Чуксин Николай Яковлевич: другие произведения.

Сломанные судьбы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
 Ваша оценка:


  

Сломанные судьбы

  
Верхняя часть страницы со статьей [Газета Нижняя часть страницы [Газета
  
   Судьбы людей меня интересовали всегда. Невольно сравниваешь их со своей судьбой, с судьбами хорошо знакомых тебе людей, с судьбами героев хороших книг, когда такие книги и такие герои еще были. Конечно, сравниваешь эти судьбы с представлениями о той эпохе, которые были многократно извращены профессиональными пропагандистами в угоду текущим идеологическим веяниям. Поэтому я не мог пройти мимо большой статьи "Четыреста сломанных судеб" в местной пустошкинской газете "Вперёд", тем более, что там упоминалась деревня Алушково, до которой от Лешенского всего около сорока километров, если ехать через Пятаково. Фотокопия этой статьи приведена в начале данной заметки. Вот, что там было написано про Алушково (сохраняю написание оригинала):
  
   "24 сентября арестовано 6 жителей деревни Алушково: три брата Степановых: Лазарь, Гавриил и Федор, 19-летний сын Лазаря Василий, вместе с ними проходили по делу отец и сын Степановы-Соловьевы. А также жители деревни Теплухино отец и сын Федотенковы. Все они были осуждены по статье 58-8-10. (...)".
  
   Алушково когда-то было небольшим селением, намного уступающим соседнему Иванищеву, где насчитывалось 60 дворов. Сейчас в Иванищево доживает свой век последняя жительница, а Алушково не то, чтобы процветает, но выживает, несмотря на приход эпохи общечеловеческих ценностей от Атлантики до наших месторождений нефти и газа, которые при ельциноидах чуть не стали ихними, несмотря на приход эпохи прав человека на вымирание. Да и вряд ли сегодня на Посковщине есть хоть одна процветающая деревня или город, не считая, конечно, Себежа, который находится на границе и живёт с таможни,
  
Алушково [Николай Чуксин]
  
Знакомый трактор Т-40 [Николай Чуксин]
  
   В Алушково есть даже магазин, что сильно облегчило мою задачу: найти хотя бы следы репрессированных Степановых.
  
Магазин в Алушково [Николай Чуксин]
  
   Правда, я не очень-то и надеялся на положительный результат: с 58-й статьей шутки плохи, если верить многочисленным публикациям, начиная с печально знаменитого доклада Хрущева. Тем не менее, бойкая зеленоглазая продавщица Галя сразу уверила меня, что есть такой Иван Ефремович Деменков, он знает о тех временах всё или почти всё.
  
Продавщица Галина [Николай Чуксин]
  
   Дом Ивана Ефремовича, к счастью, находился в полусотне метров от магазина, и хозяин был дома, вместе с острой и разговорчивой хозяйкой Ириной Титовной.
  
Дом Ивана Ефремовича [Николай Чуксин]
  
Иван Ефремович на любимом диване [Николай Чуксин]
  
Ирина Титовна у себя дома [Николай Чуксин]
  
   Как принято на псковщине, Иван Ефремович долго отнекивался, ссылался на то и на сё, но всё-таки разговорился. Он действительно знает много о своих краях, о людях, о жизни в те времена, которые и он, и Ирина Титовна вспоминают с тоской, сравнивая их с нынешним безвременьем. Вот бы пригласить нашего бывшего всенародно избранного царя, государя-батюшку, отца родного Владимира Владимировича Путина в Алушково к Ивану Ефремовичу, пусть послушал бы, что думает про него и про успехи правления его группировки простой, умудренный жизнью русский человек! И не на вертолете пусть прилетел бы, а вместе со всеми на автобусе, который проходит мимо Алушково три раза в неделю. Или даже пригласить Льва Марковича Шлосберга, того самого, который в своей газете "Псковская губерния" призывает псковичей, а значит, и Ивана Ефремовича, внимать израильской прессе, которая-де лучше знает жизнь в современной России.
  
