Чугаев Павел Викторович: другие произведения.

Дело мести

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Дело Љ6. В короткий срок в городе совершено несколько убийств милиционеров. Все силы брошены на раскрытие этих преступлений. Для оперов "убойного" отдела это расследование приобретает совсем другой оттенок, когда жертвой преступников оказывается один из них...

  Посвящается сотрудникам милиции, погибшим при исполнении служебных обязанностей
  
  Разумеется, все события и персонажи - вымышлены
  
  
  ОТ АВТОРА
   Эту повесть, помимо вышеозначенных сотрудников милиции, я посвящаю своей бабушке - Фатхулиной Вере Алексеевне, так как писалась она в тяжелую для меня и моих близких пору, когда мы потеряли горячо любимую маму, жену, бабушку...
  
  Сегодня кому-то говорят: "До свидания",
  Завтра скажут: "Прощай навсегда..."
   Виктор Цой, "Следи за собой"
  
  ПРОЛОГ
   Теплый июньский вечер не предвещал ничего плохого. Время приближалось к десяти часам вечера. На высоких столбах постепенно загорались фонари. Легкий ветер колыхал листву деревьев. Проносящиеся машины светили фарами, и с приятным звуком соприкасаясь с ровным асфальтом, удалялись по широкому проспекту.
   Стационарный пост милиции стоял на обочине дороги. Рядом располагалась автобусная остановка и несколько ларьков. Немного поодаль сверкало неоновыми вывесками казино. С другой стороны был ДК, из которого неслась громкая музыка. По тротуару сновали десятки людей с мороженым, прохладительными и горячительными напитками. Невозможно было даже представить, что здесь может произойти что-то чрезвычайное. Однако это случилось...
   В крохотной будке стационарного поста сидели двое милиционеров. Еще один стоял на улице и через открытую дверь переговаривался с коллегами. Всем троим было чуть больше двадцати и в патрульно-постовую службу они поступили совсем недавно. Милицейская форма, удостоверения сотрудников милиции, резиновые дубинки и табельные пистолеты придавали им уверенности в своих силах. Парни только что вернулись с обхода территории и сели отдохнуть, чтобы через некоторое время совершить обход еще раз, и после того как их посетит проверяющий, взять по пиву и уже не отлучаться с поста. Их абсолютно не тянуло геройствовать, и они не собирались всю ночь шнырять по темным дворам. Но с другой стороны, они были на посту, и если кто-то обратится к ним, готовы были помочь. Они не знали, что помощь может понадобиться им самим.
   Это произошло в начале одиннадцатого. Народу на улице меньше не стало, только наоборот: молодежь вышла на ночные прогулки и дискотеки. Но большое количество свидетелей не остановило преступников.
   Один из милиционеров связывался по рации с дежурной частью, сообщая, что все спокойно. Двое других стояли на улице возле поста: один заткнул пальцы рук за широкий ремень и что-то рассказывал, другой курил и изредка кивал головой. За обстановкой вокруг они не следили. Это их и подвело.
   Среднего роста парень выскочил из-за дерева. В несколько прыжков он достиг постовых и попытался ударить ножом, стоявшего к нему спиной. Второй милиционер заметил это и успел оттолкнуть друга. Тот от неожиданности споткнулся и упал. Но ловкий милиционер не успел больше ничего предпринять - еще один парень, отделившийся от толпы, стоявшей на остановке, ударил его по затылку короткой железной дубинкой. Форменная кепка слетела с головы парня, и он тоже оказался на земле. За всем этим наблюдали десятки людей, но никто не рискнул вмешаться.
   Тем временем первый милиционер вскочил с земли и хотел выхватить пистолет из кобуры, но не успел. Парень с ножом метнулся к нему, и они оба, борясь, повалились на землю. От здания ДК на помощь нападавшим спешил еще один парень. Когда милиционер, вступивший в схватку с преступником, оказался сверху, парень с дубинкой ударил его по спине. Постовой взвыл и выгнулся дугой. Нападавший тут же скинул его с себя.
   Только сейчас в дело вступил третий милиционер. Бросив рацию на стол, он выхватил пистолет и, увидев бегущего от ДК парня, выстрелил в его сторону. Пуля пронеслась мимо, и только чудом никого не задела. Но все же парень испугался и резко свернул в сторону. В этот момент в будку попытался заскочить парень с ножом, но постовой лягнул его ногой. Преступник с дубинкой понял, что дальнейшее нападение бесполезно и потянул приятеля за рукав. Вдвоем они поспешили удалиться с места боя. Милиционер с пистолетом прекрасно видел их убегающие спины и даже мог попасть в них, но не рискнул стрелять - вокруг было полно народу. Все происходящее заняло не более минуты.
   Постовой, который дрался с преступником, медленно поднялся с земли. Второй был без сознания, и на затылке у него виднелась кровь. Стрелявший пэпээсник взял со стола рацию и, нажав кнопку, устало сказал:
  - База, я семнадцатый! На нас совершено нападение. Вызывай "скорую"...
  
  ГЛАВА 1
   Герман плотнее задернул шторы, и, повернувшись спиной к окну, встал, скрестив на груди руки. Недовольно посмотрел на Сергея. Тот стоял возле шкафа и делал вид, будто разглядывает корешки книг.
  - Так что же все-таки произошло? - спросил Герман.
   Сергей, наконец, оторвался от книг и виновато посмотрел на Круглова.
  - В принципе, мы все сделали, как ты сказал. Ну, маленько не подрассчитали... Чересчур ловкими оказались эти мусорки. Мы надеялись, что они фраера, салаги.
  - Расскажи подробнее.
  - В общем, момент был выбран самый удачный: двое стояли на улице, о чем-то трепались; третий находился в будке. Я подбежал к ним, нож был уже в руке, но вдруг один из ментов заметил меня, и оттолкнул другого. Хорошо Толян вовремя вмешался, отоварил его трубой, а то бы он меня поломал. Опять же Ванька замешкался, слишком поздно к нам рванул... Короче, хреново получилось. Третий мусорок успел пушку достать, палить начал. Если б не Толян, мы бы вообще не ушли. В общем, прокол!
  - Да уж! - Герман прошел на середину комнаты и сел в кресло. - Значит, слушай меня внимательно. В следующий раз работать будете, когда они на обход пойдут. Выберите теперь других ментов, желательно в другом районе. Эти теперь осторожные будут. Попасите их пару дней, узнайте маршрут. Местечко для нападения подберите потише, чтоб без свидетелей - можно будет особо не торопиться, сделать все с расстановкой. Но самое главное - действуйте четко, слаженно, и одновременно. Не дайте им ни малейшего шанса! В этом залог успеха! Второго прокола допустить нельзя. Ты меня понял?
  - Да, - Сергей кивнул. - Но вы же понимаете, с ножом и дубинкой тяжело против стволов переть.
  - Не против стволов, а ради стволов! - поднял указательный палец Круглов. - У нас не так уж много времени, нужно торопиться. На подготовку и исполнение даю три дня. Начинайте прямо сегодня. Все, можешь идти.
   Сергей несколько секунд заторможено посмотрел в стену, затем оттолкнулся от шкафа и вышел из комнаты.
  
  
   В конце рабочего дня оперативники группы по раскрытию умышленных убийств собрались в кабинете. Это давно стало традицией: когда вели расследование, собирались, чтобы обсудить собранную информацию и наметить дальнейший план действий. В остальные же дни просто чтобы завершить этим действием рабочий день. Сорокин начал рассказывать недавно услышанную историю из веселой ментовской жизни:
  - Тут к Ваське Дерзуну, ну участковому, прибегает тетка одна и сообщает такую информацию: якобы к соседу ее судимому приехали на днях два мужика. Периодически сам хозяин и один из гостей выходят из квартиры, чтоб сгонять к магазину за бутылкой, а второй же гость за три дня ни разу не появлялся. Ну и говорит: "Не случилось ли чего? Может, примочили они кореша своего, да и жрут потихоньку?! Надо бы проверить". Васька взял двух постовых и отправился проверять. Все как водится - приехали, дверь выломали, забежали с пистолетами наизготовку, и увидели такую картину: сидят вокруг стола три мужика и водяру трескают. И никаких трупов в квартире нету. Как позже выяснилось, к хозяину два кореша с зоны приехали. Только откинулись, ну и решили отметить. Квасили долго и хорошо, по несколько раз на дню за добавкой бегали. А почему только один из гостей бегал? Да потому что местный был, а второй вообще из другого города, вот и не отпускали его, чтоб не заблудился. Но мораль-то в чем? А в том, что люди газет страшных начитаются и давай ужасы всякие себе представлять. Но это по сути и хорошо. А то ведь и в самом деле, замочили бы мужика и слопали. А потом пойди докажи, что был человек и исчез в никуда. Так что, господа, иногда полезно газеты читать, - закончил свой монолог Саша.
  - Ну, к нам это не относится, - вздохнул начальник "убойного" отдела Игорь Андреев, - Мы вместо газет можем и сводки почитать. Там ужасов ничуть не меньше.
  - Позволю себе не согласиться, - снова завелся Сорокин, - В сводках все довольно сухо написано. Зарезали, расчленили, съели. А иной журналист знаешь, какую смачную статейку состряпает?! На радость людоедам. "Зверски искромсали мясным тесаком, прямо на кухонном столе разрубили, и приготовили, обильно посыпав специями". Они читают и слюнки пускают. А нормальных людей от этого в дрожь бросает. А в сводках совсем другое.
  - Ладно, харэ трепаться, пошли по домам, сегодня уже точно никого не убьют. Время восьмой час, - Андреев встал из-за стола, поправил кобуру, - Слава, ты сегодня дежуришь. Если что-нибудь будет, сразу звони. Я имею ввиду, если что-нибудь серьезное. С "бытовухой" сам разберешься.
   Андреев, Сорокин и Устинов вместе вышли из кабинета, пожелав Лахтину счастливого дежурства. Последним уходил Молодцов. Слава задержал его:
  - Эдик, домой не спешишь?
  - А что?
  - Может, по пиву дернем. А то скучно всю ночь в отделе торчать.
  - Не боишься на заявку с перегаром приехать?
  - Да мы ж чисто символически, по бутылочке. Мигом все выветрится.
  - Ну, пошли.
   Двое самых молодых оперов "убойного" отдела вышли в коридор и направились к выходу. По пути Лахтин заглянул в дежурную часть.
  - Гриша, я отскочу ненадолго. Если для меня что-нибудь появится, звони на трубу. Номер помнишь?
  - У меня записан, - ответил дежурный.
   До последнего времени оперативники обходились без мобильников, которые заполонили город. У каждого ребенка уже лежала в кармане трубка. "Убойщики" считали, что эта роскошь им ни к чему и не поддавались веяниям моды. Но, наконец, недавно Андреев принял решение срочно обзавестись сотовыми, чтобы все время быть на связи, и с первой же получки опера приобрели себе по телефону. Покупка здорово ударила по карману, на нее ушло почти две трети зарплаты. Однако теперь любого из них можно было найти когда угодно.
   Молодцов и Лахтин вышли на улицу. Погода была удивительно теплой, но уже по вечернему нежаркой. Было тихо, редкие прохожие проходили мимо отделения. Парни направились к расположенному неподалеку летнему кафе.
   Кафе представляло собой несколько столиков, выставленных прямо на улице и небольшой тонар с напитками и закусками. Обслуживающий персонал состоял из двух симпатичных продавщиц. Народу в кафешке было немного, и опера заняли свободный столик. Тут же к ним подошла продавщица:
  - Что желаете?
  - Две бутылочки "Клинского", желательно холодненького, и соленых орешков, - сделал заказ Лахтин.
   Девушка кивнула и скрылась в тонаре. Через минуту снова появилась, неся в руках поднос. Подойдя, выставила на стол пиво, орешки и пепельницу.
  - Спасибо! - сказал Лахтин, - Сколько с нас?
  - Ровно семьдесят.
   Пока Слава доставал деньги, Эдик зачем-то пошутил:
  - Девушка, вы знаете, что реклама пива "Клинское" не совсем верная. Я бы ее сделал такой: "А кто идет за "Клинским"? Как всегда, самый трезвый!" По-моему, больше отражает действительность. Разве я не прав?
  - Вообще-то правы! - засмеялась девушка.
   Слава, наконец, расплатился, и продавщица удалилась. Опера глотнули холодного пива, бросили в рот по несколько орешков. Сразу стало хорошо на душе. Эдик сидел и улыбался.
  - Ты чего-то не в меру веселый сегодня, - сказал Лахтин, - Что с тобой, друг мой?
  - Да есть повод, Слава! - Эдик улыбнулся. - Понимаешь, кажется, скоро я стану отцом...
  - Иди ты?!
  - Честное слово!
  - Ну-ка поделись! - Лахтин навалился на стол.
   Молодцов тоже придвинулся.
  - Ленка была у гинеколога. Тот сказал, уже три месяца где-то. Все сходится, у нас с ней первый раз в марте было.
  - И кто ожидается?
  - Вроде бы девчонка.
  - Ну, поздравляю! - Слава пожал другу руку. - Сам-то рад?
  - Черт его знает! - Эдик пожал плечами. - С одной стороны вроде бы классно, а с другой задаю себе вопрос: "А готов ли я?".
  - И что тебе сердце отвечает?
  - Сердце не против. Да и пора бы уже, наверное. Двадцать седьмой пошел.
  - А Ленка как к этому отнеслась?
  - Хочет рожать.
  - Так может, вы женитесь? А то как-то не по-людски.
  - Не знаю, я еще об этом не думал. На свадьбу знаешь, сколько денег надо?! Нам сейчас не потянуть. Да и куда торопиться?!
  - Тоже верно. Ну, давай, за вас! - Лахтин поднял бутылку.
   Слава немного завидовал старшему товарищу. С Ленкой тот познакомился, как это обычно бывает у ментов, на службе - во время расследования убийства. И сразу добился расположения девушки. Не прошло и трех месяцев с их знакомства, а они уже ждут ребенка. Сам же Лахтин пока что не нашел себе подругу и долгие вечера проводил в одиночестве.
  - Кстати, Слав, что там по нападению на постовых, нашли кого-нибудь, нет? Не в курсе?
  - Не знаю. Дело УСБ и городская прокуратура ведут. Но думаю, что никого не нашли. Постовые сами никаких примет не запомнили, свидетелей толковых тоже не нашли. Да особо и не ищут, наверное. Никто ж не погиб. У одного из "пэпсов" сотрясение только. И хорошо, что дело из района забрали, а то там ведь покушение на убийство возбудили, мы бы и раскрывали.
  - Ну, да. Вот ведь наглость, а?! На глазах у народа на ментов нападают! Чего дальше ждать?
   Заиграла мелодия из "Ментовских войн".
  - Черт! - выругался Слава и полез в карман за мобильником. На дисплее отобразился номер дежурной части. - Слушаю.
   Выслушав сообщение дежурного, Лахтин помрачнел лицом и ответил:
  - Понял. Сейчас буду, - выключив трубку, обратился к Молодцову. - У нас "мокруха". Кого-то из наших зацепили. Поможешь?
   Эдик кивнул, и опера, не допив пиво, поспешили к РУВД, где их ждала машина.
  
  
   ...Сержанты милиции Евгений Астахов и Виктор Добрянский как обычно заступили на дежурство. Посидев на стационарном посту до девяти вечера, они оставили своего третьего коллегу, и отправились проверить территорию.
   Они, конечно же, знали о произошедшем несколько дней назад нападении на сотрудников патрульно-постовой службы, и были осторожны. По крайней мере, оба считали, что готовы к любым неожиданностям. Хотя всерьез этот случай никто из милиционеров не воспринял. Все считали, что это всего лишь чья-то хулиганская выходка, и повториться она не может, так как менты дали серьезный отпор преступникам.
   Излишняя самоуверенность не спасла сержантов.
   Когда они проходили по тихой второстепенной улочке, из пролегавшего вдоль дома густого кустарника выскочил парень. В руках у него был пистолет. Милиционеры оказались застигнуты врасплох.
  - Стоять, суки! - закричал парень, наводя оружие на постовых.
   Один из сержантов потянулся к кобуре, но в тот же момент кто-то ударил его по голове тяжелым предметом, и у него подкосились ноги. Второй милиционер инстинктивно развернулся назад и удар железной трубой пришелся ему по лицу. В следующий миг он тоже лежал на земле.
  - Заберите у них стволы, - приказал подельникам Сергей, а сам бросил на землю игрушечный пистолет и раздавил его каблуком ботинка. Пластмасса податливо хрустнула под напором ноги.
   Людей на улице не было, и преступники действовали уверенно и не торопясь. У всех троих на руки были надеты хирургические перчатки. Толян извлек из кобур милиционеров их табельное оружие и сунул себе за ремень. В карман положил запасные обоймы. Затем вместе с Иваном выбросил железные дубинки в кусты.
   Сергей достал из кармана нож и, подойдя к лежащему лицом вниз постовому, сбил форменную кепку. Затем приподнял его голову за волосы и хладнокровно, одним движением перерезал ему горло...
  
  
   "Уазик" остановился, и оперативники выпрыгнули из машины. Сразу же в глаза им бросились два лежащих на земле тела постовых и лужицы крови под ними. На месте происшествия уже стояла машина вневедомственной охраны и трое милиционеров.
  - "Убойный" отдел, - показал удостоверение Слава, - Что тут у вас?
  - Мы с сигнала возвращались, смотрим, два мента лежат, - начал рассказывать старший экипажа. - Тормознули, подошли посмотреть, а у них головы пробиты и горла перерезаны. Я сразу в дежурку отсемафорил.
   Эдик тем временем склонился над погибшими. С одного взгляда было ясно, что помощь им уже не нужна. Лахтин тоже подошел к трупам.
  - Кобуры пустые, - сказал другу Молодцов, поднимаясь с корточек, - Гильзочек я тоже вокруг не наблюдаю. Судя по всему, они даже не успели оказать сопротивления.
  - Ксивы на месте?
  - Не знаю, я не копался. Дождемся экспертов.
  - Короче, звони Андрееву и ребят подтягивай. Я пока дежурному отзвонюсь.
   Менты достали мобильники и начали набирать номера. Слава первым дозвонился до дежурной части.
  - Гриша, это Лахтин. Все плохо, у нас два трупа постовых. Вызывай следака и экспертов. Мы здесь будем.
   Доложив дежурному, опер отключился. Пока Слава говорил, Молодцов позвонил начальнику "убойного".
  - Женич, подъем. Ты как накаркал, двоих постовых хлопнули, пушки дернули. Давай подъезжай, мы на Хохлова, 44.
   После этого Эдик вызвал Сорокина и Устинова.
   Лахтин решил пошарить вокруг и пролез в кусты. Старания оказались не напрасными.
  - Эдик, иди сюда! - позвал он напарника.
   Молодцов тут же метнулся к кустам:
  - Нашел чего?
  - Смотри. - Слава показал на железную дубинку, лежащую в траве. - Вон еще одна.
  - Да, видимо этим их и отоварили. Ладно, давай дождемся группу. Здесь до утра работы хватит.
  - Очень странное в свете последних событий убийство. Тебе так не кажется?
  - Кажется.
   Через час народу на месте преступления собралось не меньше чем на митинге. Кроме пятерки оперов, следователя прокуратуры, эксперта и медика приехали начальники РУВД и районного и городского розысков, опера из "убойного" главка, несколько человек от Управления собственной безопасности, а также представитель штаба. Реально помочь в осмотре никто из них не мог, все лишь пытались давать идиотские советы. Андреев погнал свою команду, а также двоих оперов главка на поквартирный обход. К утру, когда начальство стало постепенно разъезжаться, менты собрались, чтоб обсудить собранную информацию.
  - Похищено только оружие, - сказал Женич. - Преступников было как минимум двое, дубинки они выбросили, а вот ножа не нашли. Хорошо, если они его при себе оставили. Если найдем, будет доказательство. У вас что?
  - Как всегда по обходу голяк, - развел руками Устинов, - Ни одного свидетеля.
  - И ни одной зацепки, - поддакнул Паша Федоров из главка.
  - В общем, начальство приказало не спать и отрабатывать все версии. Только какие? Правда, один вывод напрашивается сам собой: это убийство связано с нападением на постовых на прошлой неделе.
  - Похоже, этим уродам нужны стволы, - сказал Сорокин, - Ни документы, ни форму-то не забрали. Значит, скоро где-то проявятся. Будет большая стрельба.
  - Сплюнь!
  - Ладно, Паша, если что-нибудь нароете, звоните. Мы тоже сейчас в отдел поедем, будем думать, что предпринять, - подвел итог маленького совещания Игорь.
   Опера разошлись. Вскоре приехала спецмашина, и тела постовых увезли. Осмотр был закончен, и правоохранители всех мастей спешно покинули место преступления.
  
