Чукавин Владимир Геннадьевич: другие произведения.

Диалог

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эссе довольно бездарное,но,может,кому-то понравится...

ДИАЛОГ

- Надо бы голодать! Очень было бы недурно, да-с!  Я давно уже знаю об этой пользе, но есть все - равно больше хочется... Смешно ведь!

- Может быть.

- А вы не пробовали голодать?

- Почему же? Только долго не выдерживал.

- А знаете, это ведь трудно! Зимой особенно!

- Да?

Молодой человек рассеянно скучал. Этот субъект, сидевший напротив, был ему не

слишком приятен.

" Вот присунулся же черт на мою голову! - думал он. - И как теперь от него отвязаться, от этого неугомонного? Вот ведь глупость какая!" 

             - Будете есть что-нибудь? - спросил субъект, с любопытством заглядывая в глаза юноше.

  пить? - спросил он снова, получил молчаливый отказ.

- А я, пожалуй, возьму себе вон тех коржиков с орехами! - сосед полез за кошельком и, запинаясь о стулья, двинулся к прилавку.

" А ведь  голодать, кажется, собирался!" - Молодой человек посмотрел вслед забавному господину и, решив, что делать ему здесь больше нечего, встал, чтобы уходить. Он еще раз равнодушно скользнул взглядом по посетителям, но где-то в глубине зала кто-то или что-то, должно быть, привлекло его внимание, отчего брови его удивленно поползли вверх, и сам он заметно повеселел.

- Юрик, ты ли это? -  пробрался он к столику, за которым сидел светловолосый паренек плотного телосложения с круглым лицом.

Тот, кого назвали " Юриком", сдержанно поздоровался, довольный и даже отчасти польщенный тем, что его персона еще может доставить кому-то столько безудержной радости.

- Учишься где-то сейчас, да?

- Да, на физическом.

- Это в университете?

- В нем самом.

- Молодец! Ишь ты!

- Хотя мне больше бы хотелось заняться биофизикой, конечно, но здесь такого факультета нет, только в Москве, а ехать туда неохота, сам понимаешь... ( " Понесло меня, однако!").

- Ишь ты! - не переставал изумляться Ильин. - А я здесь, вот, в Академии Наук... Шучу, конечно!

- А действительно?

- Ну, вот, догадайся! С трех раз!

- Да не знаю я! - воскликнул Швырев, скованно улыбаясь в сторону. - У нас же, что ли?

- Смотри-ка, правильно!

- И на каком же?

- На филфаке... филологическом, то есть.

Швырев кивнул.

- Чудесно!

- Думаешь остаться там? - сказал Ильин, но, встретив сосредоточенное лицо дружка, пояснил: Ну, в аспирантуре, я имею в виду.

- Ах, в аспирантуре? Там видно будет, не знаю.

- А что это за, биофизика, наука такая? - спросил Евгений снова, когда приятели уже вышли на набережную. - Хотя, впрочем, понятно...

Еще с четверть минуты они шли молча, не зная, о чем говорить.

- Не женился еще? - нерешительно осведомился Ильин и сам тут же ложно устыдился того, что спросил.

- О нет, боже упаси! - беззаботно рассмеялся Швырев. - От баб нужно, убежден,

держаться подальше! А то подцепишь какую-нибудь дуру набитую!..

- Заведешь какую-нибудь дуру набитую! - весело подхватил Евгений.

- Верно - заведешь! ("Еще кто кого заведет!.. "). Так всю жизнь испоганит, все испортит!

- Точно!

Смеясь, молодые люди сбежали к воде. Ильин, опустившись на корточки, побулькал в ней рукой.

- У, большевистская зараза! - воскликнул он, вытирая руку о штаны. - Всю реку загубила!

- Если бы только реку!

- Так тоталитарный строй, что ты хочешь!.. Вся какая-то грязная, вонючая, маслянистая!

- Да! А на дне лежат эти... разлагающиеся трупы!

- Кстати, серьезно - где-то здесь недавно голову отрезанную нашли, в сумке, - сообщил Швырев.

- Только не надо мне всей этой чернухи! Терпеть ее  не могу!.. Тоже сволочи и ублюдки! - добавил Ильин, помолчав. - Так бы всю эту уголовно-маньяческую мразь и перестрелял бы! Воздух чище будет!

- А у тебя какие-то большие планы на будущее, да? - быстро сменил он тему, снова превратившись в добродушного и мягкого собеседника.

- Не знаю пока. Но есть кое-какие мыслишки.

Они замолчали, глядя на мерный бег воды неопределенного цвета.

