Чугаев Павел Викторович: другие произведения.

След "черной крови"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Дело Љ5. Убиты сын нефтяного магната и его невеста. Исполнитель пойман с поличным. Казалось бы, преступление раскрыто. Но все ли так просто, как кажется на первый взгляд?!

  ЛЮБЫЕ СОВПАДЕНИЯ ПЕРСОНАЖЕЙ С РЕАЛЬНЫМИ ЛЮДЬМИ, А ТАКЖЕ
  НАЗВАНИЙ ОРГАНИЗАЦИЙ, С СУЩЕСТВУЮЩИМИ В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ, ЯВЛЯЮТСЯ АБСОЛЮТНОЙ СЛУЧАЙНОСТЬЮ
  
  
  
  ПРОЛОГ
  
  1979 год, июнь
  
   Луна постепенно взбиралась на небо. Дул легкий ветерок, но холодно не было. Конец июня. Студенты различных институтов сдавали последние экзамены, и в этот вечер молодежь стягивалась на главную городскую танцплощадку.
   Уже стемнело, но площадку освещали несколько мощных прожекторов. Громко звучала музыка из висящих на столбах динамиках. Народу скопилось много. Большинство были уже выпившие. Кто-то вяло дергал конечностями в такт музыке; кто-то, сбившись в небольшие кучки, весело разговаривал; кто-то обнимался сидя на лавочках. Невдалеке стояли пара милицейских "Москвичей", пассажиры которых охраняли порядок на дискотеке.
   Сюда же ближе к десяти вечера пришли студенты индустриального института Альберт Поликаровский и Юрий Абакумов. Молодые люди успешно сдали все экзамены и пребывали в хорошем настроении. Они уже успели выпить на двоих бутылку вина, поэтому на дискотеку они пришли, чтобы продолжить веселье.
   Друзья внимательно смотрели по сторонам, пытаясь увидеть знакомые лица, но не однокурсников, ни просто приятелей по дому или школе ни тот, ни другой не увидел. Однако этот факт нисколько не огорчил ребят. Они, не спеша, двинулись вглубь танцующей толпы. У Юрия с собой была еще одна бутылка вина, он открыл ее штопором от складного ножа, отхлебнул и протянул спиртное Альберту. Тот тоже сделал несколько глотков.
   Просто танцевать молодым людям не хотелось. Возникло желание прибиться к какой-нибудь компании, но как назло никого более-менее знакомого было не видно.
  - Привет! - неожиданно услышали позади.
   Ребята обернулись и увидели Аллу Саватееву, которая училась с ними в одной группе. У девушки были длинные светлые волосы, лучезарная улыбка и много еще всего прекрасного. Алла нравилась и Альберту, и Юрию, и каждый из них боялся проявить инициативу, чтобы не обидеть друг друга. Они нередко обсуждали девушку между собой, оба мысленно мечтали о ней, но дальше этого дело не заходило. Они даже толком не общались.
   С Аллой была еще одна девушка и несколько парней. Никого из этой компании Альберт и Юра не знали.
  - Гуляете? - спросила Алла.
  - Да, вот... решили... - засмущался Юрий.
  - А ты откуда? - Альберт был менее робкий.
  - Тоже с ребятами решили прогуляться. А вы одни?
  - Да. Не желаете составить компанию? - Альберт улыбался, а Юрий кивал головой.
  - Можно. Давайте где-нибудь посидим.
  - Запросто! - обрадовался Альберт и показал бутылку с вином.
   Алла засмеялась. Ее подруга смотрела слегка ехидно. Парни, увидев бутылку, оживились.
   Тут грянули первые аккорды новой мелодии. Юрий понял, что нужно брать ситуацию в свои руки, поскольку он уже начал ревновать девушку к Альберту.
  - Потанцуем? - Юра, поражаясь своей решимости, взял Аллу за руку и увлек в толпу. По пути он осторожно оглянулся: Альберт стоял весьма ошарашенный таким поступком приятеля.
   Парень с девушкой закружились в танце. Альберт глянул на подругу Аллы, но компания уже потеряла интерес к нему и, встав в кружок, начала что-то обсуждать.
   Альберт немного посмотрел на танцующую парочку, поставил на землю вино, достал из кармана сигареты и прикурил. Он отошел в сторону и встал под дерево. Он не ожидал, что лучший друг поступит таким образом. Хотя сам он тоже собирался несколькими минутами спустя сделать то же самое. Но Юра успел раньше.
   Это событие дало первую трещину в их отношениях...
  
  
  
  
  ГЛАВА 1
  
  2004 год, май
  
   Михаил сидел в кабинете своего шефа. Хотя нет, шефом он ему не был, ведь нигде по документам Михаил не значился как сотрудник корпорации "Альфа-Омега". Он просто иногда выполнял некоторые неформальные поручения главы корпорации Поликаровского. Выполнял естественно за деньги и весьма неплохие. Задания сводились к решению проблем, возникавших в темной стороне нефтяного бизнеса: где-то кого-то прижать; где-то проконтролировать выполнение каких-либо требований и так далее в том же духе.
   При этом у Поликаровского была и официальная служба безопасности, которая также не оставалась в стороне от подобных заданий. Михаил же требовался в тех случаях, когда нужно было решить проблему так, чтобы никто не заподозрил за этим происки Поликаровского. Иными словами "чистильщик", выполняющий "грязную" работу.
   У Михаила была своя небольшая команда "быков", которые и делали эту черную работу. Они не блистали интеллектом, и поэтому не задавали лишних вопросов, а просто делали то, что велит бригадир. Сам же Михаил был начитан, имел высшее образование, и когда-то давно помышлял о профессии журналиста. Но судьба свела его с Поликаровским, который предложил хорошую плату, если Михаил согласится работать на него. Почему Поликаровский выбрал именно его, он не знал, но предложение принял, и вот уже несколько лет являлся бригадиром преступной команды, хотя сам таковым себя никогда не считал...
   Альберт Давидович развалился в глубоком кресле, предварительно сняв пиджак и ослабив галстук. В последнее время он набрал вес, но каждый день старательно занимался на тренажерах, пытаясь сбросить брюшко.
   Альберт Давидович предложил виски, но Михаил отказался. Он вообще много не пил, а виски ему не нравилось. Поликаровский пожал плечами и налил себе полный бокал, такой же пузатый, как и он сам. Внешне они были очень похожи. Вытянув ноги, он блаженно прихлебывал напиток.
   Михаил оглядел кабинет. Ему доводилось бывать здесь довольно часто, и с каждым разом он нравился ему все меньше и меньше. Он не знал, кто являлся стилистом этого кабинета, возможно, что и сам Поликаровский. Если так, то у него напрочь отсутствовал вкус. Стены были оклеены однотонными обоями желтоватого цвета. На полу лежал маленький ковер. Окно закрывало жалюзи. У двери стоял столик, на котором громоздились какие-то вазочки с конфетами и фруктами. Одну стену занимал шкаф из темного дерева, в котором хранился всякий хлам - от деловых бумаг до бутылок с алкоголем. Стол самого Поликаровского был огромен и просто завален какими-то бумагами, папками, канцелярскими принадлежностями. В центре кабинета располагались два массивных кожаных кресла и низенький стеклянный столик. Как ни странно в кабинете отсутствовал диван. Михаил искренне не понимал, где же шеф забавлялся со своей секретаршей Людой. Хотя зачем делать это в кабинете, когда есть великолепный дом за городом с бассейном, сауной, мини-спортзалом, бильярдной и десятком комнат. Плюс пятикомнатная квартира в одном из элитных районов города, где шеф появлялся крайне редко. Михаил в который раз обозрел кабинет, отметил, что с последнего его посещения ничего не изменилось, и поморщился.
   Альберт Давидович не заметил этого. Он продолжал потягивать виски. Наконец он поставил бокал на широкий подлокотник, придерживая рукой, и обратился к Михаилу:
  - Ну что, как он? Готов?
  - Думаю, да. Время еще есть, если что не понял, повторим.
  - Времени осталось меньше недели. Смотри, подведешь, спрошу с тебя строго. И наше давнее знакомство не спасет.
  - Скажите, зачем все это нужно?
  - Тебя это не касается. Я сам решаю. От тебя требуется только исполнение.
  - Так может, лучше мои ребята сработают, чем какой-то дилетант?
  - Нет, все должно быть так, как я задумал. Понимаешь, он работает на предприятии, которое имеет непосредственное отношение к компании "Сибирское топливо". Зарплату на этом предприятии, разумеется, как и везде задерживают. Не всем, конечно. Руководство все получает вовремя и сполна. Ну, а наш киллер является простым работягой. Так что, если даже его поймают, все будет выглядеть, как месть обиженного. Понял?
  - Да. Вот вы говорите, если его возьмут. А вдруг он расколется и расскажет как все на самом деле? Может его в расход сразу после дела?
  - Нет. Если его убрать, сразу станет ясно, что за ним кто-то стоит повыше. Менты тоже не дураки. Начнут копать, неизвестно до чего доберутся. А так, даже если его возьмут, особо слушать не станут. Посадят и все. Им что, лишняя работа нужна? Ты переоцениваешь мусоров! Ну, даже если расколют, кого он сдаст?! Тебя? Да он даже не знает, кто ты такой! А про меня он вообще не в курсе! Я надеюсь, ты ему ничего не брякнул?
  - Конечно, нет.
  - Ну, вот! Поэтому не стоит бояться! Делай так, как я велел. Все, иди.
   Михаил встал с кресла и направился к дверям.
  - Да, попроси Люду зайти, - велел Поликаровский.
   "Интересно, где же он ее пашет?!" - подумал Михаил, выходя из кабинета.
  
  
   Отгремели майские праздники. Улицы и площади города оказались завалены пустыми бутылками, обертками и прочим хламом. Уборка этого мусора как всегда велась очень медленно и обещала растянуться минимум на неделю. А между тем майское солнце начало потихоньку оказывать влияние на этот мусор, в связи, с чем по городу шел неприятный запах...
   Рабочие места на предприятиях, оставленные на несколько дней без хозяев, вновь начали заполняться. Выходили на работу и сотрудники милиции.
   ...Согласно регламенту, оперативники уголовного розыска должны чуть ли не каждую неделю посещать тир и повышать свой коэффициент попадания в мишень. Однако в связи с большой загруженностью данное указание почти не выполнялось. А кому охота свободную минутку потратить не на отдых, а на тир? Ни-ко-му. Но несколько месяцев назад к власти пришел новый министр внутренних дел, который решил ужесточить контроль за выполнением обязанностей...
   Поэтому в первый рабочий день отдел по раскрытию умышленных убийств Ленинского РУВД, или попросту "убойный" отдел, в полном составе отправился в тир. Опера не посещали это место уже около года и не рассчитывали на хорошие показатели.
   Пятеро оперативников вошли в зал, где кроме них никого не было, заняли позиции перед мишенями, достали из плечевых кобур оружие, и приготовились к стрельбе. Было решено начать огонь одновременно.
  - Огонь! - скомандовал начальник "убойного" отдела Игорь Андреев, или, как его называли коллеги - Женич. Прозвище происходило от отчества - Евгеньевич.
   Пятеро оперов принялись нещадно палить из "макаровых". Грохот стоял неимоверный, но никто из сыщиков не стал одевать наушники. Лишь высадив по обойме, милиционеры остановились. В ушах зазвенело от неожиданно возникшей тишины.
   Оперативники пошли по направлению к мишеням. Подойдя к ним вплотную, они сумели разглядеть творения собственных рук. От увиденного присвистнули.
   Надо сказать, что огневая подготовка у сотрудников милиции обычно находится на очень низком уровне. Бывали случаи, когда милиционеры, выпустив по восемь патронов, обнаруживали, что ни один из них не достиг цели. Происходило это оттого, что тир посещали крайне редко, и соответственно, оружие было не пристреляно. Так как зачеты по стрельбе принимали не так уж и часто, то никто и не замечал такой подготовки сотрудников. А случись настоящая перестрелка?.. Вряд ли милиционерам удастся выйти из нее живыми. Если сотрудники уголовного розыска обращались с оружием более-менее сносно, то постовые и участковые практически не пользовались им. Разве что для открывания пивных бутылок...
   Опера были ошеломлены своим результатом. В среднем выходило то, что из восьми пуль пять, попадали либо в десятку, либо рядом с ней. Лучшие показатели были у молодежи: капитана Устинова и старших лейтенантов Молодцова и Лахтина. И если с Устиновым все было понятно: в армии он служил в десанте, то Эдик со Славой были действительно потрясены.
  - Ну что, еще по одной? - предложил капитан Сорокин.
   Ребята кивнули. Все пятеро зарядили по запасной обойме. Обычно она хранится в сейфе, но по такому случаю, как выезд в тир, решили прихватить ее с собой.
   Вновь раздались выстрелы. На этот раз результаты оказались не хуже. Решив, что с огневой подготовкой у них все в порядке, оперативники покинули тир и, погрузившись в машину, отправились на свое рабочее место - в районное управление внутренних дел, сокращенно РУВД.
  
  
   Михаил находился в конспиративной квартире. Купил он ее для себя и своих братков, для того, чтобы собираться на ней всем вместе, хранить оружие и деньги, а также, чтобы в случае чего, было место, где можно отсидеться.
   Сюда же привезли и Анатолия Карпухина. Михаил еще раз объяснил Анатолию, что ему будет нужно делать, несколько раз пугнул расправой, и в конце спросил:
  - Ты все понял?
   Карпухин кивнул.
  - Помни, у тебя жена и дети. В случае чего, пострадают они. Так что, не подведи. Инструмент получишь завтра. Тебе его завезут домой, будет время потренироваться. На работу не ходи. Кажется, все. Проводи его, - сказал Михаил одному из своих подручных.
   Тот подхватил Анатолия под руку, поднял с дивана и вывел из комнаты.
   Михаил вздохнул, подошел к окну, подождал, пока Карпухина посадят в машину и красная "девятка" выедет со двора. Затем он прошел в кухню, достал из холодильника бутылку холодного пива, сковырнул пробку открывашкой, пригубил напиток и, причмокнув, отправился в комнату.
  
  
  ГЛАВА 2
   Теплым майским вечером возле здания ЗАГСа собралось много народа. На подъездных дорожках выстроилась целая кавалькада дорогих иномарок.
   И не мудрено. Нефтяной "король" Юрий Антонович Абакумов женил своего сына Ростислава. Парню исполнилось двадцать два года, он окончил университет и решил стать семейным человеком. Юрий Антонович был не против, и через месяц, после того как сын заявил о своем желании, было решено сыграть свадьбу. Было приглашено почти две сотни гостей, накрыты столы в самом дорогом ресторане города, заказаны несколько эстрадных звезд на весь вечер.
   После того как молодожены расписались, двинулись на банкет. Десяток машин, во главе которых шел белоснежный лимузин, вырулило на дорогу.
   ЗАГС располагался почти в самом центре города, и поэтому движение перед ним было всегда затруднено. Особенно вечером, в час пик. А время было около шести часов вечера. Машины продвигались медленно.
   Анатолий Карпухин стоял на противоположной стороне улицы и наблюдал за происходящим. Возле его ног лежала большая спортивная сумка.
   Когда свадебный эскорт вклинился в автомобильный поток, жених и невеста высунулись в открытый люк, расположенный на крыше лимузина. Они начали смеяться и махать руками прохожим. Особенно веселой была невеста. Ничто не предвещало беды...
   Момент был наилучший!
   Карпухин наклонился, раскрыл сумку, достал из нее автомат "Калашникова", откинул складной приклад и, прижав его к плечу, открыл огонь по молодоженам.
   Когда раздались первые выстрелы, на улице началась паника. Прохожие в страхе разбегались. Водители вертели головами, пытаясь понять, что произошло.
   ...Жених и невеста лежали грудью на крыше лимузина. По его белой поверхности растекалась ярко-красная кровь.
   Карпухин бросил автомат на землю и бросился бежать в ближайшую подворотню.
   Невдалеке от места событий находился пост ДПС, и сотрудники ГИБДД, увидев произошедшее, тоже побежали в подворотню.
   Карпухин особо и не пытался убежать. Милиционеры настигли его в том же дворе, повалили на землю, и несколько раз пнув по ребрам, надели наручники. В тот же миг во двор ворвалась охрана Абакумова. Они попытались схватить Карпухина, но милиционеры оттеснили их в сторону.
   В это время родители новобрачных подбежали к своим детям. Молодые люди были мертвы...
  
