Ч.С.В.: другие произведения.

Мстислав: Начало; Глава 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  «Искона»
  
  Ранним утром была еще темень. Маруся только разлепила глаза и была удивлена, что Варвара еще спит. Она вышла на крыльцо, чтобы покурить сигарету. Все было безмолвно тихо, даже собака спала в своей будке.
  
  Дома в селе похожи на сказочные в этих белоснежных шапках. Напротив деревни стояли скученные строи леса. Казалось, что из глубины этой чащи на нее кто-то смотрит и манит за собой. Маруся поддалась желанию, и сделала медленный, нерешительный шаг по ступеньки.
  
  - А вот и ты! - раздался над ее ухом радостный возглас. - Доброе утро.
  
  Маруся словно оправилась от гипноза.
  
  - А-а-а, привет.
  
  Анисья Матвеевна стояла на пороге с улыбкой на лице.
  
  - Этот, лес, Анисья…
  
  - Это Тихий лес. Туда лучше не соваться. Голова от воспоминаний расколется. Там Мстислав проводил какое-то время.
  
  - А ты куда?
  
  - На работу, милочка, на работу. Я же ветеринарный врач. Буренка рожать собирается. Сейчас машина подъедет.
  
  И правда! Старенький советский внедорожник неторопливо подъехал к калитки. Анисья Матвеевна помахала на прощание и бодрым шагом пересекла двор в медицинском халате. Маруся помахала в ответ и сделала затяжку. На вкус больше похоже на деготь, чем на табак. Но она продолжила курить, упершись плечом о столбик крыльца. Автомобиль лениво отъехал и скрылся в темноте, освещая путь себе фарами.
  
  Плачь Варвары разнесся по всему дому. Девушка сразу поняла: переодеть, надеть подгузник, покормить. Она выкинула сигарету и вошла внутрь. Включила свет, но девочка спала, как ни в чем не бывало.
  
  На столе лежало много исписанных толстых тетрадок. Маруся потерла лоб, словно пыталась стереть из памяти этот плач и села за чтение. Почерк был ужасным, если не сказать, нечитабельным. Также на полях нарисованы разные вещи: деревья, даже повозка с лошадью. Все это коряво нарисовано от руки.
  
  Маруся пошла в кухню, налила себе холодного чаю. Осмотрела место, где был уничтожен оберег и провела рукой. В мозгу сразу поплыли обрывки воспоминаний, словно это были ее…
  
  ***
  
  Повозка плывет по росистой траве с раненым воином в старославянских доспехах. Была перебита нога в области щиколотки. Судя по струпным образованиям, началась гангрена. Его окружили около пятнадцати дружинников на конях с копьями, луками и топорами. Их одеяния: синие кафтаны, шаровары и черные сапоги. Возглавлял процессию толстый всадник в распашной одежде без рукавов, которая держалась на плечевых лямках. Густая седая борода, которая развивалась на ветру и серые хищные глаза.
  
  - Господин, Остросмысл, куда мы едем? - спросил лучник, подъехав поближе к мужчине. - Я предлагал просто отрезать ногу… Сейчас придется больше резать….
  - Убейте меня, убейте! Отец, убейте меня! - стонал раненый юноша с кудрявыми рыжими волосами.
  
  - Я знаю один город, куда даже таких беспомощных на ноги поставят. Вопрос только в цене, - пробормотал Остросмысл. - Помяни мои слова: мой сын выживет и вернется в строй. Город зовется Исконой. Там прекрасные лекари, которые знают свое дело. Я столько колдовского слышал об этом месте, что не сомневаюсь в своей правоте.
  Они забрели на колею, окруженную глухим лесом. Отовсюду слышался презрительный смех.
  
  - Достопочтенный боярин, нам лучше свернуть отсюда на более безопасную дорогу, - продолжал лучник. - Не иначе, как лешие смеются над нами. Они могут заманить нас в ловушку.
  
