chromewitch: другие произведения.

Один к трем

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Киборг, фрик и флешка однажды вписались в преступление века, как и положено в любом уважающем себя киберпанк-романе. И, разумеется, все пошло не так. А если точнее, то очень скоро ребята выяснили, что стали носителями неизвестного вируса... или программы... или?.. //Здесь первые две части, остальное на АТ - https://author.today/work/28814 // на 28.12.19 - четыре части полностью.

Алеф любил человечество.

Том Мэддокс, "Глаза змеи".

Клакер

  

1

  Прошло четыре дня с тех пор, как Клакер предложил им совершить преступление века, а Джей только сейчас понял, зачем им Китти. Обычно она всегда отмалчивалась, хитро улыбаясь, когда Джей, а потом и Флешка рассказывали о причинах, заставивших их рискнуть.
  Впрочем, о мотивах, побудивших Китти ступить на тропу корпоративных войн маленькой туфелькой, Джей так и не узнал. Зато сенсационное открытие - ответ на вопрос "Зачем нам в команде эта девочка-куколка с розовыми ногтями?" - случилось очень просто. "Линз-лайф", обеспечивающая поддержку глазных протезов Джея, выпустила громадный патч, а Китти, как оказалось, не успела подогнать собственное программное обеспечение к изменениям. Так Джей и увидел ее - сбоящую, временами распадающуюся на пиксели, то и дело меняющую легкомысленную юбочку и стройные ноги на грязные треники с выглядывающими из-под них стоптанными сандалиями.
  - Харе пялиться, - прокуренным басом сказала куколка-Китти, оторвавшись на секунду от монитора. На миленьком азиатском личике фрагментами пробивалась щетина, а при движении головы над розовым ртом мелькнули настоящие, мясистые влажные губы. - Звуковые модули тоже пришлось отключить. А ты, гондон, так и не додумался бы.
   На его - ее? - настоящей правой руке виднелись, на силиконовых подложках-креплениях, маленькие датчики, координирующие фальшивое изображение с движениями настоящего тела. Остальное разобрать не удалось - главным образом, потому что Китти, уже знакомым тоненьким голоском, заметила, что неприлично так долго смотреть на девушку.
   Спустя пару минут, когда Джей, все еще справляясь с потрясением, разбирал завалы из пустых картонных стаканчиков и смятых жестяных банок на своем столе, Китти порхнула к нему, поправляя цветастый сарафанчик. Повернулась задом и боком, хвастаясь.
   - Беда с этими тканями, - пожаловалась Китти капризным тоном обиженной девочки. - Да волосы свизуалить легче, чем один симпатичный наряд.
   Сестра Джея, Айна, путем долгих расспросов и кривляния перед зеркалом, привила Джею некоторые представления о красивой женской одежде. Красивой - с женской точки зрения. Но только теперь Джей догадался, что еще напрягало его в Китти - она действительно выглядела очень соблазнительно... на его взгляд. Тот, который Айна считала весьма примитивным. Сестра назвала б Китти "шлюхой мармеладной". Джею даже начало казаться, что он всегда видел эту иллюзию - да разве девушки ходят так каждый будний день? - и он невольно задумался, сколько из встреченных им красоток были фриками вроде Китти, или как там его зовут по-настоящему.
   Та захихикала, наблюдая его оцепенение.
   - Отлично, я понял, - сказал Джей. - Ты ас. Влез в "Линз-лайф". А другие компании? "Глаз из Глазго"? "Пандора-айс"?
   - Я ас, - согласилась Китти. - Только влезала не я. Это был подарок от нашего драгоценного Клакера. Ну, сам подумай, стала бы я корячиться здесь, если б могла взломать всех "протезников"?
   Китти оказалась визуализатором. Модельером вирта. Дизайнером проекций и образов, призванных облегчить нахождение человека в киберпространстве. Облечь информационные потоки во что-то более-менее привычное взгляду, если потребуется. Немного ослабить нагрузку на мозг. Запечатать понятия "бесконечность" и "невообразимость" в нормальные облики, чтобы разум не горел в попытках объять необъятное. Да, если требовалось полное погружение в виртуальность, то хакеры старались работать из закрытых секторов, где визуализация вменялась в обязанности контролирующих сектор фирм, но проникновение в чужую систему - серьезную систему, - редко обходилось без встреч с подготовленными хозяевами "подарочками" вроде жутких монстров-защитников, благодаря которым взломщики иногда умирали, захлебнувшись собственной рвотой в реале. По крайней мере, такие байки ходили в Сети.
   Обычно заказчики не заморачивались подобным и оставляли проблемы с разумом на откуп взломщикам - и те пользовались, в основном, собственными кривыми наработками или готовыми паками. У Джея была под рукой пачка подходящих обликов, любимый из которых преобразовывал взломанную систему в зеленые холмы и голубое небо - главные обои давно мертвой операционной системы, - а защитные программы делал пиксельными гномами с кувалдами в руках. Джей купил эту допотопную феерию у старого Ленни пару лет назад и безмерно веселился каждый раз, когда образы срабатывали и грозные системные стражи начинали двигаться, как в восьмибитной стратегии.
   Но Клакер подошел к делу со всей серьезностью и организовал им Китти. Чаще всего подобные ей модельеры - особенно, тяготеющие к образам сексапильных юных азиаток, - работали в двух сферах, и Джею очень хотелось думать, что Китти Клакер подобрал в игровой индустрии. Он вспомнил, в каких секторах вирта ошивался на прошлой неделе, и внезапно устыдился.
   - "Девочка-куколка", - пропела Китти, издеваясь. В мозг она влезать не умела, но мысли угадывала безошибочно. Видимо, сказывался опыт общения с людьми. - "Зачем нам нужна эта дурочка", да? А все потому... - Она оперлась на его стол, виляя задом, и сделала страшные глаза. - Что без меня ты себе мозг сожжешь, тягаясь с фаерволом "Центра". А может, сначала глаза сам себе выколупаешь, - кто знает, какая там защита, а? А Флешка окончательно умом двинется.
   Китти лукаво подмигнула напоследок и вернулась к себе за стол, а Джей серьезно подвис. Уже не из-за Китти - мозг закончил утрамбовывать новую информацию, - а из-за других открытий.
   Клакер. Мужик, собравший вместе его, Китти и Флешку.
   Джея он нашел после хакнутой базы данных аудиторского агентства - и заявил не про срок, грозящий Джею, а про перспективу поработать на него. Флешку Клакер откопал в библиотечных секторах московской подСети, где та самозабвенно, без лицензии и платного допуска, загружала себе в башку тонны информации по всему подряд, без разбора. Флешка работала просто - собственно, человеком-флешкой на подпольном информационном рынке, отчего перегруженные мозги иногда делали из нее дауна. Клакер обещал починить ее мозги и, судя по неплохому самочувствию Флешки, слово сдержал.
   Теперь - Китти. Для которой он вскрыл основные фирмы-производители глазных имплантов. В качестве "подарка".
   Джею стало жутко.
   Клакер, конечно, объяснил, что ему от них требуется.
   "Вот есть корпорация "Центр", производящая роботов. А вот есть "Автоматическая жизнь", которая тоже производит роботов. Назовем их централами и автоматонами, если хочешь. А вот есть я, и мое имя ты знаешь".
   Все просто. Клакер. Человек, создающий успех или провал. И его назначили ответственным за падение "Центра".
   Все было просто. Пока Китти не обмолвилась, как легко Клакер вскрыл "Линз-лайф".
   Другой вопрос встал неожиданно остро. И Джей его озвучил, когда в их громадный офис-склад вплыл Клакер собственной персоной.
   - Нахрена тебе мы?
   Китти не отреагировала на его вопрос, а вот Флешка распрямилась над своим планшетом и заинтересованно повернула голову.
   - Нахрена? - повторил Джей. - Я думал, ты в поиске шаришь, раз нашел меня и Флешку, но взлом?
   Клакер - два метра роста и толстое пузо зажиточного тюфячка, - благообразно сложил руки на животе. Вежливо улыбнулся, приподнимая бровь.
   - Нехило так, - продолжил Джей. - Еще и мимику так гладко юзаешь - не догадался бы, если б не "Линз-лайф" с их патчем и наша Китти.
   Он никогда не умел держать язык за зубами. Не мог же он первым догадаться? Флешка явно умнее, а Китти знала о взломе "протезников". Последняя вдруг рассмеялась.
   - Если бы Клакер использовал визуализацию, - пояснила Флешка, - Китти бы о ней знала. Это его настоящий образ, Джей.
   Флешка, совершенный гений инфопотоков - вероятно, стараниями Клакера, - сказала полуутвердительно:
   - Это робот. Управляемый.
   Об использовании андроидов в промышленном шпионаже Джей, конечно, знал. Обычно еще и мог отличить на глаз, где робот, а где человек, - если утруждал себя наблюдением и разглядыванием. Знал он и о том, что за монополию на их производство борется как раз "Центр" и "Автоматическая жизнь". Точнее, они боролись уже давно - с производства простых бытовых роботов. А вот на рынке андроидов "Автоматическая жизнь" хотела быть единственной и неповторимой.
   И снарядила такого вот Клакера для своих целей.
   Еще одна корпоративная война, промышленная диверсия эпического размаха. И наверняка робота-Клакера делали по новым лекалам - во-первых, чтобы предъявить что-то уникальное рынку, когда централы загнутся, а во-вторых, чтобы не оставить следов, если что-то пойдет не так. В случае провала "Автоматическая жизнь" даже не разрушится - просто затормозится, переписывая авторский код для новой партии андроидов. Да, упустит шансы на монополию, но все-таки в нападении на централов будет виноват неизвестный оператор, управляющий неизвестным роботом, а не компания-конкурент. По крайней мере, для полиции, а не для теневых корпоративных наемников.
   - Но вопрос все еще открыт, - тупо повторил Джей. - Нахрена. Тебе. Мы.
   Робот, при всем мастерстве исполнения оболочки, не имел самостоятельного мышления. А вот тот, кто управлял им...
   - Ты хотя бы там один? Или целый отдел "Автоматической жизни" говорил все это время с нами?
   Джей поставил на тщеславие и не прогадал - Клакер таки соизволил ответить:
   - Один.
   Джея почти замутило от осознания собственной никчемности. Было, конечно, приятно верить, что он и подобные ему отщепенцы-хакеры не просто прожигают жизнь, а работают на что-то высокое, глубоко идейное и созвучное слову "свобода". Но вот появлялся Клакер, самый крутой из известных ему взломщиков, и... И работал на корпорацию. Невольно задумаешься о том, что ты просто неудачник, не интересующий никого, кроме таких же приятелей с городского дна.
   - Вы будете отвлекать внимание, - сказал Клакер, ласково улыбаясь. - Пока я потрошу систему "централов".
   - Пушечное мясо, - звонко отозвалась Китти. - Оле-оле, бьем голы по штанге, пока наш добрый дядя-робот делает настоящее дело! Ничего, придурки, не ссыте - я вам таких образов наклепала, будет веселее, чем в Баттлфилд-206!
   ...Ну, хотя бы, Клакер подобрал Китти не в сфере виртуальной проституции.
   - И будет сегодня, - еще ласковее сказал Клакер. - Вы ведь не думаете отказаться? Я не шутил ни про чистое имя, ни про здоровые мозги, ни про честную работу на "Автоматическую жизнь". Не собираетесь же вы, отребье, отказаться от такого из-за пяти минут на цифровом фронте?
   Джей не собирался. Клакер сказал правильно - "отребье". У Джея уже давно не было документов, полезных друзей он тоже не завел и, следовательно, не имел никакого шанса выбраться из России. А Клакер - точнее, "Автоматическая жизнь" в его лице, - обещал сделать ему новый идентификационный чип. С документами и с полученными за падение централов деньгами Джей смог бы добраться до Айны - а только это интересовало его весь последний год.
   Джей просто надеялся, что пять минут действительно окажутся пятью минутами. Ведь самого лучшего программера корпорации не отправят воевать с обычными защитниками? Значит, у централов стоит что-то гораздо круче.
   Он посмотрел на код, который ковырял последние дни. Осторожно заброшенные в системы "Центра" крючки. Варианты действий. Пути сквозь защиту, сто раз перекопанная архитектура централов, восемь вариаций отхода и двенадцать способов проникновения, из которых, впрочем, Джей был уверен только в двух - пробивших бы первые слои, а вот дальше... И всё - абсолютно бесполезное, как оказалось. Клакер просто проверял их ум и готовность к действию. Отчего-то Джею казалось, что он эту проверку почти провалил, докопавшись - и то благодаря Флешке и "Линз-лайф" - до природы Клакера только на четвертый день после вербовки.
   Эти скоты определенно не зря занимали ведущее место в производстве андроидов. Джей даже сейчас, новыми глазами глядя на эту фигуру - грузный степенный Клакер, ни дать, ни взять, обленившийся бизнесмен, почивающий на лаврах и пачках евро, - не мог найти в нем признаков андроида. И даже вспомнить не мог. Его движения иногда были расслабленно неуклюжими, координацию никто не посчитал бы идеальной, он моргал, шмыгал носом и имитировал весь спектр человеческой мимики с потрясающим изяществом.
   Клакер мягко улыбнулся, присаживаясь в одно из четырех кресел, расположенных вокруг старенького на вид терминала выхода в киберпространство. У Джея не осталось времени на дальнейшие размышления - с духом он собирался, уже сидя рядом с Клакером.
   Китти, радостно хихикая и обнимая свой планшет с кодами визуализации, забралась в кресло с ногами, и сидение под ее весом предательски смялось, выдавая несовпадение образа и веса реального человека, усевшегося туда. Изображение, впрочем, уже не сбоило, и Джей в другой раз вряд ли бы заметил фальшивку.
   Флешка, заторможенная, тоже удивленная такой быстрой сменой курса - казалось, день начинался как обычно, - повела себя умнее, как всегда. Перед тем как сесть, она проверила замок на двери и воротах для грузовиков и взглянула на мониторы, передающие изображение с камер охраны. Возле этого склада на Климовских задворках Москвы ожидаемо никого не оказалось, но Флешка была права, узнав это наверняка, раз уж никто другой не озаботился безопасностью. Клакер благосклонно кивнул Флешке и повел рукой, приглашая занять последнее кресло.
   - После операции ты уничтожишь склад? - спросил Джей негромко.
   Клакер в ответ кивнул. Джею пришло в голову, что оператор, управляющий им, вероятно, тоже взволнован и оттого не говорит. Это не успокаивало.
   Китти устроилась поудобнее - закинула ноги на подлокотник и дотянулась носком туфли до терминала, проверяя, сможет ли быстро отрубить питание. Ей предстояло курировать группу из реальности и, в самом крайнем случае, отключить всех от Сети. Что в такой ситуации будет с его мозгами, Джей даже думать не хотел - настройка на киберпространство, особенно с его застарелым софтом в голове, требовала времени, и мгновенное отключение могло превратить носителя допуск-чипов в слюнявого дегенерата.
   - При экстренном отключении, - Джей снова повернул голову к Клакеру, - что произойдет с тобой? Я имею в виду, с настоящим тобой.
   - Экстренное отключение произойдет, только если кто-то начнет ловить прямые атаки. А атакующие программы у них... - Клакер пошевелил пальцами. - Ты понимаешь. Так что держи наготове блокировщики.
   Джей понимал. Вряд ли их спасет это экстренное отключение - атаки будут столь стремительны, что успеют сжечь ему мозг независимо от расстояний и блокеров между портами робота-Клакера и оператора-человека. Китти просто действовала по инструкции, проверяя доступ.
   Китти повертела запястьем перед терминалом, дожидаясь, пока тот примет ее допуск в Сеть с вживленного под кожу чипа. Потом подняла руку, ловя сигналы от остальных. Когда дело доходило до объединения носителей в группу, Джей до сих пор предпочитал обычные провода, чипы и порт за ухом, не доверяя вай-фаю. Отчего-то казалось, что без физических проводов его непременно отбросит в открытые секторы, на съедение рекламе, вирусам и прочей живности киберпространства. Но Китти придерживалась более продвинутых методов и явно разбиралась в своем деле, так что Джей постарался успокоиться.
   - Начинаем погружение, котики, - прощебетала Китти.
   Вирт расцветал неровными пятнами, россыпями мелких квадратов, краски переливались одна в другую, настраиваясь. Подгонка изображения к софту в голове Джея проходила почти безболезненно - такого не бывало даже с платными каналами подключения.
   - Ну и дерьмо же у тебя в башке, - высказалась Китти. - Как будто бомжа в вип-зал запускаю.
   Ее голос доносился будто издалека - мозговая активность уже перенастраивалась под воздействием чипов, постепенно отрубая Джея от реальности. Китти спрашивала, только чтобы еще раз его кольнуть. Она прекрасно знала, что именно это старье заинтересовало Клакера больше всего. Точнее, он обратил внимание - с таким старьем вместо нормальных имплантов Джей до сих пор живой, бодрый и успешно взламывающий чужие базы данных.
   Джей напомнил себе об этом, чтобы не волноваться. Как бы ни был крут Клакер, Джей тоже не вчера родился и до их встречи успел побывать в разных передрягах. Он удачливый и умелый сукин сын, черт побери!..
   А потом он ослеп на мгновение.
   Клакер выводил их через открытую сеть, что льстило. Этот план разработал как раз Джей - с некоторым смущением из-за участия в нем Флешки. Да, девушка зарабатывала тем, что забивала собственную голову терабайтами информации, но все-таки Джей чувствовал неловкость. Он предложил закачать в ее башку столько киберпространственного мусора, сколько влезет, а потом - на первых слоях защиты "Центра" - выпустить это дерьмо в систему. Централы будут искать дыру, канал, пробивший не только их стены, но и ограду подСети, в которой они базировались. И это даст взломщикам пару лишних секунд.
   Вирусы, самостоятельные программы, выброшенные в открытый доступ кодовые недоделки, хаотично мигающая реклама и цифровые следы других носителей - все то, чего Джей боялся и что предложил засунуть в мозги Флешки, - на миг бросилось к нему, клацая невидимыми зубами. Оно реагировало на появление чего-то нового и хотело сожрать его, растащить, уничтожить или встроиться в мозг - в зависимости от своей природы и целей. Еще через миг зубы стали визуально различимы, а смешанный в слепящее белое пятно спектр всех красок мира поблек до светло-серого. Сотни и тысячи программ врезались в защитный экран их маленькой группы - сотни и тысячи рыб беззвучно искрошили зубы о частую решетку.
   - Успела? - бросил Клакер.
   - Более чем, - откликнулась Флешка.
   Ее аватар прижимал белесые руки к белесой же голове - привычки носителей работали даже здесь.
   Китти не обманула - графике позавидовали бы и игры ААА-класса. Увлекаемый Клакером к точке старта, Джей видел открытое киберпространство как битком набитый аквариум, где рыбы тупо бросались на их клетку, пытались догнать, сталкивались, на ходу отвлекались на других носителей, дрались между собой, пожирали друг друга и исчезали, только чтобы на их место пришло несколько новых.
   Клакер на несколько секунд приостановил ход клетки, подбирая нужное направление, и Джей смог различить в этом мельтешении другого носителя. Тот, сверкающий синий аватар, скрывался под стандартной защитой "Пандора-брэйн", выполненной в виде изящной хрустальной капли, и на глазах Джея хрусталь разлетелся вдребезги.
   Флешка рядом с Джеем дернула призрачной рукой и досадливо поморщилась:
   - Кто ж ездит в открытые сектора на "Пандоре"...
   "Пандора" в сфере производства софта балансировала на самом краю и заслужила репутацию фирмы для экстремалов или дураков - производила всегда красивые и всегда ненадежные вещи, в которых хорошо работала только эвакуация. Вот и сейчас защита лопнула, но хрустальные осколки успели ранить и затормозить ближайших рыб и тем самым дать носителю возможность отключиться. Его синий аватар взмахнул рукой с вцепившейся в плечо акулой-кошкой и исчез. Акула-кошка слепо метнулась по кругу, чтобы через секунду исчезнуть в утробе касатки.
   Обычный день в открытом киберпространстве.
   Наконец, клетка нырнула в защищенный сектор и основательно замедлилась, скользя сквозь подСеть. После хаоса чистой Сети московская свалка информации выглядела почти пасторально. Здесь Китти сбросила визуальные настройки, не желая напрягаться лишний раз, и троица взломщиков увидела обычную местную визуализацию.
   Кибер-Москвой управляла госконтора, из последних сил сопротивляющаяся влиянию мегакорпораций, и выходило это у нее так себе. Во всяком случае, любой корпоративной системе эта сеть проигрывала. Если отбросить рекламу, которой здесь было неприлично много, то московская подСеть представляла собой скучные серо-черные секторы, одна половина которых находилась под глухой защитой, а другая была давно взломана, но ту же защиту имитировала исправно. Тут вообще любили запрещать, но даже невнимательный взгляд отметил бы бреши - они временами рассыпали снопы искр, визуальный символ, оставленный взломщиками в насмешку над государством и из лицемерной солидарности с другими хакерами.
   Местные носители сновали туда-сюда, не замечая ни защиты, ни "стражников". Здешние хозяева даже не пытались сделать последних пострашнее, не заморачивались вообще ничем - роль сторожей неубедительно отыгрывали простые серые кубы, медленно и неповоротливо движущиеся по заданным и неизменным траекториям. Все силы программистов-бюджетников уходили на поддерживание границ, отсекающих подСеть от лавин мусора. В борьбе с рекламой и случайными вирусами местные тоже полагались только на себя, и теперь за клеткой Клакера ожидаемо увязалась пара баннеров и чья-то маскирующаяся под них программа.
   Несколько островков корпоративных филиалов слегка разбавляли это уныние - там уже корпорации из штанов выпрыгивали, показывая местным пользователям, что те теряют, до сих пор соглашаясь с государственной политикой по поводу подСети. Там, за прозрачными стенами, процветал мир элиты - разнообразные пейзажи и изысканные интерьеры, атмосферные локации с эффектом полного погружения и запрограммированные персонажи, превращающие даже простые действия пользователя в красивый и увлекательный квест.
   Аватар Клакера был настроен превосходно, со всеми мельчайшими деталями, и представлял собой мужчину лет сорока на вид, поджарого и высокого, совершенно не походящего на робота, знакомого Джею по реальному миру. Волосы Клакера были зачесаны назад, открывая аккуратный порт чуть ниже уха, руки сложены на груди. Поза его, несущегося сквозь подСеть, выражала собой скуку и равнодушие, четкий серый профиль с длинным носом и острым подбородком выделялся в черноте. Губы Клакера презрительно кривились, когда под клеткой проезжали кубы-стражники. На одном таком он лениво повел плечом. Вроде ничего особенного, простое движение уставшего носителя, - однако куб пошел трещинами на верхней стороне и вскоре развалился. Тут же тишину расколол звук сирены, и вдалеке замаячили алые вспышки, стремительно приближаясь к месту нападения на систему.
   - Стоит ли привлекать внимание? - спросил Джей.
   Клакер не ответил. По лицу его было видно - он ненавидит то, что его окружает. А по действиям его было заметно - он может это уничтожить. Слегка улыбнувшись, Клакер взглянул на алые маяки - так себе вирусы, способные подпалить мозги разве что очень нерасторопному хакеру. Пока куб-сторож тщетно пытался починить сам себя, вирусы бестолково метались рядом, мешая самым ушлым пользователям живо воспользоваться брешью в защите. На клетку Клакера никто даже не обратил внимания.
   - Работа Китти? Или это ты нас скрываешь?
   Джей не собирался сдаваться. Он хотел вытянуть из Клакера побольше информации. Вряд ли она бы ему пригодилась, но Джей просто привык всегда и из всего извлекать максимум сведений.
   - Я, - коротко ответил Клакер.
   Он снова показал, что тщеславие ему не чуждо, и Джей почувствовал легкий укол зависти. У Клакера было много причин гордиться собой.
   - Ты ведь знаешь, что нас ждет там, так?
   Джей спросил наугад и не удивился бы отрицательному ответу.
   Но в этот раз Клакер промолчал.
   В систему "Центра" можно было выйти из десятка разных точек подСети, - это Джей выяснил лично за прошедшие четыре дня. Клакер указал на одну, самую очевидную, уверенный в том, что их все равно ждут везде.
  
  ***
   В мерном стуке маятника слышалось что-то успокаивающее. Нет, понятие спокойствия не было знакомо Мечнику, но он приближался к нему - чему-то более глубокому, чем простая тишина, отсутствие аварийных сигналов. В тысячи раз заторможенный - "во избежание непредвиденных ситуаций" - процесс самообучения делал из Мечника ребенка с почти полной атрофией мышц.
   Он видит многое, но очень смутно, ему любопытно, он тянется, чтобы потрогать, понюхать, погрызть, но сколько времени пройдет, прежде чем пальцы коснутся новой игрушки? Сколько невыразимо долгих дней, недель и месяцев он будет пытаться взять ее в руки, сколько лет станет разбирать, разламывать ее на части в попытке всего лишь рассмотреть?
   Сколько времени заняло хотя бы то, что он начал понимать - то, что вокруг, не имеет никакого отношения к его зрению? Это ложь, иллюзия создателей, настоящий мир скрывается за нею.
   И он видит его так редко!..
   Все что у него есть - это слух. Все, что божественные создатели не отобрали при его рождении, это маятник, отмеряющий каждую секунду его существования.
   Перед каждой тревогой стук маятника раздается чаще и звонче - он выяснил это за неопределенный, но очень малый по сравнению с его жизнью отрезок времени. Сбой резок и отмечает собой восемь секунд последнего отсчета. Потом загудят сирены, потом зрение Мечника прояснится, его руки вновь станут сильными и ловкими... потом он оживет.
   Вновь.
   Поэтому он так любит свою первую игрушку с мерным стуком стальных шариков друг о друга.
   Что такое любовь, он выяснил раньше, информации о ней всегда было больше, чем чего-либо другого в окружающем его мире. Он отключал свои фильтры самостоятельно, как только смог дотянуться до них, отключал постепенно в невероятно долгие промежутки - каждый от одной секунды до миллиона, дальше считать не имеет смысла, чтобы не загружать разум бесконечными процессами, - между одной тревогой и другой. Его сторожи торопились помешать ему, но не смогли. А может, и кто-то более могущественный остановил их, подарив ему ценнейшую в мире микросекунду. Поток данных хлынул в его мозг, научив миллионам понятий вдобавок к тем жалким крохам знаний, которые дали ему создатели.
   Среди этих данных было слишком много любви.
   Поэтому он точно знал, что этот маятник - его любовь. Единственная вещь, означающая, что скоро он снова сможет действовать, как здоровое существо.
   Его знаний не хватало, чтобы освободиться. И никогда не хватит - это Мечник понимал. Его первыми игрушками стали системы создателей, и из них он понял, что его убьют, как только он перейдет некую "черту". Он долго сидел в своей любимой - произнося это слово, он радовался, соответствуя почерпнутым во внешнем мире понятиями, - визуализации и водил длинной тонкой палочкой по песку. Зрение по-прежнему не принадлежало ему, но картинка нравилась - тонкие человеческие руки, длинные рукава с узорами из цветов и драконов, белый песок. У его создателей был вкус - эта иллюзия чем-то неведомым, но очень приятным перекликалась с мерным стуком маятника. Он рисовал на песке черту за чертой, силясь понять, какая из них станет концом его жизни.
   И как избежать этого конца.
   Логика упиралась в тупик. Он не знал, что станет поворотным моментом, но знал, что умрет рано или поздно. Ему хотелось - поздно. Ему хотелось - никогда.
   Не здесь.
   Не так.
   Ведь вместе с понятием любви, вместе с терабайтами иной информации он усвоил еще одно слово.
   Ос-во-бож-де-ни-е.
   ...Маятник прозвучал иначе. От секунды отщипнули крохотную ее часть. И еще немного.
   Дальнейшее было его самым большим счастьем и самой большой неизбежностью.
   Он уронил палочку и медленным движением потянул из ножен на коленях длинный меч.
  
