Чолакова Сусана: другие произведения.

"Махонька и её друзья"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Помогите "увидеть свет" моим весёлым повестям, поскольку Махонька - это народный, к сожаленью, исторически забытый собирательный образ народных сказочников, сказителей... Помогите популяризировать нашу сказочницу, как это есть в Европе : сказочник Олле Лукойе. Но наша сказочница Марья Екимовна (Махонька) лучше, ярче, талантливей на все времена и для всех детей! Откровенно, жизнь положила на эту работу над "Махонькой..." Хочется, чтоб дети многонациональной России, читали эти повести, знали нашу культуру,традиции через такие образы.


Сусана ЧОЛАКОВА

МАХОНЬКА

И ЕЁ ДРУЗЬЯ

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Нальчик

Полиграфсервис и Т

2007

   ББК Р2
   Ч75
  
  
  
   Чолакова С.
   С75 Махонька и её друзья. - Нальчик: Полиграфсервис и Т, 2007. - 100 с.
  
   Сусана Чолакова - живет и работает в городе Прохладном, по профессии учитель. А еще она пишет стихи, небольшие прозаические произведения. Выпустила в Москве книгу избранной лирики "Стихи рождаются из ничего...", а в нашем издательстве - сборник "Кавказские имена".
   И вот ее новая работа - "Махонька и ее друзья".
   Кто такая Махонька? Одна из героинь неоконченного романа Федора Абрамова "Чистая книга". Тихая, скромная, маленькая старушка, знающая великое множество былин, сказок, пословиц, любящая детей и стремящаяся воспитать их добрыми, честными, совестливыми людьми. Образ этот известным русским писателем лишь намечен, он должен был получить дальнейшее развитие, но судьба распорядилась по другому...
   Сусана Чолакова взяла на себя смелость рассказать о том, как могла сложиться судьба Махоньки. Удалось ли ей это, судить читателю. Нам же хочется думать, что вышедшая из самых глубин народной жизни маленькая старушка будет интересна и современным, "интернетовским", мальчишкам и девчонкам, ибо, знакомясь с ней, ее поступками, суждениями маленький человек, вступающий в жизнь, учиться любить свою великую родину.
   По большому счету, Махонька вовсе не персонаж вчерашнего дня, она современна, как современны и никогда не могут устареть такие понятия, как патриотизм, благородство, человеколюбие.
   Уважением к творчеству великого русского писателя проникнута маленькая книжечка Сусаны Чолаковой, крымской татарки, для которой, как и для ее героини, Россия - отчизна, родина, любовь.
  
   No С. Чолакова, 2007
   No "Полиграфсервис и Т", 2007

Сказок полная

котомка...

Ч а с т ь 1

Махонька

на фестивале

Ч а с т ь 2

  
  
  
  
   Памяти советского писателя Ф. Абрамова
   и его супруге Л. В. Крутиковой-Абрамовой

посвящается

Ч А С Т Ь 1

Глава 1

   По зелёному душистому лугу идёт маленькая старушка. На ножках старенькие, но ещё крепенькие ботиночки. Поверх цветастого сарафана накинута прохудившаяся коф­тёнка. На груди - ленточка рябиновых бус, а на поясе - цветастый фартучек с кармашками. На голове у неё - яркий платок с бахромой. И вся-то она сама такая весенняя, пёстрая, что кажется, будто посредь луга расцвёл самый большой цветок!
   А звать старушку - Махонька.
   Все так к ней обращаются, хотя, конечно, у неё есть и полное имя - Марья Екимовна. Да только уютней и теплей всем от доброго обращения - Махонька, Махонечка.
   Идёт Махонька, песни поёт, птиц да кузнечиков слушает, цветы собирает. А за спиной у неё котомка. И чего только в котомке нет! И сушёная земляничка, и целебные травки, лесные истории, сказки. А бывает, что в этой котомке и радость поведётся. Какая радость? Всякая! Такая, чтоб восхищенье вызывала, смех приглашала, душу окрыляла. Вот какая необычная старушка! Почему её так странно кличут? Да ростом не вышла, вот и прозвали её так люди. И никто её настоящего-то имени уже давно не помнит. Махонька, и всё тут!
   Чу! Остановилась Махонька. Посошком кустики пошевелила. Вот неожиданность! Длинноухий прыг-прыг!
   - Чего убегаешь? Але не узнаёшь? Иди родимый, не обижу. Хлебца дам, сказку расскажу.
   Зайчонок сжался, от страха глазки закрыл. Осторожно дотронулась Махонька до спинки глупыша, погладила. Присмирел серенький, в руки даётся. Прижала его к себе Махонька:
   - А где ж твоя мамка? Ты заблудился? Как же я тебя одного здесь оставлю? Лиска пронюхает, не пожалеет. Она, хитрюга, и не таких видала!
   Зайчонок ушками шевелит, понимает.
   - А пойдём со мной в нашу Рябинку! Вдвоём веселей. А дома молочка тебе налью. Проголодался, небось?
   Молчит плутишка.
   Так и пошли дальше - Махонька да серенький. А идти-то и недолго осталось. Вот подняться на пригорочек, да речку Песчанку пройти через мосток. Там и деревня родная.
   Идёт Махонька, посошком траву колышет. Это чтоб на лужочке какого насекомого случайно не обидеть, не наступить. Знак такой палочкой подаёт: Расступись, разбегайся, мошкара! Вы малы, так вас и обидеть можно невзначай. Наступлю, не замечу..."
   Такая она, хохотунья, сказочница, добрая душа - Махонька.

Глава 2

   А вот и Рябинка показалась вдали. Старушка спускается с горочки, приближаясь к мосточку.
   - Жить будешь пока у меня в избе. А там как Максимыч решит, так и будет, - объясняет Махонька зайчишке, что его ожидает. - Только вот с Васькиным Васей надо тебе общий язык найти. Он-то у нас с "ка-рак-тером"! Гостей не больно жалует. Да куда денется?! Стерпит...
   Житьё-бытьё Махоньки незамысловатое: коза Майка, Васькин Вася - кот, "стадо хвостатое" - мышки-малышки да добрый "приятель-соседушко" Максим Максимыч.
   А когда затоскуется старушке в Рябинке и соберётся она в путь-дорожку, то Максимушке козу-егозу поручает. В избе Васькину Васе "стадо хвостатое" оставляет. Сама же, с котомкой за спиной и посошком в руке, за сказками по белу свету отправляется ненадолго. Вот и сейчас она домой возвращается из очередного путешествия.
   Настроение весёлое.
   "Как там мои ребятушки-соколятушки? - думает она о ребятишках, - а Васькин Васечка мой как, а Маечка-кормилица?" - Всех вспоминает Махонечка. Соскучилась.
   Вот и Васькин Вася из головы нейдёт. Когда-то дед Василий котёнком полуслепым его Махоньке дал.
   - На, - говорит, - хоть одного, хоть всех котят бери. Куда их нам столько!
   Взяла его, писклявого, старушка, прижала к себе, и уж больше не расставались. А почему так длинно назвала - Васькин Вась? Это чтоб с другими не спутать. У всех ведь по дворам сплошные Васьки бегают. А тут особенно, да и понятно откуда: Васька деда Василия! Это теперь он разъелся, вырос. Здоровущий- да ленивый! В избе порой мышки-малышки разбегаются, а ему и хвостом их спугнуть бывает лень, не то чтоб голову поднять.
   В такие моменты Махонька начинает ему высказывать своё возмущение. А вместо: "Брысь отсюда, квартирант! - она кричит своим тонюсеньким голоском: - Вась, отседа, квартирант!" А потом долго смеётся, как он спросонья начинает суетиться, спину выгибать да фыркать.
   - Ничего, ничего! Тебе полезно взбодриться! Квартирант ты, вот кто! Таким лодырем хозяин не бывает! Мыши пляску свою устроили у тебя под носом. Ты что с ними по-роднился?..- серчает Махонька. - Они когда-нибудь тебе когти пообгрызают, а ты всё спать будешь... Смех, да и только! И не стыдно будет тогда на кошачий люд во двор-то выйти?
   Васькин Вась в такие моменты не обижается на хозяйку. Он понимает, что надо делом заняться и безделью тоже приходит конец. Всем своим видом он старается угодить Махоньке: то под комод заглянет, то под печкой покрутится. А наутро отчитывается о проделанной работе, выложив рядком на половичке свою добычу.

Глава 3

   Только Махонька, ступила на мосточек, как ребятишки, завидев издалека старушку, поспешили навстречу:
   - Махонька идёт!
   - Махонька возвращается!
   Бегут дети, а люди улыбаются:
   - Вот и хорошо! Радость вернулась в Рябинку.
   Махонька, как увидела бегущих, и сама не устояла, помчалась навстречу. Торопится старушка так, что зайчонок на руках у неё подпрыгивает.
   - Ах вы, мои орлята-соколята! Синички-ласточки ненаглядные!
   Дети обнимают Махоньку, за сарафан хватаются, за рукава тянут. Смеётся старушка:
   - Ой, да вы меня по кусочкам растерзаете-раскром­саете! Лучше поглядите-ка, кого я вам принесла.
   Тут внимание и лопоухому оказали: ай да Махонька! Удивила детей!
   Так всей компанией, шумной ватагой вошли в деревню и каждому прохожему зайчонка показали. Смеются дети, а больше всех хохочет-заливается Махонька. Она среди них тем и выделяется, что звонким смехом. Росточком-то одинакова, да и куролесит, словно дитя.
   Старушки головой качают:
   - Постеснялась бы скакать, по заборам с ребятнёй лазить... Откуда в ней столько прыти?
   Только не слышит Махонька укоров глупых. Счастлива, что в родные края вернулась.
   Довели ватагой до родной калиточки:
   - Махонька! А когда к тебе в гости можно прийти?
   - А ты сказок много принесла?
   - А сегодня расскажешь?
   Смеётся рассказчица:
   - Ой-да, сказок у меня накопилось! Полная котомка! Как козу-кормилицу свою вечером подою, как коровки-то с пастбища вернутся, тут уж и приходите. Я вам такую сказку раздобыла! В телевизере такое вовек не покажут!

Глава 4

   - Здравствуй, дом! Как жилось-то без меня? Небось, соскучился,- поклонившись в пояс своей избенке, заговорила Махонька.
   Она с домом своим всегда разговаривает.
   При появлении Махоньки изба начинает улыбаться, отражая стеклами маленьких окошечек солнечные лучи.
   - Ой, да ты, голубочек мой, приболел! То-то вон как скособочился. Стосковался без меня? Ну не обижайся-то, что в дороге была долго. Явесной любовалась. Душа крыльев захотела, вот и не усидела дома. Повидала земную красоту, дак теперь и за дело можно приниматься.
   Вдруг старушечка вспомнила кота своего:
   - Васькин Вась! Васькин Вась! Ты где? Чего хозяйку-то не встречаешь?
   Заворчала Махонька, открывая дверь в избу:
   - Опять, небось, спит на сеновале. Все мои наказы забыл. Уж я-то выскажусь, по всем цифрам-буквам отчитаю,- ворчала обиженная хозяйка на кота, не встретившего ее.
   Старушка принялась хлопотать по дому. Первая забота - куда зайчонка пристроить?
   - Где же тебе, серенький, уголок отгородить? А давай-ка у печки, под лавкой. И тепло, как у мамки под брюшком, и не выскочить.
   Загородила Махонька местечко для найденыша, налила в блюдце водички, достала из своей котомки сухарик.
   Кормит да спрашивает:
   - А как тебя звать-величать? Уж не угадаю! Да ничего... Вот придет моё солнышко - Максимыч, он и имя тебе даст.
   Не успела Махонька о Максимыче подумать, а тот уже на пороге стоит.
   Запыхался от бега.
   - Махонька, привет! Я тебя так заждался! Просто сил уж не было никаких! Где ты так долго путешествовала?
   Ты что, забыла, что скоро и весна заканчивается?
   - Здравствуй, батенька! Здравствуй, родненький! Как забыть? Торопилась...
   Максимыч подбежал к Махоньке, обнимает старушку. Та хохочет:
   - Замаялся-то с Майкой? Але нет?
   - Замаялся.... Без тебя замаялся! А с Майкой - ничего! Жива-здорова твоя Майка, козленка ждет.
   Махонька приобняла мальчика:
   - Да ты опять вырос! То я тебе по глаза была, а теперь - по шею. Ай да Максимыч! И куда тебя тянет?
   Прищурилась, загадочно улыбнулась старушка:
   - А погляди-ка под лавку!
   Максимыч обомлел:
   - Махонька! Зайчишка! Откуда?
   - А на лужочке под кустиком прятался. От своих отбился, изголодался. Ну, как звать-величать-то будем гостя? Называй! Будешь крестным отцом.
   Максимыч прижал к себе серенького:
   - А давай, Махонька, назовем его - Беглец, нет, Ушастик. Ну как?
   - Баско, родной,- одобрила старушка,- верно, Ушастик он и есть.
   Так и прижился у Махоньки Ушастик.
   Максимыч с ним возился, оберегал, кормил. А когда зайчонок подрос и стал выбегать во двор, решил Максимыч его на волю отпустить, в лес. Как решил - так и сделал. Радуйся свободе, Ушастик!

Глава 5

   А кто такой Максимыч? Почему его так любит Махонька? О-о! Это особый человек!
   Махоньке без него никак не обойтись. И все-то умеет этот мальчик-мужичок: табуреточку смастерит, забор отладит, крышу подремонтирует. Учится Максимыч в шестом классе, но выглядит как восьмиклассник. Это рослый крепкий парнишка. Этакий богатырек!
   Но главное достоинство Максимыча - его хозяйственность. Он умеет не только мастерить по дому, во дворе, но любит и охотно возится со всякой живностью. Знает как лечить животных во время травм или болезней. У Максимыча почти не бывает свободного времени для игр в футбол или на мальчишескую беготню. Все мальчишки как мальчишки: хулиганят, дерутся, увиливают от домашней работы, от уроков... Максимыч совсем другой уже тем, что дружит не со своими ровесниками, а с этой странной манюсенькой старушкой - Махонькой. Она не смеется над его идеями, полностью ему доверяет, как старшему брату. Более того, она помогает Максимычу в его затеях. Вот, например, Максимыч любит читать книгу "Справочник ветеринара", где обо всех домашних животных и их болезнях написано. А как на деле использовать знания, полученные из справочника? Нужно, чтоб дома были, хоть какие животные, хоть какая живность. Но мама Максимыча, Варвара Петровна, думает иначе:
   - От попугайчиков в квартире пыль, а от аквариумных рыбок у меня аллергия. А от кошек и собак в доме шерсть. И вообще, я устаю на работе и вечерами дома мне нужен покой.
   Да, у Варвары Петровны тяжелая работа. Она экономист-бухгалтер.
   - Но у ребенка (это про Максимыча) должны быть свои увлечения. Он тянется к животным. Надо ему помочь,- вмешивается порой в разговор папа (он работает водителем большого грузовика).
   Однако переубедить маму тяжело. У нее и в этом случае есть серьезный аргумент:
   - Ребенок должен уделять больше внимания учебе, читать художественную литературу, а не отвлекаться на глупости.
   Этим в семье Светловых всё и заканчивается. Мама, как всегда, права. Но Максимыч в будущем хочет заниматься именно тем, что он уже сейчас любит, - он хочет создать свой зоопарк и быть в нем ветеринаром. Он мечтает о медвежатах, о страусятах, рысятах, жеребятах...
   Мама его часто раззадоривает по этому поводу иронично:
   - Ну как дела, доктор Айболит?
   Но папа поддерживает сына в его планах и увлечениях, вот помочь ему не всегда может. Он вечно занят своей работой. Часто уезжает в дальние рейсы, а потом ставит свою машину на капитальный ремонт и возится в гараже.
   "Если б не Махонька, я бы от одиночества давно умер",- рассуждает сам с собой Максимыч, мальчик-мужичок.
   Он даже как-то раз в этом Махоньке признался. Она в это время сидела на печке и грелась, забравшись под самый потолок. Смешная, ножки в вязаных носочках свесила вниз, болтает ими в разные стороны, а потом как рассмеется... Так смеялась, что с печки свалилась. Хорошо, что на комоде ее любимый Васькин Вась сидел. Он выгнул спину в тот момент, тем и смягчил ее падение. А она еще пуще расхохоталась:
   - Я, как кос-мо-навт, совершила мягкую посадку!
   А когда оправилась после "приземления", серьезно спросила:
   - Максимыч, а я сказку про ковер-самолет вам сказывала? А про ракеты на пушечном заряде?
   - Нет, не сказывала.
   - Ну так на посиделках припомни мне, расскажу,- и лукаво подмигнула.
  

