Чугаев Павел Викторович: другие произведения.

Дорога смерти

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Дело Љ2. В городе происходит несколько нападений на грузовики, перевозящие товары. Расследуя эти преступления оперативники уголовного розыска, понимают, что у преступников есть информатор.

  ГЛАВА 1
  "КамАЗ" ровно шел по шоссе. Снег хлопьями валил на землю так, что водителям пришлось включить дворники. На город медленно опускался вечер. Кое-где уже зажглись фонари.
  Водители грузовика Глеб Пономарев и Сергей Шуркин ехали молча. В салоне негромко играла музыка. Пономарев, сидевший за рулем внимательно вглядывался в дорогу. Шуркин, сидевший рядом, начал засыпать от тепла, царившего в салоне машины.
  Неожиданно откуда-то сзади послышалось:
  - Водитель автомобиля "КамАЗ", госномер ... Немедленно остановитесь!
   Голос звучал из мегафона, по-видимому, установленному на крыше машины. Пономарев посмотрел в боковое зеркало. Так и есть. За "КамАЗом" гналась милицейская машина с проблесковыми маячками на крыше.
   И снова голос:
  - Водитель автомобиля "КамАЗ", госномер... Немедленно остановитесь!
   Проснулся Шуркин:
  - Что случилось?
  - Не знаю. Менты почему-то гонятся, - ответил Глеб.
  - Че им надо?
  - Откуда я знаю!
  - Давай остановимся, узнаем, - предложил Сергей.
  - Давай, - согласился напарник.
   "КамАЗ" сбавил скорость и остановился. Милицейская "шестерка" обошла грузовик и встала, преградив ему путь. Из салона легковушки выскочили трое милиционеров - капитан, лейтенант и сержант. Водитель "жигулей" остался за рулем.
   Милиционеры подошли к грузовику. Пономарев открыл дверцу:
  - В чем дело, ребята? Мы ж вроде ничего не нарушили?
  - Не волнуйтесь, обычная проверка. Операция "Вихрь-антитеррор". Проверяем все большегрузные машины.
  - А-а.
  - Куда путь держите? - спросил капитан. Лейтенант и сержант держались за его спиной.
  - В Омск, - ответил Пономарев.
  - Что везете?
  - Оргтехнику.
  - Накладные на груз и путевые листы, - потребовал капитан.
   Пономарев подал милиционеру бумаги. Тот начал их изучать. Растерявшись от погони, водители даже не обратили внимание на то, что милиционеры не представились.
   Капитан закончил рассматривать бумаги и вернул их Пономареву.
  - Давайте посмотрим, что у вас в фуре, - сказал милиционер.
  - Но у нас там вообще-то пломбы на дверях, - ответил Глеб.
  - Ничего страшного. Этого требует проверка.
   Водитель выпрыгнул из кабины и пошел к фуре. Капитан и лейтенант двинулись за ним, а сержант залез на водительское место.
   Пономарев открыл дверцы фуры и забрался внутрь. Капитан следом. Лейтенант остался на улице.
  - Ну вот, смотрите, оргтехника, - сказал водитель милиционеру, - И никакого оружия.
  - Да уж, оружия у вас никакого! - усмехнулся капитан и достал из кобуры пистолет. Водитель, увидев оружие, попятился назад. Милиционер выстрелил Пономареву прямо в лоб. Пуля, пробив череп, осталась в голове. Глеб упал на днище фуры.
   Шуркин услышав выстрел, испуганно посмотрел на сержанта.
  - Дернешься, убью! - сказал тот и навел на Сергея пистолет.
   Водителя от вида оружия, словно парализовало. Он не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, ни произнести ни слова. Лишь зачарованно смотрел на дуло пистолета.
   "Капитан" выпрыгнул из фуры, закрыл дверцы, улыбнулся и довольно потер руки, стирая с них дверную ржавчину. "Лейтенант" тоже улыбнулся. Улыбки у обоих были дикие.
  - Двигайся! - сказал Шуркину "капитан", забираясь в кабину. Тот подчинился.
   "Лейтенант" сел в "шестерку" и сказал водителю:
  - Погнали!
   "КамАЗ" в сопровождении милицейской машины двинулся дальше по шоссе...
  
  
  
  "Жигули" свернули с шоссе на проселочную дорогу. Грузовик следом. Шуркин успел заметить надпись на указателе - Колосовка. Отъехав несколько сот метров от трассы, машины остановились.
  - Выходи, - приказал "капитан", и сам выпрыгнул из "КамАЗа".
   Все четверо "милиционеров" направились к задним дверям фуры. Шуркина оставили без присмотра, но он почему-то даже не думал бежать. Эту мысль у него как будто вышибло из головы.
  Сергей оглянулся по сторонам. Позади осталось шоссе, слышался шум и виднелся свет проносящихся машин. Впереди угадывались контуры домиков. "Колосовка", - подумал водитель. Справа, метрах в трехстах располагался жиденький лесочек. Слева, далеко распростерлось огромное снежное поле.
  "Капитан" открыл дверцы фуры, заглянул внутрь и молча отошел в сторону. "Лейтенант" и "сержант" забрались внутрь, подняли тело Пономарева и швырнули его на землю. Послышался глухой звук. "Милиционеры" выпрыгнули из кузова, снова подняли тело, и, отнеся его на несколько метров от машины, кинули на снег.
  Шуркин, наблюдавший всю эту картину, понял, что сейчас дойдет очередь и до него, поэтому надо бежать. Он отошел от "КамАЗа" и, утопая в снегу, чуть ли не до колен, рванул в сторону леса.
  - Стой, сука! - крикнул "лейтенант" и дернулся следом, но "капитан" ухватил его за рукав и остановил.
  Затем он не спеша, достал из кобуры пистолет, прицелился и выстрелил. Пуля вновь попала точно в голову. Шуркин, как подкошенный рухнул в глубокий снег.
  - Пойти проверить? - спросил "лейтенант", глядя на командира.
  - Не надо, - ответил тот, - Даже если ранен, далеко не уйдет. Холодно.
  "Лейтенант" согласно кивнул и забрался в кабину "КамАЗа". Остальные участники нападения сели в милицейскую "шестерку". Машины, развернувшись, направились в сторону шоссе...
  
  ГЛАВА 2
  Андреев открыл глаза. В комнате было темно, на улице тоже. Часы показывали семь утра. Игорь повернул голову. Рядом, уткнувшись ему в плечо, спала Таня. Они жили вместе уже третий год, но до свадьбы дело никак не доходило. Их устраивали подобные отношения, и они считали, что если когда-нибудь поженятся, то это будет не скоро.
  Андреев тихонько, чтобы не разбудить Татьяну, поднялся с кровати и пошел на кухню. Там он налил в кружку воды, отхлебнул немного, и, держа ее в руках, встал перед окном. Снежные глади застилали двор, и даже в теплой квартире чувствовалось как на улице холодно. Игорь, задумавшись о чем-то, стоял перед окном и смотрел на пустой двор. Опомнившись, он залпом допил воду, поставил кружку в раковину, и пошел умываться.
  Одевшись, сыщик осмотрел комнату, взял с полки свой ПМ и положил его в наплечную кобуру. Затем, поправив одеяло на Татьяне, он вышел из квартиры.
  Люди торопливо спешили на работу, постепенно утренний город наполнялся звуками машин.
  Андреев почувствовал, что у него откуда-то неожиданно появилось желание работать. Он не испытывал этого чувства уже лет пятнадцать, с тех самых пор, когда начал работу в Уголовке.
  Ему вдруг показалось, что сегодня он добьется того, к чему шел долгие годы - окончательно победит преступность. Конечно, это была глупая мысль, но Андреев не обращал на это никакого внимания. Он думал о тех ребятах, с которыми работал: Саша, Леша, Эдик, Слава. Отличные парни! "Вместе мы наверняка, очень "убойная" команда. Прямо-таки экранные киногерои!" - Игорь усмехнулся и прибавил шагу, ежась под колючим ветром...
  
  
  Андреев сидел в своем кабинете и разбирался с бумагами, когда в дверь постучали.
  - Войдите, - сказал капитан.
  Дверь распахнулась, и в кабинет вошел мужчина. Это был Валентин Гордеев, бывший одноклассник Андреева. Сейчас он являлся директором фирмы, занимавшейся грузоперевозками. Фирма была не очень известная, но тех денег, которые там зарабатывал Валентин, ему вполне хватало. Компания существовала всего год, а несколько месяцев назад Гордеев уже купил себе новенькую иномарку.
  - Привет! - сказал Гордеев.
  - О, Валя, какими судьбами?! - Игорь оторвался от бумаг.
  - По делу.
  - Ну, проходи, садись.
   Гордеев сел на стул напротив Андреева.
  - Все работаешь? - кивнул он на бумаги.
  - Да какая там работа, так писанина. Слышал поговорку - "Опера ноги кормят"? А это что?.. Бесполезная трата времени!
  - Ну, как же?! Сам понимаешь, бюрократия должна быть во всем!
  - Да ну ее! Ну, давай, выкладывай, какие у тебя проблемы? - сказал Игорь, закуривая сигарету.
  - А проблема такая, - Гордеев тоже достал сигареты, - ты же знаешь, чем я сейчас занимаюсь?..
  - Грузоперевозками?
  - Правильно. Ну да к вот, вчера вечером в Омск выехала фура, битком забитая оргтехникой. У нас есть такой порядок - каждые три часа водилы со своего мобильника отзваниваются в офис и сообщают, что у них все в порядке. Сам понимаешь сейчас дальнобойщиков "бомбят" на каждой трассе.
  - Понимаю.
  - А тут как машина ушла, так водилы еще ни разу не звонили, хотя по идее должны были уже раз пять.
  - А ночью как?
  - В офисе автоответчик, все звонки записываются.
  - Понятно. А не могли водилы просто забыть?
  - Исключено. Нет ладно, если бы один раз забыли, ну не пять же! Да и ребята опытные, давно у меня работают, порядок знают.
  - А ты в Омск не звонил? Может, пришла уже фура?
  - Да звонил, без толку. Не были.
  - Понятно. От меня что требуется?
  - Ну, ты не мог бы узнать там, может авария, какая была, или напали на них?
  - Узнаем, это не проблема.
  - Ты помоги, чем сможешь, а я в долгу не останусь.
  - Да ну о чем речь Валя! Что я тебе так не помогу?
  - Да нет, ну все равно...
  - Ну ладно, когда помогу, тогда и посмотрим. Сейчас-то чего?
  - Хорошо. Ну, ладно, поеду я.
  - Давай. Я как выясню, сразу тебе позвоню.
   Гордеев встал и направился к двери.
  - Погоди, самое главное-то забыли - номер фуры и данные водил, - сказал Андреев.
  - Ах да! Совсем забыл! - усмехнулся Валентин и продиктовал оперативнику нужную информацию.
   После ухода Гордеева, Андреев спустился в дежурную часть.
  - Гриша, дай мне сводку за ночь посмотреть, - попросил он у дежурного.
  - Держи, - милиционер положил перед оперативником толстенную папку, в которую подшивали сводки.
   Игорь открыл папку и начал читать. Ночь в городе выдалась спокойной, ничего особенного не произошло. Драка на дискотеке, две кражи, бытовуха, угон, четыре грабежа, ложный вызов. Никаких происшествий, где могли бы быть замечены водители "КамАЗа" или сама машина, не было.
  - Спасибо, Гриша, - поблагодарил дежурного Андреев и отправился обратно в свой кабинет. Там он набрал номер Гордеева и сообщил ему, что пока ничего не узнал.
  