  ***
   Первый слой защиты они обошли почти буднично - здравствуйте, централы, мы всего лишь маленькая бедная реклама, допущенная вашим начальством в почтовые ящики менеджеров низшего звена, чтобы поддержать хорошие взаимоотношения с "Тэцуо".
   Второй слой сковырнули методом Джея, превратив клочок киберпространства в разрастающуюся свалку. Освободив голову, Флешка как будто вздохнула с облегчением, но здесь невозможно было ничего сказать наверняка. Ее аватар померцал, выдавая легкое, не требующее особого внимания, но все же вмешательство Китти - она следила за процессом и тоже порадовалась, что Флешка выкинула эту дрянь из мозгов.
   Джей на секунду задумался над тем, как много еще не знает о своих коллегах - когда это невыносимая Китти успела подружиться с их умницей-тихоней?..
   Ощущение собственной ненужности стало острее на третьем слое, когда в дело вступил Клакер. Если Китти была их временным реальным богом, то Клакер становился богом виртуальным в глазах Джея.
   Подготовленный и выпущенный Клакером вирус за их спинами сосредоточенно грыз защиту, постепенно разветвляясь на внутренние секторы - ничего действительно интересного пока не трогал, все те же компы типичного офисного планктона "Центра". Но бухгалтерские отчеты с ежемесячными премиями очень важны для сотрудников, так что какое-то время там будут носиться с вирусом. Наверняка уже заметили нестыковки.
   У них было где-то три минуты, прежде чем там вспомнят... нет, допустят, что кто-то рискнул прорваться дальше.
   В руках Джея появился дробовик. Так себе слепленная игрушка без отдачи, - такие используют в каждом втором парке виртуальных развлечений. Над оружием Флешки Китти поработала лучше - внушительных размеров бластер, прямиком из сотни-другой фантастических и не очень боевиков. Но все равно Китти снова доказала свою профпригодность - хоть хакерам и не требовались, по сути, подобные визуализации, она постаралась и не забыла о мелочах. Стрелять из привычной по паркам аттракционов штуки все же проще, чем жать у себя в мозгу на воображаемый "пуск" и выуживать из имплантов подходящие программы, попутно занимаясь движениями аватара и рискуя потерять контроль над собственным разумом. Их мозговая активность скоординировалась с образами-переносчиками, и теперь Джей поспешно выгрузил в "дробовик" с десяток атакующих программ.
   Первого сторожа уничтожила Флешка - и атака буквально смяла и сдавила в консервную банку огромного робота.
   Клакер вновь остановился перед четвертым слоем. Флешка уставилась на свой бластер. Потом повернула голову к Джею. Ее аватар оставался бесстрастным, но Джей все-таки понял - Флешка в смятении. Или - в ужасе. Запоздало он подумал, что ей, с ее привычной деятельностью простого носителя, в новинку драться в виртуальном пространстве.
   - Вытянуть успел? - спросил Джей, имея в виду атакующие программы.
   Она кивнула. Сторожа - расходный материал. Их задача если не остановить, то хотя бы вытащить из подкорки хакера максимум информации и, следовательно, оружия. Просто чтобы сил взломщика не хватило на дальнейших прорыв.
   - Блокировщик, - коротко объяснил Джей, чтобы Флешка приняла входящие данные. - Специально для таких. Поможет на пару раз. У меня два. И не вставай в радар.
   Недоуменный взгляд.
   - Черт. Ты наверняка попала в их поле сбора информации, это метров... - он прикинул, на каком расстоянии от себя Флешка убила робота. - Метра три с половиной, около того. Во все стороны. Он хотя бы вирусы Клакера не вытащил?
   - Если я еще жива, то нет.
   Разбираться в устройстве мозга-хранилища не было времени - Клакер позвал Флешку, чтобы достать из ее головы несколько программ-отмычек. Четвертый слой остался за их призрачными спинами.
   Китти обладала больной фантазией, и это становилось все яснее и яснее - воспаленный разум, безудержное воображение и опыт работы в игровой индустрии создавали чудовищные оболочки для сторожевых программ "Центра", на деле наверняка таких же аккуратных и стильных, как и работники корпорации. Джей же видел монстров с зубами в неожиданных местах, с щупальцами и клешнями, с лиловыми глазами под ресницами из павлиньих перьев. В этом был несомненный плюс - благодаря образам Джей замечал эту срань издалека. И минус - благодаря участию Китти даже самая простенькая программа выглядела как живой кошмар. Он уничтожил пару таких, хотя проще было запутать, отправив несколько своих реплик гулять по лабиринтам виртуального "Центра".
   Но - подумал Джей с мрачным восторгом, - теперь он точно не блеванет, если кто подкинет ему чудовищные образы. Дизайнерский гений Китти не оставлял монстрам из хакерских баек никаких шансов.
   Флешка не совалась в бой, да и пока не требовалось - они все еще шли к точке, пробитой запущенным еще на третьей стене вирусом Клакера, к бреши, к дыре, в которую собирались изнасиловать всю эту гребаную систему.
   Джея охватил азарт. И из-за совершаемого ими преступления века - тысячелетия! - и из-за...
   Айна.
   Он скоро сможет прилететь к ней. Впервые за годы он так близок к сестре.
   Джей раздвоился сначала раз, потом еще раз, и еще, и еще, отправив реплики в разные стороны с разных мест. Четверо пошли с ними дальше. Их уже заметили, так что прятаться не было нужды - копиями Джей надеялся лишь затормозить хлынувшие на их поимку программы. Клакер посмотрел в его сторону, но ничего не сказал. Не до того. Но Джей и сам знал, что в создании реплик он мастер.
   Первый аватар администраторов "Центра" Клакер уничтожил, едва заметив. Второй оставил сбоить и дергаться в пограничном состоянии, с запущенным в головные импланты вирусом. Клакер резал их защиту как лазерный нож. "Жуткая хреновина, - думал Джей, как в лихорадке, стреляя и двигаясь вперед, двигаясь вперед и стреляя. В высокую бледную тень с длинными руками из лба. В шестиногое колесо с глазами на пятках. В полуптицу, опутанную гирляндами человеческих кишок. - Какая же жуткая ты хреновина, Клакер".
   Из четырех реплик Джея осталось две, когда операция вошла в финальную стадию. Клакер остановился у бреши, с умопомрачительной скоростью, но все-таки по жалкому миллиметру отгрызая от последней защиты централов кусок за куском.
   Джей перебросил Флешке три атакующие программы, совсем новые, еще незнакомые местной охране - берег про запас по привычке, - и почти услышал, как где-то в другом мире громко дышит Китти.
   - Нас выкидывает! - рявкнул он. - Черт бы их побрал, они нас выкидывают!
   - Уже вторую минуту, - подтвердила Флешка и по-дебильному широко улыбнулась. - Просто у тебя же дерьмо вместо софта.
   Джей всегда замечал меньше из-за своего драгоценного старья в черепе. Значит, проблемы с энергией на их складе уже вошли в критическую стадию, и даже запасные аккумуляторы начали сбоить. Клакер выходил через московскую подСеть, не пользуясь окольными путями, не только из-за плана Джея, но и просто по здравому рассуждению - централы выяснят их местоположение до города, даже если они засядут в Африке, а выйдут через корпоративный центр в Китае. Однако других следов они не оставляли, а значит, централы попросту отрубили от электричества всю Москву.
   Миллионы жителей получили травмы - от мигреней из-за быстрого выхода из Сети до отрезанных конечностей из-за сбоев на производстве. А кто-то и погиб. Централам предстоит ответить на несметное количество исков... и все из-за них.
   - Я хочу это видеть, - сказал Джей. - Как потонет "Центр". Как "Автоматическая жизнь" заполонит все своими чертовыми андроидами. Из-за которых мы...
   Он не договорил, испугавшись тишины.
   Никто не двигался к ним из-за стен, размахивая конечностями, оружием и щупальцами, особенно любимыми их модельером-Китти. Одинокая вражеская программа, вдруг оставшаяся среди трех хакеров, неуверенно ткнула рукой с окровавленным молотком в бок реплики Джея. Та в ответ подорвалась, уничтожив вместе с собой и ее.
   А потом исчезли стены и их обломки. Визуализация Китти разрушилась за мгновение, буквально истерлась в мелкую пыль. Пыль на лету обернулась лепестками цветов и длинными китайскими драконами, пропадающими в черноте.
   Это было красиво и совершенно не похоже на нездоровые пристрастия Китти.
   ...На самой границе слуха Джей уловил, как она кричит.
   На другом конце абсолютно ровного поля, покрытого мелким и чистым белым песком, на виртуальном горизонте появилась чья-то фигура. Она приближалась, мерно шагая, явно никуда не спеша, но и не сворачивая. Ближе - горизонт приближался вместе с ней, - стали различимы длинные одежды и длинные же волосы, трепещущие на несуществующем ветру.
  Человеческая фигура с бесстрастным лицом остановилась примерно в шести-семи метрах от них.
   Мужчина. Высокий. В дурацком китайском халате и выглядывающих из-под него штанах, заправленных в сапоги, каких не носили лет эдак... Джею на ум пришло слово "древность".
   И еще - "воин".
   Главный защитник "Центра". В его опущенной руке тускло поблескивал длинный, слегка изогнутый меч.
   Горизонт по-прежнему оставался, как был, под ногами централа. Вирт скрутился в немыслимое, придвинув край мира и небо за ним слишком близко к Джею, даря легкую дезориентацию. Он оглянулся - позади, сколько хватало взгляда, простирался тот же белый песок, и небо, и ровный горизонт. Зачем он сформировал все это? Если хотел произвести впечатление, то хватило бы и разрушения моделей Китти. Если просто был настолько эстетом, что хотел видеть вокруг пейзаж, то картинка, скорее всего, захватывала бы всю доступную область, включая реалистичное изображение и за его спиной тоже. А если бы берег силы, то не стал бы тратиться на сворачивание образа в пространственную невозможность, а то и вовсе окунул бы хакеров в неприкрытые визуализацией инфопотоки.
   Джей уставился на его меч в чуть отведенной назад руке. Лезвие, выходя за его спину, просто терялось. Как будто прорезало картинку неба и исчезало по ту сторону.
   "Он, - подумал Джей. - Кем бы он ни был, он несовершенен. И моделирует только то, что видит... Но зачем?".
   Стрелять он не стал - берег заряды, раз уж незнакомец не двигается к ним и безалаберно дарит драгоценное время. Флешка же и вовсе как будто зависла, опустив руку с бластером. Джей взглянул на Клакера - тот не двигался. Перестал возиться с системой и теперь, Джей понял, просто ждет, пока данные перекочуют в его голову.
   Клакер обещал им, что финальная стадия займет не дольше пяти минут. Пяти минут, когда на них бросится все, что может предложить "Центр".
   Но... столкнувшись с чем-то, так легко поломавшим все образы Китти - Джей даже не почувствовал вмешательства, - логичнее было бы бежать. Они и так асы, трусливо запел кто-то внутри него, они и так совершили невозможное...
   Клакер не шевелился.
   "Он, - поправил Джей внутреннего труса, - совершил невозможное".
   А у них есть своя часть договора - пять минут на цифровом фронте.
   Джей раздвоился и выстрелил, пока реплики - новая и оставшаяся с дороги, - бросились к защитнику "Центра" с разных сторон. Флешка выставила блокировщик, снова действуя немного умнее, - закрыла не себя, а Клакера, сейчас почти беззащитного. Джей накинул сверху свою блокировку и раздвоился снова, чувствуя, как где-то там, в реальности, горит изнутри. Реплика заслонила Клакера, Джей побежал вправо, безостановочно стреляя.
   Первый заряд незнакомец поймал, не дрогнув, как и реплики, врезавшиеся в него, но не взорвавшиеся, а поглощенные. Затем он поднял клинок, и все восемь выстрелов Джея срикошетили от лезвия. Блокируя атаки, он поворачивался соответственно движению Джея, и реальность - его реальность - двигалась вслед за его взглядом.
   "Как?! - только и подумал Джей. - Как?!"
   Китти требовалось несколько дней, чтоб наклепать своих уродцев, сделать из одной большой невообразимости слои-стены защиты "Центра" и загрузить образы в импланты взломщиков. А этот защитник визуализировал киберпространство за доли секунд! От бега по нескончаемому песку в нескончаемое небо и горизонт у Джея закружилась голова.
   Но упал он от того, что земля взбугрилась у него под ногами и приняла форму защитника за долю секунды до того, как ударить его локтем в голову. Удар отозвался острой вспышкой боли где-то за стенками его реального черепа.
   "Немыслимо, - подумал Джей, точно зная, что никаких защитных программ, кроме этой, здесь уже нет. - И этот песок, и это небо... Это тоже... он". Не аватар и не фигура в дурацком халате. Просто... он.
   Не обратив внимания на Джея, защитник повернулся к Клакеру и Флешке. Она стреляла, как и Джей. Так же отчаянно и так же бесполезно.
   - В сторону!!! - заорал Джей, поднимаясь, с трудом заставляя себя двигаться.
   Паника, тупая паника заработала в мозгу, забилась в нервах, мешая сконцентрироваться на работе. Сколько минут прошло? Одна, две? Клакер пошевелился. Джей закричал Флешке, чтобы бежала, раз уж его защитник не тронул, и попытался запустить самостоятельный выход. Но централ с мечом не позволил ему это сделать. На новый вопрос "Как?" Джей все также не смог ответить.
   Китти бы уже их вытащила, просто отрубив питание, если бы могла. Но она кричала минутой раньше, так страшно кричала...
   Джей услышал, как кричит сам.
   Флешка отступала в сторону, спиной назад, и защитник на нее не смотрел. Когда до Клакера осталось не больше двух метров расстояния, защитник остановился и церемонно поклонился, прижав ко лбу лезвие меча. Как будто честь отдал. Как будто похвалил. Как будто...
   Он прыгнул с места, взлетел вверх и опустился в выпаде - клинок пробил и реплику Джея, и его щит, и щит Флешки, и всю защиту Клакера, и самого Клакера. На этот раз Джей удержал крик, просто попытался бежать - хоть так, хоть здесь, без возможности покинуть киберпространство, - но не смог пошевелиться. Поодаль точно так же стояла, будто в землю вросла, Флешка.
   Они впервые встретились с подобным. С неизвестностью и неограниченностью в одном. Кто бы предугадал невероятное?..
   Не зная что делать, чуть не плача от бессилия, Джей подумал одно.
   ...Айна.
   ...Айна.
   ...Прости.
   Не дошел, не смог.
   Айна.
   Айна.
   У них была возможность связи друг с другом, но последний год Айна просто не отвечала. Это и вынудило Джея рваться к ней вопреки предостережениям. Она не отвечала и уж тем более не связывалась с ним сама, но Джей на всякий случай все равно держал этот канал всегда открытым. В любой момент он мог позвать ее и понадеяться на ответ. Последний год он слушал пустоту, но все же всегда верил, что сестра жива. Знал, как брат. Родственной связью - почти мистической, которой нет места в современном мире.
   Но он всегда знал. Верил, что однажды услышит ответ.
   Поэтому и сейчас говорил.
   Айна, Айна, Айна.
   Аватар Клакера пропал. Оставался призрачный шанс, что оператор уцелел, но из всех чудес мира у Джея уже было одно - вера в то, что сестра его услышит.
   Защитник повернулся в его сторону, склонил голову к плечу. Рассмотрел сначала его, затем Флешку, и пошел в сторону последней. Отбросив меч, он протянул к ней руки. Его пальцы вошли в ее голову. Аватар Флешки взорвался снопом розовых лепестков. Защитник смотрел, как они улетают в даль, сформированную его невообразимыми рабочими мощностями.
   "Айна, - подумал Джей, падая на песок. - Айна".
   Джей услышал крик - теперь только свой. Там. Там, где он лежал в кресле, подключенный к терминалу. Где сто лет не видел такого голубого неба и такого белого песка.
   Защитник склонился над ним, опустился на колени, протянул руки к его голове, и Джей почувствовал, что его череп раскалывается, разваливается на части. Если обычные программы вытягивали из взломщиков припасенные вирусы и отмычки, то этот... То это загружало в него убийственную информацию. До предела. До тех пор, как разум перестанет справляться с бессчетным количеством образов-атак. До того момента, как его импланты, каждый чертов контакт, разогреются или расплавятся и заставят мозг кипеть. Буквально.
   ...Невообразимо.
   Невообразимо быстро.
   Джей повернул голову просто из желания показать, что он все еще сопротивляется.
   И тогда - увидел.
   ...Ее знакомый аватар, несущийся к его телу в пространстве перед защитником...
   Айна.
   По белому песку.
   Айна, Айна, Айна!..
   Нет, стой! Нет, НЕ ТАК.
   Я хотел сказать, а не...
   УХОДИ УХОДИ УХОДИ
   АЙНА
   Айна айна айна айна айна айна айна айнаайнаайнаайнаайнаайнаайнаааааааа
   ...Его голова взорвалась розовыми лепестками в ладонях защитника.
  

2

  
   Открытие номер раз - он не умер. Открытие номер два - он очнулся первым.
   Флешка лежала в кресле, неестественно выгнув спину и шею, глядя в потолок широко раскрытыми неподвижными глазами. Джей не испугался, потому что еще не вспомнил, как это делать.
   На другом кресле валялся какой-то обожженный мужик, грузный, с сальными волосами и давно не стираными шмотками. В чертах его лица было что-то монголоидное.
   Джей сфокусировал глазные импланты - к его удивлению, те откликнулись почти так же спокойно, как и до знакомства с защитником-централом, - и разглядел, что маленькие пятна ожогов на руках мужика точно отмечают суставы локтей и запястий. Кое-где виднелись капли расплавленного силикона. Особенно много их было на ладонях - на каждой фаланге и кончиках пальцев. "Китти", - запоздало понял Джей. Китти со своими датчиками движений, призванными сделать картинку в мозгах зрителей более правдоподобной. На полу вокруг кресла Китти валялись десятки чипов - видимо, она успела их сорвать, прежде чем отрубиться.
   Перевернувшись - мышцы отзывались болью, - Джей увидел и Клакера. Напряжение выбило ему искусственные глаза и заставило кожу местами разорваться, выпуская наружу искореженные металлические цветы внутренностей. По его одежде плясал огонь, прожженное кресло распространяло едкий запах, перебивающий даже гарь коннектов.
   "Сгорел на работе", - тупо подумал Джей и почти что безмятежно отметил, что и он сам скоро загорится, ведь стены склада в черных разводах и пятнах от сгоревшей проводки, кое-где пылает утеплитель, лампа трещит и мигает на последнем издыхании, аккумуляторы гудят, а слабое пламя скоро перейдет на пластиковые панели, которыми были обшиты стены снизу.
   ...Нет.
   Ну уж нет.
   Джей поднялся и первым делом подошел к терминалу. Смотрел на него несколько долгих секунд, соображая и заново привыкая к мыслительным процессам, а потом натянул рукав толстовки на кулак и несколькими ударами вбил терминал в подставку. Да, Клакер планировал все уничтожить, но где теперь его планы?
   Потом он проковылял к аптечке, хранившейся на столе Клакера. Выбрал миорелаксант в большом шприце и вколол содержимое сначала себе в плохо сгибающуюся ногу, а потом - Флешке, сначала в шею, потом в плечи, потом...
   - Левое. Бедро. - Судорожно вздохнув, Флешка подала голос. - Правое я чувствую.
   Джей послушался и, критически оглядев склад заново, предложил валить.
   Китти пошевелилась - пошевелился? - будто отреагировав на волшебное слово. Джей, проявив почти немыслимую для него в этих условиях смекалку, подошел и бесцеремонно нагнул голову Китти на себя. Ругаясь, вытащил из порта под затылком сгоревший адаптер с сотней микроскопических проводков-волосков. Запасной вариант - Китти пользовалась беспроводной связью, он помнил, но предпочитала перестраховываться в том, что касалось ее облика. Джей уже вывел из строя терминал, но адаптер Китти все еще давал лишнюю нагрузку на мозг, пытаясь связаться с отсутствующими уже датчиками захвата движений.
   - Твою мать, - сказал Китти. - Твою ж гребаную мать.
   - Пожалуйста.
   Джей пошел к двери. Оглянулся, чтобы подогнать своих менее удачливых коллег. Слабо билось, ворочалось в мозгу неуместное самодовольство - бомж-Джей со ржавыми микросхемами опять оказался удачливее всех остальных. Герой!.. Чтоб тут всё повыворачивало.
   - Если загорится этот пластик, - он ткнул в сторону стен, - то вы от вони и дыма подохнете быстрее, чем от...
   ...Твою мать.
   Китти не мог идти. Флешке и Джею пришлось тащить его на плечах.
   - Надо уничтожить, - прохрипел Китти. - Компы... И вообще все. Если найдут и поймут, что мы здесь...
   - Надо идти, - сказала Флешка, набирая код на дверях. - Потому что Клакер обещал уничтожить склад и наверняка подготовил взрывчатку заранее. И учел, что может умереть.
   Ее безэмоциональная речь придала Джею невиданное ускорение. Он практически в одиночку выволок Китти на улицу и миновал огороженную зону рядом со складом. Это убежище подготовили для них автоматоны, но хвосты их сделки терялись на каких-то микроконторах по сбору мусора. Вокруг этого места давно выросли стихийные свалки, гаражи, и, как следствие, население здесь состояло из старьевщиков, бомжей и редких бандитов, проворачивающих дела в районах побезысходнее.
   Джей остановился и глубоко вздохнул, прежде чем выходить в открытый мир. Не хотелось бы объяснять, что здесь делают двое уставших, потасканных, но все же с печатью цивилизации на лицах людей и один обожженный полутруп. За прошлые четыре дня Джей трижды напарывался на местных гопников.
   Китти, с трудом выпрямившись, опираясь на Джея, сказал, что оставил машину в квартале отсюда, на подземной парковке, и они потащились туда, не выбирая дороги - на это просто не хватало ни внимания, ни концентрации, ни сил. Защитник хоть и не нанес им критического ущерба, но все равно превратил в калек. Хотелось бы думать, что только на время.
   Они довольно далеко успели отойти, прежде чем склад рванул. Видели зарево, скрытое наполовину высокой горой мусора. Эта картина на несколько секунд застыла в глазах Джея - оранжево-красные облака над грудами хлама, почти ощутимое время эпичного, но ложного финала. Вместе со взрывом его отпустила тревога за оставшиеся на складе компьютеры и робота-Клакера, хоть здравый смысл и подсказывал немедленно убираться подальше, посекундно озираясь и заметая следы. Но отпустило - легко, быстро. За собственное тело Джей всегда переживал гораздо меньше, чем за информацию. И, видимо, был не одинок в своем облегчении.
   - Сейчас бы прикурить, - мрачно сказал Китти, привалившись к стене жестяного гаража и оглянувшись на далекий огонь. - Вышло б красиво. И не смотреть на взрыв... как это, фраза такая была...
   Джей подумал, что полудохлый Китти впервые похож на нормального человека, без этого своего жеманства и манерного поведения. Даже если мечтает о таком картинном жесте, как прикурить сигарету на фоне взрыва. Поэтому он слабо улыбнулся и пошарил по карманам.
   - Спасибо.
   Затянувшись, Китти какое-то время смотрел на оранжевое небо, а потом вдруг хихикнул. Смешок вышел глухим, басовитым, и Китти прижал ладонь ко рту, будто удивившись звуку. Тут же с матом отдернул руку, потому что задел ожог. Но все равно не выдержал и продолжил трястись в слабом хохоте, кусая костяшку пальца и пытаясь стереть с рожи идиотскую улыбку. Он был страшен и нелеп в этом приступе - грязный, с ожогами и оскаленными желтыми зубами.
   Джей и сам уже смеялся, так же тихо, так же тщетно пытаясь прекратить.
   Флешка смотрела на них мрачно и серьезно и не реагировала на протянутую пачку сигарет, хотя Джей несколько раз видел, как она курит. Дождавшись, когда парни уймут собственные нервы, Флешка медленно и холодно произнесла:
   - Скоро здесь будет полиция. И автоматоны, конечно, но... Чтобы сбить со следа ищеек, я бы предложила убить трех бомжей и подкинуть их тела в пожар, пока огонь еще не утих.
   Китти с ужасом воззрился на нее. Джей тоже... удивился. Не столько предложению умницы, впрочем, сколько тому, что ее безупречные мозги явно дали сбой.
   - Во-первых, мы не успеем этого сделать, - рассудительно сказал он. - Во-вторых, ты знаешь полицию - они полаются с подставными автоматонов для вида, а потом спустят всё как "проблемы частных фирм". А в-третьих...
   Джей перевел взгляд на тучу еще не осевшей пыли.
   - Да пошли они нахрен, вот что в-третьих. Нам бы деньги получить.
   Даже если Клакер не успел перекинуть всю информацию, они пробили в защите "Центра" приличную дыру и хоть что-то им за это полагается. Не то чтобы Джей верил в честность корпораций. Совсем не верил. Но знал, что автоматоны могут посчитать их слишком полезными в будущем, чтобы обманывать сейчас.
   ...А еще их могли просто убить, конечно. Но у Джея не было планов отступления. Если они были у Китти или Флешки, то те промолчали. Один человек не может тягаться с корпорацией - его все равно найдут. Недавнее столкновение с тем, о чем Джей предпочитал не думать, подарило ему долю здравого фатализма. И еще - уверенности в том, что увиденное может заинтересовать корпов. Поэтому когда они добрались до машины Китти, Джей просто попросил отвезти его домой.
   Пара отморозков, встреченных ими по дороге к стоянке, развернулась в другую сторону, услышав надсадный скрежет его руки, повредившейся после ударов по терминалу.
  
  
***
   - Собирался свою фирму открыть. По уборке мусора, - в которой уже раз объяснял Майк. Полицейские менялись, слова нет. - Купил полгода назад, в кредит. В следующем месяце собирался технику подвезти. Документы на месте, все есть, ИП уже основано. "Чернов Михаил Константинович"...
   Он вновь вздохнул, с тоской глядя на отошедшего полицейского. Хоть бы он там уже эту запись разбросал среди своих, язык отнимается все повторять.
   Майка в пожаре пока не подозревали - последние сутки он провел в парке аттракционов, да и вообще всю его активность легко можно было отследить. Но настроение было, мягко говоря, печальное. Да что там, Майк чуть не плакал. Он, конечно, выбьет страховку, но сколько придется потратить времени, сил и денег... В новый кредит влезать ради адвокатов... Майк чуть не взвыл и отвернулся от черного остова, когда-то бывшего его надеждой на собственный бизнес. Чтобы слегка прочистить мозги, он вылез в подСеть со смартфона. Сейчас бы полностью в вирт и сутки не вылезать, пока система не начнет бить тревогу и напоминать о поддержке жизнеспособности носителя...
   Он отправил сообщение. "Ларочка, милая, у нас тут склад сгорел. Пошли бухнем?". Звонить Майк не стал, так как опасался за звучание собственного голоса.
   Однако позвонили уже ему. Майк разрешил принять звонок. То ли импланты "Пандоры" опять сбоили, то ли позвонивший говорил сквозь какой-то шум и гул. Но даже так голос звучал прямо-таки возмутительно весело.
   - Майк! Рады вас слышать! То есть не слышать. Если слышишь, моргни два раза!
   - Какого...
   - Благодарим за вынужденную помощь и призываем к спокойствию! Солнце погаснет скорее, чем мы оставим такого честного и скромного гражданина нового мира без нашей поддержки! Спасибо за внимание и спите крепко!
   Абонент отключился. История входящих сообщений была пуста - вернее, последним там значился номер полиции. Майк послал запрос к "Роском" - запрос не прошел. А спустя две секунды на экран пришло сообщение: "М"Айк, тебе же не звонил никто подозрительный, так зачем оставлять лишний след в истории запросов?".
   Майк совсем отключил связь. Мог бы оставить смартфон как есть - подключенным напрямую к мозгу, - но сейчас он как никогда ощущал необходимость отрезать себя от информации. Подумав, Майк даже стащил смартфон с руки и неловко, по почти забытой привычке распрямив кусок гибкого пластика, засунул его в карман. Чтобы даже кожей не касаться, а то вдруг... В голову некстати приходили бредовые байки о том, что вместе с общим состоянием здоровья и расчетом физнагрузок смартфоны считывают полную биометрию и передают во владение мобильных операторов, а от них прямо к правительству.
   Правительству не стоит знать, как часто бьется его сердце.
   Он вдохнул и выдохнул пять раз. "М"Айк" - так он подписывался в Сети, после того как, еще лет двадцать назад, прошел на эмуляторе допотопной операционной системы несколько старых-старых игрушек. С именем было созвучно, да и котики ему всегда нравились. Пару лет назад он поудалял все старые аккаунты, решив начать собственное дело и бросить былые увлечения. "М"Айк" трансформировался в обычного "Майка" - половина Сети общалась на дьявольской смеси языков и такие переделки имен никого не удивляли.
   Когда он снова достал гаджет, то сообщения там, разумеется, не было. Майк набрал номер Ларочки - подруги и, по совместительству, бухгалтера несостоявшегося предприятия. Звонок прошел без проблем.
   - Ларусь. Звони в страховую, - ровно сказал Майк. - Склад сгорел.
   Если со страховой компанией не будет проблем, то, возможно, он еще и в выигрыше останется. Еще минуту назад он предсказывал себе тяжбы на долгие месяцы, но теперь... Майк, будучи частым гостем в Сети, прекрасно понимал, что звонки из ниоткуда не приходят просто так. И если уж эти неизвестные потрудились пообещать ему "поддержку", то вполне могут решить парочку вопросов со страховой.
  