  
   Эдик Молодцов в вечер дежурил по району от "убойного" отдела. Обычно дежурства проходят спокойно. Все-таки убийства происходят не каждый день. Но, как известно, часто хочется одного, а получается другое...
   Эдик устроился за столом, включил настольную лампу. Затем разыскал среди груды бумаг маленькую книжку с красно-зеленой обложкой. Это был сборник повестей известного писателя и бывшего опера Андрея Кивинова "Убойный отдел". "Убойщики" очень уважали этого автора не только за то, что он писал по-настоящему классные вещи, но и потому, что, когда-то сам отпахал в уголовном розыске и ему очень хорошо известны проблемы, встающие перед операми каждый день. Это только в кино все просто. Приехали на место преступления, посмотрели, построили умные рожи, сделали умозрительные заключения, вычислили преступника и красиво задержали. В жизни все далеко не так. Чтобы раскрыть самое простое преступление приходится суетиться, бегать, делать много лишней работы. И задержание вовсе не является финалом расследования. Требуется еще много сил, чтобы доказать виновность преступника. Но от этого ментовская профессия только интереснее. Особенно раздражали фильмы, в которых раскрытием преступлений занимаются следователи прокуратуры. На самом деле его основная работа начинается только когда преступник уже пойман, а ловить его приходится уголовному розыску.
   Молодцов успел прочитать всего несколько страниц и выкурить сигарету, когда в кабинет вошел начальник "убойного" отдела капитан Андреев.
  - Значит так, возле ЗАГСа пальба была. Какой-то придурок из автомата жениха с невестой расстрелял. Мужика задержали. Сейчас к нам привезут. Мы погнали туда, а ты побазарь с мужичком, хорошо?
  - Ладно.
   Игорь выскочил из кабинета. Эдик вновь приступил к чтению.
   ...Милицейский "уазик" затормозил прямо в центре событий. Андреев и Лахтин выпрыгнули из машины. Вокруг собралось полно народа. Каждый останавливался поглазеть на происходящее. Посмотреть действительно было на что. Две машины "скорой", несколько милицейских машин... Автомобилисты давили на гудки, пытаясь проехать, но улица была плотно оккупирована служебными машинами, и проезд сильно затруднялся. Опера осмотрелись. К ним тут же подскочили опера "убойного" отдела Главка Паша Федоров и Вовчик Синицын.
  - Здорово, менты! - Паша был известный весельчак, - Ты посмотри, что творится! Средь бела дня, в центре города, у всех на виду, из автомата расстрелять двоих! Бардак! Что будет дальше?
  - Кого убили-то? - спросил Лахтин.
  - А вон видишь мужика в "мерсе"? Головку печально склонил... Нефтяной магнат Абакумов. Компания "Сибирское топливо", слыхали? А жених - сынок его.
   Андреев присвистнул.
  - Ничего себе! Будет теперь скандал. Если не раскроем, думаю можно смело писать рапорта на увольнения.
  - А собственно чего раскрывать?! Стрелка-то поймали! Сейчас колонем его на заказчика и все!
  - Кстати, как дело-то было?
  - Очень просто. Когда машины застряли в пробке, молодожены высунулись в люк, и в это время с той стороны улицы раздались автоматные очереди. Киллер побежал во двор, но гаишники с поста догнали его. Вот собственно и все.
  - А где киллер?
  - В машине сидит.
  - Беседовали с ним?
  - На хрена?! Успеем еще!
  - Меня больше другое волнует, - встрял Вовчик, - Ни для кого не секрет, что там, где деньги, там криминал. А нефть - это очень большие деньги. Делайте выводы, господа. А посему, полагаю, что Абакумов обратится за помощью именно к этим ребяткам. Они следствие быстро проведут, а виновных накажут еще быстрее. А нам потом придется разгребать последствия их "следствия"...
  - Тоже верно...
   Подъехал начальник РУВД подполковник Малыгин. Выгрузился из машины и сразу направился к операм.
  - Ну, что у вас?
  - Пока не знаем, Николай Александрыч.
  - Надо копать, - бросил Малыгин и направился к экспертам.
  - Только где?.. - задумчиво проговорил вслед ему Андреев.
  - Ясно где. В делах Абакумова. Наверняка разборки с другими нефтяными компаниями, - ответил Федоров, - Я вот что думаю. Давайте сейчас разделимся. Мы потолкуем с папашкой, а вы займитесь опросом свидетелей. Хотя чего у них выяснять? И так все ясно.
   Опера пошли к "Мерседесу" Абакумова.
  - Слав, давай покрутись тут для вида, может и в самом деле, что-нибудь интересное услышишь. А я, пожалуй, возьму сейчас стрелка и поеду в отдел. Попробуем допросить.
   Лахтин кивнул. Андреев нашел, в какой машине сидел киллер, пересадил его в "уазик" и водитель Семеныч поехал в РУВД. Отъезжая, Игорь заметил, что сквозь пробку пробирается, сверкая мигалкой, "Волга" начальника ГУВД генерала Рубцова. Движение на дороге окончательно замерло...
  
  
   Закончив главу, Эдик закрыл книгу и встал из-за стола. "Где там этот стрелок? - недоумевал опер, глядя в окно, - Обещали привезти еще полчаса назад. Может, отбили по дороге? Чепуха! Просто застряли где-то".
   Прервав размышления, открылась дверь, и Андреев ввел в кабинет мужика лет сорока, закованного в наручники.
  - Садись, - Игорь толкнул его на стул. Сам сел за стол, Эдик тоже занял свое место, - Ну что, пообщаемся? Давай, расскажи-ка нам, за что ты ребят расстрелял?
  - Это не я...
  - Как это не ты?! Алло, мужик?! Очнись! Тебя на горячем взяли! Чуть ли не на месте. Так что не нервируй, рассказывай, как есть.
  - Нет, стрелял действительно я. Но я не сам...
  - Че ты несешь?! Ты еще про дьявола, вселившегося в твою душу расскажи. Под дурака решил закосить? Извини, придется обломаться.
  - Да нет, вы не поняли... Меня заставили.
  - Кто? - влез Эдик.
  - Я их не знаю. Они били меня, угрожали расправиться с семьей. А у меня двое детей...
   Игорь переглянулся с Молодцовым. "Правду говорит, нет?!" Эдик пожал плечами. Про такие варианты они только в книжках читали. Чтоб человека угрозами заставляли совершить убийство. Нет, бывает, конечно. Но чтоб заказное?!
  - Так, стоп! - прервал Андреев мужика, который уже чуть не плакал, - Мы не с того начали. Звать как? Фамилия? - он выдернул из ящика чистый лист и приготовился записывать.
  - Карпухин, Анатолий Валерьевич, - мужик немного успокоился.
  - Работаешь где?
  - Компания "Сибирское топливо", главный инженер.
  - Нефтью что ли торгуете?
  - Да.
  - Итак, давай сначала. Кто тебя заставил?
  - Нет, я не буду ничего говорить. Я боюсь. Не за себя, за жену, детей! Они предупредили, что если я хоть что-нибудь про них скажу, то они расправятся с нами.
  - "Хоть что-нибудь" ты про них уже сказал. То, что тебя заставили. Поэтому, пока ты не расскажешь все, мы с тебя не слезем...
  - Хоть убивайте, я больше ничего не скажу! - заверещал Карпухин.
   Андреев задумался. Если бы мужик вообще ничего не говорил, он бы ему врезал. Но мужик начал говорить: назвался, рассказал про угрозы. Поэтому дуплить его не хотелось. "Лучше дать ему успокоиться, и поговорить завтра". Как говорится, утро вечера мудренее.
  - Все, Эдик, отведи его в камеру. Я пока со следаком свяжусь, узнаю, что он решит.
   Молодцов вывел Карпухина из кабинета. Сразу после них зашел Лахтин.
  - Ну что? Есть что новое?
  - Ни хрена! Побазарил со свидетелями, все одно говорят. Ничего важного.
  - А главковские чего?
  - Паша с Вовчиком там остались. Обещали завтра подъехать. У вас-то что?
  - Да не знаю. Говорит, заставили его, угрожали.
  - Веришь?
  - Вроде не врет. Ладно, завтра разберемся. Езжай домой. Мы сейчас здесь закончим и тоже по домам.
   Слава вышел из кабинета. Андреев начал набирать номер мобильного телефона следователя прокуратуры Евсеева.
  
  
  ГЛАВА 3
   Следующим утром вся команда "убойного" отдела была в сборе. Отсутствовавшие накануне Сорокин и Устинов узнали о произошедшем убийстве. Следователь принял решение арестовать Карпухина. Евсеев попытался допросить его, но он ему ничего не сказал. Опера тоже решили не соваться к нему, пока не узнают подробностей. Паша Федоров обещал приехать с утра, а появился только к обеду.
  - Ну, где ты бродишь?! - наехал на него Андреев.
  - В налоговой был. Проверял кое-какую информацию. Но это потом. Так, насчет Абакумова... Пообщались мы с ним вчера. Как и ожидалось, он никого не подозревает. Ну, это понятно. На фиг мы ему нужны, он сам во всем прекрасно разберется. Потом мы у него спрашиваем: с кем в последнее время вы заключали контракты по нефти? Он сразу взъелся: какое вам дело, не лезьте, я позвоню вашему начальнику! Мы от него отстали. Но я думаю - не тут-то было! Не хотите говорить - сами узнаем. Поэтому, с утра поехал в налоговую. Поставил перед ребятами задачу - собрать все, что есть по этому "Сибирскому топливу". Они мне навалили каких-то копий договоров, бухгалтерских учетов, черт его знает, что там еще, я в этом ни хрена не понимаю. Отложил все это в сторону. Выбрал только договора за последний месяц. Начал изучать. Оказалось, что самый крупный договор у них был заключен совместно с корпорацией "Альфа-Омега". Они тоже занимаются топливом. А ситуация там такая. Обе эти компании поставляют нефть куда-то на Дальний Восток. Несколько поставок по железной дороге за два месяца. При этом доля нефти от каждой компании составляет пятьдесят процентов. То есть, допустим, "Сибирское топливо" дает двести тонн нефти и "Альфа-Омега" тоже дает двести тонн. Я уж не знаю, какая от этого выгода Дальнему Востоку, но наши ребятки получат за это довольно хорошие бабки. Вот вам и мотив для убийства. Так сказать, для устрашения, чтоб Абакумов убрался из этого контракта.
  - А кто руководит этой "Альфой-Омегой"? - спросил Сорокин.
  - Некто Поликаровский, Альберт Давидович. Что за тип, я не знаю, но попробую выяснить. Да, я вот тут вам откатал на ксероксе все эти бумажки, чтоб, если решите общаться с этими олигархами, не вздумали отпираться от своего сотрудничества, - Паша достал из внутреннего кармана куртки несколько свернутых в трубочку листков, - Чтоб я еще раз копался в этих экономических бумагах?! Да никогда в жизни! Поэтому, с вас бутылка!
  - Вот если нам эти бумажки помогут, тогда и получишь! - усмехнулся Игорь.
  - Ну, вы и гады! Что там, кстати, со стрелком?
  - Говорит, что его заставили. А кто именно, сказать не хочет. Кричит, что мол, боится за семью, они, якобы обещали всех убить.
  - Да какие проблемы?! Дайте в брюхо пару раз, сразу запоет! Ладно, поеду я. Давайте поделим фронт работ. Мы плотнее займемся Поликаровским, а вы колите киллера. Все, пока! - Паша покинул кабинет.
   Оперативники тоже разошлись по своим делам. Андреев задержал Сорокина.
  - Я вот о чем все время думаю. Этот Карпухин работал в компании "Сибирское топливо", руководил которой Абакумов. Что он не знал что ли, кого убивать идет?
  - Знал, наверное.
  - Вот и я о том же. Как-то странно все это. Может, заливает он нам про эти угрозы? Может, тут совсем другое? Ты вот что, узнай, где это "Топливо" находится и поезжай туда. Выясни там про Карпухина все, что сможешь.
  - Попробую, - кивнул Сорокин и тоже вышел из кабинета.
   После его ухода Игорь решил проверить еще одну свою идею. Он раскрыл блокнот, быстро нашел нужный телефон и набрал номер. Ответили на том конце почти сразу же.
  - Алло, Витек? Привет!
  - Здорово, Женич! - отозвался знакомый опер из УБОПа .
  - Слушай, помощь нужна.
  - Выкладывай.
  - Скажи, за вашим ведомством сейчас кто-нибудь сидит в ИВС ?
  - Да, парень один, из молодых "быков".
  - А за что?
  - Прихватили с пушкой на кармане.
  - Давно?
  - Позавчера. А тебе какой интерес?
  - Слышал про расстрел возле ЗАГСа?
  - Конечно!
  - Ну вот, есть информация, что группировки бандитские разбираются. Хотелось бы пошептаться с кем-нибудь из их общества. Как думаешь, поделится?
  - Наверное. Парень вроде нормальный, без понтов.
  - Так что, разрешишь пообщаться?
  - Да нет проблем! Разрешение только у следака возьми и все.
  - Ты бы сам ему позвонил, а? Чтоб мне проще было.
  - Хорошо.
  - Ну, давай, до встречи.
   Игорь положил трубку и стал собираться к следователю за разрешением.
  
  
   Сорокин, узнав в информационном центре ГУВД, где находится офис компании "Сибирское топливо", отправился туда.
   Масштабы "офиса" поразили опера. Территория по площади могла дать фору нескольким стадионам. Огромное здание, множество разнообразного транспорта, какие-то громоздкие непонятные установки. Саша поглазел на все это и вошел внутрь здания.
   Спросив у охранника, как пройти в отдел кадров, он поднялся на второй этаж. Войдя в кабинет, Сорокин застал там полную женщину лет пятидесяти в очках, изучающую какие-то бумаги.
  - Добрый день! Капитан милиции Сорокин, - показал удостоверение оперативник.
  - Здравствуйте, - женщина оторвалась от бумаг, - Что вы хотели?
  - Поговорить, - Саша опустился на стул.
  - Позвольте еще раз ваши документы.
   Сорокин позволил. Женщина, внимательно изучив сначала обложку, потом содержимое, вернула "ксиву".
  - О чем же вы хотели поговорить?
  - Я думаю, вы в курсе, что у вас тут произошло?
  - Что?
  - Ну, у шефа вашего сына с невесткой убили!
  - Ах, это! Да, конечно, знаю. Только чем я вам могу помочь?
  - Ну, давайте начнем с того, что вы расскажете мне о том, что по этому поводу думают в вашем коллективе?
  - Да собственно ничего. Мы ведь только сегодня утром узнали об этом. Тем более что подробностей нам не рассказывали.
  - Хорошо, а Карпухина Анатолия вы знаете?
  - Да... Это наш главный инженер. А почему он вас интересует?
  - Дело в том, что, возможно, он причастен к этому преступлению...
   Сорокин специально сделал акцент на слове "возможно". Потому что, многие люди, когда слышат, что какой-то человек замешан в преступлении, начинают сгущать краски и вспоминать о нем только все самое плохое, упуская детали, которые могут помочь невиновному человеку. А так, опер сразу говорит, что они сами не уверены в виновности Карпухина.
  - Ой, да что вы!.. Толик - хороший человек, грамотный работник. Это ошибка какая-то! Как он может быть причастен к этому ужасному преступлению?!
  - Я не знаю... Давайте, вы лучше расскажете мне об отношениях внутри коллектива. Как люди общаются, и конкретно, какие отношения были у Абакумова и Карпухина?
  - Про коллектив могу сказать одно - люди все нор-маль-ны-е. Каких-то ссор я не замечала. А что касается Юрия Антоновича и Толика, то отношения у них были обычные, рабочие. Что вас еще интересует?
  - А вот такой еще вопрос - на что сотрудники чаще всего жалуются?
  - На зарплату. Это ведь только кажется, что, если работаем с нефтью, то и денег у всех выше крыши... Нет, конечно, руководству жаловаться нечего, они все сполна получают. А вот среди простых работников бывают недовольные. Платят меньше, чем положено; задерживают иногда по полмесяца.
  - А Карпухин жаловался?
  - Ну, так, чтобы открыто возмущался, нет. Ходит, как все обсуждает проблему. Ему ведь тоже не все выплачивали.
  - Понятно. У меня вот еще какая просьба. Личное дело Карпухина можно посмотреть?
  - Как вам сказать... Вообще-то конечно не положено. Но для вас, так и быть, сделаю исключение, - женщина поднялась со своего места и пошла к стеллажам. Покопавшись там пару минут, она протянула оперативнику черную папку, - Вот, пожалуйста. Если хотите, можете сесть вот там, - она кивнула на кресло, - Я думаю, там вам будет удобнее.
  - Спасибо, - Сорокин взял папку и устроился в кресле.
   Надо сказать, что человеку не привыкшему работать с такими документами, довольно трудно вникнуть в их суть. Саша бегал глазами по страницам, к некоторым возвращался по несколько раз, прочитывал вновь. Наконец, он наткнулся на одну анкету, которая заинтересовала его. Он вернулся к столу кадровички.
  - Скажите, пожалуйста, вот здесь написано, что до вашей компании Карпухин работал в корпорации "Альфа-Омега". Насколько я знаю, она тоже занимается нефтью. И Карпухин занимал ту же должность - главный инженер. А почему он решил перейти к вам?
  - Меня это тоже заинтересовало. Он сказал, что хотел бы попробовать разные места работы и найти более приемлемое для него.
  - Ясно. Можно мне вот с этой бумажки копию сделать?
  - Конечно! Давайте я сделаю, - женщина взяла листок, вложила его в ксерокс и через несколько секунд аппарат выдал горячий листок, - Держите.
  - Спасибо! Вы мне очень помогли! До свидания!
   Сорокин проверил содержимое листка, убедился, что это то, что нужно, сунул его в карман и вышел из отдела кадров. Больше в "Сибирском топливе" его ничто не интересовало.
  
