Джес: другие произведения.

Веер разума [ментальный маг]

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 4.81*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обновление от [19/06/10/]


Пролог.

  
  -- Десять эш назад.     
  
   Мелкие крошки некоторое время плавали на поверхности воды, а потом тонули. Рыбки, сновавшие от бортика к бортику жадно накидывались на нежданную еду. Ручеек бежал по бортику и журча стекал на гранитную плиту. Блики от кристаллов на потолке, стенках, а кое где кристаллы были впаянные в пол, создавали удивительную феерию сумрака и света. Мягкий свет от порхающий мотыльков которые оставляли после себя чуть светящиеся разноцветную пыль, которая медленно кружась оседала на плиты. Те блестели, матово переливались. Фонтан бивший из кирпичной стены поднимал брызги, чуть ли не до сталагмитов свисавших со свода пещеры, легкий ветер бродил по саду, и где то в туманной рыжей дымки что клубилась в самом верху доносился рокот.
        Было прохладно. Где то там, сквозь сплетение коридоров, охранные посты, огромные подземные бастионы, тоннели и магические барьеры, под километрами почвы лежал снег. Зима бушующая на поверхности доносила свой холод и сюда.  Но лишь в виде легкой прохлады и холодных ветров в ночное время.  Капризная погода, наколдованная магами, под сводами пещер, порой уподоблялась богине Ноннетт когда неожиданно начиналась удушающая жара и краска лупилась на домах, то проливные дожди из образовывающихся в вершинах пещер туч, туман и мороз. Тут в маленькой ниши, затерявшейся в коридорах Одинокого Сада, где потолок был всего лишь в нескольких метрах от плит, у фонтана, сидя на холодной скамье, опираясь на бортик, над водой наклонилась девушка. Хлеб что она крошила в воду для маленьких пронырливых рыбок - кончился, и теперь, когда рябь на воде улеглась, в воде отражалось ее худое лицо, бледное с потускневшим взглядом.
   - Вот и все.. - Встав с колен, она отряхнула руки, угрюмо припечатав обертку из-под хлеба к полу, так что остался рифленый след от сапога. - Как там говориться, - медленно развернувшись, похрустывая шейным позвонком, и, как будто нарочно оттягивая возвращение в шумные коридоры города. - Впереди была неизбежность, так, по-моему. Дешевые книжки.
   Взгляд ее блуждал по статуи огромного хищника у противоположной стены. Высечено из сталагмита, черного и белого, он был произведением искусства. Хищник знойной пустыни Миидр, опаснейший и злобны, да же сейчас в статуи скульптор отразил в нем всю его силу и ярость. Готовый к прыжку он скалил двойной ряд зубов, глаза из двух темно-зеленых изумрудов блестели всегда. Лишь ночью если заглянуть в этот закуток они будто затухали, но при приближение любого разгорались с новой силой. Будто статуя была живой, опасной и все знающей.
  -- Майр. - Медленно подойдя девушка тихо прошептала, присаживаясь перед мордой хищника на корточки. - Прощай Майр. Как бы ты знал, я не хочу не хочу умирать во имя глав, старейшин, да же мира. А тут просто по повелению клана. Ну ради чего все это... Власть... - Голос ее сорвался и несколько минут она молчала, но снова заговорила. - Приказ есть приказ. Даже если приказ на смерть. Всю жизнь меня учили этому. И я не имею права ослушаться. Но.. О! Наррит! как же я не хочу умирать на глазах у разжиревших глав клана. Во имя их идеала.
   - Ненавижу!!! - крик невольно вознесся к потолку, но снова слова сорвались до шепота: - Я должна..
   - Это мой долг..., ослушаться или сбежать я не могу. Слишком веские доводы. Слишком легко я попалась им.
    - И моя смерть...
    Уткнувшись в шею статуи, она безвольной и сломанной куклой повисла так, хищник остался все так же недобро скалиться, будто желая порвать врагов на куски, что заставили ее так страдать. Плечи ее сотрясались, и горе будто сломало.
   Где то далеко, на огромной башне собрания, пробили часы. Магические волны, несшие дребезжащий звук гонга вырвали ее из пелены.
   Встав, она выпрямилась, оправив подол синей расписанной узорами робы, гордо произнесла: - Если я умру так, то хотя бы не дам им счастья видеть меня сломленной. Прощай Майр. - Печально улыбнувшись девушка потрепала хищника по голове коснувшись шипов. - Жаль больше не посижу с тобой.
  -- Я должна умереть. - звук ее шагов еще долго носился по пещерки ,заставляя затихших на верху мотыльков истошно метать.
  
  
  
  --
   Ее побеспокоил голос сестры. Он звучал легким шепотом в голове, от удивленнее девушка на мгновение выронила расческу, и с надеждой глядела в зеркало. В комнате она была одна, все было готово к ритуалу. И скоро он начнется несколько ашэ и ее поведу на верх, под купол. Может удастся подержать в ладонях снег. Она очень давно не была на верху. Как то за этот эш не было времени. А теперь, теперь только совет клана. И приказ.
  
  -- Слушай меня внимательно .... , выпьешь маленькое зелье в золотом сосуде. Поняла меня. Но перед этим добавишь туда растертый порошке сардановой соли.
   - Сестра? Но как?? Нам же запретили говорить. Совет приказал тебе появиться только на...
  -- Да после твоей смерти. Я знаю что нарушаю. Но ты должна меня выслушать. Выпьешь зелье тебе его принесет служанка, оно будет как одно из масел каким ты должна обтереться. - Голос сестры был очень убедителен, и сначала она внушил надежду, девушка встала, немного прошлась по ковру, она нервничала. Может у нее еще была надежда.
  -- Ты умрешь. - Ноги ослабли и подкосили, ей вновь захотело разреветься. Но она сдержалась лишь до боли схватилась за спинку стула, на котором сидела. Узорчики врезались в ладонь.
  -- Тогда смысл всего этого... - она не хотела уже не чего слушать, просто уставшая и осунувшаяся. - Я должна помочь нашему дому, и я помогу, ты не должна мешать. Я умру во благо дома.
  -- Это разработка наших сородичей. Она поможет. Правда, экспериментальная. Но она переносит душу. Разработка серых.
  -- Что???
  -- Тише, ты слишком выражаешь эмоции. Да, это имперская разработка. Правда, стоит баснословно дорого. но мне удалось достать
  -- У кого???
  -- Ей, во общем это связанно со спикерами. Их нее псионики что то намудрили я не знаю. Обычно используют против сильных ран не совместимых с жизнью. Но из за того что в момент ритуал высвободиться много энергии, это тебя спасет. Он подпитан на планах, да и, я наложила небольшое плетение ментальное на соль, ты, .. - сестра запнулась, - можешь отказаться. но я хотела бы что бы ты жила.
   Девушка замерла. Они были не очень то близки, а тут считай если ее сестру поймают дом опять окажется по угрозой.
  -- Это же опасно, для...
  -- Мать знает. Она сама так велела. Ты потом оживешь. Правда, мы не должны будем видеться больше. Но ты будешь жить. Вечного тебе пути сестра.
  -- Вечного.
  
   Она замерла раздумывая. Прошло несколько тактов, и ее отвлек стук в дверь. Принесли последние приготовление. А она уже все решила.
  
  
  --
   Тучи и туман липли к шпилям башен, уже покрыли маревом весь город, ветер как новорожденный плакал, завывал и рыдал, уходя эхом далеко в катакомбы, в щели между проломами и трещины домов. Отдаваясь глухим набатом в куполах святилища.
     Тонкие хрупкие фигуры трех жриц застыли в обители, двери святилища были раскрыты настежь, ветер шептал свою песню под сводом, туман узкой лентой уже заползал в храм.
     Жрице, хрупкие неподвижные медленно склонились перед статуей и с их молитвой от статуи стала доноситься мелодия. Серебристые накидки, сквозь которые просвечивалась тонкая бледная кожа, что в полуночном свете казалась, святилась. Серебреные маски скрывали их лица в полутонах, и они все ниже склонялись в скорбной позе у постамента статуи. Молитва во спасение. Молитва в честь великой скорби. Молитва во славу. Плачь, наполнял их души и возносил, куда то к сферам, что так почитались их народом. Народом айдан.
     Песня разливалась и возносилась к небу... серые фигуры медленно выходили из ниш. Полы их мантией подметали темный мрамор, шаги их, отдавались гулом и вплетался в "песню". Они медленно и величественно двигались за Ищущим, тот был облачен в белые одежды, и разбрасывал вокруг себя серебристый священный песок, тот с тихим шелестом осыпался на мрамор.
     Полукругом они окружили жриц. Тем медленно встав расступились, пропуская Ищущего. Неожиданно песня прервалась, затихла, и повисла тишина. Все молчали, не лишнего слова, каждый в этот миг мог сам рассказать Адросу о себе. Но не каждый мог решиться, боясь получить ответ.
     Чаша с синим песком медленно была возложена на алтарь Ищущим, остатки песка рассыпались по алтарю, выпрямившись он несколько томительных минут смотрел на статую, оскаленного шехта в его безумной боевой ярости И молодого бога восседавшего на нем. Адрос. Бог крови бог войны и мира.
     - Аммонор ас Моноо. - разнесся его голос, возвестив о начале ритуала, и преклонившись он медленно осыпал из чаши священный песок. Тот звеня и замирая подрыгивая так будто не был невесом капельками дождя упал на алтарь. Золотистый свет прокатился по песку сплетаясь в узоры под тонкими руками жрицам что медленно плела ритуал, подходя и склоняя колени перед алтарям, Ищущий лишь обреченно ждал чуть отойдя в сторону. Серый Монах уже поднес ему черный футляр, исписанный белыми рунами.
     Песня снова вознеслась и стала какой то тяжелой надрывной, в темноте засветились, пульсирующем и трепещущем, синими огоньками статую шехта, хранителя и стража, возвещая о внимании бога.
     Ритуал начался.
     Сумерки накрыли верхний город, чуть темный рыхлый и будто живой туман полз по мрачным улочкам. Извиваясь он заполнял город, пробрался по парку, где запутавшись в ветвях колючего тхея* осыпал с него в темную пыль серебристую кору. ( Тхея* растение вечно цветущие синеватыми цветками, имеет серебристую кору и листья, используется для медицинских целей)
     Вода в фонтане на площади Раздумей застыла и покрылась толстой коркой льда, чуть серебрился в полумраке тумана одиноко горящий на аллеи фонарь. Тускло мерцал и слушался треск лампочки готовый в любой момент перегореть и погрузить огромную аллею в тьму. К небольшому храму из белого камня, что прятался в тропинках и аллеях парка, подъехала карета. Шипение ящеров запряженных в нее сливалось с шепотом тумана. Купол замерцал, казалось, там за ним началась снежная буря. Скрипнула дверца кареты, и жертва медленно вышла, ступая босыми ногами на лестницу храма. Она была раздета, светлые белые волосы разметались на ветру, голову она покорно склонила. Одна из жриц медленно вела ее по горящему золотому песку. Жертва добровольно легла на алтарь, в зеленоватых глазах не было не обреченности, не радости, только печаль. Ищущий медленно передал ей футляр, повторяя слова молитвы. Он показался ей на о щуп - шершавым, пульсирующем.
   Когда ее пальцы коснулись темного бархата на храм рухнула тишина. Все замерло. Жриц и монахи, медленно склонились еще ниже, а Ищущий начал плести сложное ментальное плетение над лежавшей на алтаре девушкой. Он проник в ее разум, смял и поглотил его, не обращая внимания ни на что. Бережно запуская энергию ее жизни в артефакт. Воздух наполнился запахом озона. Золотистые нити пронзали воздух над ней сплетаясь в сеть, которая медленно опускалась на ее тело. Холодя ноги, и заставляя сердце ее истошно биться. Короткий вскрик. И она умерла.
  

Глава первая.

  
  
   Ксана, угрюмо смотрела в одну точку перед собой. Рядом потрескивал камин. Чуть едкий запах курительных палочек плыл по комнате. Мрачные картины в золотых искусных рамках навевали тоскливое настроение. Медленно стыл чай на подлокотнике кресла. Где то за стенной слышалось гулкие отдаленные голоса стражников - тхэнов. А как все замечательно начиналось!
   Ксана резко встала, отчего белая чашечка из стенайского стекла задребезжала и покачнулась. Чай источал легкий, мятный запах специй. Она уже стремительно шагала к прикрытому тяжелыми зеленым шторам окну. Цепь гремела, позвякивала и больно кололась у пятки, пока лишь предупреждала. Распахнув шторы одним стремительным движением, девушка яростным взглядом впилась в фиолетовую синеву другого неба.
   И какой черт ее понесло на ту злополучную ролевую игру? Потерев синяк на плече, который так же, как и небо переливался, она раздраженно окинула взглядом простирающийся внизу темный город.
   Не скажешь не чего более понятно чем это: темный город. Арей - город темных начал, и этот город обратился против нее. Ксан могла возненавидеть его, могла и полюбить. Но чувствовала лишь равнодушие.
   - Все это пафос, все это ложь, - ярость прошла. Обреченно облокотившись на узорчатый беломраморный парапет, уткнулась лбом в холодный камень. Казалось, родной дом был так далеко, так давно. С его шумным мегаполисом, машинами, хмурыми горожанами, огнями светофоров. Все это было так давно.
   А ведь тогда утром, она так же стояла облокотившись об окно, смотря в ранний рассветный город, и курила. Медленно выдыхая колечки дыма, и позволяя им уноситься ветром. Только небо там, дома, было хмуро серое. Моросил дождик. И она очень хотела спать. На ней был уже одет костюм, сшитый, совместным с братом трудом, за неделю, к первой ее ролевой игре.
   К своим двадцати годам, она училась уже на третьем курсе института, и после совместной агитации троюродного брата и компании новых знакомых- ролевиков, согласилась съездить и узнать: что же это такое - Ролевая игра? Доигралась.
   Она тогда не стала ни в чем химичить, придумывать новые расы, представлять новые классы. Осталась человеком. Да же толком не проработала легенду. Все делал брат.
   - Как ж ты там, Антошка? - грустно улыбнувшись, чуть прикусив губы, Ксана выпрямилась, отбрасывая воспоминания. Сейчас от них не было ни какого толка. Как и от той легенды. Тут все стало неожиданно "не так". По-другому. Начиная хотя бы с того...
   Вздохнув, одернула белый подол платья, медленно поставила обутую в серсы ногу на парапет, и держась за край окна, легко поднялась. Это уже стало привычкой, забираться сюда. Ветер медленно и лениво дернул ее за длинные волосы. Чуть сощурив глаза, всматривалась в 'великий' город. Как же она хотела быть птицей, взлететь, вырваться отсюда. Из этого дома, из этой комнаты. Вверх, даже в это чужое небо. Но не быть заложницей, не быть такой.
   Ветер перебирал подол ее полупрозрачного платья, будто раздумывая над ее поведением. Чуть толкал: то обратно в комнату, то вперед. Медленно, прошлась по холодному парапету. Жаль, она даже упасть отсюда не может. Тонкая пленка щита уже колебалась на расстоянии ладони от нее. Даже умереть тут ей никто не позволит. Горько улыбнувшись, Ксана села на самый край. Отсюда открывался потрясающий вид на город. Совсем рядом с ней был храм какого-то бога, где по утрам слышится красивый перезвон незнакомого инструмента , и чистый звонкий голос мальчишки пел песню на звучном, приятном языке.
   Тонкая золотая цепочка печально звякнула о колону у ног, в такт ее мыслям, и как живая заволновалась. Ксан проследила взглядом за тонкой нитью, что от ее ноги медленно ползла вдоль почерневшей от времени колоны, по холодному серому парапету и скрывалась где то за шторами. Ксан тут же качнула головой, отгоняя воспоминания о боли, что была первое время их совместного сосуществования. Магическая цепь подавляла ее пси, ее эмоции, разум. Настолько, что порой она не могла даже встать с постели, и причиной тому была не только отяжелевшая цепь, которая росла день ото дня, мешая двигаться. Причиной была слабость от этой постоянной, все пожирающей атаки на разум. Отчего у нее часами болела голова, когда она не могла ничего есть, от боли стоял звон в голове. И порой она теряла сознание.
      
   Но теперь все уже было по-другому. Чуть теребя тонкими пальцами легкую, почти невесомую цепочку, Ксан улыбнулась: 'Поладили мы с тобой. Но не с ними...'
   - Хватит, - укоризненно прошептала девушка, сама себя, уговаривая, злость и раздражение снова готово было накинуться, поглотить ее. Откинувшись к холодной прохладной стене, Ксана смотрела, как внизу кипел жизнью город.  
        
       
   Город. Он не был тем обычным средневековым городом, что рисовало дома ее воображение. Нет, совсем и все не то. Да, порою виднелись какие-то совсем маленькие двухэтажные здания, но..   Рядом тянулась черная гладь реки, она петляла по всему городу, мостики разных форм и размеров, эстакады и трассы были перекинуты то тут, то там. Бесшумно, но редко по ним проносились машины. Напрягая память, Ксан вспоминала, как же они зовутся, название сладким привкусом крутилось на языке. Но не вспоминалось.
   Правый берег - старый город, так Ксана звала его про себя, да и была не так уж далека от истины: готические здания, храмы, купола каких-то церквей, над многими остроконечными шпилями развивались флаги с всевозможными гербами. По ночам тут можно было увидеть целое представление из величественно поднимающихся охранных щитов, переливающихся всеми цветами радуги. А потом медленно тающих до прозрачности. Такой же щит был и перед ней, но, к сожалению, днем он не опадал. Девушка могла часами любоваться изучать, наблюдать за старым районом, лишь бы не смотреть в другую сторону.  
    Другой берег, он был полностью застроен, да и тут, на горизонте старого района, высились смутные силуэты небоскребов. Тут всегда был сумрак, так уж всегда получалось, что две сестры луны замерли тут, друг на против друга, и даже в полдень, когда солнце вроде бы, должно освещать все, тут оставалась кое где темнота. Порой, город наполнялся густым, вязким туманом. Сейчас было достаточно ясно, лучи солнца все- таки пробивались сквозь низкие тучи, но были матовые, блеклые. Та часть Города была всегда в каком - то мареве. Где-то высилась длинные ряды зданий, лабиринты улочек и улиц терялись то там, то тут. Это совсем другой город. Многоэтажные небоскребы, таких Ксан никогда не видела дома. Эти дома угнетали и поражали собой. Барельефы статуи, все вокруг, напоминало ей какую-то трехмерную игру, своей то ли мрачной, то ли грустной картиной. Порой эти дома внушали ужас и страх, особенно когда раз в стан оттуда долетал странный шепот. На ментальном плане, девушка до дрожи боялась смотреть туда. Слишком -это было для нее. Слишком много разума, слишком много потоков мыслей. И странных действий. Да и не все она могла видеть.
    Дома, дома, спешащие так далеко внизу люди. Прошёл, наверное, не один час прежде чем девушка отвлеклась от созерцания. Легкое покалывание цепи просило возвращаться. Вздох, облачка инея сорвалось с губ и устремилось к небу.  
   То налилось уже какой-то синевой, порой облака переливались, смазывались в причудливые формы. Легко поднявшись, уже без страха пробежав у самого краешка, спрыгнула на ковер комнаты. Ветер прощально подтолкнул в спину.  
   Но комната была уже не пуста, это вызвало разочарование и раздражение в душе. У нее были посетители. Два ворона примостились на спинки облюбованного ею кресла и о чем-то весело перекашливались, А прислонившись к узорчатой двери стоял тэх.
   Стоявший, прислонившись к косяку двери тэх, совершенно не стесняясь ее рассматривал. На ее недовольство, он не обращал ни какого внимания. Тэх, ее трясло под их взглядом, но уже за не один цикл, проведенный тут она привыкла. Не так сложно научиться - скрывать свой страх.  
   Тэхи, выше ее на две головы, так, что казалось, каждый из них мог с легкостью задавить ее просто своим присутствием. Какая-то их аура просто угнетала ее. Они напоминали голодных хищников. Всегда собранных и агрессивных.
        Если бы она могла, то сравнила бы их с темными эльфами. Но все-таки чем-то они были хуже. Жестче.  
        