  
   Александр Завьялов работал в строительной компании и очень любил свою работу. Но также он любил и отдыхать. И поэтому в пятницу вечером вместе со своей женой Тоней, а также своим другом и его женой отправился на свою дачу. Поехали на машине друга - старенькой разбитой "шестерке". Машина хоть и была старой, вполне еще работала. В салоне было тепло - на полную мощность работала печка. На заднем сиденье женщины о чем-то увлеченно болтали. Мужчины же лишь изредка перекидывались несколькими фразами, предвкушая то, как будут париться в бане. В багажнике лежали пакеты с выпивкой и закуской.
   Машина повернула с трассы и сошла на грунтовку, покрытую снегом. Время подходило к восьми часам вечера, а поскольку было начало февраля, уже давно стемнело. Завьялов вглядывался вдаль, пытаясь разглядеть, есть ли кто-нибудь на дачах. Судя по тому, что в поселке было темно, можно было догадаться, что там никого нет, за исключением, наверное, сторожа.
   Вдруг свет фар машины выхватил из темноты что-то большое и темное.
  - Погоди, Сеня, притормози. Что это там, на обочине? - обратился Завьялов к приятелю.
  - Да ерунда какая-то, - ответил приятель, но машину притормозил.
  - Что там еще? - спросили женщины, замолчавшие, заметив, что машина остановилась.
  - Не знаю, пойду посмотрю, - Завьялов вылез из машины.
   Подойдя к предмету, который его заинтересовал, он наклонился и попытался рассмотреть, что это может быть. От увиденного, он ужаснулся и скорее направился обратно.
  - Ну что там? - спросил Сеня.
  - Ребята, ... там труп... - заплетающимся языком, ответил Александр.
   Компания направилась дальше, чтобы из вагончика сторожа вызвать милицию...
  
  
   Алексей Устинов в пятницу был дежурным по району. Он собирался лечь поспать на диване, стоящем в кабинете, чтобы если ночью поступит вызов не ходить с открытым ртом. Но, увы, мечте не суждено было сбыться. Раздался телефонный звонок.
  - Алло? - ответил Устинов.
  - Леша, ты? Не спишь? - спросил дежурный Гриша.
  - Собираюсь, - ответил оперативник, предчувствуя самое худшее.
  - Собирайся лучше на выезд! - веселым голосом сказал дежурный.
  - А что случилось?
  - Труп нашли за городом.
  - Где?
  - В Колосовке. Машина уже ждет.
  - Ладно, выхожу.
   Выйдя на крыльцо отделения, Устинов увидел своих коллег - капитана Андреева и старшего лейтенанта Лахтина. Оперативники курили, стоя на ступенях.
  - Чего стоите? - спросил их Леша.
  - Да вот домой собираемся, - ответил Андреев.
  - Поработать не хотите?
  - А что? - спросил Лахтин.
  - За городом труп нашли. Там работы на всю ночь. Не подсобите?
  - Ну, поехали, - ответил Игорь, выбрасывая окурок.
   Оперативники залезли в милицейский "уазик".
  - Заводи, Семеныч, - обратился к водителю Устинов.
  - Понял, - Семеныч завел двигатель и машина, тарахтя, выехала со двора отделения.
  
   ГЛАВА 3
   Белоснежное поле было освещено фарами нескольких машин. Вокруг сновало множество людей - милиционеры, эксперты. В центре лежало тело мужчины.
   "Уазик" с оперативниками затормозил перед машиной "скорой помощи", которой впрочем, здесь нечего было делать. Андреев, Устинов и Лахтин вылезли из "уазика" и направились в глубь толпы.
   Фотограф с установленным на фотоаппарате мощным фонарем делал снимки трупа. Это был мужчина лет тридцати, одетый в свитер, джинсы и зимние ботинки. На первый взгляд на его теле не было никаких повреждений, но при ближайшем рассмотрении на лбу можно было увидеть аккуратное отверстие от пули.
   Несколько милиционеров в форме тщательно осматривали поверхность снега вокруг.
   Оперативники пожали руку эксперту.
  - Ну, что скажешь? - спросил у него Андреев.
  - Ну что, выстрел произведен из пистолета системы Макарова, практически в упор, - вздохнул эксперт.
  - Как давно наступила смерть?
  - Около суток назад. Подробнее скажу позже.
  - Понятно.
   Устинов, молча послушал беседу Игоря и эксперта и оглянулся вокруг. Заметив невдалеке незнакомого милиционера, на плечах которого были старлеевские погоны, он признал в нем местного участкового, и направился к нему.
  - Капитан Устинов, "убойный" отдел, - представился сыщик, разглядывая милиционера. На его лице была гримаса явного неудовольствия. Было видно, что не часто ему приходилось сталкиваться с убийствами. Может быть, это был первый раз.
  - Старший лейтенант Пахомов, - в свою очередь представился участковый.
  - Кто труп обнаружил?
  - Дачники. Вон они стоят, - Пахомов кивнул куда-то за спину оперативника. Алексей обернулся и заметил двух мужчин и двух женщин нетерпеливо топтавшихся возле белых "жигулей".
  - Как вы обнаружили труп? - спросил Устинов, подойдя к компании.
  - Мы ехали к нам на дачу, - начал Завьялов, - Смотрим что-то темнеет у обочины. Остановились проверить, а это труп...
  - Не рановато дачный сезон открывать?
  - У нас ведь баня, - пояснил Завьялов.
   В это время Лахтин присоединился к тем, кто прочесывал территорию. Их было трое - какие-то ленивые сержанты. Оперативник усмехнулся, глядя на них, достал сигарету и направился немного дальше - в сторону леса. Вдруг он заметил в снегу какой-то темный продолговатый предмет. Наклонившись, Лахтин убедился, что это труп человека. С того места, где проводился осмотр, его, было не видно, а сержантам пройтись подальше было лень, поэтому если б не Слава, группа могла уехать, не заметив второй труп.
  Лахтин выпрямился, посмотрел туда, где работала бригада, вздохнул. "Вот ребята обрадуются, когда узнают, что здесь еще работка есть" - подумал Слава. Он отбросил окурок подальше и прокричал в сторону своих:
  - Мужики! Здесь еще один труп!
   Андреев и эксперты, которые уже собирались уезжать, направились к Лахтину. Игорь подошел к Славе и показал ему водительское удостоверение:
  - Смотри, что нашел у первого трупака. Пономарев Глеб Иванович, - прочел он.
  - Ну и что?
  - А то, что сегодня днем ко мне приходил мой бывший одноклассник Валька Гордеев и заявил, что у него вчера пропала груженая фура с двумя водилами. Один из них - Пономарев. Ставлю бутылку, что у этого фамилия - Шуркин, - Игорь кивнул на труп. Лахтин задумчиво посмотрел на начальника.
   Второй труп действительно оказался Шуркиным. В отличие от Пономарева ему пуля попала в затылок. Единственное, что обрадовало оперативников в этой истории, это то, что не надо устанавливать личности убитых.
   Ночь выдалась длинной и холодной. К пяти часам утра осмотр был закончен и группа начала разъезжаться. Оперативники замерзли так, что зуб на зуб не попадал. Устинов закурил сигарету:
  - Ну что, в отдел?
  - Сейчас бы домой, поспать до вечера, - выразительно зевая, произнес Лахтин.
  - Потом отгул возьмете, а сейчас работать надо, - протирая глаза, ответил Андреев.
   Все трое погрузились в "уазик", где водитель Семеныч успел хорошенько выспаться пока проводился осмотр. Машина развернулась и направилась в сторону города...
  
  
  - Ну, что удалось выяснить по вчерашнему убийству? - спросил подполковник Малыгин. Оперативники сидели на совещании в кабинете начальника.
  - По позавчерашнему, - ответил Андреев.
  - То есть?
  - Эксперт сказал, что их убили позавчера, - пояснил Устинов.
  - Убитые Глеб Пономарев и Сергей Шуркин работали водителями в фирме "Трансавто". Фирма занимается грузоперевозками. В этот раз они везли партию оргтехники в Омск. Директор фирмы Валентин Гордеев, мой бывший одноклассник, обращался ко мне с просьбой помочь в поисках пропавших водителей. На сегодня к одиннадцати я вызвал его на допрос, - доложил Игорь.
  - Так как "КамАЗ" с товаром пропал, у нас возникла единственная версия - убийство с целью завладения оргтехникой, - продолжил Алексей.
  - Понятно.
  - Ой, чувствую, повиснет дело "глухарем", - вздохнул Сорокин.
  - Чтоб я от тебя таких слов больше не слышал, - проворчал Малыгин.
  - Да к а что? Зацепок-то никаких. Обычно такие преступления раскрыть невозможно, - глядя в потолок, объяснял Саша.
  - Для вас ничего невозможного быть не должно, - подавшись вперед, сказал подполковник, - А если вы с таким пессимизмом будете подходить к работе, тогда вообще ни одного преступления не раскроете!
   Сорокин лишь кивнул в ответ.
  - Все хватит штаны просиживать, идите делом займитесь!
  Оперативники встали из-за стола, и вышли из кабинета.
  
  
   Без десяти одиннадцать в кабинет постучали. Андреев находился в кабинете один. Остальные оперативники отсутствовали.
   Дверь открылась. Вошел Гордеев.
  - Здорово! - Игорь пожал приятелю руку, - Проходи, садись.
   Гордеев опустился на стул.
  - В общем, Валя, у меня для тебя неприятные новости, - Игорь сидел, скрепив перед собой руки "замком".
  - Какие?
  - Парней твоих убили.
  - Как убили?!
  - Застрелили. Вероятно, на трассе их машину остановили и пустили каждому по пуле в лоб. Затем отвезли в Колосовку и бросили на поле. Но есть одна странность: Шуркин лежал метрах в пятидесяти от Пономарева и на снегу были следы. Скорее всего, он пытался убежать. Значит, его убили не сразу.
   Валентин сидел с подавленным видом.
  - Грузовик вместе с техникой пропал, - продолжал сыщик, - Вероятно, их пасли еще с города.
  - Черт... В нашей компании такое первый раз!
  - Но, к сожалению это уже не редкость... Мы, конечно, будем искать убийц, но могу тебе сразу сказать - шансов мало. В этой ситуации практически не за что зацепиться: свидетелей нет, улик нет. Но все же что-то делать надо. Давай начнем с того, что составим список тех, кто знал, когда машина выедет, и что в ней будет.
  - Ну, во-первых, я знал, во-вторых, двое наших агентов, бухгалтер, ну и сами водители.
  - Понятно. С водил уже не спросишь, тебя я исключаю, остаются трое - два агента и бухгалтер.
  - Верно.
  - Нужно будет с ними пообщаться.
  - У вас?
  - Да нет, можно и у вас.
  - Когда?
  - Ну, завтра я подошлю к тебе ребят, ты своим пока не говори.
  - И про убийство?
  - Про убийство скажи. Но так чтоб не пугать, но и чтоб остальные водилы аккуратнее были.
  - Хорошо. Найди их, пожалуйста!
  - Постараемся.
  