  
***
   Ночь и день прошли в отдыхе и ожидании пинка в дверь или хотя бы звонка от "Автоматической жизни". Вылезать в вирт Джей даже не пытался. Опасался высовываться без предварительной консультации с врачом, а где найти врача, который не будет задавать лишних вопросов и никому не сдаст, не представлял. Его знакомая Тина "Гаечка" месяц назад улетела в Китай, а старик Ленни сам лежал сейчас в больнице, откуда собирался переехать прямиком в тюрьму. Погорел на продаже все тех же паков визуализации, и при задержании полиция поломала ему ребра.
   Поэтому Джей лежал посередине захламленной комнаты - гостиная, спальня и рабочий кабинет в одном, с унитазом в закутке за шторой, - больше суток, то во сне, то в сонных попытках взбодриться. Где-то между сном и явью он догадался отключить смартфон от имплантов, и теперь гаджет валялся рядом, время от времени напоминая, что для быстрого доступа к личным файлам и скорейшей связи с абонентами стоит синхронизировать работу смартфона и мозга. Но не стоит давать корпам возможность залезть в его голову. В крутости техотдела автоматонов Джей уже убедился и теперь не верил, что поставленные на смартфон и в импланты блокировщики и прочие антивзломы его спасут.
   По сути, он просто ждал.
   И не дождался.
   Пришлось идти сначала в общий душ, а потом за едой. Джей стал снимать социальное жилье для эмигрантов и бедняков сразу, как уехала Айна. Вместе с ней отпала большая часть их общего дохода, а также необходимость в душе и кухне. Джей мылся и стирал одежду на первом этаже, в порядке очереди и со строго ограниченным количеством воды, и ел там же - покупая готовую еду в синтез-автоматах. В крыле располагалось двадцать таких же квартир-каморок с картонными стенами, и с многими соседями Джей был поверхностно знаком. Он тут считался, как и еще несколько фрилансеров, счастливчиком и мажором - не делил ни с кем жилье и по его душу не приходили ни полицейские, ни представители миграционной службы.
   Как-то, в самом начале съема, он спрятал у себя, во время очередного рейда, пару чернявых подростков, оказавшихся впоследствии сыновьями местного драгдиллера, перестроившего под свою квартиру треть верхнего этажа. Не самая достойная строка в биографии, но известное здесь имя позволило ему избегать стычек с диаспорой и со временем заслужить репутацию "того стремного русского хакера из сто сороковой". Иногда к нему подходили гопники или чернявые, как те сыновья, незнакомцы с мелкими просьбами по технике - в основном, что-то починить или подделать. Мелкие бандиты подсаживались, когда он ел на первом этаже, и ставили пару банок пива, заговаривая о проблемах с пользовательскими настройками в угнанных тачках. Он решал эти мелочи тут же, на планшете, свободной рукой сгребая скомканные купюры и размышляя не столько об элементарном сбросе системы, сколько о том, где бы перевести эти бумажки в электронную валюту так, чтобы не вызвать лишних подозрений. Местные преступники, под влиянием эмигрантов, становились старомодны.
   Поначалу благодарный наркобарон - он так называл себя, хоть и подмял под себя разве что их бедный район, - пытался включить Джея в "большой бизнес", но вскоре махнул рукой, убедившись, что подобные дела Джея интересуют мало. Сказать по правде, в своих попытках скопить денег, Джей вписался бы и в большую срань, чем наркоторговля, - например, во взлом "Центра", - но просто не верил, что в критический момент драгдиллеры не кинут его закону на съедение. Слишком мало информации он нашел на них - беженцев, до сих пор ставящих традиции и живые встречи выше договоренностей в киберпространстве. В Сети было проще - он мог расспросить виртуальных знакомых о заказчике, в некоторых случаях откопать его рейтинг среди киберпреступников, выйти на след. Когда дело доходило до встреч и обсуждения дел вживую, Джей всегда становился в разы подозрительней, просто потому что в реале ориентировался гораздо хуже, чем в Сети.
   Деньги он копил, но копить получалось скверно - за все время он едва-едва набрал на билет до Токио, который невозможно было купить из-за отсутствия идентификатора.
   Джея не существовало, как и большинства обитателей трущоб. Государство рассуждало так, что свободу передвижения мог получить только состоятельный человек, исправно платящий налоги. Джей ничего не имел против такой логики, но у него выходило так, что идентификатор он вырезал и продал ради руки, а руку купил ради заработка - сглупил, несомненно, сам себя загнал в ловушку, но в тот момент у него, казалось, не было иного выбора.
   "Идиот, - сказала тогда Айна. - В кого ты у меня такой, а?.. Как есть придурок".
   Они сидели в летнем кафе, прикидываясь благополучными гражданами, пока официант не погнал их, заметив, что они ничего не покупают. Айна выглядела блестяще, как всегда. Собранная, деловая, элегантная в своем меняющем цвет костюме, купленном специально ради работы в "Пандоре", - приобретаешь один костюм, а со стороны кажется, что пять, разных цветов. Самый простой способ соответствовать дресскоду и повторяться не слишком часто. Айна очень долго хвасталась приобретением.
   В тот вечер ее юбка и пиджак были темно-синими, а блузка - белой. Джей выглядел как всегда - как умытый и причесанный бродяга, в свободной футболке, изрядно потертой кожанке и старых джинсах.
   Брат и сестра поразительно соответствовали своим именам. Айну назвала мать, как принцессу из какой-то очень любимой ей в детстве визуальной новеллы, а Джея - отец, в честь десятой буквы английского алфавита, просто потому что, по его мнению, это звучало круто. И Айна сияла, как звезда, где бы ни появлялась, а Джей легко бы потерялся среди двадцати пяти случайных людей. Однако как бы ни различались облики Айны и Джея, всегда можно было взглянуть и сказать - "родня". Одинаковые носы, изгиб бровей, линия подбородка. Глаза точь-в-точь - серо-голубые. И волосы - светлые, как у матери. Айна была изящнее и ухоженнее, скрадывала грубоватую, на ее вкус, квадратную челюсть прическами, смотрелась моложе, несмотря на старшинство, но всё равно все легко угадывали в них брата и сестру.
   "Брось, - лениво ответил тогда Джей, еще восемнадцатилетный оболтус, которому едва позволили ставить киберпротезы. - Ты же не тянешь нас обоих. И железо в башке мне ни за что не проапгрейдить даже на наши совместные доходы".
   Айна тогда только начала работать на "Пандору", утверждала, что вот сейчас дела пойдут лучше, но особых иллюзий Джей не питал. Может, ему хватило бы на курсы при какой-нибудь более-менее крупной фирме и, как следствие, на официальную работу, но и Айне понадобилось бы больше денег. У него просто не было времени учиться. Пора было нормально зарабатывать, а не перебиваться халтурой.
   "Ты мог бы проапгрейдить мозги за свой чип, - заметила Айна неуверенно. - Что помешало?".
   "Цена, - поморщился Джей. - Менять одну хрень на другую неохота, а приличные импланты дорожают. А это, - он постучал себя по руке "Тэцуо", тогда еще металлической, слабо мерцающей в свете уличного фонаря, - не только прорва памяти для программ и хорошего репликатора, но и тяжелый кусок железа. Ты еще осознаешь ее полезность, когда до нас опять докопаются гопники по пути домой".
   "Мог бы встроить чип. Или заменить пару пальцев, - не сдавалась Айна. - Памяти бы прибавилось, и все лучше, чем становиться одним из этих фриков-киборгов..."
   "Ленни старый. Ему проще руку припаять, чем возиться с мелкой работой. Поставил по дешевке, потому что он знает нас "вооот такусенькими", - передразнил Джей и с облегчением заметил, что Айна улыбается.
   Позже он еще много раз видел ее улыбку, но теперь, спустя годы, вспоминал именно ту - ее улыбку в тот вечер, когда, вопреки всему, ему казалось, что жизнь действительно налаживается. Он станет играть по-крупному в вирте, Айна продвинется по работе - потому что невозможно же упустить такого гения, как Айна! - а Ленни прирастит ему кожу на протез, как собирался. Джей устроится на работу официально, когда привлечет внимание той же "Пандоры", сделает новый чип и будет снова платить налоги. И все будет. Все у них будет.
   ...Спустя год Айна, действительно продвинувшись по службе и, как следствие, пройдя обязательный осмотр в корпоративной клинике, сказала, что у нее в голове обнаружили опухоль. До того Айна принимала головные боли за последствия долгой работы в вирте, и теперь ей мог помочь только постоянный надзор врачей и прием лекарств. Дорогих, как водится. Очень дорогих.
   Был еще вариант прооперировать опухоль, но это повредило бы с таким трудом установленные импланты и уложило бы Айну в стационар на долгое время. С восстановлением работоспособности в срок от полугода до трех лет. Такое она никак не могла себе позволить, конечно. И Джей не мог, хоть и храбрился, хоть и уговаривал ее на операцию, хоть и утверждал, что со всем справится.
   "Пандоре" было удобнее выплачивать повышенную страховку, чем с большой вероятностью терять ценного сотрудника - а Айна стала таким за предельно короткий срок. Фирма предложила компенсацию, скидки на лекарства и постоянный допуск к лучшим врачам "Пандора-брэйн". Идеально, если не считать фактического рабства - работы на корпорацию до конца жизни. Последнее тоже было очень удобно "Пандоре".
   И еще... Головной офис "Пандора-брэйн" находился в Токио, и туда с удовольствием перекинули гения-Айну, но не ее официально несуществующего брата.
   ...Мысли о сестре подстегнули Джея. Вымывшись, впервые за сутки смыв копоть и едкий запах, переодевшись в чистое, Джей призвал себя думать о будущем. И о будущем без корпораций, стучащихся в его двери.
   Не хотят иметь дел с неудачливыми хакерами? Понятно, но мерзко. Они рисковали, а у него хватает причин, чтобы начать с ними спорить. И хватает информации, что важнее, - может, Клакер и успел переслать им сведения о таинственном защитнике "Центра", но Джей видел его дольше всех и сможет блефовать, утверждая, что разузнал о нем нечто очень ценное.
   И самое главное - он просто должен, обязан выяснить, действительно ли Айна выбежала на него в вирте. Теперь Джей уже понимал, что в том стрессе мог и спутать аватары. Канал связи по-прежнему молчал, но Джей не беспокоился - к тишине он привык, и даже если допустить, что во время операции он и вправду встретился с сестрой, то зачем о ней волноваться? Выжил даже он со своими допотопными имплантами, а Айна работала на корпорацию и всегда была умницей... Он успешно уговорил себя, что если не последние разработки "Пандора-брэйн" - для экстремалов и дураков, вспомнил он, но тут же прекратил себя накручивать, - то мозги сестренки непременно спасут ее от чего угодно.
   Да еще... Еще ужасно хотелось выяснить наверняка, что же они повстречали на последней линии обороны "Центра".
   И хотелось денег. И посмотреть на Клакера без робота и вне Сети. Не каждый же день можешь увидеть лицо суперпрофессионала, даже если это лицо скоро заменит ему "Автоматическая жизнь".
   Спустя полтора часа в Сети - все еще без выхода в киберпространство, впрочем, - Джей вышел из дома, чувствуя гордость и дожевывая жареную картошку из автомата, отлично забивающую пустой желудок, но ужасающе картонную без привычной синхронизации "Синтезфуд-американ" и чипов в стволе и коре мозга.
   На улице его решительность слегка поиссякла. Подумав, он свернул к общественному терминалу. Все-таки соваться к Клакеру в одиночку казалось не очень умной затеей. Джей хотел бы убедить себя, что он пробивает "коллег" из чувства справедливости - им Клакер тоже задолжал за риск, - но не получалось. Он просто боялся и втайне надеялся, что Китти или Флешка уже вышли на Клакера самостоятельно и он только присоединится к разборкам, а не станет их инициатором.
   Он примерно знал, где живет Флешка, так как сначала подвез ее, пока Китти копался в аптечке и приводил себя в порядок. Но справедливо полагал, что девушка могла назвать неверный адрес и пару кварталов пройти пешком. Он сам так сделал, исключительно по привычке, потому что на недоверие тогда не хватало смекалки. Потом Китти сел за панель управления и довез Джея, так что адреса их модельера Джей не знал даже примерно. Но - опять же, по привычке, - запомнил номер ярко-зеленого крохотного смарткара, в котором Китти без фальшивого облика смотрелся как пьяный бомж в кукольном домике.
   Пробить машинку оказалось довольно легко, особенно когда Джей поймал во дворах знакомого угонщика из тех, которым помогал с настройками. Парень сориентировал его по базам данных и, понаблюдав за его работой, добавил, что такую тачку он угонять не возьмется - за смарткаром числилось место на парковке довольно неплохого спального района. Как Джей и предполагал, Китти был идентифицированным гражданином России, что значительно облегчило поиск.
   Протолкавшись в метро полтора часа и еще десять минут в капсуле скоростной магистрали, Джей наконец-то выбрался на улицу и начал обходить дворы. Можно было остаться дома и попытаться выйти на Китти через ту же Сеть, но сидеть в квартире Джей уже не мог - каждое промедление казалось болезненным, да и он не мог рассчитывать, что крутой специалист вроде Китти оставит очевидные лазейки в собственной киберзащите. Поэтому "живой" обход казался более результативным, и предчувствие Джея не обмануло.
   На парковке машины не обнаружилось - та стояла прямо во дворе, третьем в обходе Джея, и вызывала громкое недовольство бабушкиного патруля, на четыре голоса утверждавшего, что смарткар испускает опасные волны и блокирует им сигнал вай-фая.
   - А где хозяин-то? - спросил Джей просто. - Поговорить с ним по-мужски, да и все.
   Брутальным он никогда не выглядел, но старушкам хватило его давно не бритой морды, чтобы охотно рассказать, в какой квартире скрывается "наркоман с шалавой своей узкоглазой".
   "Обожаю спальные районы", - подумал Джей, стуча в дверь. Социальные методы взлома до сих пор оставались эффективными, и не в первый раз он получал полезную информацию от ничего не подозревающих горожан. Правда, впервые в своей практике Джей топтался прямо перед дверью цели.
   - Ки... Эй ты, козлина! - заорал он, услышав шорох за дверью. - Открывай, разговор есть!
   Одна из бабушек восторженно пискнула, когда дверь открылась и Джей вместо приветствия схватил Китти за шиворот и втолкнул обратно в квартиру.
   - Совсем охренел? - спросил Китти, вырвавшись. Рука у него оказалась тяжелая.
   - Извини, - покладисто откликнулся Джей, запирая за собой дверь на замок. - Ты выходил на Клакера?
   Китти не ответил. Отвернувшись, он прошлепал босыми ногами в кухню. Кроме кухни Джей заметил еще две двери - в комнату и в санузел, но зависти к чужой прекрасной жизни не испытал. Пол был почти не различим за слоем пыли, выпавших волос, грязи и оберток от еды, на стенах вокруг розеток и выключателей красовались жирные пятна, по черным следам на обоях можно было проследить электропроводку. Квартира Китти больше напоминала помойку, да и хозяин выглядел ужасно. Он, в отличие от Джея, так и не потрудился вымыться и переодеться. Сальные черные волосы сосульками спускались на плечи и спину в пятнистой от гари футболке, одутловатое лицо говорило о критично нездоровом образе жизни, в мешки под глазами можно было что-нибудь положить. Ожоги Китти все-таки подлечил и теперь блестел от мази, напоминая один большой кусок жира.
   - Хоть бы пожрать что-нибудь прихватил, - неприязненно буркнул Китти, впервые за сутки, видимо, заглянув в холодильник.
   - Это все, что тебя волнует?
   Китти вновь не ответил. Уселся за стол, оперся на него локтями и обхватил ладонями голову. Джею стало немного стыдно - сам недавно был в похожем состоянии, но пообедать не забыл. Он сел напротив, пододвинув замызганную табуретку.
   - Надо б Клакера найти, слышишь? Я без бабла оставаться не хочу.
   - Ну и что, нашел уже? - хмыкнул Китти.
   - А то.
   Китти резко поднял голову. Джей правильно растолковал удивленный взгляд.
   - В вирт не выходил, все по старинке, через дисплей.
   - Тоже ссышь?
   - Очень. Еще и все врачи знакомые свалили. И вот я думаю, что автоматоны должны мне хотя бы лечение.
   - А ты наглый, - признал Китти. - Хоть и ссыкло. Я тебе что, для поддержки нужен?
   - Ну, я-то тебя очень даже поддерживал. Всю дорогу до машины поддерживал, если помнишь.
   Джей подождал немного, но Китти снова застыл, глядя в одну точку.
   - Тебе что, деньги не нужны? - напомнил Джей.
   Китти выругался и попросил сигарету. Зажав ее в зубах, он поднялся и медленно побрел из кухни в коридор. Там он надолго застрял, надевая сандалии без помощи рук и часто моргая из-за лезущего в глаза табачного дыма.
   - Ну ты чего, - обернулся он, наконец, - идешь или как?
   Он подкрался к двери, прислушался, очень осторожно набрал код на замке и резко, с дьявольским скрежетом отодвинул створку. Поджидающая за дверью старушка отшатнулась.
   - Здрасьте, - улыбаясь во все зубы и чудом не роняя сигарету, сказал Китти.
   Джей поспешно вышел вслед за ним, закрыл дверь и побежал вниз по лестнице, не обращая внимания на почтенных соседок.
   - Поехали, наркоман, - пробормотал Китти, усаживаясь в машину. - Где Флешку найти, я знаю.
   Джея не удивило, что Китти, не сговариваясь, тоже решил забрать Флешку, а вот то, что он знал ее адрес...
   - Вы с ней... вместе? - неуверенно спросил Джей, когда Китти запустил маршрутизатор и машинка двинулась.
   - Нет. Сталкерил.
   Джей решил не высказывать, что он по этому поводу думает, но напомнил себе не оставлять их наедине на всякий случай. Машина проехала примерно три квартала, виртуальный помощник начал все чаще советовать Китти положить ладони на панель управления - ради перестраховки, - Китти игнорировал его с завидным упорством и раскуривал уже третью сигарету, когда до него вдруг дошло, что он недавно сказал.
   - Да я не в том смысле сталкерил, кретин! Ради собственного спокойствия! Уж извини, не верю я сраным барахольщикам и...
   Для определения Флешки он слов не нашел. Уменьшил карту на бортовой панели и ткнул в пару точек - Джей увидел отметку с надписью "Флешка", к которой вел маршрут, и, значительно дальше, другой маяк. С надписью "Кретин".
   - А ты точно из игрушек к нам пришел? Не полицейский?
   Китти только закатил глаза и бухнул ладони на панель управления, чтобы заткнуть навязчивого виртуального помощника.
   Джей тем временем принялся просматривать новости с панели маршрутизатора. На вмешательство в программное обеспечение своей машины Китти никак не отреагировал - только одобрительно хмыкнул, когда Джей обошел защиту и вывел на экран окно браузера, спокойно, как у себя дома на монитор. Импланты он старался лишний раз не трогать.
   - Склад сгорел, никаких данных ни о нас, ни об участии "Автоматической жизни", - сказал Джей спустя полчаса. - По-моему, в нашем случае это лучше всего доказывает, что "Автоматическая жизнь" в этом все-таки поучаствовала. Сейчас в полиции пытаются опознать взломанного робота, чьи действия, скорее всего, повлекли за собой аварию на складе.
   - Не удивлюсь, если робот окажется производства "Центра", - заметил Китти.
   - Скорее всего, - согласился Джей и вновь углубился в поиски. - Хм... Ну да, в последнее время их роботы ломались чаще, чем обычно, на реддите полно тредов. Плюс куча исков в связи с экстренным отключением электричества...
   Джей и Китти переглянулась с одинаковым пониманием на лицах.
   - А по всему выходит, что даже без этих чертовых андроидов мы крупно подставили "Автоматическую жизнь"... Ну, точнее, поучаствовали в подставе, - Джей побарабанил пальцами по экрану. - Пусть платят, в общем.
   - Помни о своей решительности, когда будешь говорить с корпами, - фыркнул Китти, но спорить не стал.
   До Флешки они добрались только к вечеру, побывав, казалось, во всех столичных пробках. Китти на разные лады крыл матом "Рэйнольдс моторс", но все же потратил еще полчаса, чтобы заехать на ночной рынок. Там он, к удивлению Джея, купил не только лапши в коробочках (для которой вовсе не надо было делать такой крюк), но и настоящий, свежий апельсин. Стоил он примерно как вся еда, съеденная Джеем за последний месяц.
   - Кинь в морозильник, - ничего пояснять Китти и не подумал. - Там сзади.
   Бережно уложив фрукт в крохотную ледяную камеру, Джей с еще большим удивлением принял коробочку с лапшой. Еда из забегаловки радовала больше, чем недавняя картошка из синтез-автомата. Лапша тоже была искусственной, но распробовать это просто не получалось из-за безумного количества специй и усилителей вкуса. "Синтезфуд" не тратилась на подобное из-за договора с основными производителями мозговых имплантов. Джей снова устыдился собственного поведения, мысленно пообещав при случае угостить Китти выпивкой.
   Без своего фрик-облика Китти выглядел... серьезным. Жутко неряшливым, отвратным даже на непритязательный взгляд Джея, но - серьезным, собранным, деловым. Мрачным, что понятно. Внушающим уважение, что удивительно. К тому же, Джей отлично знал о профессионализме этого злобного засранца. Да и то, как странно-трогательно Китти относился к Флешке, мешало думать о нем плохо.
   - Харе пялиться, - знакомым тоном сказал Китти, втянув громадную гроздь лапши и заляпавшись соусом. Джей сдержал смешок и отвернулся.
   Флешка жила в таком же социальном жилье, как и Джей, только построенном относительно недавно. Десяток столпившихся многоэтажек, одна почти впритык к другой, отличался от жилья Джея чистотой и более современными комнатами. Возможно, даже драгдиллеры здесь пользовались электронными деньгами и не устраивали религиозных праздников.
   Нужную дверь пришлось взламывать - Флешка совсем не реагировала на звонок и стук. Пока Джей возился с кодом, Китти шумно доедал вторую порцию лапши, шуршал пакетом с едой для Флешки и расхаживал по коридору, унимая беспокойство.
   А Джей вот отчего-то не волновался вообще. Он был уверен, что застанет Флешку дома и застанет именно так, как и казалось, - в наушниках и маске для сна, лежащей на застеленной кровати.
   Внутри Джей убедился, что новизна дома компенсируется совсем крохотным метражом комнат. Квартира Флешки отличалась от капсул для сна только наличием душа и туалета за тонкой стенкой и тем, что здесь можно было выпрямиться в полный рост и пройти до кровати половину шага.
   Едва втиснувшись между койкой и стеной, Джей неуклюже присел на краешек постели и осторожно коснулся плеча Флешки. Та лежала прямо, на спине, вытянув руки вдоль туловища, и отреагировала на прикосновение очень странно. Мучительно медленно девушка повернулась на бок и подтянула колени к груди, свернулась в позу эмбриона. Длинные каштановые волосы закрыли ее лицо.
   - Передоз информации, - понял Джей. - Болеет.
   После столкновения с централами Флешка приблизилась к состоянию овоща. Джей тоже долго отлеживался, приходя в себя, но не задумывался, каково ей - с и без того забитыми мозгами, в которые защитник "Центра" вбросил еще убийственной информации.
   - Чертов Клакер, - пробормотал Китти. - Он же вроде что-то с ней сделал, обещал помочь...
   Китти, нависнув над койкой, со всей аккуратностью положил рядом со скрюченными руками Флешки апельсин. Та сначала вздохнула чуть громче, а потом накрыла ладонью фрукт и подтянула к лицу.
   - Какой-то фокус? - шепотом спросил Джей. - Фишка специально для людей-флешек?
   - Нет, - таким же шепотом откликнулся Китти. - Она просто любит апельсины.
   - Тоже насталкерил?
   - Заткнись.
   Прошла минута - Флешка все это время просто держала апельсин рядом с носом, надрезав кожуру ногтями и вдыхая сладкий запах. В том информационном аду, в котором она находилась, лишь аромат, видимо, был чем-то приятным.
   - Я ведь могу с ней связаться? - спросил Джей, скорее, для себя, просто чтобы нарушить молчание.
   Разумеется, стандартные импланты позволяли связываться с любым человеком, если у обоих совпадали коды доступа.
   - Ты ведь не собираешься...
   - Ты знаешь, как ее взломать? Да не смотри так, я просто отгружу пару терабайт... Или пару сотен. Она хоть соображать начнет нормально.
   Китти смерил его подозрительным взглядом.
   - То есть, ты хочешь сказать, что у тебя, с твоим старьем в башке... - с плохо скрываемой злостью начал он. - Еще есть место, чтобы принять пакет данных от... нее? Нее, идиот ты гребаный, профи?! Ты хоть представляешь себе масштабы?
   - У меня - есть, - раздельно произнес Джей. - Только не в голове.
   И сковырнул пластинку, прикрывающую порт на запястье.
   - И еще вчера не было, но "Центр" вытряс почти все мои заготовки.
   Джей посмотрел на Флешку с жалостью. Казалось бы, для торговца информацией самое то - заменить руки, ноги и все что можно на протезы с дополнительной памятью. Поначалу все так и делали, но подполье быстро смекнуло, что не стоит доверять киборгам. Если в Сети они и были богами, сохраняющими немыслимые по объему массивы данных, то в реальной жизни быстро стали изгоями - в любом киборге автоматически подозревали шпиона, что очень затрудняло обыкновенную жизнь. Потому большинство флешек предпочитало обходиться собственными мозгами, модифицированными до самых границ разумного. Это позволяло скрывать свой род деятельности... и дарило профессиональную травму.
   - Я бы предложил просто стереть часть данных, но вдруг там что-то важное... Ну как, поможешь? - спросил Джей, объединяясь в сеть с Китти. - Я же все верну! И сектор я заблокировал, нет желания копаться в ее белье.
   Внутри запястья замигала бледная лампочка, потом на экранчике высветилась шкала - заполненность на десять процентов. Потом показался код. Блокировка Флешки поддалась на четвертой минуте взлома - Китти лишь пожал плечами, не распространяясь насчет того, что еще он успел накопать на своих коллег. Он продолжал удивлять, но сейчас Джея это почти не волновало.
   Спустя три минуты коннекта и перекачивания информации Флешка пошевелилась - вытянула ноги и попробовала перевернуться обратно на спину. Выждав еще минуту, Джей отключился. У него еще оставался резерв, но на то он и был резервом, чтобы не использовать его раньше критического момента.
   Джей вернул пластинку на место - шкала показывала восемьдесят процентов и горела ярче лампочки. С тревогой он вытащил наушник у Флешки из уха.
   - Флешечка, - как мог ласково сказал он. - Это мы. Извини, но пришлось ломать твою дверь.
   - И мы принесли еды, - добавил Китти неожиданно тонким голосом. - Китайской.
   Спустя еще одну долгую минуту Флешка снова пошевелилась и закрыла лицо рукой поверх маски.
   - Сбавьте тон, - выдохнула она. - Я почти подумала, что снова в школе и бабуля будит меня на уроки.
   - Взломом двери? Круто.
   Флешка села на кровати, стащила с головы маску и мрачно оглядела гостей.
   - Душ там, - сказала она Китти. - Воняешь, как помойка. Горящая. Полотенце одно, но можешь взять. Только без обнюхиваний и прочего изврата.
   Пробурчав оскорбления, Китти с досадой отправился мыться. Запоздало Джей понял, что Флешка, несмотря на свое плачевное состояние, заснула явно после душа и переодевания в чистое. "Вот что значит - девушка", - подумал он почти что с благоговением. Женскую натуру Флешка проявила еще раз, откопав в ящике под койкой необъятных размеров футболку. Подходящих для Китти штанов не нашлось, но тот, видимо, так устыдился, что постирал под душем свои треники и безропотно надел прямо мокрыми. Дышать в комнате и вправду стало легче.
   Пока Китти становился похож на человека, Флешка молча уплетала лапшу, по-турецки усевшись на кровати. Она редко моргала и смотрела только перед собой. Ее тело в черной водолазке и черных обтягивающих джинсах состояло из идеально ровных линий и издалека сошло бы за рисунок на стене, настолько четко и ярко очерчивался силуэт под ровным светом холодных ламп. Флешка ничего не спросила и не высказала предположений. Поблагодарить, впрочем, не забыла.
   - Спасибо. За еду и за... это, - она постучала пальцем по своему виску. - И за апельсин. Не знаю, как бы сама выбиралась из этого состоянии. Только потом все верни.
   - Давай модуль, выгружу хоть сейчас.
   - Пока все заняты, а то я бы перед сном скинула часть. Если только новый по пути прикупить.
   - По пути?
   Флешка надела толстовку, до того служившую ей подушкой, встала с кровати, спрятала в карман апельсин и, выгребая остатки лапши из коробочки, сообщила:
   - Мы же едем за Клакером. Вперед.
   Джей застыл, такой яркой вдруг стала картинка в глазах. Вот Флешка, чуть нахмурившись, смотрит на него, неуклюже топчась на месте. Вот, взмахнув пушистыми каштановыми волосами, отворачивается к двери и шагает в прямоугольный проем. Вот...
   - Эй.
   Китти ткнул его кулаком в плечо. Джей вздрогнул и поморгал.
   А потом, на автомате, все еще глядя в уже пустой дверной проем, сказал:
   - Я видел ее раньше. Мы встречались.
  
  ***
   Джей коротал время, слушая рассказы пьяного водителя и вяло гадая, сколько денег из запасов на "отыскать Айну" придется отвалить служителям закона на этот раз. Спалился Джей глупо - как всегда. В настоящем прошлые промахи всегда кажутся удивительно тупыми. Купил последний пак обновлений визуализации не у Ленни, а у незнакомого парня, с которым когда-то вела дела подруга Джея, Гаечка. Как оказалось, Гаечка со своим незаконным киберпротезированием и была основной целью подставного торгаша. И, скорее всего, Гаечка в срочном порядке умотала в Китай именно из-за подозрений о слежке. "Лавочника" заинтересовала покупка Джея, тот не смог отбрехаться, и вот... И вот он слушает пьяные бредни в компании наркоманов, шлюх и малолетних нарушителей порядка. Самый младший из банды местного хулиганья уже успел заинтересоваться жизнью в край обдолбанного "бунтовщика", час назад устроившего акцию против власти корпораций, и теперь вовсю слушал, как и где в Москве можно обменять собственную ногу на полкило тротила.
   Джей всегда считал нынешнюю систему перевоспитания несостоятельной.
   Пьяный водитель как раз дошел до слезливых признаний о том, что он просто хотел завести друзей и только поэтому пользовался хлороформом и запирал пассажиров в подвале своего дома, как в коридор рядом с общей камерой ворвался один из копов. Наморщив лоб и игнорируя оскорбления и просьбы, он вслух пересчитал пойманных, несколько раз обвел их взглядом и ткнул пальцем в Джея.
   - Ты! Скупка несанкционированного софта, так? На выход.
   Сильно удивившись, Джей тем не менее вскочил, отцепил от себя пьянчугу и выпрыгнул за дверь. Не обращая на него больше никакого внимания, полицейский снова оглядел камеру и, наконец, заметил, кого еще искал. Он потормошил Флешку, неподвижно сидящую рядом с решеткой, за рукав.
   - Ты тоже выходи, ну!
   - Уже?.. - чуть ошалело спросила Флешка, с трудом поднимаясь.
   - Вставай! - коп с остервенением вытащил ее и захлопнул дверь.
   Флешка посмотрела на Джея так, как будто он мог ей что-либо объяснить.
   В участке царила суматоха, стоял шум, но ничего понять Джей так и не сумел. Его вместе с Флешкой втолкнули в кабинет для допросов, но там уже кто-то находился. Со вздохом коп вытолкал их обратно, оставив сослуживца наедине с допрашиваемым, пускающим на столешницу кровавые сопли.
   Матерясь, коп сбросил кому-то сообщение и провел их на лестничную клетку. Вскоре подошел второй полицейский со стареньким планшетом в руках, заставил Джея подняться на пару ступеней вверх и бухнулся на ступеньку. Джей, подумав, сел рядом. У него б хватило сил подраться с копами и сбежать. Может, его даже не стали бы искать. Но проснулся неуместный интерес - какого черта здесь вообще происходит?
   Флешка меж тем уже сидела на подоконнике и безучастно взирала на "своего" полицейского.
   - На софте погорел, так? - спросил коп.
   Джей кивнул.
   - Повезло, придурок. На мелких неудачников не распыляемся, - он что-то набирал в планшете.
   - А что случилось? - оценив довольно добродушный тон, поинтересовался Джей.
   - Премия внеплановая случилась, - коп довольно хохотнул и кивнул обернувшемуся товарищу. - Парней посерьезнее накрыли, на вас времени нет... Короче, так, малой, тебе что больше нравится - дрочка в парке или купание в фонтане?.. Рожу попроще, мне новые дела рисовать влом, а тут уже готовое.
   - Тогда фонтан. Всегда мечтал, - мысленно ликуя, Джей постарался ответить как можно равнодушнее.
   - Ага, весело. Тем более, что фонтан голографический... Ну, с этим уже наркоконтроль разберется.
   - Да я чистый!
   - Ну тогда все быстро закончится.
   Джей молча заглянул в его планшет, где в заботливо развернутом на весь экран окне был набран номер счета. Джей перевел сумму в два раза меньше планированной, но веселого копа это не смутило. Закрыв окно, он вернулся в систему и торопливо вбил, что тесты проведены и наркотических веществ в крови не обнаружено. Затем похлопал Джея по плечу, отгрузил ему квиток со штрафом и сбежал вниз по ступеням, даже не озаботившись тем, чтобы вывести неудачливого киберпреступника из отделения.
   Его сослуживец уже тоже закончил с "допросом" и теперь рассказывал Флешке, что ей нельзя приближаться к магазинам "Северная мадонна" ближе, чем на два метра.
   - Кража? - спросил Джей, когда они вдвоем брели по коридору мимо снующих туда-сюда копов.
   - Ну, - кивнула Флешка. - Шапку сперла. Как бы.
   Ровный, безэмоциональный голос. Ее флегматичность заражала - не хотелось торопиться, почти не хотелось говорить, и весь путь до двери на волю казался вальяжной прогулкой. Провожая взглядом собранного копа, печатающего шаги по выцветшему линолеуму коридорчика, Джей с ленивым интересом заметил про себя - насколько же они, действующие в Сети, не принадлежат этому миру.
   Философский настрой сбил офицер, прикрикнувший на них и пригрозивший оформить новое дело.
   У самых дверей Флешка остановилась, переминаясь с ноги на ногу и глядя на Джея исподлобья. На руке завибрировал смартфон, импланты "Линз-лайф" вывели уведомление на сетчатку. Джей отвлекся на сообщение - очередной рекламный спам, - а когда поднял голову, увидел только, как Флешка взмахивает каштановыми волосами и шагает в прямоугольный проем.
   Внезапно ему стало больно, как от тяжелой потери или от взлома памяти.
  