  
  ГЛАВА 2
   Около восьми часов "убойщики" ввалились в свой кабинет. От бессонной ночи глаза у всех слипались. Молодцов прошел к окну и шире распахнул форточку. Прохладный воздух ворвался в помещение.
  - Надо срочно выпить кофе! - сказал Сорокин.
   Устинов воткнул в розетку вилку электрочайника и щелкнул кнопкой. Закуривая, опера расположились кто где: Андреев и Сорокин заняли места за рабочими столами, Молодцов взгромоздился на подоконник, Устинов опустился на стул для посетителей, Лахтин, притулившись в углу старого дивана, подпер голову рукой и закрыл глаза.
   Кабинет мгновенно наполнился дымом. Вскипел чайник, и Леша с Эдиком, приготовив кофе и раздав чашки коллегам, вернулись на свои места.
  - Какие будут предложения? - спросил Андреев, отпивая из чашки и делая глубокую затяжку.
   Молодцов только пожал плечами. Слава, борясь со сном, угрюмо смотрел исподлобья.
  - Да ничего в такой ситуации сделать нельзя! - наконец произнес Саша, - Свидетелей нет; улик, кроме этих дубинок тоже. Посмотрим, может экспертиза что-нибудь даст, хотя я сильно в этом сомневаюсь. Так что остается только сидеть и ждать, пока что-нибудь само прояснится.
  - Да не дадут нам просто так сидеть, - сказал Игорь, - Вот увидите, скоро начнут звонить и требовать результата.
   Словно в подтверждение его слов телефон ожил. Игорь снял трубку. На проводе был начальник уголовного розыска. Выслушав его короткую речь, он ответил:
  - Понял, Сергеич, - затем, положив трубку, обратился к остальным, - Ну вот, что я и говорил. В двенадцать экстренное совещание в ГУВД. Мне необходимо отчитаться. Интересно, что я буду говорить?
  - Как всегда: проверили, отработали, результата нет, но работа продолжается, - подсказал Леша, - Выкрутишься, Женич!
  - Это понятно... А дальше?
  
  
   До без пятнадцати двенадцать, запершись по двум кабинетам, опера немного покемарили. Собираясь на совещание, Андреев растолкал всех и собрал в своем кабинете.
  - Вот что. Пока я езжу, прикиньте, что можно еще предпринять. Если ничего в голову не придет, советую прогуляться, дать установку своим людям. Пускай поспрашивают, вдруг где стволы проявятся. Не для того ведь, чтоб в лесу по банкам пострелять, они их свистнули.
  - Хреново, если они в ближайшее время решат ими воспользоваться, - покачал головой Сорокин, - Используют по назначению и избавятся от оружия. А мы еще даже с места не сдвинулись.
   Остальные, поддерживая его, многозначительно промолчали.
   Дверь распахнулась, и в кабинет заглянул начальник ОУР.
  - Ну, ты готов? - спросил он, обращаясь к Андрееву, - Поехали, Малыгин уже в машине ждет.
  - Да, иду, - Игорь надел куртку и вышел из кабинета, бросив напоследок, - Короче, работайте!
   Вдвоем с Багровым они вышли из отдела и сели в "десятку" - служебную машину начальника РУВД. Сам Малыгин сидел спереди. Как только все разместились, водитель вывернул руль, и машина выскочила за ворота.
   Через двадцать минут машина остановилась возле парадного входа Главного управления внутренних дел. Здание было П-образным - одной половиной выходило на площадь, другой заворачивало во двор жилого дома. В корпусе, выходящем на площадь располагались административные помещения, в другом - помещения Управления уголовного розыска и экспертно-криминалистического управления. Один из этажей занимало Управление собственной безопасности. Следственное управление не так давно переехало в новое здание в другом районе.
   Парадным входом пользовались редко, в основном только для официальных визитов. Обычно же заходили со двора.
   Андреев, Багров и Малыгин прибыли на совещание последними. Извинившись за свое опоздание, они заняли места по одну сторону совещательного стола.
   От обилия начальников у Игоря зарябило в глазах. С краю, прямо напротив него сидел начальник "убойного" отдела главка. Рядом с ним начальник УУР Самойленко.
   Далее место занимал начальник УСБ полковник Саблезубов. И хотя Игорь, как любой нормальный мент, к представителям этой организации относился весьма отрицательно, Саблезубов вызывал у него определенную профессиональную симпатию. Лет около пятидесяти, крепкого телосложения, короткостриженный, с волевым лицом, пересекаемым морщинами, и тяжелыми кулаками, он казался Игорю компетентным и не зря занимающим свою должность. Ранее Саблезубов работал в УБОПе, возглавлял один из отделов.
   А вот, сидящий по правую руку от начальника ГУВД, начальник штаба Одинцов напротив был крайне неприятен Андрееву. Слегка полноватый, краснолицый, он прямо излучал собой образ коррумпированного мента. Хотя и ментом-то его назвать было нельзя: Одинцов за всю свою жизнь ни одного дня не проработал ни в уголовке, ни в следствии.
   Возглавлял стол начальник ГУВД генерал-майор Рубцов.
   Из семи человек, присутствовавших на совещании, в форме были только четверо: Рубцов, Одинцов, Малыгин и Саблезубов. По сути Андреев занимал самую низшую должность из всех присутствовавших. Почти перед каждым лежали какие-то бумаги, даже Одинцов аккуратно поправлял несколько листочков. Игорь поздно сообразил, что надо было тоже захватить для виду папочку.
  - Ну что, все собрались? - спросил генерал, оглядев сидящих. Ему никто не ответил, - Тогда начнем. Поводом для экстренного совещания стали несколько чрезвычайных происшествий, произошедших за последнюю неделю. Это нападение на трех сотрудников милиции и вчерашнее убийство еще двоих. Хотелось бы начать с убийства. Николай Александрович, - обратился он к Малыгину, - Кто работает по ночному убийству?
  - Группа по раскрытию убийств под руководством капитана Андреева, - кивнул на Игоря подполковник.
  - Доложите.
   Вставать, наподобие киношным героям, Игорь не стал. Собравшись с мыслями, он начал говорить:
  - Вчера, около восьми часов вечера, наряд вневедомственной охраны, проезжая по улице Хохлова, заметил у дома 44, лежащих на земле двух мужчин, одетых в милицейскую форму. Оба были мертвы. Охранники сообщили в дежурную часть РУВД. Первыми на место происшествия прибыли оперуполномоченные Молодцов и Лахтин. В ходе первичного осмотра ими было обнаружено исчезновение табельного оружия милиционеров - сержантов милиции Добрянского и Астахова. Удостоверения были нетронуты. Сержантам были нанесены черепно-мозговые травмы и резаные раны шеи. Как позже установил прибывший медик, смерть наступила в результате резаных ран. В пяти метрах от трупов, в кустах были найдены две металлические дубинки, которыми предположительно и были нанесены удары по голове. Ножа обнаружить не удалось. Также рядом с телами лежал расколотый на куски игрушечный пистолет. Так как гильз найдено не было, и никто из жильцов ближайшего дома выстрелов не слышал, можно предположить, что сопротивления милиционеры оказать не успели. Из чего следует, что нападение не было спонтанным, а являлось четко спланированной акцией. Больше никаких улик не обнаружено, свидетелей убийства также выявить не удалось.
  - Во сколько был закончен осмотр места преступления? - хитро прищурившись, спросил Рубцов.
  - Около семи часов утра.
  - Какие за все время были проведены оперативные мероприятия?
  - При содействии оперативников Управления уголовного розыска обошли близлежайшие дома, но абсолютно никакой информации получить не удалось. Также была обследована территория вокруг места происшествия на предмет обнаружения дополнительных улик. Тоже безрезультатно.
  - Розыскную собаку вызывали?
  - Да. Что удивительно, она провела до автобусной остановки, и там след обрывается. Вероятно, преступники сели в автобус или поймали машину.
  - Второе вероятней, - подал голос начальник "убойного" отдела УУР.
  - У вас все? - посмотрел на Андреева генерал.
  - Так точно.
  - Плохо... Работа по раскрытию особо тяжкого преступления ведется пассивно. Принятые меры формальны. Необходимо задействовать весь личный состав отдела и приданные силы. Активизируйте работу, товарищ капитан.
   Рубцов замолчал. Игорь оглядел собравшихся. Саблезубов сидел, уставившись в одну точку на столе. Андреев заметил, что, когда кто-либо говорил, Одинцов насмешливо улыбался, но стоило заговорить генералу, как он тут же делал серьезное лицо. Пока Игорь рассказывал, начальник "убойного" отдела УУР, встречаясь с Андреевым глазами, зачем-то кивал ему. Саблезубов же изредка бросал оценивающие взгляды на опера и снова смотрел в стол.
   Игоря стала раздражать сложившаяся обстановка. Еще совсем недавно Рубцов, сам выросший из оперов, с пониманием относился к работе уголовного розыска, и все неудачи воспринимал не как бездействие сотрудников, а как сложившиеся обстоятельства. Теперь же, почувствовав политику, царящую в руководящих кругах МВД, он резко изменился.
  - По нападению на постовых работает УСБ и городская прокуратура, но так как представителей прокуратуры сейчас нет, нам доложит полковник Саблезубов. Слушаем вас, Сергей Егорович, - наконец заговорил генерал.
   Саблезубов прокашлялся. Речь его была официальной.
  - Третьего июня, приблизительно в двадцать два часа, неизвестными преступниками было совершено нападение на трех сотрудников ППС. Милиционеры вступили в схватку с нападавшими, в результате которой одному из сержантов был нанесен удар трубой по голове. После того, как один из милиционеров применил табельное оружие на поражение, преступники скрылись. Пострадавший сержант отделался сотрясением головного мозга. Как удалось установить, нападавших было трое и вооружены они были железной трубой и ножом. Свидетелей нападения было полно, но к моменту приезда следственно-оперативной группы одни уехали на автобусе, другие ушли пешком. Поэтому мы располагаем описанием преступников только со слов постовых. Все трое среднего роста, один темноволосый, другой - спортивного телосложения, короткостриженный. По третьему ничего конкретного нет, так как видел его только один, да и то издалека. Были составлены фотороботы двоих, но так как постовые видели их только в момент драки, то рассматривать их у них времени не было, поэтому фотороботы составлены больше под давлением экспертов, чем из воспоминаний постовых, так что на них особой надежды нет...
  - Можно взглянуть на них? - спросил Рубцов.
   Саблезубов достал из папки два листка и через Одинцова передал генералу. Изучив их, он вздохнул и покачал головой. Затем пустил портреты по кругу. Рассмотрев фотороботы, Игорь невольно усмехнулся - под составленные портреты подходило все мужское население в возрасте от двадцати до сорока лет, причем сами рисунки мало чем отличались друг от друга.
  - И тем не менее, сотрудниками УСБ и прокуратуры достигнут гораздо больший результат, чем "убойным" отделом. Из чего я могу сделать вывод, что работа в отделе расшатана и находится на весьма низком уровне, - сурово произнес Рубцов, - Несмотря на все ваши предыдущие раскрытия...
   Игорь хмыкнул про себя. "Конечно, допросить трех выживших постовых, узнать у них количество нападавших и составить бесполезные фотороботы, много ума не надо! Хотя в общем, "гестаповцы"* на большее и не способны..."
  - У кого еще есть что добавить? - оглядел присутствовавших генерал.
  - Пока даже точно неизвестно, с какой целью похищалось оружие, - сказал Андреев, - Преступники хотят его продать, или же использовать при совершении других преступлений?
  - А какая собственно разница?! - воскликнул Рубцов, - Совершено тяжкое преступление. Погибли сотрудники милиции. Раскрытие этого убийства является для всех нас делом чести! И мы не имеем права облажаться! Так при чем тут мотивы?!
  - Если бы мы поняли логику преступников, то смогли бы определиться, в каком направлении дальше работать, - спокойно ответил Игорь.
  - Работать нужно по всем направлениям!
  - А с какой стати вообще решили, что нападение и убийство совершено одними и теми же людьми? - подлил масла в огонь Багров.
  - Это же очевидно! - чуть не закричал генерал, испепеляюще глядя на начальника ОУР, - Разрыв между схожими преступлениями меньше недели, нож и дубинка в качестве оружия! По-моему здесь не остается никаких сомнений! Кто-то еще не согласен?
   Все промолчали. Лишь Одинцов смотрел на всех с притворной улыбкой.
  - В общем, так, - подвел итог совещанию генерал, - Я требую активизировать работу по всем направлениям. Необходимо полное взаимодействие отделов по раскрытию убийств районного управления и ГУВД. Привлечь все свободные силы. С сегодняшнего дня будет введена общегородская операция. Задействуем ОМОН, патрульно-постовую службу, оперативных сотрудников, а также курсантов и слушателей Школы милиции. Будем проверять бары, рестораны, дискотеки, патрулировать улицы. Всех подозрительных задерживать до выяснения. О любых новых фактах в расследовании докладывать мне лично. Каждый вечер будем собираться на совещание и отчитываться о проделанной работе. Николай Александрович, - он посмотрел на Малыгина, - действия отдела капитана Андреева контролируешь лично ты. И самое главное, необходимо создать штаб по раскрытию этих преступлений. Туда должна стекаться вся информация. В состав штаба войдете вы все. Илья Дмитриевич, - генерал обратился к Одинцову, - выдели помещение, где разместится штаб.
  - Слушаюсь, - ответил Одинцов, и это была его первая фраза за все совещание. Андреев искренне не понимал, за чем вообще его пригласили. Толку от него было ноль.
  - Всё, все свободны... - наконец сказал Рубцов.
   Задвигались стулья, и Андреев, Багров и Малыгин первыми покинули кабинет генерала. Больше всех был расстроен Игорь. Его вовсе не радовала перспектива сидеть в кабинете, глядя на постные рожи начальников и слушая их советы. Но деваться было некуда. Хотя Игорь уже знал как профилонить это бессмысленное сидение...
  
  
  ГЛАВА 3
   В отсутствие Андреева остальная четверка еще немного посидела в кабинете, предлагая различные варианты поиска убийц. Ни один из них не устраивал оперов: либо казался слишком фантастичным, либо слишком банальным, а в таком деле простые варианты не срабатывают.
   Идея Игоря потолковать с информаторами никого особо не вдохновила. Никто не верил, что таким образом можно будет выйти на убийц. Все-таки убийство ментов, это не кража, и никто трепать о нем не станет. Если, конечно же, это не сумасшедший...
   Только Устинов решил встретиться со своим агентом. Позвонив ему на домашний телефон и договорившись о встрече возле гастронома, Леша покинул кабинет. Сделать это он решил скорее для очистки совести, чем, полагаясь на удачный исход затеи.
   Направляясь на встречу, Устинов подумал, что где-то в городе сейчас ходят, спят или едят люди, меньше суток назад убившие двух постовых. Почти всегда во время раскрытия преступления Леша пытался представить себе, чем может заниматься преступник после убийства. Иногда ему даже казалось, вдруг проходящий мимо человек и есть тот, кого они ищут.
   Человек опоздал на две минуты. Невысокий, юркий мужичок лет сорока, даже абсолютно трезвый всегда выглядел как после недельного запоя. Еще в молодости он отмотал две ходки за кражи. Опер познакомился с ним, когда еще работал в территориальном отделе, юным и неопытным. Корчин, так представился "агент" при знакомстве, сам предложил сотрудничать, при этом не спеша делиться какой-либо информацией. Леша тоже не настаивал, считая, что Корчин мало что мог знать на интересующие оперов темы.
  - Здорово... Давай-ка отойдем в сторонку, - потянул за рукав агента Устинов.
  - Угу, - кивнул Корчин.
  - Короче, слушай задание. Вчера хлопнули двух постовых, дернули стволы. Работали профессионально: трубой по голове, ножом по горлу. Твоя задача - в кратчайшие сроки узнать любую информацию, касающуюся этого убийства. Может, кто сболтнет сдуру, или предложит купить ствол. Или наоборот поучаствовать в каком-нибудь деле. Как узнаешь, сразу ко мне. Понял?
  - Понять-то понял, только я ведь с "мокрушниками" не общаюсь... У нас все ребята мирные. Так, взять, что плохо лежит, могут, а ментов валить - это не их профиль...
  - Все равно. Может какая-нибудь информация пролиться... Если что-нибудь путное узнаешь, можешь рассчитывать на поощрение. Все, удачи!
   Леша развернулся и пошагал обратно к РУВД. "Все, что мог, я сделал, - мысленно успокоил он себя, - теперь будем ждать..."
   Солнце исчезло, и начал накрапывать мелкий дождик.
  