- Посидеть не хочешь? - Ильин отряхнул сиденье каменной скамейки, подножие которой устилали окурки, плевки, фантики и бутылочные осколки, и уселся на нее. Швырев подозрительно покосился на скамейку и от предложения отказался. - Тут один мой знакомый, - как-то неуверенно и спотыкаясь, начал Евгений, скрестив руки кренделем, - ("Нехорошо лгать-то, конечно!- подумал он между тем. - Ну да ладно! Здесь можно!"), - сказывал (тут он почувствовал легкий укол неоправданного стеснения, что употребил это стародавнее слово), что изобрел " машину времени"... в проекте пока, разумеется!

- Да? Интересно! Ну и кто же он такой, этот гений?

- Так, парень один...

Швырев понимающе промолчал.

- Холодно! Пошли! - сказал он и медленно стал подниматься вверх по ступенькам. - Может, снова в кафе двинем, там    еще посидим?- предложил он, когда товарищ уже нагнал его.

- Можно и туда, - равнодушно отозвался Ильин.

- В этом году осень какая-то промозглая, - спокойно заговорил Швырев после непродолжительной паузы. - Казалось бы, конец сентября - еще тепло должно быть...

- Ну, так вот! Я все с этой машиной-то! - сказал Евгений.

- Ну-ну!

- Будет эта машина чисто информационная, так как механической создать невозможно, да и ни к чему это!

Швырев сделал неопределенный жест рукой, желая что-то возразить, но промолчал.

- Это будет прибор ясновидения, ведь ясновидение - это способность созерцать прошлое, настоящее и будущее любого человека, да и не только человека, но и города, и страны, и Земли, и Мироздания в целом!

- Галиматья какая-то! А в чем будет принцип действия такого аппарата? Сперва это самое ясновидение изучить надо!

- Так разумеется! И почему галиматья? Все это вполне реально! Ведь есть же телепатирующие и ясновидящие люди! И если Homo sapiens выдумал компьютер, то есть рукодельный мозг, в тысячу раз, превосходящий своего создателя, то почему бы не изобрести искусственного экстрасенса, робота, который бы по этим своим сверхчувственным качествам был бы гораздо, неизмеримо лучше, эффективнее любого, даже самого развитого в сем отношении человека!

- Ну, хорошо! А как практически все это исполнить? Даже если предположить, что все эти ясновидения, телепатии...

Швырев добродушно покачал головой и, так как хотел посмотреть на  противоположный берег, но боялся, отвернувшись сразу, выказать как бы пренебрежение и к собеседнику, и к мыслям его, то сперва взор его задержался ненадолго на плотинном мосту, лежащем  впереди, с дефилирующими по нему взад-вперед обывателями, затем скользнул по бледно-желтому с белым зданию гимназии и никак не гармонировавшему с ней каменному забору, выкрашенному почему-то ядовито-оранжевой краской, промелькнул по череде тополей, скрывавших за собою серое восьмиэтажное здание несколько необычной  архитектуры (своеобразность которой, к слову сказать, объяснялась несказанно просто: предназначалось сие строение в мрачные годы кровавого тоталитаризма исключительно для представителей партократии) и остановился на старинном двухэтажном особняке с колоннами, принадлежавшем, если помнится ,  когда-то какому-то купцу (купцу? весьма может статься... а впрочем, не смею утверждать), а теперь размещавшему в своих благородных стенах Дом чехословацкой и монгольской дружбы.

Тем временем молодые люди уже успели оказаться в прежней забегаловке и незамедлительно потянулись к буфету, словно ослепленно-завороженные мотыльки к свечному пламени.

- Поесть бы чего-нибудь! - Швырев машинально залез в карман, избегая смотреть на скучающую продавщицу и рассматривая витрину и затем прилавок с различными бездушно-казенными кушаньями.

Взяв чаю, бутербродов с сыром, пирожков и сладких булочек, юноши уселись за самый  уединенный столик. Закусили и пожевали в молчании.

- Сама-то идея твоя, конечно, занимательна, - следя, чтобы ничего не вывалилось у него изо рта, пробубнил Швырев, раскачивая пирожком. - Ах, но это ведь не твой проект, а твоего знакомого, если не ошибаюсь?

Швырев издевательски-испытующе вперился в Ильина, но последний оставался невозмутим.

- Собственного ведь сочинения же, да?

- Да!

- Только нужно сперва создать промежуточные аппараты, - с охотой продолжал Ильин, - как-то: телепатограф, т.е. прибор, позволяющий читать чужие мысли; телепатофон, который сделает возможным мысленное общение; видеотелепатофон, с помощью которого можно  будет не только телепатически разговаривать друг с другом, но и видеть того, с кем говоришь; затем - телепатовизор; здесь я смогу наблюдать за человеком, где бы он ни находился, в любой момент времени, читая между тем его мысли, т.е. это, по существу, будет прибор ясновидения, но показывать он будет события , происходящие только в  данный момент...

