Чунихин Владимир Михайлович: другие произведения.

"Когда нас в бой пошлёт товарищ Сталин..."

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Аннотация:
    Очерк целиком вошёл в новый вариант, более полный, под тем же названием. Оставлен из-за комментариев.

  
  
  "Заводов труд и труд колхозных пашен
  Мы защитим, страну свою храня,
  Ударной силой орудийных башен
  И быстротой, и натиском огня.
  
  Гремя огнём, сверкая блеском стали,
  Пойдут машины в яростный поход.
  Когда нас в бой пошлёт товарищ Сталин
  И первый маршал в бой нас поведёт..."
  
  
  
  23 августа 1939 года был заключён Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом. Иначе его называют сегодня пактом Молотова-Риббентропа.
  
  При всем разнообразии оценок этого документа, попробуем всё-таки ещё раз понять главное из того, что же получил от него Советский Союз.
  
  Я не буду останавливаться сейчас на полученных из Германии технологиях, станках и оборудовании. Хотя при тогдашнем остром голоде в СССР на все эти материи, это и имело, конечно, большое значение для страны.
  Не буду здесь касаться и других, тоже важных аспектов - в политике, дипломатии и прочем.
  
  Остановлюсь на главном.
  Нет, главном не в моём понимании.
  В понимании главы государства, который пошёл тогда на этот шаг.
  
  Давайте послушаем.
  Из радиообращения И.В. Сталина 3 июля 1941 года к советскому народу.
  
  "...Что выиграли мы, заключив с Германией пакт о ненападении? Мы обеспечили нашей стране мир в течение полутора годов и возможность подготовки своих сил для отпора, если фашистская Германия рискнула бы напасть на нашу страну вопреки пакту. Это определённый выигрыш для нас и проигрыш для фашистской Германии...".
  
  
  Эти слова Сталина долгие годы потом служили предметом пренебрежительных насмешек. Ну да, конечно, полтора года готовились, а ударил немец - и всё рухнуло так, что чуть не потеряли мы едва ли не всё. Готовился он. И чего эта его подготовка стоила?
  
  И Германия была в 1939 году не так сильна, как в 1941-м. И мы, вроде бы, в 1939 году были не намного слабее, чем в 41-м.
  
  Не намного?
  А так ли это?
  
  Рассуждения такие, в общем-то, простительны. Поскольку целыми десятилетиями народ слышал чуть ли не ежедневно про то, что "Красная армия всех сильней".
  Понятное дело, говорились эти слова для поднятия духа этого самого народа.
  Люди же в эти красивые слова с удовольствием верили. Если верили не целиком, то всё равно считали, что если вожди привирают, то не намного.
  
  Между тем, ежедневные хвалы силе и непобедимости Красной Армии звучали тогда не только с самых высоких трибун. Эта мысль ежедневно звучала с газетных страниц и с экранов кинотеатров. В песнях и стихах. В радиопередачах и книгах. Аркадий Гайдар и Константин Симонов, Серафимович и Светлов, братья Васильевы и народный артист Бабочкин, и не менее народный тракторист Николай Крючков - всех их не перечислишь, чей талант вносил свою ноту в одну и ту же ораторию - "Великая и могучая Рабоче-Крестьянская Красная Армия".
  
  Миф этот целенаправленно создавался для народа и для той же армии. Сразу скажу, что создавался совершенно оправданно и своевременно. Потому что являлся частью решения великой пропагандистской задачи, направленной в канун войны на поднятие силы духа как общества в целом, так и самой армии.
  
  А сила духа армии и народа - это тоже оружие. Может быть, одно из самых сильных в человеческой природе. И, как любое оружие, требует постоянного ухода и совершенствования.
  
  Однако, у той самой пропаганды имелись, конечно же, и побочные явления. Причём, явления настолько сильные, что живы они остались и до сего дня.
  Выражены они в том, что сложилось в итоге прочно общее такое впечатление, что армия была тогда действительно могучая и, если не непобедимая, то одна из сильнейших в мире, это совершенно точно.
  И танки-самолёты новые и артиллерия лучшая в мире. И командиры... Командиров, правда, лучших в мире Сталин всех поубивал, поэтому остались неграмотные да неопытные. Но зато был советский солдат - лучший в мире.
  
  Самое смешное обстоит с теми, кто сегодня обличает сталинскую пропаганду. Эти борцы тоже, как это ни странно, незаметно для себя попали под ненавязчивое обаяние этой великой симфонии. Поэтому и разводят нынче руками от невозможности объяснить лёгкость, с которой рухнула летом 1941 года советская оборона. Ищут это самое объяснение в самых экзотических материях. Иными словами, тоже подсознательно впитали в себя внушённый когда-то обществу миф о немерянной силе Красной Армии.
  
  Отсюда же, кстати, сегодняшние бредовые идеи о намерениях Сталина напасть на Германию в июле 1941 года. От бессилия понять простые, в общем-то, и закономерные причины катастрофы 1941 года.
  
  Потому-то и уверяют они окружающих, что, если бы ударили по Гитлеру в 1939 году - в блин бы вермахт раскатали. Потому что немцы были тогда вдвое слабее, чем в 1941 году. А РККА в 1939 году по силе была примерно та же, что 41-м. Единственное отличие - танки-самолёты были не Т-34 с яками-илами. Но ведь и у немцев такого добра не было.
  Так что, немножко только за время действия пресловутого пакта подштукатурили кое-что, да наштамповали кое-какого оружия. Только и немцы это время не дремали - тоже усиливались.
  
  Вот и давайте посмотрим, насколько всё это соответствовало действительности.
  
  ***
  
  Сначала хочу обратиться к мнениям людей, хорошо знакомым с реалиями того времени. Мнениям, не искажённым восторженными уверениями во всяческих наших военных благополучиях. А, наоборот, сложившимся под влиянием тех сведений, которые никогда не звучали с трибун или газетных страниц.
  
  После Финской войны, как это всем известно, ошарашенный её ходом Сталин поменял руководство Наркомата обороны. Наркомом вместо Ворошилова был назначен Тимошенко, начальником Генштаба - Мерецков, следом за ним Жуков.
  
  Так вот, первое и самое главное, за что взялся новый нарком обороны, это вовсе не вопросы высокой стратегии или создание супер - военной техники.
  
  Самое первое и самое главное, за что пришлось взяться Тимошенко и чему он продолжал уделять главное внимание весь тот недолгий срок, что пробыл на высшем армейском посту, это была подготовка одиночного бойца.
  
  Маршал на всю Красную Армию громко и отчётливо признал, что солдат в РККА не подготовлен в самом элементарном смысле. О том, что его надо просто учить самым началам - стрелять, бросать гранату, окапываться. Не в теории, теоретически он это, вроде бы, умел, а в полевых условиях.
  
  Тогда возникает вопрос, как же и чему готовили солдата раньше?
  
  "Если завтра война, если завтра в поход..." Бодрая маршевая песня уверяла всех на свете в могуществе вооружённого советского народа.
  Между тем...
  
  Глядя сегодня на реалии того времени, надо, повторю, отчётливо понимать, что, при всей политической уместности восхвалений Красной Армии, являлись они, конечно же, продуктом пропаганды. Когда талантливой, когда не очень, а когда и откровенно бездарной. Но пропаганды.
  
  Пропаганды такой мощи, что советские вожди, зная, конечно же, истинное положение вещей, сами, тем не менее, попадали под гипноз ими же инспирированных пропагандистских клише. Такова была тогда сила прессования общественного сознания.
  
  Я приведу для начала всего один пример. Анекдотичный, с одной стороны. Но предельно показательный, с другой.
  
  Вот слова Народного комиссара обороны Союза ССР, Маршала Советского Союза К.Е. Ворошилова.
  
  "...Рабоче-Крестьянская Красная Армия, как и весь советский народ, готова всегда жить в мире со всем миром, но Рабоче-Крестьянская Красная Армия также готова каждый миг в порошок стереть любого врага, дерзнувшего напасть на страну трудящихся.
  
  Если враг навяжет нам войну, Рабоче-Крестьянская Красная Армия будет самой нападающей из всех когда-либо нападавших армий..."
  
  Привычные слова, не правда ли?
  "Самая нападающая из всех... в порошок..."
  
  Эти слова стало ещё модно приводить сейчас в "подтверждение" намерений Сталина завоевать мировое господство.
  Да уж, господство...
  