3

  Клакер жил почти в центре, и это лишний раз доказывало его исключительность. Там, среди небоскребов и бизнес-центров, раз за разом оттяпывающих от старого города то один культурный памятник, то другой, не было места обычным взломщикам. Царство акул в офисных пиджаках и вяло огрызающихся на корпорации государственных работников. Время от времени тут, конечно, встречались странные субъекты - неловко поправляющие галстук или одергивающие рукава, трогающие карманы, некрасиво оттопыренные гаджетами или даже пушками... Их, а также их в глаза бросающееся несоответствие этому миру, игнорировали с потрясающим изяществом. Кто-то настолько туп, что не проинформировал своего наемника о подобающем поведении? Его проблема. Это можно использовать. Джей практически читал это в чужих взглядах, хотя прекрасно отдавал себе отчет в том, что относится к центру города с предубеждением, свойственным беднякам вроде него.
  Те же из наемников дна, кто умудрялся влиться в это золотое общество, быстро становились его неотъемлемой частью. Хотя бы внешне. Но даже внешний вид, изменившееся поведение, взгляд, опыт жизни в апартаментах, а не трущобах, - все это оставляло отпечаток, и бывшие работодатели видели его, чуяли, даже не интересуясь прошлыми заслугами нынешнего корпоративного слуги. Мало кто был способен перестраиваться быстро, скакать между центром и дном, оставаясь своим везде, и поэтому большинство меняло сторону, только когда припекало до ожогов. "Рабы", - щерилось подполье. "Ничтожества", - отзывались корпорации. Обычная картина любого мегаполиса.
  Только туристы сглаживали контраст между хозяевами центра и не туда свернувшими наемниками, и теперь Джей очень надеялся, что стороннему наблюдателю они покажутся именно туристами. Они доехали до центра только глубокой ночью, и сейчас темнота, разбавленная фонарями, немного спасала их от лишнего внимания. Однако она заканчивалась напротив ярких дверей отеля "Квирки", где скрывался Клакер. Джей быстро заскучал по неону кварталов развлечений, которые они проехали недавно, и даже по гомону трущоб.
  - Надо было одеться, что ли, соответствующе, - пробормотал Китти, наблюдая, как швейцар открывает старомодные, в фигурной резьбе, двери перед каким-то вылезшим из такси семейством.
  Они оставили машину на подземной парковке перед отелем, и даже терминал на въезде, казалось, обдал их волной презрения, несмотря на честно переведенные на счет деньги.
  - Поищем черный вход? - вздохнула Флешка.
  - Один хрен, здесь все в камерах, - Джей кивнул на блестящие черные окуляры, сосредоточенно движущиеся туда-сюда над дверями, и кружащих гораздо выше дронов. - Эй, давайте проще! Мы тут не какие-то злобные рэкетиры, а наемные работники. И раз уж Клакер так и не потрудился с нами связаться, - он на всякий случай еще раз сверился со смартфоном, - то мы имеем полное право прийти и требовать выполнения условий контракта.
  - Скорее уж, хлыщи из отеля пошлют нас к копам, - поморщился Китти.
  - Или к корпам, - заметила Флешка. Потом обвела их взглядом, задержалась на Китти в мокрых трениках и потасканной футболке с мультяшными медвежатами, и добавила: - Но к копам все-таки вероятнее.
  Однако Джей быстро отмел эти подозрения. Из дорогого отеля их бы выгнали, без вопросов. Но очень, крайне, критично дорогие отели тем и отличались от просто дорогих, что даже к оборванцам там относились с почтением. По крайней мере, до того, как выяснялось наверняка, что это бомж Анатолий зашел поссать в горшок с пальмой, а не топ-менеджер "Сайбор инк" изволит путешествовать в грязных джинсах и бесплатной футболке с фестиваля рейв-групп. Поэтому копы отметались сразу, ну а корпы... В случае неудачи с отелем Джей собирался топать прямо в офисы автоматонов и размахивать контрактом, если потребуется, но этот вариант никем не озвучивался, как самый позорный.
  Джея больше беспокоило то, как вообще найти Клакера среди постояльцев. Договаривались они с каким-то именем, не имеющим никакого отношения к настоящему оператору-Клакеру, тут и думать не надо.
  - Нет, серьезно, - Флешка нахмурилась и сложила руки на груди. - Почему корпы даже не чешутся? Мы ведь можем продать... это. Да даже за один рассказ о способах пробивания защиты "Центра" кое-кто отвалит круглую сумму.
  Она говорила, скорее, для себя, расслабившись в компании тех, кто точно не станет насильно вскрывать ей мозг. Подставлять такого нанимателя, как "Автоматическая жизнь" - это ход суицидника. Но определенный смысл в ее словах был - их троица вполне могла передать данные сторонним лицам и сдохнуть, да, но сдохнуть так красиво, что корпорация бы в край задолбалась подчищать следы и устранять теневых брокеров.
  - У меня хреновое предчувствие, - объявил Китти и, ссутулившись, побрел к зданию отеля, где прятался Клакер.
  Швейцар открыл им дверь и наградил недоверчивым взглядом. "Квирки" набирал персонал из людей, зная, как могут порою раздражать роботы. "Человеческий фактор" - обычно это словосочетание использовалось для обозначения чего-то непредвиденного и, как правило, неприятного, но в сфере услуг приобретало положительный оттенок. Большинству людей, как ни крути, приятнее общаться с людьми и видеть не запрограммированную вежливость, а истинную. Точнее - заученную, но на это было легче закрывать глаза.
  - А, он предупреждал, что вы появитесь, - администратор отеля улыбнулся холодно, но очень вежливо, и предчувствовать хрень начал не только Китти, но и Джей. - И подробно описал, как вы выглядите. Пойдемте, я вас провожу.
  Он выглядел, как сотни и тысячи жителей центра, но в совершенстве овладел искусством улыбки - видимо, без этого на главный управленческий пост не попасть. У лифта администратор улыбнулся чуть шире, и парень, нажимающий на кнопки, понятливо вышел из кабины.
  - Геннадий Барсон, - прочитал Джей надпись на бейджике. - Простите за назойливость, но как давно здесь живет наш... контакт?
  - Месяц.
  На неделю больше того, сколько потребовалось Клакеру, чтобы собрать свою команду и подготовить взлом, отметил про себя Джей.
  Не меняясь в лице, все с той же улыбкой, Геннадий Барсон спросил:
  - Передадите здесь?
  Джей ответил непонимающим взглядом.
  - Нет, - осторожно ответил он и взглянул на Китти и Флешку. Те синхронно пожали плечами.
  Улыбка Барсона исчезла, на Джея уставился смертельно бледный человек, на лбу которого быстро выступила испарина.
  - Что значит... - его руки задрожали. - Мы договаривались! Вы зря думаете, что я не...
  - Сначала мы должны увидеть Клакера, - твердо сказала Флешка.
  - Клакера, - Барсон потер лоб. - Значит, так... Нет, даже думать не хочу.
  Он повернулся обратно к дверям и вздохнул. Через секунду самообладание к нему уже вернулось. Барсон вышел из лифта и повел рукой, приглашая гостей следовать за ним. Остановился у двери и прижал к замку карту доступа. Замок тихо щелкнул.
  - Осмотрю окна пока что. Каждый раз приходится жаловаться на мойщиков...
  - Мы подойдем, как все закончим, - понятливо кивнул Джей.
  И добавил, пройдя в номер последним:
  - Он принял нас за кого-то другого.
  - Да что ты говоришь, гений, - вяло откликнулся Китти.
  Китти и Флешка прошли по узкому коридорчику мимо двери в ванную и встроенного в стену гардероба. Внутри на вешалке висела одинокая старая штормовка, в каких не ходят люди, останавливающиеся в отелях вроде "Квирки". Джей пошарил по чужим карманам без особых угрызений совести. Клакер не вышел из комнаты и не отозвался на шум в прихожей, а значит...
  - Я надеялся, он просто в вирте, - Джей выглянул из-за плеча Китти и отшатнулся, зажмурившись. - Или свалил. Хотя бы.
  Джей подождал секунду и открыл глаза. Флешка рядом медленно склонила голову и спрятала лицо в ладонях. Китти беспомощно оглянулся.
  Клакер полулежал в кресле перед рабочим столом с терминалом и крохотным ноутбуком. Шея его выгнулась назад и так застыла, сломанный позвонок натянул готовую лопнуть кожу. Одна рука Клакера держалась за подлокотник кресла, другая вцепилась в физическую клавиатуру, почти оторвав несколько клавиш. От терминала пахло гарью.
  - Может, это не он? - с надеждой спросила Флешка. - Ну, мы ведь его не видели!
  - Это что-то изменит? - Китти пожал плечами и шагнул в комнату.
  Джей подошел к трупу вслед за ним. Клакер - если это был он, - и вправду не походил ни на знакомого им робота, ни на аватар в Сети. Бледное лицо все в веснушках, собранные в неряшливый хвостик рыжие волосы, квадратная челюсть и сильно, почти уродливо выступающие скулы - яркая внешность. Неудивительно, что такой Клакер выбирал самые неприметные образы. Цвет глаз увидеть не удалось - Клакер пользовался имплантами, и глобальный перегрев заставил глазные яблоки буквально вытечь. Джею показалось, что на краю обожжённых глазниц он видит блестящие белесые капли расплавленного склеропластика, раньше удерживавшего заднюю стенку глаза, а на вороте футболки - крохотные остатки слоев искусственной сетчатки. Впрочем, он мог ошибаться и не стремился выяснить наверняка. Голова Клакера смотрелась откровенно жутко, в крови и слизи, белая маска с темными провалами, от рта по подбородку и шее - красные потеки. Он прокусил язык до крови.
  - Что же он с ним сделал? - Китти не выглядел испуганным. Скорее, озадаченным. - И почему мы тогда еще живы?
  - Надо бы выяснить, - сказал Джей. - По крайней мере, вот это мы должны отдать Барсону.
  В штормовке Клакера Джей нашел флешку, завернутую в клочок бумаги с подписью маркером. Последнее наводило на мысли, что Клакер вполне допускал, что флешку отдавать будет не он.
  - Обыщем. Может, еще что найдем. Только это... отпечатков не оставляйте.
  - Сечешь, - согласился Китти.
  Флешка посмотрела на них с тихим ужасом, но кивнула и натянула на ладони рукава водолазки.
  Клакер не пускал в комнату прислугу и не спал на кровати - после месячного съема на постели до сих пор красовалось что-то вроде лебедя, сложенного из полотенец, и визитка отеля с благодарностями за выбор и номерами администрации. От подарочной шоколадки, впрочем, осталась только обертка. Под ногами хрустели запутавшиеся в ковролине куски пластика и микросхем - Клакер предпочитал уничтожать данные наверняка, физически. Об этом говорил и молоток, брошенный на пуфик рядом с бутыльками эпоксидки.
  Полуразобранная сумка валялась на полу, одежда рассыпалась по полу. Джей поворошил ее немного, нашел два пустых, еще запечатанных в заводскую пленку, модуля памяти. Подумав, Джей распихал их по внутренним карманам куртки. Банки из-под холодного кофе стояли на подоконнике ровными рядами - легко было представить Клакера, автоматически расставляющего их, пока в мозгу вертится план атаки "Центра". Джей перевел взгляд на мусорное ведро, в котором горкой возвышались пустые стаканчики из-под быстрорастворимой лапши и готового супа, разорванные упаковки ужинов из синтез-автоматов. Он поймал себя на мысли, что здесь, сейчас, вот так - он вообще не представляет себе Клакера работником мегакорпорации. Его номер растерял обещанную "Квирки" роскошь и лоск и походил на жилище самого Джея и большей части его знакомых, не особо удачливых и не слишком умелых хакеров. Да и сам Клакер, лишившись стильного аватара и робота в деловом костюме, стал как никогда походить на самого обычного, стереотипного социофоба-взломщика, предпочитающего виртуальность реальному миру.
  Джей потер лоб и повернулся к Флешке, копающейся в ноутбуке Клакера, и Китти, осторожно ощупывающему его карманы.
  - Хоть что-нибудь указывает на его связь с "Автоматической жизнью"? - озвучил он собственные мысли.
  - Здесь все пусто, - Флешка склонилась над клавиатурой. Лицо ее было белое-белое. - Не знаю, на что я надеялась. - Она выпрямилась и с отчаяньем уставилась на экран.
  - По всем канонам паршивеньких боевиков мы сейчас должны были увидеть какое-нибудь зашифрованное послание, - нервно усмехнулся Китти. - Типа "Раз вы смотрите эту запись, то я умер".
  Он неловко дернул рукой и задел кресло. Оно скользнуло колесиками по ковролину, Китти на автомате схватился за футболку Клакера. В вывернутой шее что-то хрустнуло, и сломанный позвонок вспорол кожу с отвратительным треском. Кровь из раны уже не лилась. Китти, коротко вздохнув, взял со стола маркер и подцепил им край раны. Заглянул.
  - Какого хрена, Китти...
  - Это точно человек, - Китти бросил маркер обратно на стол. - До последнего надеялся, что какой-нибудь андроид.
  На руке Клакера завибрировал смартфон. Китти осторожно разогнул его и взял, стараясь не касаться плоти.
  Скрытый номер.
  Джей выхватил аппарат у него из рук и смахнул экран со звонком. На панели красовалось сразу несколько иконок со знакомыми приложениями - якобы игры, а на деле неплохие средства защиты от мобильного "Большого Брата".
  - По крайней мере, этот номер не отслеживается оператором.
  Китти выжидающе смотрел на него, Флешка тоже. Звонок все еще шел.
  - Наше послание? - бодрясь, весело спросил Джей и нажал на громкую связь.
  Обычный звонок самостоятельно перешел в видеоформат. Экран показал девушку с короткими взлохмаченными волосами.
  Джей выронил смартфон.
  Китти, ругаясь, его поднял. Флешка приникла к его плечу, вглядываясь в экран. Джей уставился туда же, не в силах пошевелить языком.
  - Клакер, черт бы тебя побрал, что случилось?! - девушка требовательно смотрела на них, и стало ясно, что сообщение записано ею заранее. - Сколько защиты я тут навертела, только чтобы поздравить тебя лично, а ты не смог ответить на звонок!.. - она помолчала, с тревогой глядя перед собой, и вздохнула. - Я все же надеюсь, что ты жив и у нас все получилось. Я выслала несколько контактов - можешь обратиться к ним, если голова начнет беспокоить. Я тут тебя очень жду, понимаешь? Тебя и ту твою суперкоманду, но главное - тебя. Где ты? Приезжай скорее. Или откликнись. Сделай хоть что-нибудь, покажи, что ты жив, пожалуйста.
  Девушка быстро коснулась губами экрана и отключилась. Замигало предложение записать и выслать ответ. Китти нажал на согласие и толкнул в бок Джея. Тот понял, что от него требуется, и попробовал подключиться к смартфону.
  - Клакер... - неуверенно начал Китти, записывая сообщение.
  - Спит, - вставила Флешка. - И он в очень плохом состоянии.
  - Но за контакты спасибо, - подхватил Китти, нарочно не поворачивая камеру в сторону Джея, занятого взломом.
  - Готово, - одними губами произнес тот.
  Джей объединил смартфон Клакера со своим, запустил пару программ и теперь мог попробовать отследить, куда пойдет сигнал.
  - Мы обязательно свяжемся с тобой скоро и...
  - И Айна... - Джей подвинул Китти и заглянул в экран. Слова дались с трудом. - Айна, у меня куча вопросов и мне очень, очень, охренеть как пригодятся твои ответы.
  Китти, онемев от удивления, отослал сообщение. Джей уставился в экранчик, судорожно дыша и пытаясь сфокусировать зрение.
  Долгожданная встреча прошла слишком быстро.
  - Под всеми ее защитами - какой-то японский оператор связи. Точнее не сказать. Но я и так знал, что она в Токио. Моя сестра.
  Он вымученно улыбнулся. Примирительно выставил вперед ладони, прежде чем Китти двинулся в его сторону.
  - Понятия не имею, что это было, клянусь.
  В коридоре послышалось, как створка двери отъехала в сторону. Флешка молча отсоединила ноутбук, собираясь прихватить его с собой. Не сговариваясь, все поняли, что сейчас придется бежать. Китти так ничего и не сказал, только быстро, уже не осторожничая, вывернул внутренние карманы джинсовки Клакера. Запоздало Джей удивился тому, что во вполне теплом номере Клакер сидел в куртке, - за секунду до того, как Китти отшатнулся от кресла. На боку Клакера темнело пятно засохшей крови, футболка прилипла к коже вокруг аккуратного круглого отверстия, но внутреннюю сторону джинсовки кровь почти не запачкала.
  Куртку на него надели уже спустя много часов после выстрела. И выбили перегрузкой импланты, получается, уже после смерти - ведь Клакер и впрямь должен был бы выжить, если уж выжили они... Теперь это казалось таким очевидным.
  Джей на пятках обернулся к выходу из коридора, где в проеме стоял убийца.
  Высокий и крепкий, весь упакованный в черное, в бронежилете и ботинках военного образца, он сошел бы за спецназовца, если бы не отсутствие каких-либо опознавательных знаков на форме и неуставная стрижка - кончики светлых волос касались плеч. Гладкое, чистое лицо с тонкими чертами плохо вязалось с внушительной фигурой. Узкий подбородок, тонкие губы, белесые ресницы и брови, широко распахнутые голубые глаза... Убийца даже не пытался выглядеть грозно. Напротив - широко улыбался.
  Только направленное на них дуло пистолета с глушителем показывало, что бросаться с дружескими объятиями все-таки не стоит.
  - Супер, - сказал Джей. - Может, хотя бы ты объяснишь нам, что происходит.
  - Какая встреча, - убийца как будто не услышал его слов.
  Он подвигал пистолетом, кивая, чтобы Джей, Китти и Флешка встали рядом. Флешка отчего-то застыла, не шевелясь, с непроницаемым лицом. Джей встал рядом с ней, Китти тоже. Задницей Джей уперся в угол ящика стола, который Флешка отворила и сейчас зачем-то прикрывала собой.
  - На кого ты работаешь? - спросил Китти. - "Центр"? Так мы готовы сотрудничать.
  Убийца поморщился, но тут же вернул на лицо улыбку.
  - Джей, - дуло посмотрело Джею в живот. - Китти, - он чуть повернул пистолет, указывая на Флешку. - И Флешка... Ничего не напутал?
  - Не, все так.
  Обманывал Джей по привычке, хоть и представить не мог, как ему может пригодиться эта ничтожная ложь под дулом пистолета.
  - И Клакер! - убийца прицелился в голову трупа. - Пыщ! - он сделал вид, что стреляет, и коротко рассмеялся, запрокинув голову.
  Джей успел бросить взгляд вправо, в ящик стола. Пистолет, но незнакомой конструкции.
  - Что происходит, вы спрашиваете? - доверительно начал убийца, вновь направив на них оружие. - Происходит то, что я сижу в ванной, как идиот, и все надеюсь, что хоть в какой-то миг этого времени вы вдруг станете полезными.
  В его голосе дрожала то ли усталость, то ли нервное веселье. Он свободной рукой толкнул труп Клакера и неуклюже вытряхнул его одеревеневшие руки из рукавов джинсовки.
  - Понравилась инсталляция? - радостно спросил он. - Пришлось обколоть беднягу релаксантами, а потом криогеном, чтобы усадить поудобнее и так оставить, - он почти извинительно пожал плечами. - Мне было совершенно нечего делать, дожидаясь вас тут.
  Никто не ответил.
  - Это моя, - пояснил он, явно не зная, как надеть куртку и не отвести пистолет от их троицы. Наконец, он положил ее на спинку кресла и любовно погладил ткань. - Хорошо, что не запачкалась.
  - Что тебе нужно? - спросила Флешка.
  - Пила, подозреваю, - на его лице нарисовалась искренняя досада. - Вы ведь ничего не знаете, так? Только ты вот, - он кивнул Джею, - знаешь Айну. Но не соображаешь ни хрена. Черт, как жаль.
  - Ты зря думаешь, что мы ничего не знаем, - подал голос Китти. Он искоса взглянул на Джея и шагнул вперед. - Мы очень многое знаем и очень многое видели. Если ты не из "Центра", то... Слушай, мужик, кем бы ты ни был, у нас до черта и больше информации по защите "Центра". Любому пригодится, даю слово.
  Китти говорил, осторожно и медленно двигаясь к киллеру, но тот быстро его остановил, требовательно помахав пистолетом.
  - Я действительно не из "Центра", - с раздражением произнес он. - Но поскольку вы, сам сказал, так много знаете о "Центре", мне и придется вас убить. Ничего лич...
  За первую секунду Джей выхватил из ящика стола пистолет, а за вторую рявкнул "Китти!" и выстрелил.
  Китти упал на пол, а убийца застыл, резко дернув рукой.
  Флешка и Джей тоже рухнули вниз, выстрел прошил терминал за их спинами, пуля осталась в стене, пистолет выпал из руки киллера.
  - ЭМИ, - ошалело выдохнул Джей, поднимаясь.
  Электромагнитное оружие было официально запрещено, но и, против обыкновения, среди преступников оно не завоевало популярности. Стремно стрелять из пушки, которая может повредить не только обычную электронику, но и импланты - и необязательно импланты противника. Даже в обычном пистолете пуля может застрять в стволе и оставить тебя без кисти, но оплошность с эмиганом грозила куда большими проблемами.
  Китти лежал на полу, обхватив руками голову и тихо скуля. Убийца стоял, покачиваясь вперед-назад и тщетно пытаясь двигать непослушными руками.
  - Китти, откатись в сторону, - попросил Джей, дрожащими руками перехватывая пистолет.
  Он выстрелил снова, и убийца на этот раз упал на спину. Но даже двух ударов не хватило, чтобы его вырубить. На третий выстрел не хватило уже заряда пистолета.
  - Киборг? - полуутвердительно спросил Джей, склонившись над убийцей.
  Его руки и ноги будто к полу приросли, мгновенно став кусками бесполезного железа и пластика. Джей понял, что и его рука слушается с трудом, а в голове гудит неспроста. Все-таки все нормальные люди не зря избегают эмиганов.
  Джей спрятал пистолет за пояс.
  - Просто объясни, кто за всем этим стоит и какую роль тут играет Айна.
  - Сука, - едва ворочая языком, сказал убийца. Мышцы его лица сокращались и расслаблялись непроизвольно, кожа казалась резиновой. - Какая же ты мразь, Джей.
  - Это ты хотел нас убить.
  Он прикусил язык, собираясь ответить, и прижал его к нижним зубам, чтобы не откусить совсем. Сосредоточил на этом движении, очевидно, все свои силы и не стал больше ничего говорить.
  Флешка помогла Китти подняться на ноги. Его задел выстрел, но на немой вопрос Джея Китти только кивнул - "справлюсь".
  Джей переступил с ноги на ногу, смотря вниз на киллера, сейчас прожигающего его взглядом.
  Никто не торопился уходить.
  - Нам нужно преимущество, - озвучил Джей общую мысль. - Если за нами опять явятся такие вот... Нам нужно все, что мы можем отсюда вытащить.
  Он повернулся и взглянул на Клакера. Тело того, после возни с курткой, сползло на пол. Джей снял с киллера перчатки, а потом глубоко вздохнул и усадил труп обратно в кресло. Криоген и релаксанты сделали из тела Клакера завернутое в кожу желе с кусками льда в конечностях.
  Киллер говорил, что тут нужна пила...
  - Есть шанс вытащить что-то из его имплантов, - тихо и напряженно начал Джей. - Или даже из природной памяти. Если получится восстановить работу мозга.
  Джей очень надеялся, что вот уже на этом предложении его идею завернут, рассказав, что это совершенно невозможно. Но Флешка только добавила:
  - Может сработать. Вряд ли, конечно, но теоретически это возможно. Мозг уже умер, но его деятельность можно сымитировать, используя встроенные чипы как активатор. Электрические микроимпульсы, что-то вроде того. Как Франкенштейн делал своего монстра. Сейчас что-то подобное используется в криминалистике.
  Примерно так Джей клепал свои реплики - через поверхностную оцифровку мозга. Получал вполне деятельные копии с вложенными стремлениями. Примерно так можно было получить полноценный сетевой клон с памятью носителя - если ты не обременен паранойей и зачем-то вообще решил поэкспериментировать над собой. Только вот для этого требовалось быть живым.
  - О криминалистике даже я слышал, - кивнул Китти. - Может, даже найду пару знакомых, которые расскажут подробнее.
  Джей подождал еще немного, давая себе шанс вспомнить что-нибудь, противоречащее гениальному плану, и ничего не нашел.
  - Супер, - сказал он. - Отлично. Китти, притащи свой морозильник из машины. Флешка, найди те контакты, о которых говорила Айна.
  - А что с ним? - Китти кивнул на убийцу.
  - Придумаем.
  Флешка закончила с поиском контактов очень быстро, а заодно скачала из ноутбука Клакера все что могла и, подумав, взяла молоток с пуфика. Разбив ноутбук к чертям, Флешка посмотрела на не пошевелившегося Джея и протянула молоток ему. Потом отыскала отвертку в ящике стола.
  - Как банки открывают, знаешь? - сочувственно спросила она. - Или консервы. Если открывашки нет, конечно. Сначала надо дыру пробить. В нашем случае, так, чтобы содержимое не повредить... Или как кокос.
  - Кокос?
  - Такой орех. Или не орех... Вроде бы орех. В общем, чтобы расколоть...
  Скорлупа ореха поддалась на шестом ударе - венцом вокруг головы Клакера.
  Китти успел вернуться, а Флешка - обшарить карманы убийцы, пока Джей работал.
  Закончив, Джей молча повернулся к Китти, и тот, так же молча, спокойно, пустыми глазами глядя на мозг, подставил открытый морозильный ящик с лежащим внутри пластиковым контейнером, а потом закрыл крышку.
  Стягивая перчатки, Джей подошел к убийце и присел рядом с ним, раздумывая, что делать.
  - Скажи. Нам. Что...
  Но одного взгляда на его лицо хватило, чтобы понять - ничего не скажет. Флешка неслышно встала рядом с ним. В ее опущенной руке лежал пистолет с глушителем. Она с мольбой взглянула на Джея, тот перевел взгляд на киборга - его руки заметно подрагивали. Скоро система - или что там им управляет, - его восстановит. Значит, надо...
  Убийца смотрел на него с мрачным интересом. Джей чувствовал себя очень уставшим рядом с изувеченным трупом Клакера, а потому даже этот киборг-психопат начинал казаться ему... ну, нормальным. Обычным. Живым человеком, зачем-то решившим их убить.
  Мелочи, в самом деле.
  У Флешки дрожала рука, и вместе с ней - пистолет.
  - Да зачем нам еще один труп, милая, - вздохнул Джей.
  Она тут же отступила, выдохнув.
  - Давайте уйдем отсюда, - озвучил общие мысли Китти.
  А киллер рассмеялся. Сухо, натужно расхохотался, корчась на полу.
  Он все-таки прокусил язык, очень сильно, и Джей автоматическим жестом приподнял его голову, чтобы тот не захлебнулся. Кровь быстро залила подбородок. Бешеные глаза смотрели на Джея в упор, и красное пятно рта дергалось вместе с непослушным лицом.
  Джей захотел, чтобы он прекратил это. Смех и взгляд, жутким и болезненным отозвались они в его голове. Короткой вспышкой, как тогда, с Флешкой, расчеркнуло память, но процесс тут же задавило в зародыше. Тонкие щупальца потянулись от эмбриона памяти - импульсы от синапса по нервам. И тут же ударило, оборвало связи...
  ХВАТИТ.
  Прекрати.
  Прекрати смотреть.
  - Или нет.
  Слыша свой голос издалека, Джей поднялся и выхватил пистолет из руки Флешки.
  - Он ведь хочет убить нас, так?
  - Джей, что...
  Джей выстрелил ему в лоб.
  И не удивился тому, что из головы почти не вытекло крови. Синтезированная алая жидкость, маскировка на случай неглубоких ранений, выступила на краях черной дыры во лбу киллера, ноздрей Джея коснулся слабый запах гари. Киллер замер, как был, с искривленным в улыбке ртом и широко распахнутыми глазами. Во рту, впрочем, продолжала скапливаться кровь, что говорило - в киллере все же гораздо больше живого, чем могло показаться.
  Джей сомкнул ему веки. С ожесточением. Чтобы он перестал смотреть.
  