  - А ты трус, Радомир? Сдается мне, что трусы выберут другую дорогу. А я не такой и, надеюсь, на вашу помощь в случае заварушки…
  
  - Нет, конечно, нет, господин. Как вы могли обо мне такое подумать? Мы верим вам и нашему достопочтенному князю. Я буду с вами до последнего издыхания…
  
  - То-то же, Радомир. Теперь мне не страшно идти бок о бок с тобой. Искона уже на подходе, я в это верю. Какое мне дело до всяких леших? Так этот лес и так помнится странными выходками животных. Главное, не сворачивать с этой дороги и все будет хорошо.
  
  Сумерки опускались на лес, а дружина продолжала свой путь вглубь колеи. Идут тихо под стоны раненого юноши. Помимо него, в повозке еще лежат набитые разным добром мешки.
  
  Наконец они поднялись на холм с которого и предстала Искона — город чудесных лекарей, которых не сыщешь нигде на Руси. Территория была небольшая, граница была строго начертана в круге. Над небольшими избами с зелеными крышами и кузницы восседали хоромы и терема небывалой красоты.
  
  ***
  Маруся вернулась в наш мир и с трудом отодрала руку от стены. Эти видения были такими реальными, но плач Варвары заставил ее вырваться из них.
  
  - Кушать хочешь, малютка моя? - защебетала девушка, разогревая смесь в бутылочке на печи.
  Она выглянула в окно. Уже расцвело, и жители поселка принялись сновать по нему в разные стороны. Даже проехал грузовик с надписью «Хлеб».
  
  Что это было? Странно, что это линейные воспоминания? Может, кто-то ее подталкивает к этому?
  
  Дверь дома открылась, и вошла Анисья Матвеевна. Ее халат был запачкан кровью и влагой.
  - Хорошо, что все обошлось хорошо, - весело заметила она. - Ты чего?
  
  - Мне только что привиделись воспоминания каких-то солдат и одного боярина. Ты же говорила, что это воспоминания Мстислава. Но я там его не видела…
  
  - Он не только своими глазами видел, дорогуша, - рассудила хозяйка дома. - Собирал по крупицам воспоминания сущностей, которые следили за этой дружиной. Да, это была дружина с города Белая вежа. Их приезд был важен, как и вся любовь Мстислава. Потом узнаешь почему. - Она достала из холодильника в кухне свежую белокочанную капусту. - Сходишь за хлебом?
  
  - Да, - кивнула Маруся. - Только ребенка одену и пойдем прогуляемся. Там холодно или весна все-таки?
  - Морозец. Тебе деньги дать?
  - Не надо, Анисья. У меня есть кое-какие сбережения. Не хочу сидеть на твоей шее.
  - Глупостей не говори. Вы мои гости…
  - Все равно не охота, чтобы ты за все платила. Что купить?
  - Две буханки черного хлеба и майонез. Причем любой.
  Маруся вышла на улицу и сразу оказалась в потоке людей. Везде все гремело, а также стучало — вот такая жизнь у поселка.
  
  Девушка с ребенком преодолевала заснеженные улицы. Она точно знала куда идти, ведь протоптанная дорожка вела прямиком к небольшому магазину с покатой крышей. В помещении маловато места, ведь коробки с некоторыми товарами, которые не поместились на прилавки, лежали на полу.
  
  Угрюмая продавщица читала газету за кассой и жевала жвачку. Когда Маруся подошла к ней, та удивленно посмотрела на ребенка, но промолчала, пока девушка делала нужные покупки.
  
  На входе ее едва не сшиб с ног странный мужчина. Он был одет во все черное, но лица она не заметила. Странно было видеть его без куртки; только тонкий плащ.
  
  - А извиниться не хочешь? - крикнула Маруся ему вдогонку. Он остановился на секунду, но не обернулся, и пошел дальше.
  
  Девушка пошла за ним, таща на себе малышку. Мужчина шел в сторону замершего пруда. Маруся заметила, что он не оставлял следов на снегу от шагов.
  
  - Постой! Постой! Куда ты? - кричала она ему вслед. - Да стой же ты!
  Человек в плаще шел по направлению к Тихому лесу, но Маруся догнала его и попыталась дотронуться до плеча. Но ее рука прошлась по воздуху и она плюхнулась в сугроб, поддерживая люльку на весу.
  