  Если посмотреть, где именно были вписаны эти самые слова, теряешь попросту дар речи.
  
  Дело в том, что слова эти взяты не из бодрых лозунгов к очередной годовщине чего-то там.
  Они взяты из вполне рабочего документа. А именно, из приказа, подводившего итоги боевой подготовки РККА за 1938 год. Весьма и весьма красноречивого приказа.
  
  Приказ НКО СССР N 113 от 11 декабря 1938 г.
  
  Примечание. Этот и все другие цитируемые здесь приказы Наркома обороны СССР находятся в свободном доступе. Вы легко их найдёте по адресу:
  http://militera.lib.ru/docs/da/nko/index.html
  Так что нет в моей статье никаких открытий. Читайте эти приказы сами и убедитесь, что ничего я здесь от себя не выдумал.
  
  
  Для начала читаем упомянутый приказ всего несколькими строками выше хвастливых слов наркома.
  
  "...1) Создалось совершенно недопустимое положение с огневой подготовкой.
  В истекшем году войска не только не выполнили требования приказа N 110 о повышении индивидуальной стрелковой подготовки бойцов и командиров из всех образцов стрелкового оружия не менее чем на 15-20% против 1937 г., но снизили результаты по огню, и особенно в стрельбе из ручных и станковых пулеметов.
  Этому наиважнейшему делу точно так же, как и владению "карманной артиллерией" - гранатометанию, не было уделено должного и повседневного внимания со стороны военных советов округов, армий, групп и командования корпусов, дивизий, бригад и полков.
  В то же время и сами высшие, старшие и средние командиры, комиссары и работники штабов не являются еще примером для войск в умении владеть оружием. Младшие командиры тоже не научены этому делу и не могут поэтому как следует учить бойцов.
  В войсках до сих пор еще есть, правда, отдельные бойцы, прослужившие год, но ни разу не стрелявшие боевым патроном.
  Необходимо твердо усвоить, что, не научившись по-настоящему стрелять, нельзя ожидать успеха в ближнем бою с противником.
  Поэтому все, кто противодействует или пытается "не замечать" этого зияющего прорыва в боевой готовности войск, не могут претендовать на звание настоящих командиров РККА, способных учить и воспитывать войска. Прорывы в огневой подготовке рассматривать как главный недостаток в работе всех командных звеньев.
  Умение командира, комиссара части и подразделения руководить огневой подготовкой и учить часть (подразделение) метко стрелять и хорошо владеть личным оружием отмечать при инспектировании частей, а также особо отмечать в аттестациях..."
  
  
  В порошок, говорите.
  
  А это как?
  Пехота в РККА образца 1938 года, оказывается, не умела стрелять.
  
  Ведь Ворошилов не зря, вместо привычных слов об "отдельных недостатках", сказал, ни много ни мало, но о "зияющем прорыве в боевой готовности войск". Неграмотно, конечно, потому что впору здесь говорить не о прорыве, а о провале. Но зато предельно откровенно. А откровенными наши вожди бывали только тогда, когда положение дел становилось попросту угрожающим для самого существования государства.
  
  Итак, речь идёт о самых простых элементах боевой подготовки.
  Понятно, что кто-то там в армейских подразделениях регулярно показывает "для проверяющих" чудеса меткости на стрельбище. Но самое-то главное для подлинной боевой готовности армии, общая масса бойцов и командиров - стрельбе не обучена. И не просто не обучена. Обратим внимание на то, что показатели по стрельбе не только не улучшились, пусть и на скромные несколько процентов, они, наоборот, за 1938 год ухудшились. Причём, ухудшились в первую очередь при стрельбе из всех видов автоматического оружия того времени. То есть из оружия, наиболее эффективного при поддержке в бою пехоты - из пулемётов.
  
  Кроме того, в советской пехоте, оказывается, не очень знают, что это за зверь такой - ручная граната. Та самая граната, которой пользовались вовсю ещё в старой русской армии во время Первой Мировой войны.
  
  И всё обстоит вовсе не так просто, как это кажется на первый взгляд. Подумаешь, не умеют. Так научить их - и всё будет в порядке. "Не можешь - научим..."
  Но обратите внимание на такую чудовищную, в общем-то, фразу.
  "...Младшие командиры тоже не научены этому делу и не могут поэтому как следует учить бойцов..."
  И ещё обратите внимание на красноречивое "тоже". Сказанное после "не ставших ещё примером" высших, старших и средних командиров.
  
  Ворошилов прямым текстом говорит здесь о том, что не умеют стрелять, в первую очередь, командиры отделений, взводов и рот. Те, кто должен учить стрельбе рядовых солдат.
  Это значит, что учить рядового солдата правильно стрелять и бросать гранату НЕКОМУ.
  
  И это, заметим, признание высшего командира этой самой армии. Признание, имеющее соответствующий гриф секретности. Иными словами, то, что мы с вами только что прочитали - это как раз совершенно точно не пропаганда. Это - действительность. Действительность, смею предположить, ещё и ПРИУКРАШЕННАЯ к тому же.
  Почему я так считаю? Да очень просто. Потому что хорошо знаю, что и как докладывали обычно советским руководителям их подчинённые.
  Это в приукрашенном свете ни разу не стрельнули за год из винтовки "отдельные бойцы". В действительности таких "отдельных" было намного больше, насколько об этом можно догадаться.
  
  Армия "от тайги до британских морей" не умеющая стрелять...
  В порошок, говорите...
  
  Между прочим, когда пинают красную пехоту за 1941 год, за массовые штыковые атаки. Вот вам самое простое объяснение этому.
  "Дурость командиров". Да не дурость, а безысходность. Только штыковой атакой чаще всего можно было тогда хоть как-то попытаться уравнять силы с немцами. Любой огневой контакт с ними советская пехота проигрывала начисто. Даже без учёта артиллерии, танков и авиации. Я понимаю, что не учитывать их конечно же нельзя, поскольку немцы как раз без передышки и давили наши войска всеми этими разнообразными средствами.
  
  Но даже обычная перестрелка всегда давала преимущество немцам. Потому что при стрельбе наши солдаты в цель не попадали. Немцы же попадали. Соответственно, наши несли потери, а немцы нет. Единственное средство против этого тогда было одно - рукопашная.
  
  Вот вам и простая разгадка советской "глупости" тех горьких времён.
  
  И главная беда была, повторю, не в том, что пехота не умела стрелять. Самое главное содержалось в том, что не умели учить этому командиры. И не только этому.
  Читаем пункт два того же самого приказа.
  
  "...2) Нетвердое знание начальствующим составом приказов, уставов, наставлений и неумение практически применять их в обучении войск..."
  
  Заметим. Здесь тоже не прозвучало приглаженного оборота о "некоторых" из этого самого начальствующего состава. Спокойно и буднично сказано обо всех командирах Красной Армии. Об их основной массе, во всяком случае.
  
  Что же получается?
  Стрелять командиры всех уровней не умеют. Учить этому бойцов, естественно, не могут. Уставы и наставления не знают. Но служат.
  Так чем же они занимаются?
  Об этом в приказе сказано тоже вполне откровенно.
  
  "...8) Пьянство, принявшее за последнее время чрезвычайно широкие размеры и ставшее бичом армии*..."
  
  Между прочим, вопрос о пьянстве принял в то время такой острый характер, что уже вскоре Ворошилов был вынужден посвятить ему отдельный приказ по армии.
  В силу того, что он исчерпывающе точно отражает положение в ней, приведу этот удивительный приказ полностью.
  
