Чумакова Людмила Тарасовна: другие произведения.

Магия истинной любви

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Юная волшебница Верена уже распланировала всю свою жизнь. И в этих планах не было места для любви. Но всё меняет случайная встреча с синеглазым красавцем, затронувшем сердце неприступной чародейки. Теперь в планах Верены выиграть войну, узнать тайну собственного рождения и обрести истинную любовь.

  Глава 1
  Солнце стояло ровно над головой. Тёплые лучи проникали сквозь кроны деревьев. Лес, как будто, замер, нежась в летнем зное. Ни шороха, ни звука, ни движения. Лишь иногда спокойствие по-летнему прозрачного воздуха нарушалось ленивыми голосами птиц. Мягкая, как шкурка зверька, трава маленькой поляны так и манила путников насладиться тенью деревьев и прохладой последней росы. Крошечный прудик посреди поляны, казалось, был наполнен чёрным стеклом. Но на самом деле вода в нём была чистой и приятной. В этом зеркале природы отражались вековые сосны, как часовые окружающие поляну, и безоблачное небо.
  Красивая длинноногая лошадь песочного цвета отдала должное сочной траве, стараясь держаться в тени деревьев, спасаясь от жары. К её седлу был прикреплен меч, длинный лук и колчан со стрелами. Одежда, лежащая на траве, могла бы принадлежать воину, но была уж очень маленького размера. А девушку, купающуюся в пруду, скорее можно было представить в нарядном платье. Сказать, что она была красива, значит не сказать ничего. Каштановые волосы волнами спускались до талии. В глубине карих глаз поблёскивали золотые искорки. Трудно поверить, что такими изящными линиями и яркими красками наградила её лицо сама природа. Её движения были столь лёгкими и грациозными, что, казалось, это лесная нимфа потревожила тишину пруда. Она нырнула у берега и через секунду появилась на середине водоёма. Волосы намокли и казались чёрными.
  Но она была не одна в лесу в этот день. Юноша пробирался сквозь заросли, ведя коня под уздцы. Он услышал плеск воды и пошёл на звук. Он вышел на поляну и остановился, как завороженный глядя на незнакомку. Девушка стояла по шею в воде спиной к нему и не замечала постороннего наблюдателя. А он тем временем, ступая как можно тише, вышел на середину поляны и сел на камень у самой воды. Он сидел, не шевелясь, всё ещё не в силах отвести взгляд от незнакомки.
  Девушка повернулась, их взгляды на мгновение встретились. Её щёки покраснели от растерянности и гнева.
  - Подглядывал? Да? - спросила она, стараясь придать резкость мелодичному голосу.
  - Я случайно здесь оказался... Я не хотел тебя обидеть... Извини... - Он выглядел не менее растерянным, чем она.
  Девушка окинула его холодным взглядом. Он был одет просто, как одевались в деревнях, хотя было видно, что одежда новая и чистая. Красив. Чёрные как смоль волосы падают на плечи, на смуглом от летнего загара лице выделялись ярко-синие глаза.
  - Ладно... - вздохнула она, - Теперь отвернись, я выйду.
  С его лица исчезла растерянность, в глазах загорелся задорный огонёк. На мгновение могло показаться, что он откажется выполнить её просьбу, но всё же он со вздохом отвернулся. С опаской поглядывая на нового знакомого, девушка выбралась из воды и стала поспешно одеваться. Юноша бросил взгляд на её отражение в зеркальной глади пруда. Заметив его уловку, она усмехнулась, махнула рукой, что-то прошептала, и по воде пошла рябь, хотя воздух оставался абсолютно спокойным. Несколько секунд он, разинув рот, смотрел на это чудо, потом взял себя в руки и сказал с усмешкой:
  - Нечасто встретишь колдунью в наших лесах.
  - А ты здешний? - спросила она.
  - Да. Я... э-э... сын дровосека.
  - Скорее знатного вельможи. Тебя выдаёт осанка и манера говорить, хотя одежда простолюдина подобрана мастерски. Ты убежал из дома, или просто пошёл поохотиться?
  - Ты наблюдательна, - сказал он, уходя от ответа.
  - Всё, можешь поворачиваться.
  Она была красива в мужской одежде, и видно было, что ей не впервой так одеваться. Он долго смотрел на неё, через некоторое время ей стало неуютно под его пристальным взглядом, он заметил это.
  - Надолго в наши края? - спросил юноша.
  - Нет, проездом, - ответила красавица.
  - Очень спешишь?
  - Нет. А что?
  - Мы могли бы поохотиться вместе, - предложил он.
  Она размышляла несколько секунд, потом утвердительно кивнула.
  
   Девушка натянула лук. Движение было привычным, и на вид она не прилагала особых усилий. Зазвенела тетива. Стая уток бросилась врассыпную, но одной птице не повезло, она упала, пронзённая стрелой.
  - Вот и наш обед, - с оттенком гордости сказала девушка, поднимая убитую птицу.
  - Неплохо стреляешь.
  На самом деле он знал, что она стреляет просто замечательно. Попасть в движущуюся цель на таком расстоянии...
  - А ты думал, я оружие для украшения ношу? - усмехнулась она, но тут же поняла по его выражения лица, что именно так он и думал. - Так, слезай с лошади.
  - Зачем? - удивился он. - Лучше в другом месте привал устроить. Тут недалеко поляна с ручьём...
  - Привал тут не причём, просто хочу доказать кое что. Ты-то, надеюсь, оружием пользоваться умеешь?
  Она вытащила меч.
  - Умею, но драться с тобой не собираюсь, - ответил он.
  - Испугался? - с издёвкой спросила девушка.
  С сомнением глядя на неё, он спрыгнул с лошади и вытащил свой меч.
  Но через несколько минут поединка от сомнений не осталось и следа. Она превосходно владела мечом. К своему удивлению, он лишь слегка превосходил её в силе и был незнаком со многими приёмами, которыми владела она. Схватка закончилась двумя одновременными выпадами, в настоящем бою они бы проткнули друг друга насквозь. Её лицо раскраснелось, глаза блестели.
  - Ну что, легко сражаться с женщиной?
  - С тобой трудно, - признался он. - Я не ожидал...
  - В следующий раз не суди по внешнему виду.
  Она убрала меч и села на лошадь, он последовал её примеру.
  День пролетел незаметно для них обоих. Они пообедали на поляне, запили еду ключевой водой. Потом соревновались в стрельбе из лука. У обоих удачными оказались девять из десяти выстрелов. Они разговаривали и смеялись, будто были знакомы много лет, но никто не назвал своего имени и не спросил имени собеседника.
  Солнце клонилось к закату. Края облаков стали оранжевыми, небо на западе фиолетовым. Воздух сделался густым, почти осязаемым. Две лошади паслись на лугу, их хозяева сидели в высокой траве.
  - Мне пора, - вздохнула девушка, глядя на заходящее солнце. - Вот... Возьми это на память.
  Она сняла с шеи ленточку с медальоном и протянула ему. Украшение было довольно старомодным, на вид из бронзы, с фиолетовым камнем в середине.
  - Я бы и так никогда тебя не забыл, - сказал он, принимая подарок. - Когда я тебя увидел, я подумал...
  Она попыталась встать, он удержал её, схватив за руку. Она вновь опустилась на землю, он придвинулся поближе и обнял её за талию. Их лица разделяла пара сантиметров, когда она выдохнула "Нет!", встала и направилась к лошади.
  Он опомнился, только когда она уже сидела в седле.
  - Подожди, подожди! - он вскочил и подбежал к ней. - Когда я снова смогу увидеть тебя?
  - Я не знаю, скорее всего, никогда, - ответила она, как ему показалось, с сожалением. - Сегодня был сон, пора проснуться. Прощай, сын дровосека.
  Лошадь взяла с места галопом. Не оборачиваясь, девушка подняла руку в последнем прощании. Лошадь и всадница давно скрылись за холмом, а он всё стоял и смотрел им в след.
  Верена
  Моя история (по крайней мере, известная мне часть) началась семнадцать лет назад. Неподалёку от маленькой деревушки, затерянной в северных лесах, нашли еле живую женщину и маленького ребёнка. Девочке было не больше трёх месяцев от роду. Их принесли в деревню. Судя по состоянию женщины, она шла по лесу много дней, давно ничего не ела и была чем-то больна. Она умерла на следующий день, так и не успев рассказать, кто она и откуда, только прошептала никому не понятное слово "Верена". Видимо, у деревенских не хватило фантазии, и они назвали девочку Вереной. Намного позже я узнала, что "вереин" на древнем языке магов означает сила, способность. Совпадение? Возможно... Хотя, я не верю в совпадения. Никто не знал, как девочка выжила, решили, что чудом. Но чудеса на этом не закончились. Примерно в четыре года со мной стали происходить странные вещи (обычно, с будущими волшебниками странные вещи начинают происходить лет в восемь). Не могу сказать, что мне плохо жилось в деревне, меня никто не обижал, но такая жизнь не по мне. К тому же другие дети сторонились меня, я росла одинокой.
  Я быстро осознала, что являюсь исключением из правил. К шести годом я уже сознательно пользовалась магией. Тогда и взрослые уже стали меня побаиваться, не знаю, чем бы всё это закончилось, но произошло событие, которое навсегда изменило мою жизнь. Абсолютно случайно в нашей деревне оказался самый известный волшебник того времени, Седрик. Он увидел на улице маленькую девочку. Она дотронулась пальцем до бутона розы, и он тут же распустился. Седрик был восхищён моими способностями и взял меня в ученицы. То была самая большая удача, самый решающий поворот в моей жизни.
  Несмотря на все усилия чародея и мои собственные, я так и не смогла узнать, кто я такая. У моей матери (если это, конечно, была моя мать) с собой почти ничего не было, но в её сумке нашли две дорогие вещи. Это просто чудо, что деревенские за шесть лет их не продали. Они могли бы получить довольно много. Кинжал с серебряной рукояткой я всегда носила на поясе. Он очень удобно укладывался в руку, и я ни разу не промахнулась, метая его цель. Странно, но другие называли его неудобным. Мой лучший друг, второй ученик Седрика, как-то раз, попробовав метнуть мой кинжал, после нескольких неудачных попыток со вздохом вернул его мне и сказал, что рукоять остаётся холодной, как её не сжимай "и вообще, он странный какой-то". Мне так не казалось. Странно... Кроме кинжала у меня было старинное украшение. По виду, бронзовое, а на самом деле прочнее стали. Что это за металл, я не знала. Не знала так же и названия фиолетового камня. Я показала эти вещи Седрику. Он всю ночь рылся в старых книгах, потом уехал на две недели, забрав с собой кинжал и медальон, а, вернувшись, объявил, что ничего примечательного в них нет. Но я думаю, что-то примечательное всё-таки есть. Но если так, то почему Седрик врал мне? Кто его разберёт... У него на всё есть причины. Как бы то ни было, моё происхождение осталось для всех загадкой, и для меня в том числе. Я носила медальон на ленточке на шее. Вообще-то, я не очень люблю украшения, но это носила.
  Что побудило меня отдать эту реликвию прошлого незнакомому человеку? Никогда раньше не была в таком шоке от собственных поступков. Но я не жалею, только разобраться не могу, почему я это сделала. Просто у меня сжалось сердце при мысли, что он может меня забыть. А ведь, скорее всего, так и будет. Пройдёт какое-то время, мой подарок потеряется, и он меня забудет. И правильно. Это был сон. Выбросив, или потеряв медальон, он проснётся окончательно. А вот я уже год не могу до конца проснуться. Так хорошо было в лесу... Так хорошо было с человеком, имени которого я не знала. Я уже почти не помню, о чём мы тогда говорили, помню только, что голос у него приятный и какой-то... бархатный, что ли... И глаза красивые. Синие-синие. Ах!... А ещё он меня поцеловать хотел, а я убежала... Иногда я думаю, что надо было остаться...
  Ну, всё, Верена! Пора с этим заканчивать! Если хочешь спать нормально, забудь тот день. Как же его забыть? Каждый раз, как на ночное небо смотрю, синие глаза вспоминаются.
  Глава 2
  Я люблю быструю езду, и моя лошадь тоже. Поваленное дерево перегораживает дорогу. Нимфа даже не затормозила. Я лечу! Сердце на секунду замирает. Молодец, Нимфа! Я купила её чуть больше года назад, тогда я отправилась в путешествие. Это неотъемлемая часть обучения мага. Достигая определённого уровня, ученик отправляется в путешествие по свету, в котором он должен ещё раз обо всём подумать, составить своё мировоззрение. Я начинала путь пешком, но вскоре поняла, что это бесполезно. Нимфа обошлась мне относительно дёшево. Год назад она была такой невзрачной. Увидел бы Нимфу сейчас торговец, продавший её за двадцать золотых. Грива шелковистая, бока лоснятся. Ещё глаза изменились. Тут я постаралась. Заклинание привязки довольно сложное, лучше было вернуться домой и попросить Учителя проследить, но я всегда была нетерпеливой. Я могу управлять Нимфой мысленно. Знаю, сложно поверить, но так и есть. Мне даже не обязательно натягивать поводья, Нимфа понимает меня. Только меня. Этим заклинанием я соединила наши с ней умы. Конечно, могли возникнуть осложнения, но, кажется, всё в порядке. На всякий случай нужно попросить Учителя проверить, не навредила ли я себе и Нимфе.
  Быстрее, Нимфа, милая, быстрее!... Домой, домой! Я возвращаюсь домой, в единственное место на земле, которое я могу назвать домом. Это дом Седрика, моего Учителя. На самом деле, он мне как отец. Он вырастил меня, научил всему, что я знаю. Но дома меня ждёт не только Седрик, но и человек, который за долгие годы стал мне братом. Как же я соскучилась по Рольфу! Мой маленький братишка! Нет, уже не маленький. Сейчас Рольфу четырнадцать. Он второй ученик чародея. Наши судьбы во многом похожи. Он рано потерял родителей, для него Лесная Обитель тоже стала домом. Жалко его... Но в одном я ему завидую. У него были родители, да, они умерли, когда ему было семь, но он их помнит. У него есть воспоминания о семье, о прошлом. У него есть прошлое. А у меня есть только могила женщины, которую я не помню, в деревне, которую я не хочу помнить.
  Вот знакомые места. Быстрее, быстрее! Последний поворот... Ничего не изменилось! Маленький белый домик, окружённый садом. Кстати, стены дома кипельно-белые, хотя я ни разу не видела, чтобы их кто-нибудь подкрашивал. В саду тоже можно заметить много всего интересного. Например, сейчас одновременно цветут розы и сирень. Здесь нет ничего невозможного. Всё в этом саду постоянно подпитывается магией. Моё любимое место за домом. Там кусты сирени склонились друг к другу, образовав что-то вроде шалаша. Моё тайное убежище, хотя, наверное, не такое уж тайное. Всё здесь любимо и знакомо. Вот редкие чёрные ирисы. Седрик привёз их из какой-то дальней страны, больше ни у кого в королевстве таких нет. Вот грядки с лечебными растениями. Многие из них я знаю, знаю, как их применять, что ими лечат, но к некоторым Учитель и близко не подпускает. Ничего, когда-нибудь всё узнаю, всему научусь.
  Я спрыгнула на землю и сразу почувствовала сладкий запах черёмухи. Огромное дерево в белой пене цветов склонилось над воротами. Я закрыла глаза и вдохнула поглубже. Как хорошо дома! Нимфа почувствовала мою радость и толкнула в плечо. Я погладила её по шее и объяснила, где конюшня. Нимфа кивнула, точнее, кивнула бы, будь она человеком, и пошла в указанном направлении.
  Я начинающий маг, но уже умею различать человеческие эмоции. Обычно это трудно для меня, но здесь всё пропитано магией, это усиливает волны и помогает новичкам. По аллее ко мне направлялась буря восторга. Да что там буря, шторм, ураган. В первую секунду я не узнала Рольфа. Неужели это мой маленький братец? Я помнила его мальчишкой, теперь передо мной красивый юноша. Рольф выше меня, золотистые кудри падают на плечи. Как легко он меня поднял!
  - Верена! Вереночка! Вера! - он сам придумал мне это укороченное имя, я была не против. - Как я соскучился!
  - Поставь меня на место! - сказала я, смеясь.
  - Какая же ты красивая, ещё краше, чем прежде!
  Он повернул меня перед собой. Я изменилась? Странно, не замечала.
  - Я тоже рада тебя видеть. Где Учитель?
  Мне не терпелось поскорее увидеть Седрика.
  - С возвращением, Верена.
  Тот же спокойный голос, тёмная борода с проседью, светло-голубые ясные глаза, которые, казалось, видели меня насквозь. Седрик был таким, сколько я его помнила. Часто я задавалась вопросом, сколько Учителю лет. На вид не больше шестидесяти, но иногда он говорит о событиях, произошедших много столетий назад, будто лично присутствовал при них.
  - Вижу, твоё путешествие удалось на славу, - в этот момент я почувствовала, как он просканировал мои воспоминания. Для обычного человека это неприятно, а для меня слегка щекотно. - Потом надо будет посмотреть Нимфу. Ты плохо поступила, девочка моя, - он погрозил мне пальцем. - Не нужно было проводить привязку, не посоветовавшись со мной. А если бы что-то пошло не так? Если бы навредила Нимфе, или себе?
  - Простите, Учитель, этого больше не повторится, - я потупила взгляд. Он прав, как всегда.
  - Кто-нибудь мне объяснит, в чём дело? - Рольф не любит оставаться в неведении.
  - Пойдёмте в дом, мне нужно кое-что рассказать вам обоим, - сказал Седрик и направился по аллее к крыльцу.
  По дороге я рассказала Рольфу про Нимфу.
  - Ты сама сделала привязку? - изумился он. - Ты будешь великой чародейкой!
  - Да ну тебя! - отмахнулась я.
  - Я серьёзно, - настаивал он. - Кто кроме тебя мог выполнить такое сложное заклинание в этом возрасте? Мне до твоего уровня, как до неба пешком.
  Я не хочу хвастаться, но с последним утверждением согласна. А вот насчёт возраста... Разве семнадцать это так мало? Я уже взрослая, сама объехала весь Неирол. И заклинание самое обычное, я ещё не то могу.
  В домике всё было по-старому. В гостиной Седрик махнул рукой, я ощутила лёгкую волну энергии, и на столе появилась карта. Я подошла поближе и поняла, что это карта Неирола.
  - Как вы уже поняли, это королевство Неирол. Наша страна, наша родина. Мы здесь, - он указал какую-то точку на карте. - Вот Лотер, столица. Верена уже бывала там.
  - Да, в начале путешествия, почти год назад, - кивнула я.
  Мне больше запомнился не город, а полянка в его окрестностях, но об этом умолчим... Да, конечно, попробуй что-то скрыть!... Хотя те воспоминания идут с пометкой "личное", скорее всего, Седрик не станет их смотреть. По крайней мере, я на это надеялась.
  - Что ж, скоро тебе представится ещё один случай навестить этот прекрасный город. Советую тебе, Рольф, упаковать вещи, а тебе, Верена, их не разбирать. Мы отправляемся завтра утром.
  Если бы я не умела сдерживать эмоции, то открыла бы рот от удивления. Я бросила вопросительный взгляд на Рольфа, он только недоумённо пожал плечами.
  - Незачем переглядываться, мои дорогие, - от Учителя ничего не скроешь. - Вчера я получил вот это.
  Он протянул мне листок бумаги. Взяв его в руки, я поняла, что бумага плотная и дорогая, ещё я заметила королевскую печать. Письмо явно было написано секретарём с образцовым почерком под диктовку какого-нибудь министра. Там было очень много учтивых выражений, непонятных слов и длиннющих фраз, но без всего этого содержание письма сводилось к тому, что король Ричард предлагает волшебнику Седрику должность главы совета. Что ж, король умён, раз хочет видеть Седрика среди своих друзей. Только я не понимаю, почему Учитель согласился, ведь обычно он не принимал подобных предложений. Я вернула письмо и не стала ничего спрашивать. Если спрашивать, он ничего не расскажет.
  - Мне было сидение, - сказал Учитель.
  А вот это уже интересно! Я всегда знала, что у Седрика есть дар предвиденья, но он никогда не рассказывал о будущем. Он сказал, что у меня тоже есть этот дар, и когда-нибудь я научусь им управлять, но пока что я, как ни старалась, ничего не видела в будущем, кроме размытых контуров.
  - Грядёт война, - продолжил он, - а наш король молод и неопытен.
  - Война? - воскликнул Рольф скорее с радостью, чем с огорчением. Он с детства мечтал о военной славе, и теперь появился шанс осуществить мечту. Я не была настроена так радостно.
  - С кем война? - спросила я.
  - С Денгаром, - ответил Учитель.
  Я могла бы и сама догадаться. Когда-то Неирол и Денгар составляли одно государство, пока два принца не рассорились. Один из них собрал сторонников и откромсал себе больше трети страны. Его звали Денгис. Наверное, он был очень самонадеянным, раз назвал страну своим именем. Предсказатель тех времён сказал, что войны не будут прекращаться, пока не появится король, который снова объединит страну. Я в своё время выучила это предсказание наизусть. "И погрязнет королевство в пучине войн, и многие умрут, но придёт человек, и созовёт всех под единое знамя. И тогда наступит золотой век для Неирола и Денгара, долгие годы мира и процветания". Скорей бы...
  Я хотела хоть немного отдохнуть с дороги и пошла к себе в комнату. Моя милая, уютная комнатка! Как жаль, что я здесь всего на одну ночь. Я заснула, только моя голова коснулась подушки.
  Не могу сказать, что я жаловалась на сон, только в последнее время снилось одно и то же. Точнее, сны были разные, только в каждом из них фигурировал молодой охотник с синими глазами. Иногда я бежала за ним по лесу и ни как не могла догнать, иногда мы вместе шли по цветущему лугу, и мне не хотелось просыпаться. Но сегодня я спала без сновидений. Не знаю, что этому виной, усталость, или магия этого места.
  
  Я проснулась поздно вечером и решила зайти к Рольфу, он наверняка ещё не спит. Комната Рольфа недалеко от моей. Я постучала.
  - Входи, Вера, - отозвался он.
  Я вошла. М-да... У него, конечно, всегда в комнате бардак, но то, что творится здесь сейчас и бардаком трудно назвать.
  - Да ты не стесняйся, садись.
  Рольф скинул на пол стопку тетрадей, освободив место на стуле. Я села, а он подобрал пыльные тетради и стал просматривать их. Это продолжалось довольно долго, наконец, Рольф разделил тетради на две стопки. Одну положил в дорожную сумку, другую швырнул через всю комнату в ящик, наполненный старыми книгами и бумагами.
  - Тебе помочь со сборами? - спросила я, один он тут до утра провозится.
  - Не, я сам, - ответил Рольф. - Как же всё-таки здорово, Вера! В столицу поедем! В войне будем участвовать. Как ты думаешь, меня Седрик пустит в сражение? Конечно, пустит, - ответил он на свой вопрос. - А если не пустит, я сам пойду. Как думаешь, мне сразу подразделение дадут, или сначала отличиться надо? Ну, за этим дело не станет. На что угодно спорю, что через пару лет буду генералом...
  Мне стоило большого труда удерживаться от смеха. Какой же он всё-таки ребёнок! Уже видит себя героем сражений.
  - Мы и поговорить толком не успели, - вздохнул Рольф. - Расскажи о путешествии. Ты видела море?
  - Да, я плыла на корабле от Закатной Гавани до Южного Маяка. Ты не представляешь, какое море красивое! Вроде, просто вода, но... этого не объяснить... Когда-нибудь сам увидишь.
  - Расскажи про города, - попросил он. Рольфа никогда не интересовала романтика природы. - Ты ведь была в Лотере, расскажи, какой он.
  - Лотер ты увидишь через несколько дней, - ответила я. - Это красивый город. Я видела королевский дворец, правда, издали.
   С окрестностями Лотера были связаны самые необычные мои воспоминания. Я позволила себе задуматься на секунду, и этой секунды хватило быстрому уму мага.
  - В чём дело, Вера? - спросил Рольф. - Ты какая-то странная... Что произошло?
  - Всё нормально, - отозвалась я.
  Даже если Седкик и прочтёт те воспоминания, он никогда не заговорит об этом, а если Рольф что-нибудь узнает... Даже думать страшно.
  Я ойкнула от неожиданности. Неумелая мысленная атака на мои воспоминания разбилась об умственный барьер, который Седрик всегда преодолевал без труда.
  - Идиот!
  Я запустила в Рольфа первым, что попалось под руку. Это оказалась довольно тяжёлая книга. Но, посмотрев на него, я поняла, что это было необязательно. Наверное, он вложил слишком много энергии в атаку и неправильно её распределил. Рольф побледнел и почти упал на кровать.
  - Рольф, с тобой всё нормально? Давай я Учителя позову.
  - Нет, не надо, мне уже лучше, - ответил он.
  В такие моменты я понимала, насколько мы ещё неопытны и уязвимы. То, что попытался сделать Рольф, Учитель делал с лёгкостью, поражающей воображение. Это было легко для него, и при этом почти невыполнимо для меня или Рольфа. Пока... Практика, и ещё раз практика. Тренировать заклинания, пока не сможешь повторить их во сне, разрабатывать свой энергетический резерв, учиться правильно расходовать энергию. Учёба, тренировки, учёба... И всё это на неопределённое количество лет.
  - Ты уверен, что хорошо себя чувствуешь? - спросила я.
  Тренироваться лучше в присутствии Седрика. Я слышала истории о том, как неосторожные ученики выкачивали из себя всю энергию и даже не замечали этого... пока не падали замертво. Но сейчас я была склонна поверить Рольфу, утверждавшему, что всё хорошо. Его щёки уже порозовели, он глубоко вздохнул и поднялся.
  Он с грустью посмотрел на гору вещей, которые надо было упаковать. Я взялась помогать ему, но уже через несколько минут поняла, что лучше было сегодня оставаться в своей комнате. "Вот свинья!" Это я про Рольфа. Во-первых, потому что у него в комнате бардак, а во-вторых, потому что я должна этот бардак разгребать. Даже его горячая благодарность после того, как мы отсортировали нужные вещи и сложили их в сумку, не вернула мне хорошего настроения.
  Вернувшись к себе, я решила немного потренироваться. Простые заклинания можно отрабатывать и самостоятельно. Я закрыла глаза и глубоко вздохнула, очищая разум, пытаясь сконцентрироваться. Потом положила перед собой книгу, вытянула руку вперёд. Люблю это ощущение... Тёплая струйка энергии пробежала от сердца к ладони. Я ещё раз вздохнула и вытолкнула волшебство на волю. Самое трудное - направить его туда, куда надо. У меня всё получилось. Книга оторвалась от поверхности стола, повисла в воздухе. Вроде, всё стабильно... Я шевельнула рукой, книга сдвинулась. Я заставляла её летать по комнате, делать пируэты. Вдохновлённая успехом, я решила попробовать поднять в воздух несколько предметов одновременно. Это у меня не всегда получалось. Но сегодня, видимо, счастливый день! По комнате порхало несколько книг и стульев. Сложно контролировать несколько объектов сразу, тут важен правильный расход энергии. А с этим у всех новичков проблемы. Малейшее нарушение концентрации и всё насмарку. Ни о чём не думать... Нет никаких мыслей... Я полностью сконцентрирована и ни о чём не думаю...
  Единственная малюсенькая вспышка воспоминания и всё валится на пол. Причём один из стульев падает прямо на меня. Чтоб его!... Нет, не стул, он-то тут ни при чём. Так, просто мебель, задействованная в опытах мага-новичка. Стул как раз пожалеть можно. Чтоб его... этого... Сейчас я хотела, чтобы этот стул упал ему на голову и зашиб до смерти. Ведь, это уже не в первый раз! Постоянно из-за него вся концентрация рушится! Вот гад! Если бы он вдруг оказался в пределах слышимости, я бы выкрикнула ему в лицо все те слова, которые слышала от портовых грузчиков.
  Ладно. Спокойно... Вдох, выдох... Он тоже ни при чём. Наверняка, уже всё забыл, а сейчас спит спокойным сном, ведь ночь на дворе. А я тут как дура по ночам тренируюсь и обвиняю в своих неудачах непонятно кого. Я ведь даже его имени не знаю... Сын дровосека, чтоб эму пусто было...
  "Сын дровосека"
  Я не мог заснуть. Вроде, и постель мягкая, и удобно, а сон не шёл. Завтра столько важных дел, а я буду как осенняя муха. Ладно, не впервой... Я встал, зажёг свечу, взял книгу. Глаза пробегали по строчкам, но смысла прочитанного я не воспринимал. Со вздохом я захлопнул трактат по истории и положил его на полку. Завтра дочитаю, если время будет... Я подошёл к окну, закрыл глаза, подставив лицо свежему ночному ветру. Тут же перед мысленным взором всплыла картинка. Полдень, жара, лес, полянка, пруд, девушка. Вот уже больше года все девушки, которых я встречал, казались мне дурнушками. Раньше некоторых из них я считал красивыми, но по сравнению с ней... А можно ли что-то сравнивать с идеалом? Раньше мне нравились блондинки. Я знал одну девушку, подумывал насчёт неё... Золотистые волосы, васильковые глаза... Просто картинка. Мне так казалось. Теперь думаю, как я мог восхищаться такой тощей фигурой, блёклыми волосами, почти бесцветными глазами. Раньше кареглазые девушки казались мне чересчур обычными, раньше я не понимал, какими прекрасными и глубокими могут быть карие глаза. Её глаза сверкали золотом. Золотистые искорки плясали в них, когда она задумывалась, или сердилась. Этот причудливый танец завораживал... А волосы... Такие густые, мягкие... Так и хочется зарыться в них лицом. Опять же, раньше я не любил каштановых волос. Её черты лица... идеальны. Другого подходящего слова нет.
  Ну вот, опять... Вспомнил всё до малейших деталей, теперь точно не засну. Не знаю, что на меня нашло, когда я её увидел. Меня что-то тянуло к ней. Я хотел её поцеловать. Наверное, она правильно сделала, что оттолкнула меня. Иначе этот поцелуй мучил бы меня всю жизнь. Я снял с шеи ленточку, чтобы в очередной раз рассмотреть её подарок. Ношу его, не снимая, уже год. Медальон, кажется старинный. Фиолетовый камень в середине загадочно поблёскивает в тусклом свете. Интересно, она помнит об этом подарке? Наверное, нет... И правильно. Она сама сказала, что тогда был сон. Она проснулась, а я не могу. Вот сейчас ночь, она, скорее всего, спит мирным сном, а я стою, как дурак, думаю, мечтаю. Ну их, эти мечты, всё равно они не исполнятся...
  Глава 3
  Верена
  От Лесной обители до Лотера можно добраться недели за две. Но если ехать короткой дорогой через лес, то можно немного сократить путь. Для Рольфа провести неделю в седле оказалось жестоким испытанием, но я привыкла проводить много времени на лошади, к тому же, ехать на Нимфе было сплошным удовольствием. Мы с Рольфом несколько раз скакали наперегонки. Здесь-то я и продемонстрировала все преимущества привязки. Трудно управлять лошадью, когда скачешь по лесу во весь опор. Мне требовалось меньше времени на поворот, потому что пока Рольф решал, что нужно повернуть и натягивал поводья, уходило много времени, а Нимфа даже не дожидалась моего мысленного приказа, просто улавливала моё решение, иногда даже раньше меня самой.
  Я во всех подробностях рассказывала Рольфу о своём путешествии, Седрик тоже прислушивался к нашему разговору. Рольф несколько раз заставил меня пересказывать, как на меня напали разбойники. Хотя, по-моему, это скучная история. Они были вооружены дубинками и бросились наутёк, только увидев у меня в руках хороший меч. Рольф с гордостью показал мне свой собственный меч.
  - Я назвал его Лучезарный, - похвастался он.
  Я хотела сказать, что имена могут быть только у мечей рыцарей, но промолчала. Ведь Рольф не сомневался, что скоро станет не только рыцарем, но и главнокомандующим. А я хотела только поскорее научиться всему, что знал Учитель. Магам-новичкам, вроде меня и Рольфа, не приходится рассчитывать на колдовство в сражениях, нам для магии нужна концентрация. Мы могли рассчитывать только на остроту клинка и силу руки. Конечно, Рольфа это не расстраивало.
  Я не радовалась и не боялась. Просто мне было жаль, что люди на войне погибнут. Но в моём сердце не было и следа страха. Иногда я жалела, что не родилась мужчиной. В силе я не уступала Рольфу, превосходно владела оружием, была ученицей великого мага и, по его собственным словам, подавала большие надежды. Я никогда не позволяла себе слабостей, вроде страха, слёз, или любви. Я прочитала много книг, среди них были и любовные романы. И всё прочитанное сводилось к тому, что любовь это слабость, неприемлемая для мага и воина. Она не позволяет здраво мыслись, сковывает по рукам и ногам.
  
  Вечером мы сидели у костра. Я разбирала новое заклинание. Седрик решил, что я уже готова учиться огненной магии. Заклинание защиты не было очень сложным, сложно было побороть страх. Попробуйте взять в руки огонь. Я должна была первый раз в жизни прикоснуться к пламени. Я протянула руку и остановилась. Природный инстинкт призывал не делать этого. Боюсь? Нет, не боюсь! Не горячо, не больно, только щекотно. И красиво. Я не видела ничего прекраснее этой причудливой пляски огня в моих ладонях. Я заставляла языки пламени принимать различную форму. Просто поразительно! Огненная лошадь скачет по моей ладони, а я не обжигаюсь. Рольф тоже захотел попробовать, хотя Учитель предупреждал, что ему такая магия ещё не по силам. Но мой братец не успокоился, пока из-за неудачных опытов не загорелся его собственный плащ. Седрик щелкнул пальцами, и Рольфа окатило водой, причём не только плащ. Так что Рольф сидел в стороне обиженный и мокрый, когда Учитель сказал мне:
  - Хватит занятий на сегодня. Сейчас я расскажу вам одну древнюю легенду.
  - Ой, только не очередная скучнейшая история! - сказал придвинувшийся к костру Рольф.
  Я любила слушать, как Учитель рассказывает, и Рольф на самом деле тоже любил.
  - Эта легенда очень старая, - продолжил Седрик, не обратив внимания на слова Рольфа. - Ну, слушайте... В одном королевстве жил принц. Он был сильный и храбрый. Когда он выходил не поле боя, враги в страхе разбегались. И жила в этом королевстве девушка. Она была из простого народа, но обладала невиданной красотой. Если она выходила на улицу в ненастную ночь, месяц выглядывал из-за тучи, чтобы полюбоваться на неё. Она была такой доброй, что дикие двери не боялись её. Птицы сопровождали её повсюду и научили петь. Однажды, гуляя по лесу, принц услышал дивное пение. Они встретились...
  - И полюбили друг друга с первого взгляда. Как всегда, - вставил Рольф.
  - И полюбили друг друга, - невозмутимо продолжал Учитель. - Они никогда не расставались, пока принцу не пришлось отправиться на войну. В одном из сражений он пал, как герой.
  - Ага, только перед этим враги в страхе разбежались, - усмехнулся мой неугомонный братец.
  - Заткнись, - сердито сказала я и вновь приготовилась слушать.
  - Его возлюбленная была безутешна. Пролив много слёз, она решила найти способ вернуть его. Она долго странствовала по свету и, наконец, добралась до Долины Смерти. Сама Смерть вышла ей навстречу. "Твоё время ещё не пришло, - сказала Смерть. - Уходи!". "Обменяй меня на одного из своих пленников, - попросила девушка. - Позволь мне остаться у тебя вместо принца".
  - И она умерла? - разочарованно спросила я.
  - Не перебивай, Верена, легенда ещё не окончена, - сказал Учитель. - Итак... Девушка хотела отдать свою жизнь, чтобы жил принц. Увидев её самоотверженность и любовь, Небесный Владыка приказал Смерти отпустить принца без выкупа. Принц и девушка рука об руку ушли из долины и вернулись только через много лет, прожив долгую и счастливую жизнь. Только чистое сердце и настоящая любовь могут победить смерть.
  Седрик вздохнул и замолчал. Я тоже ничего не говорила, слишком сильное впечатление произвела на меня история принца и его возлюбленной. В некотором смысле глупо, ведь для меня любовь и глупость - синонимы.
  - Жизнь, смерть... Ерунда какая-то, - заявил Рольф. - Так не бывает.
  - Ведь это же сказка, конечно, так не бывает, - ответила я. - Люди не возвращаются с того света, а жаль... Хотя, если она была волшебницей, то могла передать ему свою энергию, только после этого не живут.
  Такие эпизоды действительно были в магической истории. Когда магией исцеляется рана, чародей отдаёт свою энергию. В принципе, можно выкачать из себя всю энергию в другого человека, в животное, да во что угодно, только после этого, правда, не живут.
  - Она могла воспользоваться чёрной магией, - предположил Рольф.
  Да, в чёрной магии есть подобные приёмы. Можно зарядить что-то или кого-то не своей, а чужой энергией. Вообще-то нет чёткого разделения на чёрную и белую магию, просто некоторые заклинания по тем или иным причинам запрещено использовать, а тех, кто пользуется ими, объявляют тёмными магами. Случались восстания тёмных магов, но их всегда подавляли.
  Мне не хотелось верить в то, что героиня легенды пользовалась запретными заклинаниями.
  - Это просто сказка, Рольф, - сказала я. - Романтическая история, - я мечтательно вздохнула. - Представляешь, она была готова отдать свою жизнь, чтобы жил он. Это так...
  - Нудно, - закончил за меня Рольф, - Если человек умер, он просто так не воскреснет, что бы ни говорилось в легендах.
  Я лежала и думала о молодом принце, о его возлюбленной. Как нужно любить человека, чтобы пойти не такое? Любовь это глупость, иллюзия, слабость... Но иногда так хочется, чтобы рядом был человек, которому безгранично доверяешь, который помогает сердцу биться быстрее. Иногда так хочется любить.
  