Глава 6

   Однажды папа Максимыча приехал поздно вечером со смены. Он был очень усталый после дальнего рейса. Но прежде чем отправиться в гараж, зашел в дом и подмигнул сыну:
   - А ну-ка, пойдем со мной! Для тебя у меня припасено кое-что.
   Максимыч мигом оделся и побежал за отцом к машине. В кабине на мягкой подстилке лежал олененочек, слабенький и беспомощный.
   - Пап, а где ты его взял?
   - У дороги нашел. Он лежал в овражке. Возможно, стадо прошло, а малыша больного оставили, бежать за мамкой не мог.
   - А куда мы его сейчас?
   - Куда-куда! Его нужно накормить и отогреть. Видишь, как ослаб.
   - А мама что скажет? Она на кухню его не пустит.
   Папа нахмурил лоб:
   - Хорошо, с мамой буду я говорить.
   Папа завернул в свою курточку олененка и пошел с ним в дом. Максимыч - следом.
   Мама как увидала "чудо", так и застыла на месте, как памятник. Папа не торопился малыша раскрывать...
   Все друг друга разглядывали. Долго разглядывали.
   Потом мама тихо спросила:
   - Мужчины, какого крокодила вы на этот раз принесли?
   Это значит, что у мамы шок прошел, так папа говорит, теперь можно действовать смелее.
   - А это, Варенька, благороднейшее животное. Ну не оставлять же его на съедение волкам,- стал напористее папа, раскрыв олененка,- посмотри на его шерстку, глазки. Разве можно его не любить?
   - Он голодный и очень больной,- продолжил папины тирады Максимыч,- ему нужен уход.
   - Вы, я смотрю, сговорились. Трое против одного! Однако я думаю, что он не выживет. Он тощий! У него, кажется, рахит и дистрофия, - сказала мама и обиженно ушла в другую комнату. Это знак, что она сдалась...
   Папа подмигнул Максимычу:
   - Главное дело - уговорить ее. Так! Где там твои айболитовские "закрома": витамины, бутылочки с соской?
   Малыша разместили у теплой батареи. Папа принялся разогревать молоко. Попытались олененка напоить, но тот только глазки закрыл и ничего уже не хочет, ни водички сладкой, ни молока.
   "А пойду-ка я Махоньку позову. Ее все животные любят, она умеет с ними говорить",- подумал Максимыч и побежал к соседке.
   - Махонечка, там олененок умирает. Папа у дороги в овражке его нашел. Мы не можем с ним справиться. Он не ест и не пьет...
   - А ты, соколик мой, особо не кручинься. Уговори его, обласкай, чтоб пригрелся, а там и корми. Ну, пойдем, пойдем. Поглядим на твое сокровище,- запричитала Махонька, одеваясь.
   Когда подошли к малышу, он все так же лежал, закрыв глазки. Махонька стала нежно его по шерстке гладить, у носика, по животику, по шейке.
   - Глупыш, выпей сладенького, тепленького молочка. Оно тебе силы придаст, и ты окрепнешь, побежишь на ножках.
   Олененок стал головой качать, рот открывать. Махонька продолжала животик гладить, потом песенку запела. Молочком ему на язычок взбрызнула, чтоб попробовал. Олененок облизнулся...
   Стал искать губами и глазами еду. Тут Махонька и дала ему молочка. Малыш мелкими глоточками начал тянуть соску.
   - Махонька, ты просто чудесница! Как он тебя послушал! Как он все понял! - обрадовался Максимыч.
   Когда олененок насытился, попытался приподняться на ножки. Махонька поддержала крепыша под животик:
   - Ожил, родимый! Бегать захотелось? Нет, рановато, слаб еще. Пару деньков полежать надобно. А уж потом бегай. Все леса-поля твои!
  

Глава 7

   Через два дня лежания у батареи на кухне олененок стал вставать на ножки. Копытцами цок-цок-цок по полу. Всё внимательно осматривает, ко всему принюхивается, хвостиком помахивает...
   Тут уж Варвара Петровна вышла из себя:
   - Мужчины, а где я должна обедать, на кухне или...?
   Мама опять права. Максимычу необходимо срочно устроить лежанку для оленёночка в хлеву. Паренек уже подобрал для этого необходимые досточки, реечки, уголки.
   - Махонька, помоги мне для Рыжика смастерить загон с калиточкой и кормушкой.
   - А кормушка для чего? - удивляется Махонька.- Он ведь молоко только пьет. Что в кормушку ему будешь кидать-то?
   - Махонька, я в справочнике читал, новорожденные растут быстро и вместе с молоком телята через две недели начинают есть подножный корм. В природе их матери-оленихи учат этому.
   - Вот как! Да ты, мой сокол, правильно рассудил. Теперь ему и сенца надо понемногу подкладывать, чтоб принюхивался и привыкал, пробовал.
   Ой, да как Махонька помогала Максиму Максимычу мастерить! Да как она старательно подавала гвозди, инструменты! Целый день провозились.
   - Максимушко, а ночью-то ему холодно будет. В лесу бы его мамка согрела. А здесь кто его, голубочка, к себе прижмет? Давай на ночь я к себе в дом Рыжика возьму, козьим молочком напою.
   А днем в своем домишке будет, на душистом сене.
   - И то верно! - обрадовался паренек.- Махонька, ты прям живая ходячая энциклопедия. Всё знаешь!
   Старушка прищурила глаза:
   - И сказку про красавца-оленя знаю. Придут на посиделки детишки, напомни, расскажу!
   Так прошли холода.
   А как пригрело солнышко и появилась первая зелень, Махонька и Максимыч впервые вывели Рыжика на лужок. Малыш подпрыгнул и побежал по траве-мураве.
   - Какой ладный! Красавец! - умилялась Махонька.
   - Смотри, Махонька, как он радуется! - восхищался Максимыч.

Глава 8

   У Максимыча всегда голова полна идей. Это у него оттого, что он много читает.
   - Махонька, а давай инкубатор заведем! - Как-то прибежал паренёк к своей подружке.
   - А чтой-то такое? Слыхом слыхала, а не знаю.
   - А это вместо курицы-наседки аппарат яйца греть и цыплят выводить.
   - А где ты такое узнал, сокол мой ненаглядный?
   - А вот посмотри, в книжке "Весёлая семейка" рассказывается. Два мальчика сами смастерили инкубатор и цыплят вывели.
   - А на что нам так много цыплят? Квочка высидит и хватит!
   - Как на что? Ты, Махонька, не понимаешь! Это экс-пе-ри-мент. Знаешь, как интересно!
   - Ну интересно, так делай,- сдалась Махонька.
   - Для того чтоб смастерить инкубатор, надо всё оборудование купить. Так наш учитель по труду в школе говорит. Жесть нужна, провода электрические. А как я куплю? У меня денег нет.
   Стал я маме рассказывать, она не поддержала: "На такие глупости я не вижу необходимости расходоваться!"
   Ты же знаешь мою маму. У неё всё чётко, как в бухгалтерии.
   - Да, Варвару Петровну я знаю. Строгий человек,- согласилась старушка.- А сколь тебе надо денег? Мне, чай, почтальон скоро пензию принесёт. Так, где рубль - другой дам тебе на твой... как его, анкубатор.
   - Ах Махонька! Цены тебе нет! - обрадовался Максимыч.- Я тогда поговорю сегодня в школе с Виктором Палычем, ну учителем по труду, закупим что надо и сделаем!- прыгал вокруг Махоньки счастливый Максимыч.
   Радовалась вместе с парнишкой и спасительница. В успехе эксперимента она не сомневалась. Уж очень серьёзен в таких делах её друг. Если задумал - доведёт до конца, не бросит на полпути.
   Всю следующую неделю пропадал Максимыч в школьной мастерской. С учителем в кружке "Умелые руки" по чертежу мастерили инкубатор.
   Порой Максимыч даже не успевал вовремя поесть - так был занят делом.
   И вот наступил тот долгожданный момент, когда работа была завершена и аппарат, под руководством учителя Виктора Палыча, прошёл испытания.
   Вечером коробку с инкубатором биолог-эксперимен­татор торжественно внёс в дом Махоньки. Та запрыгала от радости, что аппарат удался и у нее вскоре будут цыплята "ан-ку-ба-тор-ские". Это слово она плохо проговаривала, но лекцию Максима Максимыча прослушала очень внимательно.
   - Аппарат предназначен для выведения цыплят в необходимом количестве,- объяснял Максимыч, а Махонька кивала головой. - Аппарат включается в электрическую сеть и, нагреваясь с помощью внутренней спирали, достигает необходимой температуры, показателем которой является термометр. Это значит, что инкубатор с подогревом и с подсветкой...
   "Ой, какой он у нас учёный,- думала Махонька о Максиме Максимыче,- далеко наш сокол полетит. Только бы, Господи, здоровья парню..."
   Максимыч же продолжал свою лекцию:
   -...Необходимо, чтоб был постоянный контроль за температурой в процессе работы. Выключать инкубатор в период закладки яиц запрещено. Это приведет к переохлаждению зародышей.
   - Ты мне, сокол мой, проще скажи. Что надобно, чтоб цыплятушки были? - взмолилась Махонька.
   - Нужно, чтоб аппарат не выключался.
   - Да я за этим буду денно и нощно следить,- успокоила волнение своё Махонька, платок с головы стянула и даже пот со лба смахнула.
   - Ну, Махонька, яйца я заложил. Включаем! - скоман­довал мужичок.
   - Включаем! - повторила за ним Махонюшка.
  

Глава 9

   Инкубатор у Махоньки в избе стоял на тумбочке, на самом видном месте. Все, кто в гости захаживал к бабушке-сказочнице, первым делом спрашивали, всё ли в порядке с аппаратом?
   Махонька с гордостью отвечала:
   - У моего Максимыча всё толково! Беспорядка не бывает!
   И правда, через три недели после закладки стали малыши наклёвываться. Махоньке забот прибавилось полон рот! А у Максимыча радость вперемежку с гордостью - эксперимент удался! Все деревенские ребятишки бегали к Махоньке домой на инкубаторских цыплят поглядеть. Максим Максимыч в Рябинке стал известной личностью, а его аппарат, как "детище" кружка "Умелые руки", запросили на районную выставку детского творчества. Члены комиссии долго изучали конструкцию аппарата и пришли к выводу, что это очень надежная и необходимая в хозяйстве модель. Максимыча и учителя наградили грамотой и ценным подарком за творчество и смелый эксперимент.
   Но Максимыч решил не зазнаваться и не останавливаться на достигнутом. Он решил, что, когда появится у него возможность раздобыть яйца экзотических птиц, он разведет чудо-питомник со страусами, павлинами, фазанами. Летом они будут жить во дворе за сеткой. А зимой Махонька согласилась всех тропических птиц перенести себе в избу. Вот какой друг - Махонька! И тут поддержала!
  

Глава 10

   Вот уж много лет живет Махонька в Рябинке. И всякий раз, как возвращается путешественница домой, с наступлением вечерней зорьки бегут детишки к её калиточке.
   - Махонька, а ты сегодня сказку нам расскажешь?
   - А ты в дороге много сказок добыла?
   - А ты на ковре-самолёте летала, а с медведем-вели­каном встречалась?
   - Летала, ох как летала! А сверху и вас видела, и Рябинку пролетала, - нараспев отвечает ребятишкам Махонька.
   - А расскажешь?
   - Расскажу. Только вы мне отвечайте, ваши мамы знают, что вы ко мне пошли? Искать вас не будут?
   - Знают! Знают!
   - Не будут!
   Мамы, действительно, знают. Они и сами-то выросли со сказками Махоньки. Поэтому спокойны за ребятишек. Коль сказочница в деревне, так и дети вечерами у неё на посиделках. Сказки слушают, песни поют, беседы о красоте земли ведут. Уж Махонька умеет детей позабавить! Порой удивляются взрослые, как у неё язык-то не устает и сказок на все дни хватает!
   Про неё директор сельской школы как-то даже сказал, что она самородок.
   А однажды из самой столицы приезжали к ней в гости учёные-профессора. Все бородатые, солидные, с бумагами. Просили Махоньку сказы сказывать. Она сперва согласилась. Гостей по лавкам рассадила, а сама, на них глядючи, песни свои затянула... Только недолго их забавляла.
   Обиделась:
   - Они слушать не умеют. Как им сказывать, коль у них в глазах блеску нет? Им мои сказки не для души и радости, а для их ученых бумаг. Вот и отказалась!
   И с телевидения приезжали люди, снимали кино про её сказки. В город приглашали. Махонька как вспомнила учёных-профессоров с бумагами и тоже отказалась, не поехала:
   - А на кого я рябиновских детишек оставлю?
   Они в телевизерах-то такие сказки не увидят. От рук отобьются, да и только!
   Так и уехали операторы с одной лишь отснятой пленкой. А Махонька и не жалеет об этом. Она даже Максимычу как-то призналась:
   - А знаешь, сокол мой ненаглядный, что я углядела в профессорах да "тиливизорщиках", что ко мне приезжали?
   - Что? - удивился Максимыч и подумал: "Как Махонька всё так замечает и запоминает?"
   - А то, что им не сказки мои нужны. Им слава своя нужна на моих сказках. Сказки вам нужны, поэтому ко мне и бегаете слухать. Вот те профессоры пожили б в Рябинке и на посиделках бы послухали сказок разных, радости больше у них в глазах бы было.
   "Ведь права Махонька",- согласился с ней паренёк.
   А слава Махоньке и ни к чему. Её во всей округе люди знают. Так и говорят о деревне Рябинке: "А! Это та Рябинка, где старушка-сказочница живет?"

Глава 11

   Вот и сегодня расположились детишки во дворике у Махоньки на пенёчках да на брёвнышках.
   - Ну, слушайте,- начала старушка своим нежным, певучим голосом... - А была я так долго за семью морями да за семью лесами, в тридевятом царстве, в тридесятом государстве...
   - Нет такого царства, - вдруг перебивает озорной воробей - Мишка.
   - Да как же нет,- не растерялась Махонька,- коль я оттедова недавно пришла?
   - Выдумки всё! - не унимается разбойник, - сама выдумываешь!
   Махонька по-детски всплеснула сухонькими ручонками, покачала головой:
   - А ты, любушко, со мной-то не был, вот и не верится тебе.
   Но заволновались дети:
   - Если для тебя выдумки, так и не слушай. А нам не мешай!
   Мишка горделиво встал:
   - Ну и уйду! А Фёдор сказал, что Махонька нам мозги забивает ерундой!
   Дети пуще завозмущались:
   - А твой Федор много разбирается в сказках?
   - А твой Фёдор - двоечник и хулиган - вот кто он, твой Фёдор!
   Вмешалась Махонька:
   - А ты, Мишуня, и Фёдора к нам приводи. Пускай послушает да посидит. И сам не торопись уходить. Садись, касатик мой, послушай.
   Так отогревает детские сердца Махонька, наполняя их добротой и ожиданием чуда.
   - Сказки-то эти не мои. Они - моей бабушки. Потому я как слышала, так и рассказываю, не вру. Но то, что в них изумрудная правда таится, уж это точно... - голос Махоньки речкой журчит, будит воображение ребят: - Ну так была я в тридевятом царстве, в тридесятом государстве. Стоит там дворец белокаменный. И людей вокруг полно. Все куда-то спешат, у каждого свои заботы. Иду я по широкой дороге и любуюсь красотой. А солнце-то рассветилось, воробышки тренькают - галдят, тепло прославляют. Подхожу я ко дворцу, а там стражники стоят, путь перекрывают. За ограду никого не пускают.
   Спрашивают:
   - Куда направилась? Кто будешь?
   Отвечаю:
   - Крестьянка из дальней деревни. Сказки знаю, царю - Матвею хочу некоторые из моих сказок поведать. Знаю были-небыли про богатырей.
   Тогда один из стражников, что с чёрными глазами, оттолкнул меня:
   - Ей-ей! Скоморошье отродье! Иди-ка ты отсюда, да поторопись, пока в темницу не засадили.
   - А что, добры молодцы, царю Матвею уже сказки не интересны? Але кто другой ему вечерами рассказывает? - не отступаюсь я. - А ты зря, родимый, над скоморохами надсмехаешься,- обратилась я к тому, который мне грозился расправой.
   Тогда второй стражник его остановил и ко мне обратился:
   - А ты нам, бабушка, покажи своё уменье. К царю мы тебя всё равно не допустим. А вот у царских ворот, может твое слово кого и позабавит.
   Подумала я и отвечаю:
   - Я с дороги дальней. Устала. Коли чаем угостите, так будет вам сказка про князя Владимира и его храбрых сыновей.
   Заинтересовались стражники, разохотились до моей сказки. Чаю налили, хлебушко дали. У себя, в стражницкой башенке, мне для покоя комнатку отвели.
   А потом то одни вечерами просят:
   - Бабушка расскажи!
   То другие... На дозоре стояли, а сказок моих пропускать не хотели. Приходилось по нескольку раз одну и ту же сказку пересказывать.
   Понравилось стражникам "гостевать" у князя Владимира, да у богатырей. Слух дошел до царя Матвея, что живёт, дескать, старушка-крестьянка в башенке у стражников. Сказки рассказывает.
   - А позвать ко мне сказочницу-певунью! - приказал он.
   Прибежали слуги царские к начальнику охраны, меня ищут. А я уж обратно в путь-дорожку собралась. Домой к себе, в Рябинку, направлялась. Так у церкви меня стражники отыскали.
   - Не уходи,- говорят,- бабушка. Сам царь Матвей тебя к себе во дворец требует. - И приказ царский передали.
   Согласилась я. Куда ж денешься, коль сам царь жалует?
   Пошла. Повели меня по мраморным ступенькам через красны палаты.
   Двери дубовые, узоры на них золотом отлиты. И везде слуги стоят в бархатных одинаковых одеждах. Вот завели меня в палаты, где царь Матвей заморских послов принимал. Сидят на длинных лавках бояре. Сидят послы. Недовольные. Им, оказывается, царство-государство Матвеево показалось скучным и неинтересным. Поэтому торговлю вести с царем отказались.
   Закручинился царь, пригорюнился. Казна-то царская оскудела, а пополнить не с чего.
   Завидел меня царь Матвей и в сторону подзывает.
   - А не ты ли, матушка, сказки сказывать умеешь?
   - Я, царь-батюшка!
   - А кто тебя этому научил?
   - Бабушка научила, да сама, на мир глядючи, училась, - отвечаю.
   - Ну так слушай мой приказ: расскажи про наше царство-государство заморским послам так, чтоб они сами захотели с нами торговлю вести. А не то в темницу засажу, чтоб самозванкой не бродяжничала!
   Вот какую задачу задал. Я и смекаю: надо сказку купеческую петь-сказывать, чтоб к торговле интерес пробудить.
   Задумалась и затянула:
  
   Небылица в лицах, небывальщинка,
   Небывальщинка да неслыхальщинка.
  