  "ПРИКАЗ О БОРЬБЕ С ПЬЯНСТВОМ В РККА
  N 0219 28 декабря 1938 г.
  За последнее время пьянство в армии приняло поистине угрожающие размеры. Особенно это зло вкоренилось в среде начальствующего состава.
  По далеко неполным данным, в одном только Белорусском особом военном округе за 9 месяцев 1938 г. было отмечено свыше 1300 безобразных случаев пьянства, в частях Уральского военного округа за тот же период - свыше 1000 случаев и примерно та же неприглядная картина в ряде других военных округов.
  Вот несколько примеров тягчайших преступлений, совершенных в пьяном виде людьми, по недоразумению одетыми в военную форму.
  15 октября во Владивостоке четыре лейтенанта, напившиеся до потери человеческого облика, устроили в ресторане дебош, открыли стрельбу и ранили двух граждан.
  18 сентября два лейтенанта железнодорожного полка при тех же примерно обстоятельствах в ресторане, передравшись между собой, застрелились.
  Политрук одной из частей 3 сд, пьяница и буян, обманным путем собрал у младших командиров 425 руб., украл часы и револьвер и дезертировал из части, а спустя несколько дней изнасиловал и убил 13-летнюю девочку.
  8 ноября в г. Речице пять пьяных красноармейцев устроили на улице поножовщину и ранили трех рабочих, а возвращаясь в часть, изнасиловали прохожую гражданку, после чего пытались ее убить.
  27 мая в Ашхабаде капитан Балакирев в пьяном виде познакомился в парке с неизвестной ему женщиной, в ресторане он выболтал ряд не подлежащих оглашению сведений, а наутро был обнаружен спящим на крыльце чужого дома без револьвера, снаряжения и партбилета.
  Пьянство стало настоящим бичом армии. Отъявленные негодяи и пьяницы на глазах у своих не в меру спокойных начальников, на виду партийных и комсомольских организаций подрывают основы воинской дисциплины и разлагают войсковые части.
  Значительная часть всех аварий, катастроф и всех других чрезвычайных происшествий - прямое следствие пьянства и недопустимого отношения к этому злу со стороны ответственных начальников и комиссаров.
  Немало случаев переноса и отмены занятий и невыполнения плана боевой подготовки - это также результат разлагающего действия пьянства.
  Наконец, многочисленные примеры говорят о том, что пьяницы нередко делаются добычей иностранных разведок, становятся на путь прямой измены своей Родине и переходят в лагерь врагов советского народа.
  Все эти непреложные истины хорошо известны каждому мыслящему командиру и политработнику, и тем не менее настоящая борьба с пьянством не
  84
  ведется. Пьянство процветает, оно стало обычным бытовым явлением, с ним смирились, оно не подвергается общественному осуждению.
  Неисправимый, беспробудный пьяница и лодырь не только не берется под обстрел большевистской критики, не только не изгоняется из здоровой товарищеской среды, которую он компрометирует, но даже иногда пользуется поддержкой товарищей. Для него находят какие-то оправдания, ему покровительствуют, сочувствуют, его окружают ореолом "своего парня".
  При таком отношении к пьяницам спившийся и негодный человек не только не стыдится себя и своих безобразных поступков, но часто ими бравирует.
  Много ли случаев, когда командирская общественность потребовала удалить из своей среды какого-нибудь неисправимого пьяницу?
  Таких случаев почти нет.
  Это говорит о том, что запятнанная честь воина Рабоче-Крестьянской Красной Армии и честь войсковой части, к которой принадлежишь, у нас мало кого беспокоит. Многие не понимают, что каждый командир и политработник, равно как и красноармеец, в известной мере несет ответственность за поведение своего товарища по службе, что недостойное поведение одних набрасывает тень на весь товарищеский коллектив и на всю войсковую часть в целом.
  В Красной Армии не место пьяницам. Защита Союза ССР с оружием в руках вверяется лучшим людям страны, патриотам своего Отечества, честным, храбрым, стойким и трезвым сынам нашей Родины.
  Приказываю:
  1. Во всех полках созвать совещания командного и начальствующего состава, на которых полным голосом сказать о всех пьяных безобразиях, осудить пьянство и пьяниц, как явление недопустимое и позорное.
  2. На борьбу с этим злом мобилизовать все партийные и комсомольские организации, вменив им в обязанность борьбу с пьянством, как одну из главнейших задач.
  3. Эту же задачу должны иметь перед собой как одну из важнейших и организуемые в войсках товарищеские суды*.
  4. Командирам и военным комиссарам войсковых частей применять к злостным пьяницам самые суровые дисциплинарные меры.
  5. Во всех служебных аттестациях, если аттестуемый пьяница, непременно это указывать. Указывать также и о том, насколько аттестуемый начальник успешно борется с пьянством среди своих подчиненных. Неисправимых пьяниц представлять к увольнению из армии.
  6. Дела о преступлениях, совершенных на почве пьянства, заслушивать выездными сессиями военных трибуналов с привлечением внимания широкой армейской общественности (общественный обвинитель, газета).
  7. Военным советам округов систематически заслушивать доклады командиров и комиссаров войсковых соединений о выполнении настоящего приказа.
  8. Настоящий приказ прочитать на собрании командного и начальствующего состава и разъяснить красноармейцам.
  Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза К. Ворошилов
  Ф. 4, оп. 15, д. 19, л. 417-418. Типогр. экз."
  
  
  Мда.
  "Пьянство стало настоящим бичом армии". Это не я утверждаю, или какой-то ещё критикан, бросающий тень на нашу армию. Именно это выражение применил тогда самый главный маршал этой самой армии. Это при том, заметим, что никогда ранее, имея в виду даже и царскую ещё армию, употребление хмельных напитков и не считалось чем-то из ряда вон выходящим. Мягко говоря.
  И ещё заметим, что высказался он так, понимая конечно, что найдётся кому задать вопрос и ему самому: "А как же ты допустил такое во вверенной тебе армии?"
  Тем не менее, применил он именно эти слова. Это каковы же были тогда действительные размеры этого явления? Насколько далеко всё зашло?
  
  Думаю, всякому не очень наивному человеку должно быть ясно, насколько далеко. Это в приказе сказано про тысячу случаев в округе. А сколько было таких случаев не зафиксировано? Надо понимать так, что тысяча этих инцидентов связана с чем-то из ряда вон выходящим - преступлениями, потерей оружия или документов, иными заметными инцидентами. То есть, теми, что нельзя было скрыть от вышестоящих.
  И о какой боевой подготовке здесь может идти речь?
  
  
  Впрочем, может быть, приказ Ворошилова об итогах боевой подготовки за 1938 год сгустил краски? Ну, скажем, не в настроении был нарком. И спустил поэтому собак на вверенную ему рабочую и крестьянскую...
  
  Проверить эту идею легче лёгкого.
  Давайте заглянем в точно такой же приказ, но годом раньше. В приказ об итогах боевой подготовки РККА за 1937 год.
  
  Этот приказ, за номером 0109 от 14 декабря 1937 года так и назывался. "Об итогах боевой подготовки за 1937 год и задачах на 1938 год"
  
  Ну, поскольку мы с вами знаем уже, что задачи на 1938 год так и не были выполнены, упоминать о них не будем. А вот, интересно, как же выглядят в этом приказе итоги боевой подготовки "непобедимой и легендарной" за 1937 год?
  
  Пожалуйста, это сегодня никакой не секрет.
  После общих дежурных словес об успехах Ворошилов переходит к конкретике. К состоянию сухопутных войск.
  
  "...1) Управление войсками, служба штабов, подготовка пехоты, конницы и специальных родов войск и служб для совместной работы на поле боя не достигли уровня, требуемого условиями современного общевойскового боя (ПУ-36, ?? 105-139, 143, 164)..."
  
  Виртуозно и дипломатично выразился нарком. Округло.
  Впрочем, совместная работа, иными словами, взаимодействие различных родов войск на поле боя, это, конечно, высший пилотаж. А высший пилотаж возможен только после освоения пилотажа простейшего. И желательно, конечно, в трезвом состоянии. Этот уровень РККА преодолеет ещё не скоро, где-то году этак к 1943-му, не раньше.
  Так что этот недостаток - это недостаток для 1937 года вполне ещё извинительный.
  
  "...Служба боевого обеспечения, особенно разведки, во всех родах войск организуется и проводится неудовлетворительно (ПУ-36, ?? 18-39)..."
  
  И войсковая разведка традиционно собирала шишки от командиров всех уровней чуть ли не всю войну. Так что здесь тоже ничего неожиданного нет.
  
  "...2) Огневая подготовка во всех родах войск не дала роста..."
  
  А. Вот и знакомая нам болячка. Только, если помните в 1938 году она не только "не дала роста", но ещё и ухудшилась. Хотя должна была поправить положение в этой области, сложившееся в 1937 году.
  
  "...3) Служба ПВО, ПТО и ПХО не отработана (ПУ-36, ?? 40-74)..."
  
  Ну, химия - это дело не страшное, как выяснилось во время будущей войны. А вот, что означает, противовоздушная и противотанковая оборона "не отработана"? Её нет вообще? Или она есть, но только на бумаге?
  