   Те что она видела, были однотипны, настолько похожие, что первое время она считала их клонами. Но теперь научилась различать. Тэхи, что ее охранили, были из класса стражи. Настоящих рангов она не знала, да и не понимала половину, и просто для простоты звала их так. Те 'люди', что сновали за окном были другие.  
   Ее стража - войны. С темно-синей кожей, золотистыми ожогами глаз, и темно зеленые волосами. Даже как то конкретно их описать было затруднительно, почему то у девушки порой не хватало слов даже для себя. Они были как нечто чужеродное для глаз. Закованные, в темно-синюю чешуйчатую броню, с клеймом из рун на лицах. Не разговорчивые, хмурые.   Ксана видела только таких. Чуть улыбнувшись, она вспомнила шум детишек за окном, обычные дети, не зависимо от рас дети остаются детьми. Это помогло сбросить напряжение и отвлечься от гостя. Проигнорировав, его спокойный, но в меру любопытный взгляд, прошлась по комнате, сложив руки на груди. Начинать разговор было бесполезно.
         
   Язык этого народа давался ей с трудом. То шипение и низкие, порой казавшиеся ей звериными, звуки никак не были приспособлены для нее. Да и не могла она чисто физически их произнести. Только благородя пси-способности ее порой понимали.  
   Рабыня, да, звалось это тут не так, но она была ею. Рабыней с неизвестным хозяином.  
   Чуть прозвенев цепью на ноге, Ксан снова упала в кресло. Усталый взгляд, уже спокойно рассматривал стража(тэх): 'Ну, и что во мне такого интересного? Каждый приходит и любуется.'  
   Тонкий, аккуратный поток мыслей, переполненный иронией заскользил по комнате. В ответ ей снова пришло лишь угрюмое молчание, только в золотистых глазах снова зажегся интерес. Она устала. Два цикла или стана, как тут говорят, Ксан была в этом мире. И уже устала. Уже хлебнула его в меру. И не хотела ни чего.
   Страх перед наступающей ночью был еще силен. Вольготно устроившись в кресле, девушка медленно взяла уже остывший кофе. Чуть отпила.
   Воспоминания снова накрыли ее, унося собой. Ведь по сути, вся эта кутерьма началась не с нее. А с той девушки, что была тут до нее. Имя, почему то, уже стерлось из воспоминаний. Как Ксан ни старалась, не могла вспомнить. Только обрывки ее воспоминаний да тело. Все, что досталось ей от предыдущий владелице. Да и то, в налаживание контактов с тэхами, это сейчас не помогало. Но все - таки.
        Снова отпив кофе, Ксан чуть накрутила прядку волос на палец. Да, наверное, все началось тогда. Отставив полупустую чашечку, прикрыв глаза, она погрузилась в тонкое ментальное поле.
    Очередная волна паутин страха, все это как бы колыхалось рядом, за окном. Эфемерный мир был тоже тут рядом. Но, отсечен тонкой золотой цепью, что блестела на ее лодыжке. Но сейчас ей не нужен был внешний мир. Лишь только ее разум.
   Мир вокруг был будто покрыт белым туманом. Который, непокорно, неумело, как дитя, под ее волей чернел. Сгущался и начинал петь свою песню. Ту, которую она слышала уже не раз. Будто плакала скрипка, звеня и печально рассказывая о горе этого мира. Но она не могла судить, ведь ее отсекли от ментального плана. Те обрывки, остатки что есть, были уже не чем. В этом мире ее бы назвали калекой. Псион с обрывками ментального плана. И нечем она уже не могла восстановить ту рану, что тянулась где то внутри нее. Но, она не жалела.
    Мир уже полностью погрузился во тьму, лишь легкое биение ее собственного сердца нарастало, и будто распускалось в ее невидимых ладонях, в цветастый мир, эмоций и чувств. Мир светлел. Вокруг было будто тысячи, миллиарды - песчинок. То ли звезды, то ли чего то еще. Мир стремительно раскрывался, наполнялся теми ощущениями которыми в настоящем плане нет. Но Боль хлестнувшая изнутри неожиданно все сжала и остановила.  
       По щеке девушки медленно поползла серебристая слеза. Как же иногда плохо.
        Тэх рядом пульсировал, жил. Его мысли пахли дождем и осенью. Его разум был как отдельная вселенная. Как взрыв, накал чужих эмоций, с трудом она могла бы разобраться в них, но кто то достаточно жестко отстранил ее. Не позволяя читать. Ну да, нечего совать свои любопытные носы. Ведь все ее стражники очень неплохие менталы. Чуть отстранившись, она медленно наблюдала за всполохами его мыслей чувств. Она не могла знать, о чем они, не могла предугадывать. И тем более управлять, Но любоваться ей ни кто не запрещал.
        Несколько секунд, Ксан, как будто наблюдала издалека за метанием искры во вселенных, за теплом рядом. Но потом отрешенно лишь хмыкнула. И скривила губы.  
       Остальной мир был как бы за пеленой. А ее страж, он все во лишь обычный псион. Просто она очень давно не была в плане. Вот и засмотрелась снова... Если их сравнить, то она по силе такая же как пятилетней ребенок этого мира. Может да же слабей, теперь. А видь, каких то два цикла назад, она была обычной. Нет не каких избранностей или проклятий, как любили писать в фантастических книжках дома. Она была обычной, средней по силе. С обычным потоком, и скорость. Но теперь она пуста - такой термин ей дал тот врач, что осматривал ее. Врач - девушка снова скривилась .
       Легко отвернувшись от сказочной красоты ментала, девушка погрузилась в себя. Вот оно, то что она так пыталась вспомнить. Чужие обрывки сознания, чужие воспоминания.
  --  - Мэрэсс, - змеиный шелест тэха выдернул из воспоминаний.
   Она медленно открыла свинцовые веки, и почувствовала что по щекам градом катятся слезы. Тэх стоял рядом с креслом и от него исходило беспокойство? Удивленно изогнув брови, смахнула не прошеную влагу, она не собиралась принимать не какую помощь от него, чуть привстав и отстранила его руку. Было неприятно то что он касался ее плеча. Легкое пожатия плечами, какой-то неопределенный жест-слово, и вот он уже так же скучающе стоит на своем месте у двери.  
   Пропищал колокольчик на одном из комодов. Ксан чуть вздрогнула, и резко дернулась, испуганно схватила за чашечку на подлокотники. Забылась, извини. Ей не хотелось повредить такую красоту. Встав, держа уже остывшую чашку с кофе в руках направилась к кухоньке. Тот маленький закуток, что ей удалось переоборудовать для нее, был как свет в темноте. Маленький уголок, с мягкими двумя стульчиками, довольно большим столиком у стенки, на ажурных серебряных ножках. Чайничек, за алой занавеской, небольшая магическая плита, кофейник, раковина. В общем, чудо. Сколько трудов стояло ей уговорить стражу помочь ей в создание этого. Лучше не вспоминать. Но за то теперь она могла готовить себе свою собственную еду. К сожалению продуктов было не так много. Ксан не было рабыней в настоящем смысле этого слова, она была мэрэссой. Красивое название - если не знаешь сути. На еду приходилось работать, на одежду и ткани на сон, и отдых. Работать. Сейчас у нее была неделя нект. так тут назывался какой-то отпуск без выхода из своей комнаты. Нект это девять станов, и свой отдых девушка заслужила. Как и то чем она жила. Только вот отдых медленно но уверенно подходил к концу.  
   Еще два стана и приодеться утром переодеваться в белую робу и под конвоем тэха идти вниз. По знакомому коридору, вдоль прозрачной галереи - вниз.
   Ксана вздрогнула и поспешно поставила чашку в раковину, включенная по мысленному посылу вода весело зашуршала. Не хотелось думать о том что там будет. Хотя она и втянулась в эту работу, но каждый раз спускаясь по винтовой лестнице ей было страшно. Она помнила как эти врачи, привязывали ее к койкам. Помнила, как больно впивалась в запястья кожаные ремни, как пронзала тонкая эфемерная игла все тело. И ее будто по частичкам разбирали, рассматривали, а потом собирали вновь Но не это так ее пугало, а дети. Обычные дети что сидели в клетках, дети над которыми ставили опыты.  
      Только одно оправдание было ее душе, что стонала и плакала по ночам, что бредила ее рану. Этих детей пытались вылечить. Они лишились разума, и только после этого попали сюда. Вздох. Это все было слишком тяжело.  
       Вылив черную жижу, она размышляла, протирая тряпочкой чашечку. Девушка сполоснула чашечку и поставила на обычную железную решетку наверху, где одиноко ютилось белое блюдечко.  
      Краем глаза Ксан видела, что тэх, переместился и стоял у кресла, держа одного из воронов в руке, медленно наглаживаю большое округленное брюшко. Ворон завалился на бок, и подставлял самые интересные места. Растопырив крючковатые лапки и покачивая пушистым хвостом. Его собрат уже примостился на ее место в кресле, и нахохлившись сверкал бусинками глаз.   
      Открыв небольшой белый сундучке, девушка привычно откупорила маленький кувшинчик. Деревянная пробка тут же рассыпалась в мелкую труху на столе. Достав две маленькие мисочки, поддерживая пальчиками, дно кувшинчика разлила по блюдцам тягучую без запаха синеватую жидкость. Тут же медленно повалил белый пар. Поставив опустевший кувшин в раковину, она снова сполоснула руки, и тряпочкой аккуратно собрала остатки пробки. Выбросила в один из ящичков на полу. Тихое урчание, и в ящике снова пусто. Мысленно потянувшись к тэху, Ксан дождалась пока он поднимет на нее свои глаза. Глаза цвета солнца. 'Вопрос-предложение. Ответ- вопрос. Ответ-отказ.'  
    Неопределенно пожав плечами, ну что ж не обессудь. Девушка заварила себе новую порцию кофе. Но оставила пока его завариваться на столике. Медленно оглядела свое жилище.
   Мысли ее снова вернулись к работе.
   Помниться перед самым отдыхом, она дежурила в комнате маленького мальчика. Тэха, он был точно такой же как и ее стража. Только маленький бледный. И слабый- казалось какая то гадость поедает его изнутри. Он метался в бреду на влажных простынях, стонал. Что то бессвязно лепетали. А по ночам когда она дежурила рядом с ним порой кричал. В сознание он не приходил. Все это время что она была у него. В определенное время она колола ему лекарство, протирала его, меняла пеленки. И пела песенку, только тогда он переставал метаться и спал. Бедный мальчик. Ксан задумчиво провела пальчиком по столу. По сути - она сейчас работала в таком специфическом лазарете. То что ее взяли туда на работу то же было чудом. Все таки какие-то медицинские навыки у нее были, да и взгляд через ментальный мир помогал. Но это был потолок, для нее там. Все ради чего ее держали тут это энергия, местные врачи-псионики во время опытов черпали в ней энергию. Выпивая почти досуха тот небольшой резерв силы что был. Так же она подрабатывал такой специфической медсестрой. Она была рабыней и оставалась ей, это накладывало свои ограничения. Еще первый стан на 'работе' ее долго обучали, сначала на языке харта, но скупо. На вреное тогда она единственный раз слышала от них речь; Потом уже ментально, объясняя ее права.
   Она не имела права без веской причине тревожить утеров, врачей, стражу. Да и не было желаний. Все таки тут было странное социальное общество, Ксана не как не могла понять до конца его тонкостей. Жила лишь в положенной рамке. Да и как увидеть остальной мир если на улицу она так же не могла выходить. Все циклы, свелись к походом по коридором, больным кричащем детем, опустошениям после 'операций' и этой комнате.
   Все что она могла это ждать. Вот только чего. Охрана, губы снова скривила улыбка. Тэх был приставлен к ней просто из за этого клейма. Девушка нерешительно потрогала правую руку. Какая ирония она да же не имела понятие чье это клеймо. Злость снова проснулась, раздраженно махнув воронам на миски, прошла к камину. Платье чуть шелестело от сквозняка, с улице донеся далекий бой гонга. Три долгих звука, разносились по комнате. Время. Шаги стража который скрылся за дверью, поворот ключей в замке, и шелест крыльев воронов что с курлыканьем перелетели к столикам. ' Им бы каркать, а они как голуби.'
   На ковре, рядом со стенкой лежал ее стопочка книг. Сохранившиеся еще с того времени, пока ее не купили. Обычные истории. Воспоминания снова отозвались болью в груди. Устроившись поудобнее девушка взяла увесистую, потрепанную книгу в мягкой зеленой обложке и открыв на середине погрузилась в чтение.
  
       
       'В далекой, далекой волшебной стране,
       Куда нам попасть невозможно,
       Стоит старый замок, стоит в тишине -
       Там надо ходить осторожно.
       Под солнцем сверкает красой неземной,
       И башни возносятся к тучам,
       Тот замок - хрустальный, и отсвет его  
      Доносит к нам утренний лучик.
       Прозрачные стены, сверкающий пол,
       Все ночью таинственно - мрачно,
       А утром - восторг! Только солнце взойдет -
       Он выглядит сразу иначе!
       В том замке красавица фея живет,
       Она доброты небывалой,  
      Столетья проходят - она все цветет,
       Не будет больной или старой.  
      Она посылает к нам добрые сны,  
      И ветер, наполненный счастьем,  
      Несутся на крыльях к нам чудо - мечты,
       И им не помеха ненастье.
       А если прольет неожиданно дождь -  
      Поднимутся тысячи радуг!  
      Такого ты чуда нигде не найдешь-  
      Лишь в сказке. И сне. Как награду.'   
       
   Взгляд ее непроизвольно отрывался от строк. Белые пряди упали на глаза, но это не чуть не мешало. Они уже отрасли, все таки четыре месяца прошло. Или восемь цикла с того момента как она сама появилась. Какое странное и растяжимое время.
  
   Восемь циклов назад.

Глава вторая.

  
  
   Северный корт.
   Падавшие перья медленно кружась опускались на застывшую корку льда. Подстреленная черная птица слабо верещала и стараясь взлететь. Трое охотников окружили ее, настороженно держа на прицелах арбалетов. Птица барахталась и дергалась, ее шкура пропиталась темной пятнами, и черное клубящийся туман быстро впитывался в лед, плавя его будто огонь. Стоял запах горелой плоти и серы. Кей закинул лук за спину.
     - Когда вы ее заметили?
     - Два часа назад, кружила над первой башней. С трудом попали.
     -Хорошо. Доставьте шаману, Кей ты справишься.
     - Есть гренмастре.
   Настороженно держа все еще живую птицу на прицеле один из охотников подошел. Медленно, сделал рукой знак товарищу, тот кивнул сплюнув в сугроб несколько раз выстрелил, пригвоздив уже полу облетевшие костлявые крылья к земле. Охотник был облачен в темный костюм, наглухо закрытое лицо в маске, где да же прорезь для глаз закрывала узкая темная полоска стекла. Вынув из пояса длинный ветвящийся кинжал он присел на корточки рядом с птицей.
   Та безумно вращала глазами, из клюва вырывались какие - то хрипы и карканье. Глаза, темные и мутные, были подернуты зеленоватой пленкой. С тихим чавканьем серебристая сталь погрузилась в мягкую оболочку. Резкое движение охотника и зеленоватая кровь забрызгала снег. Из глазного яблока птице медленно выползали черви.
   - Заражен. Давай сюда. - не вынимая клинка Кей протянул руку.
   - Лови. - Серебряная склянка просвистела в воздухе и ее крышка мягко чмокнула под пальцами Кейя, ему понравилось, решил повторить несколько раз. Все таки он медленно но уверенно сходил с ума. Откупорив наконец крышечку и В зловонную рану, потекла фиолетовая жидкость, черви тянулись к ней, глотали и облизывались. Медленно отмеряя каждое движение, он вынул клинок.
   - Отлично Кей. Теперь другой. - Легкая дрожь в его руках улеглась :
   - Зерст, гранмастер.
   Зима пришедшая неожиданно, и морозы что стояли больше шести стан(1 стан - день, из трех станов состоит неделя, один стан равен 87 часам) снега за последние дни навалило столько, что даже боевые коты не могли идти по нему. Стадо мамонтов - кормовые замерзало. С трудом каждое утро погонщикам удавалось будить их. Огромные животные почти не чего е ели, и медленно брели за погонщиком. Отряд охотников, что сопровождал в этом цикле их, внимательно следовал по следам.
   Охрана сейчас была первостепенной важности. Хищники бывшие их постоянной заботой отошли на второй план. Опаснее становились обычные жители этих мест. Голод что пришел вместе с зимой выгрызал души людей, бедность - заставляя их идти на мародерство старых гробниц, разбойничество и воровство.
   А теперь еще и это.
   Черный птице стали залетать даже в такие северные края как их. Они разносили заразу, какие то сумасшедшие маги еще в начале войны разработали это вирус. Он косил всех и животных и людей. В особенности детей, Правда, уже удавалось бороться с ним. Но лишь на первых стадиях.
   Война длившаяся уже семь эш (эш - срок вращения планеты вокруг солнца равный 733 станов) не собиралась утихать. Айданы уже оккупировали несколько городов, и не смотря на то что войскам Спикеров удавалась сдерживать наступления из пустынь, черная зараза уже ползла в их карая. Да и болота что слава Великому Нерзулу замерзли. Вся спящая топь зимой становилась даже безопасной, самую чуточку. Да и отряды Нергула три стана назад неплохо вычистили топь.
  
