Чон Кисок: другие произведения.

Jacob's Ladder

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

   "I swear I'm right here
   We'll be good; I promise
   We'll be so good"
  
   Она снилась мне каждую ночь. Произошло это в первый раз месяц назад. Случано встреченная в сброде незнакомых и знакомых лиц, обратила на себя внимание слишком сознательным для сна взглядом, от которого я проснулся тут же будто от кошмара, а когда вновь обрисовал в памяти ее образ, понял, что прилив адреналина похож скорее на возбуждение и откровенно сексуальное.
   Я почти забыл о Ней в течение дня, как смазывается это впечатление от сказок Гипноса у всех людей. И как упрекв этой забывчивости, Она явилась на следующую ночь. Смотрела на меня и улыбалась с хищным коварством. Ее веселило мое смущение. Я очнулся к рассвету, взглянул со вскипающим отвращением на спящую рядом женщину. Мне в одночасье стало противно всё, что нас связывало, пусть это было практически ничего. Потому не испытывая сомнений и мук совести, я поднялся, оделся и ушел, не удосужившись даже запереть дверь. Вышел в тихое утро, и воздух словно пропустили через десятки уровней фильтрации, а небо цвета шерсти шотландского кота вызывало ощущение комфорта. Я чувствовал, что грядут перемены, что своими действиями запускаю новый этап, новый виток жизни, другую квантовую линейку, где я не приду в себя в ужасе у алтаря с похожей на орнитолога женщиной, впрочем я и не предполагал, что произойдет теперь, и пусть это и походило на балансирование на канате в тумане, но именно это чувство мне хотелось назвать желанием жить. Что-то менялось. Мир реагировал на запущенный триггер, а я всё еще ничерта не понимал.
   Седующей ночью Она стала ближе. Я говорю "следующей", но прошла неделя, шесть дней, если быть точным. Ожидание включало в себя четыре из пяти стадий горя, те, что тянут исключительно вниз. Я метался, думал, что сделал не так или что не сделал, пил, наутро просыпался в еще более ужасном настроении. Дважды звонила та женщина. В первый раз я просто не отвечал, во второй сказал, что не хочу ее видеть и слышать. Никогда. Уверен, она рыдала всю ночь, но мне было плевать. По-настоящему плевать, а не когда ты стоически делаешь равнодушный вид, лишь бы пережить этот унизительный этап жизни.
   Но ничего не происходило. Небо стало низким и похожим на стальной лист, будто меня зашивали в ящик. Всё раздражало, собственное состояние - в геометрической прогрессии. Но нельзя было вызвериться на сотрудников, нельзя бить посуду в баре, нельзя ничего, что покажет тебя с неблагоприятной стороны, и эти рамки перетягивали меня как леска, и казалось, что рано или поздно я не выдержу, плоть треснет и расползётся по сторонам.
   Шестой ночью Она, наконец, пришла. Я в толчее людей в каком-то клубе, Она движется навстречу неспешная, окруженная незримым ореолом, в котором рассеивается мигающий свет стробоскопа. А я застыл как дурак на месте, смотрел, как Она приближается, и гул учащенного биения сердца перекрывал грохот музыки. Она подошла совсем близко, я мог рассмотреть детально каждую черту ее лица...но сон прервал дверной звонок.
   Меня вытряхнуло в сумерки квартиры, в едва доносящийся через пластик окон шум улицы, меня оторвало от Нее так резко и далеко отбросило, будто наступил на мину. Подорвался с кровати, когда звонок повторился, рыча от обиды, бросился к двери, не удосужившись поинтересоваться, кто там. Даже на часы не посмотрел. Ночь и ночь. Ночью никаким гостям не рады. На пороге стояла оставленная мной женщина, подавленная, все силы растратившая на дорогу сюда и на то, чтоб нажать кнопку. Как террорист. И вся задача ее выполнена.
   - Что тебе нужно?! - вопрос тривиальный, да я и не был в состоянии думать.
   Женщина пролепетала что-то, подняла на меня собачий печальный взгляд, блестящий от слез. ОНА бы так не унижалась. Я был уверен. ОНА бы даже не допустила такой неприятной и бессмысленной ситуации. Женщина воззрилась в ожидании ответа, я тщетно пытался домыслить вопрос, но только больше раздражался.
   - Какого хрена ты здесь делаешь?! - я шагнул вперед, переступая порог, женщина отпрянула, в незавершенном жесте вскинула руки словно готовясь защищаться.
   От этого что-то щелкнуло, замкнулись ранее незадействованные контакты.
   - Я сказал, не появляться в моей жизни! Уйди на хер.