  
  ГЛАВА 4
   Получив у следователя разрешение на допрос лица, Андреев поехал в ИВС. Там, предъявив дежурному эту бумагу, он прошел в комнату допросов и сел за стол. Через несколько минут туда же ввели задержанного - крепкого парня лет двадцати пяти. Он без разрешения плюхнулся на стул.
  - Ха, сколько же вас, ребята?! Вас вроде не было в прошлый раз, - ухмыльнулся браток.
  - И не могло быть. Я из другого ведомства. "Убойный" отдел.
  - Не, ребята, так не пойдет. Да, повезло, взяли со стволом. Но мокруху вы мне не пришьете.
  - Успокойся, - Игорь усмехнулся, - Никто тебе ничего шить не собирается. Просто побазарим. Если можно так сказать, обращаюсь к тебе за консультацией.
  - В смысле?
  - Тебя как звать?
  - Серега.
  - Давно бандитствуешь?
   Парень замешкался, но потом, что-то прикинув, ответил:
  - Года два.
  - Под кем ходишь?
  - Под Седым.
  - Понятно. Знаешь ведь наверняка, кто в чьей команде состоит?
   Серега замялся.
  - Не всех...
  - Олигарха Поликаровского знаешь?
  - Лично не знаком.
  - А вот скажи, кто его "крышует"?
  - С ним ситуация особая. С авторитетами он не контачит. Но есть у него человечек один, он темная лошадка. По повадкам не блатной. У него своя бригада, человек пять, не больше. Вот они и решают все проблемы Поликаровского.
  - Как его найти можно?
  - Не знаю.
  - Ну, а что о нем вообще известно?
  - Зовут его Бломберг Михаил. Возраст - лет тридцать-тридцать пять.
   Игорь записал сведения в блокнотик.
  - А другой олигарх - Абакумов, с кем работает?
  - Этот ни с кем. У него своя служба безопасности крутая. Все бывшие спецы, то ли менты, то ли эфэсбэшники. Седой как-то попытался предложить ему свои услуги, так эти приехали на стрелку... Мы еле ноги унесли!
  - Лопухнулись ребятки. Прямо у них под носом сынка Абакумовского шлепнули.
  - Да ну?! Вот уроды! - Серега явно позлорадствовал.
  - Ну, спасибо, Сереж. Помог ты нам очень, - Андреев встал из-за стола, - Это у тебя первый влет?
  - Да.
  - Похлопочу, чтоб с тобой помягче. Пока!
   Игорь вышел из кабинета. "Вроде нормальный парень, а в бандитах ходит. Парадокс!" В принципе, Игорь не имел ничего против таких ребят, которые не выделываются и не кричат "Мусора поганые, мы вас всех перережем!" Пусть себе спокойно "крышуют" бизнесменов, с них не убудет. Конечно, если при этом ребятки не убивают, не насилуют и не похищают людей. Таких волков надо сразу к стенке ставить.
  
   Альберт Давидович прохаживался по кабинету. В душе он радовался - вчера осуществилось его заветное желание. Он устроил огромную пакость человеку, который когда-то был ему лучшим другом... Но когда-нибудь за все приходится расплачиваться. Поликаровский получил свой долг. Хотя еще и не в полной мере.
   В кресле сидел Михаил. Он мерно помешивал сахар в чашке чая.
  - Как думаешь, он не расколется? - обратился к нему Поликаровский.
  - Вы же сами говорили, что даже если расколется, нам это ничем не грозит.
  - Ну да, ну да... - Поликаровский нервно потер мощную шею.
  - Да не волнуйтесь, Альберт Давидович, мой человек в прокуратуре держит руку на пульсе! Если что, он сразу даст знать.
  - Человек-то надежный?
  - Еще бы! Заместитель прокурора.
  - Хорошие у тебя связи! - усмехнулся олигарх, - В общем, будь начеку. Если что-то случится, сразу приезжай. Никаких телефонных звонков. Все понял?
  - Да, - Бломберг поставил чашку на столик и вышел из кабинета.
   Поликаровский тихо выругался и грузно опустился за стол.
  
  
   Вечером опера собрались в кабинете. Кое-кому не терпелось рассказать, что он раскопал, другие приготовились внимательно слушать. Андреев уступил право первого слова Сорокину.
  - Короче так. Как показала кадровичка, в "Сибирском топливе" частенько недоплачивают работникам, в том числе и Карпухину. А еще несколько лет назад он работал в "Альфа-Омеге". Занятно?
  - Очень, - продолжил Игорь, - А я пообщался с одним братком. Хороший парень. Он рассказал, что на Поликаровского работает некий человечек. Данные его есть. Бломберг Михаил. С виду не бандит, но человек серьезный. Команда у него небольшая, человек пять. А вот Абакумов вообще с бандитами не дружен. У него крутая охрана, состоящая из бывших силовиков, которая, однако, оказалась слабой против инженера Карпухина.
  - Кстати, Вовчик Синицын звонил, - вставил Устинов, - Главковские эксперты провели экспертизу по автомату. Сделали за один день, все-таки дело не рядовое. "Калаш" нигде не засвечен. Автомат новый, но установить происхождение не получится - номера сбиты. Так что, эта линия поиска отпадает.
  - Ну, товарищи-"убойщики", какие будут версии? - вздохнул Игорь.
  - Я думаю так. Карпухину не хватало денег, и он решил отомстить Абакумову. Вот и все. В нашем деле главное - простота, - развел руками Саша.
  - А у меня другое мнение, - покачал головой Андреев, - Но сперва я опровергну тебя. Где, по-твоему, Карпухин взял автомат?
   Саня пожал плечами.
  - Это не столь важно.
  - А теперь к моей версии. Поликаровский решил отхапать заказ себе, и для этого придумал историю с запугиванием Карпухина. Согласитесь, на это многое указывает. Во-первых, Поликаровский знал Карпухина раньше. Во-вторых, у него есть хороший парень Миша Бломберг, который решает все его проблемы. С ним, кстати, в любом случае пообщаться надо. И, в-третьих, слова Карпухина насчет угроз надо проверить. Ясно одно - без Бломберга нам не разобраться. Поэтому, Эдик, дуй в дежурку, пробей его адресок.
   Молодцов кивнул и помчался в дежурную часть. Андреев набрал номер Виктора из УБОПа.
  - Алло? Это Игорь. Слушай, парень этот, которого вы со стволом прихватили, помог нам сильно. Много интересного рассказал. Так что, вы уж с ним не усердствуйте, лады?
  - Без базара! Раз помог, значит, поможет еще. Такие люди нам нужны. Договорюсь со следаком, чтоб на условное клонил.
  - Ну, пока!
   Эдик вернулся минуты через три. В руках он держал распечатку данных с адресной базы.
  - Есть такой чувачок! Вот адресок, - Эдик положил распечатку перед Андреевым.
  - В общем, так, - Игорь глянул на часы, - Время седьмой час. Сейчас я, Леха и Эдик поедем в адрес, остальные на связи. Погнали!
   Трое оперов выскочили из кабинета.
  - Так, стоп! - скомандовал Андреев, - Зайдем в паспортный, может, кто-нибудь еще есть. Бломберг же в нашем районе прописан, хоть посмотрим, как выглядит.
   Уже подходя к паспортному, они увидели, как паспортистка закрывает дверь.
  - Светуль, выручай! Надо форму номер-один на одного хлопца, - подкатил к ней Леша, - У него фамилия редкая - Бломберг, быстро найдем!
  - Что ж с вами делать?! - засмеялась Света, обратно отпирая дверь.
  - Все что хочешь!
   Управились за пять минут. Света вытащила карточку и протянула операм. Те внимательно рассмотрели лицо Бломберга: мужчина лет тридцати пяти, темноволосый, абсолютно не похожий на бандита.
  - Последняя просьба - размножь нам эту рожу.
   И эта просьба была выполнена. Получив десяток изображений Бломберга, опера направились на выход, предварительно по очереди чмокнув Светулю в щечку.
   На улице ребятам вновь повезло. Возле крыльца урчал двигателем "уазик", водитель которого - Семеныч - протирал тряпкой лобовой стекло.
  - Семеныч, ты свободен?
  - А что?
  - Погнали в адрес! Мужичка одного оприходовать надо.
   Возразить Семеныч не успел. Опера уже забрались в салон. Водителю оставалось только повиноваться и садиться за руль.
  
  
   Через пятнадцать минут были на месте. Обычный пятиэтажный жилой дом с обильной растительностью в виде кустов и деревьев. Двор с детской площадкой и скамейками. "Уазик" остановился прямо возле подъезда. Менты вылезли из машины.
   Квартира находилась на третьем этаже. Устинов достал пистолет и снял его с предохранителя. Молодцов надавил кнопку звонка. Дверь без расспросов открыли секунд через десять. На пороге стояла молодая женщина в халате.
  - Добрый день! - поздоровался Андреев, - А Михаил дома?
  - Какой Михаил?! - искренне удивилась женщина.
  - Михаил Бломберг.
  - Здесь такой не проживает.
  - Вас как зовут?
  - Зина.
  - Позвольте мы войдем.
  - А вы вообще кто?
  - Уголовный розыск, - Игорь показал корочки.
  - А в чем собственно дело?
  - Все-таки позвольте, мы войдем, - Игорь протиснулся в дверной проем, шепнув через плечо Эдику: "Останься здесь". Устинов, спрятав оружие в карман, тоже прошел в квартиру.
   Опера сразу же разделились. Игорь направился в комнату, Леша в кухню, по пути проверив туалет и ванную. Больше кроме женщины никого в квартире не было.
   Андреев пробежал глазами по комнате. На полке он заметил фотографию в рамке. На ней Зинаида стояла на фоне парка, а сзади, обнимая ее за талию, стоял какой-то мужчина. Но это был не Бломберг.
  - Что вам нужно?! - никак не могла взять в толк женщина.
  - Разрешите взглянуть на ваши документы, - пытаясь разрядить обстановку, Игорь улыбнулся.
   Зинаида открыла шкаф и начала искать в нем.
  - Скажите, а кто этот молодой человек на фото?
  - Это мой муж - Александр.
  - А где он сейчас?
  - На работе, - отыскав, наконец, паспорт, девушка протянула его оперу.
   Игорь раскрыл документы. Полистав паспорт, он вскинул брови:
  - Так вы ведь не здесь прописаны?
  - Да, я прописана в Томске. А эту квартиру мы снимаем.
  - Ах, вот в чем дело! - наконец разобрался Андреев, который думал, что Эдик получил неверные данные о месте жительства Бломберга, - А хозяин кто?
  - Я не знаю.
  - Подождите, а как же вы платите ему?!
  - Мы заплатили за год вперед.
  - А как его зовут?
  - Да, действительно, кажется, его зовут Михаил. А вот фамилию, простите, не помню.
   Игорь достал из кармана фотографию Бломберга:
  - Это он?
   Зина рассмотрела фото.
  - Да, по-моему, он.
  - Как его найти?
  - Я не знаю.
  - Когда вы его видели в последний раз?
  - Месяца три назад. Он заезжал проверить, живем ли мы здесь.
  - Он часто здесь появлялся?
  - Нет. За все время, то есть за восемь месяцев, я его только раза два и видела. Сперва, когда платили ему, и потом, когда он заезжал.
  - А он не звонил вам?
  - Никогда.
  - Понятно. Зина, давайте договоримся, как только он появится, или хотя бы позвонит, вы сразу же сообщите нам. Запишите, пожалуйста, телефон.
   Девушка записала номер в блокнотик. Затем, немного помедлив, робко спросила:
  - Скажите... А он... Что он сделал?..
  - Да, возможно, ничего, - махнул рукой Игорь, - Просто он мог кое-что видеть, а говорить не хочет. Прячется. Только, давайте условимся, ему ни слова, - опер прижал палец к губам.
  - Да, конечно, я понимаю! - заверила его девушка.
   Андреев и Устинов пошли к выходу. Молодцов топтался на площадке. Попрощавшись с девушкой, опера спустились на один пролет вниз, и остановились у окна.
  - Интересный малый этот Бломберг! - усмехнулся Леша, - Хрен найдешь! Что будем делать, Женич?
  - Ну что, засаду оставлять глупо, он вообще может здесь не появится. К тому же, мы не знаем, имеет ли он какое-то отношение к нашей истории или нет. Ладно, завтра потолкуем с Карпухиным, может быть, он что-то прояснит. Поехали в отдел.
   Опера скатились вниз по лестнице и, прыгнув в "уазик", поехали в РУВД.
  
  
  ГЛАВА 5
   Следующее утро началось красиво. Часов с девяти начало жарить солнце. Май в этом году был переменчивый: день жарко, день холодно. Опера собрались в одном из двух кабинетов, занимаемых "убойной" группой. Андреев распорядился привезти Карпухина. Лахтин, взяв "уазик" с Семенычем, поехал за ним в ИВС. Вернулся он минут через двадцать - изолятор находился недалеко от РУВД. Карпухина посадили на стул в центре кабинета. Оперативники остались послушать беседу все. Интересно.
  - Ну что, Анатолий, нравится сидеть? - начал Андреев.
  - Я не понимаю, что вы от меня хотите?!
  - Не надумал рассказать, как все было?
  - Я вам уже говорил: ничего рассказывать не буду! У меня семья! - занервничал Карпухин.
  - Да, дядя, не хочешь ты себе помочь, - вступил в беседу Сорокин, - Вот ты говоришь, тебе угрожали. А как мы можем тебе верить?! Твои слова ничем не подкрепляются! А посему по этому делу ты пойдешь один. Тем более что мотив у тебя имеется - Абакумов мало тебе платил. Я думаю, за двойное убийство, с учетом личности погибших, влупят тебе по максимуму. То есть "вышачок". Тебе оно надо?
   Карпухин молчал, глядя в пол.
  - Хорошо, не хочешь сам рассказывать, давай так: мы будем задавать тебе вопросы, а ты будешь отвечать. Авось что-нибудь да получится, - предложил Игорь, - Идет?
   Анатолий неоднозначно покивал головой. Вроде бы и согласился, вроде и нет.
  - Итак, вопрос первый. Раньше ты работал в "Альфа-Омеге". Поликаровского знал?
  - Да.
  - Почему перешел в "Сибирское топливо"?
  - Хотел посмотреть, как там работается. Посмотрел, коллектив понравился, ребята опытные, я и остался.
  - Денег не платили в "Топливе"?
  - Платили. Но с задержками и не все.
  - Но жить можно было?
  - Живу же.
  - Ты знал, кого идешь убивать?
  - Да, они мне сказали.
  - Автомат где взял?
  - Они дали.
  - Ну, а теперь давай сам. Как ты к ним попал, кто они, как заставили? Все по порядку. Курить хочешь?
   Карпухин отрицательно покачал головой.
  - Если можно водички.
  - Слава, налей.
   Лахтин плеснул из графина в стакан холодной воды. Карпухин выпил, поставил стакан на стол. Прокашлялся.
  - Вы мне обещаете, что с моей семьей ничего не случится?
  - Обещаем.
   Андреев пообещал, но сам не был уверен в том, что они могут гарантировать им полную безопасность. Главное, пусть рассказывает, а там видно будет, что сможем - сделаем.
  - В общем, недели две-две с половиной назад я возвращался домой. Уже почти дошел до дома, как вдруг рядом со мной остановилась машина, красная "девятка". В ней сидели трое. Два молодых крепких парня и мужик постарше. Они показали мне пистолет и велели садиться в машину. Пришлось сесть. Там на меня сразу же надели наручники и завязали глаза. Потом мы ехали. Минут пятнадцать, не меньше. Остановились у подъезда. Они сняли с меня повязку и наручники. Водитель остался в машине. Я, двое других, и еще один парень, который ждал нас на улице, поднялись в квартиру. Там был еще один парень. Они усадили меня на диван, и тот мужик начал говорить. Он сказал, что я должен буду кое-кого убить. Я естественно отказался, и тогда он махнул парням. Они свалили меня на пол и начали избивать. Сам мужик даже ни разу не приложился. Просто сидел и наблюдал. Били минут пять. Потом опять усадили на диван. Мужик продолжил. Рассказал, каким образом я должен буду убить и кого. Сына Абакумова и его невесту расстрелять из автомата возле ЗАГСа. Потом снова отвели в машину, надели наручники, завязали глаза и отвезли домой. Потом возили еще несколько раз, били. Как говорил тот мужик, "делали внушение". Угрожали, что если я откажусь, они убьют сначала жену и детей, а потом и меня.
  - Почему не обратился в милицию? - спросил Устинов, когда Анатолий замолчал.
  - Смеетесь?! Я же говорю, мне было страшно! И за семью, да и за себя тоже.
  - Парней этих запомнил? - влез, ранее молчавший Лахтин.
  - Нет, конечно! Бандиты! Все на одно лицо!
  - Узнать сможешь? - спросил Эдик.
  - Мужика узнаю, а парней нет.
   Опера переглянулись. Андреев достал из стола несколько фотографий, в том числе и фото Бломберга.
  - Здесь его нет?
   Карпухин взял фотографии. Лишние сразу же убрал, мгновенно выделив среди них Михаила.
  - Вот он. Вы что, уже взяли его?! - удивился Анатолий.
  - Пока нет. Очень уж он шустрый. Не так-то просто его разыскать. Кстати, номер машины помнишь?
  - Да, на всякий случай запомнил, - Анатолий назвал номер.
   Игорь записал его в блокнот.
  - Отлично! Не думаю, что номера левые. На таких опасно долго ездить. Может, вычислим хозяина.
  - Жена знала про все это? - неожиданно спросил Сорокин.
  - Да, пришлось рассказать. Чтоб понимала, на сколько все серьезно. Один раз она даже видела, как меня привезли.
  - А мужиков видела? - сразу же загорелись глаза у Славы.
  - Только главного, который постарше.
  - Ну что ж, будем искать. Только придется тебе и в прокуратуре все это рассказать. Иначе даже если мы его возьмем, как докажем, что он причастен? Так, по крайней мере, будут показания, твои и жены. Так что, Слава, вези его в прокуратуру, и скажи следаку, чтобы жену вызвал. А мы сейчас тачку пробьем.
   Лахтин вместе с Карпухиным вышли из кабинета. Андреев позвонил в ГИБДД, с просьбой установить владельца "девятки". Коллеги перезвонили минут через пять. Машина была записана на некоего Колесникова Антона Григорьевича.
  - Я думаю, этот Колесников, если он при делах, не пожелает приехать к нам добровольно, а то и вовсе в бега ударится. Поэтому придется ехать к нему самим.
   Вдруг зазвонил телефон. Игорь снял трубку. Выслушав собеседника, он поморщился и, положив трубку, сказал:
  - Малыгин вызывает к себе на срочный доклад. Видать сверху уже наседают. Так что, поедете одни. Все, удачи!
   Четверо оперов вышли из кабинета. Андреев направился к начальнику, остальные поехали к Колесникову.
  