   А теперь это. Если бы эта птичка успела кого то заразить, а не дай Нерзул умереть в не положенном месте, эпидемию будет очень трудно остановить. Врачей, не магов ,было еще слишком мало, а обычными управлениями разумом болезнь не лечилась. Пришедшие от айданов методы лечения: травами, хирургическими операциями - это быстро прижились в обществе. И все было бы хорошо если бы не начавшееся война. Правда перемирие что заключили совсем недавно вначале внушало надежду. Но это лишь передышка перед новой войной.
     - Все. - Кей облегченно вздохнул, чуть насторожено разглядывая замерзшую птицу. - Хозяин, похоже что все. - Кей поправил свой ошейник и посмотрел на кучку снега под ногами.
     - Отлично. Берите ее и уходим.-   Кей уверенно накинул на мертвую птицу плащ, кожаные черные перчатки врезались в запястья когда он медленно перевернул, так же медленно коченеющую увесистую тушку. Она казалась свинцовой. Голова свесилась и из выколотых глаз капала фиолетовое зелье, на белом снегу смешалась неестественная феерия. Все бывает в жизни, и чума что прилетает на крыльях птиц. И мертвые дети, что наполняться червями изнутри из за этой чумы. И самое страшное лихорадка, сжигающая их за какой то стан.
   Кей помнил. Когда им показывали воспоминания с кристаллов. Воспоминания о двух циклах назад. Когда эта чума бушевала в пустыне. Многих из залов тогда выносили. Не было это зрелище спокойным и мирном, и некогда охотник не поймет всех этих властолюбивых аристократов которые позволяли этой чуме что пришла с айданами спокойно жить на семи континентах. Нет не позволят. Только Спикеры борются, а остальные - остальные аристократишки лишь мешаются. И от этого горько.
   Как можно им прощать такое? Прощать смерть детей.
   Ему почудилось или птица снова трепыхалась. Охотник замер, настороженно смотря на кулек в руках, так бежать будет не удобно. Особенно сейчас по высокому снегу. Тем более до стоянки с магом он сможет добраться только к вечеру. Небо уже темнело, наливаясь синими всполохами, на грани видимости блестели молнии.
   Кей стянул мешок, и облизнул губы посматривая на птицу, его тут же оборвал крик главного, он будто видел взгляд охотника: - Только тут не ешь!! После обработки шаман ее отдаст. Наверное. - Обреченно вздохнув Кей стал запихивать птицу сначала в прозрачный мешок, а потом и в рюкзак за спиной, стараясь не сильно запачкаться.
     - Зелья перед отправкой принимал?
     - Зерст.
     - Тогда..Отправляйся не медленно. - В словах командира слышалось горечь.
   Нужно будет готовиться к эпидемии. Если это чума, может еще что то похуже. Кей вздрогнул, поджал губы, у него самого была маленькая сестра, а значит проходила по категории.
  -- Зерст. - Отчеканив, перехватил по удобнее рюкзак, и сорвался на бег.
  
  
  
     ***

Недалеко от границы с империи, зимний клан.

     
   Тонкие белесые корни, толстые уже телесные сплетались в один единый сплошной комок. Который тянулся к центру. Свет лившейся с верху запутывался в корнях и не менее толстой серебристой паутине. Искры стайками бегали всюду. Феерия. То ли пол то ли землю устилал странный шевелящийся ковер. Из мягких приятных на ощупь ворсинок. Чедер мягко крался вдоль центрально оси корня. Вдоль мощных ветвящихся корней. Кое где из за неожиданного корешка который был на метра четыре толще и выше оборотня виднелись повороты в слабо освещённые коридоры. Запах железа и электричества.
   Сердце его бешено стучало, казалось оно готово выпрыгнуть их груди и унестись прочь. Так не пойдёт. Оборотень замер, прислонившись к тёплым живым корням что медленно шевелились у него за спиной, несколько раз вздохнул. и усмехнулся.
   Маска стягивал его лицо и мешала, но для дыхания тут она была необходима. Из черного респиратора что помогал дышать вырывались лишь изредка тонкие струйки пара. Он не хотел что бы его заметили. А снаряжение отлично спасало от ' всевидящего' Духа этого места. Цель его была близка и оборотень снова неслышно сорвался с места.
   Наконец он мог насладиться и упиваться своим делом, делом ради которого он многим пожертвовал. Хотя месть не была главным, приказы Спикиров не обсуждают.
  
  
   Тихий голос, и застывшая в углу Айра, с жёсткой усмешкой сложившая губы и смотрящая вниз на жерло клокочущего огня внизу. Оттуда неслись крики и изредка тоскливый не человеческий вой. Айре было плохо, слезы все таки просочились сквозь маску ее отчуждения и покатились вниз, как же ей было трудно сдержаться. Что бы не закричать еще более отчаянно еще более громко чем чедер скованный и брошенный в клетку. Рвущий зубами железные прутья но не способный спастись от жара что клокотал в генераторе.
   - Не слишком ли это жестоко... ? - Странница, советница и подруга вошла в комнату. Вид у нее был усталый да и голос. горе ударило и по ней. Хотя Ликарана пыталась скрыть это. Слишком много чужих наполнило убежище. Слишком много беды они уже почувствовали от чедеров что вломились в их дом.
   - Нет они заслужили... - по щекам Айры текли слезы. Она лбом прислонилась к холодному стеклу и плакала. Злым и ненавидящем взглядом смотря через стекло вниз на лаву, пар и клетку где корёжило оборотня. - Он уничтожил Зарру.. понимаешь он начисто сошёл с ума. Взял и вырезал её сердце и съел... Да его ... его за это.. КАНИБАЛ!!!!!
   - Тихо, сартара - (пер. с артенского Властительница) - тихо все будит хорошо.. вот увидишь... ну не плачь.. лекари уже осмотрели её они делают все что бы восстановить..- Ли осторожно дотронулась до плеча её и сочувственно погладила по голове. Айра всхлипнула, но взяла себя в руки. Она не имела права распускаться падать в низ даже перед глазами подруги.
   - Не в этом дело. - Девушка встряхнулась, выпрямилась и отрешено посмотрела в потолок. У нее были белоснежные длинные волосы, что сейчас растрепанно покоились на плечах. Утонченное нежное личико, часто ее могли принять за ребёнка, но не сейчас. Хищный блеск стали отражался во взгляде. - Теперь нас точно ожидает война.
   - Но.. - Ли стянула тяжелый защитный шлем отчего ее короткие синеватые волосы встали смешно дыбом, но это не вызывало у Айры привычной улыбки. Лишь грусть кольнула глубоко в сердце.
   - Не спорь, уже нечего не исправишь, да он заслужил кару, но .. - растерянность на минуту скользнула в ее голосе, заминка за которой скрывался поток мыслей. хаос, гнев и злость. - Зачем они напали на нас. Мы некогда не хотели зла не чедерам не тем более империи. Почему.. Я этого не понимаю! Но нам стоит разобраться во всем. Не дай Небеса тут замешаны ещё кто то. Но то что будет война я не сомневаюсь. Чертоги полны ненавистью и жаждой мести.. Просто так не отступят и они.
   Айра потеребила кончики своих волос, ей было не комфортно, почему то подаренное утром платье погибшей сестры жгло ей кожу. Почему то становилось все тяжелее и тяжелее дышать. Вымолвить слово, лишь гнев заполнял все мысли. Гнев и горе.
   Чедеры ворвались в святая святых. Сначала устроили переполох. А потом сделали вид что друзья. Один из них все таки проник в сердце. Образа как оборотень с урчанием вгрызается все ещё бьющееся сердце Зарры и выпивает из неё все соки, заставляло Айру трястись от ярости и жажды мести.
   - Считаешь бесполезно посылать парламентёров?- вырвал её из пелены безумия голос Ли.
   - Не думаю что хорошая идея. Это лишит жизни наших воинов. И лишь разозлит всех. Боюсь миром тут нечего не решить. Ты же знаешь война гремит на юге, то что она раньше не затрагивала север случайность.
   Тишина наполнила зал. Комната просмотра была небольшая, она вообще не предназначалась для людей, как и генератор для пленников. Айра специально вырастила для них два кресла и обессилено рухнуло в одно из них.
   Злость медленно уходило. Ей не пристало так злиться, нечего нельзя было поделать. Сейчас. Но план уже крутился в голове, стекаясь образами в голову.
   Не имела права она рисковать. Не имела права развязывать войну. Сейчас нужно было закрывать убежище и проводить чистку. Захваченные и посаженные под замок чедеры злили. Но не все они прибыли с планами мести и зла. Чужаков надо было сразу изолировать в отдельных бокс. Вздох. Сколько бы воинов остались живы. А не принимать парламентёров.
   Отвернувшись от окна она с трудом взяв себя в руки и затушив злость, железным голосом приказала:
   - Даэдр, прекрати возиться с ними. Ещё сожгут наш генератор...хватит с него.
   - Так точно, моя сартара - Тихий шелест Духа, живого убежища, тот легким ветерком взъерошил волосы у неё на затылки чуть спокойнее добавил: - Я давно вытащил его оттуда. Сейчас он в камере заключения. А видео все во лишь муляж окна. Я же знаю если бы мы его там оставили на эти два часа он бы сгорел дотла.
   - Ах ты!!
   - Спокойно. Так велел эрсс Гериион. И он прав ты бы корила себя за его смерть этого оборотня и за не выполненное обещание, и смерть сестры. Успокойся. - Дух медленно материализовался рядом, он походил на призрака. Такой же бестелесный и прозрачный. Как ветер. Сейчас он специально не приобретал всю форму, мог же стать материальным но знал чем это может кончиться. Но буря миновала, Айра уже успокоилась и возмущалась только для вида.
   - Да знаю я.. - Помассировав пальцами вески, тихо призналась.- Мне надо отдохнуть. Хорошо что ты выпустил его оттуда, но Даэдр все таки нужно подготовить для меня ' поводок' иначе я скоро сорвусь.
   - Будет сделано - Дух тяжело вздохнул и исчез. Окно тут же потухло. Оставив после себя на белой стене разводы. Через пару минут они должны были исчезнуть.
   - Ты иди. Я хочу побыть одна.
   - Айра, ты уверена?
   - Да. Позже я хотела бы провести с тобой поединок.
   - Я к вашем услугам моя сартара.
   Ли медленно поднялась и направилась к выходу:
   - Постой Ли, созываем совещание из военных, нужно подготовиться будет.. Через полторы ашэ.(ашэ - примерно равен земному часу) - Айра прикрыла глаза снова задумалась. - И позови туда жрицу Жизни.
   - Хорошо... Все будет моя сарртара. - Стражница поклонилась привычно вытянувшись и приложив ладонь к левому плечу.
   - Оставь. Ты же знаешь субординация у нас не к чем.- Тяжёлый вздох и снова взгляд усталый загнанного старого зверя, шехры* ( волк пустыни), с детским ангельским личиком, столько лет уже Айра прожила в этом мире, столько что устала. И порой эта грусть мелькала в ее антрацитовое глазах.
   - Она сама пожертвовала тем что бы он выжал... там. И что бы.. Его брат жил - лёгкий кивок на стену, где еще пульсировали красные отблески.
   - Да знаю я.. - глухо прозвучал голос сартары, она облокотилась на кресло и прикрыла глаза. Стараясь проанализировать все что случилось.- За какие то два дня мы умудрились влезть в войну. За какие то два дня. Перед началом ночных сумерек, как же мы ...
   - И не списывай все на бурю сезонов. Нам это не поможет.
   - Но как же я их ненавижу!!!!
   Я знаю моя повелительница, ты ненавидишь их так же как любишь... - Ликарана, бывшая некогда рабыня с островов кармэри* ( Кармэри - ящероподобная прямоходящая раса, обитает на юге на обширном полуострове. Содержит множество рабов), лишь горько улыбнулась. Тихо открылись дери в коридор. - Я знаю.
  
   Айра с трудом сдержалась что бы не рвануть не догнать подругу. Но не могла позволить себе такую слабость. Слишком бесчестно было бы сгружать на нее свои горести и проблемы. Она стражница у нее так же полно работы. Дела не могут ждать пока они обе успокоят свои эмоции.
   - Дух, вызови ко мне в кабинет брата. И открой мне дверь.
   - Хорошо.- Тихий шелест и напротив нее в стене обычная узорчатая дверь. Как жаль что она так и не разобралась в плетения 'прохода' времени все не было. постоянно что то случается.
   Легко встав и не обратив внимания на рассыпавшиеся кресла, что серой пылью остались на полу, решительно шагнула к двери. Разговор с братом предстоял не лёгкий. Он и так рвал и метал, после того как узнал о резне что устроили оборотни. А теперь.. теперь он будет просто желать мести. Его девиз всегда звучал как кровь за кровь.
   Тень горечи вновь скользнула на ее лицо. Дверь поддалась легко почти без скрипа открывая ей проход в кабинет.
  
   - Миленько, но мне надо что то делать с этими бумагами. Айра печально проскользнула в кабинет и несколько минут разглядывала беспорядок тут. Бумаги, бумаги. Завалены они были всюду.
   - Дух ты опять издеваешься?
   - Конечно.. как я могу упустить такую возможность. Должна же ты оценить масштабы работ.
   - Ндам... Даэдр...
   - Все все понял , понял, капитулирую. - Что то звучащее в ее голосе заставило бестелесного заволноваться и даже почувствовать страх. Бумаги тут же исчезли оставив после себя лишь запах листьев и чернил. Айра потёрла виски, похоже, ее начинают бояться. А поводок начнёт действовать только через четверть ашэ. Надо успокоиться...
   Холод. Холод стал наполнять и вгрызаться в сердце. Дыхание ее успокоилось но лишь дыхание стало вырываться изморосью. Холод.
   Пройдя по кабинету, она застыла у стеллажа с книгами. Незаменимый атрибут тут. Вообще в кабинете она любила хранить все возможные нужные и ненужные вещи. Те же ворох подробных карты, что были развешены на стенах. Не которые давно не соответствовали действительности, но цепляли ее душу. Вздохнув Айра медленно огляделась. Кабинет как кабинет. Обычная, когда то комната, несколько циклов назад переделанная ее на свое усмотрение. Небольшая, без окно, что первое время ее расстраивало но нечего не поделаешь. Живя под землей об солнце и окнах можно забыть. Да и что там наблюдать в дневную смену. Бурю из песков? Или огненный жар? Так это ей легко в любое время покажет дух.
   Тихо скрипнула дверь:
   - Что ты хотела?
   Проходи брат, я... поговорить - Медленно обернувшись Айра встретилась взглядом с своей копией. - Нам надо обсудить план нападения на Спикиров.. по-моему, нам пора принять участие в войне. Старейшие, и жриц не откажутся от помощи зимней стражи.
  
   Кайтан ран Ол'саррт зло усмехнулся, но маска равнодушия снова накрыла его. Лишь в глазах отражалось понимание и ярость медленно разгоравшаяся, ярость от которой у кого то в ближайшее время будут большие проблемы.
  
  
  
  
  
   ***
  
   Северный форт пост. Недалеко от поселка Лор. Берег реки Zerski.      
  
   Недалеко плескалась река. Маг - Ероф Тарский медленно перемешивал в скляночках снадобья. На воздухе ему дышалось легче и он был слишком стар для работы в затхлых помещениях северного форта. Магу хотелось в город, в старый добрый трактирчик, где он мог заказать бутылку темного виски. Посидеть за карточным столиком с бывшими сослуживцами. Ему давно было пора уйти на покой. Но из за недавней волнений на окраинах. Стычках с айданами, и визиты то одного спикера то другого, в Гардан. А Тринадцатый вообще заезжал в их форт. Начальники не как не соглашались с его увольнением. Сколько не писал он, не переводил бумаги все без толку.
     Скрип сапог. Ероф кряхтя обернулся и поставил бережно на деревянный столик склянку. Морозы ночью были сильные и теперь его тревожило состояние не которых зелий и ингредиентов в подвале. И он нацедил специально холодоустойчивого раствора. Помощники - будущие охотники которых снарядил ему комендант форта должны будут сегодня же опрыскать им весь подвал. "Эх, главное что бы не спалили. Мальчишки."
      
  
  -- Ероф! Ероф! - маг удивленно оглянулся назад. Уже вечерело и он рассчитывал что его больше не будут беспокоить. К нему, утопая в снегу со всех ног бежал один из охотников. Прищурившись, маг разглядел смутно знакомое лицо.
  -- Кай! Ты что ли?
  -- Да! Нужна срочно ваша помощь. - Кай подбежал запыхался, опираясь о край стала глубоко дышал. Сорвал и расстегнул маску, от чего Ероф сразу узнал его. Только измученный какой-то.
  -- Что случилось?
  -- Птицу сбили. - протерев рукой пот Кай чуть выдохнул, - недалеко от Лоргана, в 3 километрах. Нужно что бы вы посмотрели. Она больна. Но вот чем. На чуму хотя и похоже но реакция на флакон странная.
  -- Ты почему еще не в карцере? - маг нахмурился и чуть отступил; - подожди тут, и одень маску.
  -- Я не заразен. Леон проверил меня.
  -- Что же, тогда ладно. Пойдем. Давай руку, по таким сугробам я один не пройду.
   Кай послушно подошел, придержал за локоть старика, и они медленно пошли в сторону серой громадины форта. Кай всегда поражался, зачем обычный городской форт построили таким. Но ответа не знал, от кухарки он однажды слышал, что тут когда то был один из замок Спикеров. Но разве можно этим деревенским бабам верить.
   Пока они шли до форта, маг расспрашивал о дежурстве. Иногда задавал своим скрипучем старым голосом такие вопросы, что по спине Кая скатывался пот. " Ему бы в допросах работать."
   Скрипнула тяжелая дверь в первую башенку. Кай тут же отпустил старика. Маг уже сам и более уверенно заковылял по переходам распахивая мантию. Все таки слуги тут старались не зря. И после холода улице тут чувствуешь себя как в бане.
  