   Женщина заскулила, стала разом меньше как при микропсии. Снова что-то пробормотала. Вроде "зачем" и "почему", больше похожих на прелюдию к молитве. Но я не расслышал. Я как будто ощутил Ёе шепот на ухо, почувствовал шлейф Её духов, самую нижнюю, близкую к телу ноту. Женщина как будто тоже что-то уловила, собралась, как встревоженное животное, глаза забегали, но разумных причин беспокойства не было. Кроме меня.
  Я поднял руку и тяжело с замаха опустил ладонь на голову женщины. Она ахнула, теряя на мгновение ориентацию в пространстве, пошатнулась. На лице застыло многократное "О": широко раскрытые глаза, открытые в немом возгласе губы. Недоумение отвратительное, что только убедило меня в верности дейтсвий. Повинуясь порыву, кинулся вперед, валя женщину на гравий подъездной дорожки, сел сверху, прижимая коленом горло, а ладонями скрещенными, будто при массаже сердца, закрыл её рот. Шуметь нельзя. Не потому, что это привлечет внимание, этой мысли не было, просто нельзя. Женщина хрипела, дергалась, молотила ногами, пыталась оцарапать, а я только сильнее давил коленом на шею. Хрустнуло. Гравий? Женщина задергалась куда более хаотично, взгляд застыл, устремленный в пустоту или может быть к спускающимся за ней ангелам. Я выдохнул. Ужасно захотелось спать. Настолько, что меня хватило только не без усилия затащить тело женщины в дом и запереть дверь. Кто-то знал, что она отправилась ко мне? Кто-то знал о нашей паре встреч? Мне было все равно. Доплелся до кровати, как отключился, уже не помнил.
   И сон был мне наградой. Она подошла ближе. На этот раз общее веселье протекало внутри, а мы стояли вдвоем на балконе,обдуваемые легим ветром с амбре выхлопных газов. Я кусал губу, как взволнованный подросток, и боялся заговорить первым. Она тоже ничего не говорила, смотрела на пейзаж ночного города, опираясь о перила, а потом повернулась, остановилась близко, окутывая мускусом парфюма, раньше, чем я успел что-то подумать, коснулась ладонью моей щеки.
   - А ты молодец.
   Я непонимающе смотрел на Неё, уповая, чтобы взгляд этот не выдавал всю отчаянность моей влюбленности. Только изобразил непонимание, на большее не хватило. Её пальцы скользнули по моим губам, и в этот момент я перестал дышать, будто заколдованный. Она хотела сказать что-то, слова висели в воздухе, становились почти осязаемыми, но чего-то не хватало. Какого-то компонента. И ответов никто не давал.
   Утро субботнего дня я встретил по-настоящему отдохнувшим. Реальность обрушилась на меня только в прихожей, где женщина так и лежала будто пьяная. И стояла вонь. Я рефлекторно закрыл нос ладонью, но запах помимо запаха нечистот окрашенный неосязаемым колором смерти проникал сквозь поры. Что делать? Мысль чистая как первый снег. Никакой паники. Мозг работал в экстренном режиме, отметал все забракованные варианты. Следы насильственной смерти налицо. Под ногтями частички моей кожи: женщина успела оцарапать меня. Как избавляются от трупов? Утопить, расчленить? Я не был уверен, что справлюсь со вторым. Я даже мясо покупал исключительно филе, чтобы избежать возни с костями. Химические способы слишком сложные, и я опасался привлечь внимание. Люди сейчас стали осведомленные и пранойяльные. Действительно, может утопить? Методом примитивного исключения оставалось именно это. Груз, тихое место. Порезать ей руки и лицо, чтобы рыбы объели быстрее. Рыб же привлекает кровь? Или дело касается только пираний? Ха. Чем больше медлить, тем больше вероятность попасть под подозрение. А я даже не знал, есть ли у нее родственники. Жила одна, но вдруг престарелая мать поднимет тревогу или подружка-соседка не услышит привычного вечернего звонка с обсуждением теле-шоу? Время никогда не будет на вашей стороне. Оно враг. И если вы считаете иначе, то время уже поймало вас в свою ловушку. Я вернулся на кухню, взял овощечистку. Идеальный инструмент, чтоб испорить отпечатки пальцев. Проще в обращении, чем нож. Но предстояло самое неприятно. Я не без усилия затащил тело женщины в ванную, где потратил ещё два часа, отмывая ее, срезая подушечки пальцев, смывая следы крови и пряча тело в чехол для одежды, чтобы не оставить новых следов. И к полудню уже выезжал на своем Volvo S90 98ого года с лежащим на полу заднего сиденья трупом. Знаете, в чем плюс частных домов? Во встроенном гараже, минимизирующем случайных свидетелей того, с кем ты приезжаешь и уезжаешь. Или с чем. Женщина наконец обрела гармонию и перестала пытаться быть кем-то. Суббота начиналась динамично.
