Чубарова Надежда: другие произведения.

Найдана. Дар ведьмы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

  ***
   Гроза бушевала уже давно, и, похоже, не собиралась успокаиваться, а только набирала силу. Ветер рвал крышу, покрытую соломой, с завыванием ломился в стены, словно хотел разметать хижину по бревнышку. Яркий свет от молнии огненным мечом втыкался в маленькое оконце, пронзая избушку насквозь. Гром грохотал так близко, как будто Перун, устроившись на туче, нависшей прямо над поселением, хохоча и потряхивая кудлатой рыжей бородой, с остервенением бил в гигантский барабан, туго обтянутый воловьей кожей. Зара каждый раз невольно вскрикивала и, дрожа, еще сильнее прижималась к Визимиру, пряча лицо у него на груди и с силой зажимая уши, чтоб заглушить недовольный рык Перуна. Такой грозы она еще не видела. Да и вряд ли даже старейший видел что-то подобное.
  
   Вдруг Зара замерла. Опустив руки, и отстранившись от мужа, она напряженно прислушивалась к шуму стихии, будто пыталась различить в нем слова, посланные разгневанным божеством.
  
  - Что случилось? - спросил Визимир.
  
  - Дитя... - прошептала Зара, глядя в никуда, словно она видела сквозь стену.
  
  - Перестань... - Визимир с жалостью посмотрел на жену и попытался снова прижать ее к себе.
  
  Прошло уже три года с тех пор, как случилось несчастье, а Зара все никак не могла забыть их первенца. Если бы боги смилостивились и дали им еще ребенка, возможно тогда Зара успокоилась бы. Но боги бывают слишком жестоки. Хотя, Визимир должен быть благодарен им за то, что они не забрали у него еще и жену: слишком тяжелыми были у нее те роды.
  
  - Нет, ты не понимаешь! Там плачет дитя!..Ты слышал?.. Там кто-то стучал...- Зара нетерпеливо оттолкнула его и напряглась, пытаясь уловить сквозь шум стихии тихие звуки, те, которые хотела услышать.
  
  - Успокойся. Это ветер завывает, дождь стучит, - Визимир с тревогой посмотрел на жену: не лишилась ли она рассудка от горя? А страх перед грозой только подтолкнул к сумасшествию? Сейчас в свете вспышек молнии она, и правда, выглядела, как безумная. Только что тряслась от страха и вдруг, словно и не слышит, что гроза продолжает бушевать, будто и нет для нее раскатов грома и яростных вспышек молнии.
  
  Зара с рассеянной улыбкой медленно обернулась к мужу, многозначительно подняла палец, давая понять, что слышит какие-то звуки, и вдруг кинулась к выходу.
  
  - Куда ты?? Стой! - воскликнул Визимир, и бросился следом за обезумевшей женой в темную пропасть дверного проема.
  
  Едва выйдя за порог, Визимир остановился, пытаясь разглядеть во тьме свою жену. Ливень хлестал в лицо, застилая глаза. Ветер швырял в него ветками, обломанными с деревьев, кидал каким-то мокрым сором. Ночную мглу то и дело рассекал огненный меч Перуна. Зары нигде не было видно.
  
  - Зара!.. - крикнул Визимир в темноту, пытаясь перекричать шум стихии. И тут же сильный порыв ветра втолкнул его обратно в хижину, будто сам Перун не хотел, чтоб Визимир остановил свою жену. Пламя в очаге затрепетало, сжалось, словно испуганное существо, ожидающее удара, и тут же снова принялось быстро расти и смело скакать по поленьям, будто вспомнив, что является младшим братом страшных всполохов и бояться ему нечего. И в то же мгновение в дверном проеме показался силуэт Зары, освещаемый вспышками молний.Ссутулившись и прижав руки к груди, сейчас она тоже походила на испуганного зверька. Ветер растрепал ее волосы, ливень промочил насквозь одежду, и вода ручейками стекала с подола ее сорочки.
  
  - Ну, что же ты?! - укоризненно произнесВизимир и поспешил к жене.И только тогда он заметил, что она крепко и в то же время осторожно прижимает к груди какой-то сверток. Визимир с удивлением посмотрел на Зару. Она молчала, но в ее глазах была одновременно радость, мольба и страх. Превозмогая сомнения, она все же протянула сверток мужу.
  
  - Это дитя? - воскликнул Визимир, ошарашено уставившись на Зару. Точно в подтверждение его слов, ребенок, уже было успокоившийся и согретый теплом Зары, оказавшись на некотором отдалении от нее, снова заплакал, и Зара, торопливо прижав его к груди, принялась укачивать, нашептывая ласковые слова.
  
  - Где ты его взяла? - допытывался Визимир.
  
  - На улице, - ответила Зара, не отрывая взгляда от малыша.
  
  - А где его родители?
  
   - Нужно скорее переодеть его, он совсем промок, - словно не слыша, что ей говорит муж, произнесла Зара. Она положила ребенка на лежанку и принялась торопливо рыться в сундуке, вытаскивая оттуда то одну, то другую вещь. Наконец, Зара достала свою рубашку, украшенную черно-красными строчками вышивки, и расстелила ее тут же на лавке.
  
  - Я надеюсь, ты понимаешь, что он не твой? Такой маленький ребенок не смог бы одингулять в такую грозу!
  
  - Совсем промок мой маленький... Сейчас я тебя закутаю, согрею... - приговаривала Зара, разматывая мокрые пеленки, - Визимир! Это девочка! У нас с тобой дочь! - радостно сообщила она.
  
  - Зара...Где-то там наверняка есть ее родители, - Визимир кивнул в сторону двери, - они ее заберут и тебе будет еще больнее.
  
  Но Зара не слушала мужа. Визимир вышел на улицу, надеясь поскорее найти пропавших родителей девочки, пока Зара не успела к ней привыкнуть. Возможно, и им нужна была помощь. Негоже оставлять человека в беде, да еще в такую грозу.
  Вырвавшись из плена мокрых пеленок, которые оказались обычными ветхими тряпками, девочка шустро задрыгала ручками и ножками. Зара осторожно перенесла ее на свою рубашку, а мокрое тряпье небрежно сбросила на пол. Брямс! - звук заставил ее оглянуться. Среди кучи рванья что-то блеснуло. Зара быстрым движением прикрыла девочку краем своей рубахи и нагнулась за таинственным предметом.Она осторожно потянула за цепочку, и с удивлением уставилась на медальон, оказавшийся в ее руке. Треугольник, поверх которого лежало кольцо с маленькими сверкающими камнями, расположенными по всей окружности, из которых один был черным, остальные белыми.В центре медальона был особенно большой камень, который обвивали две змеи. В тусклом свете от очага казалось, будто они живые, так причудливо отбрасывали тени и, казалось, что вот-вот зашевелятся. На углах треугольника, выходящих за границы круга,виднелись какие-то знаки. Чтоб лучше рассмотреть их, Зара подошла поближе к огню. И вдруг свет от пламени тысячекратно отразился в большом камне! Множеством светящихся искр он разлетелся по избе, освещая ее, как солнце. Зара вздрогнула и испуганно выронила медальон, будто вместе со светом он вобрал и обжигающий жар пламени.Свет тут же погас. Собравшись с духом, Зара подняла медальон, но больше не рискнула подносить его к огню. Это был не просто оберег. В нем чувствовалась какая-то невероятная сила.
  
  - Хм... в наших краях я ничего подобного не видела... - тихо произнесла Зара, и перевела взгляд на младенца, - А ты не обычное дитя...
  