   В лазарете, в одной из маленьких светлых комнат для опытов. На белом столе лежала тушка. Леон прохаживался вдоль колб с ингредиентами. В комнате было два помощника мага, врач. Именно он заставил мага поморщиться. Не любил он "технарей". Магией не владели, но лечили. Это в нем привыкшем к традициям вызывала некое отторжение.
  -- Что у нас тут?
  -- Неизвестные бактерии - Леон скучающее взболтал какую-то кислоту в колбе. И повернулся к ним. - Кай ты можешь пока пойти отчитаться перед комендантом.
  -- Зерст. - охотник послушно кивнул и удалился.
  -- Дорогой Ероф. Вот что я вам скажу она не опасна. И не заразна. Похоже поражает только птиц. Ну может еще животных. Но господин Кират, - Леон все таки не сдержался и неприязненно поглядел на врача, - просил осмотреть ее, вами. И попросил ее ему отдать. Я против.
   Врач Кирт Лиай, тэх из среднего звена семей. Горожанин в каком-то поколении. Был не менее доволен работой в таком коллективе. Он был немного тощ и смугл, с рыжей копной волос. И золотыми глазами, что порой меняли цвет. Кирту недавно перевалило сороковой эш. И он был самым молодым выпускником новой академии. Чем в тайне гордился, но был недоволен назначением канцелярии в какую-то дыру на северном корте.
  -- Коллеги, я настаиваю. Вирус может быть в птице. А те бактерии лишь последствия от него.
   Маги синхронно поморщились. Ероф, кашлянул, закряхтел и подошел к туше. Он уже прокручивал в ментале остаточный след, что неумело запечатлели охотники. И кусал губы. Ему хотелось заняться подвалом, а не этой птичкой. Вздохнув, старик провел рукой по перьям.
  -- Вы заметили что разум птицы смяли. нашли объяснение?
  -- Это повреждение от стрелы. Они заговоренные. Вот и досталось птичке. Я пробовал считать последнюю память, но слишком много повреждений. Так что думаю, стоит понаблюдать за группой, она по словам Кая возвращается в форт. И после - если симптомов белой чумы нет, отпустим.
  -- Разумно - Ероф крякнул. - Дорогой, коллега, - старик нахмурился, но все таки произнес - Я разрешаю вам осмотреть тело. Но после карантина. После отправьте его на склады. Курт и Нарг, - мальчишки что протоколировали весь разговор в комнате оторвались от писанины.
  -- Да?? - они хором спросили и смутились, уставившись в пол. Еще совсем дети, примерявшие форму охотников. Маг вздохнул. - Подойдете после карантина к Леону, он вам выдаст тело. Отвезете на склад. Все. Утром у меня будет для вас задание. Не забудьте зайти.
  -- Зерст. - мальчишки почти подорвались, но замялись, поспешно склонились над столами записывая слова мага.
  -- Я посмотрю разум птицы, а вы пока коллеги решите кто первый ее будет после потрошить. Думаю спор возник скорее из за этого. А пока..
   Ероф, присел на табуретку рядом со столом, и положив сморщенные длинные пальцы прямо на морду птицы, запустив пару пальцев в черное месиво глаз. Сам прикрыл глаза и ушел в план. Первый, второй. Вспышки светов. Миллионы искр. Разумы Леона, мальчишек открыты как на ладони, врач лишь закрыт. Кажется будто укутан в слабый туман. Но старик не собирался лесть не к кому из них в голову.
   Лиай Явно озаботился не плохими амулетами. Умный.
  
   Птица на столе была уже мертва. Но связь нейронов еще не распалась. И Ероф медленно и кропотливо распутывал сети. Но Леон был прав почерпнуть из разума птицы было уже нечего нельзя. Только ненужные данные, обрывки какие-то. Пустая трата времени.
  
  
   Через пару дней. После небольшой буре что задержала отъезд к складам, Трясясь на подскакивающем на ухабах машине, Курт и Нарг ехали к складам. Было еще ранее утро, им мальчики были страшно не довольны что прошлось так рано ехать. Нарг мысленно управлял машинной, тренируясь не подскакивать на камнях. Курт же хмуро кидал из руки в руку, маленький сгусток сети. За окном еще было темно, но утренней рассвет уже раскидывал звезды в сторону. В машине было душно, но тепло. За коном тянулось снежное поле.
  -- Поедем вдоль Градана?
  -- А стоит ли? - Курт хмурился и отчаянно зевал, - попадем к осмотру, а ты документы забыл.
  -- Ой, да ладно. Пропустят мы же охотники. - Нарг был как всегда беспечен и весел. Его светлая шевелюра была растрепанна и он заразительно улыбнулся другу.
  -- Знаю я твою ну ладно, помнишь как ты в подвалах взорвал маленькую комнату. Говрил же тебе, не кури там. Так нет. Старик нам такое устроил..
  -- Ну, - Нарг задумчиво протянул, и поглядывал на дорогу то на друга, - я не специально, кто же знал что так рванет. Ладно, едем через лес, но там пейзажи никакие.
  -- Кому они нужны. Пейзажи тебе будут когда с кладовщиком торговаться будем. Может, удастся его уговорить продать нам полный комплект охотника - Курт мечтательно закатил глаза.
  -- Посмотрим. - мальчик больше не отрывался от дороги, впереди бл сложный участок из луж ,снега и грязи. И застрять там ему не хотелось. Выходить не мороз то же.
  

***

   Кайтан, задумчиво рассматривал портал. Тот мерцал голубоватым светом, кидая блики под потолок и на пол. Высвечивая на верху скучные росписи истории. Портал тянулся вверх, расширялся и будто затягивал. По нему как по воде расходились круги. К айданам подошли несколько феячек. Их крылышки трепетали на ветру. каждая из них была красива и утонченна, отчего смотря на их детские личики Кайтан непроизвольно улыбался.
  
   К нему подошла малышка. Крылья ее были розоватые, на ней было белое коротенькое платьице, которое она подвязывала большим бантом. Феечка. Маленькая ей еще расти и расти.
   -Держите, - малышка слабо улыбнулась и протянула ему на железном подноси травки.- Вы должны съесть. Это синь трава. Она заглушит на время ваше способности. Но всего на пару тактов. Как раз на время перехода.
  -- Да, да.Я знаю. - Кайтан сдержанно кивнул, и спрятал улыбку. Вязв горстку травок, отправил одну в рот. Она была кислой, и немного болезненной.
  -- У вас должна чуть закружиться голова - звонкий голос малютки вернул его в реальность.
  -- Все в порядке. Я знаю, что это одна из доз "убийц разума". Можешь идти травить остальных. - Кайтан почти огрызался, он чувствовал как истончается его связь с ментальным планом, как исчезает привычна сила. Но это было не страшно. Он все равно ее чувствовал ощущал рядом. Ему не было дело на то как заблестели у феечки слезы. И как поспешно отвел ее в сторону капитан, что-то успокаивающее шепча.
   Его больше волновал портал. Тот был стационарным, и в зале перехода было темно. Он медленно оглядел группу. Войны были собранны и спокойны. Все кроме него и капитана Стрека одели шлемы. Кайтан медленно поправил меч за спиной, чуть непривычно потрогал длинную узкую рукоять. И усмехнулся. Впереди ждала интересная охота. Он уже был у совета. И получил интересное дело. Сестра правда настаивала заняться другим. Но это было интереснее. Он чувствовал, как дрожит ментал когда он касался папки с делом. Очень интересно. Так что нечто хищное и опасное дрожало в нем. Впереди была загадка. Кайтан радостно облизнул губы. Криво улыбнулся своим мыслям. И приказал строиться. Впереди было диверсионное задние в империи.
  

Глава третья.

   Порт как всегда бурлил, многолюдные толпы всякого отрепья сновали по пирсам между лачугами вдоль самой воды. А новоприбывшие, сошедшие с кораблей и стремящиеся в город. Все вокруг, казалось было наполнено людьми, ящиками, матросами, гуарами и ворами. Последние вечная беда порта, властей и любых портовых городов.
      Таможенник устало орал чтоб соблюдали очередь и не лезли вперед. Фелил его помощник быстро строчил на бумагах, что то бубнил один из матросов у него рядом со столиком. Цель визита, капитан, корабль, откуда, зачем, пропуск, документы... Цель визита, капитан... и снова все по кругу.
      Кто то вновь возник рядом с его столиком. Помощник чуть слышно вздохнул, подготовил новый бланк, обмокнув перо и не поднимая взгляд привычно спросил:
     - Имя, титул или звание есть?
     - Наверное. - в его сухом голосе явно звучал раздражением, и наглостью. Или мальчишки так хотелось что бы звучало. Гордо вскинувшись, он хотел бы повторить вопрос но замер. Глаза принимали форму идеального круга и эффектно смотрелись на его бледном личике.
     Перед мальчишкой стоял кортер. Суеверный страх наполнил его. Сглотнув он не много взял себя в руки. Кортер , ну бывает. ну и что с их континента до нашего добираться порядка цикла. Нечего всякое встретишь вон ящерицам я же не удивляюсь спокойно.. он не такой опасный. Опаснее только Чедеры, но эти ужасы и монстры, о которых говорилось в детских сказках обитали далеко на севере. За Белым морем. А кортеры... Их можно спутать с людьми. Но лишь только со спины. И в темноте. Но не у какой другой расы не было такого огромный рост и устрашающего оскал зубов. Чуть выпирающие из под нижней губы клыки могли поспорить в своей остроте со многими хищниками. Но притом у котретр вполне человекоподобным лицом. Лишь огромный рост и темно синий мех что вполне помогал им не мерзнуть да же в северных горах покрывавший все тело, выделял их из всей толпы. Просто большие прямоходящие коты.
     - Имя, господин? - Фелил решил все таки быть повежливее. Уж слишком устрашающе выглядела секира за спиной гиганта. Да и когти на лапах у кортера то же вызывали уважение.
     - Его зовут Неерг. - пришел неожиданный ответ, из за кортера быстро выскользнул человек, он лучезарно улыбнулся. - А меня Аерс. Мы вместе прибыли.
     Фелил замер, слов у него не было. Чудо стоящие перед ним и забавно шевелящие ушами было... чедером. Чедеры.. Фелил задрожал. За этой улыбочкой, скрывалась море крови и обещание жуткой расправы. Помощник мелко затрясся и стал в паники искать глазами начальство. Пот тонкой струйкой бежал по спине. Чедер.. стража, где же стража. Он же...
     
     Панику мальчишки прервал спокойный мурлычущих голос кортера.
     - А.. Аерс не пугай мальчишку он и так уже на нервах. - Кот медленно и с невообразимой легкостью отодвинул своего спутника от стола. Тот толи зашипел толи засмеялся. Фелила прошиб пот.
     - Господа так мы продолжим?
     - Конечно, малышка, сейчас только пройдем вот за тот скад и-и...- обещающий хищный взгляд чедера снова вселял панику. А глаза непонятно какого цвета, будут еще долго преследовать мальчика в кошмарах.
     - Аерс!
     - Все все затихаю, дружище...
     
     Заполнение документов прошло очень быстро и странная парочка удалилась в город. Фелил облегченно вздохнул, и оттер ладонью пот со лба. Попросив у таможенника, что бы его подменили. На деревянных ногах направился к конторке, что была не далеко.
     
     
     Тем временем, странная парочка шустро пробиралась по улочкам. Этому еще способствовал как и рост и широкая добродушная улыбка Неерга так и хищный оскал чедера. Народ разлетался птичками. Идти они решили по одной из главных улиц, центральной аллеи пересекающей весь город.
      Аерс, неожиданно остановился будто рассматривая что то в витрине магазина. тут за стеклом предлагался не плохой выбор доспехи и стали. Но больше чедера волновало не это. его отражение плясавшие под лучами солнца было чуть смазано но отчетливо.
     - Что то не так? Аерс. - Тихий голос гиганта чуть поглаживающего своими когтями подбородок, то же с интересном разглядывал товары на витрине.
     Все так.. нам надо найти бы где отдохнуть дружище.. - Лишь умелая вязь знаков на пальцах. " Маскировка начинает сползать. Еще не хватало что бы посреди улице стало видно..
     "О да, расхаживающей на Седьмом материка Высший чедер, еще та нервотрепка. Вот стража порадуется."
  -- Пойдем, поищем где перекусить.
  
   В одном из переулочков их приманил ресторанчик. Скрипнуло крыльцо под весом кота, а Аерс бесшумно последовал за ним в приятный полумрак ресторанчика. Тут же подошедшая официантка перекинулся с ними фразами оставляя лицо бесстрастным не высказывая удивления. Работа у них такая. Лишь напряглись и замерли два нейра охранника у дверей.
      Нейры коренные жители Седьмого материка. Невысокие поджарые, мужчины обычно с густой копной ярко синих волос и такими же глубокими синими глазами. Женщины были лишь невзрачной копией. Хотя попадались исключение. Аерс чуть ухмыльнулся скидывая дорожные плащ с плеч передавая гардеробщику. Официаточка была хороша. Он да же почувствовал гастрономический интерес. А какая на вкус ее кровь?
      Нейры Отличные войны и земледельцы, так как на плодородных землях Седьмого материка можно было вырастить почти все известные сельскохозяйственные культуры мира.
      Сейчас два нейра облаченные стандартные костюмы охраны замерли у дверей. Тонкая вязь татуировок выдавала в них представителей клана Трос. Один из кланов этого города. Аерс присвистнул разглядывая ресторан. Да еда тут выйдет в копеечку. А Рошед все таки не столица пока... Неплохо тут все устроились.
      Вещи который у них было не так уж много, всего две наплечных сумки они не сдавали лишь охранник предусмотрительное попросил не оголять оружие. И сдать его вместе с верхней одеждой. Но это касалась лишь секиры Неерга. Припрятанные кинжальчики и стрелы чедера остались при нем. Да и тут были умные люди не кто не захотел, бы просить его сложить или отдать свое оружие. Слишком большая вероятность после такого вопроса оказаться с клинком в горле.
      Не то что бы чедеры были такими уж убийцами нет они были просто слишком вспыльчивы и агрессивны. Убийцами их сделала лишь репутация после войны в Картеновом заливе. И постоянные стычки на шестом материке, где они с удовольствием играли роль наемников Спикиров. Участвуя в стычках с айданами.
      Неерг призадумался разглядывая хлипкие на вид стульчики у стола куда их правели. Без родной секиры он чувствовал себя голым но все так вздохнул - Правила общества.
      - Господа, вам предоставить кресла? - официантка пришедшая обсаживать их лучисто улыбнулась. Светленькая, симпатичная. Она была одета в длинные серебристое платьице. С вышитою вязью названия ресторана.
      - Если не затруднит. Моему другу все таки неудобно сидеть на обычных стульях.- Влез Аерс. Чуть подергав застежку кожаной куртки, как то медленно спускаясь по фигурке девушки взглядом. Но свои мысли оставил при себе.
      - Хорошо тогда позвольте проводить вас на второй этаж.
      Аерс меланхолично кивнул он просто уже устал. Хотелось жрать. О чем недвусмысленно напомнила боль в желудки. Все таки морская диета на корабле давала о себе знать.
      Чертовы политиканы из объединения мира запретили полеты к на флаерах. Признав их опасными для общество. Лишь несколько стран оставили за собой право владения чудо машинками. Точнее лишь один континент. Шестой. Эх, на них он бы добрался до сюда за каких то семь часов. По воздуху в удобных салонах. С прекрасным обслуживанием. А так.. из за политики обединения пришлось тащиться целых полцикла. Варварство.
     
      - Прошу. - Неерг не сдержал мурчания когда уселся в большое удобное кресло, Аерс только хмыкнул, быстро пролистав меню. Снова хмыкнул. Подняв взгляд на застывшую возле столика официантку чуть шипя произнес:
      - Я готов сделать заказ. Ршкес у вас же есть?
      Девушка чуть побледнела но продолжала держать марку. - Да сир. Хотя мы не так уж часто его готовим. Я попрошу повара. Он приготовит ваш заказ самолично.
      - Отлично. Тогда еще к этому бутылку Терртора. Какие у вас виды его?
      - Вино, терртора, у нас только " Серебряная кровь" но господин оно дорогое . - Девушка чуть покраснела под многозначным взглядом чедера. - Несите и пачку сигарет. Надеюсь это считается зоной разрешения?
      - Да, господин, хотя нашим правительством не приветствуется нанесения вреда здоровью но относиться только к гражданам Солнечной республики.
      Чедер поморщился терпеть не мог названия попахивающее пафосом. - Нечего страшного. Мы же не граждане солнечной республики.
      - Господин - официантка обратилась к коту который уже перечитал все меню и теперь от скуки игрался как котенок с скатертью Нечего нельзя было поделать с этим инстинкт у котов в крови. Коты. Аерс не вслушивался в мягкий голос спутник что заказывал а размышлял, очень важное занятие особенно когда чувствуешь как снова сквозь кожу ощущается тяжесть роговых отростков на руках. По скребя ногтями по руке, он прервал уже образовавшийся монолог.
      - Через сколько нам ждать заказ?
      - Пара тактов и все будет господин. Вино сразу приносить?
      - Желательно.
      Официантка удалилась поспешно чувствуя неприятное жжение между лопаток, взгляд чедера, от него лопалась и трескалась маска самообладания.
     
      - Ты заказал коньяк? - Аерс чуть лениво поднял обесцвеченные глаза на спутника.
      - Да. Ты начинаешь меня беспокоить Аерс. Ты уже активно привлекаешь к нам внимание стражи.
      - Я веду себя так как и положено чедерам.- Он лишь пожал плечами не обращая внимания на ставшего напряженный взгляд Нерга. - Так и должно быть. Посуди сам. Будь я незаметен и тих было бы больше проблем. Слишком подозрительно.
      - Не переборщи.
      - А ты не переборщи с коньячком дорогуша. А то потом тебя тащить мне не слишком охота.
      Мягкий полумрак зала поглощал их слова, они уже не беспокоились о том что их кто то услышит. пульсация амулета затерявшегося в карманах чедера говорила о сфере молчания что активировалась по его желанию. Хотя не так. Она просто включилась сама. Очень компактное и нужное устройство.
      - Меня всегда поражает это народ. - Аерс поморщился, ему было неприятно да же произносить название этой страны. Он всегда ускользал от подробностей.
      - Республиканцы и монархисты на одном континенте. Конечно ужасает. С их пафосом в название.
      - Ха да их защита и проверка уже который цикл наладом дышит. Скатились. Будь у них так запрещенные ими технология. Не одно покушение серого клан тут бы не удалось остановить.
      - Не нам решать. Аерс.
      Принесли заказ. Терпкие запах вина ударил в голову уже сейчас. Нетерпеливо облизнув пересохшие губы он в ожидание смотрел на тонкий серебряный графин. Где плескалась черная вязкая жидкость, так сладко пахнущая.
     
      Когда вино наполнило бокал перед ним, он чуть пригубил упиваясь дразнящим вкусом. Покатав его на языке с наслаждением сделал еще глоток:
      - Но вино делаю умеющее.
      - Еще бы.- Кот уже вгрызался в какое-то мясо что ему принесли. Неплохо пахнущие отчего желудок чедера снова сделал кульбит.
  -- Что с маскировкой? - Надо будет обновить. Уже чувствую как все вылезает обратно - чуть рассмеявшись дребезжащим смехом он снова отпил вина. То уже начало ударять в голову. Сладко.
  