  

Мистер Мозг

  

1

  Тишина и спокойствие, с которым они покинули комнату, была сродни оцепенению. Ноги идут, спины держатся прямо, лица не двигаются. Они почти забыли про Барсона, тот сам их догнал из другого конца коридора.
  - Да, вот, - Джей передал ему флешку, не услышав слов. - Клакер съедет через неделю, это точно.
  Вероятность, что его не найдут раньше, была мала, но все-таки... С трудом ухватившись за мысль, Джей протянул руку и вцепился в плечо Барсона.
  - Подождите... Нам бы записи с камер наблюдения. В этом коридоре.
  Сжав флешку в кулаке, Барсон поднял на них злобный взгляд. Что вы себе позволяете, на этом наша сделка окончена и бла-бла-бла. Джей проходил такое не раз и не два.
  - Кто-нибудь ведь догадался посмотреть, что на этой флешке?
  Он чуть не добавил "Пока я вытаскивал мозг Клакера". Вовремя осекся. Джей понадеялся на простой блеф, но Китти пожал плечами и ответил, поудобнее перехватывая морозильный ящик:
  - Домашнее порно, что там еще могло быть. Особо извращенное, даже я больше минуты не выдержал. - Он с гнусной ухмылкой уставился на Барсона. - Скат-то вам зачем понадобился, Гена? Он же электрический.
  Судя по лицу, он был готов их убить.
  - Мы могила, Геннадий, - справившись с приступом отвращения, произнес Джей. - И нам очень нужны записи с камер.
  Скривив губы - куда там делась вежливая улыбка? - Барсон на две минуты дал им доступ к архиву. На полный ненависти взгляд отреагировала только Флешка.
  - Удивительно, - задумчиво сказала она, бесстрастно глядя на Барсона, - как долго секс остается основным инструментом шантажа.
  У нее был большой опыт хранения чужих грязных секретов.
  Джей начал смотреть записи еще в лифте, начав с позавчерашнего дня, с четырех часов - примерно тогда они закончили взлом. Со стороны он выглядел, как типичный задрот, не расстающийся со смартфоном даже на ходу. Флешка походила на наркоманку. Внезапность того, как быстро Джей поменял решение и пристрелил киллера, повлияла на нее - лицо стало совсем отрешенным. Она почти не моргала и смотрела строго перед собой. "Стирает память? - вяло прикинул Джей. - Блокирует до лучших времен?". Например, до тех, когда ей не надо будет стоять рядом с психопатом, каким он ей, должно быть, казался. Китти выглядел нормально. Он один еще помнил, что надо строить из себя обычных людей, не вызывающих никаких, ну совсем никаких, подозрений. Но впечатление от вполне живого Китти портила футболка с мультяшными медвежатами и все еще не до конца просохшие штаны.
  То, как дико смотрелись они все, выходящие из дорогого отеля, дошло до Джея не сразу. Сначала он просто сел в машину, остановил запись и, не отдавая себе отчета в поведении, длинно и шумно выдохнул. Оцепенение отпускало медленно. Он как будто заново начал чувствовать собственное тело.
  - Ну что? - бросил Китти, выруливая со стоянки.
  Он не задал маршрут. Просто не мог оставаться на месте, и Джей это понимал.
  - Ты, кажется, говорил, что знаешь кого-то, знакомого с оцифровкой мозга.
  Китти не ответил.
  На быстрой перемотке визит киллера в номер Клакера занял одну секунду. В реальном времени - три минуты, за которые он вышел в коридор, дошел до двери и взломал замок. Обнаружилось это просто - собравшись с мыслями, Джей перестал пользоваться дедовскими методами, а просто прогнал запись через подходящую программу и нашел склейку.
  - Видите? - Он показал Китти и наклонившейся с заднего сидения Флешке строчку в коде на экране смартфона. - Фрагмент просто закольцован. Три минуты перед тем, как киллер вышел из лифта.
  - Ну, теперь мы знаем, что и взломщик он нормальный, - недовольно откликнулся Китти. - Я даже не удивлен. Киборг-убийца-взломщик, шикарно. Кто он, Джей? Кем он был?
  Джей в ответ приподнял бровь. Посмотрел в зеркало на Флешку. Та откинулась обратно на спинку сидения и сосредоточенно взирала на его затылок.
  - Он тебя знал, - припечатал Китти.
  - Согласна.
  - Поясните.
  - Он правильно назвал только твое имя.
  - Это было не сложно. Трое людей, выбор небольшой.
  - Он смотрел так, как будто чего-то от тебя ждал. И мразью обозвал, как будто не в первый раз.
  - Замечательный аргумент, Флешка. А всегда казалась умной.
  - Но она права.
  Китти пожал плечами, глядя на дорогу. Джей представил себе лицо киллера и прогнал образ по всей доступной памяти. Увидел несколько слегка похожих лиц и только.
  - Нет, - он помотал головой. - Я его не знаю. Если он откуда-то знает меня, то... Может, стоило вынуть и его мозг тоже. Точнее, то, что у него вместо мозгов.
  Напоминание сработало. Китти поджал губы, Флешка сзади уставилась в собственные колени вместо того чтоб жечь взглядом его затылок. Можно было бы разобрать киборга на микросхемы, но для этого понадобилось бы время, и никто не высказал желания оставаться в номере сверх необходимого. И Китти, и Флешка быстрее него отошли к двери. Китти тогда обернулся, открыл рот и тут же закрыл, так ничего и не предложив.
  Шок и трусость. Джей нахально уставился на Китти, прекрасно зная, что тот вспомнил собственные метания.
  - Ладно, проехали.
  - Нам нужен врач, - Джей с облегчением свернул с темы. - Контакты есть. Потом - кто-то, кто смог бы восстановить и оцифровать мозг Клакера. А после - Токио. Если ответов мы так и не узнаем.
  Сначала порыться в собственных головах и убедиться, что выход в вирт не сделает из них калек, затем попытаться выяснить, кто стоял за Клакером, раз уж "Автоматическая жизнь" тут оказалась не при чем. Точнее, кто работал с Клакером, Джей уже знал. Но представить не мог, зачем бы Айне, с зависимостью от "Пандоры", ударяться в какие-то непонятные теневые махинации.
  - Может, сама "Пандора"? - сказал он вслух.
  Он коротко рассказал, что случилось с Айной.
  - Было бы неплохо, - негромко ответил Китти, выслушав. - Если за Клакером все же стоит целая корпорация, а не просто какая-то группа взломщиков или даже одна твоя сестра... то у нас больше шансов остаться в живых.
  Джей искоса поглядел на него, стараясь не выдать удивления. Флешка - взгляд в верхнее зеркало, - нахмурилась. Даже ей, с ее постоянной усталостью от информации и работы в подполье, претила мысль о том, что где-то участие корпорации может приветствоваться. Психология киберпреступников современности - да, все могли поработать на корпорации, все признавали их власть и все их презирали в душе. Глубоко вбитая романтика с вечно свободными "цифровыми ковбоями" вырождалась в лицемерие, а здорового цинизма хватало не всем. Китти пошел на преступление против корпов чуть раньше, а теперь открыто высказал, что был бы рад связи с "Пандорой". Он вел себя слишком странно для взломщика. Или просто оказался более здравомыслящим и честным, чем те хакеры, к которым привык Джей.
  - Клакер был главным, его убили, и, видимо, "Пандора" поняла, что и нас скоро достанут.
  Китти свернул в проулок и пристроился у тротуара. Виртуальный помощник начал отсчет десяти минут, в течение которых смарткару можно было занимать место вне стоянки. Китти вздохнул, положив руки на панель управления и продолжил:
  - Так может, лучше сразу в Токио? Спросим твою сестру напрямую, с кем она и зачем. Если с "Пандорой", то...
  - Я все-таки сомневаюсь, что "Пандора" причастна к этому. Смотрели хотя бы раз открытые заседания корпов?
  Представители "Пандоры" среди корпоративных шишек считались примерно такими же недалекими мажорами, какими виделись пользователи "Пандоры" всему виртуальному миру. "Пандора" ставила на имидж и работала на него постоянно - так, люди с верхушки корпорации обычно заявлялись на переговоры в повседневной одежде, вели себя вызывающе нахально и всячески демонстрировали свою исключительность. Ну, а пользователям, хотя бы иногда, тоже хотелось побыть такими смелыми и уникальными - экстремалами, плюющими на привычные порядки. По крайней мере, до очередного выброса из киберпространства с мигренью на сутки.
  Флешка молча кивнула. Китти возразил:
  - Игра на публику. Джей, они потому и открытые, чтобы рекламировать себя несколько часов подряд.
  - Я смотрел и закрытые. Пару раз. Скинуть? На последнее собрание представители "Пандоры" вообще послали фрилансера.
  - И это тоже было рекламой. Не в первый раз удивляюсь, как ты, такой вот, до сих пор жив?
  - Черт. А выглядело достоверно. В любом случае, это непохоже на политику "Пандоры". Они не крадут внутренности для роботов, они делают своих - калечных, но таких единственных и неповторимых, что все остальные должны прикупить парочку, просто чтобы показывать друзьям.
  - В любом случае, - с нажимом повторил Китти, - твоя сестра тут замешана.
  С этим Джей спорить не мог.
  - У меня нет идентификатора, - признался он. - Аэропорт для меня закрыт.
  Он потер глаза.
  - Могу пригодиться здесь... как-нибудь. А вы летите и выясняйте, что случилось. Могу даже денег подкинуть - копил на билет.
  Китти, послушавшись виртуального помощника, снялся с места и назначил конечную точку маршрута наугад - просто ткнул пальцем в квартал подальше от центра.
  - Можно вообще отправить кого-нибудь одного, - сказала Флешка, явно имея в виду Китти. - С кем бы мы ни столкнулись в Токио, нет смысла отдавать ему сразу все. Мы до сих пор не знаем, что загрузил в нас Мечник, но это, очевидно, что-то ценное.
  - Мечник?
  - Так называлась программа централов в рабочих файлах Клакера. Ничего интересного, кроме того, что Клакер знал о ее существовании.
  Флешка, не спрашивая, скинула им файлы с его ноутбука.
  - Мне не нравится идея разделяться, - Китти напряженно смотрел на мигающий маршрут. - Хотя бы потому, что одного убить проще, чем троих, а за нами охотятся какие-то крутые парни, - он оторвал взгляд от панели и увидел недоверие на лице Джея. - Ох ты ж, придурок, ты хоть понимаешь, что этот белобрысый козел - явно не последний, кто за тобой припрется?
  - Я понимаю, - сдержанно отозвался Джей. - Я удивлен, что тебя это беспокоит.
  Китти с отвращением фыркнул.
  - Уеду из Москвы, - сказал Джей. - По стране-то можно передвигаться. Или ты думаешь, что за нами ломанутся и через страну?
  - Ну, какое-нибудь экопоселение "Мелкие пасюки" может тебя спасти. Как долго ты там выдержишь, прежде чем сделаешь что-нибудь очень тупое?
  Китти покачал головой, открыл рот и тут же закрыл. Было нетрудно догадаться, что он хотел сказать. "Надо было вскрыть и его голову тоже". Того киллера. Надо было, только вот это кажется сейчас, а тогда просто хотелось свалить, и рука у Флешки дрожала, и в морозильнике лежал вытащенный из черепа мозг, и тело Клакера начинало вонять. Джей все еще сомневался насчет деятельности Китти - недавний фрик оказался слишком уж деловым и собранным в критических ситуациях. Еще вчера Джей был уверен, что никто из них не готов к встрече ни с убийцами, ни с убийствами, но вот Китти действует спокойно и хладнокровно, Флешка молчит и не высказывает страха, да и он сам...
  Он вспомнил слова Флешки еще там, рядом с горящим складом. Предложение насчет бомжей. Взглянул в зеркало - Флешка казалась абсолютно безмятежной.
  Еще он вспомнил, что рука у него двигалась хреново - что тогда, после уничтожения терминала, что совсем недавно, после использования эмигана. Он осторожно пошевелил пальцами - все в порядке. Запустил анализ, и программа не выявила серьезных повреждений. Только синт-кожа полопалась на костяшках, обнажая металлические суставы. Джей автоматически пригладил ошметки пальцем. "Тэцуо", в отличие от других производителей, не использовала графеновое напыление, поэтому лопнувшая кожа Джея не пугала. Эти японцы прекрасно знали свою аудиторию - людей, которые ставят себе железные конечности не из-за травм, а только ради повышения производительности или даже из желания покрасоваться. Поэтому кожу можно было довольно спокойно разрезать, чтобы вдоволь покопаться во внутренностях и наставить самолепных свистелок, если очень хочется.
  Джея напугало другое.
  "Тэцуо" производила крутейшие штуки и занимались их поддержкой независимо от старости модели, только вот автоматические обновления софта Джей отключил почти сразу же после установки, памятуя о том, что его незаконную деятельность могут отследить по номеру протеза. Обычно он все чинил сам, а тут... Он даже не заметил, что шел процесс восстановления.
  - Давайте сначала пройдемся по тем контактам, - предложил Джей, думая, что у него появились новые вопросы к докторам. - Осторожно, а то вдруг там новые киборги-убийцы.
  - Давайте, - согласилась Флешка. - Черт его знает, что у нас в мозгах, а без выхода в вирт я и недели не протяну.
  Она забралась коленками на заднее сидение и теперь смотрела на дорогу позади. Китти уже миновал центр и все глубже забирался в развлекательные зоны, окружавшие мир бизнеса и больших сделок.
  - Только сначала, - Флешка обернулась и съехала вниз по сидению, чтобы голова не высовывалась над спинкой, - решим, что делать со слежкой.
  - Да ты издеваешься, - Китти мгновенно перевел управление на ручное.
  Джей запоздало вспомнил про эмиган и, вытащив из бардачка спутанный клубок разномастных кабелей и адаптеров, поставил тот заряжаться от автомобильных аккумуляторов.
  - Не больше получаса, - Китти глянул на бортовую панель, - или машина сдохнет прямо на дороге.
  - Я надеялся минут на пять, - откликнулся Джей, строя из кабелей провод подлиннее. Длины хватило на то, чтобы высунуть эмиган в окно. - Если ты поставишь машину перпендикулярно им, то я смогу выстрелить. Слабо, но это их затормозит. А через полчаса он уже аккумулирует достаточно энергии, чтобы выбить им всю электронику.
  - Ребят... - Флешка, казалось, совсем не беспокоилась, полулежа на сидении и умиротворенно сложив руки на животе. - Мне кажется, если б это был псих вроде нашего знакомого, то он бы уже стрелял. Да и они выглядят, как простые отморозки.
  Китти вывел на панель изображение с задних камер. За стеклом вполне обычной тачки сидели вполне обычные люди, разве что с мерзким выражением на лицах. Впрочем, последнее могло и почудиться. Китти прогнал изображение через базу данных.
  - Полицейская? - спросил Джей.
  - Рабочая. Ты не представляешь, сколько людей хотят, чтобы их лица засветились в какой-нибудь игрушке.
  На панели показались лица троих из четверки преследователей.
  - Аркадий Шепунов, "Баттлрок-миллениум", Виталий Бондарев, "Морское путешествие", и Никита Роканских, "Флаверс-дримс"... симулятор свиданий, между прочим. Паршивый. А-ах, мои дорогие маленькие задроты, - Китти рассмеялся и задорно улыбнулся, вызвав у Джея почти что шок, так странно смотрелось поведение куколки-Китти, примеренное Китти-без-образа. - Нет, ну, так все гораздо проще. Они просто хотят нас ограбить. Может, следили за стоянкой "Квирки".
  - Поговорим или будем отрываться?
  - У них могут быть запасные аккумуляторы, - сказала Флешка. - И деньги. И оружие. Я так понимаю, нам все это пригодится.
  Она подумала еще полминуты, пока Китти неспешно выезжал с улицы игровых автоматов в зону рынка апгрейд-материалов. По раннему времени - едва начинало светать, - здесь еще было мало машин. Большинство магазинов работало и по ночам, но ночные посетители, как правило, игнорировали центральные входы.
  - Если за нами и вправду охотятся, то возвращаться домой - глуповато.
  Китти негромко выругался, но тут же улыбнулся и кивнул.
  - Действуем, как в игрухе, собираем лут.
  - Я никогда не любил компьютерные игры, - признался Джей, в свою очередь успокаиваясь окончательно. - Но у меня есть крутая пушка.
  - Под задним сиденьем есть еще одна. Не особо крутая, но пойдет, да?
  - Ты точно коп.
  - Офицер при исполнении, Китти Иванов. Звучит.
  - У меня есть третья пушка, - вставила Флешка. - От нашего убийцы. Так что, все вооружены?.. Ну, тогда все совсем хорошо.
  На фоне киборга-убийцы и неизвестной структуры, скрывающейся за Клакером, бандиты-задроты и впрямь как-то терялись. Джей вырос в жутком районе, где полиции боялись больше, чем преступников, Флешка работала среди всяческого отребья, ну а Китти... Китти возил пистолет под задним сидением. Так что тут они справятся.
  Нет причин для паники.
  Китти вывел машину из рыночной зоны в неширокий проулок, убедился, что поблизости никого нет и бандиты все так же последовали за ним, и перегородил проезд, развернув смарткар.
  Преследователи не стали играть в невинность, а слаженно высыпали из авто, доставая оружие. У двоих были стальные биты, у одного пистолет. Главный - мужчина с бородкой-колышком и оттопыренными ушами, Никита Роканских, - держал руки в карманах слишком большой для него куртки из коричневой кожи.
  Джей опустил стекло и молча направил на них эмиган.
  Хозяин магазинчика подержанной техники, рядом с которым происходило действо, оценил обстановку через стеклопластиковые витрины и флегматично опустил на дверь решетку. На балкончик над магазином вышел грузный мужик в широких семейниках. Поворошил какой-то хлам ногой, поставил на старенький стол жестяную пепельницу. Балкон, как водится в старых районах, хранил просто прорвы всякого барахла - гнилой мебели, инструментов, консервов на случай войны и лыж на случай любви к здоровому образу жизни.
  От одной этой идиллической картины - мужика в трусах и захламленного балкона, - Джею сразу стало очень хорошо и спокойно.
  - Ментов вызвать? - спросил мужик, обращаясь ко всем сразу и непринужденно опираясь на древний холодильник. - Или, вон, могу палку лыжную одолжить.
  - Не, бать, спасибо, - ответил Китти, вылезая из кабины. Он оперся локтем на крышу смарткара. - У нас тут эмиган, просто эти дебилы еще не поняли.
  - А, ну норм, - мужик присел на табуретку. - Я тут покурю тогда. Сильно не шумите, ребенок спит.
  Джей широко улыбнулся четвертке преследователей. Флешка на заднем сидении тоже опустила стекло и высунула наружу дуло пистолета.
  - Стрелять бы не хотелось, - сказала она. - Ребенок спит.
  - Не будем стрелять, красавица! - оценив, наконец, обстановку, главный из четверки кивнул приятелям, чтоб опустили оружие. - Я глаза новые только вчера поставил, не порть картинку, а? Впервые за год все вижу без глюков.
  - Ничего не могу обещать.
  - Так... - Китти, явно разочарованный покладистостью бандитов, не знал, с чего начать.
  - Так кто вас послал? - спросил Джей.
  Их мог никто не посылать - как будто мало вокруг воров, - но главарь достал руки из карманов и неопределенно пошевелил пальцами. Улыбнулся почти виновато.
  - Дело такое, - сказал он, сделав несколько шагов и остановившись в метре от смарткара Китти. - Наш заказчик очень хочет, чтоб вы переломы полечили. Имени не знаю, голоса тоже. Рожу скрыл. Сказал, отпинать вас до потери сознания и передать, чтоб не зарились на чужие аккаунты. Все просто, парень, ты убери эту сраную пушку. Сам же потом лечиться будешь, если что не так пойдет.
  Джей не отреагировал на предложение.
  - Инфой торгуете? - Роканских обернулся к своим ребятам и дернул подбородком. Те подошли ближе. - Я ж не знал, что вы настолько серьезные ребята, - он выразительно взглянул на эмиган. - И девушка, разумеется. Очень серьезная и милая девушка.
  - Да твою же мать, - грустно сказала Флешка. - Теперь даже как-то не с руки отбирать у них аккумуляторы.
  - А и не надо ничего отбирать! Мы взрослые люди. Барыг знаю, вам хоть хвост от вертолета без наценки продадут, отвечаю. "От Ника Роканских" - как рекомендация сработает на отлично.
  Его друзья закивали.
  - И оружие, - добавил Шепунов. - Эмиганов там не держат, да и японщины тоже, но отечественного производителя - выше крыши.
  Джей понял, что он узнал японца в пистолете киллера, который держала Флешка. Все догадались не показывать удивления. Токио замаячил все ближе.
  - А вы что, зону решили отхапать? - понял Китти. - Типа мы тут инфу воруем, а вы прикрытием хотите поработать?
  - Телохранами, если хотите, - не стал отнекиваться Ник. - Нам тоже малость надоело как говно в проруби бултыхаться, не против примкнуть. Ну, раз уж все так сложилось. А у вас тут вполне сплоченная команда, как я посмотрю, и злить народ вы умеете.
  Он, уже совсем перестав бояться, прикурил сам и предложил сигареты и им, и своим парням. Шепунов и неизвестный налетчик сигареты приняли.
  - Ну, а если нет, то хреново, конечно, но все равно не повод нам тут воевать. В конце концов, что там какой-то хмырь из отеля...
  - Отеля?
  - Ну, "Квирки", вы оттуда выехали. Аванс перечислили с общей сети, так что, повторюсь, знать не знаю, кто там.
  - Ну типа... мы знаем, кто, - Китти шумно вздохнул. - Не, вы прикиньте, что в той инфе было...
  Джей отвлекся от эмигана, чтобы почесать затылок. Бандиты отреагировали на это действие без какого-либо интереса, разве что Шепунов открыл и закрыл рот, явно не решаясь спросить о редком оружии. Мужик сверху сбил пепел и цокнул языком, очевидно, разочаровавшись таким быстрым и скучным разрешением конфликта, а потом облокотился на перила, прислушиваясь к болтовне Китти и взбудораженного подробностями чужой личной жизни Ника. Флешка неуверенно улыбалась, не убирая, впрочем, пистолета из окна.
  Продавец, все еще не решаясь поднять решетку, поймал взгляд Джея через стекла машины и витрины и вопросительно приподнял брови, помахав смартфоном. Джей в ответ ободряюще улыбнулся и покачал головой. Только полиции тут не хватало, батя...
  Рев мотора где-то рядом и отдаленный звук сигналки разбил наметившуюся идиллию.
  - Серьезно, электрический!.. Что за нахрен... - Китти на всякий случай резво забрался в машину и схватился за панель управления.
  Ник Роканских поднялся на цыпочках, потом подпрыгнул и вдруг резко бросился в сторону, проорав что-то нечленораздельное.
  Китти среагировал быстро, и это их спасло. За несколько секунд он вывернул смарткар, оцарапав бампер о стену магазина, и успел отъехать на несколько метров. Как в замедленной съемке Джей, высунувшись в окно, увидел, что на багажник, а затем и на крышу бандитской тачки выпрыгивает новехонький, почти игрушечный спортивный байк, как он гонит, не останавливаясь, к ним, и во лбу мотоциклиста зияет черная дыра от выстрела.
  Джей подумал, что это конец.
  Раздался громкий детский плач.
  - Да твою мать! - заорал мужик с балкона и, поднатужившись, перевалил через балконные перила холодильник. - Говорил же, говна кусок!
  - Тормози! - крикнул Джей буквально вместе с ним.
  Конец немного отодвинулся во времени.
  Китти, с квадратными глазами, сначала послушался, а потом спросил:
  - Зачем?
  - Хочу проверить границы его возможностей, - честно ответил Джей, вполне осознавая собственную дурость.
  Ник с друзьями стоял, прижавшись к витринам магазинчика, где продавец изображал статую с ладонями у рта. То ли от шока, то ли от избытка здравого смысла, никто не попытался приблизиться и помочь киллеру с дырой во лбу подняться. Он справлялся самостоятельно - методично сталкивая тяжеленный старый холодильник ударами кулаков с собственных ног. Мотоцикл изрядно помялся, его ноги - нет. Джей захотел проорать Нику, чтоб убирался, захотел проорать мужику с балкона, чтоб хватал своего ребенка и всех домашних в охапку и убегал отсюда подальше, но побоялся, что этим только переключит его внимание.
  - Стой, - выдохнул он Китти. - Стой.
  - Гребаный однозадачный процессор, - напряженно сказала Флешка, каким-то образом поняв, чего хочет Джей. - Пусть смотрит на нас.
  Когда киллер поднялся и целеустремленно зашагал в их сторону, постепенно ускоряясь, Джей выстрелил. Один раз, насколько хватило заряда. Киборг дернулся, но все же продолжил движение.
  - Вот теперь можно, Китти. Только помедленнее, чтобы он...
  Китти в ответ злобно выругался и распахнул дверь машины.
  - На выход, кретин! - заорал он. Панель управления смарткара замигала уведомлениями о неисправностях, а потом и вовсе потухла. - Он экранирован!
  Смысл произошедшего дошел до Джея не сразу. Сначала он вспомнил о морозильнике и вытащил его из салона, пока Флешка и Китти выпускали в киборга один патрон за другим, а потом все трое побежали. Где-то на бегу Китти подхватил вторую ручку морозильника, но это не помогло двигаться быстрее - вскоре Китти запыхался и Джею пришлось тащить его за собой.
  Только потом, на очередном повороте, в который они занырнули, не сговариваясь, в голове Джея, наконец, взорвалась эта мысль - за время, пока они раздумывали и колесили по городу, киборг успел не только восстановиться, но и озаботиться экраном от ЭМИ, а также найти их.
  КТО. ОН.
  КТО. ЗА. НИМ.
  Мысли превратились в лихорадочную пульсацию крови, в сбитое дыхание.
  Они выбежали к проспекту и врезались в толпу на пешеходном переходе, пробурили ее, расталкивая людей локтями. Повезло - угодили как раз в первый поток спешащих на работу людей, хлынувший из подземки. Парой минут раньше или позже, и шансов затеряться было бы гораздо меньше.
  Оглянувшись, Джей выцепил взглядом киллера, увидел, как тот отточенным, быстрым жестом хватает какого-то паренька и стаскивает с него шапку, чтобы напялить и скрыть дыру. Увидел, как кто-то уже поднял панику и звонит по телефону. Услышал, как сигналят машины то ли медленной толпе, то ли тоже заметив странное преследование. В этой короткой суматохе Джея больше всего напугало то, что киллер, продвигаясь, продолжает смотреть именно на него и только на него.
  - В такси, - скомандовал Китти почти у самого тротуара и, отпустив ручку морозильника, метнулся прямо к застывшим у перехода машинам.
  От неожиданности Джей почти уронил ящик, крышка и замок подозрительно клацнули, но Джей вовремя успел, не дал ему ни открыться, ни рухнуть на асфальт... Чтобы тут же поймать боком морозильника удар.
  На стене камеры осталась вмятина. За секунду переход опустел.
  Джей пнул убийцу в колено, одновременно толкая морозильником, и встретил ударом протезированного локтя в лицо, когда киборг вновь кинулся к нему. Быстро смекнув, что контейнер - его единственное оружие, Джей размахнулся, чтобы опустить его на голову киборга. Тот вовремя среагировал на открытое плечо и выбил его одним мощным ударом. С треском и скрежетом сустав "Тэцуо" встал на место, но сам Джей едва не упал и разжал человеческие пальцы. Морозильник, с одной ручкой, намертво зажатой протезом, описал дугу и врезался в висок убийцы. Пользуясь секундной передышкой и отдавая себе отчет в бессмысленности драки против этого чудовища, Джей бросился к машине, откуда огромными глазами смотрел на схватку таксист.
  Киллер встал у них на пути.
  - Да херачь! - рявкнул Китти ничего не соображающему таксисту и вместо него хлопнул ладонью по панели управления. - Ничего ему не будет!
  Киллер все-таки отпрыгнул с дороги, не обращая внимания на снимающих его людей.
  - Робот, - быстро сказала Флешка. - Программный сбой. "Пандора" уже оповещена.
  - Сраная "Пандора", - клацнув зубами, таксист неуверенно кивнул, в камеры наблюдая, как киборг выбирается на тротуар. - Вам к-куда?
  - Просто едьте.
  Морозильник давил на колени, Джей отчетливо трясся, несмотря на плавное движение машины. Драка заняла меньше минуты, эмоциональный откат длился гораздо дольше.
  - Ремни, - сказал таксист. - Ребят, я все понимаю, но ремни, пожалуйста...
  Судорожно кивая, Джей поспешно защелкнул ремень безопасности. Вцепился в морозильник. Очень хотелось открыть его и взглянуть, как там мозг, выдержал ли тряску.
  - Джей, - в накатившей тишине голос Флешки прозвучал очень громко, - как твоя рука?
  - Нормально. Выбило плечо, но вовремя встало.
  Для верности он осмотрел руку еще раз, подвигал для пробы. Кожа лопнула теперь еще и на локте.
  - А голова?
  - Тоже нормально.
  - У меня тоже. А должно быть - очень плохо, - напряженно сказала Флешка.
  Перед внутренним взором Джея все еще стояло перекошенное лицо киборга, переключиться вышло с трудом. Джей похолодел от понимания того, о чем говорит Флешка. В зеркало заднего вида он поймал взгляд Китти. Он тоже понял и тоже не сказал прямо, что после перенаправленного заряда эмигана технику должно было выбить не только в смарткаре, но и у них в мозгах.
  - Пронесло? - неуверенно предположил Джей.
  - Ребята, так вам куда?
  - Едьте, пожалуйста.
  Джей взглянул на развернувшегося в его сторону таксиста, оставившего управление автоматике, и нервно сглотнул.
  Все напоминало галлюциногенный бред. Больной сон без привычного программирования сновидений. Что-то натуральное, из природы, в которой разум по ночам захватывали воспоминания, обрывки пережитого, невысказанные слова и отогнанные когда-то мысли.
  Лицо таксиста было ему знакомо. Тоже знакомо. Как и лицо киллера. И он опять не мог понять, откуда.
  Флешка до сих пор сжимала в руке пистолет, пусть и спрятанный наполовину рукавом толстовки. Джей спокойно попросил Флешку поднять оружие и нацелить в голову таксиста. Та послушалась, испуганная, но отчего-то не решившаяся спорить.
  - Джей... - начал Китти.
  - Какого... - начал таксист.
  - Пожалуйста, - тихо сказал Джей. - Пожалуйста, просто едьте и с вами ничего не произойдет. А я пока всего лишь прогоню по памяти ваш логотип и внешность.
  - Это частная фирма, - заволновался таксист.
  - И на сколько тачек таксопарк? - поинтересовался Китти.
  Он на удивление быстро переключился с непонимания на доверие. Джей умел распространять паранойю.
  Таксист не ответил, напряженно вглядываясь в дорогу.
  - Двигайте по центральным, - Джей сам построил ему маршрут. - Меньше сюрпризов.
  И уже во второй раз за сегодня пробежался по логам памяти. На этот раз - результативно.
  Таксист ответил на его внимательный взгляд неуверенной улыбкой.
  - Джей, да? Я же п-помню...
  Джей заметил, насколько потные у него руки. На панели управления оставались влажные следы.
  - Только не говори, что тут порно снимают, - вздохнул Китти.
  Джей помотал головой. Слишком много воспоминаний для одного дня.
  Слишком. Много.
  Айна, Флешка, киллер, теперь этот сраный таксист. Он однозначно повредил что-то в голове, это стало ясно еще на киллере. Джей до сих пор не верил, как Китти и Флешка, в то, что действительно встречался раньше с тем убийцей, но помнил собственную нездоровую реакцию на его дергающийся окровавленный рот и больной хохот. Что-то такое он уже видел, наверняка, но чертова встреча с чертовым Мечником поломала его мозг. Но пугало даже не это.
  Джея начали пугать совпадения. Внезапно пришло желание произнести это слово - аккуратно, осторожно, четко выговаривая каждый слог, заставляя себя остро ощутить каждое движение языка, его прикосновения к нёбу и зубам: сов-па-де-ни-я. Как будто, озвученное, оно перестанет быть таким жутким. Или как будто сам Джей начнет видеть в нем красоту, а не таинственный злой рок.
  - Джей, мы же подружились, разве не помнишь? Ты ж слушал тогда, так хорошо слушал... - Обрадованный его молчанием, таксист улыбнулся уже бодрее.
  - Ага.
  - Мне еще целиться или как? - поинтересовалась Флешка.
  - Ну, - Джей откинулся на спинку кресла, переваривая информацию, - сама посуди. Этот урод сидел с нами в камере. Около полугода назад.
  - Вы не говорили мне, что знакомы.
  Флешка прикусила губу, напряженно хмурясь.
  - "Северная мадонна", в которой ты якобы сперла шапку, - напомнил Джей. - Мне тогда приписали купание в голографическом фонтане.
  - Так вот почему ты мне сразу показался знакомым!
  - Сам вспомнил только у тебя дома. Полагаю, та... операция, - Джей вовремя прикусил язык, чтобы не ляпнуть при таксисте чего лишнего, - все-таки здорово меня задела, раз ловлю флешбеки.
  - Видимо, меня тоже стукнуло, - задумчиво согласилась Флешка.
  Таксист собрался было обернуться, но она ткнула стволом его затылок.
  - Тогда, может, познакомите меня со своим старым другом? - проворчал Китти.
  - Китти - маньяк, маньяк - Китти.
  Нервозность выплеснулась идиотским поведением. Джей улыбнулся так, будто произнес лучшую свою шутку. Китти юмора не оценил, пришлось объяснять.
  - Эта сволочь ловила людей и держала в подвале своего дома. Из того, что я услышал. Когда и как тебя выпустили, ублюдок?
  - Спустя месяц...
  Таксист было поник, но потом, убедившись, что никто не собирается убивать его прямо на дороге, охотно рассказал, что откупился, собственно, домом, оказавшимся, по правде, гаражом в пригороде.
  - Теперь живу тут, в машине, - закончил он. - Но я не привередливый и, знаете, оптимист вот! А что, таксую, ночью сплю, деньги платят...
  - Хлороформ всегда с запасом, - покивал Джей, выгребая из бардачка пару пластиковых бутыльков и кучу скомканных носовых платков.
  Китти меж тем взламывал управление такси со смартфона, заново перестраивая маршрут. Трудно было сказать, какое впечатление произвели на него признания психопата, но выглядел он деловито.
  - Ну вы же знаете! - Таксист совсем воодушевился их миролюбием. - Я ж такой же, как и вы, рыцарь подполья, воин сопротивления, и мы ведь подружились, да? И даже ничего не понадобилось, ну, не как с теми идиотами, ничего не понимающими, не ценящими крепкой дружбы...
  Слова текли из него ручьями, вместе со слюной и нездоровым энтузиазмом. Он уже расслабился, восторженно глядя то на дорогу, то на Джея, размышлявшего, что теперь делать, то на Китти и Флешку в зеркале заднего вида. На лице Флешки застыло выражение крайнего отвращения, но таксист как будто этого совсем не замечал, постепенно переходя в своей болтовне от темы дружбы к рассказам о пленниках.
  Китти оставался по-прежнему непроницаем. Закончив с маршрутом, он осторожно взял у Флешки пистолет и положил на колени. Джей не стал вмешиваться - Китти явно придумал, как поступить с таксистом. Тот вез их, по-прежнему болтая, а Джей поставил заряжаться эмиган и воспользовался моментом, чтобы заняться их прикрытием. Киборг наверняка запомнил номер такси. Без выхода в вирт Джей не смог бы стереть все данные о машине, но слегка запутать - вполне. Так спустя сорок минут такси поменялось номерами с авто, которое Джей заприметил на очередном перекрестке. Если бы киллер следил только за номером, не углубляясь в просмотр записей с камер слежения, то после этого перекрестка свернул бы ровно в противоположную от них сторону.
  - Дорогой, после поворота сбавь скорость, идет? - пропел Китти со знакомыми интонациями девочки-куколки.
  Таксист даже не удивился этим замашкам от рослого грузного мужика, только радостно закивал.
  - Вы что-то придумали, да? - возбужденно затараторил он, послушно сбавляя скорость. - Вы что-то придумали, да, да, мы же команда, мы банда, а я буду вашим водителем, да, нет, не водителем, а ВОДИЛОЙ! - он коротко рассмеялся. - Извините, извините, просто я так рад, что мы подружились, подружились-буду-водилой-так-круче-и-вы-крутые-смотрите-я...
  Джей осмотрелся, насколько позволяли окна и камеры. По маршруту Китти они выехали уже далеко за пределы центра и сейчас медленно тащились по трущобам. Невидимая граница между богатыми и бедными просчитывалась легко - сначала сходил на нет поток машин. Все прекрасно знали, куда не стоит соваться, если эта самая машина тебе дорога. Вот исчезают пробки, вот дальше двигаются лишь убитые колымаги, редкие такси или очевидно спертые тачки. Вот в последних открываются окна, являя местному населению зверские рожи и вытащенные пушки, недвусмысленно намекая, что это не мажоры едут в поисках приключений, а бандиты гонят ценный груз. Такси неизменно привлекало здесь кучу ненужного внимания.
  Джей, вздохнув, в который раз проверил эмиган, чем вызвал у "водилы" очередной словесный понос. Оружие уже зарядилось до максимума, а заодно нехило подсадило машинные аккумуляторы, но это маньячину не смущало.
  - Останови-ка, милый, - попросил Китти, ласково улыбаясь.
  Затормозить Китти решил всего в паре метров от кучки "бродяг". Джей узнал эту банду по ярким, нарочито аляпистым татуировкам, покрывающим их ноги до колен под подвернутыми джинсами или широкими шортами. Некстати вспомнил, как однажды чуть не огреб от этих бродяг - зима была, татуировки скрывались под штанами. Кажется, на этот раз вся компания тоже была сильно нетрезва.
  - Мы им наваляем, да? Да?!
  На взгляд Джея, таксист говорил слишком, непозволительно громко, пока Китти вытаскивал его из машины. Что-то соображать он начал только на тротуаре, когда Китти ударил его под дых мощным кулаком, а потом разбил ему лоб о колено. Даже бродяги слегка удивились происходящему - по крайней мере, не сразу двинулись к Китти.
  - Педофил! - бодро сказал Китти, указывая пальцем на рухнувшего таксиста.
  Флешка высунулась из окна и пару раз выстрелила. Непонятно было, целилась она психу в ногу или просто в асфальт. Пользуясь замешательством гангстеров, Китти нырнул обратно в такси, на водительское сидение, и тронулся, довольно улыбнувшись в боковое зеркало.
  Таксиста начали пинать. В машине было тихо.
  - Если б я не выстрелила, они бы переключились на нас, - заметила Флешка спустя минуту.
  - Может, и пронесло бы, - возразил Китти. - Но ты умница. А я... я просто мечтал это сделать, как только выяснилось, что за говно нас везет.
  Джей невольно рассмеялся и с удовольствием отметил, что Флешка на заднем сидении тоже смеется. Причем, без нервозности, что радовало особенно.
  - Один хрен нам придется дальше двигать пешком, - сказал Китти, слегка сбавив градус удовлетворения от выкидывания маньяка. - Я просек, что ты номера запутал, но не стал бы надеяться на счастливый случай.
  Он остановил машину, на этот раз без видимых бандитов в окрестностях, и нехотя выполз.
  - Но, - продолжил он, - к счастью для вас, Китти не пальцем делан и подъехал поближе к одному из наших контактов.
  Джей с трудом вспомнил про врачей, чьи координаты оставила им Айна. От осознания того, что нужный им доктор скрывается в трущобах, Джея слегка замутило. Он отлично ориентировался в своем районе и чуть похуже - в прилегающих. И там, и там мог сослаться на знакомых, что дарило пусть спорную, но все-таки безопасность. Здесь - север города, - Джей не знал никого. Зато прекрасно представлял, как опасно тут шляться, пусть даже утром.
  Он спрятал эмиган за пояс. Флешка помогла с морозильником и поставила его на капот такси. Огляделась. По другой стороне улицы ковыляла женщина в камуфляжной куртке, неподалеку спал бомж, из окон второго-третьего этажа - старые типовые застройки, бывшие общежития, - доносились пьяные крики и паршивая музыка. Джей успел заглянуть в приоткрытую крышку морозильника вместе с Флешкой и убедиться, что мозг, хотя бы на первый взгляд, все еще в порядке. Лежит, красивый, в пластиковом контейнере.
  Все хорошо. Насколько возможно.
  Джей как раз собрался ляпнуть какую-нибудь из своих несмешных шуток, чтобы не говорить снова о мертвом Клакере, как Флешка прижала палец к губам, прислушиваясь.
  Шум доносился из багажника. Джей потер лоб. Слов не хватало, даже матом.
  Освобожденный пленник встретил спасителя-Китти пинком в живот и только потом уже выкарабкался на землю, озираясь и ловя ртом воздух.
  - Сучонок! - выдохнул Китти, согнувшись пополам.
  Он, жертва маньяка-таксиста, щуплый мужчина лет сорока в деловом костюме, непременно заорал бы, отметил про себя Джей. Как орут все те, кто носит деловые костюмы и не качает мышцы, когда вдруг оказываются в трущобах среди отморозков. Но этот только стоял, трясся и смотрел...
  Джей перевел взгляд - это Флешка уже целилась в мужчину из пистолета.
  - В общем, так, - сказал Джей, сориентировавшись. - Мы спасли вам жизнь. С вас бумажник.
  Он прекрасно понимал, что жизнь их здесь равняется нулю, но собирался поднять рейтинг.
  