  Девочка, спихнув с себя рубаху, обеими руками усердно пыталась поймать свою ножку и затянуть ее в рот, не обращая внимания на вспышки света. Наконец, ей это удалось, и она с удовольствием принялась насасывать большой палец на ноге, с интересом глядя на Зару большими зелеными глазами. Малышка не плакала, не была напугана, казалось, будто она уже давно знает и доверяет этой женщине. Зара на мгновение задумалась, словно сомневаясь, затем торопливо завернула медальон в тряпицу и положила его на дно сундука.
  Она ловко запеленала младенца, будто делала это уже не раз. Так часто Зара в мыслях пеленала и убаюкивала своего первенца, что помнила все эти действия в мельчайших подробностях.Каждый жест был ей привычным, словно много раз она повторяла его наяву.
  
  Налив в миску молока, она макнула в него краешек свернутого кульком рушника и осторожно поднесла ко рту малышки. Девочка быстро поняла, что от нее требуется, и принялась высасывать молоко из ткани.
  
  - Вот и хорошо... - улыбнулась Зара, - А завтра утром я найду тебе кормилицу.
  
  Она снова и снова обмакивала полотенце в молоко и давала его девочке, а та с удовольствием причмокивала.
  
  Дверь распахнулась, запуская внутрь воздух, пропитанный дождем и грозой.
  
  - Нет никого... - сообщил Визимир, вернувшись в избу и стряхивая с себя у порога дождевую воду, - Все обошел, никого нет... Может, утром объявятся...
  
  - Это моя дочь... Боги послали мне ее... - тихо приговаривала Зара, ласково глядя на девочку и осторожно проводя пальцем по черным завиткам на ее лбу. - Я назову ее Найдана, что значит "найденная"...
  
  ***
  Только к утру гроза успокоилась. Еще были слышны ее тихие удаляющиеся шаги, и даже не верилось, что совсем недавно все вокруг сотрясалось от неистовых ударов.
  
  Зара так и не легла. Она боялась уснуть. Боялась спугнуть этот прекрасный сон, где она снова стала матерью. Боялась, что стоит только ей закрыть глаза, как младенец исчезнет. Всю ночь она просидела возле спящей девочки, смотрела на нее, изредка прикасалась, словно не веря, что она реальная, а не плод ее воображения, и тихо улыбалась. Девочка крепко спала. Похоже, что гроза не причинила ей никакого вреда.
  
  - Нужно отнести ее на совет старейшин, - сказал Визимир, какое-то время наблюдавший за женой.Зара даже не заметила, когда он проснулся, и сейчас удивленно посмотрела на мужа, будто не ожидала его тут увидеть.
  
  А ведь, и правда, нужно представить ребенка жрецам, чтоб они совершили обряд, означающий, что девочка принята в их род. Зара медлила с ответом. Она посмотрела на девочку, улыбнулась, когда та вдруг принялась причмокивать во сне, и вдруг какой-то необъяснимый страх охватил ее.
  
  - Подожди немного... - шепотом, словно страх обессилил ее, произнесла Зара, - Дай мне хоть чуть-чуть насладиться этим счастьем... Давай, позже представим ее роду.
  
  - Когда?Сколько мы будем ее прятать? Чего ты боишься?
  
  - Я не боюсь, - ответила Зара, отводя взгляд, - Позже... Ее нужно покормить и переодеть... И, как знать, может, от дождя она приболела. Родишка же совсем. Негоже больного младенца тревожить. Подлечить нужно.
  
  Зара искала причины, почему нужно отложить знакомство семьи с девочкой. Она не хотела впускать посторонних в их маленький мир, который вдруг образовался этой ночью. Но она понимала, что рано или поздно ей придется показать девочку роду. И уж конечно, придется рассказать, откуда та появилась. Зара была уверена, что девочку примут в племя, ведь ребенок был здоров и крепок. Ночной дождь не причинил девочке вреда - это Зара видела. Но пока о ней никто не знает, это ее дочь. А что будет, когда все узнают правду? Вдруг у нее заберут младенца и отдадут на воспитание другим людям. Более опытным, имеющим своих детей. Скажут, что это для ее же блага. Да вон, хотя бы, Добряне отдадут! Та выкормила уже своих четверых, разве не выкормит и эту малютку? К тому же она была родная сестра Визимира - не чужой человек. А что, если вдруг обнаружатся настоящие родители девочки? Душа Зары разрывалась от этих мыслей. С одной стороны она не хотела быть жестокой и лишать младенца настоящей матери, ведь она сама так страдала, лишившись ребенка. Но с другой стороны, она тоже хотела быть матерью. И это был, пожалуй, единственный шанс стать ею. А если объявятся настоящие родители... Тут уж не поспорить, она должна будет отдать младенца. Этого Зара боялась больше всего на свете.За несколько часов она успела полюбить это дитя всем сердцем. Она сама хотела заботиться о малышке. И только она увидела лучик света,только очнулась от многолетнего кошмара, как все могло оказаться всего лишь сном. Поэтому Зара и не решалась показывать всем найденыша. Но, как бы не оттягивала она момент представления ребенка роду, он был неизбежен.
  
  Визимир ушел в лес, обещая вернуться только к вечеру, а Зара даже не выходила на улицу, чтоб каждое мгновение быть рядом с младенцем. Стоило только девочке скукситься, даже не заплакать, а лишь наморщить носик, как Зара тут же спешила к ней, предугадывая ее желания. Но как она ни старалась, чтоб девочка не выдала плачем свое присутствие, соседи все же заподозрили неладное.
  
  Зара сидела на лавке и размеренно покачивалась, держа на руках ребенка. Она тихонько мурлыкала колыбельную, на ходу сочиняя слова, и с улыбкой смотрела на спящую малышку.Вдруг дверь скрипнула и в полумрак избы ворвался дневной свет. Зара от неожиданности вздрогнула, быстро обернулась, в надежде увидеть мужа, но тут же инстинктивно пригнулась над младенцем. На пороге стояла жрица. Как всегда, красивая и строгая. Возможно, звание жрицы заставляло ее быть всегда суровой, ведь она имела дело напрямую с богами. Никто из простых людей не решался сблизиться со жрицей, ее боялись даже те, кто не хотел в этом признаваться. Но даже в этом своем строгом облике она была очень красива: темные тонкие брови четкой линией шли над выразительными карими глазами, которые, казалось, смотрят насквозь и видят самую душу, длинные волосы цвета коры дуба, обласканной солнцем, свободной волной струились вдоль тела почти до колен.От нее никто не требовал носить косу или прятать волосы под волосник. Множество украшений, которые она носила то ли по статусу, то ли от большой любви к ним, поблескивали на ее пальцах, запястьях и шее.
  
  Чуть поодаль, стараясь не прикасаться к ней, зная, что она этого не любит, толпились сородичи. Они тянули шеи и с любопытством заглядывали внутрь маленького жилища.
  Жрица чуть подождала, когда глаза после яркого солнца привыкнут к полумраку избы. У Зары сейчас положение было выгоднее: она хорошо видела всех собравшихся. Но и уйти она никуда не могла: единственный выход из избы был перекрыт.
  Наконец, выцепив зорким взглядом силуэт хозяйки дома, жрица, придерживая край своей длинной рубахи, переступила через порог. Она не спеша подошла к Заре, задумчиво перевела взгляд на ребенка, которого та пыталась прикрыть собой. Жрица медленно протянула руку, сверкнув крупным камнем в перстне, и уже было коснулась малышки, как вдруг резко отдернула руку и даже отступила на шаг назад, будто обожглась.
  
  - Ты слышала, как этой ночью бушевал Перун? - спросил она, глядя на свою руку, будто там на самом деле появился след от ожога.
  
  - Да, Кхарунда, я слышала, - покорно ответила Зара.
  
  Она с волнением ожидала, когда речь зайдет о девочке. Ведь жрица пришла самолично не просто так, не про грозу же спросить. Кхарунда молчала. Зара тоже.
  