  Между прочим, именно в 1937 году в германской армии противотанковая артиллерия достигла такого качественного развития, которое уже в будущем 1938 году позволит немцам уничтожить при её помощи большую часть советских танков, поставленных в Испанию.
  
  "...4) Инженерные части не достигли необходимой тактической и технической мобильности для своевременного и требуемого обстановкой обеспечения войск, особенно в подвижном бою..."
  
  То есть в обороне сапёры со своими задачами ещё справляются. В наступлении или при отходе дело обстоит хуже, но будем справедливы, не такое это простое дело. Не менее сложное, чем взаимодействие пехоты с артиллерией, скажем. Так что, хотя бы здесь служба была поставлена более-менее неплохо.
  
  "...Во всех родах войск еще не освоена полевая фортификация и командиры не обучены сами и не обучают красноармейцев самоокапыванию в бою (ИНЖ-35, ?? 321-419)..."
  
  Вот.
  Это как раз те самые азы полевой выучки войск, которым через несколько лет в спешном порядке придётся НАЧАТЬ учить солдат маршалу Тимошенко.
  И заметим попутно, что азов окапывания не знают не солдаты (это само собой разумеется). Этих азов не знают опять-таки их командиры. То есть, когда будущий нарком обороны озаботится этим вопиющим недостатком в подготовке рядового бойца, окажется, что учить этого бойца некому. Окажется, что учить этому сначала придётся командира этого самого бойца.
  
  Но это ещё только будет. В 1940 году. Мы же говорим о 1939 годе. Том самом, в котором, как нас уверяют, Сталин вполне мог двинуть Красную Армию воевать с вермахтом.
  
  "...5) Все рода войск недостаточно тренировались в условиях длительного воздействия авиации и 0В..."
  
  Да ничему эти самые войска не тренировались ни в каких условиях, неужели сегодня это не ясно?
  Почему? Смотрите дальше.
  
  "...6) Командный и начальствующий состав и штабы не полностью освоили технику скрытого управления и нарушают уставные правила пользования этим средством в бою..."
  
  Иными словами, этот самый состав привык "тренироваться" условно. На словах. И на бумаге. Где всё, как известно, было гладко.
  
  И снова - знакомое.
  
  "...8) Все рода войск не полностью освоили эксплуатацию стрелкового и артиллерийского вооружения, особенно пулеметов, матчасти артиллерии и оптики и ремонт в полевых условиях..."
  
  Ну, конечно, "не полностью". А как же иначе?
  Ведь стрелять же не умеют. Оружие своё тоже, естественно, не знают.
  А кто будет учить этому солдата? Командир? Командир этого тоже не умеет.
  
  Почему, кстати? Водка - водкой. Но ведь кто-то когда-то этого командира чему-то учил? Так ведь? Или не так?
  Пока подождём с ответом на этот вопрос.
  
  А сейчас с приказом всё. Там много ещё чего есть. И по ВВС, и по флоту, и прочее, прочее... Но, думаю достаточно. Всё, по-моему, ясно.
  
  Из года в год повторялись грозные приказы об одних и тех же недостатках в подготовке, а, фактически, о качестве и силе самой основы основ вооружённых сил Советского Союза. И ничего не сдвигалось с мёртвой точки.
  
  Я знаю, что кому-то может показаться не очень существенным то обстоятельство, что рядовой боец Красной Армии был плохо подготовлен. Зато, готовы они возразить, в этой армии были КВ и Т-34, Ил-2, Пе-2 и "яки" с "мигами". И ещё тысячи единиц всякой иной техники, хотя и называвшейся впоследствии "устаревшей", но вполне конкурировавшей на самом деле с техникой немецкой.
  
  Только, даже при том условии, что управляли всей этой техникой подлинные мастера своего дела (а это было не так, конечно же), всё равно вся эта военная машинерия ничего не стоила без добротной выучки пехоты.
  
  Но, тем не менее, если кто-то, мыслящий исключительно глобальными категориями стратегии, полагает такие "недостатки" не очень существенной мелочью, предлагаю их вниманию документ несколько иного рода. Документ, красноречиво оценивающий уже более высокие тактические (и даже стратегические) категории. А именно качество управления войсками в Красной Армии.
  
  Обратим внимание на приказ Наркома обороны СССР N 0104 от 19 июля 1939 года. Это о наиболее общих явлениях в работе штабов всех уровней Красной Армии.
  Читаем.
  
  "...Подготовка и работа войсковых и оперативных штабов продолжают оставаться на исключительно низком уровне.
  Командование, как правило, само штабной службы не знает, подготовкой своих штабов не занимается, работой их не руководит и контролировать ее не может.
  Начальники штабов по-настоящему организовать работу штаба и руководить ею, и особенно в условиях, приближенных к боевым, не умеют.
  Штабы как органы управления не подготовлены, организовать бой не умеют, с работой по управлению войсками в ходе боя не справляются.
  Исполнители своих обязанностей не знают, необходимых штабных навыков не имеют, в работе в усложненных условиях не натренированы.
  Безусловная правдивость, исполнительность и безупречная точность в работе, без которых немыслима работа какого бы то ни было штаба, как правило, отсутствуют.
  Непосредственным контролем за действиями войск, проверкой и изучением получаемых донесений штабы не занимаются, в результате - неосведомленность их об истинном, положении и состоянии войск и нередко ложная информация командования и вышестоящих штабов.
  Стремления своевременно, полно и правдиво информировать вышестоящие командование и штаб, самим непрерывно искать с ними связь нет.
  Организовать и обеспечить управление войсками в бою надежной, прочной связью штабы не умеют.
  Радио - надежнейшее средство связи - не используется в бою даже при отказе остальных средств связи и, как правило, бездействует.
  Работа внутри штабов не организована. Взаимная информация между отделами и отделениями штаба отсутствует. Еще хуже с увязкой работы общевойскового штаба со штабами специальных родов войск и особенно авиационными.
  Руководство работой тыла в бою общевойсковыми штабами упускается.
  Содержание и техническое оформление всей документации исключительно низкое.
  Донесения и сводки неправдоподобны, противоречивы, а иногда и лживы, действительной картины боя как на земле, так и особенно в воздухе и истинного положения своих войск и войск противника, не говоря уже о их состоянии, потерях и трофеях, не дают.
  Поступающие в штаб донесение или сводка часто противоречат данным, поступившим от того же штаба ранее, и никаких оговорок о правдоподобности или лживости того или иного документа не делается.
  Представление сводок, донесений и ответов на запросы несвоевременное и требуется немало повторных напоминаний и приказаний, чтобы получить их.
  Документы после изготовления исполнителем и лицами, подписывающими их, не проверяются, отсюда постоянные неточности и искажения.
  Контролем за своевременной и правильной передачей документов и за получением их адресатами штабы не занимаются..."
  
  
  Ну, дальше Ворошилов предлагает меры по возможному улучшению ситуации, сложившейся со штабной службой в РККА, но мы их трогать не будем. Потому что ясно, что в один день такие "прорывы" не исправишь.
  
  Это, по-моему, не приказ. Этот документ, как мне кажется, можно назвать совсем иначе. Например, так.
  Приговор Рабоче-Крестьянской Красной Армии.
  
  Можно было бы, конечно, предположить, что приказ этот имел некоторый политический подтекст. Я имею в виду стремление опорочить репрессированного маршала Егорова, бывшего, как известно, до января 1938 года начальником Генерального Штаба РККА.
  
  Этому, однако, противоречат три существенных обстоятельства.
  
  Первое.
  Со времени его снятия с высокого поста прошло уже более полутора лет. И должность эту всё это время занимал один из самых уважаемых Сталиным военных - командарм первого ранга Шапошников.
  
  Второе.
  К Генеральному Штабу как раз претензий в этом приказе не предъявлялось.
  
  Третье.
  Практически ВСЕ перечисленные в приказе пороки действительно проявились с первых же дней Великой Отечественной войны. Во всей вопиющей красе, так сказать.
  И именно эта война подтвердила справедливость каждого слова этого беспощадно точного приказа.
  
  
  Так что, давайте забудем наконец о песнях про непобедимую и легендарную.
  Потому что вот это и была та самая Рабоче-Крестьянская Красная Армия.
  Образца 1939 года.
  Такая, какой она выглядела не с плакатов или поэтических страниц, а со страниц служебных документов, имеющих гриф "секретно".
  