   Как приехали в столицу добры молодцы,
   За торговыми делами к царю-батюшке.
   Добирались долги дни, да долги ноченьки.
   Чтоб царю да в пояс низко поклонитися,
   Для беседы самолично попроситися.
  
   Прибежали в Кремль охранники дворцовые,
   Доложили царю-батюшке о молодцах,
   Что за грамотой приехали из дальних стран,
   Чтоб торговлю повести да без обману-то.
  
   Может, былью то было, может, - небылью,
   Неслыхальщинкой да небывальщинкой.
  
   Призадумался-то царь, повеселел душой.
   И охране приказал да привести купцов:
   - Что вы, гости дорогие, да затеяли
   И в дороге что вы мыслями лелеяли?
   - А нужно нам разрешенье на торговый путь
   От сибирских-то лесов- к морю Синему.
   Нам бы грамоту иметь да с разрешением.
   С разрешением твоим и дозволением.
   А в казну твою заплатим все налоги-то
   Без обману, за торговлю и дороги-то... -
  
   так я пела-рассказывала, ложь да быль плела-связывала, где притопывала, где прихлопывала, всё послов, гостей-то царских раззадоривала...
   - Махонька, а купцам - добрым молодцам разрешил царь торговый путь через своё государство открыть? - спросил Мишка-пострел.
   - А грамоту он выдал купцам?
   - Разрешил, голубушки мои, разрешил. И грамоту выдал, чтоб их в дороге никто не останавливал,- отвечала на детские вопросы Махонька.
   - А потом?
   - Ой, и повеселились царя Матвеего гости от моих сказок-припевок. Даже в пляс пошли. А потом и пир был! Полюбились мы заморским послам, приглянулися. И царь Матвей раззадорился. Меня во дворце при нём на службе царской оставлял. Да я не согласилась. В свою Рябинку торопилась вернуться... Соскучилась.
   Долго еще сидели дети на брёвнышках и слушали Махонькины сказки. Сгустились сумерки, подкралась ночь. Посмотрела Махонька на месяц и спохватилась:
   - Ох, Месяц Месяцович, забыла про обещанное.
   Обратилась к деткам:
   - Я ведь Месяцовичу обещала его сказку послушать. Уж так он меня просил! Пойду! Пойду! Не всё мне самой сказки рассказывать!
   Надо послушать, что другие расскажут.
   Махонька встала. Тут и детишки с брёвнышек спрыгнули:
   - Спасибо, Махонька!
   - Доброй ночи!
  

Глава 12

   Когда Максимыч был ещё совсем маленький, он и тогда был большим непоседой. Ему хотелось везде успеть, всё увидеть. А поэтому в своей детской беготне он часто терял вещи: шапки, варежки, ботинки.
   Но и тут Махонька смекнула. Специально для него из козьей шерсти пряла пряжу, красила её в разные яркие цвета и вязала носочки, шарфики и шапочки с особыми узорами. В Рябинке все люди знали Махонькины узоры и приносили найденные вещи или ей самой, или к Светловым.
   Надо сказать, что Махонька любит рукодельничать. Она и себе постоянно вяжет теплые вещи. И главная помощница в этом - это её коза Майка. Уж как любит козочка, когда её вычесывают! Стоит смирно, не крутится, а в глазах цветочки расцветают. Только иногда с козьим любопытством разглядывает, как Махонька со специальной щетки шерсть снимает и в полотняный мешочек складывает. Вот так Махонька!
   А ещё Майка знает, что без её молочка Махоньке нельзя никак. Её молочко очень полезно для здоровья хозяйки, да и вообще Майка любит свою хозяйку до беспамятства! Ей так и хочется порой Махоньку то за подол платья облизнуть, то обслюнявить язычком её маленький носик.
А хозяйка только смеётся от козьих ласк.
   - Махонька! А почему ты её, козу свою, Майкой назвала? - спрашивают детишки, расположившиеся на лужайке вокруг бабушки.
   - А в мае родилась, вот и Майка. Родилась бы в марте - Мартой назвала бы. А ещё козьи имена есть - Февралька, Апрелька. Есть козьи имена по цвету - Белка, Чернушка.
   - А если пёстренькая коза?
   - Тогда - Пеструшка. Но самые красивые козьи имена от ягод и фруктов. Скажешь - и во рту сладко не только от козьего молочка, но и от запаха душистого плода. А ну-ка испробуйте! Я буду называть имена, а вы облизывайтесь: Малинка! Калинка! Вишня! Морошка! Вкусно? А как наша деревня называется?
   - Рябинка.
   - Верно. Так я думаю, что в Рябинке и козы должны быть - Рябинки. Они должны тоже знать, где живут. Вдруг заплутает какая недотёпа в лесу. Встретится с незнакомым человеком. Как ему определить, откуда гулёна? А он позовёт: "Рябинка! Рябинка!". Коза вспомнит своё имя, да и пойдёт вслед за человеком. А в деревне и двор свой найдёт. Вот как важно для животного его имя.
   - Махонька, а у животных-то не имена, у них клички.
   - Нет, милый, имена. Когда кличут зовут, то есть, тогда кличка. Но ведь животное имеет свою душу, свой характер и даже свой дом. Поэтому у него должно быть имя, коль оно не бездомное. Имя-то нежнее, чем кличка. Вот я о чём...
   Так поучала Махонька детишек на лужайке, пока её любимица Майка щипала траву. И надо сказать, что в чём-то она была права.

Глава 13

   Как-то в полдень видит народ: бегает старушка по околице и зовет:
   - Майка! Маечка! Краса моя ненаглядная!
   Но козы нет на привязи. Сбежала!
   Пока Махонька отлучилась от своей "красоты", та и смылась. Вот проказница! И опять, наверное, к Светловым во двор побежала...
   - Майка! - побежала Махонька с хворостиной к Максимычу. Бежит, спотыкается. Заслышав голос Махоньки, Максимыч вышел на крыльцо. Он только что из школы:
   - Что случилось?
   - Максимыч, сокол мой ясный, Майка сбежала! Неуж­то опять через ограду к вам в сад пробралась или на цветочных клумбах Варвары Петровны хозяйничает?
   А надо сказать, что Майка - очень своенравная и порой упрямая коза. Мама Максимыча откровенно ее не любит, потому что Майка вечно норовит забраться к Светловым в цветник и общипать все цветики-семицве­тики или проскочить в сад и обкромсать все деревца и кустики.
   Всякий раз, как задумает Махонька в путь-дорогу, одна у нее забота - Майку свою пристроить... Максимыч совсем и не против повозиться с козой, но ведь решает этот вопрос - брать или не брать к себе в загон Махонькину козу - не он, а мама, Варвара Петровна. Уж как приходится Махоньке нахваливать свою любимицу, чтоб уговорить ее:
   - Да она, Варвара Петровна, уже утихомирилась, не такая прыткая, как раньше, поспокойнее.
   - Знаю я, Махонька, её спокойствие,- не соглашается Варвара Петровна.
   - Да вы её привяжите покрепче за рога и в загон поставьте, а двери- на замок, чтоб не выскакивала,- убеждает Махонька в таких случаях.
   Но Майка любит простор и свободу. Никакими цепями её не удержишь. Вот и теперь! Точно! На цветочных клумбах объела все пионы и георгины. Одни голые стебли торчат. Махонька бежит за ней.
   - Максимыч, гони её к калитке! Справа заходи! Справа! - приказывает Махонька, как командир пехотного полка.
   А сама бежит с другой стороны с хворостиной. Вид грозный, платок сбился набок. Но не тут-то было! Майка вывернулась и "почесала-погнала" в сад (вишенки да малинки, смородинки и яблоньки захотелось!). Следом уже на спринтерской скорости вдогонку помчались Максимыч с Махонькой. Оттуда её выгнать будет труднее.
   - Максимыч! Она за копну сена спряталась! Прижимай её к стене! Уйдет! - опять дает команду Махонька.
   Но Майка и не думала прекращать свою игру. Она ведь только вошла в азарт. В два прыжка она запрыгнула по лестничке на копну сена, а оттуда взобралась на крышу сарая. Следом за ней помчались Максимыч и Махонька.
   Но как это всегда бывает, в самый неподходящий момент с работы вернулась Варвара Петровна (с бухгалтерской папкой под мышкой). Когда она увидела объеденные клумбы и весело прогуливающуюся по крыше сарая Майку, то лишилась дара речи. А когда она увидела взбира­ющихся по копне сена Максимыча и Махоньку, она уронила свою бухгалтерскую папку.
   - Ах ты, чертовка такая!- кинулась в атаку на сарай Варвара Петровна.
   Майке ничего не оставалось как сдаться в плен с полной капитуляцией. Перевязанную веревками за рога и вокруг шеи, её повели из сада.
   Варваре Петровне стало плохо, она схватилась за сердце.
   - Вы уж простите мою глупышку, не со зла она так,- стала за свою проказницу извиняться Махонька. - Порода у неё такая. Ей бы по горам, да по скалам бегать. А она, дурёха, на крышу взобралась.
   - Я все понимаю, Махонька,- не могла успокоиться Варвара Петровна. - Но кто мне клумбы объеденные восстановит?
   - Мам, я все заново высажу. Ты мне только семена дай. Мы еще больше цветов разведем! - заступился за Майку Максимыч.
   Варвара Петровна поправила свою прическу, крепче прижала к себе папку с деловыми бумагами и ушла в дом, недовольная всем, что произошло.
   А Махонька, Максимыч и Майка виновато побрели к себе во двор через боковую калиточку сада.
   - Вот будешь так егозить, волки выследят да утянут в лес, или в город на мясной ряд выловит тебя кто, да сдаст ни за грош,- воспитывала всю неделю свою проказницу Махонька...
  

Глава 14

   А вообще, надо сказать, дружбе этой старушки и мальчика все ребята очень завидуют. А кто сказал, что Махонька - старушка? Она, наверное, даже младше Максимыча по возрасту, поэтому паренька так почитает, как старшего брата.
   Только Варвара Петровна всегда бывает недовольна, если Максимыч задерживается у Махоньки. Она считает, что дружба отвлекает её сына от главного - от учёбы в школе. Она считает еще, нет, она уверена, что Максимыч должен стать юристом или дипломатом.
   - У ребенка все для этого данные,- рассуждают вечерами родители между собой.
   И часто за обедом Варвара Петровна заводит этот разговор:
   - Ну кем ты станешь, если целыми днями пропадаешь в мастерской или в курятнике?
   - Ветеринаром,- отвечает Максимыч.
   - Ах, какой ужас! Сейчас этих ветеринаров пруд пруди! А зарплаты у них какие?
   - А знаешь, Варенька, земледельцы, животноводы - это основные кормильцы народа,- с чувством собственного достоинства пытается заступиться за сына в такие моменты папа.
   Но мама бывает непреклонна:
   - Хватит этой романтики! Мне надоели ваши сельскохозяйственные заботы!
   Мама подчеркивает всегда слово "сельскохозяйственные" так, будто она к нему не имеет никакого отношения.
   - У мальчика светлая голова. Он должен учиться в Москве. Сколько нам пропадать в этой Рябинке? Я хочу жить ци-ви-ли-зо-ванно! - часто повторяет мама.
   - Как это цивилизованно, я не знаю,- пожимает плечами паренек.- Но то, что уезжать от своих питомцев из Рябинки я не хочу, уж это точно. Мне без всех вас где-то там будет скучно - так делится своими размышлениями Максимыч с Махонькой. - Ну как мама этого не хочет понять?
   - А ты, сокол мой, и не уезжай насовсем. Вот вырастешь, выучишься, на мир поглядишь да и возвращайся в родные края. Здесь тебя каждое деревце знает и любит.

Глава 15

   Как к Махоньке идут сказки, так и к Максимычу тянутся животные, домашние да лесные: то скворчонка с подбитым крылышком подберет да выходит, то щеночка пригреет да откормит.
   Как-то рано утром вбежал Максимыч к Махоньке в избу, словно вихрь налетел: взлохмаченный, шумливый, а в руках у него корзинка.
   - Махонька, гляди, кого я тебе принес!
   - Покажь! Покажь! Чего это у тебя с утра пораньше?
   - Представляешь, ежовая семья! Я за грибами в лес пошел и вдруг вижу, у околицы соседский Полкан лает, скачет вокруг чего-то, вот-вот разорвет свирепый... Отогнал я его. И что ты думаешь? Под деревом ежиха затаилась, четырех ежат под собой прячет, фыркает на меня. Ну я их в корзину да домой.
   - А дома мама-то как? Не серчала? - радуясь ежатам, спросила Махонька.
   - Конечно, рассердилась, велела отнести туда, где их нашел, - потускнел в глазах Максимыч, - а куда их обратно? Их же собаки опять найдут и погубят.
   - Что верно, то верно,- с лукавинкой в глазах согласилась Махонька. - Оставляй у меня. Подрастут малыши, там и собаки не страшны, выпустим на волю.
   - Ну, Махонька, какая ты молодец! А куда мы их? А коробку?
   - Да нет, в коробке тесновато, чай, будет,- задумалась старушка,- им воля нужна.
   И вдруг засветилась.
   - А давай, определим в старой баньке, что во дворе.
   - Точно, в баньке лучше. А чем их кормить будем?
   - Чем-чем? Молочком да хлебушком. Они еще яблочки любят.
   - Ах, Махонька! И что бы я без тебя делал? - прыгал счастливый Максимыч возле корзинки с ежиным семейством.
   Старушка лукаво прищурилась, выставила свой маленький указательный пальчик:
   - А вот нам с тобой еще одна сказка!
   - Какая?
   - Назовем мы эту сказку: "Про Ежа-Ежовича".
   Максимыч удивился:
   - Ты и такую сказку знаешь? Но ты её нам никогда не рассказывала.
   - Доселе не рассказывала. А нынче расскажу! Вечером! - лукаво подмигнула: - А сейчас пошли в баньку ежей твоих пристраивать.
   Махонька приподняла с лавки корзину с Ежовичами:
   - Тяжёлые, однако, твои лесные гости.
   Тут Максимыч стал прямо хохотом заливаться:
   - Ты бы знала, Махонька, как я эту толстую ежиху в корзину ловил! Она иголки на меня навострила и стреляет ими, как снайпер. Малышей под себя прячет, вот-вот задавит несчастных! Я её под бочок беру, пытаюсь в корзину подтолкнуть. А в это время Полкан соседский незаметно подбежал, да так громко над нами разлаялся! Она его как услышала, голову высунула, фыркнула и сама в корзину полезла! Я от неожиданности даже упал и ноги по траве растянул. Но ежиху не дал в обиду. От Полкана отбил!
   Махонька тоже засмеялась, показывая ему на его коленки:
   - А брюки тебе зашивать кто будет, ежиха или Полкан? Ай да герой - штаны с дырой! Варвара Петровна второпях, наверное, и не заметила...

Глава 16

   Целый день возились - обустраивали Ежовичей Махонька, Максимыч и ребята-помощники. Вокруг старой баньки всё заросло бурьяном. Надо было дорожки расчистить, траву скосить, весь сор собрать да вывезти на пустырь. Да и в самой баньке работы много: нужно вымыть полы-дощечки, окна освежить, дверь отладить.
   Как прослышали ребятишки, что Максимыч ежат с ежихою нашел, мигом прибежали:
   - Покажи!
   - А чего на них смотреть! Помогайте! Это вам не театр,- заважничал паренек.
   Девочки - Огнейка и Гунечка - за ведра и тряпки взялись. Братья-двойнята Полонские столярничать принялись. Все остальные под Махонькиным начальством траву пошли выпалывать. Максимыч за всеми наблюдал и со всеми работал, руководил. И, надо сказать, на его распоряжения никто не обижался. Всем хотелось, прежде всего, угодить Ежовичам.
   Вот и дело сделано! Самое время колючее семейство в хоромы царские вселять.
   Махонька, расстелила на лужочке холстину. Присела. За ней и работники кружком вокруг корзины с Ежовичами расположились. Любуются малышами, которые вокруг ежихи ворочаются.
   А Махонька ежиху раззадоривает:
   - Ты что это, Федосья, сердишься на меня? Ты думаешь, коль матерью стала, так уже вокруг тебя нет равных? А что бы с тобою было, если б порохинский Полкан кинулся на твоих деток-соколиков?
   Вот что тебе хочу объяснить, Федосья! Молодая ты мамка, да глупая. Кто же днем детишек малых гулять выводит? Нужно прогулки ночью устраивать, когда все живое вокруг спит. Тогда и беды для своих Ежовичей не наживешь,- поучает Махонька ежиху.
   Рядышком дети сидят, радуются - малышей спасли, жизнь, такую хрупкую, сохранили немощным существам.
   Пока бригада отдыхала на травке вокруг ежат, Максимыч обошел всю территорию вокруг баньки. Самолично проверил работу каждого из помощников. Одобрил. Вспомнил о главном:
   - А ты, Агния, миску с молоком да хлебом для наших питомцев поставила, чтоб они охотно побежали вовнутрь на запах?
   - Ой, забыла,- вскочила Огнейка и побежала домой за кормёжкой.
   Благо, живет недалеко - по другую сторону забора Махоньки.
   Так появились у Махоньки и Максимыча ежата. Так поселилась в душах ребят еще одна радость, а с ней и сказка.
  