  - Мне этой ночью было видение о тебе, - наконец сказала жрица, глядя куда-то мимо Зары, - Сама Макошь являлась ко мне. Сказала, что смилостивилась над тобой, будут у тебя дети, - она пристально посмотрела на женщину, наблюдая за ее реакцией.
  
  - О, благодарю тебя! - воскликнула Зара. От радости она чуть не лишилась чувств, - Неужели боги услышали меня?
  
  - Да, услышали, - кивнула Кхарунда, даже не улыбнувшись, - Но Макошь требует награду за это, - и многозначительно посмотрела на младенца, которого Зара прижимала к груди.
  
  - Я не поняла... - пролепетала Зара, еще крепче прижимая к себе девочку. Как же она хотела, чтоб неверно сейчас истолковала этот взгляд жрицы. Еще мгновение назад ее душа от счастья чуть не выпрыгнула из тела, а сейчас ее будто окатили ледяной водой, - Она же совсем родишка...
  
  - Она не может жить среди нас. Я вижу в ней зло, - спокойно сказала Кхарунда.
  
  - Разве маленькое дитя может быть злом? - с надеждой спросила Зара.
  
  - Маленькие дети когда-то вырастают. Эта девочка принесет нашему народу только беды и несчастья. Ее нужно подарить богам. Сама отнеси ее на жертвенник и боги воздадут тебе. У тебя будут свои дети - так сказала мне Макошь. Ты сомневаешься? - Кхарунда старалась говорить мягко, но в ее голосе проскальзывали нотки раздражения.
  
  Зара ничего не ответила, только с грустью смотрела на девочку. Найдана во сне улыбнулась, и сердце женщины сжалось.
  
  - Какие могут быть сомнения? - продолжала жрица, - Боги сжалились над тобой. Чтоб не приносить в жертву дитя из нашего племени, Перун дал тебе эту девочку, ее-то мы и отдадим Макоши. Все происходит по воле богов.
  
  Кхарунда снова протянула руку к спящей девочке, будто хотела дотронуться, но остановилась, даже не коснувшись ее.
  
  - Ты дала ей имя, - произнесла она.
  
  Зара с удивлением посмотрела на жрицу: она не спросила, а сказала об этом утвердительно, как будто точно знала. Но Зара никому об этом не говорила.
  
  - Не надо тебе к ней привязываться, - покачала головой Кхарунда, - Я подготовлю все к завтрашнему.
  
  Жрица вышла, оставив Зару в оцепенении. Она без сил опустилась на лавку и взглянула на младенца, которого все так же держала в руках. Все, что угодно она была готова услышать, но только не это. Она представляла, как у нее заберут ребенка, чтоб передать его более опытной женщине, но чтоб принести его в жертву - такое не приходило ей в голову. Но эта жертва сделала бы ее счастливой: у нее, наконец, появились бы свои дети.
  
  Зара смотрела на девочку, но была настолько погружена в свои мысли, что не видела ни ее, ни как в избу толпой зашли женщины. Зара не сразу заметила, что кто-то успокаивающе гладит ее по голове, кто-то по спине, по плечам.
  
  - Ну вот, видишь, как все хорошо складывается. Сам Перун позаботился о тебе - это знак.
  
  Зара вздрогнула, будто очнувшись, и с удивлением подняла глаза. Это мать Визимира - Светислава, - пыталась успокоить и приободрить ее, и короткими, сильными движениями монотонно проводила по ее голове. Зара растерянно оглядела всех. Тут были и его сестры, и тетки, и прочая родня Визимира. Все они жили рядом, в одном селении. И Добряна была здесь. Зара остановила свой взгляд на ней и невольно простонала. Уж, лучше бы малышку отдали ей! Это было бы перенести гораздо легче.
  
  - Она нам на счастье дана богами! - наперебой принялись говорить женщины, - Благодаря этой жертве у нас будет все хорошо.
  
  - Мы принесем жертву Макоши, а она будет милостив к нам. У нас будет богатый урожай, а у тебя родятся дети.
  
  - Отдай ее Макоши. Ты же хочешь родить Визимиру наследника. А эта девочка чужая. Посмотри на нее - она чужая.
  
  - Визимиру нужен свой ребенок, а не этот подкидыш. Его род должен продляться.
  
  - У тебя будут свои дети. Много детей! Отдай Макоши чужачку!
  
  Женщины говорили одновременно, галдели вокруг Зары, а она крутила головой, не понимая, что они говорят, выхватывая слухом какие-то отдельные слова, фразы. "Дети, чужая, жертва, Макошь, подкидыш, на счастье..."
  
  - Ведь ты же хочешь, чтоб у тебя были дети? А то Визимир вправе взять новую жену, которая сможет родить ему наследника. Ты ведь сделаешь так, как сказала Кхарунда? - спросила Светислава.
  
  Женщины в ожидании ее ответа притихли. Зара опустила взгляд и снова посмотрела на спящую малышку. В горле сразу пересохло, и глаза застлали слезы, мешающие смотреть.
  
  - Да... - еле выдавила Зара и закрыла глаза. Тут же слеза быстрым ручейком прокатилась по щеке.
  
  - Ну, вот и хорошо! - с облегчением выдохнули вошедшие.
  
  - Не надо плакать, - улыбнувшись, сказала Светислава,и вытерла большим пальцем мокрый след на щеке Зары, - Кхарунда знает, как для нас лучше. Один бог дал, другой заберет. Как будто и не было этого дитя. Зато у тебя все наладится. Нужно о своих детях думать.
  
  - Да это она от счастья плачет!- радостно воскликнула Добряна, - Наконец-то ее беды закончатся.
  
  Женщины опять загалдели, но на этот раз одобряюще, весело. Девочка от всего этого шума проснулась и заплакала.
  
  - Давай ее мне, - предложила одна из женщин, и протянула руки к ребенку, - Тебе нужно отдохнуть. А завтра я принесу дитя на капище.
  
  Эти слова будто разбудили Зару.
  
  - Нет! - вдруг воскликнула она и прижала к себе ребенка, словно боясь, что его будут отбирать у нее силой, - Я не устала. К тому же Кхарунда сказала, чтоб я сама принесла дитя для Макоши... Вы пойдите себе с миром. Я все сделаю, как велела жрица.
  
  Женщины еще немного погалдели, но, видя, что Зара не поддерживает с ними беседы, нехотя стали расходиться. У них и без того забот полно. Все вышли, не закрыв за собой дверь. И Зара не стала закрывать: не от кого было больше прятаться, все поселение теперь знало, что в этом доме появился ребенок, да необычный, а избранный богами. Зара перепеленала младенца в свою рубашку. Молча. Аккуратными, мягкими движениями нежно касаясь маленького тельца. Казалось, сами эти прикосновения успокаивали девочку, и та сразу переставала плакать.Зара завернула кусочек хлебного мякиша в льняное полотенце, обмакнула получившийся шарик в молоко и дала девочке.
  
  - Знаю, я тебе обещала, что найду кормилицу, но... - с грустью произнесла Зара, любуясь девочкой, - Ничего другого у меня нет...
  
  Но, похоже, малышку это ничуть не огорчало. Она с удовольствием высасывала молоко из хлебной соски, которую Зара едва успевала снова макать в миску. Девочка была слишком мала, чтоб понять, о чем только что разговаривали все эти женщины, она радовалась тому, что накормлена и переодета - этого маленькому ребенку достаточно для хорошего настроения. А Зара печалилась, и никак не могла скрыть свою печаль. Ее душа разрывалась в сложном выборе. С одной стороны - ее муж, их будущие дети, весь их род, размеренная жизнь - полная чаша. С другой стороны - всего лишь эта маленькая девочка. Эта маленькая, такая довольная сейчас и так нуждающаяся в ней девочка.Которая, по словам Кхарунды, может сделать ее счастливой. При условии, что этой девочки не станет... Как же ей не хотелось выбирать что-то одно!
  
