Чиркова Анна Борисовна: другие произведения.

Ева видит

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Аудиокниги БОРИСА КРИГЕРА
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Представьте: обычное утро... Все идет своим чередом, но... Кое у кого на вас имеются другие планы, и вы шаг за шагом, даже не подозревая об этом, идете по намеченному для вас пути. Но идеальных планов не бывает. И главный изъян – вы, а точнее, ваши моральные устои и взгляды на жизнь... Главной героине предстоит полностью пересмотреть свои суждения о мире и, приняв единственно правильное решение, свершить судьбу человечества...


Раскопали

   Резкий рывок вперед и... Ева уже в своей комнате, на постели, а не в жутком царстве ночных кошмаров. Молодая женщина обхватила голову руками и тихо бубнила себе под нос: "Это сон, только сон..." Довольно быстро справившись с наваждением, Ева встала, и тут резко и противно зазвонил телефон. Немного передернувшись от неожиданности, Ева подняла трубку и сонным голосом просипела:
   - Слушаю...
   - Евочка, ты себе не представляешь, что я раскопал!.. Это просто невероятно! - быстро тараторил в трубку чей-то восторженный полузабытый голос. - Я сначала сам не поверил, ну не может быть такого!..
   Ева в задумчивости хмурила брови, пытаясь понять, кто и о чем с ней разговаривает. Она в замешательстве попыталась вставить несколько слов, но потерпела полнейшее фиаско: собеседник болтал как заведенный. Ева пропускала мимо ушей половину слов, еще четверть было слишком трудно разобрать, а то, что она все-таки умудрялась услышать, было слишком трудно сложить в полноценную картину происходящего.
   Окончательно проснувшись, девушка не выдержала, и буквально закричала в трубку:
   - Да прекратите вы уже тараторить! Не понятно ничего! И вообще, вы кто такой?
   - Ну, ты даешь! Это же я, Дэйв.
   Ева хлопнула себя по лбу. Ну конечно, это Дэйв! Как можно не узнать его голос, словно у взбесившегося диктора на радио.
   - Прости, спросонья не узнала. Привет, Дэвид. - Извиняющимся тоном проговорила девушка. - Так что у тебя там случилось?
   Говоря "там", Ева подразумевала Ватикан, где последние четыре месяца обитал ее старый приятель.
   От волнения Дэйв говорил еще быстрее, что, вроде, казалось абсолютно невозможным, поэтому девушке порой приходилось его останавливать и переспрашивать кое-какие детали.
   - В общем, мы с Ричардом поехали на раскопки в какие-то пещеры. Ну, я сначала думал, что дело это гиблое. Вроде это место вообще нигде не упоминается, я имею в виду всякие там исторические документы, ссылки... Ну да ладно, это не так уж и важно...
   - Ну, так может, перейдешь сразу к сути? - несколько раздраженно бросила Ева, тут же пожалев об этом. "Ну вот, теперь обидится на меня" - тихонько заныла совесть.
   Однако Дэвид был настолько взволнован и взбудоражен, что пропустил слова Евы мимо ушей и продолжил свой рассказ.
   - И вот, раскопки вели не в самой пещере, разумеется, а рядом. Там раньше колодец был... И тут такое!..
   - Ну что, не томи!!! - девушка уже нервно подрагивала от нагнетаемой обстановки.
   Дэйв, как назло решил выдержать трагическую паузу, в течение которой Ева успела поставить греться чайник и насыпала в тарелку хлопьев. "Ну, надо же что-нибудь делать, пока этот садист соизволит договорить" - нашла себе оправдание девушка.
   - Там оказалась Правая Библия!!! - восторженно и с пафосом провозгласил Дэвид.
   - Чего-чего? - недоверчиво переспросила Ева.
   В трубке послышался тяжелый вздох.
   - Правая Библия. Ну, вроде как правильная Библия, с достоверными событиями. Ветхий и Новый заветы, Евангелие...
   - А откуда ты знаешь, что она настоящая?.. Можно я, кстати, буду завтракать и параллельно слушать тебя?
   - Да сколько угодно...
   Ева заварила кофе и стала быстро поглощать хлопья с молоком.
   - В общем, об этом фолианте говорилось еще в египетских и римских рукописях. По их словам, боги, ну они многим богам поклонялись, собрали всю мудрость мира, ими сотворенного, и вложили в эту книгу. На ее страницах покоятся великие истины; в ней написано прошлое, в ней запрятано будущее... По внешнему описанию, символике и автору все совпадает.
   - По автору? Это, вроде Марка или Матфея?
   Молчание.
   - Ты меня примешь за сумасшедшего, но это... как бы тебе сказать...
   - Что, матерь Божья? - усмехнулась Ева.
   - Почти. - Голос у Дэвида охрип и зазвучал глуше. - Эту книгу написали Михаил и Люцифер...
   От неожиданности Ева уронила кружку с горячим кофе, которая непременно разбилась, и темно-коричневая гуща обожгла ей ноги. Девушка стиснула зубы и тихонько пискнула.
   - В курсе, кто такие, наверно... - прохрипел Дэйв.
   - Еще бы, - пробормотала Ева, собирая с пола осколки. - Архангел и падший ангел... И ты в это поверил?
   - Пришлось поверить. Все факты указывают на это. Но, для более определенного ответа нужно расшифровать записи...
   Теперь Ева поняла, к чему шел весь разговор.
   - Хочешь, чтобы я приехала? - обреченно спросила она.
   - Ну, если ты знаешь лучшего переводчика с рунического письма, то можешь дальше спокойно работать у себя в Лондоне. - Саркастически заметил Дэйв.
   - Погоди-ка, - непонимающе пробормотала девушка, - ведь ты только что говорил, что египтяне и римляне...
   - Упоминали о Правой Библии, а не написали ее. - Перебил рассуждения Евы Дэвид. - Еще раз повторяю: книгу написали Михаил и Люцифер.
   Последнее предложение Дэвид произнес медленно, делая акцент на каждом слове. Ева была до крайности возмущена: еще бы, каждый был бы вне себя от того, что с ним говорят как с идиотом.
   - Это я поняла. - Раздраженно откликнулась Ева. - Ты мне объясни, причем тут руны?!
   - Да при том, что книга написана на четырех языках мира: латынь, руническое письмо, египетские иероглифы и иврит. Египтолога и какого-то переводчика с иврита я уже нашел, скоро должен подъехать эксперт по латыни, ну а лучше тебя с рунами никто не справится.
   Девушка устало вздохнула. Ну вот, придется распрощаться с отпуском.
   - Ладно, уговорил. Я прилечу и посмотрю, что за вещичку вы раскопали.
   - Сегодня же покупай билет на самолет в Ватикан, позвонишь мне на мобильный, когда будешь подлетать.
   Ева несколько опешила.
   - Э-э-э, если это так срочно...
   - Срочнее некуда. - Вновь затараторил Дэйв. - Сейчас же бегом в аэропорт. Я жду.
   - Но... - Попыталась возразить Ева, однако в трубке уже раздавались короткие гудки.
   Ева в нерешительности стояла посреди кухни. "Нет, Дэйв окончательно и бесповоротно спятил!" - решила девушка, но пришлось покориться обстоятельствам. Ева позвонила в аэропорт и забронировала себе билет на час дня. Времени было достаточно, и девушка решила немного проветриться на свежем воздухе.
   Купив в ближайшем супермаркете бутылочку минеральной воды, Ева направилась в парк. Утром здесь почти не бывало людей, и можно было спокойно посидеть и просто отдохнуть от мирской суеты. Пренебрегая общественными правилами, Ева забралась на скамью прямо с ногами и, обхватив одной рукой колено, небольшими глотками попивала минералку.
   - ...Господи, дай мне с душевным спокойствием встретить все, что принесет мне наступающий день. Дай мне всецело предаться воле Твоей святой...
   Ева резко обернулась туда, откуда доносился голос. Метрах в пятидесяти справа, под ветвями плакучей ивы (поэтому Ева и не заметила) на коленях, молитвенно сложив руки и склонив голову, стоял священник.
   - ...На всякую секунду сего дня во всем наставь и поддержи меня. Во всех словах и делах моих руководи моими мыслями и чувствами. Руководи моею волею и научи меня верить, надеяться, терпеть, прощать и любить. Аминь.
   Священник легко поднялся, отряхнул полы своей рясы и, сцепив пальцы чуть пониже груди, вышел на мощеную гравием дорожку, которая пролегала вблизи от скамейки, на которой сидела Ева. Она, надо сказать, еле сдерживалась от того, чтобы не впялить свой взгляд в высокую фигуру, облаченную в одежды священника. Девушка с заметным упорством наблюдала за голубями, которые сновали вокруг лавочки.
   - Доброе утро, дитя мое. - Раздался голос священника прямо у Евы над правым ухом.
   Девушка чуть не захлебнулась минералкой, поэтому ее пришлось в срочном порядке эвакуировать из Евиного рта.
   - Я вас напугал? - Сочувственно осведомился священник. - Премного извиняюсь.
   Ева слегка откашлялась и тут же поспешила разубедить нежданного собеседника.
   - Нет, что вы, просто неожиданно... И вам доброе утро... э-э-э... святой отец...
   Священник улыбнулся и от этого стал совсем уж духовным, подумалось Еве.
   - Разрешите, я присяду? - осведомился святой отец.
   Ева была готова провалиться сквозь землю. Сейчас пойдут разговоры о христианстве, о добродетели и о Боге... Ну вот, придется выслушивать проповедь.
   - Разумеется. - Ева пересела на другой край скамьи.
   Священник аккуратно, даже, показалось девушке, с некоторой долей аристократизма, присел на краешек. Несколько секунд оба сидящих молчали. Потом святой отец, сцепив пальцы и глядя в небо, где лучи солнца разливались по небольшим облакам, осторожно поинтересовался:
   - Вы тоже любите это место, потому что оно не многолюдно?
   "Ну вот, начинается" - обреченно подумала Ева.
   - Можно и так сказать. - Также осторожно ответила девушка. - Здесь свободно думается...
   Ева тут же пожалела о словах "свободно думается". Свободомыслие - от дьявола, так, кажется, у них говорят. Ева ожидала, что на нее вот-вот обрушится лавина притч, историй из Библии и тому подобное... Но лавина не обрушилась, наоборот, священник улыбнулся, и от этой улыбки ("идиотское сравнение" - подумала Ева) снега растаяли.
   - Я тоже люблю подумать. На досуге. - С улыбкой произнес святой отец.
   - У вас еще и время остается? - искренне удивилась Ева.
   Священник улыбнулся как-то особенно, по-детски, и мечтательно устремил взор далеко в прошлое.
   - Прекрасное было время когда-то... Я не задумывался о завтрашнем дне, мне не нужно было вспоминать или печалиться о прошлом. Было лишь это неуловимое, близко-далекое "сейчас". Тогда можно было просто жить в этом мире, наблюдать, как он изменяется, самому менять его...
   Незаметно для себя, Ева придвинулась ближе и внимательно вслушивалась в слова священника. Он же продолжал.
   - В то время думалось, - его лицо озарилось ностальгической улыбкой, - что мир не такой, каким я его вижу, что он гораздо прекраснее, но и гораздо печальнее, чем есть на самом деле. Мне хотелось больше знать, больше понимать и гораздо больше видеть... Вот так я и попал в духовную семинарию...
   Священник вынырнул из счастливых воспоминаний в окружающую действительность.
   - Я, верно, утомил вас своими рассказами...
   - Ничуть. - Возразила Ева. - Мне было очень интересно.
   Святой отец вновь улыбнулся.
   - Приятно вдруг обнаружить такого прекрасного слушателя. - Он легко поднялся со скамьи. - Мне пора идти. До свидания.
   - До свидания, святой отец. - Вежливо попрощалась Ева.
   Священник отошел на несколько метров и, обернувшись, громко произнес:
   - Вы - добрая.
   Ева немного опешила. Проводив взглядом недавнего собеседника, Ева случайно вспомнила об этой Правой Библии. "Ты гляди-ка, - удивилась девушка, - а ведь и правда, развеялась на свежем воздухе; все из головы вылетело. Все-таки Дэйв сошел с ума. Неужели архангелу и владыке преисподней понадобилось писать эту книгу?" Но так как думать над этим вопросом можно было долго, а времени до отлета в Ватикан оставалось мало, Ева решила пойти домой и собрать вещи. По дороге в голове постоянно вертелись мысли о Правой Библии и ее авторах. Учитывая, что Ева не была ярой последовательницей христианской, да и вообще какой-либо другой религии, размышления ее по этому вопросу были весьма и весьма поверхностными.
   В задумчивости Ева дошла до своего дома. Поднявшись на крыльцо, девушка стала обшаривать карманы в поисках ключа.
   - Девушка, простите, пожалуйста. - Раздался из-за спины Евы тихий мужской голос.
   Ева быстро обернулась и отпрянула от неожиданности. Перед ней стоял человек с окровавленным лицом. Обеими руками он пытался унять кровь, бегущую из разбитого носа. Ева инстинктивно вжалась в дверной проем.
   - Простите, ради Бога. - Мужчина скорчился от боли. - Не могли бы вы одолжить мне носовой платочек или что-нибудь в этом роде?
   Мужчина вопросительно смотрел на Еву. Та неторопливо оценивала ситуацию. Немного помедлив, девушка коротко бросила: "Подождите" и скрылась за дверью. Минуту спустя она вернулась с глубокой чашкой, наполненной теплой водой, ватой и лейкопластырями.
   - Садитесь на ступеньки. - Велела Ева.
   Незнакомец осторожно опустился на каменную плиту. Девушка обмакнула кусочек ваты в воду и, отведя руки мужчины от истекающего кровь лица, стала осторожно промывать раны. Человек спокойно сидел, выставив вперед голову. Закончив обрабатывать раны незнакомца, и кое-как уняв кровь, хлещущую у него из носа, Ева осторожно залепила все ранки пластырями.
   - Вам в больницу надо. - Бросила девушка через плечо. - Вдруг нос сломан...
   - Кажется, нет. - Откликнулся мужчина. - Большое спасибо за помощь.
   - Не за что. - Ответила Ева и собралась уже запирать входную дверь, когда мужчина пронзительно посмотрел ей в глаза и заметил:
   - А вы очень добрая.
   Он поднялся со ступенек, достал из кармана пиджака очки, небрежно протер их, надел и пошел восвояси, оставив Еву наедине с ее мыслями о Правой Библии.