  
   В кабинет Андреев и Устинов вошли одновременно. В коридоре они успели обменяться несколькими фразами: Леша рассказал о своей встрече, а Игорь пожаловался на начальство.
   Остальная команда была на месте. Когда Игорь плюхнулся за стол, Сорокин сразу же спросил его:
  - Ну, чего там?
  - Как всегда... Ни хрена не работаем. Зато уэсбэшники в фаворе - выяснили, что преступников трое и составили фотороботы двоих. Только по ним опознать, естественно, никого невозможно. Рубцов выдал самые гениальные идеи: устроить общегородскую операцию и создать в главке штаб. Я уверен, это поможет в раскрытии преступления. Маразм.
  - Не скажи. Ты ж политику не понимаешь. Представляешь, генерал устроил экстренное совещание и чтобы в конце не дать крутые установки?! Этим он подорвет свой авторитет! А так вроде бы ткнул нас носом в нужное направление. Дескать, учитесь, сынки! Хотя ты прав, тупость одна.
  - Ладно, пофиг! Получится, раскроем. Ну, а нет, значит, нет. Странно, вроде бы убили наших коллег, а почему-то напрягаться абсолютно не хочется. Может, я просто устал?
  - Тогда мы все устали, - вставил Молодцов, - Проблема в том, что для нас они не совсем коллеги. У нас к ним предвзятое отношение. Мы же знаем, сколько за постовыми разных грешков водится, вот и отрицаем ведомственную дружбу.
  - Может быть...
  - Слушай, Женич, не возражаешь, если я домой поеду? - зевнул Лахтин, - А то я после суток... Один хрен, делать нечего.
   Игорь посмотрел на часы:
  - Четвертый час. Ладно, двигай.
   Слава выглянул в окно:
  - Ого, ничего ливень начался! Только с утра жара была, и на тебе! Надо куртку надеть.
   Он прошел к шкафу, порылся в нем и извлек на свет старую кожанку.
  - Во, до дома доехать сойдет.
   Затем стащил с плеч кобуру с пистолетом и бросил в сейф.
  - Уже спина ноет от постоянного давления на плечи! Хоть отдохнуть маленько.
  - Да кстати, - добавил Эдик, - У пистолета есть один минус - носить неудобно. От плечевой кобуры плечи устают, а от поясной ремень тянет вниз и штаны спадывают. А просто за поясом только в кино могут носить. Не пробежать, ни присесть, да и при ходьбе так и норовит внутрь провалиться. Скоро, наверное, вообще от ствола откажусь.
   Слава, наконец, натянул куртку и направился к дверям.
  - Если что, я дома. Счастливо оставаться!
   Добежав под проливным дождем до остановки, Лахтин почти сразу же запрыгнул в подъехавший автобус. Свободных сидений не было и пришлось встать на площадке в центре.
   Пожилая кондукторша пошла по салону. Почти проехали одну остановку, когда разгорелся скандал. Как понял Слава из обрывков фраз, пенсионер лет шестидесяти забыл дома удостоверение, и сейчас безрезультатно пытался доказать, что он ветеран труда. Кондукторша, однако, ни хотела ничего слушать и требовала с пенсионера плату за проезд, угрожая остановить автобус.
   Слава мысленно выругался. "Мало того, что ментов лишили бесплатного проезда, так еще и с пенсионеров не слазят!" К тому же ужасно хотелось спать, и опер мечтал поскорее добраться домой. Когда терпение лопнуло, Слава достал удостоверение и начал проталкиваться к месту перепалки.
  - Послушайте, неужели вы думаете, что пенсионер будет врать?! Ну, забыл старик документы, с кем не бывает? Дайте ему и всем остальным спокойно доехать до места.
  - Вам что еще нужно?! - воззрилась на опера кондукторша, - Успокойтесь, или я вас высажу! Витя, останови автобус! - крикнула она водителю.
  - Витя, не тормози! - в свою очередь крикнул Лахтин, - Вы ошибаетесь, это я вас сейчас вместе с водителем высажу, если вы не успокоитесь!
  - Вы что себе позволяете?! Я сейчас милицию позову!
  - Милиция уже здесь! - Лахтин показал "ксиву".
  - Вы, между прочим, должны быть за нас! Товарищ за проезд не платит!
  - Я вам ничего не должен, и просто хочу, чтобы все спокойно доехали куда надо. А из-за того, что он не заплатит, трагедии не произойдет. Давайте прекратим этот спор.
   Слава развернулся и пошел обратно на площадку. Кондукторша еще немного повозмущалась ему вслед, но потом все же успокоилась и, отстав от старика, двинулась дальше. С Лахтина она денег тоже не взяла.
   За всем этим наблюдал сидящий позади Сергей. Увидев, как Слава показывал корочки, он легко догадался, что парень - мент. "На следователя или какого-нибудь дознавателя он не похож, - размышлял Сергей, - Значит, скорее всего, опер. А значит должен иметь пистолет. Это уже интересно!.. Парень один, на вид худой, к тому же какой-то усталый. Если сработать резко, он и дернуться не успеет. Что ж, попробуем..."
   На следующей остановке Лахтин вышел и направился в сторону своего дома. Сергей тоже выпрыгнул из автобуса и непринужденно пошел следом. Минуты через три они подошли к подъезду.
   У входа Слава оглянулся и заметил чернявого парня, но не обратил на него внимания. Дом у них большой, мало ли к кому может идти. Дернув ручку, опер вошел в подъезд. Сергей тоже глянул по сторонам и вошел следом. Рукоятка ножа уже удобно лежала в ладони.
   Когда Лахтин ступил уже на третью ступень, Сергей прыгнул и со всей силы ударил его ножом в спину. Сначала Слава даже не почувствовал, как острое лезвие вошло в правую почку. Но затем по всему телу пронеслась волна необъяснимой слабости. Чисто рефлекторно он обернулся и попытался достать парня кулаком, но сил не было, и Сергей легко увернулся. Лахтин попытался вдохнуть, но не смог, а в следующую секунду потерял сознание и рухнул на грязную лестницу. Сергей тут же расстегнул на нем куртку и, ощупав подмышками и за поясом, громко выругался. Пистолета не было. Не было того, ради чего он рисковал! Сергей вытер нож об куртку опера и выскочил из подъезда.
  
   От нечего делать Устинов включил телевизор. Там как раз начались местные новости. Поприветствовав телезрителей, ведущая сразу же преподнесла главную новость дня. "Вчера в нашем городе было совершено жестокое убийство двух сотрудников милиции. Как сообщили нашим корреспондентам в прокуратуре Ленинского района, неизвестные преступники похитили у погибших табельное оружие. В данный момент все силы городской милиции брошены на раскрытие этого преступления, ведь, по словам заместителя прокурора района Романа Неверова, поимка убийц для сотрудников милиции стала делом чести. От дальнейших комментариев представители правоохранительных органов отказались".
  - Да, их бы с камерой сюда к нам, посмотрели бы, как мы ищем убийц!.., - усмехнулся Саша.
  - Удивительно, что съемочная группа не успела побывать на месте преступления, - сказал Игорь, - Сейчас бы показали парочку кровавых кадров для острастки. А то слишком сухая прошла информация, а "мокруха"-то не рядовая.
  - Слушайте, может, тоже по домам двинем, а? - предложил Молодцов, - Выспимся, а завтра с новыми силами возьмемся за работу.
  - Да, Игорях? - поддержал его Сорокин.
  - Я..., - начал Андреев, но его прервал телефонный звонок. Игорь снял трубку, - Андреев слушает. Да, Гриша, я. Что?! Когда?! Живой?! В какой больнице?! Все, летим! - он бросил трубку, - Мужики, хана! Славку порезали! Только что из 2-ой городской телефонограмма пришла! Едва живой, но, слава Богу, живой! Погнали!
   Все четверо вскочили с мест и выбежали из кабинета.
  
  
   Через десять минут опера уже были в больнице. Миновав приемное отделение, они по лестнице взбежали на этаж хирургии. Когда пошли по темному коридору, навстречу им показался дежурный врач - мужчина лет сорока, несколько лысоватый и с двухдневной щетиной на лице.
  - Доктор, мы из милиции! - достал удостоверение Игорь, - Что с нашим товарищем?
  - Пока нормально, ребята. Операция прошла успешно, но он потерял много крови... Требуется переливание... Решайте там по своим каналам.
  - Хорошо. Он ничего не говорил?
  - Он еще пока вообще в сознание не приходил... Сейчас его перевели в реанимацию, будем надеяться, все обойдется...
  - А какие у него ранения? - вмешался Молодцов.
   Доктор оценивающе взглянул на него, вздохнул. Подумал про себя: "медицинскими терминами они не поймут, лучше скажу по-простому..."
  - Проникающее ранение правой почки. Ребята со "скорой" сказали, что когда его обнаружили, он лежал на спине. Так что повезло ему, своим телом рану закрыл, а то бы даже "скорая" бы не успела, просто истек бы кровью и все...
  - А когда с ним можно будет поговорить? - спросил Сорокин.
   Врач усмехнулся:
  - Этого, парни, никто знать не может!.. Организм ни от кого независим. Но думаю, ближайшие дня два он не очнется.
  - Понятно... А хотя бы посмотреть на него можно?
  - Хорошо, пойдемте, только тихо...
   Он первым направился вглубь коридора, менты последовали за ним. Перед дверью с надписью "Реанимация" он остановился и приоткрыл ее:
  - Смотрите.
   Лахтин лежал на животе. Рана на спине была закрыта бинтами и заклеена пластырем. К рукам подведены какие-то трубки и провода. Сам слава был весь бледный, как простынь, и со стороны могло показаться, что он уже мертв, если бы не мерное попискивание каких-то приборов, сигнализирующих о том, что жизнь еще бьется в молодом организме.
   Врач закрыл дверь.
  - Извините, мне нужно идти.
  - Суки, убью пидоров сраных! - врезал кулаком по стене Устинов.
  - Спокойнее, молодой человек, - предупредил его врач и скрылся за дверьми своего кабинета.
   Опера остались стоять в коридоре. Андреев достал из кармана мобильник, начал набирать номер.
  - Здесь же больница, нельзя... - напомнил Саша.
  - Ничего, я быстро. Алло, Николай Александрович, это Андреев. Вы уже в курсе? Ножевое проникающее в почку. Да, операция закончилась. Нет, в себя не приходил. Нужно переливание крови, напрягите там наших, мы тоже сейчас поедем. Нет, мы еще ничего не знаем! Да, будем работать! - Игорь закончил разговор, - Так, погнали кровь сдавать!
  - Куда?! Время седьмой час, станция уже закрыта, - сказал Сорокин.
  - Черт! Ладно, тогда вот что...
   Он открыл дверь кабинета врача и первым шагнул внутрь.
  - Где его вещи? Можно посмотреть.
  - Да, - хирург поднялся из-за стола, - Мы еще не отнесли их в хранилище, вот они.
   Он поставил мешок на стол. Игорь развязал тесемки. Стал доставать одежду: куртку, кроссовки, джинсы, футболку. Из кармана кожанки достал деньги, мобильник и удостоверение.
  - Черт, где ствол?!
  - Он же его в сейфе оставил, - подсказал Леша.
  - А, ну да...
   Содержимое карманов Андреев переложил к себе, одежду сунул обратно в мешок и отдал врачу.
  - Спасибо.
   Опера снова вышли в коридор и начали спускаться по лестнице. Состояние у всех было подавленное. Славка балансировал на грани между жизнью и смертью. Нет, ранения и раньше случались в отделе: в феврале здорово избили Андреева, сломав ребро и устроив ему сотрясение мозга1; в апреле взрывом гранаты контузило Устинова, так, что тот на несколько часов потерял зрение2. Но чтобы столь серьезно... Такого еще не было! Между ребятами были не просто дружеские отношения, а скорее братская любовь, и смерть одного из них могла надолго деморализовать весь отдел...
  - Эдик, позвони Славкиной матери. Только как-нибудь осторожнее, с ходу не руби, - велел Андреев.
   Пока Эдик звонил, опера дошли до машины. Игорь вырулил со двора и помчался в отдел.
  - Какие будут мысли? - спросил он.
  - Ну, что... Вряд ли Слава на шпану нарвался. Деньги и телефон нетронуты, ударили сзади. Скорее всего, пасли. Лично мне почему-то кажется, что это продолжение вчерашнего убийства. Если б у Лахтина был при себе ствол, и его дернули, тогда можно было б не сомневаться. Похоже, эти козлы открыли охоту за оружием. Два ствола у них уже есть, им мало, - высказался Сорокин.
  - Ну, правильно, "гестаповцы" же выяснили, что преступников трое, значит им нужен еще один пистолет, - поддержал его Эдик.
  - Да, но ведь, Слава был не в форме, где он мог засветиться? - спросил Игорь.
  - Мало ли. Может, его от самого отдела пасли.
  - Мужики, а что делать-то будем? - сказал молчавший до этого Устинов.
  - Не знаю!.. - нервно бросил начальник "убойного", - Но что удивительно, теперь мне безумно хочется работать, и я не успокоюсь, пока этих гадов не достанем. Как говорят в прокуратуре, раскрытие убийства постовых для всех дело чести, а для нас поймать тех, кто Славку порезал, теперь дело мести!
  - Трудно не согласиться!
   Когда "убойщики" вернулись в отдел, Андреев сказал идти всем в кабинет, а сам направился к начальнику РУВД подполковнику Малыгину. Тот оказался у себя.
  - Ну, как там Лахтин? - спросил он, когда Игорь вошел.
  - Нормально... Хотя, в общем, плохо... - он, не спрашивая, опустился за стол.
  - Я распорядился, с утра все поедут сдавать кровь. Идеи есть какие-нибудь?
   Игорь покачал головой.
  - Сейчас кстати уже началась городская операция, - Малыгин посмотрел на часы, - Днем спешно сформировали группы из оперов, постовых, курсантов и омоновцев. Приказ - трясти всех.
  - Сомневаюсь, что из этой затеи что-нибудь выгорит, - немного помолчав, он добавил, - Вы бы распорядились, чтоб Лахтину охрану выставили, а то черт его знает, из-за чего на него напали. Вдруг какие-нибудь старые заморочки, мы за последние полгода многим насолить успели.
  - Да, я знаю, и все понимаю, - вздохнул Малыгин, - С утра будет охрана. Сейчас просто уже никого не найти, все на этой операции, мать ее!
  - Хорошо, спасибо. Я пойду, а то что-то голова болит... - Игорь тяжело поднялся.
  - Кстати, ты помнишь, что мы с завтрашнего дня в штабе?
   Андреев кивнул и вышел за дверь.
  
  
  ГЛАВА 4
   Той же ночью начались широкомасштабные действия по розыску преступников. Усиленные наряды вышли на улицы города. Сформированные из сотрудников разных служб группы поехали по разнообразным злачным местам города.
   Около часа ночи в помещение ночного клуба "Таксопарк" вошли два десятка крепких омоновцев. Действовали парни как всегда слаженно. Охрану заведения вежливо попросили не вмешиваться в ход проводимых действий. С криками "Никому не двигаться! Милиция!" бойцы быстро расставили всех присутствующих вдоль стен. Один из посетителей - рослый, бритый наголо парень - попытался оказать сопротивление, но тут же был припечатан к стене прикладом автомата. Еще нескольких недовольных таким поворотом успокоили дубинками.
   Когда помещение было очищено от возможных опасностей, в зал вошел молодой лейтенант - руководитель группы. Широко улыбаясь, оперативник оглядел стоявших вдоль стен. Возраст отдыхающих не превышал тридцати лет. Разместившись за одним из столиков, он подвинул стоявшие на нем бутылки, и положил перед собой папочку.
  - Значит, так... - громко сказал он, - Девушек попрошу разместиться по другую сторону от своих кавалеров. Короче, мальчики налево, девочки направо!
   При помощи омоновцев процедура прошла быстро. Девушек просто собрали в кучу по другую сторону зала, а парней поставили в позу "звездочки" - ноги на ширине плеч, руки на стену. Всем было ясно, что к убийству милиционеров явно не могут быть причастны лица женского пола, а потому в данный момент их решили особо не тревожить.
   После этого на середину зала прошли несколько человек - курсанты школы милиции.
  - Начинайте, ребята! - распорядился лейтенант.
   Получив приказ, курсанты начали обыскивать парней. Тех, у кого обнаруживали какие-либо запрещенные вещи, например, ножи или кастеты, хмурые омоновцы сопровождали к столику, за которым сидел оперативник, и тот в свою очередь начинал оформлять протокол. Понятно, что ни у кого из посетителей не было при себе документов, и записать всех, было невозможно, поэтому для беседы приглашались только те, у кого были обнаружены запрещенные вещи, и те, кто своим внешним видом соответствовал теории Ламброзо, то есть "выглядел, как человек, склонный к совершению преступлений". С такими товарищами молоденький оперуполномоченный разговаривал грозно, а если те начинали хамить или отказывались назвать свои паспортные данные, он кивал, и бойцы в камуфляже "наставляли их на путь истинный" путем воздействия резиновых палок.
   Примерно через час менты, прихватив с собой около десятка задержанных, покинули ночной клуб. На прощание лейтенант пожелал всем оставшимся приятного отдыха и послал девушкам воздушный поцелуй.
  
  
  - Ты что, е...нулся?! Куда ты лезешь?! Кто тебя просит?! - кричал Герман.
   Сергей только что сообщил ему о неудачном нападении на Лахтина.
  - А если бы он тебя поломал?! Ты бы сейчас сидел в ментуре и писал чистосердечное признание! И про меня бы им все рассказал, козел!
  - Да не, он доходяжный такой был! - оправдывался Сергей, - Даже если б мы с ним схлестнулись, я бы все равно его сделал!
  - Мне не нравится твоя самоуверенность... Один раз вы справились с заданием, и теперь ты почувствовал силу. Бравада еще никого до добра не доводила! Если еще раз ты выкинешь подобное, я тебя сам замочу!
  - Прости, Герман! Ну, виноват, каюсь... Кто ж знал, что он без ствола?! Я думал, сейчас возьму у него, и нам останется достать только еще один.
  - Думаю здесь я! Твое дело четко исполнять, что велят! Из-за тебя могло все дело рухнуть!.. Ладно, он тебя видел?
  - Так, мельком... Да, какая разница, один хрен, он уже готовый!
  - Ты уверен?
  - Конечно! Я ему "перо" по рукоятку всадил!
  - Хорошо, если так... Ладно, теперь слушай, что нужно сделать дальше...
   Сергей ближе придвинулся к своему наставнику.
  
