, a потом уже подписал купцову фамилию.

     ХАРЧЕНКО
     Ну, конечно! Ох, тошнёхонько мне, братцы!

     ПОДХОДЦЕВ
     Выпей, преступная твоя душа. Вон, там твой стакан, на окне…

     Харченко пошёл в указанном направлении. Подходцев тайком вырывает листок из чековой книжки, кладёт в карман. Догоняет Харченко.

     ПОДХОДЦЕВ
     Бери твою книжку. Да спрячь подальше. А то, брат, знаешь, не трудно и влопаться… Так все три тысячи, значит, у тебя и лежат?

     ХАРЧЕНКО
     Все лежат, ни копеечки не трогал!

     ПОДХОДЦЕВ
     Н-да… Ну, ничего. Бог тебя простит. По крайней мере, теперь ты облегчился.

     Подходцев и Харченко возвращаются к столу.

     КЛИНКОВ
     Ну, что, легче теперь? Нету больше грехов?

     ХАРЧЕНКО
     Нету грехов? Это у меня-то? Да меня за мой последний грех повесить мало! Братцы! Вяжите меня! Плюйте на меня! Я чужую жену соблазнил!

     МАРУСЯ
     Какая мерзость!

     КЛИНКОВ
     Хорошенькая?

     Маруся бьёт Клинкова по спине.

     ХАРЧЕНКО
     Красавица прямо. Молоденькая, стройная, руки, как атлас, а целуется так, что…

     МАРУСЯ
     Харченко! Не говори гадостей.

     ГРОМОВ
     И тебе не стыдно? Неужели, ты не подумал о муже, об этом человеке, которого ты так бесчеловечно обокрал?!.

     ХАРЧЕНКО
     Жалко мне его было. Да что же делать, братцы, если она такая… замечательная…

     КЛИНКОВ
     Замечательная?! А святость семейного очага?! А устои? Говори, как её зовут.

     ХАРЧЕНКО
     Да зачем тебе это… Удобно ли?

     КЛИНКОВ
     Говори, развратник! Скажи нам её имя, чтобы мы молились за неё в сердце своём, молились, чтобы облегчить её и твой грех… Слышишь? Говори!

     ХАРЧЕНКО
     Раба Божия Наталья её зовут.

     КЛИНКОВ
     Наталья? Бог тебя накажет за эту Наталью, Харченко. А по отчеству?

     ХАРЧЕНКО
     Раба Божия Михайловна.

     КЛИНКОВ
     Михайловна? Какой позор… Не спрашиваю её фамилии, потому что не хочу срывать покрывала с тайны этой несчастной женщины… Но спрошу только одно: неужели у тебя хватало духу бывать у них дома, глядеть в глаза её мужу?!

     ХАРЧЕНКО
     Нет… Я больше по телефону… Уславливался…

     КЛИНКОВ
     Ещё хуже!! Неужели, раскаяние не глодало тебя?! Неужели, этот номер телефона, ужасный преступный номер - не врезался в твою душу огненными знаками?! Не врезался? Говори: не врезался?

     ХАРЧЕНКО
     Врезался.

     КЛИНКОВ
     Ты должен забыть его! Слышишь? То, что ты делал - подло! 27-18?

     ХАРЧЕНКО
     Что, номер? Нет… Хуже! Больше!

     КЛИНКОВ
     Ещё хуже? Ещё больше? Какой же?

     ХАРЧЕНКО
     347-92.

     КЛИНКОВ
     Ага… Наталья Михайловна…

     Клинков украдкой пишет карандашом на обрывке. Маруся видит это и отворачивается, потом резко встаёт и отходит к окну. Громов идёт за ней.

     КЛИНКОВ
     Так-с. Как же ты подошёл к ней? Каким подлым образом соблазнил эту несчастную?..

     ХАРЧЕНКО
     А я просто узнал, что за ней ухаживал Смелков. Встретил её да и рассказал, что Смелков всюду хвастается победой над ней. Выдумал. Ничего Смелков даже и не рассказывал… А она возмутилась, прогнала Смелкова… Я и стал тут утешать её, сочувствовать.

     КЛИНКОВ
     (рассеяно, одновременно записывая)
     Трижды подло.

     ПОДХОДЦЕВ
     Все грехи? Во всём признался?

     Подходцев разливает вино. К столу возвращаются Громов и Маруся.

     ХАРЧЕНКО
     Кажется, во всём.

     КЛИНКОВ
     Ну, вот видишь. Легче теперь?

     ХАРЧЕНКО
     Кажется, легче.

     ПОДХОДЦЕВ
     Ну, вот видишь! Говорил я, что мы тебя облегчим… И облегчим!

     КЛИНКОВ
     Конечно, облегчим.

     ГРОМОВ
     Камень с души снимем.

     КЛИНКОВ
     Все камни снимем!

     МАРУСЯ
     Камня на камне от твоих грехов не останется.

     ХАРЧЕНКО
     Я пойду домой, родные. Спаточки мне хочется.

     МАРУСЯ
     Иди, детка. Иди. Бог с тобой.

     КЛИНКОВ
     Если ещё будут какие грехи - ты нам говори. Мы облегчим…

     Издательское предприятие

     ИНТ. КВАРТИРА ПОДХОДЦЕВА ВЕЧЕР

     На одной из трёх кроватей спит Подходцев. В центре комнаты, на столе и на полу, освещённые солнцем, лежат деньги. Много денег. Ковёр из денег. В комнату входят Маруся, Клинков и Громов.

     КЛИНКОВ
     А я тебе говорю, что эта девушка всё время смотрела на меня!

     ГРОМОВ
     Это ничего не доказывает! В паноптикумах публика больше всего рассматривает не красавицу Клеопатру со змеёй, а душительницу детей Марианну Скублинскую!

     Клинков выталкивает Громова на лестничную клетку и закрывает дверь. Маруся снимает шляпу и плащ.

     ГРОМОВ
     (из-за двери)
     Пусти!

     КЛИНКОВ
     Проси прощенья.

     ГРОМОВ
     Ну ладно. Прости, что я тебя назвал идиотом.

     КЛИНКОВ
     Да ведь ты меня не называл идиотом?

     ГРОМОВ
     Я подумал, но это всё равно. Пусти! Если не пустишь, встану завтра пораньше и зашью рукава в твоём пиджаке.

     КЛИНКОВ
     Ну, иди, чёрт… С тебя станется.

     Клинков открывает дверь. Громов входит. Маруся входит в комнату, где спит Подходцев.

     МАРУСЯ
     Чего это он тут набросал на полу?

     Клинков входит вслед за Марусей.

     КЛИНКОВ
     Какие-то бумажки. Может быть, старые письма его возлюбленных…

     ГРОМОВ
     (из прихожей)
     Или счета от несчастного портного…

     КЛИНКОВ
     Или повестки от мирового…

     Маруся поднимает с пола одну бумажку, рассматривает её.

     МАРУСЯ
     Господи Иисусе! Да ведь это деньги. Пятирублёвая бумажка. И вот!

     КЛИНКОВ
     И вот! Я слепну! Я задыхаюсь!

     Громов входит в комнату.

     ГРОМОВ
     Да тут их десятки!

     КЛИНКОВ
     Сотни!

     МАРУСЯ
     Зачем он их разбросал тут?

     КЛИНКОВ
     Я догадываюсь: он хочет нас поразить.

     ГРОМОВ
     Давайте сделаем вид, что мы ничего не замечаем.

     МАРУСЯ
     Идёт.

     Клинков подходит к кровати, на которой спит Подходцев, и толкает его в бок.

     КЛИНКОВ
     Эй, Подходцев! Не стыдно ль спать, когда цвет русской интеллигенции бодрствует?! Вставай!

     Подходцев открыл глаза, потягивается, садится, смотрит на бумажки, на спокойные лица товарищей.

     ПОДХОДЦЕВ
     (удивлённо)
     Вы только сейчас вошли?

     ГРОМОВ
     Уже минут пять.

     МАРУСЯ
     А что?

     ПОДХОДЦЕВ
     Вы ничего не замечаете?

     МАРУСЯ
     Нет. А что?

     ПОДХОДЦЕВ
     На полу…

     МАРУСЯ
     Бумажки какие то набросаны. Зачем ты соришь, ей Богу? Что за неряшливость?

     ПОДХОДЦЕВ
     Да вы поглядите, что это за бумажки!!

     Клинков поднимает одну бумажку и в ужасе бросает её.

     КЛИНКОВ
     А-а-а! На них кровь.

     Маруся берёт купюру со стола.

     МАРУСЯ
     Подходцев… Он умер сразу, или агония была мучительной?

     ПОДХОДЦЕВ
     У кого?

     ГРОМОВ
     У того, кого ты убил и ограбил.

     ПОДХОДЦЕВ
     Животное ты! Эти денежки чисты, как декабрьский снег…

     МАРУСЯ
     Поясни Подходцев: откуда у честного человека миллионы…

     КЛИНКОВ
     Что за достойная женщина!

     ПОДХОДЦЕВ
     Эти деньги я получил по чеку…

     Клинков, Громов и Маруся внимательно смотрят на Подходцева.

     ПОДХОДЦЕВ
     …из чековой книжки Харченко…

     МАРУСЯ
     Ты говоришь об этом жирном пошляке?

     КЛИНКОВ
     Жирная, скупая свинья!

     ГРОМОВ
     Богатый, толстокожий хам. Он дал тебе чек?

     ПОДХОДЦЕВ
     Я не говорил, что Харченко дал мне чек. Просто так получилось, что у меня оказался листок из его чековой книжки… Сумму я поставил сам…

     КЛИНКОВ
     И это совесть русской интеллигенции…

     ГРОМОВ
     И как была велика твоя алчность?

     ПОДХОДЦЕВ
     Тысяча рублей…

     КЛИНКОВ
     Подходцев, Подходцев…

     МАРУСЯ
     Господа, Харченко пользуется нашим обществом бесплатно.

     КЛИНКОВ
     Так…

     МАРУСЯ
     Папенькин сынок, недалёкий парень. Ему отец присылает триста рублей в месяц, и он проживает всё это один, тайком, прячась от друзей, попивая в одиночестве дорогие ликёры, покуривая сигары и закатывая себе блестящие пиры. Он любит вас, потому что вы весёлые, умные, щедрые, когда есть деньги, люди… Он частенько вползает в нашу компанию, но как только у компании деньги исчерпаны - он выползает из компании.

     ГРОМОВ
     Точно…

     МАРУСЯ
     Безобразие, которому имени нет. Свет изменился к худшему. Всё проваливается в пропасть, народ нищает, все капиталы скопляются в руках нескольких лиц…

     КЛИНКОВ
     Если посчитать по пяти рублей за встречу…

     ГРОМОВ
     Лучше - полтора рубля в час. По таксе, как у посыльных.

     МАРУСЯ
     Это баснословно дёшево. Подумать только - такое общество.

     Подходцев горячо целует руку Маруси и прижимает к сердцу.

     КЛИНКОВ
     Что ж ты думаешь делать с этими деньгами?

     ПОДХОДЦЕВ
     Не я, а мы. Деньги общие.

     ГРОМОВ
     Для общих денег это слишком большая сумма… Если начать на них пить - можно получить белую горячку, если есть - ожирение сердца и подагру, если тратить на красавиц - общее расстройство организма.

     МАРУСЯ
     Следовательно, нужно сделать на них что-ни будь полезное.

     КЛИНКОВ
     Можно открыть кроличий завод. Выгодное дело!

     ПОДХОДЦЕВ
     Или купить имение с образцовым питомником.

     МАРУСЯ
     Или нанять целиком доходный дом и отдавать его под квартиры.

     КЛИНКОВ
     А почему ты молчишь, Громов?

     ГРОМОВ
     Мне пришла в голову мысль.

     КЛИНКОВ
     И как же она себя чувствует в этом пустом помещении?

     ГРОМОВ
     Мысль такая: давайте, господа, издавать сатирический журнал.

     ПОДХОДЦЕВ
     Я могу издать только удивлённый крик.

     КЛИНКОВ
     А ведь это идея. Вы знаете, а может быть, и не знаете, что я довольно недурно рисую карикатуры. Громов пишет прозу и стихи.

     ПОДХОДЦЕВ
     А что я буду делать?

     КЛИНКОВ
     Ты? Издательская и хозяйственная часть.

     МАРУСЯ
     А я?

     КЛИНКОВ
     Ты будешь моей музой…

     ПОДХОДЦЕВ
     И моим секретарём.

     ГРОМОВ
     Это будет чрезвычайно приятный журнал.

     ПОДХОДЦЕВ
     И полезный в хозяйстве.

     МАРУСЯ
     Почему?

     ПОДХОДЦЕВ
     Как средство от мух.

     ГРОМОВ
     Не понимаю.

     МАРУСЯ
     Мухи будут дохнуть от ваших рисунков и стихов.

     КЛИНКОВ
     Берегись, Маруся! Мы назовём свой журнал "Апельсин", и тогда ты действительно ничего в нём не поймёшь.

     ГРОМОВ
     Постойте, постойте, "Апельсин"… А, ей Богу, это недурно. Звучно, запоминается и непретенциозно!

     КЛИНКОВ
     По-моему, тоже, это хорошо: "Газетчик, дайте мне "Апельсин"!

     Громов встаёт, берёт с дивана подушку и прикладывает её как сумку к своему боку, принимает позу газетчика.

     ГРОМОВ
     "Апельсинов" уже нет - все распроданы.

     КЛИНКОВ
     Что ж ты, дубина, не берёшь их больше?

     ГРОМОВ
     Да я взял много, но сейчас же всё расхватали. Поверите - с руками рвут.

     КЛИНКОВ
     А ты мне не можешь где ни будь достать старый номер?

     ГРОМОВ
     Трудновато. За рубль - пожалуй.

     КЛИНКОВ
     Три дам, только достань.

     ГРОМОВ
     Слушаю-с, ваше сиятельство.

     ПОДХОДЦЕВ
     Действительно, издавать журнал прелюбопытно.

     МАРУСЯ
     А книжные магазины тоже будут продавать?

     КЛИНКОВ
     Конечно!
     (Громову)
     Скажите, приказчик книжного магазина, у вас имеется "Апельсин"?

     Громов заходит за стол.

     ГРОМОВ
     "Апельсин"? Сколько номеров прикажете?

     КЛИНКОВ
     Десять. Хочу послать своей племяннице, брату, ещё кое-кому.

     ГРОМОВ
     У нас осталось всего три штуки…

     КЛИНКОВ
     О, добрый приказчик! Дайте мне десять номеров.

     ГРОМОВ
     Не могу, на вас не напасёшься.

     КЛИНКОВ
     О, многомилостивый торговец! Сжальтесь надо мной…
     (обнял за талию Марусю)
     Жена запретила мне являться домой без десяти номеров "Апельсина".

     ГРОМОВ
     Или берите три, или проваливайте.

     Клинков падает на колени и протягивает молитвенно руки.

     КЛИНКОВ
     Я утоплюсь, если вы не дадите мне десяти номеров. О, спасите меня!..

     Клинков встал с колен, отряхнул пыль с брюк.

     КЛИНКОВ
     Так будет в книжных магазинах.

     ПОДХОДЦЕВ
     Значит, публика, по вашему, заинтересуется им?

     КЛИНКОВ
     Публика? Я себе рисую такую картину…

     Клинков падает на колени перед Марусей, протягивает к ней руки.

     КЛИНКОВ
     Марья Петровна! Я люблю вас, будьте моей.

     МАРУСЯ
     Хорошо.

     КЛИНКОВ
     Мы будем так счастливы… Будем по вечерам читать "Апельсин".

     МАРУСЯ
     А что такое "Апельсин"?

     КЛИНКОВ
     А-а-а! Вы, Марья Петровна, не знаете что такое "Апельсин"?! В таком случае - чёрт с вами! Отказываюсь от вас! Навсегда!

     МАРУСЯ
     Ах.

     Маруся в обмороке падает в руки Клинкова. Они целуются.

     ПОДХОДЦЕВ
     А денег у нас хватит?

     ГРОМОВ
     Конечно! Полтораста - за бумагу, столько же - типографии, пятьдесят - на клише и остальное, на мелкие расходы. Первый же номер даст рублей двести прибыли.

     КЛИНКОВ
     Evviva, "Apelsino"! Господин издатель! Дайте сотруднику десять рублей аванса.

     ПОДХОДЦЕВ
     Ох, уж эти мне сотрудники. Всё бы им только авансы да авансы. Ну, нате, возьмите. Только чтобы это было последний раз. И, пожалуйста, не запоздайте с материалом.

     Клинков берёт с пола пару купюр, суёт их в карман.

     КЛИНКОВ
     (шаркнул ногой)
     Заведующий художественной частью журнала "Апельсин" приглашает редактора и издателя в ближайший ресторан откушать хлеба соли, заложив этим, как говорится, фундамент.

     ИНТ. ЛЕСТНИЧНАЯ КЛЕТКА ДОМА ПОДХОДЦЕВА НОЧЬ

     Редакция журнала "Апельсин" не уверенными шагами поднимается по лестнице и поёт хором:

     Мать и брат, отец и сын,
     Все читают "Апельсин".
     Нищий, дворник, кардинал -
     Все читают наш журнал.

     ГРОМОВ
     Кто же не читает,
     Тот - Идиот,
     В "Апельсинах" ничего не понимает!

     Деловые люди

     ИНТ. КВРТИРА ПОДХОДЦЕВА НОЧЬ

     Подходцев мирно спит. К нему подходит Громов.

     ГРОМОВ
     Слушай, Подходцев… Ты извини, что я тебя разбудил… Ничего?

     ПОДХОДЦЕВ
     Да уж чёрт с тобой… Всё равно проснулся. Что надо?

     ГРОМОВ
     Скажи, хорошая рифма - "водосточная" и "уполномоченная".

     ПОДХОДЦЕВ
     Нет. Поставь что угодно, но другое: восточная, неурочная, молочная, сочная, потолочная…

     ГРОМОВ
     Спасибо, милый. Теперь спи.

     Подходцев ложится, накрывает голову подушкой. Подходит Клинков, толкает Подходцева в бок.

     КЛИНКОВ
     Подходцев, проснись.

     ПОДХОДЦЕВ
     Что тебе надо?!

