Число Пи: другие произведения.

Бд-17: Кри-кри & кри...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 9.57*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Полуфанильные рассказы добавлены в обзор СВЕРХУ.
    Кажется - все.


      -- Полуфинальные рассказы добавляются в обзор СВЕРХУ.
      -- В полуфинале шкала не та, что в первом акте. Потому что нет совсем плохих рассказов. Поэтому часть оценок своей группы должна понизиться.
  
   Обзор имеет целью показать автору - одно - личное - читательское впечатление. Задача доказательства или рецензирования не ставится. Обращаюсь непосредственно к автору, поэтому тем, кто не читал рассказ, не может быть понятен отзыв.
   Мне трудно писать отзывы на работы, которые кажутся безупречными. Отспоривать их у кого-то другого - могу, хвалить из нуля инфы - не умею. Поэтому благодарю тех, кто заступился в комментах за чужие тексты, даже (тем более!) если я всё равно не сумела понять и согласиться. Не важно, кто был правее: шанс не протупить был использован, а большего нам не дано.
  
   ПОЛУФИНАЛ
   Васина О. Бд-17: Минимальное воздействие
   Анти-терминатор. Что хотел сказать автор, непонятно. Команда инопланетных людей, не отличающаяся от землян даже именами, корректирует судьбу ГГ, подсунув ему дезу.
   Бяки. Мальчик мог стать учёным и делать открытия, а теперь станет автомехаником и сопьётся.
   Почему автомеханик обязан спиться? (Кстати: потенциальный изобретатель не может стать заурядным автомехаником, а станет отличным, выдающимся.)
   Почему инопланетян зовут Марко, Трейл и Китти?
   Почему вызывает такое уважение и удивление товарищей-инопланетян тривиальный обман, опирающийся на демонстрацию сверх-возможностей? "Как у тебя получается так изящно пудрить мозг всем этим несчастным? - не унимается Китти, - ведь они тебе верят!" Ничего изящного в описанном нет, оно примитивно и прямолинейно. Газетку с фоткой показал, в отличие от цыганки-гадалки. Как же было не поверить-то?
   "Я вытащу нас из этого дерьма, - произнёс он вдруг, с силой стиснув зубы, - помнишь, ты спрашивала, кем я хочу стать? Так вот, я решил..." Он решил стать автомехаником? Похоже на то. Иначе Инопланетяне Китти и Трейл это бы обязательно увидели. У них же машина времени имеется.
  
   Бел Д. Бд-17: Сквозь соль и слёзы
   Ни слова правды.
  
   Старух К. Бд-17: Трофей
   Неубедительно, причём - всё. От картошки до непонятно чьего убийства.
   "И что в них такого, в этих клубнях, невзрачных и некрупных? А вот знатоки ценят. Душу продадут за земную картошку. Изобрели реагент, который позволил отличить от неё гидропонную культуру". Что за дела? Какие ж они знатоки, если для различения нужен реагент? Или: раз без реагента не могут отличить от гидропонной, значит, гидропонная идентична нормальной.
   Эпидемия непонятной болезни у детей. Некая железа некоего заповедного животного на некоей заповедной планете от этой болезни, якобы, помогает: как чага или мумиё... ГГ едет добывать... Пока добывает, эпидемия таинственным образом заканчивается самостоятельно... Но железа уже добыта... И оказывается человеческой... То есть+ ГГ показалось, что он убил мидвея, а на самом деле, он убил человека... Под гипнозом мидвея? Предположим, я правильно излагаю, но - и что? Что это должно означать? Мораль у басни сей?
   Или читателя так агитируют на вегетарианство?
   Текст выразительно-беспомощен.
   А вот, вспомнилось: http://lib.ru/RUFANT/LARIONOWA/20-07.txt
  
   Вишнева Е. Принесенные в дар
   Если на антураже, который автор не планирует ни построить, ни объяснить логически или философски, вижу табличку "мистика" - не верю глазам своим.
   Видеоряд хорош, смысл его - увы. Какая-то странная эпидемия, или сущность, или судьба бродит по территориям, заставляя болеть и умирать растения, животных, людей и ещё кого-то. Как, почему - непонятно и не важно. На фоне этого ГГ всё ещё жив, но непонятно, надолго ли. Но это не важно, потому как если он помрёт, то это будет тоже непонятно, но тоже хорошо.
  
   Шведова А.Н. Старьевщица
   Автор целился в создание какого-то подобия философской схемы мироздания в качестве спортивного снаряда для упражнений героини-бунтарки, эту схему отвергающей. Получилось неубедительно. Схема мироздания: наш мир - "Земля" - это инкубатор, в котором люди? души? мы? проживаем некий первичный жизненный цикл, о котором потом надобно напрочь позабыть, чтобы "начать с чистого листа" и стать бессмертной бабочкой... В мире, который от земной реальности отличается только своей меж-планетностью, будни которой суровы и безотрадны. Ничего привлекательного или оправдывающего инкубационный период и потерю памяти о нём автор не показал. Кто заставляет людей (?) забыть о "прежней жизни", перезагружая их "новой памятью" - мраком покрыто. Какова цель этой процедуры - тоже. Ни логики, ни философии. На этом фоне не некоей планете в зоне аномалии появляются-пробиваются типа "земные люди", спящие и видящие сон, и типа можно с них дармовой энергии снять, а можно и воспоминания-эмоции списать. И такие уж это воспоминания и эмоции, что пост-инкубационные люди от них тащатся. Хотя память у них перезагружена... А героиня и подобные ей не могут или не согласны забыть своё земное существование (то ли она убила, то ли её убили, но осадок остался...) и собираются что-то по этому поводу предпринять, но тоже не понятно что.
   "А вот мы, выходцы, ничего земного не помним, - деловито шпокая присосками на древних манипуляторах, весело сказал Игуана, - нам нельзя помнить о том, что было до Исхода. Понимаешь, зародыш, ты на Инкубаторе вроде куколки. Рождаешься, живешь, жрешь и трахаешься, но однажды умираешь и попадаешь сюда. И становишься прекрасной бессмертной бабочкой!" Игуана ничего не помнит "земного", но помнит, что там жрут и трахаются.
   Набор бессмысленных и несогласованных постулатов. Ничего не понятно, но Мэри Сью где-то рядом.
  
   Орестов В. Бд-17: Трансильвания инк
   Рассказ нацелен в ранние девяностые?
   Добрый юмор, не насильственный, не вызывает сопротивления. Вполне возможно, что это и не фантастика. Мы с дочкой в Евро-Диснее раза три проплыли по маршруту ужасов, и теперь я понимаю, как это работает.
  
   Ветнемилк К.Е. Квест Диогена
   Оптимистично, но боюсь, силы неравны: и с лесом, и с теми, кто его населяет. Лес легко превращает людей в кадавров относительного потребления. За одну ночь почти переродил человека, скрывавшегося, видимо, годами за выстроенной каменной стеной. И непонятно, почему не переродил ГГ. В целом, текст закруглён, и все эти "почему" могут спокойно повисеть в воздухе. Но всё равно не могу поверить, что задуманная ГГ схема осуществима... Ну - не равны силы, и всё.
  
   Фост О. Бд-17: Мямля
   Мне очень по душе здесь 1) фант-элемент 2) решение = главная мысль 3) выразительность письма. Ине лично не по душе эпатирующие перехлёсты с качанием на люстре, влажным ощущением изнутри и процарапанными веками. Наверное, мне было бы больше по душе, чтобы в решение = главную мысль можно было бы спокойнее поверить, то есть - чуть меньше чертовщины помогло бы сильнее проникнуться решением = главной мыслью.
  
   Борисов П. Бд-17: Поисковик
   Не уверена, что понимаю, куда целился автор.
   Если ГГ работает в службе поиска пропавших с использованием силы эмоций по отношению к ним тех, кто их помнит, и если некто Павел - сын репрессированного - мечтал расправиться с некоей Ларисой - дочерью преследователя своего отца, и если он расправился с ней, и если он потом пожалел об этом и пошёл помогать её отыскать... или если она сама как-то лажанулась, а он никак не участвовал, но знал, что случилось, и пошёл помогать её отыскать... то всё равно непонятно при чём тут его эмоции, для поиска, он же просто знал - в обоих вариантах - где искать? Но тогда это, конечно, будет не фантастический рассказ, и написать его будет почти невозможно... Почему Олав не помог, а Павел помог? Потому что Павел знал, а Олав - нет? (Это опять к вопросу о том, к чему нагорожен фантастический огород.) Или потому что ненависть сильнее любви?
   При том уровне неуверенности, который я испытываю, мне кажется, что фант-элемент сидит криво. Восклицательных знаков лучше совсем не давать. И не запихивать в поток гневной фантазии об убийстве женщины ради мести её отцу оформленное многоточиями "... посадят же...", оно уже совсем на уши сваливается.
   Статистически слабо. Сюжетно грубовато и кривовато сшито, пафосная интонация.
  
   Шахов А. Бд-17: Неподвижность
   Автор целился то ли под лежачий камень, куда не течёт вода, то ли в песенку Визбора "Зайка". Придумал для этого инопланетный антураж.
   ГГ не может улететь с обитаемой планеты, на которой его ничто и никто не удерживает. Его спутники погибли, но ракета в полном порядке, а местное население настроено дружелюбно, помогает ему выжить и собрать рюкзак в дорогу. Хотя и смотрит вслед печально.
   "Вернусь ли я когда-нибудь ещё в эти прекрасные места? Увижу ли эти лица? Я обернулся. За моей спиной взрывались радугами петли протуберанцев, на их фоне толпились местные. Они смотрели ободряюще. Клянусь, если бы хоть кто-нибудь из них тогда сказал: "Иди! Вперед!", то я бы, не раздумывая, отправился в путь. Но их глаза показались мне печальными. Мог ли я бросить это безродное одинокое племя посреди галактики? Я был слишком расстроен. Мысли путались. "Кажется, я ещё не до конца поправился, - сообщил я. - Боюсь, могу не донести ценную информацию до Земли".
   Главное, чего я не понимаю как читатель - адекватно ли ГГ воспринимает себя и то, что с ним происходит.
   Удерживают ли главгера на планете незаметно для него самого, не силою, а ментальным воздействием? Ведь вполне могут. Не всякая не-технологичная, но развитая раса захочет, чтобы информация о её беззащитном существовании ушла к технологически более продвинутым незнакомым братьям по разуму. Тогда происходящее получает логичное объяснение:
   "Ты мой лагерь, дружок, ты мой лагерь,
   Ты мой лагерь, я твой арестант".
   Или ГГ сам, не отдавая себе отчёта (или отдавая?), делает сознательный выбор, причины которого остаются мне неясны:
   "Ты мой остров, дружок, ты мой остров,
   Ты мой остров, я твой Робинзон."
   В любом случае, первая логическая причина не-улёта выглядит серьёзной только если принять, что она внушена ГГ коварными аборигенами: "Домой, - усмехнулся я. - Как ты себе представляешь? Я вернусь один? Ведь все эти акулы будут обвинять меня в том, что я единственный остался в живых. Сожрут с потрохами. Назовут трусом. Родственники будут звонить мне каждый день и слать угрозы. В худшем случае заведут дело, повесят убийство, затаскают по судам. Так и будет, поверь мне. Я пока не готов заканчивать жизнь в петле".
   Думаю, автор обязан транслировать читателю свои намерения более определённо. Почему он этого не делает? Потому что, если правильна гипотеза номер 1, то рассказ предстанет робкой попыткой воспроизведения брэдбериевских марсиан? А если верна гипотеза-2, то поведение ГГ так и останется необъяснимо-несовместимым с психологическим профилем профессионально отобранного и подготовленного космонавта?
   Или автор писал "маленького человека", прожившего жизнь не так, как должен был хотеть, а просто там, где положили, и с некоторым нетерпением ждал возраста, когда с облечением осознаёшь, что двигаться куда-то уже незачем? Если да, то при чём тут космос? Просто потому что подвернулся БД?
   Определённость - это наше всё.
  
   Гетла Бд-17: Не только страх
   Хороший рассказ. Автор целил в чернушников-апокалиптичников, считающих счастливый конец ниже своего достоинства и не по карману читателю. И поделом им.
   Отрывок с дочкой грешит объясняловом. Она задаёт вопросы, ответы на которые должна давно знать, то есть - для читателя. Ещё не за гранью, но уже на грани.
   Непонятно: это мир, в котором раньше не было Фанты, или это мир, где Фанта всегда была. Этот вопрос стоило бы чуть чётче прописать. Сейчас внимание сконцентрировано как бы на "диагностических средствах", как будто явление было всегда, но не было научных методов его достоверного обнаружения. (А теперь можно Фанте приписать, например, то, что раньше приписывали порче и сглазу.) Но поскольку читатель знает, что никакой Фанты нету вокруг него (во всяком случае, в количествах больших, чем обычный флуктуационный фон), то ему нужны или какие-то доказательства, что всё-таки - была, или намёки, откуда могла - может - появиться.
   Название явления неудачно, какое-то оно... бакалейное. Корень слишком "хороший": оранжевая + фантазия.
   Но главный вопрос: что случилось с настоящей Ириной Мезиной. Это Фанта (этот морок) вместо неё будет отныне суррогатом для мужа (на что намекает ложная память мужа о возвращении жены два с половиной месяца назад + несуществующая тётка в Севастополе)? При этом Фанта реально может стать человеком (о чём свидетельствует переставший вибрировать сканер), но настоящая Ирина - погибла (о чём свидетельствуют показания убитого в камере Бубнова, который - что?) Вот что меня продолжает беспокоить. Не то чтобы все вопросы должны получить ответы, но ответ на эти вопросы, как он вырисовывается сейчас, не даёт попадания в счастливый по-настоящему конец.
  
   Горбачев О.В. Бд-17: Куриная слепота
   Рассказ из серии завязок. Нет? А где ж развязка-то?
   Семейство сюжетов: некоторая часть населения не подвержена какой-то болячке человечества: вирусу зобми, например. А тут - вирусу слепоты. Почти всё общество поражено слепотой, и зрение объявлено вне закона. Но вот иммунный к слепоте мальчик обнаруживает, что зрячих больше, чем говорит официальная статистика, и что они могут объединиться и начать борьбу за свои права. Хватит бояться, говорит мальчик, папа, ты трус, говорит мальчик, да, я трус, говорит папа. Действие начинается! А тут и рассказ подошёл к концу.
   Я прошу прощения. Если б это была повесть, то, наверное, в главе 2, или 3, или 4 автор сумел бы протащить объяснения тому факту, как в высокотехнологичном мире не сумели найти вакцину или лекарство от вируса, да ещё и запретили здоровых людей. В коротком рассказе - да! - можно списать это на условность реальности. Но в коротком рассказе должна быть развязка, а её нет.
   А так-то неплохо написано.
  