  
   Игорь вошел в кабинет начальника РУВД. Подполковник Малыгин сидел за своим столом и просматривал какие-то дела. Заметив Андреева, он велел ему садиться. Игорь тоже опустился за стол.
  - Ну, что там по убийству? ОПД завели?
  - Да, - ответил Игорь.
   ОПД - это оперативно-поисковое дело. Если у следователя уголовное дело, в которое собираются все сведения, добытые по делу, и затем оно направляется в суд, то у оперов главным документом является ОПД. В него собирается все подряд, все, что имеет хоть какое-то отношение к раскрытию преступления. В нем опера должны подробно описывать, какие проводились мероприятия для раскрытия преступления, и подкреплять свои слова нужными документами, которые чаще всего бывают липовыми, поскольку толку от них никакого, а времени отнимают много. Также туда помещаются все официальные бумаги: заявление потерпевшего, если таковой имеется; протокол осмотра места преступления, протоколы допросов свидетелей, подозреваемых и т.д. и т.п. В общем, абсолютно бесполезная вещь, но если начальству не понравится, как ведется работа по ОПД, можно получить хороший нагоняй.
   По убийству действительно было заведено ОПД, но ничего существенного в данный момент в нем не было, кроме нескольких бумажек, полученных в налоговой и отделе кадров "Сибирского топлива", нескольких различных протоколов и фотографии Бломберга. Естественно такое ОПД не понравится Малыгину, ведь прошло уже два дня с момента убийства, а за это время, по мнению начальства, ОПД должно быть более полным. Но для этого надо весь день, не выходя из кабинета, строчить бумажки. А когда же раскрывать убийство?! Увы, этот вопрос никого не волновал...
   Поэтому Андреев предусмотрительно оставил ОПД в кабинете, чтобы лишний раз не нарываться. Малыгину же ответил, что случайно забыл его и имеет ли смысл бежать за ним обратно. Ответ не устроил подполковника, но больше к этому вопросу он не возвращался.
  - Что накопали?
  - Немного. Карпухин говорить не хочет. С Абакумовым, как вы понимаете, тоже не пообщаться. Кто мы для него? Менты из районного отдела. А он человек занятой. Главковские пытались его потрясти, но он им сразу дал отпор.
  - Так что все-таки выяснили?
  - Есть информация, что у Абакумова были проблемы с другим нефтяным магнатом Поликаровским. Он глава корпорации "Альфа-Омега". Но это не более чем слухи.
  - Ладно, работайте. И вообще активизируйтесь. Не понимаешь, что ли, что это не обычная "бытовуха"?! Сверху уже давят. Как только что-нибудь проявится, сразу доложи. Свободен.
   Андреев покинул кабинет. Он намеренно не стал ничего рассказывать начальнику. Так спокойнее. Иначе расскажешь про Бломберга, про угрозы Карпухину, а потом Малыгин доложит это генералу Рубцову. Тот в свою очередь обрадует Абакумова и все, считай, следствие зашло в тупик! Абакумов начнет свои разборки с Поликаровским, где милиции делать будет уже нечего. Дело не в том, что жалко этих олигархов и их братву, на них по большому счету наплевать. Пусть хоть все перестреляются. Но убийство так навсегда и останется нераскрытым, и будет пылиться в сейфе с неофициальным грифом "глухарь". И на каждом совещании в прокуратуре за него будут драть по полной программе. Нет уж, лучше, когда начальство не в курсе, что наработано по делу. Вот раскроем, тогда и узнаете во всех подробностях. А пока от греха подальше промолчим...
  
  
   Трое оперов взбежали на второй этаж. Нужная квартира находилась на площадке слева. Устинов позвонил. Дверь открыла женщина.
  - Колесников Антон Григорьевич здесь проживает?
  - Да, это мой муж. А в чем дело?
  - Милиция! - рявкнул Сорокин и сунул женщине под нос красную книжицу, - Где муж?
  - В магазин ушел.
  - Давно?
  - Скоро должен прийти. А зачем он вам? - женщина была ошарашена таким напором ментов.
  - Есть пара вопросов. Разрешите, мы подождем его, - не дожидаясь разрешения, Саша шагнул в квартиру. Молодцов и Устинов последовали за ним.
   Ждать Колесникова в подъезде было бы крайне непрофессионально. Кто его знает, вдруг у него есть мобильник, и жена из родственных побуждений предупредит мужа, что дома его ждет милиция. А так она все время будет на виду.
   Опера прошли в комнату и с позволения хозяйки расположились на диване. Сама она нервно топталась в проеме.
   Минут через пять раздался звонок в дверь. Женщина направилась открывать, но Эдик, обогнав ее, раньше оказался у двери. Сорокин и Устинов тоже вышли в коридор. Молодцов распахнул дверь. На пороге стоял невысокий мужичок с пакетом в руках. Увидев незнакомого парня, он удивился.
  - Колесников? - спросил Эдик.
  - Да...
  - Ну, входи.
   Мужик вошел. Ребята сразу же обступили его. Долго мудрить не стали, спросили в лоб:
  - Машина где?
  - Какая машина?! - вытаращился Антон Григорьевич.
  - Красная "девятка". Только не пой, что не знаешь, о чем речь! Она оформлена на тебя.
  - Но у меня нет никакой машины!
  - Собирайся, поедешь к нам. Я вижу, ты не понимаешь слов, - разозлился Сорокин.
  - Погодите, ребят! Я, кажется, догадываюсь, о какой машине вы говорите. Да, на меня действительно оформлена красная "девятка". Но я не хозяин.
  - А кто?
  - Я их не знаю. Понимаете, какая штука: приехали ко мне какие-то ребята, говорят: "Давай на твое имя машину оформим? У нас просто парень один с женой в разводе, не хочет алименты платить. Ну и нежелательно, чтоб знали, что у него машина есть. Заплатим тебе десять кусков". А я как раз временно не работаю; деньги, сами понимаете, не помешают. Ну, и согласился. Поехали мы с ними в автосалон, они выбрали машину, оформили ее на меня. Заплатили они мне десять тысяч и все, мы разбежались.
  - А машина?
  - А я им доверенность выписал. Правда, у нотариуса не оформляли, так за подписью владельца. То есть меня! - мужик ухмыльнулся.
  - На какую фамилию выписал?
  - Да я уж не помню. Давно это было, примерно с полгода назад.
  - Как их найти?
  - Я не знаю.
  - Ну, что вообще о них известно?
  - Да ничего. Я что, расспрашивал их, что ли?
  - А как они на тебя вышли?
  - Без понятия. Я не спрашивал, а они не говорили.
  - Посмотри, вот этого не помнишь? - Устинов достал фотографию Бломберга.
  - Да, точно, это один из них!
  - Ну, смотри, мужик. Если вдруг выяснится, что ты чего-то не сказал, разговаривать будем по-другому. Просек?
  - Я с вами откровенен.
  - Пошли, ребята.
   Опера покинули квартиру. Дверь за ними сразу же захлопнулась. Чувство у всех было такое, как будто им наплевали в душу. "Опять мимо ворот!" Этот Бломберг слишком хитрый, обставился со всех сторон, не подберешься. "Ну, ничего, достанем суку!"
  
  
   Михаил давно расслабился. Весьма необычная работа была выполнена. Заставить человека совершить убийство сложно. Но он справился. Ничего нового в ближайшее время не намечается, деньги за задание получены, можно и отдохнуть.
   Человечек из прокуратурки не звонит, значит, все спокойно. Михаил опрокинул рюмку коньяка. Зажевал лимончиком. Ребятки его поехали в какой-то кабак, оттянуться. Обормоты.
   Телефон запиликал. Михаил снял трубку. Новость, которую он услышал, его нисколько не порадовала. Зампрокурора района сообщил, что Карпухин рассказал про то, что ему угрожали, и даже опознал Бломберга по фотографии. Также он сказал, что, и жена Карпухина тоже дала крайне нежелательные показания. Выслушав, Михаил отключился.
   "Черт! Не дадут отдохнуть! Я же говорил Поликаровскому, что лучше сразу же убрать Карпухина. А он воспротивился. А теперь придется решать очередную проблему".
   Что делать с Карпухиным, он уже знал. А вот насчет его жены предстояло покумекать.
   Не став звонить своим бойцам, Михаил оделся и вышел из квартиры. Направлялся он к человеку, чье имя имело вес в криминальном мире, и через него можно легко передать весточку в изолятор временного содержания. Хотя Михаил и не общался с людьми подобного сорта, иметь одного такого знакомого он считал крайне полезным.
  
  
  ГЛАВА 6
   Весь следующий день прошел тихо. "Убойщики" не знали, что еще можно предпринять для раскрытия убийства, а потому временно оставили это дело. Главковские тоже не объявлялись. Казалось на этом можно ставить точку и с чувством выполненного долга отправлять дело в сейф. До лучших времен.
   Неожиданное известие, которое потрясло всех, пришло вечером...
   Позвонил следователь прокуратуры Евсеев и сообщил, что Карпухин умер в изоляторе. Вскрытие еще не проводилось, но после первичного осмотра, судебный медик сделал вывод, что смерть не является насильственной, поскольку не обнаружил никаких видимых признаков убийства. Однако велел ждать вскрытия. Но кому оно, собственно говоря, нужно?! Всем и так было ясно, что смерть Карпухина неслучайна. Помогли сокамерники. Но трясти их не имело никакого смысла. Людей, которые идут на такое, на пустом месте не расколешь.
   Опера сбегали за водкой. Повод был: вся их работа оказалось проваленной. А ведь они обещали Карпухину безопасность. Обидно... Кто-то оказался хитрее их.
  - Оперативно работают, суки! - бросил Андреев, когда полбутылки уже было выпито, - Только вчера разговорили Карпухина, а сегодня он уже мертв. И главное, как информация просочилась? Ведь про все это знали немногие: мы, Евсеев и все!
  - Хочешь сказать, Евсеев стуканул? - посмотрел на него Сорокин.
  - Вряд ли. Не первый год его знаем. Никогда раньше подобного не было. Надо будет выяснить, может, из прокурорских еще кто-нибудь был в теме.
   Опера прикончили два пузыря, когда время уже приближалось к одиннадцати. Ехать домой ни у кого уже не было ни сил, ни желания. Разместились на двух диванах: Андреев и Сорокин в кабинете Игоря, Молодцов и Лахтин в своем. Устинов устроился в кресле, которое "убойщики" недавно вырвали у начальника уголовного розыска. Тому в кабинет завезли новую мебель.
   Через несколько минут в двух кабинетах наступила тишина...
  
  
  - Ты что натворил, баран?! - кричал Поликаровский, бегая по кабинету, - Какого черта ты замочил Карпухина?! С каких пор ты можешь сам принимать такие решения?!
   Михаил, как провинившийся школьник, стоял в центре кабинета, понурив голову. Он только что доложил Поликаровскому о том, что Карпухин дал показания, и его пришлось устранить. Но такой реакции он не ожидал.
  - Я решил, что с ним нужно кончать быстрее...
  - Ты решил?! Надо было мне сообщить! Теперь менты точно станут копать глубже! Учти, если они доберутся до меня, ты труп!
  - А что делать с его женой? Оказывается, она была в курсе всего. И даже один раз видела меня.
  - Что?! С этого надо было начинать! Значит так, больше никаких убийств! Привезите ее сюда, я сам с ней поговорю. Посмотрим, или просто припугнуть, или денег ей дать, чтоб молчала. Иди!
   Михаил вышел. Нет, Поликаровский вовсе не стал гуманистом, и не поэтому, он велел не трогать жену Карпухина. Просто ему не хотелось вешать на себя лишний груз. Если менты все же докопаются до него, то и без того хватит: сначала сын Абакумова с невестой, теперь Карпухин. А если копнут еще дальше?.. Найдут еще с десяток людей, которых устранили по его приказу.
   Альберт Давидович плеснул себе минералки и залпом осушил бокал. "Ну, падла, вот закончится эта катавасия, и ты тоже отправишься к праотцам!" - думал он про Бломберга.
  