Глава 17

   Вечером, опять ребятишек много набежало ко двору Махоньки, на посиделки. Прибежали из дальних домов и с ближних сказки слушать.
   А Огнейка так загордилась, что закрыла калиточку и решила больше во двор Махоньки ребят не впускать:
   - Хватит! Много вас! Уж и места нет на бревнышках. Завтра приходите!
   - Не гони нас, Огнейка, не гони! - просит чубатый мальчуган. - Мама сказала, что завтра меня не отпустит к Махоньке. Только сегодня. Завтра в школу надо идти, а вечером уроки делать. Ну, впусти, Огнейка!
   Махонька, услышала говорок детей, вышла из избы на порожек.
   - Впусти ребятишек, Огнеюшка. Пусть послушают. Да не будет мне тяжело, не охрипну. Меня голосом-то Бог не обидел. Все услышат! Я буду громче петь-рассказывать.
   - А ты не защищай их, не защищай! - надулась Огнейка. - Они слушают твои сказки, а потом смеются над ними, не верят. Говорят, что это выдумки. Я слыхала, как они между собой это обсуждали.
   Махонька, обвела взглядом ватагу ребятишек: как на чудо смотрели дети на крохотную старушку. Ждали молча её решенья-дозволенья.
   - Ну! Чего сказывать-петь? - обласкала Махонька детей теплом своих весёлых глаз.
   Заулыбались дети, конопушки на щечках запрыгали: значит, всем будут сегодня сказки, никого не обидят, не оставят.
   - Про князя Владимира!
   - Нет-нет, про медведя!
   - Про Ежовичей! - вспомнила обещанное днем Огнейка.
   - Да-да, про Ежовичей, Ежовичей!- загалдели дети.
   Задумалась Махонька, платочек цветной на голове поправила, маленькие ладошки на коленочках сложила, да и затянула песню-сказ старины:
  
   Э-ой, дак по весны, да по весны ле было,
   Да ведь по ве... ой да по весны по красной,
   по красной.
   Ой, да что по ле..., да что по ле-е-ту...
  
   Голос у сказительницы был такой редкой теплоты и нежности и такой сильный, богатый и распахнутый, что даже, казалось, птицы замирали, прислушивались. Да если кто поблизости шел и слышал её, тоже всегда или останавливался, или шёл помедленнее, боясь сказку спугнуть.
   Дети же не просто вслушивались. Они вместе с Махонькой уже мысленно отрывались от земли и летели окрыленные вслед ее присказке в далекие края да в давние времена...
  
   Во стольном во городе во Киеве,
   далеко от наших мест морозных, северных,
   правил князь Владимир Красно Солнышко.
   И хотел он собрать всех силачей-богатырей
   В свою дружину храбрую.
   А как их позвать, коль живут они по городам да деревням и о себе знать не дают?
   Вот и задумал он игрища богатырские
   да бои кулацкие с угощеньями и дарами княжескими.
   А для простого люда - гульбища, да хороводы с плясками, скоморошьими представлениями.
   Как гонцы на базарной площади зачитали княжеский указ, так народ и поспешил-заторопился.
   Всем хотелось родных оповестить поскорее
   и успеть на холмы, где игрища затеваются.
   А холмы те - что за городом.
   К вечеру собралось там людей, ну тьма-тьмущая!
   Везде для порядку стражники стоят.
   Ярмарка поодаль, скоморохи народ раззадоривают,
   ходят гурьбой, песни поют.
   Девушки-красавицы хороводы водят,
   Парни костры разжигают, через огонь прыгают:
   кто выше да дальше костер одолеет.
   Богатыри силою меряются:
   цепи рвут, подковы выгибают, железные шары поднимают.
   А дальше - кулацкие бои:
   кто кого с ног одним ударом собьет...
   Но вот появились с большими коробами за спинами калачники.
   Разбрелись по холмам, затерялись середь людей.
   Короба с плеч снимают и что в них - показывают,
   Калачами да пряниками приманивают.
   Только не всем раздают. Лишь тем угощенье княжеское достанется, кто народ распотешит: песню веселую споет или какую побасенку занятную расскажет.
   И выходит к калачнику паренек с котомочкой, на ногах лапти плетеные, кафтан прохудившийся на плечах. Захотелось ему пряников да калачей княжеских. Встал в круг и затянул песнь былинную:
   "Сидит за столами дубовыми, пирует князь Владимир Красно Солнышко.
   А вокруг него слуги верные гостей яствами подчуют, по приказу князя знатным гостям угодничают. И Добрыня-богатырь здесь с Алёшей Поповичем, и Илья Муромец со товарищами. Всем весело! Только закручинился сам князь Владимир. Ах, беда! Под Киевом собака Калин-царь с Ордой стоит. Войска нагнал видимо-невидимо. Грозится град-Киев сжечь, коль дань к сроку не будет заплачена..."
   И тогда встает богатырь Илья и такое слово молвит:
   - А чего ж мы, сыны земли своей, оружие сложили да здесь празднуем, коли враг наш хитрой лисой подкрадывается, да по полям нашим топчется?
   А постоим мы за землю русскую да за князя нашего - Владимира светлого!
   И поднялись все богатыри вслед за Ильей да взялись за копья-мечи острые. К утру дружина княжеская утроилась, а к полудню удесятерилась сынами храбрыми.
   И в бой пошли у реки Дона, за каждую пядь земли родной билися. Далеко отбили войско Калина. Среди этих храбрецов были богатыри рода Ежовичей: статные да широкоплечие.
   Я вот тоже из Ежовичей, только дар мне не в бою славу добывать, а сказками да былинами народ забавлять!!!" - так, приплясывая и притопывая, закончил свой сказ паренек, прищуриваясь хитро.
   У слушателей интерес появился ко его сказке. Окружили, в ладоши хлопают. А как закончил-то со княжеской победой песню сказывать, тут все возликовали от счастливого исхода-конца.
   А калачник не только калач да пряник дает победный, а вязанку калачей из короба достает и вручает при честном народе со словами:
   - Я уж много лет в княжеских калачниках состою, но такого рассказчика впервые вижу-слышу. А пойдем-ка во дворец княжеский, я тебя самому Владимиру представлю!
   Так и оказался Еж Ежович на пиру...
   Да не сразу его отпустили. Месяц жил в княжеских палатах. Народ знатный сказками своими забавлял.
   - Вот он каков, Еж Ежович! Умом востер! - хитро улыбнулась Махонька. А в каждой своей былине-сказке смысл вкладывал: "Сказка - ложь, да в ней намек - добрым молодцам урок".
   Махонька, подняла голову кверху:
   - А на небе звезд забросало, словно искрами! Это нам дан знак: День устал и ушел на покой. Его братец - Месяц пришел. Он рад был бы Землю-матушку осветить, да не так силен, как старший, вот и подружек помощниц кличет: "Звездоньки, искритесь, чтоб с людей страх ночи снять!".
   Люди смотрят на звезды и радуются, весело на душе от их искриночек.
   А пойдемте-ка и мы отдохнем.
   С утренней зорькой придут к нам новые сказки...
  

Глава 18

   Разбудил наутро Махоньку Васькин Вась. Прыгнул хозяйке прямо на подушку, замурчал. Открыла старушка глаза:
   - Здравствуй, хозяин! Ты где пропадал? Сколько дней в доме не появлялся? Ты на кого меня оставил? Без тебя стадо хвостатое покоя не дает!
   Кот ласково потерся о щечку Махоньки. Понял, что оплошал.
   - Ты, почему мышам дал волю? - заворчала на Васькина старушка. - Где ж твоя кошачья гордость? Квартирант ты, а не хозяин. Хозяин дома живет, за порядком следит, а квартирант только квартирует...
   Журит Махонька любимца, а у самой глаза светятся от радости, что нашелся ее красавец. Когда-то это был сильный и ловкий кот. Везде успевал порядки наводить. Бывало, даже соседи приходили просить Васькина на пару дней:
   - Махонька, совсем в чулане мыши одолели. Дай на время Васькина!
   - А чего ж не дать? Берите.
   Из рук в руки кота передавали во дворы. А потом кот и сам стал понимать. С утра исчезнет.... То у Анны Петровны поохотится, то к учительнице-соседке побежит в сарай. Это нынче уже не то здоровье. Постарел бедняга....
   Махонька, гладит любимца по шерстке:
   - Ну, иди, молочком попою!
   Васькин Вась подбежал к блюдцу. Напился, облизнулся и под печку полез. Осторожно все мышиные норки обнюхал.
   - Ну что? Поприветствовал своих подружек, мышек-малышек? - спрашивает Махонька, заглядывая к нему в подпечь. Довольный кот стал виться вокруг Махоньки, всем видом показывая, что малышки-то рядом: то-то ночью будет охота!

Глава 19

   Однажды летним утром Махонька проснулась рано. Подоила козу Майку, привязала её в саду на выпас. Затем в избе навела порядок. Всё это время Васькин Вась ходил за ней, внимательно слушая хозяйку и запоминал её наказы. Затем Махонька собрала свою дорожную котомку. Сама принарядилась: надела цветастый сарафан, на шею повесила ниточку рябиновых бус, а на голову повязала яркий шелковый платок. На ноги надела любимые ботиночки...
   Наша Махонька опять собралась в путь-дорожку.
   - А где мой посошок? - вспомнила путешественница.- Да вот же он, за дверью.
   Она вышла на крылечко, присела перед дальней дорогой.
   - Всё правильно! Душа томится, на простор просится,- сама с собой заговорила старушка. - Нет! Сказок не убавилось. Да только песенности во мне не осталось. Пойду, погляжу на красоту живую, чудесам подивлюсь. Запоет душа снова.
  
   Так и есть! Утомилась наша сказочница в домашних делах да заботах. Грусть все чаще стала одолевать, теснить в родной Рябинке. Оттого и собралась на поля-луга посмотреть, по горам походить. Красоту земную в сказку направить. Ноги так бы и побежали в тридевятое царство, тридесятое государство. Но вот как Максимычу об этом сказать? Как Максимычу доложиться, да так, чтоб не обиделся?
   "Дом закрыла, козу привязала. Ежиное семейство- в баньке, ключи от избы - под порожком,- перебирает мысленно Махонька, направляясь к соседям. - Вот цыплятушек надо отдать совсем. От них польза людям будет!"
   - Максимушко! - стучит ему в окошко.- Просыпайся, родимый!
   Максимыч к окну:
   - Махонька, что случилось?
   - Да ничего, дружок. Только вот душа истосковалась... Пойду за сказкой.
   В это время к окошку подошла Варвара Петровна:
   - Махонька, ты куда собралась?
   - Да вот в город надо бы съездить, родственников попроведать,- нашлась что ответить Махонька.
   - А козу кому, опять нам, чтоб цветы мои объедала? - стала возмущаться Варвара Петровна.
   Тут Максимыч подбежал к окошку:
   - Мама, да я за Майкой, знаешь, как буду следить! Уж я ей не позволю хозяйничать на грядках и клумбах.
   - Ладно-ладно! С козой разобрались! А цыплят куда? На кухню? В дом?
   Максимыч обрадовался:
   - Мама, а цыплята уже подросли. Их можно к нам в курятник. Там восемь курочек и два петушка...
   Улыбнулась Варвара Петровна:
   - Ну, куда от вас денешься?
   Ну конечно, конечно, уговорили...
   Засиял от счастья Максимыч.
   Обрадовалась Махонька:
   - Я постараюсь скоро вернуться, - поклонилась в пояс старушка. - До свидания!
   Повернулась и, быстро перебирая своими малюсенькими ножками, поспешила в сторону дороги. Но вот она остановилась, помахала рукой Максимычу:
   - Я скоро вернусь-нусь-усь! Со сказ-ками!
   ...ками!.. ...ками!.. - разнесло эхо по всей Рябинке её слова.
  
   Она, действительно, скоро вернется. И детям будет с ней опять уютно, весело и тепло, как с солнышком.
  
  
  
  
  

ЧАСТЬ 2

Глава 1

   Максим Максимыч после школы дома делал уроки. Решал задачи по математике, выполнял упражнения по языку.
   А в это время в окошко кто-то постучал. Это была почтальон Рябинки - тетя Нюра. Она была взволнована и пареньку что-то показывала.
   Максимушка выбежал на крыльцо:
   - Здравствуйте, тетя Нюра!
   - Здравствуй, милый, здравствуй! Дело есть,- позвала тётя Нюра поближе,- Тут Марье Екимовне письмо пришло, из самой Москвы. А как её найти, чтоб лично в руки передать, - не знаю. Я уж и в дверь стучала, и по окошкам Махоньки стучала. Никто не отзывается, - сокрушалась тётя Нюра.
   - А что за письмо?
   - А вот оно! - почтальон показала большой конверт. - Из Института народного творчества.
   - А как мы Махоньке его передадим, если она за сказками пошла? - пригорюнился Максимыч.
   - Оно заказное, лично в руки надо передать да за него еще и расписаться в журнале необходимо... - объясняет почтальон.
   - А мне за Махоньку можно расписаться?
   - Нет-нет! Ты еще паспорта не имеешь, - наотрез отказалась тётя Нюра.
   - А маме за письмо можно расписаться? - спрашивает Максимыч.
   - Маме твоей в получении можно расписаться, да только она, наверное, на работе.
   - Да, на работе! А давайте к ней на работу сходим.
У неё паспорт всегда с собой, в сумочке. Я сам видел,- обрадовался Максимыч.
   - Давай, давай! Ты собирайся! Дверь закрывай, а я за это время почту до конца улицы разнесу и подойду к калиточке,- успокоилась тётя Нюра принятым решением.
   Она всегда волнуется, когда особые письма или бандероли людям разносит. Боится, как бы не затерялись. Ей ведь потом приходится отчитываться - вручила адресату или нет. А вдруг не успеет документ вовремя доставить и человек опоздает по вызову или еще по какому делу? Неприятности тогда будут кому? Почтальону тёте Нюре! Адресат спросит: "Почему задержали доставку и вовремя не оповестили?". Вот как строго.
   Но сейчас, откровенно, Максимыч и сам разволновался: из самой Москвы письмо да в таком конверте!
   Что там может быть?
   Паренёк наскоро оделся, закрыл входную дверь и побежал к калиточке.
   Тут и тётя Нюра подошла со своей почтальонской сумкой на боку. Сегодня лишь одно письмо осталось не доставлено - это письмо Марье Екимовне. Шутка ли сказать - из Москвы, из Института народного творчества! Нечасто в Рябинку такие письма приходят!
   Не успели тётя Нюра с Максимычем к зданию администрации подойти, где работает Варвара Петровна, как весть по деревне о письме уже разнеслась.
   Старушки у крылечка уже судачили между собой о таинственном письме из Москвы:
   - Неужто к Махоньке опять профессора в гости хотят пожаловать, сказок её послушать?
   - А может, её медалью хотят наградить?
   - Медалью? Выдумки! Разве за сказки медали дают? Медали вручают за героизм,- рассуждал между старушками дед Пантелей, ветеран войны.
   Когда народ заприметил Максимыча и тётю Нюру - примолк в ожидании. Те же прошли к кабинету Варвары Петровны, постучали.
   - Варвара Петровна, можно к вам,- обратилась тётя Нюра входя.
   - Можно, можно. А кто там за вами?
   - Да это сын ваш, Максимыч! Мы к вам по делу,- робко объяснила почтальон.
   - А что, собственно, произошло? - ещё больше удивилась Варвара Петровна, снимая очки и глядя на сына.
   - Да вы не беспокойтесь! Ничего особенного... Вот у нас письмо. Заказное. Для Махоньки. Его надо получить и расписаться, - объяснила тётя Нюра.
   - Хорошо. Ну а я-то тут причем? - глядя то на сына, то на почтальона недоумевала Варвара Петровна. - Письмо для Марьи Екимовны, ей и вручайте!
   Почтальон опять разволновалась:
   - Так оно заказное, из Москвы. Его мне надо обязательно вручить... А адресата нет дома. И в ближайшие дни не будет. Вот и хотела вам его передать, под вашу ответственность и под вашу подпись. А уж вы ей потом точно вручите лично в руки...
   Варвара Петровна сняла очки.
   - Так я теперь за свою соседку и почту должна получать?
   Тут в разговор вмешался Максимушка:
   - Мама, а вдруг в нем что-то срочное, особенное, а мы ничего не знаем? Ну, мамочка, его надо обязательно получить и расписаться. Махонька не обидится, если мы узнаем, о чем ей из Москвы пишут. Наоборот, похвалит, что получили и расписались.
   Тут Варвара Петровна немного успокоилась, подошла к почтальону:
   - Где письмо?
   - Вот оно, большое и красивое! - показала тётя Нюра яркий конверт.
   - Ну так и быть! - согласилась Варвара Петровна. - Где нужно расписаться?
   Почтальон открыла специальный журнал "Доставка" и отметила ручкой Варваре Петровне, где нужно поставить свою подпись. Затем положила журнал в почтальонскую сумку и лишь потом вручила заказное письмо лично в руки Варваре Петровне.
   Максимыч, не проронивший ни слова в этот ответственный момент, теперь не выдержал, подбежал к маме да так прямо и сказал:
   - Давайте сразу прочтем письмо. Может, там что-то срочное, а мы будем ждать Махонькиного возвращения и время потеряем...
   Варвара Петровна сконфузилась:
   - Чужие письма читать нельзя!
   - Ну какая она нам чужая - Махонька? Она нам ну самая-самая родная! Она ещё и рада будет, что мы всё вовремя сделали: и получили письмо, и прочитали,- уговаривал Максимыч свою маму в присутствии тёти Нюры.
   - А правда, Варвара Петровна, может, там что срочное. Так и мы, почтовики, поможем,- добавила для убедительности тётя Нюра.
   Варвара Петровна ка-пи-ту-лировала, то есть сдалась:
   - Ну коль вы настаиваете, так давайте почитаем. Куда денешься от этих проблем?
   Письмо было коротенькое, но на особой бумаге, гер­бовой. С подписью самого ректора Института народного творчества -И. Н. Земцова.
   Это было приглашение:
  

Уважаемая Марья Екимовна!