     - Отправимся сегодня? - ленивый вопрос кота чуть не заставил оборотня поперхнуться.
     - Это имеет какое то значение.- его скучающий тон и скользящий по залу взгляд. Котяра только хихикнул чуть шевельнув усами и вновь принялся за еду. Он будто торопился. И явно не зря. - Можем сегодня, но до соседнего города надо добраться быстро, забываю его название. Там есть посольство империи, от них и отправимся.
     
     Чуть слышный звон. И запах мяса, огня и крови. Аерс весь замер подобрался, правая рука его уже лежала под столом на холодной ручки клинка. Он жадно облизнулся. Запах... запах все еще живого мяса.
     Двое поварят пыхтя и спотыкаясь толкали небольшую тележечку. С водруженному на нее серебренным блюдом. Мягкие переливы амитиуса - редкого материала что добывали на третьем материке. Все это подсказывало, и да же активно намекало, что еда прибыла.
     - Прошу. Господин - Тон пришедшей к столу официантки был бесстрастен и будто приветлив но под маской слышалось презрение. Уши чедера чуть дернулись но он лишь фыркнул.
     - Господин вы сам, Или мне позвать..
     - Сам. Ставьте.
     Звучный "чмаф" об стол подноса, натуженное сопение, и вот блюдо перед ним. Два поваренка, еще мальчишки не умевшие держать себя в руках со страхом и жалостью смотрели на блюдо.
     - Вам жаль его? - Смешок чедера вырвался непроизвольно, дети побледнели, но не чего не ответили. Им было страшно.
     На подносе переливаясь в свете амитиуса лежало живое существо.
     - Или может вам противно?
     Дети замерли и смущенно уставились в пол.
     - Прошу прощение нас. -официантка поспешно увела за собой детишек куда то к бару но тут же вернулась. Такая ее работа.
     - Какой вам соус, господин?
     - Ненужно, тут соусом послужит сама кровь ршкеса. Все таки стейк из них не плохой- чеддер не отрывал взгляда от блюда. Длинный змееподобный язык, раздвоенный и ядовито красны облизнул губы. В нем неожиданно стало все меньше и меньше человечности. Сам он покрывался, какими то бурами и казалось его внешность плыла под взглядом. Но только если смотреть чуть скосив взгляд в сторону.
     - Господин, позволите мне закрыть ширмой? - голос кармен( одно из обращений к девушке, принятое на Седьмом материке) неожиданно дрогнул. Она потянулась тонкими дрожащему пальцами к какой то шторки у них над головой. Аерсу не было времени следить или издеваться над ней. Он был занят, Легкий кивок кота что то же с любопытством следил за блюдом , и тихий шорох опускаемой ширмы.
     - Брезгливые.
     - Ага...
     Дребезжание и тонкий стилет приютился в ладони оборотня. Снова облизнувшись он несколько минут разглядывал то блюда то оружие в руках. Наконец медленно приступил к еде.
     
     Ршкес, его обхватывали Черные клубящие ниточки, узкое и бледное тельце начинало биться агонии. Лишь благодаря амитису живое.. С зелеными венами. Крылышки трепетали по тарелки, животное было живо и в то же время было мертво. Лишь дергалось до сих пор но голова изящная мордочка из белого пуха отсутствовала. К сожалению. Многих чедеров она была не съедобна. Ршексов гурманы употребляли в жареном виде специально приготовленном. Иначе от яда содержащегося в крови этого зверька любой разумный мог умереть. Но, только не оборотни. Они когда то сами вывели их для питания. Но употребляли только для сырой еды.
     - Знаешь. Мне их жаль.
  -- Ха! -Аерс остановился и вскинул голову. Его глаза ставшие без белков сплошными черными, они Будто смеялись над ним. Кровь стекала из века и оплетала правый глаз чеддера в кровавый узор. - Это все иллюзия ты же знаешь кланики давно бьются над способностью этих создавать видимость. Они не разумны и не прекрасные маленькие феи какими их ве видят. Уж поверь. Мы не раз и не два проверяли.
     - Я не намерен обсуждать с тобой этику чедер. - Неерг устало отодвинул от себя опустевшую тарелку. - И поверь я то же прекрасно знаю что это такое. Просто мне жаль их, они пища.
     - Так стань вегетарианцем. - Аерс передернул плечами и уже бес промедления поднял стилет и резким движением вогнал его в плоть существа. Мелко нарезов кусочки сине-зеленого мяса что шевелились да же нанизанный на клинок, с удовольствием от правил рот. Кровь, существа вязкое патокой растеклась под его ножичком. Густая пахнущая дурманом и черная. Такая же черная как и глаза оборотня.
     
    Кота передернуло и он поспешно опустил взгляд. Все таки не мог он привыкнуть к такому способу питания спутника. Хотя раз в пол цикла это можно было потерпеть.
     Воин припомнил. Насколько он знал чедеры вывели этих крошек. Что в живом состоянии имели вид обычных фечек. Невесомых воздушных что жили. Их да же можно было спутать с феями что обитали в Летящих городах айданов.
     Хотя вид они феи , все это все во лишь иллюзия. Странная красивая, порой да же прекрасная - Издалека. В близи же на расстоянии всего вытянутой руки. Чудесный создания имели вид скользкого белого червя. Покрытого тысячами тонких черных щупалец. С несколькими конечностями и прозрачными серыми крыльями. Гадость еще та. Обычно такая прелесть в дикой среде охотилась стаями. Когда жертва подходила близко к чуду созданию. Они накидывались стаей. И ели...
    Неерг поморщился. Он видел однажды как это. Славу Небесам уже много циклов на всех континентах не осталось "диких" ршексов. Их выращивали лишь сами оборотни в специальных лабораториях. Зачем?
     Чедеры придумали себе такой заменитель крови. Поговаривали, что в их кланах на втором материки остались несколько особей носферату. Но Неерг не знал да и не хотел нечего этого знать.
     
     Зрелища как Аерс поедает раз в пол цикла Ршексов запоминался ему всегда. Особенно сейчас. Маскировка скрывавшая истинное лицо чедера медленно растворялась. Хотя это временно. Все таки оборотень уже насыщался значит и внутренний резерв пополнялся и через пару минут все снова придет в норму. Но все же.. это вселяло ужас.
     Это было завораживающее и прекрасно и в то же время. Кортер уже не раз поблагодарил Небеса что его спутник Высший. А не из низов, иначе бы ему предстало зрелище ходячего трупа. Только там можно описать того демона что становились голодные чедеры. Бешеные.
     Но Аерс. Он был красив и ужасен. Высший. Аристократ. Пища что он употреблял все таки была так же и отражением сущности чедеров. Прекрасные и ужасные. Они породили создали то что так похоже на них самих.
     
     Чедер промокнул губы салфеткой, смял ее и кинула на стол рядом. Медленно и лениво взял бокал с недопитым вином и снова сделал глоток.
  -- Хорошо... - почти мурлыкающее подражание кортеру вырвалось из него. Снова облизнувшись он посмотрел на уже наполовину съеденное блюдо. - Почти пополнил резерв что издержался за время этого плавания. - Отправимся на телегах?
  
   Аерс поморщился, достал из кармана белый платок и стал медленно протирать от крови и слизе кинжал.
  -- Скорее всего, ты же их так любишь! - Неерг не сдержался и рассмеялся, заметив как скривило напарника.
  

Глава четвертая.

   Ксана пришла в себя от страшной головной боли. В сознание ютился образ. Вот странное гнездо, наполненное пищащими птенцами с бурым мехом, вместо перьев, выворачивая головки с тонкими белыми ключиками они истошно верещат, и ей захотелось есть. Тут же новая головная боль, как волны в огромном океане, когда бушует буря. Стук, стук... шлепок. Боль пронзает нервные окончания и бежит где то по позвоночнику отдаваясь в спине, не дольно потряхивая чешуей где застряли песчинки, снова шаг и шлепок, грязь. Тянет густым дымом и от этого хочется чихать. Но все где то далеко. Вокруг громко в траве у воды шелестит жук, где то внизу копаться муравьи. Но боль проходит, сужается, гул голосов то нарастает, то отдаляется. Она медленно теряет сознание.
  
   Опускался вечер. Когда она пришла в себя, мир вокруг какой- то сумрачный и холодный, рядом было видно кроваво красное зарево заката. Боль в глазах, нестерпимое жжение где-то внутри макушки. Ей было до сих пор больно, но голосов не было, лишь только эхо от них. И страх - инородный, неправильный. Что то было не так. Что? Ксана чуть приподнялась и вздрогнула с вскриком хватаясь за ветку рядом. Она лежала почти у самой воды на ветвях огромного дерева. Тело почти не слушалось, пальцы были как будто ватные, и голова не хотела мыслить. Рядом что - то прошебуршалось и у нее заболела третья лапка, отдавленная каким то майским жуком. Стоп! У нее?? У нее не когда не было третей лапки да и четвертой то же. Вновь стала болеть голова, и мир сузился до отражения в воде, внизу. Странное что то было в нем. Непривычное. Внутри будто образовался огромный мыльный пузырь, она совсем запуталась. Девушка обессилено смотрела вниз на свое отражение.
  
   Ксана чуть слышно застонала, и крепче схватилась за ветки сзади нее. Стала медленно ползти к дереву. До берега было далеко, целых десять шагов. Каким- то чудом, при этом оцарапывая себе руки и содрав на коленках кожу, она уже обнималась со стволом. И только теперь осознала, Что было не так.
  
   Последнее что она помнила, это как уснула со страшной головной болью. Как Антон заботливо укутывал ее в одеяло и предлагал нурафен, отчего она вяло отбрыкалась и заснула. А потом, проснулась тут... И еще, длинные белые пряди почти седых волос струились по плечам, отцепив деревянную руку от коры, девушка растерянно сжала мягкий локон. - Мягкие... - с трудом разлепив дрожащие губы вымолвила и задумалась. У нее должен был быть другой цвет, только какой, с трудом она вспоминала, каштановый, или рыжий.
  
   Несколько минут она просидела сжав в кулаке локоны, и стремительно бледнела. Глаза ее лихорадочно заблестели и взгляд заметался по округи. Отмечая странные цветущие кусты, с фиолетовыми цветочками, огромное озеро простирающиеся рядом, и слишком большое красное солнце. Пейзаж вокруг ей хотелось тут же зарисовать, дома у нее было несколько картин с зарисовками гор и,...
  
   Ксан чуть нахмурилась, дома, почему это вызывает колючую грусть. И разве она хорошо рисовала? В недоумение девушка снова осмотрела белую прядь, собрав волосы она так же растерянно их теребила. Силясь вспомнить. Брат раньше не разрешал ей рисовать, говорил что это трата времени и ее каракули лишь переводят бумагу. Но тогда откуда твердая уверенность и представление о картинах. Девушка неожиданно расслабилась, воздушный пузырек что был внутри нее медленно сдувался, у нее начинали ныть виски. И в душе нарастала паника, взгляд ее снова зацепился за отражение в воде. А потом с губ сорвался вскрик.
   От ужаса, и хрупкого осознание потери, горя, и нереальности, в голове помутилось. Мир закружился и потемнел, взорвавшись гулом.
  
  
   Мир кружился, было странно, страшно. Ее колотила дрожь. Легкий шелест. И девушка не обращая внимания на промокающий в воде подол уже брела к берегу. Вода была холодное, и босые ноги наступали на вязкое дно. Как кукла она добрела до зеленой травы у берега и споткнувшись у корягу повалилась на берег. Слезы покатились по щекам. Бывает же, она в другом мире....
  
   Ксана слабо рассмеялась прижавшись щекой к траве, роса щекотала кожу. Ветер взъерошил ее волосы, и ее снова начала бить дрожь. Как же плохо, больно. Сознание не хотело признавать правду, вчера вечером она была дома, да в каком то лесу, в платках среди ненормальных и пьяных людей. Но среди своих, в своем мире. "Боже, как же болит голова!".
  
   Несколько минут, пока солнце погружалась в гладь озера, она лежала. Потом, собравшись с силами, и медленно села подобрала промокшие ноги под себя. Ступни были испачканы в глине и мокром песке. Сорвав какой- то большой лист с куста, девушка с остервенением стала отирать грязь. Губы были поджаты и на лице застыло сосредоточенное выражение.
  
   Если кто присутствовал тут, то увидел бы, молоденькую девушку, в промашкой серебристой одежде, с растрепанными длинными белыми волосами. И с отрешенным странным выражением лица, она будто робот отирала от себя грязь. Наконец удовлетворив себя этим , откинула лист и сполоснув руки в воде, задумалась. Маленькая прогалина рядом навевала странное чувство. Встав, от чего немного пошатнувшись, девушка прошлась к корням дерева и замерла. В небольшой впадине лежала черная сумка, что то внутри нее истошно завопило: "Мое"!!!
   Рядом с небольшим рюкзаком ютились черные сапоги из толстой кожи. Растерянно подойдя она механически наклонилась и подняла обувь. Странны, они были без единого шва, но привычной формы, с крестовой шнуровкой. Задумчиво повертев в руках, Ксан облегченно вздохнула. Ногам становилась холодно, и внутри росла уверенность что это ее , такие мысли подстегнули к действиям. Присев на большой покрытые мхом корень, ту же стала одевать сапоги. Но что то неприятно кольнуло, удивившись она снова стянула сапог. В нем оказалась такой колючей, свернутая пара шерстяных носков. Вот это уже лучше. Обувшись, и несколько раз переправив шнуровку, девушка неуверенно попрыгала в обуви, привыкая к ним.
  
   Вокруг наступала ночь, мягко окутывала лес. Где то рядом стрекотал кузнечик. И в ветвях огромных деревьев слышался щебет птиц. Спокойствие, голова как странно была легкой, и теплый огонек внутри держал ее.
   Ксана задумалась, память была не объективна, раньше этого чувства не было. Но то что ее сдерживало, будто огораживало от той боли, что было при пробуждение было где то внутри. Прохладной ладонью прикоснувшись к темени, девушка почувствовала будто биение сердца. Только не в так своего. Странно, но с этим можно разобраться потом.
  
   Шелест открывающейся сумки, она была приятна на ощупь, из страной кожи, не привычная синтетика. Больше смахивает на рюкзак, но только слишком много всяких застежек и ленточек. Любопытно.
   Ксан присела на корточки и вздрогнула, что то холодило коленки. Опустив взгляд, она заметила длинные ножны. Что уютно прятались под сумкой. " Замечательно, по законам истинного жанра фэнтези.Вот только заминка, сражаться на мечах я не умею."
  
   Интуиция молчала, и будто соглашалась. Возникло чувство что лежащий перед ней меч не ее. Да и печать что красовалась на ножнах около гарды, уже намекала на это. Красный раскинувший в сторону крылья зверь, будто застывший в полете.
  
   Вздох, совсем еще предстояло разобраться, почему то ей казалось что в голове какой- то сумбур от всего этого.
   Девушка продолжила ревизию рюкзака
  
   Там оказались небольшие мешочек с какой то крупой, похожей на манку, Небольшая трубчатая фляга с водой. Похожая на тубус. Первое мгновение когда этот холодны стальной тубус оказался у нее в руке, промелькнуло странное чувство уколовшие сердце. Но то же прошло. Показалось это не важным. " Наверное чужие воспоминания."
  
   Воды было немного, и у нее был странный вкус. Будто туда добавили корицу. Но после одного глотка, в голове Ксан чуть прояснилось. Закрутив пробочку, она отложила тубус рядом с мечем. В рюкзаке не было не чего стоящего на первый взгляд. Тот кто его собирал будто не когда не ходил в дальние походы. Не какой запасной одежды, такое берут на прогулку в парк, на пикник или если срочно убегают. Хотя, не ей было судить бывшего хозяина этих вещей. Или ее саму? Она запуталась.
  
   Какие- то мешочки с травками, ворох бумаг, которые были бережно сложены в кожаную папку. Их она то же отложила. Один столовый прибор, из небольшой миски, деревянной ложки, и складного ножичка, Исписанного рунами.
   На самом дне был аккуратно свернутая черная ткань. Достав ее, девушка медленно развернула. Это оказался удивительно тонкий и легкий плащ. чем то он напоминал ей оставшиеся дома дождевые плащи. В небольшом внутреннем кармашки были полупрозрачные белые перчатки.
  
   Ксана потерла между пальцами легкую ткань. Накинув плащик на плечи, медленно закатала рукава, они оказались слишком длинные, поправила шнуровку капюшона, и неожиданно почувствовала тепло. Будто закуталась в пушистый плед. Хорошо. Впервые робкая улыбка озарила ее бледное измученное лицо.
   За спиной небо озарил последний лучик солнца и исчез погружаясь в воду. Где то на горизонте медленно выплывал и густел белый туман. Лес наполнялся ночью. Сумерки уже клубились где то за поворотом тропинки, что убегала от берега.
  
   Последним что девушка извлекла из рюкзака был компас. Самый обычный компас. Только стрелки на нем были в виде двух золотистых змеек. И на железной стороне компаса была гравировка из двух рун. В голове будто что то щелкнуло, и она узнала их. На языке каталось слово, тягучие, отдающие горечью, и грустью:
  -- Артен.
  
   Что то внутри тепло засветилось. Артен.
  
   Желудок недовольно заурчал, и кинулся на ребра. Намереваясь сгрызть их. Хотелось есть.
   Отложив компас в карман, она быстро подхватила миску и прошлась до берега, где сполоснув ее снова изучила свое отражение. Но в наступающей темноте это уже удавалось с трудом. Хмыкнув своим мыслям Ксана по инерции насыпала себе в мисочку немного крупы из пакетика, и секунду помедлив залила небольшую белою горстку водой из тубуса. Ее серые, потянутые пленочной глаза чуть расширились от удивления, как сначала из мисочки потянулся тонкий белый дымок, без запаха, тут же растворяющийся. Крупа набухала и представляла собой уже помесь риса и пюре.
  
   Нерешительно, Ксан рассматривала быстро набухавшую в миске крупу. Потянуло чуть уловимым запахом, незнакомой еды. Аккуратно поставив мисочку рядом, девушка закрутила тубус, и растеряно сжала ложку в руке. Но бурчании живота подвергло на эксперимент.
  
   Через пару минут, с наслаждением доев последние ложку, она позволила себе тихонько рассмеяться. Эксперимент удался, она чувствовала себя сытой, и немного уставшей.
   Начинало клонить в сон. Но все желание спать пропало стоило ей взглянуть на папку лежавшую рядом.
   Черная застежка из кожи легко открылась, внутри лежали пожелтевшие Листы бумаги, чуть больше чем привычные а4, первый лист был исписан мелким почерком.
  
   " Доброго тебе такта, читатель.
  
   Я, архивариусКорт, представитель первых свободных.
  