  Мы ехали мимо возделанных полей и красивых деревень. Вдали на холме показался город. Как величественно смотрятся крепостные стены и замок! Мы остановились на минуту, чтобы полюбоваться этим зрелищем. Рольф видел это впервые. Он смотрел, раскрыв рот. Да, такие, как он, созданы не для лесов и уединённой жизни, а для шумных городов, для битв, для приключений и триумфов. Что-то подсказывало мне, что Рольф уже не вернётся в Лесную Обитель. Это не его мир, его мир там, на холме. Учитель посмотрел на Рольфа с грустной улыбкой, наверное, он тоже чувствовал нечто подобное. Его мир там, а где мой?
  - Учитель, расскажи мне о короле Ричарде, - попросила я, когда мы снова тронулись в путь.
  - Отец Ричарда умер полгода назад, - сказал Седрик. - По закону Неирола, только через год после смерти короля коронуется его наследник.
  - Зачем такой закон? - удивилась я.
  - Всё очень просто, - усмехнулся Рольф. - Если король паршивый, то за год это проявится, и можно будет легко его скинуть.
  Я засмеялась.
  - Возможно, этот закон был принят на основе подобного рассуждения, - сказал Седрик.
  - Значит, Ричард ещё не коронован? - уточнила я.
  - Он будет коронован, - с уверенностью сказал Учитель. - Ричард мудрый правитель, народ любит его. Единственное, чего ему не хватает это опыт. Он твоего возраста, Верена.
  Семнадцать это не так уж и мало. Но, представив себя на троне, я глубоко вздохнула. Мне оставалось только пожалеть этого человека, у которого есть обязательства перед страной и перед народом. Хорошо, что Седрик решил приехать в столицу. Если, правда, начнётся война, то королю понадобится совет мудрого чародея.
  Словами не описать восторг Рольфа при виде городских стен. Он восхищался всем, что видел, а я, не отрываясь, смотрела на замок. Он расположен на вершине холма, и мы поднимались туда по извилистым улицам, серпантином вьющимся по склонам. Я раньше не была в замке. Туда пускали только в приёмные дни, а я была в Лотере в не приёмный день, а задерживаться для того, чтобы посмотреть вблизи на замок, мне не хотелось. Только теперь я поняла, насколько была глупа. Я смотрела на башни, будто, улетающие ввысь, на окна с цветными стёклами, на резьбу по камню. Как красиво! Король вдруг представился мне каким-то сказочным героем. А кем ещё может быть человек, живущий в таком великолепном замке?
  Тем не менее, я заметила, что одна из башен забрана строительными лесами, и на фасаде тоже идут восстановительные работы. Внутри какие-то помещения были отреставрированы, а какие-то вовсе заброшены. Правда, на парадную лестницу и тронный зал реставраторы не поскупились. Сейчас это огромное помещение тонуло в полутьме. Я представила себе, каким будет этот зал, если загорятся свечи во множестве золотых и серебряных канделябров и тихонько ахнула.
  Король должен был принять нас в зале совета. Хотя, зал, это сильно сказано. Просто комната. На стенах портреты королей и полководцев, посередине стол, вокруг него стулья. С одного из них навстречу нам поднялся человек. Он стоял против света, и я не могла как следует его разглядеть. Он подошёл ближе. Если бы не контроль эмоций, которому я научилась за долгие годы, я бы вскрикнула от удивления. Он тоже меня узнал, я сразу это поняла, только гораздо лучше справился с эмоциями. Только глаза на миг сверкнули.
  Кто-то представлял нас ему, он что-то говорил Седрику, но я не слушала. Я должна была догадаться! Красавец-охотник, которого я встретила в лесу - молодой король Неирола. Правда, тогда он был не королём, а принцем, но сути это не меняет. Я уже тогда знала, что он не тот, за кого себя выдаёт, что он благородных кровей. Но мне и в голову не приходило, что он может оказаться королём. Вот, чёрт!
  Завтра должна была состояться официальная церемония вручения королевской печати. Там будут присутствовать все видные люди государства. Передо мной встал логичный вопрос: что надеть? Раньше я не попадала в подобные ситуации. Я вообще особенно не заботилась о том, как выгляжу, всё равно, никто не смотрит. Но теперь я представила, как стою в одном из своих поношенных скромных платьев рядом с разодетыми в пух и прах дочками министров и чиновников, и мне стало противно. Всё-таки, как я не старалась засунуть подальше свою женскую сущность, она иногда всплывала наружу. У меня было одно нарядное платье. Но последний раз я носила его несколько лет назад, а когда померила, вернувшись из путешествия, то обнаружила, что оно даже не прикрывает мне щиколотки, а на груди и вовсе не сходится. Вот уж не думала, что продолжаю расти. Вот уж не думала, что когда-нибудь мне срочно понадобится нарядное платье. Вообще-то я давно распланировала всю свою жизнь. Я научусь всему, что знает Седрик и буду лечить людей, путешествуя по свету. А когда состарюсь, построю себе маленький домик в лесу, возьму учеников и передам им свои знания. Такой я представляла себе свою дальнейшую судьбу, и места для платьев в ней не было.
  Занятая грустными мыслями, я поднялась к себе. Я занимала три комнаты в одной из многочисленных башенок. Туда было тяжело подниматься, но из окон открывался прекрасный вид на город. Поднимаясь по лестнице, я смотрела в маленькие окошки. Здесь очень красиво, вид, правда, чудесный, но проблема одежды ещё не отпала. Что делать? Ответ я получила, переступив порог своих апартаментов, где застала портниху. Только я вошла, она сразу кинулась ко мне, сунула в руки какие-то рисунки. Не успела я глазам моргнуть, как уже стояла посередине комнаты в нелепой позе с поднятыми руками, а она бегала вокруг меня и шуршала измерительной лентой. За пару секунд она сообщила, что её зовут Тирла, что королевский казначей уже оплатил два нарядных платья и четыре повседневных, и что велено не стесняться в расходах, если мне захочется ещё чего-нибудь. Сама же она предлагала на первое время сшить три нарядных и шесть повседневных платьев, костюм для верховой езды и несколько накидок разных цветов, а потом посмотрим, что ещё понадобится.
  Из всего этого я уловила слова "королевский казначей". Интересно, как Ричард догадался, что мне нечего надеть? Можно ли принимать такие подарки? Но, поразмыслив, я решила, что отказаться точно будет не вежливо. Я, наконец, рассмотрела рисунки, которые мне дала Тирла, и тут у нас с ней разгорелся жаркий спор по поводу цветов и фасонов. Первым мне попался рисунок одного из нарядных платьев. Я сразу вычеркнула кучу лент и бантов и отказалась от чрезмерно широкой юбки. Во-первых, потому что мне действительно не нравилось, а, во-вторых, потому что я не умела такого носить. Обсуждение затянулось до вечера. Уходя, Тирла пообещала, что засадит за работу всех своих помощниц, и первые платья будут готовы уже завтра. И правда, уже на следующее утро мне принесли два платья. Я привыкла одеваться самостоятельно, но не отказалась от помощи служанки, сама я бы не справилась с этой шнуровкой на спине.
  Церемония меня не впечатлила. Всё было очень пафосно, чересчур затянуто. Задолго после этого я не переставала удивляться обилию различных никому не нужных мероприятий и церемоний при дворе. Единственное, что меня заинтересовало это большой зал. Я не имела понятия о его настоящих размерах и красоте. Сейчас, когда были сняты тёмные шторы, на стенах и скульптурах сверкала позолота, а колонны уходили ввысь, будто, к самому небу.
  Как только я вошла в зал, ко мне подскочили несколько девушек примерно моего возраста. Они были дочками важных чиновников, министров, членов совета. Разговор с ними не вызывал у меня особого интереса, но он не был неприятным. У нас было слишком мало общих тем. Я мало что понимала в моде, я была далека от всего, что знали они. Правда, они заинтересовались, узнав, что я ученица волшебника и попросили показать что-нибудь. Мне не нравилось, когда к магии относились как к фокусу, но я всё-таки подняла в воздух несколько предметов, чем вызвала у них неподдельный восторг. В общем-то, мои новые знакомые оказались довольно милыми девушками. Они пообещали просветить меня в вопросах платьев и причёсок, рассказать обо всём, что происходит при дворе. Когда я обмолвилась, что умею ездить на лошади, меня тут же пригласили на верховую прогулку. И я приняла приглашение. Не потому что отказаться было невежливо, а потому что мне нравились эти весёлые и смешливые девушки.
  Постепенно жизнь обретала новое русло. По утрам я занималась магией и Учителем. Потом он отправлялся на совет, а тренировалась в одиночестве, или с Рольфом. Довольно много времени я проводила со своими новыми подругами. Из них я черпала сведения о придворном этикете, о платьях, о важных людях государства. Больше остальных мне нравилась Тесса. Она была остроумной, с ней всегда было интересно. У Тессы светлые волосы, голубые глаза, прямо принцесса с картинки. Одна из девушек по секрету рассказала мне, что сам король когда-то оказывал знаки внимания Тессе, некоторые даже думали, что он сделает ей предложение, но этого не случилось. Чем ему не понравилась Тесса? Впрочем, это его дело. Ему и без Тессы женского внимания хватает. Девушек брали ко двору, чтобы найти им женихов, а самым завидным, конечно, был король. Каждая из моих подруг была потенциальный невестой Ричарда, и ни одна не хотела упускать свой шанс стать королевой. Впрочем, дело здесь не только во власти и почёте. Многие девушки действительно были по уши влюблены в молодого короля. Однажды, возвращаясь с прогулки, мы столкнулись с ним в коридоре. Мои подруги тут же бросились к нему и стали наперебой что-то рассказывать. На его лице сверкала улыбка, а в глазах застыла обречённость. Мне оставалось только его пожалеть.
  Я считала новую жизнь сносной, иногда даже приятной, а Рольф находил её восхитительной. К моему удивлению, он быстро сдружился с королём. Они совершенно разные, разного возраста, но факт остаётся фактом. Они всё время ходили вместе, их дружба крепла с каждым днём. Однажды я набралась наглости и в качестве тренировки просмотрела их эмоции. Король и мой братец были в полном восторге друг от друга. Наверное, всё дело в том, что оба они раньше не имели настоящих друзей. Как ни любил меня Рольф, я всегда оставалась для него девчонкой, а король... Я пыталась залезть к нему в голову, успела рассмотреть под пластом мыслей налёт былого одиночества. Дальше не смотрела, потому что ему стало не по себе. Сильные люди чувствуют воздействие магии.
  С королём я виделась редко. При встречах мы обменивались церемонными приветствиями. Но, наблюдая за Ричардом, я проникалась к нему симпатией. На его плечах лежит целое королевство. Он осознаёт свою ответственность и старается оправдать ожидания. Его советники и министры, иными словами, старые чурбаны из знатных родов, считали его неопытным юнцом, и надеялись держать власть в своих руках. Но я точно знала, что это им не удастся. Ричард не такой человек. Скоро ему представится шанс проявить себя. Война должна начаться со дна на день. Скоро пройдёт год со смерти его отца, и Ричард будет коронован. У меня не возникало сомнений, что коронация состоится. Народ любил своего короля, страна процветала, если не считать обострения отношений с Денгаром.
  Глава 4
  Так дни проходили за днями. Я делала успехи в магии, всё больше привыкала к подругам. Чтобы не потерять навык, мы с Рольфом часто сражались на мечах на дворике перед оружейной. Однажды я проходила мимо и увидела, как Рольф дерётся с королём. Я наблюдала из-за угла, они меня не видели. Рольф смог продержаться довольно долго, но сыграла роль его несдержанность и полное отсутствие терпения. Точное движение короля, и меч Рольфа отлетел в сторону. Не скрою, я любовалась Ричардом. Он силён, у него прекрасная тактика боя. Кто смог бы выстоять против него? Я смогла. Тогда, в лесу, наш бой закончился ничьёй. Это льстило мне. Я видела Ричарда с другими противниками, он мог одолеть почти любого. Значит ли это, что и я тоже смогу?
  Настала осень. Здесь, в городе, это не так заметно. Я любила гулять, а в Лотере гулять было негде. Разве что по улице. Правда, я пару раз выбиралась в город, чтобы посмотреть на людей и послушать менестрелей. Я нашла таверну, куда почти каждый вечер приходил певец.
  Если бы я была в Лесной Обители, то я бы целыми днями ходила по лесу. Я не любила позднюю осень, когда дождь мешается со снегом, и деревья стоят без листьев. Зато я любила начало осени, когда ещё тепло, и лес становится золотым. Когда стоишь посреди поляны, а вокруг золочёные деревья, листья сверкающими слезами падают на землю, то ощущаешь какую-то странную грусть и непонятно откуда взявшуюся радость. Иногда я часами стояла, не шевелясь, и наблюдала пляску засыпающей природы. Потом начинались дожди, вместе с ними приходило уныние.
  В этом году дожди начались, как по заказу, и лили, не переставая, вот уже две недели. Дождливыми днями я сидела в замке. Я стала ещё больше внимания уделять занятиям и, судя по взглядам Седрика, он был очень мною доволен. Правда, у него было всё меньше времени на меня и Рольфа. В последние мирные дни нужно было многое успеть сделать, к тому же Седрик надеялся удержать хрупкий мир до коронации, а это было очень сложно. На границе начались стычки, король даже на несколько дней уезжал в какую-то крепость, чтобы проверить, всё ли готово к войне. В ненастные осенние дни я ещё раз порадовалась тому, что у меня есть подруги. Правда, большая часть девушек жила не в замке, и если дождь шёл с утра, они не могли приехать. Я коротала время за книгами, но те, что я привезла с собой, скоро кончились. В замке была библиотека, там имелись самые разные книги, но имелся и недостаток. А именно хранитель библиотеки. Я знала, что это наследственная должность. Неужели, у них в роду все такие? Хранитель не позволял уносить книги, а как только я устраивалась в одном из мягких кресел, он тут же садился неподалёку и буравил меня взглядом. Я его не любила, да и он не испытывал ко мне особой симпатии. Интересно, он вообще к кому-то симпатию испытывал?
  Примерно через неделю после возвращения короля в Лотер был такой день, к сожалению, такие дни были не редкостью, когда Учитель занимался делами, Рольф упражнялся в волшебстве и просил, чтобы ему не мешали, а я бесцельно бродила по замку. В замке было множество лестниц и переходов. Я уже неплохо в нём ориентировалась. Что делать? Может, пойти в библиотеку? Я скривилась при мысли о хранителе. Я размышляла над тем, как сильно не хочу его видеть, когда оказалась в незнакомом коридоре. Наверное, я ни туда свернула. Я пошла назад. Сколько же здесь коридоров! Причём, как назло, сейчас все пусты. Я увидела приоткрытую дверь и, недолго думая, вошла.
  Я оказалась в небольшой комнате. В камине потрескивали дрова. У окна стоял стол, заваленный бумагами, стены были почти полностью скрыты книжными шкафами. Я читала названия на корешках. История, математика, астрономия, множество других научных книг, приключения, путешествия, жизнеописания королей и знаменитых полководцев. Я взяла с полки книгу знаменитого историка Тиона "Король без королевства". Я читала эту книгу раньше, в ней рассказывалось об одном короле Неирола, у которого отобрали трон, а он потом собрал армию и вернул то, что принадлежало ему по праву. Сказать честно, он всегда был моим кумиром. Иногда я позволяла себе засматриваться на его портрет в книге или в большом зале. Он был чем-то похож на Ричарда, что неудивительно. Ричард его потомок по прямой линии. Мягкий диван около камина так и манил насладиться историей про любимого героя, не чувствуя на себе взгляда хранителя библиотеки, но тут я заметила ещё кое-что. Над камином было развешено оружие. Подойдя ближе, я поняла, что все эти предметы старинные. Тут был боевой топор, лук, несколько кинжалов, но меня особенно заинтересовал меч. На нём не было ножен, и я видела, что он выкован из какой-то странной стали. Она была с синими и серыми разводами, будто краски перемешали. Я провела пальцем по клинку, он был идеально гладким. Мне очень хотелось попробовать, как меч лежит в руке, но дверь позади меня скрипнула. Я обернулась, на пороге стоял король.
  - Ваше величество, - я присела в реверансе. - Простите, я вас не заметила.
  - Не извиняйся, - сказал он. - Хорошо, что ты зашла.
  Повисло неловкое молчание. Поняв, что он не заговорит первым, я спросила:
  - Это что библиотека?
  - Это мой кабинет, - ответил король.
  Мы снова замолчали. Я уже собиралась поклониться и уйти, когда он прервал молчание.
  - Тебя заинтересовал меч? - спросил он, подходя ближе. - Этот меч принадлежал Рыцарю Зари.
  Я слышала об этом древнем герое. По легенде, его послали убить дракона. Он пропал, все уже потеряли надежду, когда он вернулся через год верхом на этом самом драконе. Наверное, это выдумки, по крайней мере, про дракона. Последнего убили лет триста назад. Но рыцарь существовал.
  - Он выкован из особой стали, - продолжал король. - Сейчас секрет её изготовления утерян. Так что, этот меч единственный в своём роде.
  Король снял меч со стены.
  - Вот, посмотри на надпись.
  Он протянул меч мне. На рукояти действительно была надпись "Рыцарь Зари". Я вдруг осознала, что держу в руках старинную реликвию.
  - Как он тебе? - спросил король.
  - Немного тяжеловат для меня, - ответила я, возвращая меч.
  Король повесил его на место и стал с задумчивым видом разглядывать причудливый узор на стали.
  - Ещё совсем недавно эти вещи пылились на оружейном складе. В последние годы мой отец много болел, а когда проверки нет, работать никому не охота. Всё это обнаружили лишь месяц назад, когда я велел навести порядок в оружейной. Это оружие знаменитых героев.
  Он снова замолчал, не отрывая взгляда от клинка.
  - Ты ведь узнала меня.
  Это был не вопрос.
  - Я думала, вы забыли.
  - Год назад мы перешли на "ты".
  Мы, не сговариваясь, делали вид, что разглядываем оружие. Я хотела получить ответ на давно мучивший меня вопрос.
  - Та вещь, что я дала... тебе... ты её сохранил?
  - Конечно.
  Он вынул из-под рубашки ленточку, которую я и раньше замечала у него на шее, но я и подумать не могла, что на ней окажется мой медальон.
  - Я не снимал его с того самого дня, - сказал Ричард. - Он спас мне жизнь.
  Я недоумённо посмотрела на него. Он развязал ленточку и протянул мне медальон. Украшение было погнуто, будто по нему ударили мечом.
  - Помнишь, я уезжал из города неделю назад? Тогда была небольшая стычка на границе. Не соскользни меч с медальона, удар пришёлся бы прямо по сердцу. Я не думал, что украшения бывают такими прочными. Из чего он сделан?
  Это я сама хотела узнать, но сейчас меня интересовало другое.
  - Ты не ранен? - с беспокойством спросила я.
  - Это царапина, - отмахнулся он.
  - Можно мне взглянуть?
  Он расстегнул несколько пуговиц рубашки, и я увидела незаживший порез у него на груди. Я прикинула, как был нанесён удар. Если бы противник стоял на полшага ближе, и на Ричарде не было медальона, всё могло бы кончиться плачевно.
  - Я даже врачу не показывал, - усмехнулся Ричард.
  - Совершенно напрасно, - я надавила на край раны, Ричард невольно скривил губы. - Больно? - спросила я. - Это нехорошо... Даже самую незначительную рану нужно вылечивать до конца.
  Нужно было обратиться к доктору, он бы дал целебную мазь. Или пойти к Седрику, он бы вылечил эту царапину за пару секунд. Но мне вдруг ни с того, ни с сего захотелось блеснуть собственными знаниями. Я могла приготовить нужное лекарство, но быстрее было воспользоваться магией. Умная и рассудительная часть моей натуры напомнила, что раньше я только пару раз пробовала это на людях. Точнее, на Рольфе, и под присмотром Седрика. Но другая половина меня, как правило, одерживала победы в подобных спорах, так случилось и сейчас.
  - Стой смирно, - попросила я.
  Я положила ладонь ему на грудь и закрыла глаза. Я чувствовала, как течёт энергия, как происходит преобразование. У Седрика получилось бы быстрее. А вдруг у меня вообще ничего не получится? Вдруг я сделаю только хуже? Какая же я дура, что затеяла всё это! Но поворачивать назад поздно. Ричард вздрогнул, это означало, что процедура закончена. С замиранием сердца я убрала руку и облегчённо вздохнула. На месте пореза остался лишь белый шрам.
  - С ума сойти! - произнёс Ричард.
  Да, сойти. Я сошла. Я ведь ещё неопытная чародейка, ученица, куда мне кого-то лечить! Учитель бы вылечил эту царапину, и глазом не моргнув, а я чувствовала сильную утечку энергии. Во рту пересохло, руки слегка дрожали, голова кружилась. Наверное, я побледнела, потому что Ричард посмотрел на меня с беспокойством.
  - Ты в порядке? - спросил он, и тут же получил ответ.
  Я пошатнулась, Ричард поддержал меня за локоть и подвёл к дивану.
  - Я позову Седрика, - сказал он.
  - Нет, не надо, - мне не хотелось, чтобы Учитель знал о сегодняшнем происшествии, к тому же я уже чувствовала себя лучше.
  Ричард сел рядом.
  - Любишь Тиона? - он кивнул на книгу, которую я до сих пор держала в руке.
  - Да, он хорошо пишет... Прости, что взяла без разрешения, - спохватилась я.
  - Ничего, - отозвался он. - Можешь брать, что захочешь.
  - Ричард, я хотела тебя поблагодарить за мои наряды, - это само собой вырвалось.
  - Пустяки, - сказал он.
  - Ладно, я пойду.
  - Удачного дня, Верена.
  Я встала и направилась к двери. На пороге обернулась.
  - Ричард... - позвала я.
  - Что?
  - Ничего... Просто, я хотела тебя попросить... Зови меня Верой.
  На следующий день я пришла к Ричарду, чтобы вернуть книгу и ещё раз удостовериться, что моё лечение не принесло вреда. Я запомнила, как найти кабинет и, нигде не найдя Ричарда, отправилась туда. Увидев меня на пороге, он улыбнулся.
  - Как царапина? - спросила я.
  - Совсем не болит, - ответил он, расстёгивая рубашку.
  Я провела пальцем по шраму. Вроде, всё нормально.
  - Ты не замёрзла? - спросил вдруг он. - У тебя руки холодные.
  А у него кожа горячая и гладкая. Я отдёрнула руку и почувствовала, как кровь приливает к щекам. Что-то мне нехорошо. Ричард тем временем поворошил дрова в камине, и они запылали ярче. Я бросила взгляд на бумаги у него на столе.
  - Это планы реставрации замка, - пояснил он, заметив мой интерес. - А это документы по коронации.
  - А когда коронация?
  Я совсем про неё забыла!
  - Через неделю, - ответил Ричард. - И я должен во всём этом разобраться, - он показал на внушительные стопки бумаг.
  - Я помогу.
  Тут я вспомнила, как помогала Рольфу укладывать вещи. Кто меня за язык тянул? Но опасения оказались напрасными. У Ричарда всё содержалось в прекрасном порядке, только работы было очень много.
  - Это работа казначея, - сказала я, указывая на кучу счетов.
  - Я обычно всё проверяю, - ответил Ричард.
  С таким королём страна не пропадёт.
  - Не могу больше смотреть на цифры, - сказал он после нескольких часов работы.
  Мне не хотелось уходить, и я предложила почитать вслух. Мы устроились на диване, и я читала нашу общую любимую книгу "Короля без королевства". Через некоторое время я начала уставать, Ричард заметил это и взял у меня книгу. Какой же у него приятный голос! Этот голос уносил меня из замка в далёкие страны, в далёкое прошлое. За окном начало темнеть. Ричард прервал чтение, чтобы зажечь свечу, а потом снова сел рядом со мной. Я закрыла глаза и видела всё, о чём он читал. Наверное, я задремала, всё ещё продолжая слышать его, моя голова непроизвольно легла ему на плечо.
  - ...и в стране воцарился мир, и был единый король, любимый всеми. Пусть же так будет в Неироле до конца времён, - я знала, что это последняя фраза книги, но открывать глаза не хотелось, не хотелось разрушать этот очаровательный момент, - Вера, ты спишь?
  - Нет, - ответила я, открывая глаза. - Был единый король, любимый всеми... Был и есть. Ты, Ричард. Теперь ты.
  - А вдруг ничего не получится?
  Свеча погасла. В полутьме комнаты его глаза сверкали двумя синими звёздами. "А вдруг ничего не получится?". Этот вопрос я задавала себе, готовясь испробовать новое заклинание. Правда, я бы никогда не задала его вслух. Значит ли это, что я сильнее? Нет. Я бы обязательно задала его, окажись Ричард рядом. Он бы взял меня за руку и сказал, что всё будет хорошо. Мы так мало знали друг друга, но я была готова доверять ему, как никому другому. И он тоже, иначе не задал бы этот вопрос. Он боялся? Без сомнения. Но кто бы не боялся на его месте? Мне хотелось подбодрить его, сказать что-то особенное, чего он бы не услышал от других. Я поняла, что нужно сделать.
  Ричард
  "Короля без королевства" я знал почти наизусть, но был рад послушать ещё раз. Иногда я ловил себя на том, что не воспринимаю того, что она говорит, только слушаю её голос. Потом я взял книгу. На землю спустились сумерки, а я продолжал читать. Она закрыла глаза и, кажется, задремала, положив голову мне на плечо. Мне было тепло и приятно, я старался не двигаться, чтобы не потревожить её.
  - Вера, ты спишь? - спросил я, дочитав последние слова.
  Её ресницы задрожали, глаза открылись.
  - Нет, - сказала она, потом вздохнула и процитировала последнюю фразу книги. - Был единый король, любимый всеми... Был и есть. Ты, Ричард. Теперь ты.
  Она верила в меня, а я, как ни старался, никак не мог поверить. Я ни с кем не говорил об этом, даже с Рольфом, но чувствовал, что могу поговорить с ней. Сегодня между нами возникла какая-то странная близость, я надеялся, что она не прервётся, не растает с восходом солнца. Я очень хотел поведать кому-то о своих страхах, довериться кому-то. Я хотел довериться Вере.
  - А вдруг ничего не получится?
  Я с замиранием сердца ждал её ответа. Некоторое время она молчала, будто, собираясь с мыслями, потом поднялась. Я подумал, что она сейчас уйдёт, но она потянула меня за собой.
  - Пойдём.
  - Куда? - спросил я.
  - Хочу показать тебе кое-что. Пойдём, доверься мне.
  Это именно то, чего я хотел.
  Мы вышли из замка, накинув тёмные плащи. Город жил своей обычной вечерней жизнью. Из таверн доносился смех, разговоры. Лотер смотрел на меня тысячами светящихся глаз-окон. Мы быстро шли по извилистым улицам. Вера держала меня за руку. Я бы и так не отстал от неё, я знал этот город, как свои пять пальцев, но отпускать её не хотелось. Я вспомнил, как она приложила руку к моей груди. Тогда я почувствовал тепло, потом лёгкое жжение, и через несколько секунд от глубокого пореза остался тонкий шрам. Было странное ощущение. Я знал, что это мне поможет, и в то же время хотелось отстраниться. Это магия так действует. Я справился с собой и оставался на месте. Тогда у меня вдруг мелькнула мысль, что руки у неё нежные. Сейчас, вспоминая об этом, я сильнее сжал её ладонь, она, кажется, не заметила.
  Вера привела меня в ничем не примечательную с виду таверну. Мы сели за столик в тёмном углу, где не привлекали внимания. Вера молчала, и я ни о чём не спрашивал. В таверне было полно народу. Люди, идя с работы, заходили сюда выпить и поделиться последними новостями.
  - Посмотри на них, - сказала Вера. - На тех, за дальним столом, на тех, что у окна играют в карты, на трактирщика, на человека, что пьёт пиво за стойкой. Они собрались здесь, в самый обычный вечер. Они пьют пиво и вино, разговаривают. Кого-то из них ночью друзья унесут доимой, а утром ему достанется от жены. Почему они могут быть здесь, могут спокойно жить? Потому что у них есть ты, - она повернулась ко мне и посмотрела прямо в глаза. Её золотистый взгляд завораживал. Я мог бы подумать, что это из-за магии, но почему-то был уверен в обратном. - И они знают, что ты защитишь их, сделаешь всё, чтобы защитить, продолжила она с воодушевлением, которое старалась передать мне. - Ты должен делать всё ради них. Ради них ты должен верить, что всё получится. Всё должно, обязано получиться, иначе никак. Это твой долг, Ричард, сделать так, чтобы всё получилось. Твой долг верить, что всё получится. Я знаю, что это сложно. Но другие смогли, и ты сможешь. Сегодня мы читали "Короля без королевства". У Брайана ничего не было, а он всё равно верил.
  - Не знаю, как ему это удавалось, - вздохнул я.
  - Рядом были те, кто помогал ему верить.
  - Ты ведь будешь рядом, Вера?
  Мне был важен её ответ. Не Седрика, не Рольфа, а её, Веры.
  - Конечно, - сказала она, - мы же друзья.
  Да, мы друзья, стали ими давно. Почему-то мне вдруг стало грустно.
  Тем временем в таверну вошёл человек и лютней за плечом. Видимо, его здесь знали. Все замолчали, только он переступил порог. Он сел на лавку, не спеша настроил инструмент, и запел, аккомпанируя себе. По странному совпадению, он пел о том самом короле, о котором мы сегодня читали. Это очень старая песня. Говорят, её сложил один из близких друзей короля. Правда это, или нет, никто уже не знает.
  Я всё думал над словами Веры, смотрел на людей, сидящих за столами. Она права. Её слова что-то зажгли во мне. Она помогла, нет, она заставила меня поверить, что всё получится. Она дала мне надежду и уверенность, что я сделаю всё, чтобы эту надежду оправдать. Меня грела мысль о том, что я не один.
  Глава 5
  Неделя выдалась хлопотной. Подготовка к коронации - нешуточное дело. Я ещё раз порадовался тому, что пригласил с Лотер Седрика. Не будь его, мне бы, наверное, пришлось находиться в нескольких местах одновременно. Рольф тоже пытался помогать, но ничего хорошего из этого не вышло. У моего друга врождённая неспособность что-либо организовать. Неоценимой была помощь Веры. В только что созданном комитете по коронации она была единственной женщиной, поэтому отвечала за украшение зала. Я ещё не видел результатов её трудов, но, думаю, всё великолепно. Вера и Седрик - единственные, кого я не проверяю. Большую часть времени Вера проводила в зале, на площади, на улицах, по которым должно проходить шествие, а вечером, вернувшись в замок, сразу заходила ко мне. Она помогает разбираться в кипах бумаг, но не это главное. Я отдыхал душой, просто разговаривая с ней, в трудных ситуациях Вера всегда находила слова, чтобы подбодрить меня. Иногда она забегала на пять минут, чтобы сообщить что-то или вернуть книгу, а уходила только поздно вечером, обсудив со мной в мельчайших деталях стиль того или иного автора, фрагмент резьбы на стенах замка, или просто сегодняшнюю погоду.
  В день перед коронацией она пришла вечером, решительно заперла в ящик документы, которыми я в тот момент занимался, сказав, что мне необходим отдых. Мы сели на диван и некоторое время молчали. Я был очень рад, что она здесь, сейчас мне необходимо было её присутствие. Честно говоря, в последние дни я находился на грани нервного срыва, и только Верена могла понять меня. Только ей я рассказывал о своих страхах, чувствах, надеждах. Я не мог говорить об этом с Рольфом. Он, конечно, мой друг, но мы слишком разные люди. Для него жизнь - сплошной праздник и он вряд ли поймёт.
  Я тяжело вздохнул, и Вера сразу поняла, что меня тревожит.
  - Завтра всё пройдёт как по маслу, - уверенно сказала она. - Лучше скажи, что ты сделаешь, когда получишь полную власть?
  - Ну-у... - я задумался. Мечты - хороший способ отвлечься. - Наверное, закончу восстановление замка. Потом поезжу по стране, посмотрю, как идут дела в разных областях, какие там начальники.
  - Обязательно съезди к морю, - сказала Вера. - Там хорошо. Поедем все вместе. Ты, я, Рольф и Седрик.
  - Ещё пара чиновников, несколько секретарей и человек двадцать охраны, - усмехнулся я.
  Она залилась смехом.
  - Тебе лучше выспаться, - сказала Вера, закончив смеяться. - Завтра всё будет хорошо, я обещаю.
  
  Нервы были на пределе, и сейчас я как никогда близок к тому, чтобы перешагнуть этот предел. Я подошёл к окну и отодвинул занавеску. На площади яблоку негде упасть, а те, кто не поместился, толпятся на соседних улицах. И чего им дома не сидится? Ну и что, что через полчаса меня коронуют? Какой смысл приходить сюда и смотреть на это? Я представил себе, как выхожу туда, стою в нескольких шагах от этих людей. Нет, я не смогу!
  Рольф только что ушёл. Перед этим он похлопал меня по плечу и сказал, что всё пройдёт как по маслу. Вот, кому надо было родиться королём, а я бы с удовольствием жил в лесу и магичил потихонечку. Почему судьба так несправедлива?
  Я попробовал глубоко дышать. Не помогло.
  - Ричард.
  Я узнал голос Верены, повернулся, и на секунду исчезла толпа на площади, страх и неуверенность, я видел только блестящие волосы, не стянутые в косу, как обычно, а струящиеся по плечам и спине, и синее бархатное платье, облегающее фигуру. Я не мог оторвать взгляда, и она неправильно истолковала моё молчание.
  - Что? Не красиво? - в её голосе мелькнули нотки разочарования.
  - Ты прекрасна, - совершенно искренне ответил я.
  - Я пришла пожелать удачи.
  - Она мне понадобится, - вздохнул я.
  - Нет ничего сложного. Просто выйдешь туда, поклянёшься защищать свой народ, на тебя наденут корону, потом в зале принесут присягу, и всё.
  На самом деле она знала, что всё не так просто.
  Толпа на площади зашумела. Значит, Седрик начал речь.
  - Мне пора, - сказала Вера и, поколебавшись секунду, обняла меня. Мне всегда хотелось быть как можно ближе к ней, а сейчас, когда ближе уже некуда, не хотелось её отпускать.
  В глаза ударил яркий солнечный свет. На мгновение я закрыл глаза, вот бы и не открывать. Сотни людей смотрели на меня. Те, кому хватило места на площади, пришли сюда рано утром и стояли несколько часов и теперь смотрели на меня с любопытством, с надеждой. Они пришли, чтобы посмотреть на меня, услышать, как я пообещаю делать всё ради них. Трудно описать, что творилось в этот момент в моей душе и в моей голове. Я вдруг понял, что не помню ни единого слова из старинной клятвы королей, которую я учил наизусть. Но, оказалось, помнить необязательно, в голове пусто, губы сами говорят.
  - ...клянусь защищать мой народ и мою страну отныне и до конца моих дней, - эту последнюю фразу я почти выкрикнул.
  Корона оказалась тяжёлой, она неудобно давила на лоб, оттягивала волосы. Не знаю, насколько красиво я смотрелся, но мне казалось, что это должно выглядеть смешно.
  - Да здравствует король!
  Эти слова должен был сказать Седрик, но сказала Вера. Она опустилась на одно колено и чуть склонила голову.
  - Да здравствует король!
  Это крикнул кто-то в толпе, я не видел, кто. Несколько человек повторили. Всё новые и новые люди присоединяли свои голоса. Каким-то образом несколько тысяч человек кричали хором внятно и чётко.
  - Да здравствует король! Да здравствует король!
  Свежий осенний ветер дунул в лицо. Он принёс запах опавших листьев, сырой земли и ещё чего-то странного, волнующего. Я уже почти не чувствовал тяжести короны, наоборот вдруг стало легко и хорошо, как никогда в жизни. Я посмотрел на Веру, она ободряюще улыбнулась, я улыбнулся в ответ.
  К церемонии в большом зале волнение слегка улеглось. Придворные и члены совета клялись мне в верности. Интересно, скольким королям Седрик присягал? Единственное, в чём я уверен, Седрик ни разу не нарушил клятвы. С Рольфом всё прошло не так гладко. К традиционным словам он попытался прибавить что-то от себя, но, видимо, плохо подготовился, и, наконец, совсем запутался. Но даже в конце, неся околесицу из своих и чужих слов, он почти кричал, чтобы услышали все, кто находился в зале. Хотя, кажется, кроме меня, Веры и Седрика никто не заметил в его речи логических разрывов и неправильно построенных предложений.
  Я раздумывал над бредовой идеей ввести при дворе экзамен по родному языку, когда место Рольфа заняла Верена. В отличие от своего брата, она говорила тихо, не то, чтобы тихо, она говорила, как обычно. Я вообще никогда не слышал, чтобы она говорила громко. Она не ставила перед собой задачи быть услышанной во всех уголках зала, она говорила мне. Остальные смотрели куда угодно, только не мне в лицо, Вера смотрела прямо в глаза. Я заметил, что, разговаривая с человеком, она старается не терять его взгляда. А она разговаривала со мной, так же, как разговаривала всегда. Пообещала помогать советом и делом, пообещала, что никогда меня не предаст и не оставит. Впрочем, я это и раньше знал. Я в который раз восхищался её глазами. Возможно, такой оттенок можно получить, посыпав шоколад золотым песком, хотя... всё равно будет не то. Я размышлял об этом до конца церемонии.
  Потом состоялся пир. Столы были поставлены по стенам, чтобы желающие могли потанцевать. Мы с Верой заранее составили список девушек, которых я должен был пригласить на танец и обговорили последовательность. В основном, это были подруги Веры, про себя я их называл компанией канареек. Они действительно напоминали стайку ярких маленьких птичек, кажется, сейчас вспорхнут и улетят. Правда, среди них попадались довольно милые девушки, не очень болтливые, с которыми было приятно танцевать. Одной из таких была Тесса, но в последнее время я чувствовал себя с ней скованно. Наверное, это потому что я сознавал, что поступил с ней нехорошо. Конечно, я ничего не обещал, даже не говорил, что люблю её, но всё же серьёзно за ней ухаживал, а потом резко потерял интерес. Я успокаивал себя тем, что такая девушка, как Тесса без женихов точно не останется. Когда она будет выходить замуж, подарю что-нибудь дорогое, хотя этим, конечно, вины не загладишь.
  Иногда я задавался вопросом, какой была бы моя жизнь сейчас, если бы я не встретился с Вереной в лесу. Возможно, я был бы женат на Тессе. Когда-нибудь придётся сделать выбор. Если не Тесса, то другая девушка, стране нужен наследник. Ещё год или два можно протянуть, а потом советники станут наседать. Тут всплыл логичный вопрос, которым я раньше почему-то не задавался: почему я тогда перестал ухаживать за Тессой? А ответа-то нет. Нет, и всё. Я встретил в лесу незнакомку, и на меня что-то нашло. Иногда я думал, не приснилось ли мне это. Только медальон на шее убеждал в обратном. А что же всё-таки на меня нашло? Образ Верены, с которой я разговаривал каждый день, не вязался в моём сознании с образом таинственной незнакомки, ради воспоминаний о которой я бросил Тессу. Ради воспоминаний? Я просто не мог оказывать знаки внимания какой-нибудь девушке, когда перед глазами стояла красавица из леса. Почему? Единственный, сколько-нибудь похожий на логику ответ я давно получил, только старался не задумываться об этом. Любил я её. Любил и ничего не мог поделать. Целый год любил призрак ускользающего воспоминания. Увидев Верену в зале совета, я пришёл в смятение, которое продолжалось несколько месяцев, но потом сменилось всё тем же чувством, от которого не скрыться и не убежать.
  К таким выводам я приходил постепенно, требовалось много времени, чтобы всё осмыслить. Вера - та самая девушка, в которую я влюбился с первого взгляда, о которой не мог забыть, о которой мечтал. Любит ли она меня? Хороший вопрос! На который нет ответа. Она не раз говорила, что мы друзья. Хочет ли она, чтобы дружба переросла в нечто большее? Она любила во мне короля, в этом я не сомневался, но любила ли она во мне человека? Достанет ли у меня когда-нибудь смелости спросить её об этом? А если я всё-таки пересилю себя и спрошу, то что она ответит?
  Ночью мне приснилась Верена в короне.
  Верена
  Каким красивым Ричард был в день коронации! Как ему идёт корона! Как преобразилось его лицо, когда несколько тысяч людей кричали "Да здравствует король"! Не уверена, что даже отдалённо представляю, что он чувствовал в тот момент. Но могу сказать, что чувствовала я. Воодушевление. Я твёрдо знала, что только за ним последую, только его смогу назвать своим королём.
  По-моему, всё прошло нормально, по крайней мере, то, за что я отвечала. К счастью, ни одна гирлянда не упала, ни один флаг не сорвало ветром. Да, день выдался ветреный, зато солнечный. Это, кстати, неспроста. В день перед коронацией в замок приехали несколько волшебников, наверное, это они организовали отсутствие дождя. Управлять погодой сложно, для этого недостаточно силы одного чародея, даже такого, как Седрик.
  Погрузившись с головой в хлопоты по коронации, я совсем забыла об ещё одном празднике. Восемнадцатый день рождения подкрался незаметно. Прошла неделя после коронации, когда Седрик пришёл утром на занятия и поздравил меня. Наверное, без него я бы и не вспомнила. Я вообще не любила праздновать свой день рождения. Наверное, это потому что никто точно не знает, когда я родилась, просто договорились праздновать в тот день, когда меня нашли в лесу. Седрик подарил мне несколько книг. Именно эти книги я давно искала. Где Учитель их достал? Наверное, ему пришлось отправить немало писем и послать немало гонцов, чтобы раздобыть такой замечательный подарок. А вот Рольф решил, видимо не особо заморачиваться с подарком. Просто зашёл в ювелирную лавку и купил первое, что попалось на глаза. Это оказались серёжки, на удивление симпатичные, правда, по мне немного тяжеловатые. Не привыкла я к украшениям и не люблю их носить, но подарок брата носить придётся.
  Забежав оставить новые книги, я застала у себя Ричарда.
  - Я как раз тебя ждал, - сказал он. - С днём рождения, Вера!
  - Кто тебе рассказал? - спросила я и тут же сама ответила. - Рольф, конечно!
  Ричард кивнул. Потом серьёзно поговорю с Рольфом, решила я.
  - Я сначала думал подарить тебе украшение, - Ну вот, ещё один. Как до них донести, что я не люблю украшения? - Но потом решил, что вот это тебе больше понравится.
  Он протянул мне длинный свёрток. Радостная и удивлённая, я приняла подарок и на ощупь поняла, что в ткань завёрнут меч. Я с улыбкой взглянула на Ричарда, всё-таки я ошиблась, он знает и понимает меня, как никто другой.
  - Разворачивай, - Ричард загадочно улыбнулся, видимо, это ещё не весь сюрприз.
  Ножны и рукоять были украшены со вкусом, но не вычурно и не очень богато. Ричард точно знал, что мне понравится. Я вынула клинок из ножен и застыла с открытым от изумления ртом. Такую сталь я видела только раз в жизни, я бы её ни с чем не спутала. Только на одном мече есть такие сине-серые разводы, но, насколько я запомнила, меч Рыцаря Зари был шире и тяжелее, а этот тонкий, изящный, будто, его делали специально под женскую руку. Я пыталась понять, что именно держу в руках, когда Ричард избавил меня от необходимости строить догадки.
  - Да, это он, - ответил Ричард на мой немой вопрос. - Его перековали специально для тебя.
  Перековали знаменитый меч? Для меня? Да уж, вот что даёт королевская щедрость в сочетании с крепкой дружбой.
  - Спасибо, - сказала я. Других слов найти было невозможно.
  - Так, тебе нравится? - уточнил Ричард. - Я рад, что угадал. Кстати, посмотри на рукоять.
  Я пригляделась. На рукояти было написано "Дорогой Верене от Ричарда".
  - Спасибо, - снова повторила я, а потом спросила, - У этого меча есть имя?
  - Раньше он звался Красным Рассветом, теперь он твой, дай ему новое имя.
  Я задумалась. Не так-то просто придумать хорошее имя для меча, тем более для такого. Я всматривалась в переливы на клинке, пытаясь понять, что он мне напоминает. Ну конечно! Так лед блестит на солнце!
  - Лёд, - произнесла я, всё ещё глядя на меч. - Его имя Лёд.
  - Красиво и необычно, - сказал Ричард. - Я бы не додумался.
  Я хотела сразу же опробовать Лёд, и мы направились во двор, но в коридоре к нам подбежал один из королевских гвардейцев.
  - Ваше Величество, - обратился он к Ричарду, - прибыл гонец из крепости на границе, он ждёт вас в зале совета.
  Мы с Ричардом переглянулись. Оба мы знали, какие новости мог принести гонец с границы, но до последнего не хотели верить и берегли надежду. Мы вместе вошли в зал совета, все министры уже были на местах. Человек в запылённой одежде преклонил колено перед королём.
  - Ваше Величество, - начал он торжественным тоном, разбивающим вдребезги остатки надежды, - я прибыл сообщить печальную весть. Войска Денгара перешли границу, началась война.
  Все были готовы услышать эту новость, но всё равно по залу прокатился вздох. Значит, нам придётся воевать, значит, множество людей погибнет, может, и я войду в их число. Ричард как в воду глядел, преподнося мне меч. Лёд мне понадобится.
  На душе было мерзко. Рука Ричарда нащупала мою, наши пальцы переплелись, так было немного легче.
  Глава 6
  У Ричарда есть одно редкое качество, не знаю плохое или хорошее: он всегда всё делает сам, а если поручает кому-нибудь важное дело, то потом обязательно проверяет. И вот из-за его обострённого чувства ответственности мы уже два месяца сидим в небольшой крепости на границе. Вообще-то Ричард не собирался задерживаться здесь больше чем на две недели, просто как всегда поехал всех проверять. Рольф увязался с ним, потому что хотел посмотреть на войну и на крепость, а я поехала, потому что не хотела расставаться с братом и с Ричардом. Сначала я хотела остаться, но представила, каким пустым станет замок без Рольфа, какими скучными будут мои вечера без Ричарда, и принялась собирать вещи. Мы довольно быстро добрались до Нельской крепости. Да, название довольно дурацкое. Крепость стоит на берегу реки Нель, поэтому так и назвали. Интересно, кто придумал такое имя для реки? Денгарские войска тоже добрались до Нельской крепости в рекордные сроки. Эта крепость была важным стратегическим объектом. С денгарской стороны берега Нели болотистые и провести по ним армию проблематично, единственный безопасный путь и удобную переправу преграждает крепость. В принципе в сухое время года можно было переправиться в другом месте, но кто будет продвигаться вглубь страны, оставляя у себя в тылу вражескую крепость?
  Денгарцы построили укреплённый лагерь на своём берегу реки и засели там. Мост наши предусмотрительно разобрали, и чтобы переправиться, денгарцам пришлось строить плоты. Мы видели со стен, как они машут топорами и таскают брёвна. Значит, будет штурм.
  Насколько мы могли судить, плоты были построены, и нападения следовало ждать завтра утром. Я хотела поговорить с Ричардом, чтобы он запретил Рольфу сражаться. В крайнем случае, пусть постоит с луком на безопасном участке стены. Я уже разговаривала с Рольфом на эту тему, естественно, меня он не послушал, может, послушает Ричарда. Но, проходя мимо комнаты Рольфа, я поняла, что Ричард меня опередил. Из-за двери доносились громкие голоса. Кажется, они орали друг на друга. Я вошла, а они даже не заметили.
  - Мне уже пятнадцать, - кричал Рольф. - Чем я хуже остальных?
  - Я уже сказал, что ты будешь сидеть в замке! - судя по тону, моему брату удалось вывести Ричарда из терпения.
  - Рольф, я думаю, Ричард прав, - я решила вмешаться, пока у них до драки не дошло.
  - Вот, послушай умного человека! - сказал Ричард, указывая на меня. Мне бы это польстило, если бы не следующая фраза. - Во время штурма Вера присмотрит за тобой, чтобы на стену не полез.
  Что значит "присмотрю"? Я тоже буду в замке?
  - Ричард, я буду на стене.
  - Ну, вот, ещё одна! - устало вздохнул Ричард. - Говорю в последний раз: вы оба будете сидеть в замке, и чтобы я вас на стене не видел!
  - Ричард, так не честно! - возразила я.
  - Я здесь король, не забыла? Так вот, раз по-хорошему не понимаете, я приказываю вам обоим оставаться в замке. Всё!
  - Да хоть под замок нас посади! Думаешь, два чародея не найдут способа пробраться на стену? - я уже готова была согласиться с Рольфом, лишь бы переспорить Ричарда.
  - Вы оба упрямые ослы, - сказал Ричард со вздохом, я поняла, что он объявляет капитуляцию. - Только не говорите, что я вас не предупреждал.
  Только на следующий день я поняла, что он имел в виду. Раньше я не представляла, как сильно хочется жить, когда стрела проносится в сантиметре от лица. Стрелять из лука в людей, приставляющих лестницы к стенам было не трудно. Просто перед тем, как выпустить стрелу в очередного человека, я говорила себе, что он мой враг, и если я не убью его, то он залезет на стену и убьёт меня. Штурм был неудачным, но несколько денгарцев сумели забраться на стены. Случайно получилось так, что разбираться с одним из них пришлось мне. Кажется, он был удивлён тем, что встретил в бою женщину, но удивление не продлились долго. Он замахнулся мечом, если бы не уроки Седрика, от меня осталось бы мокрое место. Благодаря этим же урокам, через минуту я в первый раз услыхала этот противный скрежещущий звук, с которым меч прорезает кольчугу, и ещё один, когда сталь пронзает человеческое тело. Кровь брызнула на мою одежду, стекала по клинку, а я направила все усилия на то, чтобы сохранить невозмутимое выражение лица. Никто не знал, что происходит со мной. Друзья солдаты говорили, что нужно отметить наше с Рольфом боевое крещение. Вечером я с улыбкой на лице слушала тосты за своё здоровье, пила вино, надеясь, что оно поможет. Обычно я пила разбавленное, но только не на таком празднике. Но почему так? Я ведь не слабая!
  Надо было слушать Ричарда. Отныне всегда буду слушать его советы. Ричард поймал меня в коридоре, когда я возвращалась к себе в комнату.
  - Вера... - к счастью, он не стал говорить, что всё хорошо, что он меня понимает, просто сказал - Если захочешь поговорить, приходи ко мне, я выслушаю.
  - Нет, - я покачала головой, - говорить не хочу. Давай выйдем на стену, пройдёмся.
  На стене было холодно, дул пронизывающий ветер, но я не могла находиться в душном помещении, а Ричард не хотел оставлять меня. Он ничего не говорил, понимая, что я этого не хочу, просто стоял рядом. Мне было нужно его присутствие. Бессознательно я взяла его за руку. На синем небе загорались первые звёзды, полная луна таинственно светила, лаская серебристыми лучами крепостные стены. Как долго мы тут стоим? Но я не хочу назад, хочу быть здесь с Ричардом. Полнолунье... А если призрак того солдата придёт ко мне? Нет, успокоила я себя, он был убит в честном бою и похоронен надлежащим образом. Я не слабая, я не боюсь!
  - Какая луна яркая, - сказал Ричард.
  Луна, правда, удивительно яркая, но в тот момент я смотрела не на неё. Я взглянула на Ричарда и почему-то не смогла отвести взгляд. Его глаза того же цвета, что и ночное небо. Синие-синие. Сердце вдруг кольнуло чем-то острым. Наверное, из-за крепкого вина.
  