  Сталин, конечно же, читал эти приказы Ворошилова. И это, как минимум. Наверняка читал он и многое другое из того, о чём мы сегодня и не подозреваем. И силу Красной Армии оценивал, конечно, не по песне "Три танкиста..."
  Преувеличивал эту силу, как это выяснилось вскоре, в Финскую уже войну, но преувеличивал, скорее, с позиции технократа. Он был твёрдо убеждён, что "будущая война будет войной моторов". И считал, в общем-то правильно, с одной стороны. Но и абсолютизировал, конечно, эту свою формулу. Поэтому, уделяя огромное внимание оснащению армии новейшим вооружением, полагал, судя по всему, что эти самые вооружения смогут возместить, до определённой степени, недостаточную выучку войск.
  Это с одной стороны.
  
  Но вот, с другой...
  Нельзя забывать о том, что Сталин был, в первую очередь, управленцем высокого уровня. Поэтому, должен был понимать значение низкого уровня именно штабной работы для управления войсками, а значит, и для боеготовности армии.
  
  ***
  
  Несколько лет назад я увидел случайно на канале "Культура" интересную передачу. Замечательный актёр Евгений Яковлевич Весник рассказывал о разных историях, приключившихся с ним и его знакомыми. Рассказал он, в числе прочих, и такую.
  
  Где-то в шестидесятые годы ехал он в одном поезде с маршалом Тимошенко. Знаменитый маршал, узнав, что в поезде едет известный артист, пригласил его посидеть у себя в купе. Они и посидели. Судя по всему, хорошо и душевно.
  
  Надо сказать, что Евгений Яковлевич воевал в корпусной артиллерии, так что о войне знал не понаслышке. Поэтому разговор получился интересный. В числе прочего, задал он маршалу такой вопрос.
  "Товарищ маршал, а ведь немцы были намного сильнее нас. Как же так получилось, что мы войну всё-таки выиграли?"
  На что маршал, помолчав, ответил: "А хрен его знает".
  
  За буквальную дословность последних слов о пресловутом овоще я не ручаюсь, тем более, что произносились они, повторю, с экрана на канале именно "Культура". Но смысл ответа передаю точно.
  Я знаю и другие версии этой истории. Но рассказал так, как видел собственными глазами и слышал собственными ушами. В исполнении автора.
  
  Удивительно, что, встречая разные пересказы этой истории, я неизменно находил их в разделе курьёзов, юмора и сатиры. Вот, мол, какие дуболомы Красной Армией командовали. Тупыи-и-и. И через двадцать лет после войны так ничего и не поняли.
  
  Дуболомов, конечно, хватало. Как среди генералов. Так и среди остального народа, кстати говоря. Что и показывает как раз то, что увидел этот самый народ в этой сценке один только юмор.
  И не увидел ничего иного.
  
  Обычная история. Слабый шахматист видит, что можно "убить пешку турой и туре за это ничего не будет". А мастер эту пешку почему-то "не бьёт". Наверное, потому что просто не видит такую роскошную возможность. Зевает.
  И невдомёк ему, что мастер всё прекрасно видит, в том числе и то, чего не видит наш шахматный "гений". А именно, то, что через шесть-семь ходов это взятие обернётся для берущего поражением.
  Но надо видеть самодовольную ухмылку этого "гения" в тот момент, когда он рассуждает про тупицу-мастера.
  
  Точно такое же выражение лица можно наблюдать у тех, кто гыгыкает по поводу тупого Тимошенко.
  
  Между прочим, говоря о реакции на вопрос маршала, забывается почему-то интерес вопрошающего.
  А ведь надо было бы обратить внимание и на то ещё, что не только маршал не знал ответа на этот вопрос. Его не знал и старый фронтовик тоже.
  
  Пусть и невысокого чина был младший лейтенант Весник, но войну видел вблизи. В отличие от гыгыкающих. И армию нашу знал изнутри. Мог сравнивать с немцами. И, как человек думающий, не мог не задаться вопросом. Причём, впечатление от невозможности найти на него ответ было таким сильным, что и через двадцать лет после войны этот вопрос не забылся. И все эти двадцать лет не мог на него найти ответ фронтовик. Да и после этих двадцати лет, после разговора с маршалом, он не найдёт его тоже.
  
  Но это так. Между прочим.
  Вернёмся всё же к ответу маршала.
  
  Гыгыкающим "гениям" просто не могла поместиться в голову простая, в сущности, мысль. О том, что Тимошенко, в отличие от подавляющего большинства людей, рассуждающих об этом предмете, было в мельчайших подробностях и больше, чем кому бы то ни было известно о том, что именно представляла из себя накануне войны Рабоче-Крестьянская Красная Армия. Помимо всем известных и поныне жарко обсуждаемых танков-самолётов.
  
  Вот и всё.
  Отсюда и его ответ.
  Нормальный, в общем-то, если знать хотя бы малую часть того, что знал старый маршал.
  
  
  Или вот слова Жукова, сказанные не с трибуны или страниц высочайше утверждённых размышлений. Крик души, так сказать.
  
  "...Даже отмобилизованная армия 1942 года не смогла сдержать сосредоточенного удара немецких войск на Юге и покатилась на 700-1299 километров, тем более армия 1941 года. То есть потеря территории от Бреста до Подмосковья была объективно неизбежной и ситуация лета 1941 года определялась в целом не сцеплением ошибок и просчетов, а текущим качеством вооруженных сил, общим состоянием военного потенциала страны на тот период..."
  
  Понятно, что Жуков этой самой "объективной неизбежностью", мягко говоря, старался спихнуть с себя ответственность за разгром 1941 года. Потому, хотя бы, что в "неизбежность" эту можно включить и его собственные грубейшие ошибки и просчёты. Которые, якобы, ничего не решали. А на самом деле очень даже поспособствовали этой самой "неизбежности".
  
  Но будем справедливы. Потому что и правда в его словах тоже есть, несомненно. Ведь не объяснишь же одними лишь глобальными стратегическими причинами поражения лета 1942 года. Поражения, заметим, армии, имеющей уже боевой опыт, отмобилизованной и занимающей сплошные оборонительные порядки.
  И ведь ничего же этого не было в 41-м.
  
  Так что, понимая мотивы появления этих слов, прислушаемся всё же к их глубинному содержанию.
  "Текущее качество вооружённых сил... "
  
  О чём сказал маршал Жуков? Вернее, о чём он в очередной раз не сказал?
  И что имел в виду Тимошенко, когда, отказываясь писать мемуары, буркнул короткое "Правды мне всё равно сказать не дадут"?
  
  Вот и давайте попробуем разобраться хотя бы в малой толике этих самых недомолвок.
  
  ***
  
  Приказы - приказами. Подготовка - подготовкой.
  Ясно, однако, что всё это, особенно для людей штатских (а тот же Сталин был тогда ещё, конечно, штатским человеком), должно было выглядеть не очень убедительно. Если бы не одно "но". Если бы рядом не было более убедительных поводов задуматься о том же самом.
  Я имею в виду боевые действия.
  Во всяком случае, принимая то или иное решение о выборе политики в отношении той же Германии и взвешивая при этом, естественно, силу РККА и вермахта, наиболее показательными для руководства страны были, конечно же, не итоги боевой подготовки. А зримое их воплощения в ходе реальных боевых действий.
  
  В течение нескольких лет перед войной СССР принимал участие в нескольких военных конфликтах того или иного масштаба. Естественно, сила Красной Армии должна была оцениваться, исходя из того, как она себя там проявила.
  
  До пакта это были.
  Испания. Хасан. Халхин-Гол.
  
  После пакта.
  Поход 1939 года в западные области Украины и Белоруссии. Финская война.
  
  Итак, принятие того или иного решения о политике СССР в отношении Германии принималось, исходя, помимо всего прочего, ещё и из представлений о силе или слабости Красной Армии и Вермахта. Как в 1939 году, так и в более позднее время, вплоть до 22 июня 1941 года.
  
  Какими же могли быть эти представления?
  Давайте попробуем понять это важное обстоятельство.
  
  
  Испания.
  
  Испанские события имели тогда большой резонанс в обществе. Много и справедливо говорилось тогда о героизме республиканцев. Участие в той войне советских добровольцев в то время не афишировалось, но было это, конечно, секретом совсем прозрачным. Особенно для армии, где то и дело исчезали, а потом появлялись снова загорелые сослуживцы с новенькими боевыми орденами.
  