  
   Андреев и Сорокин сидели в своем кабинете и курили.
  - Поговорил с Гордеевым? - спросил Саша.
  - Да.
  - И что?
  - Ничего. Выяснил, что о рейсе знали трое - два агента и бухгалтер. Я сказал Вале, чтобы он их не предупреждал о допросе. Завтра с утра возьмешь Лешку и Эдика, и съездите в этот "Трансавто". Растащите их по разным кабинетам и нормально побеседуете. Ясно, что, скорее всего, утекло от кого-то из них.
  - Хорошо.
  - Что нового эксперты говорят?
  - Обоих шоферюг завалили из одного ствола. Пушка раньше нигде не засвечена.
  - Да-а-а...- Игорь вздохнул, - Абсолютно никаких зацепок. Как бы действительно "глухарем" не повисло.
   Саша кивнул головой и опустил окурок в пепельницу.
  
   ГЛАВА 4
   На следующий день белая "пятерка", в которой находились Сорокин, Устинов и Молодцов подъехала к зданию, в котором располагалась фирма "Трансавто". Оперативники вышли из машины и скрылись за дверями фирмы.
   Дойдя по коридору до двери на табличке, которой значилось "Гордеев В. Д. Директор" сыщики остановились. Место секретарши пустовало. Сорокин постучал в дверь, и вся компания вошла в кабинет.
  - Здравствуйте, мы из Уголовного розыска, - Саша показал удостоверение и представил себя и своих коллег.
  - Присаживайтесь, пожалуйста, - Гордеев указал на стулья.
   Милиционеры сели.
  - Давайте не будем терять время и сразу приступим к беседам с вашими сотрудниками. Они все на месте?
  - Да.
  - Скажите, как они отреагировали на сообщение об убийстве водителей? - спросил Молодцов.
  - Как и все. Плохо. Нерадостная весть.
  - Как их зовут?
  - Бухгалтера - Смирнов Анатолий Вадимович, одного из агентов, который постарше - Воробьев Даниил Александрович, и того, который помоложе - Грязнов Михаил Иванович, - Валентин назвал имена своих работников.
  - Очень хорошо, - Сорокин выпрямился на стуле, - Я возьму на себя бухгалтера, Леша займется Воробьевым, а Эдику останется Грязнов.
   Устинов и Молодцов согласно кивнули.
  - Где мы можем расположиться? - спросил Саша.
  - Займите мой кабинет. Также можно поговорить в кабинетах агентов и бухгалтера.
  - Хорошо.
   Гордеев, Устинов и Молодцов вышли из кабинета, а через несколько минут туда вошел бухгалтер - мужчина лет пятидесяти с несколько обвисшими щеками, но подтянутой фигурой, облаченной в голубую рубашку, безрукавный свитер в полоску и аккуратно отглаженные черные брюки. Всем своим видом он излучал жизнерадостность.
  - Можно? - спросил он, приоткрыв дверь в кабинет.
  - Да, проходите, - Сорокин внимательно изучал бухгалтера.
  - Вы ведь из милиции?
  - Правильно понимаете, моя фамилия Сорокин Александр Владимирович, я старший оперуполномоченный отдела по расследованию умышленных убийств. Мне нужно задать вам несколько вопросов.
  - Да, конечно, спрашивайте.
  - Вы ведь уже знаете, что случилось с двумя водителями вашей фирмы?
  - В общих чертах. На них напали на трассе и убили.
  - Верно. Анатолий Вадимович вы знали, когда грузовик выйдет из города, и что в нем будет находиться?
  - Да я знал, что они везут оргтехнику в Омск, но когда выезжает машина я не знал. Это не входит в мои обязанности.
  - Ясно. Как вы думаете, кто-нибудь из ваших коллег может быть причастен к этому преступлению?
  - Да что вы говорите! У нас такой дружный коллектив! Нет-нет, исключено. Из наших к этому никто не имеет отношения.
  - Скажите, а вы никому не говорили о содержании груза? Ну, я имею ввиду кому-нибудь из посторонних?
  - Нет. Да и кому это интересно?
  - Ну что ж больше у меня к вам вопросов нет. Вы можете быть свободны.
   В это время Устинов в кабинете бухгалтера беседовал с Воробьевым.
  - Даниил Александрович, в чем заключается специфика вашей работы?
  - Очень просто. Люди, которым нужно перевезти какие-либо грузы обращаются в нашу фирму, и я заключаю с ними контракт. Вот и все.
  - То есть вы, конечно же, знали, что и когда повезут убитые водители?
  - Разумеется знал. Я обязан проконтролировать выполнение заказа.
  - Вы никого не подозреваете в совершении этого преступления?
  - Абсолютно. Да и кого подозревать-то?!
  - Ну, кого-нибудь из своих коллег.
  - Чушь! В нашей фирме работают совершенно порядочные люди, я уверен подобное злодеяние никому не нужно. И вообще, я считаю подозревать это ваша профессия.
  - Да нет, наша профессия - ловить, а подозревать - дело потерпевших.
  - Может быть, - Воробьев пожал плечами, - во всяком случае, я никого не подозреваю.
   Молодцов разговаривал с Грязновым.
  - Вы давно работаете в фирме?
  - Четыре месяца.
  - Ну и как, получается?
  - Вполне.
  - Вы никому не говорили про то когда водители выезжают из города?
  - Зачем?
  - Что зачем?
  - Зачем мне кому-то об этом говорить?
  - Ну, просто так в беседе.
  - Нет. Никому.
  - Скажите, вот если, например вы оформляли контракт с заказчиком, ваш коллега может знать информацию о рейсе?
  - Конечно. У нас работа общая.
  - Понятно.
   Закончив допросы сотрудников фирмы, сыщики направились к выходу. По пути их остановил Гордеев.
  - Ну что, побеседовали?
  - Да.
  - И как? Удалось что-нибудь выяснить?
   Друзья переглянулись.
  - Да нет, пока ничего. Но мы будем работать, - ответил Сорокин, - Валентин, простите как вас по отчеству?
  - Дмитриевич.
  - Валентин Дмитриевич, у вас много конкурирующих фирм?
  - Нет. Есть фирмы, у которых заказов намного больше, чем у нас, мы ведь фирма новая.
  - Ну, как, вы ведь уже целый год существуете.
  - На самом деле год - небольшой срок. Да и потом, чтоб из-за конкуренции вот так убивать? Вряд ли.
  - Ну что ж, до свидания, - сыщики пожали Гордееву руку, и вышли из здания.
  
  
   Обедать Андреев, Сорокин и Лахтин отправились в небольшую столовую, находящуюся недалеко от отделения. Столовая представляла собой типичный образ общепита времен перестройки и начинала свою деятельность еще в Советском Союзе. Несколько высоких столов без стульев, унылый вид и скудное меню. Сейчас ее посещали в основном только местные забулдыги.
   Опера взяли себе по порции пельменей и по пятьдесят граммов водки. Заняли один из столиков.
   Лахтин оглянулся вокруг. За соседним столом стояли двое мужиков потрепанного вида. Перед ними возвышалась опустошенная наполовину бутылка водки и закуска в виде двух бутербродов с сыром. Крайний столик возле двери занимал молодой парень в пуховике и наполнял желудок сомнительного вида блинчиками с мясом и бледного цвета чаем.
  - Ну что, выяснили что-нибудь интересное в "Трансавто"? - спросил Андреев, дожевывая первый пельмень.
  - Ничего. Все бьют себя кулаками в грудь и уверяют, что и сами не при делах, и вообще, что у них коллектив самый честный в мире, - ответил Сорокин.
  - Да, дела... Куда ни сунься, везде одни обломы. Че дальше-то делать будем, не знаете? Шутки шутками, а ведь и в самом деле вырисовывается перспективный "глухарь".
  - Вот чтоб его не было, давайте опрокинем по пять капель, - предложил Лахтин.
   Остальные приняли предложение. Когда рюмки благополучно опустились на стол, дверь столовой открылась, и вошел Устинов.
  - Пьете? - подошел он к операм, - И правильно делаете. Ничего другого не остается.
  - Что-то случилось? - спросил Игорь.
  - Вчера вечером на обочине трассы нашли пропавший "КамАЗ", а с сегодняшнего утра "убойщики" из соседнего района занялись расследованием нового убийства дальнобойщиков.
  - Еще одно?!
  - Да. И снова "Трансавто".
  - Ни хрена себе запутка началась, - присвистнул Слава.
  - В "КамАЗе" конечно же, никаких следов нет? - спросил Сорокин.
  - Абсолютно.
  - Ну что, теперь не остается сомнений, что в фирме завелась сука, - задумчиво произнес Андреев.
  
  ГЛАВА 5
   Следующее утро принесло известие о новом нападении. Четверо оперативников сидели в кабинете, думая каждый о своем, но, в общем, их мысли сводились к одному - что делать?
  Открылась дверь, и вошел вернувшийся с осмотра Молодцов.
  - Чай поставьте! - сказал он, снимая куртку. Затем сел на стул, дуя на замерзшие красные руки.
  - Рассказывай.
  - Короче та же история: два выстрела - два трупа. Фуры нет. Похоже, эти уроды вообще оборзели: за пять дней три нападения. Что дальше? Пойдут грабить саму фирму.
  - Слушайте мужики, а может быть кто-то специально хочет, чтобы фирма развалилась? Водилы будут бояться и не пойдут в рейс. Что их ждет? Банкротство! - предположил Устинов.
  - Хм, а зачем тогда угонять машины? - возразил Сорокин, - Оставляли бы их там. Немотивированное убийство - больше страха.
  - Хотят навести на ложный след, - нашел, чем ответить Леша, - Да и добычу бросать не хочется.
  - Версий много, а улик никаких, - вздохнул Игорь, - Зацепиться-то не за что! Самое непонятное, почему все водилы останавливаются? Ведь знают, что опасно и все равно останавливаются.
  - Может мы, вообще имеем дело с маньяком, по каким-то причинам ненавидящим дальнобойщиков?
  - Ага, с бандой маньяков! - хмыкнул Лахтин.
  - Да, чепуха конечно это все. Скорей всего все до банальности просто - обычные разбои.
  - Не совсем обычные, - сказал Молодцов, - Нападают-то почему-то только на водил из "Трансавто".
  - Что еще раз подтверждает, в фирме есть стукачок.
  - Эх, вычислить бы эту суку, и можно было бы взять всю банду, - мечтательно произнес Эдик.
  - Даже если мы ее вычислим, доказать-то все равно ничего не сможем.
  - Это верно. Мужики, все равно делать нечего, может, сходим в нашу столовку, навернем по пятьдесят грамм, нервы успокоить, - предложил Устинов.
  - Ну, как Женич? - подхватили остальные.
  - А-а, давайте! Все равно действительно делать нечего.
   Оперативники оделись и всей компанией направились к выходу из отделения.
   Не то чтобы выпивать в рабочее время было для них нормой, скорее, наоборот, в отличие от некоторых своих коллег, они старались не злоупотреблять этим. Но сейчас другого занятия не нашлось, тем более что нередко случались ситуации, когда после рюмки водки в голову приходили свежие мысли, кардинально менявшие ход расследования в лучшую сторону.
  Проходя мимо дежурной части, опера остановились, услышав окрик дежурного Гриши.
  - Мужики, погодите! Тут такое дело. Я ж вчера выходной был. Ну и решил с утреца на дачку смотаться, дела там кой-какие были. Ну, так вот, возвращаюсь вечером, смотрю гаишники "КамАЗ" тормознули. Причем так, как будто гнались за ним - встали поперек дороги, чтоб грузовик проехать не мог. Да к вот я и подумал, может это этот "КамАЗ" опустили.
  - А где это было? - спросил Андреев.
  - На Третьегорском шоссе, не доезжая Ветрово.
  - Все верно, - кивнул Молодцов, - Трупы нашли на повороте на Ветрово.
  - Так мужики, надо звонить Гордееву. Кажется, наконец-то появилась реальная зацепка. Столовая отменяется. Спасибо, Гриша, - сказал Игорь.
   Оперативники развернулись и поспешно направились обратно в свой кабинет.
  
