Чугаев Павел Викторович: другие произведения.

Преступление или наказание?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Дело Љ3. В городе происходит серия жестоких убийств. Все они связаны между собой тем, что убитые ранее совершили тяжкие преступления, но избежали наказания. И теперь убийца решил восстановить справедливость. Андреев понимает, что кажется, он знаком с убийцей.

  ГЛАВА 1
  Щелчок-вспышка. И еще раз. Фотограф поднялся на две ступеньки выше и снял с другого ракурса. Затем отошел в сторону и закурил. Эксперт продолжил свою работу.
   Труп лежал на спине. Правая нога была согнута в колене, руки вдоль тела. На первый взгляд признаков насильственной смерти не наблюдалось.
  Эксперт приоткрыл покойному глаз и посветил в него фонариком. Вздохнув, рукой в резиновой перчатке повернул голову трупа, потрогал шею. Все-таки гнусная у них работа - осматривать трупы. Ладно, на этот раз повезло - труп "чистый", а когда в тридцатиградусную жару разложившийся труп двухлетней давности...
  - Ну что? - спросил Андреев, выехавший вместе с Молодцовым на происшествие.
  - Пока трудно сказать, но, скорее всего инфаркт. По крайней мере, ни огнестрельных, ни ножевых ран нет, шея не сломана. Может укол, но это я скажу позднее, после работы в лаборатории. Здесь не то освещение.
  Труп лежал на лестничном пролете первого этажа. Окон здесь не было, тем более что все равно было восемь вечера, а на дворе начало марта. Так что единственное освещение создавала тусклая лампочка.
  - Слушай, какой инфаркт?! Мужику лет тридцать, не больше!
  - Ха, ты что думаешь, инфаркты только у стариков бывают? Ничего подобного. Всякие случаи бывали.
  - Ну, как скажешь. Тебе виднее. Документы есть?
  - Сейчас посмотрим, - эксперт похлопал трупу по карманам и извлек из внутреннего паспорт, - Держи.
  - Так, - Игорь раскрыл документ, - Гусинский Петр Иванович, так, прописочка... Металлургов шестнадцать, квартира двадцать два. О, так это же в этом подъезде. Эдик!
  - Что? - подбежал Молодцов, до этого куривший с другими милиционерами на улице.
  - Вот адрес, давай дуй, узнай что там и как.
  - Хорошо. Что с трупом-то?
  - Да похоже не криминал. Тем лучше, работы меньше. Все, работай.
  Молодцов поднялся на третий этаж и позвонил в нужную дверь. Никто не открыл. Немного подумав, Эдик развернулся и надавил кнопку соседского звонка.
  
  
   Молодцов и Лахтин сидели в кабинете за своими столами. Эдик листал очередное ОПД, а Слава читал газету. Оба при этом энергично щелкали семечки.
   Дверь отворилась, и вошел Андреев.
  - Здорово, мужики! Чего грустные такие? - Игорь плюхнулся на стул у окна.
  - Работа надоела. В отпуск охота, - ответил Молодцов, оторвавшись от ОПД.
  - Понимаю. Хотя какой в марте отпуск?
  - Да мне уже все равно. Лишь бы отдохнуть.
  - А кстати, где остальные?
  - Лешка в отгуле, а Сорокин бродит где-то.
  - Понятно. Мне тут отчет сдавать надо по итогам прошедшего месяца. Сколько ты дел закончил?
  - Два.
  - А ты Слава?
  - Одно, - Лахтин показал указательный палец.
  - Молодцы! А "глухарей" у нас сколько? Четыре?
  - Пять. Я дело Петрова еще не сдал, - ответил Эдик.
  - Совсем хорошо! "Глухарей" больше чем раскрытых!
  - А что делать?
  - Семечки щелкать! - огрызнулся Игорь.
  - Да ладно тебе! На, угощайся, - Слава протянул Андрееву, раскрытую ладонь с семечками.
  - Да не хочу я!
  В этот момент дверь снова распахнулась, и в кабинет вошел начальник РУВД подполковник Малыгин.
  - Здравствуйте, товарищи офицеры, - Николай Александрович остановился посреди кабинета.
  - Здравия желаем, товарищ подполковник! - неровным хором ответили подчиненные.
  - Что там по вчерашнему трупу?
   Молодцов порылся на столе и достал несколько листков.
  - Так, Гусинский Петр Иванович, семьдесят второго года рождения... Так, так... Ну в общем признаков насильственной смерти не обнаружено. Эксперт сказал, возможно, инфаркт. Из карманов вроде ничего не пропало, из квартиры тоже. Точно сказать нельзя, так как родственников у него нет.
  - Что еще?
  - Да ничего, вот только записная книжка.
  - Ну и что в ней?
  - Ничего.
  - Что, получается не криминал?
  - Выходит так.
  - Ладно, давайте заканчивайте с этим быстрей, нам квартал закрывать надо, лишнего чтоб ничего не болталось. Игорь Евгеньевич, отчет написал?
  - Нет еще, Николай Саныч.
  - Поторопись.
  - Хорошо.
  - Так, а ты это Лахтин, чем занимаешься?
  - Как чем? - не понял Слава.
  - Семечки грызешь, вместо того, чтоб раскрываемость повышать!
  - А как я ее повысю-то?!
  - Не знаю!
  - И я не знаю!
  - Ну-ка дай сюда! - Малыгин обеими руками вцепился в кулак Лахтина, разжал его и высыпал семечки себе в руку. Всю эту картину с открытыми ртами наблюдали Андреев и Молодцов.
   Начальник РУВД выпрямился, окинул оперативников строгим взглядом, и, бросив напоследок "Работайте!", забросил в рот семечку и вышел из кабинета.
  Как только дверь захлопнулась Эдик и Слава громко заржали. Подобного действа в отношении своего начальника им еще наблюдать не приходилось.
  - Придурки! - Игорь покачал головой.
   Лахтин достал из ящика стола пакетик с семечками и высыпал в руку новую порцию.
   В этот момент зазвонил телефон. Андреев снял трубку, поприветствовал звонившего, три минуты молча слушал, вздохнул, поблагодарил собеседника и попрощался с ним.
  - Кто? - спросил Слава.
  - Эксперт звонил. Говорит, поработал с трупом Гусинского, и выяснил кое-что интересное. У него зрачки как стеклянные и вот здесь за ушами едва заметные синячки. Там, какие-то точки есть, на которые нажимаешь, и происходит обширное кровоизлияние в мозг, в результате чего наступает мгновенная смерть.
  - А-а, да-да, я что-то слышал про это, - сказал Лахтин.
  - Я тоже в каком-то фильме видел, - поддакнул Молодцов.
  - Вот-вот, - продолжал Игорь, - А стеклянные глаза, как раз являются одним из признаков этого.
  - Так что, получается, его убили?! - недоуменно спросил Эдик.
  - Ну, эксперт железно утверждать не берется, но проверить надо. Вдруг на самом деле убийство.
  - Ну и как проверять?
  - Кем он у нас там работал-то?
  - Кто?
  - Ну, Гусинский этот.
  - А, охранником в какой-то конторе.
  - Вот что... Давай-ка, Эдик съезди в эту конторку, поговори с коллегами, может чего интересного узнаешь.
  - Ладно, съезжу.
  - Ну да к ты давай езжай!
  - Щас прямо что ли?
  - Ну да к а че тянуть-то?
  - Хорошо, поехал, - Эдик поднялся, взял с вешалки куртку, прихватил со стола адрес фирмы и вышел из кабинета.
  
  ГЛАВА 2
   Молодцов толкнул двери фирмы "Северный луч". Дверь поддалась легко. Войдя внутрь помещения, Эдик осмотрелся. Это был коридор квадратного типа. Слева стояли две пустые лавочки, впереди была лестница, ведущая наверх. Справа располагалась будка охранника. Туда и направился оперативник.
   В будке сидел молодой парень в черной камуфляжной форме, на столе перед ним стоял телефон. В руках у охранника был красочный журнал.
  - Здравствуйте, Уголовный розыск, - Молодцов предъявил удостоверение.
  - Здравствуйте. Чем могу помочь? - парень отложил журнал в сторону.
  - Скажите, вы знакомы с Петром Гусинским?
  - Да, это мой напарник. Он сегодня как раз почему-то не вышел. А в чем дело?
  - Дело в том, что напарник ваш умер, - ответил опер, присаживаясь на краешек стола.
  - Как умер?! - остолбенел охранник.
  - Очень просто, в подъезде собственного дома.
  - А от чего?
  - Пока неясно. Может, просто умер, а может, кто и помог.
  - Дела-а-а...
  - Он в последнее время странно себя не вел?
  - В смысле?
  - Ну, я не знаю, там, на головные боли не жаловался?
  - Да нет вроде.
  - А вообще в общении каков был?
  - Да обычный парень, ничего особенного...
  - Вы давно с ним работали?
  - Полтора месяца.
  - А о себе он что-нибудь интересное не рассказывал? Из биографии что-нибудь?
  - Не помню, вроде ничего такого... Ну, рассказывал только что по молодости чуть ни присел...
  - Не присел? А за что?
  - Не знаю, вроде убийство там какое-то было, ну и его подозревали, а потом отпустили.
  - Интересно...
  - А недавно, говорит, менты опять его искать начали...
  - Так, так... С этого места поподробнее.
  - Ну, чего, приходит дней пять назад и рассказывает, что к девахе его мент какой-то приходил, все выспрашивал, про него, где работает, чем живет.
  - Девахе? У него была девушка?
  - Вроде была.
  - А как ее найти?
  - Не знаю, я с ней не знаком.
  - Ну а что о ней вообще известно?
  - Оксаной, кажется, зовут...
  - А еще?
  - Не, больше ниче про нее не знаю.
  - Жаль.
   Молодцов задумался. В голове у него крутилась мысль, которую он никак не мог ухватить. Наконец его осенило.
  - Слушай, телефон у вас городской?
  - Да.
  - Я позвоню?
  - Звони.
   Эдик набрал номер кабинета оперов. Долго никто не подходил. Молодцов уже начал нервничать. Наконец, спустя минуту трубку снял Лахтин.
  - Алло?
  - Слава, это я. Слушай сюда. Найди на моем столе блокнот этого Гусинского.
  - Хорошо.
  - Да блин, щас найди!
  - Ищу, ищу! Нашел.
  - Теперь ищи имя Оксана.
  - Просто Оксана?
  - Я не знаю, может там и фамилия есть, ну короче найдешь. Быстрей только давай.
   Лахтин обеими руками листал блокнот, пока, наконец, не наткнулся на имя "Оксана".
  - Нашел. Что дальше?
  - Что там написано?
  - Телефон только.
  - Значит так, срочно пробей адрес, я перезвоню.
  