   Пров Бд-17: Вы читали Хемингуэя?
   Ещё одна бродячая тема. Рассказ в пару к Молотов В. Чистильщик дорог, оба автора исследуют одну и ту же ситуацию: некто чует смерть, готовящуюся прибрать незнакомого человека, и бросается ей наперерез.
   Этот рассказ сильнее того, здесь хотя бы есть прорыв, по сравнению с унылым раскладом "не могу иначе и всё равно буду": удалось заставить кого-то поверить и помочь, причём, возможно, поверивший ГГ следователь поменяет собственную жизнь на жизнь жены и детей, потому что в него сейчас будет стрелять милиция. Поэтому финал выглядит сильным. Но на самом деле, оба рассказа находятся на одинаковом уровне решения темы: нулевом.
   По сравнению с этим уровнем даже серия "Пункт назначения" https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D1%83%D0%BD%D0%BA%D1%82_%D0%BD%D0%B0%D0%B7%D0%BD%D0%B0%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F_(%D1%81%D0%B5%D1%80%D0%B8%D1%8F_%D1%84%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%BC%D0%BE%D0%B2) видится уже выше нуля, за что прошу меня извинить.
  
   Прудков В. Бд-17: В ожидании звонка
   Ещё один рассказ на тему генетического улучшения человека. На этом конкурсе. Четвёртый. А ведь я читаю меньше половины.
   Сазонов С.Д. Клеймо Иакова, Филиппова Е.Л. От ненависти до любви, четвёртый не помню.
   Не смогла понять, во что целился автор. Сплошной диалог, а главной темы нельзя выделить. Опознание иномирца в мужичке на поляне прошло для ГГ без потрясений и катарсисов точно так же гладко, как езда по дороге без асфальта или увольнение с работы, поэтому ГГ производит впечатление заторможенного. Главная мысль не выделяется. Скучно.
  
   Медведев А.Д. Бд-17: Счастье для Горыныча
   Автор целился в драконий пласт литературы из пушки, заряженной слоном Хортоном. Как положено, большую часть текста заняла артподготовка из постебушек, которую можно было бы поставить в зачёт саму по себе, если б до неё не читать тысячу и одну подобную артподготовку на сходном уровне. Честно прочитано (у авторов есть презумпция!), но пользы ноль, каждое предложение забывается уже во время чтения предыдущего. Несмотря на то, что не хуже прочих. Проблема в том, что вряд ли кто-то сможет на этом снаряде оказаться лучше прочих. Потолок давно и безнадёжно достигнут. Во всяком случае - в плоскости постебушек. Каждый, кто выбирает драконов и рассчитывает поупражняться с ихними тремя головами в юмористическом ключе, должен быть к этому готов.
   Когда гуся посадили на яйца, Хортон мог вспомниться. Мне не вспомнился: давно читала. Но уж когда вспомнился...
   Умоляю, писателя и писатели! Не пишите рассказов про драконов если - если! - вы не собираетесь поломать шаблон каждой - каждой! - строкой задуманного повествования. Если вы рассчитываете оправдать чтение 10кб традиционных постебушек (пусть даже неплохо исполненных) неким "новым" вывертом в конце (пусть даже действительно новым), то лучше не подходите к этому снаряду.
  
   Нормаер К. Бд-17: Воскресный дедушка
   Нелогичная, неправдоподобная, беспомощная слезодавилка.
   Один-единственный клиент фирмы высоких технологий обеспечивает ей доход?
   Клиент нуждается в разблокировке памяти, для чего ему компо-психо-моделируется ситуация забирания шестилетней внучки из садика, в котором она сгорела на пожаре, потому что он много лет назад вовремя не явился, чтобы забрать её оттуда. Виртуальная внучка с дедом не идёт, и память не разблокируется. Хотя я как читатель так и не смогла понять, что именно он забыл, кроме того, чтобы её забрать.
   В объяснялки для читателя взялись сыграть менеджер и секретарша заведения, в которое дедуля - единственный клиент - приходит на полчаса каждый день в течение многих лет. Тем не менее, секретарша умудряется не знать, что у него за случай (хотя в нужный для подержания диалога момент вспоминает, что читала что-то когда-то, уже не помнит где). Менеджер же умудряется понимать ситуацию на уровне истопника соседнего борделя. "Нет, у него сложный случай", - устало вздохнул менеджер. - "Какой?" - "Память у него заблочена". - "Как это заблочена? - не поняла секретарша. - А разве такое бывает?" - "Получается, бывает. Наши медики говорят подобный случай один на миллион. Ну или на миллиард, какая хрен разница ... есть предположение, что все дело в чувстве вины. ... Общался я тут как-то с нашими психологами. Они старику давно диагноз поставили".
   А вот есть ещё такое состояние - "амнезия". Не слыхали? А мы слыхали, что про это все слыхали.
   Разговор идиота-менеджера с дурой-секретаршей в стиле бабка+дедка на лавочке у сельсовета достигает невиданных психологических высот:
   - Но он же мог кого-то послать за ней, - захлопала ресницами секретарша [о, проблеск мудрости!]
     - Он то конечно мог, да вот она не хотела [шестилетнего ребёнка занятые взрослые берут из садика так, как могут, а не так, как ребёнок хочет]. Понимаешь, за год до этого ее родители попали в автокатастрофу. Травмы не совместимые с жизнью и все такое [что ещё такое? Что??]. Ну старик и стал опекуном. А у него забот полон рот. А тут ведь ребенок в двойне [!] нуждается во внимании.
     - Фи, какая глупость, - нахмурилась секретарша .... - Могла в его особняке сидеть с воспитателями, няньками. В золотых шелках купаться [Про ребёнка такое "могла" - это уровень тупости запредельный уже, и декольте его не оправдывает].
     - Могла, - не стал спорить менеджер. А в голове пронеслась забавная [?!?] мысль : " Но она хотела, чтобы все было как раньше... до того дня, когда в их дом пришла беда".
   Воистину забавно мыслят эти секретарь и менеждерша. Прямо как два сапога.
   "Но он же мог кого-то послать за ней", - захлопала ресницами секретарша и подхватив со стола стилус, засунула себе в рот. Заметив это менеджер мгновенно покраснел и отвернулся к экрану". Кто-то пробовал научиться краснеть не мгновенно, а с задержкой? Хотя, если до мозга медленно доходит, то как раз такая задержка и выйдет. А кому и куда мне представляется релевантным засунуть стилус, нельзя написать в обзоре, но можно догадаться.
   Уровень примитивности и беспомощности этого текста, плоская пошлость персонажей заставляет усомниться: может, кто из судей по ошибке не в ту оценку в окошечке ткнул?
  
   Diamond A. Бд-17: Булимия
   Автор целится в стиль как средство подмены недостатка смыслового контента. И, похоже, преуспевает. Читатель должен заняться поиском простых смысловых импульсов в стогу метафор и тяжёлых для восприятия деталей. Но когда смысл выкапывается, вознаграждён ли читатель за свой труд?
   "В вечернем подкасте трендсеттеров Кэмдена спикер оппозиционного блока феминисток рассказывала о "бодипозитиве".
   Если отбросить стог, на вилах остаются:
   1) Классическая до оскомины схема "толстый изгой + странный изгой в школе + симпатия + толстый побивает обидчика странного". К схеме не прибавлено ничего, её предлагается только опознать, поэтому придётся отнести этот твёрдый предмет к элементам стога. Рассказ должен быть написан о чём-то другом, иначе его придётся забраковать на этом самом месте.
   2) Ненормальная мать, откармливающая своего ребёнка. Изменения психики ребёнка под воздействием психованной матери. Рассказ об этом?
   Если да, то не могу счесть удачным. И не только потому, что такую мать надо от ребёнка изолировать, чему должен был поспособствовать доктор: основания для обращения в социальную службу после описанной истерики матери в приёмной - налицо. А потому что нетипичное (особенное, из ряда вон) требуется прописать в сознании читателя как своё. Вызвать самоотождествление. Этому катастрофически мешают гипертрофированно-упрощённые описания (монологи от имени матери, некоторая придурковатость дочери), а также несовместимость взгляда матери на питание и телесную красоту ("женщина должна следовать правилам этих бледных, помешанных на здоровом питании шлюшек из Кэмдена?! Да мужчины обожают это тело!") с деталями фабулы. Мать непрерывно готовит и заставляет ребёнка есть - и "бесконечная череда завтраков, диет, калорий и клиник" (первая фраза рассказа)? Ребёнок, с одной стороны, наблюдается врачами, и его пытаются лечить, "ежемесячные обследования". С другой - домашнее поведение матери: "Я не хочу есть, а мама говорит, это необходимо". Это происходит перед глазами врачей. Поэтому описанная ситуация неправдоподобна. Если автор хочет её отстоять и оправдоподобить, то увы, это не удалось. Истерики матери на публику только ухудшают дело.
   У кого в рассказе булимия - непонятно. У матери? Она - источник переедания дочери? Но сама она собственным весом, вроде, не озабочена, значит у неё не булимия. Дочь же, вроде, озабочена, посещает форумы булимиков и учится их приёмам. Но переедать она сама не стала бы ("Айседора ест не тогда, когда проголодается"), значит - у неё не булимия. Я не владею предметом на отлично, но с имеющимися общими представлениями о нём рассказ рассогласован. Если мне как читателю не хватает знаний, рассказ должен их ненавязчиво предоставить, а не тыкать меня в них носом.
   Ещё одна неустойчивость: не идентифицирующийся возраст дочери. Сверстники дразнят. "Айседора не понимает, почему сверстники это делают, ведь мама говорит: "Ты красавица". Пять лет? Реплика сверстника: "Видела твой завтрак по "Дискавери". В "Охоте на касаток". Одиннадцать? "Она вытягивает руку и расстёгивает ширинку, чтобы понять: почему все женщины мира только и ждут, когда мистер Саутгейт вставит им свою кривую, вонючую, необрезанную штуковину". Четырнадцать? Авторская речь, соседствующая с речью "за героя": "Обсессия, с какой она мастурбирует на гастрономические журналы, могла бы запросто попасть отдельной статьёй в международный классификатор болезней". Тридцать?
   "У вашей дочери - инфаркт миокарда". ... Наверное, если бы она [мать] успела сказать, что собирается забрать дочь и отвезти в другую клинику, Айседора не сидела бы в тёплой ванне, ухватившись за поручни. Доктор Хэйли отмечает, до какого уровня поднялась вода, и разрешает девочке вынырнуть. Дальше - электронный анализ, весы, калипер". Наверное, Айседора не сидела бы, и не в тёплой ванне, и не ухватившись за поручни, а доктор отмечал бы не уровень воды, и весы с калипером не входили бы в повестку дня, если бы у Айседоры действительно был инфаркт миокарда.
   Сумасшедшая мать уродует дочь, ситуация представлена так, что поверить в её длительность невозможно, персонажи ведут себя неправдоподобно. Странная смесь выразительных по отдельности фраз и невыразительности, рассогласовенности текста в целом.
   И кстати: где фантэлемент? В существовании "министерства трендсеттинга"? Это не принципиально.
   "Пацан ...таскает разные носки". Откуда?
   (Для российских граждан уточню: риталин не прописывается с такой лёгкостью, как показано в рассказе.)
  
   Аноним Полнолуние
   Автор целится во что-то внутри себя самого и попадает слишком хорошо.
   Пусть это есть нереалистическая проза, но это не есть фантастический рассказ. Фантэлемент несёт функцию предлога или смягчающего обстоятельства. Он гипертрофирован, как ложная улика.
   ЛГ самодостаточен и эгоцентричен, для кого он рассказывает - непонятно, потому что остальной мир - либо злодеи, либо ничего особенного. Даже мама ЛГ, которая тоже умела видеть сны, никакого выраженого отношения ЛГ к себе в тексте не удостоилась. Мир и персонажи - это лишь статисты, декорации сцены, на которой "извивается в спазме эстетизма" ЛГ. "Кажется, ее звали Сесиль - многообещающее имя, похожее на вкус на сосательный леденец, но в общем ничего особенного: розовые щечки, толстые щиколотки и традиционная провинциальная ненасытность пополам с желанием пустить пыль в глаза. Ее квартирка на краю города оказалось величиною с кошачий лоб - так говорят японцы. Кошка, впрочем, тоже имелась". Ключевое слово: "традиционная". Весь мир банален и предсказуем, кроме ЛГ. "Есть будешь?" - спросила она, и я поспешил согласиться, как спустя час согласится она сама. Они всегда соглашаются". Я согласился + она согласилась = они всегда соглашаются: найдите оговорку по фрейду.
   На меня текст произвёл впечатление нарочитой вычурности. "Всю жизнь мне приходилось прятаться в темноте, чтобы подобие правдоподобия скрыло в своей тени мою неправдоподобность. В бессонном мире сновидения вызывают ужас, как мясная лавка в вегетарианской стране, но иногда даже 14-й кегель, затесавшийся среди мельчайшего петита, воображает себя незаметным хотя бы потому, что набран такой же черной краской, как и все остальные". Это строится на фоне утопической декорации в виде запрета видеть сны под предлогом "нельзя творить свою собственную реальность". Увы, я не могу принять к сердцу или поверить ни в описанную фант-реальность, ни в разворачивающиеся на её фоне события, ни в рассуждения и впечатления селф-лицедействующего героя. Втиснутые в прокрустову метафору петит и кегль кажутся изнасилованными. (Самопроверка: "Всё едино, как сбившийся в строчку петит смертной памяти для". Не испортилось.)
  
   Гейл Бд-17: Мы живем в монастыре
   Автор целился из крупного калибра по чему-то не такому уж большому.
   Стиль ровный, сопереживание вызывается, но что-то во мне протестует и подсказывает, что читателя разводят. Почему-то весь рассказ читается подражанием: и по фабуле, и по стилю. Возможно, это мои личные заморочки, но я о личном впечатлении и пишу. Читалось как многажды читанное. Выбивается из этого ощущения только финал, к нему и вопрос. ГГ отрубил себе руку, чтобы сбежать из заточения. Целенаправленно пробрался на кухню, где есть топор, и привёл с собой всех товарищей, обещав им свободу. Действовал, как будто точно знал, как надо. Не хватает пути, которым он получил это знание. Или эту догадку. Не обязательно, что нужно руку отрубить, а что надо жертву принести, и кому. Знание тут - не сила, сила - в решимости: не всякий, кто знает, что ради свободы надо себе что-то отрубить, пойдёт на это. Не каждый, зная, что нужна жертва, придумает такУю. Поэтому конец вышел бы сильным в любом случае.
   Мне кажется, что эта отсутствующая связка перевела рассказ из чистой мечты (как рассказ "Дом") в облегчённый жанр ни к чему не обязывающих няшек.
   Концовка подпускает сомнение в том, что всё описанное вообще имело место. Есть вероятность, что это фантазия нищего повествователя, напрашивающегося на бесплатную кружечку пива для себя или баранью ножку для спящего больного попутчика, и что этот номер он исполняет в каждом трактире перед каждой новой компанией. Это сомнение порождает сомнение в фантастичности фантастичного, казалось бы, рассказа.
  