  
   Через полчаса подъехал Гордеев и компания начала обсуждение сложившейся ситуации.
  - В общем, так, Валя. Один наш сотрудник видел как последнюю твою машину стопорнули ребята на ментовской машине, - начал Игорь, - Мы склоняемся к тому, что это именно они совершили нападение.
  - А не могут это быть настоящие менты? - спросил Гордеев.
  - Могут. Но это не играет большой роли. Кем бы они ни были, мы их все равно возьмем. Пока ты ехал, у нас тут возник план как это сделать.
  - Какой?
  - Хороший, - заверил его Молодцов.
  - Значит так, - продолжал Андреев, - В первом случае дальнобойщики везли оргтехнику. А что было в остальных?
  - Во втором автозапчасти, а в третьем косметика.
  - Угу, значит во всех случаях товары довольно дорогостоящие. На них они и клюют. Скажи, ты не можешь достать фуру водки?
  - Водки?! Зачем? - удивился Валя.
  - Не бойся, не пить! - успокоил его Андреев, - Нужно для операции.
  - Ну, если нужно, то достанем.
  - Отлично! На водку они, скорее всего, пойдут, тут-то мы их и возьмем. Вот и все, план до банального прост.
  - А если не клюнут?
  - Повторим.
  - Когда водка-то нужна?
  - Мы тебе сообщим, но вообще доставай уже сейчас.
  - Хорошо.
  - Да, и еще. Никто из твоих знать об этом не должен.
  - Думаете, кто-то из них при делах?
  - Не сомневаемся.
  - Понял. Никто не узнает.
  - Ну, тогда, давай, - оперативники пожали Гордееву руку, и он вышел из кабинета.
  
  
   На следующий день утром Андреев перехватил в коридоре Молодцова:
  - Эдик, съезди в "Трансавто". Объяснишь Вале все детали операции, узнаешь, что там с водкой. Пускай сам готовится.
  - Хорошо, - Молодцов захватил из кабинета куртку и отправился исполнять поручение шефа.
   Вчера, после того как Гордеев уехал, опера доработали все детали плана, внесли дополнения, распределили роли. Единственным, чего они не могли предугадать, это то, клюнут ли преступники на их уловку или нет. Чисто технических недоработок они не наблюдали.
   Молодцов вошел в офис фирмы "Трансавто". Пройдя по длинному пустому коридору, он нашел кабинет, в котором уже приходилось бывать три дня назад.
   Постучав, Эдик вошел в приемную. На этот раз секретарша была на своем месте.
  - Здравствуйте, Уголовный розыск. Валентин Дмитриевич у себя?
  - Нет, но скоро будет.
  - Можно его подождать?
  - Да конечно, проходите, садитесь.
   Молодцов прошел и сел в глубокое кожаное кресло напротив стола секретарши.
  - Что-нибудь желаете? Чай, кофе, сок? - спросила секретарша, мило улыбаясь.
  - Нет, спасибо.
  - Возьмите, полистайте журнал, - секретарша протянула оперу толстое глянцевое издание.
   Молодцов раскрыл журнал, быстро пролистал, и не найдя ничего интересного, захлопнул. Журнал был типично женским: мода, чисто женские проблемы и заботы, реклама парфюмерии.
   Секретарша что-то печатала на компьютере и не обращала внимания на опера. Эдик внимательно рассмотрел ее. Светлые, красиво уложенные волосы до плеч, правильные черты лица, большие глаза. Косметики было в меру, ничего лишнего.
  Молодцов опустил взгляд ниже. Белая блузка на замочке, и два волнующих бугорка под ней. Размер груди пришелся по вкусу Молодцову. Опуститься еще ниже мешал стол. "Может познакомиться? - мелькнуло в голове у опера, - И возраст вроде подходящий". Девушке было лет двадцать пять. Почти ровесница Молодцова. На данный момент у Эдика не было подруги жизни. Даже встретиться вечерком было не с кем. "Может расспросить ее насчет убийств? Вдруг что-нибудь знает. Пожалуй, стоит. Ну что ж начнем".
  - Девушка, как вас зовут?
  - Лена.
  - Очень приятно. А меня Эдик. Ну, вот и познакомились.
  - Эдик, скажите, вы к нам по поводу этих убийств?
  - Да. Леночка, не называйте меня на вы, я ведь вроде не такой старый!
  - Хорошо. Тогда вы... ты тоже обращайся ко мне на ты.
   Эдик и сам не заметил, что выкал девушке, как минимум на год младше его.
  - Кстати, Лена вы не знаете, кто это может, стрелять?
  - Откуда?!
  - Ну, мало ли. Может быть, по фирме какие-нибудь слухи ходят?
  - Как ни странно, ни ходят.
  - Да, действительно странно.
   В этот момент дверь приоткрылась, и в образовавшуюся щель просунул голову парень, которого в прошлое посещение фирмы допрашивал Молодцов. Агент по имени Миша.
  - Ленка, привет. Шеф у себя? - заметив сидящего в кресле Молодцова, он кивнул головой, - Здравствуйте.
   Опер тоже кивнул.
  - Нет, еще не вернулся, - ответила секретарша.
  - Хорошо, я попозже загляну, - голова исчезла.
  - Эдик, скажи, вы уже кого-нибудь задержали?
   Молодцова слегка удивила осведомленность девушки. Обычно не знакомые с темой люди вместо "задержали" говорят "арестовали".
  - Любишь смотреть "Ментов"? - поинтересовался опер.
  - Смотрю иногда.
  - Нет, пока никого не задержали. Но можешь не сомневаться, обязательно сделаем это.
  - Да? У вас уже есть подозреваемые?
  - Пока нет.
  - А как же тогда?
  - Тайна следствия, - Эдик, вежливо пресек дальнейшие вопросы.
   Наконец появился Гордеев. Он был в распахнутом пальто, без шапки, в руках держал кейс. Было видно, что приехал на машине.
  - Здравствуйте Валентин Дмитриевич, - Эдик поднялся из кресла.
  - О, Эдуард, здравствуйте. Проходите, - Гордеев распахнул перед оперативником дверь своего кабинета.
   Молодцов, покинув приятное общество миловидной секретарши, вошел в кабинет директора фирмы
  - Лена, два кофе, пожалуйста, - обратился Валентин к секретарше и закрыл дверь. - Ну что, Эдуард, когда намечена операция?
  - На завтра, - ответил сыщик, опускаясь на стул, - Что с водкой?
  - Достал! - Гордеев сел за свой стол.
  - Нужно оформить ее через ваших агентов, как обычный груз. Так, чтобы никто ничего не заподозрил. Причем оба агента и бухгалтер должны знать о рейсе.
  - Понятно. Все это выполнимо.
   Дверь открылась и вошла Лена, держа в руках поднос с двумя чашками кофе. Теперь Молодцов мог рассмотреть, то чего не увидел, когда секретарша сидела за столом. Стройные, но не тощие как спички, ноги в тонких колготках, скрывала черная юбка до колен. И вообще вся фигура девушки, как полагал Эдик, не оставляла равнодушными многих мужчин. Он еще раз убедился в том, что нужно с ней познакомиться поближе.
  - Спасибо Лена, - поблагодарил девушку Гордеев, а Молодцов проводил ее долгим взглядом.
  - Итак, Валентин Дмитриевич, вчера мы с ребятами составили четкий план по захвату преступников. Ближе к вечеру, фура с водкой, начинает свой путь от фирмы по Московскому шоссе в сторону Екатеринбурга...
  - А почему ближе к вечеру?
  - Потому, что все три нападения были совершены в районе семнадцати-девятнадцати часов. Так вот. На соседней улице "КамАЗ" останавливается и вместо одного из водителей в машину садится наш сотрудник.
  - А нельзя ли заменить обоих? Все-таки это опасно.
  - Нельзя. Преступники могут знать водителей в лицо и если, когда они ее остановят, за рулем будет незнакомый человек, они могут понять ситуацию. Кстати с водителями придется заранее поговорить, чтоб они решили между собой, кто выйдет, а кто останется. Вам тоже придется попросить их вместе с нами. Они не откажутся?
  - Я думаю, нет. Все-таки для нас это теперь тоже дело чести.
  - Хорошо...
  - А как вы собираетесь меняться на соседней улице? Вдруг они следят за ними от самого офиса?
  - Не думаю. Мы же предполагаем, что у них милицейская машина. Ехать по пятам по всему городу на милицейской машине? Глупо. Может быть, у них несколько машин? Вряд ли. Наверняка вся банда насчитывает не более пяти человек. Чем больше народу, тем меньше достанется каждому.
  - Вы правы.
  - Мы будем все время рядом с фурой на обычной машине, и как только они появятся, будем готовы действовать. Когда бандиты остановят машину и пойдут в фуру, их там уже будут ждать двое омоновцев. Ну и мы к этому времени подоспеем.
  - А почему вы решили, что они пойдут в фуру?
  - Во всех трех машинах, в фурах следы крови. Там водил и расстреливают. Не на улице же.
  - Вы нашли все три машины?!
  - Да.
  - И где они сейчас?
  - На нашей стоянке. Не волнуйтесь, потом их вам вернут.
  - Понятно.
  - Ну, вот, в общем-то, и все. До завтра, - Молодцов встал со стула.
  - Да, до свидания.
   Мужчины пожали друг другу руки, и Молодцов направился к выходу. Прихватив у понравившейся секретарши телефончик, оперативник покинул офис фирмы.
  
  
   Молодой агент Миша вошел в свой кабинет. Там, сидя за столом, пили чай коллега Миши, агент Воробьев и бухгалтер Смирнов.
  - Мужики, - обратился к ним Михаил, - У нас тут опять милиция шастает. Сейчас заглянул к шефу, а у Ленки сидит мент, который меня в прошлый раз допрашивал.
  - Чего ему надо-то? - удивился Смирнов, - Надеются еще что-нибудь узнать? Совсем работать не хотят. Нет, чтобы преступников искать, будут теперь каждый день в офис приходить.
  - Может, уже что-нибудь узнали? - вмешался Воробьев, - И теперь пришли поделиться информацией.
  - Все может быть... - согласился с ним Миша.
  - Ой, мужики, не наше это дело. Пусть что хотят, то и делают. Им виднее. Каждый занимается тем, чем может. Они будут делать свою работу, а мы свою.
  