  Прошло несколько дней, Ричард начал уже поговаривать об отъезде, когда случилось непредвиденное. Эта зима была тёплой, но вдруг ни с того ни с сего ударили морозы. Проснувшись однажды утром, я сразу поняла, что что-то не так. За окном всё было белым. Казалось, что оконный проём занавешен белой тканью, так густо шёл снег. В одной сорочке я вскочила с кровати и распахнула окно. С неба падали не отдельные снежинки, а большие пушистые хлопья. Я протянула руку, и через несколько секунд ладонь наполнилась пушистым снегом. Я сжала кулак, холодные струйки потекли между пальцев. С детства я очень любила снег, но сейчас не была рада снегопаду и морозу. Во-первых, когда на Нели встанет лёд, денгарцы снова начнут штурмовать крепость, а во-вторых, мы вынуждены будем сидеть в Нельской крепости до первой оттепели. Добраться до Лотера можно только перевалив через Туманные горы. Они невысокие, можно перейти за один день, только сделать это зимой почти невозможно.
  Снег валил, не переставая, целую неделю. Когда, наконец, снегопад кончился, и иногда срывались отдельные снежинки, я воспользовалась случаем подышать свежим воздухом, хотя единственным местом для прогулок был тесный двор. Всё было белым. Белый дворик, белая крепость. Башни походили на пирожные, посыпанные сахарной пудрой. Мне на руку опустилась снежинка, она была отчётливо видна на чёрной перчатке. Я долго рассматривала маленькую звёздочку, восхищаясь творением природы. Не только я воспользовалась хорошей погодой. Несколько оруженосцев играли в снежки, среди них я заметила Рольфа. Эти мальчишки примерно его возраста, он быстро сдружился с ними. Некоторое время понаблюдав за игрой, я попросилась в одну из команд. Рыцари и воины потихоньку выглядывали в окна, выходили во двор и, постояв немного, присоединялись к нам, а часовые с завистью смотрели на нас со стен. Было странно смотреть, как взрослые люди строили снежные крепости, потом делились на команды, одна штурмовала укрепление, а другая отстреливалась снежками. Вот было бы здорово, если бы так и велись все войны. А что? Повздорили два государства, каждое выставляет команду, команды играют в снежки, а поигравшая страна считается проигравшей войну. Бред, конечно, но всё равно здорово.
  Когда все замёрзли и устали, и двор опустел, я решила потренироваться, а то в последнее время я совсем забросила учёбу. Я пыталась растопить снег. Вот, что значит большой перерыв в тренировках, ничего не получается. Сначала ничего не произошло, после второй попытки комок снега превратился в кусок льда. А после третьей снежок исчез. Исчез и всё! Руководствуясь правилом, что ничего никуда бесследно не исчезает, можно предположить, что он где-то оказался. Где? Хотела бы я знать! Некрасиво будет, если где-нибудь далеко отсюда человеку на голову упадёт комок снега. А если в пустыне? Подумав об этом, я хихикнула.
  - Расскажи, в чём дело, вместе посмеёмся.
  Ричард. Я так увлеклась, что не заметила его появления. Когда я повернулась и посмотрела на него, произошло что-то странное. Как тогда, на стене. Я не могла отвести взгляд. На ярком солнце его глаза казались светлее. В их льдисто-синей глубине таилось что-то такое блестящее, красивое, что притягивало меня. Снежинки в его угольно-чёрных волосах смотрелись, как звёзды на ночном небе. Иголка, попавшая в сердце в ночь полнолунья, вдруг ожила и вновь кольнула, да так, что хоть кричи.
  - Твоя работа?
  Ричард указал на что-то у меня за спиной. С трудом повернувшись, я увидела нечто поистине странное. По двору кружились, подхватывая снежинки, несколько миниатюрных смерчей. А ведь это действительно моя работа. Но как такое возможно? Создать фигурный вихрь очень сложно, у меня никогда раньше не получалось, а теперь я создала сразу несколько, причём бессознательно. Чудеса, да и только! Я убрала смерчи, снежинки осели на землю.
  - А нельзя такой же, только побольше, и разнести им денгарский лагерь? - спросил Ричард.
  - Нет, нельзя, сил не хватит, да и не положено, - ответила я. Вызывать крупные природные катаклизмы, тем более, направлять их против людей, строго запрещалось.
  - Ну, ладно... раз не положено... - вздохнул Ричард. - Лови!
  Я не успела среагировать, и брошенный Ричардом снежок попал мне в лицо. Моя ответная атака не заставила себя ждать. А пока Ричард вытирал снег с глаз, я подбежала и толкнула его в сугроб, но сама поскользнулась и тоже упала. Мы откатились в огромную кучу снега, которая образовалась, когда очищали дорожку к двери. Снег забился в рукава и за воротник, волосы растрепались. Я засмеялась, но смех резко оборвался, когда я осознала, что лежу, прижатая к Ричарду, а его лицо совсем рядом. Вместо одной иголки в сердце зашевелились, наверное, десяток. Я понятия не имела, что делаю и думаю, губы сами собой приоткрылись.
  Ричард
  Другого такого шанса не представится. Сейчас я не дам ей убежать. Я чувствовал её тёплое дыхание на своём лице. На этот раз она не сбежит. Хотелось прямо сейчас сказать "Я люблю тебя", но это значило разрушить момент. Она сама потянулась ко мне, она тоже этого хотела.
  - Верена... - прошептал я одними губами, почему-то назвав её полным именем.
  Вот сейчас...
  - Кто выигрывает? Чур, я с Верой в команде!
  Если честно, захотелось встать и хорошенько врезать Рольфу. Нет, это уже не какие ворота!...
  Услышав голос Рольфа, Вера вздрогнула, будто её разбудили, быстро вскочила, отряхнула снег с одежды и волос и убежала. Опять убежала!
  
  Полтора метра снега. Звучит, как приговор. Просидеть в крепости до весны. Ненавижу бездействие! А здесь из деятельности только игра в снежки и многократное перечитывание весьма ограниченной библиотеки. В который раз пролистывая "Историю раскола" я снова удивлялся одной странности, над которой задумывался давно, но так и не нашёл разумного объяснения. Я решил поделиться с Верой своими соображениями, вдруг она идею подкинет.
  - Никак не могу понять, - сказал я ей, захлопывая "Историю..." в очередной скучный вечер, - как это произошло. Как Денгис добился раскола страны? Могли найтись несколько безумцев, но его армия насчитывала тысячи солдат. Когда сменится поколение, людям можно рассказать что угодно, и они поверят, но как он заставил людей воевать против своих? Что он им пообещал, что сказал?
  - Странно, я раньше над этим не задумывалась, - сказала Верена. - Это можно было бы объяснить, будь Денгис волшебником.
  - Он не был волшебником, и в его окружении их не было, - ответил я. - Это доподлинно известно. Но тогда как?...
  - Загадка истории, - усмехнулась Вера.
  Да, загадка, которую, видимо, никогда не разгадать.
  Но помимо перебирания прошлого у нас были и другие проблемы. На восточном берегу Нели до сих пор находился денгарский лагерь. Правда, новых попыток штурма денгарцы не предпринимали, их присутствие порядком раздражало.
  На нашем маленьком военном совете (очень маленьком, в него входили я, Верена и несколько офицеров) было решено разрушить лагерь. Людей у нас примерно столько же, сколько у них. Встал вопрос о том, как повести атаку. Может, незаметно подобраться ночью? Нет, не вариант. Мороз, снег хрустит, их часовые наверняка услышат приближение большого отряда. Открытый бой? Рольф просто загорелся этой идеей. Пение труб, знамёна колышутся на ветру... Сомневаюсь, что в реальности всё именно так. Но, кажется, другого выхода нет. План атаки был составлен, и возникла новая проблема, а точнее старая.
  Я не люблю ссориться, особенно, с друзьями, но что делать, если меня слушать не желают? Я тут, в конце концов, король, почему все должны выполнять мои приказы, а Вера и Рольф считают, что на них это не распространяется? По крайней мере, когда я уговариваю их остаться в крепости. Ну что сказать, чтобы они поняли? Я это делаю не потому, что сомневаюсь в них, а потому что не хочу их потерять. Я знаю, что Вера тоже не любит ссор, но сейчас она орала на меня. Абсолютно бесполезно! Ну, почему они оба такие упёртые?
  Глава 7
  Я не так себе это представлял. Конечно, флаги полоскались на ветру и звук труб отдавался в ушах, но я чувствовал не воодушевление, а внезапно накатившую ярость. Это было сложно. Одно дело стрелять со стен, а другое побегать в кольчуге и помахать мечом. Когда передо мной падал очередной денгарец, внутренний голос, кричал "Неужели это я делаю?", но времени на раздумья не было, на меня бросался новый враг. Ещё вначале я видел Верену и Рольфа. Тогда у них всё было хорошо, надеюсь, что так и будет.
  Кажется, всё... Множество тел на земле. Наших меньше, хоть это радует. Некоторые денгарцы сдались в плен, другие решили сбежать. Я видел несколько удаляющихся тёмных фигур на фоне белого снега. На таком морозе, без еды они не доберутся до своих. Даже немного жалко... Но это их глупость, не моя. Я огляделся по сторонам. Везде на снегу красные пятна. Кровь своих, кровь чужих... Пойди, отличи, когда она пролита на снег.
  Я искал взглядом Веру и Рольфа и увидел нечто, заставившее меня открыть рот от удивления. Вера шла, нет, бежала к крепости и несла на руках Рольфа. Да, несла как ребёнка. Я и не подозревал, какая она сильная. Но через секунду удивление сменилось страхом. Рольф ранен. Я догнал Веру и помог отнести Рольфа в крепость.
  По выражению лица врача я сразу понял, что дело плохо. Вера пробовала прибегнуть к помощи магии, ей даже удалось остановить кровь, но больше она ничего не смогла сделать. Я видел, что она очень старается, видел, как побелели её руки и на лбу выступили капельки пота, но все усилия оказались тщетными.
  - Я не умею, я не могу!
  Верена выбежала из комнаты.
  - Насколько всё серьёзно? - спросил я у врача.
  - Скажу правду, ваше величество, - ответил он, - надежды мало. Не будь он магом, уже умер бы. Как врач, я сделал всё, что мог. Помочь ему может только волшебник, причём опытный и сильный. Человеческая медицина здесь бессильна... Эх, сколько раз я говорил новичкам не лезть на рожон в первой драке, одевать доспехи... как об стену горох...
  Ворча что-то об опрометчивости молодых солдат, он присоединился к врачам, занимавшимся другими раненными. Я принял рапорт командира гарнизона. Наши потери невелики, тяжело раненных нет... кроме Рольфа. Было очень много дел, я освободился только под вечер, теперь мне предстоял серьёзный разговор с Верой.
  Когда я вошёл к ней в комнату, она сидела на кровати, обхватив колени руками.
  - Я знаю, что ты скажешь, - её голос дрожал, но глаза были сухими. - Сейчас он жив только благодаря магической силе, но это не продлится долго. Я пока ещё слабый целитель, но знаю толк в человеческой медицине. Я видела его рану, врачи здесь бессильны, а единственный, кроме Рольфа, чародей в крепости это я, а я не могу ему помочь.
  - Ты в этом разбираешься лучше, чем я. Сколько ему осталось? - я знал, что её ответ не прибавит надежды, но хотел его услышать.
  - Самое большее - неделя. Потом он умрёт.
  Сердце сжалось. Я злился от сознания собственного бессилия. Мой лучший друг умрёт у меня на глазах, а я не смогу ему помочь. Я должен был находиться рядом с ним в бою, я должен был настоять на том, чтобы он остался в крепости, но тут не только я виноват.
  - Почему на нём не было кольчуги?
  - Прости, я не проследила. Это моя вина.
  Вера отвернулась. Я знал, что она старается не заплакать. Зачем? Я не посчитал бы её слабой из-за этого. Честно говоря, я сам был готов расплакаться, как девчонка.
  - Это и моя вина тоже.
  Я сел рядом и взял её за руку. Её пальцы вцепились в мою ладонь.
  - Я не вынесу, если он умрёт, - Вера всё ещё не смотрела на меня, по прерывистому дыханию я понял, что она плачет.
  Я встал и направился к двери. Она не любила показывать слабость, сейчас она, наверняка, хотела, чтобы я ушёл.
  - Ты знаешь тропинку через горы? - её вопрос застал меня врасплох.
  - Да, но зимой там не пройти, - я уже понял, к чему она клонит и понимал, что другого выхода нет.
  - Всё когда-нибудь случается в первый раз.
  Решительность читалась в её взгляде, хотя на щеках ещё не высохли дорожки слёз.
  
  Конечно, нас отговаривали. Как же так, король поедет зимой через горы, рискуя своей жизнью, чтобы доставить в столицу раненного солдата. Но я уже принял решение. Рольф мой лучший друг, он умрёт без помощи Седрика, значит, я должен помочь. Верена не отступится от своего решения, а одну я её точно не отпущу, не доверю ни какому проводнику. Кроме Рольфа тяжелораненных не было, иначе, мы бы обязательно взяли их с собой.
  Уже в воротах крепости командир гарнизона предпринял последнюю попытку отговорить нас, но Вера и слушать не хотела, а я сознавал её правоту. Мы должны спасти Рольфа, к тому же, в Лотере я нужнее, чем здесь.
  Погода стояла солнечная, но морозная. Не припомню такой суровой зимы. Там, где ещё недавно пролегал широкий тракт, теперь не было и намёка на дорогу, всё покрывал ровный слой снега. Перед нами открылась заснеженная равнина, а за ней вставали ослепительно-белые горы, не высокие, но величественные. Я недолго любовался этой красотой зимы. Я смотрел на Верену. Снег, горы, всё это лишь дополняло её красоту, несравнимую ни с чем. Её щёки раскраснелись от мороза, снежинки не таяли на волосах и длинных ресницах. Создание целого мира, гор, снега, солнца можно объяснить тем, что в этом мире существует Верена. Сама любовь была придумана, чтобы я мог любить Верену.
  Рольф часто терял сознание, поэтому ехал на одной лошади с Верой. Я дал бы себя продырявить, чтобы она меня так же нежно обнимала.
  Когда начало темнеть, мы вырыли в снегу что-то вроде пещерки, развели костёр. Рольфа положили поближе к огню. Я наклонился над ним, он был жив, но дыхание было еле слышным. Когда показаться, что он спит, только он был уж слишком неподвижным для спящего.
  - Это называется силовой коридор, - объяснила мне Вера. - Волшебники отличаются от обычных людей тем, что могут управлять энергией. Та же энергия в каждом человеке, но только волшебник может её подчинить. У волшебников есть запас силы, который расходуется в случае необходимости. Нельзя точно сказать, жив он или мёртв. Рольф в силовом коридоре, когда энергия израсходуется, он умрёт окончательно.
  Её объяснение кипятком брызнуло на льдинку надежды.
  - Сядь рядом со мной, - попросила Вера. - Нам будет теплее.
  Сейчас я был почти благодарен морозу, я сидел рядом с Верой и мог обнимать её без стеснения. Она потёрла друг об друга заиндевевшие ладони. Я снял перчатки и стал растирать её руки, они были холодными, как лёд, я слышал, как её зубы стучали от холода. Я бы с радостью отдал всё тепло своего тела, чтобы она согрелась.
  Проснувшись утром, я невольно залюбовался бело-розовым рассветом. Верена проснулась и зашевелилась, я сразу почувствовал холод, как только она встала. Её ресницы были белыми от инея. В прозрачном свете утра она напоминала какую-то сказочную принцессу зимы.
  К вечеру мы добрались до Туманных гор. Снег валил хлопьями, залеплял глаза, нос, рот. Холодный ветер пробирал до костей, не спасала тёплая одежда. Каким-то чудом я отыскал тропинку через горы. Когда она стала уж слишком крутой, чтобы ехать верхом, я понёс Рольфа на руках, а Верена шла позади, ведя лошадей под уздцы. Метель всё усиливалась, идти было трудно. Ветер завывал в скалах, гнал снег мне в лицо.
  - Нужно найти укрытие! - крикнул я, пытаясь заглушить вой ветра.
  Видимо, судьба решила извиниться за плохую погоду. Мы нашли пещерку, хотя пещерой это сложно назвать, просто углубление в скале. Но там, по крайней мере, было сухо и можно было укрыться от ветра. К счастью, мы догадались запастись дровами, но всё равно, расходовать их приходилось экономно, и наш костерок не давал достаточно тепла. Рольф, как и прошлой ночью, лежал у огня. Вера наклонилась над ним, погладила по голове, потом вздохнула и отошла. Она пыталась сохранять надежду, и свою и мою, но это становилось всё сложнее. Вера села на землю, взяла протянутый мною кусок сушёного мяса. Несколько минут мы молчали. Я обводил взглядом наше убежище и почти одновременно с Вереной заметил что-то странное на стене.
  - Смотри, Ричард, что это там?
  Вера взяла горящую ветку из костра и осветила стену. Почти у самого пола были заметны странные знаки, совсем не походившие на буквы, к которым я привык. Приглядевшись, я заметил, что знаки не нарисованы, а вырезаны в камне.
  - Это руны, - сказала Вера прежде, чем я успел задать вопрос.
  - Можешь прочитать?
  - Нет, - покачала головой она. - Для каждого раздела магии свой набор условных обозначений и рун, я только начала их изучать, этих не знаю. У меня есть полный рунический словарь, очень редкая книга, но он остался в Лотере. Жаль... Вдруг, здесь написано что-то важное, да и просто интересно, зачем выбивать руны в пещере Туманных гор? Почему, когда что-то нужно, этого обязательно нет под рукой?
  - Ничего, - успокоил я её, - кончится зима, и мы сюда вернёмся, всё прочитаем. Руны никуда не денутся.
  - Хорошо бы, - вздохнула она.
  Я сидел, прислонившись спиной к стене, а Верена, положив голову мне на плечо. Она дышала ровно, наверное, спала. Снаружи, не замолкая ни на минуту, завывал ветер, снежные хлопья проносились мимо пещерки. Некоторые всё же залетали внутрь и таяли на полу, превращаясь в капли воды. Слабое пламя дрожало от порывов ветра. Лошадь печально фыркнула.
  - Скоро будем дома, - сказал я шёпотом, будто лошадь могла понять.
  Она посмотрела на меня умными глазами и тряхнула застывшей от мороза гривой, наверное, всё-таки поняла.
  Вера повернулась во сне и уткнулась лицом мне в шею. Я вздрогнул, но не оттого, что её щёки были холодными. Её рука в чёрной перчатке легла мне на грудь. Я обнял её и прижал к себе. Так ей будет теплее. Интересно, проснётся она, если я её поцелую? Лучше не рисковать. Но если не сейчас, то когда-нибудь потом. Несмотря на страх, я надеялся, что всё же когда-нибудь найду силы рассказать ей о своих чувствах. Но не сейчас. Не в пещере, не на холоде, не рядом с полуживым товарищем.
  - Ричард, проснись. Пора отправляться.
  Открыв глаза, я понял, что действительно заспался. Белый дневной свет заливал пещерку, а мы с Вереной лежали, крепко обнявшись. Я растерялся, неожиданно увидев её так близко и быстро вскочил. Вера встала, попрыгала, разминая ноги, бросила грустный взгляд на непонятные рисунки на стене.
  - Надо запомнить дорогу. Мы вернёмся сюда летом.
  Новый день принёс белое, не греющее солнце и сверкающий под холодными лучами снег. Сугробы здесь были мне по плечи, а Верене и вовсе под подбородок. Ясно, почему через эти горы не ходят зимой. Это правда, почти, невозможно. Почти... Но если постараться, то возможно всё, особенно, если от этого зависит жизнь товарища.
  Спустившись с гор, мы скоро вышли на утоптанную дорогу. Сразу видно, что мы недалеко от столицы. Дороги, деревни, хороший ночлег. Но даже лёжа на кровати у тёплого камина, я вспоминал ночь в пещере, холод, голос ветра, и Верену в моих объятьях.
  Седрик уже знал, что мы приедем, он встретил нас у ворот замка. Несколько часов он шептал над Рольфом заклинания, готовил все возможные лекарства, никого не подпуская, даже Верену. Наконец, он объявил, что сделал всё, что мог, и если в течение суток Рольф придёт в сознание, то всё будет хорошо.
  Если так, то конечно, эти сутки я проведу рядом с моим другом. Войдя к нему в комнату, я обнаружил, что Вера меня опередила. Когда я вошёл, она торопливо вытерла глаза рукавом. Она плакала, я сделал вид, что не заметил. Вера не любила проявлять слабость.
  - Что же мы будем делать?...
  Ей не нужно было заканчивать фразу, чтобы я всё понял. Когда мы двигались, спасались от холода в горах, у нас не было времени на отчаяние.
  - Надежда ещё есть...
  Сам не знаю, кого я пытался успокоить, её, или себя.
  - Рольф мой брат, я не представляю своей жизни без него.
  Странно было видеть её такой. Она всегда была сгустком энергии, силы, надежды, а теперь в её глазах читалось отчаяние.
  - Те, кого мы любим, не уходят насовсем, - сказал я.
  - Значит, мы все будем вместе.
  Слабая улыбка тронула её губы.
  - Вера, я...
  - Верена... Ричард...
  Рольф снова прервал меня, но ещё никогда я не был так рад чьему-то голосу. Он очнулся. Значит, он будет жить, значит, всё будет в порядке.
  Седрик сказал, что Рольфу необходим полный покой и выгнал нас с Верой. Пока я разговаривал с Седриком, она убежала куда-то. Я нашёл её во дворе перед оружейной, здесь сейчас никого не было. Она стояла по колено в снегу, запрокинув голову, подставив лицо летящим с серого неба снежинкам.
  - Вера, - позвал я.
  - Мы все будем вместе.
  Сначала я думал, что капли на её лице это растаявшие снежинки, но потом понял, что она плачет. Плачет и не скрывает этого.
  - Зачем? Всё уже кончилось, он будет жить.
  Я вытер рукой с её щеки слезинку.
  - Прости... - она глубоко вздохнула. - не припомню, когда в последний раз так расклеивалась... Без тебя я бы не справилась, Ричард.
  Она приподнялась на цыпочки и поцеловала меня в щёку. На мгновение я поймал её взгляд. Радость в нём мешалась с сомнением. Она развернулась и пошла к замку, неслышно ступая по свежему снегу. Что помешала мне окликнуть её, остановить? Что помешало догнать её и всё рассказать? Я сделал шаг, но всего лишь один, и остановился. Как Верена только что, подставил лицо снежинкам. Они таяли на коже, щека горела на месте её поцелуя.
  Какая снежная в этом году зима, по примете, лето будет жарким.
  Глава 8
  Верена
  Седрик сказал, что с Рольфом всё будет хорошо, но эти слова не отменяли воспалённой раны, а теперь к ней прибавился сильный бронхит - результат нашей прогулки через горы. Он не скоро сможет встать с постели, не говоря уж о возвращении в строй. Ему это не понравится, он я пообещала себе, что впредь всегда буду заставлять Рольфа делать то, что правильно, а не то, что он хочет.
  Несколько дней Ричард покашливал, наверное, сам того не замечая, а потом слёг в постель с температурой. Бегая между двумя больными, я не оставляла себе времени для того, чтобы подумать обо всём, что произошло за последнее время. Я не хотела думать, не позволяла себе, засиживалась допоздна с занятиями, оттягивала минуту, когда придётся потушить свечу и остаться наедине с мыслями, догадками, раздирающей душу неопределённостью. Как я ни старалась загрузить себя работой, такая минута наставала каждый вечер. Изнуряя себя тренировками, я надеялась, что буду уставать и засыпать сразу, как только лягу в кровать. Но не тут-то было! Удивляюсь сама себе. Я всегда мало уставала, но сейчас я могла целый день тренировать заклинания, на которые у меня раньше не хватало энергии, после этого упражняться с мечом, но всё равно приходила в свою комнату не уставшая, полная сил. Вообще-то я с детства замечала, что более вынослива и сильна физически, чем мои сверстники, я никогда не болела, у меня даже насморка не было, не говоря уж о температуре, которая у Ричарда не падала несколько дней подряд. Но сейчас я была не рада этому. Я хотела устать и свалиться без сил, лишь бы не осталось времени на мысли. Когда я забиралась под одеяло и пыталась заснуть, отдельные обрывки мыслей, летавшие в голове днём, собирались с огромные стаи, кружились под потолком, давя на меня своей тяжестью.
  Что происходило со мной? Я боялась услышать ответ. Что-то изменилось во мне, продолжало меняться каждый день. С того самого дня, когда мы приехали в Лотер. Когда Рольф очнулся, на меня накатила волна радости, хотелось прыгать выше головы, в следующую секунду захотелось кричать, а потом плакать. От счастья не плачут, говорила я себе, убегая, чтобы ни кто не увидел меня такой. Во дворе никого не было. С неба летели снежинки, я запрокинула голову, и они стали опускаться мне на лицо, нежно покалывая кожу. Всё то напряжение, что скопилось во мне, жгучими слезами хлынуло из глаз. Я знала, что Ричард рядом, когда он ещё не успел меня позвать. Он неслышно ступал по снегу, но я знала, что он здесь, я чувствовала его присутствие. Первой мыслью, первым инстинктом, выработанным ещё в детстве, было убежать. Убежать немедленно, чтобы он не увидел меня в таком состоянии. Но этот порыв длился не более секунды, то, что я тренировала у себя долгие годы, перестало иметь значение. Ричард знает, что я чувствую, он не станет осуждать меня, только утешит, поможет. Нужно было бежать не сюда, нужно было бежать к нему. Он нужен мне, особенно сейчас. Он нужен мне, без него я бы не справилась. Так я ему и сказала, а потом... Не знаю, что меня на это толкнуло. Зачем? Просто так. Так же я могла бы поцеловать Рольфа. Но ведь это не Рольф.
  Именно тогда произошло самое странное. Это было тлишь мгновение, когда я прикоснулась губами к его щеке, но за это мгновение случилось больше, чем могло случиться за час. Я, будто, погрузилась в воду, нырнула с головой. Будто, смотрю через толщу воды на солнце, и в дрожащем свете вижу что-то. Что? Я пригляделась. Вижу поляну, цветы, много цветов. Странно, но я видела всё очень чётко, ум работал быстрее обычного, я успела сообразить, что такие цветы растут в окрестностях Лотера в середине лета. Успела сообразить, пока не увидела на поляне людей. Себя и Ричарда. Мы сидели рядом, на головах у нас были цветочные венки, потом Ричард придвинулся ко мне и поцеловал. Не так, как я его сейчас, совсем не так. Я "вынырнула". Снова снег, серое небо, занесённый снегом двор. Одно не изменилось, Ричард был рядом. Я была растеряна и позволила старым инстинктам возобладать. Я шла к замку, борясь с желанием побежать. Только присутствие Ричарда сохраняло меня от паники. Но когда я завернула за угол, и он уже не мог видеть меня, я не выдержала и побежала. Я бежала к себе в комнату, прыгая через три ступеньки. Только захлопнув за собой дверь, я немного успокоилась. Что произошло? Или я схожу с ума, или случилось то, о чём говорил Учитель. Будущее. Я читала об этом в книге. Ощущения похожи. Неужели, я видела будущее? Но ведь такого будущего у меня не может быть. Возможно, видение неверное. А так вообще бывает, будущее с ошибками? Может, я ошиблась, не разглядела? Может, там была другая девушка? Нет, я видела всё чётко. И более того, я хотела видеть это дальше, на долю секунду захотела оказаться на месте себя призрачной. Всё это какой-то бред! Ошибка! Лучше об этом не думать.
  Я старалась не думать, но по вечерам не могла укрыться от мыслей, как ни старалась. Они всё лезли и лезли в голову. Что делать? Спросить Учителя? Нет, не вариант. Как проверить? Есть один способ. Если я, правда, видела будущее, то должна увидеть его снова. Я пыталась. Старалась вспомнить, что делала в тот момент, даже вышла во двор, встала на том же месте, но все усилия ни к чему не привели. Заглянула в книгу. Те, у кого дар предвиденья только начинает проявляться, не могут самостоятельно вызывать видения. То, что автор книги не может, не означает, что и я не смогу. Я стала читать дальше. Как правило, первые видения связаны с конкретными людьми или событиями, вызывающими сильные эмоции. Этим можно всё объяснить. Сильные эмоции это возвращение Рольфа. Я пришла к Рольфу, он в это время спал. Так даже лучше, мешать не будет и расспрашивать. Я села у его кровати, закрыла глаза. Я не знала, как вернуть те ощущения, как заставить картинку появиться. В книге сказано, отрешиться от реальности, представить, что я заглядываю в будущее. Как можно представить, что я заглядываю в будущее? Автор книги полный дурак! Он пишет, что у каждого мага это ощущение своё и, поняв один раз, как вызывать видения, я буду делать это без труда, правда, на первых порах, это будет стоить огромных энергетических затрат. Главное, понять один раз, потом всё само будет делаться. Но как понять? Я представила, что ныряю в воду, ложусь на спину на дно и смотрю вверх. Ничего не произошло. Ничего. Что я делаю не так? Я попыталась в точности вспомнить тот момент. Рольф только что очнулся, я была рада и на грани истерики. Двор, снег, Ричард. Я увидела всё, когда поцеловала его. Может, появление видения связано не с Рольфом, а с Ричардом? Существует только один способ проверить.
  Я тихонько постучала.
  - Войдите, - ответил Ричард хриплым голосом.
  Он сидел в кресле, держа в руках книгу.
  - Тебе ещё не разрешили вставать, - сказала я с укором.
  - Извини, я... - начал он и закашлялся. - Мне нужно какое-то дело, иначе сойду с ума, а лежать больше не могу, - сказал он хрипло.
  - Лучше говори шёпотом, - посоветовала я. - Хочешь чего-нибудь? Принести тебе чаю с малиной?
  - Хочу выздороветь, наконец, - ответил он, как я сказала, шёпотом. - Нельзя меня вылечить за одну секунду магией?
  - Нет, нельзя, - я не заметила, как сама зашептала. - От простуды только лекарства.
  - Мой доктор и Седрик их на пару готовят, не знаю, сколько всякой гадости в меня уже влили, - ответил он. - Как там Рольф?
  - Лучше, чем было. Спрашивал о тебе. Но ему до сих пор очень плохо. Пройдут месяцы, прежде чем он полностью восстановит свой энергетический резерв. Его организм всё истратил, поддерживая жизнь, пока мы ехали в Лотер.
  - А я когда вернусь к нормальной жизни без температуры, кашля и горьких настоек? - поинтересовался Ричард.
  - Недели через две, - ответила я.
  - Не так плохо.
  Я принесла одеяло с кровати и заставила Ричарда укрыться, потом взяла подушку с другого кресла и села на пол. Пора было переходить к тому, зачем, я собственно, пришла, а то заболтаемся и всё забуду, такое мы уже проходили, стоит нам начать разговор, и не заметим, как ночь начнётся.
  - Мне нужна твоя помощь, - сказала я.
  - Всё, что захочешь, - ответил он, не колеблясь.
  - Это связано с магией. Нужно кое-что проверить. Только не задавай вопросов.
  - Как скажешь, - кивнул он. - Что я должен делать?
  - Просто сиди и не двигайся, - ответила я.
  Я взяла его за руку и зажмурилась, представила, что ныряю... Солнце ударило в глаза. На этот раз слой "воды" был ещё тоньше. Казалось, что, протянув руку, я дотронусь до цветка. Та же поляна, те же цветы. Опять две фигуры, хорошо различимые в водных бликах. Те же венки на головах, тот же поцелуй. Я смотрела, мне было интересно. Видела, как призрачная я запустила руку Ричарду в волосы, прикрыла глаза. Поцелуй на секунду прервался, я произнесла какое-то слово, которое до настоящей меня донеслось не сразу. Это было слово "люблю".
  Испуг и удивление были слишком велики. Всё исчезало, заволакивалось чем-то непрозрачным. Я барахталась в воде, не зная, как вернуться обратно и как всплыть на поверхность, в реальность, и ещё не знала, куда больше хочу.
  - Вера, с тобой всё в порядке?
  Я, наконец, оказалась "над водой", резко открыла глаза и не могла отдышаться, будто, и вправду, ныряла. Ричард смотрел на меня обеспокоенно.
  - Всё нормально, - ответила я, зная, что этот ответ идёт в разрез с моим внешним видом и состоянием.
  Я заметила, что до сих пор держу его за руку, разжала пальцы, потёрла друг об друга мокрые ладони.
  - Объяснишь? - спросил Ричард.
  - Нет, - ответила я. - Нет, не объясню, по крайней мере, не сейчас.
  Он кивнул и не стал больше ни о чём спрашивать. Как же с ним легко, как хорошо, он не задаёт вопросов, которых я не хочу, угадывает моё настроение. Но теперь у меня перед глазами всё время стояла картинка, как мы сидим на цветущей поляне. Странно, непонятно, необъяснимо. Не хочу об этом думать и вспоминать. Не хочу, но приходится.
  