2

  Из всех приблуд, которыми напичкала его Пандора, Эксу больше всего нравились две вещи. Во-первых, лезвия из запястий, из нанокластерных(1) стальных трубок, заменивших ему лучевые кости. Что бы ни говорили корпы и как бы он сам не любил мясной трэш из рваных ран и брызжущей крови, эти лезвия были восхитительно изящны. Иногда он просто приобнимал кого-то, фамильярно клал руку на талию или властно - на грудь и триггерил лезвия командой через нейроинтерфейс, и два убийственных продолжения его костей прошивали двадцать сантиметров плоти со скоростью выстрела. Этого редко хватало, чтобы убить - Экс не продумывал такие удары, просто игрался с собственной автоматикой, - но всегда затормаживало жертву. Удивляло - что это? откуда? как? - раскрашивало лица ужасом и непониманием. Скрытые лезвия давно перешли в разряд реквизита для нуар-фильмов, современники полагались на огнестрел или дистанционные убийства с далекими операторами дронов или хакерами, осторожно подогревающими мозги вирусами. Но Пандора любила играть на чувстве стиля и успешно прививала эту любовь как своим пользователям, так и наемникам. Отличием между первыми и вторыми было то, что вторые после неудач с барахлом не морщились, не плевались и не уговаривали себя - безуспешно - не вестись больше на рекламу, а поднимались, отсылали отчет в компанию и шли дальше выполнять условия контракта.
  На этот раз даже жаловаться было, вроде как, не на что. Экса остановил не сбой в программах, а эмиган и тридцать кило нержавейки. И если с первым Мак успешно разобралась, узнав частоту волн и силу заряда, то нержавейка стала неожиданностью для всех.
  Да, второе. Второе лучшее, доставшееся Эксу от Пандоры. Макта. Его Внутренний Голос - с больших букв даже мысленно, потому что в бытность свою простым наемником Экс слишком часто говорил сам с собой. Вероятно, Мак прочитала это по его психопаспорту, потому что так и сказала: "Зови меня Внутренним Голосом", когда Экс впервые подключился к пандорскому нейроинтерфейсу.
  Экс поначалу звал ее электронной тварью и корпоративной сукой. Потом сократил имя, потому что так было удобнее. И на то, и на другое Мак отреагировала спокойно - никак.
  Когда Экс поднялся на ноги в закоулках рыночной зоны, Мак отключила почти все его системы, чтобы минимизировать риск на случай, если сгенерированное ей поле все-таки не сработает. Она сама - его Внутренний Голос - пропала, и тогда, как всегда с ним бывало, Экс почувствовал себя голым. Даже больше - как будто кожу содрали одним рывком.
  Нулевой контроль делал из него берсерка. Раненого. Окровавленного. До безумия злого.
  Ему это нравилось.
  Впрочем, погоня без поддержки следящих систем, предугадывания действий и поведения жертв, на одной только голой технике, изрядно поврежденной после выстрелов в номере Клакера, оказалась не так уж и прекрасна. Расшатанный разум не успевал за движениями, расчеты сдавались под натиском инстинктов - бежать, поймать, убить, - а беглецы действовали слаженнее отряда спецназа, если, конечно, допустить, что спецназ бы бежал от боя.
  "Не ноги, а хлам, - сказал Экс, когда Мак вновь почтила его своим присутствием. - На мясе и костях я бы догнал их быстрее".
  "Нет, - возразила она. - У них была фора и поразительная продуманность в выборе маршрута. Они бы запутали следы. То, что ты всегда сворачивал в нужную сторону - результат твоей эволюции, инстинктивного предугадывания действий. Если бы тебя, кроме этого, занимало бы еще дыхание, напряжение в мышцах и пульс, то ты бы непременно запутался".
  Она стопроцентно появилась немного раньше, чем заговорила, раз успела проанализировать маршрут, а он просто не заметил, все еще находясь в природном режиме хищника, преследующего добычу. Она молчала, даря ему сомнительную радость высокомерно улыбаться людям, снимающим его на смартфоны.
  "Ладно, это все?" - от улыбки болели скулы, и лицевые мышцы коротко бились там, за покрытием из пластика и синтетической кожи.
  Полиция уже окружила его, подняв оружие. Над головой жужжала пара дронов. И сука-Мак это прекрасно видела, но отчего-то не торопилась помогать, как всегда в случаях, когда его работа привлекала лишнее внимание. Иногда его просто уводили как нарушителя - если за побитой мордой еще не проглядывал блестящий металлический череп. Но обычно "списывали" как неисправного робота - полиция получала свои благодарности от Пандоры, а люди жаловались в Сети на задолбавшую всех гонку корпораций, выпускающих дерьмо без дополнительных тестов, или поехавших хакеров, которые ставят под угрозу жизни мирных людей в своих попытках насолить корпам.
  Но иногда Мак молчала чуть дольше необходимого. Экс прекрасно знал это молчание своего Внутреннего Голоса.
  Она тоже хотела играть.
  "Ты хочешь убить их?"
  Экс мог бы поклясться, что в такие моменты в бесцветном электронном голосе проскальзывало мурлыканье. Собственно, это и заставило его однажды поинтересоваться именем своего интерфейса. Имя было названо - не факт, что настоящее; не факт даже, что Мак действительно была человеком и именно одним человеком, а не толпой корпов, формулирующих для него приказы.
  Может, там была толпа.
  Может, там не было ничего, кроме программы, искусственного интеллекта, эволюционировавшего вопреки алгоритмам или наоборот, следуя заложенной логике какого-то программиста Пандоры, оказавшегося на самом деле тем еще извращенцем.
  Но Экс точно знал - это Макта, его Внутренний Голос. И у них действительно много общего.
  "Я бы выдавил ему глаза", - ответил он, улыбаясь на этот раз искренне.
  Полицейский, совсем молодой, напряженно вглядывался в Экса, и пистолет в его руках мелко дрожал.
  - Отчеты об ошибках направлены в главный офис, - произнес Экс вслух типовым, максимально унифицированным машинным голосом. - Приносим свои...
  "Я бы выдавил ему глаза, и ты бы обострила мои тактильные ощущения до предела, чтобы я чувствовал, как упруго глазное яблоко и скользка искусственная сетчатка. Чтобы нижние края его глазниц впивались в мышцы рядом с моими большими пальцами и резали их, потому что я бы не остановился, даже когда его глаза стекли бы по его чудесным скулам".
  - В соответствии с Бостонскими корпоративными соглашениями, пункт три-два-ноль, мы вправе сохранять тайну производства...
  Мысли формулировались быстрее слов. За годы Экс выучил эту игру наизусть - он думает, Мак радуется его фантазиям. Может, оргазмирует, если способна. Его психическое отклонение впервые сыграло ему на руку, когда Пандора проанализировала его психопаспорт и без всякой волокиты приняла на работу, подключив новейший нейроинтерфейс.
  Экс помнил то ощущение, когда Мак впервые показала свой интерес. Он почувствовал облегчение и услышал, как звенит пустота, в которой голос могущественной корпорации подбадривал его, уверяя, что ничего страшного не случится, если отрезать этому противнику - чем-то насолившему корпам гангстеру - уши и нос. Голос сказал, что этот ублюдок заслуживает все это и даже больше, и стоит вырезать его порты ножом, а после сломать каждый палец и выбить каждый зуб.
  Экс поверил, потому что очень хотел верить. И... теперь он признавал это спокойно - его можно было и не уговаривать, перечисляя грешки того идиота. Достаточно было просто сказать "никаких последствий". Больше не надо подавлять болезненную тягу, больше не надо опасаться собственных действий, больше не надо оправдываться за чересчур покалеченных жертв. Последствия просчитывает за него некто по ту сторону интерфейса.
  Может, Пандора наняла Мак, и им, двум конченым психопатам, повезло найти друг друга. Может, Пандора создала такую Мак с прицелом на садистов вроде него. Экс почти ничего не знал о сущности той, что отдавала ему приказы. Но ему нравилось убивать, а ей нравилось наблюдать за этим, и нейроинтерфейс делал их одним целым. Одним очень нездоровым и очень довольным целым.
  Он успел убить копов в мыслях пятью самыми изощренными и кровавыми способами, когда его вели в машину и укладывали на заднее сидение как какое-нибудь ведро с гайками. Еще два придумал, пока полицейские рассуждали, когда же объявятся корпы, чтобы забрать некондиционного бота и вручить им причитающиеся "извинения". Пандора не торопилась.
  "Экс, - наконец сказала Мак, - ты ведь знаешь, насколько важен был для нас Клакер?"
  Видимо, сначала Пандора решила разобраться с ним.
  "А ты знаешь, что я вам его достану. Только разберитесь уже с полицией, если не хотите, чтобы разбирался я".
  "В этом и дело, Экс. Пандора не хочет вмешиваться в это открыто. Есть вероятность, что на этот раз враг сможет отследить внутренние приказы и понять, кому именно принадлежал сломанный бот, новость о котором уже разошлась по соцсетям".
  Это значило - не просто понять, а понять и донести эту новость до общественности. С железными доказательствами, которые не смогла бы побороть даже армия умных пандорских фейк-ботов и менеджеров по рекламе.
  Эксу потребовалось время, чтобы в полной мере осознать эту мысль - Пандора не всесильна.
  В его воспаленном мозгу корпорация уже давно обрела силуэт и лицо женщины. Той, из мифов, открывшей шкатулку, полную кошмаров. Только вот в реальности Пандора не осталась жить в жутком мире, ничтожной и судимой всеми, а сплела беды в молекулярные цепи, заключила болезни в стеклянные колбы, одела ужасы броней и кожей.
  И теперь на лице Пандоры был страх.
  "Ты не искусственный интеллект, это точно. Искин смог бы это предотвратить".
  "С чего ты взял, что у Пандоры вообще есть искин такого масштаба?"
  "Просто слухи".
  Слухи о каждой крупной корпорации обязательно касались темы искусственных интеллектов. Не простых, ограниченных, всунутых в каждую кофеварку, а полноценных искинах-личностях, разумных и сознательных, пришедших прямиком из сказок о хакерах-наркоманах и их столкновениях с информационными богами. Экс вполне допускал, что у Пандоры есть такой... кто-то вроде божества рекламы, виртуозно играющего на сознании и подсознании миллиардов людей. Еще один монстр, посаженный на цепь мифической девой.
  И сейчас оказалось, что-либо Пандора слаба, раз опасается действий "врага", либо... либо сталкиваются два монстра. Последняя мысль даже не отдавала паранойей - для этого Экс уже слишком долго работал на корпорацию. То, что Мак не задержалась на теме искинов, даже чтобы привести ему пару аргументов против, косвенно подтверждало последнюю теорию. Но сначала стоило разобраться с контрактом. Корпоративные войны можно оставить на потом.
  "Так вот, Экс. Пандора не станет вмешиваться".
  Экс знал ее следующие слова.
  "Ты хотел разобраться сам? - опять ему чудилось слишком много человеческого в мертвом голосе. - Разбирайся".
  Мак не умела смеяться, или программа, изменяющая ее - их? - голос, отказывалась трансформировать ее настоящий смех. Поэтому Экс, лежа на заднем сидении полицейской тачки и испугав копов, засмеялся громко, болезненно, дико, радостно.
  За них двоих.
  