  
  В час дня на поясе у "капитана", находящегося в загородном доме, зазвонил сотовый телефон.
  - Да? - ответил преступник, поставив на стол банку пива.
  - Здравствуй, Коля, - ответил невидимый собеседник.
  - Здравствуй, здравствуй, х... - к обычному приветствию "капитан" хотел добавить известную присказку, но вовремя осекся.
  - Хочу тебя предупредить: менты зачастили в фирму. Как бы чего ни пронюхали. Сам ведь понимаешь, как я рискую. Поэтому прими меры.
  - Приму, не волнуйся. Что еще?
  - Как с косметикой? Толкнули?
  - Толкнем, не беспокойся.
  - Не затягивай с этим. Держать товар на руках опасно.
  - Я сказал, все будет нор-маль-но!
  - Надеюсь. Кстати, готовьтесь к новому делу. Завтра в Екатеринбург пойдет партия водки. Нужно опускать.
  - Думаешь надо?
  - Нужно! Водка - слишком ходовой товар. Легче толкнуть, и получить можно будет много.
  - Как скажешь.
  - Насчет времени и номера машины я перезвоню отдельно.
  - Понял.
  - Все. Отбой, - невидимый собеседник отключился.
   "Капитан" положил мобильник на стол, взял пиво и одним глотком опустошил полбанки.
  - Завтра снова идем на дело, - сказал он, сидевшим рядом троим подельникам, - Наш птенчик, что-то сильно разволновался. Чересчур переживает за свои крылышки. Так что есть работа по обеспечению безопасности деятельности.
  Коля поднялся из-за стола и направился к выходу из домика. Остальные последовали за ним.
  
  
  В конце рабочего дня оперативники собрались в своем кабинете, чтобы обсудить текущие вопросы. Когда все было, улажено Сорокин неожиданно предложил:
  - Мужики, может опрокинем грамм по сто за удачу? Вчера-то ведь не получилось.
  - За удачу не пьют, - заметил Андреев.
  - Ну, тогда для поднятия боевого духа.
  - Ну, если для боевого духа, то можно.
   Опера быстро оделись и вышли из кабинета. Когда оказались на крыльце отделения, встал вопрос куда идти. После недолгих размышлений, выбор остановился на все той же столовой. Идти недалеко и цены смешные.
   Устинов вспомнил какой-то свежий анекдот, и все настроились слушать. Молодцов придержал Игоря за рукав, пропуская остальную компанию несколько вперед.
  - Слушай, я вот что хотел спросить. У Гордеева жена есть?
  - Есть. А что? Влюбился, что ли? Одобряю. Ну а что? Он парень богатый, красивый. Если сам стесняешься к нему подойти, я передам. Эх, зря я именно тебя сегодня к нему отправил!
  - Да иди ты! Я не по этой части.
  - А что тогда? Жену подозреваешь в этих убийствах? Понимаю. Думаешь, он домой поздно приходит, она ругается, устала от всего и решила фирму разорить, чтоб муженек дома сидел, да? Тогда я тебя огорчу. Он домой приходит вовремя и даже раньше. Не то что мы.
  - Да не это я имел ввиду!
  - А зачем спрашивал?
  - Так, для общего развития.
  - А-а, ну развивайся дальше, - Андреев догнал остальных, которые весело смеялись над рассказанным Лешей анекдотом.
  Эдику все не давала покоя мысль о том, какую роль обычно выполняют секретарши в частных фирмах. Тем более такие хорошенькие. Ответ Игоря о наличии у Гордеева жены, несколько успокоил, хотя Молодцов прекрасно понимал, что жена в принципе не помеха для "левых" связей. Решив, разобраться в этом вопросе позднее, Эдик, слегка ускорив шаг, присоединился к остальным.
   Ста граммами дело не обошлось, пришлось добавить еще по столько же. За распитием опера в который раз за последние два дня обсудили план завтрашней операции, и не найдя в нем слабых мест, остались довольны собственной идеей. Все были недалеки от полного счастья. Казалось, что нет никаких сомнений, в том, что завтра они поймают преступников, и все будет хорошо. Не возникало даже мысли о провале операции, или о том, что после раскрытия этого дела появится новое. Все было хо-ро-шо. Они еще не знали, что судьба, а вернее те, кого они собирались ловить, внесли в этот план свои коррективы и приготовили операм сюрприз...
  
  ГЛАВА 6
   Игорь, слегка пошатываясь, поднялся по лестнице до двери своей квартиры. Надавил на кнопку звонку. Послышалась переливающаяся трель. Никто не открыл. "Странно, Таня должна быть дома", - подумал опер. Он еще раз позвонил. Трель. Снова никто не открыл. Игорь достал ключи и открыл замки, сначала нижний, затем верхний - на "собачке". Вошел. В коридоре было темно. Игорь нашарил слева выключатель и зажег свет. Снял пуховик и повесил его на вешалку. Сверху наплечную кобуру с пистолетом.
   Обойдя всю квартиру и зажигая везде свет, он не обнаружил ничего подозрительного. "Может, к себе поехала. Хотя вроде не собиралась". Игорь подошел к телефону и набрал номер Татьяниного телефона. Длинные гудки. Трубка опустилась на аппарат. В душе у Андреева рождалась тревога.
   Через десять секунд телефон зазвонил сам.
  - Да?
  - Ты ничего не потерял? - голос был с легкой насмешкой.
  - Кто это?
  - Какая разница кто это? Важно, кто ты! Хочешь ее увидеть живой и невредимой? - собеседник замолчал, ожидая ответа.
  - Да.
  - Тогда через три минуты ждем тебя на углу твоего дома со стороны проспекта. И чтоб без фокусов. Опоздаешь, второй раз не позвоню, - в трубке послышались короткие гудки.
   Андреев кинулся в прихожую. В один миг запрыгнул в ботинки. Замер, раздумывая взять пистолет или нет? "Если обыщут, все равно отнимут. Тем более что с ним делать? Не стрелять ведь. Вдруг там Татьяна?" Смахнув кобуру на пол, Игорь схватил пуховик, и выскочил на площадку, захлопнув дверь на "собачку".
   В голове вертелись мысли "Кто они?", "Что им нужно?", "Где Татьяна?". На ходу одевал куртку. Почему-то даже в голову не пришло позвонить мужикам. Да все равно бы не успел.
   Оказавшись на площадке первого этажа, преодолел последние ступени до выхода из подъезда. Услышал шорох под лестницей. Там располагался вход в подвал. Оглянуться не успел. На голову без шапки обрушился тяжелый удар. Сознание выскочило из подъезда, а Андреев рухнул на грязный пол...
  
  
   Опер очнулся минут через сорок. Открыл глаза. Он лежал на боку на холодном грязном полу в каком-то подвале. Но точно, что не в обычном жилом доме. Подвал был размерами пять на пять. Не более. Башка гудела. Когда Андреев напрягся, чтобы что-нибудь вспомнить, мозг прожгла острая боль. Слегка подташнивало. Игорь огляделся. В подвале находились еще четверо. Среднего телосложения мужчины сидели молча и смотрели в пол. Как будто о чем-то задумавшись. Андреев пошевелил руками. Они оказались скованы сзади наручниками.
   От позвякивания оков четверка очнулась.
  - О-о! Очухался, друг ненаглядный? - один из парней широко заулыбался, - А мы уж думали, ты помер.
  Он шагнул вперед и выбросил перед собой правую ногу. Носок ботинка прилетел в аккурат в лицо Андреева. От удара опера перевернуло на спину. Из разбитых губ потекла кровь. Игорь облизал зубы. Кажется, целы.
  Еще один парень вскочил с пола и, подлетев к Андрееву, со всей силы пнул его по почкам. Тот скорчился от боли. Сверху кто-то замычал. Игорь повернул голову и увидел Татьяну. Она сидела на стуле. Руки ее были связаны за спиной, рот заклеен скотчем. Андреев не нашел более правильного решения, чем улыбнуться ей. Конечно, улыбка в данный момент была неуместна. Таня смотрела на него полными ужаса глазами и пыталась, что-то сказать.
  - Не мычи, соска! Не видишь твоему мужику и так больно, а еще ты лезешь! - тот, что бил по почкам, схватил ее за волосы. Она задергалась и еще сильнее пыталась что-то сказать.
  - Трубач, не хами девушке и отпусти ее, - голос первого был спокоен и содержал легкую насмешку. Игорь узнал его. Это он звонил.
   Главарь кивнул и двое парней, которые до этого лишь наблюдали, резво подскочили к оперу и с двух сторон стали его обрабатывать ногами. Так продолжалось с полминуты.
  - Хватит, - главный плавно повел рукой и парни, восстанавливая дыхание, отошли от Андреева, - А теперь немного поговорим. Вопросов будет немного. Советую отвечать. Советую отвечать честно. Советов больше нет. Теперь вопрос. Завтра, партия водки в Екатеринбург. Вы готовите ловушку?
  Игорь отрицательно покачал головой. Трубач подлетел и подошвой ботинка пнул по лицу. Кожа проскребла кожу. На щеке осталась огромная ссадина.
  - Тот же вопрос.
  - Нет, - ответил Андреев, сплевывая кровь.
  - Ладно... Проехали... Что вам о нас удалось нарыть?
  - Ничего.
  - Правду! Правду говори, сука! - прежде спокойный главарь взорвался.
  - Правда.
   Бандит также спокойно остыл. Затем, поманив пальцем остальных, он стал подниматься по лестнице ведущей наверх. Когда вся четверка оказалась наверху, "лейтенант", он же Трубач спросил у главаря Коли:
  - Ну что?
  - Не верю я ему...
  - Что думаешь делать?
  - Завтра все равно пойдем.
  - А если эта ловушка?
  - Подстрахуемся. Если нас возьмут поменяемся на этих, - Коля кивнул в сторону погреба.
  - А если все чисто, что с ними будем делать?
  - А ты как думаешь? Мент нас видел в лицо, да и вообще...
  - И бабу?..
  - А куда ее?
   "Капитан" вновь спустился в подвал и подошел к Андрееву. Присел на корточки.
  - Значит так, пидор, завтра мы пойдем... Но если мы не вернемся тебе и твоей сучке конец. Ты понял меня?! Так что лучше признайся щас, ловушка это или нет?
  - Сходи проверь.
  Коля покачал головой. Затем встал, поднялся наверх и захлопнул крышку погреба.
  Погреб освещала лишь тусклая лампочка, висящая на куске провода. Игорь посмотрел на Таню.
  - Они ничего тебе не сделали?
   Татьяна отрицательно покачала головой.
   Андреев лежал и думал. Думал о том, что же делать дальше. Убьют их или нет? Скорее всего, убьют. Они видели их лица, плюс слышали кличку одного из них - Трубач. Значит убьют. А может быть нет? Но как вырваться?! Даже если ребята завтра повяжут этих уродов, как они догадаются, что именно они причастны к их исчезновению. Стоп! Мужики ведь не совсем тупые! Опера со стажем! Наверняка они поедут к нему домой, проникнут в квартиру, найдут его ствол. Должны понять, что здесь что-то нечисто! Ну а там уже привязать одно к другому несложно. Значит, есть шанс? Только бы мужики не оплошали. Вся надежда только на них. Больше всего Игорь боялся за Таню. Она-то ведь ни при чем! Продержаться бы еще сутки до операции. Нет, меньше суток! Но все равно долго. Тем более в таких условиях.
  