  Всегда я радовалась наступлению весны. Я люблю зиму, люблю снег, но за месяцы стужи успеваю соскучиться по цветам, теплу, солнцу. Я всегда радовалась весне, но только не в этом году. Ведь сейчас весна означала возобновление военных действий. Пока стоял мороз, и свирепствовали метели, все сидели в городах и крепостях, где их застала зима, но теперь снег начал таять, денгарские войска зашевелились, снова стали подбираться в Нели. Немного похоже на то, как медведь просыпается после зимней спячки. И наши войска и денгарские провели несколько месяцев на зимних квартирах, те, кому не повезло, застряли в маленьких крепостях, как мы с Ричардом. Сейчас воины стали чистить мечи, каменщики осматривали стены, Ричард от всех требовал подробных отчётов, а потом засиживался допоздна, разбираясь в присланных бумагах. Скоро мы обязательно поедем куда-нибудь. Ричард устал от бездействия, он не сможет долго просидеть в Лотере. Говоря "мы", я имела в виду себя и Ричарда. Рольф только встал с постели, ему нечего и думать о войне, а "я" и "Ричард" в последнее время слились для меня в неделимое целое. Я никуда не отпущу Ричарда одного, а он обязательно возьмёт меня с собой... если интересы государства не потребуют другого.
  Закончился очередной военный совет. Снег к этому времени почти везде стаял, денгарцы начали наступать. На совете было решено организовать передвижной штаб разведчиков и поставить над ними начальника, который будет подчиняться напрямую королю. Министры предложили несколько кандидатур на эту должность, Ричард сказал, что обдумает их. Не будет он ничего обдумывать. Если Ричард предложил что-то, значит, уже продумал всё до мельчайших деталей и подходящего человека, конечно, нашёл. На мгновение мелькнула обида, мог бы и со мной посоветоваться. Но он же всё-таки король.
  - Большое спасибо, до завтра, - сказал Ричард, советники стали подниматься со своих мест, кланяться, выходить из зала. - Вера, задержись на минутку.
  Что-то мне его тон не понравился, но я вернулась и села рядом с ним. Ричард немного помолчал, обдумывая что-то или набираясь духу сказать то, что мне не понравится.
  - Что ты думаешь насчёт тех людей, которых предложили на должность главы разведки? Только честно.
  Судя по голосу, начал издалека. Плохой признак. Но я всё же ответила.
  - Честно, так честно. Я считаю, что все они - ничего не знающие о войне ничтожества, как и большая часть твоих министров, имеющие только знатное происхождение.
  - Спасибо за откровенность, - сказал Ричард. - Я того же мнения.
  - Поэтому ты уже кого-то нашёл, - сказала я с уверенностью.
  - И указ о назначении уже подписал, - кивнул он. - Нужно только согласие этого человека.
  - Ты уверен, что это подходящий человек? - спросила я. - С такой работой сложно справиться.
  - Абсолютно подходящий, - кивнул Ричард. - Лучше не найдёшь. Только, боюсь, он не согласится.
  - Хочешь, чтобы я с ним поговорила? - догадалась я. - Думаю, у тебя самого лучше получится. Ты ведь знаешь, я не умею убеждать. Но, если хочешь, я попробую. Кто он?
  Обычно я легко читала его взгляды, но сейчас до меня доходило минут пять. Как же так? Я буду бегать по лесам и болотам с какими-то разведчиками, а Ричард будет командовать армией, я не увижу его несколько месяцев, может, даже год или два, если война затянется. От сознания этого сердце разрывалось на части. Я не представляла жизни без Ричарда. Как же так? Я уеду а мой... мой лучший друг останется.
  - Ричард, я не хочу!
  Сейчас он сделает жалобные глаза, будет плести что-то про благо государства, и я соглашусь.
  - Вера, пойми, больше некого назначить. Если бы существовал другой вариант... Пожалуйста, Вера! Сделай это для Неирола, сделай это для меня.
  Я вздохнула. Ричард просил меня помочь, я знала, что он прав и не могла отказать.
  - Ладно... - обречённо вздохнула я. - Когда и куда я еду?
  - Как можно скорее. Для тебя подготовили отчёт о текущем состоянии дел, я обо всём позаботился, я знаю некоторых твоих подчинённых, но нужно набрать ещё людей, этим вы с ними завтра можете заняться, - затараторил он, пока я не передумала. - Ты будешь отправлять мне письма каждый месяц.
  - Сколько мы не увидимся? - спросила я.
  - Не знаю, - честно признался Ричард. - Мне, правда, очень не хочется, чтобы ты уезжала, но так надо.
  - Да, так надо, - согласилась я. - Я не подведу, Ричард.
  - Я знаю.
  Глава 9
  Настроение - хуже некуда! Его не могли исправить ни первые подснежники, белыми слезами исчезающей зимы сверкающие в изумрудной траве, ни робкое, но уже тёплое весеннее солнце, ни весёлое пересвистывание птиц. Спасайся, кто может! На секунду мне стало жаль моих людей. У меня ужасное настроение, а им расхлёбывать. Удивляюсь, как Ричарду удаётся не срывать зло на окружающих. А как же не злиться? Весна, душистый воздух, а я сижу в лесу, в маленькой избушке, которую ищут денгарцы, собираю крохи сведений. Денгарские шпионы шастают туда-сюда, только успевай ловить. И главное ведь, не в крепости пробираются, не в столицу. На север им, видишь ли, надо! Зачем, чёрт возьми? Зачем? Какие-такие сведения они в северных лесах раздобудут? Может, это уловка? Чтобы мы за ними бегали, а мимо нас настоящие шпионы проскальзывали? Если мы, действительно, настолько невнимательны, то я не знаю, что делать. Ну, Ричард, ну погоди! Я такой скандал устрою! Но этим дело и ограничивалось. Я мечтала, как выскажу Ричарду всё, что о нём думаю, составляя карту передвижений врага, которую в течение нескольких дней нужно было отослать ему. Ричард сейчас находился не в Лотере, он был в Зелёной крепости, в нескольких днях пути от меня, но увидеться с ним я не могла. Как же я скучала по нему! Ещё я скучала по Рольфу, Седрику, подругам, но больше всего по Ричарду. Я не думала, что будет так сложно привыкнуть к его отсутствию.
  - Вы просили принести бумагу.
  Вошел Брон. Можно назвать его казначеем, но язык не поворачивается назвать казной тот небольшой запас провизии и оружия, который у нас остался.
  - Госпожа Верена, вы бы берегли чернила, кончаются ведь. С поставками плохо. И провизию уже две недели не везут. Лошадей мало.
  - От меня вы чего хотите?
  Я уже устала слушать это. Я прекрасно знала, что мало еды, оружия, лошадей, даже чернил, но я-то что могу с этим поделать?
  - Твоя работа, Брон, сделать так, чтобы припасов хватило, пока новые не привезут, - сказала я тоном, который выработался за последние месяцы.
  - Но как же я?...
  - Как хочешь!
  Брон вышел. Ну вот, обидела хорошего человека. Нельзя догадаться, что когда я в плохом настроении, соваться с перебоями в поставках себе дороже.
  Я выглянула в окно. Закат окрасил верхушки деревьев красным. На сегодняшнюю ночь запланирована вылазка. Я улыбнулась, как же всё-таки здорово мы обставляем денгарцев. Ставка их главнокомандующего в двух километрах от нас. Мы у них под носом прячемся, но, не зная тайной тропы через лес, нашего лагеря не найти. Они уже месяц ищут, а успеха никакого.
  Я недолго привыкала к работе разведчика, видимо, это одно из моих призваний. Знаю, звучит немного самодовольно. Но, в отличие от многих моих подчинённых, я находила в этой работе не трудности, а удовольствие. Я любила те странные ощущения, когда сидишь, притаившись в кустах, а около твоего укрытия несколько денгарских офицеров обсуждают план атаки, которая, конечно, не удастся, а они будут голову ломать, почему. Я любила тайные тропинки через лес и болота, о которых кроме меня знали человек десять. Большую часть жизни я провела в лесу. Я умела бесшумно передвигаться даже по осенним листьям, умела лазать по деревьям, ходить по болотам. Это пригодилось, здесь везде болота. Есть, конечно, дороги, гати, но разведчики лёгких путей не ищут.
  Слава тому, кто придумал темноту! Теперь темнота мой лучший друг. Ещё один мой друг костры. Когда люди сидят ночью у костра, они ослеплены ярким светом и не видят разведчиков, тихо крадущихся по краю освещённого круга. Короткими перебежками мы передвигались по лагерю денгарцев, стараясь держаться подальше от часовых и от солдат, собравшихся у костров. Они пели песни, разговаривали, иногда вспыхивали споры или даже драки, нам это было на руку. Кто будет обращать внимание на крадущиеся тени, когда товарищи выясняют, кто сильнее? Иногда я останавливалась, прислушиваясь к их разговорам, мой напарник Джери тихонько окликал меня, и мы двигались дальше. Как странно, я знала многие из их песен. Наверное, это были старинные песни, придуманные ещё до раскола. Память людей живёт тысячелетиями. Тогда почему? Почему мы крадемся мимо них, а не сидим рядом и не поём хором? Сейчас не об этом надо думать.
  От шатра главнокомандующего, где горел свет и, наверное, шло обсуждение чего-то важного, нас отделяло небольшое расстояние и один костёр, около которого собрались человек пять солдат. Они сидели полукругом, тихо разговаривая. Вот и разговаривайте, не смотрите в нашу сторону. Я, конечно, могу пристрелить вас в темноте, но не хочу этого делать, так что не давайте повода. Быстро, тихо, пригнувшись пробегаем последние метры. Я села на землю, несколько раз глубоко вздохнула. Мы на месте, теперь слушать и запоминать. В шатре говорили громко. Я узнала голос денгарского главнокомандующего.
  - Я не понимаю, за что вы получаете деньги!
  Его подчинённому не повезло. Может, я вижу себя со стороны? Надо будет извиниться перед Броном.
  - Ни один, подчёркиваю, ни один из ваших агентов не принёс нам нужных сведений. А вы ещё называете себя начальником разведки.
  Значит, неприятности у начальника денгарских шпионов. Поделом ему.
  - Да они сами не знают, что искать, - извиняющимся тоном лепетал неудачливый начальник разведки. - Вы сами сказали никого в тайну не посвящать, что это личный приказ короля. А как быть моим людям? Они гоняются за призраком, за легендой.
  - У них есть вполне конкретные сведения, - возразил главнокомандующий. - То, что мы ищем, покинуло Денгар девятнадцать лет назад. Они знают, что искать нужно на севере.
  - Они не понимают, что искать, - бедняга чуть не плакал от досады на начальника. - А тут ещё и разведчики эти неирольские, засели где-то в лесу.
  - Опять же твоя работа их оттуда выковыривать!
  Это нас-то выковыривать? Я фыркнула. Его вежливости не учили?
  - Уже несколько моих людей погибли в болоте. Никто не хочет соваться в лес. Знаете, что рассказывают о начальнице неирольской разведки? - тут незадачливый разведчик заговорил тише, будто, боялся, что подслушают, но у меня острый слух от природы. - Говорят, она ведьма. Потому из болот никто и не выходит.
  - Бредни, - отмахнулся главнокомандующий. - Волшебники не имеют права использовать свою силу в людских войнах.
  - Так, она тёмная чародейка, - почти зашептал начальник разведки. - Один мой человек рассказывал, которому удалось из леса выйти. Рассказывал, что голоса разные слышал в болоте и даже видел её издалека. Вся такая страшная...
  Если бы ни куча солдат в соседних палатках, я бы этих двоих научила вежливости. Обзывают меня тёмной чародейкой и говорят, что я страшная. А голосов в болоте не было, и быть не могло. Я бы почувствовала присутствие волшебства. Этому их разведчику померещилось со страху. В этом денгарский главнокомандующий был со мной согласен.
  - Бред, - сказал он. - Полный бред.
  - Да вы послушайте, - настаивал его собеседник. - Говорят, что она...
  - Говорят, что она очень красивая, и что она любовница Неирольского короля. При первом второе неудивительно, и этому я склонен верить, а насчёт всего остального...
  Я уже не слушала, что он говорит. Да как он смеет? Про меня-то ладно, про волшебников всегда гадости говорят, а вот про Ричарда не позволю. Им бы пришлось не сладко. Я уже положила руку на рукоять меча, Джери, посмотрев на меня, сделал то же самое, но тут меня отвлекла фраза, сказанная в шатре.
  - Вы должны очистить лес от неирольских разведчиков, а я с большей частью армии на рассвете выступаю на Зелёную крепость. Если ничего непредвиденного не случится, то она скоро будет нашей. В Зелёной крепости маленький гарнизон, мы возьмём её без труда.
  Им повезло, сейчас у меня нет на них времени. В Зелёной крепости, действительно, маленький гарнизон, все войска отошли к востоку. А войско у денгарцев огромное. Крепости не выстоять. Нужно их предупредить. Пусть уходят, отдадут пустую крепость, потом можно её вернуть, главное сейчас спасти жизни. Жизнь Ричарда.
  - Уходим, Джери, - прошептала я и двинулась к лесу.
  Мы шли как можно быстрее, но ночью в болоте это почти невозможно. Вешки мы не ставили, чтобы не облегчать жизнь денгарцам, наши разведчики помнили тропу наизусть, но пройти по ней в темноте было трудно. Перескакивая с кочки на кочку, я размышляла об услышанном в денгарском лагере. Что нужно им на севере? Странно всё это... Потом об этом подумаю, сейчас главное спасти Ричарда.
  Мы вернулись в свой лагерь с рассветом.
  - Коня мне! - крикнула я.
  Нельзя терять времени. Поеду сама, никому такое важное дело не доверю.
  - Что вы там возитесь?
  Из конюшни вывели осёдланную Нимфу. Я вскочила в седло, Брон, которому Джери успел всё рассказать, протянул мне сумку с провизией.
  - Удачи, госпожа Верена.
  - Прости за вчерашнее, Брон.
  Он кивнул, я послала мысленный сигнал Нимфе, и скоро лагерь остался позади.
  Как можно быстрее! Как можно быстрее! Мы скакали по сухой дороге. Тут была вероятность попасть в засаду, но по лесной тропинке, по болоту я бы с лошадью не прошла.
  - Нимфа, милая, мы должны успеть! - я говорила с лошадью. - Мы должны спасти Ричарда.
  В ответ на знакомое имя в памяти у Нимфы всплыла картинка и ощущения. Холод, снег, пещерка. "Скоро будем дома", сказал ей Ричард. Как он узнал, что Нимфа способна его понять? Нимфа в ту ночь плохо спала и сохранила много воспоминаний. Я попросила её дать мне посмотреть, всё равно делать нечего, мне даже поводья держать необязательно. Странно было видеть себя со стороны в воспоминаниях лошади. Я видела себя и Ричарда, оба мы спали. Я прокрутила несколько часов вперёд. Мы всё так же спим, только лежим близко друг к другу, а я обнимаю Ричарда руками и ногами. Я выскочила из мыслей Нимфы и почувствовала, как пылают щёки. А что такого? Лучше было соблюсти этикет и замёрзнуть насмерть? Но сколько я не убеждала себя, что всё нормально, дыхание всё никак не выравнивалось.
  Я пригнулась инстинктивно, ещё не успев понять, что произошло. Меня спасла развитая интуиция. Стрела просвистела над головой, потом ещё и ещё одна. Моя связь с Нимфой колыхнулась, будто, за струну дёрнули. Я хотела узнать, что случилось, но меня буквально вышибло из её ощущений. Надеюсь, произошло не то, о чём я думаю. Мы с Нимфой одновременно подумали, что нужно свернуть в лес. Это была правильная идея. В лесу преследователи отстали, но я заметила, что нимфа сбавила темп. Удалось восстановить связь. Так я и думала, она ранена, стрела попала в круп. Убедившись, что мы оторвались от преследователей, я спрыгнула на землю и осмотрела рану. Ничего серьёзного, стрела вошла неглубоко, но скакать Нимфа сейчас не сможет. Возвращаться поздно. Как быть? Как успеть в Зелёную крепость? Пойду по лесу, срежу путь. Если всё время бежать, то успею.
  - Нимфа, всё будет нормально, - я гладила её по шее, чтобы успокоить. - Ты должна вернуться в лагерь, тебе там помогут. Иди лесом, так безопаснее.
  Нимфа топнула копытом, она не хотела оставлять меня.
  - Всё будет хорошо, - заверила я её. - Иди. Выздоравливай. Я скоро вернусь. Иди.
  Она пошла в лес, немного прихрамывая. С ней всё будет в порядке, заверила я себя и побежала в противоположную сторону.
  Я всегда хорошо бегала, была выносливой, но к вечеру почувствовала усталость. За звуком собственного хриплого дыхания я услышала, как журчит вода. Я опустилась на землю возле прозрачного ручейка. Несколько глотков холодной воды прибавили сил. Я наскоро перекусила, наполнила фляжку и побежала дальше. Хотелось спать, но если остановлюсь на ночлег, то не успею. Отоспаться можно на том свете, сейчас нужно бежать. Болело в груди, кололо в боку. Я остановилась передохнуть и еле заставила себя подняться, но всё же поднялась. Сердце билось где-то в горле, лицо и руки были исцарапаны ветками. Пришлось огибать болото, сейчас не было времени искать тропинки и щупать палкой зыбкую почву, так путь длиннее, значит, нужно бежать ещё быстрее.
  К следующему утру я уже не чувствовала ни сердца, ни ног. Я не замечала, что дышу, не было сил дышать. Голова закружилась, неотвратимо приближалась земля. Случайно посмотрев на свои руки, я увидела кровь. Значит, упала на какие-то острые ветки. Перед глазами всё темнело. Не терять сознание. Не терять сознание! Я должна подняться, должна бежать, должна предупредить Ричарда. Если денгарцы возьмут крепость, Ричард будет пленён или убит. Скорее второе, живым он не сдастся. Пора признать поражение, я не смогу встать. Значит, я больше не увижу Ричарда? Мы так много не успели обсудить. Я обещала помогать ему, а теперь не могу его спасти. Значит, я нарушаю клятву? Но я не могу встать. Ричард умрёт, я больше никогда его не увижу.
  Одну за другой память подсовывала картинки. В воображении Ричард был как живой. Его красивая, всегда чуть загадочная улыбка, длинные чёрные волосы и глаза синие-синие, как вечернее небо, в которых я тонула, которые помогли мне видеть будущее, это неправильное будущее. Ричард умрёт, и это никогда не исполнится, как бы я этого не хотела. Сейчас, когда, казалось, судьба всё решила, я уже не видела смысла обманывать саму себя. Этот вихрь чувств был похож на прорвавшуюся плотину. Плотину, которую я специально воздвигала. Теперь она рушилась. Я, наконец, в полной мере осознала то, что уже давно стало для меня непреложной истиной: Мне не нужен мир, в котором нет Ричарда. Мне не нужно солнце, я не буду радоваться весне, цветам, не смогу любоваться закатом, если его не будет рядом. Этот мир станет пустым без Ричарда, потому что я люблю его.
  Люблю уже давно, возможно, с нашей первой встречи, люблю сейчас, буду любить всегда, буду любить, пока не умру, а без него мне и не будет жизни, мне она не нужна. Я рывком поднялась, схватилась за колючие ветви кустарника. Я не дам Ричарду погибнуть. Пусть это будет последнее, что я сделаю, но я спасу его. Не знаю как, но я заставила себя бежать, а в голове крутилась одна мысль. Если любовь это слабость, то почему я смогла встать? Наверное, я ошибалась, любовь не слабость. Любовь помогла мне подняться, она сделала меня не слабее, а сильнее.
  Я почти ничего не видела, мешали круги, мерцавшие перед глазами. Зелёная крепость окружена рвом, к счастью, сейчас мост опущен. Пробежав половину моста, я почувствовала, что больше не могу. Совсем. Собрав остаток сил, я крикнула:
  - Ричард, они идут!... Их больше!... Уходите!...
  ...и провалилась в черноту.
  Постепенно я приходила в сознание. Ещё не придя, как следует, в себя, я услышала какой-то монотонный звук. Стук копыт? Я ведь отправила Нимфу назад... Это денгарская конница! Я же ехала в Зелёную крепость, чтобы предупредить Ричарда!
  - Ричард!... Они идут!...
  - Тише, - тёплая рука нежно провела по моей щеке. - Всё хорошо, ты в безопасности.
  Взгляд смог сфокусироваться. Мы с Ричардом ехали на одной лошади, он придерживал меня, не давая упасть.
  - Успела!... - выдохнула я.
  - Ты всех нас спасла. Я не знаю, как...
  - Не надо, - прервала я его. - Не надо благодарить.
  Его лицо было совсем близко. Как же он красив, подумала я. Раньше я почему-то не обращала на это внимания. Я тонула в бездонной синеве его глаз и наслаждалась самым прекрасным чувством на свете.
  Глава 10
  Впервые это случилось по дороге в Лотер из Зелёной крепости. У каждого есть случаи, о которых не хочется вспоминать, но, тем не менее, они часть нашей жизни. То, о чём я не хочу вспоминать стало чуть ли не самой важной частью, одной из самых важных. Но всё по порядку...
  Мы остановились на ночлег. К тому времени я была уже совершенно здорова. На досуге я посчитала расстояние, которое пробежала, сопоставила со временем, путём простых вычислений... Боже ж ты мой! Я бы верхом дольше ехала. До сих пор не знаю, что тому виной, магия или нечто другое. Пожелав Ричарду спокойной ночи, я ушла к себе в палатку. Могла ли я тогда знать, насколько неспокойной будет для меня эта ночь?... Я немного полежала, даже думала выйти, подышать воздухом, но постепенно веки тяжелели, мысли улетали, я заснула.
  Я была в лесу. Лес походил на тот, где я жила последние месяцы, но всё же был другим, каким-то странным. Краешком сознания я понимала, что сплю, что-то подсказывало мне, что лучше проснуться, но открыть глаза не получилось. В конце концов, реальность совсем отступила, мне казалось, что всё по-настоящему. Тропинок не было, но я решила, что если идти, то куда-нибудь попаду. Я шла по лесу, и вскоре поняла, что казалось мне странным. Лес был чересчур тихим. Травы и листья не шуршали, птицы не пели. Постепенно нарастало беспокойство, смутное, неясное. Я должна попасть куда-то. Я не знала куда, но там меня ждут, я там нужна, мне срочно нужно туда попасть, а если меня там не будет, случится страшное. Я пошла быстрее, потом побежала. Лес всё не кончался, я бежала быстрее и быстрее, нарастала паника. Когда же это кончится? Лес отступил внезапно. В реальности так не бывает, только что вокруг меня были высокие деревья, а теперь открытое пространство, равнина, занесённая снегом. Тогда меня почему-то не удивило, что в лесу было лето, а здесь зима. Я оглянулась и увидела, что самого леса не было. Только много чистого неба и нетронутого следами снега. Я не чувствовала холода, только знала, что надо бежать. Я бежала, утопая в снегу, зачерпывая снег сапогами, бежала, как могла быстро, но то, к чему я стремилась, не становилось ближе. Я заметила на снегу красные пятна, без подсказки поняла, что это кровь. Кровавых пятен становилось всё больше. Далеко впереди я увидела что-то тёмное на снегу, кажется, это человек. Из памяти, будто, из другой жизни появилась ассоциация. Снег. Кровь. Рольф.
  - Рольф! - закричала я, но он не отозвался.
  Но мы же отвезли его в Лотер, он жив и здоров! Я побежала быстрее и вскоре поняла, что это не Рольф. Я всё ближе и ближе к лежащему неподвижно человеку. И, наконец, я разглядела его и узнала. У меня вырвался крик ужаса. Я опустилась на снег рядом с ним.
  - Ричард! - позвала я.
  Ричард не отозвался, не шевельнулся. Он был бледен, как снег, окружающий нас. Смотрел невидящими, как будто, стеклянными глазами куда-то сквозь меня. Из уголка его рта стекала маленькая струйка крови, кровь уже успела немного подсохнуть. Я знала, что он мёртв, но не хотела признавать этого.
  - Ричард! Пожалуйста, Ричард! Не бросай меня!
  Глаза его оставались всё такими же пустыми.
  - Нет, Ричард, только не ты!... Пожалуйста!...
  Страх, горе, отчаяние были слишком сильны, я не могла больше выносить этого.
  Откуда-то издалека меня звали, я плохо слышала и не могла понять, кто зовёт. Кто-то схватил меня, больно сжал плечи. Я не хотела уходить, хотела быть с Ричардом. Та часть моего сознания, которая понимала, что это лишь сон, всеми силами стремилась выбраться из этого кошмара, но другая часть не хотела оставлять Ричарда, пусть даже он умер. Голос раздался ближе.
  - Вера! Вера, проснись!
  В момент пробуждения я услышала собственный крик. Никакого снега, никакой крови. Я в палатке, свет снаружи не пробивается, значит, ещё ночь. Ричард рядом, это он разбудил меня. Он живой.
  - Ах, Ричард!
  Я не могла больше ничего сказать, просто обняла его.
  - Ты кричала во сне, - сказал он. - Звала сначала Рольфа, потом меня. Я услышал из своей палатки и разбудил тебя.
  - Спасибо.
  - Хочешь рассказать? - спросил он.
  - Нет, - ответила я. - Пожалуйста, не уходи. Я не хочу снова это увидеть.
  - Всё из-за духоты, - уверил меня Ричард. - Думаю, тебе будет лучше на воздухе. Пойдём в лес. Я буду рядом.
  В лесу было лучше. Свежий воздух наполнял лёгкие, нежные запахи травы и цветов утоляли тревогу. Мы ушли подальше ото всех. Лежать на траве было приятно, хотя немного прохладно, но я любила холод. Хорошо Ричард придумал, он всегда знает, что для меня лучше.
  - Спи, - сказал он, устраиваясь поодаль. - У меня сон чуткий, если станешь говорить, я тебя разбужу.
  - Обязательно разбуди, - попросила я. - Прости, что из-за меня тебе неудобно.
  - Так даже лучше, - ответил он. - Спи. Я буду рядом.
  Я закрыла глаза. Конечно, я боялась снова увидеть этот сон, но от присутствия Ричарда стало немного спокойнее. Может, вне душной палатки, на мягкой душистой траве кошмар не найдёт меня.
  Под утро Ричарду вновь пришлось меня разбудить. Сон повторился, на следующую ночь ещё раз, а потом я уже боялась засыпать. Обычно, Ричард успевал разбудить меня до самого страшного, но, идя по лесу, я уже знала, что будет потом. Но всё же это было намного лучше, чем смотреть до конца. Хуже стало, когда мы приехали в Лотер. Здесь Ричард уже не мог быть рядом со мной, и часто я просыпалась от собственного крика.
  В Лотере нас застали важные новости. Король Денгара при смерти. Мы решили пока остаться в столице, ведь сюда новости приходили быстрее. И они не заставили себя ждать, одно за другим приходили письма, приезжали гонцы. Король умер. Ходили слухи, что не своей смертью, но, наверное, это была ложь, чтобы очернить нас. Я не сомневалась в искренности Ричарда, утверждавшего, что он здесь ни при чём, а среди неирольской верхушки вряд ли кто-то осмелился бы на такое без приказа. Итак, король Денгара умер, а что ещё интереснее, не оставил наследника. Но буквально на следующий день трое якобы незаконных сыновей короля заявили о своих правах на престол. Только Богу известно, кто из них королевской крови, а кто самозванец, но как бы то ни было, в Денгаре разгоралась гражданская война. Для нас это обернулось радостью. Денгарские войска спешно покидали Неирол. Как же! Всё без них поделят! Нужно же успеть порастаскивать то, что осталось. Перед нами стоял сложный вопрос: что предпринять? И нужно ли вообще что-то предпринимать? Мнения членов совета разделились. Я была согласна с теми, кто предлагал посмотреть, во что всё это выльется, а потом вступать в игру. Ричард, напротив, позабыв свою обычную рассудительность, хотел немедленно отправиться в Денгар. Но здесь мнение совета было единогласным. Трое претендентов на Денгарский престол воюют между собой, но если Ричард приедет, они тут же поспешат объединиться, чтобы избавиться от него, а потом начать делить ещё и Неирол. Мне и Седрику удалось отговорить Ричарда от опрометчивых поступков, но всё же в Денгар были отправлены несколько доверенных людей. Некоторые в качестве официальных представителей, другие тайно, чтобы узнать настроение народа. Ричард не хотел войны, в этом его все поддерживали. Удастся ли ему то, что не удавалось его предшественникам? Готов ли народ к объединению? Утих ли уже отголосок далёкой войны, забыты ли старые ссоры? Ричард надеялся объединить королевства без войны.
  - Людям это надоело, - говорил он. - Они сами захотят объединиться.
  И раньше некоторые короли пытались объединить Неирол и Денгар, но всегда путём завоевания. Может, Ричард именно тот, о ком говорится в старинном пророчестве? Я боялась на это надеяться, но очень хотела. Я верила в Ричарда больше, чем он сам, и не только потому, что любила. Он тот за кем последуют люди, кто сможет объяснить, уговорить не мечом, а словом. Он, в конце концов, единственный представитель королевской фамилии, не считая денгарских самозванцев.
  Война кончилась, денгарские войска ушли, у них были дела поважнее. Мы оставались в Лотере, следя за развитием событий. Иногда я вспоминала о Туманных горах, о странных рунах в пещере. Они никуда не денутся, уверял меня Ричард. Да, сейчас я не могу поехать туда, сейчас я нужна в Лотере, точнее, не я, а Ричард. Но я боялась оставлять его. Денгарские самозванцы, наверняка, не побрезгуют заказным убийством, а ещё меня беспокоил сон. Этот кошмар всё не желал оставлять меня. Вдруг это предупреждение? Если Ричард, действительно, тот, о ком говорится в пророчестве, то те, кто следят за миром сверху, должны, обязаны каким-то образом оберегать его, чтобы пророчество исполнилось. Может, для этой цели выбрали меня? Я не подведу. Я поклялась в этом Богу, высшим магам, самой себе. Я не подведу! Ни на шаг не отойду от Ричарда, не дам его в обиду.
  Война кончилась, жизнь возвращалась в своё русло. В Денгаре продолжалась истерика, которой, кажется, конца не будет, Ричард восстанавливал дела Неирола. Финансы были в упадке после войны, у Ричарда не было свободной минуты, он проводил целые дни в работе. Он поклялся делать всё ради этой страны, он делает всё, что может. А моя жизнь постепенно становилась такой, какой была осенью. Я снова стала общаться со своими подругами. Думаю, они испытывали нечто вроде восхищения, разглядывая мой меч, слушая рассказы Рольфа о том, как я сражалась. В основном о войне рассказывал Рольф. Когда меня просили рассказать, я сразу терялась, не знала, что говорить. Кажется, что мыслей, воспоминаний много, но говорить о них трудно, для меня почти невозможно. Рольф тараторил о сражениях, подвигах своих и чужих всем, кто хотел его слушать, а я не могла. Я осваивала новые заклинания, общалась с подругами, но деятельности всё равно не хватало. Тогда я вспомнила, как когда-то помогала Ричарду разбираться в бумагах. Кажется, тогда мы готовились к коронации. Я мало что понимала в политике и финансах и решила восполнить этот пробел в своих знаниях. Это оказалось не так трудно, как казалось вначале. Но не было смысла убеждать себя, что я делаю это от скуки. Я хотела больше времени проводить с Ричардом.
  Прошла весна, наступило лето, снег полностью стаял, не запылённые светлые листочки украсили деревья. Порой я выкраивала время, чтобы гулять. Достаточно выехать за городскую стену и перед тобой откроются бескрайние луга, чередующиеся с живописными рощами и лесами. Мы гуляли там вместе. Я и Ричард. Иногда к нам присоединялся Рольф. Ричард, как и я, уставал от городской суеты и был рад подышать лесным воздухом, вдохнуть аромат летних цветов. О чём мы только не говорили в те дни! Я вспоминала наши беседы осенью в полутьме его кабинета. Прошло чуть больше полугода, но как сильно мы изменились! Тогда Ричард спрашивал у меня: вдруг ничего не получится? Теперь этот вопрос отступил на второй план. Он знал, что должен делать, а получится или нет, это полностью зависит от его умения и труда. Изменила ли нас война, то, что мы видели? Не знаю... Может, мы просто повзрослели? Можно ли считать взрослением то, что я влюбилась? С той осени коренным образом изменились мои взгляды и мечты. Тогда, если бы у меня спросили, что главное в моей жизни, я бы, не задумываясь, ответила: магия, теперь мой ответ: любовь. Мой ответ: Ричард.
  Глава 11
  Я решила устроить себе выходной. Ранним утром я вывела из стойла Нимфу, а теперь неслась во весь опор по дороге, ведущей к лесу. Всю ночь напролёт мне снился Ричард. Слава Богу, это был не кошмар, но сейчас я бы предпочла страшный сон счастливому. Во сне я была счастлива. Счастлива с Ричардом. В этом прекрасном сне он не был королём, а я не была волшебницей, в этом сне он любил меня, возможно, так же сильно, как я любила его. Сейчас я бы просто не смогла спокойно разговаривать с ним, поэтому не позвала с собой. Я изменилась за это время. Раньше я считала, что любовь это слабость, теперь любовь для меня стала мученьем. Как я выносила это? Каждый день видеть Ричарда, поддерживать разговор, называть его другом... и в это время мечтать. Мечтать о невозможном. Ричард никогда не полюбит меня, а если бы полюбил, всё равно мы не смогли бы быть вместе. Кто он? Он король. А кто я?... Так, никто. Чародейка без рода, без племени, я не гожусь в невесты королю. Ричард не для меня, счастье не для меня. Я всегда буду рядом с ним, чтобы оберегать, помогать, сделаю для него всё, что в моих силах. Я найду в себе силы терпеть любовь и не заговорить о ней. Может, рассказать Ричарду о моих чувствах? Можно ли девушке первой признаться в любви? Признаться Ричарду... Нет, для него это будет лишь огорчение и чувство вины.
  Я наклонилась и заглянула под листочек земляники. Ягоды ещё зелёные, но надо запомнить это место и вернуться сюда недели через две. Возьму за примету высокие сосны чуть в стороне, по ним потом найду земляничную полянку. Я уже собиралась уходить, когда что-то странное, почти забытое заставило повернуться и внимательнее осмотреться. Эти сосны мне знакомы. Я уже была здесь. Кажется, за теми кустами... Я пробиралась через заросли, не обращая внимания на колючки. Кажется, где-то здесь...
  Сердце бешено колотилось, когда я вышла на поляну. Прошёл год, а здесь ничего не изменилось. Та же изумрудно-зелёная мягка трава, тот же тёмный прудик посередине. Воспоминания накатили волной, заставляя сердце биться ещё чаще. На этой поляне я впервые встретила Ричарда. Тогда, год назад, я просто решила искупаться в пруду в жаркий день, я подумать не могла, что встречу человека, которого через год буду без памяти любить. Возможно, я полюбила его, только увидев. Одного взгляда хватило, но тогда я ещё не отдавала себе отчёта в своих чувствах. Сначала я жутко разозлилась, ведь он всё-таки подглядывал за мной, потом гнев испарился, в тот день мне было хорошо рядом с ним, тепло и спокойно. Да, наверное, я любила его уже тогда. Жаль, что в тот день я не позволила ему себя поцеловать.
  За моей спиной хрустнула веточка, инстинкт разведчика заставил меня в тот же миг повернуться. Меньше всего я ожидала увидеть здесь человека, который вышел на поляну.
  - Ричард! - воскликнула я. - Я думала, ты работаешь.
  - Чтоб им провалиться, этим бесконечным бумажкам и моим советникам, кроме Седрика, - ответил он. - Узнаёшь это место? Мы встретились здесь год назад, только тогда ты... была одета по-другому.
  - Ты не забыл? - спросила я, не обратив внимания на несколько некорректную шутку.
  - Никогда не забуду.
  Мы замолчали, я не знала, что говорить, и Ричард не знал. По выражению лица было понятно, что он о чём-то напряжённо думает, принимает какое-то важное решение, а ещё он чего-то боялся.
  - Вера, я хотел с тобой поговорить... - прервал он затянувшееся молчание. Его голос был не таким, как обычно, каким-то... нерешительным, что ли...
  - Что ты хотел сказать? - поинтересовалась я.
  Частью души я надеялась... нет, это немыслимо, я просто придумываю.
  - Вообще-то я хотел тебя попросить... - он кусал губы, сжимал и разжимал кулаки. Что за странная просьба, которую он боится высказать?
  - Всё, что захочешь, - ответила я.
  - Когда всё закончится, и в Неироле и Денгаре воцарится мир, я думаю, Сердик вернётся к своей уединённой жизни.
  - Ты прав, - согласилась я.
  - Так вот... Я хочу, чтобы ты осталась в Лотере, - сказал Ричард.
  - Я и так собиралась остаться, я бы ни за что не уехала. Может быть, Седрик настоит на том, чтобы закончить обучение, но это не продлится очень долго, в любом случае я не брошу тебя и вернусь, а Рольф и уезжать не станет, - успокоила я Ричарда, хотя знала, что он сказал ещё далеко не всё, что хотел.
  - Спасибо, - ответил он с искренней улыбкой. - Это, правда, очень много значит для меня, но... - улыбка растаяла, вернулась неуверенность, - я хотел сказать...
  - Что? - мне это уже начало действовать на нервы. Его недостатком всегда была неуверенность в себе, его единственным недостатком.
  - Я... те..бе хотел сказать... уже давно хотел сказать, что... я... тебя... люблю...
  Мне послышалось. Быть этого не может. Не-воз-мож-но! Но так и есть. Мозг ещё не вышел из ступора, а сердце ликовало. Ричард только что сказал, что любит меня. Невероятно! Неужели это происходит со мной? Поверить не могу! Тут я спохватилась, Ричард всё ещё ждёт моего ответа. Понятия не имею, как надо признаваться в любви, но что-то сказать надо.
  - Ричард, я... хотела сказать то же самое... уже давно.
  - Чего же мы ждали? - спросил он.
  - Чего мы ждём? - исправила я. - Ричард, послушай...
  Я хотела всё-таки сказать три заветных слова, но Ричард не дал мне договорить. Это первый в моей жизни поцелуй, и сейчас кажется, что всю жизнь я шла к этому мгновению. Искорка, пробежавшая от губ к сердцу, разожгла в нём давно дремавшее пламя. Всё вдруг стало просто, сомнения и страхи показались до невозможности смешными. Я люблю Ричарда, а он любит меня, а все остальные пусть идут к чёрту.
  Откуда вдруг взялась эта любовь? Почему именно Ричард? Почему сейчас? Когда-нибудь я подумаю над этими вопросами, но не теперь...
  Ричард
  На этой полянке я впервые увидел её. Может, именно здесь всё должно завершиться или начаться? Есть лишь один способ проверить... Но язык не слушается. "Можно, я признаю себя трусом и уйду?" робко спросила одна часть моей души, но другая была настроена решительно.
  Ну, давай... Это всего три слова... Но почему они даются с таким трудом?
  - ...я... тебя... люблю...
  Выдавив из себя признание я замер, поражаясь самому себе, ожидая её ответа. А если она не любит меня? Если она видит во мне лишь друга? То я навсегда разрушил эту дружбу. Я рискнул, надеюсь, риск оправдан.
  - Ричард, я... хотела сказать то же самое... уже давно.
  Каким глупцом я был! Если бы у меня раньше хватило смелости, было бы меньше бессонных ночей, меньше пустых вздохов, меньше страданий для нас обоих.
  - Чего же мы ждали?
  Я спросил это у себя и у неё. Чего я ждал? Чего ты ждала? Наконец-то дождались.
  - Чего мы ждём? - резонный вопрос. - Ричард, послушай...
  Позже я спросил Веру, что она тогда хотела сказать, она лишь засмеялась в ответ. Не представляю, как у меня хватило смелости поцеловать её, если несколько минут назад я боялся признаться ей в любви. Не знаю, как описать тот момент. Скажу только, что весь мир перестал существовать. Только я и Вера. Отныне и навсегда.
  