  
   К дому некой Оксаны Молодцов и Лахтин подходили, когда на улице уже начало смеркаться. Это была обычная типовая пятиэтажка. Правда в виде разогнутой подковы, и посередине него была арка, выводящая на проспект.
   В некоторых окнах уже зажигался свет. Окно нужной квартиры опера не знали.
  - Слушай, а вдруг она и есть убийца, а? Что тогда делать будем? - спросил Молодцов, - Ты ствол взял?
  - Нет. А ты? - Лахтин оценил юмор коллеги.
  - И я нет. Че делать? Вдруг она сопротивление окажет?
  - Не знаю.
  - А может, ее и дома-то нет?
  - Может, и нет.
   За такими разговорами напарники добрались до середины двора.
  - По-моему вот этот подъезд.
  - По-моему тоже.
   Квартира оказалась на пятом этаже. Деревянная, обитая дерматином дверь, старая табличка с номером "33", голубенький звонок.
   Молодцов по старой оперской привычке - перед тем как звонить в незнакомую квартиру, снимать пистолет с предохранителя - сунул руку под мышку, но вспомнил, что оружия нет.
  - Звони, - кивнул он Славе.
   Лахтин надавил кнопку звонка. Дверь почти сразу же распахнулась. На пороге стояла девочка лет пяти.
  - Почему не спрашиваешь, кто? - спросил Эдик. Девочка пожала плечиками.
  - А вы кто?
  - А мы из милиции, - Долговязый Лахтин присел на корточки, - Взрослые есть дома?
   Ребенок положительно кивнул головой.
  - Кто?
  - Мама.
  - Позови ее.
   Девочка скрылась в квартире. Вскоре на пороге возникла девушка лет тридцати в синем халате и с распущенными волосами.
  - Здравствуйте, Уголовный розыск, старший лейтенант Лахтин, старший лейтенант Молодцов, - опера раскрыли удостоверения.
  - Здравствуйте. А по какому вы поводу?
  - Давайте поговорим в квартире.
  - Проходите, - девушка пропустила ментов.
   Квартира была однокомнатной, но с раздельными ванной и туалетом, что для таких квартир являлось редкостью. Девушка провела оперативников на кухню и предложила сесть. Те согласились. Девушка тоже села. На плите что-то готовилось. Общая обстановка квартиры выглядела бедно.
  - Так что случилось?
  - Вы Оксана?
  - Да.
  - А мы из "убойного" отдела.
  - Это что, по расследованию убийств?
  - Совершенно верно. И не только убийств.
  - А что еще?
  - Самоубийств, изнасилований и других тяжких преступлений. Вы знакомы с Гусинским Петром Ивановичем?
  - Да. А что?
  - В каких отношениях вы с ним состоите?
  - А какое это имеет отношение?
  - Прямое. Мы должны быть уверены, что вы та самая Оксана, которая нас интересует.
  - Ну, если так, то в близких.
  - То есть в интимных? Не обижайтесь, пожалуйста, но такая уж у нас работа.
  - Да.
  - Дело в том, что Петр Гусинский вчера вечером умер...
  - Как?!! - Оксана обомлела от услышанного.
  - Возможно, это было убийство.
  - Как это случилось?
  - Он был найден в подъезде своего дома без признаков насильственной смерти, но мы, как я уже говорил, не исключаем того, что это все-таки убийство.
   Девушка заплакала. Опера переглянулись и не стали ей мешать. По опыту они знали, что лучше дать выплакаться. Потом можно будет нормально поговорить. Так и вышло. Через пять минут девушка успокоилась, вытерла слезы и посмотрела на оперов.
  - Что вы хотите узнать?
  - Оксана, нам известно, что неделю назад к вам приходил милиционер. Нам хотелось бы знать зачем?
  - Он все выспрашивал про Петю, где работает, чем живет, как ко мне относится...
  - И что вы ему отвечали?
  - Все как есть... Работает охранником, ко мне относится хорошо...
  - Вы давно с ним знакомы?
  - Около года.
  - Что вам известно о его прошлой жизни?
  - Немного. Родители у него умерли лет десять назад, а его милиция заподозрила в их убийстве. Чуть не посадили. Но на суде, правда, отпустили.
   Опера переглянулись. Кажется, появляется кое-что любопытное.
  - И чем все закончилось?
  - Видимо, дело закрыли.
  - Как Петр отреагировал на этот визит?
  - Испугался. Думал, что снова таскать начнут.
  - А по какому поводу этот милиционер интересовался им?
  - Он не сказал.
  - А из какого отдела? Фамилию помните?
  - Нет, он ничего не говорил. По-моему даже удостоверение не показывал.
  - А выглядел как?
  - Куртка на нем была, коричневая замшевая, волосы темные.
  - А еще?
  - Не помню.
  - Оксана, Петр жил у вас?
  - Нет, он заходил раза три в неделю.
  - А почему не жили вместе?
  - Собирались, да все как-то... Хотели поменять квартиры на одну.
  - Когда вы видели его последний раз?
  - Позавчера.
  - В его поведении не было ничего странного?
  - Было. Нервничал он сильно.
  - Из-за чего?
  - Сказал, что устал.
  - Скажите, а отец вашей дочери...
  - Он погиб.
  - Как?
  - Разбился на машине.
  - И давно?
  - Три года назад.
  - Вы бывали у Петра дома?
  - Несколько раз.
  - Возможно, вам придется проехать с нами на его квартиру, посмотреть, может быть, что-нибудь пропало.
  - Прямо сейчас?
  - Нет, можно завтра. Сможете? Или работаете?
  - Я работаю в парикмахерской, попрошу подменить.
  - Хорошо. Ну что ж, у нас больше нет вопросов. До свидания.
   Когда опера вышли на улицу, стало уже совсем темно. Рабочий день давно закончился, и в отдел можно было не ехать. Лахтин достал из кармана сигареты, прикурил и протянул пачку Молодцову. Тот тоже закурил.
  - Ну, и что ты обо всем этом думаешь, Слава?
  - Не знаю. Похоже действительно убийство. Еще мент этот...
  - Да-а-а... Тут еще копать и копать. Девку жалко. Если он ей вероятно помогал, то теперь... Видел как живет?
  - Да уж.
  - Я завтра прокачусь с ней на квартиру. И еще надо поднять дело из архива.
  - Сделаем.
  - Ну что, пошли?
  - Пошли.
   Опера медленно, хлюпая ногами в подтаявшем снеге, побрели в арку. Из окна на пятом этаже вслед им долго смотрела девушка в синем халате...
  
  ГЛАВА 3
   На следующий день после обеда в кабинете начальника РУВД состоялось совещание, на котором кроме самого Малыгина присутствовали Андреев, Молодцов и Лахтин.
  - Итак, товарищи офицеры, что удалось выяснить по Гусинскому?
  - Мы разыскали его подругу, которая показала, что за неделю до его смерти, к ней приходил некий сотрудник милиции, интересовавшийся самим Гусинским. Где работает, как живет и так далее, - начал Эдик, - Оказалось, несколько лет назад родители Гусинского умерли при загадочных обстоятельствах. Его заподозрили в убийстве, он попал под следствие, но на суде был отпущен.
  - Нужно поднять это дело, - сказал подполковник.
  - Этим сейчас как раз занимается Сорокин, - ответил Игорь.
  - Дальше.
  - Установить личность приходившего милиционера не представляется возможным. Девушка помнит только, что у него темные волосы и одет он был в коричневую замшевую куртку.
  - Так вы что, считаете, что это все-таки убийство?
  - Эксперт говорит, что у него за ушами имеются синячки, - сказал начальник "убойного" отдела, - Там находятся точки, при нажатии на которые, человек, как говорится, скоропостижно умирает.
  - Интересно. Это что как ниндзи что ли?
  - Почти что. Как спецназ.
  - Я сегодня с утра вместе с подружкой Гусинского был у него на квартире. Она говорит, что вроде бы ничего не пропало.
   В этот момент дверь кабинета открылась, и вошел Сорокин, держа в руках папку.
  - Разрешите, товарищ подполковник? - спросил он.
  - Проходи, садись.
   Саша опустился на стул.
  - Ну, что выяснил?
  - В девяносто третьем году в своей квартире на улице Металлургов были обнаружены тела двух пенсионеров - Гусинского Ивана Аркадьевича и Гусинской Инны Вадимовны. На обоих телах признаков насильственной смерти не обнаружено, но при вскрытии эксперт нашел следы яда. Первым попал под подозрение сын. У него с детства с родителями были плохие отношения, да и квартирка ему отошла.
  - Да, квартира действительно хорошая, трехкомнатная плюс обстановка, - подтвердил Молодцов.
  - Сынка сразу же взяли под стражу. Но на суде вдруг возник свидетель, который сказал, что сына в тот день вообще дома не было. Якобы они вместе были на даче у него. Свидетелем оказался лучший друг этого Петра. Ну, его и признали невиновным. Срок прошел, дело закрыли и сдали в архив.
  - Занятная история, - сказал Лахтин, когда Сорокин закончил.
  - Да уж, прямо сюжет детектива, - согласился с ним Андреев.
  - Значит так, - произнес Малыгин, - Похоже, действительно не все тут чисто. Поэтому, давайте разбирайтесь. Найдите этого приятеля и поговорите с ним. Может быть, он имеет нам что-нибудь сказать.
  - Хорошо товарищ подполковник, - ответил Андреев, - Найдем.
  - Так, что там у нас еще? - Малыгин посмотрел на оперативников, - Ах да, ты отчет написал?
  - Да, вот он, - Игорь протянул начальнику листок.
  - Очень хорошо. Да Молодцов, на твоей территории уже двенадцать грабежей. Что делать собираешься?
  - Не знаю.
  - Как не знаешь?
  - Где мне его искать-то? Потерпевшие вообще ничего толком сказать не могут, кроме того, что он хачик. Так они сейчас всю страну заполонили.
  - Ты Эдик учти, что у него нож, и рано или поздно он им кого-нибудь порежет.
  - А что я сделаю-то?
  - Не знаю! - воскликнул подполковник, - Но чтобы через три дня он был пойман. Понял?!
  - Понял.
  - Все. Свободны.
   Оперативники встали и покинули кабинет.
  - А что за грабежи-то? - спросил Саша, когда они двигались по коридору к своему кабинету.
  - Как всегда. Гоп-стоп. Какой-то чурка в вечернее время у всех на виду набрасывается на прохожих, машет ножиком и забирает бабки. Внаглую работает. Двенадцать случаев уже.
  - На тринадцатом и попадется. Число невезения.
  - Ага, помечтай!
  - Вот что, Слава, давай-ка поезжай к этому дружку. А то все равно больше пока делать нечего.
  - Ладно.
  
  
   Лахтин пешком поднялся на седьмой этаж. Лифт в доме не работал. На площадке располагалось всего по две квартиры. Слава посмотрел на номера и позвонил в левую. Дверь почти сразу открылась. На пороге стоял молодой парень в черной футболке. В руке у него было надкушенное яблоко.
  - Тебе чего? - спросил он у опера и смачно откусил от яблока.
  - Я из милиции. Мне бы Марата Кашинцева.
  - Его убили.
  - Как убили?! Когда?
  - Вчера вечером. В подъезде шею свернули, - парень хотел захлопнуть дверь, но Слава подставил ногу в проем.
  - А вы кем ему приходитесь?
  - Брат я его. Двоюродный.
   Слава убрал ногу, и дверь захлопнулась. "Странно все это, - подумал он, - Надо бы в местное отделение зайти, узнать, что к чему". И опер направился в местное отделение, благо располагалось оно в пяти минутах ходьбы.
   Возле отделения двое постовых вытаскивали из "уазика" алкаша. Тот абсолютно не держался на ногах и выкрикивал что-то нечленораздельное. "Вот она, суровая действительность будней патрульно-постовой службы", - усмехнулся Слава.
   Войдя в отделение, он показал охраннику сидящему на входе удостоверение, и прошествовал внутрь. В отличие от районного управления, в котором работал Лахтин, в территориальном было относительно тихо в коридоре, не было заявителей.
   За восемь месяцев службы в органах, в этом отделении он был лишь раз, так как оно находилось на территории соседнего района, и общаться с местными операми надобности не возникало, но при этом знал, где находится Уголовный розыск, и поэтому сразу пошел туда.
   Слава зашел в первый кабинет. Там за столом сидел опер и что-то писал.
  - Привет, старший лейтенант Лахтин, я из Ленинского РУВД, - Слава показал "ксиву" и пожал оперу руку.
  - Чем могу? - парень оторвался от писанины и откинулся на стуле.
  - У вас тут вчера парня пришили, в подъезде шею свернули. Не в курсе?
  - Тебе повезло, я лично выезжал, но материалы сразу "убойщики" из управления забрали. А что ты хотел?
  - Расскажи поподробнее, что там за ситуация.
  - Ну что, шею-то парню свернули, а из карманов ничего не забрали. Мотивы неясны. Так что, очередной "глухарь".
  - Понятно. Слушай, у меня просьба, выясни, к нему мент на днях не заходил?
  - А что такое?
  - Да понимаешь, на нашей земле тоже труп образовался, может, есть связь. Сделаешь?
  - Базара нет. Выясню. Если что, позвоню.
  - Ну, давай.
  - Давай.
   Слава вышел от опера и направился к выходу из отделения. В "аквариуме" распалялся все тот же алкаш. Дежурный пил чай. Помдеж читал газету. Охранник, надвинув кепку на глаза, мирно посапывал. Рабочая жизнь обычного территориального отделения милиции медленно текла по реке времени.
  