   - Такое чувство будто автор специально написал свое имя и звание слитно,
   Ксан неуверенно хмыкнула, и поежилась, свободные эта вызывала странное чувство: - Да, - подняв взгляд к небу Ксан тихо прошептала :
   - Россия ... Да похожее чувство, будто слышу... - она замолчала покусывая губы, почесав кончик носа продолжила чтение.
  
   Наверное ты мой потомок читающий эти строки что ж, позволь я тебе расскажу мой любопытный потомок. Видь понять эти строки может лишь тот в ком остались крупице моей крови.
   Я очень хорошо постарался накладывая оттиск на эти листах. Это сообщение тебе.
  
   Как ты знаешь после Первой войны, наш клан долго скитался по материкам. Гонимые деспотией айданов, и старейшин нас везде преследовали. Да и благородя склочным характерам многих дам в нашем клане и их любвеобильности в казалось бы благополучных местах мы умудрялись нажить неприятности. Как так получалось? Мне остается только пожимать плечами. Долгие эши скитаний сделали свое дело да и тени Первого материка по какому то приказу серых начали на наш клан охоту. Подозреваю тут не обошлось без мною любимый и лелеемых старейшин и жриц. Но это не так интересно.
  
   Девушка остановилась, странное начало для письма. Она была не уверенно что он должно достаться ей. Почему то она колебалась читать ли дальше. Выводы строить из нечего, может тут набросок какой-то сказки, но интуиция говорит обобранном. Если уж она в другом мире, в другом теле. Мало ли что можно узнать из такой " сказки". От которой у нее по спине бегали мурашки.
  
   Наш клан завтра приносить повторную клятву Империи, да мой дорогой потомок, повторную. Поскольку из за предательства первая была нарушена. К сожалению несколько Спикеров погибло.
  
   - Спикеры, Спикеры.... - она непроизвольно проговаривала это вслух, вкушая название. Теплый комочек внутри завозился и от темени пронеслась вспышка боли. Приятной боли. Держащей ее, будто она была на привязи. Да именно так, прикрыв глаза Ксана почувствовала будто в ней сидит что то держа. Сидит там же, рука непроизвольно снова коснулась темени. Чувство инородного беспокойства улеглось и девушка почувствовала снова тепло и уверенность. Да, Спикеры - это все что есть...
   Не дочитывая, девушка чуть перевернула лист и наткнулась уже на другую вязь рун, совсем не похожую на первый лист, широкий размашистый почерк, белый лист более тонкий и изящный, словно вышел из под станка. В правом уголке да же был какой- то герб. Но рисунок затерся и смазался. Оставив просто очертания и золотистые пятнышки. Ксана остановилась, потерла веки, потому что, в темноте становилась трудно читать. Ночь уже опустилась вокруг.
   Вздохнув Ксан напрягла зрение и поднесла папку поближе к глазам. Тут был список мест. Название, отметки, цифры с расстоянием, пометки. Приписки на тему и без нее, а именно : хорошая атмосфера - непонятная аббревиатура; найти книгу - со множеством восклицательных знаков.
   Она только пробежалась глазами по этому не вчитываясь, перевернула лист решив для себя разобраться с этим завтра, когда будет светло.
   Дальше была толстые грубые листки, сложенные плотно, чуть помятые, края были порваны, и главное они были цветными. И на о щуп не из бумаги, а ткани. Поспешно достав их, девушка почувствовала что у нее чуть дрожат руки. С чего бы могло быть? Развернув, Ксан удивленно присвистнула.
   На ее коленях был кусочек карты. Не совсем подробная, но до боли знакомая, с сеточкой, координатами и указателями на обратной стороне. Причем единственная странность была в том что в центре мигал и пульсировало пятно. И была подпись из рун "Я". Только очертания огромного озера что убегали за край карты, так что можно было легко догадаться что это.
   От карты исходило странное дребезжание, неосознанно прикрыв глаза девушка вздрогнула, увидев как в темноте разгорались очертания. Где то далеко впереди были горы, их конторы будто проступали в сознание, рука девушки вздрогнула и изображение будто подернулось дымкой; и она увидела длинную вязь реки, каието домишки и легкий безжизненный шепот говоривший ей набор звуков. Нет просто слово, название какото деревушки.
   Поспешно открыв глаза она удивленно рассматривала как карта изменилась показывая рисованную реку, сетку полей, и деревушку.
   Поддавшись наитию, она вспомнила как однажды игралась с Айфоном отца, сделав щелчки пальцами, увеличивая и уменьшая масштаб. Все получилось... Правда картинки были не четкие, и расплывчатые. Лишь только золотистая точка мигал чуть внизу. Она была в какото долине, вокруг на много километров лес, лишь только на востоке тянулась тонкая полоска, проведя по ней пальцем, ощутила зуд. Прикрыв глаза увидела надпись " Шортский тракт". " Прямо интрекативное Джипиэрес". Но как только она начала приближать место тракта, " картинка" зависла и через пару секунд вернулась к прежнему общему виду. Явно недоделки. Тонкий пунктир тянулся от ее место нахождения через озеро куда-то в поля к одной деревушки, чуть приблизив Ксан прочитала " Горст". Нажав на городок, она сново ощутила жжение в глазах. Закрыв их увидела картинку горда будто заснятого на фотоаппарат, все таки не деревенька город. Похожий на виденные ей фильмах средневековые горда, или на Прагу, с ее узенькими улочками и стенами старого города. Все подернулась дымкой и растворилось. Любопытство, проследив взглядом за пунктиром дальше она заметила как тот медленно бледнел и исчезал. Наверное бывшая хозяйка тела проделал такой путь. Жаль она не помнила нечего. Только интуиция осталась и мир.
   Девушка привлекла надпись из рун в самом верху карты. "Торкан. Седьмой материк"
   Помотав головой Ксан поспешно сложила карту. Странно все так. Семь материков? А вдруг их больше.
   Глухая тоска вновь заскребла в сердце. Она нечего не понимала. Чужое тело, чужие мысли, странное ощущение что так и должно быть.
   А видь дома осталась не дописанная курсовая, договоренный поход с подругой в кино, родители, брат.
   Закрыв папку, Ксана щелкнула замочком и засунула неудобную бандуру в рюкзак, туда же полетел и закрученный тубус с водой. Она устала.
   " Со всем стоит разобраться утром".
   Немного встревожено оглядевшись девушка поправила юбку и раздосадливо посмотрела на промокший и измазанный подол. Жаль, почему то ей было безумно жаль. Подхватив не вымытую посуду, осторожно смотря под ноги, что бы не споткнуться о корешки, быстро прошла к берегу. Сполоснув посуду, Ксан замерла в небе творилась красота.
   Из под сени деревьев ей открылся потрясающий вид на небо. Другое небо. Чужое и странное, укутанное кучерявыми облачками Чуть сбоку, в темно вишневом небосклоне виднелась огромная планета. Она была так близко что если вспомнить заходящие светило то могла загородить его. Зеленоватые переливы мерцание. За ней блестели два белых полумесяца. Красиво. В озере слушался стрекот кузнечиков, чириканье, и шелест воды. Тоска вновь закралась куда- то вглубь и затихла. Ксан вдыхала свежий воздух и кивнула своим мыслям " Очень красиво".
  -- Ну, здравствую, мир. - позволив себе снова улыбнуться девушка вернулась обратно к облюбованным корням.
   Прислужившись к ночным шебуршанием леса, она замерла. Отголоски чувств, как гул на грани сознания. Где то в полуметре от нее прятался какой-то зверь. Принюхивался и барабанил пушистым хвостом по земле. Она будто чувствовала его обрывки мыслей, волнение. Поддавшись порыву девушка чуть надавила, мысленно кидая в сторону чуток ощущений и миролюбивые намерения.
   Было тиха, где то на грани сознания, показалось что, кто то фыркнул. И снова тишина. Сколько она не стояла силясь вернуть чувство что было, единения оно пропало.
   Настороженно покосившись на темные кусты, девушка придвинула к себе рюкзак и ножны с мечем. " В качестве дубины сойдет, если что." Сжимая приятную холодную рукоять Ксан прижалась спиной к коре дерева, и закуталась в плащик, накинув конюшен, что бы никакая букашка таракашка не упала с листвы. Девушка грустно рассматривала крону над головой;
   Дома наверное Кузьма сума сходит, это пушистый котяра всегда понимал что с ней и что что то происходит. Мама с отцом наверное то же волнуются. Хотя кто знает может там не прошло и секунды пока я тут. Или наоборот. А может это мой бред. Из за головной боли? Нет не може, - девушка устало потерла виски. Вокруг все было реально.
   Девушка испуганно вздрогнула когда где то не далеко истошно закричала птица. Подскочив она сжала руками свое грозное оружие, но расслабилась. Всего лишь пахт..Пахт??? Кто это?? Не помню...
   Она медленно стала засыпать погружаюсь в сон. Тепло разливающееся тот тонкого плащика удивительным образом согревало, и хрупкая уверенность безопасности исходила от рукоятки меча. Хотя это и было иллюзией. Но она устала, усталость медленно разрасталась и погружала ее в сон.
  

   Сладко потянувшись Ксан сонно разлепила глаза, несколько секунд она боролась со сном. Хотелось понежиться в тепле и покои не куда не спешить, не бежать. Вокруг было темно, до сих пор царила ночь, но спать неожиданно быстро расхотелось.
   С уверенностью Ксан могла сказать, что прошло всего 5 часов с того момента как она уснула. Только откуда такая уверенность? Она не знала. Думать об этом не стоило.
   Девушка уютно свернулась клубочком на земле, ей не было холодно, только немного озябли ноги. Да и затекла левая рука, в которой она до сих пор сжимала рукоятку клинка.
   Похоже утра мне ждать еще и ждать. Надеясь найти ответ она прислушалась к себе. Да, именно так, до утра еще долго.
   Только почему ей кажется что стало немного светлее? С неохотой привстав девушка огляделась.
   Вокруг все наполнилось клубочками тумана, но он лишь мягка стелился по озеру. И тонкие его нити касались леса но таяли. НАд озером стоял молочно белый туман, а на небе вверху блестели звездочки. Дул легкий ветерок. И взошла одна из лун. Свет ее наполнял округой все синеватой дымкой, оптический эффект.
  -- Второе солнышко?- сонно зевнув, Ксан уже совсем просыпалась. Она не помнила снов, но это было и к лучшем. Все таки хорошо поспать не вредит не кому.
   Вокруг лес наполнялся звуками, будто проснулся, казалось, наступило утро. "Не одна я проснулась."
   На светлеющем синем небе, плыли какие то зеленоватые облака.
   Верхний, тонкий край растянутого облачка засверкал, будто привлекал ее внимание своим блеском. От огромной набухающей серебром луны хлынули лучики, невесомые, невидимые окрашивая наплывающие облачка - весело и величаво, хотелось взлететь к ним, потрогать эту невесомость. Гдето через пару минут облачка растянулись каемкой по краю луны, замерли, и Ксан снова пожалела что у нее нет карандаша и бумаги.
   Хотя может и есть. Поспешно подхватив рюкзак она достала папку, вчера она заметила в ней кармашек, может там есть какие ни будь письменные принадлежности?
   Шелест листков, где то внизу откапала чистый листок, расстегнув от кнопочек кармашек, она с придыханием достала оттуда тонкую палочку. Коричневая, покрытая лаком, она не напоминала ручку или карандаш, привычные дома, но почему то создавалось впечатление что это именно то. Поспешно взяв, девушка кинула взгляд на небо.
   Ветер шевелил кронами, отсюда сквозь окно листвы был и вправду красивейший вид. Примерившись она попробовала нанести первые штрихи, и почувствовала неудобства. Пальце будто не слушалась. Расстроено Ксан отложила палочку чуть размяла руку. Та слабость что была пару часов назад почти прошла и руки не ощущались ватными. Но дискомфорт был. Наверное так тело привыкало к ней или она к телу.
   Непроизвольно она взяла палочку левой рукой и замерла, да именно так, именно левой рукой. Сделав быстрый росчерк Ксан вскинула взгляд к небу. Надо ыбло ловить момент. По наитию она снова и снова рисовала. Прошли минуты, секунды, казалось часы. Она нечего не замечала.
   Палочка в ее руках вторила чудеса, хоть и черные толи чернила толи пыль на секунду высыпались из ее острого кончика тут же складывались в правильные линии и росчерки, не оставляя пятен и следов.
   Тишину леса изредка нарушали курлыканье птиц, шелест листвы, быстрые росчерки по бумаги и ее дыхание.
   В какой - то момент она поняла что все. Облачка уже рассосались на небе, да и луна уплыла за деревья, но перед ее глазами все еще стояла картина. Да и на бумаги в черно- белом фоне она неплохо запечатлелась. Довольная собой Ксан бережно убрала рисунок в папку, и размяла руку. На душе было легко.
  
  
  
   Глава пять.
   Страхи - тебя не заботят.
  
   Империя тех, центральный корт. Столица. Шестигранный дворец.
  
   Ветер медленно и лениво колыхал занавески. Старый уже поседевших зверь лежал на мягком покрытым дорогим южным ковром, и тяжело вздыхал. поглядывая большими, влажными глазами на снующего из угла в угол человека. Он был немного грузен, одет в пышную шелковую одежду, на висках появились проплешины, но его нельзя назвать старым. Когда то черные локоны выцвели, и теперь были собраны в тугой хвост на голове, отливались больше каштановым оттенком. Мужчина метался, что то обдумав. Ступал немного испачканными в земле каблуками по ковру, хватал то открытую книгу на комоде. Тут же тупо смотрел на нее, клал на место.
   Он был взволнован, теребил серебренные пуговице на камзоле, покашливал. Зверь вяло постукивал хвостом по ковру, ему хотелось подойти и лизнуть этого человека в нос, успокоить его, предложить посидеть на лучиках солнца что заглядывали через окно. Но лишь вздыхал, его хозяин приказал лежать. И ослушаться он не мог, лишь грустно вздыхать засунув холодный нос под лапы. И следить за метаниями изредка отрываясь на то что бы зевнуть, показывая внушительны два ряда зубов в пасти и почесывая задними лапами за ухом.
   Советник Кост Неркас неохотно остановился, вздохнул глубоко и уже медленно огляделся. Взгляд его остановился на хармусе, старом верном друге, что сейчас лениво облизывал переднюю лапу поглядывал на него. Зверь был спокоен и уверен, еще раз несколько раз вздохнув советник прошел к кожаному креслу у стала, грузно сел в него, и процедив что то между зубов взял оставленный им соткан с кислым курпсом. (Настойка, из ягод и имеющая хмельной запах, похожа на наше виски.) Он шумно сделал несколько глотков, крякнул, потряс головой, отчего элегантно заплетенный на голове хвост закачался из стороны в сторону став хлестать его по спине. Курпс был крепок. Облизнув мокрые губы, чуть мясистые но обветренные, он медленно поставил стакан обратная, не щадя дорогое дерево , где от мокрого донышка стакана точно останутся круги. Некас достал из нагрудного кармана платок, шитый узорами и протер лицо. С него градом лился пот. Но теперь когда он медленно вытягивал ноги вперед, успокаивался от выпитого алкоголя в его глазах стало исчезать затравленное выражение. Он снова огляделся, неожиданно хищно усмехнулся и уже лениво и медленно достал тонкие круглые палочки, из бамбукового дерева, что были стянуты позолоченной нитью. Немного протерев их раковом, а потом для надежности и платком. Засыпав в них, из мягкого зелененького мешка немного травы, поднес к лицу и медленно вдыхал. Трава уже начинала тлеть и из двух трубочек вырывались маленькие колечки зеленоватого дыма. Советник с наслаждением вдыхал их поднося к самому лицу. Ноздри его трепетали изрдко он начинал сипеть. Но это быстро проходило.
   Он был доволен. Предстояла встреча с третьим Спикером.
  