Соседи

   Чтобы не тратить много времени на сборы, Ева быстро побросала в чемодан предметы первой необходимости, включая паспорт, мобильный телефон и деньги. Девушка вызвала такси и вытащила вещи на улицу. Мысли ее по-прежнему занимала Правая Библия.
   "Почему Правая? - размышляла Ева. - Ах, да, Дэйв же сказал, что она, якобы, правильная. Тогда зачем надо было писать общеизвестную, "неправильную" Библию?.. Кому от этого была выгода? Странно все это..."
   Но Ева все же придерживалась мнения, что к Дэйву в руки попала какая-нибудь сектантская пародия на христианскую Библию. Ну а с исторической точки зрения, римляне не принимали учение Христа и решили его извратить... Почему бы и нет? Все сходится к этому...
   Возле Евиного дома остановилась машина. Водитель вышел, вежливо снял форменную кепку и, подойдя к девушке на почтительное расстояние, осведомился:
   - Мисс Ева Браун, я полагаю?
   - Именно так. - Подтвердила Ева.
   Водитель осторожно взял в одну руку чемодан, а в другую - Евину дорожную сумку. Вскоре багаж был погружен в машину, и Ева уже неслась в такси по улицам своего родного Лондона.
   - Куда-то летите? - осведомился таксист.
   Ева нервно передернулась.
   - Верно. - Просто ответила она.
   - А куда именно? - не отставал любопытный водитель.
   - В Ватикан. - Напряженно призналась Ева. Ей уже стал надоедать назойливый таксист.
   - Ну, надо же. - Усмехнулся парень. - Ватикан... А вы по работе или в отпуск?..
   Ева не на шутку рассердилась.
   - Послушайте. - Гневно прошипела она. - Это не ваше дело и вообще, я не настроена вести беседы с кем бы то ни было, так что, будьте добры...
   Таксист пожал плечами и повернул направо. Всю оставшуюся дорогу они проделали молча, чему, собственно, Ева была очень рада.
   Как только машина подъехала к зданию аэропорта, Ева незамедлительно вышла из такси и самолично достала свои вещи из багажника. Таксист лишь буркнул себе под нос что-то в роде "Совсем все с ума сошли", обиженно вдавил в пол педаль газа, и такси мигом затерялось в нескончаемом потоке машин.
   Ева решила не нанимать носильщика. "Уж лучше сама дотащу, чем вновь рисковать натолкнуться на чересчур любопытного служащего" - трезво рассудила девушка, и сама донесла свои вещи до кассы.
   Народу, благо, почти не было. Миловидная кассирша сдержанно улыбнулась и, щелкнув пальчиком по кнопке мыши, вежливо спросила:
   - Чем могу быть полезна?
   Ева улыбнулась в ответ и чуть громче обычного ответила:
   - Я зарезервировала у вас билет до Ватикана. Вы попросили подойти для уточнения каких-то деталей...
   - Ах, да, Ева Браун. Это вы?
   Ева кивнула. Кассирша занесла какие-то данные в компьютер и официальным тоном попросила:
   - Ваши документы, пожалуйста.
   Ева достала свой паспорт и кредитную карточку. Кассирша взяла их из рук девушки, проверила на странного вида аппарате, потом что-то изучала, глядя в монитор. В итоге Ева получила назад свои документы и билет до Ватикана, время отправления - через полтора часа.
   - Приятной поездки, доктор Браун. - Отчеканила вызубренный текст кассир.
   Ева мило улыбнулась и бросила в ответ:
   - Спасибо, успехов в работе.
   Коридоры были просто забиты народом. Все куда-то спешили, носили туда-сюда стаканчики с кофе, покупали журналы, отчитывали своих нерадивых детей, почему-то постоянно мешавшихся под ногами (Ева изумилась, как у них это выходит). Один внушительного вида парень, проходя мимо, толкнул Еву плечом.
   - Смотри, куда прешь, дура! - злобно бросил он. - Еще раз такое случится, руки оторву!
   Ева удивленно и слегка испуганно смотрела на обидчика.
   - Я попросил бы вас извиниться перед девушкой.
   Ева обернулась на голос. С мгновенье она разглядывала неожиданного заступника и застыла на месте, узнав его. "Вот это да! - пронеслось в голове девушки. - Это же тот, сегодняшний, который весь в крови был".
   - Повторяю, - тверже проговорил он, так как грубый парень насмешливо скрестил руки на груди и плюнул в сторону Евы, - извинитесь перед девушкой, иначе я вам не завидую.
   - Ха, и что же вы мне сделаете? - вызывающе спросил парень.
   Мужчина покачал головой и полез правой рукой во внутренний карман пиджака. Выудив оттуда небольшую визитку, он протянул ее парню. Тот с секунду разглядывал черные буквы на переливающемся фоне (Ева смогла различить лишь "...ер, ад..."), затем его глаза неимоверно расширились. Он метал взгляд с визитки на мужчину и обратно, затем, взяв себя в руки, обратился к опешившей Еве.
   - Простите меня, ради Бога, - он осекся, так как мужчина громко кашлянул. - Э-э-э, я не хотел вас обижать...
   Ева быстро закивала. Вся ситуация ей казалась какой-то смешной, излишней и нереальной. Парень взглянул на Евиного заступника, немым вопросом спрашивая: "Я свободен?". Мужчина все понял и великодушно кивнул. Парень быстрым шагом удалился подальше от места происшествия. Мужчина удовлетворенно ухмыльнулся и, положив визитку обратно во внутренний карман пиджака, повернулся к Еве.
   - Надеюсь, этот тип не доставил вам много хлопот? - он улыбнулся, обнажив белоснежные зубы.
   Ева замахала головой. Она чувствовала себя обязанной этому мужчине. А она очень не любила быть кому бы то ни было обязанной.
   - Нет, все в порядке. - Смущенно пробормотала она и, скрепя зубами, добавила - Спасибо.
   Мужчина самодовольно улыбнулся.
   - Пожалуйста. Я надеюсь, вы не считаете себя мне в чем-то обязанной? Я думаю, что это можно считать компенсацией за вашу сегодняшнюю услугу... Вы, надеюсь, не забыли об этом?
   Ева сильно возмутилась. Еще бы, ведь она считала, что еще способна помнить события сегодняшнего дня! Вслух она, конечно, это не сказала, но по себя от души накричала на самоуверенного "спасителя".
   - Нет, на память еще не жалуюсь. - Отшутилась девушка и собиралась уже уходить, когда собеседник продолжил.
   - Мы, кажется, незнакомы? Мое имя - Дэймон. Дэймон Хорроу. А вы, юная леди?
   У Евы было лишь одно желание - поскорее сесть на самолет и улететь как можно дальше от назойливых таксистов, грубых парней и самодовольных мужчин в целом и от Дэймона Хорроу в частности. Но на ее лице отражалась лишь лучезарная улыбка; ни один нерв или мускул не выдавал ее истинных чувств. Когда было необходимо, Ева могла нацепить на себя любую маску и с превеликим успехом изображать любые эмоции.
   - Ева Браун. - Почти пропела девушка.
   - Очень красивое имя. - Заметил Дэймон. - Библейское. Должно быть, вам оно не сильно по нраву, верно?
   - В детстве оно мне не очень-то нравилось. - Нехотя призналась Ева.
   Девушке уже порядком надоело вести беседу с Дэймоном, поэтому она поудобнее перехватила сумку и твердо решила идти в зал ожидания.
   - Знаете, мне пора идти, иначе я опоздаю на самолет. - Слукавила Ева, развернулась и уже через плечо бросила - Прощайте, мистер Хорроу.
   Девушка не стала дожидаться, пока, ее собеседник тоже попрощается, и быстрым шагом направилась к залу ожидания. Сквозь невыносимый шум толпы Ева услышала, или ей только показалось, что она услышала, как Дэймон прокричал ей вслед: "До скорой встречи, Ева".
   Девушка относительно быстро нашла зал ожидания и, лавируя мимо вечно снующих людей, добралась до свободного кресла. Она небрежно бросила свой багаж рядом, а сама уселась в жестковатое кресло. Минуты текли томительно долго; от нечего делать Ева стала считать лампочки на потолке, изредка поглядывая на наручные часы.
   - Боже мой! Какая встреча! - раздался рядом чей-то мягкий мужской голос.
   Ева обернулась и увидела перед собой приятного мужчину лет за тридцать, с правильными чертами лица, абсолютно незнакомого. Ева была в замешательстве.
   - Простите, а мы разве знакомы? - осведомилась Ева.
   Незнакомец улыбнулся.
   - Мы встречались сегодня в парке, я...
   Ева радостно всплеснула руками.
   - Все, теперь вспомнила! - воскликнула она. - Вы - тот самый священник.
   Святой отец немного смутился и пару мгновений он был занят детальным изучением своих кроссовок. Затем он сконфуженно проговорил:
   - Знаете, я не очень привык к такому обращению. - Еве стало неудобно за такое фамильярное поведение, которое ей было вовсе не свойственно. - Мне было бы гораздо удобнее, если бы вы называли меня Майкл. Майкл Лайтс.
   - Хорошо, Майкл. - Все еще несколько смущенно проговорила Ева. - Кстати, меня зовут Ева Браун.
   Священник просиял.
   - Рад познакомиться, Ева.
   - Можно поинтересоваться, - выжидающе спросила Ева, а когда Майкл кивнул в ответ, она продолжила: - вы куда-то летите или кого-то встречаете?
   Майкл широко улыбнулся и пробежался взглядом по табло взлетов-посадок самолетов.
   - Осуществляю свою давнюю мечту, скоро вылетаю в Ватикан.
   Глаза Евы расширились от удивления.
   - Надо же, какое совпадение! - воскликнула она. - Я тоже туда лечу!
   Майкл покачал головой, давая понять, что он удивлен и рад этому известию. И еще будто говоря, что чудеса случаются постоянно, хоть и по мелочам...
   - Ну а вы, я почти уверен в этом, летите по поводу работы, я угадал?
   Ева замялась. Если сказать ему об истинной цели визита - Правой Библии - того гляди, обидится по религиозным причинам, поэтому Ева здраво рассудила рассказать святому отцу только часть своей истории.
   - Верно, от ваших глаз ничего не скроется. - Шутливо отозвалась Ева. - Я - переводчик, и один мой старый друг попросил меня кое-что для него перевести.
   Евин собеседник кивнул головой.
   - Занятно, должно быть.
   - Более чем. - Честно ответила девушка.
   - Вы только поглядите на время! - немного обеспокоено воскликнул Майкл. - Скоро отлетает наш самолет. Думаю, нам следует поторопиться, если мы не хотим опоздать.
   Ева кивнула. Перед ее глазами явно вырисовалась картина: она опаздывает на самолет, поздно пройдя таможенный контроль, а Дэйв разъяренно кричит в телефонную трубку и осыпает ее всевозможными нецензурными выражениями. Ева передернула плечами и, отогнав неприятную картину, проследовала к пункту таможенного контроля. Она не любила подобных нудных операций и поэтому предпочла наблюдать за окружающими ее людьми. Это, как выяснилось немного позже, тоже было весьма неинтересно. Минуты тянулись невыносимо медленно, но вскоре суматоха с таможней была позади, и Ева, распрощавшись с Майклом, проходила на борт самолета.
   Милая стюардесса проводила Еву до ее места и, пожелав приятного полета, удалилась. Ева летела первым классом, поэтому практически не волновалась по поводу своих соседей. Ева достала из дорожной сумки сборник повестей и рассказов Джека Лондона и раскрыла книгу на рассказе "Храм гордыни". С удовольствием погрузившись в чтение, девушка не заметила, как салон все больше и больше заполняли пассажиры. Да и, согласитесь, какое может быть дело до абсолютно незнакомых людей, с которыми вы проведете меньше суток, причем, практически не общаясь с ними? Чуть больше десятка страниц были быстро прочитаны, и Ева уже было принялась за очередной рассказ, как вдруг почувствовала чье-то присутствие. Она обернулась и увидела Майкла, который не решался прервать Евин сеанс чтения. Она радостно заулыбалась.
   - Тоже летите первым классом? - поинтересовалась она.
   Святой отец немного помедлил с ответом, а потом почему-то извиняющимся тоном ответил:
   - В общем-то, да... - замолчал на мгновение, а потом вновь заговорил. - Мое место справа от вас...
   Ева радостно захлопнула книгу и вышла из-за сиденья, давая пройти Майклу.
   - Здорово, будет нескучно лететь! - уверенно заявила Ева, пока святой отец скромно присел на свое место.
   Майкл в ответ слабо улыбнулся и отчего-то сразу пристегнул ремень безопасности. Он заметно побелел и постоянно кусал губы. Ева это заметила и, на секунду дотронувшись до плеча соседа, чтобы не задеть его моральных соображений, доброжелательно произнесла:
   - Впервые летите самолетом? - получив в ответ неуверенный кивок, она продолжила: - Это на самом деле не так уж и страшно. Обычно люди волнуются только перед взлетом и посадкой. А этот страх быстро проходит, так что не волнуйтесь. Взбодритесь, наконец! Где ваша вечная улыбка?
   Похоже, эта речь подействовала. Через пару минут Майкл вновь обрел свою привычную оживленность и попеременно то разговаривал с Евой на какие-нибудь "легкие" темы, вроде прочитанных книг или недавно вышедших на экраны фильмов, то с любопытством смотрел через иллюминатор.
   За десять минут до вылета в салоне послышалась сначала возня, а потом двое каких-то мужчин на повышенных тонах перебрасывались грубыми словами. Ева не удержалась от соблазна и обернулась. И незамедлительно пожалела об этом, точнее не о том, что она обернулась, а о том, кого она там увидела. Через три ряда кресел от нее стоял пышущий злобой Дэймон Хорроу. Он бросил последний испепеляющий взгляд на своего оппонента и гордо прошествовал прямо к вжавшейся в свое кресло Еве. Подойдя вплотную к креслу рядом с Евой, Дэймон окинул ее беглым взглядом, на секунду вскинув брови, самодовольно улыбнулся и быстрым движением сел рядом. Ева выдавила из себя подобие улыбки.
   - Рад нашей встрече. - Сложив пальцы в пирамиду, Дэймон исподлобья взирал на девушку.
   Ева удержала себя от реплики "А я - нет" и мило улыбнулась в ответ, ничего не говоря.
   Дэймон перегнулся через Еву, которой пришлось всем торсом вжаться в мягкую спинку кресла, и протянул руку Майклу.
   - Будем знакомы, брат. - Насмешливо проговорил он, наблюдая за реакцией собеседника. - Меня зовут Дэймон Хорроу.
   Священник скривился и тихо, чтобы никто, кроме Дэймона не услышал, сказал:
   - Превосходное имечко. - А потом уже громко прибавил: - Мое имя - Майкл Лайтс.
   Он так и не пожал руку, которую ему настойчиво протягивал Дэймон.
   - Ну не упрямьтесь, проявите хоть капельку уважения.
   Рука протянулась еще ближе. Майкл вскинул голову и с достоинством сжал руку Дэймона. Тот слегка дрогнул от сильного рукопожатия, а потом довольно улыбнулся, обнажив белоснежные зубы.
   - Ну, вот и познакомились. Замечательно, не правда ли?
   - Верно. - Бросил Майкл.
   Ева пыталась заставить себя сказать Дэймону что-нибудь в этом роде, когда вошедшая в салон стюардесса объявила о скором взлете самолета. Потом последовал недолгий, но от этого не менее нудный инструктаж. Ева последовала совету и, пристегнувшись, стала глубоко и размеренно дышать через рот. Святой отец, сидящий по ее правую руку, последовал ее примеру, а вот таинственный Дэймон Хорроу с презрением озирал кучу людей, полностью подчиняющуюся инструктажу.
   Взлет прошел идеально, и Ева решила вздремнуть, вспомнив, что Дэвид разбудил ее сегодня ранним телефонным звонком.
   Когда Ева почти заснула, до нее сквозь пелену незаметно опутывающих ее грез долетали обрывки фраз, которыми обменивались ее соседи.

Сон

   Был пасмурный осенний день.
   Ева ехала в трамвае, отрешенно смотря в окно. Вообще, она всегда вот так невидящим взором любила смотреть в окно, когда куда-то ехала. Но в тот пасмурный осенний день что-то привлекло ее внимание. Ева сфокусировала свой взгляд и пристально всматривалась в окно. Она каким-то образом чувствовала, что сейчас произойдет что-то такое важное, из-за чего все изменится.
   Вдруг рельсы стали медленно раздвигаться, нет, разъединяться прямо у Евы на глазах. Она с ужасом взирала на то, как они, остановив свое движение, теперь превратились в короткие обломки металла, располосованные вдоль и поперек и отделенные друг от друга. Ева кинулась к водителю, чтобы предупредить его об опасности, но тут трамвай качнуло, Еву отбросило назад, и она больно ударилась о перила. Оправившись от болевого и психологического шока, Ева в отчаянии огляделась вокруг. А вокруг все замерло... Ева непонимающе хлопала веками, затем тряхнула головой, сильно зажмурилась, открыла глаза... То же самое...
   - Любопытно узнать, как такое возможно?
   Ева оглянулась: слева от нее стоял какой-то человек.
   - Что здесь произошло, почему трамвай остановился? - осторожно спросила девушка.
   Человека, похоже, позабавил ее вопрос. Он придвинулся ближе, почти вплотную к Еве и тихо проговорил:
   - Видишь ли, трамвай сошел с рельс и терпит крушение. В эту самую секунду. - Он насладился непониманием, пробежавшим в Евиных глазах, и принялся разъяснять дальше: - Я позволил себе создать небольшую временную петлю, в которой сейчас мы с тобой находимся. Я подумал, что тебе не следует погибнуть в этой небольшой катастрофе.
   Евин голос срывался от волнения.
   - А как же эти люди?
   Человек усмехнулся.
   - Похвально, что ты пыталась их спасти, но они должны умереть, а ты жить.
   Ева закипала от злости.
   - Не вам решать, кому умереть, а кому жить дальше. Только Бог вправе распоряжаться людскими судьбами.
   Ева удивилась своим словам. С чего это ей лезут в голову такие мысли? Тут она нечаянно перевела глаза на человека. Его взгляд, раньше покровительственный и чуть надменный, теперь стал холоден и расчетлив.
   - Мне тоже дано такое право. - Процедил он сквозь зубы.
   И тут Еве стало неуютно от мысли, пришедшей в ее голову, и бесконтрольный страх завладел ею.
   - Вы...
   Он схватил ее запястье холодными цепкими пальцами и резко дернул на себя. Ева покачнулась и чуть не упала на тротуар. Тротуар??? Ева обернулась и увидела позади трамвай, сходивший с рельс под ужасающий аккомпанемент лязга колес, скрежетания металла и истошных людских воплей. Еву замутило. Она закрыла глаза и отвернулась, но перед глазами будто прокручивался каждый миг крушения, словно заснятого на пленку. Ева упала на колени и больно ударилась обо что-то головой. Ее тотчас же потянула назад чья-то рука, и кто-то закричал ей прямо в ухо:
   - Ева! Проснитесь! Проснитесь же! Ну!
   Ева бешено вращала глазами и пыталась прийти в себя, пока кто-то отирал ее покрывшееся холодным потом лицо. Девушка ощутила сильную боль в области лба и поняла, что ударилась головой об спинку переднего кресла. До ее слуха доносились какие-то слова, но Ева их почти не слышала. Она все еще не могла отойти от ужасно реалистичного и от этого еще более волнительного сна, что прокрался к ней сквозь дрему.
   Еву встряхнули за плечо. Это заставило ее осмотреться вокруг. Справа - взволнованное лицо Майкла, слева - озабоченное лицо стюардессы и заботливое - заботливое! - лицо Дэймона. Ева с удивлением заметила про себя, что зловредный мистер Хорроу может быть хорошим человеком. Когда он сам этого захочет.
   - Со мной все в порядке. - Поспешила заверить всех Ева. - Просто дурной сон, вот и все.
   Ева слабо улыбнулась, но, вспомнив о сне, передернулась. По спине струился противный холодный пот, и Еву немного знобило.
   - Принесите теплый плед. - Распорядился мистер Хорроу. - Компресс со льдом и три... две порции виски.
   Стюардесса быстро исчезла из салона. Тут Ева поняла, что на нее бесстыдно таращатся все пассажиры, летящие в этом салоне. Некоторые даже повставали со своих мест, чтобы было лучше видно. Еве стало жутко неловко. Ей вообще не очень нравилось находиться в центре внимания.
   Прибежала стюардесса с заказом Дэймона и тут же удалилась. Дэймон заботливо - Ева опять удивилась такой перемене в его поведении - укрыл Еву пледом, осторожно приложил ей ко лбу лед и свободной рукой протянул ей бокал. Ева сконфуженно взяла виски, хотя в жизни пила редко и только напитки, не превышающие по крепости полусладкого вина. Она сделала хороший глоток, потом еще. Еве даже сначала понравилось, но когда алкоголь стал обжигать горло, она резко выдохнула и отвела влево бокал, без слов выказывая желание больше никогда ничего подобного не пробовать.
   Дэймон забрал бокал из ее руки и, усмехнувшись, одним махом опустошил его, даже не поморщившись. Потом проделал то же самое со своей порцией.
   - Полегчало? - осведомился он у девушки.
   - Немного. - Сморщившись от гадкого привкуса во рту, проговорила Ева. - Спасибо.
   Мистер Хорроу театрально закатил глаза.
   - Прекратите уже говорить мне слова благодарности. Я ими сыт по горло.
   Ева решила, что Дэймон просто временно помешался и поэтому в нем проснулся хороший человек, а теперь это помешательство прошло. А жаль, подумалось Еве.
   Справа послышалось сдержанное покашливание.
   - Мистер Хорроу, не могли бы вы мне показать, где находится место для курения?
   Ева округлила глаза. "Священник курит?!" - возмутилась про себя она. Похоже, Дэймон подумал о том же, правда, выразил он свои подозрения вслух.
   - О, падре, вы курите? - почему-то назвав священника на итальянский манер, он окинул Майкла насмешливым взглядом и, достав из кармана пачку, предложил: - Может, вас угостить?
   Ева сначала удивилась, откуда он знает, что Майкл - священник, а потом упрекнула себя в глупости: пока она спала, ее соседи, видимо, познакомились поближе.
   Майкл холодно посмотрел на него и так же холодно отчеканил:
   - Нет, я не курю, зато вы курите, верно?
   Дэймон пару мгновений испытующе глядел на святого отца, а потом с каким-то детским восхищением в голосе заговорщицки зашептал:
   - Понял ваш намек, падре. - Он нахально подмигнул священнику. - Хотите вступить в мой почетный эскорт?
   Майкл поджал губы, но ничего не ответил. Они удалились. Через минуту в салон снова вошла стюардесса и сообщила, что самолет приземлится, как и было намечено, то есть ровно через полчаса.
   Ева сообразила, что пора звонить Дэвиду, чтобы он отправился встречать ее в аэропорту. Быстро набрав знакомый и давно заученный номер, Ева стала ждать. Когда в трубке раздался голос Дэйва, она сообщила ему, что прилетает через полчаса, и продиктовала номер рейса. Дэйв коротко попрощался и повесил трубку.
   Прошло еще пять минут, прежде чем Дэймон и Майкл вернулись. Ева заметила их приближение еще до того, как они подошли к своим местам. Тихо обмениваясь на ходу какими-то фразами, они оба были очень серьезны. Но лишь только они увидели свою соседку, оба искренне улыбнулись. Ева тоже улыбнулась в ответ. Ей даже стало жаль, что вскоре ей придется расстаться со своими соседями. А она уже успела к ним привыкнуть. Даже к этому самоуверенному Дэймону Хорроу.
   Приземление тоже прошло успешно: все ограничилось небольшим толчком.
   Ева спустилась по трапу и огляделась в поисках Дэйва. В толпе встречающих высокий молодой человек довольно приятной внешности с темными волосами замахал руками. Ева улыбнулась. Они пошли друг другу навстречу, степенно, важно, и когда между ними оставалось всего каких-то два метра они, не сговариваясь, по старому обычаю стремительно побежали навстречу друг другу и крепко обнялись. Окружающие мельком взглянули на столь теплое приветствие, а потом потеряли всякий интерес к двум друзьям.
   - Как долетела? - протараторил Дэйв.
   - Неплохо, в целом.
   Дэйв забрал у нее из рук сумки, хотя Ева и сопротивлялась. Опять же, повторимся, она не любила быть зависимой от кого бы то ни было. Они о чем-то непринужденно болтали, когда Ева обратила внимание на две фигуры, стоящие возле пункта таможенного контроля.
   - А где я буду жить? - неожиданно спросила Ева, не глядя в сторону своего друга.
   - В отеле "Мега", комната 204. - Быстро ответил Дэвид.
   - Подожди минутку, я сейчас.
   Ева побежала сквозь толпу. Остановившись возле Дэймона Хорроу и Майкла Лайтса, она, не понимая, зачем, сказала в полголоса:
   - Я остановилась в отеле "Мега" в номере 204.
   И ушла.