  Следующие дни прошли как во сне. Нам было плевать на всех и вся. Ранним утром мы убегали из дворца. Мы гуляли, катались верхом, о чём-то говорили, но больше молчали, слова нам были не нужны. Как всё, оказывается, просто! Я люблю Веру, а Вера любит меня. Я женюсь на ней. Конечно, будет скандал, но я всё-таки король, женюсь, на ком захочу. Признаться в любви и сделать предложение это разные вещи. У меня в кармане лежало кольцо, которое я в тайне заказал у знакомого ювелира, который пообещал, что никому не расскажет. Я уверял себя, что худшее уже позади, Вера любит меня, осталась лишь формальность. Предложить ей выйти за меня замуж. Но сомнение всё же грызло душу. Вдруг она откажет? Вдруг захочет остаться свободной? Нет, я гнал прочь такие мысли, Вера любит меня, она сама сказала, и, конечно, согласится стать моей женой.
  - Тебе жёлтый, или фиолетовый? - спросила Вера, показывая мне два цветочных венка, которые только что сплела.
  Раньше я не очень любил цветы, теперь я любил всё, что любила она. Мы сидели на поляне, окружённые цветами, типичными для лотерского лета.
  - Фиолетовый, - ответил я.
  Она надела венок мне на голову, я взял у неё из рук жёлтый и осторожно, стараясь не примять локоны, положил на её головку.
  - Я люблю тебя, - произнёс я слова, ставшие привычными за последние дни.
  - И я тебя, - отозвалась Вера.
  Всё это немного походило на брачный обряд, где вместо колец венки. Мы одновременно осознали это и засмеялись. Сейчас подходящий момент.
  - У меня для тебя подарок, - сказал я, доставая кольцо.
  - Я же сказала, что не люблю украшения, - устало вздохнула Вера.
  - Я знаю, но это традиция. Если примешь его, ты согласна стать моей женой.
  Она не смогла скрыть удивления и, к моему ужасу, отдёрнула руку, уже протянутую к кольцу.
  - Ты хочешь жениться на мне? - уточнила она.
  - Предлагаю руку и сердце, - ответил я обычными словами. - Выходи за меня замуж, Вера.
  - Ты уверен, что хочешь этого? - спросила она, не спеша давать прямой ответ. - Ричард, ты король, я не подхожу тебе.
  Ах, вот, в чём дело! У меня отлегло от сердца.
  - Это мне решать, кто подходит, а кто нет. Я король. Женюсь, на ком хочу. И точка.
  - Как я хотела от тебя это услышать, ваше величество, - засмеялась Вера.
  - Так ты согласна? - спросил я, желая на этот раз услышать ответ, а не увёртку.
  - Я люблю тебя, - ответила она. - И если бы ты не захотел свадьбы, я бы, конечно, поняла, и всё равно оставалась бы самой счастливой на свете, но ты сделал меня ещё счастливее. Да, я согласна.
  Она протянула мне руку, я надел ей на палец кольцо. Теперь уже точно всё хорошо.
  Глава 12
  - Мне кажется, это где-то тут, - сказал я, показывая рукой на скалы перед нами.
  - А я думаю, это где-то там, - возразила Верена, указывая куда-то вправо.
  - Уф!...
  Больше я ничего не мог сказать. Лёгкое ли дело, отыскать в горах крошечную пещерку? Наконец-то выдалось несколько свободных дней, и, конечно, Вера потащила меня в горы на поиски таинственных рун.
  - А ведь сейчас могли бы гулять по лесу, - заметил я.
  Вера только сердито фыркнула.
  Похоже, придётся смириться с тем, что всегда она будет не только моей Верой, но и волшебницей.
  - Седрик смог бы сотворить поисковое заклинание, но я не могу, не умею ещё, - грустно сказала она и двинулась дальше по извилистой тропинке. Мне ничего не оставалось, кроме как пойти за ней.
  Жаль, что Седрик не смог поехать с нами. Сейчас он был в южных областях. Поступило много жалоб на тамошнего губернатора, и Седрик поехал всё проверить. Перед отъездом мы успели сообщить ему новость, которую уже несколько недель оживлённо обсуждало всё королевство. Прежде чем сделать официальное объявление о нашей помолвке, мы решили рассказать о ней Седрику. Мы долго топтались перед дверью, набираясь духу, уверяя друг друга, что всё будет хорошо. Но когда мы вошли, оказалось, что все волнения были напрасными, Седрик уже знал, что мы ему расскажем, от души поздравил нас и пожелал счастья.
  На следующий день на заседании совета я объявил, что собираюсь жениться... Конечно, я предполагал, что будет скандал, но такой... Как же так, король женится на "чародейке без роду без племени". Кстати, того, кто это сказал, я назначил генеральным прокурором северных областей и велел в кратчайшие сроки покинуть столицу, чтобы приступить к новым обязанностям, после этого остальные стали сговорчивее, даже начали заранее подлизываться к Вере. Когда кто-нибудь из них кланялся ей и называл её "сиятельной госпожой", на лице Веры застывала гримаса, будто она лимон проживала без сахара. Но когда она мне пожаловалась, я резонно заметил, что скоро все должны будут обращаться к ней "ваше величество" и пора привыкать.
  Мы с Верой готовы были пожениться в тот же день, но нас заверили, что это невозможно. Свадьба короля это великое событие, а народ сейчас, после войны, нуждается в праздниках и хороших новостях. Поэтому был организован комитет по подготовке к свадьбе, опустошена и без того пустая казна, во все города отправлены гонцы с вестью о женитьбе короля. Я понимал, что так и должно быть, я родился королём, и тут ничего не попишешь, но иногда я позволял себе мечтать, как мы с Верой убегаем из дворца, венчаемся в ближайшей деревеньке, где есть церковь, и возвращаемся уже мужем и женой, но, увы, это только мечты. Нас обвенчают в главном соборе, присутствовать при этом будет половина королевства, потом ещё неделю будут продолжаться балы, пиры и разнообразные праздники, как для нас, так и для всего населения.
  Рольф обиделся на нас за то, что мы не рассказали ему всё сразу, и в отместку за "наплевательское недоверие" не уставал шутить и всячески нас подкалывать. Он теперь называл Веру только "величеством", она обижалась, мне приходилось их мирить, Рольф говорил ещё что-нибудь, Вера снова обижалась, магическая сила непроизвольно выплёскивалась, даже если она не хотела отвечать Рольфу. Похоже, Седрика эти выплески начинали беспокоить, но пока он ничего не говорил, а Рольф веселился на полную катушку. Он был первым, кто узнал о помолвке. Узнал абсолютно случайно. Рольф увидел, как мы с Верой возвращаемся с прогулки, видеть он мог только поцелуй, и тогда ему было не смешно, ведь о помолвке ещё не было объявлено, а додумать несуществующие подробности ему никто не мешал. Представьте моё удивление, когда он подошёл к нам в коридоре и прошипел сквозь зубы, что нам нужно поговорить. Пришлись рассказать Рольфу о свадьбе.
  Ссоры с Рольфом это ещё полбеды. Когда происходит что-то важное, вроде королевской свадьбы, событие обязательно обрастает слухами и домыслами, как раз этого я и боялся больше всего. Слухом земля полнится, о королях судачат все кому не лень, но я не принял в расчёт то, что Верена волшебница. В Неироле уважают волшебников, но иногда воображение в такие дебри заводит... В городе даже ходили слухи, что злая колдунья наложила заклятье на короля, пришлось устроить несколько народных праздников. Это старая традиция, обычно народные праздники за счёт государственной казны приурочены к какому-нибудь важному событию, в данном случае этим событием стала помолвка. Не знаю, кто придумал эту традицию, но этому человеку надо памятник поставить. Когда на столах бесплатная еда и напитки, любая злая ведьма становится доброй волшебницей, особенно, если она вместе с королём без охраны появляется на людях, щедро раздаёт милостыню и обещает множество приятных преобразований. Мы с Верой каждый день до позднего вечера думали о будущих реформах, которые напрашивались уже много лет, мы оба надеялись что-то сделать для Неирола, надеюсь, у нас получится.
  Несмотря на недостаток в деньгах, свадьба обещала быть грандиозной. Особая графа в расходах была отведена наряду невесты. Из всего, что на ней будет, я видел только фамильные драгоценности, на платье мне смотреть категорически запрещалось, тем более, оно ещё не было готово. Ежедневные примерки раздражали Верену, но делать было нечего, у невесты должно быть красивое платье, такова традиция, а то, что Вера терпеть не может наряды и украшения, никого особо не волновало. Всё это отнимало безумно много времени, иногда мы целыми днями не виделись, и Вера ходила злая, в окружении компании канареек.
  ...Вера намеревалась обшарить все горы. Я уже много раз пытался объяснить ей, что это гиблая затея, но разве она меня слушает?
  Вход в очередную пещерку, казалось, не отличался от предыдущих. Я и не подозревал, что в Туманных горах такое количество почти одинаковых пещер, и только в одной есть старинные руны, которые Вере непременно надо увидеть. Войдя в пещеру, я привычно бросил взгляд на правую стену. В прошлой, позапрошлой и остальных пещерах я не видел ничего хотя бы отдалённо напоминающего человеческое творение, но сейчас взгляд за что-то уцепился. Я поднёс к стене факел и чуть не закричал от радости. Вот они руны, не придётся обыскивать ещё десяток пещер.
  - Вера! Нашёл!
  Её радостная улыбка стоила затраченных усилий. Ради блеска её глаз я бы не то, что нашёл пещеру, я бы её сам в скале выдолбил. Руны были нарисованы почти у самого пола, Вера села на землю и провела рукой по глубокому рисунку в камне.
  - Посвети, попросила она.
  Я поднёс факел поближе. Когда мы были в этой пещере в прошлый раз, было темно, холодно и я почти не разглядел руны, мне было не до того. Сейчас я мог рассмотреть их поближе. На стене был вырезан абсолютно ровный круг, а внутри него ещё один поменьше, между ними сплетались в узор загадочные знаки. Вера достала из сумки толстую книгу, которую весь день таскала с собой.
  - Это самый полный рунический словарь из существующих на свете, - сказала она, проводя рукой по корешку книги.
  В этот миг я почувствовал что-то странное, даже не знаю, как объяснить, что это было. Лёгкое колебание воздуха, или чего-то другого заставило меня вздрогнуть, по коде побежали мурашки.
  - Что это было? - задал я глупый вопрос.
  - Ты заметил? - удивилась Вера, наморщила лоб, но через секунду складки разгладились и, видимо, разъяснились какие-то сомнения. - Сильные люди чувствуют магию, и, как правило, ощущения бывают неприятными. Магия отталкивает непосвящённых.
  - То есть, я мог бы научиться магии? - это было для меня новостью.
  - Нет, - ответила она, - к сожалению. Пойми, этому нельзя научиться, ты либо родился магом, либо нет. Обычно способности проявляются до десяти лет, иногда позже, но это большая редкость. Ты не маг, но достаточно силён, чтобы чувствовать магию, если поработаешь над собой, она перестанет тебя пугать.
  - Я не боюсь, просто...
  - Просто у тебя мурашки по спине пробегают, когда я колдую, - закончила за меня Вера. - Это нормально, со временем ты привыкнешь.
  Она вернулась к своей книге. На обложке была светлая пластина, вроде зеркала, но отражала она всё без цветов и как-то размыто. Вера подняла книгу так, чтобы в этом зеркале отразились руны, произнесла несколько непонятных мне слов и положила книгу себе на колени. Несколько секунд ничего не происходило, но потом книга сама собой открылась, пожелтевшие от времени страницы стали перелистываться. Неожиданно я обнаружил, что стою с открытым от удивления ртом, хотя мне давно пора привыкнуть ко всему этому, если я действительно собираюсь взять в жёны чародейку. Книга, между тем, закончила "листаться" где-то на середине.
  - Так я и думала, - сказала Вера, обращаясь к самой себе. - Эти руны я ещё не изучала.
  - Ты можешь прочитать? - нетерпеливо спросил я.
  - Руны нельзя читать в привычном понимании этого слова. Их рисуют, чтобы подпитывать заклинание. Такие обычно пишут на спрятанных и запечатанных дверях и замках, если верить книге, а причин сомневаться в ней у нас нет.
  Мне не очень нравилась мысль о спрятанной двери, в которую Вера, конечно же, захочет зайти. Оставалось надеяться, что мы её не откроем, или там, по крайней мере, не будет ничего смертельно опасного.
  - Попробую стандартное открывающее заклинание, - как я понял, эти слова тоже были обращены к пустому пространству, так как я ничего не понимал в открывающих заклинаниях, ни в стандартных, ни в каких-либо других.
  Снова непонятные слова и лёгкое колыхание воздуха. Но ничего не произошло. Вера в задумчивости разглядывала уже ставшие ненавистными мне рисунки.
  - Может другое заклинание попробовать, - предложил я.
  - Нет, думаю, дело не в заклинании, - Вера вновь сморщила лоб. - Использованы самые простые руны этой области магии, к ним просто не подойдёт заковыристое заклинание... - она надолго задумалась. - Как мыслил тот, кто всё это устроил? - я понимал, что ответ от меня не требуется и молчал. - Он мог скрыть руны, тогда мы бы их не обнаружили, но он нарисовал их на самом видном месте. Что это значит?
  - Он хотел, чтобы их обнаружили? - предположил я.
  - Точно!
  Мог бы нарисовать в более людном месте и писать по-человечески, но эти мысли я оставил при себе.
  - Он хотел, чтобы со временем их нашёл волшебник. Возможно, там спрятано что-то очень важное, и это что-то должен найти сильный и опытный маг. Тут дело не заклинании, а в силе магии, - пришла к выводу Вера и сразу повеселела. - Тогда всё просто. Раньше я творила заклинание в пол силы, я так привыкла, силы у меня много, если не ограничивать, то не миновать несчастных случаев. В последнее время я уже настолько привыкла сдерживать свою магию, что не обращаю на это внимания, а эту дверь, наверное, запечатывали несколько магов сразу, и я смогу снять заклятье, используя весь доступный мне резерв. И ты мне поможешь.
  Я не представлял, чем могу помочь, но подошёл поближе.
  - Садись рядом и дай мне руку, - скомандовала Вера. - Эмоции и чувства мешают концентрации, если они беспорядочны, и ты не понимаешь их природы, но в противном случае они могут удвоить силу волшебства.
  - То есть ты...
  - Магию можно черпать из всего. Не думаю, что кто-то до меня догадывался обращать любовь в магическую энергию. Спасибо за моё первое открытие.
  Я не успел ответить, ладонь закололо, но руки я не отдёрнул. Даже не зная о том, что в этот момент Вера творит магию, я мог бы с уверенностью сказать, что что-то происходит. Она говорила на непонятном мне языке. Её речь становилась всё быстрее и быстрее, воздух вокруг нас стал колебаться, наполняться чем-то незримым, недоступным для меня, но понятным и подвластным ей. Одной рукой Вера держалась за меня, другую приложила к кругу с рунами. Её пальцы мелко задрожали, я испугался, что что-то пошло не так, но тут круги начали светиться равномерным жёлтым светом, Вера почти выкрикнула последние слова заклинания, рисунки вспыхнули так ярко, что мне пришлось закрыть глаза. Что-то толкнуло меня в грудь, и я упал на пол пещеры.
  Я не терял сознания, просто был удивлён внезапным падением. Открыв глаза, я увидел виноватое и взволнованное лицо Веры.
  - Прости, я случайно, - сказала она чуть дрожащим голосом, - Я не знала, что так сильно получится и тебя отбросит. Как ты? Тебе больно? Говори правду, вдруг в тебя попал осколок заклинания, это может быть очень опасно.
  Она заботливо провела рукой по моей щеке и по лбу, видимо, проверяя на наличие осколков заклинания. Я совсем не возражал против такой проверки, но нужно было её успокоить.
  - Всё нормально. Дверь открылась?
  Мы одновременно повернулись к той стене, где только что были руны. Круг, в котором они были нарисованы, исчез. Точнее исчезла часть стены вместе с кругом, за ней открылась к счастью не дверь в другое измерение, а ниша в стене. В нише лежала книга.
  Глава 13
  Мы с Верой договорились встретиться на поляне, на "нашей поляне". То место, где мы впервые встретились, так и осталось нашим любимым, это был наш собственный уголок, о котором никто не знал. Вырываясь из городской суеты и дворцовой толкотни, попадая сюда, я, будто, оказывался в сказке. В прекрасной сказке, в которой никого не было кроме Веры и меня, а ещё нетронутая природа и много-много цветов. Нет, это была не сказка, я попадал в собственную мечту, мечту, одолевавшую меня, когда любовь Верены казалась мне недосягаемой. Теперь, добившись её любви, я знал, что на свете нет ничего невозможного, и любая мечта осуществится, если верить. Дата исполнения следующей мечты была уже назначена, и скоро я смогу назвать себя абсолютно счастливым человеком.
  Чего желать, когда я женюсь на Вере? Я хотел бы спокойствия. Чтобы никаких войн, страна процветает, дожди идут в нужное время, люди живут хорошо, а Вера рядом со мной. Ещё я, наверное, хотел бы ребёнка, представлял мальчика, которого она родит мне, слушая меня, Верена хихикала и говорила, что пусть лучше первой будет девочка. А мне всё равно. Принц или принцесса, не важно, главное чтобы мы были вместе. Дождёмся, наконец, этой свадьбы, а уж потом через пару лет обязательно порадуем страну новым наследником престола, или наследницей, как говорила Вера. Мы будем вместе править Неиролом, народ полюбит королеву, как полюбил меня. Я с нетерпением ждал дня свадьбы. Почему приготовления всегда занимают так много времени? Всё-таки нужно было сбежать...
  Когда я вышел на поляну, Вера сидела на траве, держа в руках книгу. Я узнал старинный фолиант, найденный нами в пещере. Мне вдруг пришла в голову мысль подкрасться к ней незаметно, казалось, она так поглощена чтением, что не видит и не слышит ничего вокруг. Я был примерно на середине поляны, когда она, не поворачивая головы и не отрывая взгляда от книги, сказала:
  - Я знаю, что ты здесь. Не веди себя как ребёнок, лучше подойди и взгляни, какое сокровище мы нашли.
  Я опустился на мягкую траву и первым делом поцеловал Верену. Это уже превратилось в привычку, без которой мы жить не могли. Я знал, что Вере тоже приятно, но она чуть отодвинулась, пока мир не растворился в тумане.
  - Ричард, не мешай. Ну, пожалуйста! - сказала она, смеясь и легонько отталкивая меня.
  - Неужели книга такая интересная?
  - Более чем, - серьёзно ответила Вера. - Она, скорее всего, очень старая. Видишь, писали от руки. Здесь описываются заклинания, которые считались утерянными, рассказывается о волшебниках древности. Все были уверены, что эти знания потеряны навсегда, а теперь мы нашли эту книгу, - её лицо светилось небывалым воодушевлением. - Я прочла совсем немного, но надеюсь закончить, пока Седрик не вернулся, он наверняка книгу заберёт... Но ты представляешь, какие горизонты это открывает! Потерянные знания, забытые артефакты и заклятья. Вот, например, заклинание второй жизни.
  - Я читал об этом. Можно вернуть человека с того света, отдав свою жизнь, - ответил я. Когда-то я серьёзно интересовался магией и прочёл множество книг на эту тему.
  - Да, - Верена кивнула. - Но раньше я не знала, как это сложно, сложнее, чем я могла представить. Сочетание стольких факторов... Имеет значение даже фаза луны и соотношение веса и силы людей. За всю историю известно четыре случая применения этого заклятья, два из них успешны. А тут ещё... Ой, извини... - она вдруг замолчала и посмотрела на меня извиняющимся взглядом. - Тебе, наверное, неинтересно, а я тебя донимаю.
  - Всё в порядке, успокоил я её. - Тебе не за что извиняться. Мне интересно, - говоря это, я не солгал.
  Вера улыбнулась и перевернула несколько страниц. Я перевёл взгляд на зеркальную гладь пруда, любуясь отражением сосен и камышей, прислушался к пению птиц. Некоторое время Вера молча смотрела в книгу, потом повернулась ко мне, в её глазах читалось смятение.
  - Дай мне медальон, - я никогда не слышал в её голосе такого волнения и от удивления не сразу понял, что она имеет в виду. - Медальон, что я тебе подарила. Дай сюда.
  Я ещё не знал, что произошло, но развязал ленточку и протянул украшение Вере. Она переводила взгляд с медальона на страницу и обратно. Я не мог больше сдерживать любопытство и заглянул в книгу. Половина страницы бала исписана убористым наклонным почерком на языке, которого я не знал, другую половину занимал рисунок, сделанный от руки. Наверное, автор книги долго трудился над рисунком, это была точная копия моего медальона.
  - Переведи, - попросил я Веру, удивившись тому, как прозвучал мой голос.
  - Слушай, - вздохнула Вера и положила палец на строчку, чтобы не запутаться в мелких буквах. - "Несколько веков назад жил великий чародей, имя которого утеряно, помнят лишь прозвище Серый Ворон. Его назвали так, ибо на гербе своём носил он серую птицу, вроде вороны. Величайшим творением Серого Ворона считается амулет грёз. Этот невероятной силы амулет способен подчинять мысли и волю людей, управлять их сознанием. Великий чародей создавал его для мирных целей, но многие захотели завладеть амулетом и использовать его для порабощения людей. Поняв, что его творение принесёт в мир только страдания, Серый Ворон попробовал уничтожить амулет и создал для этого особое оружие, секрет которого никому не известен, но даже с его помощью уничтожить амулет не получилось, силы человека не хватало для этого. Так и не найдя решения, волшебник скрылся в диких краях, унеся с собой амулет, за ним последовали лучшие ученики. Серому Ворону был известен секрет эликсира жизни, доступный лишь самым могущественным чародеям, он мог бы жить дальше, но подобно многим через несколько сотен лет решил уйти, перед этим он открыл секрет эликсира своим ученикам, что запрещено уставом, каждый достойный долгой жизни должен сам постигнуть секрет магии эликсира. Но Серый Ворон нарушил правила, чтобы его ученики могли охранять амулет, даже если не познают тайну эликсира. Перед смертью, он взял с них клятву, что они будут хранить амулет и постараются найти способ его уничтожить. Судьба амулета грёз туманна. Известно, что алчные люди всё же добрались до него, далее его след теряется, неизвестно также, удалось ли выжить ученикам волшебника, или они ушли в вечность, не выполнив клятвы. По неподтверждённым слухам, несколько учеников выжили и нашли способ уничтожить амулет грёз и ждали правильного расположения звёзд, но неизвестно, удалось ли им это и существует ли сейчас амулет", - Вера несколько раз глубоко вздохнула, подняла медальон, задумчиво посмотрела на него. - Я шестнадцать лет хранила у себя самую опасную вещь на свете, а потом отдала тебе. Что теперь делать?
  Я собирался задать ей тот же вопрос. Что делать? Не может быть и речи о том, чтобы использовать амулет. Кто знает, чем это чревато? Как уничтожить его, мы не знаем. Остаётся хранить его и делать вид, что мы не читали этой страницы. Я поделился своими соображениями с Верой, она согласилась со мной. Мы немного помолчали, думая каждый о своём.
  - Всё равно не понимаю, - сказала Вера. Я не стал спрашивать, что именно она имела в виду. - Седрик, наверняка, почти наверняка, знал. Почему не сказал мне? Почему позволил носить на шее такой опасный амулет. А если бы я или ты случайно пробудили его?
  - А я бы смог? Я же не волшебник.
  - Это не важно, - покачала головой Вера. - Амулет устроен так, что достаточно сильный человек может управлять им, даже если не владеет магией. Многие хотели завладеть им, развязывали войны. С помощью амулета грёз можно внушить людям всё, что угодно, заставить поверить в ложь, - она замолчала, что-то обдумывая. - Ну конечно! Вот решение! Всё сходится! - воскликнула вдруг она. - Именно так произошёл раскол, именно так Денгис собрал армию.
  Мы смотрели друг на друга, осознавая то, что она сейчас сказала. Раскрыта величайшая загадка истории. Но всё же неприятно знать, что процветающая, богатая страна распалась из-за амбиций одного единственного человека, особенно если этот человек мой родственник.
  - Как он попал ко мне? - спросила Верена. - Кто я?
  Хороший вопрос! Я не знал на него ответа.
  - Денгарцы искали амулет, именно для этого они посылали шпионов, с которыми я боролась, - я кивнул, соглашаясь с её догадкой. - Возможно, кто-то из учеников Серого Ворона выжил. Не знаю, почему они ждали столько лет, неверное, из-за звёзд, но, видимо, это они выкрали амулет. Женщина, у которой его нашли, могла быть просто посыльной, или же волшебники погибли, а она была посвящена в тайну.
  - Тогда ты, возможно, дочь одного из учеников Серого Ворона, - предположил я. Вера как-то стазу выпрямилась, глаза её заблестели, видимо, ей льстило такое родство.
  - Там больше ничего нет? - я кивнул на книгу.
  - Ничего, - вздохнула Вера.
  Я взял в руки тяжёлую книгу, стал рассматривать пожелтевшие от времени страницы, исписанные мелким почерком, долгое время я разглядывал рисунок амулета. Самая опасная вещь в мире... Подарок моей невесты... Я вновь завязал ленточку на шее.
  - Не надо, - всполошилась Верена. - Кто знает, что может случиться?
  - До сих пор ничего не случилось, - успокоил я её. - Он даже спас меня однажды. Это просто твой подарок.
  - Я и так верю в твою любовь, не носи его, пожалуйста. Если нуждаешься в символе, скоро наденем обручальные кольца.
  Мне нравился медальон, не хотелось с ним расставаться, но ещё больше не хотелось огорчать Веру. Я снял амулет и убрал в карман.
  В последний раз взглянув на рисунок, я собирался уже закрыть книгу, провёл рукой по хрупкой странице... и почувствовал, что что-то не так. На ощупь эта страница отличалась от остальных. Все они были исписаны только с одной стороны. Желая подтвердить свою догадку, я пригляделся к уголкам страницы. Так я и думал!
  - Вера, взгляни! Тут приклеен ещё один лист.
  Я поддел ногтем отклеившийся уголок и спрятанная страница с удивительной лёгкостью отлепилась.
  - Ричард, как ты догадался? - спросила Вера, глядя на меня с восхищением.
  - Иногда лучше положиться на свои ощущения, чем на магию.
  - Ты прав, магия совсем меня избаловала, - хихикнула она и склонилась над листом, который я держал в руках.
  На нём был начерчен круг, а внутри круга непонятные знаки и другие геометрические фигуры, каждая внутри предыдущей.
  - Ты знаешь, что это? - спросил я.
  Вера покачала головой.
  - Знаки нужно посмотреть в руническом словаре, а что делать с рисунком я не знаю.
  Между её бровей залегла складка, она смотрела на рисунок, вертела его по-разному. Невозможно было понять, где тут верх, а где низ, но мне вдруг показалось, что я видел знакомые знаки.
  - Подожди, верни!
  Я повернул лист так, как его только что держала Вера.
  - Это цифры. Старый образец.
  Я не понимал рун, которыми был покрыт весь рисунок, но рядом с каждой фигурой стояло несколько цифр. Такими цифрами давно не пользовались, но я знал их. А около каждой цифры был нарисован значок. Я попытался вспомнить давно забытые уроки. Что же это?...
  - Мера длины! - воскликнул я, когда смог выудить из памяти страницу своего учебника математики. - Такими тоже давно не пользуются. Как называется, не помню, но примерно равно расстоянию от кончиков пальцев до локтя.
  Вера взяла у меня рисунок, ещё немного повертела его.
  - Я знаю, что нужно делать. Это нужно нарисовать.
  - Думаешь? Мне это не приходило в голову.
  Предположение Верены похоже на правду, но я бы не стал рисовать магические знаки, не понимая их смысла, но Вера, видимо, придерживалась другого мнения. Она измерила шагами поляну и объявила, что здесь места хватит.
  - Может, сначала хоть значение рун посмотрим, - осторожно предложил я.
  - Зачем? - пожала плечами она. - Сейчас сами узнаем.
  Я хотел сказать, что это плохая идея, но вдруг понял, почему это так важно для неё. Этот рисунок стал ниточкой, единственной ниточкой, ведущей в её прошлое, и Вера цеплялась за эту ниточку изо всех сил.
  - Наверное, мы сможем узнать что-нибудь о моих родителях, - сказала Вера, подтверждая мою догадку.
  - Знаю, мне не понять, - вздохнул я. - С самого детства я точно знал, кто я такой и где моё место.
  - Я знаю, где моё место, - ответила она. - Хочу лишь узнать своё имя.
  Спорить с ней сейчас было бы бесполезно, я и пытаться не стал. Мы рисовали фигуры и руны на земле. Сначала пользовались палками, потом Вера сказала, что это слишком долго и вытащила кинжал. В лесу нож всегда может понадобиться, но свой я сегодня забыл дома и, пришлось ковырять землю палкой. Наконец, работа была закончена, Вера оглядела наше творение и сверилась с рисунком.
  - Кажется, всё правильно.
  - Что дальше? - спросил я, всё ещё надеясь, что пробовать на себе магические приёмы мы не будем.
  - Попробую напитать силой руны, - сказала Вера.
  Мы стояли в центре рисунка, она распростёрла руки в стороны, прикрыла глаза. Я кожей чувствовал тёплую энергию, идущую от неё, чувствовал, как этой силой пропитываются линии рисунка. Внезапно, когда, казалось, они наполнены до отказа, и сейчас магия хлынет через край, знаки и фигуры засветились ярко-жёлтым светом. Вера не могла это видеть, но как-то почувствовала и открыла глаза. Ярче всего светился внешний круг, от него вверх стало подниматься жёлтое сияние, вскоре оно превратилось в полупрозрачную стену, окружающую нас. Вера смотрела на всё это широко раскрытыми глазами.
  - Ричард, - её голос говорил о крайнем волнении, - я знаю, что это такое.
  Она хотела сказать ещё что-то, но было поздно, жёлтый свет окружил нас, стал густым, заслонил всё остальное. Я не видел ни леса, ни поляны, не чувствовал травы под ногами. Я нащупал руку Веры, её пальцы сжались вокруг моего запястья. Лишь бы не потерять её, лишь бы с ней всё было хорошо, подумал я, прежде чем ударился обо что-то спиной и потерял сознание.
  Глава 14
  Ещё не до конца очнувшись, я понял, что лежу на земле и вроде даже ничего не сломал при падении. При падении куда? И откуда? Я сразу узнал руки Веры. Она погладила меня по волосам, приложила ладонь к щеке.
  - Ричард! - позвала она. - Ричард, любимый, очнись.
  Я открыл глаза, она сидела, наклонившись надо мной. Наши взгляды встретились, в её глазах мелькнуло облегчение.
  - С тобой всё в порядке? - спросил я.
  - Всё отлично. Как ты?
  - Нормально.
  Я попытался встать, это удалось мне со второй попытки. Голова кружилась, перед глазами плыли круги.
  - Где мы? - спросил я, оглядывая незнакомый лес.
  - Не знаю, - ответила Вера. - Прости, Ричард, я такая глупая. Конечно, нужно было сначала всё выяснить... Я такая глупая!
  - Нет, что ты, - я обнял её, успокаивая.
  - Это был портал, - сказала она. - И в обратную сторону он не работает. Нужно изменить формулу, а я не знаю, как.
  - Нужно успокоиться, а потом выяснить, где мы.
  Я вздохнул, попросил о помощи всех богов и духов, которые есть на свете и внимательнее оглядел лес. Мы стояли на поляне, со всех сторон окружённой деревьями. Это точно был не тот лес, в который я отправлялся на прогулку.
  - Скорее всего, нас забросило куда-то на север, - начал я рассуждать вслух. - Такие деревья растут немного севернее Лотера. Для нас это плохо, здесь мало кто живёт, а чтобы узнать, где мы, и, может быть, получить помощь, нужно найти людей.
  - Я залезу на дерево и осмотрю окрестности, - предложила Вера, я не стал возражать, она лазает гораздо лучше меня.
  Мы выбрали самое высокое дерево, я подсадил веру на нижнюю ветку, вскоре она скрылась в листве. Я понимал, что она отлично лазает и сейчас ей ничего не угрожает, но уже привык всё время за неё беспокоиться. Мне казалось, что её нет уже слишком долго.
  - Ну что там? - крикнул я.
  - Спускаюсь, - крикнула она в ответ и через несколько минут спрыгнула на землю.
  Я не стал кидаться с расспросами, дожидаясь, когда она отряхнёт одежду от веточек и листьев и сама всё расскажет.
  - С трёх сторон лес, - сказал она, - но к востоку отсюда он кончается, дальше какие-то скалы, ещё там что-то блестело, наверное, ручей или небольшая речка. Нам лучше идти на восток, а то без воды мы долго не протянем, скалы можно перелезть, во все остальные стороны лес тянется насколько хватает глаз.
  - Пойдём на восток, - согласился я. - Как думаешь, сколько идти до этой речки?
  - Думаю, часа два.
  Мы шли по лесу, не разговаривая. Я не мешал Вере обдумывать случившееся с магической точки зрения, а со своей мог только ругать автора книги всеми известными мне словами. Зачем было помещать в книге схему портала, ведущего непонятно куда? А вдруг окажется, что мы в ста километрах от ближайшего жилья? Без припасов, без оружия, без лошадей, даже без тёплой одежды. Сейчас главное - добраться до реки, дальше нужно идти по течению, по берегам рек обычно бывают деревни, найдём людей, как-нибудь доберёмся до дома. Если найдём... если до этого не умрём с голоду и не накормим собой диких зверей. Из оружия у нас только кинжал Веры. Его можно привязать к палке, получится копьё, я смогу сделать лук и стрелы, в качестве наконечников можно использовать острые камушки. По крайней мере, мы сможем добыть пищу. Слава богу, сейчас лето, замёрзнуть на смерть не получится. От этих мыслей настроение немного поднялось, у нас неплохие шансы выжить.
  - Зачем всё это? - спросил я у Веры. - Зачем портал перенёс нас сюда?
  - Я не знаю... Возможно, здесь мы сможем найти что-то важное, но я уже ни в чём не уверена.
  Она опустила голову и прошла вперёд, видимо, не хотела разговаривать. Она винила себя в том, что случилось.
  - Не твоя вина, что какой-то полоумный чародей нарисовал в книге схему портала, - сказал я, догнав её. - Ты только хотела узнать о своём прошлом.
  Она шла, не останавливаясь и не оборачиваясь на меня.
  - Вера, послушай...
  - Ты достоин большего, - сказала вдруг она.
  - В смысле? - не понял я.
  - Большего, чем жена чародейка, от которой одни неприятности.
  Она, наконец, посмотрела на меня. В смеющихся глазах плясали золотые искорки, но танец их был не таким как обычно, в каком-то смысле она говорила серьёзно. Прежде, чем я успел ответить, она вновь обогнала меня.
  Деревья стали редеть, вдали виднелся просвет, там лес кончался. Мы вышли на берег речки. Я порядком устал и тут же бросился к воде, Вера последовала моему примеру. Утолив жажду, я взглянул на другой берег речки. Там не было леса, но возвышались серые скалы и, что больше всего меня удивило, у подножья утёса примостился деревянный домик, покрытый соломой. Он был сложен из почерневших от времени и сырости брёвен и казался частью леса, земли, скал, будто сам вырос здесь, а не был построен руками человека. Вера заметила домик одновременно со мной.
  - Вряд ли тут кто-то живёт, дом выглядит заброшенным, - сказал она.
  - Ни что не мешает нам проверить и переночевать там, завтра на свежую голову решим, что делать дальше.
  Перейти речку было не сложно, в самом глубоком месте вода была мне по пояс. Хоть Вера и возражала, но я перенёс её на руках. Оказавшись рядом с домиком, я пришёл к выводу, что он всё-таки обитаем, перед дверью был пятачок утоптанной травы. Вера постучала в хлипкую дверь, которая, казалось, развалится от прикосновения. Некоторое время мы ждали и, когда я уже решил, что хозяев нет дома, дверь открылась, к моему удивлению, без малейшего скрипа. На пороге стоял древний старик. Его длинная седая борода, наверное, никогда не знала расчёски. Из-под кустистых бровей на нас смотрели колючие чёрные глаза. Несколько секунд он молча изучал нас, потом хрипловатым, но не по старчески звучным голосом сказал:
  - Входите.
  И посторонился, пропуская нас. Внутри домика была всего одна комната. Стол, скамья, кровать - вот и вся её обстановка, в противоположной стене я заметил дверь, но судя по размерам домика, каким он казался снаружи, вести она никуда не могла. Старик указал на скамью, мы сели, он расположился по другую сторону стола, достав откуда-то из угла шаткую табуретку. Я мог поближе рассмотреть хозяина домика. Он был одет бедно, но на всей нехитрой одежде не было ни единого пятнышка. Передвигался он медленно, опираясь на посох. Старик сверлил нас глазами, под пристальным взглядом которых мне стало неуютно.
  - Зачем ты привела непосвящённого?
  Я мог только догадываться о смысле вопроса. Старик смотрел на меня и, кажется, видел насквозь.
  - О чём вы? - спросил я.
  Не замечая моего вопроса, он посмотрел на Верену. Мне захотелось заслонить её от этого колючего взгляда.
  - Зачем ты привела сюда непосвящённого? - повторил он, обращаясь к ней.
  - Откуда вы знаете, что я волшебница?
  - Посмотрев на человека, я могу всё о нём рассказать, но ты так и не ответила. Зачем ты привела сюда непосвящённого?
  - Куда - сюда? - не выдержал я. - Мы только хотели спросить дорогу до ближайшего города.
  - Вы не знаете, где находитесь? - старик удивлённо поднял бровь.
  - Где мы? - спросила Вера. - И кто ты?
  - У входа в Тень. Я страж Врат и Живого Огня.
  Мне его слова ни о чём не говорили, а Вера прижала ладонь к губам.
  - Неужели?... - прошептала она.
  Мне надоели эти секреты.
  - Кто-нибудь мне объяснит, что происходит? Какая тень, какой огонь?...
  Старик явно отвечать не собирался, я повернулся к Вере.
  - Я точно не знаю, - тихо сказала она. - Только слова слышала, но точно не знаю... Мы и должны были попасть сюда, так было задумано. И раз мы тут, я узнаю правду.
  - Ты хочешь войти во Врата? - спросил старик.
  - Да, страж, если узнаю правду.
  - Сюда приходят за мудростью. Чародеи приходят, чтобы увидеть, с чего всё началось. Они порой задают мне вопросы, думаю, и ты их задашь, но я отвечу только за Вратами, отвечу только тем, кто видел. Ты хочешь этого?
  - Да, страж, - ответила она. - А Ричард может пойти со мной?
  Я напрягся, ожидая его ответа. Одну я её ни в какие врата не отпущу.
  - Если ты этого хочешь, то можешь взять с собой своего друга, он будет первым непосвящённым, прошедшим через врата. Но я предупреждаю, вернувшись, вы уже не будете прежними. Я задам последний вопрос тебе, чародейка и тебе, непосвящённый. Вы хотите пройти через врата к Огню?
  Пока Вера не успела ответить, я схватил её за руку и заговорил тихо.
  - Ты уверена, что нам это надо? Ты знаешь, что будет? Что вообще происходит?
  - Не знаю, - ответила она, - но уверена. - Немного помолчав, она обратилась к старику. - Да, хотим.
  Он проковылял, опираясь на посох, к двери, которая вначале привлекла моё внимание. Вера поднялась, мне ничего не оставалось кроме как последовать её примеру. Я не представлял, что мы собираемся делать, куда собираемся идти, и знания Веры были, похоже, не на много глубже моих. Старик повозился с крючком и открыл дверь. За дверью была темнота. Мне показалось, что в следующей комнате очень темно, но, вглядевшись, я понял, что там вообще нет ничего, никакого помещения, только непроглядная тьма, будто дверной проём занавешен чёрным покрывалом. Старик сказал:
  - Следуйте за мной.
  Шагнул вперёд и пропал. Просто исчез. Его не было видно в темноте, не было слышно звука шагов.
  - Я первая, - сказала Вера, намереваясь шагнуть в темноту.
  - Может, всё-таки не надо? - спросил я, не надеясь, впрочем, её образумить.
  Она не ответила и через секунду исчезла, так же как и старик. Теперь моя очередь. Признаюсь, мне было страшно, очень страшно, но я запрятал страх подальше, я не могу оставить Верену. Глубоко вздохнув, я закрыл глаза и сделал шаг вперёд. Ощущение было такое, будто меня окатили холодной водой, нет, не холодной, ледяной. Это был такой жуткий холод, что я не мог даже вдохнуть, но, к счастью, это длилось не больше секунды. Я уже не чувствовал холода и открыл глаза, вместе с глазами непроизвольно открылся рот. Я был в пещере. Ровные каменные стены и пол, потолок терялся где-то во мраке, а прямо передо мной в противоположенной стене была дверь. Хотя, это трудно назвать дверью. Огромные, в два человеческих роста, деревянные ворота покрытые резьбой. На стенах пещеры горели факелы, но она была так огромна, что несколько факелов не могли осветить её полностью. Глаза привыкли к полумраку. Верена была здесь, она с интересом разглядывала узоры на воротах, рядом стоял старик и молча наблюдал за ней. Почему, находясь в доме, я не видел света факелов, только темноту? Я обернулся, думая увидеть дверь, но за мной был узкий проход, вырубленный прямо в камне, а за ним темнота. Точно такая же бархатно-чёрная тьма, какую я видел в дверном проёме, в доме старика. На несколько секунд я остолбенел. Впрочем, чему я удивляюсь? Уже поздно удивляться. Здесь было прохладно и я чувствовал себя... не на своём месте.
  Я подошёл к Вере, она всё ещё изучала символы на воротах.
  - Не думала, что когда-нибудь увижу такое, - сказала она.
  - Ты ещё не видела главного.
  Сначала я не понял, что эти слова произнёс старик, его голос изменился, я повернулся к нему и напомнил себе не удивляться. Его посох куда-то исчез, а сам он выпрямился, стал выше. Теперь он выглядел... величественно. Он приложил ладонь к створке ворот, они бесшумно распахнулись. Перед нами открылась ещё одна пещера, намного больше первой. Мы вошли, ворота закрылись за нашей спиной. Эта пещера казалась мне бесконечной, может, она такой и была. Первое, на что я обратил внимание это вода. Мы стояли на берегу озера. Вода в озере была чёрной, как ночь, казалось, она впитывает свет. Я вгляделся в темноту, озеро простиралось насколько хватало глаз и света и не кончалось там. Откуда свет, ведь здесь нет факелов?
  Источником света был огонь. На ровной площадке стоял постамент из неизвестного мне белого камня. Вначале я подумал, что на постаменте разведён костёр, но вскоре понял, что ошибаюсь. Там не было дров или другого топлива, только огонь. Огонь этот был странного золотистого цвета, языки пламени плясали, и я был не в силах отвести взгляд от их причудливого танца. В душе взвился страх, неизвестный мне раньше животный ужас, но очарование огня было сильнее. Я смотрел на него и не мог отвернуться, не понимая, что делаю, я шагнул к постаменту. Что-то внутри меня кричало, чтобы я оставался на месте, а лучше бежал без оглядки, но золотистое пламя притягивало меня. Мне показалось, что я видел этот огонь всю жизнь, всегда ощущал идущее от него тепло, просто не мог жить без этого тепла. Где я видел это раньше? Где я видел этот танец расплавленного золота? Бессознательно я сделал ещё один шаг и почувствовал, как Верена схватила меня за руку, её прикосновение пробудило меня, я вдруг понял, что несколько секунд не дышал, забывал дышать. Я отвернулся от постамента и закашлялся, хватая ртом воздух.
  - Не нужно было тебе идти со мной, - сказала Верена, не отпуская моей руки. - Для волшебников это безопасно, но ты не волшебник.
  Она, так же как и я, завороженно смотрела на огонь, но явно понимала, где находится, могла говорить и не делала попыток приблизиться к постаменту. И тут я понял, где видел это раньше. Глаза Веры. Только в её глазах огонь состоял из отдельных искорок, которые то вспыхивали, то вновь таяли.
  Вера не отворачивалась от огня, она видела что-то недоступное мне. Теперь, когда я не давал очарованию огня захватить моё сознание, остался только страх. Кажется, я понял в чём дело, почему Вера не испытывает этого страха. Это её мир, мир волшебства. Её мир, но не мой.
  - Что это за место? - спросил я у старика, который молча стоял неподалёку.
  - Это пещера Тьмы и Огня, здесь родилось волшебство, - ответил он.
  Из того, что он сказал, я понял только то, что из всех волшебных мест это, наверное, самое волшебное, если можно так сказать.
  Наконец, Верена отвернулась от огня.
  - Я видела, - обратилась она к старику. - Теперь я могу задать вопросы?
  - Постараюсь ответить.
  - Вы знали волшебника по прозвищу Серый Ворон? - она скрестила руки на груди и смотрела на старика в упор.
  - Лично не знал, но слышал, - в его тёмных, как вода в озере глазах дрожал отблеск пламени. Он знал что-то такое, чего не знала она, и ждал нужного вопроса.
  - А с его учениками вы встречались? Они приходили сюда?
  Он коротко кивнул.
  - Давно? - голос её дрожал от волнения и нетерпения.
  - Что для тебя давно? - вздохнул старик. - Для меня нет разницы между секундой и столетьем. Ученики Серого Ворона приходили сюда примерно девятнадцать лет назад, может чуть больше, не могу сказать точнее, я не считаю времени.
  Верена была крайне взволнована, она глубоко вздохнула, чтобы успокоиться.
  - Зачем они приходили?
  - За жизнью, - был ответ.
  Честно признаюсь, я ничего не понял, но Вера пошатнулась, а старик между тем продолжал.
  - Как тебе, наверное, известно, они хотели уничтожить амулет грёз, у них была специальное оружие, но силы человека не хватало, чтобы воспользоваться им и уничтожить амулет. Из Огня Жизни родилась магия, так же из него можно создать всё что угодно. Они создали жизнь, но не обычную человеческую жизнь. Они вложили в созданную душу частицу Огня, частицу первородной силы. Огонь дал им жизнь, но эта жизнь была такой же, как и все жизни, входящие в мир. Они создали душу не взрослого человека, как хотели, а младенца. Тело было создано ими с помощью огня, воды и опасной древней магии. Ученики великого мага долго спорили, мальчика создать или девочку.
  Он замолчал, глядя на нас из-под кустистых бровей. Мне почему-то показалось, что он замолчал специально, чтобы его спросили.
  - Что они решили? - в голосе Веры слышалась обречённость.
  - Девочка, - ответил старик. - Девочка, наделённая никому не подвластной силой и невиданной красотой.
  Глава 15
  Никто из нас не нарушал молчания. Гнетущая тишина сохранялась пока мы выходили из пещеры через холодную темноту. В домике Вера поблагодарила старика, я тоже сказал спасибо, хотя мало представлял, за что. Он сказал нам, что если идти вниз по реке, через два дня попадём в деревню, там можно найти лошадей.
  Мы шли по берегу речки, вскоре серые скалы сменились таким же лесом, как на противоположном берегу. Вера молчала. Я мог распознавать её настроение по мимолётному движению, по походке, сейчас она была растеряна и расстроена. Губы её были нервно сжаты, между бровей пролегла складка. Она даже забыла о том, чтобы предать лицу бесстрастное выражение, как обычно делала, чтобы скрыть свои переживания. Сейчас она не хотела, чтобы я заговорил, и я знал, что если спрошу что-нибудь, она не ответит. Но какой-то степени это меня даже радовало, я мог привести в порядок собственные мысли. Из того, что говорил старик, я понял далеко не всё, но не возникало никаких сомнений в том, что девочка, созданная магией, это - Верена. Я твёрдо знал, что не ошибаюсь и понял всё правильно. Возникло множество вопросов, главный из них: а не опасно ли это для неё? Раньше я не представлял, что так можно. Просто сделать с помощью магии жизнь, живую душу. Это заставляло задуматься и прийти к очередному вопросу. Если магия это всё, что не поддаётся простой человеческой логике, то что такое жизнь, как не магия?
  Вера шла впереди, я видел, как она отшвыривала ногами камушки и одной рукой теребила оборку на платье. Раньше я не замечал такого за ней, она никогда не проявляла свои переживания. А сейчас она явно была расстроена тем, что услышала, хотя я не вполне понимал, почему. Она жаловалась на ограниченность резерва магии, хотя он у неё был намного больше, чем у других чародеев. Теперь эта проблема полностью отпала. Верена связана с неиссякаемым источником магической силы, стоит только понять, как использовать эту силы, докопаться до неё внутри себя. Тут я вспомнил, что однажды Вера рассказала мне, что в переводе с древнего языка магов её имя буквально означает "сила". Тоже мне ученики великого мага, даже имя поленились придумать для человека, которого сами же и создали.
  Прошло довольно много времени, а Вера продолжала идти вперёд, не оборачиваясь. Надо я этим что-то делать, раньше она никогда так себя не вела.
  - Вера! - окликнул я её.
  Она остановилась, взглянула на меня. Кажется, она немного успокоилась, по крайней мере, достаточно для того, чтобы набросить на лицо маску безразличия. Я не знал, с чего начать разговор, не знал, что собственно намереваюсь сказать и поэтому задал один из самых дурацких вопросов своей жизни:
  - Что теперь?
  И получил такой же ответ:
  - Ничего.
  Она помолчала, взглянула на меня, как мне показалось, с тоской.
  - Я, конечно же, всё понимаю, не беспокойся об этом и вообще не беспокойся обо мне.
  - Как же мне не беспокоиться? А вдруг это опасно?
  - Я сумею контролировать силу, - ответила она. - Обещаю, никто не пострадает из-за меня.
  - Я не о том...
  Я полностью доверял ей и знал, что в её руках магия не принесёт вреда.
  - Только вот поползут слухи, - вздохнула Вера.
  Она была абсолютно права, как же я сам не подумал. Если о её происхождении станет известно всем, никто не знает, что люди досочинят.
  - Мы никому не скажем, кроме Седрика, разумеется.
  - Ты удивляешь меня, - сказала она. - Как ты собрался такое держать в тайне? Уже столько приготовлений...
  Я совсем запутался.
  - О чём ты?
  - О свадьбе, разумеется.
  Я застыл как вкопанный.
  - Что?
  Она остановилась и недоумённо посмотрела на меня, а я только начал вникать в смысл её слов.
  - Ты не хочешь выходить за меня замуж?
  Это был огромной силы удар для меня. Я не представлял без Веры своей жизни, мечтал о том дне, когда, наконец, смогу назвать её соей женой, а сейчас она разбила все мои мечты. Почему? Почему она передумала? Какое отношение имеет магия к нашей свадьбе? Может быть, теперь, когда Вера узнала, что она одна в своём роде, сильнейшая в мире чародейка, она не считает обычных людей ровней себе? Нет, не может быть, это не в её характере. Тогда что?
  - Ты что, не понял? - спросила она. - Я та девочка, о которой рассказывал страж. Меня искусственно создали, чтобы уничтожить амулет грёз.
  - При чём тут свадьба?
  - Как при чём? - изумилась она. - Ричард, я не была рождена. Я... не человек, понимаешь? Я... даже не знаю точно, кто я есть. Ты ведь не хочешь жениться на сгустке магической силы?
  ...Она что с ума сошла? Мне захотелось взять её за плечи и встряхнуть хорошенько, что я и сделал.
  - Ты понимаешь, что говоришь? Ты думала, что я о тебя откажусь из-за россказней полоумного старикашки? Ты думала, я перестану тебя любить?... Да как ты могла? Как ты могла подумать такое?
  В тот момент я был слегка не в себе и мог бы кричать ещё очень долго, но Верена, до этого молчавшая, немного пришла в себя.
  - П-пер-рест-тань ме-ня т-тряст-ти!...
  - Ох, извини! Тебе не больно?
  Вера попыталась отойти от меня, но я привлёк её к себе и нежно обнял.
  - Я люблю тебя кем бы ты ни была. Мне абсолютно всё равно, откуда ты взялась. Я люблю тебя, и никто и ничто не заставит меня отменить свадьбу.
  - Но, Ричард... - по голосу было понятно, что она едва сдерживает слёзы. - Я не человек.
  Как бы разубедить её, заставить снова уважать себя?
  - Вера, ты любишь меня?
  - Больше жизни, - быстро ответила она.
  - Уверена?
  Я знал, что этими вопросами причиняю ей боль, но так было нужно.
  - Да, уверена. Я люблю тебя.
  - А теперь скажи мне, способен ли кто-то кроме человека любить?
  Она задумалась, долго стояла, положив голову мне на плечо, я не видел её лица. Потом её плечи мелко задрожали, она попыталась оттолкнуть меня, чтобы я не видел её плачущей. Но я знал, что не должен дать ей убежать сейчас. Оставив попытки вырваться, она пыталась сдержать рыдания.
  - Не надо, - посоветовал я.
  Вера обняла меня и заплакала. Она пыталась что-то сказать сквозь слёзы, и я понял не с первого раза.
  - Спасибо, Ричард, - сказала она. - Спасибо, что ты есть.
  Она повернула ко мне заплаканное лицо. Когда я поцеловал её, все страхи и переживания внезапно отошли на второй план, о них напоминали только невысохшие слёзы на её щеках.
  