  - Я видела его! - вскричала девушка, которая только ворвалась домой. - Он прошел мимо.
  
  - Это плохой знак, - немного погодя, ответила Анисья Матвеевна. - Значит ты себя не контролируешь.
  
  - Но я же перестала пить, - оправдывалась Маруся.
  
  
  
  - Просто не дай воспоминаниям Мстислава заполонить твой разум. А то потеряешь связь с реальностью, как твоя мама.
  
  - Хорошо, учту. Не хочу быть шизофреничкой, как она.
  
  Анисья Матвеевна исподлобья посмотрела на девушку:
  
  - Она не была шизофреничкой, Маруся. Просто не смогла отделить свои воспоминания от чужих. А ты должна была ей помочь, а не ждать, пока она спятит.
  
  Маруся хотела возразить, но взгляд женщины заставил ее ответить:
  - Извини. Знаю, что сморозила глупость.
  
  - Ничего страшного, скоро борщ свариться. Давай хлеб. Я нарежу.
  
  До вечера они не проронили ни слова. Стояла тишина, лишь полы трещали и скрипели под ногами. За окном поднялась метель.
  В десятом часу ночи Варвара уснула под шум пурги. Маруся села за стол, чтобы попытаться прочитать эту писанину, но так и не смогла вникнуть. Анисья Матвеевна села рядом.
  
  - Я понимаю, что мой почерк не ахти какой. Но надень вот это, - сказала она, протягивая необычный амулет. - Это оберег памяти. Мой отец достал материалы из Тихого леса. Впрочем, не знаю, как ему это удалось. Но он смог! Тебе нужно надеть этот оберег и ты сможешь погрузиться в память Мстислава и тех, кто дал ему доступ в свои воспоминания. Я просто буду читать тебе свои записи. И не переживай за Варвару. Я сама за ней поухаживаю.
  
  - Зачем мне нужен этот оберег? - не поняла Маруся. - Я и так вижу эти видения.
  
  - Я же тебе сказала сегодня, что эти воспоминания сведут с ума, если ты не умеешь их контролировать. Поэтому просто надевай и смотри на свечу, когда я буду читать.
  
  - Какую свечу?
  
  - Сейчас принесу. У меня их с десяток.
  
  Анисья Матвеевна пошла к себе в комнату и притащила оттуда небольшой ящик с простыми вощенными свечами. Она зажгла одну и выключила свет в доме. От свечи исходил приятный запах лампадки.
  
  - Так, - шепнула хозяйка. - Теперь внимательно смотри на свечу, пока не поймаешь себя на мысли, что засмотрелась. Тогда ты будешь полностью контролировать воспоминания. Запомни: ищи любые загвоздки и пропуская не нужные, моргая глазами. Ты будешь делать это потом интуитивно. Как только услышишь новое воспоминание — моргни один раз быстро! Два раза моргнешь — пропустишь новое видение.
  
  - Давай. Начнем.
  
  - Хорошо. Какое ты последнее видение смотрела?
  - Когда они в город Искона прибыли, - вспомнила Маруся, не отрывая взгляда от свечи. - Дружина уже подошла почти к воротам.
  
  - Угу. Так сейчас, - она начала просматривать тетрадки. - Я их пронумеровала, так что много времени это не займет. Вот! Черт! - желтая тетрадка выпала из ее руки и раскрылась на полу. - Вот как раз и она, моя тетрадка.
  
  - Я готова.
  
  - Тогда удачи.
  
  Речь Анисьи Матвеевны разлилась, как из рога изобилия. У нее был тихий голос расслабленный голос, словно она читала молитву. Маруся все еще внимательно смотрела на свечу. Огонь имел неоднородную форму, и от ее дыхания чуть прерывался, но не до конца.
  - Дружина подъехала к Исконе, - прошептала Анисья Матвеевна и тут у Маруси взорвалось в голове воспоминание.
  