  
   С утра Андреев, сунув в карман мобильник, проверив наличие пистолета, удостоверения и наручников, и прихватив папку с бумагами, отправился в штаб.
  - Ты надолго, Женич? - спросил его на прощание Устинов.
  - Не знаю. Может, еще и сбегу...
   Работа штаба началась с очередного совещания у начальника ГУВД. На этот раз кроме самого генерала присутствовали Одинцов, Саблезубов, Самойленко, Малыгин и Андреев.
  - Итак, новостей накопилось много... - первым начал Рубцов, - Но сначала, я хотел бы услышать, что наработано по убийству? - он посмотрел на Андреева.
  - Пока глухо... - выдавил Игорь.
  - Хорошо! - генерал улыбнулся, - Прошли сутки, а у вас ничего! И сколько вы собираетесь ждать?! Я вас спрашиваю, капитан!
   Неожиданно вступился Саблезубов:
  - Виктор Геннадьевич, я считаю, что не имеет смысла срывать злобу на ребятах! Они и так сутками пашут, но разве ж они виноваты, что в деле никаких зацепок! Между прочим, мы тоже не смогли выяснить ничего нового по нападению на трех постовых, и что, вы тоже скажете, что мы не работаем?
   Начальник ГУВД промолчал. Было видно, что он хочет ответить как-нибудь уклончиво, вроде "Сергей Егорович, вы ж понимаете, это политика...", но присутствие подчиненных сдержало его.
  - Что с твоим сотрудником? - резко переключился он.
  - Ножевое в почку.
  - Жить будет? - как-то очень спокойно спросил генерал, и Игорю этот вопрос показался безумно циничным.
  - Не знаю... - ответил он, и с удивлением отметил, что слишком часто в последнее время стал произносить эту фразу. "Может быть, я действительно устал? - подумал про себя Андреев, - что перестал находить ответы на любые вопросы". А началась эта хандра месяц назад, когда он впервые испытал на себе, как тяжело бороться с "сильными мира сего". А именно, сколько сил им потребовалось приложить, и на что пойти, ради того, чтобы посадить олигарха, замешанного в заказном убийстве1. Теперь тот находился в СИЗО, а на Игоря все сильнее наваливалась апатия, - Он потерял много крови... Но врачи обещают...
  - Сегодня с утра мои сотрудники сдали кровь, - вставил Малыгин.
  - Ну, и какие версии по причине нападения?
  - Рабочая версия одна, - сказал Андреев, - Эта действовала та же группа, что и в предыдущих случаях.
  - На всякий случай в больнице поставили охрану, - снова добавил Малыгин, - Вдруг там из-за чего-то другого разборка вышла...
  - Ладно, с этим ясно... Теперь давайте по результатам ночного рейда...
   Начальник УУР достал из папки свеженапечатанный листок. Нашел, то, что нужно, прокашлялся и начал читать:
  - По итогам проведенных мероприятий задержано двое преступников, находящихся в городском розыске. Изъято семь единиц огнестрельного оружия и двадцать шесть холодного. А также наркотических веществ общим весом шестьдесят восемь граммов. Предотвращено совершение двух грабежей, изнасилования и угона. В вытрезвитель доставлены шестнадцать человек, и четверо человек, находящихся под действием наркотических средств, на экспертизу. Также для выяснения личности в дежурные части органов милиции доставлены еще сорок два человека. Сведений, имеющих оперативный интерес по факту убийства сотрудников ППС, не выявлено. Все, - закончил он.
  - Ну, что ж, неплохо!.. - остался доволен услышанным генерал, - Чаще нужно проводить такие рейды, глядишь, и общий уровень преступности снизим.
  - Но есть и отрицательные моменты, - сказал Самойленко.
  - Какие же?
  - В прокуратуру поступило восемь жалоб на действия сотрудников милиции - три от директоров заведений и пять от граждан. В баре сотруднику уголовного розыска представителем Кавказа был сломан нос и "сына гор" здорово поваляли, а в одном из ночных клубов курсанты школы милиции не смогли сдержать себя и спровоцировали драку с посетителями, в результате которой в травмпункт были доставлены трое курсантов, один омоновец и десять посетителей. Боюсь, будут большие проблемы с прокуратурой...
  - Ничего страшного! - отмахнулся генерал, - Коллеги нас поймут, что это были вынужденные меры. В общем, я крайне недоволен работой "убойного" отдела, - он вновь посмотрел на Андреева, - Когда вы начнете действовать? Что происходит, милиция не может за себя постоять?! Налицо полное отсутствие профессионализма!
  - А я всегда знал, что опера могут только водку пить и липовые показатели делать, а как до работы дойдет, то они и сделать-то ничего не могут, - неожиданно сказал начальник штаба Одинцов, - Я так думаю, надо им зарплату сокращать, может, тогда делом займутся, а то так они только общее представление о милиции в целом портят!
  - Зато мы по саунам блядей халявных не трахаем, и ни от кого подачек не получаем! И если что, в кабинетах отсиживаться не станем! А что касается показателей, так попробуйте на мокрухах что-нибудь слиповать, там вся работа только на раскрытие! - резко ответил ему Андреев, почувствовав такой прилив злости, что если б они сейчас были вдвоем, он бы набросился на штабного и начал его молотить.
   Вечно красный Одинцов покраснел еще больше и задохнулся от возмущения. Чувствовалось, что Игорь попал в точку.
  - Так, хватит! - закричал Рубцов, - Мы не на базаре! А вам, товарищ капитан, никто не позволял оскорблять старшего по званию! Все, приступайте к работе! Илья Дмитриевич, вы подобрали помещение для штаба?
  - Что? Да... - наконец очнулся Одинцов.
  - Проводите всех. Свободны.
   Когда Одинцов, сунув под мышку портфель, первым выскочил из кабинета, а Малыгин и Самойленко поспешили за ним, Саблезубов задержал Андреева в коридоре.
  - Капитан, я понимаю, что подрезали твоего парня, и тебе и так сейчас тяжело, но надо держаться! Я имею ввиду этого... - он кивнул в конец коридора, туда, где скрылся Одинцов, - Сейчас наша основная задача - найти убийц. Пора объединять усилия. Если от меня потребуется какая-либо помощь, можешь обращаться, - полковник похлопал Игоря по плечу и тоже направился к кабинету, где разместился штаб.
   Игорь несколько секунд посмотрел ему вслед, потом окликнул:
  - Сергей Егорович, у кого в городской прокуратуре дело по первому нападению?
  - У Хлыстова.
  - Хорошо. И спасибо вам за то, что вы сегодня заступились... - немного помедлив, сказал Игорь.
  - Да о чем речь!.. Просто я привык работать, а не кричать попусту!
  - Я понял.
   Андреев развернулся и поспешил к выходу из здания ГУВД.
  
  
   Сидя на стуле в кабинете следователя городской прокуратуры Хлыстова, Андреев рассматривал его хозяина. Хлыстов напоминал скорее секретаря-референта какой-нибудь крутой фирмы, чем следака. Лет сорока с небольшим, среднего роста и худощавого телосложения, одетый в белоснежную рубашку и жилетку от костюма-тройки, гладко прилизанный, он гордо вскидывал голову, как будто боялся, что с его острого носа спадут очки в тонкой оправе. В разговоре он держался так, словно делал вид - "как вы смеете отнимать мое драгоценное время!". Реплики его были краткими и резкими, и тем, что он открывал рот, он делал огромное одолжение всем окружающим. Таким он был даже со своими коллегами, что уж говорить о каком-то начальнике "убойного" отдела из районного управления. Он вообще должен считать за честь, что Вадим Юрьевич согласился беседовать с ним.
   Прежде Игорю не приходилось сталкиваться с Хлыстовым и после нескольких минут общения ему захотелось поскорее покинуть этот кабинет. Но Игорь решил, раз уж он приехал сюда, то обязательно исполнит то, что хотел, к тому же не хотелось показывать слабость перед этим... фраером. Иного слова, чтобы охарактеризовать следователя, опер подобрать не смог.
  - Я никак не пойму, что вы конкретно хотите? - с долей раздражения спрашивал Хлыстов.
  - Я хочу посмотреть материалы дела по нападению на сотрудников ППС, - спокойно ответил Андреев.
  - Вообще-то оперативное сопровождение дела осуществляет Управление собственной безопасности, и какое к этому имеете отношение вы? - произнес следователь с такой интонацией, что Игорь засомневался в его сексуальной ориентации и не смог скрыть улыбки.
  - Дело в том, что с сегодняшнего дня создан штаб по раскрытию данного преступления, а также убийства двух милиционеров, и я являюсь членом этого штаба, и мне кажется, имею полное право ознакомиться с материалами уголовного дела, - Игорь говорил медленно, - Если вы в чем-то сомневаетесь, позвоните лично полковнику Саблезубову. Если вас что-то не устраивает, наберите номер генерала Рубцова.
   Хлыстов помедлил несколько секунд, глядя на Андреева и потирая ладони, а затем извлек из сейфа папку:
  - Пожалуйста.
  - Благодарю, - Игорь улыбнулся.
   Даже беглый просмотр дела ярко свидетельствовал о том, что Вадим Юрьевич неуважительно относился к своим обязанностям, а может быть только к конкретному делу. Андреев не нашел ни одной бумаги, подписанной следователем. Допросы свидетелей провели и запротоколировали опера УСБ, и у Игоря закралось сомнение: "А были ли эти свидетели? Или может быть, они вообще являются плодом фантазии "гестаповцев"". Такое часто практикуется у оперов - когда в дело нужно набросать бумаг, всякого рода справки и протоколы сочиняются на ходу, а фамилии свидетелей берутся "от фонаря". Сей факт очень плохо характеризовал следователя. Было видно, что он пустил дело на самотек, доверившись уэсбэшникам. Так что ничего нового, изучив дело, Андреев не узнал. Все, что было в бумагах, он знал и раньше. Что называется - "следствие зашло в тупик"...
   Еще раз деланно попрощавшись со следователем, Игорь вышел из здания городской прокуратуры прямо под проливной дождь. Люди, прячась под зонтиками, спешили по своим, никому не известным, делам.
   Настроение было препоганым... Андреев достал мобильник и позвонил в свой родной отдел. Ответил Молодцов.
  - Ну, что там у нас, тихо? - поинтересовался Андреев.
  - Пока да. А у тебя что?
  - Хреново... Каждая тварь старается настроение испортить! Слушай, Эдик, давай-ка ты поезжай в больницу, карауль Славку. Нам надо пообщаться с ним, как можно скорее. Может, хоть он что-нибудь прояснит.
  - Лады, сейчас поеду...
   Андреев нажал отбой, огляделся по сторонам, и, подняв воротник куртки, вышел из-под крыльца прокуратуры, угодив ногой в огромную лужу, да к тому же проезжавшая мимо машина обдала его волной брызг.
   "Сука! - подумал Игорь, и тут же переключившись, - Ну, и лето!"
  
  
  ГЛАВА 5
   В половине первого ночи в дежурной части ГУВД раздался звонок на линии, всем известной под номером "02". Звонивший сообщил, что в подъезде дома номер восемь по улице Магнитной слышатся крики и звуки, похожие на драку, и просил немедленно разобраться. После чего человек повесил трубку.
   Дежурного не насторожило даже то, что звонок был произведен не из квартиры, а из таксофона, так как располагался он возле того самого дома. Поэтому он, ни о чем не догадываясь, передал информацию в дежурную часть Калининского РУВД. Оттуда уже сигнал был спущен в территориальное отделение, откуда без двадцати час и отправился наряд в составе трех человек. Впрочем, отправился без особого энтузиазма - к подобным сигналам они давно привыкли, и, как правило, они оказывались либо ложными, либо к моменту прибытия экипажа застать на месте никого не удавалось.
   Однако в двенадцать сорок пять "уазик" замер у подъезда дома по адресу Магнитная, 8. Дом был девятиэтажным, одноподъездным, и милиционеры вздохнули с облегчением - не придется бродить по темным лестницам в поисках нарушителей спокойствия.
   Двое постовых выпрыгнули из машины и направились в подъезд, водитель остался за рулем. У шагавшего впереди на плече висел автомат, второй был вооружен пистолетом, водитель же никакого оружия, кроме резиновой дубинки, не имел.
   Первый пэпээсник вошел в подъезд и сразу же скривился - на лестнице было хоть шар выколи. Другой, наступив на развязавшийся шнурок форменного ботинка, остановился и присел, чтобы исправить непорядок.
   Впрочем, переживания первого были тут же развеяны. В кромешной темноте одновременно раздался хлопок, и хищно сверкнула вспышка. Из-за давящей ранее тишины хлопок оказался настолько неожиданным, что сержант даже вздрогнул. Хотя, скорее всего, сделал он это по другой причине... Пуля, вошедшая ему под правый глаз, навсегда отключила сознание милиционера. Следующий выстрел снес ему полчерепа.
   Другой милиционер, занятый своим ботинком, не успел даже ничего понять, не говоря уже о том, чтобы достать оружие. Второй преступник, вышедший с черного хода, поднес пистолет к его затылку и практически в упор застрелил сержанта, дважды спустив курок.
   Разумеется, в ночной тишине четыре выстрела наделали много шума, и не услышать их было невозможно. Водитель, по инерции, забыв про то, что у него нет оружия, выскочил из машины и побежал в подъезд. Но кто-то более ловкий в два прыжка догнал его и несколько раз ударил ножом в спину. Водитель тихонько вскрикнул и после того, как нож вышел из его тела, кулем повалился на мокрый асфальт...
   В следующую минуту преступники быстро забрали оружие милиционеров и бегом, не переговариваясь друг с другом, дворами ушли от места кровавой бойни. А в салоне "уазика" хрипела рация - дежурный по отделению милиции пытался выяснить, подтвердилась ли информация о драке в подъезде... Ему никто не ответил...
  
  
   ...Без пяти два Андреева разбудил звонок на мобильный. Нашарив на тумбочке рядом с кроватью телефон, Игорь нажал кнопку приема. Лежащая рядом Татьяна завозилась, что-то буркнула и повернулась на другой бок. Игорь накинул на нее простынь и только после этого ответил:
  - Да?!
  - Игорь, это Козырев... - голос начальника "убойного" отдела ГУВД был хриплым, - Просыпайся... В Калининском районе завалили еще троих наших... Здесь уже ВСЕ, - он сделал ударение на слове "ВСЕ", и Андреев понял, что Козырев имеет ввиду все возможное руководство, - Давай, подъезжай. У нас же вроде как штаб... Адрес - Магнитная, восемь. Впрочем, и без номера найдешь...
   Начальник ОРУУ УУР отключился. Игорь сел на кровати, до боли в руке сжал мобильник, и громко и протяжно произнес:
  - Бля-я-я-дь!..
   Татьяна снова дернулась во сне и застонала. Игорь звонко шлепнул ее по заду и начал вставать с кровати.
   ...Козырев говорил правду, сказав, что и без номера дома найти место происшествия будет нетрудно. Территория вокруг восьмого дома напоминала праздничную площадку, сверкавшую огнями. Фары и мигалки десятков машин создавали такую подсветку, что начинали болеть глаза. К тому же свет отражался в лужах, создавая эдакое подобие королевства кривых зеркал...
   Когда Андреев прибыл на Магнитную, там уже вовсю работала группа. Хотя, "группа" - это мягко сказано! Численность съехавшихся на убийство приближалась к сотне. Причем тех, кто реально занимался делом, было чуть больше десятка. Все остальные ходили туда-сюда, что-то решали, качали головами, мешая при этом остальным.
  - Блядь, да что происходит-то?! - кричал опер "убойного" отдела Главка Мишка Десяткин, в ментовских кругах носивший кличку - Чирик, - высокий, крепкий (КМС по самбо), одетый в пиджак, голубые джинсы и дорогие туфли. Десяткин накручивал на пальце ключи от собственной "Тойоты" и мерил огромными шагами двор. Ни для кого не было секретом то, что он владел парочкой магазинов, и ментовская зарплата ему по большому счету была побоку. Но при этом сам Десяткин люто ненавидел коммерсантов. Когда требовалось допросить проходящего по делу свидетелем или подозреваемым бизнесмена, опер зверел и кричал примерно следующее: "Капиталистов развелось! Капиталисты сука-блядь!". После этого он одной рукой хватал коммерсанта за ухо, а другой намеревался ударить в лицо. Как правило, после этого от товарища удавалось добиться необходимых признаний. Да и при задержаниях Десяткин был незаменим - когда он начинал махать ногами, равных ему не было. Так что при всем том, что Мишка мало походил на привычный образ мента, ребята относились к нему положительно, - Ментов валят, как свиней, а мы словно первоклашки - только факты констатируем! Начальству по херу, все руками разводят! Да когда этих мудаков поймают, я их лично на куски порву!
   Все это Десяткин высказывал не кому-то конкретно, а словно разговаривал сам с собой. Закончив пламенную речь, он сел в свою машину и нервно закурил. Никто из начальства не обратил на него особого внимания, все давно привыкли к подобным выпадам Десяткина.
   Другой опер того же "убойного" Главка - старший лейтенант милиции Гена Полковников, сын ветерана МВД полковника Георгия Михайловича Полковникова (в свое время по этому поводу смеялось все ГУВД, когда Георгий Михайлович представлялся: "полковник Полковников") - кричал на слегка поддатого участкового Радика Каюмова, недавно перешедшего в Калининское РУВД из Ленинского. В принципе, Каюмов был парнем исполнительным, но только после стакана водки. Сейчас Радик уже принял свою дозу, и из него можно было делать мальчика на побегушках. Но Гена не знал этого свойства Каюмова и потому пытался до него докричаться. Устав рвать глотку, Полковников плюнул и удалился.
   Вдалеке под фонарем стояли начальник ГУВД Рубцов и его ближайшие заместители, а также начальник Калининского РУВД. Понаблюдав за всем происходящим, Андреев направился в эпицентр событий. Дорогу ему преградил Козырев:
  - Приехал? Не приветствую, виделись. Видишь, что происходит? - он покачал головой.
  - Как? - спросил Игорь, имея ввиду, как произошло убийство. Козырев понял все по интонации:
  - Позвонили по ноль-два, сказали скандал. Наряд выехал: двоих из стволов, а водилу в спину ножом.
  - Установили, откуда звонок был?
  - Да, дохлый номер... Вон из того таксофона. Эксперты попытались пальцы с трубки снять, но сам понимаешь, их там немерено... - махнул рукой Козырев.
  - Ну что, я пойду, посмотрю, чего там?
  - Давай.
   Андреев направился к подъезду. Там у самых ступеней лицом вниз лежал водитель, вся спина его была залита кровью. Над ним копошились эксперты и следователь прокуратуры. Из подъезда выскочил Валера Хабаров, начальник "убойного" отдела Калининского РУВД. Андреев пару раз пересекался с ним, работая по убийствам. Хабаров был весь "в мыле":
  - Здорово. Тебя чего выдернули?
  - Так я же в штабе по этим убийствам. Ну, что у вас, есть зацепки?
  - Шутишь?! Голяк полный... Единственное, гильзочки нашли с маркировкой... Боюсь, стволы с прошлого убийства постовых.
  - Вот и проявились...
  - Ага. Похоже, это только начало...
   Игорь прошел в подъезд, глянул на распластанные тела двух постовых и вышел обратно во двор. Там продолжали бушевать страсти, о которых не имеющие к правоохранительным органам граждане даже и не догадываются.
  