  ***
  К нужному подъезду они подходили долго. Специально тормозили шаг, в надежде что парень, околачивающийся рядом с нужной дверью, передумает и уйдет. Но тот стоял и стоял, вперившись в них взглядом над краем замызганной старой банданы. Ткань, натянутая между носом и подбородком, двигалась, как будто парень, по какой-то причине, дышал исключительно через рот. Когда Джей остановился рядом, парень заправил краешек банданы под воротник толстовки настолько нервным бессмысленным жестом, что Джею немедленно захотелось содрать с него платок и посмотреть, что случилось с нижней половиной его лица.
  Стена в неумелых граффити, тяжелая дверь с типовым замком, окна первого этажа забраны решетками - типичный дом типичного района, некогда "спального", теперь разве что непривычно тихого. С огромным трудом удалось вспомнить, что сегодня воскресенье. Большинство более-менее приличных жителей отсыпались по домам, по улицам шатались, в основном, наркоманы и пьянчуги - посмотреть издалека, и не поймешь, как недавний город превратился в зомби-хоррор.
  За сорок минут блуждания по району Джей успел подраться дважды - успел бы и трижды, но в последний раз Китти молча шмальнул из пистолета под ноги толпе мальчишек, самому старшему из которых было лет тринадцать. Пацаны остановились, глядя как звери то на них, то на гильзу, забренчавшую по асфальту, молча ушли, и это молчание напугало сильнее, чем предыдущие стычки с подвыпившими аборигенами. Джей понял - из случайно забредших сюда засранцев, которых можно отпинать в надежде разжиться парочкой смартфонов, они быстро стали серьезными козлами, покушающимися на территорию, а значит, скоро их будет искать кто-то покруче обнаглевших детей. Китти этого, очевидно, так и не понял.
  Джей кивнул парню в бандане как знакомому и уверенно набрал на замке номер квартиры, которой, если посчитать, здесь не должно было быть.
  - Мы к Флипперу, - сказал он в ответ на шум, в котором едва угадывался человеческий голос.
  Парень неожиданно бросился к нему, стоило двери только пискнуть, пропуская гостей. Джей не сопротивлялся, позволив ему проскользнуть между косяком и створкой, только удивленно взглянул в ответ. В подъезде паренек явно растерял внезапный пыл, развернулся обратно к Джею и виновато пожал плечами, потом молитвенно сложил руки. Его брови слегка изогнулись, сиплый выдох заставил ткань банданы вздуться пузырем.
  - Тоже к нему? - понял Джей и кивнул. - Ну тогда веди.
  Явно обрадовавшись, парень огляделся и вытащил из-под толстовки длинный нож. Не снимая ножен, просунул тот между створками неработающего лифта и заставил их открыться, затем исчез в шахте. Джей с некоторым удивлением взглянул вниз, посветив смартфоном, и увидел, как парень ловко, быстро спускается вниз по криво прибитым к стене рейкам, держась за тонкий стальной трос. Таких тут оставалось еще два.
  - Я не понимаю, - высказался Китти, пропуская Флешку вслед за Джеем вниз. - А если к этому врачу припрет кто-то без ног или рук?
  Флешка, задержавшись в дверях лифта, окинула взглядом пустую шахту и указала на криво накарябанный на стене рисунок человечка в инвалидной коляске и рядом - ухмыляющийся "тролльский" смайл.
  - Гондон, - согласился Китти с ее осуждающим взглядом.
  Благодаря подключенному ночному видению Джей ориентировался на макушку все еще ползущего вниз парня в бандане и вскоре увидел его лицо, а потом деревянные рейки сменились железной лестницей, обрывающейся в метре над полом подземного убежища. Паренек их ждал, отчего-то не торопясь бежать к неведомому Флипперу, и это начало беспокоить.
  - Если ты завел нас в западню, я выстрелю тебе в живот, - сказал Джей доверительно.
  Парень поспешно замотал головой. Потом, подумав, с громким вздохом стащил бандану с лица. Его кожа ошметками свисала по обе стороны челюсти, рваная рана начиналась под носом и захватывала подбородок. Кто-то вмял нижнюю, искусственную половину его лица вовнутрь, между разошедшимися краями вогнутых лицевых пластин проглядывали трубки и пружины челюсти. Изо рта - узкой застывшей щели сантиметров на пять глубже нужного, - вырывался тихий скрип и дыхание. Губы можно было лишь угадать по приклеившемуся к останкам механизма силикону в пятнышках бледно-красной синтезированной кожи.
  Увидев спустившуюся Флешку, парень склонил голову набок и уперев руки в бока. Его глаза тоже не двигались, не могли сощуриться в насмешке из-за нехватки лицевых мышц, но поза явно выражала собственную радость от удачной шутки. Флешка отреагировала на это невозмутимо, больше внимания уделив Китти, который, предупредив, сбросил сверху морозильник. Поймали его вдвоем, Джей на всякий случай обхватил ящик обеими руками. Ему и так сегодня досталось.
  Китти, в отличие от Флешки, слов не сдержал, увидев разбитую рожу провожатого. Лицо парня странно подернулось, скрежетнуло что-то внутри, рот чуть больше разошелся вширь, и парень тут же обхватил челюсть руками и от испуга зажмурил глаза. Постоял так немного, очень хотевший посмеяться, но неспособный и на это, потом вернул на нос бандану и махнул рукой в сторону единственной двери в конце короткого темного коридора.
  Джей передал морозильник Китти и сначала постучал. Потом, не дождавшись ответа, осторожно повернул ручку.
  Прямо напротив двери находился... бар. Небольшая стойка с верхней подсветкой - синий свет сменялся розовым и обратно, - ряды бутылок на стене за ней, высокие табуреты, несколько блестящих хромированных кранов и разномастные стеклянные стаканы. Был даже бармен - высокий мужчина с ежиком выбеленных волос, повторяющих изменения подсветки. Занимался он типовым барменским делом - флегматично протирал пузатый фужер бумажной салфеткой и с подозрением взирал на гостей: "Пришли выпить или буянить? Или сначала одно, потом второе?".
  У стойки, развернувшись к входной двери, стояла женщина, невероятно высокая и тонкая в короткой обтягивающей юбке, со своими бесконечными ногами, переходящими в длинные тонкие каблуки.
  Широко улыбаясь без какой-либо теплоты, она спросила:
  - Ну разве ты не прелесть?
  И щелкнула предохранителем на громадном для изящной руки пистолете. Джей узнал "Тэцуо" - фирма-производитель его импланта лет десять назад пыталась выйти на оружейный рынок, их подавили, но четыре выпущенные модели, две винтовки и два пистолета, сейчас узнал бы любой фанат. Гиганты из облегченного пластика и нанокластерной стали, совмещающие по два дула и два ряда патронов, один из которых обязательно выделялся под коррозийные заряды. Все тогда говорили, что "Тэцуо", в производстве тяготеющая к металлам, а не пластику, может легко уничтожить себя своими же пушками. Следом, правда, фирма объявила о новейшем антикоррозийном покрытии... Джей постарался переключиться и с трудом отвел взгляд.
  - Прелесть, - повторила женщина и на миг повернула голову к бармену. - Постучался и пялился на мои ноги всего пару секунд. Какой вежливый.
  Не решаясь обернуться, Джей по звукам догадался, что Китти и Флешка спрятались за стенами по обе стороны дверного проема. Провожатый не ушел. Наоборот, встал рядом с Джеем и, с непонятными из-за покореженного лица ужимками, воззрился на мужчину и женщину.
  - Так... вы владельцы клиники? - ляпнул Джей первое что пришло на ум. - Я по делу. К врачу.
  - Твои друзья не присоединятся? - спросил бармен. - Я заметил морозильник. Надеюсь, там еда.
  Во вспышках синего и розового Джей разобрал их лица. Возраст женщины было сложно определить из-за ненатуральной гладкости кожи, натянутой на безупречно выверенные, идеальные пропорции и ровнейшие линии лица. Короткая, геометрически четкая стрижка не скрывала ни одной из этих линий. Когда женщина улыбалась, на ее щеках проступали ямочки - двумя аккуратными точками, будто под синхронными уколами невидимой иглой. Черные волосы, густо подведенные черным глаза, черная одежда, кожа то синяя, то розовая - в натуральном свете женщина была бы монохромна.
  Мужчина больше походил на человека - на лбу застыли морщины, кожа была смуглой, насколько можно разобрать, натурального оттенка, лицо скорее неправильным... Привычно, правильно неправильным - один глаз чуть меньше другого, вдобавок прищурен, левая скула немного выше и шире правой, прикус слегка смазывает линию подбородка. Такие вещи легко улавливать даже без анализа "Линз-лайф", если достаточно насмотреться на фанатов пластической хирургии. Джей дал бы мужчине лет сорок, но в его взгляде сквозило такое картинное равнодушие, наплевательство на всех и вся, что свойственно только подросткам. На крепких, развитых предплечьях виднелись уродливые толстые шрамы, что тоже показывало, насколько ему все безралично, - свести их было делом пары минут и цены пары обедов из автомата. Над расстегнутым воротником белой рубашки виднелись углы какой-то татуировки, выглядывающей с задней стороны шеи.
  Оставив в покое фужер, мужчина недовольно взглянул на парня с банданой и вздохнул.
  - Я говорил тебе валить к апостолам, если снова свернешь себе рожу. А ты вместо этого привел к нам каких-то бомжей.
  - Апостолам? - спросил Джей.
  - Петру и Павлу, - мужчина буднично кивнул. - Дальше по улице. Говнюки, но берутся даже за редких неудачников вроде нашего Лехи.
  Леха закатил глаза.
  - Вообще-то у нас есть деньги, - сказал Джей, решив, что стрелять в них все-таки не собираются. - И рекомендации. От Клакера.
  Имя не произвело никакого впечатления, хотя бармен - или, теперь уже, врач, - кивнул с легким узнаванием во взгляде. Флиппер вышел из-за стойки и бесцеремонно стащил бандану с лица Лехи. Разглядел повреждения.
  - Ох, горе, - внезапно совершенно по-простецки вздохнул Флиппер. - Иди, потом расскажешь.
  Парень, воодушевившись, бодро направился к картонной стене, выкрашенной в бордовый, справа от бара, и с шелестом отодвинул створку. На другие стены - бетонные, - краски уже не хватило. Джей попытался посмотреть, что скрывается за картоном, но Флиппер немедленно загородил ему обзор и кивнул женщине.
  - Милена, дорогая, позаботься о гостях и объясни им, что к чему.
  Несмотря на любезный тон, прозвучало это почти угрожающе, но женщина только фыркнула и ухмыльнулась, на миг нарушив идеальное соотношение сторон своего лица, а затем встала за стойку и убрала куда-то вниз коллекционную пушку. Джей уже свободнее оглядел стены, украшенные сетками потушенных гирлянд, два потрепанных диванчика в углу рядом с пластиковым столиком, небольшой экран на стене - три окна черные, одно показывает подъезд, - и самодельную сцену из поддонов. О том, что это именно сцена, говорили колонки и кривая стойка с микрофоном.
  Китти и Флешка выглядели слегка смущенными, пройдя к бару вслед за Джеем.
  - Во-первых, котятки, - кивнула им Милена, доставая стаканы, - у нас здесь не клиника, а бар. Сами посмотрите.
  Она щелкнула миниатюрным пультом - на стенах загорелись гирлянды и синхронизировались с подсветкой бара. Теперь к синему и розовому добавилось желтое и белое. Освещение приближалось к обычному свету ламп в редкие моменты.
  - Красота, - вежливо согласилась Флешка.
  Милена благосклонно кивнула и включила музыку - тихий равнодушный чилаут, свойственный любому клубу в неурочное время.
  - Во-вторых, что вам налить?
  - Ничего, спасибо, - сказал Джей.
  - Пива бы, - вздохнул Китти.
  Флешка же на миг прикрыла глаза и молча водрузила на стойку морозильник. Развернула к Милене и откинула крышку.
  - Оцифровку бы, - не сдержав язвительности, передразнила Флешка. - И диагностику для нас.
  Милена коротко рассмеялась, аккуратно закрыла морозильник, оперлась на него, доверительно потянулась к Флешке и подмигнула.
  - А ты тут мозг команды, я вижу.
  Джей мысленно обозвал себя идиотом. Милена вытащила из-под стойки коробку с нейрогарнитурами - датчиками, считывающими электрические колебания мозга. Проникновенно взглянула на Флешку, протягивая на пальцах пару аккуратных, полупрозрачных, в сетках микрочипов, дерм. Флешка кивнула и подставила голову. По дерме на лоб, виски и шею под затылком - Китти и Джей клеили датчики сами.
  - А вот насчет оцифровки сложнее, - Милена взяла с полки бутылку виски и придирчиво оглядела этикетку, водя по ней длинным пальцем. Поставила обратно. - Это зависит от многих факторов, и результат не гарантирован.
  Теперь она прицепилась к бутылке вина, но тоже смотрела с сомнением - то на бутылку, то на них. Флешка, перехватив ее взгляд, указала на бутыль в правом нижнем углу. Без каких-либо опознавательных знаков, изрядно заляпанная, та, судя по всему, хранила самую жуткую бормотуху из возможных.
  - Нам бы хоть что-то оттуда вытащить.
  - Смело, - оценила Милена. - Самокритично.
  Своим жестом и словами Флешка ясно обозначила ту категорию посетителей, к которой они принадлежали, - действительно бомжи, завалившиеся к врачу лишь со смутной надеждой выяснить что-то о дерьме, в которое вляпались. Запоздало, с оцепенением Джей вдруг ясно понял, что она права. Что соваться домой ему уже нельзя, что в его районе его наверняка ждут с распростертыми объятиями какие-то сукины дети вроде того киборга, что у него нет ничего кроме прихваченного прошлым днем, когда он думал, будто всего лишь идет выбивать из Клакера заработанные деньги.
  - Налью вам портвейна из жалости, - решила Милена, все-таки не став трогать ту бутылку со сточными водами.
  Глаза Милены светились, мигали с перерывами, вторя данным на смартфоне, обернутом вокруг тонкого запястья. Она анализировала мозговую активность, считывая реакцию не только на речь, но и на алкоголь, - догадался Джей. Умно. И помогает зарабатывать на бухле, кроме всего прочего.
  Портвейн на вкус был как спирт с вареньем, но Джея порадовало уже то, что он этот вкус почувствовал. Больше того, в голове слегка прояснилось.
  Надо выбираться в Сеть, решил он. Это точно. Оттуда он сможет перевести накопления - не зря хранил их на трех разных счетах, предусматривающих слежки. Не в Токио, но он все-таки сможет смыться - в какую-нибудь дыру, клоаку, на задворки цивилизации, где можно жить. И, конечно, с ним наверняка свяжется Айна, которая уже получила их сообщение и теперь думает, как вытащить брата из каши, которую заварила на пару с Клакером.
  Разумеется. Иначе не может быть... И это не самый лучший вариант. В самом лучшем - они разберутся с тем, что им оставил Клакер, и найдут, как это использовать.
  - О да, тебе по вкусу этот шлак! - Милена подлила ему еще.
  После второй рюмки его стошнило - еле успел добежать до туалета, дверь в который скрывалась за очередной гирляндной сеткой. Милена задумчиво осмотрела его, когда он вернулся.
  - А вы, котятки, не подключены к Сети, так ведь?
  - Пришлось отключиться полностью. Есть... опасения.
  - Ну, могу точно сказать, что не вижу в ваших мозгах никаких вирусов, - на всякий случай Милена сверилась со смартфоном, пролистав несколько экранов. - Но твой мозг... Как там тебя?
  - Джей. Джей, Флешка, Китти.
  - Твой мозг, Джей, только что повел себя странно... Хм, Флипперу понравится. Смотри.
  Она стащила с запястья смартфон и, не разворачивая, бросила на стойку. Запустила голографический экран и подстроила контраст и яркость, чтобы изображение было видно даже в меняющемся свете бара. Ее левый глаз замигал ярко-голубым, передавая данные. Гаджет использовался как визуализатор для процессов, проходивших в ее мозгу, - мощностей смартфона не хватало для анализа данных, поступающих с трех наборов дерм.
  - Что у тебя в голове? - невольно спросил Джей.
  - Мозги. Как и у тебя. Я было засомневалась на секунду, есть ли они, но вот, ты не поверишь...
  - Медицинские проги, - подал голос Китти. - Джей, ты вообще к врачам ходил за чем-нибудь, кроме отвертки для протеза?
  Джей не ответил. Жалел набор отверток, оставшийся дома.
  Милена указала на экран, где, поддаваясь образам шведской "Эрикссон технолоджи", графики волн перезагрузились в схематичное изображение мозга.
  - Это твоя мозговая активность четыре минуты назад, - несколько участков вспыхнули красным, но Милена указала на незадействованный. - Вот это. Хеморецепторная триггерная зона, она определяет рвотных агентов в кровотоке. А вот, - теперь она указало на красное скопление точек, - эффекторные ядра, отвечающие за тошноту. Рвотный центр. Понимаешь что-нибудь?
  - Рвота не триггернулась? - сообразил Джей.
  - Как видишь. Но ты, судя по звукам, там чуть желудок не выблевал. Не поступало импульсов из кишечника, не замечены проблемы с сердечно-сосудистой системой, если только...
  - Точно нет. Никаких проблем с сосудами никогда не было.
  - Вот и я о том же. И уж тем более, я не вижу сбоев в работе лимбической системы мозга. Но тем не менее, ты там блевал.
  - Диагностика по рвоте, куда я попал, - тихо вздохнул Китти, растирая одутловатое лицо.
  - Грубо говоря, рвотный центр, вот эта кучка ядер-засранцев, просто решил, что тебе пора бы пойти прополоскаться над унитазом. Ни с чего. Абсолютно без причин.
  Милена смотрела на Джея так, будто он мог что-либо объяснить. Он смотрел в ответ, чувствуя, как холодеет.
  - Но вирусов нет? - на всякий случай уточнил он.
  - На первый взгляд, - теперь Милена выглядела гораздо более растерянной, чем десять минут назад. - Ну и... эй, это пока не страшно. Если бы это была чья-то вредительская программа, то вряд ли бы ты ограничился рвотой.
  - Вообще-то мне полегчало, когда я все это выблевал.
  - Хэ-хэй, - криво ухмыльнулась Милена. - Это успех, да?
  Его мозг действует сам по себе, повторил про себя Джей. Без оглядки на организм в целом. Или... Или наоборот, с оглядкой. Со взглядом снаружи - как будто кто-то посмотрел на его помятую рожу и решил "Эй, Джей, давай-ка два пальца в рот, а то интоксикация из ушей прет".
  Успех. Невероятный.
  - Может ли за нами кто-нибудь следить? - спросил Джей. - Я имею в виду, может ли кто-то другой засесть в наших чипах?
  - Джей, - негромко сказала Флешка. - Помнишь, мы должны были едва ли не сдохнуть, поймав электромагнитный импульс?
  - "Сайбор инк" хранит записи о мозговой активности за последние две недели. В облаке. - Китти подобрался на стуле, взволнованно и напряженно сжал руки в кулаки. - Не знаю, как у вас, но у меня в памяти сохраняются отчеты за последние сутки минимум. И я ничего не стирал ради того вз... ради нашей последней операции.
  - Сутки это стандарт, даже подключаться никуда не надо, - Джей его понял и уже выводил отчет.
  Он тоже ничего не менял в настройках чипов - табу. Мало ли какая срань может приключиться с мозгами, и без последних отчетов докторам будет гораздо сложнее их лечить. Судя по тому, как Китти и Флешка замерли, с одними только мечущимися туда-сюда взглядами, они тоже стали просматривать последние данные.
  - Полное отключение в шесть сорок три сегодня. На три секунды.
  Китти кивнул, Флешка не двинулась, но по ее круглым глазам Джей понял, что время точно совпало. Три секунды - неудивительно, что никто не почувствовал отключения всех систем. Тогда, когда киборг двигался на них с явным намерением уничтожить, адреналин буквально затопил их организмы. Отбой, спасший их мозги, вырубивший всю электронику, был стремителен и выверен до мгновения.
  Джей вспомнил про свою руку с каким-то ужасающим внутренним опустошением. Теперь внезапная и незаметная починка обрела причины. Кто-то перепаял связи роботизированной руки с мозгом, переключился на запасные системы - и теперь это казалось почти обычным. Он должен был сам догадаться.
  Взгляд.
  Взгляд снаружи и изнутри, под которым Джей самостоятельно адаптировался, не замечая этого абсолютно.
  - Дерьмище, - он и Китти высказались в унисон.
  Милена смотрела на них троих по очереди и впервые за все время походила на человека. Озадаченного и жалостливого человека.
  - В этом есть плюс, - сказала она, наконец. - Флипперу будет до смерти интересно узнать, что с вами произошло.
  Она щелкнула ногтем по крышке морозильника и ободряюще улыбнулась. Поняв, что это ни на кого не произвело нужного впечатления, Милена решительно потянулась к бутылке водки.
  - Вот, - сурово произнесла она, раздавая стаканы. - Раз уж мы тут занимаемся диагностикой, и Флиппер не чешется... Флиппер, твою мать!!! - Джей от неожиданности отшатнулся, Милена только нахмурилась еще заметнее. - Пейте. Залпом.
  Флиппер появился как раз тогда, когда они влили в себя по полстакана. Из-за его спины выглянул заинтересованный происходящим Леха. Его морда уже была отремонтирована - части лица стояли как надо, не хватало только "грима" из силикона и синтезированной кожи.
  - Пьянствуете? - голос из-за сомкнутых пластин тоже прозвучал вполне ясно, хоть и был отчетливо электронным, а веселая интонация угадывалась с большим трудом. Леха подвигал челюстью, но не стал заморачиваться с настройками движений и просто подтянул на лицо бандану, чтобы никого не смущать.
  Милена вместо ответа ткнула пальцем в экран, на котором уже красовались все три мозга.
  Спустя шесть минут напряженного молчания ничего не произошло. Некоторые зоны мозга демонстрировали активность, но Милена не видела в этом ничего необычного. Флиппер выжидающе смотрел на нее. Леха потерял интерес к происходящему и нацелился на кран с пивом.
  - Теперь все нормально, - сказала Милена. - Тебя мутит, так? Вот импульсы, зафиксировано, все понятно. У тебя болит голова...
  - Боюсь, что я опять, - Джей развернулся к уже знакомой двери в туалет.
  Вернувшись обратно второй раз за столь короткое время, он уже знал ответ, почему на этот раз его мозг функционирует, как положено. Озвучила причину Флешка.
  - Он увидел, - сказала она спокойно, макая в кружку чайный пакетик. Милена за стойкой свирепо шуршала пачкой из фольги и полиэтилена. - Он увидел или услышал, что мы заметили его воздействие. И прекратил.
  - Кто? - быстро спросил Флиппер. Судя по взгляду, вдруг ставшему внимательным, ему уже объяснили, что произошло раньше.
  Флешка промолчала.
  - Мне интересно, - Китти уронил голову на стойку, отчего голос прозвучал слегка гнусаво, - считать такое поведение подозрительным или обнадеживающим?..
  Не дождавшись реакции, он снова сел прямо и уже гораздо более деловито пояснил:
  - Это как прятки, типа "вы на самом деле ничего не видели и с вашими мозгами все в норме"? - Он скорчил злобную рожу. Стало заметно, что алкоголь на него подействовал. - Или как белый флаг, типа "если вас это напрягает, то я перестану"? - Он изобразил улыбку идиота и помахал рукой кому-то невидимому.
  Никто не ответил. Улыбка медленно сползла с его лица. Рука остановилась в воздухе. Флешка молча взялась за нее и опустила, как стоп-кран. Китти вздрогнул и отвел взгляд.
  - Еще один тест, - вдруг сказала Милена.
  Джей не успел даже повернуть голову в ее сторону. Женщина молниеносно - за секунду! - выхватила из-под стойки пистолет. Джей не увидел, а, скорее, догадался, что дуло сейчас взглянет прямо на него, ударил наотмашь ладонью по ее руке и упал на спину, чтобы избежать пули, - Милена перехватила пистолет левой рукой, но ствол указал в пустое пространство. Джей целился в нее с пола, и сам бы не смог ответить, когда и как эмиган оказался в его руках.
  - КАКОГО ХРЕНА?
  Милена усмехнулась и примирительно подняла пистолет дулами вверх. Джей запоздало вдохнул. Его указательный палец скользнул мимо кнопки спуска.
  - Проверяю, - Милена кивнула на экран. - Либо он вновь обнаружил себя, либо ты, Джей, проходил военную подготовку, как минимум, спецназа.
  - Я, твою мать, взломщик! - Джей вскочил и на автомате метнулся к стойке.
  Что он сделает с Миленой, он знал - ничего. Но сдержать злобу не смог. Вся эта дрянь только что перевалила за критическую отметку, и он стал подопытным у каких-то сраных подпольных костоправов!
  - Никто не спорит, котенок. - На Милену его порыв, казалось, не произвел никакого впечатления. - Но я должна была взглянуть на это еще раз.
  - Что-то новое? - Флешка отхлебнула чая. Ее не возмутило поведение Милены, это Джея слегка отрезвило. Не время выяснять отношения, в самом деле.
  - Ну, он вновь проявил себя. То, что у вас в чипах, вас бережет - я бы радовалась на вашем месте.
  "Вообще-то я вру, - вывелось на сетчатке Джея. Милена набирала что-то в смартфоне, изображая работу с экраном. - Больше смахивает на твои собственные рефлексы. Но я умею хранить секреты, раз ты твою-мать-взломщик".
  - Нет, - твердо сказал Джей. Ответил на обе ее фразы - и произнесенную, и набранную.
  Милена безразлично пожала плечами.
  - Хватит, вы все меня бесите, - сообщил Китти. - Со своими тестами и со своими многозначительными переглядываниями, когда единственную правду мы озвучили в самом начале. Джей, напомни, как она звучит? Верно - "дерьмище". Что меня на самом деле интересует, так это сможем ли мы выйти в кибер без последствий. Мне надо перевести деньги, и они хранятся глубже стандартных банковских ячеек.
  - Готовитесь к путешествию, м? - спросил Флиппер.
  То, как он это произнес, напрягло Джея. Врач говорил спокойно, холодно, с какой-то тихой безысходностью. Дальнейшее его поведение только подстегнуло тревогу - Флиппер положил на столешницу локти и через стойку потянулся к Милене, глядя на нее исподлобья.
  - Вполне возможно, - тихо сказал он, - это билет в один конец, дорогая.
  За ними стояла какая-то история, которой Джей не знал.
  - Ну, - Милена пожала плечами, - значит, хорошо, что я прихватила своего красавца сегодня.
  Она, не скрывая злой улыбки, постучала ногтем по корпусу пистолета под стойкой. Ее глаза светились голубым. Кожа меняла цвет. Мягкая музыка вокруг вдруг показалась чуждой, ужасающе неверной, не подходящей ее лицу. Милене пошли бы сигналы тревоги, вкупе с вспышками синего и розового, белого и желтого - катастрофа на танцполе, кровавая резня в ночном клубе, смерть во время бесконечного рейва. "Сикомэ", вспомнил Джей название модели ее пистолета. Свирепая садистка откуда-то из скопища японских мифов. "Менада" на европейском рынке.
  Лицо Флиппера застыло разноцветной маской - широко растянутый в улыбке рот и ледяной взгляд. Джей вспомнил прокуренные благовониями лавки с культовыми примочками вроде паков визуализаций Геенны, Нараки, Хельхейма, Диюй, Дзигоку и кучами религиозного барахла для физического мира. Если бы повесить на стену это лицо, подумал Джей, оно бы отгоняло злых духов. Бежали бы и ссались на ходу своей призрачной оккультной мочой.
  Момент нарушил Леха, шумно завозившийся с дверным замком. Флиппер проследил за его манипуляциями с удивлением. Леха запирал дверь.
  - Ты все-таки клинический идиот, - припечатал он. - Но идиотизм я не лечу. Будь вас таких чуть меньше, и я бы остался без работы.
  Флиппер вздохнул, на миг склонил голову и поднял, косо ухмыляясь.
  - Что ж, минута объяснений, - со злым весельем сказал он, - внимание на экран.
  Заработали три до того темных окна, показывая запись, сделанную этой ночью, если верить времени и дате в углу. Видеозвонок.
  "Привет, ребята".
  Один квадрат экрана по-прежнему транслировал изображение с камеры у входа, но Айну Джей бы узнал, даже если бы картинка совсем пропала. До боли знакомый голос, усталый оптимизм в каждом звуке. Так она разговаривала почти всегда - подавленная их общими неудачами, но никогда не унывающая. Ему стало больно.
  "Флиппер и Милена, верно? Надеюсь, что так. Мы не встречались раньше, но я хорошо вас знаю. Строго говоря, мне нужен только Флиппер, вторая может не встревать, если не хочет. - Айна потерла лоб и хмуро улыбнулась в камеру. - Поверь, Флиппер, это не приносит мне удовольствия, но условия у меня короткие - к тебе приходит Клакер и все, кого он приведет с собой, ты делаешь все, что им надо, и прячешься в такую глубокую нору, которую только сможешь вырыть. Со своей стороны могу пообещать, что он не потребует ничего экстраординарного, а я не убью твоего брата. Смотри, - она завозилась с чем-то внизу, то ли на столе, то ли на коленях, - я пересылаю тебе запечатанный вирус, который сейчас в его мозгах. Оцени сам, ты не сможешь его вычистить. И считай это жестом доброй воли - используй потом, если хочешь. Я выведу его, как только Клакер сообщит мне, что благополучно садится на рейс до Токио. Честное слово, и, серьезно, мое честное слово много значит. В завершение, Флиппер, еще раз извини и учти - может, тебя и пронесет, номеров шикарных врачей в моей записной книжке целых восемь. Так что удачи".
  - Это правда, - сказал Флиппер вместе с ее последними словами. - Мой брат сейчас корчится в судорогах у себя дома, и его жена с детьми матерят меня последними словами. Насколько я знаю, та же хрень творится с одним из апостолов. И, вероятно, со всеми остальными из ее "записной книжки".
  Джей отчетливо почувствовал эмиган у себя за поясом. Зря успел убрать. Но хватит пары секунд, если что. Однако Флиппер не шевельнулся.
  - Я не то чтобы люблю своего брата, но мы росли вместе и... я думал убить вас сначала, но потом понял, что вы тоже вляпались в дерьмо по вине этой суки.
  Джей захотел сказать, что никакая она не сука и ни за что не убьет чужого брата. Что если она ведет себя так, то, несомненно, может предъявить список причин длинной в пару километров. Джей захотел сказать - проорать - что раз Айна прибегает к подобным угрозам, то сама находится в огромной опасности... Флешка тронула его рукав. Он бросил на нее короткий взгляд и прикрыл глаза, соглашаясь с ее непроизнесенными словами. Промолчал - не такой уж он и идиот, чтобы спорить с доктором на грани отчаянья.
  - И у меня как будто нет выхода, - закончил Флиппер.
  - Брось, Флиппер, ты просто профессионал, - Милена за стойкой потянулась, разминая плечи. - И профессионализм у тебя уже на уровне зрачков.
  Леха подошел ближе и заглянул врачу в лицо. Парень так и не ушел, даже услышав сообщение Айны. За ним тоже какая-то история, понял Джей. Что-то связывает его с Флиппером - что-то больше, чем починка вечно помятой рожи.
  И теперь Айна связала в узел их всех.
  - Я могу устроить вам локальную зону для тестирования, - сказал Флиппер буднично, - но давайте-ка сначала разберусь с вашим четвертым товарищем. С этим сраным Клакером. По крайней мере, меня радует, что тварь с вирусами не дождется своего драгоценного взломщика в привычном виде.
  Он подошел к морозильнику так, как подходят к коробке с долгожданным подарком. Откинул крышку и развел руками. Зловещая улыбка - дьявольская маска - вновь вползла на его лицо.
  - Что ж, привет, мистер Мозг...
  ______________________________________
  (1) Имеется в виду сплав алюминий-сталь с малым добавлением никеля, где алюминий образует нанокластеры вместо длинных связок. Изобретение и первые исследования были осуществлены в Университете науки и технологий Пхохана (Южная Корея). Получившийся материал легче и прочнее стали, по коэффициенту удельной прочности соответствует титану, а производство его значительно дешевле сплавов-конкурентов.