  ***
  
  - Кто такие? - крикнул лучник в одеянии из золотых узоров на вышке. - Мы не ждали гостей сегодня. Мы никого не впустим.
  
  - Уважаемый, мой сын умирает. Сообщи князю.
  
  - У нас нет князей. У нас Ведена — главный лекарь города. Она же решает тут все вопросы.
  
  - Так окликни ее. Скажи, что приехал боярин Остромысл с Белой вежи. Я заплачу сколько нужно. Моему сыну необходима ваша помощь. Мы получим ее и сразу же уедем.
  
  - Не сможете уехать ночью. Это плохо закончится для вас. Я даю тебе слово.
  
  - Угрожаешь?
  
  - Напутствую, друг мой, напутствую. Здесь ночью звери особо буйные на охоту выходят.
  
  - Так дай клич, что пришли гости дорогие к вам на ночевку.
  
  Стражник дунул в свистульку странной формы и необычным узором. Звук больше походил на щебет птиц. В ответ послышался такой же.
  
  - Проходите. Только сдайте свое оружие на входе, иначе мы за себя не отвечаем.
  
  Боярин кивнул своим воинами под стоны искалеченного юноши. Те сняли с себя все обмундирование и оружие. Положили его на другую повозку. Стражники по вышкам хмуро взирали на путников, но как будто по приказу, отвернулись.
  
  Остромысл слез с коня, и теперь вел другую лошадь с повозкой. Процессия во главе с боярином прошла на центральную площадь. Все они удивлялись красивым постройкам: настоящие терема граничили с простыми избами и лавками ремесленников. На кузнице уже было затишье, а вот на овчарне кипела работа: стригли овец в сумерках. Лишь одинокий факел освещал весь быт.
  
  Людей на площади было немного. Лавки торговцев уже были закрыты. Но боярин смог рассмотреть светящийся ящик с темно-зеленым оттенком.
  
  - Вы из Белой вежи? - спросил томный женский голос.
  - Да, - Остромысл повернулся на источник звука. - Мой сын Боримир умирает. Ты должна помочь…
  - Помочь? - удивилась худая женщина в сером сарафане и русой косой. У нее было строгое лицо, чуть длинный нос и суровый взгляд карих глаз. - Я Ведена. Меня тут все знают. Являюсь основателем этого города. Тут мы помогаем только друг другу. Никакие путники не смеют просить нас о помощи. Чем вас другие лекари не устроили? Их на Руси полным-полно в наше время.
  - Вы творите такие чудеса, что нам и неизвестно: правда это или нет? Чужеземцы рассказывали нам как вы сращиваете конечности у раненых людей. И что ночью тут лучше не появляться, потому что вы поедаете всех, кто забрел сюда по ошибке.
  
  Граждане стали подходить к дружине и любопытно смотреть, что будет дальше.
  Ведена серьезно посмотрела на них, а потом рассмеялась:
  - Мы едим людей?! Что за чушь. Мы не варвары, а простые граждане своего края. И оберегаем наше ремесло от посторонних глаз. Лечить мы никого не будем, ибо чужестранцам не помогаем.
  
  Тут Остромысл вытащил из повозки мешки с золотом и шкурами диких зверей.
  - Если надо — я еще привезу! Только спасите мое чадо от смерти. Он не сможет жить без ноги. И убьет себя, когда представится возможность! Я все дам, что нужно. Просто спасите! Необязательно показывать нам, как вы это делаете, а мой сын уже бредит. Мы никому ничего не скажем.
  
  - Нет, - мотнула головой Ведена. - Закон этого города един для всех. Только граждане могут пользоваться услугами лекарей. Но вы в качестве наших гостей, поэтому можете остаться тут на ночь. Не советую вам даже высовываться на улицу.
  
  - Или ты это сделаешь или я…
  
  - Что здесь происходит?
  
  Это спросил среднего роста юноша из толпы, одетый в синее одеяние с мечом наперевес. У него было худое лицо с грубыми чертами, карими глазами и прямым носом. Длинные волосы ниспадали до плеч.
  