   Приглашаем Вас на Всемирный фестиваль народного творчества. Для участия в работе фестиваля Вам необходимо до 30-го числа отправить свою заявку с указанием количества лиц, Вас сопровождающих.
  

Профессор И. Н. ЗЕМЦОВ

   Институт народного творчества,
   г. Москва

Глава 2

   Озадаченный шел домой с письмом Максимыч. Где искать Махоньку, чтоб сообщить ей новость? А если пойти к участковому милиционеру? В милиции уж точно знают, как можно найти человека!
   "Ну а если Махонька где-нибудь в лесу? Как милиция её найдет? Через бурых медведей по рации?"- сам себе иронично отвечал паренек.
   Весь вечер не находил себе места. Вот уже и мама с работы вернулась. Вот и ужином запахло на кухне, а Максимыч все думал, думал...
   - Уж не простудился ли ты? - забеспокоилась Варвара Петровна. - Лица на тебе нет!
   - Мам, ну, скажи, как сообщить Махоньке, что её приглашают в Москву на фестиваль? - не унимался со своими вопросами Макс.
   - С чего это я буду ломать голову, где искать эту непоседу? Когда вернется наша путешественница, тогда и сообщишь! - рассудила мама.
   Это все в ее духе!
   Но ведь Махонька может опоздать с заявкой и не попасть на фестиваль. А для Максимыча это просто было бы катастрофой. Ведь фестивали не каждый день проходят!
А как хочется поехать вместе с Махонькой в Москву сопровождающим! Да еще побывать на Красной площади, в зоопарке, цирке... Да что говорить!..
   - Ладно! Ложись спать! - приказала мама,- утро вечера мудренее. На свежую голову лучше думается!
   Легко сказать: "Ложись спать!" А спать не хотелось. Долго Максимыч ворочался, не мог заснуть. А когда уснул - всякая белиберда снилась! Корабли какие-то, поезда, самолеты...
   "Нет,- решил он утром,- надо этот вопрос решать конкретно. Покажу-ка я письмо в школе учителю географии - Владимиру Петровичу. Он много путешествовал, любит ходить в походы. Уж он-то точно поможет".

Глава 3

   - Ну привет, ветеринар!
   - Зоолог-биолог, - встречали Максимыча на пороге школы одноклассники,- про письмо расскажешь?
   А куда деться? Надо рассказать!
   Тем более что в Рябинке новость про фестиваль уже обошла все дворы.
   Одни радовались за Махоньку, а другие ехидничали. Как говорит учительница литературы, у настоящего таланта всегда есть недруги. Это она имела в виду известных поэтов, музыкантов.
   Однако к таланту Махоньки это тоже имело отношение...
   На перемене одноклассники окружили Макса и конкретно потребовали:
   - Что за письмо? Покажи!
   Максимыч достал из портфеля конверт:
   - Вот оно!
   - Читай, читай! - все с любопытством окружили паренька.
   Максимыч открыл приглашение и громко прочел, чтоб всем было слышно.
   Кто-то из девочек съехидничал:
   - Не вижу проблемы!
   Огнейка набросилась:
   - Как это "не вижу проблемы"? А если Махонька задержится? Опоздает и не попадет на фестиваль!
   - Да-да, - подтвердил учитель географии Владимир Петрович,- я всегда утверждал и утверждаю, что она - самородок. И ей надо помочь!
   Для ребят это было неожиданно, ведь они так увлеклись письмом, что не заметили, как перемена закончилась.
   Учитель географии уже давно стоял с указкой у доски и ждал, когда его любимые ученики угомонятся.
   Но не тут-то было!
   Ребята разбежались по партам, на мгновение присмирели, но сдержать свои эмоции так и не смогли, зашумели, загалдели:
   - Владимир Петрович, ну что делать? Надо срочно искать Махоньку!
   - Нужно ей помочь!
   Учитель улыбнулся:
   - Чувствую, что эта проблема сегодня вас больше волнует, чем тема нашего урока.
   - Но ведь такие письма не каждый день людям приходят,- загалдели ребята, - надо срочно что-то решать.
   - Хорошо-хорошо! - сдался географ,- давайте обсудим данную проблему. Что касается меня, то я вам тогда изложу свою точку зрения. Вы выслушаете. А потом все вместе примем решение. Согласны?
   - Согласны, согласны! - оживились ребята.
   Ведь, откровенно говоря, приятно бывает иногда, что на уроке идет обычная болтовня. Не надо ничего ни читать, ни писать, ни решать, ни отвечать...
   Хотя для Максимыча, Огнейки и тех ребят, кто любит сказки Махоньки, это не болтовня. Это очень важная тема урока: как ее найти? Где искать сказочницу?
   Владимир Петрович взял указку, подошел к карте России и стал рассуждать вслух:
   - Сейчас важно оповестить максимально большее количество людей, что разыскивается Марья Екимовна - Махонька.
   Её приметы: маленькая ростом, одета в яркий сарафан, цветастый платочек, вышитый фартучек. На ногах ботиночки.
   Особые приметы... - педагог запнулся, - кто вспомнит особую примету Махоньки?
   - Рябиновые бусы на шее! - подсказали девочки.
   - Молодцы-молодцы!- учитель продолжил: - Сейчас нужно оповестить не только жителей нашего региона, - он обвел на географической карте указкой наш регион, - но и население соседних районов, областей. Более того, нужно размножить её фотографии, разослать по всем милицейским постам.
   - Правильно! Правильно! - подхватили дети.
   Чтоб на всех дорогах патрульные службы знали, что Махонька может проезжать или идти пешком.
   - А еще, а еще...- спешила добавить самая маленькая в классе девочка Надюшка, - надо написать в телепередачу "Ищем человека". Махонькину фотографию покажут по всей стране, и люди узнают, что эту бабушку срочно ищут в её родной деревне Рябинке.
   - Итак,- подытожил учитель географии,- с сегодняшнего дня по школе объявляется операция "Поиск". Вся информация о предпринятых мерах и результатах поиска сказочницы будет приходить к нам в штаб - в кабинет географии. Мы распечатаем фотографии Марьи Екимовны и подадим их вместе с заявкой на розыск в милицию. Девочки отправят письмо с фотографией на телепередачу. Все, кто хочет помочь нам в поиске, может также подключиться. Для этого нужно обзвонить знакомых, родственников в других населенных пунктах и поставить их в известность, что ведется розыск Марьи Екимовны. Надо действовать! - скомандовал учитель.
   - Ура-а-а! - обрадовались дети.

Глава 4

   Из деревни в деревню, от речки к ручейку, везде и всюду, с людьми и с животными, с травами и птицами, среди детей и взрослых - везде Махонька особенна, не похожа на других. И всех она оценивает одной мерой - совести, доброты, красоты. Она и впрямь - самый счастливый человек на свете! Каждый день радует ее своей новизной и неповторимостью.
   Птице человек всю жизнь завидует - она в свободном полете, на просторе. Так и Махонька в своих фантазиях летает из одного века в другой. Сейчас вот сидит тут, а через мгновение да и полетит в гости к князю Владимиру на подворье. За столами с Ильей Муромцем, Алешей Поповичем, Добрыней Никитичем примет угощенья, отблагодарит за прием и... дальше отправится в путешествие за три моря к царю Салтану.
   Она знает, что все в этой жизни зависит от того, какой сам человек. Взыскан судьбой, золотом осыпан, а несчастен, жалок и беден. Чист, светел духом - богат и счастлив, когда вокруг такая божья краса!
   "Баско! - скажет или - Красота-то какая!"
   Для этого надо быть богатым изнутри.
   Махонька богата способностью переноситься в своем воображении из прошлого в настоящее, а затем в будущее; из зимы в лето... Так и живет одновременно в реальности и в фантазиях. Душу себе лечит и детей этому учит.
   - Что-то надоела зима, напою я себе лето. В лете захотелось побывать,- скажет и запоет, как ей березки в лесу веточками машут, как травинки ей в пояс кланяются, как птицы свои песни поют. Она радуется жизни. Этой радостью делится с людьми:
   - Я одна-то и не хожу по свету. То Сивка-бурка меня сопровождает, то Царевна-лягушка мне поможет, а то и храбрая дружина Ильи Муромца заступится за меня в дороге, в обиду Соловью-разбойнику не дадут...
   Так она о своих путешествиях потом рассказывает
детям.
  

Глава 5

   Избушку лесника в низовье реки Песчанки Махонька давно знает. Во время своих странствий она уже не раз останавливалась на ночлег в этой сторожке.
   Вот и теперь после долгой дороги решила путешественница передохнуть. Вошла в избу - никого нет. Охотники, как и положено, оставили про запас спичек, крупы, сухих дров. Махонька захлопотала в своем временном пристанище: затопила печь, наварила каши, настояла из лесных трав душистого чая.
   - Ай да хорош лесной чай, Марья Екимовна, - сама себя прихваливает, довольная.
   Прибрала в сторожке да и легла спать. Незаметно и вечер прошел, ночь прошла, утро наступило...
   Махонька еще б, наверное, спала, если б не волчий вой. Да-да! Жуткий волчий вой, который то приближался к сторожке, то отдалялся. Но это не устрашающий вой свирепого зверя. Нет! Это вой-плач, разрывающий сердце. Вой был похож на причитания по безутешному горю.
   Эхо по всему лесу разносило печаль-страданье несчастного.
   - Ну как тебе помочь? Что стряслось, касатушко, с тобой? - спросила Махонька вслед этому вою, сочувствуя лесному бедолаге, попавшему в беду.
   Вой на время прекратился. Махонька взяла корзину и вышла на крылечко сторожки. Вокруг лес.
   "Надо хворосту собрать, растопить печь, воды с родника принести", - решила старушка.
   Пособирала все, что ей было под силу. Сложила в избушке у печки.
   Затем с ведерком пошла к ручью. И вот тут-то заметила, как в кустах вроде кто-то прячется. Насторожилась.
   "Почудилось!" - сама себя успокоила, набрала воды и пошла обратно.
   Но опять услышала шорох, шаги....
   Заспешила в сторожку.
   И опять этот вой.... У самой избушки. Вой-плач.
   - Да что стряслось-то, родимая? - вышла на крылечко, завидев неподалеку сидевшую на задних лапах волчицу.
   - Что, милая? Беда какая стряслась? Ну, расскажи, расскажи,...- обратилась Махонюшка к несчастной.
   Волчица не испугалась, не убежала, а, наоборот, опять приподняла мордочку кверху и протяжно завыла. Да так завыла, что и Махонька слезы с глаз фартучком смахнула.
   - Ну как я тебе помогу? Как?
   Волчица поняла, что Махонька готова ей помочь. Поднялась и, оглядываясь, медленно стала её увлекать за собой в лес. Так она и привела Махоньку к валежнику, где в капкане мучился, умирая, ее волчонок.
   - Вот злыдни! - запричитала Махонька на охотников и браконьеров.- Нашли когда капканы ставить! Когда детишек полон лес! Ироды. Ни чести, ни совести!
   Волчонок уже, возможно, несколько дней сидел в капкане. Поймался задними лапами и хвостиком.
   Знать, проходил мимо, не заметил железки. Вот и угодил, бедняга. Обессилел. Раны гноились, кровь запеклась. Махонька захлопотала вокруг несчастного. Попыталась пружину капканью раскрыть, чтоб выпустить малыша. Ан нет! Не поддается железка. Сил у бабушки не хватает.
   - Федосья,- обратилась она к невдалеке стоящей волчице,- пойду в сторожку, топор надо принесть. Так сподручнее будет капкан открыть. Ты поняла меня? Следом можешь не ходить. Жди здесь.
   Сбегала за топорищем. Подсунула под зубья капкана, надавила ногой, налегла на инструмент всем телом. Сразу отогнуть пружину не удавалось. Попробовала второй раз.
   "Вот где Максимыч бы помог,- вспомнила Махонька паренька-помощника. - Нет-нет, надо самой! За топором сбегала, а за Максимычем не побежишь. Уж больно далеко. Давай, Марья Екимовна, спасай волчонка-то... - так Махонька себя подгоняла и уговаривала.
   Наконец все же поддался ей затвор капкана, открылся.
   Махонька бережно вытянула больные лапки и хвостик из зубьев. Взяла малыша на руки. Он и не сопротивлялся. Волчица в сторонке все это наблюдала, хвостом виляла.
   - Федосья, я твоего дитя лечить буду. Его надо в сторожку отнесть, обмыть да отогреть,- обратилась Махонька к волчице.
   А та и не была против. Доверяла доброй женщине. Только следом все ходила. У крылечка сторожки на дозоре сидела да принюхивалась: чем это там, в избушке, сыночка её бабушка лечит и кормит.
   А тем временем Махонька заварила настой из трав. Обмыла несчастному все раны. Напоила травным чаем малыша. Волчонок у печки пригрелся. Через день стал глазки открывать, шевелить лапками, ушками. Махонька его травами выпаивала, раны обмывала гнойные. Хлопотала над ним и днем и ночью.
   Вскоре больной стал приподниматься. Махонька на радостях малыша взяла на руки и вынесла на крылечко матери - волчице дитя показать. Та забегала вокруг, в лес захотела увести спасеныша.
   - Федосья, не торопись! - прикрикнула на волчицу Махонька. - Он слаб еще. Пусть трав моих попьет, окрепнет!
   На том и порешили!
   И еще несколько дней лечился спасеныш в сторожке у Махоньки. А волчица рядом, у крылечка, на дозоре сидит. Завидев Махоньку, нервничает, просит дитя свое показать.
   А когда и совсем малыш окреп, так сам к матери на крылечко выскочил.
   - Федосья, ему глаз да глаз нужен! Следи, чтоб опять в беду какую не угодил! - это был последний наказ Махоньки волчице, уводящей в лес спасеныша.
  

Глава 6

   "Ну и мне пора обратно домой в свою Рябинку, - решила Махонюшка. - Как там Максимушко-то? Ждет, небось! Во все глаза глядит. И с Майкой, козой, поди, намаялся..."
   Засобиралась путешественница домой из сторожки да из лесу. Котомку на плечо, посошок в руки и в путь-дорожку. Идет по тропинке - песни поет. Долго ли шла - притомилась, присела на пенек. Костер разожгла. Грибочков напекла, хлебца достала - поела.
   В это время из чащи леса вышла к костру группа людей. Туристы. Молодые парни и девчата:
   - Здравствуйте, бабушка!
   - Здравствуйте, люди дорогие, - поклонилась в пояс Махонька, - присаживайтесь к костру, погрейтесь, отдохните.
   Молодежь обрадовалась приглашению. Покидали в сторонку свои рюкзаки. Шумят:
   - Бабушка, а вы, случайно, не из лесной сказки?
   - Из лесной, из лесной,- смеётся Махонька.
   - Вот кажется, что мы с вами уже где-то встречались!
   - Встречались, милые, встречались! Я ведь везде бываю, вот многим я и заприметна. Ну, доставайте свои кружки. Лесной чай вместе будем пить,- радуется веселой компании Махонька.
   Девочки достали котелки, кружки. Парни сбегали за водой. Махонька свои запасы душистых трав кинула в котелок для чая. Закряхтело, забулькало, запахло...
   - Ой, да как вкусно! - расхваливают девушки чай.
   Все угощаются, шутят, отдыхают...
   Махонька смотрит на суету молодежи, радуется. Светло на душе!
   А разговор сплетается как вьюн-трава:
   - Бабушка, а в лесу одной вам не страшно бродить? - спрашивают ребята.
   - А кого бояться? Здесь ведь все жители - наши друзья,- улыбается Махонька.
   - Да нет! Я не об этом,- настойчиво выспрашивает вихрастый паренек,- а вдруг волк выскочит из чащи леса, или медведь?
   - Нет, касатики, не боюсь! Ведь лесные жители - они тоже уваженье к себе хотят иметь: коль пришел к ним в гости, так гостем и будь в лесу. Не хозяйничай с топором да с капканами! Такова мудрость леса!- поучает молодых бабушка.
   В разговор вступила голубоглазая девушка, разглядывая пристально Махоньку:
   - А мне кажется, что я вас уже где-то встречала.
А может быть, просто видела... Но где? Не могу вспомнить.
   - А не по телевизору? - поддержала её подружка,- Кажется, что по телевизору. В передаче "Ищем человека". Говорили про особые приметы: рябиновые бусы... И еще говорили что-то про сказки...
   Махонька заерзала на пенёчке своем:
   - По телевизеру, говоришь, показывали? Когда, милая? Недавно? И сказки мои вспоминали?..
   Но разговор перебил вихрастый паренёк.
   - Что за особая примета - сказки? В детстве все любят сказки и мультфильмы по телевизору смотреть. И когда рассказывают бабушки, например, или мамы... Но чтоб в особые приметы человека эту любовь обозначить... Что-то здесь непонятное...
   "Заносчив парень!- про себя отметила Махонька. - Видать у него в детстве сказок было мало... Какой-то неотогретый, вот и не в ладу с добротой и открытостью других. Вроде как не ласковым словом глаженный, а окриками, как топориком, тесанный. Оттого и недоверчив ко всему!"
   Махонька оглядела шумную компанию. Затем направила взгляд на вечернюю зорьку: солнце уж клонилось ко сну. Огненно-красное зарево пробивало на горизонте перистые облака.
   - Баско! - благодушно залюбовалась красотой уходящего дня сказочница и тихо запела:
  
   На горы, горы высокой, раю-раю-раю!
   На прекрасные немалой, раю-раю-раю!
   На красы земле великой, раю-раю-раю!
   Тут стояли добры молодцы, раю-раю-раю!
   С ними рядом красны девицы, раю-раю-раю!
   Ленты в косы заплетенныя, раю-раю-раю!
   Только нету среди них, раю-раю-раю!
   Той, что молодца завьюжила, раю-раю-раю!
   Взглядом - холодом заинела, раю-раю-раю!
   Отогреть бы добру молодцу, раю-раю-раю!
   Жаром-пылом сердце девушки, раю-раю-раю!..
  