     КЛИНКОВ
     Сними на минутку рубашку.

     ПОДХОДЦЕВ
     Что ты - сечь меня хочешь?

     КЛИНКОВ
     Нет, мне нужно зарисовать двуглавый мускул. У меня тут в карикатуре борец участвует.

     ПОДХОДЦЕВ
     Попроси Громова.

     КЛИНКОВ
     Ну, нашёл тоже руку… У него кочерга, а не рука…

     ПОДХОДЦЕВ
     Ну Марусю… О, чтоб вас черти… Ну, на, рисуй скорей.

     КЛИНКОВ
     Согни руку так… Спасибо, дружище. А может, ты бы встал и надел ботинки?.. У тебя такие красивые ноги. Я рисую светскую сценку, и одна нога у меня какая то вымученная.

     ПОДХОДЦЕВ
     О, чтоб тебя…

     Подходцев встал с постели и одел ботинки.

     ГРОМОВ
     Подходушка, можно выразиться: "её розовые губки усмехнулись"?

     ПОДХОДЦЕВ
     Можно! Выражайся. Если вы меня ещё раз разбудите - я тоже выражусь!..

     ИНТ. ТИПОГРАФИЯ ДЕНЬ

     В комнате типографии лежит правильными пачками свежий, только что вышедший номер "Апельсина". Подходцев, Громов, Клинков и Маруся листают журнал, гладят страницы, нюхают запах краски.

     МАРУСЯ
     А, ей Богу, хорошо пахнет.

     ПОДХОДЦЕВ
     По-моему, прекрасный номер.

     КЛИНКОВ
     И рисунки хлёсткие.

     ГРОМОВ
     И текст. Хе-хе…

     Входит ГАЗЕТЧИК. Его встречают самой бурной овацией.

     ГРОМОВ
     Газетчик. Здравствуйте, дружище! У вас давно такое симпатичное лицо?

     МАРУСЯ
     А глаза! Прекрасные серые глаза.

     КЛИНКОВ
     А голос! Если таким голосом сказать покупателю: "Вот, купите этот прекрасный журнал под названием "Апельсин",- то всякий разорится, а купит!

     ПОДХОДЦЕВ
     (даёт газетчику купюру)
     Вы, газетчик, держите его на виду. Он оранжевый, и этот цвет даст такие чудесные рефлексы на вашем лице, что вы покажетесь вдвое красивее…

     НАТ. ЛЮДНАЯ УЛИЦА ГОРОДА ДЕНЬ

     В толпе гуляющих идут Клинков и Маруся. Сзади стараясь смешаться с толпой идут Подходцев и Громов. У Клинкова и у Подходцева в руках журналы “Апельсин”. Вся редакция беседует громче, чем нужно.

     КЛИНКОВ
     Ну и чудаки же!

     МАРУСЯ
     Господи, до чего это смешно.

     ГРОМОВ
     Это новый номер "Апельсина"?

     ПОДХОДЦЕВ
     Да.

     ГРОМОВ
     Скажите, это хороший журнал?

     ПОДХОДЦЕВ
     О, прекрасный! Его так расхватывают, что к вечеру, пожалуй, ни одного номера не будет…

     ГРОМОВ
     Что вы говорите! Это безумие! Сейчас же побегу, куплю.

     МАРУСЯ
     О-ой. Ой, уморили!

     КЛИНКОВ
     Ну и юмористы же!

     Клинков обращается к СОЛИДНОМУ ГОСПОДИНУ В ЗОЛТЫХ ОЧКАХ

     КЛИНКОВ
     Читали?

     СОЛИДНЫЙ ГОСПОДИН В ЗОЛТЫХ ОЧКАХ
     Нет, не читал.

     КЛИНКОВ
     Напрасно.

     МАРУСЯ
     Такое тупое лицо от чтения хоть немного бы прояснилось.

     СОЛИДНЫЙ ГОСПОДИН В ЗОЛТЫХ ОЧКАХ
     Виноват…

     КЛИНКОВ
     Бог подаст! Я на улице не занимаюсь благотворительностью.

     СОЛИДНЫЙ ГОСПОДИН В ЗОЛТЫХ ОЧКАХ
     Как вы смеете?!.

     Но Клинков с Марусей уже догоняют Подходцева и Громова.

     КЛИНКОВ
     Читали новый журнал? Замечательный!

     ГРОМОВ
     Как же, как же!

     МАРУСЯ
     Говорят, на Казачьей улице одного газетчика убили и ограбили у него все номера "Апельсина".

     КЛИНКОВ
     В некоторых местах уже по рублю продают! В книжных магазинах уже нет!

     ПОДХОДЦЕВ
     (тихо)
     Да, ещё бы! В книжных магазинах нет, потому что эти свиньи не берут. Нам, говорят, журналы не интересны.

     КЛИНКОВ
     (ещё тише)
     Не берут? А мы их заставим!

     ИНТ. КНИЖНЫЙ МАГАЗИН ДЕНЬ

     За прилавком стоит ПРОДАВЕЦ. С другой стороны прилавка стоит ПРИКАЗЧИК. По магазину ходят три скучающих посетителя. Открывается дверь и магазин входит Маруся, за ней Клинков.

     КЛИНКОВ
     Есть у вас журнал "Апельсин"?

     ПРОДАВЕЦ
     Нет, не держим.

     МАРУСЯ
     А селёдки у вас есть?

     ПРИКЗЧИК
     Что-о?

     МАРУСЯ
     Да ясно: раз в книжном и журнальном магазине нет журналов - этот магазин, по логике, должен торговать селёдками.

     КЛИНКОВ
     Как не стыдно, право! Весь город только и говорит, что о журнале, а они, изволите видеть, не держат! А мыло, свечи, гвозди - есть у вас?! Тьфу!

     Клинков и Маруся уходят хлопнув дверью. Почти сразу в магазин входит Громов.

     ГРОМОВ
     Есть… "Апельсин"?

     ПРОДАВЕЦ
     Нет, извините…

     Громов со стоном падает на стойку. Посетители и Продавец подходят к страдающему Громову. Приказчик приносит воды. Громов пьёт воду.

     ГРОМОВ
     С утра хожу, ищу. Извёлся весь…

     ПРИКАЗЧИК
     Я вам обещаю: завтра непременно будет…

     В магазин входит Подходцев.

     ПОДХОДЦЕВ
     Имею честь представиться: управляющий главной конторой журнала "Апельсин"… Хотя вы и отвергли наше телефонное предложение…

     ПРИКАЗЧИК
     Собственно, мы… гм! Не знали журнала… Теперь, ознакомившись… Вы нам пока десяточка три-четыре пришлите…

     НАТ. УЛИЦА ДЕНЬ

     Вся компания в хорошем настроении идёт по улице.

     КЛИНКОВ
     Всё идёт как нельзя удачно.

     МАРУСЯ
     А хотите пойти на выставку нового искусства?

     ПОДХОДЦЕВ
     Хочу.

     КЛИНКОВ
     Пошли.

     ИНТ. ЗАЛА ОБОРУДОВАНАЯ ПОД ВЫСТАВКУ ДЕНЬ

     Компания в полном составе ходит между экспонатов. Клинков и Маруся отделились от Подходцева и Громова, любезничают.

     ПОДХОДЦЕВ
     Это вот и есть выставка нового искусства?

     ГРОМОВ
     Она самая.

     ПОДХОДЦЕВ
     Хорошая.

     Услышав это, ДВА МОЛОДЫХ ЧЕЛОВЕКА с прекрасной розовой сыпью на лице и изящными деревянными ложками в петлицах, подошли к Подходцеву и Громову.

     ПЕРВЫЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Серьёзно, вам наша выставка нравится?

     ПОДХОДЦЕВ
     Сказать вам откровенно?

     ПЕРВЫЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Да.

     ПОДХОДЦЕВ
     Я в восторге.

     Молодые люди по очереди трясут сначала руку Подходцева, потом Громова.

     ПОДХОДЦЕВ
     Ваша свинья?

     ПЕРВЫЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Моего товарища. Нравится?

     ПОДХОДЦЕВ
     Чрезвычайно.

     ГРОМОВ
     В особенности, эта пятая нога. Она придаёт животному такой мужественный вид.

     ПОДХОДЦЕВ
     A где глаз?

     ВТОРОЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Глаза нет.

     ГРОМОВ
     И верно. На кой чёрт, действительно, свинье глаз? Пятая нога есть - и довольно. Не правда ли?

     ВТОРОЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Может, купите?

     ГРОМОВ
     Свинью? С удовольствием. Сколько стоит?

     ВТОРОЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Пятьдесят… Пятьдесят ко… рублей. Даже, вернее - шестьдесят рублей.

     ПОДХОДЦЕВ
     Недорого. Я думаю, если повесить в гостиной, в простенке, будет очень недурно.

     ВТОРОЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Серьёзно, хотите повесить в гостиной?

     ПОДХОДЦЕВ
     Да ведь картина же. Как же её не повесить!

     ПЕРВЫЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Положим, верно. Действительно, картина. A хотите видеть мою картину: "Сумерки насущного"?

     ПОДХОДЦЕВ
     Хочу.

     ПЕРВЫЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Пожалуйте. Она вот здесь висит. Видите ли, картина моего товарища "Свинья, как таковая" написана в старой манере, красками; a я, видите ли, красок не признаю: краски связывают.

     ГРОМОВ
     Ещё как. Ничто так не связывает человека, как краски. Никакого от них толку, a связывают. Где же ваша картина?

     ПЕРВЫЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     A вот висит. Оригинально, не правда ли?

     На стене висит металлический чёрный поднос, посредине которого прикреплена каким-то клейким веществом небольшая дохлая крыса. По бокам её две конфетных бумажки и четыре обгорелых спички.

     ПОДХОДЦЕВ
     Чудесное произведение, сколько в нём настроения!.. "Сумерки насущного"… Да-а… Не скажи вы мне, как называется ваша картина, я бы сам догадался: э, мол, знаю!.. Это не что иное как "Сумерки насущного"! Крысу сами поймали?

     ПЕРВЫЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Сам.

     ГРОМОВ
     Чудесное животное. Жаль, что дохлое. Можно погладить?

     ПЕРВЫЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Пожалуйста.

     Громов гладит крысу.

     ГРОМОВ
     Ах как жаль, что подобное произведение не прочно… Какой-нибудь там Веласкес или Рембрандт живёт сотни лет, a этот шедевр в два-три дня, гляди, и испортится.

     ПЕРВЫЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Да. Она уже, кажется, разлагается. A всего только два дня и провисела. Не купите ли?

     ПОДХОДЦЕВ
     Да уж и не знаю. Куда бы её повесить? В столовую, что ли?

     ПЕРВЫЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Вешайте в столовую. В роде этакого натюрморта.

     ГРОМОВ
     A что, если крысу освежать каждые два-три дня? Эту выбрасывать, a новую ловить и вешать на поднос?

     ПЕРВЫЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Не хотелось бы. Это нарушает самоопределение артиста. Ну, да что с вами делать! Значит, покупаете?

     ПОДХОДЦЕВ
     Куплю. Сколько стоит?

     ПЕРВЫЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Да что же с вас взять?.. Четыреста…
     (с опаской смотрит на Подходцева)
     Четыреста… копеек.

     ПОДХОДЦЕВ
     Возьму. A теперь мне хотелось бы приобрести что-нибудь попрочнее. Что-нибудь этакое… неорганическое.

     ПЕРВЫЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     "Американец в Москве" не возьмёте ли? Моя работа.

     Первый молодой человек ведёт Подходцева и Громова к доске, на которой набиты три жестяных трубки, коробка от консервов, ножницы и осколок зеркала.

     ПЕРВЫЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Вот. Скульптурная группа: "Американец в Москве". По-моему, эта вещица мне удалась.

     ГРОМОВ
     Ещё бы! Вещь, около которой можно заржать от восторга. Действительно, эти приезжающие в Москву американцы, они того… Однако, вы не без темперамента… Изобразить американца в роде трёх трубочек…

     ПЕРВЫЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Нет, трубочки - это Москва! Американца тут, собственно, нет; но есть, так сказать, следы его пребывания…

     ПОДХОДЦЕВ
     Ах, вот что. Тонкая вещь. Масса воздуха. Колоритная штукенция. Почём?

     ПЕРВЫЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Семьсот. Это вам для кабинета подойдёт.

     ГРОМОВ
     Семьсот… чего?

     ПЕРВЫЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Ну, этих самых, не важно. Лишь бы наличными.

     Маруся и Клинков подходят к Подходцеву и Громову. Рассматривают приобретённые картины.

     ПОДХОДЦЕВ
     Знакомьтесь, господа. Это всё народ старозаветный, закоренелый, вы с ними особенно не считайтесь, a что касается вас, молодых, гибких пионеров… Господа! Мне бы хотелось принять вас y себя и по чествовать, как представителей нового чудесного искусства, открывающего нам, опустившимся, обрюзгшим, необозримые светлые дали, которые…

     ПЕРВЫЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Пойдёмте.

     ВТОРОЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Мы с удовольствием.

     ПЕРВЫЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Нас уже давно не чествовали.

     ГРОМОВ
     Что вы говорите! Ну, и народ пошёл.

     ПОДХОДЦЕВ
     Нет, я не такой. Я обнажаю перед вами свою бедную мыслями голову, склоняю её перед вами и звонко, прямо, открыто говорю: "Добро пожаловать!"

     ВТОРОЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Я с вами на извозчике поеду. A то, знаете, мелких что-то нет.

     ПОДХОДЦЕВ
     Пожалуйста!

     КЛИНКОВ
     Так, с ложечкой в петлице, и поедете?

     ПЕРВЫЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Конечно. Пусть ожиревшие филистеры и гнилые ипохондрики смеются - мы выявляем себя, как находим нужным.

     ПОДХОДЦЕВ
     Очень просто. Всякий живёт, как хочет. Вот и я, например. У меня вам кое что покажется немного оригинальным, да ведь вы же не из этих самых… филистеров и буржуев?

     ПЕРВЫЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     О, нет. Оригинальностью нас не удивишь.

     ГРОМОВ
     То-то и оно.

     ИНТ. КВАРТИРА ПОДХОДЦЕВА ВЕЧЕР

     Подходцев, Громов, Клинков, Маруся и двое Молодых людей входят в квартиру. Раздеваются, проходят в комнату.

     ПОДХОДЦЕВ
     Раздевайтесь…

     ВТОРОЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Да мы уже пальто сняли…

     КЛИНКОВ
     Нет, чего там пальто. Вы совсем раздевайтесь.

     ПЕРВЫЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     А… зачем же?

     МАРУСЯ
     Чествовать вас будем.

     ВТОРОЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Так можно ведь так… не раздеваясь…

     МАРУСЯ
     Вот оригиналы-то!! Как же так, не раздеваясь, можно вымазать ваше тело?

     ПЕРВЫЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Чем вымазать?..

     ГРОМОВ
     Малиновым вареньем.

     ПЕРВЫЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Почему же… вареньем?..

     ВТОРОЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Зачем?

     ГРОМОВ
     Да уж так y нас полагается.

     ПОДХОДЦЕВ
     У каждого, как говорится, своё. Вы вешаете на поднос дохлую крысу, пару карамельных бумажек и говорите: это картина! Хорошо! Я согласен! Это картина. Я y вас даже купил её. "Американца в Москве" тоже купил. Это ваш способ. A y нас свой способ чествовать молодые многообещающие таланты: мы обмазываем их малиновым вареньем, посыпаем конфетти и, наклеив на щеки два куска бумаги от мух, усаживаем чествуемых на почётное место.

     МАРУСЯ
     Есть вы будете особый салат, приготовленный из кусочков обоев, изрубленных зубных щёток и тёплого вазелина.

     ПОДХОДЦЕВ
     Не правда ли, оригинально?

     ГРОМОВ
     Запивать будете свинцовой примочкой.

     ПОДХОДЦЕВ
     Итак, будьте добры, разденьтесь.
     (Клинкову)
     Варенье и конфетти готово?

     ПЕРВЫЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Да, нет! Мы не хотим…

     ВТОРОЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Вы не имеете права…

     ПОДХОДЦЕВ
     Почему?!!

     ВТОРОЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Да что же это за бессмыслица такая: взять живого человека, обмазать малиновым вареньем, обсыпать конфетти!.. Да ещё накормить обоями с вазелином…

     ПЕРВЫЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Разве можно так? Мы не хотим. Мы думали, что вы нас просто кормить будете, a вы… мажете. Зубные щётки, рубленые, даёте…

     ВТОРОЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
     Это даже похоже на издевательство!.. Так нельзя. Мы жаловаться будем.

     ПОДХОДЦЕВ
     Как жаловаться? Как жаловаться?! A я жаловался кому ни будь, когда вы мне продавали пятиногих синих свиней и кусочки жести на деревянной доске?! Я отказывался?!! Вы говорили: мы самоопределяемся. Хорошо! Самоопределяйтесь. Вы мне говорили - я вас слушал. Теперь моя очередь…

     Подходцев и Громов медленно наступают на Молодых людей. Молодые люди пятятся к двери, но Клинков преграждает им дорогу.

     ПОДХОДЦЕВ
     Я поступал по вашему, я хотел понять вас - теперь понимайте и вы меня.
     (Клинкову и Громову)
     Раздевай их! Маж, варенье y кого? Держите голову, я их салатом накормлю… Стой, брат, не вырвешься. Я тебе покажу сумерки насущного! Вы самоопределяетесь - я тоже хочу самоопределиться!..

     Раздаётся стук в дверь. Маруся открывает дверь. В комнату входит ОКОЛОТОЧНЫЙ.

     ГРОМОВ
     (нерешительно)
     Вы не туда попали.

     Воспользовавшись замешательством Молодые люди вырываются и убегают. Околоточный провожает их равнодушным взглядом.

     ОКОЛОТОЧНЫЙ
     Здесь живёт Подходцев?

     ПОДХОДЦЕВ
     В таком случае вы туда попали. Подходцев! Сколько?

     ОКОЛОТОЧНЫЙ
     Двести пятьдесят.

     ПОДХОДЦЕВ
     Что вы, милый! Хотите десять?

     ОКОЛОТОЧНЫЙ
     Помилуйте! Я не имею права торговаться.