  Зара задумчиво снова и снова обмакивала льняную соску с молоко и давала девочке. Вот уже малышка насытилась и уснула, но Зара все держала ее на руках, тихонько покачиваясь и задумчиво глядя на нее. Сколько прошло времени - не известно. Чувства словно притупились, а время застыло в одной точке. Наконец, Зара встала и, осторожно переложив девочку на лавку, огляделась. Она приняла решение, и нужно было торопиться.Нужно все подготовить, чтоб до первых петухов покинуть место, где ее дочери грозила опасность. Да, Зара была настроена решительно, ее не пугали даже ночные призраки, которые исчезали только с первым криком петуха. Но ждать было нельзя: ведь с третьими петухами народ просыпался и выходил из своих домов. А некоторые хозяйки вставали еще до зари. Нужно уйти раньше, по темноте, чтоб никто не увидел, не остановил. Да и разве могут призраки причинить ее малышке что-то более страшное, чем люди?
  
  Зара спешно откинула крышку сундука, стоящего в углу, и принялась рыться в нем. Вещей - только самую малость, чтоб уместилось в узелок. Больше ничего. Ведь нужно еще нести ребенка. Да и привлекать внимание большими тюками не стоит. Нужно уйти незаметно. Вдруг на самом дне сундука Зара наткнулась рукой на какой-то предмет. Медальон, который был при малышке в ту ночь!Зара быстро взглянула на младенца, и после некоторых колебаний, засунула медальон в узелок с вещами.
  
  Уже смеркалось. С улицы потянуло легкой прохладой. Но в месяц кресень вечера не столь холодны, чтоб прятаться от них за закрытой дверью. Да и жар от истопленой печи так хоть не задерживался в маленькой избе. Воздух, разогретый за день, наконец-то, наполнялся свежестью.Скоро Визимир должен был вернуться домой. В ожидании Зара готовила ужин, но от волнения не могла найти себе место. Все валилось из рук. Она то присаживалась на лавку, то подходила к девочке, проверить, не проснулась ли та. То задумчиво помешивала в горшке с варевом, то поглядывала на сундук, за которым был припрятан узелок с вещами.То выходила во двор, и смотрела на дорогу, в надежде, что Визимир успеет вернуться до темноты, и ей удастся в последний раз увидеться с ним.
  Хоть она и ждала, но появление Визимира все же застало ее врасплох.Вдруг и без того тусклый свет, идущий от открытой двери, совсем померк. Зара быстро повернулась и через силу улыбнулась мужу, пытаясь за улыбкой скрыть свою печаль. Но испугавшись, что не сможет удержать слезы, она тут же отвернулась и принялась суетливо накрывать на стол, стараясь не смотреть на мужа. И как она не делала вид, будто очень сосредоточена, Визимир все же заподозрил неладное, подошел к ней сзади и обнял как раз в тот момент, когда она собиралась достать горшок из печи. Зара не сопротивлялась, не пыталась высвободиться, но и повернуться к мужу, ответить ему объятиями на объятья у нее не было сил. Так они и стояли: Зара с ухватом в руках, и Визимир позади нее.
  
  - Что случилось? - спросил он, и Зара почувствовала его теплое дыхание у себя на виске.
  
  - Все хорошо, - ответила Зара, после того, как справилась с дрожью в голосе, - Кхарунде было видение... У тебя будет наследник...
  
  Визимир уткнулся в шею жены, и Зара почувствовала, не увидела, а именно почувствовала, что он улыбается. Правы были родичи: он мечтал о сыне.
  
  - Я так рад! - воскликнул Визимир, - У нас есть дочь, а теперь будет еще и сын!
  
  Он подхватил Зару на руки и закружил по избе, где и просто-то ходить было мало места. От неожиданности Зара выронила ухват, и тот упал, загрохотав об лавку. Визимир запнулся об него, и, едва не упав вместе с Зарой, наткнулся на стол, а тот, тяжело сдвинувшись с места, только добавил шума. Но Визимира это еще больше развеселило.
  
  - Тише, тише!.. Дитя разбудишь!.. -торопливо зашептала Зара.
  
  Визимир подошел к девочке, склонился над ней и осторожно, едва касаясь, погладил по голове, покрытой платком. Девочка словно почувствовала это легкое прикосновение, тут же, не открывая глаз, выпятила губки и зачмокала. Сердце Визимира, до этого растревоженное словами Зары, переполнилось нежностью, и он с улыбкой взглянул на жену. Зара, все это время задумчиво наблюдавшая за ним, неловко улыбнулась в ответ, и сразу, будто спохватившись, суетливо подняла упавший ухват, отвернулась к очагу и снова замерла в задумчивости.Горстка угольков в углу печи тревожно подмигивала красным светом, постепенно затухая, становясь сплошной черной массой.
  
  ***
  Время безжалостно и неумолимо. Когда его торопишь - оно мучительно тянется, будто залитое смолой. Но стоит только начать умалять его замедлиться, и оно летит с невероятной скоростью. У времени свои законы.
  
  Зараизо всех сил боролась со сном.День был долгим. Но ей ни в коем случае нельзя спать этой ночью. Она смотрела в темноту и прислушивалась к дыханию Визимира, ожидая, когда он заснет. Летние ночи такие короткие. До рассвета еще было время, но Зара не хотела дожидаться, когда проснутся петухи. Боялась, что заснет ненароком, и тогда все... Нет, нужно уходить до первых петухов. Вот только Визимир уснет покрепче...
  
  Темнота - не на чем остановиться взглядом. Посреди этой тьмы, где-то в дальнем углу тихо мерцали маленькие белые точки. То тускнели, то становились ярче, то вдруг переливались розовым, голубым, желтым. Это звезды заглядывали в оконце, прорубленное под самой крышей избы. Протяни руку - и коснешься их.Кусочек звездного неба. Тишина, нарушаемая разве что редким шуршанием мыши за печкой. Откуда она взялась? Ведь на лето мыши убегали из избы, и только к зиме возвращались обратно. Странная мышь... Ровное дыхание Визимира успокаивало. Зара неотрывно смотрела, как звезды под крышей плавно меняли цвет. Веки отяжелели... Зара сама не заметила, как сон подкрался к ней. Вдруг будто что-то подтолкнуло ее, подбросило. Зара вздрогнула, словно провалилась во тьму и хотела ухватиться за опору. Сердце колотилось в горле, мешая дышать. Неужели она проспала? Сколько прошло времени?Зара взглянула на маленький прямоугольник окна: на черном небе все так же мерцали звезды. Значит, еще ночь. Возможно, прошло всего лишь мгновение, как Зара задремала.С облегчением выдохнув, она снова прислушалась к дыханию мужа. Он спал. Даже ее шевеления не потревожили его крепкий сон.
  
  - Пора! - шепотом приказала она себе, и осторожно поднялась с постели.
  
  Не зажигая света, крадучись, как вор, Зара осторожно взяла младенца. Почувствовав, как та шевельнулась, Зара тут же прижала ее к груди и покачала.
  
  - Чщ-щ-щ... тихо, моя девочка... - шепотом приговаривала она, стараясь выровнять прерывистое от волнения и страха дыхание.
  
  Как только Найдана затихла, Зара, придерживая ее одной рукой, другой торопливо нащупала за сундуком узелок с вещами, поспешила к двери и осторожно толкнула ее.Путь был открыт. В другую жизнь, в неизвестность, возможно, в трудности. Но этот путь давал маленькому, невинному ребенку возможность жить. Сделав трудный выбор, Зара не удержалась и обернулась, чтоб в последний раз взглянуть на мужа, с которым пережила и счастье, и самую горькую потерю.
  