Первые строки

   Отель был сравнительно небольшой: десять этажей, плюс бильярдная и бар, расположенные в подвальном помещении. Возле основного здания теснились небольшие постройки: сауна, ресторан, спортзал и еще куча непонятных и ненужных помещений. Больше всего Еву порадовало летнее кафе с вывеской "У нас всегда живая музыка!" и с вывеской чуть пониже "Сегодня вечер джаза". Ева мысленно пообещала себе посетить кафе сегодня вечером.
   Придя в номер, Ева обнаружила красивый письменный стол, заполненный тетрадями, большими листами и другими канцелярскими принадлежностями. Пока Дэйв вносил багаж и распоряжался по поводу ужина, Ева бегло просмотрела ксерокопии с так называемой Правой Библии.
   - А что, если мне понадобятся переводы других отрывков, которые записаны не с помощью рун? - поинтересовалась Ева.
   Дэйв присел на пуфик, стоящий возле порога.
   - Все остальные переводчики тоже в этой гостиной и занимают номера 201, 202 и 203. Хочешь, познакомлю?
   Ева кивнула. В 201-ой оказалась переводчица египетских иероглифов. Ева даже знала ее имя - Сильвия Блэйк. Они обменялись теплыми приветствиями. Дэйв повел Еву к следующей двери. Там оказался чопорный английский джентльмен, переводчик с латыни. После сдержанного чересчур официального приветствия он вновь погрузился в перевод. Ева ничуть не пожалела, что с ним придется общаться не очень часто. В последней комнате должен быть переводчик иврита. Еве он представлялся сухоньким старичком, этаким книжным червем. Он и в правду был очень старым, но, несмотря на это, весьма жизнерадостным и с отменным чувством юмора. Чуть не умирая со смеху, Дэвид и его подруга распрощались с веселым старичком, а Ева обещала обязательно заглянуть к нему завтрашним днем.
   - Придется оставить тебя. Если что, то я в 312-ом вместе с Ричардом. Возникнут вопросы, заходи.
   Ева кивнула, и они разошлись по комнатам.
   Делать было нечего, и Ева решила начать хоть немного с переводом своего отрывка Правой Библии. Как выяснилось, это было несколько отрывков из разных книг: часть - из Евангелие, еще приличный кусок - из Ветхого Завета, а самая большая часть посвящалась Новому Завету. Скрепленные распечатки были заботливо подписаны Дэвидом, чтобы Ева сразу разобралась, что к чему. Но Ева придерживалась старого принципа: "Доверяй, но проверяй", поэтому решила, что по мере перевода сама во всем разберется.
   Девушка взялась переводить самую маленькую стопку, помеченную почти совсем неразборчивой надписью "Ветхий Завет". Сначала на черновом листке появлялись варианты сочетания букв, потом - соответствующие им слова, затем фразы. После первых же трех предложений Ева ошарашено уставилась на полученный текст и раз за разом снова перечитывала.
   "...И падший брат пришел к брату своему пречистому и говорил ему о видении, открывшемся ему. С горечью взирал на него ангел небесный, просил его забыть свои деяния и вернуться назад, но прервал его Диавол и молвил слово:
   "Я пришел в это ненавистное мне место не для того, чтобы выслушивать твои глупые пламенные речи, а для того, чтобы поведать тебе, кто свершит Апокалипсис...""
   Ева снова перечитала перевод. "Авторы - архангел Михаил и падший ангел Люцифер, он же Сатана... Они что, сами про себя писали?" Евины рассуждения прервал негромкий стук в дверь. Пребывая еще в своих думах, Ева на автомате ответила:
   - Входите.
   Дверь осторожно отворилась.
   - Простите за вторжение. - Ева по голосу узнала своего гостя. - Надеюсь, я вам не помешал?
   - Нет, проходите, пожалуйста, отец Майкл.
   Тут Ева сообразила, что еще никогда не называла так священника и подумала, не оскорбительно ли такое обращение.
   - Рада, что вы пришли, но отчего же так скоро?
   Святой отец скромно присел на краешек тюфяка и ответил:
   - Дело в том, что я временно проживаю в этой гостинице, в 733-ем номере. В Ватикане только два отеля, и этот - самый дешевый.
   Ева обрадовалась, что ее оторвали от этого перевода и, не желая возвращаться к этому занятию до положенного времени, она с надеждой посмотрела на Майкла.
   - Вы любите джаз? - с мольбой в голосе спросила девушка.
   - Довольно интересная музыка. - Заметил он. - Вы тоже увидели вывеску?
   Ева кивнула и сдержанно улыбнулась. По крайней мере, сегодняшним вечером она отдохнет. Майкл одернул горловину свитера и тихо спросил:
   - Ева... - он охрип и закашлялся. - Почему вы сказали, где вы будете жить?..
   Сначала вопрос показался Еве очень глупым, потом она от неожиданной догадки ужаснулась, замялась и, опустив глаза, пробормотала:
   - Я, наверное, не совсем однозначно выразилась... Я не имела в виду...
   Она осеклась на полуслове. Послышался звонкий смех.
   - О, это вы меня не так поняли! - сквозь смех пробормотал святой отец, на глазах его выступили слезы. - Я хотел сказать, что вам, вероятно, нужно было поговорить со мною, подсознательно захотелось, как бы вы выразились. Я же предпочитаю говорить, что это проявление Божественной Воли.
   Он прекратил смеяться и теперь просто с лучезарной улыбкой смотрел на Еву.
   - Так о чем же вы хотели поговорить? - негромко спросил Майкл.
   Ева задумалась. Может, ей действительно подсознательно нужно было о чем-то с ним поговорить, только о чем? Не исповедоваться же ему о своих грехах?! Ева подумала, что же в последнее время беспокоило ее больше всего. По телу пробежали противные мурашки, когда она вспомнила сон, который ей приснился в самолете.
   - Знаете, - нерешительно начала она. - Мне сегодня в самолете приснился сон...
   Ева передернулась. Вспоминать об этом было еще ужаснее. Сердце бешено сжималось, перед глазами стояла картина крушения трамвая. Еву снова замутило.
   - Если не хотите говорить...
   - Нет, хочу. - Твердо сказала Ева, взяв себя в руки, и рассказала свой сон в мельчайших подробностях.
   Майкл молча слушал, а когда Ева закончила, осторожно поинтересовался:
   - И вы полагаете, что этот человек из вашего сна был... - Ева кивнула. - Если я вас правильно понял, то вас больше волнует крушение трамвая, чем этот... человек?
   Ева прислушалась к себе. Это помогало ей лучше разобраться в своих чувствах. Ужас... Это был даже не страх, который свойственен всем людям. Ева подумала, что это именно ужас: ей это нашептывала каждая клеточка тела, каждая мысль, каждое движение души. Ужас перед этим нескончаемым повторяющимся видением... Ева слышала свое взволнованное прерывистое дыхание, перед глазами помутнело и Еве почудилось, что она падает в глубокое море, прохладное, густое и вязкое...
   "Глупо..." - спокойно думала Ева. Она безмятежно опускалась на дно моря. Зачем бояться своих снов? Это лишь образы, только и всего... Вот и сейчас Ева знала, что она всего-навсего потеряла сознание и скоро очнется. Но ей так не хотелось просыпаться...
   Морем можно было дышать. Ева сделала глубокий вдох, и вода мерно полилась в ее легкие, а затем, на выдохе, вышла обратно. "Как весело" - улыбнулась Ева, когда высоко на поверхности моря заиграли солнечные зайчики. Мягкий всплеск - и Ева увидела прозрачную фигуру, быстро направляющуюся к ней. Ева почувствовала прохладу воды на щеках. Фигура мгновенно растаяла, море исчезло.
   Ева лежала на полу в своем номере. Рядом на коленях сидел священник. У Евы кружилась голова.
   - Наверное, еще не отошла от полета. - Медленно проговорила Ева и поднялась на ноги. - Пожалуй, завтра стоит заглянуть к доктору.
   Девушка уже стала немного беспокоиться за свое душевное здоровье, но, прислушавшись к себе, ничего не нашла... Было пусто, и от этого немного тоскливо...
   - Вам надо немного развеяться. - Посоветовал Майкл. - Вы, кажется, хотели пойти в кафе?
   Ева кивнула, и они вышли из комнаты. Даже на первом этаже слышались энергичные звуки саксофона, звон ударных и заводной голос вокалиста. На красиво оформленной сцене располагался впечатляющий джаз-бэнд из семи человек, которые были одеты в черно-серебристые фраки.
   - Мне надо кое-что уладить, вы не против, если я покину вас ненадолго?
   - Конечно, пожалуйста. - Ответила Ева.
   Майкл удалился, а Ева заняла крайний слева столик. Официант буквально тут же принес меню. Девушка задумчиво смотрела на список блюд. Рядом раздался скрежет отодвигаемого стула. Ева подняла глаза.
   - Рад вас снова видеть, Ева. - Немного несвязанно проговорил Дэймон.
   Ева мысленно собралась.
   - Взаимно, мистер Хорроу. - Доброжелательно проговорила она.
   Дэймон указал на меню.
   - Советую вам выбрать Греческий салат и телячьи отбивные по-итальянски. - Доверительно шепнул он. - Ну а вина здесь...
   Он многозначительно поднял глаза к вечернему небу, потянутому легкими облаками. Ева последовала совету Дэймона.
   - Кстати, - вдруг осенило ее собеседника, - надеюсь, я вам не помешал?
   Ева замотала головой: английское воспитание не давало ей честно ответить Дэймону, что его общество ей более чем неприятно. Дэймон заказал себе бутылку виски и, налив немного в стакан, осведомился:
   - Как ваше здоровье? - потом ухмыльнулся и спросил. - Мы уже так давно знакомы, а все еще обращаемся друг к другу на "вы". Может, перейдем на более неофициальное общение?
   - Пожалуй, не стоит. - Сдержанно процедила девушка.
   Дэймон пожал плечами, всем своим видом будто говоря: "Не больно хотелось".
   - Как скажете. Так как ваше здоровье?
   - Неплохо. Просто я не привыкла к перелетам. Предпочитаю путешествовать поездом или на автомобиле.
   Дэймон многозначительно кивнул и налил себе еще виски. Разом, не поморщившись, выпил.
   - А вы танцуете? - безо всякого энтузиазма спросил он.
   Ева кивнула.
   - А что вы скажете на то, если мы прямо сейчас, под эту самую песню, которую сейчас будут исполнять, немного потанцуем?
   Ева встретилась взглядом с его глазами. Он просто смотрел на нее, ничего не имея в виду, абсолютно спокойный и серьезный.
   - Нет. - Спокойно ответила Ева и чуть отпила вина из бокала.
   Дэймон хмыкнул и откинулся на спинку стула. Ева обернулась на небольшой шум: это Майкл отодвигал стул и присаживался к ним за столик. Он был мрачен.
   - Добрый вечер, падре. - Довольно дружелюбно поприветствовал его Дэймон. - Отведайте вина. Наша дорогая Ева подтвердит, что оно просто великолепно.
   Майкл недоверчиво посмотрел на него и, гордо подняв голову, тихо произнес:
   - Я не употребляю алкоголь.
   Дэймон насмешливо рассмеялся.
   - Да бросьте вы, падре! - он язвительно ухмыльнулся. - Живем один раз.
   Он ловким движением наполовину наполнил бокал и придвинул его священнику. Тот брезгливо взглянул на густо-бардовый напиток и громче, чем в первый раз, четко произнес:
   - Я не употребляю алкоголь.
   Губы Дэймона расплылись в улыбке.
   - Вы всего лишь человек, падре. - Он смаковал, наблюдая за реакцией Майкла. - А человек, как ни грустно признать, грешен... Или, может быть, вы боитесь, что Бог вас не простит?..
   Еве уже порядком надоели эти разговоры, она поднялась из-за стола и пригнулась к мистеру Хорроу.
   - Послушайте. - Яростно прошипела она. - Прекратите свою идиотскую игру. Он же...
   Ева не успела закончить свою пламенную речь, поскольку Дэймон уже не смотрел на нее. Он смотрел на Майкла, который демонстративно поднял наполненный Дэймоном бокал и, глядя ему прямо в глаза, большими глотками осушил емкость. Ева озадаченно смотрела на пустой бокал. Даже английское воспитание не смогло ее удержать и она, развернувшись в пол-оборота, дала пощечину ехидно улыбающемуся Дэймону Хорроу.
   - Вы просто мерзавец! - еле сдерживаясь, чтобы не закричать, бросила Ева.
   Он осторожно прикоснулся к горящей от боли щеке, перевел взгляд на девушку.
   - А вы просто восхитительны. - Он с почтением склонил голову.
   Ева часто дышала, пытаясь взять себя в руки, чтобы вновь не ударить его. Ее глаза буравили Дэймона, который показался ей в этот момент еще более ненавистным, чем во все предыдущие моменты, вместе взятые.
   - А вы, падре, смельчак и авантюрист, каких поискать надо. - Дэймон опять поклонился. - Надеюсь, инцидент исчерпан?
   Ева заставила себя опуститься на стул и залпом допила две трети оставшегося в ее бокале вина. Дэймон привстал и потянулся за бутылкой с вином.
   - Позвольте мне, милая Ева. - Он выжидающе смотрел на нее.
   Ева, поджав губы, сама налила себе полный бокал вина и быстро осушила его. Потом она нашла в себе силы взглянуть, наконец, на Майкла. Тот сидел, опустив голову вниз. Его длинные волосы закрывали лицо, поэтому было непонятно, что с ним происходит. Ева не знала, что сказать.
   - Не корите себя за это. - Слова почему-то сами слетали у Евы с губ. - Вы лишь доказали, что Господь прощает всех. Он простит вас, и его тоже простит, я знаю.
   Ева удивилась своим словам. "Я знаю! - насмешливо сказала сама себе девушка. - Если ты еще не забыла, то это он - священник, а ты даже не в какую религию не веришь..."
   Майкл тихо рассмеялся. Он медленно поднял голову; на лице его было написано страдание, но глаза светились ярким светом. Он с вызовом посмотрел на Дэймона и негромко, но твердо произнес:
   - Как верно заметила Ева, я только что привел пример, что каждый достоин прощения Бога и может получить его, стоит ему лишь попросить об этом...
   - Хватит проповедей, падре. - Холодно процедил Дэймон. - Мы - не в церкви, и я - не ваш прихожанин...
   Майкл сдержанно кивнул. Дэймон оглянулся назад и, расплывшись в самодовольной улыбке, небрежно бросил через плечо:
   - Я вас оставлю ненадолго.
   Он легкой походкой направился к совсем юной девушке, сидящей через два столика. Приблизившись к ней, он что-то сладко зашептал ей на ушко, девушка кокетливо рассмеялась, и они пошли танцевать. Майкл недоверчиво поглядывал на них какое-то время, затем заказал у официанта апельсинового сока.
   - Вы, правда, знали, что Бог меня простит или просто так это сказали, чтобы меня утешить? - серьезно спросил священник, обращаясь к Еве.
   Ева пожала плечами.
   - Не знаю, - честно ответила она, - просто само собой вырвалось... Я ведь, по правде говоря, не верю в Бога.
   - Вы говорите неправду. - Спокойно возразил ей Майкл.
   Ева опешила.
   - То есть? - непонимающе переспросила она.
   - Вы можете верить в судьбу, высшие силы, космическую энергию, в саму себя, наконец. - Медленно и размеренно говорил священник. - Но, в конечном итоге, все это есть Бог, только в разных проявлениях.
   Он сделал паузу, чтобы Ева смогла усвоить и проанализировать полученную информацию.
   - Вы поняли мою мысль?
   - Да, но, во всяком случае, я все равно не следую никакому пути, чтобы обрести Его милость...
   Майкл тихо рассмеялся.
   - Заслужить Его милость, как вы говорите, очень легко... А насчет пути... Каждый человек его проходит, лишь проживая свою жизнь и радуясь ей... Нет ничего более прекрасного для Него, чем видеть, что Его дар приносит людям счастье...
   Он зевнул.
   - Кажется, перелет и на меня подействовал. - Улыбнулся он. - Вынужден вас покинуть.
   - Очень жаль. - Искренне огорчилась Ева. - Мы увидимся завтра?
   Майкл загадочно улыбнулся и тихо прошептал:
   - Очень на это надеюсь.
   - До свидания, падре! - послышался сзади голос Дэймона. - Жаль, что мы не сможем больше сегодня наслаждаться вашим обществом. Верно, Ева?
   Она промолчала.
   - Мне тоже очень жаль, мистер Хорроу, - ледяным тоном ответил Майкл, - что я вынужден оставить эту милую девушку рядом с таким, как вы.
   Дэймон улыбнулся, подмигнув священнику на прощание, и повернулся к Еве.
   - Прошу простить меня за ту небольшую шутку. - Тихо проговорил он. - Надеюсь, вы не сильно сердитесь на меня за это?
   Ева смогла-таки взять себя в руки и ответила:
   - Не очень. - Потом почему-то добавила. - Я полагаю, такого больше не повторится.
   В голове завертелись с бешеной скоростью мысли. "Что я такое несу? Что за бредовая самоуверенность?" Но Дэймону, похоже, это пришлось по нраву. Он благосклонно улыбнулся и небрежно махнул рукой вокруг.
   - Вы не думаете, что здесь слишком шумно?
   Он испытующе взирал на Еву. Она несколько смутилась, потом решила, что все, в конечном итоге, зависит от нее, и с какой-то властностью в голосе, спросила:
   - А что вы можете предложить взамен?
   Дэймон довольно ухмыльнулся и, пригнувшись поближе к Еве, спокойно произнес:
   - Небольшую невинную прогулку по ночным улицам и, возможно, занимательный разговор. Но это уже вам решать.
   Он долго смотрел Еве в глаза, пристально, ненавязчиво. Ева хорошо взвесила все "за" и "против", и, хотя доводов против прогулки было намного больше, возможность занимательного разговора пересилила неприязнь к человеку, сидевшему перед ней, и Ева благосклонно согласилась. В который раз удивляясь собственным мыслям...