  - Мстислав, сами разберемся, - ответили Ведена. - Мы тут столкнулись с кое-какой проблемой. Вон отец едет.
  
  И правда, к центральной площади началась подошла группа всадников из двадцати человек. Главный из них слез с лошади и подошел к собеседникам. Он был крупного телосложения, тоже с длинными волосами, с густой седой бородой. Лицо покрыто глубокими шрамами.
  
  - Что за дела? - поинтересовался он. - Меня зовут Белогор. Я отвечаю тут за защиту.
  
  Боярин принял эти жесткие слова за призыв к действию.
  
  - Меня зовут Остромысл. Мой отважный сын пострадал в битве с разбойниками, что не давали покоя на нашем перевале несколько недель. Я слышал от чужеземца, что вы можете вылечить его раны. Если вы отец — вы меня поймете. Мой сын не может остаться без ноги…
  
  - Белогор, надо поговорить наедине, - снова вступила в разговор Ведена.
  Белогор угрожающе посмотрел на нее, но в мгновение ока его лицо стало менее серьезным. Он отошел с главным лекарем подальше, чтобы до ушей собравшихся не дошел смысл слов. Они несколько минут переговаривались. Сначала тихо, потом на повышенных тонах. И только когда решили эту дилемму, вернулись к боярину.
  
  - Хорошо, - тяжело произнесла Ведена. - Ведите его в ту зеленую избу и закройте двери. Чтобы никого там не было. Мы постараемся успеть за час.
  
  Дружинники боярина подняли его сына и доставили на деревянный постамент. В сумерках, казалось, что это место светится разными цветами радуги.
  
  Наконец, туда вошла Ведена и повторно закрыла двери. Через несколько минут послышался крик юноши, словно его там резали. Еще полчаса, и Ведена вышла из избы с окровавленными руками.
  
  - Пусть до завтрашнего утра полежит и набирается сил.
  
  - Он жив? - испуганно спросил Остромысл. - Он точно жив?
  
  Ведена улыбнулась ему.
  
  - Конечно. Мы используем редкие растения, чтобы поднять любого на ноги.
  Это ремесло закрыто от многих глаз.
  
  В этот момент послышался щебет птиц. Белогор скомандовал идти всем по домам и потушить свет. Боярин со своими соратниками не знал, что делать. Он начал метаться по площади, чтобы куда-нибудь приткнуться.
  
  - Сюда! - скомандовал Белогор. - В этом доме вы будете в безопасности.
  
  Дружина зашла в просторное помещение, где на столе были разные яства и две бочки. Хлеб, пироги, блины, мясо диких зверей и птиц, капуста и свежий квас.
  
  - Мы готовили все к нашему празднику, но не срослось, - сказал Белогор, когда гости начали рассаживаться и весело общаться. - Ваше золото мы заберем завтра.
  
  - Хорошо, - ответил Остромысл. - Как вам будет угодно. Спасибо за моего сына. Я буду славить ваш город Искону.
  
  - А это лишнее, - произнес Белогор. - Я приставлю вам одного стража, чтобы вы не делали глупостей.
  
  - Хорошо. - не спорил боярин.
  
  - Я Всеволод, - представился молодой человек двадцати пяти лет, рыжий и с мечом.
  
  Белогор бросает упрекающий взгляд стражу, а сам уходит.
  
  Почти всю ночь длился пир. В бочках оказалась медовуха отменного качества. Гости съели все, что было на столах. Подозвали к себе Всеволода и налили ему алкоголя. Он отказывался, но Остромысл все-такие его уговорил тем, что нужно выпить за этот чудесный город
  Как только Всеволод выпил кружку медовухи, боярин сказал:
  - Слушай, ты же парень не промах. Скажи, пожалуйста, почему ночью нельзя выходить на улицу?
  - Не могу сказать. Все равно не поверите, - слегка окосевший Всеволод попытался сфокусировать свой взгляд. - Если я скажу, то Белогор с меня шкуру сдерет, как пить дать, сдерет.
  