  ГЛАВА 7
  - А где Андреев? - спросил Саша, когда на следующий день с утра оперативники собрались в своем кабинете.
  - Еще не появлялся, - ответил Устинов.
   Они прождали Игоря до десяти часов, но он так и не появился.
  - Интересно, куда он мог подеваться? - задумчиво произнес Сорокин. Затем он поднял телефонную трубку и набрал номер приятеля. На другом конце провода никто не отвечал, - Странно... Что-то случилось, мужики. Женич не мог так просто куда-то запропаститься. Обязательно бы кого-нибудь предупредил. Значит так, Леша, Слава езжайте к нему, разберитесь там на месте. Если что, попробуйте позвонить Гордееву. Мы с Эдиком сейчас поедем к нему, надо там все подготовить. Добирайтесь пешком, машина нам самим понадобится.
   Вздохнув, двое оперативников покинули кабинет. Сорокин снова набрал номер Андреева. Там по-прежнему никто не отвечал. Дав отбой, он позвонил Гордееву.
  - Валентин Дмитриевич? Здравствуйте, это Сорокин. Скажите, вам вчера вечером Игорь не звонил? Да пропал куда-то, найти не можем. Нет? Валентин Дмитриевич мы к вам сейчас подъедем, нужно все обговорить с вашими шоферами. В офис мы заходить не будем, зачем лишний раз светиться, вы минут через пятнадцать к стоянке подойдите. Хорошо? Ну все, до встречи!
  Саша положил трубку.
  - Черт, он тоже не знает, где Игорь. Ладно, поехали.
  
  
  Устинов и Лахтин подошли к дому Андреева. Первым делом посмотрели на окна его квартиры. Там горел свет.
  - Чего он, проспал что ли? - спросил Слава.
  - Не знаю. А почему к телефону не подходит? - ответил Леша.
   Опера поднялись на четвертый этаж и позвонили в квартиру своего начальника. Послышалась переливистая трель, но никто не открыл.
  - Странно...- Устинов толкнул дверь рукой. Не поддалась.
  Лахтин приложил к двери ухо.
  - Вроде тихо. Что будем делать?
  - Так... Надо попасть внутрь.
  - Как? Взломаем? - Слава кивнул на дверь.
  - Погоди, - Леша подошел к соседней двери и позвонил.
  - Кто там?
  - Откройте, пожалуйста, милиция.
   Дверь распахнулась. На пороге стояла полная женщина лет пятидесяти.
  - Здравствуйте, Уголовный розыск, капитан Устинов, - оперативник раскрыл перед женщиной удостоверение.
  - А что случилось? - в голосе женщины чувствовалась тревога.
  - С вашим соседом, - Леша кивнул на андреевскую дверь, - возможно случилась беда...
  - С Игорем? А что с ним?
  - Э-э, дело в том, что он сегодня не появился на службе, а в квартире у него горит свет. Скажите, у вас ведь с ним балконы соседние?
  - Да... А что вы хотите?
  - Разрешите, мы посмотрим.
  - Проходите, - удивленная женщина пропустила оперов в квартиру.
   Оказавшись на балконе, они были разочарованы увиденным. Оба балкона были застеклены, и перелезть с одного на другой не представлялось возможным.
  - Да-а-а... Засада, - Лешина идея обломилась на корню, - Извините за беспокойство.
  - Да нет, что вы... Какие извинения? - женщина захлопнула дверь.
  - И что теперь? - спросил Лахтин.
  - Придется прибегнуть к официальным мерам. Пошли в ЖЭК.
   Через полчаса, с трудом разыскав местного слесаря, опера вместе с ним вернулись к квартире Андреева. Ушлый мужичок лет сорока, со следами недавнего застолья на лице, оказался на редкость сообразительным. Он сразу понял, что от него требуется. Осмотрев замок, он предложил с заговорщицкой улыбкой:
  - Мужики, замочек хороший, уж больно портить не хочется. Ничего если я его... э-э-э... как бы сказать... подбором открою?
  - А у тебя что, есть? - спросил Лахтин.
  - Ну-у, к такому замку есть.
  - Давай, - разрешил Устинов.
  - О-о, другой базар! - сразу оживился мужичок, - Тем более ведь все равно без участкового вскрываем. Так чего зря добро портить.
  - Судимый? - задал новый вопрос Слава.
  - Было дело...
   Через минуту замок был успешно открыт и довольный слесарь толкнул дверь ногой. Она со скрипом отворилась...
  
  
  - Где тут стоянка-то? - спросил Молодцов, сидевший за рулем "пятерки".
  - Поверни туда, посмотрим. Может там, - сидевший рядом Сорокин указал на асфальтированную дорожку, ведущую к какому-то забору, рядом с офисом "Трансавто".
  Эдик последовал совету.
  - О, вон "КамАЗы" стоят! Значит там.
   Машина подкатила к воротам и остановилась. Заезжать вовнутрь не стали. Судя по всему там и без них негде было развернуться.
   Опера вышли из машины и прошли в ворота. Стоянка представляла собой небольшую площадку, на которой стояло с десяток длинных фур. Заметив возле одной из них Гордеева и двух шоферов, Сорокин и Молодцов направились к ним.
   Мужчины пожали друг другу руки.
  - Я тут ребятам уже обрисовал ситуацию. Они оба готовы ехать.
  - Нет, двоим не нужно. Хватит одного. Решите сейчас, кто поедет, и перейдем к конкретике.
   Водители переглянулись.
  - Да чего решать! - Эдик достал из кармана монетку, - Ты орел, ты решка. На кого выпадет, тот вылезает.
   Монетка взметнулась и, приземлившись на ладонь, сделала выбор.
  - Решка.
   Проигравший водитель был явно расстроен.
  - Не переживай, в жизни всегда есть место подвигу, - Молодцов хлопнул его по плечу.
  - Итак, Валя объясни порядок процедуры отправки в рейс.
  - Машину на складе у одного моего приятеля загрузят водкой, затем она едет в офис, там оформляются кое-какие бумаги и в путь.
  - Отлично. Значится так. В городе они не нападут, поэтому здесь можно ехать спокойно. От офиса на милицейской машине они вряд ли прицепятся, наверняка будут ждать где-то на трассе. Проезжаете два квартала отсюда и у поворота на Петровскую набережную останавливаетесь. Там с тобой местами поменяется наш парень, а в прицеп сядут омоновцы. Ну и мы будем ехать немного позади. Когда они наскочат вести себя естественно, как будто ты не в курсах. Делать все, что они скажут. Ну а дальше уже наша работа. И без самодеятельности! Все ясно?
  - Да.
  - Ну, тогда мы откланиваемся. Да не забудьте, от фирмы отъезжаете не раньше пяти!
  - Понятно.
  - Все, пока, - сыщики пошли к выходу со стоянки.
  - Погодите! Скажите, а что Игорь, правда, пропал? - догнал ребят Гордеев.
  - Правда.
  - И что... Как вы его теперь будете искать?
  - Пока не знаем. Сейчас к нему домой поехали наши ребята. Может, что и выяснят.
  
  ГЛАВА 8
  ...Дверь со скрипом отворилась. Лахтин первым шагнул в квартиру. Доставать пистолет не имело смысла. Если кто и был в квартире, то уже давно смылся.
  Везде горел свет. Слава заметил валявшуюся на полу возле вешалки кобуру с пистолетом и показал ее Леше:
  - Смотри-ка...
  - Да-а... Странно. Женич бы не бросил так пушку.
   Слесарь, заметив в руках у опера пушку, присвистнул:
  - Мать моя женщина! Тут что, убили кого?!
  - Не каркай! - обернулся к нему Устинов.
   Затем он двинулся в комнату. Остальные проследовали за ним. Больше ничего подозрительного обнаружить не удалось, и опера пошли на выход. Слесарь все время болтался сзади, как хвостик.
   На полке возле вешалки Леша заметил вязаную шапочку Игоря. Поскольку ни обуви, ни куртки не было, он высказал свое предположение:
  - Похоже, уходил он отсюда по своей воле, но при этом очень торопился. Ни шапку не одел, ни "макарку" не захватил.
  - Кстати, что с ним будем делать?
  - Возьмем с собой, не оставлять же здесь, - Устинов забрал у Славы кобуру и сунул ее за пазуху. Затем он обратился к слесарю, - Вот что друг, если из квартиры что-нибудь пропадет, пеняй на себя. Найти тебя мы сможем всегда.
  - Да и если в районе пойдет серия краж, первым подозреваемым будешь ты, - Лахтин подтолкнул слесаря к выходу.
  - Да вы что мужики! Я хоть и сидел, но давно завязал...
  - Ага, и на данный момент единственным твоим грехом является чрезмерное возлияние?!
  - Ну, это уж...
  - Ладно, мужик, не обижайся, - примиряюще улыбнулся Лахтин.
   Опера вышли из квартиры, захлопнули дверь на "собачку" и, спустившись вниз, отправились в отдел.
  
  
   Войдя в кабинет, Устинов и Лахтин сняли куртки и повесили их в стенной шкаф. Затем Леша спрятал пистолет Андреева в сейф.
  - Чего-то долго мужики ездят, - сказал он.
  И тут же дверь распахнулась, впуская Сорокина и Молодцова.
  - О, вы уже здесь! Быстро, однако! Ну что там? - спросил Саша.
  - Похоже, что-то важное и скорое выдернуло его из дома. Он и свет ни выключил, и шапку не надел и пушку не взял. Да к тому же дверь только на "собачку" закрыл.
  - Ну и какие будут мысли?
  - Как-то здесь все завязано... Сегодня должны брать бандюков и тут же пропадает Женич. Ничего другого в голову не приходит. Одно не понятно, кто слил информацию? - ответил Молодцов.
  - Действительно, не могли же преступники сами обо всем догадаться? Но кто?! Кроме нас пятерых об операции знал только Гордеев. Неужели он?! - высказал свое предположение Сорокин.
  Опера переглянулись. Никому из них не хотелось верить в это.
  - Я вчера, когда ездил к нему все обсудить, с его секретаршей заболтался, ну и брякнул сдуру, что мы скоро этих уродов возьмем.
  - Ты думаешь это она?
  - Нет, - в это Эдику не хотелось верить еще больше.
  - Черт! Больше вопросов, чем ответов. Не знаешь на кого думать. Я виноват, что предложил вчера выпить за удачу. Дурак! - от отчаяния Сорокин во всем винил себя.
  - Мужики, самое страшное будет тогда, если мы возьмем преступников, а они окажутся ни при чем... Что тогда будем делать? - Устинов посмотрел на коллег. Никто ему на прямой вопрос прямым ответом не ответил.
  - Ладно, сперва надо взять, а там уж будем думать, - Молодцов вздохнул и подошел к окну.
  
  
  В это же время почти то же самое думал Андреев, лежа в подвале. Пролежав здесь всю ночь и несколько часов нового дня, он пришел к выводу, что кто-то их сдал. Но кто?! Валя? Трудный вопрос. Если он, то зачем ему все это было нужно? Ответа не находилось. Кто-то из своих? Саша?! Леша?! Исключено. С Сорокиным они проработали вместе около десяти лет, бок о бок. Но ни разу не возникало ситуаций, когда можно было усомниться в его честности. С Устиновым знакомы чуть меньше, не на много. И опять же он всегда был "положительным героем". Не-е-ет, им он верил на все сто. Дальше. Эдик? Он в их отделе уже три года, сразу после Школы милиции. Нормальный парень, Игорь слишком хорошо успел его узнать. Не мог он предать. Слава? Слава пришел к ним полгода назад, также как и Молодцов сразу после Школы милиции. Насколько можно быть твердо уверенным в честности человека, зная его полгода? Намного. Мог он предать? Теоретически нет. А практически?! А как же тот случай с киллером?!
  Месяц назад был убит депутат Госдумы Щербинин. Убийца был вычислен за неделю. Тщательно спланированную операцию по его задержанию они с треском провалили. Киллер стал уходить. Лахтин бросился за ним. В подъезде жилого дома, куда забежал киллер, между ними произошла перестрелка, в результате которой преступник погиб. Славка тоже получил легкую царапину на плече1.
  Станет ли человек, способный на предательство, рисковать собственной жизнью, задерживая опасного преступника?! Вряд ли. А если он таким способом зарабатывал доверие к себе? Хм, сложно ответить. Хотя... Нет, нет и нет! Он полностью доверял Славе! Но кто же тогда сдал? Придется оставить этот вопрос на неопределенный срок. Смогут ли ребята найти их с Таней?!
  