   Сам Иван Ефремович родился в 1936 году и всю жизнь проработал в лесу: сначала заготовителем пня-осмола, потом лесорубом в алушкинской бригаде Пустошкинского промкомбината. Промкомбинат был важным предприятием Пустошки, в нем были лесозаготовительный цех с тремя бригадами: пустошкинской, алольской и алушкинской; швейный цех, выполнявший, в том числе, заказы армии, и столярный цех, выпускавший мебель и столярные изделия (рамы, круга, двери и пр.). Тогда на комбинате работало около 400 человек. Сейчас ООО "Промкомбинат" еще скорее живо, чем мертво, но на былой размах, конечно, рассчитывать уже не приходится. Как говаривал Димыч Чваков, демократия - огромная сила. Ей легко уничтожить одну отрасль и создать другую. Например, уничтожить авиацию и создать проституцию. С проституцией в Пустошке особых проблем нет: рядом трасса Москва - Рига, а вот с работой...
  
   Будет время - отдельно поставлю содержание разговора с Иваном Ефремовичем: мы беседовали два часа, и меня поразило, насколько правильно он оценивает политическую обстановку в стране и как точно выражает ее простыми словами. И это человек, который ни "академиев", ни тем более, гарвардов, не кончал, а всю жизнь провел в лесу и в деревне Алушково.
  
Иван Ефремович показывает усадьбу [Николай Чуксин]
  
Огород и пасека [Николай Чуксин]
  
Даже амбары здесть строят на века [Николай Чуксин]
  
   Про репрессированного Степанова-Соловьева он знает, знает, что тот был раскулачен, а вот про репрессии особо не слыхал: да, высылали куда-то под Ленинград, но он как-то быстро отбыл свой срок и поселился в Ленинграде, где работал на заводе. Дочь его работала мастером в цехе, что по здешним меркам уже начальство, номенклатура. Еще одна дочь Степанова, Татьяна Васильевна Мазунова, живёт в Забелье, и она должна знать больше. В Забелье мне было по пути: оно стоит около трассы, а у меня заканчивался бензин, на заправку из Алушково ехать все равно через Забелье.
  
   Забелье - большое селение, но дом Татьяны Васильевны я нашел быстро: её в селе знают. Симпатичная юная девушка позвала: "Бабушка, к тебе пришли", - и я ожидал, что сейчас выйдет дряхлая старуха лет за восемьдесят. Ничего подобного: вышла интересная женщина средних лет,
  
Татьяна Васильевна Мазунова [Николай Чуксин]
которая долго упрашивала не фотографировать её. Но я уже знал привычки псковичей. Они десять раз отказываются, прежде, чем согласиться на то, против чего, в принципе, не возражали и с самого начала. Вот так отказывалась фотографироваться Татьяна Васильевна Мазунова:
  
Отказывается фотографироваться [Николай Чуксин]
  
   Оказалось, что Иван Ефремович ошибся: Татьяна Васильевна не дочка, а внучка раскулаченного и репрессированного Фомы Степановича Степанова-Соловьева. Дочь его, Серафима Фоминична, мама Татьяны Васильевны, была одной из его пяти дочерей, четверо жили в Ленинграде, куда и вернулся из ссылки сам Фома Степанович. Все работали на заводе, возможно, это был "Скороход", и Серафима была не мастером, а бригадиром. Фома Степанович умер уже во время оккупации, в 1942 году, в Алушково, куда его привезла из Ленинграда мама Татьяны Васильевны, к своей сестре Матрене. У Матрены было двое детей, Серафима еще не была замужем, поэтому, когда немцы стали угонять жителей на работу в Германию и пришли за Матреной, вместо нее добровольно вызвалась Серафима. Попала она в лагерь под Баден-Баденом, но за проволокой они жили только по ночам, а днем батрачили у местных хозяев. В этом же лагере содержались пленные солдаты Красной Армии.
  