  
   Часа в четыре Игорь проснулся. Остальные еще спали. Сев на подоконник, он закурил. Мысли крутились вокруг одного - как бы изловить Бломберга. Ему казалось, что они что-то упустили. Но что, он никак не мог понять.
   Мимо отделения прошла парочка: парень и девчонка. Она держала его за руку, он что-то увлеченно рассказывал. Тут Игоря, словно током ударило. Он выбросил окурок в окно и побежал будить остальных.
   Ребята, продрав глаза, долго не могли понять, что происходит. Андреев, чтобы втолковать им, стал говорить на повышенных тонах:
  - Мужики, мы с вами полные мудаки! Про жену-то карпухинскую совсем забыли! А ведь ее тоже могут убрать, как ненужного свидетеля.
   Опера, поняв смысл слов шефа, мигом проснулись.
  - Блин! Сколько времени уже прошло?! Ее за это время могли десять раз грохнуть! - хлопнул по столу Сорокин.
  - Поэтому надо ехать, сейчас. Давайте с ребятами к ней, на месте разберетесь: или кто-то останется охранять, или везите с детьми сюда. Я буду на связи, - отдал распоряжения Андреев.
   Четверо оперов, прихватив оружие, выскочили из кабинета. Поехали на белой "девятке". Открыли окна, теплый ветер раннего майского утра ворвался в салон. За рулем сидел Сорокин, рядом Молодцов, сзади расположились Устинов и Лахтин.
   Вообще-то постоянно закрепленной за "убойным" отделом машины не было. Но "убойщики" всегда имели преимущество перед другими отделами: все-таки занимались раскрытием самых тяжких преступлений - убийств. А значит, всегда должны быть на коне. Раньше опера ездили на "Волге", но недавно у нее полетел движок, и машину загнали на ремонт. Естественно, денег у автохозяйства МВД не было, и машина прочно осела в гараже РУВД. В феврале, когда машина тоже была на ремонте, им дали "пятерку", но вскорости забрали. Иногда в экстренных случаях ездили на дежурном "уазике" с Семенычем. После того, как опера лишились "Волги", в их распоряжение отдали трехлетнюю "девятку". Раньше она принадлежала Малыгину, но видимо начальник РУВД посчитал неприличным ездить на трехлетней машине, и поменял ее на новенькую "десятку".
   Водительских прав ни у кого из всей команды не было - ездили по милицейской "ксиве", самостоятельно научившись водить. Женич давно собирался пробить в ГИБДД права для всех, но пока не доходили руки.
  - Тут хохма на днях была, в дежурке утром услышал, когда сводку просматривал, - вспомнил байку Леша. Вообще в милиции можно услышать сотни различных историй, большинство из которых с юмористическим оттенком. Правда, половина из них является вымыслом, но слушали их всегда с интересом. Все-таки весело, - Постовые двух пацанов прихватили. Одному шестнадцать, другому пятнадцать. Они прикол придумали: достали где-то гранату учебную, и давай народ разыгрывать. Выходят на какую-нибудь тихую улочку, на которой, однако пробки образуются по вечерам, подождут пока машины встанут и показывают кому-нибудь из водил гранату. Потом на его глазах дергают кольцо и бросают гранату под машину. А тачки выбирали в основном те, где народу побольше. Люди понятное дело начинают дергаться, а как выйти-то, машины вплотную стоят? Открывают окна, начинают орать. Пацаны стоят, ржут. Потом люди понимают, что граната уже не взорвется, и успокаиваются. А когда машины рассосутся, пацаны спокойно гранатку подбирают и отваливают. А на следующий день вновь идут прикалываться. Говорят, один раз водила даже стекло лобовое разбил, хотел выскочить! А тут ребятки опять шутку учинили прямо на глазах у патрульных, ну они, понятное дело, хапнули пацанов. А, скорее всего, отвертятся. Что им вменишь-то? На хулиганку и то не потянет.
  - А хорошая шутка! Надо будет тоже как-нибудь попробовать, - усмехнулся Молодцов.
  - Ну-ну, - поддакнул Саша, - Только не под простую машину кидайте, а под ментовскую. Вот смеху-то будет! Ладно, хорош болтать, кажется, вот этот дом.
   Возле подъезда двое парней заталкивали в красную "девятку" женщину. Номер машины был знаком операм. Именно о ней говорил Карпухин.
  - Бля, кажется, опоздали! - закричал Слава, - Саня, жми за ними!
   Машина уже сорвалась с места и выскочила со двора. Сорокин тоже вдавил педаль газа.
   Было хорошо видно, что в машине пять пассажиров. Четверо парней, и зажатая между ними на заднем сиденье женщина. Улицы города были пусты. Оно и понятно - пять часов утра. Поэтому, бандиты сразу почувствовали погоню и ускорились. Опера тоже не отставали. Вскоре стало понятно, что преступники стараются вырваться за город. Минут через десять у них это получилось. Две "девятки" на огромной скорости неслись по пустынному шоссе. Редкие встречные машины в ужасе шарахались. Машина бандитов начала отрываться.
  - Уходят, суки! - кричал Сорокин, - По ходу у них машина новее. Движок еще мощнее. Сейчас оторвутся. Чего вы сидите?! Стреляйте! Покажите класс, у вас же лучшие результаты были на стрельбах.
   Лучший результат был у Устинова, но он не мог стрелять, так как сидел слева. Стрелять на огромной скорости левой рукой крайне неудобно.
  - Гони, Саня, гони! - кричали, болтающиеся на заднем сиденье Леша и Слава.
  - Да и так педаль уже в полу! - нервничал Саша, - Эдик, давай!
   Молодцов достал пистолет, снял с предохранителя и передернул затвор. Высунувшись в окно, он прицелился по колесам и начал стрелять. БАХ! БАХ! БАХ! БАХ! БАХ! Выпустив пять пуль Эдик выругался - ни одна не достигла цели.
  - Слава, попробуй ты! - крикнул он Лахтину.
   Лахтин тоже выдернул из кобуры "макаров" и дослал патрон в патронник.
  - Леха, держи меня за ноги!
   Слава, ухватившись левой рукой за ручку над дверью, по пояс высунулся в окно. Устинов обхватил его за ноги. БАХ! БАХ! БАХ! Три славиных выстрела тоже прошли мимо цели.
   Машина резко вильнула влево. Лахтин чуть не вылетел на асфальт. Больше всего он боялся, что выронит пушку. Вернувшись в салон, он махнул рукой:
  - Бесполезно! Виляют суки!
   С минуту ехали молча. Наконец Сорокин сказал:
  - Эдик, давай стреляй по машине.
  - Сдурел?! Там же баба! Сто пудов в нее попаду!
  - Попытайся. У нас бензин на исходе, уже лампочка мигает. Кто ж знал, что такая погоня будет?! Знали бы, заправились. Была бы рация, хоть сообщили бы, чтоб их на посту тормознули. Уйдут ведь бл...и. И бабу кончат.
   Эдик мешкал. Обернулся на сидящих сзади коллег. Его можно было понять - если он попадет в жену Карпухина, то точно сядет. И никого не будет волновать, что у них не было другого выхода. А главное, как потом оправдаться перед собой?!
  - Попробуй, Эдик, - сказал Устинов, - Обычно в таких случаях фортуна улыбается операм.
  - Ладно, рискнем, - тихо произнес Эдик, - Если что, я наверно, застрелюсь.
   Вновь высунувшись в окно, он поднял оружие до уровня заднего стекла. В нем была отчетливо видна голова Карпухиной и двух бандитов по бокам. Как попасть в водилу, не задев женщину? Сердце у Эдика долбило со скоростью двадцать ударов в секунду. Наведя мушку между головами женщины и сидящего слева бандита, Молодцов закрыл глаза и дважды нажал на гашетку.
   Две пули пробили стекло. Машина неожиданно завиляла из стороны в сторону, и встала почти поперек дороги.
  - Попал, Эдик, попал! - радостно кричали опера.
   Эдик открыл глаза и, увидев, что, кажется все в порядке, улыбнулся.
   Сорокин затормозил перед машиной. Сидящий спереди бандит выскочил из машины и стремительно помчался вперед по дороге. Опера тоже высыпались из "девятки". Парень удалялся ОЧЕНЬ быстро. Видимо раньше был бегуном. Сорокин, поняв, что его уже не догнать, вскинул руку с пистолетом и выстрелил. Парень как подкошенный рухнул на дорогу.
   Тем временем Устинов и Лахтин уже выдергивали из машины двух других бандитов. Бросив их лицом на капот, опера быстро прошмонали их и надели наручники. Молодцов открыл переднюю дверцу. Водитель лежал на руле. Лицо его представляло собой кровавую массу. Лобовое стекло было залито кровью. С первого взгляда было видно, что водитель мертв.
   Сорокин подбежал к подстреленному парню. Пощупав пульс на шее, он убедился, что тот мертв. "Хорошенькое задержание, - подумал Саша, - Такая погоня, и в итоге два трупа. Хотя вроде бы с точки зрения закона все нормально. С прокуратурой проблем возникнуть не должно".
   Молодцов заглянул в салон. Испуганная женщина сидела молча, не выказывая никаких эмоций.
  - Здравствуйте, - улыбнулся Эдик, - Не бойтесь, сейчас все будет нормально.
   Бандитов усадили в свою машину. У них обнаружили по пистолету. Затем начали ловить какую-нибудь тачку, чтобы позвонить в дежурку и вызвать группу.
  
  
  
  ГЛАВА 7
   В отдел вернулись только после обеда. После того, как у одного из ранних водителей удалось выпросить мобильник, чтоб позвонить в дежурку, начались минуты ожидания. Группа приехала минут через сорок. Пока осматривали место гибели двух братков, опера давали первичные показания. Затем проехали в прокуратуру, где их допросили уже более подробно. Ребята рассказали все, как было, и кажется, им поверили. По крайней мере, больше держать не стали.
   Приехав в РУВД, разобрались с женой Карпухина. Выяснилось, что рано утром в дверь позвонили. Представились сотрудниками милиции и сказали, что пришли по поводу мужа. Женщина естественно открыла, и в квартиру ворвались трое молодчиков. Приказав женщине одеться, они заперли детей в ванной, и покинули квартиру. Затем началась погоня.
   Молодцов с Карпухиной сразу же поехали к ней домой. Эдику было велено временно обеспечить безопасность женщины и детей.
   Затем занялись оставшимися в живых бандитами. Растащив их по разным кабинетам. Сорокин и Лахтин беседовали с одним, Андреев и Устинов с другим.
  - Как звать-то тебя? - задал первый вопрос Игорь.
  - Сахаров Виктор.
  - Чем занимаешься?
  - Ха! Ничем. Живу!
  - Понятно. Куда бабу везли?
  - А какой мне резон отвечать, начальник?
  - А такой, что боссу своему ты сейчас совсем не нужен, - вмешался Леша, - Думаешь, он станет вытаскивать тебя? Не-а! На фига ему светиться?! - опер специально не говорил, кого он имеет ввиду под боссом, надеясь, что парень сам ответит на этот вопрос, - А ты себе заработаешь конкретный срок. Похищение человека, ношение пушки плюс сопротивление при задержании. Минимум десятку отхватишь! А если расскажешь всю правду, уломаем прокурора, чтоб в суде для тебя меньше просил.
  - Да пошли вы! Нет у меня настроения, с вами базарить.
   Опера переглянулись: "Борзый!" Игорь снял трубку телефона и сделал вид, что набирает номер.
  - Алло, Саня? Ну, что там у вас? Ага. Молодец! Не, наш молчит. Говорит, настроения нету. А, ему же хуже! Ну, все, давай!
   Андреев положил трубку.
  - Вот видишь как. Приятель твой уже чистосердечное пишет. Сразу понял, что молчать глупо. Только он почему-то говорит, что просто сидел в машине, и всю вину валит на тебя.
  - Хватит фокусы показывать! Лоха нашли что ли?! Я тоже в свободное время кино про мусоров смотрю. Чтоб знать, какие вы приемчики применяете.
  - Не веришь?! Хорошо, как закончит писать, я тебе принесу почитать. Куда ехали, падла?! - неожиданно закричал Устинов.
   Парень вздрогнул.
  - Говоришь, мы тут фокусы показываем?! Мы сейчас из тебя такой фокус соорудим, лет сто удивляться будут! - Леша для наглядности помахал дубинкой.
  - Да ладно-ладно, чего вы?! - от былой развязности парня не осталось и следа. Он весь подтянулся и сидел, прижавшись спиной к спинке стула, не отрывая глаз от дубинки, - Я же просто так! Спрашивайте, что надо?
  - Глухой что ли?! Третий раз спрашиваем: куда бабу везли?
  - В эту, как ее... "Альфу-Омегу"!
  - Зачем?
  - Не знаю. Бломберг приказал.
  - Что он от нее хотел?
  - Он не объяснял. Сказал только бабу срочно привезти и все. Объяснил, как легче в квартиру попасть.
  - Сам он где?
  - Там остался, в "Альфе-Омеге".
  - Как его найти?
  - Я не знаю.
  - Не гони! Как-то же вы с ним связывались. Где он жил? Телефон?
  - Где жил, не знаю. Но у нас хата есть, где мы собираемся. Там деньги хранятся. Может быть, туда придет. А мобильника у него нет. Если Бломберг был нужен Поликаровскому, то он звонил на хату.
  - Ключи у тебя есть?
  - Вы забрали.
   Игорь взял со стола пакет, в котором лежали изъятые у парней вещи. Порывшись в нем, он достал связку ключей.
  - Эти?
  - Да.
   Записав показания, опера собрались, чтобы обсудить информацию. Оказалось, что второй парень дал схожую информацию. А раз двое говорят одинаково, значит правда. Сорокин предложил заехать в прокуратуру за санкцией на обыск, но Андреев ответил ему, что вряд ли выпишут - оснований маловато. Для начала было решено посмотреть самим, а потом в случае успеха ехать за санкцией.
  
  
   На квартиру поехали втроем. Устинов отправился на прием к врачу. После того, как около месяца назад его слегка контузило взрывом гранаты1, он посещал процедуры, и раз в неделю ходил к врачу.
   Добирались на общественном транспорте. "Девятку" пригнали к отделу, но бензина не нашлось, и до лучших времен ее поставили под окнами дежурной части. "Уазик" с Семенычем уехал на заявку.
   Квартира оказалась в одном из микрорайонов города. Типовая девятиэтажка, огромный двор, заставленный машинами, отсутствие лавочек у подъезда.
   Андреев, Сорокин и Лахтин поднялись на восьмой этаж. Дверь была капитальной, ломиком такую с первого раза не взять. Сорокин вытащил из кармана ключи и начал открывать замок. Лахтин на всякий случай достал пистолет.
   После того, как два замка были отперты, опера тихо вошли в квартиру. Комната и кухня, раздельный санузел. Пройдясь по квартире, ребята убедились, что в ней никого нет.
  - Ну, что будем делать? - спросил Сорокин.
  - Поищем что-нибудь интересное, - ответил Игорь, оглядываясь в квартире.
  - Давай.
  - Саня, на всякий случай встань у выхода, а то не услышим, как кто-нибудь войдет и всех нас тут перестреляет.
   Саша пошел в коридор. Андреев начал шарить в кухне, Слава занялся шкафами. Рылись аккуратно, памятуя о том, что если что-нибудь найдут, то придется возвращаться сюда с понятыми и бардак в квартире может их насторожить.
   Осмотрев шкаф для одежды, Слава не нашел ничего, кроме куртки и двух рубашек. Затем приступил к буфету. Там он обнаружил коробку из под каких-то лекарств. Вытащив ее наружу, он залез внутрь. Находка потрясла его, и он присвистнул. Но так как свистеть не умел, получилось какое-то дурацкое придыхание.
  - Идите сюда, - тихонько позвал он коллег.
  - Чего? - спросил Сорокин.
  - Глядите, - Лахтин продемонстрировал несколько тугих пачек с долларами.
  - Да, тысяч десять, не меньше, - кивнул Андреев, - Положи на место.
   Слава вернул коробку с долларами в буфет. Игорь начал искать за диваном. Почти сразу же рука наткнулась на что-то твердое.
  - Опаньки! - Игорь извлек из-за дивана гранату. Ребята рассмотрели находку.
  - Ф-1 по ходу. Сильная вещь, - сказал Слава.
  - Спрячь от греха подальше, - посоветовал Сорокин.
   Игорь сунул гранату за диван. Опера закончили осмотр мебели, но больше ничего существенного не обнаружили.
  - Из того, что деньги лежат в шкафу, я делаю вывод, что Бломберг здесь не появлялся, - подытожил незаконный обыск Андреев, - Поэтому считаю целесообразным подождать его.
  - Да ну. Если сразу не пришел, то уже не придет. Что он дурак, соваться в хату, где его уже возможно ждут? Он наверняка поймет, что мы раскололи его ребяток, - парировал Сорокин.
  - В общем, так. Езжай в отдел, а мы немного посидим. Мне кажется, он должен здесь объявиться. Все равно больше не знаем, где его искать.
  - Ладно, сидите. Держи ключи. Я поехал.
   Сорокин осторожно приоткрыл дверь и выглянул на площадку. Все было тихо. Вызвал лифт. Лахтин подождал, пока Саша зайдет в лифт и, закрыв дверь, вернулся в комнату.
  
  
  
  ГЛАВА 8
   Около пяти часов вечера начальник РУВД вызвал к себе оперативников "убойного" отдела. Из всей группы на месте оказались только Сорокин и Устинов.
   Скрывать теперь было нечего. В прокуратуре ребятам пришлось рассказать, с какой целью была устроена погоня. Малыгин в свою очередь тут же узнал новости у прокурора района и теперь был очень доволен. Единственное, о чем умолчали опера, это о связи Бломберга и Поликаровского. Якобы, просто была информация о причастности Бломберга к этому преступлению, которая подтвердилась после того, как его люди похитили жену Карпухина.
  - Ну, что собираетесь делать? - спрашивал Малыгин, стуча ручкой по столу.
  - Андреев и Лахтин остались в адресе. Игорь считает, что Бломберг туда вернется. Лично я думаю, что он туда не пойдет, - отвечал Сорокин, как старший в отсутствии Андреева.
  - Как там у Молодцова?
  - Звонили, все спокойно.
  - Это единственные ваши действия?
  - Пока да.
  - Плохо. Если он не придет на квартиру, на этом и успокоитесь?
  - У меня есть идея! - встрял Устинов, - Надо попробовать выяснить, на кого записана эта квартира. Может, получится с этого бока подлезть.
  - Ну-ну, попробуйте. Кстати, рапорта написали по поводу стрельбы?
  - Еще нет.
  - Пишите. Если нечего больше сказать, свободны.
   Опера сразу же поднялись и покинули кабинет начальника.
  