  - Что происходит? - послышался знакомый голос из темноты.
  Зара вздрогнула от неожиданности. Она даже не заметила, когда Визимир проснулся. Может, он все это время молча наблюдал за ней.
  
  - Отпусти нас, молю! - яростно зашептала Зара, глядя в темноту избы, в то место, где была лежанка, и не различая, там ли ее муж, - Мы уйдем тихо, никто и не заметит.
  
  - О чем ты?-Визимир подошел ближе. Теперь, в свете луны, Зара отчетливо видела его лицо, но она была не в силах выдержать его взгляд, и отвела глаза. - Куда ты собралась? Ночью с узлом одни воры ходят.
  
  - Визимир... - Зара замолчала, стараясь подобрать правильные слова, - Ты был мне хорошим мужем... Но я не в праве держать тебя... Ты можешь взять себе новую жену, и она родит тебе наследника. А для меня эта девочка - все. Я словно проснулась после долгого кошмара, когда взяла ее на руки. Она придает мне сил, чтобы жить. Я не могу отдать ее жрице... Я не выдержу, если Кхарунда вернет ее обратно богам... Мы уйдем тихо. Никто и не заметит. Отпусти нас, пожалуйста.
  
  - Я не понимаю тебя! - воскликнул Визимир.
  
  - Тихо, ты разбудишь соседей, - взмолилась Зара, и зашла в избу, прикрыв за собой дверь. Тьма снова окутала их. Говорить, не видя лицо мужа, было легче. - Кхарунда сказала, что у нас будут дети, если завтра... мы отдадим НайдануМакоши... Таково условие... Так боги сказали жрице...
  
  Визимир молчал. Зара пыталась разглядеть в темноте его очертания, и понять, о чем он думает. Тишина давила, и уже казалась вечной. От волнительного ожидания вспотели ладони. Наконец, он произнес:
  
  - Как ты могла подумать, что я отпущу тебя?..
  
  Зара еще крепче прижала к себе ребенка. Неужели Визимир решил остановить ее? Неужели сама Макошь в его лице мешала осуществить задуманное и спасти девочку?Видать и впрямь никому не под силу противиться желанию богини. Визимир решительно взял узел из ее рук, и ослабевшая от страха Зара, покорно отпустила его. Но Визимир вдруг распахнул перед ней дверь:
  
  - Мы уйдем вместе, - сказал он.
  
  Не веря, что это может быть правдой, Зара замешкалась.
  
  - И ты откажешься от своих родичей? Согласишься с тем, что у тебя не будет наследников? - спросила она.
  
  - Этот ребенок будет нашим наследником. Она будет нашей дочерью. Ей вовсе не обязательно знать, что у нее были другие родители.
  
  - А если ей скажут? Или найдется ее настоящая мать?
  
  - Мы уйдем туда, где нас никто не будет знать. Некому будет сказать ей об этом.
  
  Зара не могла поверить своим ушам. Она чуть не расплакалась от вдруг нахлынувших на нее чувств. Визимир взял лук, колчан со стрелами, и оглянулся, чтоб в последний раз взглянуть на избу, которую он своими руками срубил для семьи. Он прикоснулся рукой к матице - бревну, идущему поперек потолка, - на которой крепился крюк для колыбели, но пустая колыбель висела там всего два дня, а потом была убрана на годы. Визимир прошептал что-то, обращаясь то ли к избе, то ли к какому-то божеству. Он прощался. Зара не мешала, но с волнением поглядывала на небо. Летом ночи такие короткие!.. Визимир решительно похлопал ладонью по бревну, и быстро вышел из избы.
  
  Они осторожно пошли к воротам. Пустой двор, освещенный луной, еще пока казался безжизненным. Даже собаки спали. Но нужно было торопиться: до первых петухов оставалось совсем чуть-чуть, а там уж и рассвет.
  
  Зара покосилась в сторону холма, на котором размещалось святилище Макоши. Оно было окружено частоколом с коровьими черепами, зловеще белеющими при свете полной луны. На капище возвышалось несколько чуров. Она отчетливо увидела идол богини Макоши. Заре показалось, что та недовольно смотрит на нее, не сводя глаз, будто она украла то, что принадлежит богине. Перед идолами возвышался плоский жертвенный камень для требы. А требой должна была стать ее Найдана. Зара содрогнулась от этой мысли и тут же поспешила отвести взгляд, торопливо пряча младенца в складках своей одежды. Будто деревянный идол и впрямь мог ее увидеть.
  
  ***
  Они шли лесом, перешли три реки, две из которых прошли в брод.Теперь их след даже с собаками было бы не найти. Визимир выбрал этот путь, а Зара, доверившись его чутью, молча шла следом. Долго еще она оглядывалась, прислушиваясь к шорохам, пытаясь среди них уловить подозрительные.Вздрагивала, когда потревоженная птица вдруг с шумом взлетала со своего насиженного места. Солнце уже давно встало. Наверняка в деревне уже заметили их исчезновение. Но погони не было. Может быть, боги смилостивились, и дали им еще немного времени, чтоб уйти как можно дальше до того, как родственники спохватятся. А может, причина в том, что Визимир - хороший охотник, умеющий не только выслеживать зверя, но и запутывать следы. Зара с благодарностью посмотрела на широкую спину мужа, идущего впереди. Как же хорошо, что он рядом. С ним она всегда чувствовала себя надежно и защищено. Даже теперь.
  Вдруг Визимир остановился, подняв руку вверх, делая Заре знак. Какое-то время он молча прислушивался. Зара притихла, пытаясь уловить среди шороха листвы посторонние звуки. Наконец, напряжение спало с лица Визимира, и он коротко произнес:
  
  - Отдохнем.
  
  Он сказал это очень тихо, но после такого длительного молчания и напряженного прислушивания к звукам природы, человеческая речь казалась резкой, неестественной и неуместной. Зара только сейчас почувствовала, что устала настолько, что не в силах даже кивнуть. Она, осторожно, но крепко придерживая ребенка, опустилась на траву. Прямо там, где стояла, не выбирая места. Только тогда малышка проснулась. Она как будто чувствовала, что эти люди пытаются спасти ее, и не мешала им своим плачем.
  
  Зара и Визимир не разговаривали. То ли из-за боязни, что их могут услышать, то ли от усталости. Но им и не надо было говорить, они без слов понимали друг друга. Визимир молча развязал котомку с едой. Зара взяла молоко, и так же молча принялась кормить Найдану. У Найданы была одна забота: наесться и не кричать, чтоб не привлекать внимания. С чем она прекрасно справилась. Когда малышка уснула, только тогда Зара поела сама. Она ни на мгновение не выпускала ребенка из рук, словно все еще боялась, что ее тут же отберут. Визимир, видя, что это причиняет ей неудобство, протянул руки. Зара с сомнением взглянула на него, замешкалась, и тут же, устыдившись своего сомнения, протянула ему ребенка. За это время она уже привыкла тревожиться за девочку, но разве можно сомневаться в том, кто ради нее отказался от всего? Она молча наблюдала, как Визимир неуклюже держит сверток, как нежно смотрит на малышку, и душа ее радовалась: значит, они все делают правильно.
  
  Немного отдохнув, они снова двинулись в путь. Зара не знала, куда они идут, она просто послушно шла следом за мужем, полностью доверяя ему. Найдана была совсем крохой, но от напряжения руки Зары затекали до боли. Она не жаловалась на усталость. А Визимиру и не надо было об этом говорить, он, словно чувствовал, ни слова не говоря, брал из ее рук ребенка и нес сам. Потом, через какое-то время, Зара легко касалась его плеча, давая понять, что снова может нести малышку. Так по очереди они несли свою драгоценную ношу, изредка делая короткие передышки.
  Уже шли вторые сутки, как они покинули деревню. Еды оставалось все меньше. Недавно Зара выкормила Найдане остатки молока, и теперь переживала, чем кормить ребенка до того, как они найдут какое-нибудь поселение. Она совсем не подумала, что их путь может занять так много времени, и не рассчитала запасов пищи.Тогда главное было - уйти из деревни, а все остальные проблемы она планировала решать по мере их поступления. Теперь жеНайдана, которая так хорошо вела себя все это время, вдруг стала все чаще просыпаться и плакать. Временами она заходилась в таком плаче, что Зара не знала, как ее успокоить.
  