   Машина разгонялась легко, успокаивала весом, создавая ощущение надежности. Я почти расслабился, уйдя на медитативную волну под Pioneer 90.1 FM. Стояла поздне-осенняя прохлада, сезон охоты на оленей еще открыт, но я приметил озеро недалеко от дороги. На берегу только старый коттедж, которому впору окружать себя страшными историями, место до подозрительного идеальное. Я даже начинал воображать, что дно озера сплошь усеяно костьми и останками разной свежести. Что ж, женщине не будет одиноко. Автомобиль остановил на обочине. Привлечет внимание, но выбора не было. Открыл дверь, выволок тело в мешке, уже набитом камнями, лежавшими в гараже. Я хотел занять ландшафтным дизайном, но дальше собирательства материала не ушел. Кто бы знал, для каких целей понадобится. Я все еще не был уверен, что делаю все правильно в смысле логики. Садовая тачка, так же взятая из гаража, скорее всего оставит заметный след на траве. Вкупе с рисунком шин рядом.. Я впервые забеспокоился. Почувствовал, что начинаю терять время, водрузил тело на тележку и двинулся вглубь леса, кое-как лавируя между деревьями и неровностями земли. Если киллеры не избавляются от тела, то получают свои деньги просто так. Когда показалось озеро, я порядком взмок, руки и плечи ныли, сердце выбивало бласт-бит. Казалось, времени прошло невероятно недопустимо много. Я начинал верить, что когда вернусь назад, у машины будут ждать несколько полицейских и ордер на арест. Бульк. Сильный и короткий звук, эпилог женщины в этом мире. Тележка свалилась следом в воду, перевернулась, на затянувшийся миг зависнув на поверхности, едва не доведя меня этим до приступа, и погрузилась следом. Тишина. Я вытер пот со лба. Теперь остается ждать, дали ли мои действия резонанс.
   Я вернулся домой к вечеру. Никаких полицейских, конечно же, у машины не было, как и встречных автолюбителей. Я всегда считал себя довольно везучим, и сегодняшний день подтверждал это. На обратном пути прихватил в Walmart пива и вегетарианской еды, решив, что сегодня для меня возни с мясом хватило. Не то, чтобы поднималось отвращение, но этот этап оставался позади, и мне хотелось подвести черту.
   В новостях тихо. Никто не говорил о пропавшем человеке, об объявлении в розыск, о трупе на дне озера. Я успокоился окончательно, почти забыв о содеянном. Напомнили мне только ночью.
   Она стояла рядом со мной на крыльце брошенного полусгнившего дома, кутаясь в длинное шерстяное пальто, и смотрела на ровную гладь озера. Стояли сумерки. Я наблюдал искоса, пытаясь прочитать, что она думает, но отвлекался, любуясь приятными чертами лица. Обернулась Она неожиданно, смутив, как будто почувствовала взгляд. Я принялся ковырять носком ботинка отсыревшую темную доску. Как подросток, ей-богу. Обычно женщины считали меня уверенным и обаятельным, сейчас же я не мог завести первым разговор, растеряв все слова и мысли, кроме восхищения.
   - Тебе понравилось? - она слегка улыбнулась.
   - Что?
   - То, что ты сделал.
   А что я сделал? Но озеро было спокойным, не извергало наружу мои грехи и тайны на общий суд. Я задумался. Понравилось ли мне?
   - Я не получал от этого удовольствия, - начал я сперва нерешительно, - Но знал, что делаю все правильно.
   Она встретила мой прямой взгляд и негромко рассмеялась. Я снова сконфузился, как это бывает, когда ты говоришь что-то тяжеловесно и серьезно, а собеседник реагирует легко.
   - Значит я могу тебя поблагодарить.
   Прежде, чем я задал очевидный вопрос, Она шагнула ближе и прильнула ко мне. Оставалось только обнять в ответ эту тонкую фигуру и надеяться, что я не умру от эмоционального перевозбуждения. Хотя можно ли умереть во сне? И это все сон?
   - Всё в твоих руках.
   Я вновь состорил непонимающее лицо, но уточнять не решился. Слова звучали как ключ, дверь к которому мне ещё предстоит подобрать.