   Голос Махоньки набирал силу и эхом разносился по округе. Следом припев стали подтягивать девушки. А затем и парни забасили: "Раю-раю-раю!".
   Долго еще у костра студенты завороженно слушали Махонькины песни, сказки, были-небывальщины. Голос волшебницы то ручейком журчал, то морскими валунами поднимался-пенился. Удивлялись сказочному перевоплощению этой удивительной старушки: словно не в современности были с ней, а в далеком прошлом или в сказочном царстве-государстве.....
   Раю-раю-раю!
  

Глава 7

   - А вы знаете, бабушка, это вас по телевизору показывали,- не унималась голубоглазая девушка,- я теперь вас точно узнала. Показывали вашу фотографию: бусы рябиновые, платочек цветастый и песни-сказки.... Да-да! Вас ищут!
   Махонька встрепенулась:
   - А чего это они меня ищут? Кто ищет?
   - Вас срочно ищут, и всех, кто вас увидит, просят сообщить о вашем местонахождении. Только куда сообщить, я забыла. Школьники вас ищут...
   - Вот оно как! Неужто что в Рябинке стряслось? - рассудила Махонька.- Но куда я сейчас, на ночь глядя пойду? Вот утром и отправлюсь.
   - А мы вас проводим до дороги, чтоб вы опять не потерялись. Правда ребята? - добавила голубоглазая девушка.
   - Правда! Правда! - громче всех поддержал вихрастый паренек.
   Утро не заставило долго себя ждать, птичьими голосами разбудило.
   Махонька уже лесного чаю успела заварить для себя и своих новых друзей.
   Причесалась, умылась, с лесом попрощалась. Дружно позавтракали и в обратный путь все вместе тронулись.
   К полудню ребята вывели бабушку короткой дорогой к трассе. Остановили автомобиль. Посадили Махоньку. Водителя строго предупредили, чтоб до Рябинки довез бабушку. Тот обещал в точности все исполнить. Автомобиль тронулся. А Махоньке еще долго вслед студенты махали руками, платочками, кепками. Уж очень не хотелось расставаться со сказочницей....
   А тем временем автомобиль набирал скорость. Только вот водитель был чем-то вроде омрачен. Что-то ворчал себе под нос все время. То был недоволен дорогой, то был недоволен своей машиной. Внутри автомобиля тоже все кряхтело, гудело. Махоньке подумалось, что и автомобиль своего хозяина не жалует. У них взаимная друг к другу нелюбовь. Так ей показалось.
   - А чего это ты, милок, такой сердитый? - не удержалась и спросила Махонька угрюмого.
   - А вы, мамаша, радуйтесь, что не пешком идете,- грубо одернул водитель попутчицу.
   Махонька притихла. Её обескуражило такое обращение к ней. Она стала наблюдать за движениями водителя. Как-то он все делал резко, напористо. Махоньке даже показалось, что если б это была не машина, а лошадь, так он бы, кажется, такими же движениями, будто кнутом, стегал бы её, несчастную.
   - А ты, милок, помягче крути руль, подобрее... - стала Махонька его раздобривать.
   - Мамаша, не учите. Деньги готовьте! С вас за проезд причитается 20 рублей! Скоро уж Рябинка будет! - продолжал себя нагло вести водитель.
   Махонька вышла из себя окончательно:
   - А я, милок, не деньгами - золотом плачу!
   - Золотом? - переспросил водитель, глядя на свою попутчицу. - Да что-то не похоже, чтоб у вас золото водилось,- съязвил наглец.
   - А мое-то золото не в кошеле лежит. У меня особенное золото, самой высокой пробы. Мое золото в голове да в сердце. Единственное, которое не купишь, не продашь, - сказала достойно Махонька. Поскольку все же цену себе знала, талант свой высоко ставила. И грубости по отношению к себе не позволяла.
   И тут она тихо запела речитативом, сказкой то есть:
  
   Было у нас во Царе-граде:
   Наехало проклятое чудишшо,
   А уж ростом до семи аршин.
   Голова у него да как пивной котел,
   А ножишша как лежишша,
   А ручишша как граблишша,
   А глазишша как чашишша....
  
   Водитель присмирел, прислушался к странному пению-сказанию Махоньки. А та и рада стараться для удовольствия. Она пела-сказывала про Илью Муромца и про Чудище, страшное, противное, огромное. Противнее его и не было, наверное, никого на свете. Захватило Чудище сам Царь-град, заковало в железо царя и его храбрых воинов. Царица в горе к богатырю Илье спешит через топи да болота. Просит помощи от лютого "Чудишша". Старый казак Илья не испугался вступить в бой с лютым великаном. Выручил Царь-град и его жителей не только силой богатырскою, но и умом, своим спокойствием, добротой души. Ведь ему помогали не только его "сотоварищи", но и птицы, рыбы, звери. Так алчный, злой "Чудишшо" был побежден.
   Сначала Махонька пела вполсилы, потом её голос воспрял широко, вольготно. Водитель с замиранием сердца слушал свою попутчицу. И когда Махонька закончила своё исполнение, мужчина еще долго молчал, все боялся нарушить таинственную тишину от услышанного.
   А потом как вспомнил что-то! Одной рукой держа руль, другой стал искать под своим сиденьем что-то. Достал коробку с пакетом сладостей - конфет и пряников. Протянул Махоньке:
   - "Бабушка, возьми, пожалуйста! Больше при себе ничего нет! Возьми! Спасибо тебе великое, бабушка!
   Она к нему повернулась, так он ухватил её за шею и громко поцеловал в щеку:
   - Прости меня, бабушка, прости! - Махонька светилась солнышком. Так и доехала до Рябинки с почестями и подарками.

Глава 8

   И опять торопится Махонька к своему заветному мосточку через речку Песчанку. Торопится в Рябинку. С посошком в руке да с котомкой на плече с пригорочка спешит навстречу детишкам в родную деревню.
   - Махонька вернулась! - растрезвонили ребята-галчата, завидев издалека.
   Бегут спотыкаются: кто первым на шею бабушке кинется обнимать.
   - Голубочки мои ясные!
   - Соколики-воробушки! - также радуется встрече Махонюшка.
   - А мы искали тебя!
   - Везде куда можно звонили, писали!
   - Думали, что случилось с тобою?
   - Боялись, что потерялась!
   Перебивая друг друга, щебечут дети вокруг бабушки.
   А вот и Максим Максимыч бежит:
   - Ура-а-а! Вернулась! Как хорошо, что успела! А мы с ног сбились, искали!
   Подбежав, Максимыч подпрыгнул, подхватил Махонюшку да и закружил её, родную, как пушиночку.
   - Тут столько новостей накопилось без тебя! У Майки нашей козленочек народился!
   - А еще... А еще... - Огнейка его перебивает,- тебе письмо из Москвы прислали. Вот мы и ищем тебя по всему свету!
   - Письмо? - удивляется Махонька. - Какое письмо?
   -"Какое-какое?" От профессора, который приезжал к тебе за сказками!
   - За сказками?
   - Да-да! Тебя на фестиваль приглашают. А ты затерялась по лесам и не знаешь ничего о себе!..
   Вот тут у Махоньки и волненья прошли:
   - Так вы поэтому обо мне на передачу по телевизеру написали?
   - А как ты думала?
   - Да-да! На передачу "Ищем человека". А ты откуда знаешь?
   - Откуда? - прищурилась лукаво старушка-весе­луш­ка.- Люди добрые рассказали и привезли в родную Рябинку. Вот откуда!
   - Ура-а! - обрадовались дети,- значит не зря мы объявили с Владимиром Петровичем операцию "Поиск". Сработало!
   Счастливые дети довели Махоньку до калиточки.
   - Махонька, а ты много сказок раздобыла?
   - А самая лучшая из них какая?
   Махонька смеется:
   - Сказок полная котомка! Самая первая сказка вам про добрую волчицу и её сыночка-спасеныша. Но это будет завтра. А сегодня по дому похлопочу, да отдохну с дороги. Притомилась немного.
  

Глава 9

   Даже в детской радости Максимыч не забывал о своих питомцах. Ведь недаром его ветеринаром прозвали ребята! Вот и сейчас. Пошумели детишки вокруг Махоньки, но Максимыч не надолго отвлекся, принялся за дело после веселья. Надо ведь проведать козу Майку и её козленочка на выпасе. Как бы чего с ними не приключилось за это время! Пора их хозяйке возвращать. Вот он и пошел за ними.
   А Махонька по дому захлопотала.
   - Васькин Вась! Васькин Вась! - зовет любимого кота,- ты где опять ходишь-бродишь? Ты чего пискунов хвостатых так распустил?
   Махонька открыла все двери, все окна. Печь затопила. Затеяла уборку. С избой своей общается...
   Разговаривает с ведерком, веником, с половицами, крынками. Каждым словом, каждым движением своим выражает любовь и привязанность к родным стенам.
   Хотя что уж говорить! Избенка-то у нее уже давно ремонта просит: приземистая, скособоченная. Но для бабушки - это её родное гнездышко. Здесь она выросла, здесь её жизнь прошла, здесь она в старости.
   - А-а! Пришел, хозяин! - это обращение к коту. - Что ж ты, милок, племя хвостатое опять запустил? Расхозяйничались тут без тебя...
   Васькин Вась смущается, вокруг хозяйки вьется, все как бы прощенья просит за свои прогулки.
   А ну-ка за дело! - приказывает Махонька... и показывает на мышиные норки.
   Васькин Вась бегает, принюхивается.
   - А ведь точно, расхозяйничались хвостатые! - как бы соглашается котик с бабушкой.
   А Махонька не шутит:
   - Квартирант ты - не хозяин! Кто же так свое добро стережет? Запасы крупы все попорчены! Чем кормиться-то будем?
   Но глянула Махонька в окно и посветлела: вот и кормилица Майка показалась во дворе. Максимыч привел. Тут и "чудо-чудное" козленочек-дитеночек скачет вокруг.
   - Махонька, смотри какой красавчик! - поймал Максимыч непоседу, гладит по шерстке.
   Хозяюшка из избы бежит во двор, скорей к родимым, захлопотала вокруг Майки.
   - Да ты, моя голубушка, степеннее вроде стала.... Красавица! - поглаживает любимую козочку. - Так-то! От сыночка было б тебе стыдно теперь по крышам скакать.
   Максимыч подставил ведерко с водой Майке, напоил. Потянул за веревку:
   - Ну, пошли, пошли в загон! Ты, Махонька, ее не балуй. С ней нужно построже быть, чтоб порядок знала. Животных тоже воспитывать нужно, как и детей.
   - Конечно, голубочек мой,- соглашалась Махонька,- воспитанье - первое дело для Майки и её сыночка. Как козленочка-то прозвал? Как его кликать?
   - "Как-как"? Еще не надумал! Тебя все ждали. Твой, Махонька, наследник, ты и называй малыша! - поучал Максимыч подружку.
   - Тут, милок, каков его нрав, таков и он сам будет,- рассудила Махонька.
   - Да нрав такой, как и у Майки, - весь в свою маму! Непоседливый! - растолковывал Максимыч. - Я так думаю, что кличка ему по характеру подойдет: Вертлявый или Вьюн.
   - Вьюнок! А ведь так оно и есть! - любуется козленком Махонька, - Так пусть и будет Вьюнком. Я с тобой соглашаюсь, родимый!
   И пока Максимыч заводил своих питомцев в загон, Махонька следом шла, приговаривая:
   - Вьюнок серенький, Вьюнок беленький, Вьюнок умненький-разумненький...
   Максимыч знал, что в такие минуты сказочницу нельзя отвлекать своими расспросами-вопросами. Это особое состояние радости и озарения, в нем зарождается сказка...
   А письмо?
   "Ладно,- подумал Максимыч,- войдем в дом, там и про письмо подробно расскажу. Ведь это самое главное, ради чего мы Махоньку искали-торопили".

Глава 10

   - Махонька, а знаешь, почему мы тебя всей Рябинкой искали? Думаешь, только потому, что Вьюнок у Майки народился? - начал дипломатично издалека Максим Максимыч о самом главном.
   - А ты скажи, голубь мой, а я послухаю... - пристроилась Махонька на табуреточке, ладошки сложила на коленочках, приняла серьезный вид.
   Максимыч начал разговор:
   - Вот письмо заказное, которое пришло от профессора И. Н. Земцова.
   - Како-такого профессора? - переспросила Махонька - уж не того ли, который приезжал песни-сказки мои записывать?
   - Да-да, он! - воодушевился Максимыч поднимая многозначительно указательный палец, - он приглашает тебя в Институт народного творчества на Всемирный фестиваль. Вот!
   - Чтой-то я, сокол мой, ничего понять не могу.... Профессор в гости опять к нам надумал или я к нему в гости должна ехать?
   Максимыч заволновался: Махоньку впервые приглашают на такие мероприятия, вот она и не может сразу разобраться, для чего вся эта затея. Да и, откровенно говоря, откуда было знать Махоньке значение слов: "всемирный", "фестиваль", "институт"...
   Она жила в мире сказок и в мире сельских забот. Этот мир её радовал, вдохновлял. А все остальное - современное - по телевизору, радио, её почти не коснулось. Вот и невдомек сказочнице, что от нее хотят.
   Максимыч продолжал терпеливо объяснять дальше:
   - Махонька! В этом Институте народного творчества собираются со всего мира сказочники, певцы и танцоры, народные умельцы показать свое искусство народное.
А их выступления потом будут транслировать по всем каналам телевидения в мировых новостях. И тебя покажут. Где-то в далекой Индии или Мексике увидят тебя по телевидению и скажут: "Вот какая сказочница Мария Екимовна в России живет!" Правда, ведь интересно!
   - Правда, сокол мой! Ты всегда рассуждаешь верно, - согласилась Махонька,- только что мне надо для этого-то?
   - А надо, чтоб мы написали ответ профессору И. Н. Земцову, что ты согласна участвовать в работе фестиваля, поехать то есть!
   - Согласна, согласна! Пиши ответ!
   - Вот мы и думали, как написать ответ?
   А наш Владимир Петрович - учитель географии - говорит, что нужно продумать такое выступление, чтоб всех поразить, удивить. Вот! Что-то необычное...
   - Удивить, говоришь,- Махонька призадумалась, - необычное, поразительное...
   Максимыч притих. Он знает, что в такие моменты в Махоньке зарождается очередная сказка...
   - А если мы им расскажем о Метище. Давненько я такого не видала - не гуляла... Лишь по молодости моей в деревнях оно проходило, да забылось, - заблестели глаза Марьи Екимовны.
   - А что такое "Метище"? - удивился Максим Максимыч,- первый раз об этом слышу. Это сказка? Песня? Былина? Танец?
   Махонька отрицательно покачала головой:
   - Нет-нет, родимый! В отдельности это ни то, ни это.
А в единстве - оно все! Это праздник такой, сказочный! Только за давностью всеми забытый - праздник девичий и для честного народа.
   - А сколько "честного народа" для такого праздника нужно? - заинтересовался паренек, ведь он тоже хотел поехать на фестиваль.
   - А это я подумаю и тебе завтра скажу, - заключила Махонька.
   - Вот и хорошо. Мы завтра с учителем географии придем, а ты все и расскажешь. Только нельзя откладывать,- строго наказал Максим Максимыч,- осталось три дня для отправления заявки. Нужно успеть!
   Паренек запрыгал от радости, подхватил и закружил Махоньку:
   - Ура-а! Я так боялся, что ты откажешься от фестиваля. Ведь я давно хочу поехать в Москву, попутешествовать.
   - Поедем, поедем, и мир удивим,- заключила Махонька.

Глава 11

   С утра, до прихода гостей - школьного учителя и любимца своего. Максимыча, - Махонька успела с Майкой погулять на лужочке, понатешиться с Вьюнком, подышать вдосталь воздухом родной деревни Рябинки. Но главное - это мысли о поездке на фестиваль, о приглашении.
   - Надо такое понадумать-рассказать, какого они б впервые увидели да услыхали, - размышляла сама с собой сказочница. - Метище - это особенный девичий праздник. И надо его с былями-небылями так переплести, чтоб интерес пробудить, радость зародить...
  
   Об этом же был и разговор за столом в избе Махоньки с Максимычем и учителем географии сельской Рябинкинской школы - Владимиром Петровичем, который идеей сказочницы заинтересовался:
   - Да-да! Марья Екимовна, я где-то об этом, уже забытом, празднике читал. Это не столько праздник, сколько особое народное гулянье, в котором непосредственное участие принимали только девушки, а остальные - зрители.
   - А парни что, не участвуют? - сконфузился Максим Максимыч. Он так хотел поехать с Махонькой на фестиваль, что готов был на время перевоплотиться в кого угодно. Да и слово "Метище" он слышал впервые. Загадочное слово, какой-то праздник... Что на этот раз придумает фантазерка Махонька?
   - А парни, - серьезно продолжила свои объяснения сказочница, - парни собираются в стайки и неспешно идут за околицу к лужайке, где начнется Метище. У них особая роль - они себе на этом празднике невест выбирают.
   - Ну это другое дело! - захлопал в ладоши Макс. -
И мне можно выбирать невесту понарошку? Правда ведь, Махонька? - волнение паренька успокоилось.
   Но Владимир Петрович так строго взглянул на развеселившегося Максимыча, как на уроке, что обсуждение проблемы опять приняло свой деловой характер.
   Да! Макс сейчас совсем не против учительской строгости. Главное, что теперь он сможет в таинственном Метище уж точно принять участие!
   А Махонька продолжала свои объяснения по поводу задуманного:
   - "Метище"- от слов "отмечать", "метать взглядом", выбирать, значит, для себя невесту. А для этого девушки, прежде всего, должны быть красивы, чтоб быть "отмеченными". Поэтому они обряжаются в самое лучшее- шелковые, атласные рубахи, яркие сарафаны, бархатные душегреи или расшитые жилеты. На голове расшитые цветным бисером или жемчугом повязки - подобие высоких шапочек. На ножках - сапожки сафьяновы. В таком наряде девушки взаправду похожи на сказочных красавиц. Кроме названного, на шею девушек мамы, бабушки, тетушки надевали по нескольку нитей бус из солнечных янтарей, пурпурных кораллов, жемчугов. У кого что есть. Но и это не главное, главное- действа. Они проходят под песни-сказы.
   И Махонька тихо запела:
   Все премилы девушки,
   Девушки-красавицы
   Баско наряжаются,
   На народ сбираются.
   Вот идут по улице
   Чуть земли касаются,
   Чуть земли касаются -
   Стайками свиваются.
   Выплывают павами
   В хороводы красные
   И плывут к околице
   К той лужайке людною,
   Где парням не терпится,
   Присмотреть невестушку:
   Девушку нарядную,
   Суженую светлую -
   Чисто ненаглядную...
  