     ПОДХОДЦЕВ
     Ну, да. Вы сейчас скажите: дети, всеобщая дороговизна… Знаем!

     ОКОЛОТОЧНЫЙ
     Помилуйте, я вам сейчас могу предъявить и постановление…

     ПОДХОДЦЕВ
     Позвольте… Да вы о чем?

     ОКОЛОТОЧНЫЙ
     A вы?

     ПОДХОДЦЕВ
     Я о…

     ОКОЛОТОЧНЫЙ
     Ничего подобного! Я бы не стал так настойчиво… Вы, просто, как редактор журнала оштрафованы…

     ПОДХОДЦЕВ
     Просто оштрафован? Ну, тогда, конечно, ничего.

     ОКОЛОТОЧНЫЙ
     …И мне нужно взыскать с вас деньги.

     ПОДХОДЦЕВ
     Вот это уже сложнее… Это не просто. Дело в том, видите-ли, что мне бы ужасно не хотелось платить вам.

     ОКОЛОТОЧНЫЙ
     Можно не платить.

     ПОДХОДЦЕВ
     Вот видите! Ну, спасибо. Садитесь, пожалуйста!

     Околоточный садится, устраивается по удобнее.

     ОКОЛОТОЧНЫЙ
     Можно не платить. Так как штраф с заменой арестом на полтора месяца, то, если отсидеть – ничего платить и не придётся.

     ПОДХОДЦЕВ
     Встаньте! Вы, кажется, уселись на мой сюртук. Вы уверены, что это я оштрафован? Может быть, кто-нибудь другой?

     ОКОЛОТОЧНЫЙ
     Именно, вы. Да это ничего! Теперь ведь всех штрафуют.

     ПОДХОДЦЕВ
     Милый мой, все люди, в конце концов, умирают… Но если вы на этом основании захотите отрезать мне вашей шашкой голову, - я буду энергично сопротивляться. Хотите пятьдесят? Что?

     КЛИНКОВ
     Пятьдесят рублей. Хорошие деньги! На пятьдесят рублей можно обмундировать целого городового…

     МАРУСЯ
     Или седло с уздечкой для лошади купить.

     ОКОЛОТОЧНЫЙ
     Не могу-с. Приказано взыскать полностью.

     ПОДХОДЦЕВ
     Однако, вы тяжёлый человек! Ну, ладно. Как ни будь, когда будут свободные деньги, отдам.

     ГРОМОВ
     Зимой, когда начнётся сезон… Заходите, милости просим…

     ОКОЛОТОЧНЫЙ
     Нет-с, зимой нельзя. Нужно сейчас.

     ПОДХОДЦЕВ
     Почему же? Я заплачу проценты за отсрочку. Я готов даже рассматривать это, как ломбардную ссуду под известную ценность. Я думаю, что известную ценность я представляю?

     ОКОЛОДОЧНЫЙ
     Нет, мы ожидать не можем.

     ПОДХОДЦЕВ
     Боже ты мой! Можно подумать, что вы весь свой бюджет строите на этих несчастных двухстах пятидесяти рублях! Хотите так: я вам внесу сразу пятьдесят рублей и потом еженедельно…

     ОКОЛОТОЧНЫЙ
     Извините, не можем.

     ПОДХОДЦЕВ
     Гм… A в тюрьме y вас хорошо кормят?

     ОКОЛОТОЧНЫЙ
     Обыкновенно.

     ПОДХОДЦЕВ
     Вот это и плохо, что обыкновенно. Я должен обязательно отсидеть полтора месяца?

     ОКОЛОТОЧНЫЙ
     Конечно.

     ПОДХОДЦЕВ
     Извините меня, но я считаю это неправильным. Нужно, штрафуя, считаться с положением человека, Пятьдесят дней моей жизни считаются вами ценностью, равной двумстам пятидесяти рублям. То есть, один мой день оценивается в пять рублей. Но, знаете-ли вы, милый мой, что ежедневный заработок, в среднем, y меня равняется пятидесяти рублям?!. Хотите - пять дней отсижу, a больше - не получите ни одного часочка.

     ОКОЛОТОЧНЫЙ
     Этого мы не можем.

     ПОДХОДЦЕВ
     Что вам за польза, если я буду сидеть? Если заключение должно способствовать исправлению данного субъекта - вы меня не исправите. Я останусь таким же, каким был. Хотите меня обезвредить? Стоит-ли обезвреживать на полтора месяца. Тем более, что в тюрьме я, всё равно, буду придумывать темы для своих рассказов. Зачем же ещё вам нужно так добиваться лишения меня свободы? Не заставляйте же меня думать, что это должно быть актом вашей личной мести! Личная месть в политике - фи!

     ОКОЛОТОЧНЫЙ
     Да если не хотите сидеть, можно просто уплатить деньги.

     ПОДХОДЦЕВ
     Удивительно, господа, y вас всё это просто. Весь мир представляется вам математической формулой: дважды два - четыре. A скажите… Пошли бы вы на такую комбинацию: я дам вам сто рублей, a на остальные полтораста досижу.

     ОКОЛОТОЧНЫЙ
     Нет, это невозможно.

     ПОДХОДЦЕВ
     Вот люди, с которыми каши не сваришь! Почему невозможно? Какая разница вам, если вы, всё равно, получаете всё целиком, но в двух сортах.

     ГРОМОВ
     Обед из двух блюд гораздо приятнее обеда из одного блюда.

     КЛИНКОВ
     Нечего там думать, соглашайтесь.

     ОКОЛОТОЧНЫЙ
     Не знаю, что вам и сказать. Таких вещей ещё никто нам не предлагал.

     ПОДХОДЦЕВ
     Не предлагали, потому что привыкли к шаблону. A y меня все комбинации совершенно свежие и, никем не заезженные. Если бы вы хорошенько уяснили мою мысль, вы пошли бы мне навстречу. Можно даже сделать так: сегодня y меня, скажем, есть свободные десять рублей, я посылаю их вам и считаю себя на два дня свободным. Завтра, наоборот, y меня есть свободный денёк. Что же я делаю? Я захожу куда следует, отсиживаю, a вы отмечаете y меня в книжке (можно завести такую расчётную книжку), что пять рублей уплачено натурой. И мне незаметно, и вам не убыточно. К осени, глядишь,- рассчитаемся.

     Околоточный встал со стула.

     ОКОЛОТОЧНЫЙ
     Если до двенадцати часов завтра не внесёте денег, придётся вас арестовать.

     ПОДХОДЦЕВ
     У вас нет сердца. Хорошо… Завтра я дам вам ответ.

     Околоточный уходит, цепляясь шашкой за все углы и ножки стульев.

     КЛИНКОВ
     Допрыгался? Мало вашего брата в Швейцарии, так ещё и тебе надо.

     ПОДХОДЦЕВ
     В какой Швейцарии?

     КЛИНКОВ
     В такой.
     (доверительно)
     Сегодня бежишь?

     ПОДХОДЦЕВ
     Что ты такое говоришь.

     ГРОМОВ
     Вот он, режим-то! Но ты не смущайся, брат. Вся мыслящая часть общества на твоей стороне. Пойди-ка сюда, я тебе что-то скажу! Будь спокоен! Мы тебе устроим побег. Дай только нам два-три месяца сроку… У меня есть пара товарищей головорезов, которые с помощью подкопа…

     ПОДХОДЦЕВ
     Будет поздно!

     ГРОМОВ
     О, Боже! Я догадываюсь! Ты не выдержишь тяжести заключения и с помощью верёвки, скрученной из простыни…

     ПОДХОДЦЕВ
     Да, нет, просто меня уже выпустят. Всего ведь полтора месяца!

     КЛИНКОВ
     Жаль… А то бы… Впрочем твоё положение не безвыходно. Можно бежать в Аргентину.

     МАРУСЯ
     Можно захватить околоточного, вместо заложника, и отпустить его только тогда, когда тебе гарантируют свободу.

     ГРОМОВ
     Нет нужно бежать на Капри.

     МАРУСЯ
     Забаррикадироваться в квартире и отстреливаться.

     КЛИНКОВ
     Послушай Подходцев, а не было у тебя в роду алкоголиков, убийц, развратников, вообще, преступников?

     Громов подошёл и стал ощупывать Подходцеву голову.

     ГРОМОВ
     Подходцев, у тебя череп деформирован. Это признаки несомненной дегенерации.

     ПОДХОДЦЕВ
     Спасибо Громов ты можешь найти нужные слова…

     Все четверо сидят молча.

     ИНТ. КВАРТИРА ПОДХОДЦЕВА ДЕНЬ.

     Во круг стола с сидят Подходцев, Клинков, Громов и Маруся. На столе лежит приготовленный узелок. Воздух пронизан напряжением. Стук в дверь. Маруся открывает дверь. Входит Околоточный, проходит к столу, садится.

     ОКОЛОТОЧНЫЙ
     Ну, как?

     ПОДХОДЦЕВ
     Я решил сесть.

     Околоточный встаёт.

     ОКОЛОТОЧНЫЙ
     Ну… пожалуйте! Пойдём.

     Подходцев встаёт, прощается с Клинковым и Громовым, троекратно целуется с Марусей. Берёт со стола узелок.

     ПОДХОДЦЕВ
     Кандалы наденете?

     ОКОЛОТОЧНЫЙ
     Нет, не стоит.

     ГРОМОВ
     Может, обыск сделаете?

     ОКОЛОТОЧНЫЙ
     Зачем же! Раз нет предписания.

     ПОДХОДЦЕВ
     Тюремная карета подана?

     ОКОЛОТОЧНЫЙ
     Какая там карета… На извозчике поедем.

     ПОДХОДЦЕВ
     Ну, милый мой, раз во всем этом нет тюремной кареты, ни кандалов, ни мрачной поэзии, ни тюремщиков, вталкивающих в подземелье, ни крыс на каменном полу - я отказываюсь! Я решил заплатить штраф.

     ОКОЛОТОЧНЫЙ
     (равнодушно)
     Платите.

     ПОДХОДЦЕВ
     Вот вам. Это шестимесячный вексель. Вы учтёте его и…

     ОКОЛОТОЧНЫЙ
     Нет, извините. Нужно наличные.

     ГРОМОВ
     Да почему? Неужели, вы думаете, что вам не учтут векселя? Любой банк сделает это. В особенности, если вы ещё найдёте там, в банке, какие-нибудь санитарные погрешности…

     ОКОЛОТОЧНЫЙ
     Нет, вексель мы не принимаем.

     ПОДХОДЦЕВ
     Боже, какой вы нудный человек! Ну, получайте ваши "наличные".
     (достаёт и отсчитывает деньги)
     И надеюсь, что наши дороги надолго разойдутся в разные стороны. Прощайте!

     Околоточный пересчитывает деньги, кладёт в карман. Из другого кармана достаёт листок.

     ОКОЛОТОЧНЫЙ
     Вот вам тут бумага из управления. По распоряжению г. управляющего губернией издание сатирического журнала "Апельсин" за его вредное антиправительственное направление - прекращается.

     Околоточный кладёт бумагу на стол и выходит из комнаты.

     ПОДХОДЦЕВ
     Почему ты, Клинков, не предупредил меня, что мы живём в России?

     КЛИНКОВ
     Совсем у меня это из головы вон.

     ПОДХОДЦЕВ
     Ну, что ж… Впредь буду умнее.

     Зловещие признаки, страшное признание.

     ИНТ. КВАРТИРА ПОДХОДЦЕВА ВЕЧЕР.

     На кровати лежит Клинков. Он читает. Громов ходит по комнате. Подходит к Клинкову и садится рядом с ним.

     ГРОМОВ
     Меня беспокоит Подходцев.

     КЛИНКОВ
     (не отрываясь от чтения)
     Да уж… успокоительного в этом молодце маловато.

     ГРОМОВ
     Клинков! Я тебе говорю серьёзно: меня очень беспокоит Подходцев!

     КЛИНКОВ
     Хорошо. Завтра я перережу ему горло, и все твои беспокойства кончатся.

     ГРОМОВ
     Какие вы оба странные. Ты всё время остришь с самым холодным, неласковым видом, Подходцев замкнулся и только и делает, что беспокоит меня. Вот уже шесть лет, как мы неразлучно бок о бок живём все вместе, а ещё не было более гнусного, более холодного времени.

     КЛИНКОВ
     (оторвался от чтения)
     Деточка, (целует Громова где-то между ухом и затылком)
     может быть, мы оба и мерзавцы с Подходцевым, но зачем ты так безжалостно освещаешь это прожектором твоего анализа?.. В самом деле - что ты подметил в Подходцеве?

     ГРОМОВ
     А ты ничего не замечаешь? Знаешь ли ты, что Подходцев последнее время каждый день меняет воротнички, вчера разбранил Митьку за то, что тот якобы плохо вычистил ему платье, а нынче… Знаешь ли, что он выкинул нынче?

     КЛИНКОВ
     И знать нечего. Наверное, выкинул какую ни будь глупость. От него только этого и ожидаешь.

     ГРОМОВ
     Да, брат… это уже верх! Нынче утром подходит он ко мне, стал этак вполоборота, рожа красная, как бурак, и говорит этаким псевдо небрежным тоном, будто кстати, мол, пришлось: "А что, стариканушка Громов, нет ли у тебя лилового шёлкового платочка для пиджачного кармана?" А когда я тут же, как сноп, свалился с постели и пытался укусить его за его глупую ногу, он вдруг этак по балетному приподнимает свои брючишки и лепечет там, наверху: "Видишь ли, Громов, у меня чулки нынче лиловые, так нужно, чтобы и платочек в пиджачном кармане был в тон". Тут уж я не выдержал: завыл, зарычал, схватил сапожную щётку, чтобы почистить его лиловые чулочки, но он испугался, вырвался и куда-то убежал. До сих пор его нет.

     КЛИНКОВ
     Чёрт возьми! Чёрт возьми… Повеяло каким-то нехорошим ветром. Мы, кажется, вступили в период пассатов и муссонов. Громов… Что ты думаешь об этом?

     ГРОМОВ
     Думаю я, братец ты мой, так: из вычищенного платья, лиловых чулков и шёлкового платочка слагается совершенно определённая грозная вещь - баба!

     КЛИНКОВ
     Что ты говоришь?! Настоящая баба из приличного общества?!

     ГРОМОВ
     Да, братец ты мой. Из того общества, куда нас с тобой и на порог не пустят.

     КЛИНКОВ
     Кого не пустят, а кого и пустят. Меня, брат, однажды целое лето в семье одного статского советника принимали.

     ГРОМОВ
     Как пилюлю: сморщившись. Мне, конечно, в былое время приходилось вращаться в обществе…

     КЛИНКОВ
     Как только приходил куда - сейчас же тебе придавали вращательное движение с лестницы.

     ГРОМОВ
     Потому что разнюхивали о моей с тобой дружбе.

     КЛИНКОВ
     Дружба со мной - это было единственное, что спасло тебя от побоев в приличном обществе. "Это какой Громов?- спрашивает какой ни будь граф.- Не тот ли, до дружбы с которым снисходит знаменитый Клинков? О, в таком случае не бейте его, господа. Выгоните его просто из дому". Что касается меня, то я в каком угодно салоне вызову восхищение и зависть.

     В комнату незаметно входит Подходцев. Он в вычищенном пиджаке из нагрудного кармана которого торчит уголок лилового шёлкового платка.

     ПОДХОДЦЕВ
     Например, в "салоне для стрижки и бритья".

     Клинков и Громов долго смотрят на Подходцева. Потом Громов подходит к Подходцеву и засовывает платок глубоко в карман.

     ГРОМОВ
     Смотри, у тебя платок вылез из кармана.

     Подходцев подходит к зеркалу и аккуратно вытягивает уголок платка.

     ПОДХОДЦЕВ
     Что это вам пришло в голову рассуждать о светской жизни?

     КЛИНКОВ
     Потому что мы в духовной ничего не понимаем. Подойди-ка сюда, Подходцев.

     ПОДХОДЦЕВ
     Чего тебе?

     КЛИНКОВ
     Опять уголочек платка вылез. Постой, я поправлю… Э, э! Позволь-ка, брат… А ну ка, нагнись. Так и есть! От него пахнет духами!!! Как это тебе нравится, Громов?

     ГРОМОВ
     Проклятый подлец!

     Все молчат. Подходцев шагает по комнате. Клинков лежит на кровати, а Громов оседлал стул. Оба внимательно смотрят на Подходцева.

     ПОДХОДЦЕВ
     Ф-ф-у! Какая, братцы, тяжёлая атмосфера… В чём дело? Я вас, наконец, спрашиваю: в чём дело?!

     Молчание. Подходцева прожигают взглядом. Он нервно ходит. В комнату входит Маруся с корзиной. Ставит корзину на стол.

     МАРУСЯ
     Подходцев у тебя платок из кармана вылез.

     Подходцев бессильно садится на стул.

     ПОДХОДЦЕВ
     Ну да, хорошо! Если угодно, я вам могу всё и сообщить,- мне стесняться и скрытничать нечего… Хотите знать? Я женюсь! Довольно? Нате вам, получайте!

     Все молчат.

     КЛИНКОВ
     Что ж… женись, женись, женись! Это будет достойное завершение всей твоей подлой жизни.

     ГРОМОВ
     А что, Подходцев, у вас, наверное, когда ты женишься, к чаю будут вышитые салфеточки?

     ПОДХОДЦЕВ
     Что за странный вопрос! Может, будут, а может, и нет.

     КЛИНКОВ
     И дубовая передняя у вас будет. И гостиная с этакой высокой лампой?

     ГРОМОВ
     А на лампе будет красный абажур из гофрированной бумаги.

     КЛИНКОВ
     И тигровая шкура будет в гостиной. На окнах будут висеть прозрачные гардины, а на столе раскинется пухлый альбом в плюшевом переплёте с семейными фотографиями.

     ГРОМОВ
     А мы придём с Клинковым и начнём сморкаться в кисейные гардины.

     КЛИНКОВ
     А в альбом будем засовывать окурки.

     ГРОМОВ
     И вступим в связь с твоей горничной!

     КЛИНКОВ
     А я буду драть твоих детей, как сидоровых коз. Как только ты или твоя жена

     ГРОМОВ
     Madame Подходцева, ха, ха - скажите, пожалуйста!