  
   Вернувшись в отдел, Слава сразу направился в кабинет оперов. Там сидела вся команда, даже вернувшийся из отгула Устинов.
  - Привет, - Лахтин пожал коллеге руку и сел на подоконник.
  - Ну что, поговорил с приятелем? - спросил Андреев.
  - Ага. Умер приятель. Вернее убили.
  - Ну-ка, ну-ка...
  - Вчера в подъезде шею свернули, но, - Слава поднял вверх указательный палец, - из карманов ничего не пропало. Схожий случай. Я зашел к местному оперу. Он говорит, пока зацепок нету. Я попросил его, чтоб он выяснил, не заходил ли к Кашинцеву мент.
  - Молодец, - похвалил его начальник "убойного".
  - Это, конечно, все очень интересно, но что дальше-то будем делать товарищи? - спросил Сорокин.
  - Не знаю.
   В этот момент дверь открылась, и в кабинет вошел подполковник Малыгин.
  - Дай-ка, - кивнул он на стул, на котором сидел Молодцов. Эдик встал и пересел на стол. Малыгин опустился на стул и тяжело вздохнул, - Вот что, мужики. Я только что с совещания в Главке. Узнал я там кое-что интересное, правда, не совсем радостное. Оказывается за последний месяц в соседнем районе совершено еще два убийства. В обоих случаях мотивы неизвестны. У убитых ничего не пропало. Оба трупа обнаружены в подъездах. Похоже, наш случай. В общем, я договорился с их начальником, сегодня к вам подъедет оперативник из их "убойного" отдела. Будете работать вместе. Возможно, скоро дела объединят в одно, и будет ставиться вопрос о создании группы. Ну а пока вам разгребать.
   Малыгин встал и молча вышел из кабинета. Воцарилась тишина. Каждый из оперов осмысливал услышанное.
  - Вот вам и ответ на вопрос, что делать дальше, - прервал молчание Игорь.
   Опера разошлись по кабинетам и занялись своими делами. Вернее не своими, а государственными - работа по материалам. Через два часа вся компания собралась в кабинете Андреева на перекур. В это время и появился опер из соседнего управления.
  - Хабаров Валера, - представился он и пожал операм руки. Те тоже представились. После нескольких дежурных фраз, насчет настроения и прочего, перешли к делам служебным.
  - Ну давай, Валер, рассказывай, что у вас там за покойнички.
  - Первый труп был найден примерно месяц назад. Парню в подъезде перерезали горло. "Глухарь", как всегда. Через неделю второй подарок. Мужика, опять же в подъезде, удавкой задавили. Та же история, никаких ниточек.
  - Да-а, занятно... - произнес Андреев.
  - А у вас что?
  - А у нас парню, кто-то на точки за ушами нажал, тот и скопытился. Мы выяснили, что сам он десять лет назад привлекался за убийство родителей, но был отпущен на суде, так как появился свидетель, который сделал ему алиби. Его лучший друг. А дружку вчера самому шейку свернули на вашей "земле". Кстати, к нашему клиенту за неделю до смерти наведывался какой-то мужик, представившийся ментом. А к вашим не приходил?
  - Не знаю, надо будет выяснить. Но могу сказать точно, оба тоже влетали, но отвертелись. Первый с подельниками налет на хату совершил, всю семью вырезали, суки. Подельники сели, а ему повезло. С доказательствами слабовато оказалось, а друзья его не выдали. Пионеры, мать их за ногу! А второй, пьяный докопался до какого-то парня и восемнадцать раз посадил его на перо. Но на суде, как водится, был отпущен за недоказанностью фактов. Видать были хорошие связи. Но все эти подвиги ребятки тоже давным-давно совершили.
  - Круто. Все красавцы, просто кровавые убийцы, а теперь их кто-то мочит, - сказал Молодцов.
   Неожиданно зазвонил телефон. Устинов снял трубку.
  - Да? Кого? Слава, тебя.
  - Лахтин. Да, узнал. Приходил? Ну, спасибо. Давай, - Слава положил трубку, - Мужики, не поверите! К Кашинцеву тоже мент заходил.
  - Опа! - Щелкнул пальцами Сорокин, - Вот это уже дело. Началась раскрутка.
  - Слушайте, мужики, я знаете, что подумал? - задумчиво сказал Хабаров, - Похоже, мы имеем дело с маньяком. А что если нам обратиться за помощью к судебным психиатрам. Пускай составят... этот... как его?.. А, психологический портрет убийцы! Во! А что вон в кино показывают, маньяков только так и ловят.
  - Так это же кино. Ты что действительно веришь в это? - усмехнулся Устинов.
  - Нет, конечно, но чем черт не шутит, попробовать-то можно. Может, что и выйдет.
  - Ну, давайте попробуем, - согласился Андреев, - Саня, съезди завтра к этим психологам.
  - Психиатрам.
  - Какая разница!
  - О"кей.
  - Да, Валер не забудь выяснить насчет мента. Приходил или нет?
  - Хорошо.
  - Слушай, а ты кем в вашем отделе?
  - Начальник "убойного".
  - А "убойный" у вас большой?
  - Да поменьше, чем у вас! Трое. Я, Толик Шумаков и пацан еще молодой, недавно к нам пришел, Серега Улыбин.
  - Понятно.
  - Ну ладно мужики, поехал я, дел много, - поднялся Хабаров.
   Когда он вышел, опера переглянулись.
  - Нормальный парень, - сказал Устинов.
  - Да, сработаемся.
  
  ГЛАВА 4
  Рабочий день в "убойном" отделе закончился. Все опера уже разошлись по домам. Последними уходили Молодцов и Лахтин.
  - Слав, как собираешься вечер проводить? Дома?
  - Не знаю, думаю, может сходить на фестиваль любительского кино в клубе "Весна".
  - Что за фестиваль?
  - Ну, я же говорю, любительского кино. Короче, очередная попойка для знаменитостей. А, так, посидеть на звезд поглазеть, пивка попить. В холле. В главный зал простых смертных, разумеется, не пустят.
  - Понятно.
  - А ты куда?
  - Да вот думаю, устроить себе маленькое любовное приключение. Давно я не отдыхал.
  - Ну, удачи тебе! - Лахтин пожал коллеге руку и вышел из кабинета.
   Молодцов подошел к окну, постоял, глядя вслед удаляющемуся Лахтину. Затем вернулся за стол, еще немного подумал и достал из кармана записную книжку. Нашел нужную страницу и поднял трубку телефона. "Звонить или нет? Вроде как-то неудобно, ни с того ни с сего". Все же решил позвонить.
   На том конце провода долго не отвечали, и Эдик уже хотел положить трубку, как вдруг послышался приятный женский голос:
  - Алло?
  - Лена, здравствуй, это ты? Это Эдик Молодцов из Уголовного розыска. Помнишь? Ты как сегодня? Не против куда-нибудь сходить? Например, на фестиваль любительского кино? К тебе? А это удобно? Хорошо, тогда я буду через час, - Эдик положил трубку и облегченно вздохнул.
   С Леной он познакомился во время предыдущего расследования. Она работала секретаршей в фирме, водители которой погибали один за другим. В прошлый раз он приехал побеседовать с директором фирмы, но его не было на месте и Эдику посчастливилось несколько минут побыть наедине с так понравившейся ему секретаршей1. С тех пор он ее не видел. Сперва не было времени, потом забыл о ней. А сейчас выдался свободный вечерок и Молодцов решил воспользоваться моментом.
   Эдик встал из за стола, надел куртку, посмотрел все ли в кабинете выключено и, погасив свет, вышел за дверь.
   Идти в гости с пустыми руками, тем более к девушке, было верхом неприличия, и Молодцов решил что-нибудь купить. Но что? Зайдя в магазин недалеко от отделения, он долго ходил вдоль витрин и, в конце концов, остановил свой выбор на красном вине и розочке. Сделав покупки, Эдик направился к выходу из магазина. Брать пакет он не стал, решив засунуть бутылку в карман, а цветок нести в руках. Но не успел.
   На крыльце к нему неожиданно подскочил парень кавказской наружности. Впрочем, это можно было разглядеть только с близкого расстояния, так как на улице уже было довольно темно. Парень выхватил из кармана нож и выставил перед собой.
  - Давай деньги! - сказал он с кавказским акцентом.
   Молодцов, опешив от происходящего, не нашел лучшего решения, кроме как закричать:
  - Брось нож, милиция!
   Парень резко махнул руками вниз, и Эдик выронил вино. Бутылка, со звоном приземлившись на кафельные ступени, разбилась. Грабитель, оправившись от шока, бросился наутек. Молодцов, сплюнув от досады (обидно, бутылка разбилась!), кинулся следом.
   Кавказец оказался неплохим спринтером. С ходу набрав скорость, он преодолел несколько метров по проспекту и скрылся во дворе. Эдик, не отставая, преследовал его.
   Быстрые ноги конечно хорошо, но и умную голову иметь тоже не помешает. Парень пересек двор по диагонали и сам себя загнал в тупик между гаражами. Обернувшись, он увидел в пяти метрах от себя Молодцова. Сдаваться грабитель не собирался и изо всех сил сжимал в руке нож. Эдик достал пистолет и передернул затвор.
  - Все! Ты мне вино разбил, козел! Я тебя за него сейчас без суда и следствия, понял! - дышать Молодцову было тяжело, - Но приговор может быть обжалован, если ты бросишь нож. Ну!
  Парень, немного подумав, решил не связываться с этим чокнутым ментом и бросил нож.
  - Вот и молодец, - Молодцов, сжимая в руке пистолет, подошел к грабителю и достал из кармана наручники. Защелкнул парню руки за спиной. Затем аккуратно, держа двумя пальцами, подобрал нож и положил грабителю в карман, - Пойдем.
  Опер и грабитель двинулись обратно к магазину. Только сейчас Молодцов заметил, что и цветок был где-то утерян. Эдик завел его в магазин и обратился к охраннику.
  - Командир, Уголовный розыск. Вот, грабителя поймал, вызови наших.
  Охранник кивнул и направился к служебным помещениям. Молодцов усадил грабителя на подоконник и сам сел рядом. "Надо же, да это ведь, похоже, тот самый грабитель, из-за которого Малыгин вставил ему пистон. Прав был Саня, насчет того, что на тринадцатом грабеже он и попадется. Черт, меня же Ленка ждет! Да еще ни вина, ни цветка нет. Ну ничего, взыщем с этого козла".
  Через три минуты возле магазина затормозил милицейский "уазик" и в зал вошли два знакомых милиционера.
  - О, Молодцов, ты?! Никак, поймал кого? И днем и ночью трудишься? Ну, молодец!
   Милиционеры подхватили кавказца под руки и вывели его из магазина. Следом за ними двигался Молодцов. Вся компания погрузилась в "уазик".
   Еще через пару минут машина остановилась возле родного отделения. Милиционеры и грабитель вылезли из "уазика" и скрылись за массивными дверьми РУВД.
  - Гриша, давай оформляй хлопца, - обратился Молодцов к дежурному.
  - А что случилось?
  - Помнишь, у нас по району серия грабежей прошла?
  - Ну.
  - А теперь вот этот гаврик на меня напал. С ножом, - Молодцов снял с кавказца свои наручники и усадил его на стул.
  - Так, ребятки быстренько понятых организуйте, - велел постовым дежурный. Те послушно отправились исполнять поручения, - Слушай Молодцов, а кто им заниматься будет?
  - Сорокин дежурит, вот пусть он и занимается. Где он?
  - Домой пока поехал. Сказал, если что, звони.
  - Вот и звони.
  - Да как-то... Повод несерьезный.
  - Ну, тогда закрой его пока, а утром разберемся. Он с ножом, значит, до утра можно без всяких заморочек его оформить.
  - Хорошо.
  - Кстати, пока понятых нет, он мне деньги должен вернуть.
  - Какие деньги?
  - Да я из-за него вино разбил и цветок потерял.
  - На свидание что ли собрался? - ухмыльнулся Гриша.
  - Ага. Так что извини дружок, я у тебя свое конфискую, - Молодцов похлопал парня по карманам, достал деньги и отсчитал сумму, потраченную на вино и розу. Остальное вернул на место, - Ну все Гриша, я побежал.
  - Давай.
  Молодцов вышел из отделения и вновь направился к магазину.
  