  Известно было также и о помощи оружием и техникой, которую оказывало испанским республиканцам советское правительство. Это тоже особо не скрывалось. Во всяком случае, в газетных репортажах оттуда высокие качества нашей военной техники отнюдь не замалчивались.
  
  Однако, мало кто знал тогда о другом.
  Именно к 1939 году в Испании стали проявляться острые симптомы качественного отставания советской военной техники от немецкой.
  
  Что же произошло тогда?
  
  Начну с танков.
  
  Наше оружие (и танки, в том числе) были испытаны там в реальных боевых условиях.
  Поначалу это испытание показало преимущество наших танков. Однако, начиная с осени 37-го, а особенно в 38-м году положение резко изменилось. Немцы, учтя опыт боев 1936-1937 годов, спешно направили в Испанию свои новейшие противотанковые пушки.
  И наши танки загорелись.
  
  Имена героев - танкистов, отличившихся в Испании, хорошо известны. Мало кто только обращает внимание на тот факт, что большинство из них находились там, как правило, в 1936-1937 годах. Не очень известны имена тех, кто воевал там в 1938 году. Дело в том, что танковый полк (он назывался Интернациональным полком), который сменил там бригаду Павлова, потерял большую часть своих танков.
  
  И в Москве сразу же начали принимать меры.
  
  Была поставлена задача увеличить толщину брони наших танков.
  Однако, основу существовавшего тогда танкового парка составляла техника, выполненная по колесно-гусеничной схеме.
  И здесь конструктора столкнулись с проблемой. Утолщение брони, естественно утяжеляло танк. Его ходовые качества на колесах, вследствие этого, снижались. Он просто продавливался в грунт.
  Кроме того, с увеличением веса возникала потребность в увеличении числа ведущих колёсных пар, что, конечно, технически усложняло всю схему, делая её ещё более уязвимой к неисправностям. А она была и без того уже до капризности сложна и уязвима.
  
  Поэтому появилась идея отказаться от колесно-гусеничной схемы и перейти целиком на гусеничную. Что и привело в результате к появлению на свет танков КВ и Т-34.
  Но для промышленного производства переход на новую технологию, да ещё под только ещё проектируемую технику, было нелёгким испытанием. Особенно учитывая те нереальные, казалось бы, сроки, которые поставил тогда перед танковыми конструкторами и танковой промышленностью Сталин.
  
  Результат всё-таки будет достигнут. Но будет достигнут, естественно, позже, в 1940-м и даже 1941 году, в самый канун войны.
  
  А вот летом 1939 года, когда перед советским руководством вставал во весь рост грозный выбор между пактом с Гитлером и возможной войной с ним, итоги этой работы были ещё весьма и весьма гадательны.
  
  Но вот одно Сталин знал тогда совершенно точно. Он знал, что все имеющиеся на тот момент советские танки фактически бессильны перед немецкой противотанковой артиллерией.
  
  Авиация.
  
  "Чайки" и "ишачки" на момент создания были вовсе не плохими самолетами. Это доказали всё те же события в Испании. В 1936-37 годах они были значительно лучше итальянских и других аналогов и примерно равны и даже несколько лучше по качествам, чем МЕ-109В.
  Да что И-16.
  Бомбардировщики СБ одно время летали там без сопровождения истребителей: у них скорость превосходила скорость истребителей всех зарубежных марок (до появления там первых "Мессершмиттов").
  
  Немцы, учтя опыт Испании, модернизировали свои самолеты.
  На заключительном этапе войны в Испании появился пушечный МЕ-109Е, сразу завоевавший господство в воздухе.
  
  Надо сказать, что информация об этом до Сталина дошла не сразу. Мастерство лучших советских лётчиков, отобранных для войны в Испании, позволяло до определённой степени нивелировать техническое превосходство германских истребителей.
  Хотя и делали они тогда, надо признать, что-то, на грани невозможного - противостояли почти на равных на своих И-16 и И-153 с пулемётным вооружением и скоростями не выше 430 км в час немецким "мессершмиттам", вооружённым пушками и легко достигавшим скорости 540 км.
  
  Это позволяло руководству ВВС и авиационной промышленности до определённого момента бодро рапортовать наверх, что всё у них в порядке. И только, когда на самый верх стали доходить письма рядовых лётчиков, обеспокоенных происходящим, начались приниматься меры.
  
  Меры, как это было в обычае у Сталина, были предприняты самые что ни на есть кардинальные.
  Конечно, тягаться в высоких технологиях с одной из самых передовых и технически развитых держав Европы было, казалось бы, занятием попросту безнадёжным.
  Только, Сталин, как всем это сейчас хорошо известно, был тупой. Поэтому, слова такого - "безнадёжность" - попросту не знал. В силу неграмотности.
  
  Обратите внимание.
  Именно тогда, накануне войны произошёл качественный скачок развития советской военной техники. Это все прекрасно знают.
  А почему он произошёл?
  
  Если бы советское руководство всё устраивало в качестве танков и самолётов, зачем нужна была тогда такая масштабная ломка производства? И ведь не улучшали же уже существующие модели, как мы знаем. Вместо этого создавали новые, часто принципиально новые системы.
  
  Или, кто-то полагает, что произошло это само собой? Случайно?
  Вот так, собрались случайно несколько гениев и случайно все вместе вдруг изобрели что-то выдающееся. Каждый в своей отрасли.
  
  На самом деле, ясно, что всем им одновременно была поставлена некая задача.
  Вот так всё тогда просто и обстояло.
  Были найдены где-то в массовом порядке гениальные конструктора. И всем им была поставлены невыполнимые задачи.
  Только и всего.
  
  Это, кстати, для кого-то является доказательством подготовки Сталина к завоеванию Европы. Глупость этого мнения комментировать не хочется. Поскольку, когда давно и планомерно что-то готовят, вооружение готовят тоже давно и планомерно. Здесь же - скачок, взрыв, революция, если угодно. Так что причина здесь явно другая. Она и была другой.
  
  Такие взрывы выдаются не в плановом порядке. Они случаются только тогда, когда кто-то что-то спасает. От смертельной опасности.
  
  Но я несколько отвлёкся.
  
  Ясно одно.
  Сталиным делалось тогда все возможное и невозможное для ликвидации отставания от немцев по вооружениям.
  Вот что об этой гонке писал конструктор А. Яковлев:
  
  "...В 1939 году после финала испанской трагедии, когда оказалось, что наша авиация по боевым качествам уступает немецкой, ЦК и правительство осуществили полную перестройку авиационной промышленности и науки. Сталин установил тогда фантастически короткие сроки для создания новых, стоящих на вполне современном уровне боевых самолетов. И волей партии фантастика стала реальностью..."
  
  
  Волей партии. Ага.
  
  Но если отвлечься от обязательных в то время реверансов в сторону партии, вдумаемся.
  Вполне трезвый человек, инженер, конструктор, чья жизнь проходила в мире цифр, формул, расчетов, говорит о том, что было сделано в эти годы, как об овеществленной фантастике.
  
  Заметим, что было применено именно это слово.
  Сказано не писателем. Сказано сугубо практичным человеком. Привыкшим иметь дело с чертежами и цифрами.
  И сказано не по горячим следам, а спустя годы и годы. Спустя достаточное количество времени, чтобы глядеть можно было на всё это хладнокровно и взвешенно.
  
  
  При этом учтем, что занимаемый в то время Яковлевым пост (заместитель наркома авиационной промышленности) позволял ему говорить о предмете с полным знанием дела. Уж он-то, наверное, имел отчетливое представление о пределах возможности тогдашней советской промышленности.
  
  
  Однако, не будем забывать и о том, что всё это дало результат намного позднее, в 1940-41 годах.
  Тогда же, в 1939 году, когда только ещё формулировалась и ставилась задача по коренному улучшению качества военной техники, никто, естественно не мог ещё знать, будет ли результат. И, если будет, то какой?
  
  И снова зададимся вопросом.
  Что должен был учитывать летом 1939 года Сталин, когда взвешивал перспективы возможного военного столкновения с Германией?
  
  
  Хасан.
  
  Всего за один год до этих судьбоносных размышлений произошёл знаменитый конфликт с Японией в районе озера Хасан.
  Произошёл он в августе (строго говоря, с 29 июля) 1938 года.
  
  Как было тогда привычно, события эти подавались широкой публике как торжество советского оружия и как доказательство непобедимости доблестной Красной Армии.
  Это, кстати, и имел в виду тогда Ворошилов, бахвалясь в своих приказах. Помните, то самое его - "в порошок"?
  