   Лаевская Е.Г. Бд-17: Клуб странных птиц
   Автор целился в читателя, соскучившегося по простоте и уюту. Его и добудет.
   Прозрачно, приятственно, оптимистично, тема раскрыта.
   Вызывает сомнения "оставив на столах, на прилавке и даже на стенах отпечатки сладких пальцев" из уст слепой ГГ. Туда же: "Только иногда, задумавшись, пишет на стенах и холодильнике никому непонятные формулы". (Кстати, никому не понятные - раздельно.)
  
   Натрикс Н. Бд-17: Глаза совы
   Прекрасно? Да. Перечитывать? Нет.
  
   Хожевец О.А. Бд-17: Дом
   Автор целился в земное, социальное и близкое, про которое много что можно сказать, но мало что - сделать. С ним. Ему. Поэтому выбрано фантастическое, практически инопланетное орудие, но не чтобы долбануть по земно-социальному, а чтоб показать ему хвост.
   Хороший рассказ, написан приятно, внятно, выразительно, читается легко, в поставленную цель попадает точно. Но не хватает катарсиса, да. К сожалению.
   Что дом в конце взлетит, стало ясно после третьего абзаца. Но это может быть из-за специфики конкурса: читательский глаз разрабатывает такие линии уже автоматически, да и не портит эта догадка восприятие рассказа.
   Кстати, некоторые авторы так старательно пытаются замаскировать ружья на стенах, как будто от того, когда читатель поймёт, где ружьё, зависит сила выстрела. А она совсем другими факторами определяется. В этом рассказе, несмотря на раннюю догадку, старт дома с мансардой воспринимается настолько логичным и выразительным, что подкапываться под механику (например, научно-генетические аспекты того обстоятельства, что ГГ - инопланетянин в третьем земном поколении) не хочется: мы же имеем дело с мечтой в чистом виде.
   Но читатель тоже мечтает. Ему хочется возмездия. Чтоб окровавленный чиновник, стуча зубами, кричал о пристроенной ванне.
   Что не отбирает у автора свободу выбрать противление злу уходом от него. Тем более когда зло собирательно.
  
   Адаменкова Н. Бд-17: Вперёд, сволонтёры!
   Неисповедимы пути попадания в ПФ.
   Сюжет: трое попали на типа-алмазный прииск, их предупредили, что воровать типа-алмазы нельзя, но они всё равно своровали. Ну, чо... Ищем цимес не в сюжете, а в стиле подачи и интересности фабулы? Вспомним В.Конецкого и Г.Данелию?
   "...третьим в отряде будет юный Сидор. Фанатик всего, что подвернётся, со скрытыми мессианскими замашками". Это - прямая речь?
   "...в мессианском стиле насплетничал: "Говорили, что сумрак безволия обуял его". Автор не знает, что такое "мессианский". Что мессианского в высказываниях персонажа? Мессианство притянуто за уши.
   "за что Иваныча наказали волонтёрством на лунный рудник?" Да, автор знает, что такое "волонтёр", поэтому уточнил в начале, что волонтёрство в этом случае было принудительным. Но каков смысл этой фигуры? Какую роль принудительность волонтёрства несёт в рассказе? Повод для названия? Придумано слово "сволонтёры", хочется так назвать рассказ, потому что это было бы прикольно, но не лезет волонтёрство в сюжетную схему, поэтому изобретается фигура "принудительное волонтёрство"? И "принудительное", и "волонтёрство" притянуты за уши.
   "Для демонтажников такое восстановительное задание было на грани возможностей". Читатель крутит на пальцах определение "восстановительное", пытаясь найти, откуда оно отвалилось. За уши притянуто?
   "...и, словно саранча, запрыгали к руднику". Сравнение с саранчой несёт в языке определённую смысловую нагрузку, не имеющую никакого отношения к описываемому. Читатель в ахуе пытается вспомнить, что ещё он знает о саранче, или хоть где у неё уши.
   "Проводы волонтёров горнодобычи на обратной стороне Луны прошли необычно. Сначала шеф сухо прошелестел: "Демонтаж - наше всё! Мы - предтечи Возрождения". Казалось бы, ничто не предвещало, однако юный Сидор громко подтвердил: "Мы такие!" А хваткий Иваныч тут же вставил: "Прошу за это ценить нас безлимитно"....И т.д.
   Что здесь необычного? Разве что уровень нелепости описанной сцены и её притянутость за уши к сюжету. Читателю понятно, что она была нужна только для того, чтобы инсценировать рождение названия рассказа. Вышло крайне неубедительно.
   "...наконец выдавил он и тайно погладил Иваныча". Тайно от Иваныча или от третьего подельника? Вау, какой богатый подтекст... Притянутый за уши?
   Не могу погладить этот рассказ ни тайно, ни явно. Стандартная схема изображена простым, но не точным языком, нет никаких самоценных сюжетных или повествовательных находок, повествование заунывно, натянуто и безнадёжно скучно. Сюжет и детали этого произведения кажутся притянутыми за уши к названию, придумывание которое кажется предшествующим написанию рассказа.
  
   Римских Р. Мой день
   Когда целятся в весь белый свет, собака не может найти утку.
   Отличный был бы рассказ, если б количество неопределённости не перешло в качество расплывчатости. Он, может, и так отличный, но для тех читателей, которые любят перебирать косточки и догадываться, как они соединяются. А я отстаиваю права тех читателей, которые любят сразу понимать, что они съели (а не только что оно было очень свежее).
   В весь белый свет целиться - можно, это даже хорошо, но автор короткого рассказа должен обязательно выбрать какую-то копеечку и чётко в неё попасть. Тогда остальная масса деталей и не до конца определённых идей будет создавать антураж и даст читателю дополнительные косточки для обсасывания, а рассказ будет причислен к сонму классических как "рассказ такого-то про...". А у вас в комментах доброжелательные и внимательные читатели, которые в восторге от текста, всё равно выглядят, как будто все копеечки перепутали.
  
   Истратова И. Бд-17: Покраску не заказывали
   Целились в откат, а попали в атмосферу. Или наоборот.
   Моя оценка этого рассказа зависит от того, что должно произойти с улетучившимися кислородом и водой.
   Если, по замыслу, они должны - после тотального пропылесошивания - претвориться в атмосферу и водоёмы, то это одно. Потому что получается, что мэр Марса, почти не целясь, решил главную и нерешаемую задачу практически даром, и будет запущена цепная реакция само-решения всех остальных. (Хотя тут ещё вопрос: без геодинамо вода и кислород на планете удержатся?)
   А если бесполезно теряются - то это другое.
   Мой упрёк рассказу - за оставления сомнения у читателя по этому поводу. Короткий рассказ не должен оставлять сомнения о том, что именно произошло в конце. Пары коротких предложений в финале было бы достаточно, чтобы закрыть вопрос.
  
   Гуфельд З. Рисующий облака
   Автор целится поэтичностью, проникновенностью, жизненной мудростью - прямо в сентиментальность читателя. Но подстрелить удалось только несколько приличных метафор и ясность изложения, а сети притащили восторженность, умилённость, сюсюканье и какое-то извращённое убийство идеи.
   Рассказ, отрицающий фантазию у детей.
   Автор увлёкся собственной фантазией и не заметил, как умиление своим лиргером (который является тут ипостасью самого автора) перехлестнула через край, превратившись в слащавость и напыщенность.
   Лирический герой - бывший мальчик с хорошим детством, тепло вспоминающий детские и юношеские фантазии и волшебства и превратившийся во взрослого, с ностальгией глядящего назад. В первый раз читала бегло и поздно, и взгляд только за "вкусы" поцарапался: что выбор вкуса автор представляет вершиной детской фантазии; "Главное, не забыть придумать облаку вкус! Хочешь, малиновый, хочешь, ананасовый. А когда воображение есть, то несколько вкусов одновременно!" Прямо хочется спросить: а что, можно забыть про вкус, если пришёл облака жрать? И что значит - придумать малиновый вкус - если он малиновый, уже существующий? А оказывается, так и есть: "чтобы ребёнок смог из них выбирать, кто-то взрослый их должен придумать". И вот теперь ЛГГ при деле: он "До меня вдруг дошло, что я в детстве ничего не придумывал: я тогда открывал то, что выдумал кто-то другой. Вкус, и запах, и липкость. И радость от волшебства, которое я принимал за своё".
   Я понимаю эту закольцовку: "пока будет кто-то, рисующий облака, то и детство моё никогда не закончится". Но осуществлена она неловко и нелепо, запуталась в собственных ножках. Чувство меры автору изменило.
   Значит, дети не умеют творить, собственной фантазии у них нет, только могут в игрушки играть, придуманные взрослыми, которые, выросши, наконец-то творить научились... Это не то, что автор хотел сказать? Но он сказал именно это.
   Дети, как и взрослые, бывают разные. Кто-то умеет творить, фантазировать, создавать своё, а кто-то - нет. У кого-то больше фантазии, у кого-то меньше. А автор всех уровнял по своему ЛГГ и умиляется его доброте: как он юным на бедность со своего уширившегося взрослого плеча нежные вздохи выдумывает и тревожащие жесты... Бяда. ГГ в равной мере можно вообразить: производителем-поставщиком детско-юношеской литры, мороженого, настольных игр, печенек с марихуаной или порноклипов.
   "Выбираешь какое-нибудь попышнее, кучерявое, сочное - ткнёшь в него..." - Дональд Трамп отдыхает.
   "Просто ладошкой сорвать - и в кармашек" - неуместное сюсюканье тётеньки или мамочки над сладеньким малышиком в детском садике. Уж не говоря, что ладошкой вряд ли что сорвёшь. Рукой - да (не ручкой!), но это лишняя информация. Просто сорвать - и в карман.
   "А рот в это время слюной наполняется... И все эти вкусы во рту со слюной перемешиваются, растворяются в ней и стекают по горлу". Бэ-э...
   "...отхватываешь губами шмат побольше, а он вкусом сочится..." Шмат облака... сочится вкусом... И, конечно, сладким... А трели соловья разносятся звуком... А девичий поцелуй проникает... слюной... Блин, что же это такое!
   Этот текст нельзя было внимательно прочитывать. Чувство вкуса изменило автору капитально.
  
   Воронов А. Бд-17: Земная жизнь Юрия Столбова
   Тут мне, в общем, нечего сказать. Рассказ самодостаточен. Он не стреляет, а отравляет.
  
   Рита Л. Бд-17: Момент
   Автор вышел понастрелять штампов и из шкурок сшить куртчонку.
   Текст хорош, но как упражнение, экспромт на заданную тему, а не как рассказ.
   Что героиня - это что-то в том роде, что и оказалось, стало ясно сразу, но сперва думалось на вдохновение и музу, а потом помешало, что в вине топят горе и заботы, а истина - хотя, вроде, и в вине, но не совсем в этом смысле. Она там плавает, скорее, "как клёцка в миске супа"... или как сахар в чае Столбова... с другой стороны - суррогатом себя самой... то есть - как признание не выдержать её на трезвую голову... то есть истина сама по себе - это горе, поэтому только в виде клёцки в вине ей и место... а там и утопнешь... То есть, по тексту, истина = горе + беда... Что не всеми понимается, кстати. Поэтому можно считать, что текст удался чуть более чем кажется.
   И однако что-то мне мешает. Тщательность подгонки швов? Рассказ вызывает восхищение трудом ремесленника, а не сопереживание одному из действующих лиц. В отличие от трагичной песни Высоцкого.
   Вот и читатели, кажется, восхищаются, а не переживают.
   Процитирую коммент Сипиона под одним из рассказов, который кажется мне очень к месту: "комичненько... а вот если б написать - чтоб стало страшно?"
   Мне кажется, что автор пытался. Но не дотянул. Или побоялся.
  
   Лисаченко А.В. Мараморка
   Стреляем по возможности невозможного и попадаем в глаз. Приятный рассказ. Лаконичный, выразительный, чудный фантэлемент. Но вот что хочется спросить. Главгеру с женой было НАДО. Чтоб не заснуть и ДА вписаться в тот опасный поворот. А тем, кому "венки на придорожных осинках, "От жены". "От мамы". "От друзей"." Им не было НАДО?
  
   Тишанская М.А. Хысть
   Очень полезный рассказ. Предлагаю некоторым (не будем показывать пальцами) произвести погружение и попытаться угадать, выпустил ли бы браглус хоть одного человечка на поле, если б Бус читал ему вслух их рассказы.
  
  
   Проняев В.С. Притяжение света
   Ни рассказа, ни текста. Вариация на тему, что, мол, у человечества есть что-то такое человеческое (как правило, это любовь, и этот рассказ берёт именно этот самый распространённый вариант), по каковой причине ему удивляются другие космические расы и способствуют (или не препятствуют) его выживанию. А вот как насчёт того, что "это сильное чувство привязанности" - возможно, необходимый для выживания вида (инопланетного тоже) эволюционный элемент? А главное: если у описанных инопланетян его не существует (хотя термин нашёлся), то в описанной ситуации ОНА могла его ощущать сколь угодно, но ОН - ощущать - нет.
   Техническое исполнение - на детском уровне, автор не справляется с простыми описаниями.
   "Капитан, похоже мы нашли то, что искали - это именно та планета, ради которой мы так долго летели". "Надо же было выбрать такой день для поездки к матери!" В качестве прямой речи нельзя такие фразы. "На глазах старого космического волка навернулась скупая мужская слеза". О-ёоо, на моиХ она тоже ща как навернётся...
    
   Зима Б. Бд-17: Чертова дюжина
   Детское творчество?
   "Порой наши задумки граничили на грани премии Нобеля и Дарвина".
   Пусть граничат!
    