  
   В половине восьмого утра Андреев приехал в свой отдел. Коридоры еще были пусты, поэтому он сразу заметил молодую женщину, стоявшую у его кабинета. На ходу доставая ключи, он не отрывал от нее сонных глаз, пытаясь понять, кто же она такая. Подойдя к двери, он начал открывать дверь.
  - Извините... а вы кто?.. - робко спросила девушка.
  - По-моему здесь написано, - Игорь кивнул на табличку "ОРУУ1. Нач. отд. Андреев И. Е.".
  - Так вы и есть Андреев? Простите, не знаю вашего имени-отчества? - сразу оживилась девушка.
  - Игорь Евгеньевич. Что вы хотели? - Андреев уже открыл дверь и стоял на пороге.
  - Дело в том, что я журналистка Галина Нефедова, газета "Городской обзор". Мы бы хотели получить свежую объективную информацию по убийствам милиционеров...
  - Ради этого вы даже не поленились прийти сюда в такую рань? Вам повезло, что я вообще случайно сюда заехал. Извините, но за всеми комментариями прошу обращаться в прокуратуру, - довольно бесцеремонно ответил Игорь и попытался закрыть дверь.
  - Подождите! - сказала журналистка, словно не заметив издевки, - Если все же надумаете, вот мои координаты.
   Девушка протянула визитку.
  - Всего хорошего, - сказала она и направилась к выходу.
  - И вам того же, - отозвался Андреев и захлопнул дверь.
   Стоя посреди кабинета, он повертел в руках белый прямоугольничек с выведенными на нем золотом инициалами журналистки и ее контактными телефонами. Затем хмыкнул и выбросил визитку в мусорное ведро. Потом включил чайник, и, закурив, устроился за своим столом.
   В этот момент в кабинет вошел Сорокин.
  - О, здорово! А ты чего приперся в такую рань? - недоуменно глядя на начальника, спросил Саша.
  - Слышал, ночью еще троих замочили?
  - Да, мне дежурный сейчас сказал...
  - Ну вот, я только что оттуда.
  - А, ну да, ты же в штабе. Ну, и чего там делали всю ночь?
  - Сам знаешь. Сейчас всех погнали дом шерстить. Ха, начальство глупо полагает, что преступники где-то в доме засели!
  - При чем тут начальство?! - усмехнулся Сорокин, - Таковы правила проведения оперативно-розыскных мероприятий, в частности работы на месте происшествия.
  - Ладно, все лирика. Вы-то наработали чего-нибудь без меня?
  - Увы. Мы ж не волшебники, Женич! Вчера полдня справки в ОПД строчили.
  - Эдик в больницу к Славке съездил?
  - Да, вчера еще уехал, до сих пор не отзванивался. Так что нас вообще почти не осталось: ты в штабе, Лахтин в больнице, Эдик с ним. Мы вдвоем с Лешкой пост держим.
  - Хорошо, попробую вам в Главке подмогу пробить.
  - Какие планы на сегодня?
  - Сейчас кофе попьем, да я опять в ГУВД, в штаб этот долбаный поеду.
  - Кстати, слышал, вчера в территориальном переполох приключился? У них в камере два бомжа загнулись. Стали выяснять от чего, и открытие оказалось более чем неожиданным. Повезли трех бомжиков в прокуратуру на допрос, ну, пока следака ждали, тетка в сортир и попросилась. Ее проводили, но внутрь, разумеется, сопровождать не стали. А она там под раковиной какое-то средство для чистки сортиров что ли обнаружила. Прочитала на обложке, что средство содержит спирт, ну и хлебнула. Потом вышла и приятелю на ухо шепнула, сходи мол, выпей. Тот, не долго думая, тоже в туалет попросился. Не удержался и до конца все допил, так, что третьему товарищу уже ничего и не досталось. В общем, допрос они просидели, привезли их обратно в отдел, посадили в камеру, а они через пару часов и померли от отравления. А тайну раскрыл третий бомж, который чудом не испил той же водицы. Вот такие дела. В принципе, можно техничку прокурорскую судить за непреднамеренное убийство... А так получается то ли самоубийство, а то ли несчастный случай...
   Чайник вскипел и опера, заварив кофе из пакетиков, еще немного потрепались на другие темы, дождались Устинова, и Андреев уехал.
  
  
   Тем временем Молодцов находился в больнице. Эту ночь они с матерью Лахтина провели сидя на диване в коридоре хирургии, поспав по очереди пару часов. Каждый из них ждал одного - когда Слава очнется. И если мотивы Славиной мамы объяснять не нужно, так как всем понятны материнские чувства, то Эдик помимо того, что просто переживал за друга, должен был еще обязательно переговорить с ним, дабы попытаться выяснить подробности нападения.
   Договорились, что когда Слава очнется, первой к нему, разумеется, зайдет мать. А уж потом, из того времени, что Лахтин будет в сознании, хотя бы пять минут она оставит оперу.
   Наконец в десятом часу утра врач сообщил, что Слава пришел в себя и разрешил пройти к нему. Мать сразу же метнулась в реанимацию, а Эдик вскочил с дивана и нервно заходил по коридору. Из реанимации слышались женские всхлипы, и едва различимое, бормотанье Славы. Молодцов достал было сигареты, но тут же опомнился, сунул их в карман, и, прислонившись спиной к стене, принялся теребить папку. Сидящие у палаты двое омоновцев смотрели на него, как на сумасшедшего.
   Через пятнадцать минут Славина мама вышла. Она, как бывший следователь, и ныне адвокат, прекрасно понимала, что Эдику нужно обязательно переговорить с сыном.
   Молодцов поблагодарил ее и юркнул в палату. Слава, как и прежде, лежал на животе, слегка приоткрыв глаза. Завидев друга, он едва заметно улыбнулся.
  - Привет! - Эдик присел на корточки и пожал Славе вялую руку, - Ну, как ты?
  - Как видишь! - усмехнувшись, сухими губами сказал Лахтин.
  - Ничего, поправишься! А то кто у моей дочки крестным будет, а?! Слушай, не буду тебя долго терзать, скажи, как это случилось?
  - Я в подъезд вошел, следом парень какой-то... Поздно среагировал, когда он уже ударил сзади...
  - Как он выглядел?
  - Лет двадцать семь, черноволосый... - напряг память Слава.
   Эдик черканул приметы в блокнот
  - Как думаешь, что ему было надо?
  - Не знаю... Может, ствол...
  - Да, скорее всего... А где ты мог засветиться?
   Слава поморщился, снова напрягая мозг:
  - Наверное, в автобусе. Там конфликт с кондукторшей вышел, я "ксиву" показывал... Он мог заметить.
  - Ясно.
  - У вас чего? - поинтересовался Лахтин.
  - Ищем, Слава, ищем. Давай, крепись, а я пошел. Когда совсем в норму придешь, мы все приедем. Пока, - он снова пожал другу руку.
   Выйдя в коридор, он еще раз поблагодарил Славину мать, после чего она вернулась к сыну, а Молодцов пошел к выходу. К сожалению, Слава не пролил ясности во всю картину. Как было мрачно, так и есть. Придется снова ждать неизвестности. А это уже пугает... Эдик еще не знал о ночном убийстве.
  
  
  ГЛАВА 6
   В полдень Устинов вновь встречался со своим агентом Корчиным. Тот позвонил час назад и доверительно сообщил, дескать, есть кое-какая информация по убийству милиционеров. Леша очень этому факту удивился, так как абсолютно не предполагал, что его информатор сможет раскопать хоть какие-нибудь сведения по этому поводу. Так что весьма заинтригованный он отправился на встречу, которую снова договорились провести возле гастронома.
   Когда Леша подошел, Корчин уже топтался у магазина. Коротко поприветствовав опера, он сразу же перешел к делу.
  - Короче, ты когда мне только сказал насчет этой мокрухи, я в тот же день треп услышал, мол, ухарь один пытается стволы сбыть. Это мне кореш один за стаканом шепнул, со смехом: говорит, вот лох, сам несудимый, а в такие темы вписывается. Да его же сразу примут с этими стволами. Ну, я запомнил этот слушок, а потом начал подробнее выяснять про него. Сразу скажу, нелегко пришлось. Я ж не мог напрямки им интересоваться - вы его хапнете, а на меня тень ляжет. Так что я аккуратненько так все разведал, и вам сразу же отзвонился. Вот его телефончик. Имя-фамилию и адрес, извини, узнать не смог. Ну, да вы и так разберетесь.
   С этими словами Корчин сунул Устинову оторванный клочок газеты.
  - А какие у него стволы? - поинтересовался опер.
  - Говорят, все есть: пистолеты, автоматы... хрен знает, что еще...
  - Хранит он их где?
  - Вот этого я уж не знаю! Моя задача какая была? Выяснить что-нибудь. Вот я вам информашку подкинул, работайте. А с меня взятки гладки! Я за что купил, за то и продаю.
  - Ладно, двигай домой, язык только за зубами держи.
  - Я что, фраер какой-нибудь?!
   На том и разошлись: Корчин медленно побрел домой, а Устинов, воодушевленный сообщением, поспешил в РУВД.
   Войдя в кабинет, он застал там Сорокина, Молодцова и присланного из Главка на подмогу Пашу Федорова. Паша - известный весельчак и шуткарь - травил какие-то байки. Поздоровавшись с Устиновым, он продолжал:
  - Недавно, брали одного мужика - бывшего майора спецназа, с десяток командировок в Чечню, командир разведгруппы. Отслужил, а как на гражданку маханул, в киллеры переквалифицировался. Да неудачно: на первом же заказе светанулся и кроме самой жертвы, еще нескольких прохожих зацепил. Ну, и начал хвосты рубить, убирал всех, кто его знал. За ним в Москве и у нас шесть мокрух числилось. А тут у нас информация верная всплыла, что он у нас окопался. Мы крутнулись маленько и выяснили, где он будет находиться. А надо сказать, что его до нас уже несколько раз задержать пытались, причем капитально, СОБР задействовали. Однако бесполезно, он с двух рук стрелять начинал, ранил там всех, и сваливал. Поэтому, мы, прежде чем хапать его, все тщательно обдумали. Решили брать на улице - в другом месте дохлый номер, он круговую оборону займет и будет отстреливаться. А на улице его взять тоже непросто. Он все места, где теоретически может находиться засада, то есть будки всякие, автобусы, за километр обходил. Два Стечкина1 всегда при нем были. Бегущих к нему омоновцев он бы сразу срубил и хлопнул всех. Можно, конечно, и расстрелять, но он нам живой был нужен, уж очень многое должен был рассказать. Тут ход был нужен. Мы покумекали и ход этот придумали!.. Бросили жребий, кто сыграет главную роль в нашем сценарии. Но тут я добровольцем вызвался, детство, блин, в жопе заиграло, погеройствовать захотелось! Короче, отправились на задержание вчетвером: я, Синицын, Щукин и Полковников. Десяткин, наш спец по захватам, тогда в отпуске был. Ну, и вот значит, приехали, ждем... Наконец, выруливает сокол - высоченный, здоровый, лет под сорок, сумка спортивная на плече, курточка кожаная, руки в карманах, а карманы так нехорошо топорщатся! Идет и по сторонам зыркает. Тут выхожу я и иду ему навстречу, эдакого придурка из себя изображаю. Ребята за его спиной страхуют. Иду прямо на него, улыбаюсь, а у самого коленки-то трясутся. Ну, вот поравнялись мы, и я его торможу: "Стоп! "Убойный" отдел! Ручки! Опп!". То есть, после того, как я его тормознул и представился, я к нему руки протягиваю и говорю при этом - "Ручки!". Он так опешил, (он-то ожидал крутого захвата с двумя десятками собровцев, а тут я, такой простой к нему подхожу), что по инерции-то ручки свои мне и протянул. А я, коварный, воспользовался его наивностью и беспомощным состоянием, и ручки его золотые в "браслетики"-то - и "Опп!" - заковал! Ну, тут он, наконец, расчухал, и вырваться пытается. Но поздно, ребята сзади подбегают, валят его на землю и начинают его руками-ногами охаживать, боятся, что он поднимется и всех нас раскидает. Так бы и забили бедолагу до смерти, если бы начальник наш, майор Козырев, не подбежал и не оттащил нас от распластанного по земле спецназовца. Я это к чему рассказал, надо всегда работать нестандартно, оригинальные ходы придумывать, тогда все будет получаться. А то раньше его нахрапом взять пытались, и без толку. Вот и сейчас, на хрена эти общегородские операции нужны?! Думать надо, а не бумажки в министерство отписывать. Так-то!
   Когда Паша закончил, опера дружно рассмеялись. Все знали, что Федоров был мастак сочинять всякие истории, и поэтому относиться к ним нужно с пониманием. Кто знает, правда то, что только что рассказал, или очередной плод его бурной фантазии?!
  - Ладно, хорош ржать, мужики, - первым отсмеялся Устинов, - Мне только что слили информацию, якобы мужик один хочет продать оружие. И слух этот пошел сразу же после первого убийства постовых. Интересное совпадение, да?
  - Так что ж ты молчал, бляха?! - вскинулся Сорокин, - Мужика установил?
  - Нет, пока есть только его телефон.
  - Ну, дак давай быстрее! Хоть разомнемся маленько, а то надоело в кабинете отсиживаться!
  - Какие проблемы?! Сейчас сделаем! - успокоил его Леша. Затем снял трубку внутреннего телефона и набрал номер дежурной части, - Гриша? Это Устинов. Пробей-ка нам номерок. Записывай: тридцать восемь-два ноля-пятьдесят шесть. Ага, ждем.
   Он повесил трубку. Буквально через пять минут телефон зазвонил. Устинов выслушал дежурного и записал данные на листок.
  - Ну, вот, - сказал он остальным по окончании разговора, - Баранкулов Антон Васильевич, улица Северная 15, квартира двадцать восемь.
  - Ничего себе! - присвистнул Сорокин, - Это ж на другой конец города пилить!
  - А что делать?! - развел руками Устинов.
  - Подождите, мужики, как брать-то будем? - вмешался Молодцов.
  - Если б мы располагали временем и возможностями, или если б мы сейчас снимались в кино, то надо бы, конечно, прикинуться покупателями, сунуть ему меченые деньги и взять при продаже... - многозначительно произнес Саша, - Но мы не в кино, времени, да и меченых денег у нас нету, поэтому действовать будем, как обычно. Ситуация - отработка оперативного сигнала. Приедем, прошмонаем хату, если найдем, сразу понятых и руки в гору!
  - А если не найдем?! - не мог угомониться Эдик.
  - Да что ты как ребенок, ей богу! - встрял молчавший Паша, - Расколем пидора!
  - Паша прав, - поддержал его Устинов.
  - Тогда поехали, - принял решение Сорокин, как старший в отделе в отсутствие Андреева, - Так сколько нас? Нас трое... Паша, ты с нами?
  - Конечно! - воодушевился Федоров.
  - Женича будем предупреждать? - поинтересовался Молодцов.
  - Да ну, что его по пустякам беспокоить! - махнул рукой Леша, - Может, еще не фига не срастется!
   На том и порешили. Быстро собравшись, четверо оперов выскочили на улицу. Только сейчас встал вопрос: а на чем собственно добираться до места? Долго думать не пришлось - внимание ребят привлек "уазик" с сидящим за рулем Семенычем. Опера быстро подбежали к машине и запрыгнули в салон.
  - Давай, Семеныч, газуй! - скомандовал Сорокин.
  - Куда еще?! - недовольно пробурчал водитель.
  - Какая разница?! А если серьезно, то на Северную улицу.
  - Ни хрена себе! Да только туда минут сорок добираться!
  - Нам на задержание надо! - вмешался Устинов.
  - Хорошо, туда вас отвезу, а ждать не буду, - смирился Семеныч, - Я уже с "квартирниками"1 договорился в адрес съездить...
  - Какие в жопу "квартирники"?! - закричал Саша, - Мы убийство раскрываем, а они что?!
  - Мне побоку, что вы там раскрываете... - заводя двигатель, сказал водитель, - Мое дело развозить вас.
   Это была давняя беда всего уголовного розыска. Дело в том, что каждый отдел, будь то "убойщики", "квартирники", "разбойники", "угонщики" или "карманники" считали свою работу самой важной и именно им необходимы все поблажки вроде транспорта, оперативных расходов и тому подобного. Разрешить эту проблему было невозможно. Возвести в почет одних, значит унизить других. И, тем не менее, "убойный" отдел все же всегда считался элитой уголовного розыска. Именно про них снимали сериалы и писали книги.
  - Слушай, Паш, не слышал, чего там с делом Поликаровского2? - спросил в дороге Молодцов.
  - Ой, мужики, сыпется дело!.. - покачал головой Федоров, - Олигарх этот наш в отказ пошел. Там же кроме показаний Бломберга никаких доказательств не было. Адвокаты сейчас пытаются наркоту и фальшивую валюту отбить. Если получится с наркотой, у нас с вами проблемы будут... Боюсь я, Поликаровский скоро окажется на свободе с чистой совестью...
  - А Бломберг что? - поинтересовался Леша.
  - Тот еще похлеще номера выкидывает! Каждый день жалобы в прокуратуру строчит, дескать, дал все показания под давлением сотрудников уголовного розыска в процессе оказания на него физической силы. Думаю, скоро по этому факту проверку начнут. Ох, и огребете вы, мужики!
   Опера призадумались. Действительно с этим делом они могут нажить себе крупных неприятностей. А дело было в том, что прямых доказательств против Поликаровского у оперов не было и при задержании, решивший подстраховаться Андреев, подкинул ему в карман сверток с героином. Теперь, если адвокаты смогут доказать, что наркотики олигарху действительно подкинули, то это, скорее всего, обернется уголовным делом против оперов. А вот на Бломберга никто давления не оказывал, во время допроса его никто пальцем не тронул. Напротив, он сам пошел на контакт со следствием. Опять же, если прокуратура поверит его словам, то непременно начнут служебную проверку в отношении "убойного" отдела. А это значит, что их будут десятки раз допрашивать и капать на нервы, будут копаться во всех делах, находящихся в ведении отдела, а нарушений там найти проще простого. Приплюсовать сюда эпизод с наркотиками и все это в сумме выльется в огромные проблемы, которые неизвестно чем закончатся. В лучшем случае неполным служебным соответствием для всех, а в худшем - уголовным делом и судом. Оставалось одно - надеяться и молиться...
  - Да, вот еще... - добавил Паша, Я вам по секрету скажу, а сам от нашего шефа, Козырева услышал, а тому его старый кореш из УСБ шепнул, мол, у Бломберга свой человечек прикормленный в вашей районной прокуратуре есть. Вот через него-то Бломберг и хочет соскочить. Сначала таким ласковым прикинулся, помог Поликаровского свалить, а теперь потихоньку вырваться пытается. Я вам больше скажу, человечек этот - один из заместителей прокурора. Его сейчас городская прокуратура и УСБ втемную крутят: собирают всякое говно на него, связи отрабатывают, вроде как даже пасут его. Информация это строгой секретности, а посему, я вам ничего такого не говорил. И ты, Семеныч, раз уж услышал, тоже никому не трепани, слышишь?
  - Да больно мне надо кому-то о ваших разборках трепать!
  - Вот это да! - воскликнул Молодцов, - Это что же, мы получается фактически помогли накрыть целую коррупционную сеть в ряды которой входил аж целый зампрокурора?!
  - А я, честно говоря, не удивлен... - сказал Сорокин, - Я что-то такое и предполагал, когда Бломберг ни с того ни с сего жалобы начал строчить. Хорошо б уэсбэшники и городская здесь чисто сработали, может тогда под шумок и про нас забудут...
   Тем временем машина остановилась у нужного дома по улице Северной. Опера выскочили из машины, Семеныч крикнул им вслед:
  - В общем, я вас не жду. Задержите кого-нибудь, в отдел брякнете, дежурный отправит к вам машину какую-нибудь...
  - Семеныч, не учи, а! - хлопнул дверцей Устинов.
   "Уазик" уехал. Ребята осмотрелись вокруг. Дом был пятиэтажным, кирпичным, старой постройки. Метрах в пятидесяти от дома располагался маленький жиденький скверик, состоящий из десятка елочек-березок и нескольких кустиков.
  - Тихий райончик... - прокомментировал Эдик.
  - Ну что, я думаю, всей толпой ломиться в хату не будем, - сказал Сорокин, - Мы с Эдиком спокойно подымемся, прозвонимся, а там по обстановке. А вы пока здесь постойте, так сказать, прикроете с тыла!
   С этими словами Саша, подхватив под руку Молодцова, поспешил к одному из трех подъездов. Паша с Лешей остались стоять возле скверика.
   Взбежав на четвертый этаж, двое оперов остановились, присматриваясь к двери под номером двадцать восемь.
  - Ну что, звоним? - спросил Эдик, передергивая затвор "макарова" и засовывая его за пояс.
  - Давай, - проделал те же манипуляции Саша.
   Молодцов позвонил. Меньше чем через полминуты к двери подошли и спросили:
  - Кто?
  - Я, - ляпнул Молодцов и тут же осекся.
   Однако ему поверили, и замки начали отпираться. Когда дверь открылась, взорам оперов предстал невысокий плотный мужичок лет сорока с аккуратно подстриженной бородой.
  - Вы кто? - без тени испуга поинтересовался он.
  - А что, разве не видно?! Самый лучший в мире уголовный розыск! - рявкнул Сорокин и шагнул в квартиру, толкая перед собой мужичка. Следом вошел Молодцов и, обогнув мужчин, проскользнул в комнаты. Больше в квартире никого не было.
  - А с чего вдруг?! - непонимающе спросил мужик.
  - С того самого! - успокоил его Саша, - Оружие где?
   Молодцов в это время распахнул дверь в ванную комнату и прошел внутрь, намереваясь заглянуть под ванну. Сорокин начал оглядываться по сторонам, пытаясь определить, куда можно спрятать оружие.
   Мужик резко захлопнул дверь в ванную, задвинул щеколду, располагавшуюся снаружи, развернулся к Сорокину и своим здоровенным кулаком заехал оперу в лицо. Не отличавшийся крупным телосложением Саша отлетел к дивану. Затем мужик схватил объемистую спортивную сумку, лежавшую посреди коридора, и выскочил на лестничную площадку, захлопнув входную дверь.
   Пока Молодцов выбил дверь в ванной, пока они с Сорокиным пытались открыть хитроумный замок, казалось, прошла целая вечность. К тому времени, когда опера, наконец, оказались на лестнице, уже даже не было слышно шагов.
   А на улице тем временем Федоров и Устинов покуривали у скверика и мирно беседовали на праздные темы. Вскоре их внимание привлек выбежавший из подъезда мужичок со спортивной сумкой, метнувшийся к синей "шестерке", стоявшей на равном - примерно пятьдесят метров - удалении, как от дома, так и от оперов. Ребята настолько не ожидали, что задержание в квартире может обернуться подобным образом, что не сразу сообразили, кто это и с чего вдруг он бежит. Поэтому Паша с Лешей стояли на месте и с интересом наблюдали за мужиком, успевшим к этому времени сесть за руль "шестерки".
   Наконец из подъезда, размахивая пистолетом, вылетел Молодцов. Мигом оценив обстановку, он закричал:
  - "Жигули"! У него машина - "жигули"! Сука! Давайте, Паша!
   Федоров все понял, выплюнул сигарету и выдернул из наплечной кобуры пистолет. Машина к тому времени начала трогаться.
  - Уйдут, Глеб, уйдут1... - пробормотал Паша и начал стрелять.
   Приличное расстояние, мешавший к тому же косой дождь сыграли свою роль, и похвастаться меткостью Паша не смог. Первая пуля разнесла на осколки заднее стекло, вторая попала в левую заднюю фару. Это при том, что метил Федоров по колесам. Выругавшись и поняв, что это последний шанс, Паша уже в открытую выстрелил по кабине. Пролетев сквозь весь салон, пуля разворотила старенькую магнитолу. Машина клюнула носом и остановилась.
   Подбежавшие к этому времени Сорокин и Молодцов выволокли мужика из машины и пару раз съездили ему по бокам. Подскочили и Федоров с Устиновым.
  - Ты что ж делаешь, падла?! - горячился Паша, - Мне же теперь рапорт писать придется! Вот урод!
   Устинов нацепил на мужика наручники. Паша сунулся в машину и достал оттуда сумку. Расстегнув молнию, он выдохнул:
  - Есть! Вот оно!
   В сумке лежали два пистолета, автомат и нечто напоминавшее снайперскую винтовку.
  - Давай понятых! - сказал Устинов.
   Молодцов, как самый молодой, побежал обратно к дому. В окнах уже торчали привлеченные выстрелами жильцы.
   Пока составляли протокол изъятия, пока ждали вызванную из РУВД машину, прошел час. Так что в отдел ребята вернулись лишь под вечер. Особо разговаривать с задержанным было некогда, так что опера смогли лишь установить то, что это и был Баранкулов и то, что остановился он, испугавшись того, что шальная пуля заденет и его. Также успели более тщательно прошмонать квартиру, но больше ничего интересного обнаружить не удалось. Но и содержимого сумки было достаточно для того, чтобы понять - работы предстоит много и спешить сегодня домой явно не стоит.
  