   Всё в моих руках. Я открыл глаза утром нового дня именно с этой мыслью. Вертел ее как многогранную фигуру из матового стекла, пытаясь рассмотреть, что внутри. Но сейчас в руках я ощущал только ноющую боль после вчерашней физической нагрузки. За чашкой кофе проверил интернет, не дождавшись выпуска новостей. Тихо. Как будто женщина пропала не только из моей жизни, а и из памяти всех, кто ее знал, из хроник, будто вычеркнутая навсегда как в антиутопии.
   День шел как обычно. Я даже прошел по улице, отчего-то всматриваясь в людей и ожидая, что они начнут указывать на меня пальцем и кричать "убийца!". Но во мне видели обычного прохожего, праздно, как подобает в воскресенье, проводящего время.
   Ночью я видел Её на другой стороне улицы, но бесконечный поток транспорта не давал мне подойти. Новая неделя началась с ощущения тревожности и нарастающего по мере безуспешного поиска решений раздражения.
   В доме закончился кофе, я не мог найти нужные вещи, как будто кто-то другой перекладывал их постоянно с места на место, издеваясь надо мной. Подспудно понимал, что это происходит только от моего отвратительного настроения. Не лишним было бы расслабиться, сделать глубокий вдох, досчитать до десяти... Я был слишком раздражен для этого. Успкоение слишком напоминало уход от проблемы, когда та становилась все острее. Всё в моих руках, но судя по той дистанции, что в моих снах то сокращалась, то вновь резко увеличивалась, в руках я мог удержать мало что.
   Причины. Мне нужны были причины и ответы. Только после полудня я перестал пытаться укусить себя за хвост и взялся анализировать происходящее. Наша с Ней встреча. Убийство. Ощущение присутствия в этот момент. Близость после и.. я упускал какой-то элемент дальше. Не хватало ключевой детали. Что-то произошло или не произошло, почему Она отдалилась. И раз всё в моих руках, то действие напрямую имело отношение ко мне. Я зациклился на мысли, только терял трезвое восприятие. Всё замылилось, потеряло фокус. Теории возникали и разбивались, и идей оставалось все меньше. К вечеру я уже бездумно смотрел на счетчик бензоколонки, отчаявшись и обретя смирение, когда ко мне обратился благоухающий вчерашним пивом мужик, пониже ростом, но крупный, похожий на арт-хаусную версию одного из семи гномов. Спросил закурить. Стоял с пожеванной сигаретой посреди заправки и просил огня. Я смотрел на его зубы, пораженные кариесом, и вновь во мне вскипало то темное неудержимое чувство. Звуки отдалялись, время будто замедлилось, и я почти ощущал, как сжимаю пальцами его горло, как выдавливаю подслеповатые глаза, как выбиваю мощным ударом кровавые брызги изо рта. Мужик прищурился, что-то уловив, буркнул ругательство под нос и поспешил прочь. Я некорое время провожал его взглядом, потрясенный пониманием, что нашел ответ. Вот дверь к Ней. Вот тот недостающий сегмент.
   Я сел обратно в машину и поехал домой. Хотелось прямо сейчас проверить верность своей теории, но здравый смысл останавливал. Я не готов, нет идей, нет вариантов, нет плана. Стоило бы учесть все ошибки первого раза, например, тяжелое перетаскивание тела. Ответ всплыл из прошлого, из ничего не значащего разговора, который память доброжелательно подкинула мне. На семейном празденстве приятель брата рассказывал, как у их соседа сдохла свинья, и тот, не долго думая, скинул ее в канаву как раз между его домом и домом рассказчика. Стояло лето, и свинья начала гнить. Приятель долго ругался, а в результате посоветовал соседу засыпать все это негашеной известью. Так не стало запаха, а от трупа остались вскоре одни кости. И как я не подумал об этом сразу? С задней стороны дома глухая стена, но места для сада мало, и все, что росло там, росло по своей воле. Да, свежевскопанная земля привлечет внимание, но с тем же успехом меня могут вычислить, если недобросовестно избавиться от тела.
   Этой ночью Она послала мне воздушный поцелуй с другой стороны улицы, и я понял, что ответ нашел верный.
   Весь рабочий день мои мысли вертелись вокруг того, где найти человека, которого не хватятся быстро. Убивать дома? Нет. Вызовы доставщиков пиццы и проституток фиксируются, сейчас в технологичный век отслеживается каждый шаг, и даже передвигаясь на собственной машине, я не мог быть уверен в том, что остаюсь незамеченным хоть в какой-либо момент. Оставалось идти на риск. К тому же, Она могла и вовсе исчезнуть, если я затяну. Я не хотел подтверждать верность этого домысла. Боялся. Нищие и бездомные самая простая мишень, но ничего не выйдет. Подношение будет бесполезным, почему-то я понимал это интуитивно. Может быть просто сходил с ума и домысливал. Полдня листал разнообразные объявления о предоставляемых услугах в попытке наткнуться на идею, не напрямую, косвенно. Ответ вновь лежал на поверхности. Подцепить девушку в баре или ночном клубе. Одинокую, без друзей, из тех, что приходят туда в полном отчаянии и уходят, как и проводят время, незамеченными. Но сперва нужно все подготовить.