  На самом же деле, события эти выявили потрясающие недостатки не только в подготовке, но и в организации Красной Армии. Тот факт, что проявились они в масштабах локального конфликта, никакого значения не имело. В действиях всего двух советских дивизий, как в капле воды, отразилось всё существо и все пороки советской военной машины.
  
  Конечно, то, что главная вина в случившемся была возложена тогда на маршала Блюхера, должно было бы несколько "успокаивать" советское руководство в том, что случившееся на Хасане не типично для всей остальной Красной Армии. Думаю, однако, что дело таким образом всё-таки не обстояло.
  
  Почему?
  А потому что были же рядом с Хасаном и другие события. И были другие документы (мы их на этих страницах видели и увидим ещё), где явно выражалось беспокойство состоянием дел в Красной Армии вообще. К которым маршал Блюхер не имел, конечно, никакого отношения.
  
  Об этом же, кстати, говорит и приговор, вынесенный командованию 1-й Приморской армии, где о связи с Блюхером не было сказано ни слова.
  
  
  У нас с вами есть удачная возможность не искать в укромных уголках намёки на выявленные тогда "недостатки". Все они были тогда обобщены и рассмотрены на Главном военном совете РККА. Результаты этого рассмотрения были доведены тогда до высшего комсостава РККА приказом Наркома обороны СССР N 0040 от 4 сентября 1938 года.
  
  Обратите внимание на то, что, если ранее рассмотренные нами документы имели "всего лишь" гриф "секретно", то этот документ имел иную степень секретности и более высокий её гриф - "совершенно секретно".
  
  Этот документ, конечно, для песен про "непобедимую и легендарную" никак не предназначался.
  
  Приказ этот очень большой по объёму и весь его я воспроизводить здесь не собираюсь. Вы можете прочесть его целиком по указанному мной выше адресу.
  
  Давайте почитаем оттуда самое интересное.
  
  "...Боевая подготовка войск, штабов и командно-начальствующего состава фронта оказались на недопустимо низком уровне. Войсковые части были раздерганы и небоеспособны; снабжение войсковых частей не организовано. Обнаружено, что Дальневосточный театр к войне плохо подготовлен (дороги, мосты, связь).
  Хранение, сбережение и учет мобилизационных и неприкосновенных запасов как фронтовых складов, так и в войсковых частях оказались в хаотическом состоянии.
  Ко всему этому обнаружено, что важнейшие директивы Главного военного совета и Народного комиссара обороны командованием фронта на протяжении долгого времени преступно не выполнялись. В результате такого недопустимого состояния войск фронта мы в этом сравнительно небольшом столкновении понесли значительные потери - 408 человек убитыми и 2807 человек ранеными. Эти потери не могут быть оправданы ни чрезвычайной трудностью местности, на которой пришлось оперировать нашим войскам, ни втрое большими потерями японцев.
  Количество наших войск, участие в операциях наших авиации и танков давало нам такие преимущества, при которых наши потери в боях могли бы быть намного меньшими.
  И только благодаря расхлябанности, неорганизованности и боевой неподготовленности войсковых частей и растерянности командно-политического состава, начиная с фронта и кончая полковым, мы имеем сотни убитых и свыше тысячи раненых командиров, политработников и бойцов. Причем процент потерь командно-политического состава неестественно велик - около 40%, что лишний раз подтверждает, что японцы были разбиты и выброшены за пределы нашей границы только благодаря боевому энтузиазму бойцов, младших командиров, среднего и старшего командно-политического состава, готовых жертвовать собой, защищая честь и неприкосновенность территории своей великой социалистической Родины...
  
  ...3. Основными недочетами в подготовке и устройстве войск, выявленными боевыми действиями у озера Хасан, являются:
  а) Недопустимо преступное растаскивание из боевых подразделений бойцов на всевозможные посторонние работы.
  Главный военный совет, зная об этих фактах, еще в мае с.г. своим постановлением (протокол N 8) категорически запретил разбазаривать красноармейцев на разного рода хозяйственные работы и потребовал возвращения в части к 1 июля с.г. всех бойцов, находящихся в таких откомандировках. Несмотря на это, командование фронта ничего не сделало для возвращения в свои части бойцов и командиров, и в частях продолжал существовать громадный некомплект в личном составе, части были дезорганизованы. В таком состоянии они и выступили по боевой тревоге к границе. В результате этого в период боевых действий пришлось прибегать к сколачиванию из разных подразделений и отдельных бойцов частей, допуская вредную организационную импровизацию, создавая не-
  57
  возможную путаницу, что не могло не сказаться на действиях наших войск.
  
  б) Войска выступили к границе по боевой тревоге совершенно неподготовленными. Неприкосновенный запас оружия и прочего боевого имущества не был заранее расписан и подготовлен для выдачи на руки частям, что вызвало ряд вопиющих безобразий в течение всего периода боевых действий. Начальники управлений фронта и командиры частей не знали, какое, где и в каком состоянии оружие, боеприпасы и другое боевое снабжение имеются. Во многих случаях целые артбатареи оказались на фронте без снарядов, запасные стволы к пулеметам заранее не были подогнаны, винтовки выдавались непристрелянными, а многие бойцы и даже одно из стрелковых подразделений 32-й дивизии прибыли на фронт вовсе без винтовок и противогазов. Несмотря на громадные запасы вещевого имущества, многие бойцы были посланы в бой в совершенно изношенной обуви, полубосыми, большое количество красноармейцев было без шинелей. Командирам и штабам не хватало карт района боевых действий.
  в) Все рода войск, в особенности пехота, обнаружили неумение действовать на поле боя, маневрировать, сочетать движение и огонь, применяться к местности, что в данной обстановке, как и вообще в условиях ДВ, изобилующего горами и сопками, является азбукой боевой и тактической выучки войск.
  Танковые части были использованы неумело, вследствие чего понесли большие потери в материальной части..."
  
  
  Как говорится, добавить нечего.
  
  Сорок первый год, в чистом виде.
  
  И обратите особое внимание на это:
  
  "...Все рода войск, в особенности пехота, обнаружили неумение действовать на поле боя, маневрировать, сочетать движение и огонь, применяться к местности..."
  
  Знакомые интонации, не так ли?
  
  
  Я предлагаю также обратить внимание на приказ N 049 от 22 апреля 1939 года, объявляющий приговор командованию 1-й Приморской армии. По этому приказу командующий армией комдив Подлас, член военного совета бригадный комиссар Шуликов и начальник штаба полковник Помощников получили соответственно пять, два и три года, причём последние двое условно. Реальный срок получил тогда только командующий армией.
  
  Спустя три года, в мае 1942 года, генерал-лейтенант Подлас Кузьма Петрович погибнет под Харьковом, на печально известном Барвенковском плацдарме. Но это будет потом.
  
  А пока...
  
  "...В связи с усилением передвижения войск на территории противника, прилегающей к высоте Заозерной, и укреплением японцами границы во всем Посьетском районе, Военному совету армии было предложено привести в полную боевую готовность 39 ск.
  Комдив Подлас и бригадный комиссар Шуликов проявили преступную бездеятельность и нераспорядительность в деле приведения в полную боевую готовность частей этого корпуса. Отдав приказ о приведении в боевую готовность 40 сд и других частей, входящих в состав 39 ск, Военный совет армии в лице командующего Подласа и члена Военного совета Шуликова и начальник штаба армии Помощников не только не дали никаких приказов и указаний начальникам отделов армии, но даже не приняли никаких мер к оповещению начальников отделов армии о приведении в боевую готовность частей корпуса. Начальник отдела связи армии Новицкий узнал о том, что 39 ск приводится в боевую готовность не от командования армии, а от начальника связи корпуса, и то с большим опозданием, когда корпус уже двинулся в поход. В результате всего этого командование армии не знало местонахождения воинских частей и не имело бесперебойной связи с отдельными частями, которые направлялись в район боевых действий.
  Военный совет армии в лице Подласа и Шуликова и начальник штаба армии Помощников проявили полную бездеятельность в подборе кадров для укомплектования штаба и отделов армии
  98
  и в результате в штабе и отделах армии как в период подготовки боевой операции, так и в период ее проведения работа была дезорганизована.
  Действиями полковника пограничных войск Федотова, командовавшего приданными ему усиленными батальонами 118 и 119 сп, фактически никто не руководил. Штаб армии не знал о принятых Федотовым решениях и ими не интересовался, в связи с чем Федотов действовал самостоятельно, не координируя свои действия с командиром 40 сд, что привело на некоторое время к безначалию в районе боевых действий.
  Все это было использовано противником, и в ночь с 30 на 31 июля японские войска, проникнув в глубь советской территории на 4-5 километров, захватили высоту Заозерную...
  