  - Я сейчас схожу, раздобуду что-нибудь, а ты тут будь, не сходи с этого места. Поняла меня?
  
  Визимир с напряжением вглядывался в лесную чащу. Последние несколько часов не отпускало чувство, что за ними кто-то следит. Но разве могли преследователи так долго идти за ними, не выдавая себя? Вряд ли. Они схватили бы их сразу, как только настигли. Тут было что-то другое. Визимир замедлил шаг и вдруг совсем остановился, придержав рукой Зару. Он что-то чувствовал, видел или слышал. Зара понимала это, она и сама не могла избавиться от этого странного чувства, но его напряжение и молчание пугало ее еще больше.
  
  - Мы заблудились? Ты знаешь, куда нам идти? - не выдержав, спросила Зара.
  
  Визимир не ответил, нахмурив брови, молча смотрел вдаль. Зара увидела, как Визимир сжал рукоятку ножа, висевшего у него за поясом, и с тревогой проследила за его взглядом. Вдруг краем глаза она заметила какое-то движение. Не успев рассмотреть, Зара пристально вгляделась. Вот еще. И еще! Но совсем в другом месте. Быстрое, серое, больше похожее на тень, нечто мелькало то в одном, то в другом месте. Волки!Неужели они сбежались на плач Найданы, почувствовав добычу? Зара прижала к себе ребенка и спряталась за спину мужа. Попасться на пути волков, да еще с маленьким ребенком - это совсем не то, о чем она мечтала, когда сбегала из деревни.А Найдана вдруг успокоилась. Будто и не плакала всего несколько мгновений назад. Она снова мирно спала.
  Из-за деревьев вышел крупный волк. Его размеры и поведение выдавали в нем вожака стаи. Он не подошел к людям, а остановился в нескольких шагах перед ними. Визимир выхватил нож, выставил его перед собой, готовый защищать свою семью. Он широко расставил ноги и слегка пригнулся, чтоб тверже стоять в случае нападения. Волк чуть пригнул голову и недовольно оскалился, но даже не попытался напасть.
  Вдруг то тут, то там из своих укрытий стали выходит другие волки. Они окружили людей, но не подходили ближе, чем на десять шагов. Визимир знал, что эти десять шагов - три хороших прыжка волка. А уж если волки решат нападать стаей, то вряд ли он в одиночку сможет что-то сделать. С ножом в руке Визимир поворачивался то в одну, то в другую сторону, стараясь держать Зару с ребенком у себя за спиной, следить за всеми волками, и готовый в любое мгновение отразить нападение зверей.Он готовился защищаться, а не нападать, потому что наперед знал, что в схватке со всей стаей не сможет одержать победу. Поэтому, чтоб не злить зверей, первый не бросался на них.
  
  Волки не нападали. Они будто изучали свою жертву. Вожак повел носом, улавливая в воздухе запах. Затем повернулся и пошел. Он уходил! Визимир не поверил своим глазам. Но те волки, что стояли сзади людей, не уходили, они, оскалившись, зарычали. Зара и Визимир попятились. Волки тоже сделали несколько шагов и, когда люди остановились, снова зарычали. Они не нападали, а будто пытались заставить людей идти в определенном направлении.Идти следом за своим вожаком.
  
  Вожак шел впереди, показывая путь, остальная стая, окружив людей со всех сторон, вела их. Волки не трогали их, а просто шли рядом. Но стоило только людям сделать шаг в сторону и сойти с невидимой тропы, по которой вели их волки, как те начинали рычать и скалиться.Волки вели их, как пленников, как добычу в свое логово, но не нападали. Визимир раньше слышал много охотничьих баек про странное поведение животных, но чтоб такое...
  
  Зара, стараясь прикрыть ребенка, жалась к мужу, искоса с опаской поглядывая на зверей, но стараясь не встречаться с ними взглядом.
  
  - Чувствуешь, дымом тянет? - осторожно шепнул Визимир, - Где-то рядом люди.
  
  Зара втянула носом воздух. Действительно, пахло дымом.Может, рядом какое-то поселение? Может, кто-нибудь выручит их из этого плена? Вожак стаи остановился. Люди тоже встали. Волк оглянулся и так посмотрел на них, что у Зары мурашки пробежали по спине. И вдруг в два прыжка он скрылся за деревьями. Зара и Визимир осмотрелись: других волков поблизости тоже не было. Какое-то время они еще растерянно озирались по сторонам: неужели волки их вот так запросто отпустили? Что это вообще было? Наверное, запах человеческого жилья спугнул зверей. До конца еще не веря в свое спасение, Визимир и Зара побежали в ту сторону, откуда шел запах дыма.
  
  Впереди, и правда, показалось поселение, обнесенное частоколом. Оно было заметно меньше и стояло обособленно, не так, как то гнездо, состоящее из нескольких родовых поселений, в котором они жили прежде. Зара тревожилась, примут ли их тут. Но Найдана опять беспокойно зашевелилась и заплакала, ее нужно было перепеленать и покормить, а молоко совсем закончилось, поэтому некогда было думать о том, как хорошо их тут примут, нужно раздобыть еды для ребенка, а потом уж остальное. Зара поспешила к воротам с резными чурами по краям.Внутри виднелось около дюжины дворов. Люди были заняты своими делами, дети с криками и визгами гонялись друг за другом. Не такая уж эта деревня и маленькая.А Заре совсем не хотелось оказаться сейчас в большом поселении с множеством людей. Но что поделать? Выбирать не приходилось. Неподалеку за воротами, опершись на посох, стоял старец.Длинные, седые космы едва колыхались на ветру, путаясь с такой же седой бородой. Он, как пастух, наблюдал за своим "стадом", не вмешиваясь в эту суету, но и не упуская его из-под своего контроля. Вошедшие люди тоже не ускользнули от острого глаза старика. Зара, покосилась на него, и наспех поклонилась чурам, стараясь, насколько это возможно в спешке, придать своим поклонам все уважение и почтение. Затем подошла к старцу и поклонилась ему. Ей даже в голову не пришло, что негоже лезть вперед мужа, единственное, о чем она думала - во что бы то ни стало поскорее раздобыть пищу для младенца.
  
  - Здравствуй, добрый человек, - сдерживая дрожь в голосе, произнесла она, - Да пребудет всегда в этом месте сила Рода.
  
  - Да будет с тобой благословение Сварога, - ответил старик, явно довольный, что она не обошла вниманием чуров, да и его самого, - Кто вы такие будете? Чьих земель? Куда путь держите?
  
  Зара замялась, не зная, что ответить. Ведь сказать правду она не могла, боясь за ребенка, а ничего другое не приходило ей на ум. От волнения она совсем растерялась, казалось, спроси ее сейчас, как зовут - не ответила бы. Зара с мольбой посмотрела на мужа, молча моля о помощи. Визимир не заставил себя ждать.
  
  - Мы с весны блуждаем, - пришел он на помощь Заре, - Зимой в селении был голод, урожай был плохой, запасов совсем не осталось, зверь не шел в силки, а тут еще боги за что-то наслали болезни, мор. Кто уцелел, ушел в поисках нового жилья. Мы с женой из-за ребенка отстали от своих, потом и вовсе заблудились. Теперь ищем прибежище...
  