  
  Лахтин сидел на кожаном диване в вестибюле клуба "Весна". Вообще клуб был симпатичным. Зайдя в него, человек сразу оказывался в просторном зале. Слева от входа располагалась раздевалка. За ней туалет. Прямо по курсу был вход в непосредственно клуб - огромный зал со столиками, эстрадой и танцплощадкой. В дальнем углу первого зала находился великолепный бар, для тех, кто не прошел внутрь. По обеим сторонам от дверей стояли большие кожаные диваны.
  Сегодня в клубе проходил фестиваль любительского кино. Сюда съезжались звезды кино и телевидения, а также певцы и прочие люди высшего света. Все они, оставив вещи в раздевалке, сразу же двигались в помещение главного зала.
   На диванах сидели обычные люди, изъявившие желание посмотреть на парад звезд. Конечно, если ты не был знаметитостью, билет для входа в зал можно было купить, но ни у каждого найдутся такие деньги. Вот среди них и сидел Лахтин.
   Возле входа в ресторацию разгорался какой-то скандал. Охранник не пускал в зал мужчину купившего билет, потому что у него не было галстука. Это звезды могли быть одеты во что угодно, а остальные извольте, будьте любезны, соответствовать нормам.
   Мужик спорил с охранником и тыкал ему в лицо билет, но тот только отмахивался, отстранял его в сторону и пропускал остальных.
   В это время в клуб вошел известный телеведущий Александр Бердан в сопровождении молодой актрисы Марины Николаевой. Скажу вам по секрету, Лахтину безумно нравилась Николаева. Но не как актриса, а как женщина, и он очень многое отдал бы за то чтобы с ней познакомиться. Бердан же напротив вызывал у Славы только негативные чувства, и сейчас увидев их вместе, его переполняло желание съездить ему по морде, и как показывают в кино, удалиться вместе с красивой девушкой, то есть с Мариной.
   Парочка подошла ко входу в зал. Там охранник так и не пропускал незадачливого мужчину.
  - В чем дело? - задал вопрос охраннику Бердан.
  - Да вот, без галстука. Не положено. Да вы не волнуйтесь, проходите, - невозмутимо ответил тот.
  - Пусть он пройдет, - твердо произнес ведущий.
  - Не положено. Все, не мешайте, проходите.
  - Я сказал: пусть он пройдет! - повторил Бердан.
  - А я сказал: проходи! - те.
  - А я сказал: пусть он пройдет!!! - взорвался Бердан и схватил охранника за грудки. Смешно. Щупленький ведущий в очках и широкоплечий амбал охранник.
  - Да пошел ты! - охранник положил свою мощную ладонь на лицо оппонента и с силой толкнул того. Хиляк-ведущий, как и ожидалось, разжал ладони и грохнулся на пол. Очки при этом слетели с его лица. Да, кстати, Марина все это время стояла рядом и невозмутимо наблюдала за происходящим.
   Бердан вскочил и вновь бросился на охранника, но какой-то паренек схватил его за рукав, развернул к себе и, провернув великолепную подсечку, заломил ведущему руку назад. Прямо как в песне - "коленками назад".
   После этого парень наручниками пристегнул левую руку Бердана к перилам лестницы ведущей на второй этаж, в служебные помещения. Люди вокруг, что-то кричали по поводу беспредела.
  - Спокойно, товарищи, Школа милиции, - парень махнул красной книжецей.
   Слава с интересом наблюдал за происходящими событиями. Марина по-прежнему стояла в сторонке и молчала. "Школа милиции" выпрямился и подошел к охраннику.
  - Пропусти, товарища, - сказал он и кивнул на мужичка без галстука.
  - Не положено.
  - Ты что не понял, он пройдет, - парень надвинулся на охранника.
  - Тебе чего, тоже в морду захотелось?!
  - Тебе.
  - Что?! - охранник замахнулся на парня, но тот ловко увернулся, перехватил его руку, а другой вмазал по уху. Охранник закричал от боли и согнулся в поясе.
   В это время на помощь коллеге выскочил второй охранник, вылитый первый. В принципе все охранники похожи. Одно слово, "быки". Он двинулся прямо на "Школу милиции". Этого Лахтин стерпеть уже не смог. Совсем бандюганы оборзели, бьют не стесняясь. Этого Слава не любил. Тем более нападать видимо на курсанта Школы милиции. Полный бардак в стране.
   Слава вскочил с дивана и возник прямо перед охранником.
  - Не суйся, урод, - сказал он, глядя прямо в глаза "быку".
  - Кто урод?! - охранник толкнул Лахтина.
  - Ну, ты, полегче! - Слава схватил его за отворот пиджака и резко дернул на себя, при этом навстречу животу "бычка" направил свой кулак. Как слону дробина. Охранник даже не изменился в лице.
  Лахтин отступил назад и, подпрыгнув, двинул охраннику ногой по морде. Вот это уже лучше. Тот схватился за нос и улетел в сторону.
  Очухался первый бычок и двинулся на курсанта. Тот не стал долго думать, и саданул противнику прямо между ног. Полный нокаут!
  На помощь коллегам спешил третий охранник. Еще один близнец. Тот скатился с лестницы, дернулся к месту разборки и... был остановлен Славиным ударом ноги в грудь, и вдогонку дублирующий поперек живота. Все!
  Народ вокруг стоял молча. Не каждый день увидишь, как сперва избивают известного ведущего, а затем два худеньких паренька раскидывают троих дюжих охранников. Слава оглядел "поле боя". Трое на полу безуспешно пытаются встать, еще один пристегнутый к лестнице кричит и дергается.
  - Проходи, мужик, не бойся, - велел Лахтин мужичку без галстука и кивнул на вход в ресторацию. Тот тоже кивнул и поспешно скрылся внутри.
  Курсант подошел к Бердану и отцепил его от перил. Слава тут же оказался рядом, и они вдвоем застегнули на ведущем наручники и под общий гвалт вывели из зала.
  Слава не сомневался, милицию никто вызывать не будет. Руководство клуба никогда не позволит испортить настроение отдыхающим, тем более такого высокого ранга.
  Вдвоем они затащили Бердана в соседний двор и усадили на землю.
  - Значит так, - начал Лахтин, - Не дай тебе Бог, сейчас снова пойти в клуб. Я тебя лично урою. Понял?
  - Да я вас! - кричал Бердан и пытался встать.
  - А я могилку твою присыплю. Усек? - добавил курсант.
   Слава несильно хлопнул Бердана по щеке. Этого хватило, чтобы он больше не рыпался. Слава ухмыльнулся. Как же приятно видеть поверженным своего врага. Хоть и заочного. Курсант снял с него наручники и спрятал их в карман.
  - Отдыхай!
   Парни двинулись к выходу со двора.
  - Ты че, правда, курсант? - спросил Лахтин.
  - Да.
  - А звать как?
  - Максим. Можно просто Макс. А ты-то чего полез?
  - Не люблю, когда наших бьют.
  - В смысле?
  - Старший лейтенант Лахтин, Уголовный розыск, - Слава показал удостоверение.
  - Младший лейтенант Пылаев, - Максим вытянулся по струнке и отдал честь.
  - Да ладно, Макс, чего ты?! Ты не пацан, я не генерал. Меня Славой зовут, - Лахтин пожал Максиму руку.
  - А ты что там делал?
  - Где?
  - Ну, в клубе?
  - А, звезд смотрел.
  - Я тоже.
  - А на фиг ты на этого козла полез?
  - Да ну его! Действительно козел. Бесит он меня.
  - И меня. Слушай, может, пойдем, там, в баре посидим?
  - А как же охранники?
  - Да пошли они! Если надо, я их там всех раком поставлю!
  - Ну, пошли.
   Опер и курсант вернулись в вестибюль клуба. Народ, увидев их, начал перешептываться. Охранников на месте не было. Ребята прошли в бар и сели у стойки.
  - Ну, что будем? - спросил Пылаев.
  - Может беленькой? Чуть-чуть.
  - Ну если чуть-чуть... А то мне завтра на занятия.
  - А ты на каком курсе?
  - На пятом.
  - О, как! Заканчиваешь, значит?
  - Ага!
  - Два по сто, - обратился Слава к подошедшему бармену, - И сок.
  - Хорошо.
  - Слушай, а давай после окончания к нам в отдел? - сказал Лахтин Пылаеву.
  - В какой?
  - В "убойный".
  - Круто! Я в принципе туда и собирался.
  - Ну и порядок! Я восемь месяцев назад сам курсантом был... - вспомнил прошлое Слава.
   Бармен подал водку и сок. Ребята выпили. В баре они просидели около часа, затем пошли бродить по ночному городу. Задушевным беседам не было конца. Лахтин рассказывал байки из ментовской жизни, Пылаев из курсантской. О событии в вестибюле клуба уже никто не вспоминал. Интересно, куда потом пошел Бердан?
  
  
   Молодцов и Лена сидели на диване в ее квартире, и пили вино. На столике перед ними возвышалась бутылка, в вазочке лежали фрукты. Эдик ел сосиски.
  - Слушай, а почему ты задержался? - спросила его девушка.
  - Ха, не поверишь! Я уже шел к тебе, как на меня напал какой-то отморозок с ножом, и мне пришлось тащить его в отдел.
  - Шутишь?
  - Правда!
  - Я думала, такое только в кино бывает.
  - Жизнь покруче всякого кино будет. Вот не убивали бы водителей в вашей фирме, мы бы с тобой никогда не встретились. А так... Судьба.
  - Ты прав.
  Молодцов доел сосиски и отодвинул тарелку. Молодые люди взяли в руки бокалы с вином и повернулись друг к другу. Эдик смотрел девушке прямо в глаза, и в душе у него кувыркалась какая-то волна. Он почувствовал, как краснеет. Слава Богу, что Лена этого не видит. В комнате горело лишь настенное бра.
   Весь вечер парень и девушка болтали о всякой ерунде, смеялись и пили вино. Эдик хотел задать один вопрос и, наконец, решился.
  - Лен, ответь мне... только честно!.. У тебя с Гордеевым было что-нибудь? - смущаясь, спросил он.
   Гордеев был директором той самой злополучной фирмы, а по совместительству бывшим одноклассником Андреева.
  - А почему ты задал этот вопрос? А-а-а! Понимаю! У тебя стереотипное представление о том, что если директор мужчина, и у него есть секретарша, то между ними обязательно должно что-то быть? Я тебя огорчу. Ничего у меня с ним не было. И не могло быть. А вот с тобой...
   Лена поставила бокал на стол, обняла Эдика за шею, и, клонясь назад, потянула его за собой. Молодцов едва успел поставить свой бокал и полностью доверился девушке.
   Ночь обещала быть длинной...
  
  ГЛАВА 5
  - Ну вот, конфисковал я у него деньги за вино и цветок и отправился дальше, - Молодцов закончил рассказывать коллегам историю вечернего нападения.
  - Ты его уже колол? - спросил Андреев.
  - Да, прямо с утра. Уже и опознание провести успел. Правда, пока одно. Но уверен, что и другие потерпевшие его опознают.
  - Ну и как он? Колонулся?
  - Ага. Оказывается, он к нам в город месяц назад приехал, и на следующий же день его точно так же опустили. На улице нож к горлу приставили и все бабки забрали. Ну, он и решил, подобным образом зарабатывать. Так сказать устроился на работу. К самому себе.
  - Ну, ничего, теперь он нескоро волю увидит. Да и ты двенадцать грабежей раскрыл.
  - Кстати, что я говорил, насчет того, что он на тринадцатом и попадется?! А? - спросил Сорокин, - Эдик с тебя пузырь. На всех.
   Эдик в ответ кивнул головой.
  - А как любовь? Удалась? - спросил Слава.
  - Вот так! - Эдик показал поднятый вверх большой палец.
  - Ну, молодец, все успел! Дай пять! - Лахтин хлопнул Молодцову по подставленной ладони.
  - Что за любовь? Ну-ка, ну-ка! - ехидно улыбаясь, спросил Леша.
  - Да отвянь! Не было ничего! - смеясь, отмахнулся Эдик.
  - Да ладно! Мы же только рады, что работаем вместе с тобой. Орел!
  Дверь распахнулась, и вошел Хабаров.
  - Здорово, мужики! - он присел на диван, - Сидите? Это хорошо! Хоть не упадете.
  - Не томи. Рассказывай, что стряслось? - сказал Игорь.
  - Короче. Вчера вечером в подъезде собственного дома убит сержант милиции, сотрудник ГИББД Выхухолев. Причем убит из своего же табельного пистолета. И еще. Ни сам пистолет, ни бумажник с деньгами не пропали. Врубаетесь?
  - Наша серия!.. - медленно произнес Устинов.
  - Она самая! Родненькая!
  - Интересно, а он-то чем помешал нашему убийце? - задумчиво произнес Сорокин.
  - А может, он ждал там кого-то, а с гаишником встретился случайно? Ну и пришлось ему его... - предположил Устинов.
  - Может... Вот что Валер, нужно срочно выяснить, нет ли в этом подъезде кого-либо кто когда-либо привлекался, но соскочил, - сказал Игорь.
  - Думаешь, ты самый умный? - усмехнулся Хабаров, - Уже выяснил. Нет таких.
  - Ну, тогда я ничего не понимаю.
  - Будем работать. Да-а, кстати, я узнал, что вы просили. Ко всем нашим покойничкам за неделю до смерти приходил мент.
  - Вот это уже система, - произнес Сорокин.
  - Этот мент прямо предвестник смерти какой-то! - усмехнулся Лахтин.
  - Да уж!
  