  
   Андреев сидел у окна одного из кабинетов Главка, отданного под штаб, и с грустью смотрел на улицу. Разбушевавшийся несколько дней назад дождь никак не хотел успокаиваться. Прохожие смешно передвигались по улице, обходя лужи, и прячась под разномастными зонтами.
   Игорь пытался понять логику преступников. Что им нужно? Зачем они убивают ментов? Чего этим добиваются? Недавно он прочел статью в газете о том, как в одном из южных городов двое бывших спецназовцев тоже нападали на охранников, военнослужащих, часовых в воинских частях. Кажется, в общей сложности они совершили двенадцать убийств. Выяснилось, что когда-то они услышали, что оружие можно очень выгодно продать на черном рынке и, не мудрствуя лукаво, решили на этом заработать. К каждому своему нападению они очень тщательно готовились: выбирали объект, следили за ним, намечали план действий, варианты развития событий и пути отхода. Из-за этого их долгое время не могли поймать. Неужели и эти убийцы решили последовать их примеру? Тогда их тоже придется ловить очень долго. Ведь за все время они не оставили абсолютно никаких следов. Обход квартир дома, где были убиты трое пэпээсников, ничего не дал. Единственным доказательством была запись звонка из таксофона по "02", но и она могла пригодиться лишь после поимки убийц, с целью сравнения голоса.
   Игорь оторвался от созерцания улицы и обернулся. За столом гоняли чаи Козырев и Саблезубов. Вполуха к их беседе прислушивались курившие Малыгин и Самойленко. В дальнем углу что-то скрупулезно записывал Одинцов. Одним словом - штаб...
   Андреева начало бесить это глупое высиживание. Можно подумать, кто-то вдруг родит гениальную идею! Он мысленно чертыхнулся, встал со стула и вышел из кабинета.
   Спустившись в дежурную часть ГУВД, он взял толстенные папки со сводками, и, устроившись в стороне, чтобы никому не мешать, принялся их изучать. Игорь попытался было поискать подобные случаи нападений в прошлые месяцы и проанализировать их, но вскоре понял, что это бесполезно. Ничего подобного ранее не происходило. Отсчет пошел с третьего июня, с неудачного нападения на трех постовых. Еще немного полистав сводки, Андреев захлопнул папки и вернул их на место. Все что мог, он сделал - полистал дело в горпрокуратуре, просмотрел сводки. К сожалению, это ни к чему не привело. Что еще можно предпринять, Игорь даже не представлял.
   В этот момент в кармане завибрировал мобильник. Достав трубку, Игорь ответил.
  - Ты где? - спрашивал Сорокин.
  - В Главке.
  - Подъезжай в отдел. Мы тут мужика со стволами взяли, сейчас к нам везем.
  - Где взяли?! Что за мужик?! - засыпал вопросами Андреев.
  - Да мы сами еще толком не знаем. Подъезжай, разберемся.
  - Машины нет. Как появится, сразу прилечу.
  - Ладно, мы тогда сами начнем...
  - Удачи!
   Игорь отключил телефон и задумался. Сообщить неожиданную новость в штаб, или не стоит? Решив, что рано пороть горячку, надо сначала самому все узнать, он побежал наверх, чтобы забрать свою папку и с первой же машиной уехать в РУВД.
  
  
   В отдел опера и Баранкулов приехали в начале шестого. Пока задержанного вели по коридору к кабинетам ОРУУ, у Федорова зазвонил мобильный. Паша ответил:
  - Да?! Палыч, я в Ленинском с "убойщиками"! Здесь работа появилась! Почему я?! Пускай Чирик с Полковником едут! Уже все решено? Хорошо, сейчас буду, - Паша спрятал телефон в карман и выругался, - Козырев звонил, в командировку посылает... Делать мне больше нечего! Но с начальством не поспоришь. Короче, я поехал, давите этого мудака!
   Паша попрощался с операми и пошел к выходу. Ребята еще не знали, что видят его последний раз в жизни...
   Как только Сорокин, Молодцов, Устинов и сопровождаемый ими Баранкулов вошли в кабинет, Леша резко толкнул закованного в наручники мужика на стул.
  - Ну что, сука, ты Славку порезал?! - заверещал он, нависая над Баранкуловым.
   Антон Васильевич даже вздрогнул от неожиданности и прикрылся руками.
  - Какого Славку?! Никого я не резал! Вы меня с кем-то путаете!
  - Да?! А это что?! - Саша показал мужику оружие, лежащее в сумке, - Тоже мираж?!
  - Мы за своего друга тебя на куски порвем! Понял, чмо?! - вмешался Эдик.
   Они втроем стояли перед Баранкуловым, и грозно сверкая глазами, громко сопели.
  - Я не понимаю, о чем вы говорите?! - Антон Васильевич был явно напуган.
  - У тебя есть только один шанс - рассказать всю правду! Иначе ты отсюда не выйдешь! - горячился Молодцов.
  - Что молчишь, мудак?! - Устинов раскрытой ладонью съездил мужику по затылку.
   Баранкулов попытался вскочить, но Сорокин больно наступил ему на ногу и сгреб за воротник так, что слегка придушил его.
  - Лучше не зли нас!.. Мы и так из последних сил держимся! Или ладно... Эдик, давай!
   Молодцов понял все с полуслова. Взяв со столика кипятильник, он потряс им перед носом Баранкулова:
  - Догадываешься, что сейчас будет? Воткнем штепсель в розетку, а кипятильник вставим тебе в рот. И это только начало...
  - Не надо! - Баранкулов дернулся, но Устинов ловко схватил его за цепочку наручников и резко дернул за нее вверх, подняв ему руки, а Молодцов, бросив кипятильник, ударил его кулаком в грудь.
   Антон Васильевич охнул и застонал.
  - Ну что, будем разговаривать, или стоит продолжать? - вкрадчиво спросил Сорокин.
  - Будем... - немного помедлив, ответил Баранкулов.
  - Ну, вот и славно! - ребята расселись по своим местам и только после этого приступили к делу, - Итак, первый вопрос - откуда оружие?
  - С миру по нитке...
  - Не понял... - Леша начал привставать из-за стола.
  - Ну, везде насобирал!.. Сначала где-то с полгода назад мужик один с нашего завода решил на спор изготовить на станке самодельный пистолет. Долго ковырялся, но в итоге вроде получилось. Попробовали - стреляет... Ну, он и предложил мне за бутылку. Я подумал и согласился. Мало ли где в жизни пригодится. Купил за пузырь, спрятал дома... Уже и думать о нем забыл, а тут сосед предлагает карабин охотничий в нормальном состоянии. Сосед-то охотником раньше был, а тут жена ушла, ну он и запил... А сам нигде не работает, так, где что перепадет, на то и живет. Я думаю, возьму для коллекции. Потом прикупил к нему оптический прицел, приделал, получилась, как снайперская винтовка. Опять положил и забыл... А здесь как раз у сестры жены дочка замуж вышла за военного. Майор, где-то при складе служит... Сидели у него на дне рождения, а он мне по пьяни и говорит: "Купи у меня "Макарова", я тебе со склада новенький, в смазке продам!". Ну, я сдуру и согласился... Купил, значит... Потом прикинул, а что если купить у него еще чего-нибудь, и потом загнать подороже. Спрашиваю: "А автомат можешь продать?". Он говорит: "Могу!". Принес он мне "Калаша", я с ним расплатился. Проходит неделя, и тут по телевизору сообщают, что двух ментов убили, оружие забрали... И я прибздел чего-то... Думаю, вдруг каким-нибудь боком на меня выйдут, ну и попаду в мясорубку... Решил по-быстрому продать кому-нибудь. Стал искать покупателя. И еще больше испугался, вдруг засвечусь. Хотел спрятать пока шум не пройдет, уже собрал все, а тут вы... Пятью минутами раньше бы вышел и все, ничего бы вы не нашли...
  - Уж не сомневайся, нашли бы! - хмыкнул Эдик.
  - А чего бежать вздумал? - спросил Саша.
  - А куда деваться?! Страшно ведь...
  - Вот из-за этого-то тебе веры и нет... - подвел итог Сорокин, - Ладно, посидишь у нас, а мы пока разберемся. Эдик, уводи.
   Молодцов вывел Баранкулова из кабинета и потащил его в дежурку. Почти сразу же после их ухода, зашел запыхавшийся Андреев.
  - Ну что?! - спросил он коллег.
  - Кажется, опять мимо... - ответил Саша, - Хотя надо еще работать.
  - Черт, я уж думал, вышли на след... Так в чем все-таки дело?
  - Ну, слушай...
   Ребята принялись рассказывать начальнику про события сегодняшнего дня.
  
  
  ГЛАВА 7
   Прошло два дня. За это время ребята проверили показания Баранкулова. Были проведены допросы соседа-охотника и умельца с завода. Не сразу, но им все же пришлось подтвердить, что они продавали оружие Баранкулову. Родственника-майора решили сами не трогать. Тут на шару работать нельзя, нужно качественно обставиться и брать его при контрольной закупке. Но это уже забота не "убойного" отдела.
   Также опера все вместе навестили в больнице Лахтина. Слава медленно, но верно шел на поправку.
   Сорокин, Устинов и Андреев сидели в кабинете последнего, размышляя о своих дальнейших действиях.
  - Я думаю, Баранкулова надо УБОПу сдавать, пусть они дальше крутятся, оружие - их тема, - сказал Саша.
  - Да, нам он больше не нужен, - согласился Игорь, - Подготовь все и завтра вместе с материалами поезжай к ним. Разжуешь им все, а то не врубятся, дров наломают.
  - Слушай, Женич, помнишь, я тебе говорил про то, что нам Паша сказал насчет зампрокурора?.. - задумчиво произнес Сорокин, - А что если это он пронюхал, что его взяли в оборот, и какой-то ход придумал? И для этого ментов валит. Не сам, конечно, а кто-нибудь с его подачи?!
  - Сань, ты это серьезно? - с опаской посмотрел на него начальник, - Это больше похоже на какой-то фантастический детектив, написанный человеком настолько далеким от преступлений, что может сочинить подобную чушь!
  - Да нет, конечно, я так не думаю, просто версия...
   В кабинет влетел Молодцов.
  - Паша Федоров погиб! - выпалил он.
  - Где?! Как?! Когда?! - вопросы посыпались один за другим.
  - В Туле! Мне сейчас в дежурке Мишка Щукин из главка рассказал. Из Тулы информация пришла, якобы у них наш мокрушник, числящийся в федеральном розыске. Говорят, надо вам, приезжайте, у нас за ним бегать времени нет. Ну, начальство и отправило Пашу и Вовчика Синицына. Мужики приехали, пару адресов пробили, ну и нашли его. Потом к местным, просят, чтоб помогли. А те им: "Делать нам больше нечего! Ваши проблемы, вы и разбирайтесь!". Мужики плюнули, поперлись вдвоем. Ну, и нарвались... Кто знал, что у того мудака ствол окажется! У Паши две пули в грудь навылет, даже до "скорой" не дотянул...
  - Вот ведь блядь!.. - ругнулся Устинов, - Местным подстраховать трудно было, козлы!
  - А с мокрушником что? - спросил Сорокин.
  - Вовчик его доработал... Прямо в лоб суку положил.
  - Вот это правильно! - кивнул Леша.
  - Синицын сейчас там, наши тоже поехали за Пашей. Неизвестно, когда привезут.
   Андреев неожиданно грохнул кулаком по столу так, что стоявший на нем стакан подскочил, упал на бок и покатился. Леша едва успел его подхватить, прежде чем он достиг края.
  - Что творят, суки, а?! Скольких мы уже потеряли за полмесяца?! А Паша?! Почему уходят лучшие, а какой-нибудь Одинцов в штабе отсиживается?! Где справедливость?! Правильно Десяткин кричал - нас мочат, а мы ответить не можем! Как там Паша говорил?.. Нестандартно надо работать, тогда все получится, - Игорь был посвящен в байку про задержание спецназовца, - Он прав, бляха! Сколько мы еще будем за бандитами бегать?! Мы же профессионалы! Пора уже их пальчиком подманивать, а они должны сами к нам в руки бежать!
   Опера не отрываясь смотрели на начальника. В таком запале они его прежде не видели. Андреев между тем продолжал:
  - Саня, мусор давно выносили?
  - У-у, с неделю назад наверно...
  - Отлично!
   Игорь вскочил со стула и начал рыться в мусорном ведре. Выбрасывая на пол всевозможные бумаги, он, наконец, нашел, что искал - визитку журналистки. Затем Андреев вернулся за стол и начал нажимать кнопки городского телефона. Первым, кому он дозвонился, был Саблезубов.
  - Сергей Егорович? Добрый день, это Игорь Андреев. Помните, вы мне как-то сказали, что если нам понадобится какая-либо помощь, то мы можем спокойно обращаться к вам? Так вот, настал такой момент. Вы можете пробить для нас наружку? Я понимаю, что нужно писать официальный запрос, но по нему в лучшем случае мы дождемся ее только через месяц, а в худшем - нам откажут! А нам надо сейчас! Я не могу сейчас всего объяснить, но это по нашему общему делу. Так можете или нет? Спасибо. И еще, не сочтите за наглость, там в нашей районной прокуратуре очень скоро могут начаться наезды на наш отдел, весьма необоснованные, но нам бы не хотелось портить нервы... Вы не могли бы в случае, если мы раскроем все эти убийства, оградить нас от всяких нападок? Я знаю, что в принципе, это не в ваших силах, и все же? Еще раз спасибо. Подробности только после раскрытия! До свидания, Сергей Егорович.
   Ребята, уже совсем ничего не понимая, вслушивались в каждое слово. Женич говорил странные, почти абсурдные вещи - обещает начальнику УСБ раскрыть убийства милиционеров, по которым нет абсолютно ничего, и под это дело просит о наружке и решении проблем с прокуратурой! Это насколько надо быть уверенным в себе, чтобы делать такие заявления?!
  - Игорь, ты... - попытался выяснить хоть что-нибудь Саша, но Андреев оборвал его:
  - Потом!.. - и вновь набирал номер, - Это Галина Нефедова? Здравствуйте, капитан Андреев вас беспокоит! Помните, вы хотели взять у меня интервью, а я вам нагрубил? Прошу прощения и готов искупить свою вину в обмен на одну маленькую просьбу. Я готов дать вам интервью, вот только писать его мы будем с вами вместе, договорились? И еще, у вас есть знакомые на телевидении, чтобы продублировать эту информацию? Есть? Прекрасно! Жду вас сегодня вечером у себя в кабинете!
   Андреев положил трубку, перевел дух и улыбнулся.
  - Игорь, да объясни же ты, что происходит?! - воскликнул Саша.
  - Мы поймаем их, мужики! Есть у меня одна гениальная мысль! И я уверен, что она сработает! Потому что нестандартная! Это тебе не общегородская операция! Тут расчет более тонкий. Ладно, пока есть время, давайте прикинем, что будем говорить журналистке...
  