- Думаю, что тоталитарная инквизиция, - перебил его Швырев, - тебе будет очень благодарна за подобные изобретения! Не нужно быть особенно прозорливым, чтобы не понять неимоверной опасности их! Если они будут созданы, каким-нибудь дураком! то тогда  тоталитарное государство получит полную, необъятную, ничем не ограниченную власть над человеком, абсолютнейшую! Тогда он у какой-нибудь банды уголовников, вроде большевистской, захвативших власть в стране, станет, как на ладони, совершенно обнаженным: этим негодяям, сидящим на троне, будут известны все его мысли, желания, чувства, за ним тогда можно будет следить, и днем, и ночью...

Это  как у Шекли... Рассказ такой у него есть, - пояснил Швырев, - забыл, правда, как называется, но в нем тоже, кстати, про "машину времени", очень похожую  на твою... Ты, случайно, не оттуда слизал?

- Нет, как будто ... мне кажется, я сам додумался. И что за рассказ?

- Да говорю же, не помню!.. А ты не читал, что ли? Тоже мне, филолог!.. Ну вот. В нем также один господин изобрел ясновидящую машину - " машину времени", затем она попала в массовое производство, и уже в конце рассказа другой герой говорит примерно следующее: "Поздравляю вас, голубки, с началом жизни в аквариуме!" М-да!  То есть сосед тогда будет следить за соседом, начальник за подчиненным, жена за мужем, шантажист начнет собирать компромат на жертву, и всякая жизнь, особенно же жизнь личная, интимная, станет невозможной!

-Конечно, надо будет засекретить все это! Зато какую пользу эти открытия смогут сослужить юриспруденции, истории! Когда человека можно будет отыскать по самой незначительной мелочи, по кашлю, например!

- Это как, по кашлю?

- Очень просто! Вот идет, допустим, человек... Вот он! - Тут Ильин указал на прохожего в окне, пожилого господина в сером плаще, который тут же испуганно вытаращился в ответ. - Предположим, он покашлял, но я его не вижу, я слышал только кашель. Затем я подсоединяю датчики ясновидящего прибора к голове, устанавливаю с этим господином  телепатическую связь, т.е. я просто думаю о нем, и вот я уже вижу его в настоящем, знаю его и прошлое, и будущее!

- Изумительно!

- А что касается тоталитаризма, то от подобной чумы, безусловно, застраховаться невозможно, но не науку же из-за этого останавливать! К тому же тоталитарный строй в России в двадцатом веке, да и вообще мировой тоталитаризм, развалился, слава Богу, не из-за того, что не имел психотронного оружия, (хотя, я слышал, что имел! уже!), а из-за того, что столкнулся с объективными экономическими законами, которые нельзя нарушать, с частнособственническим инстинктом человека, входящим как составная часть в более общий инстинкт - если можно так выразиться, стимуляционный.

Ничего не делается без стимула; никакая работа, никакое творчество без него невозможны; а уж тем более немыслимы великие дела без высшей праведной цели эти самые великие дела совершать!

Есть инстинкты благие и вредные для человека. Пример благого я дал. Вредные же, которые с удовольствием использует любая тоталитарная партийная диктатура для своих  нужд, это инстинкты самосохранения и стадный, порождающие в человеке величайшие его пороки: шкурность, стадность и рабство!

При этом шкурность является источником всех остальных человеческих пороков. Она  порождает в нем рабство, затем шкурность и рабство приводят к стадности, стадному ложному стыду, губительной стадной зависимости, гиблому стадному рабству!, к жестокости, злобе, ненависти, садизму, подлости, предательству, сволочизму и низости, словом, ко всякому злу!

Причем шкурность - это не только трусость, являющаяся первопричиной рабства и проч., но и эгоизм, и эгоцентризм. Хотя, я думаю, эгоизм, если и может вызывать какие-либо пороки в человеческой душе, так только самостоятельно - жестокость и бездушие.(Также как и стадность приводит к жестокости, подлости и предательству)!

При этом эгоизм и эгоцентризм нельзя смешивать с индивидуализмом, а уже тем более с праведным индивидуализмом! Ибо эгоизм - это служение себе, а не Богу и Добру; в то время как праведный индивидуализм - это свобода от стада (где стадо есть все то, что есть зло и вред для человека, все то, что оказывает на него злое, вредоносное влияние (не нужно объяснять, я думаю, что все то, что есть добро и благо для человека, все то, что оказывает на него, наоборот, доброе, благотворное влияние, есть человеческое общество!), это свобода от гнусного и преступного стада при подчинении законам того государства, на территории которого живешь, согласованным с высшими этическими законами (то есть с  законами, данными человеку Богом (высшими божественными законами),и самим этим законам, которые суть на несколько порядков выше, нежели законы стада; это свобода от стада для служения Богу и Добру!; и чем больше этой свободы, тем более велик человек, и тем более Блага он может принести миру!