  
  Андреев, Устинов, Молодцов и Лахтин сидели в кабинете начальника. Сам он еще не подошел.
  - Сейчас, наверное, хвалить будет, - мечтательно закатил глаза Эдик.
  - Ну-ну! - усмехнулся Игорь, - Похвалит, а потом наорет. Так всегда бывает.
  - А вот этого не хотелось бы.
   Наконец в кабинет зашел Малыгин.
  - Уже здесь? Хорошо, - Николай Александрович сел на свое место, - Ну что могу сказать? Молодец, Эдик! Можешь ведь, если хочешь! Почему бы ни проявить инициативу? Нет, надо вас все время подталкивать. Грабежи один за одним, а они сидят. А так наорешь на вас, и результат налицо!
   Для тех, кто не понял поясню, что все вышесказанное относилось к задержанию кавказца.
  - А теперь ответьте мне на такой вопрос - кто это? - подполковник взял со стола газету и развернул ее, - Вот сегодня по пути на работу купил. А на первой странице сюрприз. Вот, читаю. Заголовок "Милиция на страже своего отдыха". Дальше. "Всем известно, что вчера в нашем городе в клубе "Весна" прошел фестиваль любительского кино. На церемонию празднования были приглашены многие звезды кино и эстрады. Для желающих побыть в компании звезд продавались билеты для входа в клуб, которые впрочем, были распроданы задолго до фестиваля. Однако праздник был омрачен неприятным инцидентом, который произошел у входа в главный зал клуба, в котором и проводился фестиваль. Для людей, не имеющих отношения к знаменитостям, вход был только в официальной одежде, то есть мужчины должны были быть в костюмах и при галстуке. Но один из посетителей не удосужился надеть галстук, и не был пропущен в главный зал. За мужчину заступился известный телеведущий Александр Бердан, но охранник был неумолим и более того ударил ведущего. Естественно, Александр был разгневан и бросился на охранника, но тут же был избит неким молодым человеком, представившимся курсантом Школы милиции. Дальше произошло самое ужасное. Этот молодой человек приказал охраннику пропустить мужчину, на что получил отказ. Тогда курсант избил охранника. На помощь коллеге поспешили еще двое охранников клуба, но неожиданно перед ними возник еще один парень, и оба дюжих охранника мгновенно оказались на полу. После этого парни надели на Бердана наручники и вывели его из зала. Но через несколько минут они вновь появились в клубе, правда, уже без телеведущего. Молодые люди прошли в бар, где до поздней ночи распивали спиртные напитки. Больше курьезов на фестивале не происходило, но праздник все равно уже был испорчен. К слову сказать, тот самый мужчина с легкой руки тех курсантов, все-таки прошел в клуб. Хочется задать вопрос руководству городу: если подобным образом ведут себя курсанты Школы милиции, то, что же будет, когда они станут сотрудниками милиции? Но, увы, ответа на этот вопрос я думаю, мы так никогда и не получим...". А теперь скажи мне Слава, уж не ты ли это? - Малыгин ткнул пальцем в фотографию.
  В центре статьи располагалась фотография, на которой Лахтин и Пылаев дрались с охранниками. Чуть ниже было еще одно фото. На нем те же лица пили водку. Да-а-а, вот так сюрприз...
  - Что молчишь Слава?
  - Я, - нехотя ответил Лахтин.
  - Ну и как ты это объяснишь?
  - Да этот козел сам нарвался!
  - Какой козел?!
  - Ну, Бердан этот.
  - И что?
  - Я вмешался
  - А парень этот кто?
  - Не знаю, я не спросил.
  - Очень хорошо! Водку он с ним пил, а как зовут, не спросил! И это офицер милиции!
  - Виноват.
  - Хорошо, что ты это понимаешь, - Малыгин сбавил пыл, - Теперь о главном. Слышали уже, что гаишника убили?
  - Да, - ответил Андреев.
  - Ну и что вы по этому поводу думаете?
  - Похоже, это нашего убийцы работа.
  - Похоже. А где кстати Сорокин?
  - А он как раз поехал к психиатрам?
  - Каким еще психиатрам?
  - Хабаров, оперативник с которым мы сейчас работаем по убийствам, предложил обратиться к судебным психиатрам, чтобы они составили психологический портрет убийцы.
  - Хм, интересно. Ну ладно, раз у вас есть идеи, значит, работа движется.
  
  ГЛАВА 6
   Он стоял в темном подъезде, ожидая очередную жертву. Скоро она, вернее он должен подойти. Сколько там осталось? Минут пять? Скорее всего. Ладно, подождем. Нам спешить некуда. Тем более что эту суку надо дождаться по любому. Он должен умереть сегодня. Такие твари как он, не имеют права на жизнь. Приговор вынесен, осталось привести его в исполнение.
   Пока есть время можно немного пофилософствовать. Кто я? Убийца? Нет. Я, палач. Хотя палач тоже убийца, но это его работа. А я где-то между палачом и убийцей. Благородный мститель! Нет, я не оправдываю себя, только потому, что не считаю себя виновным. Эти ублюдки, когда шли на убийства, сами себе подписывали смертные приговоры. Пусть и с отсрочкой. Но награда всегда найдет героя, так же как смерть всегда найдет антигероя. Я так же не делаю из себя ангела. То чем я сейчас занимаюсь, это тоже преступление. Но преступление во имя закона. Во имя светлой памяти погибшим. Нельзя чтобы человек после своей смерти не был отмщен. Поэтому я мщу.
   Все, хватит разглагольствовать, пора готовиться. Хотя я в принципе готов. Тогда стой и жди.
   Открылась подъездная дверь, и в освещенном лампочкой пятачке показался человек. Это был он! Все, пора действовать.
   Человек поднялся на несколько ступеней. Палач выскочил из под лестницы, мгновенно и бесшумно преодолел расстояние до парня.
  - Эй!
   Парень обернулся и в ту же секунду получил мощный удар ножом в сердце.
  - Смерть нашла тебя, - палач выдернул нож из рухнувшего на ступени тела, вытер его об куртку жертвы, сунул во внутренний карман своей куртки, и не спеша, вышел из подъезда.
   Спокойной походкой он вышел со двора и двинулся вдоль по проспекту. Все, можно расслабиться. Это было предпоследнее дело. Остался лишь еще один подонок, который должен заплатить за все, что сделал. Когда это произойдет, все будет кончено.
  - Мужик, погоди! - раздалось из-за спины.
   Палач обернулся. Перед ним стояли двое в форме. Простые постовые. Приключений ищут на свою задницу.
  - В чем дело?
  - Документы предъяви! - нагло потребовал один.
  - Документы дома. С собой не ношу, - спокойно ответил палач.
  - Почему?
  - Зачем?
  - А чего такой наглый-то, а? - спросил все тот же мент, подошел вплотную и похлопал по карманам, - Ну-ка стой спокойно! У него нож!
   Суки! Палач саданул молчавшему постовому локтем в солнечное сплетение, отпихнул второго и бросился бежать.
  - Стой, бл...ь!
   "И чего же им не живется-то, а? Шли бы да шли себе. Не-ет, привязались! И что теперь делать?" Палач убегал, сзади слышался топот ног. Обогнул дом, дальше по прямой. Налево! Черт! Назад! Поздно!
   Он оказался зажат между торцами двух домов и соединяющей их кирпичной стеной. Теоретически перемахнуть через нее было возможно, но сзади уже подбегал постовой. В его присутствии перелезть невозможно. Назад уже не дернешься. Палач достал нож. "Прости Господи, поверь, я не хотел этого!"
   В двух шагах перед ним резко остановился наглый постовой. Палач взглянул в его холодные, злые глаза. "Наверняка, он обирал пьяных и вообще был сукой по жизни", - пронеслось в голове у палача. Как бы там ни было, выхода не было. Он в последний раз посмотрел в глаза постового и крепче сжал рукоять ножа.
  
  
   Оперативники сидели за столами. Молодцов читал ОПД, а Лахтин чистил пистолет. Скоро домой, можно расслабиться.
   Дверь с треском распахнулась, и в кабинет влетел Андреев.
  - Все мужики, приехали! Сливайте воду!
  - Чего?
  - У нас два трупа, один из них мент, постовой. Про второго не знаю. Все, давайте бегом, мы в машине, - Игорь выскочил из кабинета.
   Эдик захлопнул ОПД, кинул его в стол, схватил с вешалки куртку и выскочил за дверь. Слава быстро собрал "макаров", сунул его в наплечную кобуру, взял куртку, погасил свет и, закрыв кабинет, поспешил за коллегой. Началось! Что у нас за район такой, как только собираешься домой, сразу убийство.
   Опера запрыгнули в "уазик", где кроме водителя Семеныча и Андреева сидели Сорокин и Устинов.
  - Трогай! - скомандовал начальник "убойного" отдела.
   Через десять минут "уазик" прибыл на место преступления. Опера выпрыгнули из машины и направились к толпе. Эксперты и следователь прибыли раньше. Бывает.
   В центре лежал милиционер. На груди по серой форме растеклась кровь. Руки были раскинуты в стороны. Вокруг было полно зевак из числа интересующихся.
   К операм подошел следователь.
  - Мужики, побеседуйте пока с его напарником, вон он сидит.
  - Че случилось-то? - спросил Сорокин.
  - Да я пока сам не знаю. Вроде как они задержать кого-то пытались, но не смогли. Вот результат.
  - Ствол-то на месте?
  - На месте.
   Сорокин и Устинов подошли к сидевшему на корточках постовому.
  - Капитан Сорокин, - показал удостоверение Саша, - Давай рассказывай.
  - Ну, чего? Мы с Вадькой шли по маршруту. Смотрим мужик. Решили проверить. Подходим, спросили документы. Он нервный какой-то, говорит, нет документов. Вадька его обшмонать решил. А у него нож. Он мне под дых, Вадьку толкнул. Сам бежать. Вадька за ним... В общем пока я оклемался, кинулся их искать... Нашел. Вадька еще живой был...
  - Он что-нибудь сказал?
  - Нет. Только одно - "Ушел".
  - Что сказал? - переспросил Устинов.
  - Ушел, сказал.
  - Понятно, - опера отошли от постового.
  - Погоди, - неожиданно встрепенулся Леша и вернулся к милиционеру, - Слышь, как он выглядел?
  - Кто?
  - Ну, мужик этот?
  - Куртка на нем коричневая была.
   Еще одно очко не в нашу пользу. Похоже, все последние убийства в районе совершаются только этим типом в коричневой куртке.
  - А где второй-то труп? - спросил у следователя Андреев.
  - Вон спроси у сержанта, он вас проведет, здесь недалеко.
   Через три минуты оперативники стояли в подъезде, где было совершено второе убийство. Здесь тоже работала группа. Ситуация была уже знакомой. Труп на лестнице, ножевая рана в сердце, деньги, часы и прочее не похищено.
  - Леша, срочно пробей его по нашей. Привлекался ли он где?
  - Хорошо.
  - Видимо убийца замочил здесь этого, потом уходил, но нарвался на постовых, - предположил Эдик.
  - Видимо, - согласился Слава.
   В подъезд вошел Хабаров и подошел к операм.
  - О, а ты как здесь?!
  - Узнал, подъехал.
  - Пошли выйдем на улицу, а то тут тесно становится.
  - Давай.
   Шестеро оперов высыпали на крыльцо.
  - Какие будут идеи господа сыщики? - спросил Игорь, закуривая сигарету.
  - Это он.
  - Ну, в этом никто не сомневался. Я имею в виду, кто-нибудь знает, что делать?
   Никто не ответил.
  - Кстати, мужики, я тут выяснил одну интересную подробность, - неожиданно произнес Валера, - Помните у меня на "земле" гаишника завалили.
  - Ну.
  - Оказывается, где-то за неделю до смерти на него поступила заява, что он изнасиловал какую-то бабу.
  - Да ну?!
  - Заявление куда-то забросили, посчитали, что фигня это все, а сейчас вот всплыло.
  - Адрес бабы?
  - Адреса нет, но попробую узнать.
  - Отлично! Кстати, Саня, тебе эти психиатры звонили, просили подъехать.
  - Надо утром съездить, может, что умное подскажут.
  - Ладно, а сейчас давайте по домам.
  
  ГЛАВА 7
   Сорокин сидел в кабинете судебного психиатра. Сам врач сидел напротив него. Больше в кабинете никого не было.
  - Мы с коллегами изучили ту информацию, которую вы нам предоставили, и теперь я могу высказать наше заключение, - начал психиатр, - С полной уверенностью могу вам сказать - это не маньяк. Убийца - человек абсолютно здравомыслящий, и своими убийствами он чего-то добивается.
  - Почему вы так решили?
  - Понимаете, маньяки - люди с нарушенной психикой, и убивая они удовлетворяют свои душевные потребности. При этом они выбирают какой-то определенный способ убийства, например, душат или режут ножом. Они всегда придерживаются только этого способа. В данном же случае, убийца в каждом случае использует разные варианты.
  - Скажите, а может быть, что все эти убийства совершили разные люди?
  - Исключено. Все убийства - дело рук одного человека. Но он убивает не любого встречного, как это делают маньяки, а имеет определенную цель. Возможно, у него есть какие-то счеты со всеми этими убитыми людьми.
  - А есть какие-то приметы, по которым его можно вычислить?
  - Таких примет нет. Но мы также сделали еще один вывод: возможно убийца имеет какое-то притяжение к правоохранительной системе. Или когда-то работал в милиции или сейчас работает. Первое скорее. Но замечу, мы не можем утверждать верность этого предположения.
  - Какова доля верности?
  - Примерно процентов семьдесят-семьдесят пять.
  - Это много. А по какой причине вы предположили, что он может иметь связь с органами?
  - Видите ли, по предоставленной вами информации все погибшие когда-то имели проблемы с законом, но избежали наказания. Сам по себе напрашивается вопрос, кто может выносить им смертные приговоры? Конечно же, человек, который знает об их грехах и жаждет мести. А таких людей немного - это те, кто вели их дела или слышали о них.
  