   Хигаду Хромка
   Рассказ средний, текст - слабый. Отработка простой схемы официальным, лишённым индивидуальности языком.
   Есть приятные моменты, но все они относятся к идеологии, ибо стиля нет вообще. Приятно описана реакция масс на происходящее, и что разум - довольно редкое явление. Попытка выйти за рамки стандартной схемы в описании ситуации до некоторой степени удалась, но трудно отделаться от чувства, что перевёртыш всё опошлил. Он слишком мизерный, чтобы ради него читать текст.
   Инфо к размышлению. Пословица "скоро только кошки родятся" не на пустом месте зародилась. В реальности если начать охранять кошек, да ещё под страхом уничтожения человечества, то начинать необходимо с тех, которым грозит скорая гибель: с не-домашних. И тогда проблема кошачьей контрацепции встанет в полный рост не через пять лет, а немедленно. А если им их религия не позволит... то кранты.
  
   Бородкин А.П. Бд-17: Я сплю?
   Что автор хотел этим сказать?
   Мы все друг другу снимся?
   Сосне снится пальма, пальме снится сосна.
   Сложнее: сосне снится пальма, пальме снятся листья ясеня, ясеню снится банный лист, берёзе снится пиния.
   Мир - одно запутанное сновидение некоего единственно-существующего сознания?
   Если угадала - пришлось угадывать, да и катарсиса не произошло. Если не угадала, тоже ничего страшного.
    
   Куприк Д.А. Бд-17: Таурус-96  
   Автор понятно рассказал, что он хотел сказать, но рассказа (чтоб сюжет, развязка, чтоб читать интересно) не получилось. Каждый, кто может подумать и сказать "я мыслю и чувствую, следовательно, существую" - существует: и отлично! Но где же действие?
   Описательная часть на крепкую тройку, стиль полностью лишён индивидуальности. Правописание опустим, но некоторые предложения (например: "Но именно она это то, что как сказала Елена 'то, что обеспечивает функционирование сознания, настоящего, живого'") вызывают подозрение, что это плохой перевод начала первой главы чего-то среднего.
   И всё-таки вычитать рассказ - необходимо. Зашкаливает уровень невычитанности.
  
   Филиппова Е.Л. От ненависти до любви  
   "К шести годам близнецы научились драться почти бесшумно". Отличная первая фраза, просто супер, но потом пошло столько инфы прямой наводкой, сколько одна харАктерная фраза на себе не вывезет.
   Дальше - удачно местами. Автор поставил себе целью идею не новую, но и не пустяковую, следовательно - стоящую труда. Но в эту цель надо удачно попасть, что не совсем получилось.
   Вмешаешься в эмоциональную структуру сознания попыткой перестройки - убьёшь человечное, потому что всё взаимосвязано. В интерпретации автора - породишь равнодушие. Человеческая часть повествования довольно удачна, и такие рассказы хорошо принимаются читателями и жюри, но мне мешает неустойчивость фант-элемента и неустойчивость его следствий.
   "Вирусная природа..." - готова принять за условность, именно потому, что не может быть вирусная. Пусть будет фант-элементом, лишь бы авторской задаче было на здоровье. Но начинают накручиваться не сопрягающиеся с этим элементом производные "не может быть", и восприятие переключается на них, уходя в сторону от цели. Всё время хочется вставить читательское "а разве?.."
   А разве - "... ненависти"? Слишком общее понятие, оно не даёт правильную подачу. Захотеть стукнуть брата, когда он опрокинет стул - это ненависть? Изнасиловать женщину в парке - это ненависть? Раздражаться на чуждый акцент - это ненависть? Надо было автору подумать над этим элементом. (Судя по тексту, имелись в виду: раздражительность? нетерпимость? о! - агрессивность?
   "Можно спокойно идти от метро через темный парк". Ночью через парк ходить не ненависть мешает, а физиология и/или бессовестность. Теперь обратите внимание: именно бессовестность и эмоциональная глухота, по тексту, стали следствием "вакцинации от ненависти" (вырезанная деревня в ЮАР, уволенная секретарша, брошенные дети). В проекции на малоразвитую молодежь, ошивающуюся ночью по паркам, это дало бы тотальный ночной террор, а не декларированное автором спокойствие.
   Вирусная природа - условность описанной реальности, ОК. Но разве - по тексту - население не поголовно заражено? Даже если автор скажет что нет, получается что да. Потому что реакция массовая. Значит, "вакцина" что-то меняет в организмах, которые "ненависть" не проявляли до того. Поэтому я пишу "вакцинацию" в кавычках. Вакцинация или помогает от будущего заражения, или передаёт сопротивляемость, выработанную другим организмом. А у вас получается, что все организмы в одинаковом состоянии исходно? Тут такой иммунологический клубок несоответствий, что не буду развивать. Короче, ваша "вакцина" работает, скорее, как лекарство, и всё это вызывает много сомнений на вполне общеобразовательном уровне.
   Главное, что рождается от обдумывания многих "а разве": выходит, что полный эмоциональный базис homo sapiens в основе имеет - вирус? Не скажу "не может быть!" - это ж фантастика. Скажу: такой фант-элемент - для рассказов совсем другой тематики. Для выбранной - с (не)устойчивостью фант-элемента вышел перебор.
   Думаю, что если б они нашли ген и придумали для него блокатор, всех этих вопросов бы не было.
   Повторю всё-таки: "не-научный", человеческий аспект вышел хорошо, во всяком случае - в цель попадает. Однако "информационные" куски вкраплены грубовато (по стилю).
  
   Лаврентьев О.Н. Двойник и помощник
   Отличная пушка и замечательное ядро, но, кажется, они не подходят друг к другу. Нечестный приём. Интересно было именно развитие абсурдной части сюжета, прояснения его логики по-читательски ждалось. Потому что очень динамично закручена ситуация. А вылилось в любимую собачку.
   "Многие парни плечисты и крепки, многие носят футболки и кепки. Много в столице таких же значков. К славному подвигу каждый готов!" - но интересна-то история именно этого парня! Все собачки относятся к хозяевам трепетно, почти все хозяева относятся трепетно к своим собачкам. Не во всех собачек воплотились не справившиеся с управлением (ангелы)-хранители. Поэтому обобщения тут быть не может, рассказ остаётся на волне конкретного, особого случая. Мастерски закрученного, увлёкшего, протащившего через все 12 кБ в погоне за ответом на загадки, поставленные автором. И уже поэтому концовка кажется наглым, бессовестным перевёртышем - по существу оным не являясь.
   Моя собачка вообще без слов умеет понимать меня, потому что от рождения глух. Но если где-то лежит кусок колбасы, он будет об этом помнить, пока она хоть кому-то окончательно не достанется. Так же и читатель. Вы колбасу положили, но никто её так и не съел.
    
   Вознин А.А. Бд-17: Песок  
   По первоскорому прочтению впечатление было, скорее, положительное, потому что изобразительная часть - на нормальном уровне. Однако по дочтении и попытке докопаться до смысла возникли сомнения. Развязка-завязка этого текста условны, миттельшпиль представляет собой растянутое на 12кб описание мужественности, потребовавшейся по непонятной причине и протекающей с непонятными последствиями в тени классических соляристики и брэдберистики (третья экспедиция) и многих последователей. Сноски в конце текста намекают на некий определённый смысл, но не дают честной наводки на цель, и читатель оказывается поставлен перед предложением не столько вырасти немного над собой, сколько поработать вместо автора, недоформулировавшего свою задачу. [Кстати: Эль - не "одно из имён бога".] Намёк в ссылках вызвал ассоциацию на старый-старый рассказ, где отослать читателя в направлении требуемой интерпретации удалось без многозначительных названий космических поселений: http://samlib.ru/p/palij_s_w/guests_sp.shtml. А удивительное текстовое совпадение с некогда отрецензированным на БД же рассказом (ниже) даёт мне возможность сослаться на рецу, написанную во время оно. Потому что, видимо, тексты разные, а болячка - одна.
   Смотрите, как забавно (только на обижайтесь):
   У вас:
   "Что там произошло не знаю, только накрыли всё, вместе с группой ученых очкариков, парой термоядерных зарядов. Говорят, угроза полномасштабного заражения. Ввели карантин, выставили посты и... В общем, стреляй, не заморачивайся. Чем меньше будешь думать, тем вероятнее останешься жив-здоров и в здравом рассудке..."
   В параллельном рассказе:
   " - Да, знаю я, Сереж... Апокалипсис начался с нашей лаборатории. Куда там, нахрен, выжить... Все вверх тормашками полетело...
   - Да, уж... От всего вашего научного городка осталась одна большая воронка, из которой поперло какое-то неведомое излучение, перекорежившее, похоже, весь мир..."
   Прочитать всю рецу: http://budclub.ru/editors/c/chislo_p/obo-10.shtml, поиск по слову "Рекристаллизация".
  
   Кашин А. Бд-17: Старый друг - новый друг  
   Динамично, увлекательно, изобразительно.
   Две занозы мешают общей гармонии. Первая - собственно концовка. Она слишком оптимистичная для завязки, в которой ГГ (может и не Г, но точно Г, на которого всё наколото) жертвует собой, самоуничтожается. Оказывается, его можно вырастить заново с исходной матрицы, отлично. Как новое растение из корня старого. Проблему идентичности (= матрица несколько раз начала с нуля и получились десять одинаковых отдельных ИИ) и тождества (= продолжения существования личности) автор не ставил, но её ставлю вместо него я, и оказывается, что мне больнее, чем героям рассказа, у которых всё немедленно наладилось: мне жаль каждого погибшего И.
   Из обдумывания первой занозы выросла вторая: нелогичность экшнной части. Визитёры от работодателя действовали так, будто бы искали либо чудовищный криминал, либо особую для себя ценность. Криминалом оказался способ решения поставленной задачи: не лично сидела онлайн, а написала программу. А им-то какая разница, если задача решена? Если же ценность искали (саму программу, ИИ), то не должны были так просто сдаться. Уж или выбивать, или сотрудничать, но не просто уволить и свалить. Страху и напряжения автор нагнал, но основания для них как бы не оказалось.
   Стоила ли ситуация самоуничтожения Г-как-бы-Г?
   Да, если в список личных задач ИИ входило личное счастье его "мамы", а продолжение собственного существования - не входило. Что я как читатель могу принять. Но облегчённое отношение мамы к личной гибели её ИИ принять не получается.
   Итого: лишним обдумыванием взяла, да испортила для себя хороший рассказ? Нет, потому что заноза последнего абзаца воткнулась сразу и ощутимо. Если б прочесть его во времена оно (дефицита фантастического чтения) и пойти потом по воду к колодцу, на работу, к плите - мешало бы точно. А так, когда семь десятков рассказов на группу - могло бы и проскочить.
  
    Лобода А. Старик и Тетис
   Замечательно. Только хочется спросить, почему первая - выловленная и съеденная - рыба не вызвала ни сбоя в эволюции, ни обвала потолка (второе серьёзнее).
   Название читается как "Старик и Тетрис". Другой старик совсем не мешает, но - почему старик, а не старуха? Старухи тоже бывают о-го-го!
    
   Prokrastinator Мундштук
   Это и рассказ, и текст.
    
   Рубцова Д. Колодец и ослепительный свет
   Отлично.
   https://www.youtube.com/watch?v=Ak0XbVEQy-I
    
   Берестнев С.П. Злоключения с робонянем  
   Кайф.
  
   Орехов Е.И. Бд-17: Хозяин поворота
   С одной стороны - отлично, но с другой - концовка дёргает оборванной логикой. Хозяин поворота - дерево? Сколько деревьев в лесу? Чего они хозяева? И действительно, не ясно, почему он может ломать подшипники, но не может воздействовать на древоточцев. Карму восстанавливает?
   Надо бы додумать реквизит концовки, чтоб он не заслонял главного. Хотелось бы чего-то более... фундаментального? Устойчивого. Чтобы не грозило упасть на актёра и не мешало слушать его голос.
   Качество описания - отлично, по всем направлениям. Никаких нету медленно всплывающих вверх, ослепительно белых и усеянных сотнями кратеров и трещин Ганимедов (это в адрес другого рассказа) - а какое напряжение. Как собственными глазами...
    
   Ковалевская А.В. Бд-17: О политике с чистыми руками  
   Кайф. Концовка, увы, не на уровне середины и, особенно, начала. А то получился анекдот наоборот: неожиданное - в начале, обоснуй - в конце. Но всё равно хорошо.
   Как бы мне известно, что канва как бы представляет собой как бы минное поле, но мне как третьей стороне никаких обид ни для кого не видно, о чём чувствую надобность сказать особо.
  
   Альтегин Е. Бд-17: Уборщик
   Очень хотелось поставить самую высокую оценку потому что стилистически безупречно, понятно, динамично и не зло. Речь о людях, которые могут и хотят дать больше, чем оказывается нужным организации, в которых они заняты? (Ведь Елизар - не колдун какой, не домовой офисный, так?) И вот человек, который разработал невероятные технологии (и может - ещё более невероятные), использует их для уборки помещений или чтоб разливать гостям пиво, отказываясь от развития своего потенциала по назначению, отказывая обществу в своём потенциале? Автор сказал, я поняла. Но не хватает занозы, чтоб рассказ остался в памяти. Какого-то куражу, яркой детали не хватило. Хотелось большего от концовки.
   Вот может быть, дело в несоответствии повода, по которому Антону понадобилась палочка-выручалочка - почти волшебному характеру палочки. Айтишнику не нужно перемещать материю во времени, ему нужно только нормально организовать работу. Мне достаточно сказать вполне реальному айтишнику, что мне нужен файл, который 2 часа, 2 дня или 2 месяца назад лежал вот по такому-то адресу (даже если адреса уже не существует), и через 10 минут буду иметь. Потому что любая нормальная контора делает backup через каждые Эн часов.
  
   Эдуард М. Высадка
   Забавно, и читать было приятно. Простая самонаводящаяся пушка с нейросетью. Использовали для разгона гей-парадов, отсюда соответствующая лексика, теперь не отучишь: "Давали мне кофе, какао, еду, Чтоб я их приветствовал: "Хау ду ю ду!" Но я повторял от зари до зари: "Карамба!" "Коррида!" и "Черт побери!" Качественная картинка, нарисованная автором, исподволь забивает в сознание гвоздик о том, что гомофобия - это уродство. А гомофобия у власти и с пушкой - тем более. И это несмотря на то, что в рассказе читатель болеет ЗА пушечку, а не против, и даже жалко её, оставленную на той планете.
   Мне показалось, что тут очень удачно соблюдён баланс между мыслью и эмоцией: высказывание по болезненной теме в анти-официальном ключе сделано без надрыва и без вызова.
   Ещё мне показалось, что для пробуждения к действию поникшей было (не нашла стадиона?) пушечки должен был быть какой-то триггер, какая-то фраза, например. Поискала - не нашла.
   "...было бы, где сесть" - запятая не нужна.
  