   Там, в лагере, Серафима познакомилась с Моругиным Василием Кирилловичем, кавалеристом из Воронежа, который попал в плен в окружении в 1941 году, и вышла за него замуж. После освобождения Советской Армией молодожены сначала поехали в Ленинград, но там было голодно, затем в Воронеж, но привыкшей к псковским просторам Серафиме показалось тесно в Воронеже. Так они вернулись в Алушково, где проработали в колхозе всю жизнь, и умерли совсем недавно: Василий Кириллович в возрасте 83 года, Серафима Фоминична в возрасте 82 года. С особым удовольствием Татьяна Васильевна показывала награды отца, полученные им как ветераном Великой Отечественной войны. Вот они:
  
Награды отца [Николай Чуксин]
  
   Так выглядел Василий Кириллович в последние годы жизни:
  
Василий Кириллович в последние годы жизни [Из семейного архива]
  
   А удостоверение к знаку: "Фронтовик" Василию Кирилловичу Моругину подписал сам знаменитый генерал Говоров, герой Великой Отечественной войны. Вот это удостоверение:
  
Удостоверение фронтовика [Николай Чуксин]
  
   Татьяна Васильевна окончила институт в Великих Луках и до последнего времени работала в Забельской школе преподавателем русского языка и литературы. Мне все-таки удалось сделать её более или менее приличное фото:
  
Учительница [Николай Чуксин]
  
   А вот муж Татьяны Васильевны, Петр Викторович, крупный мужик, из тех, про которых говорят, что он берёт трехлитровую банку молока одной рукой и выпивает эту банку одним залпом, на фото не получился. Придется еще раз ехать в Забелье, что я сделаю с удовольствием! Хорошие люди!
  
  
Петр Викторович с псом Боней [Николай Чуксин]
   Какие выводы можно сделать из удивительных судеб этих удивительных людей. Давайте подумаем:
      -- Репрессии по 58-й статье не обязательно означали ужасы Гулага, описанные Варламом Шаламовым.
      -- Некоторые раскулаченные и репрессированные крестьяне впоследствии вели вполне нормальную жизнь, мало отличавшуюся от жизни миллионов своих соотечественников.
      -- Бойцы Красной Армии, попавшие в плен, и проведшие в немецких лагерях по несколько лет, не обязательно после освобождения попадали в Гулаг, а некоторые даже получали правительственные награды и пользовались всеми льготами фронтовиков.
  
   Кстати, помните дядю Васю из заметки про бабу Нину, который при немцах был старостой деревни? Так вот, его не только не репрессировали за пособничество немцам, но даже ни разу не допрашивали по этому поводу. Так говорят знавшие его местные жители.
  
   Кстати, возвращаясь к статье в газете "Вперёд". Там написано, что к началу коллективизации в Пустошкинском районе было 9000 единоличных крестьянских хозяйств, в том числе, 232 хозяйства в списках, составленных сельсоветами, были обозначены как кулацкие. Далее говорится, что "за время коллективизации было выселено за пределы района или осуждено около 400 человек...". Давайте посчитаем. Девять тысяч крестьянских хозяйств по тем временам это минимум 50 - 60 тысяч человек, если считать, что одна семья - это одно хозяйство, а в семье отец, мать и четверо детей. Выходит, репрессиям подверглось менее одного процента крестьянского населения. Что это были за репрессии, видно на примере Фомы Степановича Степанова-Соловьева, упомянутого в числе репрессированных, и не просто репрессированных, а по 58-й статье, хотя в газете говорится и о такой форме репрессий, как лишение избирательных прав. Тут почти всю страну лишили прав, кроме права на вымирание, и ничего!
  
   Наверное, если начать копать поглубже и предметно разбираться в других трагических событиях прошлых лет, в том числе, таких, как Холокост и т.н. голодомор, откроется та же картина: искажение фактов в угоду идеологическому моменту.
  
   А факты - вещь, слава Богу, упрямая.
  
   21-23 июня 2009 года
   Лешенское - Пятаково - Алушково - Забелье
  
   Продолжение http://samlib.ru/editors/c/chuksin_n_j/lesh_87.shtml
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"