Ночь и фонарь

   - Рад, что, не смотря ни на что, вы согласились. - Глядя прямо перед собой, спокойно говорил Дэймон. - Мне чрезвычайно приятно ваше общество.
   - Мне тоже. - Слукавила Ева.
   Хорроу усмехнулся.
   - Я, конечно, не против маленькой лжи, - шутливо излагал он, - особенно, если думать, что она - во благо. - Он резко обернулся к девушке, в его глазах вспыхнул вызов. - Но это не тот случай.
   Самое благоразумное, по мнению Евы, сейчас было повернуться и уйти. Но Еве было далеко наплевать сейчас на благоразумие, поэтому она приняла брошенный ей вызов.
   - Вы правы. - Ее слова дышали спокойствием. - Вы мне противны, можно даже сказать, ненавистны.
   Она улыбнулась краем губ и ждала ответного хода. Дэймон чуть удивленно вскинул на пару мгновений брови, потом кивнул головой, будто отдавая должное ее ответу.
   - Тогда зачем вы согласились пойти со мной?
   - Вы обещали мне занимательный разговор. - Теперь уже Ева самодовольно улыбалась. - Хотелось проверить вашу честность.
   - Я предупреждал, что это вам решать. - Холодно произнес мистер Хорроу.
   - Вот я и решу. - Так же холодно ответила Ева.
   Она удивилась, куда подевались все ее хорошие манеры, знание этикета, приемлемое поведение. "Нет, завтра обязательно покажусь доктору, и еще, пожалуй, пообщаюсь с психологом. Мне одной с собой не справиться..." Дэймон, похоже, хотел еще что-то добавить, но промолчал.
   Они прошли несколько метров в полном молчании, пока не оказались на небольшой улочке, освещенной одним-единственным фонарем. Дэймон повернулся к Еве и сказал:
   - Пожалуйста, занимательный разговор. - Он испытующе смотрел девушке в глаза. - Посмотрите туда. - Он указал рукой куда-то вправо и вверх. - Что вы видите?
   Ева перевела взгляд туда, куда он указывал. Она посмотрела на Дэймона, как на умалишенного и, смеясь (она решила себя больше не сдерживать в его окружении), ответила:
   - Фонарь.
   - Восхитительно. - Спокойно проговорил он. - А что вы видите над ним?
   - Ночь. - В голосе Евы прозвучали нотки нетерпения и любопытства.
   - Тоже верно. - Дэймон будто издевался. - Иными словами, темнота, верно?
   Ева нетерпеливо кивнула.
   - А теперь скажите мне, что делает этот фонарь?
   Ева не удержалась и громко и, должно быть, истерично захохотала. Вдоволь насмеявшись, она серьезно проговорила:
   - Фонарь рассеивает тьму.
   - Неужели?
   Ева взглянула на собеседника. Тот был серьезен, как никогда до этого. Ева вновь взглянула на фонарь, его свет и окружающую темноту ночи. У нее было такое предчувствие, что это какая-то детская загадка. То есть, такая, ответ на которую очевиден детям, которые еще не мыслят в пределах математических моделей, законов науки и прочей чепухи. Ответ должен быть настолько прост и очевиден, что взрослые с их сложными расчетами никогда бы до этого не...
   - Вы хотите сказать...
   Она подняла расширенные от случайной догадки глаза на Дэймона Хорроу. Он склонил голову на бок, ожидая ответа.
   - Фонарь не рассеивает тьму, - уверенно шептала Ева, - он лишь усиливает ее возле себя, вне своего света. В остальном пространстве тьма все та же... То же самое и со светом...
   - Браво, мисс Браун! - Дэймон даже дважды похлопал в ладоши. - Мы живем в мире контрастов: свет и тьма, черное и белое, Солнце и Луна, сон и бодрствование... Одно лишь усиливает другое, и в этом проявляется иллюзия замещения, или рассеивания, как вы выразились.
   Ева хмыкнула.
   - И это вы называете занимательной беседой?
   Мистер Хорроу терпеливо ответил:
   - Но вы ведь не знали и даже не задумывались над этими потрясающими контрастами раньше, признайтесь.
   Ева кивнула. Действительно, у нее просто не хватало на это времени. Постоянные разъезды, перелеты, работа, работа, работа... Зато в эту ночь у нее было время подумать об этом.
   - А как же тогда, по вашей теории, быть с Луной? - спросила Ева. - Ведь она не усиливает темноту. Вспомните безлунные или, даже лучше, беззвездные ночи. В те времена темнота сильнее, а Луна ее затмевает... Если я, конечно, правильно все понимаю...
   Дэймон смотрел на нее, как учитель смотрит на достойного ученика.
   - Как в физике, математике, так и в любой другой науке есть исключения из правил. Некоторые можно доказать, другие - нет. Луна и звезды и являются таким исключением. - Он посмотрел на фонарь. - Если хотите, можете доказать мне, из-за чего возникло это исключение.
   - Нет. - Тихо сказала Ева. - Я не обязана вам ничего доказывать.
   - И это верно. - С горечью усмехнулся Хорроу. - А мне бы хотелось услышать ваши рассуждения по этому поводу.
   Ева смотрела на фонарь.
   - Раз уж у нас возник негласный договор говорить только правду, позвольте воспользоваться моментом.
   Дэймон удивленно воззрился на Еву. Он секунду колебался, а потом тяжело вздохнул и медленно произнес:
   - Я бы хотел, чтобы и у меня была возможность отказаться от ответа или объяснений, как и вы отказались доказывать исключение из моей теории.
   Ева подумала, что это будет справедливо.
   - Хорошо. - Спокойно ответила Ева. - Я предоставляю вам эту возможность.
   Дэймон облегченно улыбнулся.
   - Итак?
   Ева замялась. Но потом пришли воспоминания, что сегодня она уже несколько раз нарушала рамки приличия и еще один промах ничего не изменит.
   - Кто вы такой? - выдавила из себя Ева.
   Он лишь вздрогнул. Еве даже показалось, что он удивлен скорее не вопросом, а тем, насколько прямолинейно он был задан. Он размышлял, стоит ли ответить или воспользоваться правом отказаться. Ева выжидающе смотрела на него.
   - Я, пожалуй, откажусь отвечать на ваш вопрос... - он что-то обдумывал. - Сейчас... Мне бы не хотелось делиться этой информацией с малознакомыми людьми... Не обижайтесь, ведь это так.
   Ева не обижалась. Просто зареклась себе никогда не откровенничать с этим странным типом. Его поведение и отношение к окружающим менялось из крайности в крайность. Вот и теперь он сбросил всю свою нерешительность.
   - Ну, так что, вам разговор не показался занятным? - довольно грубо осведомился Дэймон.
   - Напротив, мистер Хорроу. - Холодно ответила Ева. - Я приятно удивлена, но, смею вас уверить, это никак не скажется на наших с вами отношениях. Вы все так же мне противны.
   Дэймон самодовольно ухмыльнулся.
   - Рад слышать. - И тихо прошептал. - Словно музыка для моих ушей.
   - Неужели вам нравится, когда вас ненавидят? - язвительно поинтересовалась Ева.
   - Это лучше, чем безразличие. - Холодно отрезал он. - Уже поздно, я провожу вас до гостиницы.
   Дэймон, не говоря больше ни слова, повернулся и быстрым шагом пошел к отелю. Еве ничего не оставалось, кроме как последовать за ним. Он проводил девушку до ее номера и, даже не попрощавшись, удалился.
   Спать не хотелось. "Была, не была. Сяду переводить" - подумала девушка. Снова привычная работа, снова из древних письменностей скандинавов получался перевод на современный английский язык.
   "...И сказал на это пречистый:
   "Мне тоже было видение это. Я знаю, о ком ты хочешь рассказать мне, и поэтому я говорю: я против этого".
   И отвечал ему падший:
   "Не тебе решать судьбы людские. Что твой Бог говорит об этом?"
   И молвил тогда ангел:
   "Он и твой Бог тоже. Он сказал, пусть этот человек сам решает, Он не будет вмешиваться. Он позволил одному посланнику света и одному посланнику тьмы указать ему на верный путь".
   Задумался тогда Диавол и молвил:
   "Люди живут в мире контрастов: свет и тьма, черное и белое, Солнце и Луна, сон и бодрствование... Одно лишь усиливает другое, и в этом проявляется иллюзия замещения... Да будет так".
   И разошлись они: один - в Царствие Небесное, другой - в мрачную Преисподнюю. Два брата. Два ангела".
   - Хватит с меня на сегодня! - решила Ева, отбросила листок с переводом. Вдруг ей стало тяжело дышать. Она дрожащими руками схватила перевод, пробежала глазами по предпоследнему абзацу, и ей стало дурно.
   - Погодите... - ошарашено шептала Ева. - Невозможно... Как... Как он узнал?!
   Не помня себя от волнения, Ева позвонила администратору отеля и спросила, здесь ли остановился Дэймон Хорроу. Администратор услужливо сообщил, что здесь и продиктовал номер его комнаты: 613. Ева сжала в руке листок с переводом и оригинальный текст Правой Библии. Лифт быстро домчал ее до шестого этажа, и она почти бегом направилась к двери с номером 613. Ева громко забарабанила в дверь, вскоре послышалось недовольное ворчание и скрип открываемой двери. Ева с силой ее толкнула, не дожидаясь, пока ее пригласят внутрь. Повернувшись, она обнаружила перед собой ошеломленного и испуганного Дэймона.

Разоблачение

   - Как вы это объясните? - сорвавшись на крик, яростно бросила Ева и показала переводы.
   Дэймон даже не удосужился посмотреть на Евины записи. Он молча подошел к телефону и так же молча набрал чей-то номер. "В полицию звонит, или в психиатрию..." - обреченно подумала Ева. Впрочем, решила она, в последнее заведение, наверное, не зря. Наверное, у нее какое-то серьезное психическое расстройство, а сама Ева об этом даже и не подозревает...
   - Спустись ко мне, срочно. - Коротко бросил он и положил трубку.
   Ева не успела опомниться, как к этому странному совпадению прибавилось еще и, выходящее за все рамки разумного, зрелище. Центр комнаты озарился белым, слепящим глаза сиянием, и из него вышел человек. Майкл Лайтс...
   - Что тебе нужно. - Устало пробормотал он. - Я собирался спать.
   Дэймон без слов, одним легким кивком указал на дверь. Майкл обернулся и увидел ошеломленную Еву.
   - Зачем ты это сделал? - холодно спросил он.
   - Это не я. - Дэймон тяжело опустился на кровать. - Она сама догадалась. Из перевода.
   Ева облокотилась на дверь, чтобы не упасть в обморок. Майкл с состраданием поглядел на нее. Потом перевел взгляд на Дэймона.
   - Она еще не дошла до момента, где все раскрывается. Что ты ей сказал?
   Дэймон достал из кармана брюк крепкие сигареты, вытянул из пачки одну, подкурил и с наслаждением затянулся.
   - Хочешь? - протянул он пачку Майклу.
   - Прекрати, мне уже порядком надоел ты и твои идиотские игры. - Вспылил Майкл.
   Дэймон скривил рот в издевательской усмешке.
   - О, эти чудесные человеческие чувства! - он выпустил струйку дыма прямо Майклу в лицо. - К ним быстро привыкаешь. Их порой очень сложно держать под контролем. Даже такому святоше, как ты.
   Майкл сжал кулаки. Дэймон рассмеялся. Выпрямившись во весь рост, он обошел Майкла и присел рядом с растерянной, почти теряющей сознание Евой. От этого ей стало еще неуютнее и тревожнее.
   - Не пугайся. - Посмотрел он на нее снизу вверх, затянулся и тихо произнес. - Хочешь виски, тебе оно уже помогло один раз, после кошмара.
   - А кто подослал к ней это сновидение? - почти терял терпение Майкл.
   Дэймон встал и быстро, почти мгновенно оказался возле Майкла. Он с наслаждением нагло смотрел ему в глаза, выжидая. Прошла минута, и напряжение между ними во сто крат увеличилось. Еве даже почудилось, что ее передергивало от этого, хотя, это могла быть просто физическая реакция на стресс.
   - Я знаю твои мысли, - сладким шепотом звучал голос Дэймона. - Знаю, что ты хочешь сделать.
   Майкл, чтобы удержаться, кусал нижнюю губу. Дэймон придвинулся вплотную к его уху и достаточно громко, четко и невыносимо самодовольно отчеканил:
   - Знаешь, о чем мы болтали, когда ты соизволил уйти? - Дэймон сладко ухмыльнулся. - О контрастах...
   Удар... Дэймон, ухмыляясь, утирает с разбитой губы кровь. Майкл бессильно опустился на колени.
   - Еще одна прелесть человеческого тела - боль... А еще - неудержимая ярость, которую так легко направить в нужное русло...
   - Заткнись... - тихо говорит Майкл. - Зачем ты ей сказал... Ты же знал, к чему это приведет... Знал, что она еще не готова узнать правду...
   Дэймон, не двигаясь, смотрит на Майкла, скривился, услышав тихое срывающееся дыхание и разглядев прозрачные капельки, падающие на пол. Дэймон встал на ноги и, вложив в голос как можно больше презрения, прошипел:
   - Ты жалок, на тебя противно смотреть... - потом легким взмахом руки сотворил бокал вина. - Раз уж Бог простил тебя один раз, простит и второй.
   Майкл таким же легким движением руки заставил бокал исчезнуть. Дэймон усмехнулся и в мгновение ока появился рядом с Евой. Она плакала, прикусив губу и закрыв лицо руками. Дэймон положил руку ей на плечо. Она вздрогнула и зарыдала еще отчаянней.
   - Хватит там валяться. - Злобно бросил он Майклу. - Лучше помоги мне ее успокоить. У тебя это лучше получается...
   Майкл гордо поднялся, быстро очутился рядом с Евой и заговорил:
   - Посмотри на меня. - Его голос звучал мягко, но требовательно. - Ева, пожалуйста, посмотри на меня.
   Ева мотала головой и продолжала рыдать. Руки Майкла обхватили Евины запястья, но он не пытался развести ее рук.
   - Ты должна упокоиться. - Продолжал он. - Пожалуйста, посмотри на меня. Ты должна верить мне.
   Ева почувствовала резкий запах табачного дыма. Дэймон снова закурил. Опустив голову пониже, Ева как могла, утерла слезы и подняла взгляд на Майкла. У него был такой вид, будто не Ева, а он сам со стороны наблюдал за всем этим и он, а не Ева, потихоньку сходил с ума. Ева слабо улыбнулась. Он тоже.
   - Перестань улыбаться и предложи ей, наконец, выпить чего-нибудь. - Бросил Дэймон, который сидел на полу и курил сигарету, изредка потягивая виски прямо из бутылки.
   Через секунду Ева сидела на кровати, рядом был Майкл, в руке у него был бокал вина. Ева осторожно взяла бокал и одним глотком опустошила его, даже не почувствовав вкуса. Ева отдала пустой бокал Майклу, и он тут же исчез из его рук. Ева дрожащим голосом попросила:
   - Можно что-нибудь покрепче...
   Дэймон в дальнем конце комнаты усмехнулся. Он поднялся и, подойдя к чемодану, стоящему возле кровати, осведомился:
   - Виски, коньяк, текила, сакэ, мартини, водка?..
   Ева пожала плечами. Дэймон протянул ей стакан, почти до краев наполненный прозрачной холодной жидкостью. Ева с опаской покосилась на стакан.
   - Что это?
   - Неважно. - Дэймон передавал ей напиток. - Главное - пей залпом. Не бойся, горло обжигать не будет.
   Ева закрыла глаза и с обреченным видом одним нескончаемым глотком осушила стакан. Эффект от неизвестного напитка был впечатляющий. Ева успокоилась, перестала дрожать, мысли стали приходить в порядок, выстраивать логические цепочки.
   - Спасибо. - Тихо проговорила Ева. - А сейчас ты можешь мне сказать, кто ты? Хотя не надо... Кажется, я уже знаю, что за имя будет мне ответом...
   Дэймон швырнул через плечо стакан, который, не долетев до стенки каких-то полсантиметра, исчез.
   - Если хочешь, можешь все так же называть меня Дэймоном.
   Ева поджала губы и кивнула. Ее взгляд заскользил по покрывалу до руки Майкла.
   - Мне следовало догадаться... - Горько прошептала девушка. - Дэймон Хорроу - Демон Ужаса, Майкл Лайтс - Михаил Светлый... Значит, я...
   - Человек из нашего видения. - Подтвердил ее опасения Дэймон. - Ева Браун, Предвестник Апокалипсиса.
   Ева сидела молча. Слева от нее сидел Дэймон, справа - Михаил.
   - Может, я просто спятила? - тихий голос Евы заставил встрепенуться двух братьев. - Может, по какой-то причине, мой воспаленный мозг создал замечательные картинки, галлюцинации, и я просто нахожусь в бреду?..
   Ее голос прозвучал почти мечтательно. Она улыбнулась. А два человека, сидящие возле нее побледнели.
   - Что ты говоришь? - в отчаянии воскликнул Михаил.
   - А еще более вероятно, что у меня просто шизофрения, или...
   - НЕТ! - сорвался ангел в человеческом обличье.
   Дэймон схватил его за руку и серьезно взглянул на него.
   - Отпусти ее. - Дэймон сильнее сжал руку своего ненавистного брата, так как он попытался высвободиться. - Я поговорю с ней позже. И ты тоже. А сейчас дай ей уйти и подумать.
   Михаил неохотно кивнул. Дэймон повернулся к девушке и ледяным тоном произнес:
   - Ты свободна. Уходи, если хочешь. Ты сможешь вернуться сюда, когда пожелаешь.
   Ева поднялась с кровати и медленно дошла до двери. Когда она дотронулась до замка, сзади осторожно подошел Дэймон.
   - Прости. - С болью в голосе прошептал он, когда Ева почти закрыла дверь.
   Она больше никогда не вернулась в комнату номер 613 отеля "Мега" в Ватикане.

Первый урок

   Ева проснулась рано, без десяти восемь. Правая Библия мгновенно перекочевала со стола в мусорную корзину, туда же отправился и перевод первых трех строк "Ветхого Завета". С утра Ева мыслила гораздо лучше, чем этой ночью. Два быстрых звонка: к невропатологу и психиатру - и девушка уже ловит такси, стоя возле отеля. В окне на шестом этаже задернули шторы.
   - Это ты виноват. - Упавшим голосом сказал Михаил.
   - Ты меня уже достал своими упреками! - Заорал Люцифер. - Ты думаешь, я специально ляпнул ей свою теорию?
   Михаил спокойно, тихо проговорил:
   - Нет, и ты прекрасно знаешь об этом.
   - Тогда прекрати меня постоянно донимать этим! - рявкнул демон, он докуривал последнюю сигарету из пачки. - Мне и самому не сладко от того, что я ей случайно наговорил. Во мне тоже, если ты еще не заметил, могут проснуться человеческие чувства, и запомни, наконец, я не такой святоша, как ты, чтобы их сдерживать.
   Михаил тяжело вздохнул.
   - Когда ты к ней отправишься? - тихо спросил он.
   - Не знаю... - безжизненно отозвался демон. - Мне сейчас самому настолько паршиво, что я никого не хочу ни видеть, ни слышать, а представь, каково сейчас ей?
   - Если хочешь, я могу уйти.
   Люцифер достал измятую пустую пачку, выудил оттуда целую новую сигарету, подкурил.
   - Нет. - Возразил он. - Твое общество я еще могу вынести, так что не мечтай об этом. О чем ты с ней говорил?
   Михаил открыл окно, чтобы проветрить комнату: за эту ночь его брат выкурил не меньше пяти пачек.
   - Мало о чем, - тихо начал архангел.- В основном, по мелочам. Вроде того, что Бог всех любит...
   - Умоляю, избавь меня от подробностей. - Падший ангел закатил глаза. - Только факты.
   Его брат покачал головой, но ничего возражать не стал. Он кратко, стараясь не слишком увлекаться неприятными Люциферу деталями, пересказал ему все разговоры, включая разговор о Евином сне.
   Демон горько усмехнулся.
   - Зачем ты наслал на нее этот сон? - сдержано спросил Михаил, уже зная ответ.
   Люцифер глубоко затянулся и выпустил дым в форме птицы. Сотканная из сизого табачного дыма, она вылетела в открытое окно и растворилась в утреннем свете. Демон закрыл глаза и одними губами произнес:
   - Я ее испытывал. - Он откинул со лба русые кудри. - Ты знаешь, и все равно спрашиваешь.
   Михаил пристально посмотрел на брата. Он коснулся его руки, в которой была сжата тлеющая сигарета. Демон невольно поморщился и отстранил руку.
   - Я хотел услышать это от тебя. - Тихо проговорил Михаил, потом заставил себя улыбнуться и прибавил: - Ты знаешь, и все равно спрашиваешь.
   Падший тоже слабо улыбнулся.
   - Пожалуй, я уже знаю, о чем буду говорить с ней... - тихо пробормотал он. - Осталось лишь дождаться подходящего момента...
  

* * *

  
   Ева молча ехала в такси. Невропатолог сказал, что у нее повышено давление, такое бывает после перелетов. Плюс влияние большого города (он имел в виду Лондон), плюс малоподвижная работа, плюс ночные кошмары, которые продолжались больше месяца и внезапно исчезнувшие после вчерашнего случая в самолете, плюс обморок. Доктор прописал ей какую-то микстуру, пилюли и покой. И микстура, и пилюли были в срочном порядке приобретены в местной аптеке, а вот где взять хоть немного покоя?
   Ева старалась не думать, потому что на практике знала: чем дольше думаешь о странных вещах, тем становится хуже. К сожалению, ей пришлось столкнуться с женщиной, больной шизофренией. Так вот, чем чаще в ней "просыпалась" Дания, ее вторая ипостась, тем хуже становилось бедной женщине. Ева прогнала от себя грустные мысли и, мысленно моля о том, что в данный момент она более-менее вменяема, устремила невидящий взгляд в окно такси.
   Машина медленно притормозила возле специального отделения психиатрии. Шофер молча взял деньги и уехал. Ева не без опаски вошла в большое уютное здание. Милая молодая секретарша подняла на Еву большие красивые глаза и вежливо осведомилась:
   - Что вам угодно?
   Ева тоже вежливо улыбнулась и доброжелательно ответила:
   - Здравствуйте, могу я увидеть доктора Джоан Сталкер?
   Секретарша взмахнула длинными (не накрашенными, почему-то подумала Ева) ресницами и спросила:
   - А кто пациент?
   Еву передернуло от слова "пациент" и она как можно дружелюбнее произнесла:
   - Я. Ева Браун.
   Секретарша очень старалась не выдавать своего изумления и волнения, и у нее это почти получилось. Лишь на секунду брови взлетели вверх, лишь на пару мгновений ее голос, вещающий по телефону доктору, дрогнул и сорвался. Ева мысленно поблагодарила бывалую секретаршу за то, что она не подняла шуму.
   - Вас ждут, мисс Браун. - Улыбнулась девица. - Кабинет 12. Вас проводят.
   - Спасибо. - Улыбнулась Ева. - Простите, что заставила вас нервничать. Мне, правда, очень неловко.
   Секретарь понимающе кивнула головой и погрузилась в свои бумажки. Рядом с Евой оказался высокий накаченный молодой человек в голубом халате. Они шли по длинным коридорам, потом через подземный проход в главное здание, как поняла Ева.
   - Простите, пожалуйста. - Не выдержала Ева, к ней повернулось суровое лицо. - А почему на вас синий халат?
   Ева подумала, что ее вопрос был настолько идиотский, что медбрат сочтет за лучшее побыстрее сопроводить ее до кабинета доктора Сталкер. Но он довольно участливо ответил:
   - Психологи сочли, что белый цвет пугает или беспокоит, что ли, больных. Поэтому у нас медперсонал ходит в голубых халатах, а доктора - в зеленых.
   "Прямо как хирурги" - пришло на ум сравнение Еве.
   - Ну, вот и дошли. - Объявил медбрат. - Желаю вам скорейшего выздоровления.
   Ева улыбнулась и постучала в дверь. "Надо уже перестать постоянно улыбаться" - напомнила себе девушка, и когда за дверью приятный женский голос пригласил войти, Ева толкнула дверь. За столом сидела ухоженная женщина. Она встала и указала Еве на мягкое кресло перед ее столом.
   - Итак, - доктор Сталкер положила руки на стол. - Насколько я поняла из телефонного разговора, у вас появились небольшие проблемы...
   Ева кивнула и стала излагать свою историю. Доктор внимательно слушала ее, порой уточняя интересующие ее детали. Когда Ева закончила рассказ о событиях вчерашнего дня, доктор Сталкер позвонила секретарше и попросила ее узнать, существуют ли Дэймон Хорроу и Майкл Лайтс, и, если существуют, выяснить, где они находятся сейчас.
   Через пять минут, которые Еве показались вечностью, зазвонил телефон. Джоан подняла трубку и, кивая, записала в блокнот продиктованный текст. Когда все необходимые данные были старательно записаны, доктор повесила трубку и внимательно посмотрела на свою пациентку.
   - Нарушения налицо. - Ева вздрогнула. - Не беспокойтесь, ничего серьезного. Просто небольшой стресс вырос вот в такой конфликт. Мне сейчас доложили, что ваши знакомые - абсолютно реальные личности, они действительно летели с вами из Лондона в Ватикан.
   Ева недоверчиво слушала.
   - Продолжим разъяснения. Эти люди - довольно экстраординарные личности - священник и адвокат. Правда, вашего второго знакомого зовут не Дэймон Хорроу, а Дэймон Хеллер.
   Ева искренне удивилась. Дэймон Хеллер - скандально известный адвокат, слывущий абсолютной беспринципностью даже в сравнении с самыми беспринципными из своих оппонентов. В памяти тут же всплыли буквы с его визитки: "...ер, ад..." - Хеллер, адвокат... "Навел на себя таинственности" - сердито подумала она. Доктор Сталкер тем временем продолжила:
   - Поэтому они и произвели на вас такое сильное впечатление. Вы сказали, что в последний месяц страдали от ночных кошмаров. Отпуск загублен, согласитесь. А потом ваш друг вызывает вас для перевода странной религиозной книги...
   - Так она настоящая?! - воскликнула Ева.
   - Ну, это не нам судить. - Резонно заметила доктор Сталкер. - В общем, мой диагноз - общее переутомление и стресс.
   - Но как же мое мнение?!
   Доктор откинулась на спинку кресла.
   - Именно на нем я и основывалась, мисс Браун. - Ева непонимающе уставилась на доктора. - Видите ли, вы абсолютно трезво рассудили логически, что все это - игра вашего воображения. Потом, понимая, что вас ожидает после визита к психиатру, вы все-таки позвонили и назначили со мной встречу. Вы заметили, что в моем кабинете нет медперсонала?
   Ева кивнула, начиная понимать, куда клонит доктор Сталкер.
   - Я считаю, что вы практически здоровы. Но, чтобы в этом полностью убедиться, я прошу вас остаться в нашей клинике для полного исследования. Но, если вы не хотите этого, я вас удерживать не стану. Вы вправе решать.
   В Евином мозгу все еще жили сомнения.
   - Я остаюсь, доктор.
   Джоан Сталкер вздохнула.
   - Вы сами этого хотели, вас сейчас проводят в вашу комнату.
   - Комнату? - удивилась Ева.
   - А вы хотели, чтобы вас поместили в менее удобную палату рядом с настоящими больными? - в свою очередь удивилась доктор.
  