   Джекил, Хайд Бд-17: Охранники судьбы
   Тема полу-высших существ, вмешивающихся в судьбы. В данном случае - чтобы не дать им отклониться от предназначенного (ах, свободная воля, тебя, оказывается, нет совсем...) Развязка логична и неожиданна, но туловище рассказа написано механическим, стандартным языком. Понятно, что автору необходимо было показать, какие типовые ситуации составляют рабочий материал ГГ, но эти эпизоды настолько не представляют самостоятельного интереса и написаны таким-никаким стилем (как материал в учебнике, какая-то девушка, какой-то юноша, какой-то мужчина, какой-то...), что памяти не за что зацепиться. Сейчас посадите класс, дайте задание, и они вам понапишут таких отрывков, и самому писать не пришлось бы. Такие рассказы забываются через минуту после прочтения. Вот я сейчас только его перечитала - и уже не вспомню ничего конкретного. Целый рассказ балласта - ради двух сантиметров концовки? Рассказ не доставляет читательского удовольствия сам по себе. А обязательно должен.
  
   Махавкин А.А. Бд-17: Легенды
   Мэри Сью хочет, чтобы читатель догадался, какие из мифов и легендов имелись в виду, какие мифологические персонажи отождествлены с персонажами рассказа. Похоже, это - самоцель рассказа. Никакой иной цели и ценности я не смогла обнаружить. Опять понадобилось кого-то укокошить, чтобы снова воплотить / вернуть к жизни кого-то мифологически укокошенного много веков назад. Это скучно. Тема мести горгон героям и наоборот не должна ставить единственной целью проверить знания читателя.
  
   Потанина П.А. Робот и окугангики
   От стараний робота алгоритмически понять в речи малыша то, что без труда понимает мама, случается перегрев и отключение процессора. Эта тема стоит мессы. Но: недо-продуман логический подход к теме.
   "Но в этот раз вывод после предварительного анализа ситуации был неожиданным - задача могла быть решена. Слово "Окугангики" - было явно неправильно произнесенным словом". Но в речи малышей со всеми словами так, поэтому неожиданность вывода, его перво-разовость не вызывают доверия. Гадаю: если б не проблема с этим обоснуем, сколько выиграл бы тест в оценке. Наверное, как минимум два балла, потому что в коротких рассказах, которые должны бить прямо в цель, обоснуй должен быть безупречен.
   Автор свои собственные эмоциональные ноты в рисовке картинки (маленький мальчик, у которого "в глазах появлялись такие грусть и сожаление", или "исчезло радостное удивление") позволил читателю воспринимать как восприятие робота, чему прописал логическое оправдание (робот "прекрасно умел читать эмоции людей по лицам"). Это мешает кристаллизовать главную мысль и её решение: слишком высокая "одушевленность" робота снижает "эффективность" рассказа. Коли робот способен на такое восприятие, то уже и до распознавания речи-то, хоть и искажённой... Распознавание речи, даже нечёткой - это куда более простая задача, чем мытьё потолков и распознавание эмоций. Я вот только что сгрузила несколько аппликаций, на которые и надиктовываю эти заметки.
   Автору следовало более контрастно изобразить алгоритмичность робота, чтобы достичь смысловой своей цели. Обрисовать его совсем не-очевидную ограниченность.
  
   Славич Н. Бд-17: Огонь не угаснет!
   Отдаю должное смелости полёта авторской мысли. Солнце стало угасать вдруг, но ветераны одной армии, поборовшие ветеранов другой армии, чтобы не погибло то, за что они воевали, сами стали солнышком, подмогнув ему сиять. Чудо. Правильно ли я поняла, что ветераны других армий, победивших или побеждённых в этой или других войнах, в спасении солнышка не участвовали? Всякие там боши, узкоглазые и прочие укры. И только русский богатырь-ветеран так и полыхнул с больничной койки... Российский вариант с-нами-бога.
   Стиль под стать идее, штампы соседствуют с ляпами. Медсёстры по приметам определяют самочувствие пациентов. "Молодой парень с горечью в сердце осознавал, что одного за другим терял не только боевых товарищей, но и ставших почти родными соотечественников". "Ветеран погрузился в глубокие размышления, не замечая, как его дыхание стало прерывистым". Увы.
    
   Федотов А.В. Бд-17: Два петабайта
   Скелет текста. Показалось, что автор написал синопсис к повести и выложил как рассказ. Нет придирок к изложению смысла или к актуальности темы. Но не тянет этот кусочек заявки-на-сценарий на самостоятельное художественное произведение. Нечем ему зацепиться в памяти, а назидательная правильность позиции вызывает сопротивление. Что хотел сказать - он прямо так и сказал: есть что-то глубоко хромое в возможности скачать из сети прямо в мозг все умения вплоть до физических и в полной психофизичкой зависимости от сети. А как это написать? На предсказанной актуальности тем кататься запрещено. Категорически не хватает деталей, свойственных именно описанной стороне фант-реальности. Как новичок, отключившись, на стенку опирался - и всё? Остальное - философствование и агитация.
  
   Либерман А.Ш. Апгрейд
   Прикольно и динамично. Одноразово как текст, в как комический номер какого-нить чтеца-юмориста, наверное, прозвучало бы отлично.
   Конечно, никакая это не фантастика и не фэнтази, а чисто юмор. Поэтому железно воспринялось как неформат.
  
   Шолохов Ю. Бд-17: Чёрное солнце  
   Пытаться при помощи восклицательных знаков заставлять читателя почувствовать то, что чувствуете вы - бесполезно.
   Отдельные места описания можно считать почти удавшимися, но превращению нормальной здоровой девушки в чудовище нужно было придумать какое-то обоснование, дать предпосылки. Без них рассказа не получилось. Автор хочет пугать, а мне не страшно.
   "Она вышла на дорогу её тепло от следов людей, влекла её". После таких предложений продолжение чтения теряет смысл.
  
   Аникина Е. Зеркало
   Эмоция автора понятна и изобразительно передана. Но текст грешит бесхитростностью, пересказывает общепринятое. В старом зеркале видно, что в детстве было лучше, было веселей. С подлинным верно.
  
   Емельянова Г. Бд-17: Одеяло
   Не понимаю: автор хотел сказать о том, как можно сузить свой мир до размеров одеяла? Или что есть ещё такая болезнь: агорафобия? Или что ГГ и взаправду из-под одеяла куда-то с Земли улетел? Мне как читателю такие загадки не нужны. Мне нужны такие загадки, в которых понятно хотя бы, в чём загадка.
    
   Шабельник Р.В. Бд-17: Хроника крутящего
   Как и в предыдущем рассказе ("Одеяло"), не могу понять, что автор хочет спросить. "Обличает и бичует" трудоголизм? Любовь раба к надсмотрщикам и лагерной системе, явную до неправдоподобности, бичевать, кажется, незачем? Автор так гипертрофирует явления, с которыми, возможно, хотел бы поработать литературно, что они не вызывают никакого отклика, кроме "так не бывает".
   Кстати, припомнилось из "Одного дня Ивана Денисовича", эпизод, когда зэки на тридцатиградусном морозе стену укладывают. Там они перед разводом остановиться не могут, и ГГ сетует на то, что рабочий день слишком короткий, и чтобы доделать что-то, чуть не опаздывает к конвою, рискуя загреметь в зимний карцер. И это совсем не кажется невозможным, и большое впечатление производит, и на аналогии наталкивает (и, кстати, нет в этом ничего рабского, а есть как раз торжество свободы). А у вас - одна сплошная гипербола, обдумывать которую неинтересно в силу её гиперболичности.
  
   Кагадий В.В. Последний подарок.
   Дед-Мороз столетней давности принёс сто-пятилетней старушке подарок, который забыл отдать в пять её лет. И хорошую смерть к нему приложил, вдобавок. Можно было написать рассказ, но получилась схема рассказа. Не хватило индивидуальных черт ГГ, не на чем читателю отождествить себя с ситуацией. Всё правильно, гладко, грамотно написано, в основном - а не работает.
   Это проблема многих неудачных рассказов, авторы которых излагают некую последовательность событий в ключе "пришёл - увидел - положил - взял - почувствовал - и, к примеру, умилился", надеясь вызвать у читателя запланированное чувство: к примеру - умиления. А не получается. Чувства, как правило, вызывают персонажи, с которыми удаётся (приходится) отождествиться таким образом, что смотришь на ситуацию их глазами, и уже через это умиляешься, к примеру (или наоборот). Старый новый год, ГГ этого рассказа, не передаёт эмоцию автора читателю.
   Решение вопроса с забытой (не переданной ребёнку) кукле, которое ГГ отложил на последний момент, вызывает вопрос: а чем он весь остальной день занимался? Весь день разносил забытые сто лет назад подарки? Какой безответственный Новый Год...
   "Только раз в сто лет могут его братья появляться на земле при совпадении года". Догадаться, что имелось в виду, можно. Не хватает двоеточия и уточнения.
  
   Цокота О.П. Бд-17: Извечные хлопоты  
   Надежда - это круто. Надежда - мой компас земной... Брат, одну за другой хоронил я надежды... Надежды маленький оркестрик (под управлением любви, заметьте)... Вот стоят у постели моей кредиторы молчаливые: вера, надежда, любовь (вера тоже, заметьте)... Банальная, поданная в виде утверждения, мысль завёрнута в затейливую упаковку, которая никакого отношения к высказанной мысли (утверждению) не имеет. В этом рассказе (в противоположность предыдущему) сделана попытка оживить ГГ и мир, в котором он живет. И даже не скажу, чтоб неудачная. Но ни этот мир, ни эти герои не имеют никакого отношения к вложенной в их уста авторской мысли. Автор нарисовал мир, требующий для своего восприятия (у читателя) внимательности и готовности поддаться фантазии автора, принять на веру непонятности, которых он насыпал - а потом герои вдруг оказались творцами миров (что никак не вытекает из подробностей первых двух третей текста: просто оказались - и всё), и один из них провозгласил, что надежда свыше нам дана... Если б они хором прочитали "пейте, дети, молоко, будете здоровы", эффект был бы тот же. Антураж не отвечает той мысли, который автор поставил целью. Как будто на самом деле целью было - порисовать антураж, а мысль была взята с потолка. Или наоборот.
   Читательские трудозатраты не окупились.
  
   Эва Б. Бд-17: Олли  
   Конфликт робота с потребностями художественной одарённости и его хозяина, ожидающего от него простой работы. Хорошая задумка, неудачное решение. Не вышло оживить персонажей. Но если робота автор, кажется, оживить хотя бы пытался, то человека он создал только чтобы в жертву принести. "Что?! Ты подумал? ТЫ... ПОДУМАЛ? Ты нужен не для того, чтобы думать, Олли! Ты нужен для того, чтобы делать!" Очень это ненатурально. Так разговаривают статисты: персонажи, которых авторы создают только чтоб показательно укокошить, и которые по этой причине у читателя не вызывают никакого сопереживания, а потому всякие там главные мысли просвистывает вхолостую. Думаю, если б этого конкретного персонажа да оживить, придать ему индивидуальные человеческие черты, то схематичный робот со своей проблемой выглядел бы куда значительнее. Именно человек тут является тем гвоздём, на котором могла висеть проблема. Нет человека - не на чем висеть. Это - по художественной части.
   Идеологическая - кривовата: вопрос, вынесенный в заголовок, неадекватно проиллюстрирован. Хозяин робота ("отец") не заценил его творческие потери и послал к матери - и поплатился жизнью. А у людей так не бывает? Убийств на почве посыла к матери или неуважения? Наличие у человека эмоций ли тому виной? Или отсутствие чего-то, что дополняет комплект? Если уж на то пошло, то эмоции вообще никому не нужны, потому что таки многие не умеют с ними справляться. Люди не умеют. А роботов программировали программисты, и раздавая им эмоции, должны были спрограммировать и умение с ними справиться (уж не говоря об обязательности наличия роботического "не-убия"). Поэтому фант-элемент не вызывает доверия.
   Дополнительно непонятно, почему такая резкая реакция на обещание отправить к матери, произнесённые "отцом".
   Рассказ не сумел заставить меня задуматься над неправильно заданным вопросом.
  
   Варнава Н. Переход  
   Тут я чего-то не догоняю, потому что отличный стильный кусочек оказался без развязки, как без головы. Может, я просто в реалиях переездов на билайны чего-то не смыслю как иностранная подданная, прошу прощения у автора. Мне как-то ищется и не находится объяснение ситуации. Флунитразепам, что ли, выпила?
   То есть, как, КАК вся эта ситуация и её рельефные, зрительно воспринимаемые детали связаны с... как догадываюсь, переходом на другого провайдера? Не могу понять. Поэтому или дайте объяснение, докажите, что я полная дура, что не разглядела - или оценка будет невысокой по статье поманения-но-дороги-не-указания.
  
   Молотов В. Чистильщик дорог  
   Вариация на тему: некто предчувствует аварии. Написано и снято про это куча всякого. Ничего нового к классическим вариантам здесь не добавлено. Авто-аварийный пророк окропляет аварийные места святой водой. Если бы от него требовалось, например, танец живота на проблемных перекрестках станцевать, у рассказа были бы какие-то шансы зацепиться в памяти. Но автор идёт по наилегчайшему пути: даёт читателю возможность сомневаться в психической адекватности героя. Может быть, пророк, а может быть - псих. И от текста не остаётся ничего, кроме повторения классической схемы. Грамотным языком написанной в очередной раз.
  