     КЛИНКОВ
     Как только вы отвернётесь, я, сейчас же твоему ребёнку по морде - хлоп!

     ГРОМОВ
     Небось и ёлку будешь устраивать?.. Я твоим детям на ёлочку принесу и подарочки: медвежий капкан и динамитный патрон - пусть себе дитёнок играет.

     КЛИНКОВ
     А ты думаешь, Громов, что у него дети будут долговечны? Едва ли. Появится на свет Божий младенчик да как глянет, кто его на свет произвёл, так сразу посинеет, поднимет кверху скрюченные лапки, да и дух вон.

     ГРОМОВ
     Да не бывать этому браку! Начать с того, что я расстрою всю свадьбу! Переоденусь в женское платье, приеду в церковь да, как пойдёте вы к венцу, так и закачу истерику: "Подлец ты", скажу, "соблазнил меня, да и бросил с ребёнком!"

     КЛИНКОВ
     А я буду ребёнком. Буду хвататься ручонками за твои брюки и буду лепетать: "Папоцка, папоцка, я хоцу кусать".

     ПОДХОДЦЕВ
     Попробуй, я тебя накормлю так, что ноги протянешь.

     Все молчат. Подходцев шагает по комнате.

     ГРОМОВ
     Подходцев, серьёзно женишься?

     ПОДХОДЦЕВ
     Серьёзно, братцы… Ей Богу. Надо же.

     ГРОМОВ
     Подходцев! Не женись, пожалуйста.

     ПОДХОДЦЕВ
     Вот, ей Богу, какие вы странные! Как же так можно не жениться?..

     КЛИНКОВ
     Подумай ты только. С нами ты живёшь - что хочешь делай. Затеял ты лёгкую интрижку - пожалуйста! Мы тебе поможем. Напился ты пьян - сделай одолжение! И мы от тебя не отстанем.

     ГРОМОВ
     Пожалуй, и перегоним.

     КЛИНКОВ
     Ну, вот видишь! А жена! Ты думаешь, это шутка - жена? Да вы лучше меня спросите, братцы, что такое жена!

     ПОДХОДЦЕВ
     Ты то откуда знаешь?

     КЛИНКОВ
     Я то? Я, братцы, всё этакое знаю.

     ПОДХОДЦЕВ
     Разве ты был женат?

     КЛИНКОВ
     Собственно говоря… как на это взглянуть. Если хотите, то… Да уж, что там говорить - знаю! Пришёл пьян - бац лампой по голове! Завёл интрижку - бац тарелкой по спине. Сидишь дома - нервы, вышел из дому - истерика. А в промежутках - то у неё любовник сидит, то она платье переодевает, то ей какое ни будь там кесарево сечение нужно делать.

     ПОДХОДЦЕВ
     Странное у тебя представление о семейной жизни.

     КЛИНКОВ
     Да уж поверь, брат, настоящее!

     ГРОМОВ
     Постой, Клинков, не трещи. А не приходило тебе в голову, Подходцев, такое: просыпаешься ты утром после свадьбы - глядь, а сбоку чужая женщина лежит. И сам ты не заметил, как она завелась. То да сё - хочешь ты к нам удрать - "нет-с, говорит, постойте! Я твоя мужняя жена, и ты из моих лап не вырвешься". Ты в кабинет - она за тобой; ты на улицу - она за тобой. Ночью пошёл в какой ни будь чуланчик, где грязное бельё складывается,- чтобы хоть на полчаса одному побыть - не тут то было! Открывается дверь, и чей-то голос пищит: "Ты тут, Жанчик? Что же ты от меня ушёл? Ну, я тут с тобой посижу! Зачем ты меня одну бросил, Жанчик?" Ну, конечно, ты ей возразишь: "Да ведь двадцать-то пять лет ты жила же без меня, дрянь ты этакая?! Почему же сейчас без меня минутки не можешь?" - "Нет, Жанчик,- скажет она,- надо было бы тебе на мне не жениться… Раз женился - так тебе и надо!" Повеситься захочешь, и то не даст - из петли вынет, да ещё поколотит оставшейся свободной верёвкой: "Как, дескать, смел, паршивец, вдову без прокормления оставлять!" (пауза) Подходцев!

     ПОДХОДЦЕВ
     Ну?

     ГРОМОВ
     Не женишься?

     ПОДХОДЦЕВ
     Женюсь! Жалко мне вас, но что же делать… женюсь! А который теперь час?.. Ой-ой… Пять! А мы в половине шестого должны кататься. Друзья! До свиданья! Целую вас мысленно.

     КЛИНКОВ
     Подавись ты своими поцелуями.

     ПОДХОДЦЕВ
     Громов! Можно надеть твой серый жилет?

     ГРОМОВ
     Нельзя. Он мне сейчас будет нужен.

     ПОДХОДЦЕВ
     Для чего?

     ГРОМОВ
     Чернилами буду обливать.

     ПОДХОДЦЕВ
     Гм!.. Ну, прощайте, братцы. Бог с вами.

     КЛИНКОВ
     А подойди-ка… Видишь, какой ты не аккуратный: кончик платка опять вылез.

     ПОДХОДЦЕВ
     Осёл ты пиренейский. Да ведь так же и нужно, чтобы он торчал. А ты его уже в третий раз засовываешь.

     Клинков прячет лицо в подушку, плечи его трясутся. Непонятно плачет он или смеётся. Подходцев смущён. Стараясь не встречаться с друзьями взглядом Подходцев уходит. Клинков встал, подошёл к зеркалу и стал себя разглядывать.

     МАРУСЯ
     Клиночек! Что с тобой?

     ГРОМОВ
     Охота тебе всякую дрянь разглядывать! Уж не думаешь ли и ты жениться?..

     КЛИНКОВ
     Знаете, что я сейчас почувствовал?

     ГРОМОВ
     Ну?

     Клинков обнял Марусю.

     КЛИНКОВ
     Стареем, брат, стареем… Подходцев женится, а у меня уже седые волосы на висках появились.

     ГРОМОВ
     А с рёбрами благополучно?

     КЛИНКОВ
     С какими рёбрами?

     ГРОМОВ
     Беса в ребре не ощущаешь?

     КЛИНКОВ
     Какого беса?

     ГРОМОВ
     Ну, говорят же: седина в бороду, а бес… и так далее.

     КЛИНКОВ
     Не острится нынче что-то…

     ГРОМОВ
     Голова не тем наполнена.

     КЛИНКОВ
     Ну, в отношении себя ты преувеличиваешь.

     ГРОМОВ
     Почему?

     КЛИНКОВ
     Она у тебя ничем не наполнена.

     ГРОМОВ
     Нет, Клинков, и у тебя ничего не получается. Не остри, брат.

     КЛИНКОВ
     (Марусе)
     Плохо вышло?

     МАРУСЯ
     Чрезвычайно.

     КЛИНКОВ
     Да, действительно. Что-то не то…

     Вести с той стороны.

     ИНТ. КВАРТИРА ПОДХОДЦЕВА ВЕЧЕР.

     Всё та же комната: стол, три стула, три кровати… Одна кровать - пуста. У её изголовья прибита чёрная дощечка, как на больничных кроватях. На дощечке написано: "Подходцев - млекопитающее, жвачное, и то не всегда.
     Заболел женитьбой 11 мая 19...
     Выздоровел..."
     В комнате, в сумерках видна фигура сидящего за столом человека. Это Клинков. В руке он держит листок бумаги. Звон колоколов выводит его из оцепенения. Он встаёт, подходит к шкафу, берёт со шкафа подсвечник и возвращается к столу. Ищет спички, зажигает свечу. Берёт листок, читает.

     КЛИНКОВ
     Дорогая Маруся здравствуй. Со времени как ты уехала к родственникам (чтоб они пропали) у нас много что произошло. Подходцев женился. В квартире остались мы с Громовым. Тоска такая, что даже мышь не скребётся под полом - вероятно, издохла от бескормицы. Дела пришли в упадок: доходов нет, а расходы колоссальные: на одну еду уходит не меньше рубля в день. Да квартира, да папиросы, да то, да сё… (комкает литок) Твой Клиночек… А тут ещё Громов исчез. Наверное, попал в компанию меценатов и забыл и думать обо мне.

     Дверь открывается и в комнату влетает Громов.

     КЛИНКОВ
     Что это ты, брат?! Будто бы только что из церкви вырвался?

     ГРОМОВ
     Почему из церкви?

     КЛИНКОВ
     Ты у нас из тех людей, которых и в церкви бьют. Вот я и подумал…

     ГРОМОВ
     Ты? Думал?! Может ли с тобой это случиться?

     КЛИНКОВ
     Тебя это удивляет? Очень просто: я думаю бесшумно, поэтому снаружи ничего не заметно, а ты, когда над чем ни будь задумаешься, то в твоей голове слышно лёгкое потрескивание. Будто чугунная печка постепенно накаливается.

     ГРОМОВ
     Хочешь, я тебя сейчас водой оболью?

     КЛИНКОВ
     Если ты этим докажешь высокое состояние твоих умственных способностей - обливай.

     ГРОМОВ
     Просто оболью.

     КЛИНКОВ
     Не надо. Я предпочитаю сухое обращение.

     ГРОМОВ
     Недурно сказано. Запишу. Может быть, в редакции "Скворца" за это нам заплатят рублишку. Кстати! Сейчас швейцар передал мне письмо с адресом, написанным женским почерком…

     КЛИНКОВ
     Тебе письмо?

     ГРОМОВ
     Нет.

     КЛИНКОВ
     Мне?!

     ГРОМОВ
     Нет.

     КЛИНКОВ
     А кому же?!

     ГРОМОВ
     Нам обоим.

     КЛИНКОВ
     Странный вы народ, ей Богу. Сколько вас ни бьют по церквям, всё вы не умнеете. От кого письмо?

     ГРОМОВ
     Недоумеваю. Наверное, какая ни будь графиня, увидя меня на прогулке, пишет, что я поразил её до глубины души.

     КЛИНКОВ
     Возможно. Если она гуляла на огороде, а ты стоял в своей обычной позе - растопырив руки и скривившись на бок для наведения ужаса на пернатых…

     Не слушая Клинкова, Громов разрывает письмо и читает.

     ГРОМОВ
     Не сон ли?! Знаешь, кто нам пишет? Madame Подходцева!

     КЛИНКОВ
     Уже?

     ГРОМОВ
     Что уже?

     КЛИНКОВ
     Собирается изменить Подходцеву?

     ГРОМОВ
     Кретин!

     КЛИНКОВ
     Первый раз слышу. Что она там пишет? Не просит ли развести её?

     ГРОМОВ
     "Многоуважаемые Клинков и Громов"…

     КЛИНКОВ
     Видишь, меня первого написала. А тебя приписала так уж… из жалости.

     ГРОМОВ
     "Я знаю, что, выйдя замуж за Боба, я похитила у вас любимого друга, но, надеюсь, вы на меня не сердитесь. Чтобы доказать это, приходите нынче вечером пить чай. Познакомимся и, думаю, будем друзьями".

     КЛИНКОВ
     Ишь ты, пролаза. Сколько сахару! Больше там про меня ничего нет?

     ГРОМОВ
     Есть. Вот: если Клинков, благодаря своей толщине, не пролезет в квартиру, мы ему вышлем чаю на улицу, к воротам… Впрочем, может быть, он сидит в лечебнице для умалишённых, и потому…

     КЛИНКОВ
     Брось, надоел. Как она подписалась?

     ГРОМОВ
     "Ненавистная вам Ната Подходцева".

     КЛИНКОВ
     Правильно. Так что же мы… пойдём?

     ГРОМОВ
     Противно всё это. А?

     КЛИНКОВ
     Тошнёхонько. Вышитые салфеточки, на чайнике вязаный гарусный петух…

     ГРОМОВ
     Верно. А Подходцев лежит в халате на диване, курит трубку и заказывает кухарке на завтра обед.

     КЛИНКОВ
     А сбоку полотёры ёрзают по полу, стекольщики вставляют стёкла, а в углу мамка полощет пелёнки.

     ГРОМОВ
     С ума ты сошёл? Они всего два месяца как поженились!

     КЛИНКОВ
     Ну да, будто ты не знаешь Подходцева. Так пойдём?

     ГРОМОВ
     Чёрт их знает. Правда, что там накормят. А я с утра ничего не ел.

     КЛИНКОВ
     Красивая она, по крайней мере?

     ГРОМОВ
     Клинков!

     КЛИНКОВ
     И о чём с ними говорить, спрашивается?

     ГРОМОВ
     Сразу видно, что ты не бывал в хорошем обществе. Ну вот, предположим, приходим мы… "Здравствуйте, как поживаете?" - "Ничего себе, спасибо. Садитесь". Сели. Оглядываемся. "Хорошая у вас квартирка. Не дует?" - "Что вы, что вы!" - "С дровами?" - "Без дров. А за дрова теперь так дерут, что сил нет".- "Да, уж эти дрова".- "Можно вам чаю стаканчик?" - "Пожалуй". Понимаешь? Этакая нерешительность: "пожалуй". Могу, мол, и не пить. А то ведь я тебя знаю... Предложишь тебе чаю, а ты хлопнешь себя по животу, да ещё подмигнёшь, пожалуй: "Ежели с ветчиной да с сёмгой, то я и полдюжины пропущу".

     КЛИНКОВ
     Да. Может, там речи какие ни будь за столом нужно говорить?

     ГРОМОВ
     Какие речи?

     КЛИНКОВ
     Ну там по поводу брака; "ум, мол, хорошо, а два лучше".

     ГРОМОВ
     Там будет видно. Только ты уж не забудь, когда войдём, ручку у неё поцеловать.

     КЛИНКОВ
     На этот счёт я ходок.

     ГРОМОВ
     Ещё бы. Сколько побоев принял - пора научиться. Кстати… могу тебе дать три совета: на ковёр не плюй, в самовар окурки не бросай и, если будешь есть крылышко цыплёнка,- руки потом об волосы не вытирай.

     КЛИНКОВ
     О свои не буду. А об твои готов хоть сейчас.

     В гостях у Подходцева.

     ИНТ. СЕМЕЙНОЕ ГНЕЗДО ПОДХОДЦЕВА ВЕЧЕР

     Смущённый Подходцев открывает дверь.

     ПОДХОДЦЕВ
     А-а!! Клинище голенище… Здравствуй, старый развратник! Давно пора… А где же Громов?

     КЛИНКОВ
     Он там… на площадке.

     ПОДХОДЦЕВ
     Почему?

     КЛИНКОВ
     Стесняется или капризничает. Не хочет идти.

     В дверь входит Громов.

     ПОДХОДЦЕВ
     Чего ж ты, чудак?! Иди, иди. Нечего там.

     В прихожую входит НАТАЛЬЯ ИЛЬИНИШНА.

     ПОДХОДЦЕВ
     Вот, господа, позвольте вас познакомить с моей женой: Наталья Ильинишна.

     Клинков лихо щёлкает каблуком и стремительно клюёт красным носом узкую душистую ручку Натальи Ильинишны. Громов томно подносит другую ручку к губам.

     ГРОМОВ
     Хорошенькая у вас квартирка…

     КЛИНКОВ
     Осёл, мы же ещё в передней.

     Переходят в гостиную.

     ГРОМОВ
     А, действительно, прекрасная квартирка. И много, скажите, платите?

     НАТАЛЬЯ ИЛЬИНИШНА
     Сто десять.

     ГРОМОВ
     С дровами?

     ПОДХОДЦЕВ
     До вашего прихода квартира была без дров; теперь - с дровами.

     КЛИНКОВ
     Можно подумать, что ты никогда не бываешь дома…

     ПОДХОДЦЕВ
     Неужели сам придумал?

     НАТАЛЬЯ ИЛЬИНИШНА
     Пойдёмте пить чай.

     КЛИНКОВ
     Ну, покажи же нам свою квартиру. Я думаю, изнываешь от желания похвастаться благополучием…

     ПОДХОДЦЕВ
     Да что ж вам показывать… Вот это столовая.

     ГРОМОВ
     И верно. Столовая. Всё в аккурате.

     КЛИНКОВ
     А где гарусный петух, который на чайник нахлобучивают?

     ПОДХОДЦЕВ
     Петуха нет.

     КЛИНКОВ
     Упущение. А гардиночки славные. Прямо сердце радуется. И салфеточки вышитые.

     ПОДХОДЦЕВ
     Ты, кажется, грозил мне, что будешь в них сморкаться…

     Клинков смущённо отворачивается от Натальи Ильинишны.

     КЛИНКОВ
     Не выдумывай, Подходцев.

     ПОДХОДЦЕВ
     Да уж ладно. Это вот мой кабинет.

     ГРОМОВ
     (хлопает по спинке кресла)
     Кожа?

     ПОДХОДЦЕВ
     Она самая.

     ГРОМОВ
     Здорово пущено. А чернильница то! Когда я помру - поставь её над моей могилой. Совсем как памятник. А книг-то, книг-то! Каждая небось с переплётом рубля по три…

     КЛИНКОВ
     И все десять заплатишь.

     ГРОМОВ
     А ковёр-то! Футы нуты…

     ПОДХОДЦЕВ
     Ты похудел, Громов. Как дела?

     ГРОМОВ
     Дела? Замечательны. Денег так много, что мы стали вести с Клинковым грешный образ жизни, что, как известно, ведёт к похудению.

     ПОДХОДЦЕВ
     (через паузу)
     Это вот гостиная.

     КЛИНКОВ
     Как ты не путаешься. Каждую комнату узнаёшь сразу.

     Наталья Ильинишна смотрит хозяйским взглядом на пред диванный столик.

     НАТАЛЬЯ ИЛЬИНИШНА
     А куда же задевался альбом?

     ПОДХОДЦЕВ
     (смущённо)
     Да я его… того… положил на этажерку.

     НАТАЛЬЯ ИЛЬИНИШНА
     С чего это тебе вздумалось? Всегда лежал на столе, а ты вдруг…

     Наталья Ильинишна достаёт из шкафа и кладёт на стол пухлый плюшевый альбом. Подходцев отворачивается от стола.

     ПДОХОДЦЕВ
     (чтобы скрыть смущение)
     А вот, господа, рояль.

     Громов добросовестно осматривает и рояль, приблизив глаза к самой полированной крышке.