* * *

  
   В комнате было очень уютно. Еве даже здесь понравилось. Спокойно... Безмятежно... Комфортно... Как раз за такими мыслями ее застал появившийся посреди комнаты Дэймон Хорроу.
   - Уходи. - Слабо зашептала Ева, вжимаясь в мягкое кресло. - Ты не существуешь... Ты не можешь здесь находиться...
   Дэймон поджал губы и решил сразу приступить к делу.
   - Я существую, и ты это знаешь. - Холодно цедил он. - Я такой же реальный, как и ты. Плоть и кровь...
   - Нет. - Слабо протестовала Ева.
   Его пальцы обхватили Евину ладонь.
   - Я все еще не настоящий? - насмешливо сказал он.
   Ева подняла на него изучающий взгляд.
   - Вполне возможно. - Осмысленно проговорила она. - Большинство людей, страдающих галлюцинациями, чувствуют запах, могут попробовать свои галлюцинации на ощупь; все их чувства говорят им, что вещи, которые они видят - реальны. А знаешь, почему?
   Дэймон молчал.
   - Потому что это проще, - вещала Ева. - Проще поверить своему воспаленному мозгу, чем пытаться дать этому логическое объяснение, осознать свою неправоту. Я тоже поверю.
   - Хорошо. - Тихо проговорил Дэймон. - Я хочу тебе кое-то показать. Но для этого ты должна взять меня за руку.
   Он протянул Еве левую ладонь. Девушка недоверчиво смотрела то на аккуратную ладонь, то на его уверенное спокойное лицо. В конце концов, Ева подумала, что она ничего не теряет, поэтому она покорно положила свою ладонь поверх ладони Дэймона. Он быстро сжал ее руку, мгновенно по телу Евы прокатилась волна жара, глаза ей застилал клубящийся сизый дым.
   Они стояли посреди какой-то комнатки. Маленькой и пыльной.
   - Зачем мы здесь? - тихо спросила Ева.
   - Чтобы ты получила свой первый урок. - Бесстрастно проговорил Дэймон.
   Ева удивилась, но не стала ничего спрашивать. Она ждала. Снизу раздался стук яростно захлопываемой двери, быстрые шаги и женское приглушенное рыдание. Через некоторое время Ева увидела эту женщину, и тут же прониклась неожиданным состраданием к ней. Женщина уперлась головой в стену и, порой, в порыве отчаяния стучала левым кулачком по двери. Ева сама чуть не заплакала, из сострадания протянула к ней руку. "Стоп, - подумала она. - Эта женщина не существует, так зачем же мне ее утешать?"
   - Неужели ты действительно все еще считаешь, что происходящее - лишь игра твоего воображения?
   - Почему бы и нет? - резонно заметила Ева. - Она нас не увидела и не услышала. С чего бы это ей быть настоящей в таком случае.
   Дэймон тяжело выдохнул. Кажется, процесс объяснений и убеждений еще надолго затянется. Тут плачущая женщина рванулась в сторону Евы. Она даже вскрикнула от неожиданности. Женщина подняла невысокий табурет, поставила его под люстрой, встала на него, удовлетворенно улыбнулась. Ева часто дышала; она без труда поняла, к чему в конечном итоге приведут все эти действия. Ева зажмурилась, но в голове прокручивался кадр за кадром ужасной сцены. Вот женщина нашла в стареньком шкафу длинный шелковый шарф, затянула на нем петлю.
   - Нет! - отчаянно всхлипнула Ева. - Я не хочу этого видеть!
   - Ты можешь ее остановить. - Тихо прошептал Дэймон.
   - Это все - лишь иллюзии. - Уверенно пробормотала Ева.
   - А если, нет? Если на секунду предположить, что все, случившееся с тобой этой ночью - правда?
   Ева опустилась на какую-то коробку, обхватив голову руками. Дэймон присел рядом и, указывая на женщину, которая уже крепила другой конец шарфа на основании люстры, прошептал:
   - Если это правда, то неужели ты станешь молчаливым свидетелем самоубийства? - Ева всхлипнула. - Фактически, ты убьешь ее...
   - Нет. - Прошептала Ева. - Я хочу ей помочь.
   - Прекрасно, тогда сделай это.
   - Как?
   Дэймон усмехнулся, достал из смятой пачки сигарету.
   - Не спрашивай меня. - Он затянулся едким дымом. - Это не мое дело...
   Женщина уже натягивала петлю на шею.
   - Стой! - отчаянно прокричала Ева, даже не надеясь, что ее услышат.
   Но ее услышали! Женщина обернулась и замерла.
   - Ангел... - благоговейно зашептала она.
   Ева услышала за своей спиной ехидный смешок Дэймона. Ева подошла к женщине и коснулась ее руки. Та, предварительно сняв с шеи петлю, спрыгнула на пол и исступленно стала целовать Евины босые ноги. Ева отстранилась.
   - Нет, не покидай меня... - простонала женщина. - Прости...
   Ева опустилась на колени. Проведя рукой по ее волосам, она коснулась плеча плачущей женщины.
   - Видишь? - тихо сказала Ева. - Я не ангел. Я - такой же реальный человек, как и ты. Плоть и кровь...
   Ева осеклась. Вот он, первый урок, не совсем точный пример, но все ясно.
   - Урок номер один закончен. - Констатировал Дэймон. - Переход к уроку номер два. Скажи ей что-нибудь на прощание, и мы уходим.
   Ева мягко посмотрела на женщину.
   - Ты уходишь? - испуганно прошептала та. - Нет, не оставляй меня здесь одну...
   - Ты не одна. - Твердо, но нежно ответила Ева. - Если ты оглядишься вокруг, ты увидишь много людей, которым ты дорога. Мне тоже. Нужно научиться смотреть по сторонам и замечать не то, что тебе неприятно, а то, что помогает тебе быть сильной и жить.
   Женщина печально смотрела на Еву.
   - Ты еще придешь ко мне?
   Ева замялась, обернулась к Дэймону, но тот лишь пожал плечами.
   - Может быть. - Тихо сказала Ева. - Я бы хотела вновь встретиться с тобой.
   Ева встала и приблизилась к Дэймону.
   - До свидания, ангел... - радостно прошептала женщина.
   - До свидания... - прошептала Ева, когда Дэймон взял ее за руку, и они сизым дымом рассеялись в маленькой комнатке.

Вопрос веры

   Они стояли на краю обрыва.
   - Здесь я получу второй урок? - осведомилась Ева.
   - Ты могла бы получить его в любом другом месте. - Ответил Дэймон. - Но я подумал, что тебе будет приятно здесь побыть.
   Ева молча смотрела на закат.
   - Можешь задавать вопросы. - Спустя несколько минут сказал Дэймон.
   - Почему, даже когда я закрыла глаза, я продолжала видеть?
   Дэймон улыбнулся.
   - Потому что это твой дар - видеть. Видеть то, что другие не замечают или не хотят замечать.
   - Но я не хочу этого! - негодующе воскликнула Ева.
   Дэймон опять закурил.
   - Если бы не хотела, не замечала бы. - Загадочно протянул он.
   Ева недоверчиво хмыкнула. Дэймон наблюдал за тем, как солнце исчезает за холмами.
   - Посмотри на солнце. - Не отрываясь от созерцания заката, протянул он.
   Ева взглянула на линию горизонта. Солнце уже почти целиком закатилось за холм.
   - Ну и... - протянула Ева.
   - Видишь его? - спокойно спросил Дэймон.
   - Конечно, вижу. - Откликнулась Ева.
   - А ведь на самом деле ты видишь лишь проекцию солнца, или как там это по научному называется... - небрежно заметил Дэймон. - На самом деле оно уже минут пять, как скрылось за холмом...
   Ева на минуту задумалась.
   - То есть ты хочешь сказать, что я принимаю... нет, делаю желательное действительным? И поэтому я хочу видеть то, что вижу, даже если мне это не нравится? - Дэймон удовлетворенно кивнул. - И когда я закрываю глаза, я все равно вижу все, потому что мое желание делает эти видения действительностью и проецирует ее в сознании... Как все запутано...
   Дэймон усмехнулся. Второй урок уже близился к концу. Ева задумчиво глядела на иллюзию заходящего солнца, от этого не менее прекрасного.
   - Значит, и та женщина называла меня ангелом, потому что ей этого хотелось. - Вслух размышляла Ева, потом слегка передернулась. - Значит, и я предпочла счесть тебя и... Михаила галлюцинациями, потому что мне этого хотелось...
   Дэймон взглянул на нее.
   - Это не совсем так. - Тихо говорил он. - Ты не была готова признать правду, это можно назвать механизмом психологической защиты. Если честно, любой бы на твоем месте рассудил бы так же. Если бы ты узнала об этом сегодня, все было бы иначе...
   - Почему?
   - Потому что сегодня я бы провел с тобой эти уроки, только без такого драматичного примера. - Медленно прошептал Дэймон. - А по поводу галлюцинаций... Это лишь вопрос веры.
   Ева несказанно удивилась. При чем здесь вера?
   - Если разобраться, - продолжал Дэймон. - Все в этом мире - вопрос веры. Почему люди говорят, а не рычат и огрызаются, как в древние времена?
   Ева замотала головой, давая понять, что у нее нет никаких соображений по этому поводу.
   - Потому что кто-то неким образом, не будем сейчас обсуждать, каким, начал говорить. - Голос Дэймона приобрел гордые нотки, как будто, это его рук дело (хотя, почему бы и нет?). - Ему это понравилось, и он больше не понимал, как можно общаться посредством странных воплей и рычания. После долгих стараний он убедил свое племя, что общаться с помощью речи гораздо более удобно и понятно. И ему ПОВЕРИЛИ...
   Ева чуть приподняла правый уголок губ: явный признак ее огромной заинтересованности.
   - А почему, собственно? - обратился в пустоту Дэймон. - Ведь они могли избрать другой путь, поверить в другую точку зрения... Со времен появления первых людей на земле возник ВОПРОС ВЕРЫ: мы можем выбирать, во что нам верить. Причем выбор у нас очень велик. Мы просто никогда не задумываемся над вариантами, которые нам кажутся невозможными.
   Он замолчал. Ева тихонько домысливала то, что он по неизвестным причинам не высказал вслух.
   - Второй урок окончен. - Уверенно произнесла Ева. - Можно один вопрос не по плану занятий?
   Дэймон взглянул на нее, вздохнул и ответил:
   - Я не буду на него отвечать... Сейчас.
   - Почему? - негодующе воскликнула Ева. - Я имею право знать, что мне придется сделать в качестве... как вы там это называете?!
   - На каждый вопрос ответ должен быть своевременный. - Объяснил Дэймон. - Так же, как и каждая мысль становится понятной в определенный момент. Если услышишь ее раньше, то ничего не поймешь, а если позже - пожалеешь, что не смог ею вовремя воспользоваться.
   - Хорошо. - Тихо ответила Ева. - Я поняла. А теперь будет третий урок?
   - Нет. - Ответил Дэймон. - Теперь ты вернешься в клинику, в свою комнату.
   Ева нахмурила брови, она совсем позабыла, что находилась недавно в психиатрической клинике. Дэймон протянул ей ладонь. Ева привычно подала ему руку, и так же привычно ее тело обдал жар, и стало ничего не видно из-за дыма. Ева стояла посреди своей комнаты. Одна, как ей вначале показалось. Но ее мнимое одиночество продлилось недолго.