   ==================
  
   Козинцев С.Н. Бд-17: Башня  
   Тот, кто придумал, сотворил того, кого придумал, вместе с потрохами яго и с воспоминаниями яго (внутренним миром).
   В связке "автор - персонаж" - бесспорно. Это как бы знают все. Попытка воплотить эту мысль в художественной упаковке вызывает слишком много вопросов на устойчивость. Один персонаж в образе путника оказался в гостях у другого (других?), и он(и) ему эту схему "продают" так, чтобы читателю понятно было (отчего весь рассказ напоминает пасхальный сэдер: специально уполномоченный ребёнок задаёт заранее условленные вопросы, чтобы главный за столом мог дать на них заранее известные ответы, а потом все дети дружно ищут афикоман, которых должен быть один, но оказывается много и под каждым стулом). Нет никакой сюжетной линии или особенности положений, чтобы представить идею в лицах, заслуживающих доверия, и заставилть читателя поступиться условностями, которые выпирают из изложения. Автор не сделал того, что, по тексту, должен был бы: не создал достоверных персонажей. Поэтому лезут вопросы и придирки. Типа: что без памяти нет личности - а чего ж персонаж-гость "мыслит-следовательно-существует"? Автор скажет: он существует именно потому, что автор начал его придумывать! А я спрошу: и хде ж живые свидетельства этому в тексте? Припёрся на утро глядя, был уложен спать, съел предложенную еду, задаёт вопросы... Персонаж-хозяин ведёт себя, как обладающий памятью, а утверждает, что не помнит мира, в котором засыпал вчера (и таки не помнит)... хотя законы, которые описывает гостю - помнит... В паре гг-хозяев не понятно, кто "настоящий", а кто - "придуманный". Мужской персонаж воспринимается как "автор", потому что говорит от первого лица, но более по-хозяйски ведёт себя женщина (имени которой не помнит мужчина), так что может, она и его придумала?.. Персонаж - демиург? Но он условно не существует, в соответствии с написанным... Читатель - демиург? Но он существует безусловно, в отличие от описанного... Читатель (настоящий) занят всей этой ерундой, потому что никакой сюжетной интриги автор (настоящий) не завязал. Остаётся испытывать на устойчивость схему, польза чего сомнительна: устойчива ли она (как наверняка кажется автору) или нет (как кажется мне) - какая разница, если из неё следует только то, что мне волей-неволей придётся стать демиургом мира, предложенного в рассказе... Основываясь на своём личном опыте и личных качествах (которые существовали до прочтения оного) - не смогу.
   Автор уверенно описывает антураж и поведение, но не индивидуальный рисунок персонажей. По существу, автор и является единственным персонажем, остальные несут техническую функцию: обслуживание идеи, её проговаривание. Мне как читателю этого не хватило.
   Зато хватило по ассоциации вспомнить и найти стих, в котором тоже не совсем понятно, существует второй персонаж или выдуман:
   "душа сторожит мое тело
   а душу болван сторожит
   живущий в пинакле на гребне расстроенной крыши
   я тоже я тоже хотела
   в пинакле готическом жить
   но в этом спектакле он главный и должен быть выше
   я ночью по лестнице этой
   ведущей наверх на чердак
   крадусь неизменно болвана врасплох заставая
   а после курю сигарету
   над телом и счастлива так
   как будто из плена выводит тропинка кривая
   проснувшись жалею болвана
   несу ему плюшки и мед
   и черные мысли свои извиняясь что рано
   а он не слезает с дивана
   он щурится нежно и пьет
   как свежую прану холодную воду из крана" (с) Елена Элтанг
  
   Черкашина И. Бд-17: Бык у водопоя  
   Написано неплохо, даже хорошо. Но повод для сюжета так заезжен, что кульминация разочаровывает. Опять кого-то, пережившего что-то, призвало чего-то куда-то, чтобы спасти кого-то. У него кто-то погиб или сам он чуть не - и теперь он чувствует, что где-то взорвётся мост... Или завод... Или, вот, неразорвавшийся снаряд... Чтобы заставить воспринимать такие сюжеты, обычно для главгера нагораживают препятствий к мозгам и рукам тех, кто имеет физическое влияние на ситуацию. А тут и сама ГГ не знает, куды её тянет, зато умная шаманка сразу фишку сечёт...
   Я не столько придираюсь, сколько пытаюсь понять, почему приятный текст работает не больше чем на среднем уровне. Сюжет примитивен? Или, вообще, метод? "Фантастику" писать куда проще, чем фантастику и реалистическую прозу. Берём немного мистики - и...
  
   Кормин М.В. Бд-17: Волк Коза Капуста  
   Рассказ написан отлично, но страдает, на мой взгляд, малой расшифровываемостью. Про эффект Манделы я никогда не слышала, но сходила по ссылке, приведённой автором в комментах. Думаю, что рассказы надо писать так, чтобы читателю не пришлось искать таких объяснений. Чтобы он про сам эффект - пусть без названия - узнавал или "чуял" из рассказа. А это, на мой взгляд, не удалось автору. А могло. (Например, можно было использовать какое-нибудь общеизвестное болезненное разно-реальностное расхождение, чтобы направить читателя. Например, ГГ к слову приходится, но не может упомянуть в присутствии персонажей А. и Б. Бабий Яр или что-то подобное, потому что в реальности Б. геноцида еврейского народа не было, а в реальности А - был, и если упомянуть, то эти их реальности, совмещённые в тесном пространстве такси, вызовут катастрофу и взаимную аннигиляцию. И ещё что-нибудь в этом духе. И может быть, рассказ стал бы понятнее.)
   Если б добавить к прозрачности изображения прозрачность смысла, я б поставила высокую оценку без угрызений совести. А так - ставлю с угрызениями. К счастью для совести, он вряд ли выиграет.
  
   Прудовик Г. Бд-17: Джекпот  
   Отлично написано, диссонанс с развязкой. Но скорее всего, диссонирует как раз завязка.
   Оба героя нарисованы как сработавшаяся команда, с симпатией друг к другу. И вдруг американец убивает русского, очень уверенно, как по запланированному. Кстати, он произносит, что так и было запланировано. Кем, а главное - не какой случай? Когда находят горшок с золотом, один пират убивает другого, чтобы не делиться сокровищем. Но герои нарисованы как исследователи космоса. В тексте никак не упомянуто, что они искали что-то подобное сокровищу. На осознание находки как сокровища в виде волшебной лампы Алладина в рассказе времени не отводится, а готовыми к такому повороту событий герои быть не могли. К голосам и надписям на понятных языках - тоже. Всё-таки, не фантастику они живут, а реальный космос. И тут вдруг эффекты, как в фильме "Пятый элемент". Но в фильме они - часть реальности, а в реальном космосе - непредставимы и должны вызывать потрясение. Поэтому убийство товарища "как по нотам" вызывает большие сомнения, и дальше стандартное (увы, таки стандартное-таки) наказание неправильно попрошенным /сформулированным пожеланием совсем не работает.
   Неужели большая часть смысла этого рассказа - в гражданстве двух космонавтов (амер и русский), один из которых оказывается подлым предателем (угадайте - кто), а второй пытается предостеречь и спасти (кто, угадайте)?
  
   Люминов М. Бд-17: Для всех и даром
   Замечательная фант-идея. Стоящая обдумывания. Неоднозначное отношение вызывающая.
   Книги, которые пишутся людьми для людей, в конечном счёте служат взаимопониманию между людьми, они социальны в хорошем смысле: люди объединяются на основе своего отношения к идеям или эстетике некоего автора, некоей книги: образуются людские кластеры отношений и мнений. Несмотря на разницу вкусов, предпочтений и уровней развития, каждому найдётся что почитать.
   Персональные книги, которые пишутся под каждого конкретного "пользователя" неким сверх-интеллектом, нельзя обсудить, они антисоциальными кажутся мне, несмотря на массу пользы, упомянутой и не упомянутой в рассказе.
   При чтении книг не третьего сорта одно из наслаждений - общение (иллюзорное) с автором, а в перспективе - с другими людьми, которые тоже знакомы с этим произведением. Человек - социальное животное. Персональная книга должна бы замыкать его на себя. Но всё это не важно, потому что условность авторской идеи имеет право быть.
   Композиция удачная, автор придумал, как превратить объяснялово в органичную часть текста.
   Однако поверить, что в таком высокотехнологичном мире нет у людей элементарной исторической ретроспективы в сознании - невозможно. И что может побить мальчик мальчика за фантазии о "древнем мире" - тоже нет. Представьте себе ситуацию: побить того, кто рассказывает, что в древности были рабы, или что огонь добывали трением палочек (такое враньё, мол, невозможно стерпеть). Плюс, не удались диалоги. Герои разговаривают неестественно и уплощённо. К сожалению, по этим причинам рассказ потерял бОльшую часть объёмности.
  
   Птица Бд-17: Женщина и Птица    
   Очень хотелось бы не ставить оценку этому тексту, потому что он явно удался. Но для меня это - откровенный не-формат: и не рассказ, и не фантастика (даже сказочная и мистическая не катят). Оно миниатюра.
   Мне, однако, хочется верить, что следование своей природе, изменяющейся с течением жизни, не должно обязательно означать разобщения и одиночества.
  
   Файн И.В. Капризы эволюции  
   Автор попытался написать рассказ, как плоды учёных разработок становятся опасными для человечества. Но надо хотя бы в минимальном объёме изучить выбранный материал. Этого не было сделано, увы и ах...
   "Капризы эволюции": это про плод "разработки трансгенных растений"? Какая же это эволюция?
   "Новые гибриды проявляют удивительные качества, граничащие с интелектом" - каким органом они их проявляют и в какой форме? Потому то если в форме бледных студентов, названивающих из леса по телефону бравым сержантам, то, конечно, не обязательно быть вегетарианцем, чтобы.
   "А вот едим, увы, только белки и углеводы. Мы же из них и сделаны". Что за фигня, дорогие товарищи? Из белков и углеводов состоят корова и лев, но лев мясо ест, а корова - нет. Растение пшеница тоже состоит из белков и углеводов, но всё питание берёт из земли.
   Вы про цепочку питания что-нибудь знаете? Я - мало. Но даже я знаю, что растительный мир из углекислого газа и воды под действием света создаёт всё остальное. Создание "трансгенных растений", это создание трансгенных растений. Про хлорофилл помните? Поэтому если на таких растениях растут стейки, они образуются из воды и углекислого газа, а не из сотрудников полиции. Иначе учёным не профинансировали бы разработку.
   Автор, вы обязаны прочесть про продуценты, консументы и редуценты. Обязаны тем, кто прочитал ваш рассказ. Око за око!
   В изобразительном плане тоже весело. Рассказ написан, что называется, смелыми мазками, автор не чужд метафоричности. Осторожнее: "Карусель геометрических форм, не на секунду не останавливаясь, приняла форму волнообразного многомерия запахов"!
   Что такое лист Мебиуса - знаю, что такое "некое подобие листа Мебиуса" - представить не могу. Чё-то такое-эдакое, ага?
   "Запахи сменяли друг друга, как тональности в изощренной завлекающей мелодии". Наверное, автор - поклонник Шостаковича, Прокофьева и Бартока. Я-то не очень, и мне, в моём невежестве, кажется, что у их произведений вообще не может быть тональностей. Но всюду написано: Симфония N7 - cis-moll ( до# минор), N1 - D-dur (ре мажор). Что уж говорить о менее сумбурной музыке... Она пишется в определённой тональности, а не в "сменяющих друг друга". Тональность может поменяться между музыкальными фразами, но внутри мелодии? И если автор сделает сейчас изыскания и приведёт исключения, то они подтвердят правило. А именно правила должны браться для общих сравнительных оборотов.
   "Гудящая струя туалетной воды, на которой, гордо трубя, несся букет дезодорантов" оставляет меня в сомнениях, что имеется в виду: Eau de Toilette или струя из унитаза.
   Плюс небрежность к мелочам: "Аппетитный говяжий стек [что это такое?] истекал соком на тарелке, и к нему уже приближались остро наточенные нож и вилка [наточенная вилка?]".
   Совет: меньше читать плохой переводной фантастики. И больше хороших книжек.
  
   Аникин В.Ю. Бд-17: Играют ли на Луне в Вышибалы?
   Читать было приятнее, чем дочитать. С одной стороны, родилась мышь. С другой - роженица и не прикидывалась горой. Юмористическая а-ля-детективная история, изложенная внятным, приятным языком. Таким приятным, что жаль, что оказалась всего лишь юмористической а-ля-детективной историей, в которой развязка и объяснение сидят прямо на завязке, без миттельшпиля.
  
   Крэев К.К. Есть, чтобы жить
   Это настолько же скучно читателю, насколько должно быть привычно главгеру. Ну осточертели же уже так или иначе поедающие влюблённых в них дам вампиры и К®. И даже если не влюблённых. И даже если не дам. Не носите их больше, если вам нечего о них сказать кроме как что они поели.
  
   Чваков Д. Бд-17: Сапожник    
   Неплохо написанный вариант аднаногой собачки. Увы. Простите за отзыв не в струю.
   Наверное, я приняла бы такую концовку, если б она была частью чего-то по-настоящему реалистического, тяжёлого и трагического. Не-сказочного. Настоящего. Но основной текст, несмотря на трагические, казалось бы, детали, несёт весь целиком непробиваемую ноту сказочной облегчённости. Всё названо, но ничего не угрожает поразить душу читателя. Безопасно. Можно читать детям с пяти лет, если убрать фразу про посиневшего мальчика.
   Не могу понять, почему. До "рассказ, мистика" не дотягивает. Только до "сказка".
   -----------------------
   (((Не примера ради (упаси бог!), а чтобы не пропала непрошеная ассоциация, позволю себе процитировать кусок текста, который никак к анданогим собакам не относится, хотя трагически читается весь (это повесть), даже своими бытовыми и лирическими и комическими частями:
   "...по-черному Мирон Сермягин, а было у него восьмеро детей: четыре девочки и четыре мальчика. Как начался поволжский голод, двое умерли - мальчик и девочка, самые младшенькие. Посадил Мирон остальных на телегу вместе с женой Настей, отощавшей до дистрофии, и рванул свет за очи - благо, плотником работал, вольнонаемным, не был пупком и декретами народной власти к земле привязан. Пока до Ростова доехал, еще двоих потерял, опять младших, там же где-то по дороге и жену Настю схоронил, мать своих детей. Остальные выжили - в Ростове хлеб прямо в магазине продавался, буханками, а на рынке - сало. Оставил Мирон телегу на вокзале, дал детям хлеба буханку и сала кусок, а сам в центр подался работу искать. Только вышел в центр, а там работа уже ждет - пригласили его рекрутеры в колхоз плотничать, домик дали и денег наперед на обустройство. Чудеса, подумал Мирон - из ада в рай на телеге приехал, да только пять душ по дороге не досчитался. Так бы и жил в чудесах в краях ростовских, но сорвался - уж больно выпить любил. Невелик грех для русского человека, если умеючи с работой совмещать, но не таков был Мирон - если уж пить, то в лежку, и гори все огнем. Само собой, начальство колхозное и гнать грозилось, и домик отобрать; плотник - небольшая цаца, таких на бирже труда хоть отбавляй, голодных переселенцев. А тут еще поволжские односельчане, по роду украинцы, по следам Мирона бежавшие, его под руку совратили. Говорят, Ростов еще что, мы вот на Украину поедем, на Азов, там вообще жизнь всласть: хочешь на заводе работай металлургическом - туда всех берут, запросто гегемоном станешь, а гегемону никакой голод не страшен. А хочешь дальше в крестьянах мыкаться, так там земли пустой навалом - кому хошь дают. От этих слов возомнил вдруг Мирон себя украинцем и поехал на Азов, в той же телеге. Правда, детей с ним осталось всего двое: старший Иван да младший - Лаврик; дочки, пока в Ростове жили, подрасти успели и замуж выскочить, и как удачно: за партийных товарищей, по государственным делам командированных в глубинку; старшая, Евдокия - за товарища Певзнера, чуть ли не из самого Ленинграда, а младшая, Марфа - за товарища Чобитько, чуть ли не из самой Москвы. Правда, еще через пару лет товарища Певзнера то ли в Сибирь сослали, то ли совсем расстреляли, и след Евдокии потерялся навсегда. А товарища Чобитько снова отправили из Москвы по партийным делам, на этот раз куда-то в Туркестан, откуда Марфа писем тоже не писала.
   Приехав на Азов, в гегемоны Мирон не пошел - города не полюбил. Хоть и плотник, не от сохи человек, но деревня все равно ближе. И опять же, в городе дисциплина. Возле домны с поллитрой не расслабишься, а в селе плотнику сподручней. Тем паче, что колхоз нашелся - лучше не придумаешь: колхозники не землю пашут, а в море ходят на шхунах-баркасах, рыбку ловят; рыбколхоз, одним словом, и плотнику там одно раздолье - лодка, она штука не ломкая, весной баркасы починишь, как их зимним льдом побьет, и весь год отдыхай, клепай себе скамейки для общих собраний - три доски, четыре гвоздя, рамы оконные в правлении починяй. Так и прижился Мирон, осел у берега морского. А, вернее, прилег в тихом месте от прошедшей жизни отдохнуть. Таким и запомнил Лаврик отца на всю жизнь - лежащим пьяным в сарае-мастерской на только что сбитой казенной скамейке. "Спишь, батя?" - спрашивал Лаврик. "Не сплю, Лаврик, думаю", - отвечал Мирон, пьяно косясь на сына. - "Как думаешь, если бы мы лошадь съели, может все живьем бы дошли, пешком-то?". "Не дошли бы, батя", - говорил Лаврик. "Вот и я так думаю, что не дошли бы", - успокаивался отец, и засыпал. И пролежал так Мирон пьяным до самой войны почти. А аккурат перед войной хватил его Кондратий, а по научному, апоплексический удар, и осталась в наследство Лаврику лишь отцовская плотничья сноровка, а брату Ивану - уменье литру без закуси выкушать. ..."
   http://samlib.ru/s/sorokin_s_w/poachers5.shtml
   Я по следам каких-то комментов к бд17 открыла для себя писателя Мариенгофа, поэтому и решила привести этот кусок - вдруг кто откроет для себя тоже ещё одного писателя.)))
  