     НАТАЛЬЯ ИЛЬИНИШНА
     А теперь к столу, господа, к столу!

     На столе есть всё… Сверкающий самовар. Бутылка коньяку. Бутылка белого вина. Графинчик рому. Свежая икра. Сёмга. Ветчина. Сардины. Холодные телячьи котлетки. Сверкающая белизной посуда. Чудесно вымытые салфетки. Около икры - лопаточка! Около сардин - другая! Около сёмги - двузубая фигурная вилочка!
     Подходцев не знает, куда девать глаза. А Клинков сидит, ест за троих и жжёт Подходцева горячим взглядом.
     После третьей рюмки Громов стучит ножом по тарелке.

     ПОХОДЦЕВ
     Браво, Громов хочет сказать речь. Говори, дружище, не бойся.

     ГРОМОВ
     (запинаясь)
     Господа! Русская пословица говорит: "Одна голова не бедна, а если и бедна, так одна"… Гм! То есть не то! Я хотел сказать другое. Впрочем… Зачем слова, господа? Главное - поступки! Гм!..

     ИНТ. ЗАЛ ПИТЕЙНОГО ЗАВЕДЕНИЯ ВЕЧЕР.

     Клинков и Громов сидят за столом, пьют пиво.

     КЛИНКОВ
     Насколько я понял твой стук ножом по тарелке, ты просто звал официанта?

     ГРОМОВ
     Понимаешь… Я совсем машинально. Привычка…

     КЛИНКОВ
     Я боялся, что ты, когда поужинаешь, скажешь: "Человек, счёт!"

     ГРОМОВ
     Ты психолог.

     КЛИНКОВ
     Нет… Нам с тобой в приличных домах нельзя бывать.

     ГРОМОВ
     Кто знает. Может быть, в этом тоже наше счастье.

     КЛИНКОВ
     Аминь.

     Клинков двинул рукой и столкнул стакан. Стакан разбился.

     ГРОМОВ
     Очень мило. Но второй бокал ты не разобьёшь. Ни за что не разобьёшь…

     КЛИНКОВ
     Я? Не разобью?

     ГРОМОВ
     Конечно, не разобьёшь. Где тебе!..

     КЛИНКОВ
     А как же я первый стакан разбил?..

     ГРОМОВ
     Ну, первый ты разбил нечаянно… Это всякий может разбить. А ты специально разбей.

     Клинков думает.

     КЛИНКОВ
     А что может правда, разбить? Постой… Эй, человек!

     Подходит бледный, тупой СЛУГА, с окаменевшим от скуки и бессонницы лицом.

     КЛИНКОВ
     Послушай, человек… Сколько вы берёте за стакан, если его разбить?

     СЛУГА
     Десять копеек-с.

     КЛИНКОВ
     Только-то?! А я думал, полтинник или ещё больше. Да за эти деньги я могу хоть шесть стаканов разбить…

     На столе стоят четыре стакана, до половины наполненные тёмным и светлым пивом.

     КЛИНКОВ
     Эх! Хоть душу отведу.

     Клинков лёгким движением руки сбрасывает стаканы на пол.

     СЛУГА
     Сорок копеек-с.

     КЛИНКОВ
     Чёрт с ним. Плачивали и побольше. Люблю кутнуть! А пустую бутылку если разбить – сколько стоит?

     СЛУГА
     Пять копеек-с.

     КЛИНКОВ
     Смотри, как странно: маленький стакан - гривенник, большая бутылка - пятак.

     Клинков берёт бутылку за горлышко и разбивает её об угол стола. После чего широким движением смахнул со стола все бутылки. Из-за стойки вышел ХОЗЯИН и подошёл к Клинкову и Громову.

     ХОЗЯИН
     Нельзя, господа безобразить. Что же это такое - посуду бить!..

     КЛИНКОВ
     Вы не бойтесь, мы заплатим.

     ХОЗЯИН
     Я не к тому, а вот посетителям, может быть, беспокойно.

     КЛИНКОВ
     Да конечно. Сколько?

     ХОЗЯИН
     Два с полтиной.

     Клинков достаёт трёхрублёвку, вертит в руках.

     КЛИНКОВ
     Я думаю, ему за два с полтиной - полтинник на чай - много?

     ГРОМОВ
     Много. Нужно десять процентов.

     КЛИНКОВ
     Верно. Постой…

     Клинков подошёл к стойке, смёл рукой на пол два стакана, бутылку и отдал хозяину три рубля.

     КЛИНКОВ
     Ну, вот, теперь правильно и сдачи не надо. Пойдём, Громушка.

     ИНТ. КВАРТИРА ПОДХОДЦЕВА ДЕНЬ.

     Клинков и Громов лежат в своих кроватях. Кровать Подходцева пуста.

     ГРОМОВ
     Клинков?

     КЛИНКОВ
     Ну?

     ГРОМОВ
     У моей кровати сзади стоит безносая старуха с косой.

     КЛИНКОВ
     Худая?

     ГРОМОВ
     Очень.

     КЛИНКОВ
     Жаль. А то можно было бы зарезать её этой косой и съесть.

     ГРОМОВ
     Клинков?

     КЛИНКОВ
     Ну?

     ГРОМОВ
     Уверяю тебя, что тебе не нужны серые диагоналевые брюки. Ну, на что они тебе?

     КЛИНКОВ
     Нельзя, нельзя. И не заикайся об этом.

     ГРОМОВ
     Ты и без них обойдёшься. Человек ты всё равно красивый, мужественный - в диагоналевых ли брюках или без них. Наоборот, когда ты в старых, черных - у тебя делается очень благородное лицо. Римское. Ей Богу, Клинков, ну?

     КЛИНКОВ
     Не проси, Громов. Всё равно это невозможно.

     ГРОМОВ
     Ведь я почему тебя прошу? Потому что - знаю - ты умный, интеллигентный человек. В тебе есть много чего то этакого, знаешь, такого… ну, одним словом, чего то замечательного. Ты выше этих побрякушек. Дух твой высоко парит над земными суетными утехами и интеллект…

     КЛИНКОВ
     Не подмазывайся. Всё равно ничего не выйдет.

     ГРОМОВ
     Вот дубина-то африканская! Видал ли ещё когда ни будь мир подобную мерзость?! Если ты хочешь знать, эти брюки сидят на тебе, как на корове седло. Да и не мудрено: стоит только в любой костюм всунуть эти толстые обрубки, которые в минуты сатанинской самонадеянности ты называешь ногами, чтобы любой костюм вызвал всеобщее отвращение.

     КЛИНКОВ
     А зато у меня благородное римское лицо. Ты сам же давеча говорил.

     ГРОМОВ
     С голоду, брат, и не то ещё скажешь. Собственно, у тебя лицо, с моей точки зрения, ещё лучше, чем римское,- оно напоминает хорошо выпеченную булку. Только жаль, что в неё запечены два черных тусклых таракана.

     КЛИНКОВ
     (не слушает Громова, мечтательно)
     Пирожки с ливером… Я разрезываю пирожок, вмазываю в нутро добрый кусок паюсной икры, масла и снова складываю этот пирожок. Он горячий, и масло тает там внутри, пропитывая начинку… Я выпиваю рюмочку холодной английской горькой, потом откусываю половину ливерного пирожка с икрой… Горяченького…

     ГРОМОВ
     Чтоб тебе подавиться этим пирожком.

     КЛИНКОВ
     Я согласен даже на это.

     ГРОМОВ
     Хороша бывает варёная колбаса, положенная толстым ломтём на кусок развесного серого хлеба. Теперь, собственно говоря, в свете уже перестали носить серые диагоналевые брюки. Это считается устаревшим. Мне говорил один прожигатель жизни, граф.

     КЛИНКОВ
     Пусть я провалюсь, если ты не выдумал сейчас этого графа.

     ГРОМОВ
     Свинья.

     КЛИНКОВ
     Серьёзно?

     ГРОМОВ
     Хуже свиньи. Если бы ты был только свинья, я бы зажарил тебя и съел.

     КЛИНКОВ
     Перешёл бы, так сказать, в самоеды?

     ГРОМОВ
     В лопари, во всяком случае. А знаешь, что я тебе скажу?

     КЛИНКОВ
     Воображаю.

     ГРОМОВ
     Пойдём к Подходцеву. У него, наверное, есть какой ни будь харч.

     КЛИНКОВ
     Что бы с нами ни случилось, не смей даже и говорить об этом.

     ГРОМОВ
     Почему?

     КЛИНКОВ
     Почему, почему? Да по тому самому, о чем и ты думаешь! По тому самому, по той самой причине, по которой и ты до сих пор, выискивая самые различные и тупоумные способы нашего пропитания, все время умалчивал о Подходцеве! Казалось бы - до чего просто! У нас нет денег, мы голодны. У нас есть товарищ и друг Подходцев, у которого есть деньги, припасы и серебряные лопаточки для икры. Чего проще? Пойти к товарищу Подходцеву и воспользоваться всем этим! Однако ты до сих пор, корчась на кровати от голодухи, даже не подумал об этом?

     ГРОМОВ
     Однако же вот - подумал.

     КЛИНКОВ
     Ты ещё голоднее меня… Конечно, Подходцев нам будет очень рад, даст нам всё, что мы попросим, приласкает нас. Да! Но ведь Подходцев теперь сам себе не принадлежит. Подходцева нет! Он растворился. Мы найдём теперь не Подходцева, а "мужа Перепетуи Панкратьевны"! Зачем же мы будем обворовывать Перепетую? Когда мы у них были в гостях и ели разные деликатесы - ты думаешь, они мне легко в горло лезли, эти деликатесы? Подходцев, конечно, друг нам, но Перепетуя? Кто она нам такая? Простая посторонняя женщина, свившая себе со своим самцом гнездо и не желающая, чтобы посторонние самцы прилетали в это гнездо лопать тех червяков, которых эта благополучная пара промыслила. Понял? У холостого Подходцева я заберу всё, да ещё на издеваюсь над ним, потому что он то же самое может проделать со мной. У женатого Подходцева я не возьму бутерброда с колбасой.

     Во время монолога Клинкова в комнату тихо вошёл Подходцев, он с чемоданом.

     ПОДХОДЦЕВ
     Толстяк! У тебя есть принципы…

     Клинков и Громов оборачиваются. Громов хочет что-то спросить, но увидев чемодан деликатно умолкает.

     КЛИНКОВ
     Да-с. Только это такая вещь, которую нельзя зажарить на сливочном масле и подавать с картофельным пюре.

     Подходцев бросает чемодан в угол, снимает пальто, шляпу, ложится на свою, пустовавшую до того, кровать и рассеянно смотрит в потолок. Клинков потихоньку встаёт со своего ложа, берёт на подоконнике кусочек мела, подходит к подходцевской кровати, и твёрдой уверенной рукой пишет на дощечке около слова "выздоровел" сегодняшнее число.

     ПОДХОДЦЕВ
     Вот тут у вас сказано: "жвачное"… Какое же я жвачное, если вы мне ничего не даёте жевать?

     ГРОМОВ
     Ты голоден, Подходцев?

     ПОДХОДЦЕВ
     Как волк. Я ведь ушёл от роскошного, обильного ужина. (после паузы) Перед ужином пили чай: Марья Кондратьевна, Лидия Семёновна, Зоя Кирилловна, Артемий Николаевич, Пётр Васильич и Чёрт Иваныч. Разговор: "Что это давно не видно Марьи Захаровны?" - "Вы разве не знаете? Она поехала в Москву!" - "Ну, что вы говорите! И надолго?" - "Определённо вам не могу сказать. Кажется, дней на пять".- "А как же дети?" - "Определённо вам не могу сказать, но, кажется, старшенькую взяли с собой, а Бобик остался с нянькой. Да, кроме того, у них гостит ведь её сестра Пелагея Владимировна".- "Что вы говорите! И давно она приехала к ним?" - "Определённо не могу сказать, но, кажется, уже неделю живёт".- "Что вы говорите! Уже неделю? А муж её, значит, остался в Киеве?" - "Определённо не могу сказать, но, кажется, она говорила, что его перевели в Харьков".- "Да что вы говорите! А как же их сын Володя, который…" Тут я больше не выдержал. Откинул ногой стул, встал и вышел в другую комнату. Догнала жена. "Куда ты, милый? Кстати, надо завтра нам поехать к Пелагее Владимировне, а то неловко". Я говорю: "Пусть она издохнет, твоя Пелагея Владимировна!" Жена в слёзы: "Ты в последнее время стал невыносим. Тебе мои гости и родственники не нравятся. И сейчас тоже…" - "Что сейчас?!" - "Устраиваешь историю в то время, когда гости за столом. Почему ты ушёл?" - "Потому что я предпочитал бы, чтобы они были на столе!" - "Ах, так?! В таком случае, я уезжаю к мамаше…" - "Правильно. Удивляюсь, как ты до сих пор жила с таким мерзавцем!" Уложил свои вещи и вот - к вам! Боже, как я счастлив, что снова с вами.

     КЛИНКОВ
     Дуракам всегда счастье.

     ПОДХОДЦЕВ
     А вы как живёте?

     ГРОМОВ
     Как живём? Да теперь, брат, когда ты обратился в первобытное состояние, можем сказать прямо: вчера вечером пили чай.

     ПОДХОДЦЕВ
     И только? Голый чай?!

     КЛИНКОВ
     Нет. Громову в стакан попала муха. Так что чай был с варёным мясом.

     ПОДХОДЦЕВ
     Одевайтесь.

     Жестокий поединок.

     ИНТ. КВАРТИРА ПОДХОДЦЕВА ДЕНЬ

     Подходцев сидит на столе, Громов стоит рядом, Маруся сидит за столом, она расстроена. Клинков шагает по комнате и криво улыбается.

     КЛИНКОВ
     Да-с. Дуэль. Раз он считает себя оскорблённым, я как честный человек не мог отказать. Хорошо, говорю я ему, хорошо… Только если ты, говорю, убьёшь меня, то позаботься о моих стариках, живущих в Лебедине.

     ПОДХОДЦЕВ
     Ну, что же он?

     КЛИНКОВ
     Говорит, хорошо. Позабочусь, говорит. Я ему, впрочем, о родителях так вставил - для красоты слова. Отец то у меня, правду сказать, богат, как чёрт!..

     МАРУСЯ
     (сквозь слезы)
     И всё это из-за того, что ты разругал его картину?

     КЛИНКОВ
     Да как я её там ругал? Просто сказал: глупая мазня. Бессмысленное нагромождение грязных красок! Только и всего.

     ПОДХОДЦЕВ
     Может, помирились бы?

     КЛИНКОВ
     Да… так он и согласится!

     МАРУСЯ
     Эх! Убьёт, братцы, этот зверь моего Костю. А?

     ПОДХОДЦЕВ
     Харченко? Конечно, убьёт.

     ГРОМОВ
     Или попадёт пуля в живот тебе. Дня три будешь мучиться… кишки вынут, перемоют их, а там, смотришь, заражение крови и - капут.

     ПОДХОДЦЕВ
     Да ты не бойся: мы изредка будем на твою могилку заглядывать.

     КЛИНКОВ
     Спасибо, братцы. А секундантами не откажетесь быть?

     ПОДХОДЦЕВ
     Можно и секундантами.

     ГРОМОВ
     Тебе теперь отказывать ни в чём нельзя: ты уже человек, можно сказать, конченый.

     КЛИНКОВ
     Да ты, может быть, смеёшься?

     ПОДХОДЦЕВ
     Ну, вот… Там, где пахнет кровью, улыбка делается бессмысленной гримасой, как сказал один известный мыслитель.

     ГРОМОВ
     Какой?

     ПОДХОДЦЕВ
     Я.

     Открылась дверь. В комнату заглядывает Харченко.

     ГРОМОВ
     А-а! Виновник торжества! Входи, сделай милость, скорее, а то здесь сквозит.

     Харченко вошёл в комнату, угрюмо посмотрел на Клинкова, пожал руку Подходцеву и Громову, направился к Марусе, та всхлипнула и выбежала из комнаты.

     ХАРЧЕНКО
     Я знаю, что не принято являться к противнику перед дуэлью, но не виноват же я, чёрт возьми, что он живёт вместе с вами… Вы же мне, братцы, понадобитесь… В качестве свидетелей, а? Согласны? А то у меня здесь ни одного человека нет подходящего.

     ПОДХОДЦЕВ
     Стреляться хотите?

     ХАРЧЕНКО
     Стреляться.

     ПОДХОДЦЕВ
     Так-с. Дело хорошее!

     ГРОМОВ
     Только мы уже дали Косте слово, что идём в секунданты к нему. Правда, Костя?

     КЛИНКОВ
     Правда…

     ПОДХОДЦЕВ
     Может, ты бы, Костя, уступил одного из нас Харченко? На кой чёрт тебе такая роскошь - два секунданта?!

     КЛИНКОВ
     Да, пожалуй, пусть берёт.

     ХАРЧЕНКО
     Господа! Я вас очень прошу не делать из этого фарса. Может быть, это вам кажется смешным, но я иначе поступить не могу. Во мне оскорблено самое дорогое, что не может быть урегулировано иным способом… На мне лежит ответственность перед моими предками, которые, будучи дворянами, решали споры только таким образом.

     ПОДХОДЦЕВ
     Царство им небесное!

     ХАРЧЕНКО
     Пожалуйста, не смотрите на это, как на шутку!

     ГРОМОВ
     Какая уж там шутка! Дельце завязалось серьёзное. Правда, Саша?

     ПОДХОДЦЕВ
     Конечно. Вещь кровавого характера. Стреляться решили до результата?

     ХАРЧЕНКО
     Да. Я не признаю этих комедий с пустыми выстрелами.

     ПОДХОДЦЕВ
     И ты совершенно прав. В кои-то веки соберёшься ухлопать человека - и терять такой случай… Правда, товарищ?

     КЛИНКОВ
     Изумительная правда.

     Стук в дверь. Все оборачиваются. Входит КВАРТИРНАЯ ХОЗЯЙКА.

     КЛИНКОВ
     Ах, чёрт возьми!

     Квартирная хозяйка подходит к Клинкову.

     КВАРТИРНАЯ ХОЗЯЙКА
     Ну-с? Обещали сегодня, Константин Петрович.