  
  - Говоришь, мент их может убивать. Хм, интересно... - Андреев расхаживал по кабинету, - Как же мы сразу не доперли. Ведь это же элементарно. Кто хотел их посадить, но не смог, тот и убивает. Леша, выясни, кто вел дела всех этих хлопчиков. Время пошло!
   Устинов вышел из кабинета.
  - Ты уверен, что все так и обстоит? Я лично нет, - сказал Саша, - Это всего лишь поверхностная версия. На самом деле может быть все гораздо иначе.
  - Не знаю, Сань, я ни в чем не уверен. Но проверить стоит. Все равно что-то надо делать.
  - Надо.
  - Ну, вот ты, что предлагаешь?
   Сорокин пожал плечами.
   Через два часа Устинов, посетив архив, вернулся в отделение. Остальные опера разошедшиеся по своим делам, вновь собрались в кабинете. Подъехал Хабаров. Леша зашел в кабинет, бросил куртку на спинку дивана, плюхнулся на стул у окна и отпил воды из графина. Остальные с выжиданием смотрели на него.
  - Ну? - не выдержал Молодцов.
  - Нам повезло, господа. Кажется мы на верном пути.
  - Короче!
  - А короче так. Все дела вел один опер. Некто Хрулев.
  - Кто?! - удивился Андреев.
  - Хрулев. А что? Знаком?
  - Да мы же с ним в одном отделе начинали. Он вроде уже уволился.
  - Мог он убить? - спросил Сорокин.
  - А ты?
  - Мог.
  - Ну, вот и он мог. Все мы можем.
  - Ну да к что, может, выдернем его и потолкуем? - предложил Эдик.
  - Нет, мужики, лучше я сам к нему съезжу.
  - А разница?
  - Так лучше.
  - Кстати, тот парень, которого последним убили, ну когда еще постового-то, тоже влетал. За грабеж и убийство. На старика какого-то напал с приятелями, - сказал Хабаров.
  - Мне одно неясно, каким боком в этой истории тот гаишник? Ну, которого из своего же ствола, - спросил Устинов.
  - Это пока неизвестно. Да, Валер ты адресок-то той девахи, которую гаишник изнасиловал, выяснил?
  - Да. И телефончик тоже.
  - Ну да к звони, - Слава поставил перед Хабаровым телефон.
   Валера достал из внутреннего кармана записную книжку, нашел нужную страницу и набрал номер.
  - Алло, здравствуйте, Вику можно к телефону? Нет. А когда будет? Завтра? Хорошо. До свидания, - Хабаров положил трубку и повернулся к коллегам, - Нет ее, в командировке. Приезжает ночью.
  - Понятно, тогда с утра надо навестить.
  
  
   Игорь ждал Хрулева в парке недалеко от дома последнего. Час назад он договорился с ним по телефону о встрече. И вот он здесь. Бывший коллега еще не подошел. В этот вечер Андреев дежурил и поэтому служебный "уазик" вместе с Семенычем был поблизости.
  - Здорово, - неожиданно раздалось сзади.
   Андреев обернулся и увидел у себя за спиной Хрулева. Да, так и есть, коричневая куртка, темные волосы. Хм, подготовился, осмотрелся и только потом подошел.
  - Привет, - Игорь пожал протянутую руку, - Присаживайся.
   Андрей опустился на скамейку рядом с опером.
  - Как жизнь? - первым задал вопрос Игорь.
  - Нормально.
  - Куда прибился-то?
  - Да, водителем в фирму к одной сволочи. Добрынин, знаешь такого?
  - Еще бы!
   Виктор Добрынин был прибандиченным бизнесменом, а вернее бандитом со своим бизнесом. В милицию за всю свою жизнь ни разу не влетал, но, тем не менее, всем был известен именно как преступный авторитет. Хотя фактически он являлся президентом одного крупного холдинга.
  - А как ты к нему попал-то? Ты ж всегда ненавидел таких козлов?
  - Жизнь заставила. После того как из органов ушел, почти полгода без работы болтался. Потом повезло, пристроился в фирму водителем. Ну а когда узнал, что главный там этот Добрынин, обратного пути уже не было. Все равно больше никуда не брали, а жить-то не на что.
  - Понятно.
  - А ты где? Все там же, в ментуре?
  - Да, только теперь в "убойном". Догадываешься, зачем я тебя вызвал?
  - Нет...
  - Андрей, я пришел один и не собираюсь тебя задерживать, я просто хочу знать, зачем ты это делаешь?
  - Что?
  - Ты понимаешь, о чем я.
  - Я знал, что если меня когда-нибудь какой-то мент и вычислит, то этим ментом будешь ты. Другой бы не догадался.
  - Да к зачем ты их убиваешь?
  - Все они когда-то давно совершили страшные убийства, но соскочили. Ты такой же опер, как и я, и должен понять, такие твари не имеют права жить. За все, что они совершили, они должны расплачиваться.
  - Ты знаешь, в душе и я сам, и я думаю, что и все мои нынешние коллеги поддерживают тебя, но всему должен быть предел. Тот постовой, это ты его?
  - Да.
  - За что?
  - Я не хотел, но иначе мне было не уйти. Поверь, я до сих пор раскаиваюсь за этот поступок, но у меня не было выбора.
  - А Кашинцев?
  - Из-за этого подонка в свое время не сел Гусинский. Он сделал ему алиби, а за это получил хороший кусок. Такое тоже нельзя прощать. Такие как он, мешают честным ментам делать свою работу.
  - Ну а гаишника тоже ты?
  - Да. Он изнасиловал мою бывшую одноклассницу, она подала заявление, но никто на него не отреагировал. Мы случайно с ней встретились, она, зная, что я бывший мент, попросила меня помочь с заявлением. Я же решил сам вынести ему приговор.
  - Скажи, ты не думал, что ты мог ошибаться? Вдруг кто-то из этих людей не был причастен к тем убийствам?
  - Нет, я был точно в этом уверен. Я же убивал только тех, в ком был уверен на сто процентов.
  - А зачем ты приходил к родственникам жертв под видом мента?
  - Во-первых, чтобы выяснить о них побольше, ну и, во-вторых, чтобы эти гады почувствовали страх, чтоб знали, что возмездие настанет.
  - Хорошо, теперь я узнал все что хотел. Знаешь, Андрей, я не буду тебя задерживать, и никогда тебя не сдам, не потому, что ты мой друг, а потому что в чем-то я с тобой согласен. Зло должно быть наказуемо. Только у меня к тебе есть одна просьба - не убивай больше никого. Хватит, остановись. Пойми, добром это не кончится. Рано или поздно ты попадешься. Это маньяков ловят годами, а нормальных людей быстро берут.
  - Я больше не буду убивать, но только когда закончу свое дело. Остался еще один человек, который должен умереть. И он обязательно умрет.
   Игорь не нашел, что ответить. Он знал, спорить с Андреем бесполезно. Если он что-то решил, его уже не остановить.
  - Знаешь, я не жалею о том, что я сделал. И если отмотать все назад я поступил бы точно так же. Потому что, я не хочу, чтобы всякие выродки жили рядом с нормальными людьми. Им здесь не место. Я патриот своей родины, и сделаю все возможное, чтобы людям в ней жилось спокойно. Я не совершаю преступления, я несу наказание всем этим отморозкам.
  - Кто этот последний?
  - Лучше тебе этого не знать, - Андрей встал со скамейки и пошел прочь. Игорь еще долго смотрел ему вслед, пока коричневая куртка не растворилась в вечерней темноте.
  
  ГЛАВА 8
   На пульт Ленинского РУВД поступило сообщение, о том, что во дворе дома восемнадцать по улице Серова неизвестный открыл огонь по прохожим из охотничьего ружья.
   Дежурный Гриша, получив сообщение, должен был бы немедленно отреагировать на сигнал, но это было невозможно. Время подходило к восьми часам вечера, никого из оперов уже не было на месте, а дежуривший в этот день Андреев, прихватив с собой "уазик" с водителем исчез в неизвестном направлении. Наряд же выехал на другое происшествие. Что же делать? Не самому ведь бежать!
   Гриша включил рацию:
  - Семеныч! Где там Андреев?
   В ответ послышалось примерно следующее:
  - Пр-фр-пш-хш... нет его... фшшш... вышел...пшш-фр...
  - Как появится, срочно дуйте на Серова восемнадцать. Там какой-то урод стрельбу затеял. Все, отбой!
  - Фш-хр... понял...
   Гриша откинулся на стуле. Так, что мог он сделал. Однако ж неизвестно, когда там Андреев появится, а за это время придурок может и пострелять кого.
   В непосредственные задачи дежурного входят обязанности немедленно отреагировать на сигнал и осуществить выезд группы. Но как это сделать, если никого нет?!
   Если же он с реагированием опоздает, его же потом выставят крайним и не видать ему тринадцатой зарплаты. Итак, что делать? Может доложить Малыгину? Но его уже нет на месте, а домой звонить вроде как неудобно. В конце концов, ведь не банда чеченцев из гранатометов здание мэрии обстреляла, а всего лишь какой-то алкаш из ружья по простым прохожим палит. Ничего особенного!
   Гриша повернулся к помдежу:
  - Ну-ка глянь, кто там на месте?
  - Василий на месте.
  - Давай его сюда.
   Помдеж вышел из дежурки и через пару минут вернулся вместе с участковым Василием Дерзуном.
  - Вот что, Дерзун, давай-ка, гони на Серова восемнадцать, там дурик один пальбу открыл по прохожим. Пойди, разберись. Потом к тебе на подмогу Андреев подъедет.
  - Пушку дай, - сказал Дерзун, - А то, как я тебе его возьму?
   Дело было в том, что Василий был не прочь выпить. Причем делал это он, не особо опасаясь быть замеченным руководством. И вот несколько дней назад зам начальника РУВД Кукушкин поймал пьяного участкового в коридоре отделения. Дерзуну вынесли строгий выговор с занесением и временно отобрали пистолет.
  - Обойдешься! - ответил Гриша, - До особого распоряжения не имею права. А ты и так справишься! Все, иди!
  - Пешком что ли?
  - Пешком. Машины нет, а здесь недалеко. Дойдешь.
   Спорить было бесполезно, если машины нет, то ее нет. Поэтому Дерзун, нацепив на голову синюю милицейскую шапку и запахнув бушлат, вышел из отделения.
   Дорога заняла минут десять быстрым шагом. Свернув во двор, участковый увидел интересную картину. Человек десять-пятнадцать стояли в кучке и пристально наблюдали за небольшим кирпичным строением. Строение это являло собой ничто иное, как котельную. Несколько домов в округе отапливались этой котельной.
   Дерзун подошел к толпе:
  - Ну, что случилось товарищи? - спросил он у людей.
  - О, явились, наконец! Еще полчаса назад звонили, а до отделения пять минут ходьбы! - гневалась какая-то гражданка.
  - Спокойно, граждане! Расскажите лучше, что случилось?
  - Да вон, кочегар наш нажрался, ружье схватил и давай палить! - ответил какой-то парень.
  - Никого не задел?
  - Слава Богу, нет!
  - А щас-то он где?
  - Да уже минут двадцать не выходит! Засел там и не выходит!
  - Понятно!
   Дерзун, не спеша, направился к котельной. Сердце прыгало вверх-вниз. Если уж этот козлина по простым гражданам без задней мысли стреляет, то ему-то в своей милицейской форме от пули точно не увернуться. Только бы он его ни заметил! Где там Андреев, черт его побери!
   Участковый подошел к котельной. Слушай, зачем мне это надо?! Я что, супергерой, на ружье нарываться? Да и Гриша тоже хорош, нет, чтоб ОМОН вызвать! Этим парням геройствовать привычно. А может, если сейчас его возьму, выговор снимут?! Да ради этого стоит рискнуть! Черт как в кино! Один и без оружия! Прав был тот человек, который первым придумал фразу "Жизнь покруче вымысла". Ну, все, хватит тут философствовать! Глубокий вдох, на выдохе удар ногой в дверь! Бух!!!
   Дерзун, пригнув голову, влетел в котельную. Вот он, голубчик! Спит на тахте. Рядом стоит ружьишко. Ну, козлина! Это я из-за тебя столько страха натерпелся! Ну, ничего, в отделе теперь поговорим!
   Василий достал из кармана наручники и застегнул их на запястьях кочегара. Затем растолкал самого:
  - Вставай, урод, слышишь! Ну-ка быстро встал! - Дерзун резко дернул кочегара вверх и поставил его на ноги. Кочегар что-то бурчал под нос.
   Василий закинул за спину ружье и, толкая перед собой кочегара, вышел из котельной. Люди на улице тут же заговорили между собой. Никто, правда, не бросился к участковому на шею, благодаря его за чудесное спасение.
   Так, полдела сделано. Встает следующий вопрос. Как доставить кочегара до отделения? Не пешком же идти, с ружьем наперевес?! Тем более что стрелок был одет лишь в майку-тельняшку. Нет, на его здоровье-то по большому счету плевать. Вот только если он заработает воспаление легких, ментов обвинят, что они его так пытали. Вывезли в весенний лес в одной майке, привязали к дереву, и давай ждать, пока тот не замерзнет и не расскажет все как на духу. Поэтому нужно придумать что-то другое.
   Придумывать ничего не пришлось. Во двор, завывая сиреной и сверкая мигалкой, влетел милицейский "уазик". Из лихо тормознувшей машины выскочил Андреев.
  - Привет, Василий! Помощь нужна?
  - Да пошел ты! Раньше не мог приехать?! Я блин тут, рискуя собственной жизнью, задержал особо опасного преступника! Один! И без оружия!
  - Герой! Ладно, давай грузи его.
   Милиционеры посадили в машину кочегара, запрыгнули сами и "уазик", сверкнув на прощание мигалкой, помчался в сторону родного отделения.
   Допросить пьянчужку не удалось. Он был полностью невменяем. Менты решили закрыть его в камеру, а утром, когда тот немного протрезвеет, поработать. Так и сделали.
   Дерзун, дабы снять стресс, отправился выпить. Андреев отказался составить ему компанию. Впереди ночное дежурство, да и не хотелось пить. Черт, что-то не дает успокоиться. Что-то терзает душу. Но что?!
   Так, давай по порядку. Переживаешь из-за того, что знаешь, кто убийца, но ничего не предпринял? Да вроде нет. Представь, что ты бы задержал Хрулева. И что? Он бы сел. Да не просто сел, а навсегда. Слишком много на нем трупов. Начальство было бы радо. А ты? Тебе было бы легче?
   Да и, в конце концов, за что Андрей сел бы? Разве он сделал что-то плохого? Ничего. А то, что он убивал этих козлов, так это, пожалуй, правильно. Они должны были умереть. Потому что, то, что они совершили, это страшно. Взять хотя бы этого Гусинского. Своих же родителей отравил, сука. И хорошо, что такая мразь получила свое.
   И все-таки. Андрей совершал преступления или наказывал преступников? Никак не могу разобраться. В самом себе не могу разобраться, в своих чувствах. По-хорошему надо менять законодательство. Если человек убил убийцу, с него автоматически должны сниматься всякие обвинения. Чтоб мы не искали его, а знали в лицо и по имени. А убийства таких уродов вообще не должны попадать в сводки. Ну, например, выехала группа на труп, посмотрели, что за тип преставился: "А-а, да это же убивец! Он у нас по делу проходил, а не сел. Так тебе и надо! Туда тебе и дорога! Сворачиваемся ребятки, это убийство раскрывать не надо. Почему? Да потому что нет никакого убийства. Погибший был сукой!" Вот так примерно.
   Размышления прервал телефон. Звонил Сорокин.
  - Ну, как, встретился с приятелем?
  - Да.
  - И что?
  - Он ничего не знает.
  - А ты как сам чувствуешь, он не убивал?
  - Похоже, что нет.
  - Ну ладно, до завтра. Счастливого дежурства.
   Игорь встал из-за стола, подошел к тумбочке, щелкнул чайником, достал из пачки заварку, бросил ее в чашку. Стоп! Понял. Вот что меня терзало...
   Андреев вспомнил свой разговор с Хрулевым. "... когда закончу свое дело. Остался еще один человек, который должен умереть", "... водителем в фирму к одной сволочи. Добрынин, знаешь такого?", "... такие твари не имеют права жить. За все, что они совершили, они должны расплачиваться". Да, черт возьми, похоже, я знаю, кто станет последней жертвой!
  