Случай в Нью-Йорке

   - Черт побери!- ошарашено бормотала доктор Сталкер. - Как вы это сделали?
   Ева страдальчески закатила глаза. Теперь-то ее точно надолго оставят в этом заведении. Или, того хуже, отправят на опыты в какую-нибудь лабораторию... Бр-р-р...
   - Значит, все, что вы рассказывали про этих... будем говорить, почти людей, правда...
   От своих необъяснимых с точки зрения логики догадок доктор даже немного развеселилась. Ева молча смотрела на нее. Джоан ненадолго задумалась.
   - Знаете, - тихо протянула она. - Для вашей пользы и для моего спокойствия я, пожалуй, позволю вам покинуть это место... Нет, даже не вздумайте мне возражать! Здесь я принимаю решения.
   Пришлось подчиниться. Вернулись странные, порой жутковатые мысли. А еще страх. Страх перед неизвестностью.
   Ева вышла из здания.
   - Здравствуй. - Расслышала Ева справа от себя знакомый голос.
   И ничего не смогла ответить. Она просто заплакала. Ее плеча коснулась легкая рука Михаила.
   - Почему ты плачешь?
   - Я устала. - Прерывисто дыша, прошептала Ева. - Я не хочу больше разговаривать ни с одним из вас... Не сегодня...
   И ушла.
   Михаил еле заметно покачал головой в знак недовольства и, испуская яркое свечение, исчез. Он вновь появился в комнате номер 613 и немедленно закашлялся от сигаретного дыма.
   - А я тебе говорил, подожди хотя бы до вечера. - Назидательно заметил Люцифер. - Кажется, кое-кто забыл о терпении, а Бог завещал...
   - Прекрати. - Сквозь зубы, с нажимом на каждый слог, бросил Михаил. - Ты когда-нибудь перестанешь меня доставать?
   Падший ангел презрительно ухмыльнулся и сотворил себе огромный, богато украшенный кальян. По комнате распространился относительно приятный запах лучшего кубинского табака. Демон осторожно вдохнул сизый дым.
   - Я перестану тебя доставать, мой обожаемый братец, - ехидно, растягивая слова, проговорил он. - Когда ты вернешься к своей привычной жизни.
   - А когда к ней вернешься ты? - с вызовом спросил Михаил.
   Люцифер усмехнулся и снова с наслаждением затянулся едким дымом.
   - Мне это можно, братец. - Беспечно протянул он. - Мне интересно, а для меня, в отличие от некоторых, любопытство - не порок.
   Михаил недоверчиво покачал головой. Он сцепил руки за спиной и начал медленно расхаживать вдоль комнаты. Демон недовольно взирал на это действие. Усмехнувшись, он исподлобья посмотрел на брата и спокойно заметил:
   - Не поверишь, но ты теперь мне надоедаешь гораздо меньше.
   Михаил неопределенно хмыкнул. Он, наконец-то, остановился и, осторожно прислонившись спиной к стене, обратил свой взор в окно. Оттуда виднелось кафе, не очень многолюдное в дневное время. Однако двое посетителей там все-таки было.
   - Э-э-э... - Неуверенно пробормотала симпатичная мулатка, переводчик египетских иероглифов. - К сожалению, забыла ваше имя...
   Она обращалась к девушке со слегка растрепанными волосами и уставшим тусклым взглядом. Ее собеседница подняла голову.
   - Ева. - Тихо проговорила она. - Ева Браун.
   Сильвия Блэйк, так звала переводчицу, виновато улыбнулась. Ева жестом пригласила ее присесть рядом.
   - У вас уставший вид. - Сочувственно произнесла Сильвия.
   - Ерунда. - Отмахнулась Ева. - Бывало и хуже.
   Официант принес бутылку коньяка. Ева отрешенно следила за тем, как темно-коричневая жидкость наполняет пузатые бокалы. Через некоторое время другой официант принес на красивом блюдечке нарезанный полукольцами лимон и несколько шоколадных конфет.
   - Я надеюсь, вы любите коньяк? - осведомилась Сильвия.
   Она добродушно улыбнулась. Ее зубы выглядели еще более белоснежными, оттененные бронзовым цветом кожи. Ева невольно подумала о контрастах, ее слегка передернуло, и она уверенно взяла в руки бокал. Привыкнув пить вино, Ева сделала три глотка подряд. Зря.
   - Кто же так коньяк пьет? - смеясь, проговорила Сильвия, пока Ева глубоко дышала, пытаясь справиться с подступившей тошнотой. - Отдышались? А теперь возьмите в руки бокал, на вдохе сделайте один глоток и закусите лимоном.
   Ева с опаской поглядела на бокал, потом на Сильвию. Ева строго выполнила все инструкции своей собеседницы. В этот раз коньяк был гораздо приятнее и вкуснее. Ева горько вздохнула. Стало немного спокойнее. Сильвия вновь наполнила Евин бокал.
   - Тост! За работу! - Беспечно воскликнула она.
   После второго выпитого бокала Ева смогла, наконец, расслабиться. Сильвия надкусила конфету.
   - Как ваш перевод? - осведомилась мулатка и, дождавшись от Евы неопределенного движения плечами, продолжила: - У меня вообще получается какая-то чушь. Всякие странные диалоги, почти ничего об Иисусе и других библейских персонажах, зато масса высказываний о каком-то Предвестнике Апокалипсиса...
   Ева придвинулась ближе. Ее глаза заблестели.
   - И у вас тоже? - поймав полный недоумения взгляд Сильвии, Ева попыталась объяснить: - Ну, у меня в первом отрывке из Ветхого Завета тоже... говорится об этом. Я, правда, перевела только шесть предложений...
   Сильвия даже как-то с осуждением взглянула на Еву.
   - Всего-то? Ну, да это не важно. Мне пора. До встречи.
   Все это было произнесено с такой скоростью, которой позавидовал бы даже Дэвид. Ева успела лишь выкрикнуть "До свидания", прежде чем Сильвия ушла. Ева в одиночестве допивала коньяк. Почти полностью осушив бутылку, девушка поняла, что не может сфокусировать взгляд. Она мысленно осудила себя за чрезмерное употребление алкогольных напитков и, чуть пошатываясь, вышла из-за стола.
   Добравшись до своей комнаты, Ева с размаху шлепнулась на постель. В глазах все еще стоял непонятный туман. Сморгнув, она стала обдумывать вещи, о которых она сегодня узнала от Дэймона. В особенности Еву интересовал вопрос о том, почему она до этого никогда не "видела". И вообще, нужно ли было ей "видеть"? Ева погрузилась в свои мысли, очень удивившись, с какой легкостью у нее это получилось. С невероятной скоростью она вспоминала, перебирала в памяти всевозможные сценки, события, даже отдельные слова, незаметные движения, цвета... Все стало почему-то более детальным. Потом воспоминания плавно перетекли в какие-то смутные ощущения перемещения в пространстве. Ева сначала списала это на действие алкоголя, но потом поняла, что все это происходит с ней на самом деле.
   Ева стояла в каком-то темном переулке. Людей поблизости не было. Ева сделала несколько шагов вправо. Послышался осторожный шорох. Ева краем глаза заметила небольшое движение за углом. Неожиданно к девушке пришло осознание того, что она не шатается и взгляд ее вовсе не рассеянный, как было раньше. И вообще, Ева чувствовала себя какой-то непривычно легкой и еще, почему-то, теплой.
   Заглянув за угол дома, Ева обнаружила маленькую напуганную девочку. Она пряталась за мусорным баком. Ева сжала ладонь в кулак, точнее, попыталась это сделать, но к ее великому удивлению, не смогла! Пальцы с каким-то приятным щекотанием прошли сквозь ладони. "Ну, это уж слишком! - возмутилась Ева. - Еще скажите, что я отравилась, умерла и теперь стала призраком!" Ева ни к кому особенно не обращалась, но от этого монолога ей стало смутно понятно, что с ней случилось. Астральный полет... Или как там это называется...
   Не важно. Важно, что Ева оказалась здесь, рядом с этой девочкой. Зачем?
   - Здравствуй. - Тихо и тепло поприветствовала девочку Ева.
   Та ее не услышала и не увидела. Ева недоуменно огляделась. Так, допустим, что она не может поговорить с этой малышкой или как-либо на нее повлиять... Тогда зачем Ева оказалась здесь? Ева услышала, как кто-то бежит у нее за спиной. Она оглянулась: там был злой мужчина. Злой, поняла Ева, хотя на его лице сияла доброжелательная улыбка. У Евы сжалось сердце. На уровне инстинкта она поняла, что это как-то связано с этим человеком. Что бы это могло быть? Нож... Евины легкие скрутило с такой силой, что она согнулась пополам. А мужчина приближался...
   Ева, как в бреду, повторяла про себя: "Скорей туда, к этой девочке, помочь ей..." На секунду ее тело будто сжалось в пространстве, ее покачнуло, и она чуть не упала на асфальт. Послышался полный удивления и радости возглас девочки. Ева поняла, что теперь ее видно и взглянула на мужчину.
   - Даже так. - Зло усмехнулся он. - Я сразу почувствовал, что что-то не в порядке... Ну да ладно, сейчас разберемся...
   Его взгляд материализовался, и Ева, не успев ничего сообразить, покачнулась и плашмя упала на асфальт. В ушах невыносимо гудело, сверху будто навалили тяжелый бетонный блок. Ева не знала, что делать. Хотелось встать и защитить девочку, вот только как? Не помня, каким образом, но Ева поднялась. В каком-то смутном бессознательном состоянии она, спокойно выдохнув, обратилась мерцающей пылью и перенеслась к мужчине. Тот опешил и на мгновение застыл. Этого мгновения хватило Еве, чтобы бросить на него беглый взгляд исподлобья. Она не помнила, что проделала дальше, но после этого мужчина коротко выдохнул и упал.
   Ева молча стояла и смотрела на него. Она почти теряла сознание, в голове, словно иголка, застряла мысль: "Я его убила... Кошмар..."
   - Спасибо. - Раздался сзади робкий детский голосок. - Я так просила о помощи, и тут пришла ты, чтобы спасти меня... Наверное, ты - мой ангел-хранитель.
   Ева истерично засмеялась. Ей уже надоело, что ее считают ангелом, неужели так трудно принять то, что и обычный человек может творить чудеса?! Хотя, Еву теперь нельзя было назвать обычным человеком... У нее подкосились ноги, и она бессильно опустилась на какой-то пыльный ящик.
   - Я не ангел. - Простонала Ева. - И вообще, я не знаю, кто я и что я здесь делаю...
   Девочка пристально глядела ей в лицо, словно пытаясь понять, кто же тогда перед ней находится. Ева в приступе полного отчаяния обратилась к ней:
   - Может, ты мне скажешь, зачем я здесь? Говорят, дети знают больше, чем взрослые...
   Девочка не растерялась и тут же отозвалась, словно она отвечала на уроке, сколько будет дважды два, а не рассуждала о природе девушки, которая не совсем человеческим способом спасла ей жизнь.
   - Ну, если ты не мой ангел-хранитель и не ангел вообще, - задумчиво рассуждала она, - значит, ты какой-нибудь важный человек, просто еще не совсем понявший это, или что-нибудь в этом роде...
   Ева продолжала молчать. Почему-то рассуждения этой малышки показались ей вполне логичными.
   - А где я нахожусь? - вдруг опомнилась Ева.
   - В Нью-Йорке. - Удивленно отозвалась девочка.
   Ева ужаснулась мысли, неожиданно посетившей ее, и тихо застонала.
   - Как же я попаду обратно?
   - Так же, как и попала сюда. - Невозмутимо ответила девочка.
   Ева скривила губы в печальной усмешке. "Я становлюсь похожей на Дэймона" - невольно отметила про себя она. Девчонка, казалось, не понимала сложности всей ситуации и говорила так, словно от Нью-Йорка до Ватикана ходили экспресс-поезда, за считанные секунды перевозившие сквозь пространство пассажиров. Если бы все было так просто...
   - Иди домой, девочка. - Печально проговорила Ева. - Только никому не рассказывай о том, что здесь произошло.
   - Естественно. - Надула губки девчушка. - Мне все равно никто не поверит. Пока!
   Она убежала, скрывшись за поворотом. Ева испуганно посмотрела по сторонам. Благо, район был спальным, дома - заброшенными и, скорее всего, предназначенными под снос, поэтому можно было не опасаться, что эту сцену наблюдал какой-нибудь зевака.
   Справедливо считая, что самой ей отсюда не выбраться, Ева решилась позвать кого-нибудь на помощь, точнее - Михаила или... Дэймона. "Михаил, наверное, не сильно обрадуется новости, что я убила этого мужчину... Ладно уж..." Ева тяжко вздохнула.
   - Дэймон! - во всю мощь своих легких крикнула она.
   - Незачем так орать. - Послышалось слева недовольное ворчание Дэймона. - Ух ты!.. Твоя работа?
   Он указал на неподвижное тело мужчины, распластавшееся на асфальте, его руки были безвольно раскинуты в стороны.
   - Моя. - Безжизненно отозвалась Ева.
   Дэймон накинул ей на плечи свой пиджак. Ева сначала было хотела вернуть его, но потом осознала, что ее сильно знобит, и поплотнее закуталась в пиджак.
   - Ты не виновата. - Успокаивающе шептал Дэймон. - Ты не знала, на что способна... Ну-ка прекрати!!!
   Ева очень старалась сдержать подступившие слезы.
   - Ай... - недовольно скривился демон. - Ну, правда, перестань рыдать. Пойдем...
   После недолгого знакомого жара и дыма Ева оказалась в своей комнате.
   - Если не перестанешь рыдать, я уйду. - Сурово пригрозил Дэймон.
   Ева не удержалась и особо громко всхлипнула. Дэймон исчез с выражением раздраженности, застывшей на его лице. В скором времени вместо него появился Михаил. Несколько минут в комнате слышались лишь сдавленные всхлипывания. Когда рыдания поутихли, Михаил осторожно поинтересовался:
   - Можно с тобой поговорить?
   Ева исчезла в ванной. Вернулась она умытая, с раскрасневшимися глазами.
   - Ну? - прерывающимся голосом спросила Ева.
   - Что ты чувствовала, когда поняла, что убила его? - тихо спросил Михаил.
   Ева сжала ладони в кулаки.
   - Ненависть... К себе. - Ева поморщилась. - Жалость - к нему. И страх - за девочку и свою душу...
   Михаил стоял, поджав губы. Еве показалось, что он решает, сказать ли ей, что он думает на самом деле или нет.
   - Ты ведь не знала, что убьешь его, верно?
   Ева вяло пожала плечами.
   - Это не освобождает меня от ответственности. - Тяжело проговорила она, потом, помедлив, добавила. - А кто он был такой?
   Михаил оценивающе взглянул на нее.
   - Ты, по-моему, уже частично приняла то, что произошло с тобой за эти два дня. - Он на мгновение смолк, посмотрел ей в глаза. - Я горжусь тобой.
   Ева горестно усмехнулась.
   - Уж лучше бы я сошла с ума. Так кто же он был?
   Михаил долго молчал, опустив взгляд вниз. Его лицо было мрачнее тучи.
   - Твой тест.
   Ева гневно вскинула брови.
   - В смысле, смогу ли я убить человека ради спасения другого?!
   - Почти. - Его голос звучал тускло и безжизненно. - Сможешь ли ты забыть о своих эмоциях и своем мировоззрении ради высших целей.
   Несколько секунд в воздухе висело тяжелое молчание.
   - И как я справилась? - еле сдерживаясь от яростного крика, напряженно спросила Ева.
   - Лучше, чем я предполагал. - Ответил Михаил, не глядя на нее. - Но хуже, чем ожидал Люцифер.
   Еву передернуло от упоминания этого имени. Вообще, она понимала, кем на самом деле является Дэймон, но все же по каким-то неясным причинам она воспринимала его как обычного человека с именем Дэймон Хорроу.
   - Когда это произойдет? - после долгого молчания выдавила из себя Ева.
   Михаил сочувственно взглянул на нее.
   - Ты действительно хочешь это узнать? - архангел опустил взгляд. - И, самое главное, узнать это от меня?
   Ева растерялась. Страх перед неизвестностью схлестнулся со страхом знания. Знание неотвратимо, особенно такое, каким Михаил мог поделиться Евой, скажи она "да". С другой стороны, неизвестность, хоть и пугающая, все же оставляет шансы для иного пути, каким бы он не оказался. Ева все еще колебалась. Михаил ждал, давая ей все хорошо взвесить.
   - Нет. - Надрывающимся голосом ответила Ева. - Знание хуже неизвестности.
   Михаил горько усмехнулся.
   - Мой брат думает иначе.
   Повисла тяжелая пауза. Ева думала, стоит ли спрашивать Михаила о ее сегодняшнем путешествии. В основном, на стороне "за" выступали интерес и необходимость понять себя и свои способности, "против" же были здравый смысл и страх перед знанием. В конце концов, Ева, скрепя сердце обратилась к архангелу:
   - Как я смогла оказаться там? - Ева не стала уточнять, где именно и когда это произошло. Естественно, Михаил должен был знать об этом.
   - Ты уверена, что задала именно тот вопрос, который тебя интересует?
   - Ну да. - Недоуменно подтвердила она.
   Михаил терпеливо продолжал поправлять Еву.
   - Возможно, ты хотела спросить, почему ты оказалась там?
   - И это тоже. - Уверенно проговорила Ева. - Но позже. Всему свое время.
   Михаил печально улыбнулся, видимо, вспоминая высказывания своего брата.
   - Тебе рассказать технологию?
   - Нет. - Твердо ответила Ева. - Просто скажи, что это было.
   Архангел удивленно посмотрел на нее.
   - Зачем мне рассказывать тебе то, что ты и так прекрасно знаешь?
   Она пожала плечами. Старая Ева, которая не верила ни в Дьявола, ни в Бога, сказала бы, чтобы точно убедиться в своей правоте. Новая же Ева, Предвестник Апокалипсиса, ответила так:
   - Затем, чтобы вы были уверены, что правильно оценили тест, пройденный мною.
   Михаил радостно, даже восхищенно взглянул Еве в глаза. Наконец-то он увидел то, о чем ему твердил Люцифер. Рассудительность, уверенность, непредвзятость, логичность... Или это лишь иллюзия замещения? Может, другие ее качества на миг стали чуть слабее и характеристики, необходимые Предвестнику Апокалипсиса, всего лишь стали более заметны? Вдруг все-таки эти качества не доминирующие, а, значит, не смогут в нужный момент помочь ей принять нужное решение.
   - Хорошо. - Тихо отозвался Михаил. - Ты отделила свое духовное тело (сознание, как бы ты сказала) от физического. Затем ты перенесла свое сознание в одну из подворотен Нью-Йорка.
   Ева удовлетворенно кивнула.
   - Вопрос номер два. Почему я оказалась именно там?
   - Потому что та девочка просила о помощи. - Спокойно ответил Михаил. - Можно сказать, что твое сознание услышало зов о помощи. Такое бывает. Если люди очень чувствительны к энергетическим колебаниям, они ощущают надвигающуюся беду. Если эти люди, к тому же, довольно далеко продвинулись по духовному пути, они могут ощущать опасность, грозящую не им самим, а людям, находящимся в определенной отдаленности. А те, - он сделал многозначительную паузу, - кто продвинулся очень далеко, либо вынужденно перескочил через несколько ступеней, могут порой даже оказываться в местах, где происходит несчастье, "видеть" его...
   Он долго всматривался в Евино лицо, выражающее лишь безмерную усталость.
   - Хорошо. - Проговорила Ева. - Это я поняла. Только, пожалуйста, хватит мне повторять, что я "вижу". Меня это начинает уже нервировать.
   Михаил смущенно кивнул.
   - Я... - начал оправдываться он.
   - Знаю. - Прервала его девушка. - Ты не хотел причинять мне зла. Я знаю.
   Михаил улыбнулся уголками губ. Выжидающе глядя на Еву, он примерно прикидывал, как лучше ответить на ее следующий вопрос, который она, естественно, еще не успела задать.
   - Кем на самом деле был этот человек? - Ева спешно прибавила, дабы избежать недоразумения. - Только не надо больше говорить, что он - мой тест.
   - Он... - Михаил долго подыскивал нужные слова. - Можно сказать, что он одержимый. Скорее всего, он одержим идеей смерти, возможно даже, он состоит в какой-нибудь секте...
   - Сатанист? - осведомилась Ева.
   Михаила передернуло так, словно по его телу пропустили электричество мощностью в тысячу вольт. Ева ужаснулась такой реакции, в особенности тем, что это произошло по ее вине, и виновато прошептала:
   - Прости... Я не знала... То есть, не хотела... - она окончательно запуталась в словах. - Ну, не ожидала...
   Михаил нервно махнул рукой.
   - Не важно. - Дрожащим голосом отозвался он. - Суть ты уловила. К тому же, он довольно неплохо разбирался в...
   Ева не стала вынуждать Михаила говорить на неприятную ему тему и быстро сказала:
   - Понятно. - Глубоко вдохнув, она задала свой последний вопрос: - А как я смогла?.. Ну, ты знаешь...
   - Ты просто позволила силам, которыми ты обладаешь, освободиться.
   Ева вздрогнула. Значит, ее силы настолько велики, что без труда способны убить человека, причем, не совсем обычного?
   - Твои силы воплотили твое желание. - Михаил поджал губы.
   - Я не хотела его убивать... - еле слышно, но от этого не менее возмущенно и ошеломленно пробормотала Ева.
   - Конечно, не хотела. - Поспешил ее успокоить Михаил. - Твоя человеческая сущность. Но не забывай, что теперь ты еще и Предвестник Апокалипсиса, который должен вершить правосудие... Свое правосудие... Ты не относишься ни к одной из сторон, поэтому поступаешь, как сочтешь нужным...
   Он прервал свой рассказ, так как увидел лицо Евы, полное холодной решимости. Теперь ей хотя бы частично рассказали о ней самой, точнее, о ней другой, и ей это весьма не понравилось.
   - Тогда зачем мне вы? - ледяным тоном, без единого следа эмоций, спросила Ева. - Я могу поступать, как посчитаю необходимо. Зачем мне существа, которые пытаются показать, насколько хороша их сторона?
   Михаил опешил. Естественно, он предвидел это событие, но то, с каким тоном Ева произнесла это, заставило архангела испытать страх. Он подивился, насколько быстро и легко человеческие чувства пробивают любые преграды, выстроенные его сознанием. Но это не столь важно. Важно, что Ева вновь стала похожа на Предвестника Апокалипсиса. Может, Люцифер прав, и Предвестник Апокалипсиса все же победит человека?
   - Мы не рекламируем свою сторону. - Спокойно ответил Михаил. - Мы показываем тебе твою силу, рассказываем о вещах, которые тебе скоро понадобятся... Ни я, ни мой брат, ни за что бы не стали тебе указывать, как поступать. Мы лишь можем указать на пути решений...
   - Значит, Конец Света - не единственный выход? - с легким оттенком возмущения воскликнула Ева.
   Ее глаза лихорадочно сияли. Ей казалось, будто она была марионеткой, которой пытались управлять сразу два человека.
   - Все это время вы...
   - Нет. - Твердо отрезал Михаил.
   - ... просто давали мне информацию, необходимую вам обоим... - отрешенно продолжила Ева, не обращая внимания на слова Михаила. - Моя воля для вас ничего не значит...
   Михаил понял, что атмосфера чересчур накалилась.
   - Может, хочешь, чтобы я ушел? - прошептал он.
   - Будь так добр. - Не глядя на него, отозвалась Ева.
   Михаил исчез. У Евы оставалось еще много вопросов, поэтому она решила искать ответы на них в единственном доступном ей месте. В Правой Библии...