  - А мы не скажем ему, так ведь, мужики! - задорно воскликнул Остромысл. - Скажи, какое-такое ремесло здесь есть у лекарей, что наши целители даже близко к ним не приблизились. Если расскажешь, я подарю тебе лошадь и немного золота.
  
  - Сколько золота?
  
  - Горсть, целая горсть.
  
  - Ладно, ходит такая легенда, что из домов по ночам выходят много злых духов. Люди дали им много имен в язычестве. Поэтому нельзя туда соваться. Белогор говорит, что так оно и есть. Но я не верю. Знаю только, что в каждом доме, кроме этого, стоят золотые, каких там, алтари… Вот. Они из чистого золота.
  
  - А ты что-нибудь с этого получаешь?
  
  - Нет, - печально ответил Всеволод. - Только еду и одежду. Еще могу подлечиться, если это прямо необходимо. Недавно моего друга почти порвал медведь. Так Ведена и его вылечила. Подняла на ноги за несколько дней. Так что, ваш сын еще легко отделался, вот увидите.
  
  - Все ясно. Ты пьян, и тебе мерещатся злые духи.
  
  Солнышко заглянула в окна гостевого дома. Боярин спал около глиняной печи. Двери открылись, впустив последние лучи света. На пороге стоял сын Остромысла — Боримир. Он чуть хромал, но выглядел счастливым.
  
  - Сын! - боярин бросился к сыну. - Поверить не могу, что ты жив! Я так надеялся, что с тобой все хорошо.
  
  Они вышли во двор и заметили, что его золото и шкуры пропали. Ведана строго разговаривала с детьми.
  
  - Где все золото?! - с надрывом в голове воскликнул Остромысл.
  
  - Как где? Все ушло в счету оплаты спасения вашего сына. Мы поставили его на ноги. Вы сами вчера выкинули мешки мне под ноги. Теперь ничего не нужно? Белогор вам говорил, что мы заберем золото, а вас что-то не устраивает?
  
  - Нет-нет, прошу прощения. Все верно, просто не ожидал, что прямо такая плата…
  
  - Бориполк! Проводи наших гостей до выхода.
  
  Остромысл залез на свою лошадь, а сыну приказал садиться в повозку. Кивнул головой и ушел за стражем к воротам. За ним и отправилась вся его дружина.
  
  Белогор подошел к Ведане.
  - Я не думаю, что они разболтают кому-то за пределы своего городища, - уклончиво произнес он. - Ты же знаешь, что это было необходимо.
  
  - Я понимаю, мы столько благ не успели преподнести в жертву духам. Их терпение тоже не на пределе. Надо было это сделать.
  
  - Может, пора рассказать всем в округе, что мы лечим людей, - предложила Ведена. - Мы же можем многим помочь с их бедами. Не обязательно же говорить, зачем нам это золото.
  
  - Растения нужны, но не всем. Если про наш секрет узнают многие, то тогда придется им объяснять, - возразил Белогор. - Ты же сама сказала, что могут многие посягнуть на эти дары. Агидель будет против этого, я уверен.
  
  - Где же мы сможем найти столько золота? - разозлилась Ведана. - Она сама не понимает, что хочет. Преподношения растут, как и ее аппетит.
  
  - Ну она не в курсе всех дел, что тут происходят.
  
  - Она нам не простит Боримира. Да слухами полнится земля. Один чужеземец, другой — вот тебе и небылицы.
  
  А на другом конце города из резного дома вышел Мстислав. Он сегодня не дежурил, поэтому прошел четыре дома и остановился у зеленого расписного терема. На крыльце стоял пожилой мужчина с нечесаной копной седых волос.
  
  - Здравствуйте, Годимир! Доброе утро, батюшка! - окликнул его Мстислав. - А Варвара дома?
  - А когда ты, негодник, возьмешь мою дочь в жены? Ей пора уже, ведь шестнадцать лет на носу.
  - Скоро, Годимир! - пообещал Мстислав, улыбаясь, когда на пороге оказалась писаная красавица. Про таких говорили «кровь с молоком». У нее было округлое лицо, маленький нос идеально в него вписывался, тонкие губы и красивые, выразительные голубые глаза. Она расхохоталась заливистым, шелковым голосом, когда увидела радостное лицо Мстислава.
  Всего на несколько сантиметров она была ниже своего избранника.
  