  ГЛАВА 9
  С утра вся команда оперов собралась в кабинете. Подъехал Хабаров. Молодцов разлил чай.
  - А где Женич? - спросил Лахтин.
  - Отсыпается после дежурства. Кстати, встретился он вчера с этим Хрулевым, - ответил Сорокин.
  - Ну и что?
  - К сожалению, ничего нового.
  - Блин, неужели опять тупик?!
  - Ну, почему же. У нас же еще осталась эта деваха, как ее, Вика, кажется?
  - Да.
  - Надо съездить к ней. Может, что и скажет. Валера, Леша, займитесь.
  - Слышали, что у нас тут вчера пальба была? - усмехнулся Эдик, - Кочегар нажрался и давай из двустволки по прохожим палить. Граждане естественно отзвонились по ноль два. Дежурный сигнал принял и давай думать. Кого послать. Народу-то как назло никого. Один Дерзун и нашелся. Ну, его и отправил. А у Васьки же выговор, поэтому без ствола. Но повезло ему, когда он пришел, мужичок уже спать завалился. Дерзун его по-тихому и спеленал. А потом пошел и нажрался. Говорят, в камере ночевал, там как раз пусто было.
  - Может, и выговор снимут, - сказал Устинов.
  - Ага, как бы не так. У нас ведь как - выговор получил, будь любезен, работай дальше. Может быть, и снимем выговор. МОЖЕТ БЫТЬ! Да и то, если и снимем, то не скоро, - отпарировал Сорокин.
  - Да, беда. Вот так пашешь, пашешь, жизнью рискуешь, а тебе за это выговор один за одним... - грустно произнес Молодцов.
  
  
   Устинов и Хабаров на автобусе добрались до одной из тихих улочек их славного города. Нужный им дом располагался в глубине дворов, и его поиски заняли минут десять.
   Квартира оказалась на первом этаже. Устинов на всякий случай достал пистолет и передернул затвор. Сунул его в карман. Валера надавил кнопку звонка. Дверь почти сразу распахнулась. На пороге стояла женщина лет тридцати пяти. Вид у нее был заспанным. А, ну да она же только что из командировки.
  - Доброе утро, мы из милиции, капитан Хабаров, - опер раскрыл "ксиву".
  - Капитан Устинов, - на словах представился Леша.
  - Вы ко мне?
  - А вы Виктория Сушинская?
  - Да.
  - Тогда к вам. Разрешите пройти.
  - Проходите в комнату, - женщина пропустила оперов в квартиру.
   Квартира была самой обычной. Единственное, что сразу бросалось в глаза - беспорядок. Повсюду валялась какая-то бумага, газеты. Судя по всему в квартире больше никого не было. Женщина села в кресло. Менты расположились на диване.
  - Может быть кофе?
  - Нет спасибо, мы уже пили.
  - Итак, что вы хотели?
  - Скажите Виктория, - начал первым Хабаров, - вы подавали заявление об...
   э-э-э... изнасиловании?
  - Да, - немного помедлив, ответила женщина.
  - И кто был этот человек?
  - Он работает в ГАИ. Его фамилия Выхухолев.
  - Он сам вам это говорил?
  - Да.
  - Как вы с ним познакомились?
  - В баре. Я сидела одна, он подсел ко мне. Разговорились. Потом он вызвался подвезти меня до дома, но по пути он остановил машину и...
  - Понятно... Что было дальше?
  - Он высадил меня и уехал.
  - Больше вы его не видели?
  - Нет.
  - Вы обращались в больницу?
  - Нет.
  - Почему?
  - Я просто не знала, что делать.
  - Вы знаете, что Выхухолева убили?
  - Как?!
  - Застрелили. Так теперь Вика, давайте отвечать быстро и без вопросов. Мы знаем, что его убили не вы. Его застрелили из собственного пистолета, вы же никак не могли его у него забрать. Убийцей был хорошо подготовленный человек. Кому вы говорили о нем? - Хабаров говорил в темпе ускорения.
   Неожиданно женщина зарыдала:
  - Я ничего не знаю. Я попросила своего одноклассника, бывшего милиционера, помочь разобраться с моим заявлением. Он обещал помочь.
  - Кто он? - резко спросил, ранее молчавший Устинов.
  - Я не скажу. Я уверена, он ни при чем.
  - А теперь, слушайте меня Вика! Этот человек совершил уже несколько убийств. Все убитые были преступниками, совершившими страшные убийства. Убийца - наверняка, неплохой парень. Он явно никому нормальному не желает ничего плохого. Но его ищут. Прежде всего, за то, что он убил постового милиционера. Поймите, даже если вы нам не назовете его имени, мы все равно его узнаем. Нам теперь известно, что он ваш одноклассник. Но пока мы будем его вычислять, он может нарваться на других ментов. Его будут брать. Я уверен, сам он не сдастся. И его попросту застрелят! Вы хотите этого?! Мы же единственные, кто будем изо всех сил стараться взять его живым. Понимаете, ЖИВЫМ! Он помог вам, помогите и вы ему, - Устинов остановился и перевел дыхание.
   Виктория вытерла слезы, посмотрела на оперов и произнесла:
  - Хорошо, я скажу. Его имя - Андрей Хрулев.
  - Как?!! - разом воскликнули оба опера, - Хрулев?!
  - Да. Вы знаете его?
  - Почти. Значит так, Вика. Мы сейчас едем к нему, а вы, если хотите, чтоб все было нормально, не вздумайте ему звонить. Ясно?
  - Да.
  - Все, Валер пошли.
   Опера кубарем скатывались с лестницы. Сейчас время шло на секунды. Вдруг в эту самую минуту Хрулев ждет очередную жертву.
  - Слушай, а почему Женич ничего не сказал про Хрулева, - спрашивал Леша.
  - Не знаю, может не смог его раскусить.
  
  
   Менты с треском распахнули дверь. Сидящие в кабинете Сорокин, Молодцов и Лахтин с удивлением уставились на них.
  - Ну что есть что-нибудь? - спросил Саша.
  - Больше! Это Хрулев! - прокричал Леша.
  - Блин, не может быть!
  - Именно так!
  - Значит, вот, что, - начал распоряжаться Сорокин, - Эдик, быстро пробей адрес Хрулева. Леша, Слава, возьмите в дежурке автомат и броники. Валер, ствол с собой?
  - Всегда.
  - Отлично.
  - Андрееву будем звонить, - спросил Хабаров.
  - Не надо, сами справимся.
   Через пять минут все было готово. Молодцов раздобыл адрес Хрулева. Все пятеро нацепили тяжеленные бронежилеты. Проверили оружие. Устинов положил в огромную спортивную сумку "калашников". Никто не собирался его применять, но всем было ясно, на этот раз они столкнулись с по-настоящему серьезным противником, и поэтому всякое может случиться. Лучше подстраховаться.
   Опера выскочили из отделения и запрыгнули в "уазик".
  - Гони, Семеныч, - распорядился Сорокин, сидевший спереди, - Выжми из этой птахи все, что можно. Вот что, мужики, как приедем, всем предельную осторожность. Похоже этот парень, не так-то прост.
  "Уазик" летел по улице. Сирена и мигалки, несли до прохожих тревожные сигналы. Семеныч старался, как мог. Только бы успеть.
  
  
  Андреев не отсыпался. Он не спал всю ночь, но сна не было, ни в одном глазу.
  Он сидел на лавочке в жиденьком скверике. Метрах в пятидесяти, через дорогу, располагался офис фирмы, в которой работал водителем Хрулев. Его самого еще не было.
  Игорь потрогал пистолет в кобуре. Зачем он? Даже если Андрей будет убивать Добрынина, он не станет в него стрелять.
  Что же он здесь ждет? Этого он не знал сам. Но он чувствовал, что должен быть здесь. Если с Андреем, что-нибудь случится, он не простит себе этого.
  