     ГРОМОВ
     В чём дело?

     КЛИНКОВ
     Да видишь ли… В этом месяце за квартиру плачу я. Моя очередь.

     ГРОМОВ
     Ну?

     КЛИНКОВ
     Ну, вот и больше ничего.

     КВАРТИРНАЯ ХОЗЯЙКА
     То есть как же ничего? Это, по вашему, ничего? Вы на сегодня обещали.

     КЛИНКОВ
     Неужели сегодня? Непростительный, легкомысленный поступок… Гм… Что это у вас, новая кофточка? Прехорошенькая.

     КВАРТИРНАЯ ХОЗЯЙКА
     Новая. Позвольте получить, Константин Петрович.

     КЛИНКОВ
     Что получить?

     КВАРТИРНАЯ ХОЗЯЙКА
     Да деньги же! Пожалуйста, не задерживайте, мне на кухню нужно.

     КЛИНКОВ
     Хозяйничаете всё? Хлопочете? Хе-хе.

     КВАРТИРНАЯ ХОЗЯЙКА
     Может, вам разменять нужно? Я пошлю.

     КЛИНКОВ
     Сколько там с меня?

     КВАРТИРНАЯ ХОЗЯЙКА
     20 рублей.

     КЛИНКОВ
     Деньги, деньги… Шесть букв… а какая громадная сила в этом коротеньком словце! Вы читали, Анна Марковна, роман Золя "Деньги"?

     КВАРТИРНАЯ ХОЗЯЙКА
     А вы читали когда ни будь повестку о выселении?

     КЛИНКОВ
     К сожалению, я до сих пор не мог расширить своего кругозора чтением этих любопытных произведений. Но на досуге, даю вам слово, прочту.

     КВАРТИРНАЯ ХОЗЯЙКА
     Хорошо-с! Если вы ещё позволяете себе смеяться, я сяду здесь и не сдвинусь с места, пока не получу денег.

     ПОДХОДЦЕВ
     Просто признайтесь, хитрая женщина, что вы соскучились по изысканному обществу. Костя! Стул Анне Марковне.

     Клинков встал, подал стул Квартирной хозяйке. Та взяла стул, поставила его около двери и села на него. Повисла тягостная пауза. Харченко обвёл комнату взглядом.

     ХАРЧЕНКО
     Сами белили?

     КВАРТИРНАЯ ХОЗЯЙКА
     Что?

     ХАРЧЕНКО
     (смущённо)
     Комнату, говорю, сами белили?

     КВАРТИРНАЯ ХОЗЯЙКА
     Да-с! Я всё сама… День-деньской на ногах, а за это вместо благодарности вот, изволите видеть!

     Все молчат.

     ХАРЧЕНКО
     (смотрит в окно)
     Погодка сегодня разгулялась.

     КВАРТИРНАЯ ХОЗЯЙКА
     Это её дело. А когда человек разгуливается и тратит деньги на пьянство, это, извините-с! Извините-с!

     Клинков подходит к Подходцеву.

     КЛИНКОВ
     У тебя нет денег?

     ПОДХОДЦЕВ
     У меня? Нет. Громов!

     ГРОМОВ
     Ну?

     ПОДХОДЦЕВ
     У тебя нет денег?

     ГРОМОВ
     У меня? Нет. Харченко!

     ХАРЧЕНКО
     Что?

     ГРОМОВ
     У тебя нет денег?

     ХАРЧЕНКО
     Есть. Сколько нужно? Двадцать? Вот, пожалуйста.

     КЛИНКОВ
     (возмущённо)
     Господа! Это чёрт знает что! Я с Харченко в… таких… отношениях… а он - мне же… деньги даёт взаймы!! Вы не имели права делать этого!

     Громов берёт у Харченко деньги и передаёт их Подходцеву. Подходцев берёт деньги и суёт их в руку Клинкова. Клинков стонет и кладёт деньги на ладонь хозяйки, указывает на дверь.

     КЛИНКОВ
     Прямо, потом налево.

     Квартирная хозяйка встаёт и уходит. Громов ложится на кровать и насвистывает “тореадор иди смелее в бой”. Противники избегают встречаться взглядами.

     ХАРЧЕНКО
     Подходцев! Ты позаботишься о том, что нужно? Вот тебе записка к моему знакомому офицеру, у которого есть отличные пистолеты.

     ПОДХОДЦЕВ
     Браво! Дело начинает налаживаться! По дороге я забегу также в погребальную контору… Костя, ты какие больше предпочитаешь - глазетовые?

     КЛИНКОВ
     Всё равно.

     ПОДХОДЦЕВ
     С кистями?

     КЛИНКОВ
     Всё равно.

     ИНТ. КВАРТИРА ОФИЦЕРА ДЕНЬ

     Подходцев отдаёт записку ОФИЦЕРУ, тот читает. Дочитав записку он суетливо достаёт ящик и подаёт его Подходцеву.

     ОФИЦЕР
     Для Харченко я это сделаю с удовольствием! Вот пистолеты. Прекрасные - за пару плачено полтораста рублей!

     ПОДХОДЦЕВ
     А ведь их после дуэли могут конфисковать.

     ОФИЦЕР
     Неужели?

     ПОДХОДЦЕВ
     А что вы думаете! "А,- скажут,- стреляться! Убиваете друг друга!" И отымут.

     Офицер смотрит на пистолеты.

     ПОДХОДЦЕВ
     Знаете что? Положитесь на меня. Пистолеты не пропадут. Я эти самые дуэли умею преотлично устраивать. Есть у вас десять рублей?

     ОФИЦЕР
     Как… десять рублей?

     ПОДХОДЦЕВ
     Очень просто, взаймы. Первого числа возвращу.

     Офицер вынул кошелёк и суетливо перебирает купюры.

     ОФИЦЕР
     Вот… У меня все трёхрублёвки. Ничего, что здесь 12 рублей?

     ПОДХОДЦЕВ
     Что уж с вами делать. Давайте! (отдаёт пистолеты офицеру, берёт деньги и кладёт их в карман) Вы водку пьёте?

     ОФИЦЕР
     Пью. Иногда.

     ПОДХОДЦЕВ
     Вот видите! Командный состав нашей армии всегда приводил меня в восхищение. Одевайтесь, поедем к нам.

     ОФИЦЕР
     А… пистолеты?

     ПОДХОДЦЕВ
     Мы их забудем здесь. На меня иногда находят припадки непонятной рассеянности. Едем!

     ОФИЦЕР
     (смеётся) А вы, видно, рубаха парень?!

     ПОДХОДЦЕВ
     Совершенно верно. Многие до вас тоже находили у меня поразительное сходство с этой частью туалета.

     ИНТ. КВАРТИРА ПОДХОДЦЕВА ДЕНЬ

     Громов и Харченко сидят за столом. У стола стоят Клинков и его ПОРТНОЙ.

     КЛИНКОВ
     Меня интересует, почему я обещал вам именно сегодня и почему именно 8 рублей?

     ГРОМОВ
     Мне кстати тоже интересно, почему сегодня и такая сумма.

     ПОРТНОЙ
     Меня это не интересует…

     Входят Подходцев и Офицер.

     КЛИНКОВ
     Громов! У тебя нет 8 рублей?

     ГРОМОВ
     Нет. Харченко! У тебя нет 8 рублей?

     ХАРЧЕНКО
     Да я все отдал, что были… А! Полководец! У тебя нет 8 рублей?

     ОФИЦЕР
     (вынимая кошелёк) Да у меня всё трёхрублёвки. Ничего?

     ХАРЧЕНКО
     Очень печально! Нужно быть осмотрительнее в выборе средств к существованию. Впрочем, давай три штуки!

     КЛИНКОВ
     Харченко! Не смей этого… то есть… не делайте этого, господин Харченко!

     ХАРЧЕНКО
     (вручая Портному деньги)
     Идите, портной. На лишний рубль я обязую вас сшить одному из нас шёлковую перевязку на руку или на голову.

     Портной уходит.

     ГРОМОВ
     А как же с дуэлью? Я уже по телефону успел знакомого доктора пригласить.

     ПОДХОДЦЕВ
     (похлопывая по свёрткам) Да и у меня всё сделано.

     КЛИНКОВ
     Пистолеты?

     ПОДХОДЦЕВ
     Они самые.

     ГРОМОВ
     Странно, что они имеют бутылочную форму.

     ПОДХОДЦЕВ
     Новая система. Казённого образца!

     Стук в дверь. Громов открывает дверь. Входит ДОКТОР, молодой человек.

     ДОКТОР
     Здравствуйте, господа. Ты меня серьёзно приглашал, Громов?

     ГРОМОВ
     Совершенно серьёзно.

     ДОКТОР
     А где же больная?

     КЛИНКОВ
     Какая больная?

     ДОКТОР
     Да ведь я специалист по женским болезням.

     Взрыв хохота.

     ПОДХОДЦЕВ
     Здесь есть двое больных. И оба они больны хроническою женскою болезнью - глупостью. Бросьте, ребята, дурака валять. Надоело!

     ГРОМОВ
     Смотреть тошно!

     ОФИЦЕР
     Нелепо!

     Вся компания набрасывается на Харченко и Клинкова, валит их на кровать, накрывает одеялом, подушками.

     ГРОМОВ
     Миритесь?

     ХАРЧЕНКО
     Черт с ним! Только пусть он возьмёт назад свои слова о моей живописи.

     КЛИНКОВ
     Беру! При условии, если ты напишешь мой портрет и он будет гениален.

     ХАРЧЕНКО
     Иным он и не может быть!

     ИНТ. КВАРТИРА ПОДХОДЦЕВА НОЧЬ.

     Офицер капается в заветренной закуске. Подходцев откупоривает бутылки. Доктор и Громов громко спорят. Маруся сидит на коленях у Клинкова и пьёт вино из одного с ним стакана. Рядом сидит Харченко.

     ХАРЧЕНКО
     Жаль всё таки… Ушла поэзия из жизни. Нет больше красивых жестов, беззаветно смелых поступков, героизма… Ушла из нашего прозаического мира храбрость, поединки по поводу неудачно сказанного слова, рыцарское обожание женщины…

     МАРУСЯ
     Щедрость, кошельки золота, разбрасываемые на проезжей дороге льстивому трактирщику…

     КЛИНКОВ
     Удар ножом какого ни будь зловещего бродяги на опушке леса…

     МАРУСЯ
     Это верно. Обидно, дурачок ты этакий…

     Добрый Громов

     ИНТ. КВАРТИРА ПОДХОДЦЕВА ВЕЧЕР.

     В квартире Громов и Клинков, они только что пришли. Входит Подходцев.

     ПОДХОДЦЕВ
     Господа, умеете ли вы держать себя в обществе?

     КЛИНКОВ
     Только один раз я не мог держать себя в обществе и то это было Общество электрического освещения. Они мне подали счёт дважды за одно и то же. Я и раскричался.

     ГРОМОВ
     А я себя держу в обществе так замечательно, что все окружающие застывают в немом изумлении.

     ПОДХОДЦЕВ
     Ну, это тоже лишнее. Это уж слишком. Приковывать к себе общее внимание - тоже не рекомендуется. Одним словом - берите пример с меня.

     КЛИНКОВ
     Собственно, в чём дело?

     ПОДХОДЦЕВ
     Дело в том, что мы приглашены в один фешенебельный дом.

     КЛИНКОВ
     Ну что ж - повращаемся, повращаемся… Надеюсь, будут и танцы?

     ГРОМОВ
     Нет, уж ты, пожалуйста, не танцуй. У тебя есть дурная привычка на половине вальса бросать свою даму, засовывать большие пальцы рук в проймы жилета и начинать перед самым носом оторопевшей дамы подбрасывать ноги чуть не до потолка.

     КЛИНКОВ
     Эх ты, деревня! Во всех шикарных кабачках Парижа так танцуют.

     ПОДХОДЦЕВ
     Может быть. Но нас зовут в семейный дом.

     КЛИНКОВ
     Большая важность. А у Синягиных я разве не танцевал перед хозяйкой с большим успехом?

     ГРОМОВ
     А чем кончилось? Отвели в уголок и отказали от дому.

     КЛИНКОВ
     Тоже и дом у них: сырой, одноэтажный, чуть не на краю города. А куда нас теперь приглашают?

     ПОДХОДЦЕВ
     К Троицыным.

     ГРОМОВ
     Удивляюсь я, зачем все эти люди нас приглашают: придём, нашумим, съедим и выпьем всё, что есть под рукой, уязвим гостей и уйдём, оставляя за спиной мерзость запустения.

     КЛИНКОВ
     Я думаю, вас приглашают ради меня.

     ПОДХОДЦЕВ
     Возможно, как болгарина с обезьяной - пускают во двор ради обезьяны. Итак, завтра в девять отсюда, все втроём.

     ИНТ. ДОМ ТРОИЦЫНЫХ ВЕЧЕР.

     Друзья держатся вместе. Они пьяны.

     КЛИНКОВ
     Знаешь, мне очень нравится та блондинка в чёрном. Я, признаться, за ней уже приударил.

     ПОДХОДЦЕВ
     Вот тебе раз. Как раз она и мне нравится. Отступись, голубчик.

     КЛИНКОВ
     Что даёшь?

     ПОДХОДЦЕВ
     Рубль хочешь?

     КЛИНКОВ
     Рубль и коврик, что лежит около твоей кровати.

     ПОДХОДЦЕВ
     Хорошо. Только ты познакомь меня с ней.

     КЛИНКОВ
     Сколько угодно! Пойдём…

     Клинков тащит Подходцева к ПЫШНОГРУДОЙ БЛОНДИНКЕ.

     КЛИНКОВ
     А я, Анна Моисеевна, хочу познакомить вас с человеком, которого вы буквально ошеломили. Замечательная личность. Имеет у женщин шумный успех, но до сих пор ни на кого не обращал внимания. Вы - первая. Понимаете? Кто он?.. Вы, вероятно, слышали - это Подходцев. Известный Подходцев. Человек, полный тайного обаяния. Будьте счастливы, детишки.

     Клинков забирает из руки Подходцева рубль. Кланяется и идёт к Громову.

     КЛИНКОВ
     Ты что повесил нос, Громушка? Может, и тебе какая-нибудь девушка нравится? Могу уступить. Имеются на разные цены.

     ГРОМОВ
     Не трещи. Послушай: видишь ты ту барышню, что сидит одиноко в углу?

     В углу сидит ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА, женщина лет тридцати – тридцати пяти.

     КЛИНКОВ
     Это та, которая сложила костлявые руки на острых коленях? Вижу. Я боюсь, как бы колено не проткнуло её руки. А почему ты обратил на неё внимание?

     ГРОМОВ
     Ты знаешь: мне её так жалко, что плакать хочется. Я уже полчаса наблюдаю за ней. Сидит тридцатипятилетняя, не знавшая мужчины, некрасивая, одинокая, все её обходят, никому она не нужна и, кроме всего, обязана делать вид, что ей весело. Для этого она изредка смотрит в потолок, оглядывает стены, а когда близорукий танцор сослепу налетит на неё, она делает вид, что её вывели из глубокой задумчивости, но что она не прочь пошалить, потанцевать. Однако близорукий кавалер в ужасе умчался, а она снова погружается в деланную рассеянность. Какая мелкая, глупая трагедия!

     КЛИНКОВ
     А ты пойди, поплачь у неё на груди… Жестоко, но добродетель всегда жестока…

     ГРОМОВ
     Ей, видно, очень плохо живётся. Как ты думаешь - целовал её кто-нибудь?

     КЛИНКОВ
     Слепой… и то едва ли. Ведь у них, говорят, очень развито осязание…

     ГРОМОВ
     Клинков, но ведь это ужас! Не испытать никогда поцелуя мужских губ, трепета мужской страсти на своей груди!..

     КЛИНКОВ
     А ты вот такой добрый: взял бы да и поцеловал её. Вот рада-то будет!

     ГРОМОВ
     (смущённо)
     А ты знаешь: я только что думал об этом. Отчего девушке не доставить хоть минутку удовольствия. Потом вспоминать будет поди всю жизнь… Ведь другой то раз едва ли это случится.

     КЛИНКОВ
     Ты, я вижу, совсем святой человек! Экие мысли приходят тебе в голову…

     ГРОМОВ
     Ну, ты только посмотри на неё: какая же она несчастная.

     КЛИНКОВ
     Да, вид у неё дождливый. Пожалуй, осчастливь её - только сейчас же беги ко мне. Я тебя спрячу. Знаешь: пригласи её в ту комнату посмотреть картины - комната пуста, а я у дверей постерегу.

     Клинков подталкивает добряка Громова под локоть.

     ГРОМОВ
     Что это вы тут сидите в одиночестве?

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     Так, знаете. Я люблю одиночество.

     ГРОМОВ
     Одиночество развивает меланхолию. А молодая хорошенькая девушка не должна быть меланхоличной.

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     Удивительно. Все вы, мужчины, говорите одно и то же.

     ГРОМОВ
     Но ведь мужчины же не виноваты, что вы хороши. Миллионы людей говорят, что солнце прекрасно. Разве они надоели солнцу своими восторгами?

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     Куда вы сейчас спешили?

     ГРОМОВ
     В ту комнату. Там висят хорошие картины. Хотите посмотреть?

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     Но там, кажется, никого нет!

     ГРОМОВ
     А вы боитесь меня?

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     О, я ведь знаю вас, мужчин… Хотя, впрочем, вы кажетесь мне порядочным человеком. Пойдёмте.

     Евдокия Антоновна встаёт, берёт Громова под руку и ведёт в комнату с картинами.

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     Вот вам картины. Видите, какие.

     ГРОМОВ
     Да, хорошие. Если бы я был художник, я написал бы с вас картину.

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     Что же вам так во мне нравится?

     ГРОМОВ
     Какие волосы! Ваши губы… О, эти ваши губы! Я хотел бы крепко-крепко прильнуть к ним… Так, чтобы дух захватило. О, ваши розовые губки!..

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     Вы не сделаете этого. Это было бы так ужасно!..

     Евдокия Антоновна закрывает лицо руками.

     ГРОМОВ
     Я не сделаю? О, плохо же вы меня знаете! Страсть клокочет во мне… Я…

     Громов безо всякого усилия отрывает от лица руки Евдокии Антоновны, запрокидывает её голову и целует.