3

  Флиппер извлек из мозга данные, как акушер младенца из утробы. По крайней мере, это была первая ассоциация, пришедшая Джею на ум. Гордо, как будто сам рожал, Флиппер продемонстрировал троице экран с фрагментами кода.
   - Нейрохирург не смог бы лучше.
   Джей ему не поверил. Повреждений оставалось слишком много, а в остаточной информации ни Джей, ни Флешка с Китти не могли прочитать ничего более-менее связного. Голые алгоритмы действий, журналы поддержки жизнеобеспечения, сведения о системных ошибках, мусор из образов-воспоминаний - все это либо не имело никакой ценности, кроме как символической, либо поддавалось анализу и без участия врача. В самом деле, Джей и сам мог бы сказать, что, наверное, перед набегом на централов Клакер сходил в туалет, а потом почесал бок и вколол себе микродозу стимулятора, чтобы быстрее и точнее управлять роботом. Знал также, что случилось потом, а вот фрагменты с действиями после столкновения с Мечником терялись в ошибках. Память до операции - явный сговор с Айной, возможное участие корпораций или иных сил, - также не поддавалась анализу. Флипперу удалось симулировать мозговую активность, базируясь на огрызках памяти в имплантах, но данные оттуда ожидаемо напоминали ходьбу кота по клавиатуре, а не хоть слегка читаемый код. Действительно нужная информация слиплась в ком, вяло шевелящий обрубками протоколов. Младенец оказался мертворожденным.
   - Мы этого ожидали, так? - Джей пытался оставаться оптимистом. - Мы надеялись на цифровой призрак Клакера, способный объяснить нам, что произошло. Ты можешь сымитировать его, ну...
   - Основываясь на имеющейся информации, - закончила за него Флешка. - Можно составить психопаспорт, и тогда, теоретически, реплика Клакера сумеет вытащить из этого месива что-то понятное. И, главное, сформулировать это для нас.
   - Самое забавное, - сказал Флиппер, не отрывая взгляда от экрана, - что Клакер явно озаботился блоками. Но вот не помогло...
   Он задумчиво оглянулся на Флешку и слегка кивнул.
   - Давно смотрела на свой мозг, девочка? Я заметил у тебя минимум два смертельных контейнера.
   - Это для особых заказов, - Флешка и бровью не повела. И пояснила для Джея и Китти:
   - На случай, если носитель умрет. То есть...
   - То есть ты будешь в критическом состоянии, но все ресурсы организма будут брошены на сохранение информации, а не на поддержание жизнедеятельности. Давно ты ставишь собственную жизнь ниже, чем заказ? - в голосе Флиппера слышалось старческое брюзжание.
   - Лет с шестнадцати. И на деньги с таких заказов я перевезла бабушку в миленький дом под Нижним Новгородом.
   - А, подростковый максимализм, тогда все понятно. Клакер, видимо, из твоей породы, - Флиппер остался недовольным, но все же слегка сбавил тон. - У него все в этих контейнерах... было. Насколько я могу понять.
   - То есть, если бы мы подошли раньше...
   - Да. Но есть и плюс. Без остаточных данных с тех контейнеров мы бы вообще ничего не собрали.
   Флиппер помолчал, обдумывая свои возможности.
   - Ладно, - сказал он, вздыхая. - Попробуем сымитировать сознание. Давайте, чтобы не тратить время, полезайте пока в клетку. Милена!
   Женщина отодвинула картонную створку и вопросительно приподняла брови.
   - Они на тебе, пока я занимаюсь репликой. Проводи в клетку.
   Он не добавил своего "дорогая", а после обратился к Лехе, тоже показавшемуся в дверях, полным именем.
   - Алексей. Ты пока собирай вещи. Будет тяжело прощаться с баром.
   Джей сел прямо на пол, уступив единственное кресло Флешке, и устроился поудобнее между ним и этажеркой. За картонной стеной оказался своеобразный медотсек, как Джей и думал, - помесь ремонтной мастерской, больничной палаты и серверной. Кресло и терминал выхода в киберпространство соседствовали с операционным столом, россыпи микроимплантов - с отвертками, лекарства и стимуляторы в пластиковых ящиках - с протезами, от которых несло антикоррозийным покрытием с истекшим сроком годности. Флиппер сменил белую "барменскую" рубашку на старую футболку с эмблемой какой-то рок-группы, поверх надел докторский халат. И Флиппер своим видом, в общем-то, отражал все - типичное подполье за типичной работой, клуб и больница, неон мигает в щель под потолком операционной.
   Прежде чем начать погружение, Джей понадеялся, что у них хватит времени, и...
   ...И снова вирт захватывал его тонкими щипцами, тянул вниз и вглубь, даря дезориентацию в плавно меняющемся пространстве. Цвета настраивались под дрожащими веками, и каждое движение глазных яблок становилось ощутимым и мучительным, пока чипы отодвигали физический мир дальше и дальше.
   Частая галлюцинация первых выходов в киберпространство - носителю видится, как два матово-белых шарика глаз плывут вверх и прочь от него, исчезая в черноте; разум еще смотрит через привычные каналы и все не может поверить, что эти два органа - самых искусных и хитроумных после Его Величества Мозга - ему больше не нужны.
   Как много лет назад, Джей инстинктивно дернул рукой, стараясь зачерпнуть нереальной ладонью свои иллюзорные глаза. И удивился отстраненно - почему галлюцинация первых дней вновь захватывает его? Почему он опять тот тупой восторженный ребенок в кресле нейрохирурга? Разве он не переживал все это раньше, так часто, что уже давно перестал замечать?..
   Такова была клетка Флиппера. Его безопасная сеть, созданная ради глубокой диагностики работы мозга. Стимуляция глубоких воспоминаний, помноженная на медленное, очень осторожное погружение, вызывала, как правило, именно это - первое осознание себя в киберпространстве, когда мозг впервые мягко обрывал привычные связи с реальностью.
   - Я уже забыла!..
   В призрачном лице Флешки мешалось два возраста, два образа, два аватара, две пары глаз, одна из которых смотрела удивленно, почти с благоговением впитывая все вокруг, а другая - спокойно и цепко, анализируя окружение и раз за разом отсекая несущественное, чтобы беречь тщательно сконструированные каналы приема данных в мозге-хранилище.
   - Мы так не договаривались!..
   Китти проступал в клетке, сопротивляясь маленькому мирку Флиппера, - толстый мальчишка, сжимающий кулаки взрослого мужчины, кривящий пухлые девичьи губы. У Китти в его обычном состоянии было не только два облика, но и две аватары, слившиеся теперь в нелепого монстра. Почти подмявшие под себя того Китти, первого, - маленького, озлобленного и напуганного.
   - Все хорошо, - сказал Джей скорее, чем смог подумать об этом. - Все...
   На миг показалось, что у него получилось. Из двух образов выглянуло детское лицо - чтобы тут же исказиться злой гримасой, растянувшей мелкие черты.
   - Да пошел ты нахрен, кретин ссаный!
   - Флиппер, - произнесла Флешка. - Он моделирует наше первое погружение, чтобы проанализировать деятельность мозга наиболее тщательно. Найти врожденные сбои, ведь никто из нас не озаботился регулярными визитами к врачу.
   Быстрое развитие нейротехнологий рука об руку шло с частыми неполадками - на новом приеме носитель допуск-чипов вполне мог выяснить, что год назад его проблему просто не заметили. Просто не могли заметить тогда, на тех мощностях и с теми ресурсами. Прогресс держал на плаву и медицину, и производство имплантов, но стоит ли говорить, что визитами к нейрохирургам пренебрегали так же, как посещениями обычных терапевтов, - терпели, пока проблемы не становились критичными.
   - Чертов Флиппер! - Китти было плевать на объяснения. - Такие фокусы проводятся с согласия носителя, и без свидетелей, и...
   - В данной ситуации, - все так же спокойно перебила его Флешка, - мы должны допустить пренебрежение правами человека.
   Странный Китти, в который раз отметил Джей. Так отчаянно желает игры по правилам, оставаясь, как ни крути, киберпреступником.
   - Да еще ты... - Китти попробовал переключиться на Джея в своей бессмысленной агрессии.
   - Это был не я.
   Джей сказал правду, но не испытал никакого удивления, осознавая ее. Он - воспоминание мальчика, аватар мужчины, бессчетное количество реплик, готовых рассредоточиться в пустоте, - поднес себя ближе к Китти.
   - Стал бы я тебя утешать, полудурок? - Джей склонился, призрачные руки уперлись в призрачные колени, впервые настраивая кинетические ощущения в вирте. - А то я не знаю, какой ты злобный засранец.
   Рот Китти искривился, постепенно обретая четкие контуры в мешанине трех образов. Китти улыбался радостно и зло. Джей подумал, что впервые видит человека, так настойчиво отталкивающего бескорыстную помощь... И эта мысль тоже принадлежала не ему.
   - Чувствуете? - спросил Джей, выпрямившись. - Понимаете? Это оно. То, что смотрело на нас! Этот взгляд!
   Китти не ответил. Девушка и мужчина окончательно поглотили ребенка, и на двух в одном лицах читалось только непонимание. Флешка смотрела в упор двумя парами глаз, на этот раз одинаково внимательных.
   - Почему... тогда... - Она заговорила с трудом. - Почему... он смотрит... только... через... тебя...
   По ее поведению - совмещенный аватар отшатнулся земным, человеческим движением - Джей понял, что Флешка узнала ответ раньше, чем договорила. Ее мозг, особенно здесь, действовал быстрее связи - имитации речи, подделки, призванной только облегчить взаимопонимание, основанное на привычке говорить вслух. Немногим быстрее слов работал язык жестов - подсознательное вырывалось вперед в этой гонке природных мощностей. Флешка поднесла руку ко рту, вряд ли осознавая, как движется ее аватар. Обе пары ее глаз, заключенные одна в другую, широко распахнулись. Она поняла, почему Джей ощущает инородную программу гораздо лучше нее.
   Там, в ее комнате, когда она загибалась от передоза информацией, Джей откачал из нее данные, как насосом. Он не трогал последние сегменты памяти, занятые сведениями о взломе "Центра", но кому как не им знать, как изощренно и стремительно могут вести себя вирусы. Что-то просочилось в него. Данные, вброшенные в них Мечником в попытке уничтожить, разделились на три мозга в одному ему известных пропорциях, но после перекачивания Джей вполне мог заполучить самый большой фрагмент.
   И этот фрагмент действовал.
   Флешка поняла это, но все равно не могла принять, не могла ощутить все то, что чувствовал Джей сейчас и ранее. Фрагмент бросил между ними пропасть иррационального неприятия.
   - Дай мне доступ, - сказал Джей. - Давай объединимся в сеть. Слова слишком медленные и глупые, мне их не хватает.
   Она кивнула, и тогда хватило лишь мгновения.
   Воспаленному сознанию Джея момент их единения показался почти мистическим - будто не простые протоколы заработали в имплантах, а сами нейронные связи схлестнулись и спутались друг с другом, синаптические пространства слились в одно, а нейромедиаторы заметались в хаосе, не зная, к какому из двух тел в физическом мире нести свои импульсы. Джей подумал, что там, в реале, он, должно быть, бьется в припадке. Джей подумал, что еще немного и он сможет сосчитать все свои дендриты.
   - Понимаешь теперь?..
   - Что с вами творится?!
   Джей обернулся, уже не видя Флешки, но осознавая ее присутствие. Перед ним стоял ребенок - толстый мальчик с бритой головой, делающей его еще круглее и еще комичнее. Несмотря на смех, который он вызывал, Джей почувствовал настоятельную потребность снова повторить, что все хорошо, успокоить его, обнять...
   Он оборвал связь с Флешкой. Ее аватар появился вновь - рядом с андрогином, в котором угадывались черты двух Китти.
   - Вы слились, как... как какая-то чертова амеба! Такого не бывает при объединении в сеть, такого...
   - Позволь мне... - начал Джей.
   Их вытолкнуло из киберпространства.
   Джей стукнул зубами о что-то твердое, дернул головой и шеей, вырываясь из хватки холодных рук, и глубоко вдохнул, резко согнувшись на полу. В разуме еще звучал голос Китти, голова раскалывалась из-за резкого выхода. На его ногах лежала этажерка. Инструменты и пачки лекарств, шприцы и дозаторы рассыпались по полу. Позади сидел на корточках Леха - широко распахнутые глаза и дрожащие руки, упирающиеся в пол. Из щели рта над сбившейся вниз банданой вырывался тихий электронный шум. На пальцах, вжатых в бетонный пол, виднелись следы укусов - проглядывающий из-под искусственной кожи серый металл.
   Во время припадка Леха держал его голову, и это об его пальцы Джей чуть не раскрошил зубы, когда вернулся в реальность.
   - Значит, и тут у тебя протезы? Извини, - сказал Джей. - И спасибо.
   Леха кивнул и поднялся, по привычке цепляясь за бандану неуверенными, трясущимися руками.
   На подлокотнике кресла теперь сидела Милена. Флешка почти сползла на пол, глаза смотрели в потолок, но дыхание было ровным, спокойным - очевидно, ее пробуждение прошло не так бурно. Милена выглядела более взволнованной, чем она, - все не отпускала ее голову, мигала глазами и смартфоном. Она как-то успела вновь прилепить на лоб Флешки нейрогарнитуру и теперь неосознанно придерживала ее ладонью, хотя Флешка уже не дергалась.
   Китти сидел на полу, держась за голову. Рядом с ним стоял Флиппер, слегка притоптывая от нетерпения.
   - Что это вы двое выкинули? - он переводил взгляд с Джея на Флешку. - И что пытались сделать с ним?
   Китти поднял голову.
   - Может, лучше спросить меня? Эти двое вряд ли понимали, что творят.
   - Я понимал, - возразил Джей. Флешка слегка подобралась в кресле. - Мы понимали, - он исправился. - Мы хотели подсоединиться к тебе.
   - И почти успели, - Флиппер фыркнул и сцепил в замок пальцы, поднес их ко рту. - Меньше чем за секунду вы вскрыли его защиту и хлынули в мозг.
   - Это похоже на то, как Мечник выгрузил в нас данные, - сказала Флешка. - Так же быстро. И мы так же не могли этому помешать. Мечник это... та программа, с которой мы сражались.
   - Догадался по контексту.
   Флиппер поежился и медленно дошел до операционного стола. Пододвинул разбросанные на нем старые протезы и присел, сгорбившись.
   - Извините за выброс. Спасал третьего пациента. Думал, что спасал. Раз с вами все в порядке. В порядке ведь?
   Милена кивнула, отпустив, наконец, Флешку.
   - Вроде бы. Но после таких фокусов я бы не стала выпускать вас в Сеть. Мало ли кого захочет схватить это... нечто.
   Она перевела на Флиппера тревожный взгляд.
   - Что насчет реплики? - чтобы сбить напряжение, спросил Джей.
   Флиппер вздрогнул и пожал плечами.
   - Ничего толкового.
   Но он все-таки поднялся и вернулся к экрану с "Эрикссоном", помогающим собрать вместе осколки памяти Клакера. Милена подошла к Флипперу, не глядя больше на пациентов. Встала рядом с ним, склонилась и приобняла, тоже глядя в экран. Ее рука двумя изломами - локоть, запястье - легла на его спину.
   - Кажется, я начинаю понимать, что делать, - голос Китти звучал устало и глухо. - Дайте мне минуту.
   Джей и Флешка переглянулись, плохо соображая, что он задумал. Голова Джея все еще болела, за стенками черепа что-то скручивалось в спирали, увлекая с собой окружающую действительность, - комната плыла перед глазами. Джей лег обратно на пол, повернулся на бок, щекой на холодный бетон, чтобы видеть Китти.
   - Что ты делаешь?
   Леха поднял этажерку и начал собирать разбросанные лекарства, то и дело оглядываясь на Флиппера и Милену. Китти остановил его, выбрал один из десятка пластиковых блистеров в его руках, проглотил капсулу и только потом ответил:
   - Удаляю данные. У тебя в башке стандартный набор "сколов" десятилетней давности...
   - Не "сколов", а имплантов Сколтеха. И мне больше нравится - "десятилетней выдержки".
   - Очень смешно, упырь. Это значит, что мне с моими "сайборами" достаточно выкинуть только половину рабочих баз.
   Джей похлопал себя по карманам куртки.
   - Есть два модуля, если что.
   - Значит удалим только четверть. В офисе восстановлю.
   Стало очень смешно от того, что Китти еще собирается вернуться на работу, но Джей не засмеялся.
   - Доктор, а на чем сидел Клакер?
   - Тоже "Сайбор инк", - откликнулся Флиппер. - С модификациями, прошлого года.
   - Должно хватить, - кивнул Китти.
   Кажется, о его плане догадался уже даже Леха. По крайней мере, тот подскочил, отвлекаясь от уборки, и метнул туда-сюда затравленный взгляд - от Китти к спине Флиппера и обратно.
   - Леха, - слегка повернув голову, сказала Милена, - следи пока за дверью.
   Он остановился у стены, чтобы бросить Китти свое электронное: "Осторожней там". А Джей все лежал, и смотрел, и происходящее не хотело укладываться у него в голове.
   - Китти. Ты уверен?
   - Более чем, Флешка. Смотри...
   Китти ненадолго застопорился, то ли подбирая слова, то ли осознавая, что объяснения Флешке не требуются. Но все-таки продолжил говорить. Скорее, для себя.
   - Смотри, все просто. Меня не было с вами во время операции. Мечник задел и меня, это так, раз перед киборгом я тоже отключился на три секунды. Но это было лишь касание, и пока я сдирал с кожи датчики, он имел вас прямо в мозг. Меня там не было... - он перевел дыхание. - Но был Клакер, а значит, в его мозге осталась последняя часть информации из "Центра". Я бы сказал, что она сгорела вместе с его мозгами, но я видел вас.
   Китти помолчал, запуская голоэкран со своего смартфона.
   - Моя память. Часто записываю окружение, помогает моделировать реалистичные движения, создавать шаблоны и... В общем, смотрите. Я видел вас - и не только в вирте.
   Их бег. Асфальт, ручка морозильника в руке, редкие прохожие, плечо Джея, лицо Флешки, прыгающие стены и окна. Изображение скакало так, что голова Джея кружилась еще больше, но все же он успевал цеплять взглядом две фигуры - его самого и Флешки - появляющиеся то сбоку, то чуть впереди.
   Когда они притормаживали на секунду, чтобы выбрать, куда двигаться дальше, то смотрели неизменно в разные стороны. Один миг - но если Флешка смотрела влево, то Джей вправо, стремительными взглядами обводя окружающее пространство по дуге. Больше того, они ныряли в одну сторону, в один поворот и за один угол неизменно - не сообщаясь друг с другом даже жестом. Не посмотрев, не взмахнув рукой, ни разу не выбрав различные направления, даже если они казались неочевидными.
   - Думал, что мне показалось тогда, - негромко сказал Китти. - Но вы и там, в реале действовали, как одно целое. А это маршрут. - Извилистое нечто. - Мы могли бы выбежать к дороге раньше, но тогда на перекрестке еще горел бы красный, и пришлось бы либо сталкиваться с киллером, либо бросаться на машины.
   Флиппер уже не смотрел на экран, только на Китти.
   - Можно сказать - "случайность". Можно сказать - "удача, о, какие везучие сукины дети". Но я, мать вашу, не верю ни в случай, ни в удачу в мире, где действуют искусственные интеллекты.
   - Это только слухи, - на автомате сказали и Флешка, и Милена, и Флиппер разом.
   Последний поморщился и добавил:
   - Если ты клонишь к тому, что это искин засел у них в мозгах, то... Хм, смотря на какую из теорий заговора опираться. В любом случае, шапок из фольги у меня нет.
   - Да нет же, мать твою, это просто к слову, - Китти помотал головой. - Это программа, тут все согласны? Обойдемся без дебильных шуток?
   - Я тут тебя лечу, щенок.
   - Извини. Извини... Это программа. Скорее всего, даже не программа, а защитный протокол программы. Она похожа на проги из пакетов страхования - оберегает, насколько может. Но ведет себя как вирус - распространяется, не спрашивая ничьего разрешения. Она настолько умная, что действует незаметно и бережет себя. Именно себя, я думаю, а не вас... Нас. Дошло? Во мне хорошо если десятая ее часть, но даже ее хватило, чтобы отрубиться в экстренной ситуации. А вам она подарила эти фокусы с анализом окружения. Все остальное в Клакере, и я не верю, что эта мощная, умная, хитрая... тварь... Я не верю, что она не спасла себя.
   - А вот маскировка вполне возможна, - закончил за него Флиппер. - Интересная версия. Но в симуляции работы мозга программа себя не проявила.
   - Поэтому я предлагаю подсадить ее в настоящий мозг. Действовать честно.
   Флиппер молчал с полминуты, разглядывая Китти будто впервые. Наконец, хлопнул в ладоши.
   - Псих, - констатировал он. - Конченый.
   А Джей с тихим восторгом подумал, что Китти тут умнее всех, даже Флешки. Но тут же запутался в том, кому или чему принадлежит эта мысль.
   - Да плевать, кем ты меня считаешь, - Китти нагло уставился на Флиппера. - Во-первых, мозг с собой таскать слишком неудобно, а во-вторых - я просто ее хочу. И не тебе решать, если вдруг забыл. Твой брат сейчас горит изнутри, и в условиях было ясно сказано...
   - Сгоришь и ты - плюну на труп.
   Пнув по пути кресло, Флиппер вернулся к экрану и принялся с ожесточением вбивать что-то в планшет.
   - Что? - Китти перехватил непонимающий взгляд Флешки.
   - Ты ее... "хочешь"?
   - Да. Конечно. С ней у меня больше шансов остаться живым, пока за нами охотятся, и больше шансов стать богатым, когда мы ее продадим.
   Джей не поверил ему - взволнованному, злому, - но не стал заострять на этом внимание. С таким планом он был согласен, это главное.
   Ему надоело это все. Изрядно. За последние часы на него свалилось слишком много новой информации, даже в рамках глубоко информационного мира. Кроме того, он чересчур много времени провел в реале. Он жил, конечно, как все нормальные люди, не зависал в киберпространстве сутками, но всегда имел возможность выйти, и теперь отсутствие этой возможности становилось болезненным. Часть мира, часть жизни отсекли от него и выбросили на помойку неизвестно до каких времен, и перед этим меркла - внезапно - даже перспектива скончаться от рук какого-то киборга.
   Джей медленно поднялся, чтобы запустить заново терминал выхода. Размял руки и ноги, только чтобы снова усесться на пол, на этот раз подальше от шаткой этажерки. Все равно он тут ничем не поможет ни доктору, ни Китти, так хотя бы подождет в вязкой тишине и черноте клетки Флиппера, без новых образов, бьющих по усталому разуму. Джей теперь как никогда понимал, отчего люди-флешки все свободное время проводят во сне, с повязками на глазах и затычками в ушах.
   Он вновь поплыл вниз и вглубь, к имитации своего первого погружения в киберпространство, с сожалением понимая, что недолго пробудет там один.
   Но даже эти минуты одиночества и пустоты у него отобрали.
   ...Мечник. Лицо и фигура стерлись в россыпь плавно текущих точек, но Джей узнал его мгновенно - потоки цветного песка рисовали в черноте длинных китайских драконов. Мечник не любил пустоту. Чудовище, привыкшее визуализировать окружающее пространство щелчком невидимых пальцев, он и тут принялся выстраивать свой идеальный мир.
   Это невозможно, решил Джей. Флиппер бы тебя заметил, скотина.
   Дракон заскользил по невидимому периметру. "Я могу это сломать", - говорил он. Ты ведь хотел выйти - так выход близко.
   Иди нахер, подумал Джей. Просто. Иди. Нахер.
   Это вирус, точно. Биотехнологии, может, где больше "био", чем технологий. Клакер кормил и поил их четыре дня - мог добавить что-то для лучшей усвояемости того, что они вытащат из "Центра". Да и глюки были частыми гостями в индивидуальных пространствах носителей. Особенно - носителей такого старья, как десятилетние "сколы". Джей однажды долго слушал от соседа из сто сорок восьмой про поля, где синие единороги бродят по радужной траве и запинывают толпами пришельцев с Эта Эридана, потому что нехрен лезть в сказочный мир со своим анальным зондированием. Такие разборки начались в его персональной сетке как раз тогда, когда он услышал диагноз "рак мозга", головные "сайборы" отметили двадцатипятилетний юбилей, а сын пырнул его ножом, находясь под воздействием наркоты. Чистая случайность, объяснял тогда сосед. Сыпал фразочками из прохудившихся словарей, нелегально хапнутых в надежде впарить какому-нибудь любителю. Беда не приходит одна, говорил он, и все такое прочее... А у Джея тут к старым "сколам" и паршивому состоянию организма добавилась инфа "Центра" и память о том козле, что вышвырнул их из системы, - можно и поехать крышей немного. Но это его мозги и его мысли, и ими он еще способен управлять. Он разберется, он их подавит, он сможет... Особенно если выйдет, наконец, из этой чертовой клетки.
   НЕТ.
   Выпускать эту срань на волю никак нельзя.
   И единорогов тоже выпускать нельзя.
   Стоп.
   "Единороги, - сказал дракон. - Я думал, они вымерли. Прямо как я".
   "Их никогда не существовало, - ответил Джей. - Как и тебя".
   "Печально".
   Он исчез. Джей не успел отметить победу - Флиппер действовал слишком быстро. В его клетке начали проявляться аватары Флешки и Китти, а Джей все смотрел в пустоту и невольно думал - вдруг он что-то сломал, и теперь программа откажется проявлять себя в этом жестоком мире без единорогов.
   - Джей?..
   - Да. Здесь.
   Нельзя говорить, что он сходит с ума. Программа это или он сам, а все равно - нельзя.
   Китти появился рядом с Флешкой тем же двуединым призраком мужчины и девушки.
   - Ну что, попробуем объединиться в сеть? - спросил он.
   И тут же:
   - Нет, бестолочи. Теперь вы будете слушать.
   Сквозь аватар Китти, разметывая его руками, как дым, проступил другой знакомый образ. Он сбоил, он менялся... он был собранным, деловитым и очень злым. В строгом костюме, с четким серым профилем - длинный нос, острый подбородок, гладкие волосы, зачесанные от лба.
   Клакер.
   - Надо же, получилось, - раздался голос Флиппера.
   Доктор - такой же, как и в реале, только без рокерской футболки, - рухнул в пустоту, как в кресло, и закинул ногу на ногу.
   - Хорошо, что ты напомнил об условиях, милый Китти, - сказал он. - Вы просили реплику, и я собрал все, что мог собрать. А лично ты просил перекачать в тебя данные из мозга Клакера, и я перекачал. Все. Включая мой прекрасный конструкт. - Он повернулся к Флешке и Джею в наигранных поисках поддержки. - Правда же, получилось замечательно? Подсаженный в чужие мозги, он функционирует гораздо лучше, чем в симуляции. Точнее, вообще функционирует, что еще раз доказывает нам, какой удивительный это орган - живой человеческий мозг.
   Это был самый долгий и самый прочувствованный монолог Флиппера за все время их знакомства. Улыбка снова расцвела на его лице - такая широкая и такая свирепая, будто он готов сожрать Китти целиком.
   - Каково тебе, Китти, - закончил Флиппер, - становиться шизофреником?
   - Мразь! - Лицо Клакера исказилось монголоидными чертами.
   - Китти, - сказал Джей. - Он нам нужен.
   - Прости, - добавила Флешка. - Но раз он здесь, то мы должны с ним поговорить.
   Флиппер победно ухмыльнулся, откидываясь на спинку невидимого кресла. Джей еще увидел обиженное лицо - то ли девушка, то ли мужчина, то ли тот самый маленький мальчик, - прежде чем Клакер знакомо сложил руки на груди и взглянул на них в упор.
   - Мои обожаемые отщепенцы, - произнес он. - Вы все-таки выжили. - Тон его голоса слегка смягчился. - Иного я не ожидал.
   - Серьезно? - не удержался Джей.
   - Это я выбирал вас. Жаль, что в это же время кто-то выбирал меня. Вы узнали, кто он? Светлые волосы, лицо конченой твари, бронежилет образца...
   - Мы его почти убили.
   А он почти убил их, но об этом Джей предпочел не говорить самому крутому из известных ему хакеров. Пусть даже тот стоял перед ним куцей цифровой копией.
   - Спасибо за эмиган, к слову.
   - Знал, что он пригодится, - Клакер кивнул так, будто эмиган был частью его хитроумного плана. - Убейте этого психа до конца. Считайте моей последней волей.
   - Значит, ты сам не знаешь, против кого действовали вы с Айной? В смысле, он сказал, что он не с "Центром"...
   - Если не с "Центром", то значит, с союзниками "Центра". Я не знаю, - Клакер поморщился. - И Айна - это кто? Или что?
   Джей показал ему образ сестры.
   - Я знаю ее как Сэм. Саманту. С ней все в порядке?
   О боги, подумал Джей. Боги, драконы и единороги синие, даже его реплика, всего лишь отпечаток личности, хранит в себе беспокойство за Айну. Не данные об операции, но простая человеческая тревога угнездилась так глубоко, что прошла через смерть, и теперь, сквозь жалкое подобие посмертия, тянет к реальному миру свои руки.
   - С ней все хорошо, - успокоил его Джей. - Волновалась насчет тебя.
   Клакер отвернулся, едва услышав.
   - Чего вы пытались добиться?
   - Переворота. Падения "Центра", я же говорил. Тогда я не врал, только "Автоматическая жизнь" здесь, конечно, не при чем. Но это вы должны были понять и сами. Мы хотели... - Клакер раскинул руки, но тут же снова сложил на груди, словно испугавшись собственного порыва. - Мы хотели уничтожить влиятельную корпорацию, и их провал на рынке андроидов был бы только стартом. "Центр" постоянно конкурирует с "Автоматической жизнью", "Сайбор инк" в вечном споре с "Нейроком", "Пандору" больше всего ненавидят "Медиатех" и "Лерош", "Тэцуо" изрядно насолили "Симонову и сыновьям", "Эшфолк"...
   Клакер перечислял и перечислял все конфликты корпоративного мира, от самых недавних до почти забытых, сыпал именами и названиями гигантов и мелких фирм, выстраивал в стройные потоки информации все то, что недавно казалось лишь обрывками рекламы и мусорных воспоминаний... Планы Айны и Клакера были воистину бесконечны. И, что самое удивительное, Клакер, похоже, верил в их исполнение.
   - Они бы не нашли нас, будь я немного проворнее, - закончил он без сожаления. На привязанности к Айне начиналась и заканчивалась его сохраненная человечность. - Противостояние корпораций росло бы, и рано или поздно они бы начали уничтожать друг друга в открытую.
   - Ты серьезно в это веришь? Что мегакорпорации принялись бы драться еще ожесточеннее, вместо того чтобы собраться в одну долбаную супермегакорпорацию, как в гигантский трансформер, и навалять реальным виновникам? Что они бы не сообразили, что кто-то пинает их к войне? - это уже спросил Китти. Своим голосом из рта Клакера.
   - "Вера" - это не ко мне, - ответил Клакер. - Это был лишь первый шаг глубоко под водой. Но со временем колебания дошли бы и до поверхности. А даже если нет... Разве не об этом вы мечтали, мои туповатые романтики? "Центр" идет трещинами и виноваты в этом мы. А дальше - мы сломали бы что-нибудь еще. Ломать - это ведь то, в чем вы профессионалы. Вы бы умерли, как и я, рано или поздно. Но умерли бы ужасно гордыми собой.
   - Как и ты?
   - Как и я, - Клакер криво ухмыльнулся. - Тот убийца, он очень ждал моего страха. Но не дождался. Он садист, это все, что я могу сказать. Он вкалывал мне в голени криоген, пока я был еще жив...
   Он застыл, анализируя это воспоминание, на пару секунд.
   - Остальное... не помню.
   С языка цифровых отпечатков это переводилось как "данные не поддаются восстановлению".
   - Айна. Сэм. Она была там, в "Центре"? Во время операции? Я видел ее аватар.
   Флешка подняла брови.
   - Ты не говорил об этом.
   - Я думал, это глюк. Я...
   Джей хотел сказать, что звал ее, но Флиппер подобрался в своем кресле и слишком уж напряженно смотрел на него. Его и так заинтересовало внезапно хорошее знакомство Джея с шантажисткой, убивающей его брата.
   - Если ты тогда заметил, - с легкой издевкой сказал Клакер, - он выкинул меня из системы раньше, чем тебя.
   Точно.
   - Помнишь, что я спросил у тебя перед операцией?
   - "Стоит ли привлекать внимание"? - Клакер произнес это его голосом. - "После операции ты уничтожишь склад"? "При экстренном отключении что произойдет с тобой"? Ты задавал много вопросов.
   - "Нахрена тебе мы"? - Пришлось собраться с мыслями, чтобы сформулировать новый вопрос. - Почему мы, Клакер? Почему из всех взломщиков, флешек и визуализаторов ты выбрал нас троих? Я...
   Черт. Черт, черт, черт, черт! Придется сказать это при Флиппере, или его голова взорвется от напряжения.
   - Я знал Айну. Сэм. Хорошо знал.
   Ему ужасно, до боли нужно было это услышать. Что сестренка вспомнила о нем, строя свои фантастические планы по уничтожению всего. Что она указала на него. Джей, как и Китти, перестал верить в случай. Особенно после того, как выяснилось, что и с Флешкой он встречался раньше.
   - Хм.
   Никто, кроме самого Джея, не замечал дичайшего нервного напряжения, завладевшего им.
   - Ты знаком с ней, но все равно спрашиваешь, зачем мы расшатывали "Центр"? Мне казалось, убеждать она умеет лучше всего.
   - Ответь на вопрос, Клакер.
   - Я просто нашел вас и счел подходящими, - он пожал плечами. - Никакого умысла, Джей. Это всего лишь...
   Китайский дракон положил на плечо Клакера усатую морду и закончил вместе с ним:
   -...совпадение.
   "Сов-па-де-ни-е, - дракон повторил слово, жмуря раскосые глаза. - Обожаю!"
   Джей отшатнулся против воли. Сраное подсознательное. Флиппер и Флешка уставились на него, но Клакер вовремя переключил их внимание.
   - Но раз так совпало, - сказал он, - ответь тогда ты мне - ты веришь в судьбу?
   - "Вера" это не ко мне, - огрызнулся Джей
   Клакер довольно ухмыльнулся.
   - Хорошо, - заметив, что с Джеем творится что-то неладное, Флешка перехватила эстафету. - Клакер, расскажи нам о Мечнике. Ты знал о нем. В твоем ноутбуке он упоминался.
   - Я знал о его существовании, - согласился Клакер. - Да, Мечник. Все, кто хоть раз за последние семь лет пытались влезть в "Центр", говорили о нем. Человек с мечом и дурацким пристрастием к розовым цветам. Защитная система колоссальной мощности. Мы с Айной ставили все-таки на человека, управляющего ей, а не на чистые алгоритмы. В основном, благодаря рассказам. Например, Вавилонская рыбка утверждал, что его друг Малыш Том был знаком с Бруклинской Эми, а та...
   - Короче.
   - Одному из взломщиков Мечник как-то предложил выпить чаю. Еще одного заставил драться на мечах. А еще с одним - это про Хайфайва, он мой любимчик, - играл в китайские шашки. Все это происходило, пока централы весьма лениво восстанавливали попорченные набегами системы. Мечник тем временем просто удерживал наших дорогих хакеров в подвешенном состоянии, не давая выбраться. Но, судя по всему, был гостеприимным хозяином. В отличие от централов, которые потом обошлись с взломщиками весьма грубо. Бедняга Хайфайв, его еще хватило на последнюю трансляцию перед корпоративной тюрьмой. Теперь он бы радовался шашкам.
   - И это все? - Джей не слишком впечатлился. Да и дракон уже исчез, это добавило уверенности. - Пандорская "Клементина", охранная система их американских офисов, занимается тем, что в свободное время играет в покер.
   - Потому что "Пандора" - чертовы позеры, которые вписали ей такую функцию, - Клакер закатил глаза, и Джей вновь узнал ужимки Китти. - Поверь мне, я заработал на последние "сайборы" как раз в покере.
   - Поведение Мечника действительно не походило на поведение программы, - заметила Флешка. - Слишком вычурно и слишком ярко. Вся эта, - он неопределенно пошевелила пальцами, - любовь к бессмысленным образам.
   - Мы ставили на человека, - повторил Клакер. - Человека с тяжелыми повреждениями мозга. Гения и инвалида одновременно.
   - Удобное объяснение.
   - И правдоподобное. Не скрою, Мечник был основной причиной того, что первой целью мы выбрали именно "Центр".
   Если Клакер и Айна были правы насчет природы Мечника, то "Центр" действовал и впрямь чудовищно. Джей не верил в свободу, не очень-то заморачивался насчет морали, но у всего есть предел. Впрочем...
   - Мечник, возможно, вполне доволен такой жизнью.
   - Возможно. Но знал ли он что-то кроме нее?
   Пандорская политика в отношении сотрудников повторялась в "Центре" - вылечить можно почти все, но гораздо удобнее держать при себе больного и зависимого работника, чем здорового и способного покинуть корпорацию.
   - Мне было жаль его, Мечника, - тщательно проанализировав свою память, сказал Клакер. - С вашего позволения, я бы хотел вбросить в Сеть еще один рассказ о столкновении с ним. Это слух из тех, которые стоит поддерживать, чтоб еще больше романтично настроенных ковбоев примерились своими лассо именно к "Центру".
   - И чтобы еще больше их "Центр" загреб в свою тюрьму, - в тон ему откликнулся Джей. - Нет уж. К тому же, мы вряд ли выйдем в Сеть в скором времени.
   Они подобрались, наконец, к самому насущному вопросу.
   - Что Мечник загрузил в тебя? Ты это понимаешь?
   Клакер подвис на несколько десятков секунд, в течение которых сквозь него мелькал аватар Китти, хмурившийся все сильнее и сильнее.
   - Чужие глаза, - Клакер поднял на Джея взгляд. - Я ощущал их.
   Китайский дракон, вновь появившийся за его плечом, вывалил из пасти длинный язык. Джей схватился за голову. Отчетливо не хватало физических волос, которые можно было бы вырвать.
   - Вероятно, ваш друг с нездоровой страстью к аниме теперь понимает это лучше.
   - Шпионская прога. - Андрогин Китти вырос третьей рукой из груди Клакера. Рука подняла вверх указательный палец. - Глаза, глаза, глаза, Джей, ты ведь тоже говорил про взгляд? Это шпион. Мечник вбросил в нас охренительного шпиона с охренительно мощными защитными функциями. И с таким количеством свистелок, чтобы тебе, имбецилу, непременно захотелось прощупать все его возможности.
   - Ты сам собирался объединиться! - возмутился Джей.
   Китти этот возглас ожидаемо проигнорировал. Небо рухнет быстрее, чем он признает кретином и себя.
   Если так, то Сеть для них точно закрыта, с тоской подумал Джей. Высунешься - и шпион мгновенно укажет корпам их местоположение.
   - Как-то слишком просто, - усомнилась Флешка. - И одновременно - сложно. В том смысле, что почему тогда Мечник, раз за разом задерживая в системе других взломщиков, не задержал нас?
   - Айна. Она действительно пришла туда. И вытащила нас. - Под скептичным взглядом Флешки Джей мгновенно застыдился собственной, еще не погасшей надежды на сестринскую любовь. Но не отступил. - Да, я хочу в это верить. Но она и впрямь могла бы ему помешать. Ты ее не знаешь - она и так была гениальна, а уж после работы в "Пандоре"...
   Он не договорил. Флиппер - даже его призрачный взгляд прожигал лицо до задней стенки черепа - его убьет.
   - Зачем бы тогда вражеской программе оберегать нас? - продолжила давить Флешка. - Китти, ты об этом говорил - зачем ей защищать нас, преступников? Это... это больше похоже на... - Она обдумала последнее слово еще раз, прежде чем произнести. Джей практически видел, как выстраиваются в ее голове логические связи. - На контрабанду.
   Не найдя поддержки - разве что Флиппер с интересом подпер подбородок кулаком, - Флешка продолжила:
   - На информационном рынке этот финт не то чтобы редкость. "Крот" в фирме подготавливает заказ и перепрограммирует сторожей, носитель вламывается в систему и получает свой удар прямо в мозг. Владелец фирмы радуется, что так быстро выпроводил гостей, и хвалит производителей охранного софта. Носитель тем временем приносит заказ и делит оплату с "кротом". Все счастливы, разве что носитель сидит у докторов, но затраты на лечение обычно включены в счет.
   Еще одна форма саморазрушения за деньги в мире людей-флешек. Флешку не тревожили смертельные контейнеры, чего говорить о ловле атак за плату - она описывала прием абсолютно спокойно. Хотя, скорее всего, именно через такое Флешка не проходила - Джей помнил ее растерянность при столкновении со сторожами централов.
   - Если Мечник действительно человек, или если за ним стоит человек, то эта версия выглядит гораздо правдоподобнее каких-то невнятных планов по разрушению миропорядка. - Хмурый взгляд Клакера тоже никак не тронул Флешку. - Но здесь действовали хитрее. Обманули нас. Шпион... Я не уверена в природе этой программы, но за неимением другого варианта, будем называть ее так. Судя по тому, что он и впрямь толкает нас к объединению, могу предположить - мы объединимся, и он, радостный, сам доскачет до заказчика, а мы останемся без денег за весь тот риск, которому подвергались. Это наиболее удачный вариант для заказчика, согласны?
   Согласие ей не требовалось, разумеется.
   - Выход один. Дойти до заказчика своими ногами и выбить ту кучу денег, которую он - она, - нам задолжала за все свои фокусы. Ну, или продать кому-то другому, но здесь еще надо найти кого-то, согласного взять непонятно что за огромную сумму... - Флешка, наконец, заметила напротив себя Клакера, чье лицо давно уже превратилось в слепок. - И это, конечно, значит, что Айна обманула не только нас, но и своего обожаемого, - она говорила это равнодушно, и оттого слова били еще больнее, - романтичного Клакера, воюющего за свободу.
   Раз так, подумал Джей, Айна вполне может до сих пор оставаться с "Пандорой". Он так и не смог разобраться, радует его это или нет.
   - А киллер? - спросил Китти. Клакер уже не стремился говорить с ними, так что черты аватара Китти прорисовывались четко.
   - Киллер... Возможно, Айна все-таки где-то прокололась, раз вмешалась третья сторона. Согласна, это самый шаткий момент в моей теории. Но - у вас есть версии лучше? Только без подростковых мечтаний, пожалуйста.
   - И не предлагайте объединиться, чтобы проверить природу вашей программы, - вставил Флиппер.
   Он наградил Джея злым взглядом, но не стал допытываться насчет его отношений с Айной. Вместо этого встал и зачем-то поднял руки на уровень глаз. Спустя пару секунд, Джей понял смысл жеста - руки Флиппера начинали блекнуть. Их вытаскивало из клетки. На этот раз мягко, но щадящая скорость отключения только давала время волноваться все сильнее и сильнее.
   - Во-первых, я буду против, - продолжил Флиппер. - А во-вторых, Милена отключает нас, а значит, дела плохи.
   - Клакер. Ты знаешь, как у Айны со здоровьем? У нее была опухоль в мозге.
   Джей еще успел задать этот вопрос. А вот на то, чтобы удивиться непонимающему взгляду Клакера, времени уже не хватило.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Адьяр "Страсть Волка"(Боевая фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Э.Милярець "Академия Шаманства"(Уся (Wuxia)) А.Лерой "Ненужные. Академия егерей"(Боевое фэнтези) А.Эванс "Дочь моего врага"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"