  ГЛАВА 9
  В четыре часа дня опера стали собираться. Сорокин набрал номер Гордеева.
  - Валя, ну как там? Машиночка пошла?
  - Да, поехала на склад загружаться.
  - Ну, адью! Мы тоже выдвигаемся, - Саша положил трубку, - Ну что, значит, действуем, как договорились. Как только возьмете их, сразу же колите там, на месте и отзванивайтесь мне.
  - Хорошо.
   Днем оперативники разработали план, по которому процесс освобождения Андреева несколько ускорится. Дабы не терять время на транспортировку преступников в отдел и дальнейшее раскалывание, второе было решено сделать прямо на трассе, сообщить Сорокину местонахождение заложников, а уж он, прихватив бойцов особого назначения, отправится вызволять товарища из плена.
   Выйдя во двор РУВД, милиционеры отправились к своей машине. Молодцов сел за руль, Устинов занял соседнее место, а Лахтин и двое омоновцев разместились на заднем сиденье. Машина плавно вырулила с территории отделения.
   Через пять минут "пятерка" сыщиков заняла позицию в условленном месте. Опера стали ждать появления "КамАЗа".
  - Слушайте, мужики, а не маловато нас будет, а? - спросил Эдик, оглядев коллег, - Сколько их там будет? Двое как минимум.
  - Справимся, - уверенно ответил Устинов, расправив широкие плечи. Ему как бывшему десантнику, было склонно соваться в передряги, когда численность противников могла превосходить численность своих.
  Оставшееся время провели молча. Наконец из-за угла появился уже знакомый Молодцову "КамАЗ".
  - О, едут. Ну что, мужики, готовы? - спросил Эдик.
  - Всегда готовы, - ответил за всех Слава.
  "КамАЗ" поравнялся с машиной ментов и... проехал мимо.
  - Они че, сдурели? - выругался Молодцов, заводя двигатель.
   "Пятерка" сорвавшись с места, понеслась за грузовиком. Очень скоро легковушке удалось сделать большегруз. Милиционеры обогнали "КамАЗ" и встали, перегородив ему дорогу, и выскочили из машины.
  Молодцов заскочил на подножку кабины и распахнул дверцу.
  - Вам что, мудакам, неясно объясняли?! В героев захотелось поиграть?!
   Лахтин распахнул правую дверцу и приказал второму водителю:
  - Вылазь.
   Затем занял его место. Устинов распорядился открыть фуру. Вылезший водитель послушно исполнил приказ. Омоновцы забрались внутрь. Дверцы закрылись.
  - Значит так, сейчас едешь домой и не высовываешься. Сунешься в офис, закопаю на месте, - Леша отдал водителю последнее распоряжение, - Все ясно?!
  - Да.
  - Свободен.
  Молодцов и Устинов вернулись в свою машину. Белая "пятерка" оперов пропустив немного вперед "КамАЗ", держась вдалеке, тронулась следом.
  Следующие пятнадцать минут была дорога. Сыщикам уже стало казаться, что их затея не увенчается успехом. Вдруг сзади сверкая мигалками и воя сиреной, показалась милицейская "шестерка".
  Леша включил рацию:
  - Слава, кажется они. Приготовьтесь.
  - Понял, - ответил Лахтин.
  - Мужики, как слышали? - последнее относилось к омоновцам.
  - Нормально слышали.
  Слышимость была действительно хорошей. Новые рации РУВД подарил один из бывших сотрудников, занявшийся после ухода из милиции бизнесом.
  Из динамика милицейской машины послышался приказ водителю "КамАЗа" принять вправо и остановиться. "Шестерка" плавно обошла "пятерку".
  - Дерзкие ребята! - усмехнулся Леша, - Идут на убийство и при этом шуму устраивают на всю округу.
  - Да уж.
  - Ну, с Богом...- сказал Устинов, доставая из кобуры пистолет.
  Услышав приказ остановиться, водитель "КамАЗа" вопросительно посмотрел на Лахтина.
  - Тормози, - ответил Слава, передергивая затвор "макарова" и снимая его с предохранителя. Затем руку с оружием опустил под сиденье.
   Грузовик, сбросив скорость, остановился. "Шестера" обошла его и встала, перегородив проезд.
   Из машины вылезли трое, включая водителя. "Лейтенанта" на этот раз не было. Троица подошла к кабине. Водитель открыл дверцу и спрыгнул вниз.
  - Добрый день, - поприветствовал водителя "капитан", - Откройте, пожалуйста, фуру. Да вы не волнуйтесь, досмотр проводится в рамках операции "Вихрь- антитеррор".
  "Клоуны", - мысленно усмехнулся Слава. Длившийся бесконечно "Вихрь-антитеррор" завершился наконец-то месяц назад.
  Водитель "КамАЗа" в сопровождении своего "коллеги" и "капитана" отправился открывать фуру. "Сержант" запрыгнул на водительское место. Посмотрев Лахтину прямо в глаза и ухмыльнувшись, достал из кобуры пистолет:
  - Сиди не рыпайся!
   Но было уже поздно.
  - Сам сиди! Милиция! - Лахтин, опередив преступника на долю секунды, первым выхватил оружие.
   "Сержант" не понимая, что происходит, как зачарованный смотрел на пистолет.
  - Положи ствол! - приказал Лахтин.
   "Сержант", продолжая смотреть на пистолет, послушно выполнил просьбу.
   Слава, держа в правой руке пистолет, мизинцем левой подцепил оружие преступника за дужку, и бросил его себе под ноги. Затем той же левой рукой достал из кармана наручники и приковал преступника к рулю. Один готов.
   Водитель распахнул дверцы фуры. Из нее высыпались двое омоновцев и кинулись на преступников. Сзади послышался визг тормозов. Из "пятерки", держа в руках оружие, выскочили опера. Устинов побежал к кабине.
   "Водителя" один из омоновцев скрутил легко. Двинув тому прикладом автомата под дых, заломил ему руку назад и уложил на землю. "Капитан" оказался проворнее. Мигом оценив обстановку, он отступил чуть назад и встретил второго омоновца ударом ноги в лицо. Вернее, в маску. Бить в живот было бессмысленно. Его надежно защищал бронежилет. Не ожидавший такого отпора милиционер качнулся назад. Этого "капитану" хватило, и он бросился бежать в снежное поле, тянущееся вдоль дороги. Мигом, оклемавшийся омоновец решил не бегать по глубокому снегу и вскинул автомат.
  - Стой, сука!
   Подоспевший Молодцов опустил ствол автомата и в свою очередь поднял руку с "макаровым". Прицелившись, он надавил на курок. Грянул выстрел. "Капитан" рухнул в снег. Молодцов и омоновец кинулись к упавшему преступнику.
   Пуля попала туда, куда Эдик и метил. В ногу. Молодцов, сжимая в руках пистолет, упал на колени в снег рядом с "капитаном". Перевернул его на спину.
  - Говори, где он?! Застрелю, пидор! - опер ткнул пистолетом в грудь убийцы.
  - Кто? - захрипел "капитан".
  - Наш парень! Убью, сука!
  - В Сосновке...
  - Адрес?! - продолжал кричать Эдик.
  - Апрельская девять...
   Эдик встал и, кивнув омоновцу, пошел к машине. Боец легко подхватил "капитана" и потащил его к дороге.
   Возле фуры под охраной Лешы, Славы и омоновца лежали двое бандитов. Молодцов подошел к "пятерке" и, достав из нее рацию, связался с Сорокиным:
  - Все в порядке. Они в Сосновке...
  
  
   Милицейский "уазик", в котором кроме Семеныча находились Сорокин и трое омоновцев, въехал в Сосновку. Следом за "уазиком" двигалась машина "скорой помощи". Милиционеры решили подстраховаться и на всякий случай прихватили врачей с собой.
   Машины повернули на Апрельскую улицу.
  - Так, все Семеныч, тормози, - сказал Саша, - Дальше мы пешком. Смотри, чтоб медики следом не сунулись.
   Семеныч кивнул.
  Четверо милиционеров вдоль заборов пошли по поселковой улице. Шел седьмой час вечера, и уже было темно. Апрельская пять, Апрельская семь... О, Апрельская девять!
  - Мужики, давайте вокруг дома.
   Омоновцы разделившись, обошли дом с трех сторон. Но окна оказались только с одной. Той, что выходила на улицу. Да и то там было всего одно окно. Бойцы, вернувшись к Сорокину, сообщили ему эту новость.
  - Вот и славно! Дернуться им будет некуда.
  Саша достал пистолет и двинулся к дому. Присев на корточки он заглянул в освещенное окно. В комнате сидя на диване и вытянув ноги, смотрел телевизор молодой парень.
  - Он там один. Значит так, я стучу в дверь, он подходит, в это время вы вламываетесь в окно. Зажмем его в тиски. Все ясно?
  Омоновцы кивнули. Двое, пригнув головы, поползли к окну. Третий остался с оперативником.
  Сорокин, держа руку с пистолетом стволом вверх, постучал в дверь. Никаких звуков. Ни шагов, ни шорохов. Неожиданно голос за дверью громко спросил:
  - Кто?
  - Сосед ваш! Братан, сигареткой не богат?
   Человек за дверью видимо меньжевался: открыть или не открыть? Наконец послышался скрежет проворачивающегося в замке ключа.
   Слева раздался звон разбивающегося стекла. Сорокин дернул за ручку двери и распахнул ее. Парень на пороге, среагировав на звон стекла, выстрелил в направлении окна. Саша, преодолев полметра, разделяющие их с преступником, двинул ему рукояткой по лбу. Парень осел на пол, но сознания не потерял, зато выронил из руки пистолет. Сорокин пнул оружие подальше и опустился на пол рядом с парнем. Схватил его за ворот.
  - Где они?!
  - А-а?
  - Не понял, падла!
  - Там... - парень мотнул головой в сторону люка в полу.
  - Займитесь им, - велел омоновцам Сорокин, указав на парня.
  Затем он подошел к люку, присел на корточки и поднял крышку люка. Под ней оказалась лестница, ведущая в погреб. Сорокин сбежал по ступенькам вниз.
  Посреди погреба стоял стул. На нем сидела связанная Татьяна. В двух метрах от нее на боку лежал Андреев. Руки его были сзади сцеплены наручниками.
  - Ребята, давайте врачей! - крикнул наверх Саша и кинулся к Тане. Аккуратно содрал с ее губ скотч, - Ты не ранена?
  - Нет... Игорь, он... - голос у женщины срывался.
  - Сейчас, - Сорокин подскочил к Андрееву, достал из кармана ключ и снял с него наручники. Затем перевернул его на спину, - Игорек, живой?!
  Андреев открыл глаза.
  - Саня... Все нормально...
  - Держись, Игорюх!
  В погреб в сопровождении двух омоновцев спустились врачи - мужчина и две женщины. Одна из врачих дала Татьяне успокоительное. Двое других осмотрели Игоря. Не найдя ничего опасного, они уложили Андреева на носилки, и омоновцы понесли их наверх.
  