  Старик, прищурившись, оценивая посмотрел на Визимира, потом на Зару, которая пыталась успокоить плачущего ребенка, а сама жалобно поглядывала на старика.
  
  - Твое дитя? - старец кивнул на сверток, в котором Найдана уже заходилась от плача.
  
  - Да... - ответила Зара, и зачем-то уточнила: - Дочь.
  
  - Она голодная, - старик сделал паузу, обдумывая что-то, а затем кивнул: - Идем.
  
  Зара с облегчением выдохнула. Даже если им не разрешат здесь остаться, то уж наверняка сжалятся над ребенком и дадут поесть. Старик, шедший впереди, что-то бурчал себе под нос. Чтоб расслышать, - вдруг он обращается к ним - Зара и Визимир подошли поближе и прислушались.
  
  - У нас тоже был мор этой зимой, - ворчал старик, - Много народу умерло. Марена порезвилась не только в вашей деревне. Небось, радуется теперь там у себя... А я ее не боюсь. Это она меня боится, раз к себе не берет. Не боялась бы, давно прибрала бы... - старик вдруг остановился и громче добавил, - А вы оставайтесь. Я смотрю, люди вы неплохие. Да и негоже с малым дитем по лесу бродить. У нас тут есть, где жить. Вон истобка пустая. Вон та. Да и вон та тоже. Выбирайте! Чего они пустовать-то будут? Не для того их ставили.
  
  Визимир и Зара переглянулись: все складывалось очень удачно. Похоже, что они обретут здесь новое жилье. Но нужно было еще позаботиться о Найдане, которая не переставала плакать. Зара жалобно посмотрела на старика.
  
  - У нас ничего не осталось из еды... - виновато пролепетала она, боясь, что слишком многого просит за раз, - Даже дитя покормить нечем...
  
  - Ну, дитю-то мы найдем! Не боись, не помрет! - пообещал старик, - Дите-то оно ест меньше кота, ему надо-то - кроху. А вот вам придется пояса-то затянуть. То, что с зимы осталось, все посеяли. Надеемся на этот урожай. Вон, уж горох цветет, до репы недолго, а там и овес будем собирать. Дожить бы.
  
  - Доживем! - улыбнулась Зара, искренне уверенная, что теперь точно все будет хорошо.
  
  - Как звать-то тебя, добрый человек? - спросил Визимир.
  
  - Болебором люди кличут. Только от богатырской силы одно имя и осталось, - усмехнулся старик.
  
  - Я Визимир, это жена моя Зара.
  
  - Ну, живите. Помощь понадобится - кликните, - старик повернулся и пошел восвояси.
  
  - Как же ладно ты все придумал про голод и мор, - прошептала Зара, когда старик отошел подальше, - Мне бы такое и в голову не пришло.
  
  - Лишь бы этой придумкой не накликать беды на наш Род... Нехорошо о живых говорить, как про мертвых.
  
  - Но ты же не называл никого по имени. Боги простят, - постаралась успокоить его Зара.
  
  Она открыла дверь избы, к которой подвел их старик. Изба была небольшая, но крепкая и добротная. Зара перешагнула порог. Слева у входа возвышалась печь от которой по верху шли полати, вдоль стен протянулись деревянные лавки, стол стоял криво, будто его в спешке сдвинули, небольшое оконце заволочено доской. Зара удивленно уставилась на окно: зачем летом его заволакивать? Визимир, будто проследив за ее взглядом, как раз в этот момент отодвинул доску и выгреб оттуда большой пучок соломы. Так закрывали окно зимой, чтоб холод не поступал внутрь. Похоже, что с зимы его так ни разу и не открывали. Через окошко сразу ворвался луч света, и начал ощупывать стены, печь, лавки. Тут все осталось, как при прежних хозяевах. Посуда, собранная горкой одна в другую, уже запылилась от времени. Даже покрывало на полатях лежало, такое же запыленное. Пауки, которых с зимы никто не тревожил, почувствовали раздолье и заплели все стены и предметы утвари густым слоем паутины. Будто пытаясь скрепить воедино тонкими липкими нитями все, что осталось от прежних хозяев. Меньше всего сейчас хотелось думать о тех, кто жил здесь раньше, потому что неизбежно приходили грустные мысли. Но и не думать о них не получалось.
  Вдруг за спиной раздался звонкий женский голос:
  
  - Кого тут кормить нужно?
  
  Зара и Визимир быстро обернулись. На пороге стояла молодая улыбчивая женщина, по виду ровесница Зары. Из-за ее спины выглядывал босоногий мальчонка в рубашке по колено. Он испуганно жался к матери, ухватившись ручонками за поневу, но все же тянул шею и с любопытством разглядывал новых людей, а еще больше плачущий сверток в руках у Зары.
  
  - Дааа, тут дел много, - прицокнула языком женщина, осматривая избу, - Если нужна будет помощь - кличьте. Ладой меня зовут. Тут и присесть негде, чтоб поесть. Давайте-ка лучше к нам.
  
  Изба Лады находилась совсем рядом. Лада выставила на стол горшок с кашей из лебеды, небольшую краюху хлеба, несколько яиц, и пригласила гостей к столу.
  
  - Покорми дите, плачет ведь, - удивляясь, что Зара сама об этом не догадалась, сказала Лада.
  
  - Мне нечем... - Зара отвела глаза, пытаясь придумать правдивую причину, - У меня пропало молоко. От всего пережитого...
  
  - А, ну понятно, - с сочувствием ответила Лада, - Вот тебе молоко. Выкормим мы твое чадо. Не отдадим его Марене.
  Она протянула кувшин с молоком, и Зара, приняв его с поклоном, принялась уже привычно кормить свою Найдану.
  
  - Я присмотрю за твоим дитем, пока вы истьбу уберете. Как туда детенка-то нести? Там и дышать-то нечем, - сказала Лада, с улыбкой наблюдая, как Зара заботливо перепеленала девочку в чистое.
  
  Зара с первых мгновений почувствовала, что Лада - хорошая женщина, что она не сделает зла Найдане. И она может доверить ей дочь даже больше, чем своей свекрови.
  
  - Я не видела святилища, - осторожно заметила Зара, боясь, что и здесь от нее будут требовать жертву.
  
  - Святилище-то? Так оно тут неподалеку, под холмом. Святилище Велеса. Там и жрец есть - все, как полагается, - ответила Лада.
  
  "Значит, здесь почитают Велеса... - подумала Зара. - Что ж, он тоже великий бог, и ему тоже пришлось долго скитаться, прежде чем он обрел мир. Его мы не обижали, авось и он не выдаст нас Макоши, не даст в обиду"
  
  Поев и поблагодарив радушную хозяйку, Зара пошла в избу, которую они выбрали для себя. Теперь нужно было навести порядок, вымести пыль и паутину. Ведь негоже дитю жить в грязи. Да и самим это неприятно. Визимир пошел в лес, в надежде принести какую-нибудь дичь. Впрочем, в этом он был уверен, ведь не было еще случая, чтоб охота для него прошла не удачно.
  
  Соседи приветливо встретили новых жильцов селения. Да и в избе оставалось много вещей, необходимых для жизни. Прежним хозяевам они вряд ли уже понадобятся, да и все лучшее, похоже, разобрали себе соседи. Вещи были старенькие и ношенные, но некоторое оказалось вполне годным, другое Зара отложила, чтоб потом перешить. Оставалось только все перемыть и перестирать. В их теперешнем положении не было смысла привередничать и разбрасываться вещами. Только к вечеру, когда Зара все прибрала, намыла и перестирала в избе, Визимир вернулся с добычей. Они забрали Найдану, отблагодарив Ладу частью добытого Визимиром.
  