   Наутро, а сон в эту ночь мне не запомнился, я рванул в строительный гипермаркет. Тележка (взамен утонувшей), два мешка молотой извести, садовый инструмент, дополнительные материалы, чтоб создать видимость серьезной работы, но не перегнуть. Мне не нравилось, что тратился день на всего лишь подготовку, но выбора не было. Вечером я начал копать яму. Не могилу, нет, я не воспринимал это так, никакого трепета, только механическая работа. Все мои чувства просыпались разом и сражали наповал, когда появлялась Она. Все остальное было лишь лестницей.
   Перевалило за середину недели, когда я, наконец, решился действовать. После работы выдвинулся в намеченный ранее клуб, заведение далеко не самое лучшее, но и не совсем притон, где бы я выглядел белой вороной. Растягивал стакан пива, не желая лишать себя трезвости разума, взглядом скорее жертвы, чем самца-охотника, осмаривал зал, скользил вдоль тел танцующих разномастных девиц на любое безвкусие. Новая женщина нашлась сама. Мулатка, симпатичная, если бы не слишком крупные черты и глаза навыкате. Завела эту особенную для подобных заведений беседу. Нейтральную, но каждой фразой прощупываешь собеседника, действительный разговор идет на невербальном уровне. Я не торопился. Нужно было убедиться, что по залу не пляшут в окружении таких же одиноких мужчин ее подружки, что дома не ждет к утру семья, хотя с поседним сложнее, никто не станет говорить правду сразу. Угостил коктейлем, пестрым и слишком тропическим для нашей промозглой осени, увел танцевать, если так можно было назвать эти содрогания тел то ли в экстазе, то ли в агонии. Но я должен быть убедительным. Подружек не обнаружилось. Утверждала, что одна, ее парень недавно ушел к другой, и вместо того, чтобы грустить дома, эта темнокожая женщина решила начать новую главу своей жизни. Смеялась много, шутила, не переставала хохотать, когда мы сели в машину, мою. Ее не смущала выпитая мной пинта пива, а я, не имевший за жизнь ни одного штрафа за неправильную парковку или превышение скорости, выезжал с парковки с гудящим в ушах бешенно колотящимся сердцем. Как обычно в такие моменты, казалось, что вот-вот наткнусь на патруль дорожной полици, проверяющей трезвость водителей. Или следы крови в машине. Или ищущих по госномеру темно-коричневый Volvo 98-ого года. Я пытался успокоиться, ведя автомобиль по наделенным особой привлекательностью ночным дорогам.
   Спустя полчаса я уже въезжал в гараж, а женщина с интересом озиралась. Мне было сложно понять, хочет она просто провести время или имеет конкретные планы. В фильмах в такие моменты в дом вваливаются уже в горячем поцелуе и снимая друг с друга одежду, если не вовсе остаются в машине, предаваясь плотской любви. А я наблюдал за женщиной с тем же любопытством. Можно было кинуться на нее прямо сейчас, задушить, ударить по голове. Я замешкался, раздумывая, когда в дверь позвонили. Женщина обернулась, только выбравшись из автомобиля, удивленно глянула на меня.
   - Ты кого-то ждешь?
   Никого не ждут ночью. Я вытер о штаны повлажневшие ладони, ринулся к двери. Открыл без промедлений. Время не работает на вас, помните? Двое полицейских, один постарше, второй - моложе меня. Как отец с сыном. Не могу представить даже, что выражало мое лицо в этот миг.
   - Простите за поздний визит..
   Я слегка расслабился, включая вместо паники настороженность. Если хотят арестовать, не начинают диалог с извинений.
   - Мы видели, как вы вернулись домой, - пояснил младший.
   Старший никак не отреагировал.
   - Пара вопросов, мистер N, найдете минутку?
   Я кивнул.
   - Пропала мисс А. Вы знакомы?
   - Да.
   Нельзя давать ответы с паузами. Нельзя и слишком быстро, будто подготовившись заранее.
   - Когда вы видели ее в последний раз?
   Такие вопросы всегда сбивают с толку. А в днях я окончательно потреялся.
   - Может быть полмесяца назад, - предположил я.
   - После этой встречи вы еще общались? Может быть созванивались?