  
   ***
   Шестой континент, Солнечная республика, лес.
  
   Откопав карту, Ксана повозилась с ней настраивая на общую картину. Странный материк, будто искусственный неправильно выгнутой формы. Токан окружало три моря, помеченный разными цветами. С севера правда назвать это морем было трудно так кусочек пролива где шла подпись от другого материка. " Шестой материк". Заштрихованный уголок суши и названия города на самом кончики мыса. Кое где была штриховка гор, и границ, тут была будто бы два государства, но карта показывала вторую часть материка уже размыто, не слишком четка, только общее представление. Это как идти по карте мира и искать города и деревушки, реки и озера по ней. Обозначение каких- то сейто, других непонятных названий, разный цвет штриховок, деревеньки, города - было четко обозначено только вокруг ее маячившего золотого пятнышка. Пару минут девушка самозабвенно игралась, чудо техники на толстой ткани, хотя почему техники скорее маги. Иначе трудно объяснить эти видения с закрытыми глазами. Но судить еще рано. Пока она пыталась определить куда идти дальше, сидеть и ждать всесильных богов что приедут ей на встречу или подкинут друзей героев не хотелось. Да и плясать под чужую дудку то же. Пока надо выйти к тракту. Ближайший оказался где то на северо-западе, но до него было далеко. Еще была странная мера длинный, когда она прикрывала глаза и случайно формировала вопрос держа пальцем дорогу, возникала золотистая вязь рун. Вот только что она значила. " Два стана пути." Стан - час, а может день или оборот луны, или что то еще. Когда она задумчиво смотрела в небо казалось до утра будет еще очень долго. Похоже путь будет и правда не близкий. Быстро собравшись, девушка уже хотела бы двинуться в путь но остановилась. ее личико побледнело, и она чуть пошатнулась, быстро скинув рюкзак который несколько секунд назад с таким старанием одевала Отстегнула плащик и кинулась за ближайший кустик.
   - Ндам, естество...- немного смущенно через несколько минут вернувшись оттуда, стала снова прилаживать рюкзак. Ночь или легкий сумрак шелестел не собираясь отдавать ей свои тайны.
   Идти девушка решила по тропинки, та была едва видна в сумерках, но только в тени исполинских деревьев, там где свет луны пробивался через лесные окна можно было идти как днем. Наслаждаясь пружинистым шагом, погодой которая была достаточно теплая, ветром и одиночеством. Но к людям выходить надо, да и дочитать папочку стоило, но только что то все таки гнало ее подальше от этого озера. Оглянувшись последний раз на белый туман, что был совсем близко Ксан уверенно кивнула - да так надо.
   Помассировав у самых глаз, Ксан вернулась в реальность. Начинала гудеть голова. Похоже боль теперь ее спутник. Ну ничего не попишешь.Где то через пол часа, продираясь сквозь кустарник, с странными зеленоватыми ягодами, она вспугнула стайку маленьких пичужек в высокой траве, с тропы она уже давно свернула, поскольку та убегала куда- то на юг, резко поворачивая. Больше походила на звериную чем человеческую, ориентироваться по компасу было тяжело и непривычно. Она сжимала в его руке, чувствуя как стальная пластинка холодит ладонь, сквозь зубы ругалась от того что Ветки так и норовили хлестнуть по лицу. Попеременно поглядывая на крутящихся змеек выбирала направление. Ночь росла, как грозовая туча; Вроде бы только что было светло от луны но она уже заходила, тучки темным покрывало укутывали ее, лишая такого нужного света, опять наступала темень. Казалось, отовсюду поднималась и даже с вышины лилась темнота. Ксан снова ступила на какую-то заросшую, давно некем не тронутую дорожку, она отправилась по ней, внимательно вглядываясь в перед и жалея о том что у нее нет фонарика, или хотя бы факела. Изредка она пользовалась " зрением" но с каждым разом это становилось тяжелее. " Лимит на день что ли исчерпан". Всё кругом быстро чернело и утихало, - одни птахи изредка кричали. Небольшая ночная птица, неслышно и низко мчавшаяся на своих мягких крыльях, почти наткнулась на меня и пугливо нырнула в сторону. Она вышла на опушку кустов и оказалась на небольшой поляне, тут в ночной тишине без солнца распускались белые цветы. " как похожи на ландыши" - она наклонилась присматриваясь к распустившимся цветкам, поколебавшись сорвала распустившийся бутон. Надо было останавливаться на привал, прошло уже три часа с тех пор как она покинула берег озера, и уже хотелось снова есть. Так ей не хватит чудо воды до тракта, но есть хотелось, да и ноги нещадно ныли. Пройдя к раскидистым непривычным деревьям, что клонили свою листву к самой земле, Ксана еще раз прикрыла глаза. Никого вокруг, только букашки. Развязав плащ, она постелила его под небольшим деревцем, не боясь зазеленеть его травой, скинув рюкзак присела, прислонившись спиной к коре. Небо было не видно, и снова наступала ночь, тот странный серебристый просвет исчез уже вместе с луной. Лишь сквозь веточки она видела взошедшую вторую луну, что мягким полумесяцем выглядывала из середины неба. Неожиданно в темноте очень ярко и тепло засветился компас, Ксан удивленно повертела его, отчего он разгорелся еще сильнее. Как лампочка, змейки под стеклом казалось плавились и шевелились. Пожав плечиками девушка положила компас рядом и достала папку, света вполне хватало для чтения, только ее беспокоило как бы он не привлек живность. Открыв опять странно послание, девушка вчиталась, проходили минуты, пока она не разразилась смешками и не согнулась от смеха. - Бывает же такое, ладно учту, буду знать куда теперь идти. Довольная она вернулась к папке, за картой были еще стопки чистых листков и уже печатный текст. Это тут же поднимало настроение, в мире знают что такое печатный станок. " Такс посмотрим что тут."Схемы маршрутов, прописанные с отметками времени, теме же станами и датами которые она пока не понимала. Походила на маршруты каких то караванов, подробности охран, грузов что обычно перевозят, откуда и куда. Кто везет, Странно - такой план нужен разбойникам, кем же была хозяйка тела; этот вопрос стал не в шутку волновать ее. Мало ли какая история осталась за ней.Также в папке при водились интересные сведения о городах неких айданов. Даже была неплохая зарисовка на обратной стороне какого то города, и пометки где что. Таверны, дома купцов, название улиц, все кто то кропотливо уместил на двух странницах. Правда приписка про то что это 1 - уровень из 21 заставила ее чуть зависнуть. На следующем листке был рисунок города. Города порющего над землей. На фоне гор, с отметками всех уровней. Картина напоминала стилем ее собственную нарисованную сразу после сна. "Наверное это рисунок мой, точнее нарисованный мной которая была тут." Ксан лишь пробегала глазами, было скучно. Перевернув еще один лист она вздрогнула, тут сухим каким-то почерком шла хроника. Побледнев немного девушка, оторвалась от строк. Вот это было уже не смешно. Если это не сказки то это будет очень много стоить. Вновь опустив взгляд на Листы бумаги, девушка помассировала вески. Почему то она чувствовала. Тут сказана правда.
   - За это признание эти... бумажки. Меня убьют. - невольно сорвалось с ее губ. Ей совсем не хотелось мыслить. Не думать не знать нечего. Выбросить эту папку, сжечь, что бы некто некогда ее не читал не видел. - Нет сначала запытают. Я чувствую, не знаю почему. Схожу сума. - Дотронувшись до висков, Ксана чуть потеребила пряди волос.
   Захлопнув папку, снова отправила ее в полет в рюкзак. Еще много чего стоило обдумать особенно это. Меч. Она очень не удобно прицепила его к одной из лямок, и тот болтался как бы у нее за спиной, но после трех часов пути, девушка решила исправить одно недоразумение, он слишком больно и неприятно бил по спине при ходьбе.
   ****
   Шестой континент, тракт, побережье.
   Курьер торопился. Он кутался в коричневый плащ, и разглядывал темнеющие в преддверии бури небо. Уже становилось прохладно и Прокс нервничал. Он еще в порту заметил две странные личности. От которых у него по спине бегали мурашки. И вот теперь. Теперь он подгонял ящера. Ему было неспокойно. Он судорожно прижимал к себе сумку с документами и торопился. Он должен был успеть их доставить в пограничную заставу. На небольшой островок между шестым и седьмым континентом. Там его встретят. Но вот незадача, он чувствовал, погоня идет следом.
   Прокс торопился . И он был доволен Тинара доверила. Всеми силами он нахлестывал ящера. И отчаянно жалел когда тот приплясывая и подскакивав несся по дороги, жалел о том что не мог взять флаер. В республике их не было. Быстрый и стремительный полет. С удобством флаеров мог сравниться только полет на драконах, или птицах Рох, но не, те не другие в Республике не водились. Только глупые широколобые ящерицы.
   Нужно было торопиться.
Небо приобрело насыщенный фиолетовый оттенок, земля дрожала от далекого гула. Ветре изредка рвал полы его плаща, хлестал в лицо.
   ****
   Побережье, недалеко от тракта, через пару тактов.
   Бой заканчивался. Чедер ударил, огонь вырвался из лопнувшего барьера обжег Прокса, и он успел только закричать. Прокс чувствовал пустоту, резерв кончился. Клинок чудовища уже погрузился в его левое плече. Он увидел прямо перед собой, хищное оскалившуюся маску. Которая стремительно таяла. Курьер взмахнул рукой, поспешно активируя последнюю надежду, свиток бурь что она еще утром заточил в кольцо. Жар спал, моря рядом с грохотом и пеной осыпалось на берег. Рокот и клекот слились,. Чедер хищно шипел ему в лицо, уже делая стремительное движение вверх. И Прокс снова закричал, когда же монстр уже приготовился нанести заключающий рубящий удар сбоку. Морская волна подхватив его откинула в сторону.
   Аерс только зло зашипел, сгруппировался и влетел в скалистый берег. Пыль гарь, да же боль все это раззадорило его. Кот все еще был без сознания. Но чедер чувства, что это ненадолго. А пока он сам намеривался добить глупого курьера. Предателей нельзя миловать.
   Треск грома, откинув с ноги булыжник, чедер вскочил, боль проходила, И за искал глазами врага. Тот скрючившись на берегу пытался встать. Но с порубленными почти в лохмотья руками это было трудно. Он стонал, плевался кровью.
   - Почти все, - Аерс недовольно поморщился. Слишком легко для него. Хотя маска и треснула. Он провел рукой по лицу, отряхиваясь от мраморных белых осколков.
   Прокс закашлялся. Ему было больно жутко больно. Он шептал молитву Маре, богине любви. Но исцеление не приходило. Резерв был пуст. А чуть впереди вставал враг.
   Прокс затрясло, глаза его расширились когда он увидел.
   Осколки пыли, иллюзий. Чедер медленно и лениво отряхивался от них. Кожа его высохла. И сам он был совсем не похож на человека. Только ходящая мумия. Чуть длинный черный язык, раскосые глаза посередине лица. Он казался кошмаров вставшим из его снов. Он медленно подходил. А Прокс чувствовал предательскую слабость. Высший. Ему не справиться.
чедеры вообще считались одними из загадочных существ. У них существовала жесткая каста, которую условно делили на высших и низших. Низшие больше походили на зверей, но разумный. Их можно было увидеть в городах, правда только империи Тэхов. Разный окрас, разное строение, но руна проклятого бога, была у всех. Черные шипы и рога были отличительной чертой высших. Они могли быть похожи на людей. Некоторые могли да же назвать их красивыми, но не вовремя боя.
   Аерс, рассмеялся увидев панику в глазах курьера. Картинно потянулся, давая хрупкую надежду . И тут же атаковал. Меч уже был в руках. Клеймора покрытая грязью и кровью все еще поблескивала. Еще один удар, и курьер лишиться воли, Пси-силы в мечи осталась мало. Почти вся ушла на разрушение щита. НО все еще была. " хватит"
   Аерс улыбнулся, он уже вонзил клинок в ногу курьера. И с удовольсвтим жмурился слушая его крик. Еще пару минут. Оставив клинок в бедре, наступая на лужу крови, чедер резко наклонился и подхватил выпавшую сумку. "Отлично".
   Стон за спиной. Кот начал приходить в себя. Настроение Аерса стремительно увеличивалась. Задание выполнено,,,
   -Mara!!Intono!!!
   Аерс выругался, подскочил и еще раз выругался. Было поздно. Тело курьера уже окутало серебренное сияние и с хлопком он исчез. - Чедер метнулся к лужи крови, та то же исчезала, противник подстраховался, Но чедер успел макнуть руку прямо туда.
   - Телепорт.... Дермед!! телепорт!!!!!!!! - Нерг хрипел и ковылял к нему. Аерс зашипел нечего не ответил. Потом глубоко вздохнул и выдернул клеймору из песка
   - Демед с ним. Кровь есть. Главы разберутся. Если им он нужен. - Чедер с некоторой брезгливостью посмотрел на свою измалеванную руку. Вздох. - Баночка какая ни будь есть??
   -Откуда. Этот, ***ар все разколашамтил. Посмотри у него. Сумка же зачарована. - Аерс кивнул он был согласен, уложив железяку на песок, свободной рукой залез в котомку. Есть, склянка с каким то зельем. Кот вздрогнул.- Лечебное?
   -Похоже, держи всю пей. А пустую мне отдай.
   Схватив лапами, Нерг дрожа откупорил. Раны его были серьезны. Он хрипло и с бульканьем дышал. Половина лица была в кровоподтеках. А в ментале почти все связи были разорваны. Как он встал было непонятно до сих пор. Отпираясь на секиру, кот быстро выпил скляночку. Морщась, но на глазах преображаясь.
   - Сильно, айданская алхимия. Почти все затянулось. Только голова трещит.
   _ Еще бы, давай сюда.- Аерс выхватил склянку, и быстра стал сцеживать с руки кровь. Что становилось проблематично так как она начала подсыхать. Усилием воли он погнал красные капельки в горлышко. - Демед, мало. Н у ладно, в Об Разберутся. Главное документы там... - отряхнув и вытерев влажную руку о штаны, что были не в лучшем состоянии, Аерс закрыл склянку и кинул обратно в сумку. Там что-то дрынькнуло, и затихло.
   - Может у него там пожрать есть?
   -До города далеко переться. А ящеров мы прибили.
   Кот уже оживился лишь что то буркнул развил активную деятельность подбирая все что уцелело после битвы на берегу. Аерс лишь хмыкнул наблюдая за напарником. Проверив запечатанный пакетик в сумки, он поморщился. Из за трех листочков они несколько аеш гонялись за этим парнем. И все равно он удрал. Но, чедер усмехнулся. Не факт что он выживет. Без мастера целителя. А таких в республики официально нет. Довольно почесав затылок, Аерс уже свободно вздохнул. Клеймора медленно распадалась на песке. Осыпаясь длинными железными полосами, кое где плавясь, а где то просто исчезая. Пара тактов и осталась лишь стальная рукоять.
  
   *** Через 6 аеш, недалеко от деревни Крин, южнее.
   Две луны встретились на небе. Звезды в час встречи казалось засияли ярче. Ветерок легонько колыхал листву деревья тянувшиеся к небу у подножия скал. Рябь пробегала по соленой воде, лениво лизали сизые волны берег Лазурного моря. На скалистом отвесе лежал человек. В темноте было трудно его разглядеть, но в его фигуре угадывался мужчина. Стервятники кружили над добычей. А добыча по глухим стонам была еще жива.
      Человек лежал плашмя на самом краю, рядом с ним была бездна и море. Он то проваливался в темноту лишаясь сознания, то снова приходил в себя. В такие редкие минуты он собирался с силами и делал рывок, стараясь отползти от края. Цедя сквозь зубы бессмысленные проклятия, он двигался оставляя за собой кровавые полосы на камнях. Так прошел час.
     Близился рассвет. Алая полоса растекалась вдоль горизонта. Темное море сначала побледнело, потом стало разливаться радужные лучи Андора, двое вечных спутников и детей. Две сестры Эльара и Эльвиа то же высунули свои радужные макушки.
      Опять приходя в себя корчась от невыносимой боли он приподнял голову, что стоило ему почти всех сил, не щурясь впился взглядом на восток. В утренних сумерках все четче и выразительнее выглядело его измученное лицо, лицо война и аристократа. Солнце отражалось в его глазах и показалось из воды, озарив всполохами его лицо. Морское рычание и клокотание доносилось из морских глубин. Ветер резко дернул его каштановые волосы, пропитанные морской солью, скомканные и грязные от запекшейся крови и тины. На вид ему можно было бы дать лет двадцать - двадцать пять. Щетина покрывала заостренный подбородок и высокие скулы, длинный нос был немного горбат и отчетливо понималось что не раз встречался с чьим то кулаком, а то и рукоятью, не раз вправлялся и так же не раз снова ломался. Свежи и старые шрамы покрывали лицо и тело. Вязь татуировок тянулась темными кольцами по правой стороне лица и исчезала где то под лохмотьями.
      Забившись в приступе кашля, цепляясь землю, отчего оставлял на песке и камнях красные капли собственной крови. Раны, сочившиеся из руки нещадно жгли - бриз что накатывался после каждой волны щипал ее и заставлял его шипеть и мучатся. Мутным взглядом он посмотрел вокруг, голова была свинцовая и не как не мог сфокусировать взгляд. Мелкая россыпь камней больно впивалась в тело, ноги все еще висели где то над пропастью и порой казалось что еще чуть чуть и отрезного движения он полетит вниз, в море. Рука была распорота, с трудом он рассмотрел что то белое в крови, чувствуя как перестает ныть рана и просто немеет. Еще пару минут он не сможет пошевелить рукой. Пятно крови медленно расползалось на земле. Глубокий вздох был громом только для его слуха.. Боль и Холод где то внутри. Вперед.
      Сколько времени потребовалось доползти до огромного ваула он не мог сосчитать только боль что нарастала и затягивала. Сознание путалось и медленно терялось. Привалившись к камню одним боком, тяжело дышал. Воздух с трудом проходил через легкие. Собравшись с силами, сцепив зубы отчего легкий стон сорвался и улетел в небо к кружащим падальщикам, перевернулся на спину. От боли почувствовал железный привкус во рту, и алая струйка крови заскользила по подбородку, соленая как море что билось рядом.
     Здоровой рукой он сжал какой-то подвернувшийся камешек, крик так и не сорвался с плотно сжатых губ. Боль как будто отступила, судороги что прокатывались по телу быстро прошли, лишь усилилось кровотечение из ран. Бессильно откинутая голова и закрывшаяся глаза. Холод тянул его вниз. Силы медленно уходили куда-то в землю, бешено бившаяся сердца в груди готово было разорваться на кусочки: " Вот и все..." мелькнула мысль его, она была будто материально и колыхнула воздух над скалой, море накатилось огромной волной на скалу и отступило. Падальщики победно закричали и спикировали вниз. Сознание поглотилось тьмой.
     