  
   В седьмом часу вечера журналистка робко постучалась в кабинет. Ей благосклонно позволили войти. К ее приходу Молодцов уже сбегал в магазин за тортом. Поэтому прежде чем приступить к работе, опера напоили девушку чаем с тортом и на словах поведали о своей идее. Галина идею одобрила и клятвенно пообещала сохранить истинный смысл будущей статьи в тайне.
   Начался мозговой штурм. Всей компанией тщательно продумывали каждое слово, чтоб выглядело правдоподобно. Не упускали даже малейших деталей. В результате к девяти часам черновой вариант статьи был готов. Прочитали все с точки зрения непосвященного в задумку читателя и остались довольны. Попутно Галина связалась со своим знакомым из местной телевизионной криминальной хроники и договорилась, что завтра к ним подъедет Устинов, и они проедутся по всем местам убийств постовых, дабы заснять все в красках.
   Пока что затея осуществлялась согласно задуманному...
  
  
   Следующим вечером Герман прочитал в газете "Городской обзор" следующую статью:
   "Кто эти нелюди?".
   "Вот уже полмесяца в нашем городе безнаказанно совершаются убийства милиционеров. Преступники действуют настолько дерзко и жестоко, что кажется, они уже давно преодолели границы безумия. Нам удалось собрать наиболее полную информацию по этим преступлениям, и мы готовы представить ее Вам. Итак, начнем в хронологическом порядке.
   Третье июня. Около 22 часов на улице Краевой совершается нападение на трех сотрудников патрульно-постовой службы. Преступникам не удалось застать милиционеров врасплох, и завязалась драка. Одному из милиционеров пришлось применить табельное оружие и нападавшие скрылись. Во время схватки сержанту милиции Васнецову был нанесен удар железной трубой по голове. К счастью, милиционер отделался сотрясением мозга. Были составлены фотороботы троих преступников, но на этом все и ограничилось. Никто не придал особого значения случившемуся. Однако следующее преступление заставило сотрудников правоохранительных органов всерьез заняться розыском преступников...
   Шестое июня. Примерно в 20.00 на улице Хохлова были убиты сержанты милиции Евгений Астахов и Виктор Добрянский. Сначала их оглушили ударами по голове все теми же железными дубинками, а после - перерезали горла. У милиционеров похищено их табельное оружие, однако удостоверения были нетронуты. И если первое нападение всеми было воспринято, как хулиганская выходка, то это убийство, по общему мнению, посчитали за тщательно спланированное преступление. Началась кропотливая работа. Нападения между тем продолжались...
   Седьмое июня. Около пяти часов вечера в подъезде собственного дома подвергся нападению оперуполномоченный отделения по раскрытию умышленных убийств уголовного розыска криминальной милиции Ленинского РУВД, старший лейтенант милиции Вячеслав Лахтин. Преступник напал на него сзади и нанес удар ножом в спину. К счастью, оперативник выжил и буквально через пятнадцать минут был доставлен во 2-ю ГКБ, где и находится по сей день. Опять же его документы были нетронуты, а оружия старший лейтенант при себе не имел. Той же ночью началась широкомасштабная общегородская операция по розыску преступников. Были задействованы сотрудники ОМОНа, курсанты школы милиции. Проверялись все увеселительные заведения города, останавливались на улицах подозрительные люди... К сожалению, это не принесло никаких плодов, за исключением нескольких десятков попутно раскрытых преступлений, никоим образом не относящихся к данным нападениям. Преступники между тем и не думали останавливаться...
   Девятое июня. Приблизительно в 00.30 на пульт дежурной части ГУВД поступил звонок о том, что в подъезде одного из домов по улице Магнитной происходит драка. Проверить сообщение отправился дежурный наряд 8-ого отделения милиции. Но в подъезде их ждала засада... Двое милиционеров были расстреляны практически в упор из пистолетов "Макарова" (как позже будет выяснено, это табельное оружие убитых ранее сержантов Астахова и Добрянского). Водитель же, поспешивший на помощь коллегам, был убит тремя ударами ножа в спину. С места преступления похищены пистолет "Макарова" и автомат "Калашникова".
   Больше нападений на милиционеров не происходило, но нам кажется, что еще рано ставить точку в этой истории... Ведь прошло всего лишь несколько дней, и преступники могут вновь проявится. К тому же неизвестно где они применят похищенное оружие...
   Возникает вопрос: если сотрудники милиции не в силах постоять за себя, то, что же тогда делать нам, простым гражданам, не имеющим опыта схваток с преступниками и оружия? Ведь, скорее всего, вскоре убийцы захотят использовать оружие против кого-то из нас. Стоит ли в таком случае обращаться в милицию, ведь вряд ли они смогут нас защитить? Вопросов с каждым днем все больше, а ответов на них нет...
   P.S. Из достоверных источников в правоохранительных органах нам стало известно, что чудом выживший оперуполномоченный Лахтин на некоторое время пришел в себя и успел сообщить коллегам, что видел, кто на него напал. В ближайшее время он будет готов давать официальные показания. Как нас заверили оперативники, в скором времени убийцы будут пойманы, так как старший лейтенант является ценным свидетелем, и его показания помогут безошибочно вычислить преступников.
   Узнаем ли мы когда-нибудь, кто эти нелюди? Будем надеяться..."
   Герман свернул газету и нервно пожевал губы. "Идиот, ведь спрашивал же его!..". Он набрал номер Сергея. Тот ответил сразу же.
  - Алло?
  - Ты уже читал?
  - Только что телевизор смотрел...
  - Ты мне что сказал?! Что мент - готовый! А он оказывается, уже показания на нас дает!
  - Да врут они все! Он меня и не видел толком!
  - Не важно! В общем, так... С ментом проблему реши, не мне тебя учить, как... Иначе я тебя из нашего дела вычеркиваю! Навсегда! Мне уже надоели твои косяки! Ты нас всех спалишь, гнида!
  - Я попробую, Герман...
  - Нет уж, пробовать не надо! Разберись основательно.
  - Хорошо.
   Герман положил трубку. Он еще не знал, что, отдав Сергею этот приказ, он тем самым сам срубил косяка и спалил всю свою команду...
  
  
   С утра Сергей направился во 2-ю городскую больницу. Оружия он брать не стал, для начала решил просто разведать, где лежит Лахтин и как к нему подобраться. По его прикидкам, опера охранять были не должны, так как никто ведь не предполагает, что его могут добить.
   Первым делом, покрутившись в холле среди различных лотков с журналами и продуктами, Сергей направился к регистратуре. За стеклом сидели две женщины.
  - Здравствуйте, - начал Сергей, - У меня вот какая проблема... Друг в вашей больнице лежит, но не знаю палату... Вы не могли бы подсказать?..
  - Вообще-то у нас приемные часы с четырех... Как фамилия друга?
  - Лахтин. Он с ножевым...
  - Хирургия, второй этаж, двести двенадцатая палата. Вход только по пропускам. Приходите вечером.
  - Спасибо. А пропуск где получать?
  - У нас. Нужно иметь при себе какой-нибудь документ.
  - Понятно... - Сергей отошел от окошка регистратуры.
   Времени до четырех было еще много. Но предстояло решить проблему с документами. Не со своим же паспортом переться.
   Сам ничего он придумать так и не смог. Единственное, что приходило в голову - это позвонить Герману и спросить совета у него. Но звонить ему Сергей боялся... В итоге, погоняв мысли, он решил поступить, как обычно делается в России...
   В начале пятого Сергей снова был в больнице. Подойдя все к тому же окошку, он вновь обратился к женщине:
  - Девушка, я уже приходил утром... Мне бы к другу, к Славке Лахтину попасть. Но вот проблема, нет у меня сейчас документов на руках. Вы не могли бы мне так выписать пропуск? Пожалуйста!
   С этими словами он просунул в окошко большую шоколадку с орехами. Женщина приняла ее и улыбнулась чернявому парню. В другой ситуации она бы отказала, все-таки знала, что Лахтин - мент, которого к тому же охраняют и пускать к нему посторонних нельзя. Но сейчас женщина была предупреждена...
  - Хорошо... - она черканула на пропуске номер палаты и поставила печать, - Держите.
  - Большое спасибо! - Сергей принял листок из рук женщины. Затем приобрел два пакета, которые необходимо было использовать в качестве бахил. Как он успел заметить, без них внутрь не пропускали.
   Показав охраннику пропуск Сергей прошел в отделения. Пешком взбежав на второй этаж, он не спеша двинулся по коридору хирургии. Возле двести двенадцатой палаты на стульях сидели двое омоновцев. Лезть на рожон, пытаясь проникнуть в палату, Сергей не стал. Пройдя мимо, он добрел до туалета, свернул туда, вышел через пару минут и с беззаботным видом направился к выходу. На сидящего в коридоре на диване парня в тренировочных штанах и футболке, почитывающего газету, он не обратил внимания. А Молодцов (а это был именно он), предупрежденный женщиной из регистратуры, как только Сергей вышел из отделения, поднялся с дивана и двинулся следом.
   Сергей, оказавшись на улице, постоял в раздумьях на крыльце и пошел по направлению к остановке. Он был озадачен: как же теперь действовать? Брать больницу штурмом? Это слишком рискованно. Омоновцы - не постовые, успеют ответить. Да и провернуть все быстро вряд ли получится. На выходе их уже могут принять подоспевшие менты.
   Эдик тоже вышел на крыльцо и, найдя взглядом, стоявшую в ряду других машин неприметную бежевую "шестерку", всю заляпанную, словно она преодолела путь от Калининграда до Владивостока, показал ее пассажирам едва заметный знак в сторону Сергея.
   ...Рано утром Андреев и Молодцов ставили задачу группам наружного наблюдения. Их цель была принять от больницы того, на кого укажут опера и водить его до отмены приказа. Попутно нужно было обязательно установить личность человека и всех его связей, с которыми он может пересечься. Под это дело выделили аж три экипажа. Два стояли непосредственно у больницы, третий дожидался в своей конторе, готовый выехать на подмогу. Подобной роскоши удалось добиться благодаря стараниям полковника Саблезубова, который, кстати, работал абсолютно втемную. Его опера ставить в суть своей затеи отказались наотрез. Поколебавшись, Саблезубову пришлось согласиться. Поэтому он даже не знал, для чего "убойщикам" потребовалась наружка.
   Конечно, можно было сразу же задержать Сергея, как только он появится в больнице, но чем потом доказывать его причастность к убийствам? Вряд ли бы он сразу явился с пистолетом кого-нибудь из убитых милиционеров. А позволить ему добить Лахтина опера, разумеется, не могли. Слава, кстати, даже не знал, что стал ключевой фигуре в такой крутейшей операции... А это было именно так. Когда ребята узнали, что их план начал работать, то есть преступники купились на газетную статью, то готовы были прыгать от радости. Молодцов с трудом удержался, чтобы не броситься на Сергея. Но нужно было собирать информацию, установить других участников банды, и опередить их на шаг. Лучшим вариантом было бы взять их при попытке нового покушения на милиционеров, но об этом приходилось только мечтать.
  - Ну что, работаем? - скорее сказал, чем спросил, пассажир "шестерки", получив сигнал от Молодцова.
  - Ну дак... - кивнул водитель и начал выруливать со стоянки.
  - Второй - первому: объект принял, - сказал в рацию пассажир.
  - Понял тебя, второй. Секите, - ответил первый.
   Работать за Сергеем было легко. Он не оглядывался, не проверялся, не пытался оторваться. Медленно брел по улице, не замечая ничего вокруг. И не удивительно... Все его мысли были заняты тем, как отчитаться перед Германом. Германа Сергей боялся. Он был другом старшего брата, погибшего в Чечне, а заодно сыном отцовского одноклассника. Отец Сергея скончался несколько лет назад от воспаления легких, а мать Сергей не помнил. Она бросила их, когда ему не было и четырех. Воспитали его отец с братом. В сентябре девяносто седьмого брат - новоиспеченный лейтенант российской армии - подорвался на фугасе под Грозным. Через три года умер отец. И хотя Герман был старше Сергея всего на десять лет, он заменил ему и брата и отца. Поэтому Сергей не мог подвести своего наставника. А значит нужно идти с повинной и просить прощения.
  - Первый, как будем устанавливать? - поинтересовался пассажир "жигулей".
  - Как обычно.
  - Объект ждет автобус...
  - Хорошо, ты в контакте, мы прикрываем. Работаем!
  - Вас понял!
   Пассажир выскочил из машины и тоже направился к остановке. Краем глаза заметил, что справа уже подтягиваются еще двое из второй машины. Как раз подошел автобус и Сергей, пропустив нескольких пассажиров, стоял последним. Когда он начал подниматься, сотрудник наружки бесцеремонно пихнул его и попытался пролезть первым.
  - О...ел что ли?! - воскликнул Сергей.
  - Да пошел ты, гондон! - огрызнулся "второй".
  - Что?! - Сергей схватил его за куртку и выдернул из автобуса, - Ты че сказал а, блядь?!
   "Второй" толкнул его в грудь. Парни сцепились. Автобус тронулся. В этот момент чьи-то цепкие руки схватили их обоих.
  - Чего, места для разборки не найти?! - пробасил один из двух подскочивших сотрудников наружки.
  - А вам х...ли надо?! - попытался вырваться Сергей.
  - Не хами! Милиция! - ответил другой, - Пройдемте в отделение, разберемся.
   На удивление Сергей легко согласился. Он понимал, если сейчас попытаться бежать, его догонят, а отбиться не получится. Но тогда разбираться будут серьезнее. А так, максимум - проверят личность, и может быть, выпишут штраф. Так что лучше подчиниться.
   Парень, затеявший драку, напротив продолжал бушевать. Один из милиционеров несильно стукнул его между лопаток и парень угомонился. Конечно, в подобной ситуации действовать таким образом было довольно опасно, ведь окажись у Сергея оружие и ему было бы крайне невыгодно оказаться в милиции. А потому такое "установление личности" могло быть провалено. Но, слава Богу, все обошлось...
   Через пятнадцать минут добрались до ближайшего отделения милиции. Сергея и "второго" усадили на скамейку. Один из милиционеров начал рассказывать дежурному, что произошло, а второй в это время куда-то юркнул. А он пошел ставить в курс событий помощника дежурного. Тот выслушал и кивнул, затем подошел к дежурному и шепнул ему на ухо несколько слов.
  - Документы есть? - обратился дежурный к Сергею.
  - Нету.
  - Фамилия-имя-отчество?
  - Ходарев Сергей Алексеевич.
  - Год и место рождения?
  - Восьмидесятый, Тюмень.
  - Прописан где?
  - Щорса 49, квартира 22.
   Те же сведения сообщил о себе и "второй". Затем их обыскали. Ничего запрещенного у Сергея при себе не было. Разумеется, у "второго" тоже не обнаружили удостоверение, пистолет и портативную радиостанцию.
   В это время сотрудник наружки связался с заказчиком наружного наблюдения, то есть с Андреевым, и сообщил ему, что они засветились, и требуется замена. Игорь перезвонил в контору наружки и к отделу, в котором находилась вся компания, уже спешил третий экипаж.
   Через час, когда пришел ответ на запрос, фотография Ходарева Сергея из паспортного стола совпала с оригиналом, сидящим на скамейке. Больше его задерживать стали...
   Выйдя на улицу, Сергей отметил, что время уже седьмой час. Поэтому больше не раздумывая, он поспешил к Герману.
  
  
   А тем временем в кабинете начальника ГУВД сидели сам генерал Рубцов и принесший ему прочитать статью подполковник Одинцов. Генерал внимательно прочел каждое слово. Добравшись до постскриптума, он остановился и прочитал его заново. Та информация, которую он почерпнул из статьи, потрясла его до глубины души. Оказывается, опера из Ленинского РУВД уже почти раскрыли убийства, а никто кроме них, а главное САМ генерал, об этом даже не догадывается.
   Генерал схватил трубку телефона и набрал номер подполковника Малыгина.
  - Николай Александрович? Ты статью-то читал? Что за белиберда?! Почему я ничего не знаю?! Где там этот Андреев?!
  - Сам ищу, Виктор Геннадьевич, - оправдывался Малыгин, - С утра никого из их отдела найти не могу...
  - В общем, прими там меры... И как появятся, пусть сразу же все явятся ко мне!
  - Понял.
   А ребята, прекрасно предполагавшие подобное развитие событий, действительно решили временно не появляться в отделе и на звонки начальства по мобильным телефонам не отвечать. Так незатейливо они ушли в подполье... И правильно сделали. В противном случае довести операцию до победного конца им бы просто не позволили...
  
  
   Конечно, Герман был недоволен. Его гениальный план ставился под угрозу. Кто знает, какую информацию может дать этот недобитый опер? Вдруг менты уже где-то рядом крутятся. Если бы Сергей рассказал Герману о произошедшем инциденте у автобуса и своем задержании, то, скорее всего, наставник бы смог догадаться о чем-нибудь. Но Сергей побоялся говорить об этом, ведь он и так наделал уже много ошибок...
   Сергей выжидающе смотрел на Германа. Только что, он сообщил ему о том, что Лахтина охраняют довольно серьезно и подобраться к нему нет никакой возможности. Услышав это, Герман со злости даже ударил Сергея так, что тот улетел за диван. Но тут же наставник взял себя в руки и начал думать.
  - Ладно... Черт с ним!.. - наконец решил Герман, - Будем надеяться, что все обойдется. Сейчас у нас просто нет времени ждать. Чем дольше мы будем бездействовать, тем больше времени мы даем ментам. Начинай подготовку к следующему этапу нашей комбинации. Я надеюсь, тебе не надо напоминать, что нужно делать?..
  
  
   Следующие три дня ничего неожиданного не происходило. Опера по-прежнему продолжали скрываться от начальства, наружка работала за Сергеем. Каждый вечер "убойщики" получали сводки наружного наблюдения и зачитывали их буквально до дыр. А все потому, что в них намечалась нехорошая тенденция. Ходарев буквально целые дни проводил напротив здания "ТюмИнвестБанка". Когда приезжали инкассаторские машины, он делал какие-то пометки в блокноте.
   Кроме того, он посещал квартиру некоего Круглова Германа Петровича и встречался с лицами, которых удалось установить под именами Маркин Анатолий и Савельев Иван. Все трое тоже были взяты под наблюдение. Вот только Круглов дальше продуктового магазина никуда не ходил, а Маркин и Савельев только однажды покинули свои квартиры, прогулявшись до того же "ТюмИнвестБанка".
   Ребята, вооружившись сводками, картой города и данными из паспортного стола на всех указанных лиц, принялись анализировать информацию. Чертили схемы, выдвигали версии, спорили, матерились, много курили. В конце концов, пришли к выводу, что Ходарев и компания готовят нападение на инкассаторскую машину.
   Сразу же проехали к зданию банка. Осмотрелись на месте. Банк занимал первые три этажа в двенадцатиэтажном здании. Напротив располагался скверик с лавочками, где довольно удобно наблюдать за входом. Также район вокруг банка славился запутанными проходными дворами, что хорошо для ухода от погони. В общем, идеальное место для ограбления.
   Было принято решение подготовить засаду и взять преступников с поличным.
  - Руководство банка и инкассаторов будем ставить в известность? - поинтересовался Устинов.
  - Нет! - решительно ответил Андреев, - Они сразу же отменят все перевозки денег, а если и согласятся, то потребуют грандиозную охрану, стопроцентные гарантии и будут вести себя крайне неестественно. А все должно выглядеть естественно. Эти уроды слишком хитрые, если что-то будет не так - сразу срубят.
  - Кого еще возьмем в засаду? - спросил Сорокин.
  - Никого. Раньше можно было Пашу Федорова и еще пару ребят из "убойного" главка, но им сейчас не до нас - завтра Пашины похороны. Жаль, что мы сходить не сможем... А больше никому доверять нельзя. К тому же информация может просочиться, а там начальство наедет и все, пиши пропало - каждый прохожий там будет сотрудником милиции. Так что, пойдем вчетвером, ведь это наше личное дело - отомстить за Славку...
  - Я согласен!.. - поддержал начальника Молодцов.
   Остальные молча кивнули.
  - А справимся? Ведь их тоже четверо, и у них на руках автомат и три ствола? - засомневался Саша.
  - Посмотрим... Главное, что если они завтра решатся идти на дело, то уже завтра мы поставим крест на этой бригаде... Если повезет...
  