   Тревога: то ли спрашивает, то ли утверждает, больше похоже на второе.
   - Она звонила, я не отвечал.
   Почти правда.
   - Вы повздорили?
   Могу рассмотреть этот азартный огонек в глазах полицейского. Вот он,главный подозреваемый, идеальный мотив, ссора на почве любви, история стара и потаскана до пошлости.
   - Не думаю, что можно так сказать. Я просто не отвечал на звонки. Мы не ругались.
   - Ну кто там к тебе в это время? - из-за плеча выглянула темнокожая женщина, уже успевшая найти в моем холодильнике бутылку пива.
   - Подожди минуту, дорогая.
   Я улыбнулся ей как мог обворожительно, понимая, что сейчас изменилось две вещи: я не смогу убить ее после того, как копы видели меня в ее обществе, но она же обеспечила мне снятие подозрений. По крайней мере пока.
   - Та сумасшедшая, что мне названивала.. пропала,так вы сказали?
   Странно, никогда не считал себя хорошим актером. Мулатка протянула звук, который можо было при благоприятеом стечении обстоятельств трактовать как понимание. Старший полицейский перемялся с ноги на ногу, закивал.
   - Значит, это все, что вы можете рассказать?
   Вспыхнувший было интерес угас.
   - Именно.
   - Тогда.. позвоните нам, если вспомните что-то еще.
   - Разумеется.
   - Доброй ночи, мистер, мисс..
   Я почти поверил, что остаток ночи проведу в постели с этой женщиной, а утром она уедет как ни в чем ни бывало, как было в ее планах. Почти. Лавкрафтовским ужасом ударила меня мысль: Она может воспринять это как измену. И тогда все крахом. Действовать нужно незамедлительно. Я предложил женщине еще выпить, она согласилась. Сказал, что принесу сам,пусть ждет на заднем дворе, там можно курить. Хотя никто из нас двоих не был курящим, но вопросы часто приходят запоздало. То ли она тупела от алкоголя, то ли пока мне парадоксально везло. Но все нужно делать тихо. Ночной шум сюда едва доносился, редкий шорох шин по дороге, короткий лай собаки вдалеке. Мулатка с непониманием кружила вокруг вырытой ямы, будто ища истину на дне нее. Выпрямилсь, когда я приблизился, открыла рот для вопроса, который так и не прозвучал. Пьяная дымка слетела с глаз. Вместо пива в моей руке женщина увидела в моей руке кухонный нож с 8,5 дюмовым лезвием. Закричит. Был уверен. Попытается. Я наотмашь полоснул по горлу, превращая нерожденный крик во влажное булькающий влажный звук. Она инстинктивно зажала рану пальцами, мгновенно окрасившимися темным, заскребла, цепляя ногтями собственную плоть. Я шагнул вплотную, привлекая ее к себе как в танце, и начал хаотично вгонять нож в тело. Метился в сердце, но едва понимал сейчас, где лево, где право. Лезвие упиралось в ребра, я выдергивал его и ударял снова, раз, второй, третий.
   - Хватит.
   Я замер, только теперь ощутив тяжесть тела женщины, которое все еще держал. Её топ с блестками висел клочьями. Моя рубашка пропиталась кровью и липла к груди. Голос. ЕЁ голос звучал так близко, что, я думал, сойду с ума.
   - Ты догадливый, да?
   Как обычно Её веселило творящееся вокруг необычным и мрачным весельем. Я уронил тело на землю, обернулся, опомнившись, бросил и нож.
   - Оставишь ее здесь?
   - Что?
   Я как всегда ничего не понимал.
   - Труп.
   - А..
   Женщина лежала на краю ямы.
   - Убери это. Я никуда не денусь. В ближайшие несколько часов.
   Часов?! Я не верил своим ушам.
   - Ты останешься со мной на это время?
   Она улыбнулась, и я понял, что готов отдать за эту улыбку жизнь. Впрочем.. я толко что это и сделал.
   - Хорошо.
   Глянул на Нее тревожно, боясь, что и правда Она исчезнет так же легко и неожиданно, как умела появляться. Усмешка тронула ее губы в ответ на мои мысли. Я начинал привыкать, что Она видит меня наскозь.
   Тело женщины выглядело ужасно. Кровь еще сочилась, горло пересеала линия кривая, как моя жизнь до встречи с Ней. Темная кожа обретала неестественный неприятный оттенок, или мне мерещилось в тусклом свете фонаря. Я стащил труп в яму. Пришлось согнуть ей ноги и повернуть в позу, похожую на младенца в утробе. Засыпал известью, едва на задохнувшись пылью. Надо было надеть респиратор, но сейчас это не имело значения. Теперь ничего не имело значения, кроме Неё, ждущей меня внутри дома. Я мог видеть Её силуэт в свете окон. На ум шла тривиальная метафора с кошкой. Влюбленность делала глупыми сравнения, мысли и действия, но будь я проклят, если оно того не стоило.