  Зара смотрела на маленькую девочку, которая спокойно спала на выцветшем лоскутном одеяле. Теперь, когда их маленькая семья оказалась в уютном, укромном месте, Зара наконец-то поверила, что ее дочери больше ничего не угрожает.
  
  - Завтра я сделаю люльку, - сказал Визимир, отвлекая ее от мыслей.
  
  Зара обернулась. Визимир рассматривал крюк на матице. Такой крюк был в каждой избе, на него привешивалась колыбель. Зара улыбнулась, подошла к мужу и обняла его.
  
  - Мы принесли жизнь в эту истьбу, а она поможет нам выжить... - прошептала Зара.
  
  - Знаешь, там в лесу... я ведь сбился с пути... Впервые со мной такое... Если бы не волки, то не знаю, сколько бы мы еще блуждали... Они нас вывели...
  
  - Не иначе сам Велес нам помог, - Зара задумчиво замолчала, - Как ты думаешь, нас не найдут здесь?
  
  - Не знаю... - отозвался Визимир, - Если найдут, мы снова сбежим.
  
  ***
  Прошло четыре года, как Зара и Визимир обосновались в деревне. Первое время Зара волновалась, что Макошь разгневается, ведь они забрали у нее то, что, по словам жрицы, должно принадлежать богине. Но, видя, что небо не падает им на голову, а солнце не иссушает их плоть до костей, Зара успокоилась. Местный жрец за эти четыре года ни разу не намекнул на какую-либо жертву. А ведь боги наверняка общаются между собой, и Велес мог рассказать Макоши, где прячутся от нее беглецы. Видать, не так уж нужна была Найдана Макоши, раз она так быстро забыла про нее.
  
  А Велес, и правда, будто взял их под свою опеку. Более удачливого охотника, чем Визимир свет еще не видывал. Не было такого дня, чтоб он вернулся из леса с пустыми руками. Зверь будто сам шел в его ловушки. Благодаря своему умению Визимир быстро завоевал уважение селян. Да и, что говорить, дичью он снабжал не только свою семью, отсюда и признание соседей. И князева дань в две белки с дыма была для него сущим пустяком. А разве может быть такая удача у того, на кого разгневались боги?
  
  Жизнь их стала спокойной и размеренной. Временами даже забывалось о прежней опасности, и о том, что когда-то они жили в другом месте. С грустью и тоской вспоминались родные, которые не поддержали их в нужный момент. Но об этом старались не говорить, словно это была запретная тема. И какой бы спокойной и налаженной не была их теперешняя жизнь, все равно Зара была осторожна. Она присматривалась к каждому новому, незнакомому человеку, забредшему в их селение. И тщательно прятала на дне сундука с приданым Найданы странный медальон.
  
  ***
  Весело напевая нехитрую детскую потешку, Зара помешивала деревянной ложкой с длинной ручкой бурлящее варево в котле. Остановившись на полуслове, Зара сосредоточенно разогнала в стороны пузыри, зачерпнула немного кипящей похлебки, и, прищурившись, словно жар от ложки обжигал глаза или похлебка норовила выпрыгнуть, вцепившись в лицо, осторожно попробовала.
  
  - Ммм, как вкусно у нас с тобой получилось! - воскликнула Зара, подмигнув маленькой девочке, с интересом наблюдающей за представлением, который ей устроила мама. Зара улыбнулась и продолжила задорно напевать песню, забавно пританцовывая и корча смешные рожицы. Маленькая девочка весело засмеялась, когда мать подошла совсем близко и пощекотала ее живот. А Зара подхватила ее на руки и закружила по избе. С тех пор, когда в ту дождливую ночь в ее жизни появилась Найдана, все изменилось. Ей снова хотелось жить, ей было, для кого жить. Это крошечное чадо вернуло ей радость и счастье, которое не мог дать даже ее сильный муж, как бы ни старался. И пусть девочка в свои четыре года все еще не произнесла ни слова, Зара словно не замечала в ней этого изъяна, Найдана была для нее самым лучшим ребенком. Впрочем, как и любой ребенок для любой матери.
  
  Зара уткнулась лицом в темные кудряшки дочери, так непохожие наее собственные светло-русые. Впрочем, ни у кого в деревне не было таких темных волос, как у ее дочери. Они были черные, как сажа, как смоль, как самая темная ночь. С одной стороны Зара была рада этому, ведь это означало, что настоящие родители Найданы живут не поблизости, и возможно даже, что очень далеко отсюда. Зара слышала, что в далеких южных поселениях есть темноволосые люди. Но это настолько далеко, что никто из местных там никогда не был. Но с другой стороны, темные волосы Найданы были такой явной отличительной приметой, по которой ее могли бы запросто найти, и Зара очень боялась, что когда-нибудь настоящая мать Найданы придет и заберет у нее дочь, которую та уже успела полюбить всем сердцем. Впрочем, для этого ей не потребовалось четырех лет, Зара полюбила ее с первых мгновений, как только увидела.
  
  Поцеловав еще раз в пухлую щечку, Зара нехотя посадила девочку обратно на лавку, подсунула ей пару соломенных кукол в сарафанах из холстины, глиняную свистульку, и отошла к очагу. Скоро должен прийти Визимир, нужно поторопиться с обедом.
  
  Зара снова запела песенку, оглянулась на дочь, чтоб подмигнуть ей, и вдруг вскрикнула: соломенная кукла в руках Найданы полыхала огнем, а та с восторгом смотрела на нее. Зара подскочила и резко выдернула из рук дочери огненную куклу.
  
  - Вот ведь дочь Перуна! - сердито воскликнула Зара, и принялась торопливо сбивать пламя, - Это что же ты вытворяешь?? А если кто увидит?!- и ласковее добавила, склонившись над девочкой: - Ты не обожглась?..
  
  Зара осмотрела дочь, но по довольному виду девочки и так было понятно, что огонь не причинил ей вреда. Найдана улыбалась, глядя на мать, и не понимала, почему та испугалась. Ведь это же так весело - зажигать огонь взглядом. Ей нравилось шутить над матерью: открывать дверь, зажигать огонь, стряхивать сажу, скопившуюся под самой крышей - все это, даже не прикасаясь ни к чему, даже не подходя близко. А Зара бежала смотреть, кто там пришел и балуется дверью, или вскрикивала, когда вдруг ни с того ни с сего в очаге вспыхивал огонь, или удивлялась, когда черные, рыхлые хлопья вдруг начинали плавно кружиться по избе и оседать на пол, подобно снегопаду. Найдана весело смеялась, наблюдая за суматошной суетой матери, уговаривающей домового не пугать ее. Но в последнее время Зара начала подозревать, что вовсе это не домовой шалит, а ее дочь как-то причастна к этим странным происшествиям. Каким-то образом Найдана могла управлять предметами. Эти способности словно возмещали ее немоту. Хотя, Зара считала, лучше бы Найдана могла говорить, чем вытворять подобные вещи, которые в жизни совершенно не пригодятся, а навлечь на себя беду еще как могут. Зара боялась, что кто-то, кроме нее, тоже догадается о странных способностях ее дочери, и старалась не отпускать от себя Найдану, быть всегда рядом, чтоб успеть защитить ее.
  
  - Нельзя так делать. Поняла? - Зара строго, как только могла, посмотрела на дочь. Найдана кивнула в ответ, и тут же так мило улыбнулась, что Зара больше не могла сердиться: - Это для твоего же блага. Нельзя, чтоб люди увидели, что ты умеешь. Люди бывают очень злыми. Понимаешь?
  
  Найдана кивнула. Хотя, на самом деле, постоянно оберегаемая матерью, она еще совсем не понимала, что в мире нужно чего-то опасаться.
  
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) Т.Рем "Искушение карателя"(Любовное фэнтези) М.Орехова "Бегущая во сне"(Научная фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Тополян "Механист"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"