  Вера отвязала от палки свой кинжал и вложила его в ножны. Хорошо, хоть какое-то оружие есть. Над костром жарился заяц. Огонь Вера разожгла с помощью магии, сказала, что самостоятельно это делает в первый раз. Сейчас она пыталась пальцами расчесать волосы, впрочем, без особого успеха.
  - А заклинания для этого нет? - спросил я, глядя на её старания.
  - К сожалению, нет, - вздохнула она.
  Её волосы не были собраны в косу, поэтому запутались, и её наряд не подходил для путешествия. Вера вновь достала кинжал и обрезала подол нежно-голубого платья с оборками, чтобы было удобнее идти. А ведь, это я виноват... Вера не любила платья, не любила носить распущенные волосы, но наряжалась ради меня.
  - Как думаешь, скоро мы будем дома? - спросила Вера.
  - Недели через две, может, меньше, - ответил я. - А что?
  - Надо Седрику всё рассказать и получить ответы на некоторые вопросы.
  Я был удивлён, что она сама заговорила на эту тему.
  - Одного не могу понять, - продолжила Вера. - Когда мы были в пещере, я чувствовала... не знаю, как объяснить... Это чувствуют все волшебники, оказавшись там. Огонь - это чистая магия, находясь рядом, волшебники чувствуют единство с ним, это ощущение не на что не похоже. Я создана из Огня, я - магия в чистом виде.
  Я порадовался, что она так спокойно об этом говорит.
  - Выходит, я должна чувствовать это всё время, но я не чувствую. Да, мой резерв больше, чем у многих волшебников, но он должен быть неиссякаемым.
  - Разберёмся, - сказал я. - Всё образуется.
  - Конечно, - кивнула она.
  Спать на голой земле было ужасно неудобно, но вариант идти всю ночь нравился нам ещё меньше. Пришлось кое-как устраиваться там, где трава помягче, и пытаться заснуть. У Верены это получилось лучше, чем у меня, прошло несколько минут, и по ровному дыханию я понял, что она спит. Я лежал на спине и смотрел на ночное небо, сон не шёл. Сам не зная, зачем, я достал из кармана медальон. Он привычно лежал в руке, фиолетовый камень загадочно блестел, отражая свет луны. Самая опасная вещь на свете... Неужели ради того, чтобы уничтожить эту маленькую штучку, несколько волшебников создали Верену? Мне было неприятно слово "создали", но как бы там ни было, такое впечатление, что создали её специально для меня. Она думала, я перестану её любить, узнав правду о её происхождении. Самая большая глупость. Я не перестану её любить. Никогда. Так приятно было погрузиться в мечты, мечты, которые скоро исполнятся. Мы поженимся, у нас будут дети, народ Неирола полюбит свою королеву... Долго и счастливо, так это называется.
  Неужели, это возможно благодаря амулету в моей руке? Он называется амулетом грёз. Чёрт его знает, что это может означать. Вера говорила, можно заставить человека поверить тебе, или даже управлять сознанием. Странно... и страшно. Интересно, как он работает? Думая об этом, я вертел в руках медальон, любуясь блеском камня, вдруг мне показалось, что на мгновение он вспыхнул ярче. Я присмотрелся. Нет, просто показалось. Потом медальон стал тёплым, теплее, чем мои руки. Караул, это уже не кажется! Что происходит, и что делать? Стыдно в этом признаваться, но пару минут я тупо смотрел на медальон, боясь пошевелиться, потом он вновь остыл и стал таким же, как раньше. Обошлось... Но утром надо рассказать Вере.
  Я только начал засыпать, когда Вера заговорила во сне. Это случалось довольно часто, ей снились кошмары. Она не хотела рассказывать о сути этих снов, но я знал, что сны про меня. Судя по тому, что она кричала, в её кошмарах я умирал. Вот и сейчас она металась и звала меня.
  - Ричард!... Ричард!... Нет!...
  Чтоб ему провалиться, этому сну! Как я был бы рад каким-то образом прекратить его. Я протянул руку, чтобы разбудить Верену... Неведомая сила отбросила меня в сторону, я почувствовал, как в кармане раскалился медальон. Перед глазами мелькали искры, потом за секунду пронёсся лес, снег, какие-то тёмные силуэты на белом фоне и всё исчезло. Вера вскрикнула и проснулась.
  - Что произошло? - спросила она.
  Хотел бы я знать!
  - Ты разбудил меня?
  Я покачал головой, думая, с чего начать объяснение.
  - Раньше сон никогда не кончался сам по себе... Что случилось?
  Я извлёк из кармана амулет, камень светился фиолетовым светом. Я уже устал удивляться, поэтому молча протянул медальон Вере. Она покрутила в руках украшение, долго смотрела на камень.
  - Ричард, - сказала, наконец, она, - ты, кажется, пробудил амулет грёз.
  
  Глава 16
  - Чем это грозит?
  - Пока не знаю, - она внимательно рассматривала медальон, нажала пальцем на камень и поморщилась. - Горячий... Меня не подпускает. Думаю, он подчиняется тому, кто его пробудил. Кстати, как ты это сделал?
  - Не знаю, - честно признался я.
  - Сон раньше не заканчивался на середине, ты прекратил его, и, я думаю, навсегда. Спасибо, Ричард.
  - Пожалуйста, - ответил я. - Только понятия не имею, что и как я сделал и что нам делать теперь.
  - Ты активировал амулет грёз, и с этим ничего не сделаешь. Мы могли бы использовать его.
  Я недоумённо посмотрел на неё и понял, что она говорит серьёзно.
  - Представь, что можно сделать, используя амулет. Денгис с его помощью развязал войну. Возможно, он внушил людям, что его брат плохой человек или что-то в этом роде, началась война, а мы можем сделать наоборот. Мы установим мир. Крепкий вечный мир. Представляешь? Подумай, чего мы можем добиться!
  Её лицо светилось энтузиазмом, который начал передаваться мне. Возможно, она права. Раз судьба дала нам в руки такую возможность, как мы можем ею не воспользоваться? Я подумал, сколько хорошего мы сделаем, используя амулет грёз. Я почти решился... Но у всякого дела есть оборотная сторона. Несколько веков назад с помощью амулета развязали войну. Кто знает, может у Денгиса были благородные идеи? Мы не можем быть уверены, что амулет не попадёт в плохие руки, не можем быть уверены, что наши потомки будут использовать его во имя общего блага, а не для собственной выгоды. Из-за тщеславия одного человека и силы амулета грёз распалась страна, я не хочу, чтобы подобное повторилось.
  - Нет, мы не станем его использовать, - сказал я. - Мы спрячем его, а после найдём способ уничтожить.
  - Это будет непросто, - вздохнула Вера. - Серый Ворон создала особое оружие, чтобы уничтожить амулет, и сделать это должна именно я. Но мы не знаем, где может находиться это оружие, не знаем даже, что оно из себя представляет.
  - Что мы вообще знаем об амулете? - спросил я.
  - Конкретно об этом очень мало, только то, что было в книге. А об амулетах вообще я читала. Они бывают защитные, усилительные, заклинательные, там множество подгрупп, сейчас все не вспомню. Бывают одноразовые и длительного пользования. Некоторыми может воспользоваться любой, другими только волшебник, некоторые настроены на определённых людей. Так же каждый амулет испускает магические волны...
  Тут она остановилась, потом вскочила.
  - Ричард, нам надо срочно уходить!
  - Почему? - не понял я.
  - Все амулеты испускают волны, по которым их может разыскать волшебник, знающий, как это делается. Амулет долгое время находился в Денгаре, а там есть большая община волшебников. Уверена, когда амулет украли, некоторые из них отправились в Неирол, чтобы вернуть его. Теперь, когда ты активировал амулет, они могут его отследить. Они могут быть где угодно, Ричард! Наверняка, они уже спешат к нам!
  Не очень приятно было идти по лесу в темноте и осознавать, что из-за каждого куста могут выскочить враждебно настроенные волшебники с таким уровнем обучения и знаний, что мы с Верой не сможем им противостоять. Невыносимо противно было знать, что я не смогу защитить Верену. Единственный выход - как можно быстрее добраться до Лотера.
  
  Не знаю, что подумали жители деревни, когда мы вышли из леса. Я бы на их месте подумал, что это двое ненормальных. Но одежду и лошадей они нам охотно продали, не забыв заломить цену вдвое. У меня с собой было немного денег, но на двух лошадей этого мало. Мы с Верой порылись в карманах, осмотрели себя. К счастью, отправляясь на прогулку (как, кажется, давно это было) я надел пояс с золотым шитьём, который обычно не носил. Думаю этот пояс и серебряная заколка Верены стоили намного больше, чем неказистые лошадки, но что поделаешь.
  Медленно, но верно мы двигались к Лотреу. В деревне мы купили одеяла и охотничий лук, так что теперь можно было не бояться голода и холода. По вечерам Вера исследовала медальон. Это заключалось в следующем: она клала медальон себе на колени, закрывала глаза и около часа ничего не говорила и не двигалась. Я понимал, что для неё это важно и не мешал.
  
  - Как ты думаешь, если на нас нападут, я смогу использовать амулет против них? - спросил я как-то Веру на привале.
  - Думаю, нет, - ответила она. - Во-первых, ты не знаешь, как это делается, а во-вторых они могут поставить защиту.
  - От амулета грёз можно защититься? - удивился я.
  - Я успела немного его изучить. Первоначальное заклятье невероятно сложное, но его можно обхитрить. Но во времена создания амулета это было невозможно. Лет сорок назад было создано принципиально новое заклинание щита. Если представить, что заклятье амулета это решётка, которая на тебя движется, то защитное заклятье это что-то маленькое, способное через решётку просочиться. Как я уже говорила, это новый принцип, раньше он не использовался, - по её выражению лица, я понял, что меня ждёт долгая лекция о свойствах заклинаний. - Но если человек, владеющий амулетом достаточно опытен, то и эта защита не подействует, но ты не знаешь, как использовать магию амулета. Мы вообще ничего о нём не знаем, но необходимо выяснить, как его уничтожить. Насколько я понимаю, для этого нужны две вещи: источник чистой энергии в моём лице и особое заклятье, вложенное в какую-то вещь, а где эта вещь находится, мы не имеем понятия.
  Вдруг она замолчала и выпрямилась, будто услышала какой-то звук, я был удивлён, что лекция закончилась на середине, оторвать Веру могло только нечто важное.
  - Я чувствую кого-то, - сказала она. - Возможно, это волшебники.
  - Или разбойники, или просто путешественники, - предположил я.
  Вера сняла с пояса кинжал и спрятала его под рубашкой, но так, чтобы можно было вытащить в любой момент. Впрочем, если на нас нападут, маленький кинжал особенно ей не поможет. Заметив мой скептический взгляд, она усмехнулась.
  - Я с этим кинжалом готова идти против целой армии, - она осеклась, потом лицо её озарилось. - Ричард, я, кажется, поняла...
  Она не успела договорить. Что-то ударило меня в грудь, я упал и чуть не потерял сознание, а потом почувствовал, что не могу пошевелиться, мои руки и ноги, будто, приросли к земле. Я ощущал на себе волшебство, не похожее на волшебство Веры, а какое-то колючее и ещё более неприятное "на ощупь". Попытки освободиться ни к чему не привели, я мог только немного поднять голову и наблюдать.
  Каким-то образом Верена устояла на ногах. Из леса вышел человек, почему-то я сразу понял, что это волшебник. Он поднял руки, Вера сделала то же самое. Примерно посередине разделяющего их расстояния в воздухе стали возникать и гаснуть мелкие искорки, на глазах воздух становился гуще и еле слышно потрескивал. И Вера, и волшебник стояли на месте, но между ними шла борьба не на жизнь, а на смерть. Сгусток воздуха немного смещался то к одному противнику то к другому, не трудно было догадаться, что столкновение с ним несёт смерть. Леденящий холод исходил от этого волшебства, от боевого заклинания. Медленно, но верно воздушный сгусток двигался к неизвестному волшебнику, на его лице появилось удивлённое выражение, он не мог совладать с заклинанием. Но я рано обрадовался. Из леса вышли ещё двое волшебников, каждый из них положил одну руку на плечо первому, другую вытянул вперёд. Теперь смертоносное заклинание двигалось к Вере. Она отступила на шаг, потом ещё, наконец, поняла, что ничего не сможет сделать, как-то крутнула ладонями и воздушный сгусток с треском рассыпался искрами. Сама она скользнула в сторону от заклинания, брошенного одним из волшебников и как бы невзначай задела мою руку, я почувствовал, что снова могу двигаться, тут же вскочил на ноги и схватил лук, но он загорелся у меня в руках, мне пришлось бросить оружие. Я подобрал с земли увесистую палку. Я понимал, что это не самое эффективное оружие против волшебника, но выбора не было. Мы с Верой встретились взглядами и чуть заметно кивнули друг другу. Это означало согласование плана, я кидаюсь с палкой на врагов, может, даже успею оглушить одного, в это время Вера кидает в остальных заклинание. Я уже собирался привести этот план в исполнение, но вдруг Вера охнула и согнулась, будто, её ударили в живот.
  - Что случилось?
  Забыв о колдунах, я бросился к ней.
  - Стой, где стоишь, парень, - крикнул мне один из них, но я не послушал.
  Огненный шарик просвистел над моей головой, пока я бежал к Верене. Она сидела на корточках и пыталась выровнять дыхание.
  - Что я тобой?
  - Ничего, ничего, - она говорила таким тоном, когда хотела меня успокоить. - Они блокировали мою магию.
  Для нас это была катастрофа. Без магии с магами не справиться.
  - Нам не говорили, что здесь будет волшебница, - сказал один из нападавших другому.
  Он говорил вслух, не смотря на то, что мы были рядом, из этого я заключил, что согласно их сценарию, для нас с Верой эта встреча будет смертельной.
  - Её резерв впечатляет, - кивнул первый волшебник. - Жаль, что пропадёт такой талант. Какая у тебя ступень обучения? - обратился он к Вере.
  - Советую ответить, - вставил третий волшебник, который до сих пор молчал.
  - Четвёртая, - с вызовом сказала Вера.
  Волшебники переглянулись.
  - Феномен! - сказал второй.
  - Можно забрать её с собой, - задумчиво произнёс первый. - Пусть старшина посмотрит.
  Остальные кивнули.
  - Но прежде дело. Где он?
  Этот вопрос был задан мне и Вере, мы молчали. Я не собирался ничего им говорить, а тем более, отдавать амулет. Я безуспешно искал выход из ситуации. Веру собираются куда-то увезти, а меня, скорее всего, убьют. Должен же быть выход!
  Лёгкое покалывание пробежало от головы к ногам, медальон в кармане стал горячее.
  - Давай его сюда, - приказал первый волшебник. - Амулет грёз в твоём кармане, дай его мне.
  Я понимал, что выбора нет, и надеялся на импровизацию. Медленно я вытащил медальон из кармана, волшебник шагнул ко мне.
  - Стойте на месте! - я ещё не знал, что скажу дальше, но постарался, чтобы в словах прозвучала угроза и уверенность в собственных силах. Кажется, на волшебника это подействовало.
  - Это с чего бы? - спросил он, но всё же остановился.
  Думай! Думай! Что бы такое соврать?
  - Я знаю, как его уничтожить, - волшебники, будто, окаменели, - и могу это сделать в любой момент.
  Некоторое время они молчали, потом один рассмеялся.
  - Это блеф!
  - А если нет? - спросил другой.
  - Самый простой вариант.
  Волшебник протянул руку, направив указательный палец Верене в грудь.
  - Видел когда-нибудь грозу, парень? Я могу послать молнию, которая убьёт твою подругу меньше, чем за секунду. Успеешь что-то предпринять?
  Я смотрел на Веру, она на меня. Она помотала головой, не хотела, чтобы я отдавал им медальон. Я и сам знал, что не должен, это будет стоить жизни множеству ни в чём неповинных людей, но я не мог, просто не мог, пожертвовать Вереной, тем более, убежать с амулетом всё равно не смогу, а так, она, скорее всего, выживет. Это главное - чтобы она жила.
  Я уже готов был отдать медальон волшебникам, как вдруг они одновременно сделали шаг назад, будто, кто-то их толкнул.
  - Как это возможно? - вскрикнул один из них.
  Я понял, что произошло, Вера сломала их блокировку, её магия свободна. Вера закрыла глаза, волшебники встали плечом к плечу, приготовившись защищаться, но ничего не произошло. Я рассчитывал, самое меньшее, на землетрясение и не мог понять, что делает Вера. Но тут я услышал её голос. Так отчётливо, будто она говорила совсем рядом со мной, но её губы не двигались.
  - Ричард! - позвала она. - Ричард. Ты меня слышишь?
  "Да", - подумал я, чувствуя себя полным идиотом.
  - Бросай вверх! Ричард, бросай вверх, доверься мне.
  Что бросать? В руке у меня был медальон. Я должен доверять Верене. Была, не была!
  Не знаю, показалось мне, или так было на самом деле, но брошенный мною медальон летел чересчур медленно и завис наверху на мгновение больше, чем следовало. Вере хватило этого мгновения. Я не видел, чтобы люди двигались так быстро. Она выхватила кинжал и, к моему удивлению, взяла его за лезвие. Я думал, она метнёт его в одного из волшебников, но ошибся. Вера метнула кинжал в амулет. Но попасть почти невозможно!...
  Хлопок... яркая вспышка... Вера повалила меня на землю... Свет такой яркий, что режет глаза...
  Глава 17
  Глаза болели от света, я смотрел на мир через какую-то фиолетовую медузу. Я поморгал, через некоторое время неудобство исчезло, я смог оглядеться. Вера лежала в нескольких шагах от меня. Пробегая эти несколько шагов, я заметил волшебников, застывших на земле в странных позах, скорее всего, они мертвы. Но что тогда с Верой? Боясь думать о самом худшем, я потряс её за плечо.
  - Вера!
  Она не отозвалась. Я взял её руку, нашёл пульс. Врач из меня никакой, но даже моих познаний хватило, чтобы понять, что её сердце бьётся, хотя и неровно. Я побрызгал ей в лицо водой из фляжки. Она поморщилась, приоткрыла глаза.
  - Ричард... У нас получилось?
  - О чём ты? - не понял я.
  - Посмотри там...
  Она указала на что-то за моей спиной. Я оглянулся и увидел, что в траве что-то блестит. Это оказался амулет грёз, разрезанный на две ровные половины и кинжал Веры, от которого отломалось лезвие.
  - Получилось! - выдохнула она, когда я принёс ей остатки магических предметов.
  Вера почти с нежностью погладила серебристую рукоятку кинжала и ставшее теперь бесполезным лезвие.
  - Он выполнил своё предназначение. И я тоже.
  У меня на языке вертелось множество вопросов, но с ними придётся подождать.
  - Что с тобой? Только не говори, что всё нормально. Ты бледная и двигаешься с трудом.
  - Всё нормально, - ответила она. - Я кучу энергии потратила на щит, просто устала.
  - А с ними что? - я кивнул на волшебников.
  - Здесь был магический взрыв, его невозможно пережить. Я была готова к нему и сотворила щит, а они ни о чём не подозревали. Думаю, нам лучше уйти отсюда, тебе небезопасно находиться в месте, где недавно произошёл магический взрыв.
  Я был полностью согласен, что нужно уходить, но заботился не о своей безопасности.
  - В этой стране есть ещё волшебники, желающие заполучить амулет? - спросил я.
  - Если и есть, они не смогут нас отследить, ведь амулета больше не существует.
  Она знала, что мне не терпится спросить и была не прочь ответить.
  - Объяснишь по дороге, - сказал я.
  Наши лошади убежали, испугавшись взрыва, пришлось взять Веру на руки. К счастью, она не возражала, не пыталась кому-то что-то доказать, а только обняла меня за шею.
  - Тебе не тяжело? - спросила она.
  - Нет, - ответил я. - Жду удивительного рассказа.
  Она нахмурилась.
  - Не так уж он и удивителен. С чего бы начать...
  - С начала, - предложил я.
  - Хорошо, с начала, - кивнула Вера. - Идиоты.
  - Кто?
  - Мы. Мой кинжал был специальным приспособлением, оружием, о котором мы читали. Он был создан специально для уничтожения конкретного предмета и настроен на конкретного человека. Мы могли разделаться с амулетом в любой момент, но не догадались. А ведь Седрик наверняка всё знал! Знал и не говорил!
  Вера сжала кулаки.
  - Ты очень красивая, когда сердишься, - она фыркнула в ответ. - В смысле, ты всегда красивая.
  - У меня есть повод сердиться. Седрик мой учитель, но это не даёт ему право утаивать такое. Он знал, кто я, откуда взялась, и ничего мне не рассказал.
  - Может, оно и к лучшему, - заметил я.
  Она немного помолчала, пытаясь успокоиться и собраться с мыслями.
  - Ты вовремя догадалась, - сказал я. - Ты спасла нас.
  - Не только я, - ответила Вера. - Порой в магии всё решает доля секунды, необходимая, чтобы закончить заклинание, ты потянул время, выходит, ты нас спас.
  - Будем считать, что это наша общая победа.
  - У нас все победы общие, - сказала Вера, перекинула волосы на грудь и стала переплетать растрепавшуюся косу.
  "Какие дивные волосы", в который раз подумал я.
  Верена
  Неприятно осознавать, что моя жизнь дошла до какой-то высшей точки. Я выполнила то, что от меня требовалось, и не могла разобраться, какие эмоции это у меня взывает. Неужели это была цель моей жизни? И вообще можно ли факт моего существования назвать жизнью в полном смысле? Могу ли я жить, не родившись? Я не задавала Ричарду этих вопросов, потому что знаю, что он ответит.
  До Лотера мы добирались медленно. Денег не осталось совсем, шли пешком. Поверит ли кто-нибудь, что король Неирола топал через полстраны, попутно нанимаясь на попадавшуюся работу. Попав в более-менее крупный город, мы думали было идти к губернатору, но потом решили, что у губернатора провинциального городка так же мало шансов знать короля в лицо, как и у деревенского старосты, к тому же по неизвестной причине нам обоим пришлось по душе это путешествие. Но как бы нам не нравилось шататься по стране без гроша в кармане, в Лотере наверняка накопились дела, и я почти не сомневалась, что время нашего отсутствия не обошлось без какой-нибудь гадости, я сказала об этом Ричарду, он ответил "сплюнь", наверное, он прав.
  К счастью, недалеко от Лотера мы встретили военный отряд, с командиром которого были знакомы по Нельской крепости. Оказывается, его послали нас искать, и не его одного. Это была незабываемая встреча. Ричард за небольшую плату взялся колоть кому-то дрова. Вообще то, я могла бы сотворить деньги, даже вполне настоящие, но считала это ниже своего достоинства, Ричард со мной согласился и теперь махал топором. Конный отряд проезжал по улице, и знакомый командир увидел нас случайно. Первым делом он открыл рот и впал в некое подобие транса. Через минуту мы тоже его заметили.
  - Ну что вы так вылупились, капитан? - спросил Ричард, вытирая пот со лба. - Ладно, вы увидели своего короля с топором и дровами. Помнится, в Нельской крепости мы с вами вместе пили за победу и я вас отводил в вашу комнату, потому что сами вы бы дорогу не нашли, так что, думаю, мы в расчёте.
  Капитан, наконец, вспомнил, что нужно закрыть рот, но тут же снова открыл его, чтобы сказать:
  - Так точно... То есть, слушаюсь... Простите, ваше величество, но какого... что вы здесь делаете?
  Мы с Ричардом переглянулись и одновременно прыснули. Думаю, бедный капитан так ничего и не понял, и до конца своих дней, отмечая победу, рассказывал эту историю.
  В город мы въехали уже в приличной одежде, на хороших лошадях, в сопровождении положенного эскорта. Во дворе замка Ричард первым спешился и протянул мне руки, чтобы помочь сойти с лошади. Я напомнила себе, что снять даму с седла это любезность, а не обвинение в слабости, положила руки Ричарду на плечи, позволила обхватить себя за талию и спустить на землю.
  В просторном холле мы разделились.
  - Наверняка, много дел накопилось, пойду, узнаю, что и как, - сказал Ричард.
  - Не попадись по дороге одному из членов совета, а то придётся выслушать лекцию об ответственности.
  - Ты права, - усмехнулся Ричард и нырнул в тёмный проход лестницы для прислуги.
  Я знала, что Седрик в своём кабинете и направлялась прямо туда, и он наверняка знает о моём приезде и о том, что я хочу сказать. Комнаты Седрика располагались в отдалённой части замка, он всегда любил тишину и уединение. Во время долгого пути по лестницам и переходам у меня было время продумать свои вопросы и слова, но ничего путного в голову не приходило. Просто расскажу всё как есть.
  Я свернула в боковой коридор и тут же выскочила обратно. Надеюсь, Рольф, который одновременно со мной свернул в этот же коридор с другой стороны, не успел меня заметить. Не зная, что предпринять, я прислонилась к стене и шёпотом произнесла магическую формулу. Впрочем, я не питала почти никакой надежды на успех, это очень сложное заклинание, раньше я его не пробовала. Рольф пронёсся мимо. Наверное, узнал о нашем возвращении и собирается устроить ссору по поводу того, что мы его не предупредили и не взяли с собой. Он прошёл в нескольких шагах от меня и не заметил. Я почувствовала, как губы самопроизвольно растянулись в довольной улыбке. Конечно, мне ещё далеко до полной невидимости, но отвод глаз получился. Рольф мог увидеть меня, но не заметил, и никто не заметит, пока не сниму заклятье. Я произнесла обратную формулу и двинулась к кабинету Седрика.
  Привычка пересилила назойливое желание ворваться без стука, и я осторожно постучала в дверь.
  - Входи, Вера, - отозвался Седрик как всегда спокойным голосом.
  В первый момент кабинет Учителя мог показаться захламлённым, но это впечатление обманчиво. Небольшое пространство действительно было заполнено огромным количеством вещей, но все они лежали в идеальном порядке, хотя казалось, что в их положении нет никакой системы. Учитель знал, где должна лежать каждая книга, свиток, магический артефакт. В отличие от кабинета Ричарда, где я порой поднимала с пола сломанное перо или относила в шкаф забытую на диване книгу, здесь каждая вещь лежала на своём месте.
  Когда я вошла, Седрик сидел за столом, склонившись над толстой книгой по магии и, казалось, не замечал ничего вокруг. Обычно в таких случаях я покашливала и ждала, пока он заговорит, но не теперь. Я решительно подошла к столу и швырнула на раскрытую книгу остатки амулета и кинжала. Учитель несколько секунд молча смотрел на мои "трофеи", потом соединил кончики пальцев, положил на них подбородок и только тогда взглянул на меня. Он ничего не говорил, ожидая пока я успокоюсь и сама начну разговор. Какое-то время я выдерживала его немигающий взгляд, потом отвела глаза. Он указал на стул, предлагая мне сесть. Я устроилась на краешке стула и тут же почувствовала знакомую щекотку.
  - Прочь из моих воспоминаний! - прошипела я.
  К моему удивлению, воздействие прекратилось.
  - Вы ничего не говорили мне, - сказала я, глядя в пол, уже стыдясь своей несдержанности. - Почему вы скрывали от меня?
  - Ты сама должна была узнать. Ты владеешь неограниченной силой. Малышка не могла ею управлять, поэтому я создал несколько барьеров в твоём сознании, иначе ты могла бы навредить себе и всем окружающим. Сейчас ты выросла, твои способности увеличились, барьеры ослабели. Думаю, ты заметила, как за последние месяцы вырос твой резерв, окрепло тело, похорошело лицо. Я ничего не говорил тебе, чтобы ты сама могла разобраться и чтобы не запутывать тебя заранее.
  Это многое объясняло. Конечно, неприятно осознавать, что я внутри меня есть некие барьеры, сдерживающие мою силу, но они не дают этой силе причинить кому-нибудь вред.
  - Но я ведь имею право знать, кто я такая.
  - Кто ты, дитя? - спросил он заинтересованным тоном.
  - Искусственно созданный инструмент, - я кивнула на обломки амулета. - Ожившее заклинание, вот кто я.
  - А ещё?
  - Всё...
  Он встал, обошёл стол и остановился передо мной.
  - Верена, - позвал он.
  Я подняла голову и только потом поняла, что это его ход. Отозвавшись на своё имя, я доказала, что существую. Я - Верена.
  - Ну, вот видишь, - улыбнулся Учитель. - Ты Верена, моя лучшая ученица. Ты, благодаря своему особому происхождению, которого не надо стыдиться, самая могущественная чародейка всех времён.
  Последнюю фразу он произнёс таким тоном, будто рассказывал о великих свершениях чародеев прошлого.
  - Ты знаешь, что такое пророчества?
  Я кивнула.
  - Мы с тобой обладаем слабым отголоском дара предвиденья и можем видеть некоторые события своей жизни, которые, возможно, когда-нибудь произойдут. Ты самая могущественная волшебница, но эта способность в тебе не разовьётся больше, чем есть, но существуют люди без как такового волшебного дара, которые способны видеть далёкое будущее, те события, от которых зависят судьбы мира.
  Я помнила толстые книги пророчеств, которые мне никогда не разрешалось брать в руки.
  - Так вот, Верена, твоё появление в этом мире было предсказано за много лет. Я искал тебя всю свою жизнь. Никто и не догадывался, что, пытаясь уничтожить амулет грёз, несколько непутёвых волшебников исполнят пророчество. Ученики Серого Ворона не подозревали, как были правы, называя тебя твоим именем.
  - Вереин - сила, - вспомнила я значение слова. - Всё дело в объединении? Я должна помочь Ричарду объединить королевства?
  - Это лишь одна незначительная деталь, - загадочно ответил Седрик. - Неирол и Денгар сами соединятся, потому что время пришло. Ричард будет править объединёнными землями, а ты, дитя моё, ты будешь его королевой...
  - Его защитой? - подсказала я. - Ричарду уготована великая судьба, я всегда это знала. А моё предназначение быть рядом и помогать ему?
  - Не совсем так, - покачал головой Учитель. - Вас обоих ждёт великая судьба. Ваши жизни были переплетены ещё до вашего появления на свет.
  - А если бы волшебники создали мальчика?
  - То он стал бы верным другом короля.
  - То есть всё предопределено? - я почувствовала разочарование. - Вся жизнь расписана?
  - Нет, - Седрик улыбнулся и взял меня за руку. - Твоя жизнь принадлежит только тебе, твоя добрая воля ведёт к исполнению пророчеств.
  - А если я не буду их исполнять?
  - Именно поэтому тот, о ком написаны пророчества, не должен их читать, - усмехнулся Учитель. - Ты не должна переживать, Вера, особенно по поводу своего происхождения, но и рассказывать никому не нужно. Ты - та, кто ты есть, не больше и не меньше.
  - А кто я? - мне было интересно, что он ответит.
  - Ты девушка, которой уготована великая судьба. Ты великая волшебница. Ты великая королева. Весь мир перед тобой, Верена, твоя судьба ждёт.
  - А для вас я кто?
  Он снова улыбнулся, только на этот раз как-то по-другому.
  - Ты лучшая ученица, которая у меня была. Ты мне как родная. Ты, твой брат, твой будущий муж, вы моя семья.
  Уже лет десять я не позволяла себе этого, но сейчас бросилась ему на шею. Мне в голову пришёл вопрос, над которым я раньше не задумывалась, а теперь вдруг нашла его решение.
  - Учитель... на свадьбе... вы поведёте меня к алтарю?
  - Это честь для меня. - Он сказал это с серьёзной интонацией, - Вера, ты уже взрослая и я могу снять барьер, ты получишь неограниченную силу.
  Я задумалась. Это очень заманчиво, но с любой силой нужно справляться. Я не прощу себе, если случайно причиню кому-то вред.
  - Нет, не надо, мне достаточно моей силы.
  Седрик кивнул.
  - Ну а теперь мне нужно работать, и тебе тоже не помешает заняться делом.
  Ответив радостной улыбкой, я направилась к двери.
  - Потом ты обязательно мне всё расскажешь в подробностях, - Седрик указал на остатки волшебных предметов. - Не нужно было их бросать. Ты королева, веди себя по-королевски.
  - Простите меня.
  Как я в этот момент жалела, что была неучтива с ним.
  - Это не обвинение, а совет на будущее, а теперь мне, правда, нужно работать.
  Я бежала по замку, спеша к Ричарду, но как раз возле его кабинета меня поймал Рольф.
  - Та-ак. - протянул он. - Ричард заперся у себя, поэтому все вопросы к тебе.
  - Размечтался!
  Я за секунду сотворила отвод глаз и оставила удивлённого Рольфа в пустом коридоре.
  Глава 18
  Нимфе хотелось побегать, я её не останавливала. Чтобы никому не мешать я свернула на просёлок и отпустила поводья, Нимфа тут же перешла в галоп. Какой-то крестьянин шарахнулся от нас, боясь попасть под копыта, хотя я увидела его ещё давно и, конечно же, успела бы свернуть. Бешеная скачка опьяняла. Я пригнулась к шее лошади, сжала коленями её бока, волосы выбились из косы и словно флаг развевались на ветру. В подсознании восторг Нимфы смешивался с моим собственным. Вот бы никогда не останавливаться...
  Мы отъехали довольно далеко от города, и я сказала Нимфе поворачивать назад. Она недовольно фыркнула, желая продолжения прогулки.
  - Ну-ну, - я похлопала её по шее. - В другой раз. Меня Ричард ждёт.
  Назад мы ехали короткой дорогой, и вскоре копыта стали звонко цокать о мостовую. Во дворе замка я спрыгнула на землю, отказавшись от помощи подбежавшего конюха, и протянула Нимфе заранее припасённую морковку, та с радостью приняла угощение и стала аппетитно хрустеть. Когда морковка закончилась, Нимфа ударила копытом и толкнула меня в плечо, требуя добавки.
  - Хватит. На тебе и так подпруга не затягивается, - ответила я.
  Будь Нимфа человеком, она показала бы мне язык. Я поцеловала её в бархатный нос и направилась в замок. В холле ко мне подбежал человек, официальная должность которого толи какой-то-там секретарь, толи какой-то-там посыльный, в общем, тот, кто бегает туда-сюда с папкой бумаг подмышкой. Он сообщил, что пришли важные новости, и моё присутствие необходимо в зале совета. Когда мы поднимались по лестнице, я на ходу стягивала перчатки, я человек какой-то-там заковыристой профессии старался не пялиться на меня. Дело в том, что я игнорировала прекрасные костюмы для верховой езды, в которых юбка с разрезом пришита к штанам, и каталась на лошади в обычных мужских брюках. Мне так удобно, Ричард не возражает, а на остальных наплевать.
  Королевский совет заседал в полном составе. Когда я вошла, Ричард улыбнулся, но через секунду на его лицо вернулась озабоченность.
  - Донесение из Денгара, - сказал он.
  Я заняла своё место за длинным столом, а Ричард встал и начал расхаживать взад вперёд по залу.
  - Оба претендента на престол мертвы, - пояснил мне один из членов совета. - Одного, вроде, отравили, другой по слухам утонул. Его величество последний представитель династии, которая правила в Неироле и Денгаре сотни лет, он законный король Денгара. Сейчас наши силы восстановлены, я думаю, нужно как можно скорее ввести войска в Денгар.
  - Никаких войск, - отрезал Ричард. - Никакой войны. Наш народ устал от неё, хозяйство в упадке, а вы хотите выжать последние соки из страны. В донесении так же сказано, что люди в Денгаре страдают. Во время войны налоги были непомерно завышены, а после началась междоусобица, и о народе никто не заботился. Я не знал, что там творится, иначе, давно бы вмешался. Обе наши страны ослаблены войной, но нам повезло, мы смогли немного восстановить силы, и наша обязанность помочь голодающим людям Денгара. Мы единый народ, а вы предлагаете мне начать новую бесполезную войну.
  - Вы не так меня поняли, ваше величество, - промямлил советник. - Я не предлагал начать войну, я предложил ввести армию в Денгар, сейчас взять страну под контроль проще простого.
  - Если я, как вы выразились, "возьму страну под контроль", то её народ никогда не будет верить мне.
  Ричард прислонился к колонне и замолчал, а я любовалась им. Он истинный король. Я раздумывала над решением проблемы и как раз хотела предложить отправить в Денгар продовольственную помощь и официальных представителей, когда Ричард нарушил молчание. Его слова прозвучали как гром среди ясного неба.
  - Я немедленно еду в Денгар. Я хотел сделать это раньше, вы меня отговорили, теперь не получится. Я поеду с минимальным сопровождением. Возражения не принимаются.
  Даже самые тупые из советников поняли, что сейчас убеждать его бесполезно.
  - Я знаю, что сейчас у нас не лучшая ситуация, но мы способны оказать некоторую помощь. Наши запасы зерна должны быть распределены так, чтобы хватило и нам и денгарцам. Первый обоз с продовольствием пойдёт вместе со мной, другие сразу за ним.
  Я нахмурилась. Всё это слишком смахивало на подкуп местного населения. Ричард поймал мой скептический взгляд.
  - Вера, это не подкуп. Ты меня знаешь, я бы на такое не пошёл. Это помощь моему народу.
  - Ричард, я не думаю, что тебе нужно ехать, - сказала я. - Я поеду, за всем прослежу. Это опасно, тебя запросто могут убить, тем более что ты собрался ехать почти без охраны. Наверняка, есть те, кто не захочет видеть тебя на престоле, они попытаются убить тебя, но даже если исключить такую возможность, тебе придётся иметь дело с народом, с толпой, а мнение толпы переменчиво. Ричард, прошу тебя, подумай, ты последний из своего рода, если ты погибнешь, обе страны останутся без короля.
  Я старалась говорить убедительно, но, видимо, так и не смогла достучаться до его здравого смысла.
  - Вера, я думаю, нам лучше поговорить наедине в моём кабинете.
  Рольф поднялся со своего места.
  - У меня тоже есть к тебе разговор.
  - Наедине вместе с Рольфом, - поправился Ричард. - Седрик, жду вас у себя, когда вы закончите с необходимыми распоряжениями.
  Учитель кивнул. Если он и осуждал действия Ричарда, то никак не показал этого. Ричард быстрым шагом вышел из зала, мы с Рольфом последовали за ним. В другое время я бы предпочла говорить с женихом без младшего брата, но сейчас была рада союзнику в споре.
  
  - Ты с ума сошёл? - выкрикнул Рольф, как только закрылась дверь кабинета.
  Ричард сбросил личину правителя и устало опустился в кресло. Мы с Рольфом остались стоять, хотя это и не могло помочь убедить его.
  - Власть должна строиться не на силе, а на доверии, - он говорил так, будто объяснял математику непонятливым школьникам. - Я не могу просто захватить Денгар. Точнее, могу, но не стану.
  - А что ты будешь делать? - спросила я, скрестив руки на груди. - Произносить речи на площадях?
  - Да, если это понадобится, - ответил он. - Я хочу объединить Неирол и Денгар, вырвать из того безумия, в котором они находились последние двести лет, хочу дать народу спокойную мирную жизнь без постоянной угрозы войны. И если для этого потребуется произнести речь, я её сочиню и произнесу.
  - Но ехать туда опасно! - в отчаянии воскликнула я.
  - Я этого и не отрицаю.
  - Минуту назад отрицал, - заметил Рольф.
  - Теперь мы одни, и я прямо говорю, что это очень опасно, - Рольф фыркнул, но Ричард невозмутимо продолжал. - Как я понимаю, уговорить вас остаться в Лотере невозможно.
  - Первая здравая мысль за сегодняшний день, - усмехнулся мой брат, я кивнула, присоединяясь к его словам.
  - Поэтому я честно предупреждаю вас обоих: это опасно, - Ричард пристально посмотрел сначала на меня, затем на Рольфа. - Я прошу вас остаться. Вера, Рольф, пожалуйста, останьтесь в Лотере.
  - Ни за какие коврижки, - Рольф стукнул кулаком по столу. - Сколько бы раз ты не сказал "пожалуйста", я поеду с тобой.
  Ричард улыбнулся уголками рта.
  - А я ведь могу приказать.
  - Знаешь, что...
  Рольф был разозлён до предела, я услышала, как подрагивает оконное стекло, и на всякий случай окружила брата магическим коконом, прекратив неосознанный выход энергии.
  - Мне плевать на твои приказы! Я поеду с тобой в Денгар, но если на твоё величество кто-нибудь нападёт, буду стоять и смотреть, как тебя рвут на куски.
  Рольф вылетел из кабинета, хлопнув дверью. Я уже набрала в грудь воздуха, чтобы продолжить разговор, но Ричард меня опередил.
  - Прошу тебя, не надо. Я люблю тебя и не хочу с тобой ссориться.
  От его тихих слов весь боевой настрой разом улетучился. Я знала, что, пытаясь его переубедить, только потеряю время и расстроюсь. В конце концов, всё не так уж и ужасно. Я буду рядом и смогу его защитить.
  Я глубоко вздохнула, успокаиваясь, потом взяла с полки книгу по истории и положила её на стол перед Ричардом. Он вопросительно посмотрел на меня.
  - Знаешь, чем питаются эти книги?
  - О чём ты? - переспросил он.
  - История пишется кровью. Кровью королей.
  Ричард встал и подошёл ко мне. Он с нежностью коснулся моего лица, синие глаза, казалось, заглядывают в самую душу.
  - Ты ведь, не передумала становиться королевой, правда?
  От его улыбки последнее раздражение растаяло, как весенний снег.
  - Все опасности и трудности мы разделим на двоих.
  Я обняла Ричарда. Хотелось вечно вот так стоять и целовать его, но Ричард отступил назад.
  - Пойду, найду Рольфа.
  - Пойду, соберу вещи.
  Несмотря на примирение, у меня душа была не на месте. Какое-то нехорошее предчувствие щекотало меня изнутри. Если бы я тогда к нему прислушалась...
  