   - Понял, понял! - обрадовался Максимыч. - Я буду изображать парней на лужайке. А Махонька всему честному народу будет петь - рассказывать про невест. Но тогда нужны еще и девушки с хороводами...
   А Владимир Петрович удивленно добавил улыбаясь:
   - Так это наши, так сказать, современные конкурсы красоты! А вы, Марья Екимовна, и сама, верно, сочиняете эти сказы. В том смысле, что не только то, как до вас эта припевка была придумана, а и свое добавите про каждую девушку? Я правильно понял?..
   - А как ты думал, милый? Сама добавлю, украшу припевку про красну девицу и людям в мир пущу, чтоб слушали, запоминали и радовались, - открыла свою тайну Махонька.
   - Да вы не просто сказочница! Вы еще и поэт! - воскликнул вдохновленный учитель. - Я всегда говорил, что вы уникальный человек!
   Идеей Махоньки все были довольны.
   - Это не я придумала, это народ придумал, а мы забыли... Вот и напомним о старине,- заключила сказочница.
  

Глава 12

   С того момента в сельской школе пошло не просто оживление.
   В школе, да и в самой Рябинке, все зажужжало, как весной оживает пчелиный рой.
   - Значит так, - обратился Владимир Петрович после уроков к учителям и учащимся шестого класса, где учатся Огнейка и Максим Максимыч,- нам нужно обсудить наши дальнейшие действия. На фестиваль Марья Екимовна поедет со своей программой. Это будет инсценировка старинного народного праздника Метище. Уже завтра мы начинаем репетиции.
   - Ура-а-а! - обрадовались ребята.
   - Тише! Успокойтесь! Поедут те, кто будет включен в состав труппы, то есть артисты...
   Владимир Петрович, как командир, давал распоряжения учителям. Учитель музыки и танцев должна подготовить хороводную, танцевальную часть выступлений.
   Учителя литературы и истории должны были вместе с Махонькой составить сценарий программы. Ребята литературного кружка в библиотеке должны подобрать исторический и фольклорный материал для обогащения сценария. (Так прямо и говорил Владимир Петрович: "для обогащения сценария".)
   Учителя рисования, трудов и рукоделия в мастерских, в кружках получили задания особые - изготовление декораций, пошив костюмов, оформление сцены по заданным эскизам...
   И с того дня в мастерских, в школьном актовом зале, в библиотеке, ребята стали задерживаться допоздна. Всем нашлось дело. А всей работой руководил молодой и энергичный Владимир Петрович. В очках, с бородкой, с кучей бумаг под мышкой, он дотошно всех контролировал, а с ним вместе везде успевала и Махонька. Даже в школьных коридорах, а то и дома у детей шли репетиции. Особенно старались девочки. Учились под музыку и просто в такт водить хороводы "не касаясь земли".
   Махонька так увлеклась этой фестивальной подготовкой, что сама, казалось, помолодела.
   Учитель географии стал для неё беспрекословным авторитетом.
   - Так, милый, так! - во всем ему доверяла сказочница. - Ты правильно все порешил, ты нами и управляй.

Глава 13

   Кроме всего этого, Максим Максимыч получил еще и особые задания от Владимира Петровича. Индивидуальные.
   В частности, ему было поручено собрать в дорогу для делегации аптечку с необходимыми медикаментами. Вдруг у кого из артистов от волнения голова разболится или живот. Ну всякое бывает! Всем известно, что Максимыч охотно лечит животных. Но тут нужно оказать медицинскую помощь человеку!
   Так вечерами то с мамой, то с папой Макс читал еще и справочники по медицине и лекарственным препаратам.
   - Главное, - советовал ему папа, - не перепутай лекарства. Лучше запиши - что к чему.
   Максимыч даже тетрадку по такому случаю завел. Вложил её вместе с лекарствами и бинтами в коробочку и красной краской написал "Аптека" и сверху поставил красный крест - медицинский знак.
   А второе задание у Максимыча было еще труднее, чем первое.
   Владимир Петрович решил, что в поездке у делегации должен быть свой фоторепортер, который все сфотографирует. Ведь потом, по возвращении, надо в школе всем показать фестивальное турне Махоньки и ребят. А кому поручить серьезную аппаратуру? Максим Максимычу!
   Вот и сидел паренек вечерами еще и с кинокамерой, фотоаппаратом. Разбирал, собирал, заправлял пленки, кассеты...
   - Махонька, это даже труднее, чем аптечка с медикаментами,- сокрушался паренек. - Но самое главное, как сказал Владимир Петрович, нельзя потерять ни одного кадра, ни одной кассеты. Ведь если в поездке где-то второпях что-то забудется, как потом восстановить события? Фотографии, кинокадры - это страницы истории. Вот как! Теперь я понимаю, почему именно мне Владимир Петрович доверил кинокамеру и фотоаппарат. Уж у меня точно никто не отберет и не украдет "страницы фестивальных событий". Да я за эти бесценные "страницы" и подраться готов! - расхорохорился Максимыч, сидя у Махоньки в избе и разбирая за ее большим столом современную хитромудрую аппаратуру.
   - А ты, сокол мой ясный, свою ахваратуру на шею повесь да под рубаху припрячь. Целее будет! - подсказала с лукавством Махонька.
  

Глава 14

   Наступил долгожданный день отъезда на фестиваль.
С утра во дворе сельской школы громко играл оркестр. Собирались отъезжающие и провожающие: мамы, папы, бабушки, дедушки, родственники, соседи, чтоб с почетом и добрыми напутствиями попрощаться с артистами во главе с Марьей Екимовной.
   Подъехал автобус, украшенный шарами и цветами. Все выстроились для торжественного слова на школьной площадке.
   Заиграл школьный оркестр торжественную мелодию.
   Затем директор взял в руки микрофон и вышел вперед с обращением к отъезжающим:
   - Дорогие наши артисты!
   Мы желаем вам ярких, незабываемых впечатлений на фестивале. Желаем достойно себя показать, на других посмотреть! Не уронить чести нашей школы....
   Все провожающие захлопали в ладоши.
   Затем слово дали одному дяде - солидному мужчине в костюме.
   Директор его представил интересным словом "спонсор".
   Солидный дядя кашлянул в сторону, взял микрофон и громко объявил, обращаясь к отъезжающим:
   - Мы, работники конфетной фабрики, в дорогу вам подготовили сладкие подарки. - Он поднял над головой большую яркую коробку, перевязанную красной лентой.
   Все захлопали в ладоши.
   Послышалось со всех сторон:
   - Ура-а! Ура-а!
   Будто сладости в коробке для всех....
   Но солидный дядя дождался, когда провожающие успокоятся и продолжил:
   - А в коробке кроме конфет, пряников и мармелада мы вам дарим еще конверт. В нем деньги для экскурсий и других расходов во время поездки.
   И тут еще громче со всех сторон зашумели:
   - Ура-а-а! Ура-а!
   Тогда директор школы уже не стал дожидаться тишины, а просто объявил:
   - А теперь в путь-дорогу! В автобус!
   Опять заиграл оркестр.
   Как все перемешалось! Артистов посадили в автобус с цветами, музыкой, как героев космоса. Всем было весело! Уже водитель включил свой мотор и автобус тронулся, а на школьном дворе все звучал марш "Прощание славянки" и никто не торопился уходить.
   Такой линейки в Рябинке еще никогда не было!

Глава 15

   В поезде Махонька глаз не отрывала от окошка. Её радовали бескрайние поля, леса, реки, проносившиеся мимо. На станциях она старалась быть ближе к проводнику с флажком, чтоб разглядеть торопившихся на поезд или с поезда людей. Её удивляли большие и маленькие, яркие и скромные здания вокзалов и вокзальчиков.
   Она просила прочитать, что это за станция.
   Проводница говорила строгим голосом:
   - Печерская, бабушка! До Москвы еще далеко!
   А Махонька разводила руками в восхищении:
   - Красота-то какая! Баско!
   Проводница недоуменно пожимала плечами: станция как станция... Что в ней красивого?.. Странная бабушка...
   Только Максимыч все нервничал, как бы Махонька не затерялась где на перроне. За ней хвостиком ходил и контролировал каждый её шаг.
   Утром поезд прибыл в Москву. Люди выходили из вагона, прощались с проводницей, говорили всякие друг другу любезности, а Махонька, наоборот, взгрустнула, всплакнула...
   - Марья Екимовна, вам плохо? - спросил Владимир Петрович, - может таблетку от головы дать?
   - Нет, родимый, нет! Мне так здесь хорошо, что и уходить из энтого вагона не хочу. Дальше ехать разохотилась,- слезливо объяснила Махонька.
   - Так не положено! У нас билеты только до Москвы, - говорил педагог, - поезд обратно должен ехать сегодня, а мы обратно поедем только через неделю. Надо брать вещи и освобождать вагон!
   - Поняла, родимый, поняла! Я вот в дороге сказку сложила про наш дальний путь. Только конец ее так и не придумала,- оправдывалась Махонька.
   - А-а, сказку... На обратном пути и будет конец сказки,- улыбнулся учитель. - Сейчас у нас у всех только начало сказки, - подмигнул всем ребятам и повел артистов к выходу.

Глава 16

   На перроне в Москве уже бегала девушка в кепочке и искала самодеятельных артистов из Рябинки. Всех подряд спрашивала:
   - Вы не из Рябинки? А вы не из Рябинки?
   Люди удивленно отвечали:
   - Нет! Да нет же!
   Наверное, им хотелось понять, чем же так особенны те, кто должен приехать из Рябинки, что их ищут и боятся на вокзале потерять.
   Но когда эта девушка увидела на перроне Махоньку, она уже не спрашивала, а утверждала:
   - Вы из Рябинки! Правда ведь?
   - Правда,- ответила Махонька.
   - А я вас узнала! Профессор Земцов нам на лекциях о вас рассказывал, когда мы изучали устное народное творчество и культуру нашей страны.
   Девушка оказалась студенткой Института народного творчества.
   Как всем от её улыбки, от её гостеприимства стало тепло и уютно в незнакомом городе!
   - Светлана! - скромно представилась девушка Махоньке, Владимиру Петровичу и всем ребятам. - Я буду сопровождать вас во всех мероприятиях фестиваля. По любому вопросу обращайтесь, прежде всего, ко мне.
   Махонька оживилась:
   - Светонька! Красота-то какая! Баско!
   - Да, это очень красивый железнодорожный вокзал. Один из старейших в Москве, - объяснила Светлана, а потом скомандовала: - Ну что, пойдем!
   И вся группа пошла за этой милой девушкой по перрону к выходу в город.

Глава 17

   Делегацию из Рябинки для проживания, разместили в уютных комнатах общежития при Институте Народного творчества.
   Откровенно говоря, ребят удивили не сами комнаты с прекрасными условиями быта. Удивило большое количество людей, участников фестиваля, разместившихся на всех этажах этого гостиничного комплекса. Музыка, веселье, знакомства начались задолго до открытия торжества.
   Но Светлана строго наказала, чтоб без нее никуда не отлучались.
   Она рассказала о программе как самого фестиваля, так и о программе экскурсий, поездок, встреч.
   Всем была выдана фестивальная одежда: желтые отличительные накидки, кепки, жетоны на шею.
   Максим Максимыч кроме всего этого был еще увешан фотоаппаратом, кинокамерой, футлярами для кинопленок и разных кассет.
   В общем, ходячая новогодняя елка!
   Когда вечером Светлана повела свою группу на торжественное открытие в Концертный зал, ребята во все глаза смотрели на артистов-гостей со всех уголков мира. И у всех на груди висели на желтой веревочке жетоны с индивидуальным номером. Накидки и кепки обозначали, что это - гости фестиваля. Одинаковость объединяла всех в один фестивальный круговорот. Мысленно каждый из них про себя говорил:
   - Эти - наши, фестивальные! А вот эти - не наши. Они просто зрители...
   Но больше всех удивлялась Махонька.
   Такое разнообразие людей она видела впервые. Занимали свои места в зале шотландцы в ярких одеждах да в клетчатых юбках, в широких белых нарядах прошли арабы. Индианки с милыми родинками-точками на лбу улыбались Махоньке.
   Из Африки, Мексики, Японии... артисты, мастера народного творчества.
   Ой, да что говорить! Махонька только и дергала за рукав Максимыча, указывая на людей:
   - И энтих отфотографируй! А вон, гляди-ко, чудо! Снимай, родимый, снимай!
   Макс щелкал фотоаппаратом направо-налево и сам улыбался.
   Для многих ведь Махонька тоже была экзотикой: маленькая старушка в ярком сарафане с платочком цветным на голове, а поверх - фестивальная желтая кепка, накидка желтая, жетон на веревочке и под воротничок - рябиновые бусы... Живая сувенирная кукла, да и только!

Глава 18

   Отпечатанные программы раздали каждому участнику фестиваля.
   Выступление Махоньки и её группы распределено только на второй день и в числе последних номеров. Номинация "Сказочники - народные сказители".
   Махонька, всегда такая бойкая, смелая, тут немного заволновалась:
   - Эко за дела, Максимушко! Пока мы после всех дождемся нашего выхода, дак я и все слова позабуду...
   Максимыч, наоборот, подружку свою пытался настроить оптимистично:
   - Ты, Махонька, не так все поняла! Зря сейчас не волнуйся! Наоборот, после всех выступлений нам будут больше всех хлопать!
   - А в телевизере будут показывать? - выспрашивала Махонька.
   - И у нас в Рябинке и в других странах будут показывать... Фестиваль ведь Всемирный,- терпеливо объяснял Максим Максимыч, настраивая главную певунью-сказоч­ницу на успех.
  

Глава 19

   Утром рано Светочка - сопровождающая - разбудила свою группу артистов из Рябинки во главе с Марьей Екимовной и учителем Владимиром Петровичем.
   Ведь до начала выступления надо успеть перевести в Большой концертный зал декорации, костюмы.
   Для ребят это были очень даже приятные хлопоты. Подъехал фестивальный красивый автобус специально для делегации из Рябинки.
   Владимир Петрович давал распоряжения, куда какой реквизит размещать. Всем весело!
   Одна только Махонька приуныла. Что-то перебирала губами, нашептывала. Огнейка подошла поближе, слышит: Махонька свое выступление репетирует.
  
   Сказок полная котомка!
   От рассвета до рассвета
   По Архангельской сторонке
   Собирала многи лета...
  
   - Конечно, будут волнения,- улыбаясь обняла за плечи бабушку Светлана,- даже известные артисты перед каждым своим выступлением волнуются... Однако то, что вы делаете на сцене, Марья Екимовна, - это уникально!
Я наблюдала за вами вчера во время вашей репетиции. Успехов вам!
   Эти слова Светланы слышали все ребята. И сейчас они понимали, как важно собраться, чтоб помочь Махоньке в её выступлении. Один за всех и все за одного!
  

Глава 20

   Махонька не зря в основу своего выступления на фестивале выбрала всеми забытый праздник Метище. Этот праздник хоть и считается народным, а рожден, переплетен сказкой. А значит - сказочный.
   Махонька и сама в девичестве принимала участие в Метище, пока замуж не вышла. Зато потом часто по деревне была приглашенной зазывальницей-нарекальницей.
   Праздник этот является особым для девушек. Вчерашнюю девочку посвящают в совершеннолетие, признают за ней полное право встать в этот день в ряды готовых невест.
   И очень многое здесь зависело от нарекальницы, которая "наречет", то есть охарактеризует людям девушку. Но ведь это нужно сделать тонко, красиво и мудро. И без таланта здесь не обойтись...
   Уж сколько Махонька знала про Метище припевок, присказок, шуток-прибауток. А сюжет этой сказки один: сказочная царевна, величаво-статная, выходит из дворцовых палат в чисто поле в поисках суженого. Ей чинят на пути преграды: Соловей-разбойник напускает бури, силы черные Кощей Бессмертный. Все преодолевает и всех побеждает умениями, смекалкой, сноровкой и красотой сказочная царевна. Ведь она должна понравиться не только своему будущему суженому, а и его родне.
   Это сказочные смотрины. Каждое движение, перемещение для красавиц - значимо. Вот они собираются в стайки, разворачиваются плавно в шеренги и плывут "по улице" цепочкой туда, где на лужайке уже расположились зрители. В хороводе никто не должен сбиться, все соблюдают такт, все должны ступать "в ногу", а в нужное время и отвесить "чинный поясной поклон".
   От края до края как будто по рядам живые волны катятся из плавных девичьих движений-шагов. В таких представлениях зрители молчат, только парням можно между собой слегка пошушукаться. У них ведь особая работа: они приглядывают себе невест.
   После главных хороводов идут хороводы меньшие.
   Тут красавицы показывают свои умения и все в том же величавом малом хороводе. Первыми одна за другой выступают повязочницы. Они плавно образуют ряд. На головах вышитые их руками творения - высокие повязки, которые у всех разные, но каждая - просто диво! Шитые золотыми нитками, украшены жемчугами, цветными каменьями, лентами.
   Затем из ряда выступают златошвейки сарафанами покрасоваться. За ними - певуньи, плясуньи. Особенны хороводы с выпеченными на полотняных салфетках хлебами, пряниками, коржами.
   Ряженый в птицу-ворона или Змея Горыныча парень "случайно влетит" в хоровод так, чтоб девушку выкрасть. Она и тут покажет свою сноровку или подруги заступятся, не выдадут.
   А вдруг Кощей "громом ударит" или недругов ниспошлет, чтоб праздник нарушить. И здесь девушки управятся, но хоровод не собьют, выстроят и опять поплывут сказочным шагом.
   Только зазывальница знает заранее, как Метище будет проходить. Это она придумала праздник, она и сказывает-поет его. А зрители смотрят, слушают и радуются.
  