   Куйда Д.В. Елочка гори  
   Собачка тоже одноногая, и слежа бавится из читателя беззатенчиво.
   Пожалуй, можно посоветовать автору воздерживаться от констатаций чувств, которые у героев нужно доказывать (не повторами!), а у читателя - вызывать. Например: "Но спустя мгновение взял себя в руки и обреченно произнес: "Настал скорбный час! Светел, в каждый дом зайди, где есть незамужняя девица и скажи время пришло! Инестый старец на пороге! Пусть все собираются в ритуальной избе!"... В ритуальной избе было людно. Чуть ли не все селение собралось здесь в этот скорбный час". Второй скорбный час - это констатация вместо доказательства. Первый скорбный час - это пафос, не живущий в реальной жизни. Оба скорбных часа - от недостатка изобразительных средств. А обе ритуальных избы - оттуда же, они звучат как плохой перевод с иностранного или как цитата из этнографического описания. Надо было дать разумное название этому месту. "Слезы лились ручьем из его воспаленных глаз". Таких фраз надо избегать точно так же, как нельзя писать очерков под названием "Легенда озера Иссык-Куль". "Светел не помнил как оказался в избе. Он сидел у огня и никак не мог согреться. Ему постоянно мерещился звук стучащих друг о друга зубов Всемилы. Слезы лились ручьем из его воспаленных глаз. Он покачивался со стороны в сторону, подобно безумному. Постепенно он провалился в беспокойный и темный сон. В котором он видел страшного старца с длиной с инеистой бородой, развевающейся подобно зимним ветрам. Тот выходил из за вековой ели. И на плечах нес огромный красный мешок. Там где он ступал, трескалась от холода земля". Такие абзацы, написавши, надо после вычёркивать целиком, заменяя их одним вводным словом абзацу, например: "Наутро..." И, конечно, имена героев (Всемила, Светел) - дополнительная расписка автора в любви к красивостям.
  
   Сазонов С.Д. Клеймо Иакова  
   Рассказ в пару к Филиппова Е.Л. От ненависти до любви: опять то ли генетики, то ли иммунологи изменяют человеческую природу к лучшему приемлемым для всего общества способом, и опять выходит скучновато и пресновато. Интересно, сколько ещё рассказов по это есть на Бд-17...
   Уже понимаю, что средний писатель молекулярную биологию (в просторечии - генную инженерию) от иммунологии не отличает: у них что вирус, что ген, что вакцина - один чёрт. А надо бы, потому что эти вещи давно уже различает средний читатель.
   Тем не менее, именно к этой стороне здесь придираться не хочется, потому что есть более раздражающая зацепка: "Ну, накарябал бы ещё статейку-другую в научный журнал и жил бы себе тихонько, упиваясь собственной гениальностью в семье и перед учениками. Так дёрнуло его похвастаться о своём открытии в интернете. И тут, видимо, высшие силы вмешались - в гигантском информационном водовороте его сообщение не сгинуло. А в нём доступным языком всё об этом гене, о способностях его срастаться с другими генами, о лабораторных испытаниях по прививке честности. Тысячи комментов, миллионы лайков, сотни нешуточных флеймов". Так автор представляет себе процесс круговорота научной информации?? Не говоря о патентовании, деньго-притекании, разработках, клинических испытаниях и проч... Ладно: всего этого автор не касается, но превращение идей в продукт через лайки в интернете? Это даже для условного текста перебор.
   От рассказа осталось ощущение небрежности исполнения. Может быть как раз потому, что идея таки ДА стоящая и тянущая за собой дополнительные вопросы, которые вправе остаться за рамками текста: какие преимущества в реальной жизни даёт откос от привития правдивости? Каков процент откосивших в популяции? Каков их процент во власти, политике, высших деловых кругах? Как скоро при таком раскладе произойдёт расслоение общества на два касты?
   Мало вложено труда. Максимум схематичности, скороговорка, отсутствие даже намёков на серьёзное. Не сделана попытка остаться в памяти.
   Хочу порекомендовать фильм, роскошный в плане органичности вплетения фант-элемента в реальности, в тему: "Изобретение лжи", https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%98%D0%B7%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B5%D1%82%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D0%BB%D0%B6%D0%B8
   Действие происходит в мире, в котором в принципе не существует лжи, даже как понятия. Авторы фильма сумели ни разу не войти в противоречие с заявленным, одновременно не греша правдоподобностью и многомерностью происходящего.
  
   Носова С.А. Бд-17: Ворон  
   Девическая сказка, злая подруга превратила парня своей подруги в ворона, но любовь победила всё, и злая подруга наказана, а ворон снова стал прекрасным вьюношем... Вполне удалось описание не совсем суразного ворона, его ощущение себя, но в целом слабо. Герои никак не зацеплены за реальность: все трое как бы одиноки и завязаны только друг на друга. Не прописана причина, по которой "злая подруга" его превратила, а без этого текст не оформляется ни в рассказ, ни в сказку. Основное ж действие! Как оставить его беспричинным?
  
   Реликт Бд-17: Грибное Место  
   Мой СПГС зашкалил, в комментах не нашла ничего, кроме пресловутой "атмосферности", не отрицая каковую, не могу удовлетвориться ею единой. Вполне вероятно, что идеи у текста нет, и автор не хотел сказать Ничего, но может претендовать на желание сказать Всё. Имеется ситуация, ни объяснения, ни причин которой не предполагается. "О чём бы могло быть написано данное произведение" - это даже круче вопрос, чем "о чём автор хотел сказать". Я могу предполагать всякие предположения, и вполне вероятно, что часть из них попадёт в ареал авторской задачи, если таковая имеется. Но я как читатель не хочу этим заниматься.
   Можно обойтись и без разгадывания ситуации, если она является только фоном, полигоном для чего-то другого. Например, чтоб показать что-то в людях. Я бы сказала, что элементы этого имеются, но недостаточно выпуклые, "атмосферность" перетягивает, и увы.
  
   Борчанинов Г. Табор уходит в небо  
   Неплохо, но не дотягивает до катарсиса, как и большинство рассказов, к которым не придумали сюжета. Вместо сюжета - голый фант-элемент. Он зрелищно и красочно, практически отлично подан. И пусть бы не сюжет, но хоть какой-то обыгрыш ещё, кроме демонстрации. Чтобы ещё что-то изменилось, какой-нибуть хоть крошечный человеческий конфликтик развязался или завязался. Иначе через десять минут будет нечего вспомнить.
  
   Скумбриев В.И. Бд-17: Могила саранчи
   Увлекательно, в меру этнографично, заставляет болеть за ГГ., хотеть, чтобы он сумел уничтожить поднимающийся рой саранчи, тем более что решение технически грамотное. Разговорная речь не убереглась от соскальзывания в не свойственный разговорной речи пафос ("Ханьцы ушли на восток, и здесь остались только мы - те, кто не боится жить под боком у бездушной стихии") - почему-то среднестатистический россиянин уверен, что степные монголоиды должны говорить цветисто.
   К сожалению, нет ощущения развязки. Конечно, ГГ не обязан победить, может и проиграть. Однако причина у проигрыша должна быть чёткой. В моём понимании, ГГ недооценил масштаб, и это не стыдно. Но в моё восприятие вмешивается та трёхсотлетняя царевна, проклятие которой породило рой. Советуя ГГ уходить, пока не поздно, она произносит: "Эрлэг-салхи породила моя злоба и ненависть, баатар. И его нельзя победить злобой и ненавистью, а больше у тебя за душой ничего нет. Вернись!" - и я теряюсь. Главгеру предлагается полюбить саранчу?
  
   Inspektorpo... Двое  
   Почему-то рассказы попадаются парами. Два сыворотки (одна - от лжи, другая - то ненависти), теперь - два роя: то - саранча, это - какие-то зверские мотыльки, откусывающие людям головы.
   Про саранчу было пропорционально, а тут - мраки полные: гибнет весь мир, но как уж водится, никто не помнит толком, как всё это началось, просто стали открываться щели на всех континентах, и оттуда попёрло что-то такое... Бывает, прёт излучение, бывает - зомби, а тут - мотыльки попёрли. Всё летит к чертям, а главгеру является Голос, диктующий ему брать бомбу и идти взрывать мотылькову мать...
   Прошу прошения, но разгадывать, кто из двух близнецов родился живым, а кто мертвым, я уже не смогу.
  
   Некрасов А. Воробышек  
   Параллель между воробушком, застрявшим меж рам, и подопечным, не знающим, что неудачи по пути на интервью - это благое направление ангела-хранителя, отвращающего его от неудачного жизненного решения. Эта параллель кажется слишком слащавой. В неё нельзя поверить. Потому что воробушек - один, его спасёшь - спасёшь воробушка. А в описанной ситуации с устройством на работу если ГГ туда не устроился и избежал ловушки, то, значит, устроится кто-то другой. У которого, наверное, тоже ангел-хранитель есть. И всё это начинает походить на хозяев (ангелы) бойцовых петухов (подопечные), выясняющих между собой, чей петух выйдет круче.
   Стиль - как будто автор пытается подражать всему, что читал. "С упорством, достойным лучшего применения" - ну зачем здесь этот древний штамп? "Но колесо хронического невезения еще только начинало раскручиваться". Невезение тут описано не хроническое, а только сегодняшнее, откуда ж слово "хроническое" взялось? Думаю, от привычки писать штампами, искать их в сознании.
   Пишите точно то, что хотите сказать, не тянитесь к корзине с устойчивыми оборотами.
  
   Шейн О.Р. Бд-17: Один день из жизни Ангела Смерти  
   Это. Очень. Плохо.
  
   Сандерс П. Бд-17: Manus Mechanica
   Без особых красот, но чётко и понятно. Однако весь текст занят завязкой. Подошли к концу завязки - закончился "рассказ".
  
   Левина Ю.С. Бд-17: Наследие мудрых  
   Фант-схема годная, но рассказ как схема и читается, схема не оживает. Первая часть написана бодрее, она вызывает эмоции (раздражение и сочувствие), вторая - более примитивная, диалоги скованные, герои не говорят, а схему озвучивают. Преувеличенную тупость планетарных бюрократов с готовностью принимаю как элемент схемы, но возможность снова народить человечество от одной пары родителей... Даже если принять, что ген кшер-ир-лийцев обеспечит библейские плодовитость и долголетие потомству плюс отсутствие проблем с инбридингом-инцестом, то нельзя поверить, что агрессивные кассиотяне не обнаружат и не уничтожат эти ясли.
   Может быть, было бы проще принять эту схему со всеми её элементами, если б не затянутая "романтическая" вторая часть. Как романтическая она не работает, но схематичность сгубить успевает.
   Стиль не поддался автору. "Марта незаслуженно топтала сочную весеннюю траву, неосмотрительно попадавшуюся ей под ноги". Это читается, как попытка соригинальничать. Что должны значить выделенные слова?
   "Шерила нельзя постоянно держать в институте словно бездушного объекта ученых изысканий". Винительный падеж неодушевлённого существительного. "На маленьком человеческом личике на него смотрели два больших глаза с красивыми изумрудно-зелеными зрачками". Кстати, слово "красивый" надо употреблять с большой осторожностью.
  
   Соколова Н. Странники
   Это не "рассказ, хоррор", а "сказочка, назидание". Ни малой шерстинки не добавляющая к среднечитательской ретроспективе.
  
   Дорогожицкая М.С. Бд-17: Подделка души  
   Название вводит в заблуждение. Что ГГ сумел медицинскими-научными средствами сформировать у одного человека ментальность (душу), похожую на душу своей умершей возлюбленной - это фант-элемент. Но идея текста - в том, что для решения интересных (формирование ментальности) и благородных (найти лекарство от неизлечимой болезни) задач могут использоваться бесчеловечные средства ("одиночные теракты в Лондоне и массовая истерия на Таймс-сквер", "странная серия бессмысленных терактов накрыла Мюнхен"). Цель - средства. Если автор бил ещё и в неэтичность формирования менталитета, то он сам свою цель и заслонил. Смотрю на название, потом на текст, снова на название - и начинаю не понимать, что автор хотел сказать. Так иногда работают названия.
   Рассказ построен как исповедь. ГГ приходит к священнику. Но кажется, что он не исповедаться пришёл, а похвастаться, и даже не похвастаться, а просто потрепаться. Его внутренняя потребность в этом разговоре не прописана никак. Священник был нужен не главгеру, а автору, чтобы рассказ написать. Это подтверждается ещё и тем, что ГГ сразу сбивается на стиль, никак не подходящий к прямой речи: "Никакие слова не передадут очарование ее синих лукавых глаз, удивительно белой кожи, не знавшей загара, рыжих коротких волос, вечно растрепанных..."
   Общее впечатление: автор придумал фант-элемент (с активацией зеркальных нейронов), но как его употребить придумал не очень-то, и в ход пошла имитация исповеди. Автор скажет, что поиск лекарства, когда в исследовании используются эксперименты с провокацией терактов и массовых помешательств - достаточная причина, чтоб прийти на исповедь. Причина-то достаточная, но надо ж это показать. Мужик вальяжно рассуждает о красоте локонов своей возлюбленной.
   Кстати. Что развитием технологий мы обязаны ВПК - общеизвестно. А что деятельность доктора Менгеле двинула вперёд медицинскую науку по многим направлениям, благодаря чему многое жизнеспасающее существует сегодня - об этом страшно даже думать, но это факт.
  