  
  Игоря и Татьяну отвезли в больницу, бандитов в отдел. Позднее из больницы позвонила Таня и сказала, что у Игоря сотрясение мозга, сломано ребро, несколько ссадин и ушибов на лице и теле. Но, в общем, состояние удовлетворительное. Ее же отпустили сразу, но, по крайней мере, на ночь она останется с Игорем.
  Оставался невыясненным единственный вопрос. Кто является стукачом в "Трансавто"?
  Тем же вечером Сорокин и Устинов допросили Трубача. Поначалу тот для приличия построил из себя придурка, но после того как получил несколько затрещин и тумаков, с радостью поведал операм о том, кто им сливал информацию. Время было около полуночи, и сыщики решили отложить задержание на утро.
  Но утром их ожидал сюрприз. Позвонив в "Трансавто", Саша узнал, что нужный человек сегодня на работу не явился. Мысль о том, что он подался в бега, ни у кого не вызывала сомнений. Обзвонив вокзал и аэропорт, они узнали, что он взял билет на самолет до Москвы.
  - Значит, так, - распорядился Сорокин, - Дуйте в аэропорт. Рейс через сорок пять минут. Постарайтесь взять его тихо.
  - Сделаем, не в первый раз, - трое оперов покинули кабинет.
   Белая "пятерка", за рулем которой находился Молодцов, неслась к выезду из города в сторону аэропорта. В салоне на полную катушку звучала веселая музыка одной из отечественных девчачьих групп.
  Лихо развернувшись на площади перед аэропортом, машина затормозила прямо перед входом в здание.
  - Оставайся здесь, - сказал Молодцову Леша, - Если не возьмем его в зале, перехватишь на улице. Пошли.
   Устинов и Лахтин, выйдя из машины, быстрым шагом добрались до стеклянных дверей здания и скрылись внутри.
   Человек, держа в руках объемную спортивную сумку, стоял последним в очереди на посадку. Перед ним было человек пять. Опера подошли к нему с двух сторон и взяли под руки.
  - Здравствуйте, Даниил Александрович! Что ж это вы уезжаете без предупреждения? - ухмыляясь, спросил Леша.
  - Я... А... - Воробьев не нашел слов для ответа.
  - Можете не отвечать. Пойдем, и постарайся без глупостей, чтоб нам не пришлось тебе ноги ломать, - Устинов забрал у Воробьева сумку.
  Слава достал из кармана наручники и пристегнул правую руку преступника к своей левой. В это время к операм подошли два сержанта.
  - В чем дело, товарищи?
  - Все нормально, мужики! Уголовный розыск, - Леша предъявил удостоверение.
  Старший (по возрасту) агент фирмы "Трансавто" в сопровождении оперов направился к выходу из аэропорта.
  Молодцов, сидя на капоте "пятерки", думал о том, что он не ошибся. Не ошибся в Лене. Она ни при чем. И он обязательно продвинет их знакомство в нужном направлении. Все-таки здорово, что они так ловко спеленали всех бандюков и спасли Игоря! Сейчас вот мужики еще возьмут этого урода Воробьева, и будет вообще полный порядок.
  Из стеклянных дверей показался Лахтин, ведя за собой прикованного агента. Следом двигался Устинов. Эдик, заметив их, радостно вздохнул и сел за руль.
  
  ГЛАВА 10
  На следующий день Сорокин, Устинов, Молодцов и Лахтин отправились в больницу навестить Андреева. В руках они несли пакеты с дежурными соком и фруктами. Возле палаты опера столкнулись с Татьяной.
  - Привет, - сказала она, увидев ребят, - Вы к Игорю? А я вот домой поехала.
  - Ну, давай.
   Опера вошли в палату. Она была рассчитана на трех человек, но сейчас два места пустовали. Игорь лежал на кровати и читал газету.
  - Эй, раненый боец! Принимай гостей! - смеясь, сказал Саша.
  - А-а, мужики! Здорово! - Андреев отложил газету, сел на кровати и протянул друзьям руку.
  - Ну, здорово! Как сам-то?
  - Башка трещит немного, а, в общем, нормально.
  - Держи, - Устинов поставил на койку пакет с фруктами.
  - Куда вы?! Мне вон тут и так Танька всего натащила. Она-то, слава Богу, не пострадала. Первую ночь побыла рядом, а потом я ей велел домой ехать.
  - Мы ее встретили сейчас в коридоре.
  - А вы-то там как? Справляетесь?
  - Вроде как бы. Бандитов вот взяли, - усмехнулся Слава.
  - Кстати, расскажите-ка что там и как? Кто стучал-то?
  - Воробьев, один из агентов.
  - Да ты что?!
  - Ну. Он и этот Бурцев, главарь боевиков, как-то познакомились случайно в кабаке. Бурцев узнал про то, что Воробьев работает в компании занимающейся грузоперевозками, ну и предложил ему идейку, как можно бабок по легкому срубить. Тот покумекал и согласился. От него-то немного требовалось. Сообщать маршруты машин, везущих дорогие товары. Бурцев сколотил быстренько банду, и началось. Угнали в соседней области ментовскую машину, поменяли номера на местные, раздобыли форму, стволы, наладили контакты с фирмачами, готовыми реализовывать товар и стали ждать. Вот, - Сорокин вздохнул, - Потом понеслась катавасия... За неделю три тачки опустили. Казалось счастье где-то близко... Эдика, когда он поехал в "Трансавто" готовить операцию, заприметил Грязнов, другой агент фирмы, поделился информацией с коллегами, и они все вместе пришли к выводу, что мы близки к цели. Воробьев позвонил Бурцеву, попросил его разобраться. А Бурцев этот, к слову сказать, когда-то два года в ментовке работал, быстренько навел справки через старых знакомых, кто работает по этому делу. Узнал что наш отдел, что ты начальник, ну и решил тебя потрясти.
  - Не понимаю, почему они все же сунулись на последнее дело, если догадывались, что там засада? - спросил Игорь.
  - Коля Бурцев, как я понял, рисковый парень по жизни. Привык играть до конца. Эдик молодца, ляжку ему прострелил!
  - Да ты что?!
  - Он бежать решил, - засмеялся Молодцов, - Омоновец вообще хотел его очередью прошить, да я остановил, аккуратненько в ногу пальнул. Бурцев же, кстати, этому омоновцу по роже успел заехать!
  - Ну дает! Действительно рисковый парень.
  - Да, Женич, ты, когда выпишешься, дома замок на двери поменяй, - сказал Леша.
  - А что такое?
  - Да там слесарь местный от твоего замка ключик имеет...
  - Ни хера себе! А вы-то, откуда про это узнали?
  - Да к мы, когда тебя искали, в квартиру к тебе залезли.
  - А-а!
   В этот момент дверь открылась, и в палату вошел Гордеев. В руках у него было два тяжелых пакета.
  - О, да вы все тут! Ну и отличненько! - сказал он, закрывая дверь ногой.
  - Здорово, друг! - улыбнулся Игорь, - Чего там еще тащишь?
  - Да так фруктики и... еще кое-что!
  - Валя, неужели...
  - Ну, должен же я вас отблагодарить! - с этими словами Гордеев достал из пакета две бутылки с коньяком. Не "Хеннеси" конечно, но штучка тоже дорогая, - Отметим так сказать событие! Вы ж меня буквально от банкротства спасли! Еще б немного, и они бы мне всех водил перебили. А уж этот Воробьев, с-сука! Никогда бы не подумал.
  - У меня тары-то нет, - Игорь пожал плечами.
  - Зато у меня есть, - Валя достал из пакета стопочку пластиковых стаканчиков.
  - Ну, ты я смотрю, подготовился.
  - А как же! - Гордеев разлил коньяк по стаканчикам, - Ну! Давайте!
  - Я чуть-чуть! - запротивился Андреев, - Я пока не совсем в норме.
  - Ну, Игорек, не обижай друзей! Первую выпей, а там как захочешь.
  - Ну ладно, давайте...
  - Вперед!
   В две секунды стаканчики были опустошены. Компания закусила фруктами.
  - Ну, что еще по одной? - спросил Гордеев, держа бутылку в руках.
  - Я все! - выставил перед собой руки Игорь.
  - А вы мужики?
  - Ладно, давай по последней, нам еще сегодня работать, - кивнул Сорокин.
  - Как скажете, товарищи, - Валя разлил коньяк. После того, как выпили, он сказал, - Ну, расскажите мне-то, что там было...
  Сорокин вновь поведал историю банды Бурцева. Когда он закончил, Гордеев, не спрашивая, вновь разлил коньяк. Уже из второй бутылки. Выпили.
  - Ну ладно, Женич, мы пошли. Дел много. Завтра Малыгин обещал заглянуть, - Саша встал с кровати.
  - Пусть заглянет... Буду рад, - Игорь тоже встал.
  - Я тоже пойду, - сказал Гордеев, - На, держи, здесь еще полбутылки. Допьешь потихоньку.
   Андреев спрятал коньяк в тумбочку.
  - Так, сегодня у нас что? Среда? В понедельник, наверное, уже выпишусь, чего тут лежать? Скучно.
  - Нет, ты лечись, пока не будешь в норме, - Слава хлопнул Игоря по плечу.
  - Посмотрим.
  - Ну, давай, - Леша протянул Андрееву руку.
  - Пока.
   Компания покинула палату. Игорь лег на кровать, закинул руки за голову, закрыл глаза и улыбнулся. Как хорошо, что все так хорошо кончилось. Хорошие герои остались хорошими, плохие сели в тюрьму. У повести счастливый конец. Здорово осознавать, что никто из своих тебя не предавал!
   Игорь достал из тумбочки коньяк, налил с полстакана, и глубоко выдохнув, залпом опрокинул теплую жидкость.
   Опера и Гордеев вышли на улицу. Пошел крупный снег. Возможно последний. Через неделю зима кончается. Легкий морозец сразу же украсил румянцем разгоряченные лица оперов.
  
  ЭПИЛОГ
  Во вторник Андреев шел на службу. Из больницы он выписался вчера, но денек решил полежать дома.
  Тело почти не болело. В общем, терпимо. Неожиданно для себя Игорь заметил, что в душе у него опять было то чувство, которое, он испытывал две недели назад. Ему снова хотелось работать, снова казалось, что преступность будет побеждена. Хм... Но ведь этих бандитов они взяли. Они? И он тоже? Ведь он почти не приложил сил к раскрытию этого дела? Нет, приложил. Он понес увечья. Ха, увечья!.. Нет, все честно. Они команда! Никто друг друга не предавал, все готовы в трудный момент прикрыть друг друга. Классно, чувствовать, что можно не оборачиваться, со спины ты всегда защищен, ведь у тебя есть настоящие друзья! Но самое главное, дело-то они раскрыли! И всех взяли! Оле-оле-оле! Короче, ура! Вот оно, простое ментовское счастье. Игорь искренне улыбнулся, не обращая внимания на то, что на него смотрят прохожие. Он ускорил шаг и снова улыбнулся...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"