  - Привет, Мстислав. Не дежуришь сегодня?
  - Пойдем на речку, Варвара.
  - Пойдем!
  Они взялись за руки и побежали под возмущенные возгласы ее отца. Он кричал, чтобы она не задерживалась допоздна.
  
  Мстислав взял из загона своего дома вороную лошадь. Ловко вскарабкался на нее и подал руку девушке. Под ее смех они умчались по красочным степям. Казалось, что лошадь не бежала, а плыла.
  Попадались и горные местности, которые хорошо гармонировали с бездонно-синим небом. Сама природа благоволила им, теплый летний ветер ласкал их волосы, а лошадь мчалась вперед, словно не было на пути никаких препятствий.
  
  Ближе к полудню, они остановились около бурной небольшой речки. Варвара спрыгнула с коня и тотчас побежала собирать дикую черную смородину и крыжовник. Мстислав же привязал вороную к дереву. Та стала сразу пощипывать траву и пить воду с реки.
  
  Мстислав с Варварой сели на вязаное покрывало и принялись любоваться прекрасным видом.
  
  - Ты готова? - неожиданно спросил парень.
  - Что? - поперхнулась крыжовником девушка.
  - Готова стать моей женой? - поинтересовался он, пряча что-то за рукой.
  Варвара скромно заулыбалась.
  - Готова! - выпалила она и оттолкнула своего жениха, а сама убежала.
  
  Мстислав не ожидал такого поворота, но тоже засмеялся и погнался за ней. Так они обежали коня и встретились на полпути. Юноша надел на нее венок из одуванчиков и такое же кольцо.
  
  - Ну все! Я теперь царица тридевять земель!
  Мстислав поцеловал девушку в щеку и засмущался, пока не получил такой же поцелуй в ответ. Они вернулись на покрывало и теперь в тишине смотрели на бурлящий поток.
  
  - Я думала, что за нас все родители решили, - первой молчание нарушила Варвара. - Я так ждала этого дня, ты не представляешь. Боги мне благоволят.
  
  - Не только боги, но и я. Каждый год своей жизни я посвящу только тебе, потому что красивей тебя просто нету.
  
  - Лукавишь, Мстиславушка, лукавишь, - снова улыбнулась Варвара.
  А юноша просто наслаждался ее видом, как белые, золотистые волосы играли на солнце. Так они пролежали около часа, пока мальчишки не принялись с присущим им баловством прыгать в бушующую речку.
  
  - Эй! Ребята, смотрите, чтобы не забрели вглубь реки, а то снесет течением.
  
  - Без тебя знаем, Мстислав, не учи меня! - крикнул особенно агрессивный мальчуган, прыгнув в воду.
  
  - Пойдем к родителям, а то обед будет стынуть, - заметила Варвара.
  - Да тут полно ягод. Тебе их мало?
  -Пойдем, иначе я сама ускачу от тебя. Пешком три версты придется добираться.
  - Хорошо, поехали, дорогая. Но впредь мужчине не перечь…
  - Ха-ха-ха! Ты еще маленький, а уже себя мужчиной чтишь.
  - Мне семнадцать лет через две недели, поэтому я уже давно могу жить один.
  - Мама же тебя не отпустит. Мало кто осмелился уйти из этого города и говорить всем о наших лекарствах.
  - Я докажу тебе, что достоин, - не унимался Мстислав.
  Они подошли к коню.
  - Я и так знаю, что ты сильный юноша, поэтому доверяю тебе.
  Они приехали в Искону. Первым делом Мстислав пошел к своим родителям, лошадь оставил на привязи.
  
  Дома была только Ведана, мама Мстислава.
  
  - Матушка! Поздравь нас с Варварой и благослови наш брак.
  
  - Благословляю, Мстислав.
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"