  
   Андреев и Лахтин сидели в бандитской квартире и, выключив звук, смотрели телевизор. Оттого, что не слышно о чем говорят, было неинтересно.
   Разговаривали тоже почти шепотом.
  - Долго здесь сидеть будем? - спросил Слава.
  - Сегодня посидим, а там надо что-то решать. Все равно непонятно, где еще можно Бломберга выцепить. Ты же знаешь, в нашей работе ничего быстро не делается. Всегда приходится ждать. Ха! Лет десять назад по отделам байка ходила - не знаю, правда, или нет. В те времена же группировки бандитские войны между собой начали. Работы было невпроворот - каждый день по десять человек убивали. По каким-то вариантам выходили на убийц, но редко. Когда несколько десятков человек палят друг в друга из "калашей", сложно понять, чья пуля сыграла роль убийцы. Но ловили всех подряд. Постоянно засады устраивали. А поскольку народу не хватало, приходилось в засадах по одному сидеть. И вот, якобы, опер один засел в хате у авторитета одного. Сидел-сидел, и вдруг приспичило ему в сортир. Подумаешь, делов-то! Но захотелось-то ему по большому. Терпел-терпел, сколько мог, а потом не выдержал - ну, не обосраться же, в самом деле! И только он, значит, присел, как в замочке ключик проворачивается. Человечек по инерции сразу же стал хату осматривать, ну и заглянул в сортир. А там ему ствол в башку и "Руки вверх!" На мушку-то оперок его взял, а что дальше делать, не знает. Рации нет; выйти тоже не может: запор у человека. Подержал он его на прицеле минут пять, и отпустил. Вот что, значит, сидеть в засаде по одному. Очень плохое дело! Правда, повторюсь, не знаю, было ли это на самом деле, или чей-то прикол.
  - Ха-ха, да уж, смешно!
   Андреев встал с кресла, прошел на кухню и заглянул в холодильник. Пусто-пусто... Начальник "убойного" вернулся в комнату.
  - Слав, мы ж с тех пор, как вчера вечером выпили, больше ни хрена не ели. А у Бломберга тоже холодильник пустой. Сгоняй в магазин, купи хоть сухариков что ли, водички какой-нибудь. Деньги есть?
  - Да, - ответил Лахтин, поднимаясь.
  - На вот полтинник. Только давай побыстрее. Я хоть в туалет и не хочу, но все же в одиночку - это не засада.
  - Постараюсь.
   Слава вышел из квартиры. Хотел нажать кнопку лифта, но он был занят. Побежал вниз пешком. Лахтин вообще любил ходить по лестнице. Так как спортом он не занимался, то лестница заменяла ему зарядку.
   Добежав до шестого этажа, Лахтин резко остановился. Лифт проехал выше... У любого хорошего опера отлично развито шестое чувство. Он может, не оборачиваясь, почувствовать, есть кто-нибудь сзади или нет. Так и сейчас Лахтин почувствовал, что в лифте едет ОН... ТОТ, КОГО ОНИ ЖДАЛИ!
   Стараясь не топать, Слава взлетел на седьмой этаж. Наверху уже распахивались дверцы лифта. Из него вышел мужчина и тихо подошел к двери квартиры. Затем глянул вниз, опер едва успел отпрянуть в сторону. Однако Лахтин успел разглядеть лицо мужика. Сомнений не оставалось - это Бломберг.
   Бломберг достал ключи и начал открывать замок. Слава выдернул из кобуры "макаров". Когда Бломберг открыл дверь, из квартиры в переносицу ему уже смотрел ствол пистолета. Михаил резко захлопнул дверь и прыгнул вниз.
  - Руки, сука! - закричал Лахтин, наводя свое оружие на преступника.
   Бломберг оттолкнулся от ступеней и помчался наверх. Лахтин рванул следом. Андреев, наконец, справился с замком и тоже припустил в погоню.
   На площадке девятого этажа Бломберг с разбегу уперся руками в стену. Слава попытался обхватить его сзади, но Михаил неожиданно махнул рукой назад. Лахтин почувствовал, как в его подбородок впечатался локоть. Отлетев назад и ударившись спиной об перила, он выронил пистолет. Бломберг попытался добавить ему ногой, но подскочивший Андреев с размаху въехал ему по скуле. Бломберг ударился плечом об стену. Игорь мгновенно оказался рядом с ним и ткнул в лоб пистолетом.
  - Не рыпайся, падла! Всю обойму в мозги высажу!
   Лахтин, очухавшись, подобрал оружие и тоже навалился на Бломберга. Заломив ему руки, опера надели на него наручники. Андреев быстро обыскал преступника.
  - Чисто! Ну, козлина, сколько ж мы за тобой бегали?! Ничего, теперь в отделе поговорим!
   Слава потер подбородок. Боли не было. Потом облизал губы, и почувствовал, как нижняя губа опухает. "Блин, через час будет, как сосиска", - мысленно выругался он.
  - Слав, вызывай машину, - велел Андреев.
  
  
  ГЛАВА 9
   В отдел приехали минут через сорок. Лахтин сразу же отпросился у Андреева, чтоб не отсвечивать с разбитой губой. Игорь отпустил его домой, тем более что уже был вечер. Устинов завел Бломберга в кабинет. Сорокин задержал Игоря в коридоре.
  - Евсеев звонил. Судмедэксперт сообщил, что Карпухин умер от остановки сердца. Само собой никаких следов. Так что вряд ли мы сможем доказать, что это убийство.
  - С одной стороны, конечно, хорошо: хоть "глухаря" не будет. А с другой, как-то некрасиво получается - убили человека, а вроде как никто и не виноват.
  - Вот еще что. Леха пробил: квартира эта бандитская на некоего Макарова записана. Так что, обыск придется в его присутствии проводить.
  - Ладно, этим завтра займемся. Сейчас надо Бломберга колоть.
   Опера зашли в кабинет. Бломберг в наручниках сидел на стуле у окна. За своим столом с невозмутимым видом заседал Устинов. Андреев и Сорокин тоже сели.
  - Ну что, приступим? Зовут тебя как, товарищ?
  - Бломберг Михаил Ильич.
  - Угу. Сам все расскажешь, или будем долго объясняться?
  - Сам расскажу, командир. Мне резона нет молчать. Поликаровский все равно от меня избавится, но чтоб он чистеньким остался - ну уж нет! Не отвертится! Только скажи, с чего начать?
  - Да с того, с чьей наводки и для какой цели понадобилось расстреливать сына Абакумова с невестой?
  - Значит, где-то с месяц назад Поликаровский вызвал меня к себе. Назвал фамилию человека - Карпухин - и велел заставить его совершить это убийство. Я поначалу не понял, спрашиваю: зачем нужно такое городить, кого-то заставлять? Не проще ли самим? На что он мне ответил: этот Карпухин работает в компании "Сибирское топливо" и если его поймают, все должно выглядеть как месть обиженного. Якобы, Карпухину не платят зарплату. Я не знаю, зачем понадобилось это убийство, но догадываюсь, что Поликаровский с Абакумовым вместе заключили контракт с какой-то фирмой о поставке нефти, и сейчас он просто хочет выкинуть конкурента из дела. Вроде, как и угроза, и вообще он будет не в том состоянии, чтобы думать о бизнесе. В общем, начали мы этого Карпухина обрабатывать. Привозили на квартиру, запугивали, били. В итоге он согласился. Мы дали ему автомат с полным рожком. Сами со стороны присмотрели, чтоб все без фокусов прошло. Когда его менты повязали, решили, что все идет по плану. Поликаровский обещал вскорости щедро оплатить наши услуги. А тут ему кто-то сообщает, что Карпухин начал давать показания. Через свои связи он кого-то нашел и устранил его, прямо в камере. Потом вызвал меня. Велел взять его жену, отвезти в лесок и прикончить. Я послал на это дело своих ребяток. Сам остался в "Альфа-Омеге". Ребята должны были подъехать и доложить, как все прошло. Их нет и нет. Я уже волноваться начал. Хотел съездить на квартиру, но боялся, что там уже засада. Весь день шлялся по городу, потом все же решил сходить. Ну, а там вы. Вот и все. Так что я для Поликаровского опасный свидетель.
  - Повторишь все это под протокол? - спросил Сорокин, когда Бломберг закончил.
  - Естественно! Я же вам говорю, Поликаровский чистым остаться не должен. Ведь это он все придумал.
  - Значит, желаешь сотрудничать? - задал вопрос Леша.
  - Конечно! Спрашивайте, все что хотите.
  - Где ты жил?
  - Там же, на квартире.
  - Один?
  - Да. Кстати, если решите задерживать Поликаровского, то делать это нужно только в офисе. У него там много разных интересных документов, связанных с его темным бизнесом. А если возьмете в другом месте, то его люди успеют все уничтожить.
  - Короче, до утра посидишь в камере, утром будешь общаться со следователем. Леха, уведи.
   Устинов вывел Михаила из кабинета.
  - Ну, что ты думаешь? - посмотрел Саша на коллегу.
  - Не знаю. Общая форма конечно правильная, все в рифму рассказывает, что, в общем-то, нам и надо. Но неприятные моменты обставил по-своему. Заметил, как он всю вину с себя свалил? Якобы, он только запугиванием Карпухина занимался. А все остальное дело рук Поликаровского. И про хату нагнал, будто он там живет. Уверен, у него где-то другое жилье есть. А, фигня! Потом разберемся. Главное, чтоб с доказухой порядок был. Он ведь наш единственный железный свидетель. Завтра устраиваем обыск в хате, изымаем все что нужно. Потом нужно съездить глянуть на офис "Альфа-Омеги". Бломберг прав: задерживать Поликаровского надо только в офисе. А сейчас все, по домам.
   Андреев встал, подошел к двери и после того, как Сорокин вышел из кабинета, погасил свет и закрыл дверь.
  
  
   Возвращаясь домой, Слава купил бутылку пива. Губа уже успела опухнуть, и прикладываться к горлышку было больно. С другой стороны, пиво было холодным, и Слава полагал, что это замедлит распухание губы.
   Повернув за угол, опер остановился. Метрах в пятнадцати от него разворачивалась неприятная картина. Пятеро явно подвыпивших парней обступили плотным кольцом молодого паренька и девчонку. Последняя крепко держалась за своего кавалера. Даже издалека было видно, что парень тоже чувствует себя не очень уверенно. Отморозки, намерения, которых были понятны, напротив выглядели агрессивно - бритые макушки, спортивные костюмы, взгляды исподлобья.
   Лахтин огляделся: вокруг не было ни души. Посмотрел на бутылку пива - половина уже была внутри организма. В принципе, конечно, это не доза, но у Славы было внутричерепное давление, и даже небольшая порция спиртного заметно нарушала его координацию. Однако он уже твердо решил, что вмешается. Нет, он не был героем, ищущим приключений на свою задницу; он не владел мастерски каким-либо видом единоборств. Так, знал несколько приемов самбо, которым в обязательном порядке учили всех курсантов Высшей школы милиции. Мотив был другой - он офицер милиции и просто не мог пройти мимо.
   Когда Лахтин учился в старших классах, его тоже частенько тормозили подобные компании. Вопрос был всегда один: "Деньги есть?" В большинстве случаев отрицательный ответ решал ситуацию, но было несколько прецедентов, когда приходилось расставаться с имевшейся наличностью. Теперь же столкнувшись с подобным, он посчитал невозможным не помочь ребятам, попавшим в похожую ситуацию.
   Пистолет опер оставил в сейфе. Как назло. Это уже стало приметой: если нет оружия, обязательно вляпаешься в историю. Тогда в школе Слава тоже таскал с собой пневматический пистолет, и когда оставлял его дома, обязательно нарывался на подобных гопников.
   Слава поставил пиво на асфальт, потрогал опухшую губу и медленно пошел таким образом, чтобы его обязательно заметили. Должны заметить! Слишком велик соблазн на темной, пустой улице ограбить сразу троих. Тем более что телосложением Лахтин обладал отнюдь не боксерским: хоть и длинный, но тощий. Вспомнился Андреев, который любил приговаривать: "Мастерство настоящего опера заключается не в том, чтобы стрелять с двух рук и из любого положения, махать руками и ногами, в общем, быть этаким Рембо, а в том, чтобы этого самого Рембо суметь задержать!.." Он уже знал, что ничем хорошим это не закончится...
   Лахтин прошел мимо стоящей компании. Его заметили, но не обратили внимания. Услышав обрывки фраз, опер убедился, что пацан с девчонкой беседуют с этими милыми ребятами не по своей воле. Пройдя еще метров пять, Слава медленно развернулся и подошел к компании.
  - А в чем дело, ребят? - спросил он.
  - Слышь, парень, вали отсюда по-быстрому! - товарищ лет восемнадцати от роду толкнул его в плечо.
  - Я уйду, но и вам придется разойтись, - Слава прикидывал, что он будет делать, когда начнется заварушка.
  - Ты че, гондон, не понял что ли?! - все тот же товарищ стал надвигаться на опера.
   Лахтин отступил назад. Парень с широким замахом попытался вмазать ему по лицу, но Слава пригнулся, и костяшки его кулака врезались парню под ребра. Тот скорчил страшную гримасу и, схватившись за бок, присел на колени.
   Еще двое отделились от толпы. Слава приплясывал на полусогнутых ногах, лихорадочно соображая как поступить.
  - Милиция! - неожиданно истошно завопил он, - На землю, суки!!!
   В другой ситуации отморозки, наверное, предпочли бы слинять, но сейчас их охватила ярость. "Что они, впятером не справятся с одним?! Фигня! Щас, укатаем этого губошлепа!" К тому же все они были пьяны. Но все же, услышав неприятное для их бандитского уха слово "милиция", парни на несколько секунд замерли. Этого хватило. Слава врезал стоявшему ближе ногой в грудь. Получилось не так мощно, как показывают в кино, но все же парень попятился назад, и не устояв на ногах, сел на задницу. Краем глаза заметил, что пацан-кавалер тоже не стоит солдатиком. Уже повалил на землю одного, другой пытается атаковать его со спины, но мешает девчонка, размахивающая сумочкой в разные стороны, крича что-то непонятное.
   Пока Слава наблюдал за происходящим невдалеке, он пропустил короткий прямой удар в печень от третьего. От острой боли пришлось согнуться. Очухался первый и зашел сзади и слева. Лахтин махнул локтем сперва назад, потом кулаком вперед и вверх. Получилось удачно. Один получил в живот, другой в нос. Лахтин с трудом выпрямился и встретил подходившего к нему парня ударом в морду.
   Пока хватал ртом воздух, пытаясь вернуть работоспособность печени, пропустил одну штуку. Маленькую такую неприятность! Тот, с которого и началась драка, подобрал в траве длинную трубу, явно бывшую когда-то составной частью батареи, и замахнувшись, с криком: "Получай сука ментовская!", рубанул ею Славу поперек груди.
   От полученного удара Лахтин подпрыгнул вверх и, выпустив из легких весь воздух, согнулся пополам. Парень выбросил трубу и толкнул Славу ногой в бедро. Опер завалился на землю. Тут же троица налетела на него и начала пинать ногами, попадая в основном по почкам и без того жутко болевшей груди. Тот, который бил трубой, резко остановил своих приятелей:
  - Все, сваливаем, а то не дай Бог, я ему грудину сломал!
   Все пятеро ломанулись в ту сторону, откуда и пришел Лахтин. Слава неподвижно лежал на земле. Пацан и девчонка подбежали к нему.
  - Парень! Эй, ты как, жив?! - спрашивал паренек, которому досталось гораздо меньше. Всего лишь несколько ссадин на лице и кажется, фингал под глазом.
   Лахтин с трудом разлепил глаза, посмотрел на ребят:
  - Все нормально! - сказал он, скорее для того, чтобы успокоить их.
   Попытался подняться, но голова закружилась, и Слава харкнул кровью. В груди заныло. Ребята помогли ему подняться, но Лахтин так и не смог разогнуться. При малейшей попытки выпрямить спину, грудь разрывала жуткая боль, заставляющая стонать. Девчонка достала из сумочки платок, вытерла Славе кровь с лица.
  - Ты где живешь? - спросил парень, - Давай, мы тебя проводим?
  - Не надо... Лучше уходите, пока они не вернулись.
   Парень замолчал, затем, придерживая Славу под руку, сказал:
  - Спасибо! Если б не ты... Не знаю, что бы я делал...
  - Фигня! - Слава махнул рукой.
  - Ты, правда, из милиции? - спросила девчонка.
  - Да... Все, идите, я доберусь...
   Парень с девчонкой медленно стали уходить. Лахтин, качаясь из стороны в сторону, побрел на автобусную остановку. Однако примерно через минуту рядом с ним затормозило желтое такси. Из машины выскочил паренек:
  - Садись, мы тебя довезем!
   Слава не отказался. С трудом влез на переднее сиденье. Водитель посмотрел на его грязную и окровавленную одежду, но сказать ничего не решился. Парень запрыгнул на заднее сиденье, где сидела его подружка и машина покатила по названному Лахтиным адресу.
  