Немного объяснений

   До боли знакомая процедура перевода продлилась до позднего вечера. Ева ни разу не перечитывала получившийся текст, даже постаралась не обращать внимания на режущие глаз слова "Михаил", "Люцифер", "Предвестник Апокалипсиса" и так далее. Переводить, как, впрочем, и всегда, оказалось довольно емким и трудным процессом, поэтому Ева решила немного отдохнуть. Она только решила спуститься в кафе и чего-нибудь перекусить, как в дверь постучали.
   - Чего тебе? - утомленно спросила Ева, открыв дверь.
   - Я подумал, что ты устала, и решил пригласить тебя в кафе. - Прямо сказал Дэймон.
   - Не хочу. - Ответила Ева и попыталась закрыть дверь, но Дэймон просунул в дверной проем ногу.
   - Мы же вроде договорились, что врать друг другу больше не будем.
   Ева смерила его безразличным взглядом. Дэймон протянул ей руку. Ева положила свою ладонь на его и приготовилась к привычному жару и дыму, который обычно бывал при перемещении. Но Дэймон всего лишь вывел ее в коридор и остановился перед раскрытой кабиной лифта.
   - Прошу. - Наигранно учтиво произнес он, пропуская Еву вперед.
   Ева молча, нервно прикусив нижнюю губу, прошествовала мимо него.
   В кафе сегодня выступала какая-то девушка с гитарой. Она пела, в основном, песни группы "Битлз". Да и вообще, на нее было приятно смотреть, равно, как и приятно слушать ее мелодичный ненавязчивый голос.
   Ева и Дэймон сели за дальний столик. Официанты принесли заказанную еду. Молчание длилось долго, слишком долго. Дэймон выглядел, как обычно, - насмешливым, вальяжным и беспечным. Снаружи. Внутри же у него все кипело от этого невозможного молчания. Это было непривычно, но в то же время интересно. Все это новое обличие было непривычным и интересным; все эти странные, порой глупые, мысли заставляли демона временами насмехаться над самим собой. Он уже даже стал привыкать к этим бесконтрольным всплескам эмоций, странным человеческим проявлениям, преследовавших его всю его человеческую жизнь. Какая увлекательная веселая игра - оказаться меж двух сторон, изнутри наблюдать за сражением, разыгравшимся здесь с зари человечества. Борьбы между добром и злом. Жаль, что этому скоро придет конец... Дэймон ощутил на себе требовательный взгляд Евы.
   - Да?
   Ева крутила в руках полупустой бокал вина. Ее взгляд был направлен прямо на Дэймона.
   - А если Конца Света не будет, что тогда?
   - Все будет, как обычно. - Дэймон закурил. - Почти.
   Он ждал, что Ева, не получив полного ответа на свой вопрос, не выдержит и переспросит его. Но девушка лишь презрительно фыркнула и обернулась к сцене.
   - Почему сейчас? - небрежно спросила она. - Почему не раньше?
   Демон удовлетворительно отметил про себя, что Ева не спросила, почему не позже.
   - Потому что только сейчас люди стали воевать из-за веры, а не из-за территории, влияния, власти, богатства...
   - А как насчет крестового похода, инквизиции? - без особого интереса спросила Ева. - Кстати, восточный конфликт имеет вполне материальную почву - нефть. Что ты скажешь на это?
   - Логично. Только и крестовый поход и инквизиция имели своей целью не только защиту новой веры, но и обогащение. Перечитай на досуге историю христианской веры и сравни события с историей. - Хмыкнул Дэймон. - А насчет восточного конфликта... Ты не видишь всей картины.
   Ева подавила скучающий зевок.
   - Видимо, ты хочешь мне ее показать?
   В ответ Дэймон лишь протянул ей левую руку ладонью вверх. Ева колебалась, все-таки они находились в довольно людном месте, но взгляд Дэймона был абсолютно невозмутим. Каким-то прозрачным, еле слышным эхом отдавался голос девушки, которая пела песню "Yesterday":
   "Yesterday all my troubles seemed so far away
   Now it looks as though they're here to stay
   Oh I believe..."
   Ева решилась-таки на путешествие, и миг спустя ее легкие заполнил дым. Привычный жар прошел, и она оказалась в просторной комнате. Там было много арабов, хотя может, конечно, и не арабов (Ева плохо разбиралась в восточных национальностях). Лица их были суровы.
   - Слушай, что они думают.
   Ева удивленно уставилась на людей. Вероятно, читать мысли - относительно легкая задача, если уж Дэймон не объяснил, как это можно сделать. "Наверное, это примерно похоже на способность "видеть"". Ева закрыла глаза и расслабилась. Ничего. Ева интуитивно догадалась, точнее, вспомнила слова Дэймона о том, что нужно хотеть "видеть". Может, это же относится и к способности "слышать"? Она заставила себя захотеть слышать мысли этих людей, так как ей этого на самом деле вовсе не хотелось.
   Тут же у нее в голове зазвучал нестройный хор голосов этих людей, непонятный и неразборчивый. Ева догадалась, как можно этим управлять и сосредоточила все свое желание "слышать" на одном человеке, видимо, самом старшем. И ужаснулась. Неужели люди могут быть ТАКИМИ?! Стало до невозможности противно. Ева, зажав уши руками, лихорадочно повторяла про себя: "Не хочу этого слышать, не хочу!" Голос затих. Снова воцарилось молчание, прерываемое лишь звуками заряжаемых автоматов, да иногда непонятными тихими песнями.
   - Давай уйдем. - Напряженно процедила Ева.
   - Долго будешь идти. - Усмехнулся Дэймон.
   Ева гневно взглянула на него.
   - Ты меня прекрасно понял.
   И сама протянула ему руку, не дожидаясь, пока он сам это сделает. Дэймон громко засмеялся.
   - Хочешь перенести нас обратно?
   Ева выжидающе смотрела на него. Почему он постоянно все переиначивает? Ведь наверняка он знает все еще до того момента, как Ева об этом подумает. Она рассерженно поджала губы. Дэймон хмыкнул и, взяв ее за руку, перенес обратно в кафе.
   - ... in yesterday. - нежно пела девушка, когда они вновь оказались за своим столиком.
   Ева непонимающе взглянула на Дэймона. Тот собрался уже объяснить ей, как они смогли вернуться обратно буквально в ту же секунду, но Ева ошеломленно прошептала:
   - Временная петля?!
   Дэймон кивнул. Перед глазами у Евы пронесся сон, который она увидела в самолете. И снова она укорила себя за неприятие столь причудливых, хотя и логичных фактов. Временная петля, тот странный человек... Значит, это был он! Тогда, трамвай, сходящий с рельс, это...
   - Хороший образный пример, не правда ли?..
   - Неплохо. - Тихо подтвердила Ева. - Только надо было сделать его менее реалистичным.
   Ева впервые заметила, чтобы Дэймон смутился, даже немного устыдился своего поступка. Или, может быть, ей просто это померещилось? В любом случае, Дэймон нахмурился и сцепил руки на уровне груди.
   - Я вообще не должен был этого делать. - Не глядя на Еву, говорил Дэймон. - Мы с Михаилом так не договаривались.
   - Значит ты просто так, без причины, послал мне этот сон? - вскипела Ева.
   Дэймон словно стряхнул с себя чувство вины, хмыкнул и, выудив из стремительно пустеющей пачки сигарету, отозвался:
   - Если отбросишь эмоции, поймешь.
   Он невозмутимо пускал дым тонкими кольцами. Ева скривилась. Ну почему он никогда не говорит всего до конца? Это уже начинает выводить из себя. Ева еле смогла совладать со своими эмоциями, сделала два глубоких вдоха. Это помогло немного успокоиться. Вернулась способность логически мыслить. Ева яростно прикусила губу, разгадав смысл этого сна.
   - Очередной тест. - Гневно прошипела она. - Который я провалила. Сколько вы еще будете меня тестировать?
   - Можешь расслабиться. - Спокойно ответил Дэймон. - Тестов больше не будет.
   Это ее успокоило. По крайней мере, Еве больше не придется совершать трудных и непонятных вещей. Вот только Еве еще хотелось кое-что выяснить.
   - А уроки у меня еще будут?
   - Если захочешь, будут. - Невозмутимо ответил Дэймон.
   Ева призадумалась. Если захотеть...
   - А если я захочу сейчас?
   - Без проблем. Знаешь Ветхий Завет?
   У Евы перед глазами вспыхнули строчки Правой Библии. Она неожиданно вздрогнула. Правая Библия все еще повергала ее в необъяснимый ужас. Было непривычно принимать события этой книги за действительность.
   - Только то, что успела перевести. - Честно ответила девушка.
   Дэймон рассмеялся.
   - Я говорю про обычный, так сказать общепринятый вариант Ветхого Завета.
   В силу своей слабой религиозности, Ева плохо знала первоисточники Слова Божьего ("Надо же, какими терминами я оперирую!" - усмехнулась про себя она). Признаться в этом Дэймону оказалось очень легко. Естественно, беседуй она с Михаилом, это было бы гораздо болезненнее и скованней.
   - Очень плохо. - Легко ответила Ева.
   Дэймон как-то странно взглянул на нее. Ева никак не могла понять, что он хотел этим выразить.
   - Тогда я попытаюсь тебя просветить. - С какой-то особой теплотой в голосе произнес он.
   Казалось, за всю свою земную жизнь Дэймон никогда не испытывал большей радости, чем в этот момент. Еве даже почудилось, что он с первого момента их встречи томился в ожидании этого разговора.
   - Тебе просто рассказать или лучше наглядно? - участливо осведомился Дэймон.
   - Лучше просто так. - Испуганно пробормотала Ева.
   Дэймон разочарованно пожал плечами. Он разлил вино по бокалам и осторожно придвинул один из них Еве. Она благодарно кивнула и, не отводя пытливого взгляда с Дэймона, сделала большой глоток. Еще один кусочек головоломки... Только вот эта головоломка не была безобидной детской забавой.
   - Начнем с начала. - Дэймон откинулся на спинку стула и внимательно вглядывался в Евины глаза. - Все началось с того, что Бог создал свет...

Чужими глазами

   - Свет был прекрасен, он давал тепло, радость, наполнял душу надеждой. Мы (ангелы и архангелы) дивились ему; это было столь же восхитительно, как сотни северных сияний, тысячи сладостных поцелуев, миллионы радостных улыбок...
   Ева изумилась, обнаружив на лице Дэймона выражение ностальгического восторга. Ей почему-то раньше пришло в голову, что эти воспоминания не должны ему нравиться, учитывая то, с какой ненавистью он упоминал о своем Создателе. Его глаза продолжали сиять, но улыбка из нежно-восторженной резко превратилась в насмешливо-надменную.
   - Но затем свет начал напрягать глаза, он был слишком пронзительно резок. Заметив это, Бог решил уравновесить свет, дабы он не терял своего истинного предназначения. Так появилась его полная противоположность - тьма. И поделил Бог сутки на свет и тьму - день и ночь. Свет был ярок и радостен, тьма - густо-приглушенной и печальной. Согласись, что находиться один на один с ночью - довольно грустная ситуация.
   Ева кивнула, выражая полное согласие с мыслями Дэймона. Порой, бессонными ночами, она часами просиживала на подоконнике, печально глядя в окно. Действительно, находиться один на один с ночью, как выразился Дэймон, было печально, порой даже пугающе; с первыми лучами солнца становилось если не радостнее, то уж, по крайней мере, спокойнее.
   - Так был сделан первый шаг к этому несовершенному миру, который ты видишь вокруг себя. Гораздо разумнее было бы оставить все, как есть - безграничный свет, олицетворяющий добро. Глупец, он самолично положил первый кирпич на дороге моего отступничества... Я спросил его однажды:
   "Отец! Зачем создавать тьму, если свет так прекрасен?"
   Он ответил:
   "Чтобы люди ощутили разницу и поняли, в чем состоит суть света".
   И я стал постигать свойства света и тьмы, пытаясь понять, зачем он это сделал; в этих думах и родилась моя теория о контрастах. Я вдумывался в смысл их существования, в то время как Бог сотворил Землю, космос, звезды, все зримое, за исключением людей. У меня возникло много вопросов, и я задал их отцу.
   "Создатель! Я долго думал о свете и тьме и пришел к заключению, что одно лишь усиливает смысл другого".
   "Ты очень наблюдателен, сын мой. - Ответил мне он. - Но я знаю, тебя волнует не это".
   "Зачем людям, твоим будущим творениям, знать что-то, что отличается от света, от добра, от Тебя, наконец? Зачем смущать их умы?"
   Этот вопрос был провокационный. Уже тогда я понял, что и люди будут доказательством моей теории о контрастах. Я ждал, пока отец подтвердит это.
   "Затем, что, не зная тьмы, они не смогут ценить свет".
   Я был готов к этому ответу и возразил:
   "Но они не смогут оценить и тьмы, верно?"
   "Верно, - подтвердил отец, - но всем ли она будет близка так же, как и свет?"
   Я отрицательно покачал головой.
   "Если я удовлетворил твое ЛЮБОПЫТСТВО, то позволь мне заняться делом".
   Отец особо громко произнес слово "любопытство", указывая мне на мое неприемлемое поведение; я нарушил Закон Света, незыблемый закон - верить, не выказывая какого-либо сомнения. А любопытство - способ загасить сомнение путем получения дополнительной информации.
   Я долго молчал, прежде чем произнести свой последний из вопросов, которые я задавал Отцу лично.
   "Но если люди должны знать разницу между светом и тьмой, почему бы не наполнить весь их мир контрастами, чтобы они чувствовали разницу между предметами и явлениями?"
   Отец сразу же ответил:
   "Чтобы еще больше смутить их умы? Нет, им будет достаточно света и тьмы".
   Я вдруг неожиданно понял, что скрывалось за этими словами.
   "Ты боишься. - Уверенно произнес я. - Боишься, что, поняв разницу, некоторые могут избрать не свет, а тьму, отстранятся от Тебя".
   Он не ответил.
   "Ты несправедлив. - Продолжил я. - Даже если некоторых людей привлечет тьма, они не смогут идти ее путем, так как у них не будет поддержки в остальном мире".
   "Подумай, о чем ты говоришь, сын мой. - Отозвался Отец. - Следовать за тьмой, зачем? Что она может дать?"
   Я теперь был твердо уверен, что я буду делать на протяжении своей бесконечности - нести знание.
   "Знание. - Тихо отозвался я. - Тьма может дать людям знание, понимание механизмов действия того или иного предмета или явления".
   Вот он, мой путь - понимание, не вера. Я знал, что последует за этим разговором, знал, что меня ожидает, и был абсолютно невозмутим, когда Отец сказал:
   "Ты хочешь, чтобы люди знали больше контрастов? Знали другое? Ты противишься вере?"
   "Да! - громко выкрикнул я. - Теперь я предан знанию и, зная, что ты не примешь этого, ухожу. Но сначала я добавлю в мир людей еще один контраст..."
   И я сотворил Дерево, красивое, но отличавшееся от других. Дерево Знания. В Библии оно, правда, называется по-другому...
   В воздухе запахло табаком. Ева с удивлением обнаружила, что она все еще находится в кафе возле гостиницы. Рассказ Дэймона был столь увлекателен, настолько подробно были расписаны детали и диалоги, что картинки возникали в голове сами по себе. Дэймон курил, изредка попивая вино из своего бокала. Он был опечален, Еве даже стало его на мгновение жалко.
   - Ну, остальную историю ты наверняка знаешь. - Небрежно бросил он. - Я в образе Змея-Искусителя пробрался в Эдем, Ева вкусила плод с Дерева Знания...
   Девушка содрогнулась при упоминании этого имени. Непонятно, почему, но она чувствовала какую-то неопределенную, но прочную связь между ней и первой женщиной.
   - А потом Бог рассердился, что Его запрет нарушили; если смотреть глубже - что люди пожертвовали верой ради знания...
   Ева замолчала. Дэймон не смотрел на нее. Легкие его сжались при воспоминании о последнем разговоре с Отцом. Демон больше никогда не говорил с ним, но, естественно, не сильно переживал по этому поводу...
   Но сегодня его человеческое сердце билось гораздо быстрее, и какое-то тревожное ощущение сдавило грудь так сильно, что он не мог вздохнуть... Один миг. Все это длилось один долгий, мучительный миг. Дэймон с ненавистью взглянул на свое тело, состоящее из твердой материи. Непривычно... Чертова человеческая натура! (демон усмехнулся своим мыслям). Она просто разъедает его, поглощает...
   Дэймон налил себе еще вина и залпом выпил. Человек в нем успокоился, затих.
   - Значит, - тихо произнесла Ева, стараясь привести свои мысли хотя бы в некое подобие порядка. - Тьмы, как таковой, не существует?.. Есть лишь знание, которое указывает на нее?..
   Ева сама не поняла, что она хотела сказать. Дэймон рассмеялся.
   - Совсем запуталась, бедная девочка. - Ева гневно сверкнула глазами в его сторону, но он, кажется, этого не заметил. - Пожалуй, на сегодня достаточно разговоров...
   - Нет. - Резко сказала Ева. - Я хочу еще кое-что узнать...
   Демон исподлобья наблюдал за нею. И откуда у нее такие мысли? И после этого многие заявляют, что девушки - глупые и недальновидные создания... Еще до того как Ева задала свой вопрос, Дэймон все-таки решил на него ответить.
   - Значит, я... - неуверенно начала Ева. - Меня все-таки можно отнести к... злу? Ведь я следую своему знанию, а знание, если я правильно поняла, признак темной стороны?
   Дэймон подозвал официанта и попросил графин лимонада и еще один бокал. Незадолго до возвращения официанта, пришел Михаил. Ева почему-то виновато опустила взгляд. Дэймон же, напротив, глядел брату прямо в глаза. Архангел осуждающе покачал головой. В ответ на это демон развел руками; мол, она сама захотела знать больше.
   - Кажется, я прервал ваш разговор. - Наигранно безразличным тоном произнес Михаил. - Прошу вас, продолжайте.
   Дэймон что-то неразборчиво пробурчал, Еве послышалось, что он язвительно повторил последнюю фразу Михаила. Повисло неловкое молчание. Вскоре показался официант, спешащий выполнить заказ. Дэймон услужливо предложил наполнить бокал Михаила лимонадом, но тот отказался и под удивленно-возмущенный возглас Евы налил себе вина. Дэймон лишь ухмыльнулся своей самой язвительной улыбкой.
   - Знание не есть зло. - К ужасу Евы и негодованию Михаила ответил Дэймон на вопрос Евы. - Это лишь противоположность вере. А добро и зло не имеют к этому никакого отношения.
   Ева краем глаза заметила, как выражение лица Михаила переменилось с холодно-невозмутимого на недовольно-яростное. Еве стало ужасно неловко, и она осторожно коснулась его плеча. Михаил уверенным жестом отстранил ее руку. Дрожащей рукой он схватил свой бокал и почти наполовину его осушил.
   - Что-то мне здесь не рады. - Задорно произнес Дэймон и, поглядев на наручные часы, прибавил: - Пойду, проветрюсь на часок...
   Он вышел из-за стола и быстро скрылся в сгущающихся сумерках. Ева все еще опасалась встретиться с осуждающим взглядом Михаила. Ей было очень неприятно заставлять его так переживать.
   - Почему с Лю... Дэймоном тебе говорить легче, чем со мной? - спокойно и очень мягко спросил Михаил.
   Ева продолжала стараться не смотреть на него. "Как тогда, в парке" - вспомнила Ева. Как давно, казалось, она в первый раз увидела их обоих... Как все безобидно начиналось... Даже не задумываясь над вопросом, который ей задал Михаил, Ева быстро ответила:
   - Потому что он более человечен. - Она заметила возмущение в глазах Михаила, и быстро поправилась: - В смысле, он принимает мою сущность такой, какая она есть на самом деле.
   - Я тоже. - Плохо сдерживая недовольство, проговорил Михаил.
   Ева долго изучающее осматривала его.
   - Верно. - После долгой паузы наконец-то заговорила Ева. - Только он более охотно отвечает на мои вопросы. Если хочешь это исправить, скажи, что мне нужно будет сделать в качестве Предвестника Апокалипсиса.
   Михаил молчал. Ева была абсолютно спокойна; допивая вино, она внимательно слушала девушку, поющую на сцене. По правде сказать, она ни секунды не надеялась на то, что Михаил ответит на ее вопрос. Решив, что так тому и быть, Ева улыбнулась, когда девушка со сцены запела песню "Let it be".
   - Ева. - Глухо позвал ее Михаил.
   Она быстро обернулась и наткнулась на его протянутую ладонью вверх руку. Не дожидаясь объяснений и опасаясь, что архангел передумает, Ева спешно обхватила его ладонь своей правой рукой. В глаза ударил яркий свет, по коже словно мягко скользил шелк. Ева, в принципе, ожидала чего-то в этом роде, но в сравнении с привычным уже дымом и жаром, эти ощущения были новы и непривычны.
   Когда свет рассеялся, Ева удивленно обнаружила себя сидящей в том же кафе; за столиками сидели те же люди, среди них мелькали те же официанты, и на сцене пела та же самая девушка. Ева вопросительно поглядела на Михаила и только хотела что-то сказать, как он поднес указательный палец к губам и молча кивнул головой вверх. Ева вскинула голову к небу, и глаза ее расширились от ужаса. С ночного неба не землю с ужасающей быстротой мчался ярко-красный луч. Достигнув высоты ста метров над землей, луч разделился на миллионы, нет, миллиарды частей и каждая частичка вонзалась в сердце каждому человеку. Люди просто падали, не успев ничего понять, и не успев ничего почувствовать.
   Ева видела каждого из них, миллиарды лиц пролетали у нее перед глазами. Когда эта вереница закончилась, Ева увидела, как от тел этих людей отделялись души (по крайней мере, так она подумала), издали похожие на клочки тумана. Серебристо-серые сгустки медленно поднимались вверх, потом на несколько мгновений зависали в воздухе и разделялись: часть продолжала свой путь наверх, остальные же опускались вниз.
   Михаил осторожно взял Еву за руку, и они тут же вновь оказались в кафе. Ева тупо уставилась в пол. Мыслей не было, вообще, ей казалось, что ее выжали на огромной соковыжималке. Вот, значит, в чем заключается миссия Предвестника Апокалипсиса... Ева и раньше догадывалась об этом, но одно дело - догадываться, а другое дело - знать и... видеть.
   - Зачем? - сдавленно прошептала она.
   Михаил сочувственно погладил ее по плечу.
   - Жизнь на Земле для людей - испытание. - Он медленно поднес Еве бокал вина, она попыталась отстранить его руку, но он требовательно произнес: - Выпей... Так вот, Бог справедливо решил, что хватит с них уже, пора прекратить их страдания.
   - Почему бы не позволить им еще пожить, - с нарастающим раздражением спросила Ева, - что если некоторые исправят свои грехи и отправятся на небеса?
   - А если наоборот? - в тон ей ответил Михаил. - Нет уж, они должны умереть.
   Ева ужаснулась такому хладнокровию, подскочила и громко воскликнула "А если они не хотят?", к ней обернулись все взгляды. Она быстро и пронзительно пробежалась глазами по всем присутствующим. Английское воспитание вступило в странный симбиоз с беспринципностью, унаследованной от Дэймона.
   - Нет, вы себе только представьте! - насмешливо крикнула она, обращаясь к посетителям кафе и, указывая на Михаила, продолжила: - Он попросил меня спеть вместо этой очаровательной девушки, а я ему доказывала, что вам это будет неинтересно.
   - Просим! - раздался где-то позади громкий властный голос.
   Ева безошибочно определила голос Дэймона. Среди посетителей послышался осторожный шумок, среди этого шепота поднялась молодая женщина с длинными африканскими косичками.
   - Давай, Ева, покажи им класс! - задорно крикнула Сильвия.
   - Верно! Просим! - гаркнул еще какой-то незнакомый тип довольно внушительного вида.
   Отовсюду понеслись возгласы одобрения. Сзади к Еве осторожно, почти незаметно подошел Дэймон и прошептал ей на ухо:
   - Ну, вперед. - Его голос звучал строго, но одновременно с этим доброжелательно. - Нужно отвечать за свои слова.
   Ева нервно сглотнула. На негнущихся ногах она дошла до сцены. Девушка, улыбаясь, почти беззвучно спросила: "Вам подыграть?" и, получив отрицательный ответ, услужливо протянула ей гитару. Ева в оцепенении подошла к микрофону и глухо, но отчетливо произнесла:
   - Я уже больше восьми лет не держала в руках гитару...
   Ее прервал пронзительный свист. Ева догадалась, что это был Дэймон. Она неуверенно зажала аккорд Em, прошлась большим пальцем правой руки по струнам.
   - Песня Дороти Пеш, Even angels cry. - Произнесла Ева, потом тихим голосом добавила: - Посвящается моему другу... Даже двум друзьям...
   Неожиданно для себя, Ева пела очень красиво, с выражением, не забыв ни одного слова и ни разу не ошибившись в игре. А, казалось, как давно она не пела эту песню, как давно уже не играла на гитаре... Кажется, это было еще до колледжа...
   Песня закончилась, и тут же кафе взорвалось аплодисментами. Ева поклонилась и, отдав гитару певице, быстро покинула сцену.
   - Потрясающе! - воскликнул Михаил, когда она приблизилась к их столику.
   Ева, не обращая на него внимания, прошла мимо. Михаил и Дэймон проследовали вслед за ней. Они все вместе вошли в лифт. Ева нервно постукивала ногой по полу и тяжело, прерывисто дышала.
   - Боишься лифтов? - сочувственно спросил Михаил.
   - Нет. - Возразила Ева. - Я боюсь, что оборвется трос, и тогда лифт упадет. Это две разные вещи.
   Михаил молчал, глядя в пол. Дэймон подошел к Еве и, взяв ее за руку, горестно и, в то же время, нежно, произнес:
   - Прости... Мы не знали...
   - Да, ничего особенного. - Отмахнулась Ева.
   - Вообще-то, нет... - Дэймон уловил удивленный взгляд Евы и, прикусив губу, объяснил: - Прости... но... Мы сейчас упадем...
   Ева замерла от ужаса. Противный, скрежещущий звук, заставивший ее передернуться, прервал мерное гудение движущегося лифта, кабина покачнулась. Ева в ужасе прижалась к Дэймону. Он осторожно обхватил ее одной рукой за плечи, а другой прижал ее голову к своему плечу. Ева ничего не видела, но все прекрасно слышала и чувствовала. Она очень удивилась, что они твердо стоят на полу, хотя по всем законам физики их должно было швырнуть под потолок. Последовал резкий удар, и лифт разбился.