  Это был не военный поход, а путешествие, которому можно придать немного комфорта. На ночь мы останавливались в хороших гостиницах, а если темнота заставала нас на дороге, то за несколько минут вырастали несколько небольших, но удобных походных шатров. В городах и деревнях жители сразу узнавали герб на форме охраны короля. Обрадованные визитом губернаторы и управляющие просили Ричарда задержаться на пару дней, но он всегда отвечал вежливым отказом, мы спешили в Денгар. Это путешествие дало нам удивительную возможность проверить, всё ли хорошо в стране. Иногда мне казалось, что весь Неирол превратился в стройку, но не в буквальном смысле, хотя во многих деревнях заново отстраивали сгоревшие деревянные дома, везде люди заново строили свою жизнь. На время войны пришлось существенно повысить налоги, и только теперь финансовое положение многих семей пришло в норму. Но всё же я видела, как постепенно приходит в норму целая страна, как жизнь возвращается на круги своя. Я не задумывалась раньше об этом, поскольку в городе малозаметен упадок хозяйства, вызванный войной. К тому же Денгарская армия порой отбирала припасы у местных жителей и для многих прошлая зима была голодной, а до Лотера армия не дошла.
  Я знала, что мы сделали всё, что в наших силах, чтобы помочь людям, сделать так, будто войны и не было, в общем и целом мы добились успеха. Но если у нас ещё не всё в порядке, в Неироле, которым правит всеми любимый король, то что сейчас происходит в Денгаре? Я вспомнила, как весной пробралась в Денгарский лагерь и слышала, как их солдаты поют, я узнала песни и подумала тогда, почему мы воюем, а не поём вместе у костра. Позже я нашла причину раскола и многолетней вражды, но для меня так и осталось загадкой, почему мы воевали сейчас, почему не забыли то, что произошло столетия назад. Мы единый народ, говорим на одном языке, поём одни и те же песни. Мой народ. Скоро я дам королевскую клятву защищать этот народ, людей Неирола и, я надеюсь, людей Денгара.
  Остались позади наши пограничные посты. Через несколько часов впереди показалась Денгарская крепость. Подъехав ближе, мы обнаружили, что ворота распахнуты, гарнизон разбежался, не зная, какому королю служить, я в самой крепости нашли приют несколько семей, потерявших свои дома во время междоусобицы. Ричард старался не смотреть круглыми глазами, но это не сразу ему удалось. Неужели люди, обосновавшись в крепости, не смогли хоть как-то организовать свою жизнь? Повсюду была грязь, еду распределяли как попало, в крепости было множество больных, о которых почти не заботились. По взгляду Ричарда я поняла, что здесь мы задержимся на пару дней.
  Когда мы въехали в ворота крепости, не лестнице, ведущей на стену, сидели несколько детей. При нашем появлении они бросились врассыпную, я предпочла не думать о том, что заставило их бояться военных. Вскоре из тёмных дверных проёмов появились взрослые. Люди стояли поодаль и опасливо поглядывали в нашу сторону. Древняя старушка проковыляла к нам через двор, опираясь на клюку.
  - Вы из Неирола, господа?
  - Да, а как вы узнали? - спросил Ричард, спрыгивая с лошади.
  - Узнать не трудно, - ответила старушка. - Единорог на ваших знамёнах скачет во весь опор, тогда как на Денгарских он бежит рысью. Что вас сюда привело, господа?
  - Мы посланцы короля Неирола, - ответил Ричард прежде, чем я успела что-то сказать. - Мы приехали, чтобы помочь.
  В это время во двор въехала повозка с продовольствием, что вызвало у обитателей крепости удивлённые улыбки.
  - Проследи за раздачей, - сказал Ричард одному из наших людей, тот кивнул.
  - Здесь есть больные? - спросила я у старушки, видя, что она не спешит становиться в очередь за едой.
  - Есть, много, - кивнула она. - А вы целительница?
  Несколько секунд я раздумывала, сказать ли правду, н потом решила, что нет смысла скрывать.
  - Вроде того. Я волшебница.
  Обычно волшебников уважали, довольно часто их боялись, но старушка не выказывала признаков страха.
  - Я провожу вас к больным.
  Перед тем, как за мной закрылась дверь во двор, я слышала, как одна женщина, принимая из рук воина хлеб, сказала "Слава королю Ричарду!".
  Весь день я была занята с больными, а Делирия, так звали добрую старушку, помогала мне.
  - Кто сейчас правит в Денгаре? - спросила я, когда, закончив с делами, мы готовили ужин на тесной кухне.
  - Не знаю, сударыня, - ответила Делирия. - Да и никто точно не знает. Нет у нас короля...
  - Можно выбрать нового, - предложила я.
  - Эх, сударыня, вы не видели, что здесь несколько месяцев назад творилось. Куда ни плюнь - на короля попадёшь. Нет... Тысячу лет нами правила одна династия. Я так думаю, что наш король в Неироле, и многие так думают, почти все. Он единственный, кто о нас позаботился. Хороший, видать, человек... Вы уж, когда домой вернётесь, вы ему скажите, сударыня, скажите, что ждём его.
  - Скажу, - ответила я со странным чувством на сердце. Как же прав был Ричард.
  
  Ричард не любил ездить с охраной, и на следующий день, заверив солдат, что нам ничего не грозит, мы свернули в главной дороги в небольшой городок, что был почти по пути. Сопровождал нас только мой вездесущий брат. Городские ворота были открыты, и стража пропустила путешественников, не задавая вопросов. Мы заметили, что большинство горожан спешат к главной площади, и решили посмотреть, что происходит. С высокого крыльца какого-то административного здания вещал человек, по-видимому, являющийся градоначальником.
  - Война и междоусобица нас истощила! - кричал он, грозя кулаком толи воздуху, толи одному из названных происшествий.
  Толпа загудела, соглашаясь. Довольный успехом первой фразы, оратор продолжил свою речь.
  - Мы видели, что бывает, когда самозванец претендует на трон. Наш король мёртв, говорят, что его род окончен, но я говорю: нет! - он ударил кулаком по воздуху, будто метя в невидимого противника. - Его род живёт и процветает. У нас есть король! - по толпе пробежал шепоток, не все понимали, к чему он клонит. - Двести лет назад Денгар отделился от Неирола. И к чему это привело? К многолетней никому не нужной вражде. Почему бы нам не исправить ошибку наших предков. Короли Неирола и Денгара из одной семьи, из одного великого рода. Наш король там, - он указал рукой на запад, туда, где находился Неирол. - Объединимся с Неиролом!
  - Да! Объединиться! Точно! - вторили ему из толпы горожан.
  - Ричард из Неирола - наш король! - выкрикнул градоначальник, снова рубанув по воздуху рукой.
  - Да! Верно! Ричарда в короли!
  Каждый стремился выразить своё мнение, и голоса слились в неясный гул. Насколько я могла судить, смелое предложение было одобрено подавляющим большинством собравшихся. Один голос выбился из общей массы. Может потому что один человек обладал более сильными лёгкими, может, так случайно получилось, но я отчётливо услышала фразу "Время пришло!".
  - Так сказал мне Учитель, - вспомнила я. - Время пришло. Твоё время, - я взглянула на Ричарда.
  Наши лошади стояли вплотную друг к другу, Ричард нервно сжимал поводья, я накрыла его руку своей. Он, казалось, не заметил моего прикосновения, и рассеянно смотрел на столпившихся людей, обсуждающих судьбы государств.
  - Не моё, - он, наконец, перевёл взгляд на меня и пожал мою руку в ответ. - Наше.
  Глава 19
  Мы с Ричардом немного обогнали отряд, Рольф, к моему счастью, остался позади, заболтавшись с солдатами. Через пару часов будем в Фарене, столице Денгара. Если у Ричарда и был какой-то план насчёт того, что мы будем делать, добравшись туда, он своими соображениями не делился.
  Мечты увели меня далеко. В Лотер, в наше счастливое будущее, наполненное взаимной любовью. Я как раз наслаждалась очередной чудесной картиной, любезно нарисованной воображением, когда после очередного крутого поворота дороги мы наткнулись на конный отряд. Воины в Денгарской форме перегородили дорогу, но пока не делали попыток напасть, и я не понимала, почему. Сейчас мы одни, отряд подоспеет только минут через десять. Почему они не нападают?
  Эти мысли пронеслись в моей голове за долю секунды, я потянулась к мечу на поясе и заметила, что Ричард сделал то же самое, когда строй солдат разомкнулся и к нам подъехал офицер довольно приятной наружности. Судя по первому впечатлению, он относился к той породе людей, в жизни которых нет ничего кроме службы и приказов, которые нужно выполнять. Солдат до мозга костей. Такой человек в двойне опасен. Я потянула из ножен клинок, когда офицер вдруг поклонился насколько это возможно сидя на лошади.
  - Ваше величество, - Ричард кивнул в ответ, только я видела его замешательство.
  - Миледи, - следующий поклон предназначался для меня, и пришлось ответить вежливым кивком.
  - Рад вас приветствовать на землях Денгара, - офицер замолчал, видимо, ожидая каких-то слов от нас.
  - Как вы нас узнали? - спросил Ричард.
  - Уже дано ходят слухи, что король Неирола и его невеста тайно путешествуют по Денгару, - ответил наш странный собеседник. - Так получилось, что из высшего руководства при делах остался только я, и мой долг - встретить вас и проводить в Фарен для обсуждения деталей.
  - Деталей чего? - не поняла я.
  - Деталей мирного договора и признания нами власти Его величества, - ответил он таким тоном, будто озвучивал непреложную истину и снова поклонился Ричарду. - Как временный правитель, я приглашаю вас в Фарен.
  В это время из-за поворота появились наши люди, некоторые из них тут же выхватили оружие.
  - Нет, нет, всё нормально, - Ричард дал им знак остановиться. - Уберите мечи, - убедившись, что приказ выполнен, он снова повернулся к Денгарскому офицеру.
  - Мы принимаем ваше приглашение, но позвольте узнать ваше имя.
  - Я генерал Крейг, Ваше величество. Так вышло, что руководство страной оказалось на мне, видите ли, почти все высшие чины во время междоусобицы покинули страну без намерения возвращаться. Когда порядок немного восстановился, оказалось, что правление на мне. И мне это не по вкусу.
  Ричард улыбнулся, он понимал чувства генерала. Но судя по тому, что творилось в стране, генерал Кгейг не имел никаких способностей к правлению.
  - А вдруг это ловушка? - шепнула я Ричарду, когда мы тронулись в путь. - Думаешь, ему можно доверять?
  - Да ты посмотри на него, - усмехнулся мой, ставший вдруг легкомысленным, король и жених. - Такие люди не врут, это против их природы.
  Мы ехали по улицам Фарена. Здесь генералу удалось навести некое подобие порядка, но я не винила его за неудачу. Он солдат, а не правитель, он сделал всё, что мог.
  Во дворце мы сразу перешли к обсуждению условий. И теперь на пути объединения стояла лишь одна преграда - бюрократия.
  - Как будет называться наша страна? - спросил генерал Крейг, передавая одному из секретарей очередную никому не нужную бумагу.
  - Неирол, - машинально ответил Ричард. - Она звалась так ещё до раскола.
  - Но уже двести лет моя страна, точнее, эта часть страны именуется Денгаром. Люди привыкли, может возникнуть недовольство.
  Я видела, что Ричард очень устал, хотя старался этого не показывать. Я не разбиралась в законах, договорах и всём прочем, и при всём желании не могла помочь ему.
  - Ну... Пусть называется Объединённое королевство Неирола и Денгара, - предложил Ричард.
  - Прекрасно, - воскликнул генерал, которому эта работа тоже была не по душе.
  Они оба готовы были прыгать о радости, думая, что решили последнюю задачу, когда вмешался один из секретарей.
  - Ваше величество, а как насчёт герба?
  - Они одинаковые! - простонал Ричард.
  - Простите, ваше величество, но это не так, - сказал секретарь, будто объяснял урок непослушному школьнику. - На гербе Неирола единорог скачет, а на гербе Денгара стоит.
  - Скачущий смотрится внушительнее, - это быдла первая мысль, которую я озвучила.
  - Да, но...
  - Пусть встанет на задние ноги, - перебил бюрократа Ричард. - Гарцующий единорог всех устраивает?
  Возражений не было, и мы вздохнули с облегчением.
  - Завтра подпишем договор, который, я надеюсь, нам за эту ночь составят, - сказал генерал, покосившись на армию секретарей, споривших над формулировками. - Ещё нужно найти художника, чтобы нарисовать новый герб, и всё буде готово.
  Пусть они рисуют и пишут, а мне нужно решить ещё одну проблему.
  - Господин генерал, не подскажете, как мне встретиться со здешними волшебниками?
  - Я уверен, кто-нибудь из них будет завтра на подписании договора, - ответил он.
  - Мы хотелось бы переговорить с ними сейчас, - настаивала я.
  - Наши волшебники живут обособленно, их община в часе езды от города. Я распоряжусь насчёт эскорта, который вас проводит.
  Я кивнула, понимая, что возражать бесполезно.
  - Мне поехать с тобой? - спросил Ричард.
  Я покачала головой. С ними я поговорю сама.
  
  Эскорт ждал меня во дворе. Видимою, это были опытные солдаты, те, кому генерал мог доверить охрану своей будущей королевы. Один из них ехал впереди меня, показывая дорогу, двое по бокам и двое сзади. Вообще-о, я могла самостоятельно защититься от любого нападения, но дорогу без них я бы не нашла.
  Лето выдалось тёплым, но по ночам холодный ветер напоминал о приближении осени. Я накинула капюшон плаща и почему-то подумала о тёплых объятьях Ричарда. Сейчас он составляет договор, разбираясь в формальностях, а я собираюсь встретиться с незнакомыми и, возможно, враждебно настроенными волшебниками. Волшебники Денгара жили все вместе и в последние годы редко контактировали с людьми. В общине был магистр. Это выборная пожизненная должность, и все безоговорочно подчиняются ему. Седрик рассказывал, что когда-то давно был знаком с магистром, но в случае, если волшебники решат меня убить, это мало чем поможет. Когда-то все волшебники жили точно так же, сейчас эта система сохранилась только в Денгаре. Волшебники Неиррола жили так, как хотели. Некоторые предпочитали уединение и, как Седрик, строили себе дома в глухом лесу, другие жили рядом с людьми, так было со времён раскола.
  Община волшебников походила на обыкновенную деревню, обнесённую частоколом, но, ещё находясь довольно далеко, я почувствовала мощные щиты. Подъехав ближе, я заметила, что весь частокол расписан рунами и волшебными знаками, почти все были напитаны силой, но некоторые, те, что сразу бросались в глаза, служили лишь для отпугивания любопытных. Над воротами было нечто вроде сторожевой башенки, когда мы остановились, оттуда выглянул волшебник, лица которого я не могла разглядеть в темноте.
  - Вы Верена?
  - Да, - ответила я, но по спине пробежал холодок. Здесь живут могущественные волшебники.
  - Мы вас ждали, - сказал стражник. - Но ваших спутников я впустить не могу.
  - Подождите здесь, - обратилась я к солдатам.
  - Но... - попробовал возразить один из них.
  - Ждите. Здесь мне ничего не грозит, - говоря это, я наблюдала за реакцией волшебника, но мешала темнота.
  Ворота медленно открылись, а потом бесшумно закрылись за моей спиной.
  - Давайте, я вам помогу, - сказал подбежавший волшебник, тот, с которым я минуту назад говорила.
  - Сама справлюсь.
  Я спрыгнула с лошади, он показал, где её привязать. Я старалась не глазеть по сторонам, но порой сложно справиться с любопытством, хотя я не увидела ничего особенно впечатляющего. Небольшие домики деревянные или каменные, несколько зданий покрупнее, наверное, резиденция магистра, дом совета, школа... Здесь юных магов учили всех вместе. Не мне судить о превосходствах той или иной системы, но я думаю, что индивидуальные уроки лучше. В первые минуты меня не оставляло чувство, будто я нахожусь в доме Седрика. И здесь и там абсолютно всё пропитано волшебством.
  Мы направлялись к одному из больших домов.
  - Мы не ждали вас в такой час, но магистр сказал проводить вас к нему, как только приедете, - сказал мой провожатый.
  Я тайком разглядывала его. Он молод, хотя для волшебников возраст - пустой звук. Но я была склонна считать, что он действительно молод не только внешне. Несколько раз он хотел начать разговор, но лишь открывал рот и снова закрывал. Я пожалела стеснительного волшебника.
  - Когда вы закончили обучение? - спросила я дружелюбным тоном.
  - Два года назад, - тут же ответил он, радуясь, что я заговорила. - А вы когда?
  - Я ученица четвёртой ступени.
  Сейчас я поставила себя на ступеньку ниже своего собеседника, но в то же время продемонстрировала свои таланты. В моём возрасте все только добирались до третьей ступени. Волшебник не нашёлся, что ответить, и пока мы шли к дому магистра, царило неловкое молчание. Войдя в дом, мы поднялись на второй этаж и остановились перед дверью, за которой, как говорила мне магия, находился один человек.
  - Подождите здесь, - попросил мой спутник и скрылся за дверью.
  Из-за щитов я не слышала, о чём они говорили с магистром, но через минуту провожатый вернулся.
  - Магистр ждёт вас.
  Я не знала, что именно ожидаю увидеть, но никак не обычную гостиную с камином и занавесками на окнах. В кресле расположился человек неопределённого возраста, по лицу которого ничего не возможно было прочитать. Он поднялся при моём появлении.
  - Для меня честь приветствовать здесь ученицу Седрика, - это была не просто любезность, он демонстрировал свою осведомлённость. Я решила прикинуться дурочкой.
  - Вы знаете моего учителя?
  - Кто же не знает такого выдающегося волшебника, как Седрик из Неирола! Мы с ним, можно сказать, приятели, - меня насторожило это "можно сказать", но сейчас времени обдумать не было. - Передайте ему привет, когда увидите.
  - Конечно.
  Интересно, что Седрик расскажет об этом "приятеле"?
  - Садитесь, пожалуйста, - сказал магистр, пододвигая мне кресло. - Признаться, я не ждал вас сегодня, думал, вы заняты составлением договора, как и ваш жених.
  Чёрт бы его побрал! Откуда он знает? Может, в замке прослушка? Я читала о таких заклинаниях. Или один из солдат шпион? Я перебирала в уме различные способы, а он, кажется, наслаждался моей растерянностью.
  - Вы удивлены? Что ж, как видите, я прекрасно осведомлён обо всём, что происходит в этой стране и не только, - это было открытое издевательство.
  Я посмотрела на него в упор.
  - Маги не вмешиваются в жизнь людей. Вы знаете, что договор подпишут завтра и знаете, где. Вы ведь не станете мешать?
  - А какой мне смысл? - по его лицу расползлась улыбка. - Я, как и вы, желаю навести порядок в этой стране, а ещё не желаю иметь сношений с людьми. Для меня выгодно, чтобы денгарский престол заняла волшебница.
  Я не нашла подвоха в его словах.
  - Вы сказали, что не имеете сношений с людьми, но тогда, чем кормится ваша община?
  - Ну, я не сказал, что мы совсем не контактируем с внешним миром, - ответил магистр. - Но между куплей-продажей и тесным отношением есть разница. К тому же поля и леса, что на восток отсюда и до реки принадлежат нашей общине. Мы можем себя прокормить.
  Наверное, меня понесло, вдруг захотелось блеснуть своими знаниями.
  - Ваши поля тоже защищены щитами скрытого контура пятого образца?
  - Нет там щиты послабее, - ответил с улыбкой магистр.
  Некоторое время мы молчали. Пора переходить к главному.
  - Я пришла к вам с недоброй вестью, - судя по нервному движению, он заинтересовался. - Трое ваших волшебников мертвы. К сожалению, я не знаю, кто именно, не спросила, как зовут.
  Каждый маг умеет скрывать эмоции, это первое, чему нас учат. Магистр владел этим искусством в совершенстве, на его лице ничего не отразилось.
  - Как они погибли?
  - В результате несчастного случая, - сказала я с нажимом, чтобы он сразу понял, кто стал причиной этого случая. - Произошёл магический взрыв, вы знаете, что его почти невозможно пережить.
  - Могу я узнать, из-за чего произошёл взрыв?
  - Можете.
  Я выложила перед ним на стол две половинки амулета грёз. Волшебники умеют скрывать эмоции, но сейчас он вскрикнул от удивления.
  - Как? - в изумлении прошептал магистр.
  Раньше я не думала, что кто-то кроме Рольфа может так действовать мне на нервы, но у магистра это вполне получалось. За мгновение его тщательно сплетённые щиты разлетелись стеклом, а самого магистра отбросило к дальней стене. Когда я подошла, он уже растерял весь свой невозмутимый вид. Он пытался применить ко мне магию, но оказалось, что мне даже не обязательно плести щиты, меня защищала древняя сила. Насколько я поняла, магистр умел постоять за себя только с помощью волшебства, а здесь он не мог со мной сравниться, конечно, он много знает, но резерв слабоват.
   Мне нужны ответы! А так я быстрее их получу. На самом деле, я не собиралась вредить бедному перепуганному магистру, тем более, убивать его, но у него были свои представления о моих намерениях. Я схватила его за шиворот и несколько раз встряхнула, заметив, что он намного уступает мне в физической силе. Хотелось обездвижить его заклинанием, но я не была полностью уверена, что справлюсь с этой задачей, а портить впечатление не хотелось. Поэтому я прижала его к стене, придавив локтем горло, но так, чтобы он, не дай бог, не задохнулся.
  - Прошу... не убивайте, - прохрипел магистр.
  Мне было его очень жалко, но если я сейчас проявлю слабость, то никогда больше не смогу его победить. Мне не нужна неподчиняющаяся сила посреди страны. На чём держится власть, на страхе или на любви? Это зависит не от короля, а от конкретного человека. Тот, что сейчас передо мной будет подчиняться только из страха. Его прихвостни чуть не убили Ричарда, напомнила я себе.
  - Скажите мне, какого чёрта! Почему вы столько лет в тайне хранили амулет грёз? - спросила я самым зловещим голосом, который могла изобразить.
  - Охраняли, - промямлил магистр.
  - Не врите! - крикнула я, картинно отводя руку для удара.
  - Нет-нет, не надо! - бедняга магистр почти рыдал. - Мы изучали, мы хотели его использовать... но не смогли. Он подчиняется далеко не всем... Отпустите меня, пожалуйста...
  - Сколько шпионов вы послали в Неирол? Сколько?
  - Было пятнадцать волшебников, они должны были найти амулет, - он находился на грани истерики и готов был ответить на любые вопросы. Кого они только выбирают в магистры?
  - Вы можете с ними связаться?
  Он кивнул.
  - Я немедленно их отзову, только отпустите.
  Я отступила на шаг, магистр упал на пол, как ватная кукла. Ничтожество!
  Волшебники не вмешиваются в дела людей, но я одновременно и волшебница и королева, и я буду вмешиваться во все дела. Как только подпишут договор, разберусь, что творится в этой общине, познакомлюсь со всеми, выберем нового магистра. Я понимала, что это немного не честно и не по правилам, но так будет лучше. Такое количество волшебников с таким придурком во главе представляет угрозу для моей страны. Волшебники Неирола никому не подчиняются, но большинству из них плевать с высокой башни на всю эту неразбериху с престолом, а местным чародеям до всего есть дело.
  Глава 20
  Я возвращалась в Фарен и злилась на волшебников и на себя. Кого они только выбирают в магистры? Его каждая ученица может запугать до потери сознания? Но правильно ли я поступила, так обращаясь с ним? Я узнала то, за чем приезжала, и сам он бы мне этого не сказал. Я обеспечивала безопасность страны. Кто знает, скольких убили эти волшебники в погоне за амулетом? Но на душе всё равно было мерзко.
  Когда я приехала в замок, небо на востоке посветлело. Несколько секретарей всё ещё трудились над договором, а Ричард отправился спать. Я решила последовать его примеру и вздремнуть хотя бы пару часов. Завтра, то есть сегодня, очень важный день.
  На окраине Фарена располагались старые дома, сейчас используемые под склады, сразу за ними начинался обширный луг. Мы заранее решили превратить подписание договора в торжественную церемонию, но главная площадь Фарена оказалась слишком маленькой, чтобы вместить всех желающих увидеть исторический момент. Поэтому мероприятие решили провести за городом на лугу, где за несколько часов соорудили помост, а рядом поставили шатёр на случай дождя. Эта предосторожность не помешает, самого утра небо было затянуто серыми тучами.
  По-моему всё это выглядело немного комично. Старые двух- и трёхэтажные дома, на которых будто написано "здесь город кончается", наспех построенный помост, на нём резной стол, принесённый из замка, на столе договор и чернильница, а перед помостом почти всё население Фарена и его окрестностей.
  Я разглядывала лица людей. Заметила несколько радостных, пару хмурых, но больше всего сосредоточенных, ведь сегодня изменится судьба их страны и их собственная. Многие бросали на меня любопытные взгляды, впрочем, так же было и в Неироле. Но тут я заметила, как два человека, пробираясь через толпу, целенаправленно приближаются ко мне. Это были волшебники. Я узнала их по мантиям, которые волшебники высшего уровня надевали по особо торжественным случаям. Я стояла возле шатра в стороне о скопления людей, но они очень быстро добрались до меня, все уступали им дорогу. Я не успела продумать свою линию обороны и думала, что бы такое внушительное сказать, когда волшебники приблизились ко мне и совершенно неожиданно поклонились.
  - Моя королева, - сказал один из них и поцеловал мне руку, чему я несказанно удивилась. - Мы пришли от имени общины.
  - Я ещё не королева... - промямлила я, волшебник не растерялся.
  - Ваша светлость, мы пришли сообщить, что наш магистр этой ночью сбежал в неизвестном направлении, и мы просим вашего присутствия на выборах нового магистра, которые состоятся в следующий понедельник. От имени всех волшебников Денгара мы хотим сказать, что несказанно рады тому, что престол займёт одна из нас, и всецело поддержим вашего будущего мужа.
  Вот тебе и на... Конечно, вслух я этого не произнесла.
  - Спасибо вам за добрые вести, но я не знаю, смогу ли посетить выборы, я ведь ещё ученица.
  Я знала, что по традиции выборы магистра проходят за закрытыми дверями и ученики не имеют права голоса и даже не могут присутствовать, но у моих новых знакомых, кажется, на всё был ответ.
  - Вы посетите их как наша будущая королева и как представитель одного из самых выдающихся волшебников нашего времени, мы будем рады, если вы во всех подробностях расскажите вашему учителю о нашей общине.
  Если бы год назад кто-то сказал, что ко мне буду подлизываться маги высшей категории, я бы не поверила.
  - Я сочту за честь ещё раз посетить вашу общину, - ответила я с чисто королевским наклоном головы.
  Волшебники поклонились, потом один из них заговорил тихо.
  - Я бы посоветовал вам быть осторожной. Многие в этой стране хотят вашей смерти, берегите себя и короля.
  - Спасибо за предупреждение, - я была склонна ему поверить.
  Снова поклонившись, волшебники растворились в толпе.
  Я посмотрела на низкие тучи и поморщилась. Правильно сделали, что поставили шатёр, некоторые любят дождь, но я ненавижу мокнуть. Была ещё одна проблема помимо паршивой погоды. Ричард боялся публичных выступлений. Многие знали его как короля с непреклонным характером, готового на всё ради государства, но Ричард, которого знал узкий круг лиц, был мягким и застенчивым человеком и не любил быть в центре внимания.
  Генерал Крейг поднялся на помост и начал свою речь. Он говорил как истинный военный, кратко и по существу. Он объяснил, что теперь Неирол и Денгар будут единым государством, и что теперь все мы будем в этом государстве счастливо жить. Я подошла к Ричарду и взяла его за руку.
  - Всё будет хорошо, - тихо сказала я. - Тебе почти ничего не нужно говорить.
  Он выдавил из себя слабую улыбку только чтобы меня не расстраивать. К тому времени, как генерал закончил говорить, Ричард справился с собой, придал лицу спокойное выражение. Он пожал мою руку и поднялся на помост. Ему нужно было лишь сказать небольшую речь, придуманную нами сегодня утром, и поставить свою подпись на документе, который войдёт в историю. Ричард обмакнул перо в чернила, посмотрел на людей, следящих за его действиями и, к моему изумлению, положил перо на стол.
  - Собирается дождь, - сказал он, бросив взгляд на небо. - Для чего вы пришли сюда по такой плохой погоде?
  Этого не было в речи, и это было довольно странное начало. Толпа насторожилась, я затаила дыхание.
  - Вы пришли потому, что вам интересно, - ответил Ричард на свой вопрос. - Вы пришли посмотреть на человека, о котором слышали как о своём враге. Вы знаете Неирол как неспокойного соседа, а теперь не уверены в своём будущем. Что нам даст объединение, спрашиваете вы. Не станет ли хуже? Судя по тому, что я у вас тут увидел, хуже уже не бывает, но это к делу не относится. Бывают войны, которые ведутся народом, но нескончаемая война между Неиррлом и Денгаром велась правителями. Она то кончалась, то возобновлялась алчными людьми, теперь этому конец. Все вы не понаслышке знаете, как дорого стоит ведение боевых действий, ведь вы своим трудом их оплачивали. Неиролу навязали эту войну, но и его жители вынуждены были отдавать последнее, чтобы помогать армии. Хотим ли мы новых войн, причину которых уже никто не может вспомнить? Нет! Нам не нужны войны, нам нужна торговля, промышленность, свободная граница. Вы спрашиваете, в какую сторону изменится жизнь? Я даю слово, наша жизнь изменится к лучшему. Я понимаю, как мало значит слово человека, которого вы видите впервые, но клянусь, это не пустой звук. Я обещаю перемены к лучшему, обещаю мир. Не от меня зависит, будет ли подписан сегодня этот договор, - Ричард кивнул на бумагу на столе. - Не мне решать вашу судьбу, потому что она мне не принадлежит. Ваше будущее принадлежит только вам, и вам решать, каким оно будет. Хотите ли вы, чтобы я подписал этот договор? Предлагаю старинный способ, те, кто "за", путь поднимут руки. Ну, кто "за"?
  Несомненно, ещё никогда эти люди не слышала таких речей, произнесённых с помоста или с балкона дворца. Все были ошеломлены чувством, с которым он говорил, захвачены потоком слов. Я смотрела на Ричарда, и не могла насмотреться, его глаза горели воодушевлением. Гордый, сильный, красивый... Вдруг, кажется, совершенно не в тему, я подумала "Как же я его люблю!" А как можно его не любить? Один за другим собравшиеся на лугу поднимали руки. Я видела, как мужчина недалеко от меня посадил себе на плечи мальчика лет десяти, а он поднял как можно выше самодельный флаг с единорогом. Наверное, они долго думали, как нарисовать и изобразили только голову сказочного животного.
  - Кто "против"?
  Все как один опустили руки. Ричард улыбнулся, денгарский мальчишка улыбнулся ему в ответ.
  - Я сдержу слово, - пообещал Ричард, взял со стола перо и поставил на договоре витиеватую подпись, которую, как я знала, он отрабатывал несколько месяцев.
  
  Волшебники в большинстве случаев полагаются на инстинкты. Тогда я должна была довериться смутному чувству опасности, зародившемуся где-то внутри меня. Я любовалась Ричардом, была занята своими мыслями, я отвлеклась и никогда себе этого не прощу. Я должна была прислушаться к внутреннему голосу, вопившему об опасности, в конце концов, я это сделала, но было слишком поздно. Мозг и рефлексы мага работают быстрее, чем у человека, мне хватило бы и секунды, чтобы крикнуть, предупредить... но я упустила эту необходимую секунду. Я узнала об опасности за мгновение до того, как Ричард громко вдохнул и упал на помост, из его спины торчал арбалетный болт.
  Я оказалась рядом с ним через несколько секунд. Генерал отдал короткое распоряжение солдатам. Двое из них побежали к домам, чтобы найти стрелка, к ним присоединились несколько мужчин из толпы, остальные солдаты начали оттеснять людей. Я склонилась над Ричардом. Болт вошёл очень глубоко, Ричард был без сознания, его одежда пропиталась кровью.
  - Нужно отнести его в шатёр, - сказал генерал.
  В шатре я смогла абстрагироваться от гула толпы и попыталась помочь Ричарду. Я многому научилась с тез пор, как пыталась вылечить Рольфа в Нельской крепости. Я была уверена, что делаю всё правильно. Ничего не произошло, но это ещё не самое страшное. Я не почувствовала утечки энергии.
  - Нет, нет, - прошептала я, попробовала снова.
  Я читала об этом, и Учитель рассказывал. Ричард умирал, и я ничем не могла ему помочь. Его организм знал это и не принимал энергию. Сейчас не имело значения, кто лечит, волшебник высшей категории или ученик первой ступени. Ричард умирал, и я ничего не могла для него сделать.
  - Ну?
  Рольф ворвался в шатёр.
  - Как он?
  Я попыталась выровнять дыхание. Брат посмотрел на меня и не стал задавать дальнейших вопросов. Он знал мой ответ, видел моё отчаяние, но хотел сохранить в себе ещё каплю надежды. Он сам попытался сотворить заклинание и почувствовал то же, что и я. Плечи Рольфа опустились.
  - Как же так... - пробормотал он. - Ричард не может умереть. Наверное, мы что-то не так делаем. Да, наверное...
  Пусть он окажется прав! Пожалуйста, пусть я ошибаюсь, а Рольф говорит правду, пусть дело во мне, пусть Ричард живёт!
  Громкие голоса у входа в шатёр привлекли моё внимание.
  - Я не могу вам пропустить, - сказал стражник, преградив кому-то дорогу, но тут же отлетел в сторону.
  Один из волшебников вошёл внутрь, а другой остался у входа. Волшебник, ничего не говоря, склонился над Ричардом. Колебания магии в воздухе, удивление в вего глазах, замешательство, наконец, понимание.
  - Верена, вам нельзя здесь оставаться. Наверняка, попытаются убить и вас. В нашей деревне мы можем обеспечить вашу безопасность. Даю слово волшебника, я говорю правду, и это не ловушка.
  Я знала, что значит слово волшебника. Если было произнесено именно "даю слово волшебника", значит можно верить. Но, конечно, у меня и в мыслях не было оставить всё ради своей безопасности.
  - Нет, - отрезала я. - Я могу о себе позаботиться. Если вы ничем не можете помочь королю, то прошу вас уйти.
  - Мы можем поехать все вместе. Возьмите с собой брата, возьмите охрану, если не доверяете нам, знаю, у вас есть на это причины. Мы заботимся о вас.
  Я залезла в эмоции волшебника, он напрягся, почувствовав это, но не стал меня останавливать. Он говорил правду, никакого подвоха, он просто хотел спасти мою жизнь. Но это меня и насторожило.
  - Почему вы мне помогаете? Ведь я уже не стану королевой и ничего не смогу для вас сделать. Вам не должно быть до меня дела.
  - Может, вы и не будете королевой, - ответил волшебник, - но я знаю кое-что об амулете грёз, значит, и о вас тоже. Всему магическому сообществу есть до вас дело.
  Вдруг я осознала, какую делаю глупость. Снова холодной волной накатила мысль "Ричард умирает". А я трачу драгоценные секунды на пустую болтовню с волшебником, которому я интересна как магический феномен.
  - Уходите, - процедила я сквозь зубы. - Уходите, оставьте меня.
  К счастью, у него хватило ума или благородства не пытаться увести меня силой.
  - Поступайте, как знаете, - сказал он, поднимаясь. - Но помните, у нас вы всегда найдёте защиту.
  Он вышел из шатра, его товарищ последовал за ним, но я уже о них не думала.
  Ричард лежал на спине, повязка на его ране пропиталась кровью. Я всё ещё не могла до конца осознать, что происходит. Сейчас я вижу его живым в последний раз, ему осталось не больше часа. Что я буду делать, оставшись без него? Я люблю Ричарда. Это всегда было непреложной истиной, о которой я не задумывалась, но теперь, когда времени не осталось, я поняла, как много это значит и как мало я успела понять, почувствовать, как мало провела с ним времени. Как я буду жить в мире, где нет Ричарда. Что останется на месте моего сердца? Сем будет заполнена моя жизнь? Я не могу его потерять, я этого не вынесу.
  - Ричард, я люблю тебя, - прошептала я, наклонившись к нему. - Я люблю тебя, слышишь?
  Он застонал. Значит, последние минуты он проведёт в сознании. Я не знала, хорошо это или плохо. Теперь он чувствует боль, но в то же время теперь я могу сказать хотя бы малую часть того, что не успела сказать ему.
  - Вера! - позвал он.
  - Я здесь, любимый. И Рольф здесь.
  - Хорошо, - его бледные губы тронула улыбка. - Те, кого любишь больше всего, должны присутствовать при твоей смерти.
  - Ты не умрёшь!
  Я не хотела его обманывать, но не могла произнести правду вслух.
  - Я могу нормально это воспринять, - ответил он. - Только жаль, что я так много не успел. Сколько мне осталось?
  Он ждал от меня правдивого ответа. Я взглянула на Рольфа, он кивнул. Я глубоко вздохнула, готовясь произнести правду.
  - Полчаса, может меньше.
  Почему-то Ричард засмеялся, но тут же скривился от боли.
  - Попробую сделать за полчаса всё, что не успел сделать за всю жизнь.
  Я не считала шутки уместными, но всё же улыбнулась, а Ричард, напротив, вдруг стал серьёзным.
  - Выходи за меня замуж.
  Я остолбенела, не зная, что ответить.
  - Прямо сейчас?
  - У меня есть полчаса, - ответил Ричард. - Да, прямо сейчас. Если ты согласна.
  Я заглянула в синие глаза и не увидела в них страха, только печаль и сожаление... и мольбу.
  - Я согласна. Рольф, найди генерала, нам пригодится второй свидетель.
  Рольф кивнул и вышел, а Ричард со стоном перевернулся на бок.
  - Ты что творишь? - вскричала я.
  - Какая теперь разница? - усмехнулся он. - Не хочу жениться в нелепой позе.
  Я не такой представляла свою свадьбу. Несколько месяцев все только и говорили о торжественном венчании в главном соборе. Я привыкла к неприятной поначалу мысли, что произнесу брачный обет на глазах у всего королевства. Но я выхожу замуж в дорожном шатре... и мой жених при смерти.
  - Не нужно было планировать церемонию, шить платье, - сказал Ричард. - Ты этого не хотела и оказалась права. Если бы я тебя послушал, наш брак был бы длиннее. Ты не хотела всей этой пышности, я настоял, прости...
  В шатёр вошли Рольф и генерал Крейг.
  - Генерал, вы должны знать... - начала я.
  - Я уже рассказал, - прервал меня Рольф. - И про женитьбу тоже.
  - Мы послали за священником, - добавил генерал.
  - У нас мало времени, - покачал головой Ричард. - Если нет священника, его обязанности может выполнить король, и нигде не написано, что я не могу провести собственную свадебную церемонию.
  Это было немного странно, но нигде не написано, что так нельзя. Ричард приподнялся на локте, его лицо исказилось гримасой боли.
  - Итак, - сказал он, справившись с собой. - Согласна ли ты, Верена, стать моей женой, любить меня и хранить мне верность, пока смерть не разлучит нас?
  - Да.
  Глаза защипало от слёз. Я не должна плакать. Не сейчас. Я заговорила снова только тогда, когда была уверена, что голос не сорвётся.
  - Согласен ли ты, Ричард, стать моим мужем, любить меня быть верным мне, пока смерть не разлучит нас?
  - Да.
  Я наклонилась к Ричарду и поцеловала его. Эти несколько мгновений для меня ничего не существовало, кроме человека, которого я люблю. На секунду я забыла о смерти, притаившейся рядом и о том, что после этих сладостных мгновений расставание будет ещё более горьким. Его губы были холодными, только это напоминало о скорой разлуке.
  Я никогда не думала, что однажды самым важным для меня станет время. Магам редко не хватает времени, но сейчас я бы отдала всё на свете за несколько минут. Ещё несколько минут рядом с Ричардом.
  Генерал тактично оставил нас наедине. Ричард лежал, положив голову мне на колени, я поглаживала его волосы, Рольф сидел рядом и держал его за руку.
  - Не дайте королевству развалиться.
  Его голос слабел, но он продолжал давать нам указания.
  - У меня нет наследника... такое начнётся... Сохраните страну, попытайтесь.
  - Мы сделаем всё, что в наших силах, обещаем, - ответил Рольф за нас обоих.
  С каждой секундой Ричарду становилось всё хуже. "Пожалуйста, ещё минуту! Пожалуйста!", просила я, сама не зная, у кого. Ричард задышал чаще, я понимала, что конец близок.
  - Вера... - он говорил шёпотом, я наклонилась, почти касаясь его губ, чтобы не пропустить ничего. - Выполни мою просьбу.
  - Всё, что угодно, - ответила я.
  - Постарайся быть счастливой. Не горюй обо мне. Найди человека, который сделает тебя счастливой, раз я не смог.
  Я ничего не ответила. Это единственная просьба, которую я не смогу выполнить. Я никогда не буду счастлива. В моей жизни не будет другой любви, не будет другого мужчины, кроме Ричарда. В моей жизни вообще ничего не останется.
  Слёзы нельзя сдерживать до бесконечности, и вот они потекли по щекам настолько горячие, что, казалось, могут прожечь кожу. Я небрежным движением смахнула слезинки с лица, но не отвернулась, чтобы не терять ни одной секунды пока я могу смотреть в эти бездонные синие глаза. Рольф отвернулся, делая вид, что услышал что-то у входа, но я заметила на его щеке блестящую полоску.
  - С тех пор, как умерли мои родители, у меня не было семьи, кроме вас, - сказал Ричард. - Хорошо, что здесь именно вы.
  - Ты брат мне, всегда им был и будешь, - ответил Рольф. Не представляю, как ему удалось справиться с голосом, из моего горла вырвалось лишь всхлипывание.
  Ричард посмотрел на меня, я позволила себе с головой окунуться в омут его глаз. Ему не хватало сил говорить, только по движению губ я поняла, что он сказал "Я люблю тебя". Его рука стала безвольной, глаза застыли, в них погас какой-то внутренний огонь. Я поняла, что всё кончено, он мёртв. Я зарыдала в голос.
  Глава 21
   Мне было плевать на людей, на то, что все слышат. Эту боль я не могла держать в себе.
  - Ричард! Ричард! Пожалуйста!..
  Я знала, что он не ответит, что он мёртв, но продолжала звать его.
  Он совсем не боялся, встретил свою судьбу с ледяным спокойствием, он беспокоился не о себе, а о нас, о королевстве. Таких людей больше не будет в этом мире... любви больше не будет в моей жизни.
  - Вера, милая, пойдём...
  Рольф обнял меня за плечи и потянул к выходу. Я понимала, что уже ничем не помогу Ричарду и что нужно идти с Рольфом. Ричард просил нас заботиться о своей безопасности, но сейчас я не могла здраво мыслить. Мне казалось, что если я уйду сейчас, то потеряю его окончательно. Я не хочу его терять! Я не хочу! К отчаянию и грусти стал примешиваться гнев. Так не должно было случиться!...
  - Те, кого мы любим, не уходят навсегда. Это его слова, - Рольф пытался помочь мне, но это вызывало лишь раздражение. Гнев, закипающий внутри, готов был вырваться наружу.
  ...Ощущение было такое, будто по черепу и лёгким одновременно ударили изнутри. Где-то во мне вдребезги разлетелся барьер Седрика. Это было как извержение вулкана, когда накопившаяся магма вдруг выплёскивается. Древняя сила ревущим пламенем бушевала во мне, и я не знала, как её сдержать.
  - Вера, что происходит, - голос брата донёсся откуда-то издалека.
  Я открыла глаза и увидела, как в воздухе вспыхивают и гаснут искры. Загорелась сухая веточка, лежащая на земле, Рольф затушил её ногой.
  - Вера, прекрати! - воскликнул он.
  Я с ужасом поняла, что не могу это сдерживать. Оно было сильнее меня, хотя являлось моей частью. Пытаясь хоть как-то ослабить натиск изнутри, я обхватила себя руками за плечи, от усилий ноги подкосились, я упала на землю.
  - Уходи, Рольф! - прохрипела я. - Уводи людей отсюда!
  - Что происходит?... - спросил он с непониманием и испугом в голосе.
  - Делай, как я говорю! Уводи людей! Быстро!
  Вместо того чтобы выполнять команду, Рольф наклонился надо мной.
  - Ты сможешь, Вера. Ты сможешь это контролировать.
  Я была шокирована и просто уставилась на него.
  - Я подслушал твой разговор с Учителем, потом порылся в библиотеке. Ты можешь управлять этой силой. Ты часть её, она часть тебя. Я верю, что ты сможешь.
  С этими словами он выбежал из шатра.
  - Выводите всех отсюда!... - крикнул он стражникам, стоящим у входа.
  Дальше я не обращала внимания на то, что происходит снаружи, а сосредоточилась на том, что находилось внутри меня самой.
  Это был кошмар. Я примерно представляла, что будет, если моя сила выйдет из-под контроля. Магия выплёскивалась благодаря сильным эмоциям. Но сейчас я не могу не испытывать эмоций! Я люблю Ричарда! Люблю! Люблю! Люблю больше, чем жизнь.
  Внезапно промелькнувшая мысль заставила меня открыть глаза. Больше, чем жизнь... Мне не нужен мир, в котором нет Ричарда. Мне не нужна жизнь, если рядом не будет Ричарда. Мне не нужна жизнь... Я могу её отдать. Ещё живя в доме Седрика, я часто заглядывала в книги, не предназначенные для учеников. Память у всех волшебников искусственно улучшена, иначе мы не могли бы запоминать целые страницы магических формул. Я и сейчас помнила всё, что прочитала тогда. Я знала заклинание передачи жизненной силы.
  Для такого сложного заклинания необходимо сочетание множества факторов, куча артефактов и амулетов, которых у меня нет, к тому же время года сейчас не то, я уже не говорю о положении звёзд, но всё же... У меня источник неограниченной магической силы. Даже при выполнении всех условий вероятность удачи мизерна, а при расчёте только на силу она почти равна нулю. Если сейчас я попробую отдать свою жизнь Ричарду, то, скорее всего, просто умру, но у меня есть примерно полшанса из десяти миллионов, и я не упущу эту возможность. Мне не нужен мир, в котором нет Ричарда.
  Я не могла дольше сдерживать силу. Не знаю, как мне хватило воли и самоконтроля для того, чтобы не разнести всё на десять километров в округе, а положить руку на грудь Ричарда, туда, где недавно билось его сердце и начать заклинание. Однажды запущенную, эту магию, нельзя остановить, но я и не хотела останавливаться. Формула очень сложная и длинная, но память мага услужливо преподносила каждое слово.
  В книге было написано о "неприятных побочных эффектах", но я не подозревала, что имел в виду автор. Сначала онемели конечности, я не могла пошевелить ни рукой, ни ногой, потом застыло всё тело. Я вынуждена была сидеть в одной позе, не в силах пошевелиться. Боль расползалась по телу от кончиков пальцев, ощущение было такое, будто из меня высасывают жизнь, впрочем, так оно и было. Я не могла кричать, оставалось только терпеть и надеяться, что это не напрасно. Если у меня получится, Ричард будет жить, если не получится, мы всё равно будем вместе, но уже не в этом мире. Через некоторое время боль сосредоточилась в сердце. Передача жизненной силы это не просто переливание воды из стакана в стакан, я отдавала саму сущность моей жизни, ту искорку, которая согревает мою кровь, и которую нельзя восстановить, если она однажды потухла, зато можно заменить. Мой пульс участился, сердце билось всё быстрее с каждым мгновением, затем в него, будто, одновременно вонзились тысячи ледяных иголок. На секунду вернулась способность двигаться, я выгнулась так, что не понимаю, каким образом позвоночник остался цел, хотела закричать, но не успела. Мир погрузился во тьму.
  