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     Что вы делаете. (обвивая руками шею Громова) Что ты делаешь, мой дорогой… как тебя зовут?..

     ГРОМОВ
     Васей.

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     …дорогой Вася… Разве можно позволять себе это сейчас? Потом, после свадьбы… Когда мы останемся вдвоём.

     ГРОМОВ
     Свадь… ба? Какая свадьба?

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     Наша же, глупенький. Имей в виду, что до свадьбы я позволю тебе целовать только кончики моих пальцев…

     ГРОМОВ
     По… чему свадьба?! Я не хочу…

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     Милостивый государь! Я – девушка… И вы меня целовали. Вы мне говорили вещи, которые можно говорить только будущей жене!!

     ГРОМОВ
     Я… больше не буду… Простите, если я что ни будь лишнее… позволил.

     Евдокия Антоновна толкает Громова на диван. Сама садится рядом и прижимается к нему всем телом.

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     Лишнее? Почему лишнее? Если человек любит - ничего ни в чём нет лишнего… (Громов сидит уставив взгляд в одну точку) Ах, какое у нас будет гнёздышко. Я уже сейчас вижу его… Прямо из передней - столовая. Налево твоя комната. Направо гостиная. Ты голубой цвет любишь? Голубая. Ты знаешь?.. Я думаю обойтись одной кухаркой: стирать пыль или какие ни будь другие мелочи я буду делать сама. Правда? О, я не разорю тебя, не бойся.

     Евдокия Антоновна страстно и продолжительно целует Громова. Потом встаёт и убегает. Громов остаётся сидеть. В комнату входит Клинков.

     КЛИНКОВ
     Как ты думаешь, Подходцев заплатит мне рубль за проданную блондин… Боже, что с тобой такое?

     ГРОМОВ
     Она… там… женится на мне… Уже… почти женилась… Клинков - что же это такое? Есть же ведь полиция, суд,- могут же они за меня заступиться. Любишь, говорит, голубой цвет - гостиная будет голубая, не любишь - будет красная…

     КЛИНКОВ
     Громов! Милый… Опомнись. Что она там с тобой сделала? Ты поцеловал её?

     ГРОМОВ
     Ну, да. А она…

     В комнату входит БРАТ.

     БРАТ
     Где он тут, этот ловелас, этот покоритель сердец?! А! Вы тут, шалунишка. Здравствуй, Вася. Очень приятно познакомиться. Сестра мне всё рассказала. И как это всё у них быстро… Ну, поздравляю. Она хорошая баба, без штук. А я вам даже столовый буфет подарю - у меня есть очень хороший буфет.

     КЛИНКОВ
     Что вам нужно, милостивый государь?

     БРАТ
     Мне? Да вот обниму только шурина, поцелую да и пойду себе. Много ли мне надо.

     Брат хватает Громова в объятья, комкает как тряпку, целует. Уходит. В комнату вбегает Подходцев.

     ПОДХОДЦЕВ
     Клинков! Уводи Громова во что бы то ни стало! Можешь даже опрокинуть кого ни будь, кто станет на дороге. А я буду в арьергарде задерживать гостей. Бегите через спальню. Вы куда, молодой человек? Что? Поздравить? Осади назад, мерзавец, а не то я тебе сломаю позвонки!

     Клинков хватает Громова за руку и в то время как Подходцев широкой грудью сдерживает напор ликующих гостей, ведёт испуганного жениха к выходу через спальню. Из-за дивана выныривает СИВЫЙ СТАРИК, хватает Громова за шею и ведёт за собой. Клинков бросается за ними, но нахлынувшая толпа торжествующих гостей отделяет его от похищенного Громова… Молча, в бессильной ярости стоят плечо к плечу Клинков и Подходцев за спинами гостей. Сивый старик держит Громова под руку, по другую сторону стоит Евдокия Антоновна.

     СИВЫЙ СТАРИК
     Господа! Все здесь, включая и хозяина дома,- наши друзья и знакомые!.. Так порадуйтесь же вместе с нами на счастье этих двух дорогих моему сердцу сердец. Господин Громов сделал нынче моей дочери предложение, и я предлагаю выпить за их здоровье и счастье. От имени Громова (не правда ли, Вася?) объявляю всем, что кто откажется приехать на бракосочетание - всех трёх нас кровно обидит… Ура!

     Громов находит глазами лица двух своих друзей и кротко, печально им улыбается.

     ПОДХОДЦЕВ
     Клинков! Ведь это что же?!!! Катастрофа?

     КЛИНКОВ
     Ничего, Подходцев. Она уже старая; может быть, скоро умрёт.

     ИНТ. ПЕРЕДНЯЯ ДОМА ЕВДОКИИ АНТОНОВНЫ ВЕЧЕР.

     Громов одевается, ищет свою шляпу. Подходит Евдокия Антоновна.

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     Куда ты? Куда ты, моя куколка?

     ГРОМОВ
     К товарищам пойду.

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     Какие там ещё товарищи? Какие такие ещё товарищи?

     ГРОМОВ
     Разве вы не знаете их, Евдокия Антоновна? Мои друзья. Клинков и Подходцев.

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     Что-о? Идти к этим пьяницам и пошлякам, которые позволяли себе говорить обо мне такие гадости?!

     ГРОМОВ
     (умоляюще) Я просил бы вас, дорогой друг Евдокия Антоновна, не обижать моих товарищей. Мне это очень больно…

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     Подумаешь, нежности какие! Две подозрительных личности, без всякого налёта аристократизма - да я же ещё должна молчать… Не пущу я тебя к ним!

     ГРОМОВ
     Очень прошу вас, не удерживайте меня. Мне очень нужно.

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     Зачем?! Пьянствовать?

     ГРОМОВ
     В наших отношениях это было не главное…

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     А что же, что было главное? Что они издевались над тобой да жили на твой счёт - это главное?

     ГРОМОВ
     (бешено)
     А-а, р-р-р-р!!! Заткни глотку, старуха, или я тебе заткну её раз и навсегда этим зонтиком!! Голову отгрызу тебе зубами, если ещё раз пикнешь что ни будь о Клинкове и Подходцеве!! Поняла?

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     (тихо и подавленно) С ума ты сошёл, что ли?

     ГРОМОВ
     Ещё нет! Скоро сойду, вероятно… Ты! Ты, как ведьма, вскочила на меня, оседлала, дала пинка, и я побежал, подстёгиваемый твоим сивым старикашкой отцом и каторжным братом… Что ж… (криво улыбается) я побегу… Я уже человек погибший… Но если ваши нечестивые уста скажут хоть слово о Подходцеве и Клинкове - я тебя сброшу с себя, а твоего старичка и братца исковеркаю, как пустую коробку из под спичек. Поняла?

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     (трясущимися губами) Ты… нас… хочешь… убить?

     ГРОМОВ
     (спокойно) Итак, значит, дорогая Евдокия Антоновна, я пойду к Подходцеву и Клинкову и вернусь поздно вечером. К ужину меня не ждите.

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     Скажи… ты часто так… будешь уходить?

     ГРОМОВ
     О, нет… Это, вероятно, последний раз. Я для них человек конченый - для чего я им? Я бы и сейчас не пошёл, если бы Клинков не был сегодня именинником. (грустно улыбнулся) Каждый год он добросовестно об этом забывал, и каждый год я ему напоминал об этом… Напомню в последний раз.

     Громов надел шляпу и вышел.

     Гибель Клинкова.

     ИНТ. ГОСТИНИЧНЫЙ НОМЕР ВЕЧЕР.

     Клинков разжигает камин. Подходцев лежит на диване.

     КЛИНКОВ
     Но ведь может же он её бросить?

     ПОДХОДЦЕВ
     Не бросит.

     КЛИНКОВ
     Ради нас даже?

     ПОДХОДЦЕВ
     Не бросит.

     КЛИНКОВ
     Однако ты же вот разошёлся с женой.

     ПОДХОДЦЕВ
     Я - дело другое. А его эта трясина засосёт… медленно, но верно. Такой уж он человек.

     КЛИНКОВ
     Такое у меня настроение, что хочется биться головой об стенку.

     ПОДХОДЦЕВ
     Бедная стенка.

     КЛИНКОВ
     Ты всегда так плоско остришь?

     ПОДХОДЦЕВ
     Только для тебя. Кесарево кесарю, как говорил Громов.

     КЛИНКОВ
     Громовские шутки были во сто раз умнее.

     Вошёл Громов.

     ГРОМОВ
     Раньше вы мне таких приятных вещей не говорили.

     КЛИНКОВ
     Громушка, милый!! Пришёл! Вспомнил о нас?!

     ГРОМОВ
     Можете же себе представить, как я вас люблю, если даже радости медового месяца не удержали меня около обожаемой жены.

     КЛИНКОВ
     А жена твоя, как… Здорова? Хорошо себя чувствует?

     ГРОМОВ
     Благодарствуйте, недурно. Кланялась вам. Может быть, навестите нас?

     ПОДХОДЦЕВ
     Почтём за честь, да некогда всё, дела, знаете…

     ГРОМОВ
     Скажите! А вы чем сейчас заняты?

     ПОДХОДЦЕВ
     Открыл богатое месторождение меди.

     ГРОМОВ
     Что вы говорите? Где? Далеко?

     ПОДХОДЦЕВ
     Совсем близко. В голове у Клинкова.

     ГРОМОВ
     И много добываешь?

     ПОДХОДЦЕВ
     Не очень. Место сырое, к сожалению. Водянка головы начинается.

     Стук в дверь. Дверь приоткрылась и комнату заглянул РЫЖИЙ.

     КЛИНКОВ
     Кого там черти принесли?!

     РЫЖИЙ
     Можно войти?

     КЛИНКОВ
     Войдите!

     Рыжий вошёл в комнату, подошёл к друзьям.

     РЫЖИЙ
     Кто здесь Клинков?

     КЛИНКОВ
     А! Вы, право, можете выбрать по своему вкусу. Мы здесь все одинаковые.

     РЫЖИЙ
     Нет, может быть, вы все и были одинаковые, но с этого момента один из вас будет резко отличаться от других.

     ПОДХОДЦЕВ
     Кто?

     РЫЖИЙ
     Господин Клинков.

     ПОДХОДЦЕВ
     Послушайте, если с ним случится что либо плохое - я вас испорчу; мне теперь всё равно…

     РЫЖИЙ
     Плохое? Что вы… Господин Клинков! Я поверенный вашего покойного отца… Он вчера скончался и оставил вам, как единственному наследнику, два дома и около трёхсот тысяч процентными бумагами!!! Я рад, что имел честь первый поздравить вас.

     КЛИНКОВ
     Вы меня поздравляете?

     РЫЖИЙ
     Да! Конечно. Вы сейчас богатый наследник.

     КЛИНКОВ
     А знаете, я даже рад, что отец умер…

     ГРОМОВ
     Клинков!

     КЛИНКОВ
     Рад за него, что он умер. По крайней мере, ему не придётся иметь с вами дела…

     Клинков идёт в угол и долго стоит там лицом к стене.

     КЛИНКОВ
     Вспоминал меня перед смертью?

     РЫЖИЙ
     Да. Говорил, что был неправ по отношению к вам. Ещё раз - приношу мои искренние поздравления…

     КЛИНКОВ
     Мне очень жаль… Что не вы умерли вместо него. Ступайте! Заходите завтра. Сейчас мне не до вас. У меня - Громов. Ясно? Прямо и налево!

     РЫЖИЙ
     О, конечно! Я понимаю. Господи! Улетучусь, как дым. Но, вы простите,- передо мной, как перед духовником, стесняться нечего: может быть, вам сейчас нужны деньги?

     КЛИНКОВ
     Как деньги? Сейчас? Можете дать?

     РЫЖИЙ
     Да, ведь это ваши же деньги. Я, так сказать, дам авансом…

     КЛИНКОВ
     Десять тысяч можете дать?

     РЫЖИЙ
     Сделайте одолжение… У меня дома на всякий случай приготовлено…

     Клинков отводит Громова в угол.

     КЛИНКОВ
     Послушай, Громушка… Ты меня знаешь: я мужчину ценю в десять тысяч раз больше любой женщины… На днях я продал Подходцеву довольно красивую девушку за рубль. Мне сейчас пришла мысль: я куплю тебя за десять тысяч. Довольно?

     ГРОМОВ
     Бедняга. Богатство отуманило твой обычно не богатый мозг.

     КЛИНКОВ
     Ты не понимаешь меня. Скажи: она уступила бы тебя за десять тысяч?

     ГРОМОВ
     Кто?!

     КЛИНКОВ
     Жена. Можно даже без развода. Чёрт с ней.

     ГРОМОВ
     Нет! Ничего не выйдет. Кажется, что она не возьмёт и ста тысяч.

     КЛИНКОВ
     Почему?!!!

     ГРОМОВ
     Дело в том, что… что… (смущённо) Дело в том, что… она… меня, кажется, любит!

     КЛИНКОВ
     Угораздило тебя, действительно. Послушай… А может быть, ты слишком много о себе воображаешь?

     ГРОМОВ
     То есть?

     КЛИНКОВ
     Может быть, она тебя не любит?

     ГРОМОВ
     Нет, брат… любит. Уж я знаю наверное.

     КЛИНКОВ
     А ты не мог бы… отравить её, что ли?

     ГРОМОВ
     При водянке головы нужно провертеть буравчиком дырку на темени и, опрокинув человека вверх ногами, вылить скопившуюся воду. Мы с Подходцевым устроим тебе это.

     КЛИНКОВ
     Я говорю серьёзно. Ну, напейся пьян и избей её до полусмерти.

     ГРОМОВ
     А вдруг после этого она меня ещё больше полюбит. Сердце женщины - загадка.

     КЛИНКОВ
     Ну, хочешь, я её увлеку?

     ГРОМОВ
     Она только вчера сказала, что твоя фигура напоминает ей диванный валик, с розеткой вместо головы.

     КЛИНКОВ
     Гм! Надеюсь, ты оборвал её?

     ГРОМОВ
     О, неужели ты сомневаешься? Я с негодованием возразил, что ты больше похож на галапагосскую черепаху, ставшую на задние лапы.

     ПОДХОДЦЕВ
     Господа! В обществе не принято шептаться. Этот золотистый молодой человек и я - мы скучаем без вас.

     КЛИНКОВ
     Сейчас, сейчас. В таком случае мне, господин доверенный, не понадобится десяти тысяч. Давайте пока пятьсот рублей, чтобы я мог похоронить своего друга по первому разряду.

     РЫЖИЙ
     А! У вас умер друг? Какое несчастное событие.

     КЛИНКОВ
     И не говорите. Его убила одна женщина с волосами цвета пакли.

     РЫЖИЙ
     Не надо отчаиваться. Ему там будет лучше.

     ПОДХОДЦЕВ
     Вы думаете?

     РЫЖИЙ
     Я уверен. Раз он ваш друг, значит, это - светлая личность.

     Громов подходит к Рыжему и жмёт ему руку.

     ГРОМОВ
     Спасибо, голубчик. Видно, что вы знаете людей.

     РЫЖИЙ
     Когда же похороны? Я бы тоже пришёл отдать последний долг.

     ГРОМОВ
     Да зачем же вам беспокоиться. Отдайте через меня.

     РЫЖИЙ
     Что?

     ГРОМОВ
     Вы говорите, должны ему что-то?

     РЫЖИЙ
     Нет, это вообще такое выражение. Так вам нужно пятьсот? Я распоряжусь по телефону. Здесь телефон близко?

     ПОДХОДЦЕВ
     Внизу у швейцара.

     Рыжий вышел из номера.

     ПОДХОДЦЕВ
     А всё таки лучше, если бы этот рыжий паренёк совсем не приходил сюда.

     КЛИНКОВ
     Почему? Он даст нам денег. Я сегодня справлю пышную тризну по Громову!

     ПОДХОДЦЕВ
     Боюсь я, что тризну придётся справлять по двум.

     КЛИНКОВ
     А второй кто?

     ПОДХОДЦЕВ
     Ты.

     КЛИНКОВ
     Я? Что за вздор. Наоборот, мы теперь будем богаты и заживём хорошо.

     ПОДХОДЦЕВ
     Мы? Нет, это ты. Ты будешь богат и, конечно, имеешь полное право жить хорошо.

     КЛИНКОВ
     Вздор. Мы не расстанемся.

     ПОДХОДЦЕВ
     Видишь ли: это совершится чисто автоматически, как нож гильотины отделяет голову от плеч… Тебе, конечно, не будет смысла жить со мной в этом полутёмном, гробового вида номере. Мне никак нельзя поселиться в одном из твоих палаццо…

     КЛИНКОВ
     Почему?!!

     ПОДХОДЦЕВ
     Зачем объяснять, когда ты сам понимаешь. Я тебе напомню один штрих, один пустяк: помнишь, когда я был женат, имел квартиру с портьерами, сверкающими салфетками и лопаточками для свежей икры, а вы пришли с Громовым ко мне, с подведёнными животами, стыдящиеся своего голодного вида и брюк с бахромой… Что удержало вас от откровенного разговора со мной? Почему вы стали хвастаться роскошной сытой жизнью?! А? Дело в том, дорогие мои, что мы все трое горды, как знатные, но нищие испанцы. И всё у нас идёт хорошо, пока, мы в одинаковом положении и состоянии…

     КЛИНКОВ
     Я не гордый.

     ПОДХОДЦЕВ
     Ты?! Я ведь знаю, что ты мог бы получать от отца солидное содержание, и ты не взял у него ни копейки только потому, что он был сух с тобой!! Разве это не гордость? Почему я разошёлся со своей женой? Из гордости! Почему Громов не разойдётся со своей женой? Из гордости!! Нет, хлопчики, наше преступное сообщество расшаталось вконец, я это чувствую. Не надо закрывать глаза! Первый удар нанесла своей нежной, но жестокой рукой высокочтимая Евдокия Антоновна, второй - эта противоестественная помесь лисицы и очковой змеи, это доверенное лицо, этот погубитель Клинкова, чтоб его там у телефона убило током высокого напряжения!

     КЛИНКОВ
     Хотите, я спущу его с лестницы и откажусь от наследства?