      *****
   Деревня Крин
     - Рав, Старик Рав! скажи нам Гаф! - весело смеющаяся ребятня сновала вокруг старика что печально смотрел в море. Он лишь усмехнулся и попытался дать затрещину пробегающему рядом мальчишки.
     - Сейчас я вам такой Гаф скажу, что сидеть не сможете!- угрожающее посмотрел он на орущую ребятню. Те притихли и кинулись в рассыпную.
      - Рав, - Охотник Хрейс осуждающее покачал головой смотря на ораву что неслась вдоль берега. - дети какие. Не какого уважения к старшим.
     и не говори.
     - Ты как то мягко с ними сегодня. Ладно, пойдем чер пить дружище. _ охотник встал с песка, несколько секунд пытался отряхнуться от налипших на штаны комья, а потом лишь махнул рукой. Вот уже с утра он разделывал тушку фарзана пойманную на рассвете. И Внушительные куски мяса теперь покоились в тазике на берегу. Жена и дети охотника уже суетилась перетаскивая их в дом.
     - Старик Рав улыбнулся, мимолетно взглянув на поднимающиеся к полудню небо, задумчива почесал нос. Старость уже наложила на него свою печать, он был дряхл и болезненно слаб. Создавалось ощущение, что его могло сдуть ветром, настолько болезненно худ он был. Ряса, замызганная и серая весела на нем как мешок. А видь он служитель Храма Мары. Богине добродетельници.
      - Спасибо Хрейс, но тороплюсь я. Хочу сходить к малому Храму. Надо проверить что там падальщики снуют. - Старик кряхтя указал на скалу что была недалеко. Малым Храмом он важно называл ваулы на краю скалы куда каждый вечер в закат приносил подношение богине Мары.
      - Да, надо проверить, они там чуть ли не с утра. Может зверь какой сдох, кхе, может малышня опять...
     - Ой устрою я им - старик нахмурился. В их поселки порой случались неприятности. Мелкие шкодники уже не рас таскали в малый Храм тушки убитых зайцев, печушек, и приносили "подношения". Ох и устраивал им Рав тогда. Десятка плетей от радетелей он получали. Да и служитель из Храма Воды, богине Морферии не оставался в долгу. Хулиганы не раз отрабатывали за любую повинность в яме с рыбой. Чистя потроха.
     Как Ни будь позже заходи. Угощу чем смогу. - Хрейс улыбнулся добродушной деревенской улыбкой, погладил широкую рыжую бороду. Вальяжно потянувшись, охотник бережно сложил в сумку ножи какими вспарывал фарзана инструменты. Их еще предстояло почистить и вымыть, но он собирался поручить это своей старшой дочке. Она уже крутилась рядом и радостно приняла у отца сумку, убежала в сторону дома. Дом охотника стоял в непосредственной близости от моря, но был хорошо защищен от ураганного ветра скалой и навалами камней у берега. Да и до леса было идти пару секунд. Лишь только до деревни надо было идти по узкой тропинки .
     - Посмотрим. - Старик удивился чему то своему разглядывая охотника, хмыкнул чему то своему и сложил на груди руки в знаке Мары. - Может и навещу.- В выцветших глазах служителя можно было различить блески явный интерес.
     - Особенно если угостишь той бутылочкой рома что прячешь на чердаке от жены.
     - Ах ты пройдоха, - Хрейс гортанно рассмеялся и лопнул себя по колену - ну хорошо, хорошо - дружище. Найду я такую. приходи вечерком поговорим, а то я все с бабами да с бабами разговариваю! Эх! А видь так нужно мужское общество и бутылочка рома. - Снова рассмеявшись охотник развернулся и легкой поступью направился к дому - Буду ждать старина.
      Старик кивнул и неспешна, двинулся по едва заметной среди песка протоптанной тропки. Золотистые облачка, с темными гребешками наверху, ползли вокруг Адора - дымкой, кутерьмой. Рав шел насвистывая не хитрую мелодию, его седые волосы были стянуты на затылки в узел, и порой он останавливался рассматривая что то в небе. обогнув скалы, он несколько минут легко для своего почтенного возраста взбирался наверх. Ветер и уже разогретое солнышко пекли его макушку. Поднявшись старик застыл. Прекрасный вид открывался отсюда. Лишь шум и клекот, падальщиков недалеко мешала но это было ему не значительно.   Вдохнув утренний бриз, Рав прислушался к рокоту Лазурного моря. Безмятежнее ударило вокруг. Хотя, всего лишь прошлой ночью в небе и море разыгралась битва стихии. Магическая буря всколыхнула море, заставила подняться к небу смерчи из воды и воздуха. Напугав до ужаса селян, которые всю ночь провели в храме. В темном небе сверкали рыжее росчерки молний. И главное не было не грома не дождя. Лишь жуткий ветер и молнии. Вокруг когда ветер затихал висела не естественная тишина. Гулко задрожала земля и полопались стеклянные росписи на конах храмов под конец, когда грянул гром. От его силы сотрясалось все и в душах обычных людей поселялся страх. Но потом все стихло. Настала обычная ночь.
      Рав хмурил брови припоминая ночную грозу, - Очень не хорошая она была, настолько что он не мог уснуть до утра, молясь перед алтарем богине. И гоняя внученьку проверять цели ли клетки с мелкими водными духами. Ночью несколько из них сбежало, но это было не главное они все были очень напуганы. Настолько что с ними было не возможно работать. Приглушенный и неуловимый стон донеся до него. Увидев кто ни будь из селян его сейчас то слишком сильно бы удивились. Куда делся немощный старик. Собранный и готовый ко всему бывший магистр. Но неожиданно он расслабился и мелкими шажками посеменил к скалам.
   **
   Через два стана.
   Шестой континент, на подъезде к Деревня Серитен.
   Деревню уже укутала ночь. Солнышко окунулось за горизонт, и лишь на западном краю горы грела своими лучами. Две сестры выплывали из за шпилей гор. Небольшая деревня расположенная у подножия скалистого Холма в двенадцати километрах от города Тйкаль. Через село проходила река Райак. Вечно бурная и быстрая, в которой водилась множество живностей, крабов и питательных водных червей. Через петляя вдоль холмов и изгибов мелких речушек, проложили дорогу соединяющую села Крин и Новок, вообще же Серитен, старинное поселение и является центром местного уезда поэтому в поселение проживает шериф и самое страшное его жена. В Серитене есть больница, пара лавок и ратуша, порой исполняющая место культурного центра.
   Территория с ограниченная Холмом с другой стороны границей являешься берег реки. Эти ландшафтные особенности образовала деревеньку вдоль Холма, в виде вытянутой линии.
   По рассказам стружил, - к коим относился нищий старик, вечно одетый в тряпки и ночующий в холода в складах около шахт, а так попрошайничающий на улочках днем, - Деревенька возникла в середине правления Красного Императора, еще до образования Солнечной республике, состояла из 4 домиков, но позже за счет открывшихся залежей руды медленно увеличивался. Несколько раз их разоряли то разбойники то сборщики налогов, особенно во время Железной болезни с трудом удалось восстановить деревню, куда начали из за построенного тракта съезжаться на постой торговце. Потом поселилась небольшая община лортов, славившихся своим кузнечным делом, которые позже открыли небольшую мастерскую, клепая оружия и сельские инструменты. Из за частого применение маги, земля под мастерскими побелела, и стала похожа на снег.
   Древняя медленно но уверенно расширялось, и только из за отсутствия каменных стен, администрация чиновников до сих пор не признала их городом.
   Приехавшей маг, из столице тут обосновался, но был нелюдим и сотрудничал только с лортами . Даже подрядился к ним на службу. Хотя в других селах всем было наоборот. Малышня в теплое время любила сбегаться и посмотреть как на одном из склонов Холма маг тренировался.
   Древня была пропитана уже каким то живым духом и стала хорошим пристанищем не только для торговцев но и многим странникам что прельстившись красотами окружающий пейзажа оставались тут. Особенно теперь когда всего в километре от Серитена строилась станция телепорта, и оттуда обычно на запряженных ящеров в Тйкаль тянулись обозы.
   Все это рассказывал Ксане, болтливый селянин, а по совместительству и житель Серитена. Она мерно покачивалась в телеге. По шипения ящеров, и клекот скотины, что тянулась с поля, Несколько детишек спали напротив нее. Ксан слабо улыбнулась, уже рефлекторна кивая на монолог селянина, ежилась. Было прохладно, и да же плащ ей не помогал. Она уже как два аеша выбралась на тракт, но достаточно долго шла пешком, скоро должен был наступить рассвет. Прикрыв рот ладошкой, девушка прикрыла глаза и задремала. До деревне еще было долго.
  
   Тракт был оживлен да же ночью, что вызвало у нее удивление. Но после коротенького вопроса, коренастому мужичку, что седел на козлах и изредка похлестывал ящеров, что бы они уже совсем не встали, привел ее к еще одной лекции. Услышав только что днем слишком сильная жара в этом месяце, Ксан пожала плечами и задремал, под бубнеш жителя. Ей слишком хотелось спать.
  
  
   Глава шестая.
   Ксана проснулась от голосов.
   - ЧТО ТО МУРИК ХРОМАТЬ НАЧАЛ УСТАЛ, И ШИСТИЛАПИК. И ЗАЧЕМ Я НА СТАРОСТИ ЛЕТ ВЗЯЛСЯ ВОДИТЬ ЭТИ ОБОЗЫ, ЖЕНА И ТАК ПРОТИВ, ЧТО ЖЕ МНЕ СОВСЕМ ЭТИМ ДЕЛАТЬ,ЭХ КВАСТНУТЬ БЫ ЧЕРА СЕЙЧАС, ДА УЖЕ ПОЧТИ ПРИЕХАЛИ, НУЖНО ЕЩЕ РАЗОБРАТЬСЯ СО ВСЕМИ ПРОБЛЕМАМИ, ГУНОВ РАЗВОДИТЬ,ОЙ КАК НЕВЫГОДНО, ХОРОШО ХОТЬ КЛИНСА СМОГ ВЫБИТЬ ПОБОЛЬШЕ ДЕНЕГ КОГДА ПОЕДЕМ В ГОРОД ЭТИХ ГОСТЕЙ ВЕ... - казался кто то не прекращаемого говорил и говорил ей в голову.
   Ксана застонала, и чуть дернулась. Голос тут же пропал. И только после приходить вязкое и странное понимание, звуков голоса она не слышала. Лишь скрип телеги, дрыньканье камней под колесами, да хрипы ящеров. Рядом кто то сопел, и мягкие утренние лучи касались ее кожи.
   Ксана вздрогнула очередной гул настойчивый, совсем рядом. Девушка поспешно вскочила и вздрогнула. Житель, мерно понюхивал длинную трубку с какой-то травой, и погонял палочкой ящеров. Рядом спали и дремали люди. Разношерстно, порой бедно одетые, дети были завернуты в какие-то тряпки, толи подобия одеялов, и дремали на руках у усталых матерей. Позади тянулась закрытая вереница телег.
   - А проснулась, мы подъезжаем, еще поворот и выйдем на деревню - извозчик повернулся к ней, он был немного горбат, в клетчатом плаще, с длинной шляпой, в свободной руке сжимал поводья и тростинку в другой дымящеюся деревянную палочку. - Уже чуть чуть, кхе - кхе, и все. Там вас определим в постоялый двор. И завтра двинемся в город. Но это за отдельную плату девочка. Туда как никак целый стан пути.
   - Я понимаю, - девушка растерянно кивнула, теребя застежки плаща. Извозчик искоса на нее поглядывал и вздыхал. Красивая девочка, молоденькая правда, и нет той холодности айданов. Что он повидал. Да и не выглядела она как они. Не такая немного, даже внешне. Кожа чуть загорелей, немного более удлиненное лицо чем у летающих, и нет таких глаз у айданов. Этот народ очень внимательно блюдет чистоту корней.
   Даже он деревенщина знал такое. А глазки у двоечки то серебристые, серенькие. Таких можно встретить в империи. Полукровки, правда, обычно они имели другой цвет волос. Зеленоватый или темный. А не длинные белые кудри что были у девушки, к сожалению фигуры извозчик разглядел мельком. Только белый подол мелькал из под теплого имперского плаща. Мужичек снова поглядел на занятую девушку, она что то искал у себя в сумки. Примостив на коленях чехол с мечем. Тот был замотан в тряпки, и только белая простенькая рукоять была видна.
   Мужичек пожал плечами и снова подогнал ящера. Один из упряжки чуть встал. Это могло задержать обоз.
   Телеги одна за одной скрипя поднимались по разбитой дороги наверх, после дождя песок размыло. И многие в сердцах жаловались, на тряску. Почти все проснулись, и теперь стоял небольшой гвалт и шум. Телега взобралась на холм, и Ксана разглядела впереди раскинутые поля, скакимето незнакомыми ей зерновыми, цвета солнышка, только высокими, настолько что походили на качающиеся деревья.
   Впереди дорога петляла и сквозь ряды колосьев маячили верхушки домов. Рассвет мерно освещал поля, огороженные аккуратненькими деревянными заборчиками. В небе к кучерявым облачкам наперегонки устремлялись белые струйки дыма. Улочки, телега поскрипывая въехала в деревню. Тут уже просыпалась жизнь. А как только первый обоз въехал, чистой горный звук разнесся по деревеньки. Началось утро. Они остановились на достаточно большой площади. Около какого-то бело-синего храма. Расписного, с серебристыми куполами. С другой стороны полукругом высились деревянные добротные дома. И самый большой раскинулся на целых шесть этажей, почти сравнявшись с куполами храма, расписная вывеска гласила "Гостиный двор". Ксана, поблагодарив извозчика звонкой монетой, подхватила вещи, и спрыгнула на обложенную камешками мостовую. Где то в сторону горы звенели горны, слышался отдаленный звук молота. Но затих, и утонул в гомоне людей. Девушка вздрогнула, гул голосов возобновился.
   Каждый кто проходил мимо нее что то да думал. Девушка поморщилась, и задержала дыхания, начав считать детскую считалочку. Это помогло еще с извозчиком, но ненадолго. Голова начинала гудеть в такт гомону как говорю людей так и их мыслей.
   Перехватив под мышку меч, девушка поспешно отошла, извозчик подхлестнул ящеров и освободил место. Быстро вбежав на широкие ступеньки гостиного двора, Ксана прижалась чуть к стене, разглядывая копошащихся на площади людей. И только сейчас понимая какой обоз был большой. Она уже за пару минут насчитала 20 теле, а по дороги все тянулись и тянулись.
   Ночью, когда она вышла на шум и скрип обоза, она не обратила на это внимания. Просто увидела веерницу телег. И не думая о последствиях окрикнула первую. Перед ней остановились и подобрали. За пару тактов они с извозчиком сторговались на монеты что ее довезут до деревушки, после чего она и уснула, под его говор.
   Двух дневным переход через болота ее вымотал, Ксан чувствовала до сих пор затаенную усталость в теле. Как она не заблудилась за эти два стана, было чудом. И чудо сейчас лежало у нее в сумки. Не плохая карта. А еще теперь ее мучили мысли. Чужие мысли.
   Отодвинувшись с лесенки, девушка заглянула в зал, придерживая дверь для двух здоровых мужиков, явно деревенских в таких же как у извозчика плаща в клетку, что тащили внутрь огромный сундук. Нерешительно оглянувшись назад, девушка увидела что на подходе еще одна группа юркнула в зал. Он был огромен, казалось занимал весь немаленький первый этаж. И всем тут командовала одетая в белый накрахмаленный фартук, приземистая грудастая баба. Она покрикивала на грузчиков, здоровалась с гостями, отдавал команды, и размахивала порой руками, когда снующие вокруг нее девочки лет 12, в таких же форменных белый фартуках, что то делали медленно. Служанки носились как угорелые, сбивая себе ноги. Провожая гостей в комнаты, накрывая на большие столы. Рассаживая приезжих. Около длинной похожей на барную стойку, кафедры, сновали богато и бедно разодетые люди. Что то говорили четырем мальчишкам эш так 16 -17, те кивали записывали на бумагах скрепя перьями. Выдавали ключи, или билетики, забирали звонкие монеты.
   Ксан застывшую. Почти на входе, тут же заметили, и быстренько перехватили. К ней подошла невысокая брюнетка, серенькое личико, она казалась бледной рядом с ней. Но очень живой и яркой когда начала говорить. Не стеснялась и весело улыбнулась:
   - Здравствуйте радо приветствовать вас в Гостином двору. Комнату и поесть? Простите, но ванные и бани пока все заняты. Но чуть позже освободятся. Если вы желает я накрою вам столик. Это все ваши вещи?
   - Да, мне бы что ни будь горячие, перекусить пока.
   - Хорошо, пройдемте. - Служанка кинула и не оглядываясь за петляла между людьми и столиками.
   Ксана была права, первый столовый этаж был огромен. И бизнес гостиного двора процветал. Несколько зальчиков, высокие дубовые колонны, яркие занавески на окнах, кое-где кресла и диваны. Ксан удивлялась. А как же драки, дома.. она не много замялась, старясь успеть за служанкой. Но это оказалось просто, та стала останавливаться и поглядывать на нее, не отстала ли.
   Дома, в том мире.. который она чуть помнила. Из которого шли образы и названия. Дома которого она с придыханием вспоминала во сне. И который стремительно забывала. Девушка подметила это пробираясь через болота. Память как будто заменялась. Время... слово "минута" даже мылена она заменяла на не понятное "такт", карта становилась понятна и знакома, а сам странный план в который она уходила, проверяя дорогу или просто изучая, называла ментальным.
   Память стиралась, но не возникала новая. Она не помнила кто она, а еще забывал себя другую. Ту другую что жила в каком-то другом мире.
   - Вы идете? - ее окликнула служанка, Ксан поспешно кивнула, она слишком задумалась. Ее привили к маленькому столику у стены, в третьем по счету зале. Тут еще было не людно, и где то рядом была кухня. До девушки долетал вкусны запах.
   Присаживаясь за стол, Ксана бережно положила на соседний стул меч и сумку. -Вам что заказать? Бульон из птицы серт и лопаточки? Очень вкусные.
   - Ну давайте и попить пожалуйста. Правда не подскажите цены..
   - Да- да, - служанка да же не удивилась быстро протараторила. Ксан кивнула вполне приемлемо. Только вот на вопрос сколько стоит проживания округлила глаза. Тогда у нее не хватало денег. Просто если она хочет куда-нибудь завтра уехать. Вздох, девушка поразмышляла, и заказала лишь суп и стакан воды. Про оформление комнат спросив, девчушка кивнула, быстро чирикнув ей на шершавой жесткой бумаги грифелем.
   - Это передадите мальчикам у кликан...- увидев непонимая в глазах Ксан девчонка объяснила - длинный стол у входа. Они вам дадут ключи, как понимаю вам нужна комната по скромнее. Так что я вам записала, четырех местную, с тремя соседями. Но вы наволнуйтесь вряд ли к вам подселят. Комнат много, и плата невелика. На пару дней хватит.
   Ксана покраснела, ей было почему то неприятно слушать это, но неожиданно поняла почему. Она мимоходом слушала мысли девочки. А в них. В них скользило некоторое призрение. И зависть. Ксан вздрогнула и поспешно про себя повторила считалку.
   Девушка вышла на крыльцо, прошло больше полтора ашэ и теперь она немного насытившись покинула гостиный двор. Усталость все еще осталась, но последние силы ей не хотелось тратить на стояния в очередь, для записи на комнаты. Бумажку служанки она смяла и выкинула на выходе.
   Площадь немного опустела, но тут уже стали появляться местные жители. Которые собирались у большого столба в центре. Гомонили что-то обсуждали, по кроям площади были вырыта и обложены камнем колодца. Куда подходили то один человек то другой.
   Девушка заворожено рассматривала окрасившиеся в рыжий апельсиновый тон небо, которое сверка отражалось в куполе храма. Рассвет, плавно и не спеша поднимался. Время оно неторопливо. Пройдя к дверям храма, она рассматривала синеватые узоры, высокие и узкие ставни, какие-то руны которых не понимала. Но больше всего девушку поражал ментальный план. Где храм будто лучился и сверкал ярче солнца. Поймав какого-то мальчишку, она спросила в четь кого он. Тот плодившись ее неосведомленности сказал что богине Маре. Что поклоняется их деревня. Богиня добродетели. Мальчик неожиданно оказался словоохотлив, он с восторгом поглядывал на ее оружие и очень громко, но искренне мыслил. Ксане впервые захотелось рассмеяться.
   Мальчишка оказался сыном пекаря, спешил на поле. Поскольку сегодня он с другими деревенскими ребятишек пасли ящеров. Мальчик первые пару минут куксился, но потом разговорился. Посоветовал приходить ей к ним. Сказав, что она подходит. Отчего Ксан удивленно хлопала глазами, а малец лишь задорно улыбнулся. Прокричав что после колосового поля надо идти по тропинки там пастбища. И убежал.
   Девушка растерянно улыбалась ему вслед. Почему то стало сразу хорошо, запах свежее испеченного хлеба принес ветер.
  

Оценка: 4.81*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) В.Коновалов "Чернокнижник-3. Ключ от преисподней"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) Д.Толкачев "Калитка в бездну"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) С.Суббота "Шесть секретов мисс Недотроги ??????"(Любовное фэнтези) Н.Пятая "Безмятежный лотос 2"(Уся (Wuxia)) Ф.Ильдар "Мемуары одного солдата"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"