  
   Дома оказалась мать. Оценив внешний вид Славы, она попричитала, что на этой работе ему не дожить до пенсии. Лахтин скинул одежду и сунул ее в стиральную машинку. Затем умылся. Мама смазала ему раны зеленкой и посмотрела грудь. Та уже успела покраснеть, и малейшее прикасание к ней вызывало жгучую боль. С трудом заставив себя выпить чашку горячего чая, Слава аккуратно лег на диван. Мать предлагала вызвать "скорую", но Слава наотрез отказался. Он давно заметил, что лучшим лекарством является отдых, а еще лучше сон. Если с вечера у него что-нибудь начинало болеть, стоило лечь спать, а с утра от вчерашней боли не оставалось и следа. Решив, что обратиться за медицинской помощью никогда не поздно, Лахтин повернулся лицом к стенке и заснул.
  
  
  ГЛАВА 10
   Утром Андреев, Сорокин и Устинов собрались в кабинете Женича. Молодцов по-прежнему охранял семью Карпухина. Бломберга увезли в прокуратуру к следователю Евсееву. Оперативники обсудили, что сегодня предпримут. Было решено: Устинов с Евсеевым берут Макарова - хозяина бандитской квартиры - и едут туда с обыском. Коллеги объяснили Леше, где лежат граната и доллары; Андреев и Сорокин должны были ехать к офису "Альфа-Омеги", чтобы посмотреть на месте как будут задерживать Поликаровского.
   Зазвонил телефон. Игорь снял трубку. Минут через пять положил и повернулся к товарищам:
  - Лахтин звонил. Его вчера вечером отп...или.
  - Кто?! - удивился Устинов.
  - Бакланы какие-то. Шел домой, увидел, как к парню с девкой пятеро отморозков прицепились. Ну, Славка и встрял. А он же пушку в сейфе оставил! Вот и получил на орехи... Говорит трубой какой-то по груди отоварили и потом ногами помесили, козлы! Так что ближайшие несколько дней просит не ждать. Говорит, разогнуться не могу.
  - Вот уроды! - покачал головой Саня, - Он их хоть запомнил?! Так бы нашли мудаков!
  - Вряд ли запомнил. Темно было, да и ситуация не та, чтоб в морды вглядываться. Да, досталось вчера Славке: сперва Бломберг губу разбил, потом эти... Ладно, разбегаемся.
   Трое оперов вышли из кабинета. Устинов на машине поехал сначала за Макаровым, потом должен был заехать за следователем. Игорю и Сане придется добираться пешком. По пути зарулили к тыловику, то есть заместителю начальника по тыловому обеспечению.
  - Здорово, Михалыч! - обратился к тыловику Андреев, - У тебя случайно бинокля нету?
  - Бинокль?! - удивился Михалыч, - Зачем вам?
  - Есть нужда.
  - Знаете, где-то был... Сейчас поищу.
   Тыловик поднялся из-за стола и скрылся среди стеллажей с различным хламом, находящимся в его ведении. Через пару минут вышел, держа в руках средних размеров бинокль.
  - Держите! - торжественно вручил он оптический прибор ментам.
   Сорокин взял бинокль, повертел в руках. Затем дунул на него. В воздух взметнулось облако пыли.
  - Он хоть работает?
  - Конечно! Распишись вот здесь, - Михалыч ткнул пальцем в строку в журнале учета инвентаря.
   Саша оставил свой автограф. Опера поблагодарили тыловика и покинули комнату, освещенную тусклой лампочкой.
  
  
   Устинов, Евсеев и плетущийся за ними хозяин квартиры поднялись на лифте на восьмой этаж. Пока следователь открывал дверь, Леша обежал несколько этажей и фактически под страхом уголовного наказания принудил двух жильцов стать понятыми при обыске. Почему-то никто не хочет вмешиваться в какие-либо преступные дела. Все опасаются мести. Хотя опер не помнил ни одного случая, когда преступники мстили бы понятым.
   Устинов в присутствии понятых порылся для виду в разных местах. Следователь достал бланк и приготовился оформлять протокол изъятия. Хозяин квартиры нервно топтался у входа в комнату. Порывшись в кухне, Леша залез в шкаф, глянул в туалете. Затем, как бы сам того не ожидая, наткнулся на гранату под диваном. Хозяин округлил глаза, понятые подтвердили, что видели, откуда была вытащена граната. Евсеев с довольной улыбкой начал каллиграфическим почерком заполнять протокол. Затем, еще немного порывшись в шкафу, Устинов достал коробку с долларами. Глаза у хозяина еще больше округлились, понятые осуждающе качали головами.
   Устинов отвел хозяина в сторонку.
  - Значит так, товарищ. Фактическим хозяином квартиры являешься ты и по идее, отвечать за изъятые вещи будешь ты. Но ты ведь не знал про гранату, так? Так. Зачем же тогда отвечать за нее? Поэтому сейчас ты подтвердишь, что в квартире постоянно проживал Бломберг Михаил, который попросил тебя оформить квартиру на твое имя. Ясно?
   Макаров мешкал. Опер добавил:
  - Если надеешься, что получится отвертеться, так я тебя огорчу. Граната сюда не с неба упала, и если ты не скажешь, что в квартире проживал не ты, а Бломберг, отвечать придется тебе. Понял?
  - Да.
  - Ну, и хорошо. Давай сейчас ты при понятых заявишь об этом.
   Макаров сказал все так, как ему велели. Понятые возражений не имели, поскольку подтвердили, что данного гражданина здесь никогда не видели, а в квартире проживают подозрительные личности. Евсеев со всей ответственностью записал все это.
   Потом все покинули квартиру, и следователь опечатал двери. Господ понятых отпустили по домам, Макарову тоже разрешили быть свободным. Евсеев попросил подкинуть его до прокуратуры, пожаловавшись на то, что там его ждет Бломберг и с ним предстоит еще много работы.
  
  
   Офис корпорации "Альфа-Омега" располагался в одном из микрорайонов города. По всему периметру был высоченный бетонный забор. Увидеть сквозь него, что происходит внутри, было невозможно. Опера побродили вокруг, выискивая место, с которого можно было бы заглянуть вовнутрь. Таким местом оказался лишь девятиэтажный дом, в ста метрах от офиса.
   Андреев и Сорокин зашли в дом, поднялись на шестой этаж - оттуда лучше всего было видно. По очереди пользуясь биноклем, они изучили, что и как располагается за забором.
   Сам офис был трехэтажным. С виду походил на крытый рынок. Ментов потрясло другое. Территория за забором по площади была примерно метров пятьсот на триста. В дальнем углу стояли несколько грузовиков. У входа в здание стояли с десяток легковых машин. Вся остальная территория была абсолютна пуста. Ни каких специальных установок для хранения нефти или чего-нибудь еще в этом духе не наблюдалось. В принципе, здесь запросто могли взлетать и садиться небольшие самолеты. Ворота были железными, на таран такие не возьмешь. Рядом располагалась вышка как на автостоянке, в которой сидел охранник. Чтобы попасть вовнутрь, надо было подниматься к нему в будку.
  - Слушай, зачем им столько пустой земли?! - спросил потрясенный Саша у друга.
  - Не знаю. И главное, как попасть за забор? Не будем же мы в случае задержания у охранника перед носом "ксивами" махать! Тут требуется неожиданное вторжение!
  - А, спросим у Бломберга. Он же обещал нам помогать! Вот пусть и рассказывает, как туда попасть.
  - Ладно, пошли. Больше мы тут ничего не высмотрим. Поехали, заберем Бломберга из прокуратуры, и будем беседовать.
   Менты побежали вниз по лестнице. Через десять минут они уже тряслись в переполненном автобусе.
  
  
   Когда следователь Евсеев закончил все формальности с Бломбергом, опера снова забрали его к себе. Андреев, сунув ему чистый лист и ручку, велел нарисовать схему территории "Альфы-Омеги". Сначала Михаил начертил большой прямоугольник, в нем еще один поменьше. Затем, что-то прикинув, внес небольшие дополнения. Сделав все это за пять минут, он отложил ручку.
  - Теперь объясни, что ты нарисовал? - потребовал Сорокин.
  - Вот это забор, это сам офис, - Бломберг тыкал ручкой в рисунок, - Вот тут ворота и вышка охранника. У ворот видеокамера, сами же они открываются только с пульта охранника. Там же можно выключить видеокамеру. Изображение с нее передается в комнату начальника охраны.
  - Сколько всего охранников? - спросил Устинов.
  - Человек пятнадцать, не больше.
  - Прилично. Они с оружием?
  - Половина.
  - А зачем такая большая территория? - задал вопрос Игорь, - Там же все равно ничего не стоит!
  - Ха, а это маленькая хитрость, которую придумал сам Поликаровский! Если подъедет милиция или там еще кто, то камера это зафиксирует, и начальник охраны немедленно доложит об этом Поликаровскому. Пока охранник не откроет ворота, внутрь не попасть. И даже, когда откроет, ехать до офиса придется около минуты. Пока то да се, за это время Поликаровский успеет уничтожить все опасные для него бумаги.
  - А что в них?
  - Я точно не знаю, но в основном по финансовой части. Он ведь жук еще тот, и почти ни одна его сделка не обходится без махинаций! Так что, если решите брать его в офисе, а делать это надо именно там, иначе никаких улик потом не найдете, думайте, как это сделать быстро, чтоб они не смогли ничего понять...
  - А ты часом не знаешь, как это сделать?
  - Увы! Мы с вами люди разных профессий, и над подобными вопросами я никогда не задумывался.
  - Где находится кабинет Поликаровского?
  - На втором этаже, третья дверь направо от лестницы.
   Саша черканул эту информацию на чертеже.
   Через несколько минут Устинов повез Бломберга в изолятор временного содержания, а Игорь и Саша остались разрабатывать план захвата. Ничего путного в голову не лезло...
  
  
  ГЛАВА 11
   Грудь окончательно опухла и покраснела. Стало тяжело дышать. Слава уже привык терпеть эту боль, но удовольствия она ему не доставляла. Лахтин прикладывал к груди куски льда, завернутые в полотенце, но легче не становилось. Обычно спасавшая "сонная терапия" в этот раз тоже оказалась бессильна. Лежа на диване и глядя в потолок, он думал о том, что же произошло? Если бы у него была сломана грудная клетка, он бы вообще не мог вставать. Что же тогда? "Как все это не вовремя! Сейчас и так работы невпроворот с этим убийством, а тут и он валяется калекой, и Эдик сидит в квартире Карпухиной, неся персональную ответственность за их безопасность. Надо что-то делать. Придется завтра идти в поликлинику, делать снимок грудной клетки". Стиснув зубы, Слава сел на диване и дотянувшись до пульта, включил телевизор.
  
  
   Вечером, когда "убойщики" уже разошлись, зазвонил телефон. Задержавшийся Андреев снял трубку:
  - Слушаю.
  - Женич, ты? Это Паша. Ты еще не уходишь?
  - Собираюсь.
  - Задержись. Я тут кое-что раскопал, информация - супер! По поводу магнатов наших нефтяных. Буду минут через сорок. А ты пока найди бутылку, с вас причитается! - Федоров отключился.
   Игорь вздохнул. С одной стороны, конечно интересно, чего там Паша раскопал. Но с другой свободный вечер опять отменяется. Если они засядут с пузырем - это надолго.
   Искать бутылку не пришлось. В сейфе всегда стояла резервная, для экстренных случаев. Игорь открыл сейф, проверил, не выпил ли кто. Водка стояла на месте.
   Ждать Пашу придется долго, и Андреев от нечего делать достал из стола ОПД по убийству. К данному моменту оно стало довольно объемистым. К тому, что было раньше, добавились копии протоколов допросов Бломберга и его ребяток, обыска в бандитской хате и прочих официальных бумаг. Плюс каждый из оперов написал по десятку липовых справок, например о проверке судимых за аналогичные преступления. Хотя Игорь не представлял себе судимых за заказные убийства. Чаще всего киллеров либо никогда не находят, либо их устраняют сами заказчики. Когда зимой было совершено убийство депутата, киллер погиб в перестрелке с Лахтиным.1 А такого чтоб человек отсидел за заказное убийство и вышел, на памяти оперов не было. Лично Андрееву ОПД понравилось.
   Захлопнув корочки и сунув их обратно в стол, Игорь задумался, где бы достать закусон. Бежать в магазин не хотелось, а в кабинете ничего съестного не было. Немного подумав, он отправился к начальнику уголовного розыска. У него в кабинете стоял старенький холодильник, в котором опера изредка морозили водку и хранили продукты, закупаемые на какое-нибудь празднование. Игорь не надеялся застать в это время шефа. Однако тот оказался на месте, правда, собирался уходить.
  - Сергеич, у тебя закусить ничего нет?
  - По какому поводу?
  - Да Федоров из Главка обещал заехать. Сам понимаешь, время вечернее, можно и расслабиться...
  - Посмотри там в холодильнике, может осталось что. Проверка, когда приезжала, так два дня тут бухали. Они только в дела сунутся, я им сразу полный стакан подсовываю. Заметь, ни разу не отказались, собаки! Так я на них половину оперрасходов извел. Зато ни одного дела до конца не посмотрели. Вернее они только к одному прикладывались, до других даже руки не дошли.
  - По крайней мере, ни до чего не докопались. Хотя, я думаю, им теперь у нас понравилось, чаще будут с проверками наезжать.
  - Пусть тогда бухгалтерия отдельно деньги на попойку проверяющих выделяет. И в ведомости так и пишет: "для проверки".
   Игорь заглянул в холодильник. Там на тарелке лежал довольно аппетитный бутерброд с красной икрой, а в морозилку была засунута коробка конфет. Экспроприировав это имущество, Андреев вернулся в кабинет.
   Федоров появился минут через десять. Увидев накрытый в честь его приезда, Паша зарделся.
  - Ну вы даете, первый раз так встречаете! - Паша плюхнулся на стул.
  - Давай, выкладывай, что там у тебя.
  - Погоди, давай навернем!
   Опера выпили. Пили из чашек, так как рюмки никогда в отделе не водились. Стаканов тоже не имелось, ведь чай обычно пили из чашек; зачем же хранить лишнюю тару?! Напополам заели бутербродом. Прожевав, Паша вновь наполнил чашки до полвины, но пить не стал.
  - Короче, слушай. Я, как мы договорились, стал собирать информацию на Поликаровского и Абакумова. Начал как водится с полных биографических сведений. Сначала не обратил внимания, все-таки не так уж это существенно. А потом насторожился. Оказывается, они заканчивали один и тот же институт, в один год и более того, учились в одной группе! Тут я понял, что-то нечисто... Поехал в этот институт, говорю: "Дайте мне списки всех закончивших ваш институт в семьдесят девятом году". На меня круглыми глазами смотрят, типа: "Ты чего, парень?! Сколько лет прошло!" А я им: "Ниче не знаю! Быстро сюда списки!", и "ксиву" в морду! Ковырялись около часа, потом выносят мне эти чертовы списки. Я смотрю, все точно, так и есть - учились вместе. Ну, и решил я побазарить с мужичками из их группы. Не поверишь, повезло с первого раза! Хороший такой дядька оказался. Вот он мне и рассказал, что Поликаровский и Абакумов лучшими друзьями были. До пятого курса. А потом влюбились в одну девку, Саватееву Аллу. Поначалу ни тот, ни другой активности не проявляли, боялись друг друга обидеть. А уже после окончания института Абакумов все-таки завязал с ней романчик, оставив приятеля в дураках. Вот с этих-то пор они и перестали общаться. Но самое интересное я узнал потом... Абакумов и Саватеева поженились и живут до сих пор!!! А убитый жених и был их сыном! Как тебе? Ничего мотивчик, да?!
  - Паш, мотив-то, конечно, отличный, но ждать двадцать пять лет, чтоб отомстить?! По-моему, это абсурд!
  - Между прочим, Поликаровский ни разу не был женат. С чего бы это, а?
  - Намекаешь на неугасающую любовь к Алле? - посмотрел Игорь на друга.
  - Черт его знает!
  - Ладно, чего гадать? Когда возьмем Поликаровского, пусть сам нам и расскажет, за что же он ребят заказал. Давай выпьем.
   Выпили, кинули в рот по замерзшей конфете. Паша закурил.
  - Слушай, Игорях, ты правда веришь, что нам удастся посадить Поликаровского? Это ж тебе не какой-нибудь Вася Иванов, трижды судимый за кражу бутылки водки. Хорошо, если без всяких заморочек его задержать получится, а то понаедут адвокаты и признают, что мы безвинному человеку руки заламываем. Или откупится. Сколько таких олигархов годами крутили, и что, кто-нибудь сел? Ни фига!
  - А мне, Паша, насрать, кто он - олигарх или бомжара подзаборный. Прежде всего, он убийца! Значит, будет отвечать как все, без всяких поблажек. Потому что никому не дано право вот так запросто людей расстреливать! А любое зло должно быть наказано! К тому же, ты уверен, что за ним больше нет трупов? Я лично, нет. Наверняка, если копнем, еще что-нибудь всплывет. А насчет доказухи, так там все в ажуре: чего только стоят показания Бломберга?! Да еще по мелочи там много всего набирается. Но главное, мы на все сто обставились доказательствами, что Бломберг имеет прямое отношение к убийству. А связь Поликаровского и Бломберга очевидна! Что-то устал я в последнее время... Давай лучше еще выпьем.
   Сказано - сделано. Когда водка успешно добралась до желудка, Паша спросил:
  - Как брать его будем?
  - Мы тут составили планчик, какой смогли. Не супер-класс, конечно, но лучше, чем ничего. Нас трое будет, вы участвуете?
  - Да, я и Вовчик.
  - Хорошо. Из прокурорских будет только Евсеев. Не доверяю я нашей прокуратурке, кто-то там откровенно постукивает. Вы бы подключили городскую, вам-то проще, Главк все-таки? Чем больше будет прокурорских, тем меньше потом возникать будут. Ты же знаешь, операм не шибко верят.
  - Сделаем, - кивнул Паша.
  - Я подключил бэпников,1 нам Бломберг напел, что в "Альфа-Омеге" можно кучу бумажек интересных найти, но мы-то в них не разбираемся, так что пусть специалисты смотрят. Еще я заказал ОМОН. Там охраны человек пятнадцать, кое-кто со стволами. Надо без паники обойтись. В общем, все. Так что, Паша, не бойся, закроем мы этого мудака. Хотя бы на время, чтоб покрутить его можно было?
  - Как?
  - Да есть у меня идея...
  