  ГЛАВА 10
  "Уазик" влетел в арку. Сердца у всех тряслись в бешеном ритме. Это в кино опера бесстрашные, а в жизни они обычные люди, ничем не отличающиеся от других. И поэтому, они так же как все испытывают боль, ненависть, жалость, страх.
  - Все, Семеныч, тормози. Дальше мы пешком.
   "Уазик" остановился в арке, и опера выпрыгнули из машины.
  - Эдик, Слава, во дворе, - приказал Сорокин.
  Молодцов и Лахтин пробежали вдоль деревьев и расположились в беседке. Остальные вдоль дома бегом двинулись к подъезду. У Леши на плече болталась сумка с автоматом.
  Забежали в подъезд. Только тут Сорокин понял, что сглупил, оставив во дворе самых молодых ребят. У него не было уверенности, в том, что если Хрулев сиганет с балкона, они смогут его повязать. Но что-то менять было уже поздно.
  Добрались до третьего этажа. Остановились у нужной двери. Устинов достал автомат, бросил сумку на ступени и встал слева от двери. Сорокин вытащил пистолет и занял позицию справа. Хабаров тоже с пистолетом расположился на лестнице. Все это делалось в полном молчании. Саша нажал на звонок.
  Опера даже перестали дышать. Из квартиры не доносилось ни звука. Спустя минуту, Сорокин выдохнул.
  - Черт, неужели нету?..
  - Слушайте, может он на работе? - сказал Хабаров.
  - Точно! Время-то рабочее. А мы домой сунулись!
  - Может, подождем его? - предложил Устинов.
  - Ага, а если он за это время еще кого-нибудь хлопнет! - воскликнул Сорокин, - Все Валер, звони соседям, отзванивайся в отдел и пробивай место работы. Леша, спрячь автомат.
  
  
   Андреев все еще сидел в скверике. Он уже начал замерзать. Понятное дело, март месяц на дворе. Но это его не волновало. Он ждал.
   Наконец, к офису подъехала "девятка" и из нее вылез Хрулев. Он достал сигарету и закурил.
   Игорь сидел и смотрел на него. Он не знал, что делать. Подойти? Или остаться сторонним наблюдателем? И вообще кто ты? Опер или Человек? Если опер, то ты должен был задержать Хрулева. Если человек, то сделать вид, что ничего не знаешь. Что в принципе он и делал.
   Со стороны проспекта показался черный "мерседес". Он подкатил к офису и плавно затормозил. Из салона вылезли два парня. Видимо, охранники. Следом показалась лысая макушка в темно-синем пальто и темных очках. Добрынин.
   Хрулев выбросил окурок и открыл левую заднюю дверцу "девятки". Достал сумку. Из сумки... автомат!
   Дальше события развивались как будто в замедленном темпе. Так бывает не только в боевиках, но и в жизни.
   Андрей вскинул автомат и открыл прицельный огонь по Добрынину и его охранникам. Один из парней получив очередь в грудь, рухнул на землю. Второй, выхватив пистолет, прикрыл собой шефа. Но в следующую секунду был прошит новой очередью и повалился рядом с коллегой. Добрынин кинулся к дверям офиса, но был остановлен порцией свинца в спину. Он выгнулся дугой, ноги его подкосились, и авторитет, вспомнив всю свою поганую жизнь, поцеловался с асфальтом.
   Андреев все это время, широко раскрыв глаза наблюдал за происходящим. Он пятнадцать лет проработал в Уголовном розыске, но никогда прежде не видел убийства в реальном времени.
  Он встрепенулся и огляделся вокруг. А вокруг происходило что-то невероятное. Прохожие метались по улице. Не осталось ни одной машины.
  С той стороны, откуда приехал "мерседес", послышался вой милицейской сирены и на площадь вылетел знакомый "уазик" родного отделения.
  Хрулев бросил автомат и через кусты ломанулся на соседнюю улицу. Там он выскочил перед автобусом и остановил его. Водитель резко нажал на тормоз. Андрей заскочил внутрь. Достал из кармана пистолет и ткнул в лицо водителю.
  - Если хочешь жить, езжай в аэропорт, - затем вытащил левой рукой из куртки гранату, выдернул кольцо и показал ее пассажирам, - Товарищи, попрошу соблюдать спокойствие и оставаться на своих местах. Тогда все останутся живы.
   Водитель выполнил приказание и нажал на газ.
   "Уазик" тормознул рядом с Андреевым. Игорь запрыгнул машину.
  - Ты здесь откуда?! - удивился Сорокин.
  - Потом объясню. Погнали за тем автобусом, видимо он захватил его.
  - Похоже, мы ошибались насчет правильности убийцы, - сказал Хабаров.
  - Что с этими? - Устинов кивнул на тела возле "мерседеса".
  - Наверное, готовы.
  - Может "скорую" вызвать? - потянулся к рации Сорокин.
  - Не надо, - твердо произнес Игорь, - Пускай подыхают, твари.
   Остальные удивленно посмотрели на него. Даже Семеныч оторвался от дороги. Андреев проигнорировал взгляды.
  
  
   Автобус подлетел к воротам, через которые можно было заехать на взлетную полосу.
  - Посигналь, - приказал водителю Хрулев.
   Тот посигналил.
   Из вышки, показался охранник в камуфляжной форме. Андрей рукояткой "макарова" разбил лобовое стекло, высунул через отверстие руку с зажатой в ней гранатой и прокричал охраннику:
  - Открывай, иначе я разожму руку, и мы все взлетим на воздух!
  Парень направился было обратно в будку, чтобы связаться с начальством, но Хрулев добавил:
  - Считаю до пяти!
   Охраннику ничего не оставалось, кроме как открыть ворота. Автобус въехал на территорию аэропорта. Следом за ним, в уже открывающиеся ворота, влетел милицейский "уазик".
   Автобус подъехал к одному из стоящих на поле самолетов.
  - Все выходим из автобуса и дружно заходим в самолет! И без суеты! - приказал Хрулев.
   Люди начали спешно выполнять приказ. Последним покинул автобус водитель.
  Андрей подтолкнул его в спину, положил пистолет на приборную панель и вышел из автобуса.
   "Уазик" остановился метрах в десяти от самолета. Опера и Семеныч высыпали наружу.
  - Что будем делать? - задал вопрос Молодцов.
  - Ничего, - спокойно ответил Игорь.
   Хрулев задержал на трапе одну из пассажирок, девушку лет двадцати, обхватил ее за шею, держа перед лицом гранату. Остальные люди уже были внутри.
  - Андрей, отпусти людей! - прокричал другу Игорь.
  - Нет, Игорек. Все кончено. Я закончил свою миссию, и хочу спокойно уйти.
   От аэропорта к самолету неслись несколько машин со службой безопасности. Они остановились впереди оперов, выскочили из машин и, прикрываясь ими, как полицейские в американских боевиках, направили оружие на Хрулева.
  - Парень, отпусти людей! - прокричал старший из службы безопасности, - Скоро здесь будет спецназ, и тебя убьют.
   Он продолжал что-то выкрикивать, но Андреев не слушал его. Он повернулся к коллегам и тихо произнес:
  - Он ничего не сделает людям и никуда не полетит. Но в одном он прав - все кончено.
  - Игорь! - закричал Хрулев, - Что бы там ни было, знай, ты всегда был моим лучшим другом!
   С этими словами он достал из кармана нож, отпустил девушку, вдохнул холодного воздуха, посмотрел на небо и воткнул нож себе в сердце. Девушка закричала. Андрей медленно осел на трапе. Рука его разжалась, и граната со стуком покатилась по ступенькам.
   Все напряглись, и приготовились зажмуриться. Только Андреев молча смотрел на гранату.
   Но ничего не случилось. Граната слетела со ступенек, ударилась об асфальт, отскочила, вновь ударилась об асфальт и осталась лежать.
  - Граната учебная, - тихо сказал Игорь, в последний раз посмотрел на недвижимое тело Андрея, сунул руки в карманы, развернулся и побрел в сторону аэропорта. Остальные опера остались молча стоять, опустив головы. Все было кончено.
  
  ГЛАВА 11
   На следующий день все шестеро сидели в парке возле отделения. Хабаров, Сорокин, Андреев и Устинов разместились на лавочке. На корточках перед ними сидели Молодцов и Лахтин. Игорь держал в руках пол-литровую бутылку водки и медленно потягивал ее. Эдик со Славой пили баночное пиво.
  - Мы с Андреем вместе работали в Уголовке, - сказал Игорь, - У него уже тогда было мнение о том, что убийц надо не задерживать, а убивать. Как-то раз брали мы одного душегуба. На задержание поехали втроем. Я, Андрей и Витька, еще один наш опер. Так получилось, что сразу мы его взять не смогли. Он сорвался от нас и стал убегать. Мы могли взять его живым. Витек побежал в обход и должен был встретить этого гада, а мы с Хрулевым погнались за ним. Запросто могли его взять. Но Андрей неожиданно взял и пальнул по нему. Насмерть. Я потом спросил у него, зачем он это сделал. Андрей ответил мне, что этот убийца не имел права остаться в живых. После этого случая его и выперли из ментуры. Когда я поехал на встречу с ним, то уже не сомневался, что именно он и есть этот мститель. Но я не смог его сдать. Так вот скажите мне ребята, кто я, опер или человек?
  - Опер, это состояние души, - ответил ему Хабаров, - Но, прежде всего надо оставаться человеком. Ты поступил абсолютно правильно. Окажись я на твоем месте, думаю, сделал бы также.
  - А зачем он убил постового? - спросил Устинов.
  - Он не хотел. Но у него не было другого выхода. Иначе ему было не уйти.
  - Слушай, а как ты вычислил, что последним будет Добрынин? - задал вопрос Эдик.
  - Он ненавидел таких людей как этот Добрынин, и раз уж ему пришлось работать у него, он бы его обязательно убил. Для него это было унизительно, работать на бандита. Знаете, когда он захватил автобус, я сразу понял, что с людьми ничего не случится. Он не способен, убить нормального человека. И он никогда бы никуда не улетел. Он был патриотом. Да, мужики, ответьте мне на один вопрос, я сам так и не смог найти на него ответ. Подо что подпадали его действия под преступление или под наказание?
  - С юридической точки зрения, это преступление, а с человеческой под наказание. Но мы все здесь люди, и поэтому он выносил наказание этим тварям, - ответил Сорокин.
  - В принципе, я думал также. Если бы я знал, что следы убийства Гусинского приведут к Андрею, я бы никогда не стал ничего копать, - Игорь отхлебнул из бутылки. Из левого глаза у него медленно потекла слеза.
   Слава с Эдиком допили пиво и бросили банки в кусты. Еще одно дело было раскрыто. Жаль, что финал оказался столь трагическим.
  
  ЭПИЛОГ
   Через два дня Молодцов сидел в кабинете и разбирался с очередным материалом. Переживания уже кончились, и жизнь вновь потекла своим чередом. Поэтому нужно было работать.
   В кабинет вошел Устинов, молча сел на стул у окна и закурил сигарету.
  - Слышал последние новости нашего славного отделения? - спросил он у Эдика.
  - Какие?
  - Ну, например, Следак отпустил твоего грабителя-кавказца на подписку.
  - Погоди, как на подписку?! Он же не местный, где его потом искать?!
  - Почему потом? Уже ищут. Следак решил его вызвать уточнить какие-то детали, и тут вдруг его осенило, что он не знает, куда повестку посылать!
  - Ну, полный дурдом!
  - Еще новость. Охранники, которых Лахтин с курсантом отметелили, жалобу накатали. Якобы они стали жертвами милицейского произвола, оборотней в милицейской форме и так далее. Просят разобраться.
  - И что?
  - Ну, Малыгин обещал помочь. Чтоб жалоба затерялась в недрах канцелярии. Если б жалобу Бердан накатал, тогда б пришлось отвечать по всей строгости. А как же?! Звезда! А так, какие-то охранники... Отмажут!
  - Хорошо бы!
  - И еще. Помнишь, Дерзун кочегара повязал?
  - Ну?
  - Ему сейчас хулиганку вменяют, а котельная без надзирателя стоит. Таким образом, три дома остались без тепла! Прикинь, не задержи мы кочегара, он бы народ пострелял. А задержали - три дома без тепла остались. А кто виноват? Родная рабоче-крестьянская милиция! А Дерзуну, кстати, выговор так и не сняли. Сейчас может, еще один вынесут.
  - За что?
  - За то, что народ без тепла оставил.
  - Не, ну точно, дурдом! Слушай, может бросить все к чертовой матери, и уйти на гражданку?
  - А кто за нас разгребать будет?
  - Да плевать! Мои какие проблемы?!
  - Нет, Эдик, это всего лишь слова. А вот уйди сейчас и сразу почувствуешь, что чего-то не хватает.
  - Да, может ты и прав...
   В этот момент в кабинет вошел Малыгин.
  - Вот что, Молодцов. На твоей земле опять грабежи пошли. Уже второй случай. Между прочим, потерпевшие снова говорят, что разбойник - кавказец.
  - Николай Александрыч, я его уже один раз ловил, а следователь его по глупости своей взял да и отпустил. Вот пускай теперь сам и ловит.
  - Отставить разговоры! Чтоб к вечеру доложил о проделанной работе! - Малыгин вышел из кабинета.
  - Да Леш, мы просто неумолимо тонем в проблемах и заботах бытия. И похоже, шансов на спасение нет.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"