  
   А в это же время в квартире Круглова собрались Ходарев, Маркин и Савельев. На столе перед ними тоже лежала карта города. Герман тыкал в нее карандашом и объяснял каждому его задачу. Все понимали с первого раза. Затем Сергей проверил, в каком состоянии находится оружие, и остался доволен. Герман в последний раз сказал о том, что проколов быть не должно. Но между тем, он уже предчувствовал какую-то опасность. Чувствовал, что не может все пройти гладко. И еще он боялся... Боялся, потому что впервые ему лично предстояло участвовать в убийстве. Но отменить все он не мог - это означало показать слабость перед молодыми, чего делать было нельзя ни в коем случае. Ведь уронишь свой авторитет однажды и больше уже не вернешь никогда.
  
  
   Никто не знал, кто окажется победителем в предстоящей схватке. Ведь одни шли на дело ради денег, а другие - ради мести...
  
  
  ГЛАВА 8
   С утра опера расположились возле банка. Никого о возможной предстоящей операции они не предупредили. Даже Саблезубов не знал, что удалось нарыть "убойщикам".
   Точек для наблюдения было несколько: лавочки в сквере, автобусная остановка и машина. Периодически ребята менялись местами, дабы не намозолить глаза, если кто-то кроме них тоже будет следить за обстановкой. Однако никого подозрительного вокруг не наблюдалось.
   Накрапывал мелкий дождик, и поэтому хуже приходилось тем двум, кто сидел в скверике.
   Чем дольше ждешь, тем больше притупляется внимание. Так было и в этот раз. Когда устаешь, начинаешь просто глазеть по сторонам, упуская из виду детали. И в принципе, можно было подойти к банку абсолютно незамеченным.
   С утра условились, что сидящий на остановке в случае чего перекрывает пути во дворы; находящиеся в парке контролируют общую ситуацию непосредственно у банка, так как не исключалась возможность, что может быть предпринят какой-нибудь отвлекающий маневр; ну, а тот, кто будет в машине готовится к погоне, если не удастся взять преступников сразу же.
   До полудня все было спокойно. Молодцов даже отлучился с поста, сбегав до магазина за газводой. Поочередно каждый посетил находившийся неподалеку платный туалет. Периодически опера связывались по взятым накануне рациям. Мобильный телефон конечно вещь хорошая, но для экстренной связи никак не подходящая. Пока наберется номер, пройдет слишком много времени. А ведь может и не набраться, если телефон окажется вне приема.
   Андреев несколько раз звонил "наружникам" и уточнял, где находятся их объекты. Сначала все отвечали, что их подответственные находятся по домам, но без четверти час они встретились и направлялись в неизвестном направлении. При этом на плече у Маркина была объемистая спортивная сумка. Получив эту информацию, Игорь занервничал. Он уже не сомневался, что преступная четверка направляется именно к банку. Об этом он уведомил своих ребят. Опера тоже напряглись. Ведь если начнется заваруха, им предстоит несладко. Вряд ли обойдется без стрельбы. А сотрудникам наружки вмешиваться в проведение задержаний категорически запрещено.
   В час десять к главному входу в банк подкатил инкассаторский броневик. Почти сразу же начался ливень. Андреев вылез из машины и принялся метр за метром сканировать местность вокруг. Устинов и Молодцов тоже встали со скамеек и потянулись к дороге. Сорокин отделился от толпы, стоящей на остановке и медленно побрел к броневику. Только сейчас всех накрыла волна страха. Черт его знает, что сейчас может произойти...
   ...Впоследствии никто так и не понял, откуда появились преступники. Когда двое инкассаторов с мешками вылезли из машины, рядом с ними оказались Маркин с автоматом и Савельев с пистолетом. Круглова и Ходарева было не видно.
  - Мордой к машине! - закричал Маркин, направляя ствол "калаша" на инкассаторов.
   Те опешили от неожиданного нападения и не подчинились приказу. В это время Леша и Эдик уже перебегали через дорогу. Откуда-то из-за дерева по ним раздалось несколько выстрелов. Это Сергей, прикрывавший своих подельников, легко вычислил в двух парнях ментов. К счастью, он оказался хреновым стрелком. Ребята пригнулись и прибавили ходу.
   Зато Савельев неожиданно выстрелил в ногу одному из инкассаторов. Выскочивший из-за машины с другой стороны Сорокин выстрелил ему в висок. Иван выронил ПМ и завалился набок.
   Устинов был уже рядом.
  - Бросай оружие! - закричал Леша, - Это ваш последний шанс.
  - Сам бросай, или я убью их! - ответил ему Анатолий, продолжая целиться в инкассаторов, один из которых лежал на земле.
  - Бросай, дурак! Жив останешься! - поддержал коллегу Сорокин.
   Однако Маркин, находясь под прицелом двух стволов, сохранял холодное спокойствие.
   Между тем, видя, что Савельев уже мертв, а Маркин окружен, Сергей вышел из своего укрытия и на ходу открыл огонь. Несколько пуль чиркнули по броне и срикошетили в асфальт. Одна из них по касательной зацепила руку Маркину. Тот вскрикнул и слегка опустил ствол. Устинов тут же шагнул к нему и ударил рукояткой между лопаток. Анатолий упал, выронив автомат, и Леша с Сашей склонились над ним, чтобы надеть наручники.
   Андреев вовремя среагировал на стреляющего Ходарева. Упав на землю, он откатился к стоявшей поблизости "Таврии" и выпустил несколько пуль по Сергею. Первая прошла мимо, вторая перебила ему щиколотку, еще три прошили грудь и застряли в задних ребрах. Он резко остановился, выпустил из руки "макаров", осел на колени и рухнул, разбив себе все лицо при ударе об асфальт.
   Только сейчас прикрывавший нападение со стороны Круглов решил вмешаться. Он был уверен, что справится... Оказавшись позади оперативников, он закричал:
  - Стоять, суки! Живо на землю! Стволы в стороны! Убью всех на хер!
   Повернувшиеся Сорокин и Устинов замерли. Срез пистолета смотрел им прямо в головы. В это время Маркин подсек лешины ноги, и тот упал спиной на землю. Анатолий потянулся к автомату, но Устинов первым всадил ему две пули в область сердца. Маркин откинулся к борту машины и затих, теперь уже навсегда. Увидевший это Круглов закричал и, нервно дернув рукой, выстрелил. Сорокин чудом успел увернуться, и пуля лишь царапнула его по уху, однако Саше показалось, что к нему приложили раскаленный металл, и в голове зазвенело.
  - Не дергайся! Медленно пистолет на землю, иначе я тебе мозги вышибу! - вкрадчиво произнес Молодцов, приставив ствол к затылку Германа.
   Эдик правильно сделал, что не стал вмешиваться во всеобщую потасовку, а остался контролировать ситуацию со стороны. В противном случае он сейчас бы тоже был под прицелом Круглова. Кстати, Герман искал его глазами, так как видел, что ментов было четверо, но не увидел, как Эдик притаился с другой стороны броневика. Не найдя его, он плюнул и решил обезоружить хотя бы двоих.
   А подоспевший Андреев и поднявшийся с земли Устинов тоже направили на него оружие.
  - У тебя нет выбора! - сказал ему Игорь, - Ты же понимаешь, что уже не уйдешь! Брось ствол!
  - Вот так, значит, да?! - криво усмехнулся Герман и бросил пистолет к ногам Устинова.
   Эдик и Игорь тут же заломили ему руки и, надев наручники, поставили на колени. Все было кончено... На земле лежали тела трех мертвых преступников.
  - Вот мы и отомстили за Славку... - произнес Игорь, - Я всегда говорил, что победа будет за нами!
   Дождь кончился, и неожиданно выглянуло солнце. Такое теплое, что оно сразу же согрело воздух и всем захотелось снять куртки.
   И тут же послышались звуки милицейских сирен...
  
  
  - Да вы понимаете, что произошло?! - кричал Малыгин, - А если бы зацепило кого-нибудь из прохожих?! Что бы вы тогда делали?!
   Четверо оперов стояли в кабинете начальника РУВД. С момента перестрелки прошло несколько часов и, как только они закончили работу на месте происшествия, их сразу же вызвал к себе Малыгин, только что вернувшийся оттуда же.
  - Нет, я понимаю, если бы это устроили пацаны-первогодки!.. Но вы то старые опера, как могли допустить такое?! Ввязались в какую-то авантюру, которая могла закончиться трагически для совершенно невинных людей. Вам еще в прокуратуре объясняться!
  - Товарищ подполковник, ну обошлось же все! - ответил за всех Андреев.
  - Обошлось! Но не благодаря вам, а по счастливой случайности! Почему не привлекли дополнительные силы? ОМОН, в конце концов?!
  - А если бы ничего не произошло? Зачем отрывать людей от работы. А если б мы ОМОН вызвали, тогда бы точно без жертв не обошлось! Они бы как открыли стрельбу из автоматов, кучу народа зацепили бы! - ухмыльнулся Игорь.
  - А вы, значит, справились, да? Тоже мне супермены! Устроили ментовские войны! Все свободны! Пока.
   Оперативники, вздохнув, вышли из кабинета.
  
  
   Сразу же после разгона у начальника "убойщики" приняли для снятия стресса по сто грамм. Никому из них прежде не доводилось участвовать в подобных перестрелках, а потому все до сих пор тряслись. Но расслабляться было нельзя - им еще предстояло работать.
   Выпив, ребята приступили к допросу Круглова. Тот вел себя довольно спокойно. Сидел, закинув ногу на ногу, и широко улыбался. Устинов подошел к нему и молча ударил кулаком сверху вниз по ноге.
  - Сядь нормально, урод! Ты не в кабаке!
   Герман вскрикнул и, застонав, убрал ногу.
  - Ну что, сучара, я думаю, ты сам все расскажешь, или тебе навалять для начала?! - спросил Игорь.
  - Расскажу! Но только знайте - сидеть я не буду! Сбегу сразу же! И тогда вам конец, мусоры е...учие! Я вас всех закопаю, твари! Пятеро ваших уже получили свое, да и шестой не выкарабкается!
  - Да что ты! - усмехнулся Молодцов, подскочил к нему и, сжав руку в кулак, тыльной стороной кисти наотмашь ударил его по лицу.
   Круглова отбросило назад, и он больно ударился спиной об подоконник. Леша толкнул ногой стул и тот спинкой угодил ему по ребрам. Затем Устинов перегнул Германа через спинку и ударил его локтем по хребту.
  - Если еще раз ты скажешь подобное, насмерть забьем! - гаркнул опер в ухо Круглову, - Понял, тварь?!
   Герман захрипел и выдавил из себя:
  - Да...
   Его усадили обратно на стул.
  - Итак, мы слушаем тебя... Расскажи нам, зачем вы убивали ментов? - спросил Сорокин.
  - Мы хотели провести революцию в стране! Перевернуть все, сменить правительство! А для этого нужно было избавиться от милиции, хотя бы в отдельно взятом городе. Также нам требовалось оружие. Для этого мы и начали убивать постовых. Но также для революции необходимы деньги и мы решили взять инкассаторов. По моим подсчетам тех денег, что бы мы добыли, нам бы хватило для начала. К тому же намеревались затем продать эти стволы, а в дальнейшем добыть новые трофеи...
  - Ты это серьезно? - глядя на него, произнес Андреев, - Какая же у тебя больная фантазия! Ты и, правда, верил в то, что четверо придурков могли бы совершить государственный переворот?! Это нереально!
  - Это реально! Я продумал все еще несколько лет назад. Избавиться от милиции, затем убрать все городское руководство и сделать город закрытым. А затем начать наступления на другие города. В конце концов, вся Россия была бы в нашей власти. Мне нужны были только подходящие ребята. И когда Сергей остался на моем попечении, я понял, что вот он мой шанс! Я изложил ему свои идеи, и он поддержал меня! Затем привлек двух своих друзей, которые тоже поддержали наши взгляды. Я составлял планы всех действий, а они исполняли. И никто бы нас никогда не остановил, если бы Сергей не сглупил, решив, самостоятельно напасть на этого опера. Но я уверяю вас, когда я вновь окажусь на свободе, колесо закрутится с новой силой. Я уверен, что людей, которые разделяют мои планы, найдется очень много и мне не составит труда собрать новую команду. И вот тогда вы все захлебнетесь в крови!
  - Да ты просто псих... - покачал головой Саша, - И самое страшное, что если после экспертизы тебя признают невменяемым, ты действительно через год окажешься на свободе. И это мы сглупили, что не завалили тебя сегодня при задержании...
  - Вот видите, вы уже боитесь, что следующими станете вы!.. - улыбнулся Герман, - И правильно делаете...
  - Мы не боимся... - сказал Игорь, - Мы жалеем, что ты остался жив. Но ничего, если тебя выпустят, мы от тебя ни на шаг не отойдем, и если ты только что-нибудь выкинешь, тебе конец!
  - Посмотрим! - произнес Круглов и дико заржал...
  
  
   Прошло несколько дней. Страсти улеглись, и начальство уже не столь сильно гневилось на "убойщиков". Ведь, что греха таить, они все-таки остановили кровавую череду убийств. Особенно восхищался Саблезубов, которого наконец-то посвятили во все подробности комбинации, которая вывела на убийц. И он первым кинулся защищать ребят на всех уровнях руководство, где на них были готовы разразить гром. Кстати, как он и обещал, никаких проблем с прокуратурой из-за дела Поликаровского у "убойщиков" не возникло. Единственное, чем полковник был огорчен, это тем, что его не поставили в известность о готовящемся захвате преступников, и он не смог привлечь своих подчиненных.
   ...Андреев, Сорокин, Устинов и Молодцов вновь стояли в кабинете Малыгина. На этот раз начальник был расположен добродушно.
  - От лица руководства ГУВД велено выразить вам благодарность за раскрытие серии особо тяжких преступлений и выписать премии в размере трехсот рублей!
  - Вот так всегда, сначала в говно окунут, а затем благодарят! - съязвил Молодцов.
   Подполковник сделал вид, что не услышал реплику оперативника и продолжил:
  - А лично Андреева поздравляю с присвоением ему очередного звания - майор милиции! Хотя это произошло бы и без данного раскрытия, так как срок подошел, звание дали как бы за непосредственное активное участие в расследовании. Это же твоя задумка была со статьей... К тому же учли последние ваши громкие раскрытия: прошлогоднее убийство депутата, серию расстрелов наркоманов и дело Поликаровского.
   Опера засмеялись. Начальство как всегда хитрило. И действительно со дня на день Игорю в любом случае присвоили бы майора, а так вроде бы как отблагодарили!
  - Да, полковник Саблезубов просил передать тебе его предложение перевестись в Управление собственной безопасности... Сказал, что хотел бы иметь такого ценного сотрудника.
  - Не поняли!.. - воскликнули Саша, Леша и Эдик, - Ведь ты же нас не оставишь, Женич?! Столько лет вместе!
   Игорь только улыбнулся и пожал плечами. Он подумал: "А может и правда, попробовать себя на новом месте? Вдруг это вернет тягу к работе... А то в последнее время становится тошно. К тому же надо дать шанс попробовать себя в роли начальника и другим ребятам. Если я уйду, мое место займет Сорокин, а он в принципе давно созрел для руководства отделом. Так зачем же мешать другу?". А вслух произнес:
  - Я подумаю...
   Однако все восприняли его слова, как лукавство, а на самом деле он никогда не уйдет от них. Но они ошибались...
  - Кстати, вы слышали, что нашего зампрокурора Неверова задержали?! - вспомнил Малыгин.
  - Нет. А за что?
  - Да там целый букет - взятки, связь с криминалом, подлог... В прокуратуре сейчас переполох!
  - А мы и раньше догадывались... - ответил за всех Сорокин.
  
  
  ЭПИЛОГ
   Опера вернулись в кабинет и принялись обсуждать новости. Было принято решение, вечером заочно отметить андреевскую звездочку. Возражений никто не имел. Не хватало только Лахтина.
   Но в этот момент дверь открылась, и в кабинет вошел Слава собственной персоной. Выглядел он похудевшим, что при его худощавой конституции было невозможно, сильно осунувшимся и с землистого цвета лицом. Однако опер улыбался, и глаза его горели озорным огоньком. Было видно, что он соскучился по работе...
   В руках Слава держал маленькую бутылку "Спрайта", из которой потягивал сладкий напиток. И не удивительно - длившийся последние две недели дождь прекратился и с момента ликвидации банды светило настоящее летнее солнышко. В городе было жарко и душно...
  - Здорово, мужики! - поприветствовал друзей Лахтин.
  - О, Слава, привет! - все вскочили с мест, чтобы пожать ему руку, - Ну, как ты? Оклемался?
  - Нормально, вроде живой! - пошутил он, присаживаясь на стул. Остальные тоже вернулись на свои места - А вы тут как? Раскрыли мокруху?
  - И не одну! Кстати, того мудака, который тебя порезал - больше нет... - сказал Игорь.
  - В смысле?
  - Был убит при задержании. Вот так...
  - А Женичу, между прочим, майора дали! - вставил Саша, - Он сегодня проставляется!
  - Да ну?! Здорово! Поздравляю!
  - Да ладно!.. - отмахнулся Андреев, - С кем не бывает? Можно подумать, вы майорами не станете!
  - Это еще дожить надо! - ответил Эдик.
  - Слышал, Паша Федоров погиб? - спросил Леша.
  - Нет... Когда? - опешил Лахтин.
  - С неделю назад в Туле. Две пули получил в грудь на задержании...
  - Жалко Пашу... Эх, обидно, я не смог поучаствовать вместе с вами... - вздохнул Слава, - Чувствую, вы небывало покуражились!
  - Ну, почему же не поучаствовал... - заговорщицки произнес Андреев, - Как раз таки наоборот - если б не ты, хрен бы мы кого поймали!
  - Недопонял?..
   Игорь прокашлялся.
  - Ну, в общем, слушай...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"