Конечно же, повторяю, ничего не делается без стимула; и вести самосовершенствование постоянное:духовное,нравственное,умственное,интеллектуальное,творческое и физическое ,человек может только на пути к великой доброй цели(и только праведными средствами, естественно!) - достижению гениальности и святости, и далее -  стать равным Богу-Отцу ("Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный" (Евангелие от Матфея,5-48).       И для того, чтобы достичь этого, и необходимо освободиться от тягостных и вредоносных стадных оков, от губящего человека стадного рабства, от господствующей при тоталитаризме тоталитарной стадной человеконенавистнической идеологии и морали!

Я не говорю об анархическом индивидуализме... - продолжал Ильин. - По-моему, это просто иное название вседозволенности! Да и встречается он, я думаю, только в беллетристике, в жизни его попросту нет: свободному и духовно независимому человеку незачем совершать подлости и преступления, да и не из-за чего: подлинная духовная свобода очень  нелегко достигается - вечной войной с самим собою, постоянной работой над своей душой, а для этого нужен, как я уже сказал, высший праведный стимул, сам по себе исключающий  совершение каких-либо злодеяний.

Поэтому индивидуалисты, праведные индивидуалисты, не совершают сознательных, т.е. в здравом уме преступлений: они для этого слишком высокого уровня развития люди; преступления совершают только стадняки, которые во всем привыкли только уповать на стадо и жить не своим умом, а стадным, иметь не свою голову на плечах, а стадную, общую!

И вот такой стадный господин заявляет: если кто-то убивает, то почему я не могу?, если кто-то ест себе подобных, то чем я хуже? И причиной того, что этот стадняк совершит подобные преступления, будет одно - стадность!

Если стадняков, коих, к величайшему сожалению, подавляющее большинство в обществе, что-то и сдерживает от совершения преступлений, так это только страх наказания, а нет этого страха, не действует закон - и уголовные нормы жизни становятся нормами общественными!

Стадняк (в силу глубокой порочности своей натуры!) всегда отождествляет свободу со вседозволенностью, и праведный индивидуализм объявляет проповедью вседозволенности; то есть рассуждает он таким образом: будь у меня свобода, я бы совершал любые преступления, какие только душенька моя пожелает!, и, таким образом, меряя   индивидуалиста по своему аршину, сам же себя и высекает!

Так что, - продолжал Ильин, - пороки эти основные (т.е. шкурность, рабство и стадность) человек должен в себе нещадно подавлять, выжигать, если он хочет стать праведно свободным, благородным, умным и добродетельным!

Так что, хочу сказать еще раз, тоталитарный строй, любой тоталитарный строй - неминуемо потерпит поражение, потому как преступен и базируется на столь же преступной человеконенавистнической тоталитарной идеологии!..

Но вообрази, какие выгоды  зато сулит это мое изобретение свободному обществу! Можно будет узнать, как я уже говорил, прошлое, настоящее и будущее не только живущего на этой планете человека, но и душ, уже покинувших Землю! Льва Толстого, например! или Петра Первого! А это и есть проникновение во время, чистая информация о прошлом без вмешательства в последнее!

А другие разумные существа, живущие в этой и других Галактиках беспредельного Мироздания! О, дух захватывает от одной только мысли, что тогда человек сможет лицезреть другие обитаемые миры и цивилизации так же просто, как ты смотришь телевизор!.. Кстати, и прибор-то этот, ясновидения, и будет, скорее всего, напоминать собою последний! Но я отвлекся... О чем я говорил?.. Да! иные цивилизации!

И даже более того! Посредством такого ясновидящего аппарата можно будет проникнуть и в загробный мир!..

- Да!.. И ад предстанет! Как же без ада?..

- Да!  И рай, и ад! - с прежним воодушевлением, но и с  прежней серьезностью подхватил Ильин, пропуская остроту мимо ушей, давая понять тем самым, что не намерен реагировать на всякую пошлость и сбиваться тем самым с мысли, которую непременно хотел довести до конца, - словом, все то, где только бывает душа человеческая!.. Вот где будет настоящий, истинный переворот в истории Земли!

Швырев согласно кивнул.

- Ну, не Земли, конечно, - отвечал он чуть погодя, - но науки точно!.. Действительно потрясающе!.. Может быть, и изобретут когда-нибудь, лет через двести-триста...

                                                                                                                             1996 - 2008 гг.                                            

    

        


                                          

                                                                                                                           


   

     -

    

           

                                

                                                                                     

                         

       

                                   

     

                                                                                                                                                          

                                                                               


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"