   Дело сделано. Я не знал, как быстро известь справится с очищением моего алиби. Время покажет.
   - Ты не торопился.
   Я вернулся в дом, пристыженный Её словами, взмокший и покрытый пятнами чужой крови и белыми следами извести.
   - Я...
   Даже оправдываться собирался на Её шутки. А она только рассмеялась, негромко и коротко.
   - Можешь меня обнять.
   Хотел сказать, что нужно переодеть рубашку, но что-то остановило. Прижал Её к себе, сейчас живую и настоящую. Она подняла глаза, потянулась к моим губам. Или это была моя инициатива. Я не знал. Поцелуй вышел вязким, глубоким, но не тот, после которого следует постель. Этот был символом жизни, искуственным дыханием. Я отдавал себя ей добровольно как рыцарь Храма, может быть хотел отдать больше, чем мог, тратил на это все силы, но тут же получал новые от Неё, вдохновляемый одним лишь Её явлением.
   Я очнулся поздним утром. Может быть даже ранним днем. Сперва не понимал, где я, и что происходит. И, собственно, когда. Её рядом не было, но грань между сном и реальностью слишком размыта, чтобы сомневаться в том, что все, что происходило этой ночью, происходило по-настоящему. Окровавленная рубашка все еще была на мне, в окно светило солнце и било по глазам. Я чувствовал себя как с похмелья. Поднялся, первым делом вышел на задний двор. Нож все еще лежал на траве у засыпанной известью ямы, громкое свидетельство моего убийства. Я рассеянно подобрал его. И что теперь? Одно было ясно, чья-то смерть от моей руки здесь даёт Её возможность приходить, пересекать грань Её мира и появляться здесь. Вернулся в дом растерянным, не понимал, за что браться. Часы показывали пять минут первого: я непоправимо опоздал на работу. Принялся искать свой телефон, но наткнулся на сумочку вчерашней женщины. Дерьмо. На ее мобильном пропущенные звонки и сообщения от того же контакта: "как провела вечер, подружка?". И так далее. Выключил телефон, вытащил сим-карту, но сомневался, что это поможет. Я вышел на дорогу, по которой движение только вперёд. И с ограничением минимальной скорости. Проверил свой телефон: несколько звонков с работы. Плевать. Отключил и его. Мне казалось, что я слышу Её шепот, но вдалеке, будто заглушенный шумом то ли воды, то ли ветра. Спешно принял душ, позавтракал. Честно признаться, моё поведение вызывало недоумение в последнее время. Тот случай, когда потом полиция начинает расспрашивать знакомых или сотрудников, а те отвечают, да, он действительно вел себя странно.
   К черту все. Я не смогу долго скрывать содеянное, только потрачу впустую время, которое могу провести с Ней. Я взял спортивную сумку, скинул туда самое необходимое. Пару комплектов одежды, документы и деньги, нож, на всякий случай моток веревки, подаренный мне когда-то охотничий нож. Если повезет, орудие убийства всегда можно найти под рукой. Если не повезет - оно мне уже не понадобится. Взглянул в зеркало перед уходом: вид удивительно здоровый, но во взгляде что-то поменялось, что-то непривычное мне самому. Но я остался доволен результатом. Впервые за последнее долгое время. Вышел в гараж, проверил уровень топлива. Всё в порядке. Если меня начнут искать, то и машину в первую очередь. Но пока у меня фора, и я не намерен терять время впустую. Кинул сумку на соседнее сиденье, нож, тот, что подаренный, в чехле, повесил назад на пояс. С каждым убийством Она становилась ближе. Но перерыв рисковал свести мой результат в ноль.
   Я выехал на дорогу. Из знакомых все живут с семьями, да и знакомых-то у меня не много. Нужно искать случайную жертву.