   Ра Т. Бд-17: Нити  
   "С одним лишним отверстием во рту" - это как? Зуб, что ли, выпал?
   Некто ушёл в паранойю, стал слышать голоса и видеть нити, пытался спасти человечество от власти вещей, потом пристрелил приятеля, потом его полечили и острый бред прошёл, сменившись апатией. История болезни. Но не Сакс.
  
   Бызова Е. Проблемы стандартизации в сельском хозяйстве  
   Увидев на тексте надпись "сказки", заранее тоскую...
   Хочется напомнить всем сказочникам: сказка должна быть динамичной и насыщенной. Насыщенной действием (для самых маленьких), истинами, абсурдами, житейскими скорбными премудростями, загадками, шутками, интригами, глубинами - чем угодно, но обязательно насыщенной. Она не могут быть вялотекущей, медленно пережёвывать примитивные метафоры.
   И - смысл, смысл, смысл... Детское воображение будится смыслом и действием, а не...
   "Мрачно потупясь, старая мышь замолчала, давая возможность слушателям заглянуть в бездну отчаяния и безнадёжности, куда в одночасье должен был рухнуть их сытый и уютный мирок. Убедившись по расширенным от ужаса глазам, что заглянули все, мышка, благостно сложив передние лапки на животе, добродушно улыбнулась потрясённой аудитории..." Это скучно. Очень скучно. Вот эти заглядывания в бездны отчаяниий, руханье уютных мирков, расширение глаз и потрясение аудиторий. Потому что это всё ожиданно. И действия, и метафоры.
   На одном фант-элементе можно написать рассказ, но не сказку. Сказка должна озадачивать читателя дважды на абзац. Озадачивать.
   Попробуйте сократить в три раза и посмотрите на то что останется: не нужно ли снова в три раза сокращать.
   Концовка - просто проговорка автора по фрейду:
   "- Суставы-то как? - Да нормально..." Это всё равно что "- Суставы-то как? - Да никак... - А голова? - И голова никак..." Зачем это, о чём это? Чего сказать хотели?
   Если детям такие сказки читать, они быстро в телефон уходить научаются.
  
   Терехов А.С. Бд-17: Звезда Полынь  
   Авторы рассказов этого и этого Реликт Бд-17: Грибное Место  должны полюбить друг друга.
   Любят ли они?
  
   Флинт К. Бд-17: Ты не умеешь бегать по стенам  
   Автор хороший, рассказ средний. Как теперь принято говорить - атмосферный. Автору удалось заставить читателя принять все не разжёванные условности своей фант-реальности, как "бытовые", так и миро-осново-полагающие. А вызвать сопереживание к героям - на троечку. У личностей мало объёма. "Нет! Не-ет! Конец - это раз и всё, а мы... и другие... Мы - интересные, правда! Я - не очень интересный, наверно, но даже Ленка... Можно - их позвать! Они..." Автор выбрал такой коротко-обрывочно-рваный стиль передачи прямой мыслеречи, но воспринимается это при чтении, как словесный мусор. В том числе и потому что этим стилем говорят все четыре персонажа, включая бога. "Н-ну как же... ну правда... Нет! Я скажу! Люди - да, мало размножаются, нас мало, но... мы - есть! Мы восстановимся, и всё будет хорошо! Наш мир - очень хороший!" "Уничтожить? Так давно пора, вот и я о том же! Стоит с ним это обсудить, как минимум... Знаешь, вот оставишь вас ненадолго - и вечно что-нибудь заводится. Человеки с тенями... Андетерминизм. То, что не просчитывается. А почему не просчитывается? Потому что так интересней! Хотя, это как раз самая тоска, если вникнуть..." Не бить на абзацы - и непонятно, кто говорит.
   "А. То есть я, воплощённый на один миллидецил от своей паспортной мощности, должен резвенько побороть мировое зло? Мне, дескать, всегда раз плюнуть? Милый мой, я сошёл поговорить. И с ним поговорю, не более. Мне, впрочем, нравится уничтожать - ибо творить легче, из чего следует, что уничтожать я пока не слишком умею. Иначе б не нравилось... Так, ладно: он уже здесь. Отлично. Как там... Беги - и закрой глаза..." Автор пытается, задействуя один миллидецил от возможностей языка (и неизвестную долю своего жизненного опыта), резвенько показать, как побороли мировое зло путём насильственного воплощения бога по типу призывания демона. И показывает: бог начинает "говорить красиво" (хотя в том же стиле, что все на протяжении всего текста) с тем, кого нам не показали (только попугали его пранами устроить свету конец), потом "резвенько" его "развоплощает" - и всех делов. Даже испугаться не успели. В чём предполагается катарсис для читателя? В прочитывании пассажей типа "Мир не спасён, нет спасителя! Злодей рухнул в пыль, не взяв финиша. Ещё круче: не на финишной прямой, а за круг, чёрт-те где, в недостроенном здании без этажных табличек - вот что ты вычудишь, все обмерли и упали! Блистательная долгая подготовка - и не получилось, как же так! Вся мировая культура сдохла от зависти, тоски и фрустраций. Зрители вернули билеты, уровень срача зашкаливает - медиаповод конца времён, вот что ты можешь сбацать! Вместо очередного убогого конца света."
   Базу для катарсиса я вижу в последней отчаянной надежде и безумной попытке плюс готовности к самопожертвованию группы. Но это не доработано выше тройки.
   Вы говорите - 12К, но у вас проблема другая. Информации очень много, слов масса, они все информативные, не лишние - а объёма нет. Автор частит и количеством слов пытается возместить недостаток их правильного выбора. Килобайты потрачены впустую.
   Попробовать писать лаконичнее?
  
   Кучевский А.Я. Бд-17: Ранний ответ  
   Рассказ написан простым информативным стилем, без красот изобразительных или иных. Следовательно, цель автора должна расшифровываться легко. Но увы. Куда он целил, ясно не совсем.
   С одной стороны, концовка предполагает изумление перед силой духа команды колонистов, которые, зная, что остались одни, затерянные во вселенной, и что их родная планета погибла, не впали в истерику и до конца выполняли свою миссию исследователей. Но на эту версию работает только концовка, и при ретроспективном взгляде на тело рассказа не обнаруживается ничего нового, на что можно посмотреть более пристально. И тогда взгляд пристрастного читателя, которого пытаются заставить вглядываться в любой текст тщательнее, чем хочется, начинает искать улики. И находит:
   "Мы ... за пределы Солнечной системы. ... Возможно, теперь программа антиколонистов выбросит белый флаг. ... Нашли неорганический заменитель некоторых приправ, безвредный для ... То, что ... использовали в качестве ... , оказало страшное разрушительное действие, которое невозможно ... Возможно ли это сейчас? Разве что если ... отправили ... задолго до нашего старта".
   Гипотеза: "неорганический заменитель некоторых приправ" (расфасованный в пакетики? с указанием, каких именно приправ? или сразу нескольких? или колонисты каждый камушек в рот тянули?) был превентивно отправлен (запульнут) на планету "программой (партией?) антиколонистов" "задолго до нашего старта". Но он не был безвредным, а был ядом, чтобы оказать "страшное разрушительное действие", чтобы колонисты не смогли плодиться и размножаться, и таким образом была осуществлена программа антиколонизма. Но антиколонисты погибли вместе с родной планетой, а своим действием положили конец человечеству вообще.
   Но уверенности, конечно, нет. Тем более что название рассказа не сопрягается ни с одной из трактовок.
   Многие из слов, пропущенных расшифровывателем, должны быть им вставлены с той же лёгкостью, с которой вставляет их читатель.
   "Сообщение, которое передали нам с Земли, предназначалось не нам и сообщением не было". Или предназначалось не нам - или не было сообщением.
   Главная мысль остаётся на уровне предположений. Оба предполагаемых направления недоработаны и невнятны.
  
   Томашева К. Бд-17: Монстры в моем шкафу  
   Автор скажет, что пассаж "воздух отказывался протискиваться в легкие сквозь плотно сжатые челюсти" соответствует последующей инфе о том, что у героини зажаты рот и нос. Но они дырявыми ручками зажаты, и в любом случае, читатель успевает проверить и убедиться: нет, дышим мы не челюстями.
   В основном, грамотно и понятно, но что читатель должен вынести для себя из текста?
   Прочитала рассказ и сноски, потом - аннотацию, но основное вынесенное чувство - недоумение.
   Понятно, что у героини долгая история отношений с личными "кошмариками", уже давно переставшими быть таковыми и перешедшими в разряд старых знакомых, которые в курсе общественной и личной жизни ГГ и позволяют себе давать ей практические советы в привычной для себя манере. В данном случае, наслав ночной кошмар, оно пыталось побудить ГГ принять некие решения типа попробовать, наконец, организовать свой бизнессс... мда... Причина и действие плохо сочетаются. Причина и содержание дурного сна - не сочетаются совсем. Надо было читать по пустырь, кошек с самосветящимися глазами и прочие мраки (половина текста, между прочим!), чтобы узнать, что героиня не заслужила этого просмотра, потому что "в понедельник встреча в банке насчет кредита, бизнес-план уже готов, помещение под офис нашла". Кстати, её личный "кошмарик" должен был знать об этом сам - оттуда же, откуда знает про всё остальное: планы, мечты, сомнения она же не за вечерним чаем ему пересказывает, значит, и помещение под офис для него должно быть секретом.
   Попытка сделать текст ино-культурно-окрашенным (по аннотации, он принадлежит к "серии португальских народных бабаек") вряд ли удалась. Про португальскость задействованных фольклорных персонажей поведывают читателю ссылки, а в тексте ничего португальского не присутствует. Нет ни малейшего намёка на какую-то иную культуру, географию, природу, запах, особенности, кроме российских. Ну хоть какое-то ощущение места и культуры такой рассказ обязан создавать. Тем или иным способом. Не через ссылки, а через текст. Но не создаёт. А российское ощущение, наоборот, подтверждается подряд деталями и лексикой.
   Фант-элемент приходится признать притянутым за те же уши, что и фольклорный.
  
   Рубер А. Бд-17: Голем  
   Грамотно, понятно, дидактично, скучно. Новое прогрессивное пробивает себе дорогу через косность академий наук. От Голема - прямиком к роботу. Старичок-ретроград-учёный - лысый. Молодой прогрессивный инженер - бородатый. Робот прогрессивнее глиняного колосса.
   Да, автору вполне удалось пропатчить хорошо узнаваемые фигуры схемы "победа прогресса над консерватизмом" в декорациях "борьба технологии с магией". Но оказывается, этого недостаточно, чтобы было интересно. Читая диалоги с вполне нормально придуманной и изложенной, но не имеющей самостоятельной ценности, деталистикой техобслуживания Голема и её проблем, хочешь только чтоб этот поток фантазии завершился, наконец, какой-то развязкой. Читатель предвидит два возможности: либо маги похерят прогресс, либо прогресс похерит магов. Обе возможности одинаково скучны (потому что одинаково прямолинейны), и поэтому важно не какая из них осуществляется, а что осуществляется одна из них. Неожиданности автор не припас. Читатель потерял время.
  
   Райко Бд-17: Глодырь
   Фант-реальность прорисована хорошо. Но в рассказе автору особенно хорошо удалась драконья голова, чего нельзя сказать о голове рассказа:  развязке. Парень находит вкус в своей службе наездником дракона в составе комманлос-смертников, охраняющих мир от некоей напасти под кодовым названием "глодырь". Во время патрулирования он идёт вторым номером, а на сближение с целью при обнаружении должен идти номер первый, и это смертельно опасно. Но ГГ отказывается уступить инициативу своему ведущему. Причин у такого решения чётких нет, следствий - тоже: погибнет НН или нет, читатель уже не узнаёт. У рассказа, по существу, нет развязки.
   Автор скажет - открытый финал. Открытый финал можно делать в неоднозначном повествовании, которое на своём протяжении поставило вопросы, на которые читатель ждёт ответа. В этом рассказе нет никаких вопросов, никаких ответов не ожидается, поэтому финал попросту слит.
  
   Земцов С. Бд-17: Миротворец  
   Гуманитарная мечта, написанная ясно, точно, без изысков, в официальном стиле протокола (хотя и выразительно в целом). ГГ захотел (несмотря на то, что сам - военный), уничтожить всё оружие на Земле - как только смог. А смог, после того как подвергся облучению на неизвестной планете и обрёл уровень понимания и возможностей и воздействий несоизмеримый с человеческим, перестал (начал переставить) быть человеком и осознал, что добро и зло - понятия несущественные. Но орудие всё же уничтожил, осознавая, что хоть голыми руками, но мочить друг друга продолжат.
   Всё ясно и понятно, и сочувственно воспринимается, но, к сожалению, рассказа не получилось. Только хорошие намерения. В идеях-то ничего нового нет, играть должно воплощение, а оно осталось на уровне схемы, как и ГГ.
   "Мое физическое тело распалось на атомы, освободив ту энергию, что иногда называют душой и прежнего меня больше не стало. Я двинулся дальше в более тонкие миры". Рассказывал дедушка внукам?
  

Оценка: 9.57*7  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  К.Юраш "Принц и Лишний" (Юмористическое фэнтези) | | В.Рута "Идеальный ген - 2 " (Эротическая фантастика) | | М.Всепэкашникович "Аццкий Сотона" (ЛитРПГ) | | Т.Мирная "Колесо Сварога" (Любовное фэнтези) | | Ш.Галина "Глупые" (Любовные романы) | | К.Вереск "Кошка для босса" (Женский роман) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | О.Герр "Жмурки с любовью" (Любовные романы) | | Л.Летняя "Магический спецкурс. Второй семестр" (Попаданцы в другие миры) | | М.Воронцова "Виски для пиарщицы" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"