Выбор

   - Ева. - Мягко произнес Михаил. - Ева, очнись.
   Ева медленно открыла глаза и чертыхнулась. Она увидела перед собой Михаила в его истинном обличье. Сияющие золотые доспехи, серебряный меч с эфесом, украшенным причудливыми узорами. Кудрявые светло-русые волосы аккуратно ложились на лоб, почти заслоняя брови. Мягкие ярко-голубые глаза излучали тепло и доброту. Но самым внушительным элементом в его облике были огромные черные крылья. Ева сначала удивилась, почему черные, но потом в ее сознании пронеслось какое-то смутное воспоминание, что она где-то вычитала, что у архангелов, в отличие от обычных ангелов крылья именно черные.
   - Вот черт... - ошеломленно протянула Ева.
   - Здесь не принято произносить мое имя вслух. - Глухо произнес Дэймон, точнее сказать, Люцифер.
   Она обернулась неохотно, примерно представляя по иллюстрациям к художественным произведениям обличье Властителя Преисподней. Увидев демона, Ева непроизвольно издала вздох восхищения. Лицом он был очень похож на Михаила: те же правильные черты, аккуратные густые брови, тонкие губы. Только все гораздо резче, четче. И глаза у него были не ярко-голубые, а гораздо светлее, почти белые. Волнистые льняные волосы мягко опускались до плеч. Его фигура была закутана в длинный, до щиколоток, черный тонкий плащ. На нем тоже были доспехи, но только из серебра; левая рука покоилась на рукояти меча, как две капли воды похожего на меч Михаила.
   Послышался ехидный смешок. Ева спешно перевела взгляд на лицо Люцифера. Как она и ожидала, на нем отразилось лишь самодовольство и надменность. Все пришло в свое привычное русло... Ева одарила его снисходительным взглядом.
   Будто сквозь сон пришло осознание того положения, в котором она оказалась. Беглым встревоженным взглядом окинув свое тело, вернее, его отсутствие, Ева хрипло прошептала:
   - Я умерла?
   Михаил сочувственно посмотрел на нее, черты его лица будто исказила неизлечимая болезнь. Он не мог выдавить из себя ни слова, в отличие от Люцифера.
   - Да. - Хладнокровно отчеканил он. - Еще раз прости.
   Ева прикусила нижнюю губу, но вместо боли почувствовала приятное щекотание, уже знакомое ей по астральному полету. Она впала в уныние. Все кончено... Больше никогда не будет... К черту! В чем смысл вспоминать о том, чего никогда больше нельзя будет совершить? К чему страдать, если ничего нельзя изменить? По ее лицу неудержимо потекли слезы. Изо всех сил стараясь сдержать подступающие рыдания, она закрыла лицо руками и тихо всхлипывала.
   Подошел Михаил; Ева уже как-то подсознательно научилась различать братьев. Он осторожно опустил руку ей на голову. Ева зарыдала еще громче и неудержимей; дыхание сбилось, воздух проникал в легкие с таким трудом, что вдохи были хриплыми и судорожными. Зато на душе у нее стало легче, ею стало быстро овладевать спокойствие и беспечность. Через минуту рыдания прекратились. Михаил с безмерной грустью следил за тем, как Ева утирала слезы со своего лица.
   - Стоп. - С выражением полного непонимания на лице пролепетала Ева. - Я же умерла. Как тогда я могу плакать, дышать?..
   Люцифер усмехнулся. Он сладким, мелодичным, но чуть жестким голосом пропел припев песни "Even angels cry". Он лукаво улыбнулся Еве.
   - То есть я... - у Евы сорвался голос. - ... ангел?!
   Оба брата рассмеялись, но по-разному: Михаил искренне и с оттенком детского восторга, Люцифер - глумливо и почему-то разочарованно. Их смех заполнил все пространство и оглушил девушку.
   - Ну... не совсем. - Пытаясь справиться со смехом, отозвался падший ангел. - Сейчас ты - Предвестник Апокалипсиса, который не принадлежит ни свету, ни тьме, поэтому находишься здесь, между двух сторон. Ты как бы умерла, но все еще имеешь черты, присущие живым. Такова природа Тоннеля: он сохраняет все и в то же время не обладает ничем. Как только ты выполнишь свое предназначение, ты сможешь выбирать, куда идти: к свету, или же к тьме.
   Ева окинула взглядом бесконечное пространство. Тоннель. Ничего особенного. Вообще ничего... Пустота...
   - А если бы я не была Предвестником Апокалипсиса, но все-таки умерла в то же самое время, - Ева помедлила, - куда бы я попала?
   - Ко мне. - Незамедлительно ответил Михаил. - Ну, не совсем ко мне... Но все же в свет...
   Ева удовлетворенно кивнула. Ответ Михаила согрел ее душу и успокоил мысли. Вновь обретя способность логически мыслить, Ева направила свои рассуждения в нужное русло. Это стоило массы усилий: во-первых, Ева еще не смирилась с фактом собственной смерти, во-вторых, на ней тяжким грузом лежала ответственность за судьбы миллиардов людей, это было мягко сказать, неприятно, и, в-третьих, ее пугала неизвестность.
   - Что мне нужно сделать? - еле слышно спросила Ева.
   Вместо ответа Михаил достал из ножен свой меч, который запылал белым сиянием. То же самое проделал и Люцифер, его меч испускал темно-серое свечение. Они соединили мечи, и на мгновение вспыхнувшая молния ослепила Еву. Когда зрение вернулось к девушке, она увидела один меч, покоящийся на руках двух братьев. Он тускло поблескивал, вокруг него кружились белоснежные и пепельно-серые пылинки.
   - Возьми. - Властно сказал Люцифер.
   - А если нет? - с вызовом спросила Ева.
   Михаил горестно взглянул на нее.
   - Тогда ты будешь находиться здесь. - Его голос слегка подрагивал, но все же звучал бескомпромиссно. - Вечность...
   Ева яростно сжала кулаки. Бросив испепеляющий взгляд на ни в чем не повинного Михаила, она трясущейся рукой коснулась рукояти меча. Он стал приятно теплым от ее прикосновения. Ева осторожно подняла меч и чуть не уронила его - таким тяжелым он оказался. Судя по рукояти, он был двуручным, хотя Ева вполне могла ошибаться. Она легко провела ладонью по лезвию, оно накалилось, но не обжигало. В мгновение ока вслед за движением Евиной руки на лезвии появились рунические надписи. Ева ухватила меч двумя руками и повернула его так, чтобы было удобнее читать.
   - Второй Спаситель Человечества. - Тихо, дрожащим голосом перевела Ева.
   Странно, но от того, что меч находился у Евы в руках, она чувствовала себя гораздо спокойнее. Вместе с этим она ощущала гнетущее беспокойство по поводу назначения этого оружия. Рукоять, украшенная витиеватыми узорами, приятно согревала руки, от лезвия же, напротив, исходило ощущение холода. Как будто меч состоял не из обычного материала, а из уплотненных контрастов.
   Ева скорбно улыбнулась. Вот она здесь, получившая все необходимые уроки и узнавшая почти все о себе и о своем предназначении. Но чем ей это может помочь?
   - Ты должна сказать: "Во имя справедливости творю сие" и поднять меч острием вверх. - Пояснил Михаил.
   Ева задумчиво смотрела на меч, лихорадочно ища другой путь. "Должен же он быть! - в отчаянии думала Ева. - Ведь выбор есть всегда. Найти его - лишь вопрос веры... И знания..." Она быстро вспоминала все свои тесты и уроки.
   Сон. Итак, трамвай олицетворял жизнь, рельсы - веру, пассажиры трамвая - людей, а Ева - саму себя. Точнее, не себя, а Предвестника Апокалипсиса. "Я хотела остаться с людьми, предупредить их, помочь..." Но это ничего не значило и не могло ей ничем помочь.
   Потом был разговор с Михаилом, то есть, тогда еще Майклом. Ева постаралась как можно подробнее воспроизвести в своей памяти его слова. Кажется, он тогда говорил, что независимо от того, во что мы верим, все же мы верим в Бога. Еще он говорил, что для того, чтобы заслужить Его милость, нужно лишь следовать своему пути и радоваться этому... Нет, эта фраза не подходит. Это лишний раз подтверждает необходимость Конца Света...
   Теория Люцифера о контрастах. Здесь вообще ничего, относящегося к этому случаю, нет.
   Ну, где же, где??? Ева с отчаянным упорством пыталась отыскать лазейку в природе Предвестника Апокалипсиса.
   Способность "видеть". И это тоже не подходит...
   Вопрос веры... Ну, хоть это понятно. На каждое событие существует бесконечное число точек зрения и путей решения. На Апокалипсис была только одна. Пока...
   Потом этот астральный полет. Ева вспомнила, как она убила того человека, и ее невольно передернуло. Собственно говоря, этот случай служил лишь демонстрацией ее силы и ничего больше. Обидно...
   Затем, разговор с Михаилом. Именно тогда Ева узнала о себе как о Предвестнике Апокалипсиса... И о том, что Конец Света - не единственный выход...
   Путешествие на Восток, где Ева услышала в мыслях старого араба столько ужасов. После этого события она даже стала немного верить в то, что Апокалипсис действительно необходим... Нет, опять не то воспоминание...
   Рассказ Люцифера о его жизни на небесах (или как там у них называется жизнь)...
   - Бесконечность. - Подсказал демон. - Наша жизнь называется бесконечностью.
   - Не смей лезть в мои мысли. - Яростно отчеканила Ева.
   Итак... Чего такого полезного было в этой истории?.. Вера и знание. Знание противоположно вере, только вот что из этого следует?
   Последнее в череде ее уроков и тестов событие - демонстрация Апокалипсиса...
   Нет! Не может быть такого, чтобы все эти уроки оказались бесполезными! Второй Спаситель Человечества... Почему не Предвестник Апокалипсиса? Вот она, лазейка!!!
   Не совсем понимая, правильно ли она поступает, и что за этим может последовать, Ева отшвырнула меч и торжественно прокричала:
   - Во имя справедливости творю сие! - потом решительно взглянула на братьев. - Я не буду Предвестником Апокалипсиса, я буду Вторым Спасителем Человечества. Пусть даже мне придется провести вечность здесь, в полном одиночестве.
   - Почему? - спокойно спросил Михаил.
   Он не мог заставить себя вторгнуться в ее мысли, в отличие от Люцифера. Демон казался разочарованным, но, в то же время смиренным и, может быть, даже восхищенным.
   - Потому что Апокалипсис противен моей природе. - Ева говорила спокойно, прекрасно понимая, что Михаил не хочет читать ее мыслей. - Во-первых, мой сон, первый тест. Я могла спасти людей, остановить трамвай-Апокалипсис, но мне помешал Люцифер.
   Ева впервые назвала демона его настоящим именем, и, что странно, даже не почувствовала никакого неудобства по этому поводу. Люцифер удовлетворенно улыбнулся, но не так, как обычно, надменно обнажив белоснежные зубы, а лишь мягко приподняв уголки губ.
   - Наверное, вы всегда давали мне уроки лишь со смутным намеком на другое решение... - Ева еле сдержала негодование, пылающее в ее душе. - Но это уже не важно. Во-вторых, слова Михаила о том, что милость от Бога можно заслужить ничтожным, по сути, деянием - нужно лишь следовать своему пути и радоваться этому... А мой путь - вот он, так что милость я заслужила, даже поступив вразрез с Законом Света...
   Люцифер вздрогнул. Ева знала, о чем он думает. Для этого не нужно было хотеть услышать его мыслей, не нужно было проверять верность ее домыслов. Нужно было просто знать.
   - В-третьих, - продолжала Ева, - контрасты... Да, твои контрасты. Если исчезнут люди, исчезнут и контрасты. Будет лишь обычное разграничение на свет и тьму, растеряется весь их смысл. А зачем им тогда существовать, если некому их оценить, если они ничего не будут значить?
   - И что ты теперь будешь делать? - спросил Михаил.
   - Пытаться спасти человечество. - Невозмутимо ответила Ева. - Я могу "слышать", если захочу, значит, смогу найти человека, который меня поймет. Я могу "видеть", значит, смогу перенести к нему свое сознание. После теста с той девочкой я научилась по собственному желанию принимать зримый образ, а дождаться, пока кому-нибудь сильно понадобится помощь, мне будет несложно. У меня впереди целая вечность...
   Она помолчала, до конца осознав, каким смыслом наполнилось для нее слово "вечность" теперь. Стало очень страшно, но этот страх мгновенно улегся.
   - Но все-таки решающую роль в принятии моего решения сыграл разговор с тобой, Михаил. - Ева обратила к нему благодарный взгляд. - Спасибо. Ты объяснил мне, что Предвестник Апокалипсиса должен вершить правосудие. Свое правосудие...
   Воцарилось молчание. Демон пристально всматривался в лицо архангела, который, казалось, вот-вот потеряет сознание. Хотя как такое может случиться с архангелом?! "Надо же, - про себя усмехнулся Люцифер, - я все еще не полностью освободился от человеческих мыслей... Странно... И приятно..."
   - Хорошо. - Тихо, но очень радостно произнес, наконец, Михаил.- Будь по-твоему.
   При этих словах у него в руках оказался меч, который вновь разделился на два отдельных меча. Сверкнула молния. "Это конец" - подумала Ева.

Конец

   - Вы очнулись! - хрипло прокричал чей-то взволнованный голос.
   Какой-то шорох, а затем Еве в правый глаз ударил яркий луч света, затем это повторилось и с ее левым глазом.
   - Мисс Браун, вы меня слышите?
   Ева с трудом разомкнула слипшиеся губы. Она попробовала что-то ответить, но у нее получилось какое-то невразумительное бормотание. Кроме того, у нее безмерно болела голова, и в груди было какое-то гнетущее ощущение.
   - Вы можете открыть глаза? - продолжал допытываться у нее чей-то хриплый мужской голос.
   Ева с трудом раскрыла веки, казавшиеся налитыми свинцом. В глаза ударил белый свет, а когда она к нему привыкла, то увидела перед собой пожилого человека в белом халате. Он улыбнулся, увидев напряженный взгляд Евы.
   - Прекрасно! - воскликнул он. - Вы скоро поправитесь.
   - Чего? - слабо прохрипела Ева.
   - Вы около часа были в коме. - Пояснил человек. - Когда лифт разбился, вам несказанно повезло. Вы отделались лишь тремя сломанными ребрами и легким сотрясением.
   Ева удивленно вскинула брови.
   - Так я жива???
   - Как видите. - Усмехнулся доктор. - Скоро вы полностью выздоровеете. Я вам это обещаю.
   - Со мной в лифте ехали еще двое людей...
   Доктор помолчал, потом взял бледную Евину руку в свои ладони и тихо проговорил:
   - Мне очень жаль, но у обоих был перелом позвоночника. - Он сделал небольшую паузу, словно собираясь с силами. - Нам не удалось их спасти.
   - Я так и думала... - Протянула Ева. - Они были моими друзьями, я бы хотела пойти на их похороны.
   Доктор в сомнении почесывал подбородок.
   - Посмотрим на ваше самочувствие. - Ответил он после долгих колебаний и вышел.
  

* * *

   - ... И пусть земля им будет пухом. - Закончил ритуал погребения священник и бросил в каждую могилу по горсти земли.
   Могилы были расположены совсем рядом друг с другом. На первом надгробном камне было изображение Майкла Лайтса, на втором - лицо Дэймона Хорроу. Провожающих было немного, точнее - всего лишь двое. Очень высокий молодой человек, черный костюм которого еще больше подчеркивал и без того непомерную худобу, стоял позади инвалидного кресла. В нем сидела красивая молодая девушка, прижимавшая к груди огромную кипу исписанной мелким подчерком бумаги. Каждый из них тоже бросил по горсти земли в могилы. Затем оба ушли.
   - И что ты будешь делать теперь, когда Апокалипсиса не случилось? - напрямую спросил Дэвид, взъерошив темные волосы.
   - Откуда ты знаешь? - Удивленно, даже с оттенком недоверия спросила Ева.
   Дэйв прикусил губу и извиняющимся тоном протараторил:
   - Я все сразу узнал от них. Сначала, как ты, не поверил, но потом, когда тебе столько всего показывают, говорят, начинаешь против своей воли верить. - Он сделал секундную паузу, чтобы набрать воздуху и вновь повторил свой вопрос: - Так что ты будешь делать теперь?
   - Наверное, брошу работу и буду помогать людям. - Осторожно пожала плечами Ева, сломанные ребра еще не зажили.
   Дэвид молча покатил ее к гостинице.
   - Значит, ты все-таки перевела Правую Библию? - после долгого молчания спросил Дэйв, указывая на стопку листов, которые Ева все еще прижимала к груди.
   Она кивнула. Теперь слова Люцифера приобрели для нее смысл: " Все будет, как обычно... Почти". Это "почти как обычно" и означало новый Евин путь, ее предназначение. Второй Спаситель Человечества...
   Теперь она могла им стать, и рядом будет верный друг, который ее понимает и поддержит... Ева подняла глаза на небо и, улыбнувшись, захотела "увидеть". Перед ее глазами материализовались два брата. Оба искренне улыбались. Ева почувствовала, как Дэйв перестал катить вперед ее кресло и, тоже радостно улыбаясь, смотрел на них.
   - Спасибо. - Радостно прошептала Ева. - Спасибо за все вам обоим.
   Михаил и Люцифер обменялись шаловливыми, по-детски радостными взглядами и замахали ей руками.
   - Я вижу. - Улыбаясь, отозвалась на это Ева. - Теперь я все вижу...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   На самом деле в английском языке нет различий между вежливым "вы" и более неофициальным "ты", как в русском языке.
   Let it be (англ.) - пусть будет так, так тому и быть;
   Em (муз.) - тональность ми минор;
   Even angels cry (англ.) - даже ангелы плачут;
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Ю.Эллисон, "Наивняшка для лорда"(Любовное фэнтези) Д.Панасенко "Бойня"(Постапокалипсис) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Н.Кожедуб "Земная сфера"(Научная фантастика) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези) А.Шихорин "Создать героя 2. Карманная катастрофа"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"