   Через час я остановился рядом с районом, похожим на мой. Те же коттеджи с маленькой придомовой территорией, средний класс, семейные дома. Сейчас большая часть людей на работе, а их дети - учатся, но я шел по наитию. Не осматривался, как вор, двигался будто по конкретному адресу. Периферийным зрением заметил на крыльце одного из домов Её. Показалось? Теперь я так не думал. Свернул туда, обошел по периметру, вглядываясь в окна. Интерьер старый, но ухоженный. На первом этаже никого. Окно кухни приоткрыто, что можно просунуть руку и поднять раму на полную. Прежде, чем влезть, я огляделся. ища собачьи миски. Ничего. Животные умнее людей, и всегда готовы поднять шум. Люди же, видя человека с ножом, почему-то до последнего готовы верить, что он - повар. Я влез внутрь, протер рукавом куртки стекло, которого касался. Обошел первый этаж. Никого. Фото в рамках: семья. Мать, отец и дочь. Поднялся наверх. Коридор узкий и короткий, две двери. За одной уборная, через замочную скважину второй можно разглядеть девчачью комнату и саму девушку-старшеклассницу, покачивающуюся на стуле и что-то подпевающую музыке в больших наушниках. Я снял нож с ремня, взвесил в руке. Тонкий, для колющих ранений, резать таким хорошо, но не так опасно. Слегка толкнул дверь. Не заперто. Замер. В следующую секунду распахнул дверь, влетая в комнату. Девушка обернулась с ужасом на лице, попыталась вскочить со стула, так неусточиво остановившегося на задних ножках и одновременно сорвать наушники, взвизгнула, упав на пол. Я не успел рассмотреть, как она выглдяит. Лет пятнадцать, может быть, семнадцать. Сейчас сложно понять молодое поколение. Светловолосая, в розовых коротких шортах. Я навалися сверху, прижимая ее весом к полу и закрывая рот ладонью. Девчонка брыкалась и пыталась укусить меня, но я уже воткнул нож ей в бок, наконец замечая что-то особенное в этом изменившемся выражении лица. Такое было и у предыдущих двух, но я не придавал значения. Второй удар пришелся под грудь. Я почувствовал, как лезвие прошло вдоль ребра, почти услышал этот непередаваемый звук скрежета по кости. Рукоять уперлась в тело, я провернул нож. Девчонка заскулила, задергалась, но это была уже не попытка вырваться. Я начинал наконец-то понимать больше. Последняя конвульсия. Я поднялся, вытер нож о футболку девчонки. На дисплее открытого ноутбука какое-то молодежное музыкальное шоу. Огляделся. Она не появлялась, но и я не паниковал на этот раз. Дело не было завершено, я хотел получить больше времени, чем несколько часов. Несколько раз обошел дом, нашел клюшку для гольфа, такое популярное орудие убийства, что не смог побороть соблазн. Вернутся ли ее родители вместе? И кто раньше? Я стал ждать. Перевалило за пять часов вечера, когда у полъездной дорожки остановилсь иномарка-малолитражка. Так называемая женская модель. Женщина среднего возраста вытащила пакеты с продуктами и направилась к двери. Я дал ей спокойно зайти, а потом сделал свой ход.
   Не такая плохая вещь, эта клюшка. Я и в бейсбол-то играю не очень, но проблема всегда была в слишком сильном ударе. Звук непередаваемый. Словно бьешь не по голове, а по пиньяте. Пуф! И разлетаются кровавые конфетти с осколками кости и похожими на желе фрагментами мозга. Когда вернулся отец семейства, мне уже надоело играть в игры, и хотелось быстрее закончить дело. Я перерезал ему горло, но на сей раз не повторяя ошибок, а подойдя со спины. Вышло криво, он долго хрипел, сознание угасало в его глаза медленно и постепенно. Я уже потерял интерес и азарт к моменту его смерти и ждал результата.
   Она вошла в гостиную, где я так и сидел с ножом в руках, посмотрела на меня непривычно серьезно. А я ответил прямым и уверенным взглядом.
   - Ты надолго здесь?
   Она покачала головой неопределенно.
   - Тогда идем отсюда.
   Я убрал нож, подошел к Ней и взял за руку.
   - Уедем куда-нибудь.
   Не имея в виду побег далеко, я просто хотел продолжать движение и вместе с Ней. Стоять на месте опасно, я был уверен, скоро меня начнут искать.
   - В этот раз я не дам тебе исчезнуть. Мы вышли из дома, оставив внутри три трупа, впереди было как минимум полдня, которые мы проведем вместе. А в моей голове уже начинала зарождаться мысль о массовом убийстве, чтобы получить сразу неделю. Людей еще много в мире. Людей, чье время я краду, чтобы дать жизнь Ей. И считаю, это справедливый обмен.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Ехидна, "Жена проклятого некроманта"(Любовное фэнтези) P.Ino "Война с разумом"(Киберпанк) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) Д.Максим "Рисс – эльф крови"(ЛитРПГ) А.Нагорный "Наследник с земли. Становление псиона"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) А.Кристалл "Покорение небесного пламени"(Боевое фэнтези) М.Якушев "Сборник рассказов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"