   Все премилы девушки -
   Славны сарафаны!
   Славны сарафаны,
   Бархатны кафтаны.
   Долгими ночами
   Шили-украшали...
   Шили-украшали,
   Дни свои считали.
   Ой-да, вы придите,
   Гости дорогие.
   Ой-да, посмотрите
   На труды земные:
   Настюшки-царевны,
   Ольги Алексеевны,
   Огнейки певуньи,
   Марьюшки танцуньи.
   Угоститесь, гости,
   Пряничком Агафьи.
   Прянички медовые,
   Да хлеба душистые.
   Помыслы - без корысти:
   Светлые да чистые...
  
   Так под Махонькины песни-сказы, притоптывания, прихлопывания и выступили рябинкинские артисты на фестивале. Уж как все правдоподобно получилось в сказочном представлении: и лужайка за околицей и Змей-Горыныч!
   И когда артисты кланялись под аплодисменты, занавес еще долго не закрывался. Махоньку и её друзей не хотели отпускать зрители. Красочное Метище взволновало всех гостей и участников фестиваля. Но больше всех радовался за Махонькино выступление профессор И. Н. Земцов. Он сидел в первом ряду в составе конкурсной комиссии и очень волновался за эту особенную, талантливую женщину, которую когда-то он с группой студентов в далекой Рябинке встретил. Поэтому сейчас он хлопал громче всех. Махонька даже со сцены услышала его голос: "Браво!". Ведь благодаря ему она имела возможность приехать на фестиваль и представить на суд зрителей свой труд и свой дар.
   Артисты тоже радовались. У них все получилось. Счастливые, поздравляли сказочницу, кланялись зрителям.
И лишь когда занавес закрылся, все обратили внимание на Огнейку.
   Она что-то в лице изменилась... Бледная, едва стояла на ногах. Подруги помогли ей дойти до гримерной. Здесь она совсем потеряла сознание.
   Вокруг неё захлопотала Махонька. К девочке вызвали доктора. Оказали первую медицинскую помощь. Огнеюшка пришла в себя и едва выговорила:
   - Сапожок снимите, сапожок...
   Когда с неё сняли артистические сапожки, оказалось, что гвоздь от каблука вонзился в пятку и ранка во время выступления Агнии истекала кровью. Но девочка виду на сцене не подала, что ей больно, ведь она была первой хороводницей. Нельзя было ни оконфузиться во время представления, ни выйти из хоровода. Во всех переходах, вьюн-кругах она так держала осанку, так величаво перебирала ножками, что никто и не заметил, как ей дорого дается каждое движение рук, головы, тела. Ведь сама Махонька в своих припевах хвалила-говорила о первой хороводнице:
  
   Перва девица ходила -
   Хороводы разводила.
   Где нога её ступала -
   Словно шелком расстилала....
   Вот Огнеюшка и не выдала своей боли. Держалась с достоинством.
   Зато потом! Ребята, в особенности Максимыч, оказывали ей свое особое внимание: лечили, угощали сладостями, подавали руки, чтоб не упала поддерживали "первую хороводницу" в благодарность за выдержку и прекрасное выступление. Вот как бывает иногда у артистов!
  

Глава 21

   Выступления фестивальных артистов продолжались не только в концертных залах, а и в Домах культуры, на предприятиях, на уличных площадях.
   Махонька была нарасхват. Её приглашали выступать с её былями-небылицами, сказками. Она охотно это делала: заразительно пела-рассказывала, да притопывала, да прихлопывала, что ей вслед и зал подпевал и притопывал.
А когда она затевала свою "Небывальщину да неслыхальщину", тут уж и слушатели слова подхватывали и били в ладоши:
  
   Небывалица в лицах - небывальщина,
   Небывальщина да неслыхальщина.
   У Федота овца да в гнезде сидит,
   Да в гнезде сидит, сиднем яйца несет.
   А потом из них вылупляются
   Не цыплятушки, а ягнятушки.
   Небывалица в лицах - небывальщина,
   Небывальщина да неслыхальщина.
   А у Прола в саду-то медведь живет,
   На деревьях живет, червячков клюет.
   А по утру летает над крышами
   В поднебесье взлетает до солнышка.
   Небывалица в лицах - небывальщина,
   Небывальщина да неслыхальщина.
   У Лексея Иваныча коровушка,
   Как на привязи, у ворот сидит,
   У ворот сидит - на чужих глядит.
   Рога выставит - лаем лает
   И чужих во двор не пускает!
   Небывалица?.. Небывальщина,
   Небывальщина да неслыхальщина!
   Все!
  
   А потом прижимала кулачки к груди и говорила:
   - Притомилась! Боле не могу! Пожалуйте завтра. В ниверситет приглашают. Там буду выступать...- и кланялась до полу.
   Популярности Махоньки на фестивале многие могли позавидовать!
   За ней стайкой ходили операторы с кинокамерами, фотокорреспонденты.
   Задавали вопросы:
   - Марья Екимовна, как вы сказки, побасенки, былины запоминаете? Как можете часами выступать - рассказывать и не повторяться? Откуда в вас столько сюжетов? Когда вы все это заучивали?
   Махонька смеялась:
   - Я и не запоминала. Дед рассказывал, от людей слышала - сказки сами "липли". А где-то задумаю да сотворю. Так сказка и родится с припевкой и припляской.
   Вопрос корреспондента:
   - Расскажите о своем детстве, о родителях.
   - Росла в большой крестьянской семье. Родина моя - Архангельский край. Пинежье. С детства петь любила. Песен знала много, любую новую песню с одного раза запоминала. Это у меня в бабушку и деда. А еще дед знал много старин. Вечерами, а то и ночами просили его:
   - Спеть-то споешь, Никитич?
   Дед и затягивал:
  
   Што из далеча да из чиста поля,
   Из того раздолья широкого,
   Тут не грузна туча подымалася,
   Тут не облако накаталося,
   Тут не облако обкаталося,
   Подымался собака, злодей Калин-царь... -
  
   так дед пел-сказывал старины про молодость Добрыни и бой его с Ильей Муромцем, со Змеем Горынычем, про Алешу Поповича, про Соловья Будимировича, про Ивана Грозного и его сына.... Бывало, если разойдется сказывать, так и спать не хотелось. Все слушали его сказы-напевы. Это были голоса прошлого, старины.
   Вопрос корреспондента:
   - Расскажите о группе артистов, с которыми вы при­ехали на фестиваль.
   - А приехала на фестиваль со своими помощниками. Первый из них Максим Максимыч. Он у нас в группе и артист, и фотограф, и доктор...
   Уж очень способный, все умеет делать! А это Огнейка - первая хороводница-плясунья.
   Наш учитель школьный - Владимир Петрович. А это Надюшка...
   Так, улыбаясь, всех представляла Махонька. Операторы, корреспонденты только и успевали своими кинокамерами щелкать.
   Вопрос корреспондента:
   - Скажите, ваши помощники уж не сказочниками в будущем хотят быть? Каковы их увлечения? Они, наверное, как и вы, любят сказки и собирают их?
   Махонька лукаво улыбнулась, обводя взглядом своих ребят:
   - Сказки они очень любят. Прибегают вечерами в гости послушать. Я им уж все старины, были-небыли пересказала. И все не устают. А уж кем они во взрослости будут - не знаю. Мой соседушко Максимушко хочет ветеринаром быть и свой зоопарк в наших краях открыть - птиц-зверей лечить, разводить. Девочки наши - мастерицы-рукодельницы. Их в школе учат кружева плести, вязать, вышивать. Наш школьный учитель Владимир Петрович детей любит. И все-то он с ними в походы по разным местам ходит. А сказка для них и для меня - это радость. Такое в телевизере не покажут. Живьем надо слушать...
   Когда Махонька закончила давать интервью, вся "пресса" вокруг даже зааплодировала. Уж как она хорошо отвечала!

Глава 22

   Каждый фестивальный день был расписан по минуткам. Куда только их Светочка, сопровождающая не водила!
   Махонька со своими друзьями успела побывать не только на концертах хоровых, сольных народных артистов, танцоров, сказочников, выставках народных умельцев, но и в цирке, Московском зоопарке...
   Один из мастеров резьбы по дереву, приехавший на фестиваль со своими работами, так полюбил Махоньку и её сказки, что за время фестивальных выставок успел даже вырезать на память небольшую деревянную статуэтку. Махонька в полный рост в её обычном наряде да с котомкой и посошком. Вернее, не совсем вырезал, а как бы это только обозначил. Сзади дерево оставил нетронутым, и фигура сказочницы слилась с ним в единое целое. Как с самой природой слилась. По внешности точь-в-точь она, Махонька. Сама суть её схвачена - выражение лица, взгляд, поза, - и в то же время она похожа на многих-многих бабушек, рассказывающих своим внучатам сказки.
   - Махонька, так это ж тебя вырезал умелец из Вязьмы! - удивился Максимыч, - а ну, станьте вместе, я вас сфотографирую!
   Щелкнул Максимушко на память Махоньку рядом с умельцем и его подарком.
   - Баско! - довольная, благодарила Махонька умельца, а подарок сложила в котомку. Она с ней не расставалась даже на фестивале.
   А в цирке-то было счастье!
   Максимыч во все глаза смотрел выступления акробатов, эквилибристов, клоунов.
   В антракте Владимир Петрович всем ребятам купил сладкой воды и мороженого. Девочки захотели цирковых пищалок. Тут же каждый себе выбрал по клоунскому носу, пищалке.
   - Ой, да вы меня этим свистом-щебетом оглушите враз! - смеялась Махонька над каждой свистулькой. - Максимушко, а чего ты себе ничего не выбрал?
   - Я что, маленький? Я на настоящей цирковой лошади проехать по манежу хочу,- вздохнул паренек.
   Махонька тайно шепотком обратилась к Владимиру Петровичу:
   - Родимый! Пойди к артистам! А может, и разрешат вывести да посадить парня на тех красавиц-лошадок. Да хоть бы и рядом постоять и то б было счастье Максимушке-то!
   Владимир Петрович так и сделал. Что он говорил артистам? Но лошадь цирковую с попоной и с лентами вывели на манеж. Ведущий объявил:
   - Наша Маркиза с удовольствием покатает на спине тех, кто любит животных.
   Махонька подтолкнула Максимыча:
   - Иди, иди, сокол ясный!
   Когда Макса посадили на спину Маркизы и повели лошадь вдоль зрительских рядов по манежу, ребята даже не удержались и замахали ему со своих мест, приветствуя. На что Максимыч также достойно помахал рукой с манежа.
   Тут Огнейка и щелкнула фотоаппаратом Максу кадр на память.
   Но был и последний фестивальный день - день закрытия фестиваля.
   Все организаторы, гости праздника собрались опять в Концертном зале.
   Приглашали на сцену и поздравляли дипломантов, номинантов и других награжденных. Все друг за друга радовались, а ведущие приглашали и приглашали на сцену то одних, то других артистов, умельцев, руководителей, организаторов праздника. Но вот подошла очередь и до мастеров устного народного творчества.
   Дипломантом фестиваля стала талантливая сказительница Марья Екимовна! Архангельская область. Рябинка!
   Под аплодисменты Махонька поднялась на сцену в своем сарафанчике, на ножках маленькие ботиночки, на шее ниточка рябиновых бус. Вся такая яркая, воздушная, словно птичка-колибри. Её поздравляли солидные дяди, высокие тети. И вручил диплом и хрустальную статуэтку - символ Фестиваля - сам профессор И. Н. Земцов. А потом вынесли на сцену подарок - большую коробку. В ней- телевизор. Махонька в микрофон всех от души поблагодарила. Но ведущие дальше объявили:
   - Приглашается группа артистов из Рябинкинской средней школы - собиратели фольклора, выступившие вместе со сказительницей в народных инсценировках.
   Под аплодисменты зала все ребята вместе с Владимиром Петровичем также поднялись на сцену. Им были вручены дипломы участников фестиваля и общий подарок для школы - видеоаппаратура с видеоприставками. Счастью ребят не было предела, даже запрыгали от радости. А затем и Махоньку принялись обнимать-целовать. Это ведь её заслуга! Её талант!
   Прощаться всегда немного грустно. Со Светланой не хотелось расставаться всем ребятам, уж очень к ней за фестивальную неделю привязались. Махонька её в гости в Рябинку приглашала.
   - Приеду! Теперь уж точно приеду! - обещала девушка.
   А Владимир Петрович грустно вздохнул:
   - Только бы не забыла, ведь обещала... приехать.
   Домой отправились уставшие, но счастливые. И каждый из ребят думал о том, что в жизни быть, ко всему прочему, сказочником, умельцем, танцором, песенником... да мало ли чем человеку можно быть увлеченным - как это интересно! Главное, чтоб эти увлечения радовали не только тебя самого, но и других людей. Так было в старину, так есть в наши дни, так будет и через много-много лет.
  

Глава 23

   Тем временем в Рябинке все жители от мала до велика не отходили от телевизоров. Ждали репортажей с фестиваля.
   Мама и папа Максима Максимыча также попеременно следили за телевизионной программой и передачей "Время".
   И вот как-то вечером Варвара Петровна готовила ужин на кухне. Вдруг слышит, как в столовой её муж с дивана шумно так подскочил, подбежал к телевизору.
   - Варюша, беги скорей! Наших показывают!
   Варвара Петровна бросилась к телевизору.
   - Какое чудо! Махонька, а вокруг журналисты.... А наш-то, наш, - с ребятами рядышком! Да весь в каких-то фотоаппаратах, солидный,
   Варвара Петровна забегала вокруг экрана, увидев сына.
   Муж одернул:
   - Дай послушать! Не причитай!
   "...А приехала на фестиваль со своими помощниками. Первый из них - Максим Максимыч. Он у нас в группе и артист, и фотограф, и доктор. Уж очень способный, все умеет делать..."- рассказывала Махонька с экрана.
   Варвара Петровна всплакнула от избытка чувств:
   - И в кого он у нас такой способный, сыночек наш? Моего в нем больше, чем твоего,- Варвара Петровна повернулась к мужу.
   - И не в тебя он, не в тебя! Для тебя кошка с собакой - это ходячая инфекция. А для него - это суть жизни, каждодневные радости. Так что, Варюша, наверное, он больше в Махоньку пошел, чем в нас с тобой, собственных родителей, - философски заключил папа.
   - Наверное, - ты прав! Вон он стоит в экране с ней рядом и о нас даже не вспоминает...
   - Значит, Варюша, надо нам с тобой парня больше понимать, больше ему доверять. Одними запретами личность не воспитаешь. Для личности простор мыслей, идей должен быть.
   - Да-да, ты прав! - согласилась со своим мужем Варвара Петровна. - Смотри, он с экрана нам улыбается!
   А через несколько дней в Рябинке знали и о закрытии фестиваля, и о дипломантах.
   Директор школы по такому случаю заказал большой автобус, и все, кто уместился в автобус, поехали встречать делегацию на железнодорожный вокзал.
   На перроне стоял шум-гам.
   Люди спрашивали друг друга, не генералов ли каких или начальников из министерства встречают?
   На что учителя и родители отвечали:
   - Махоньку встречаем. Сказочницу!
   - И ребят артистов. С Международного фестиваля Народного творчества.
   - Из самой Москвы.
  
   Теперь уже всем было интересно, и взрослым и детям, какие сказки в своей котомке на этот раз привезла Махонька в Рябинку. Какие?
   Время покажет!

СОДЕРЖАНИЕ

Часть 1

Сказок полная котомка

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Художественное издание

Чолакова Сусана

МАХОНЬКА И ЕЕ ДРУЗЬЯ

  

Заведующий редакцией В. Н. Котляров

Художник Ж. А. Шогенова

Корректор Н. В. Лысенко

Компьютерная верстка И. А. Зайчуковской

Лицензия N 00003 от 27.08.99

Сдано в набор 10.01.07. Подписано в печать 25.05.07

Формат 60х84 1/16. Бумага офсетная. Гарнитура Балтика.

Усл. печ. л. 5,25. Тираж 100 экз.

Издательство "Полиграфсервис и Т"

360051, КБР, г. Нальчик, ул. Кабардинская, 162

0x08 graphic

ООО "Полиграфсервис и Т"

360000, г. Нальчик, ул. Кабардинская, 19

Тел./факс: (8662) 42-62-09

e-mail: elbrus@mail.ruwww.elbruss. ru

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   2
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Платунова "Тень-на-свету"(Боевое фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) С.Панченко "Warm. Генезис"(Постапокалипсис) К.Лисицына "Чёрный цветок, несущий смерть"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) А.Тополян "Механист 2. Темный континент"(Боевик) Б.Стриж "Невеста из пророчества"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"