  
   Альберт Давидович чувствовал себя не совсем хорошо. Его очень волновало неожиданное исчезновение Миши Бломберга. Ведь так и не был решен вопрос с женой Карпухина. Поликаровскому приходили в голову две версии: либо Мишу взяли менты, либо он просто смылся. Ни тот, ни другой вариант не устраивали Поликаровского. Если он попался, то может запросто сдать его, а значит, в ближайшее время нужно ждать визита ментов. Если сбежал, то это еще хуже - значит, он его предал. Альберт Давидович не мог смириться с тем, что его мог кинуть человек, которому он доверял уже почти десять лет. Когда-то давно его предал лучший друг, теперь лучший подчиненный... Если так, то Бломберг ответит за все!
   Поликаровский ехал в свой загородный дом - постоянное место жительство. Квартира в городе была так, на всякий случай. Чувствовать себя комфортно он мог только там, в лесу.
   В машине кроме него находился только водитель, одетый в специальную шоферскую форму, которую Поликаровский купил в одной из поездок в Америку. Сзади и спереди двигались две машины сопровождения с охраной. Ему нравилось делать и иметь то, чего не могут себе позволить миллионы других людей. Но в данный момент его волновало лишь одно - как разрешится вся эта история с убийством. "Лучше бы я ни во что не ввязывался, не было бы проблем", - сейчас думал Поликаровский.
   На трассе стоял белый микроавтобус "Газель". Альберт Давидович знал, что это за автобус. В нем сидели проститутки в ожидании клиентов и пара охранников. Поликаровский никогда не прибегал к их услугам, считая недостойным для себя пользоваться шлюхами подобного сорта. Ведь, как известно, в их проститутской иерархии дорожные, или как их еще называют "плечевые", шлюхи занимают низшую ступень. В данный момент он изменил свое мнение.
  - Останови, - велел он водителю.
  - Альберт Давидович, зачем вам эти дорожные лярвы?! Мало ли чем они болеют! - посмотрел в зеркало шофер, - Сейчас приедем, и вы в фирме закажете себе самых лучших! - причмокнул он.
  - Ты что, учить меня вздумал?! - взорвался Поликаровский, - Я сказал: "Останови!". Ты не для того получаешь зарплату, чтоб я выслушивал твои советы!
  - Как скажете, шеф, воля ваша.
   Шофер посигналил и помигал фарами. Три черных джипа плавно развернулись на шоссе и подъехали к "Газели". Из нее вышел молодой парень. Охранники Поликаровского тоже высыпались на обочину. Пузатый Альберт Давидович тяжело вылез из джипа и подошел к парню.
  - Показывай, - коротко бросил олигарх.
   Парень махнул рукой, и из машины вышли шесть девушек лет двадцати и выстроились перед Поликаровским. Нефтяной магнат придирчиво осмотрел каждую, и, выбрав двух, велел им садиться в машину. Спрашивать цену Поликаровский не стал. Вытащив шесть стодолларовых купюр, он сунул их парню. Потом вернулся в машину, и три джипа продолжили путь.
   ...Альберт Давидович так и не смог расслабиться, как ни старались две девочки отработать шесть сотен. После часа утех, он выставил девиц из дома. Всю ночь его мучили плохие предчувствия...
  
  
  ГЛАВА 12
   Получив снимки, Лахтин сходил к врачу. Тот посмотрел сначала грудь Славы, потом снимки. После чего поставил диагноз - сильный ушиб грудной клетки. Назначил лечение: две недели ходить на прогревание и выписал рецепт на какую-то мазь. Так как поликлиника была милицейской, врач оформил Славе больничный. В принципе, Слава был рад - он уже давно не ходил в отпуск. Вернее, ни разу - в уголовке он работал всего год.
   Закончив формальности, врач - веселый мужичок лет сорока - поинтересовался:
  - Крепко тебя приложили. Боксеров что ли задерживали?
  - Да какое там! На улице вступился за парня с девчонкой, к ним какие-то отморозки привязались, ну и получил от них трубой чугунной.
  - Не повезло! Ну, хорошо, хоть не убили, а то сейчас такое сплошь и рядом.
   Слава согласился. Выйдя из поликлиники, он порадовался солнечному деньку и отправился на рынок за продуктами, которые велела купить мама.
  
  
   В полдень за углом забора офиса "Альфа-Омеги" остановились несколько машин. В "уазике" кроме Семеныча сидели Андреев, Сорокин, Устинов, Федоров и Синицын. В белой "Волге" вместе со следователем Евсеевым восседали два товарища из городской прокуратуры. Микроавтобус занимали несколько сотрудников ОБЭПа. В другом автобусе побольше ждали сигнала омоновцы.
  - Ну что, начнем, пожалуй, - сказал Игорь, - Леха, знаешь, что делать, да? Заходишь, нейтрализуешь охранника, вырубаешь камеру и открываешь ворота. Потом сигналишь нам. Проверь рацию.
   Устинов пощелкал кнопочками на рации. Та издала соответствующие звуки.
  - Порядок.
  - Ну, давай.
   Леша выпрыгнул из "уазика". Обогнув забор, он направился к воротам. Подошел так, чтобы не попасть в зрачок видеокамеры. Кажется, получилось. Затем быстро взбежал на вышку охранника. Дверь была не заперта, опер вошел внутрь.
  - Работаете?
  - А че тебе надо? - поинтересовался молодой парень, одетый в форму и с дубинкой на боку, вставая из своего кресла.
   Устинов ударил его в живот, подсек ноги, и, заломив руку, приложил мордой об столешницу. Парень вскрикнул. Леша нацепил на его запястья наручники. Затем поднял за волосы голову парня:
  - Говори, как отключить камеру и открыть ворота?!
  - Пошел ты на хер! - кричал охранник.
   Леша сильнее потянул его за волосы. Парень заорал.
  - Камера выключается зеленой кнопкой, а ворота открываются тумблером!
   Устинов отыскал названное на панели приборов.
  - Ну, смотри... Если ты меня обманул, я отстрелю тебе конечности! - он продемонстрировал пистолет.
  - Я не вру!
   Опер достал из кармана рацию и скомандовав в нее: "Давайте, ребята!", щелкнул тумблером и вдавил зеленую кнопку. Насчет ворот парень не обманул, те действительно начали открываться. Про камеру Устинов не знал, так как изображение с нее передавалось напрямую в офис.
   Через несколько секунд в открывшиеся ворота влетел "уазик". Следом двигались остальные машины. Один из омоновцев остался с Лешей на вышке.
   Машины резко затормозили возле входа. Первыми, расчищая дорогу, в помещение ворвались омоновцы. За ними бежали опера и бэпники. Замыкали процессию прокурорские.
   Охранники попытались оказать сопротивление, но крепкие ребята в масках, размахивая автоматами, пресекли любые противодействия. По всему офису то и дело слышались вскрики и стоны, а также глухие удары прикладов, соприкасающихся с телами охранников. Захват занял не более минуты.
   Опера, распахнув двери, вбежали в кабинет Поликаровского. Тот даже не успел ничего понять. Андреев и Сорокин выдернули его из-за стола и поставили лицом к стене. Федоров и Синицын пошли проверять остальные помещения. Евсеев и двое других следователей уже рассаживались в кабинете олигарха. В дверях топтались бэпники, готовые начать проверку кабинета.
  - Что происходит?! - кричал Поликаровский.
  - Альберт Давидович, у нас есть все основания подозревать вас в организации двойного убийства, - произнес Евсеев.
  - Вы что с ума сошли?! Я уважаемый человек! У вас будут крупные неприятности!..
  - Ну, раз уважаемый, то и веди себя подобающим образом! - оборвал его Сорокин.
   В кабинет вошел командир омоновцев.
  - Всех упаковали. Что дальше делать?
  - Соберите все в одном месте, - велел следователь из городской прокуратуры.
  - Есть! - кивнул омоновец и удалился.
   Когда стало ясно, что опасности больше нет, главковские пригласили заранее приготовленных понятых. Те прошли в кабинет Поликаровского.
  - Итак, товарищи понятые, сейчас в вашем присутствии будет произведен личный досмотр гражданина Поликаровского Альберта Давидовича. Прошу смотреть внимательно, - сказал Андреев, - Подойдите поближе.
   Игорь приступил к похлопыванию карманов Поликаровского. Сначала на стол легли пухлый бумажник, ручка и платок. Затем из наружного кармана пиджака, опер извлек маленький пакетик с белым веществом.
  - Обратите внимание! - сказал он понятым, - Полиэтиленовый сверток с неизвестным порошком белого цвета. Возможно, наркотики. Видели, откуда был изъят, да?
   Понятые кивнули.
  - Это не мое! - закричал Поликаровский, пытаясь повернуться. Сорокин придержал его, - Мне подбросили!
   Андреев поймал внимательный взгляд Паши... Не выдержав, Игорь отвернулся.
  - Все так говорят, Альберт Давидович! - сказал Евсеев, - Но сейчас вам не отвертеться.
   На Поликаровского надели наручники и посадили в кресло. Затем за работу принялись бэпники. Они начали разбирать бумаги. Прокурорские начали заполнять протоколы. Синицын достал из шкафа небольшой кейс, и, положив его на стол, раскрыл.
   То, что увидели присутствующие в кабинете, вызвало у всех огромное удивление. Кейс был битком набит зелеными банкнотами. Поликаровский понял, что он действительно влип и опустил голову...
  
  
  ЭПИЛОГ
   Прошло несколько дней. Все это время прокуратура работала с Поликаровским. Как и обещал Бломберг, в офисе "Альфа-Омеги" сотрудники ОБЭП нашли множество документов, подтверждающих незаконные сделки олигарха с различными компаниями. Деньги, обнаруженные в кейсе, как показала специальная экспертиза, оказались фальшивыми. Выяснилось, что фальшивками Альберт Давидович собирался рассчитываться с очередными партнерами. Он был уверен, что те ничего не заметят, так как доллары были очень высокого качества.
   На устроенной между Поликаровским и Бломбергом очной ставке Михаил подтвердил, что именно Альберт Давидович велел ему осуществить убийство сына Абакумова. Таким образом, вина Поликаровского была полностью доказана. Прокурор дал санкцию на арест олигарха.
   Лахтин все еще был на больничном. Молодцов на всякий случай продолжал охранять семью Карпухина. Устинов вновь поехал на процедуры.
   К "убойщикам" обсудить новости заехал Паша Федоров. Игорь выскочил в туалет, чтобы набрать воды в чайник. В коридоре он столкнулся со следователем Евсеевым.
  - Слушай, вы Бломберга задерживали?
  - Мы. А что?
  - Да он жалобу на вас написал...
  - Какую жалобу?! - опешил начальник "убойного", - Он же сам все рассказал, нам даже давить на него не пришлось!
  - А ты посмотри, что он сейчас пишет! - Евсеев достал из портфеля папку. Порывшись в ней, он извлек листок с жалобой, - Вот. "Шел по подъезду, напали, избили; привезли в отдел, снова избили, принудили к даче показаний..."
  - Да мы его пальцем не трогали! - возмутился Игорь, - Наоборот, это он при задержании Лахтину губу разбил!
  - Я-то понимаю, но боюсь, могут возникнуть проблемы...
  - Да ерунда, выкрутимся! Что первый раз что ли?!
   Следователь пожал плечами и отправился дальше. Игорь набрал воды и вернулся в кабинет. Там сидели Сорокин и Федоров.
  - Прикиньте, сейчас встретил Евсеева, он говорит, Бломберг на нас жалобу написал! С чего бы это, а?
  - Я, кажется, догадываюсь, - сказал Паша, - Скорее всего, человечек в районной прокуратуре, который сливает информацию, был на связи только у Бломберга, а Поликаровский о нем и не слышал. Поэтому Бломберг сначала помог нам упрятать Поликаровского, а теперь сам пытается с помощью этого же человечка соскочить. По-моему, неплохо придумано.
  - Может быть, - согласился Андреев, включая чайник.
  - Кстати, что там с Поликаровским? - спросил Федоров, - Я же не в курсе.
  - Да порядок! - ответил Саша, - Мягким очень товарищ оказался. Поговорили с ним строго, очняк с Бломбергом устроили, он и посыпался. Даже адвокаты не помогли. Выяснилось, что, как ты и предполагал, убийство он заказал из мести за потерянную любовь.
  - Ты уверен? - задумчиво сказал Андреев, - Может быть, и из-за этого долбаного контракта он их замочил. Только он в этом никогда не признается. Ведь когда он выйдет, то, скорее всего, продолжит свой нефтяной бизнес. А кто же будет с ним сотрудничать, если узнают, что он такими методами отшивает конкурентов? Никто. А так вроде бы из личных мотивов убил. Так что правды, я думаю, мы не узнаем никогда. Ну и черт с ней! Главное, что Поликаровский сядет.
   Вскипел чайник. Опера выпили кофе. Немного поболтав, Паша стал собираться. Уже в дверях он спросил:
  - Слышь, Женич? На хрена ты ему героин в карман подбросил?
  - Значит, догадался?
  - Когда он заорал, что это не его, я сразу вспомнил, как ты накануне сказал, что у тебя есть идея, как закрыть Бломберга. Сопоставить два факта было не трудно...
  - Молодец! Не зря ты в Главке работаешь! А сделал я это на тот случай, если б мы в "Альфа-Омеге" ничего не нашли, чтоб можно было его хоть на чем-нибудь задержать. Или скажешь, я поступил неправильно?
   Паша пожал плечами.
  - Главное, чтоб все это не зря было. Счастливо.
   Федоров вышел из кабинета.
  - Вот так, Саня... - сел за стол Андреев, - Эти нефтяные магнаты делят между собой "черную кровь", слышал ведь, наверное, что нефть называют кровью земли, а в результате этого гибнут безвинные люди, проливая уже настоящую кровь... А мы должны разбираться в их грязных играх. Обидно...
  - Брось тоску нагонять! - сказал Сорокин, - В конце концов, это наша работа, которую кроме нас никто не сделает. Знаешь, кого мне больше всего жаль в этой истории? Нет, ни сына Абакумова с невестой, ни тех двух братков на трассе, и даже не Карпухина. Больше всего мне жаль хозяина лимузина, в котором убили молодоженов. Кто теперь захочет воспользоваться его услугами? Погорел мужик! Вот считай, что мы отомстили за него! Сейчас Леха приедет, и пошли лучше выпьем.
   Опера засмеялись. За окном стоял солнечный майский день...
  
  
   Тюмень,
   лето 2004г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"