     ПОДХОДЦЕВ
     Э, нет, братку. Этого уж я не позволю. Дружба хороша, когда она - вольное лесное растение, а не оранжерейная штучка, выращенная искусством опытного садовника. Мы расходимся - я люблю иногда взглянуть в глаза старухе правде - над нами сейчас разразилась гроза с ливнем, грянул гром… и… и долго мы не обсушимся!

     ГРОМОВ
     Летние грозы коротки.

     ПОДХОДЦЕВ
     Возможно. Жена твоя может разлюбить тебя или, наконец, не дай ей Бог этого, умереть. Клинков - любитель женского пола - может спустить все свои капиталы на какое ни будь алчное, розовогубое, золотоволосое существо, а я…

     КЛИНКОВ
     Ты? Что же ты? Почему ты остановился?

     ПОДХОДЦЕВ
     Я буду ждать вас, детки. Только и всего. Профессия незатруднительная, но отнимающая много времени. Правду ведь сказать, я вас очень любил. У Клинкова были женщины. У Громова - поэзия и высокие искусства, а я - прозаический земной человек, в любой момент мог променять и то и другое на любого из вас.

     КЛИНКОВ
     Я сейчас заплачу.

     ГРОМОВ
     При водянке головы жидкость, переполняющая мозг, иногда течёт из глаз.

     КЛИНКОВ
     Что ж ты, голубчик, стал уже на своих бросаться?.. Всё равно, как бы ты меня ни оскорблял, я тебя люблю.

     ГРОМОВ
     Не говори так жалостно! Господи! И что мы за несчастные такие… Я торопился к вам, хотел поздравить тебя с днём ангела…

     КЛИНКОВ
     Да разве я именинник?

     ГРОМОВ
     Ещё бы. Всюду флаги. Фонари, торжественное шествие по городу алкоголиков и дегенератов. А что же это твой рыжий купидон не идёт?! Не убило ли его, в самом деле, у телефона электричеством?

     КЛИНКОВ
     Придёт. А он довольно препротивный, братцы. Хорошо бы ему учинить какую ни будь гадость.

     ПОДХОДЦЕВ
     Я знаю, что мы ему сделаем! Клинков! Достань из твоего чемодана пару атласных дамских туфель. Не красней, пожалуйста. Я знаю, что ты уже целый год прячешь эту реликвию, стащенную у нашей Маруси. Не стыдись, дружище. Это доказывает нежность твоей натуры. Есть туфли? Давай! Громов! снимай ботинки... Давай! Поскорее, детки. Заливай камин водой, туши электричество. Есть? Выставляй туфли и ботинки за дверь... Есть?!! Т-с-с-с... Он, кажется, возвращается. Прячься за ширму, голубчики!

     Клинков и Громов выставили за дверь женские туфли и ботинки Громова за дверь. Подходцев погасил свет в номере. Все троя спрятались за ширму.

     По коридору послышались шаги. Кто-то остановился у дверей номера; потоптался нерешительно и дёрнул за ручку двери. Рыжий заглянул в номер.

     РЫЖИЙ
     Пардон, извините… Здесь живёт господин Клинков?

     Клинков поднёс свою руку к губам и стал ожесточённо целовать её.

     Рыжий закрыл дверь. Через несколько секунд Рыжий снова заглянул в комнату.

     РЫЖИЙ
     Пардон, здесь господин Клинков живёт?

     Из-за ширмы выходит Громов. Он голый и обёрнут полотенцем, делает вид, что вытирает волосы.

     ГРОМОВ
     Ах, мужчина! Нельзя… Я раздета. Что вам нужно?!

     КЛИНКОВ
     Что за мерзавцы шатаются, спать не дают! Вот встану, дам по затылку…

     Рыжий, захлопнув дверь, спешно уходит.

     Подходцев подошёл к двери прислушался.

     ПОДХОДЦЕВ
     Ушёл… К швейцару пошёл. Зажигайте электричество! Полный свет! Убирайте ботинки! По местам, господа!.. Т-с-с! Идут.

     Слышно голос ШВЕЙЦАРА.

     ШВЕЙЦАР
     Я же вам почеловечески докладываю, что господин Клинков живут в 49м.

     РЫЖИЙ
     Да нет же! Там какие-то женские ботинки, кто-то спит.

     ШВЕЙЦАР
     Где ботинки? Снится вам? Светло у них, где ж тут ботинки? Никаких ботинков. Только зря от дел отрывают, ей Богу.

     Клинков открывает дверь.

     КЛИНКОВ
     Что за шум? В чем дело, господа?

     РЫЖИЙ
     Я сейчас стучал к вам, господа?

     КЛИНКОВ
     Нет, что вы, зачем же? Ничего подобного. Мы сидим втроём, ждём вас. Никто не стучал. Вы, вероятно, не в тот этаж попали. А что? Случилось что ни будь?

     РЫЖИЙ
     Ничего, ничего… Гм! Вот ваши пятьсот рублей, я сам съездил за ними. А мне уж разрешите откланяться. До завтра.

     КЛИНКОВ
     Откланивайтесь, это можно.

     Рыжий отдаёт деньги Клинкову и уходит. Клинков потрясает деньгами.

     КЛИНКОВ
     Ловко сработано!

     ПОДХОДЦЕВ
     Тем более что это, кажется, последняя наша работа.

     КЛИНКОВ
     Почему?

     ПОДХОДЦЕВ
     Ах, Господи!.. Погляди: ты небрежно держишь в руках пятьсот рублей, и это только одна тысячная твоих денег!! С этого момента мы тщательно разгорожены: женатый человек, миллионер и бобыль-прощелыга…

     ГРОМОВ
     (хватаясь за голову) Пить!

     Подходцев уезжает совсем.

     ИНТ. ГОСТИНИЧНЫЙ НОМЕР ВЕЧЕР.

     Подходцев энергично ходит по комнате. По среди комнаты стоит чемодан.

     ПОДХОДЦЕВ
     Собственно, в чём дело?.. Ну, сошлись, ну, познакомились, привыкли друг к другу. Не вечно же это! Во всяком случае, я могу утешиться тем, что расстались мы по причинам, не лежащим в нас самих: откуда-то глупым порывом ветра нанесло стареющую самку, бросило под ноги слабохарактерному Громову, он споткнулся, упал… Откуда-то с неба свалились добряку Клинкову на голову большие деньги… Он их не искал, но раз они сами лезут в руки, имеет ли он право отказаться от них? Ни за что! Так чего же я, собственно говоря, хочу? Ничего я не хочу!! Пусть все оставят меня в покое, и всё, всё!! Дело ясное: нельзя основывать свою жизнь только на дружбе. Что главное в жизни? Любовь к женщине, общественное положение, карьера… Всё это стояло для меня на втором плане. Ну, вот это и неправильно. А теперь я одинок, свободен, широкая жизнь лежит передо мной. Собственно, чего я ною? Друзей мне не жалко: Клинков прекрасно устроился, Громов тоже, кажется, чувствует себя недурно, пригревшись у сытного домашнего очага...

     С улицы слышно как подъехал автомобиль.

     ПОДХОДЦЕВ
     Кого же мне жалко? Себя! Собственно, почему?

     В комнату вошёл Клинков. Обнял Подходцева.

     КЛИНКОВ
     Получил твою записку. Это правда, что ты уезжаешь? Куда, голубчик?

     ПОДХОДЦЕВ
     Ко всем чертям. Скажи, пожалуйста, зачем ты приехал на автомобиле? Друга своего потопить хочешь?

     КЛИНКОВ
     Что ты?! Почему?

     ПОДХОДЦЕВ
     Да ежели хозяин моей комнаты увидит, что гости приезжают ко мне на автомобиле, ведь он вдвое будет драть за комнату?!

     КЛИНКОВ
     Наоборот: он откроет тебе широкий кредит, а кредит, братец ты мой, двигатель торговли и коммерции.

     ПОДХОДЦЕВ
     Ты уже и это знаешь?.. Автомобиль собственный?

     КЛИНКОВ
     Да. По случаю купил. Если ты хочешь, он в любую минуту в твоём распоряжении.

     ПОДХОДЦЕВ
     Спасибо. Когда мне понадобится почистить брюки, я одолжу его у тебя.

     КЛИНКОВ
     Как так?!

     ПОДХОДЦЕВ
     Возьму немного бензина. По моему, это единственный для меня способ пользоваться твоим автомобилем.

     КЛИНКОВ
     Какой у тебя сердитый тон. Ты как будто не тот.

     ПОДХОДЦЕВ
     Ах, милый мой, надо же кому ни будь делаться не тем. Вы оба остались теми... приходится мне меняться.

     КЛИНКОВ
     Мы теперь оба больше тебя любим, чем ты нас. Мы как раз недавно вспоминали тебя с Громовым и нашли, что ты круто изменился. Ты как будто даже уклоняешься от встреч с нами...

     ПОДХОДЦЕВ
     А что же мне делать?

     КЛИНКОВ
     Что? А мы как раз проектировали с Громовым: я оставлю дома все свои деньги, Громов всю свою жену, забираем тебя и идём в наш старый притон "Золотой Якорь"; там принимаемся уничтожать шашлыки и знаменитый салат из помидоров. Вино, для экономии, захватим, как прежде, с собой из дому и будем пить, вынимая его тайком из кармана.

     ПОДХОДЦЕВ
     Нет, ребята! Искусственное удобрение! Это не то. Выпивая это контрабандное вино, ты не забудешь, конечно, о том, что можешь в любую минуту потребовать дюжину французского шампанского; Громов не забудет, что дома ему этот знаменитый салат приготовили бы во сто раз лучше. К чему же эта комедия?

     КЛИНКОВ
     Подходцев! Как тяжело всё то, что ты говоришь!..

     ПОДХОДЦЕВ
     Даром ни что не даётся. ...Судьба
     Жертв искупительных просит.
     Чтоб одного возвеличить, она
     Тысячи слабых уносит.
     Ты возвеличенный. Я - слабый. Вот меня черти и уносят.

     КЛИНКОВ
     Пусть они будут прокляты, эти самые мои деньжонки. Я их сожгу.

     ПОДХОДЦЕВ
     Боже тебя сохрани! На всю жизнь будешь несчастным человеком. Истратить их планомерно - другое дело. Машина эта сколько стоит?

     КЛИНКОВ
     Автомобиль? Семь тысяч.

     ПОДХОДЦЕВ
     Ну вот. Начало уже положено. А там ещё пойдёт и пойдёт...

     КЛИНКОВ
     Ты куда едешь?

     ПОДХОДЦЕВ
     В этот самый... как его... ну... в Харьков я еду.

     КЛИНКОВ
     Зачем?

     ПОДХОДЦЕВ
     Я там этого... Взялся приводить в порядок библиотеку одного богатого чудака.

     КЛИНКОВ
     У тебя деньги есть?

     ПОДХОДЦЕВ
     Немного есть. Рублей 25 могу одолжить, если тебе нужно.

     КЛИНКОВ
     Ей Богу, ты стал такой, что мне страшно и предложить тебе.

     ПОДХОДЦЕВ
     А ты не предлагай. Вот и не будет страшно.

     В комнату входит Громов, следом за ним, прячась за спиной, входит Евдокия Антоновна.

     ГРОМОВ
     Принимаешь? Ты прости, голубчик, я не один. Жена, узнав, что ты уезжаешь, захотела тоже с тобой проститься.

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     Ах, вы знаете, мосье Подходцев, я хоть и мало с вами знакома, но Вася вас так любит, так много говорит о вас, что я тоже как будто вас полюбила.

     КЛИНКОВ
     А обо мне он разве не говорил?

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     Он говорил и о вас, но вы теперь такой богатый, важный. До вас и рукой не достанешь.

     ПОДХОДЦЕВ
     Да, совсем человек возмечтал о себе. Я уж тут резонился с ним, уговаривал его не делать этого.

     ГРОМОВ
     Чего?

     ПОДХОДЦЕВ
     Вбил человек себе в голову, что на автомобиле ездить не шикарно. Хочет купить слона и ездить на его спине по делам. В этакой расшитой золотом палатке. Я ему говорю: "С ума ты сошёл, ведь народ будет сбегаться, полиция запретит". И слушать не хочет. У меня, говорит, есть связи с губернатором: устроюсь. Хоть бы вы его пожурили, Евдокия Антоновна!..

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     (с изумлением) Серьёзно, вы хотите это сделать, господин Клинков?

     КЛИНКОВ
     Нет, он уже уговорил меня не делать этого. Мы покончили на паре верблюдов.

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     Конечно не моё дело вмешиваться, но верблюды... тоже... это не то, не изящно. Что может быть лучше автомобиля?..

     КЛИНКОВ
     Я люблю красочную жизнь. Думаю завести у себя негритянскую прислугу. В гостиной, в уголку, леопард на цепи, в другом - фонтан из старого хереса...

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     Какой вы оригинал.

     ГРОМОВ
     Такие оригиналы носят рубашки с длинными рукавами и живут в изоляторе. Не говори глупостей, Клинков. Ты шутишь, а Евдокия Антоновна тебе верит.

     ПОДХОДЦЕВ
     Так вот, значит, мы и расстанемся, господа...

     ГРОМОВ
     Ты надолго уезжаешь?

     ПОДХОДЦЕВ
     Месяца на три.

     КЛИНКОВ
     Так-так. Что это мы. Будто на похоронах. Будем же разговаривать. Ну, что вы, Евдокия Антоновна, устроились с квартирой?

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     Да, ничего себе. Папа нам нанял.

     КЛИНКОВ
     Кланяйтесь от меня вашему батюшке.

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     Спасибо. Он будет очень рад. Хотите, завтра к ним отправимся; мы с мужем собираемся.

     КЛИНКОВ
     Завтра? Гм... Да я завтра занят. У меня один человек будет.

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     Жалко. А то бы поехали.

     КЛИНКОВ
     Да, жалко.

     ГРОМОВ
     Ты, Подходцев, напишешь мне?

     ПОДХОДЦЕВ
     Обязательно. А как же?

     ГРОМОВ
     А ты мой адрес знаешь?

     ПОДХОДЦЕВ
     Нет.

     ГРОМОВ
     Так как же ты напишешь, если не знаешь адреса?

     ПОДХОДЦЕВ
     Я марку наклею.

     ГРОМОВ
     Что с тобой, братец?! Очнись.

     ПОДХОДЦЕВ
     Да этого... Мне уже на вокзал ехать надо...

     КЛИНКОВ
     Я тебя подвезу на автомобиле.

     ПОДХОДЦЕВ
     Нет, зачем же? Мы тут простимся.

     ЕВДОКИЯ АНТОНОВНА
     Нет, нет! Мы все вас поедем провожать. Нам так жалко, что вы уезжаете. Оставались бы, право, а? Иногда приходили бы к нам обедать, повеселились бы, поговорили...

     ПОДХОДЦЕВ
     Нет, знаете, мне нужно. Я уж поеду.

     Клинков берёт чемодан Подходцева и несёт его к выходу. Все идут за ним. В дверях Громов придерживает Подходцева.

     ГРОМОВ
     Ты плохо выглядишь, старина. Что с тобой?

     ПОДХОДЦЕВ
     Мне было скучно без вас.

     ГРОМОВ
     Эх, миляга! Судя по сегодняшнему великосветскому разговору - оно и с нами не весело. Ты знаешь, почему я взял с собой жену? За себя боялся. Думал: буду один, плюну на всё и удеру за тобой.

     ПОДХОДЦЕВ
     (в сторону) Я бы на твоём месте этого не боялся.

     ГРОМОВ
     Подходцев! А ведь я чувствую, что ты мне не напишешь...

     ПОДХОДЦЕВ
     Конечно, не напишу.

     ГРОМОВ
     Почему?

     ПОДХОДЦЕВ
     Соловью в клетке опасно показывать свободного соловья на ветке. Затоскует и издохнет.

     КЛИНКОВ
     Эй, вы там! Не заставляйте даму ждать! Неучтиво.

     НАТ. ПЛОЩАДЬ ПЕРЕД ВОКЗАЛОМ ВЕЧЕР.

     Клинков снимает чемодан с крыши автомобиля. Подходцев, Громов и Евдокия Антоновна стоят рядом.

     КЛИНКОВ
     Готово, ваше сиятельство. На чаёк бы.

     ПОДХОДЦЕВ
     На-на, голубчик. Старайся.

     Подходцев достаёт из кармана рубль и суёт его в руку Клинкова.

     КЛИНКОВ
     Ого! Давно я не зарабатывал своим трудом денег. Спрячу этот рубль для курьёза.

     ПОДХОДЦЕВ
     Спрячь, спрячь… А знаешь, автомобиль очень идёт тебе. Прямо таки к лицу. Мило, мило... Чрезвычайно мило! Только ты должен сидеть, откинув вот этак голову, а рукой в бок.

     КЛИНКОВ
     В чей?

     ПОДХОДЦЕВ
     Ну, тут я с вами, друзья, прощусь.

     ГРОМОВ
     Ни-ни. Мы тебя проводим до вагона, усадим и...

     ПОДХОДЦЕВ
     Ради Бога, не надо! Я избегаю трогательных сцен и сильных волнений... У меня слабое сердце. Одним словом, обнимите меня и прощайте. Весной, вероятно, свидимся.

     ИНТ. ВЕСТИБЮЛЬ ВОКЗАЛА ВЕЧЕР.

     Подходцев стоит по середине зала. Рядом стоит НОСИЛЬЩИК.

     НОСИЛЬЩИК
     На какой поезд прикажите?

     ПОДХОДЦЕВ
     На какой? Гм! Да ни на какой. Что, автомобиль уже уехал?

     НОСИЛЬЩИК
     Так точно.

     ПОДХОДЦЕВ
     Ну, вот. На тебе... Гм...

     Подходцев ощупывает свои карманы, находит несколько медяков, отдаёт их носильщику. Закидывает чемодан на плечо.

     ПОДХОДЦЕВ
     Оно бы, конечно, лучше на извозчике, да это животное Клинков забрал последний рубль. А, впрочем, не суть важно: чемодан маленький, а я большой. Ну, что ж, ждать так ждать. Над нами не каплет... Будем ждать.

     ЗАНАВЕС.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Тополян "Механист. Часть первая: Разлом"(Боевик) А.Минаева "Академия Высшего света-2. Наследие драконьей крови"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Э.Холгер "Чудовище в академии, или Суженый из пророчества"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"