  Не знаю, где я была. Это место не было ни чем. Здесь не существовало верха и низа, света и темноты, звука и тишины, жары и холода. Это было ничем, если вообще было. Здесь не существовало времени, я не смогла бы различить день и год, находясь здесь, если к этому можно применить слово "находилась". Помню, что на мне не было одежды, и этот факт абсолютно меня не тревожил. Здесь не могло существовать ничего, и я здесь не существовала.
  - Ричард! - позвала я.
  Никто не ответил. Может, он уже не здесь? Может, у меня получилось, и он снова жив? Но я бы хотела убедиться, увидеть его в последний раз, попрощаться...
  - Ричард!
  На этот раз крик не потонул в пустоте, а вернулся громогласным эхом. От чего мог отразиться мой голос? Я не знала и не хотела выяснять, меня волновала лишь судьба Ричарда.
  - Верена.
  Если бы мои ноги на что-то опирались, я бы подпрыгнула от неожиданности. Это был не один голос, а хор странных голосов, и все они произнесли моё имя. Эхо всё ещё продолжало петь, когда они позвали снова.
  - Верена.
  - рена... рена...рена... - заголосило эхо.
  Они звали меня, я должна была ответить.
  - Где Ричард?
  Я не знала, кому задаю вопрос, но хотела добиться ответа, но они меня проигнорировали.
  - Твоё время не пришло... Зачем?
  - Зачем?... Зачем?... - повторило эхо.
  - Я хочу, чтобы Ричард жил вместо меня, - ответа не последовало, и я продолжила. - Пусть он живёт. Он нужен больше, чем я, он должен жить. Я люблю его, - по щеке скатилась слеза, но, вытерев лицо, я не почувствовала влаги. - Пожалуйста, пусть Ричард живёт вместо меня. Я люблю его, я без него не могу! Отдайте мою жизнь ему!
  - Такая чистая душа... - задумчиво произнесли голоса. - Такая бескорыстная любовь...
  Здесь не могло быть ничего, но я услышала что-то похожее на... музыку. Это не была музыка, оно было слишком прекрасно для музыки, но я не знала, как по-другому это назвать. Я вдруг поняла, что ни разу не моргнула, пока была здесь, и мне захотелось спать. Не думала, что ещё когда-нибудь буде спать... Глаза сами собой закрылись.
  
  Вокруг меня больше не было пустоты. Я определённо лежала на земле, но не могла понять, где нахожусь, не могла вспомнить, что произошло, даже почти не помнила, кто я. Усталость была такая, что я не могла пошевелиться или хотя бы открыть глаза, даже мысли, казалось, устали, мозг отказывался что-либо анализировать. Как же я устала... Совсем рядом я услышала чей-то судорожный вздох. Так дышит человек, если наглотался воды и чуть не захлебнулся. Кто-то рядом со мной хрипел и кашлял, будто, заново вдыхал жизнь.
  Если меня спросят, какое чувство самое ужасное, я отвечу так: самое ужасное чувство - это когда не знаешь, жив ты или мёртв. Некоторое время я раздумывала над этим вопросом и, хотя вариантов было всего два, не могла склониться ни к одному из них. Безграничная усталость не давала пошевелиться, мысли еле ворочались, в ушах раздавался непонятный шум. Но постепенно в этом шуме я стала различать голоса, доносящиеся издалека, и, кажется, стук копыт. Вернулась способность ориентироваться в пространстве. Я лежала, завёрнутая в какой-то плотный кокон, мне понадобилось довольно много времени, чтобы сообразить, что меня заботливо закутали в одеяло. Стук копыт стал отчётливее, но на лошадиной спине я не могла бы расположиться с таким удобством, значит, я в повозке.
  Эти заключения не приблизили меня к главному выводу. Кто сказал, что после смерти не будет лошадей и повозок? Слух восстанавливался довольно долго, и я решила подождать, пока смогу открыть глаза или шевелиться. Вскоре вернулась способность чувствовать прикосновения. Было тепло и приятно под мягким одеялом. Потом я почувствовала, как кто-то взял меня за руку, потом погладил по щеке. Теперь я, наконец, смогла ответить на волновавший меня вопрос. Я бы всегда узнала человека, чьи губы прикоснулись к моей ладони, и его я могла встретить только в смерти. Значит, у меня ничего не вышло, и я и Ричард мертвы. Волной накатило разочарование, но потом я подумала, что есть и светлая сторона. Теперь мы вместе, а я бы всё равно не стала жить без Ричарда.
  Медленно, очень медленно, я открыла глаза. Сначала всё расплывалось, потом взгляд сфокусировался. Крытый фургон, в котором мы ехали, показался мне довольно уютным, правда, одеяло имело глупую расцветку. Ричард склонился надо мной с выражением крайнего беспокойства на лице.
  - Вера, ты слышишь меня?
  Я хотела ответить, но не нашла в себе сил говорить, только слегка кивнула.
  - Тебе нужно отдыхать, - сказал Ричард. - Скоро мы доберёмся до замка. Всё будет хорошо.
  Он поднёс к моим губам чашку, я послушно глотнула, не почувствовав вкуса. Тут же захотелось спать. Понимая, что не смогу долго противостоять сонливости, я снова взглянула на Ричарда. "Я люблю тебя", хотела я сказать, но не смогла извлечь из себя хотя бы один звук.
  - И я тебя, - ответил Ричард, прочтя по губам моё послание.
  Я закрыла глаза и на долгое время потеряла всякую связь с внешним миром, потеряла само ощущение времени. Если я спала, то это был крайне тяжёлый сон. Я то выныривала в собственной тёмной пустоте, то вновь погружалась в забытьё. Порой я слышала голоса, иногда даже узнавала их. Однажды во время особенно долгого просветления я увидела у своей постели знакомое и дорогое лицо. Может, я всё-таки жива? Не мог же Учитель умереть.
  - Скажите, что с ней всё будет хорошо! - я узнала голос Ричарда.
  - Она очень устала, бедняжка, - ответил Седрик. - Ей необходим полный покой. Пока она не должна приходить в себя, пусть отдохнёт ещё немного.
  Каждый раз, когда я чувствовала, что близка к пробуждению, мне в рот вливали что-то, и я вновь засыпала. Когда вернулась чувствительность языка, я узнала вкус сонного зелья. Раз за разом сознание становилось чище, силы возвращались, а чувства даже обострились. Я развлекала себя тем, что слушала шаги, обрывки разговоров, шум ветра за окном. Несомненно, я слышала лучше, чем раньше. Я слышала разговоры в соседних комнатах, слышала поступь коней во дворе. Как-то раз во время очередного пробуждения до меня донёсся особенно громкий разговор, говорили, наверное, этажом ниже.
  - Поймали, ваше величество! - победно сообщил генерал Крейг. - Поймали стрелка. Свидетели его опознали, да он и не отнекивался. Сами допросите, или сразу голову того?...
  - Приведите сюда, - распорядился Ричард.
  Некоторое время тишину нарушал только звук шагов. Я живо представила, как Ричард нервно расхаживает из угла в угол. Потом раздались громкие голоса стражников, среди них выбивался испуганный, если не сказать плаксивый голос неизвестного мне человека.
  - Не виноват я!... Мне заплатили... Стреляю хорошо, вот и пришли ко мне. Вот уж сволочи! Я вам расскажу, кто, даже расскажу, где их найти. Только вы это... пощадите меня. У меня семья, детей кормить надо.
  - Нету у него семьи, проверяли, - прервал поток объяснений генерал. - Он раньше браконьером был, там и выучился стрелять. Сидел за кражу, был причастен к контрабанде, даже связался с наёмными убийцами, арестовали, но дал кому-то взятку и смог отвертеться. Когда власти не было, служил у одного из претендентов на трон, потом и оттуда выгнали.
  - Кто заплатил? - в голосе Ричарда зазвучали властные нотки. - Твой бывший господин?
  - Да-да, он, гад такой! Я не соглашался, а мне ж это... угрожали. Он на вас зол очень, сам-то из страны подался, а вам решил на прощанье вот такую подлянку устроить, только я не виноват!... Прошу, пощадите, я больше не буду, клянусь!
  Ричард немного помолчал, потом я услышала глухой удар, звук падающего тела и характерное "Ой-ёй".
  - Ах ты тварь подзаборная! - может, мне показалось, но, кажется, я расслышала, как у кого-то ломается челюсть. - Моя жена чуть не умерла из-за тебя, понимаешь ты это?!
  За "а-ай" раздалось даже чересчур злобное хихиканье Рольфа.
  - Братец, оставь мне от него чуть-чуть, а то заклинания не на чем тренировать.
  Неудавшийся убийца заскулил от страха. Конечно, одно дело, когда тебе просто бьют морду, и совсем другое, когда угрожают магией.
  - Ваше величество, не пристало вам, не королевское это дело, - заметил генерал. - Мы для того и нужны, чтобы рожи подлые бить, а вам не пристало.
  - Уберите это ничтожество с глаз моих! - приказал король.
  - Куда? - немного растерянно осведомился генерал.
  - Куда вам больше нравится, только подальше от меня. Я слышал, дорогу восстанавливают? Вот туда и уберите. Если каждому придурку голову того, без дорог останемся.
  - Будет исполнено, ваше величество.
  Дальше я уже не слушала, а напрягала все силы, чтобы избавиться от одеяла, стесняющего движения. Мною владело только одно желание: прикончить его. Того человека, который стрелял в Ричарда. Машинально я потянулась к бедру, надеясь найти там пояс с мечом, но обнаружила, что одета в ночную рубашку. Где Лёд? Он мне нужен. Я ещё продолжала безуспешно шарить по рубашке, когда кто-то поймал мою руку и прижал к одеялу.
  - Вера, милая, что ты хочешь? - спросил Рольф.
  - Лёд... Лёд... мой меч. - только после я наконец сообразила, что снова могу говорить.
  - Зачем тебе меч? - спросил мой брат, будто, обращаясь к ребёнку.
  - Убить негодяя.
  - На наш век ещё хватит негодяев, - ответил он. - На вот, выпей.
  Я категорически не хотела вновь засыпать и попыталась отвернуться, но чашка со снотворным неотвратимо приближалась.
  - Пей. Учитель сказал, это последний раз. Проснёшься здоровой.
  Я не хотела засыпать, но перспектива проснуться здоровой слишком манила. Я выпила зелье и заснула, не отпуская руки брата.
  Глава 22
  Больше не было усталости, противного чувства дезориентировки, я не провалилась в тяжёлое забытьё, как раньше, а заснула крепким сном без бреда и видений. Проснувшись, я некоторое время лежала с закрытыми глазами, наслаждаясь отсутствием тумана в голове. Яркий солнечный свет просачивался сквозь сомкнутые веки. И когда я открыла глаза, первым, что я увидела, было солнце. Белая занавеска колыхалась под порывами тёплого ветра, яркие утренние лучи солнца преломлялись в стеклянном графине с водой, стоявшем на столике. Вся комната была залита золотистым светом, солнечные зайчики приветливо улыбались мне со стен. Из открытого окна доносились голоса птиц, шелест листьев, запах травы.
  Волной нахлынула радость. Я слышу, вижу, ощущаю запахи! Как я могла не понимать раньше, насколько это прекрасно? Если смогу встать, то будет вообще праздник. Я попробовала пошевелить пальцами и с радостью обнаружила, что тело меня слушается. Я спустила ноги с кровати, вздохнула, набираясь храбрости, толкнулась вперёд... и встала без каких-либо затруднений. Кажется, я абсолютно здорова, только какой-то умник обрядил меня в отвратительную ночную рубашку с цветочками. Я огляделась и заметила у дальней стены свои сундуки, в них найдётся что-нибудь поприличнее. Я не помнила, как упаковала вещи, но мне повезло, на самом верху лежали штаны, рубашка и любимые сапоги.
  Теперь оставалось только выяснить, действительно ли всё это происходит на самом деле. Из коротких просветлений сознания я помнила смутные отрывки и не могла с уверенностью сказать, что и это было на самом деле. По всем ощущениям выходит, что я всё-таки жива, хотя не знаю, как так могла случиться. Но если я жива, то, значит, Ричард мёртв. Но я видела его. Определённо, в самом начале этого полуобморочного кошмара я видела Ричарда... или показалось... Единственный способ выяснить, что происходит, выйти из уютной комнаты.
  Как раз когда я приняла это решение, с той стороны двери послышались шаги. Я застыла на месте. Дверная ручка медленно повернулась... Он вошёл, сделал пару неуверенных шагов к пустой кровати, в недоумении огляделся и, наконец, увидел меня. А я будто приросла к месту и не произносила ни слова, боясь поверить, что это не сон.
  - Вера, как ты себя чувствуешь? Может, тебе лучше прилечь? - спросил Ричард, глядя на меня с беспокойством.
  Вместо того чтобы лечь, я подбежала к нему и вдруг чётко осознала, что всё это происходит на самом деле. Летний ветерок реален, реальны солнечные зайчики на стенах, реальны руки Ричарда на моей талии, реальны его губы, его волосы, моя жизнь и моя любовь. Прервать объятья было трудно, но через некоторое время у нас хватило силы воли.
  - Где мы? - спросила я.
  - В Фарене, - ответил Ричард. - Думаю, тебе всё же лучше пока не вставать.
  Дальше мои вопросы посыпались градом.
  - Что случилось? Ситуация стабильна? Тебя признали королём? Никаких осложнений, восстаний? Ты сильно ранен? Я была уверена, что ты умер... Расскажи подробно, что произошло в тот день. И, вообще, какой сегодня день?...
  Я могла бы задать ещё множество вопросов, но Ричард прервал меня.
  - Ничего не скажу, пока ты, по крайней мере, не сядешь.
  Для экономии времени я решила не спорить, забралась в кровать и укрылась до подбородка одеялом. Ричард хотел пододвинуть себе стул, но я схватила его за руку, не давая отойти. Наверное, это глупо, но мне казалось, что если отпущу его от себя хотя бы на несколько шагов, то всё снова окажется сном. Ричард сел на краешек кровати.
  - Ну? - нетерпеливо спросила я.
  - Начнём с простого. Прошло две недели.
  - Сейчас август? - я была в недоумении, эти две недели просто выпали из моей жизни. - Но что всё-таки произошло, Ричард?
  - Думаю, Седрик лучше меня объяснит, хотя он говорил, что сам не до конца понимает...
  Ричард явно не хотел говорить об этом, но я умею проявлять упорство.
  - Седрик здесь?
  - Он приехал на следующий день после... происшествия, - Ричард вздохнул, понимая, что от разговора ему не отвертеться. - Это было странно... В меня стреляли... прощальная пакость от одного из претендентов на престол. Я умирал, я чувствовал, что умираю. Я думал, что больше не увижу тебя и... мне было страшно. Я старался не показывать этого, но мне было страшно, я не хотел умирать, не хотел оставлять тех, кого люблю... Я умер, Верена. Было очень темно, а потом... не знаю, как объяснить... меня что-то потянуло назад. Я очнулся и сначала не понял, что случилось, было трудно дышать, потом полегчало, и я увидел тебя. Ты лежала на земле, и мне сначала показалось, что ты мертва, но ты дышала, твоё сердце билось, редко, неровно, но билось. Прибежал Рольф, болтал что-то про какую-то силу, которую ты не могла сдержать. Через несколько минут ты открыла глаза, но не отвечала нам, была в каком-то ступоре. Рольф приготовил снотворное, мы его в тебя влили, ты пришла в сознание на пару минут, но, наверное, не помнишь.
  - Я помню. Я сказала, что люблю тебя.
  - А я ответил, что люблю тебя, - он помолчал, со странным выражением лица рассматривая небо за окном. - Рольф спросил у Седрика, как ты смогла вернуть меня из мёртвых. Я умер, я знаю это, и Рольф видел меня мёртвым. Он сказал, что даже высшим магам такое не под силу, на что Седрик ответил, что Рольф ничего не соображает и это намного больше, чем просто магия. Брат спросил, в чём тогда дело, Седрик ответил "Ты плохо слушал учителя". Что он имел в виду? Рольф о чём-то догадывается, но не говорит.
  Я вспомнила. Ночь по дороге в Лотер. Огненная магия, которая получалась у меня, но не получалась у Рольфа. Легенда о девушке, которая спасла своего возлюбленного. Я всё поняла.
  - Только чистое сердце и настоящая любовь могут победить смерть, - процитировала я. - Потом объясню подробнее. Я хотела уточнить одну деталь... - было странно и неловко спрашивать его об этом. - Я плохо помню тот день... Правда, что в шатре мы поженились?
  Он улыбнулся моей любимой улыбкой, согревающей сердце, синие как ночное небо глаза сверкали.
  - Ваши воспоминания верны, моя дорогая супруга и королева.
  Если возможно "сиять от счастья", то в этот момент я сияла. Но тут пришла грустная мысль.
  - Значит, всё было напрасно? Платье, церемония, всё... Столько труда и денег...
  - Мы с Рольфом уже думали на эту тему, - сказал Ричард. - О нашей свадьбе знает всего пара человек. Этим людям можно доверять. Приготовлений правда жалко и денег тоже. Вот мы и решили... Нигде не написано, что нельзя пожениться два раза. Один для себя, другой для королевства. Как только ты окрепнешь, мы вернёмся в Лотер и сыграем свадьбу по-королевски, с платьем, пиром и всем прочим. Ты не возражаешь?
  - Нет, не возражаю.
  Как я могу возражать? Ведь я люблю его.
  
  До Лотера добирались медленно. Всё из-за того, что любящий муж заставил меня трястись в карете вместо того, чтобы ехать верхом. Через некоторое время это мне надоело, и однажды утром и встала раньше всех, оседлала лошадь и оставила позади ненавистную карету и своих спутников. Ричард с Рольфом догнали меня ближе к полудню. Остальную часть дня мы с Ричардом не разговаривали, а Рольф давился смехом, глядя, как мы пытаемся не смотреть друг на друга.
  Со свадьбой решили не тянуть. Мы хотели пожениться летом, чтобы свадебная процессия ненароком не попала под дождь, а лето кончалось, и нам пришлось торопиться. Вообще-то почти всё было готово. Подруги восторженно ахали, глядя на меня в свадебном платье, но я сама, стыдно признаваться, так и не набралась смелости посмотреть на себя в зеркало. Я видела платье на манекене, любовалась каскадом нежных кружев, вышивкой из мелкого жемчуга и очень боялась разочароваться, увидев себя среди этой красоты. Ричард каждый день говорил о том, что я самая красивая на свете, я и раньше слышала подобные заявления от Рольфа, но никогда не считала себя особенно красивой. Я совершенно не умела быть такой, не умела носить красивые платья. Ричарду нравилось, когда я надевала платья, и я наряжалась ради него, но моей любимой одеждой оставались штаны и удобные свободные рубашки.
  Но теперь я стану королевой, от меня будут зависеть судьбы людей, по мне будут судить о стране. Может, всё дело в этом? Я ещё не готова к этой роли? В Ричарде любой мог узнать короля, он будто был создан для этого, но не я. Какая из меня королева? Я люблю Ричарда, безумно люблю и готова ради него на всё, но, не смотря на это, чувствую себя мерзко.
  Проснувшись утром, я не сразу сообразила, что именно сегодня, наконец, стану женой Ричарда, теперь уже официально. Но этим утром мне даже не удалось с ним увидеться, прибежали подруги, служанки, и меня повели одеваться. Не знаю, сколько я просидела перед зеркалом, пока несколько человек возились с моими волосами, но мне показалось, что прошло несколько часов. Платье одевали очень осторожно, чтобы не дай бог ничего не порвать и не испортить причёску. Наконец, остались последние штрихи, которые по традиции должна наносить подружка невесты. Из всех моих подруг я выбрала для этой роли Тессу. Ричард называл моих знакомых компанией канареек. Порой их занятия казались мне глупыми, но в их обществе я расслаблялась, чувствовала, что у меня есть настоящие друзья.
  У всех девушек было по горло собственных дел, и скоро мы с Тессой остались в комнате одни.
  - Я помню эти украшения на покойной королеве, - сказала Тесса, открывая шкатулки с драгоценностями.
  После долгих споров был выбран жемчуг и белые брильянты, и теперь Тесс помогала застегнуть ожерелье.
  - Тебе идёт, - сказала она. - Ты такая красивая. Настоящая королева.
  - Я точно не выгляжу глупо?
  Почему-то мой вопрос вызвал у неё смешок.
  - Глупо? Почему ты так решила?
  - Я не знаю... - я вздохнула, пытаясь сформулировать свои мысли. - Не думаю, что это я... Не думаю, что это должна быть я... Пойми правильно, я люблю Ричарда, но всё это...
  Я замолчала, не зная, что ещё сказать, но Тесс поняла меня без слов.
  - Нормально, что ты сомневаешься. На тебе огромная ответственность, и я не знаю, кто мог бы лучше справиться с ней. Ты настоящая королева, ты, будто, рождена, чтобы стать ею, - она помолчала немного, её лицо осветилось улыбкой. - Знаешь, когда ты только появилась здесь, я подумала "Караул, да она отобьёт всех наших кавалеров", ты была лучшей среди нас, и не только по красоте. По сравнению с тобой все мы просто бесполезные куклы. Мы отсиживались за крепкими стенами, пока ты защищала Неирол, сражаясь наравне с мужчинами. Ты не понимаешь своей исключительности, Верена.
  - Исключительности? - переспросила я.
  Вместо ответа Тесса повернула меня лицом к зеркалу. Сначала я не узнала девушку, что смотрел на меня. Мои волосы не стали убирать в высокую причёску, только зачесали прядки от висков назад, блестящей волной волосы спускались по плечам, локоны были перевиты жемчужными нитями. Платье облегало фигуру и оставляло открытыми плечи, но отнюдь не выглядело вульгарно. Я беспокоилась из-за пышной юбки, представляющей собой каскад кружев, но и она смотрелась великолепно. Брильянты на моих запястьях и шее сверкали всеми цветами радуги, но среди этой красоты я без труда смогла разглядеть себя.
  - Не смотри так удивлённо, - шепнула мне Тесс. - Выше подбородок, улыбнись... Вот теперь ты королева.
  - Ты могла бы быть на моём месте.
  Не знаю, почему я вдруг заговорила об этом, просто не хотела оставлять недосказанности.
  - До того, как я приехала в Лотер, Ричард ухаживал за тобой. Возможно, не появись я, ты стала бы королевой.
  - Возможно, - согласилась она. - Но ты для этой роли намного лучше подходишь. Я не могу выразить, как рада за тебя. Браки по любви в высшем обществе редкость, особенно если речь идёт о браке короля. Ты любишь короля Ричарда, а он любит тебя, а я никогда его не любила, хотя принимала его знаки внимания. Вы с ним созданы друг для друга. Не сердись на меня за то, что было так давно и не думай ничего плохого.
  - Ты думала, я сержусь? Конечно, нет, - мне стало совестно, то, как я начала этот разговор, действительно смахивает на обвинение. - Я хочу, чтобы и ты нашла свою любовь. Любовь это замечательно, выходить замуж можно только по любви. Это совет подруги. А если тебя решат выдать замуж насильно, скажи, что это приказ королевы.
  - Спасибо, - ответила Тесса.
  В этот момент раздался стук в дверь.
  - Вера, это я, впусти меня, - я узнала голос брата.
  Тесс открыла дверь, Рольф в нерешительности остановился на пороге.
  - Ты такая... - он не мог подобрать слов, но все чувства отразились в широкой улыбке. - Я тут принёс кое-что.
  Он протянул мне маленькую коробочку. В ней оказалась брошь с брильянтом. Я завороженно смотрела на огромный камень.
  - Вообще-то это не только от меня. Ричард выбирал... и оплатил. Но я тоже кое-что добавил. Тесса, ты не закроешь шторы?
  С выражение недоверия и неудовольствия, что нам мешают, Тесса всё-таки задёрнула тёмные портьеры. В полумраке камень на броши начал светиться. Сначала свет был красным, но цвета медленно менялись, перетекая один в другой. Присмотревшись, я поняла, насколько сложное и запутанное заклинание сотворил мой брат, ему пришлось потрудиться.
  - Ты сам сделал? Правда, сам? - спросила я.
  - Ну... Учитель помог один раз, - признался Рольф. - Он меня спас, когда всё чуть не рвануло, но остальное я сам сделал.
  - Спасибо.
  Я крепко обняла его и поцеловала в щёку.
  - Ну, всё, хватит, - сказала Тесса, подталкивая Рольфа к двери. - Мы ещё не закончили с нарядом.
  - Тогда, я пошёл, меня дела ждут.
  Рольф подмигнул мне, закрывая дверь, а Тесса усмехнулась.
  - Дела его ждут! Клара его ждёт.
  - Что за Клара? - удивилась я.
  - Дочка какого-то рыцаря, недавно начала появляться в свете. Рольф в неё влюблён. Ты что, не знала? Уже все знают.
  Надо прислушиваться к придворным сплетням, решила я.
  - Но ему всего шестнадцать, - я не знала, как относиться к новости.
  - А сколько было тебе, когда ты влюбилась? - спросила Тесса.
  А ведь действительно... Когда я встретила Ричарда в первый раз и влюбилась в первого взгляда, мне было шестнадцать. Можно сказать, что мы оба были почти детьми. Теперь прошло два года, и мы женимся, точнее, уже поженились. Хорошо это или плохо? Пойди, разберись...
  - Думаю, нам пора, - сказала Тесса. - Верена, можно тебя о чём-то попросить? Когда будешь бросать букет, постарайся бросить поближе ко мне.
  Хотя это было сказано в шутку, я всё равно намеревалась исполнить просьбу подруги, но так переволновалась, что забыла, бросила букет не в ту сторону, и его поймала красивая молодая девушка, одетая в скромное платье. Позже я узнала, что её зовут Клара. Когда мы вышли из собора, стояла прекрасная погода, мы с Ричардом переглянулись и, поняв друг друга без слов, направились не к душной карете, а пошли через город пешком. Нам улыбались, махали руками, выкрикивали пожелания счастья и любви. Мы шли по живому коридору людей, которые съехались во всей страны, чтобы хоть одним глазком взглянуть на нас. Девочка лет десяти пролезла сквозь толпу и протянула мне букет крупных ромашек, а когда я взяла цветы, она вдруг застеснялась и убежала. Ради неё и множества других людей я буду терпеть официальные приёмы и неудобные платья.
  Это того стоит. Я буду королевой, я буду женой Ричарда, человека, которого я люблю больше жизни. И я сделаю всё ради него, сделаю всё ради Неирола, а теперь и Денгара, сделаю всё ради маленькой девочки с букетом ромашек. Такие обещания я давала себе в день свадьбы, такие цели поставила для себя и продолжаю идти к ним рука об руку с Ричардом, любовью всей моей жизни.
  Эпилог
  Жители Лотера всегда любили реку, на которой был построен их город. "Всем миром" строилась набережная, никто, кроме самых опустившихся, не позволял себе бросить какой-то мусор в реку. Недавно за городом даже оборудовали специальное место для купания. Но сейчас оно пустовало, весна в этом году запаздывала, и только недавно солнце почтило Лотерцев своим присутствием, обычно появляясь на месяц раньше.
  Замок стоял на холме и возвышался над городом, будто, с интересом наблюдая за его повседневной жизнью. Со стороны реки к крепостной стене прилепился сад, с аккуратными, посыпанными песком дорожками, маленькими тихими прудиками и уединёнными беседками. Глядя на этот уголок уюта, трудно поверить, что ещё несколько лет назад здесь был пустырь. Обустройство сада началось семнадцать лет назад в год, запомнившийся всем, как "невиданный праздник". Тогда вся страна праздновала рождение наследника престола. По пышности эти празднества можно было сравнить только со свадьбой короля, состоявшейся за два года до этого или с праздниками по поводу рождения младших братьев и сестёр принца, которые проходили с периодичностью в несколько лет.
  От ворот сада к песчаному берегу реки была протоптана дорожка. И в этот весенний день, радовавший долгожданным теплом, берег не был пустынным. Девочка ходила по мелководью с сачком в руке, пытаясь поймать одну из маленьких рыбок, которые резвились в чистой прозрачной воде, будто, специально дразня охотницу. С громким "Плюх" сачок в очередной раз почти накрыл собой рыбёшку, но хитрому животному снова удалось ускользнуть. Девочка стояла по колено в воде, подол её платья намок и прилип к ногам, вода ещё не нагрелась и рука с сачком начинала дрожать от холода.
  - Может, объяснишь, зачем они тебе?
  Этот вопрос задал юноша, сидевший на берегу. Со скептическим выражением лица он наблюдал за попытками девочки и чистил апельсин.
  - Нужны, раз ловлю! - сердито ответила она.
  Он вздохнул, понимая, что она не откажется от своего плана по разведению рыбок в аквариуме, причём в этом плане рыбки были в обязательном порядке самолично пойманные.
  - Яна, ты замёрзла, давай продолжим завтра, - предложил он примирительным тоном.
  Яна проигнорировала его слова, продолжая вышагивать по мелководью. Юноша вновь вздохнул, прекрасно осознавая безнадёжность этой затеи и то, что Яна не уйдёт, пока сама не осознает, а это случится не скоро.
  - Какой ты вредный, Ники! - Яна стрельнула в него злобным взглядом. - Не нравится - уходи.
  Ники слизал с пальцев апельсиновый сок и убрал волосы со лба, продолжая смотреть на Яну. Без преувеличения можно сказать, что Ники был на редкость красивым молодым человеком, из-за таких девчонки друг другу глаза выцарапывают. Яна во многом походила на него. Даже незнакомый человек сразу понял бы, что они близкие родственники. У обоих густые иссиня-чёрные волосы, ясный взгляд тёмно-синих, как вечернее небо, глаз. Сейчас Яна выглядела нескладным подростком, но все были абсолютно уверены, что не пройдёт и двух лет, как она превратится в красавицу.
  После очередной неудачной попытки она отбросила сачок.
  - Ну, всё, держитесь! - сказала она, обращаясь к рыбам.
  Яна выпрямила спину, задышала ровно и глубоко, прикрыла глаза.
  - Э-эй! - воскликнул Ники. - Ты что делать собралась? Мама тебе запретила!
  - Мама не узнает, если ты не наябедничаешь! - огрызнулась Яна.
  Николас был чрезвычайно благодарен провидению за то, что природа обделила его магическими способностями, но его сестру эта морока стороной не обошла. На всякий случай он отодвинулся подальше. По воде пошла рябь, Ники ощутил то странное изменение в воздухе, которое возникало у него, когда мама или сестра колдовали. Он подумал, не побежать ли в замок, пока Яна тут всё не разворотила, но решил, что пока не стоит. Яна тем временем сделала странное движение руками, Ники охнул от пронёсшейся в воздухе волны, из реки выскочила рыбина, раза в два превышающая по размерам Янин сачок, шлёпнула девочку хвостом по лицу и вновь исчезла в воде, на этом всё закончилось. Ники ничего не говорил сестре, он знал, что покалечить рыба её не могла, а сказав сейчас что-то, он только навлечёт на себя Янин гнев.
  - Что-то пошло не так, - задумчиво сказал Яна. - Нужно попробовать ещё раз.
  Сейчас Ники уже не мог промолчать.
  - Не вздумай! С ума сошла? Помнишь, что было в прошлый раз?
  Её лицо скривилось при упоминании неприятного события.
  - В прошлый раз ты бессовестно наябедничал!
  - Если бы я тогда не позвал маму, мы бы сейчас не разговаривали, и замок бы не стоял, - буркнул в ответ Ники.
  Яна топнула ногой, и тут апельсин в руках её брата надулся и лопнул, оставив на его лице брызги жёлтого сока. Выражение лица Яны сразу же изменилось.
  - Ой, Ники, прости, я случайно!
  Он вытирал лицо носовым платком, изображая обиду.
  - Я, правда, не хотела! Оно само как-то получилось...
  Яне было стыдно за свой поступок, хотя он заключался только в том, что она не справилась с силой, данной ей от рождения. Надо больше заниматься, не сбегать с уроков, а то в следующий раз на месте апельсина окажется чья-нибудь голова.
  - Ники, прости! - проговорила она со слезами в голосе.
  - Чего уж там... - ответил он. - Всё нормально, только выйди из воды.
  Когда Яна надела туфли и отжимала подол платья, Ники заметил, как по тропинке от сада к ним спускается человек, он пригляделся, и его лицо расцвело улыбкой.
  - Смотри, там Эрин! - сказал он сестре и помахал рукой приближающейся девушке. Она остановилась и тоже помахала.
  - Привет, Ники, привет, Яна, - сказала Эрин, выйдя на песок. - Я хотела предупредить. Там ваша мама рвёт и мечет, сказал моему папе, что у неё какая-то следилка только что сработала, и я думаю, что тебе, Яна, лучше домой сейчас не идти.
  - Ах, вот оно, что! - воскликнула Яна. - А я думаю, в чём дело!... Как же она её поставила, что я даже не заметила?
  - Очень просто, - ответила Эрин. - Седрик рассказал об этом на том занятии, которое ты прогуляла.
  Яна не ответила, а Ники всё это время смотрел на Эрин, пытаясь придумать другую тему для разговора, кроме магии. Эрин была чуть старше Яны и приходилась Яне и Ники кузиной, хотя родство это было не кровное, чему Ники бал несказанно рад.
  - Ну ладно, я пойду, - сказала Эрин, подмигнула Яне, застенчиво улыбнулась Ники и направилась к замку на холме.
  Ники опустил голову, ему так и не удалось придумать причину, чтобы пойти с ней.
  - Ты в неё втюрился, - это был не вопрос, а утверждение, и тон сестры Ники не понравился.
  - Ничего я не втюрился, - ответил он, смотря, как мелькает среди кустов светлое платье Эрин и её золотистые волосы.
  - Я тебя насквозь вижу, - усмехнулась Яна, - и одобряю.
  Она обняла брата и поднялась на цыпочки, чтобы чмокнуть его в щёку.
  - Даже я не нашла бы для тебя лучшей жены, а для Неирола лучшей королевы.
  Ники не нравилось, когда сестра суёт нос в его дела, но её искренняя забота не позволяла ему сердиться.
  - Давай вернёмся через маленькую калитку, потом до вечера у меня посидишь или в детской у младших, вдруг мама забудет.
  - Ага, конечно, - хмыкнула Яна, и они пошли по направлению к замку.
  
  - Поговори с нашей дочерью, - сказала королева королю вечером. - Она продолжает безобразничать.
  - Вспомни себя в её годы, - ответил король, не отрываясь от чтения важного письма.
  - Я в её годы не была принцессой и не взрывала апельсины в руках у людей. А что лопнет в следующий раз?
  - Ладно, поговорю, - согласился Ричард. - Я давно хотел спросить... Ты в смысле магии... особенная... А Яна?...
  - У неё сильные способности, но мои "особенности" не передались, - ответила мужу Верена. - Кстати, о магии... Думаю, скоро она проявится у Марка. Я чувствую это в нём, и видение было.
  - Так, хватит о магии, - Ричард отложил письмо и сел на диван рядом с Вереной, - и дел на сегодня хватит.
  - Я кое-что придумала, - сказала Вера с хитрой улыбкой. - Давай убежим. Уедем на несколько дней. Прямо сейчас, давай?
  Почему-то это спонтанно принятое решение показалось Ричарду самым удачным за последнее время. Действительно, почему бы не устроить выходной? Важных событий не намечается, всё хорошо и стабильно. Ведь пройдёт полгода, появится новый малыш и просто уехать на несколько дней не получится.
  
  Они встречали рассвет в лесу на поляне. Вера не часто пользовалась магией для бытовых целей, но сейчас пренебрегла правилами и подогрела воду в маленьком прудике.
  - Неужели уже двадцать лет прошло? - спросила она, расчесав мокрые волосы и положив голову Ричарду на плечо. - Помнишь, я купалась, а ты подглядывал? Это место всегда у меня любимым будет.
  - И у меня, - ответил Ричард. - Здесь я впервые тебя увидел.
  - И пусть кто-нибудь попробует сказать, что не бывает любви с первого взгляда, - сказала Верена. - Я ведь тебя здесь полюбила. Сначала жутко разозлилась, а потом сразу полюбила.
  Ричард не ответил, нечего было отвечать. Он думал о том, как много важных вещей произошло с ними на этой полянке, но всё равно помнят они её как место их первой встречи.
  Верена было так тепло рядом с любимым, её начало клонить в сон.
  - Так хорошо, - пробормотала она, засыпая в объятьях Ричарда.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Тайный паладин в мире боевых искусств"(Уся (Wuxia)) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) Д.Хант "Свадьба в планы не входила"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) Н.Малунов "Л-Е-Ш-И-Й"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"