  ...Такое же преступное бездействие, а также полную нераспорядительность Подлас, Шуликов и Помощников проявили и в деле обеспечения боевых операций в районе озера Хасан. Ограничившись отдачей общих распоряжений, они не произвели подлинной проверки боевой готовности частей, в результате чего направляемые в район боевых действий части и подразделения не были укомплектованы до их штатной численности и стрелковые роты шли в бой с большим некомплектом бойцов, в то время как значительное число красноармейцев находилось на разного рода хозяйственных маловажных работах. Направляемые в район боевых действий части не были обеспечены всеми необходимыми средствами вооружения, и в ряде случаев артиллерийские батареи оказались на фронте без снарядов, запасные стволы к пулеметам заранее не были подогнаны, винтовки выдавались непристрелянными, а некоторые бойцы прибыли в район боевых действий вовсе без винтовок и противогазов.
  Располагая достаточным временем, средствами и силами, Подлас и Помощников не приняли всех необходимых мер к приведению в проезжее состояние основной дороги и не обеспечили организации нормального движения войск по дорогам. Соответствующее указание Воендору было дано лишь спустя шесть дней после того, как войска двинулись в район боевых действий. В результате этого на дорогах создавались огромные заторы, люди и материальная часть застревали в болоте, части выбывали из графика марша, что резко снижало боевую подвижность и маневренность частей армии.
  Развертывание тыловых учреждений происходило беспланово и неорганизованно, а управление полевого снабжения приступило к работе только 10 августа, т. е. к концу операции. Несмотря на громадные запасы вещевого имущества, многие бойцы были посланы в бой в совершенно изношенной обуви и без шинелей. В ряде частей не оказалось ранцевых запасов консервов, а часть консервов не могла быть использована, так как не была подвергнута бактериологическому исследованию. Санитарные тылы не были также своевременно подготовлены, и сотни раненых эвакуировались в Посьет, где до 7 августа не было ни армейского госпиталя, ни достаточного количества врачей. Несмотря на своевременное предложение санитарного отдела о необходимости организации в Посьете госпиталя и направлении туда же госпитального судна, Помощников неукоснительно отвечал "рано".
  Помощниковым не были приняты должные меры к своевременному обеспечению частей годными картами, в частности картами территории противника, прилегающей к высоте Заозерной, в результате чего командирам и штабам не хватало карт района боевых действий..."
  
  
  Итак.
  Что же получается? Значит, зная ещё тогда о Красной Армии всё то, что мы с вами сейчас прочли, Сталин должен был напасть на Гитлера в 1939 году? Или, как минимум, мечтал захватить Европу в 1941 году?
  Ну-ну.
  
  
  
  Халхин-Гол.
  
  Операция на Халхин-Голе 1939 года всегда традиционно подавалась и подаётся как выдающийся успех Красной Армии. И по заслугам, конечно же.
  Не собираясь оспаривать эту верную, в общем-то, оценку, хочу остановиться тем не менее на том, что опять-таки остаётся за кадром фанфарной хроники.
  
  Начнём с того, что в самом начале операции Сталин сразу же поменял командование Особого корпуса, действовавшего тогда в Монголии. Это не секрет, об этом писал ещё в своих мемуарах маршал Жуков. Поскольку именно он, безвестный ещё комдив, сменил тогда комкора Фекленко, не справившегося, как это можно понять, с управлением боевыми действиями.
  
  Надо полагать, что уроки Хасана не прошли для Сталина даром. И в первую очередь он обратил самое пристальное внимание именно на качество командования. Это безусловно дало свои плоды, сразу же, в самом зародыше уничтожив возможность повторения хасанского бардака.
  
  Но понимая всё это, надо понимать и другое.
  Это был опять-таки локальный конфликт, более масштабный, конечно, чем хасанский, но всё же боевые действия вела всего одна, да ещё неполная армия (называемая армейской группой).
  
  Для одной армии страна могла дать лучших лётчиков, лучших танкистов и артиллеристов. Могла найти лучшего командующего, в конце концов.
  
  А для "большой" войны?
  Где набрать столько Жуковых для каждой из армий и каждого фронта?
  Как ответил однажды во время Отечественной войны Сталин Мехлису, который просил у него командиров получше: "У меня в запасе гинденбургов нет. Воюйте с теми, кто есть у вас."
  
  А ведь уже опыт Хасана и опыт первых боёв в Монголии год спустя показал слабость именно высшего командного состава Красной Армии. В своей общей, так сказать, массе.
  
  Мы с вами это понимаем. Но точно так же понимал это и Сталин. Иначе не обратил бы так оперативно своё внимание на качество командования советскими войсками в Монголии.
  
  Второй вопрос, на который я хочу обратить внимание, тесно связан с первым.
  Вспомним ещё раз уже рассматривавшийся здесь приказ Ворошилова N 0104 от 19 июля 1939 года. Тот самый, о работе штабов Красной Армии.
  
  Обратите внимание на дату приказа и на слова о том, что донесения не дают действительной картины боя. Не учений, заметьте, а именно боя. Вспомним о том, что бои тогда шли только на реке Халхин-Гол. Именно в это самое время, с 11 мая по 16 сентября 1939 года.
  Сопоставили?
  
  Думаю, не будет сомнений в том, какие именно события могли явиться непосредственным поводом для появления этого разгромного приказа. По всему выходит, что там это и проявилось, в боевой обстановке мая-июля 1939 года. В Монголии. На реке Халхин-Гол.
  Проявилось как повод поговорить о штабной работе во всей Красной Армии.
  
  И третий вопрос.
  Героизм там, конечно, присутствовал, здесь ничего ни убавить, ни прибавить.
  Но были там случаи и совершенно обратные. Причём не единичные, что вполне естественно, и странно было бы, если бы их не было вообще. Но речь, судя по всему, может идти и о некоторых случаях массового бегства с поля боя.
  Известно об этом мало, глухо и не всегда достоверно. Что естественно.
  
  Но отчасти подтверждением этому может явиться следующее обстоятельство.
  В девяностые годы много писалось о том, что Жуков, после вступления в командование группой, сразу, жестоко и бесчеловечно закрутил там гайки. Речь шла о нескольких десятках (в азарте писалось даже о сотнях) вынесенных лично им тогда смертных приговоров.
  
  На самом деле, это не так, конечно же. Жуков был военным человеком. А порядок в армии в отношении серьёзных наказаний всегда существовал такой. Командир может вынести приговор лично только на поле боя. Жуков, как можно догадаться, лично в бою не участвовал - не тот уровень. Во всех же остальных случаях командир обычно направляет провинившегося подчинённого в трибунал, который соответствующий приговор и выносит. После чего приговор трибунала утверждает командующий. Другое дело, что никакой советский трибунал никогда не помиловал бы того, кого им прислал сам командующий с требованием - расстрелять. Это да. Это действительно так.
  
  Впрочем, бытовавшие в перестроечные годы гуманитарные мнения об изначальном природном зверстве маршала Жукова уже тогда были не очень убедительны. Потому что они не учитывали и не учитывают простого обстоятельства.
  Такие крутые меры применялись всегда в любых боевых действиях, когда возникала обстановка разложения и паники. Которые военачальник обязан пресечь любыми средствами.
  Это, если угодно, его прямая обязанность.
  
  Достаточно вспомнить, например, пресловутые децимации, практиковавшиеся в легионах не империи даже, а ещё римской республики.
  Или, вот ещё.
  Когда такого же безвестного свежеиспеченного дивизионного генерала Буонапарте только что назначили командующим Итальянской армии, он писал оттуда в Париж своему покровителю Баррасу между прочим и такое: "Приходится много расстреливать..."
  
  Истина эта немудрёная, в общем-то. Но для поколения, воспитанного на обличении зверств заградотрядов как фирменной марке советского режима, думаю, небесполезная.
  Но это я опять отвлёкся.
  Впрочем, отвлёкся по существу, как мне это кажется.
  
  Жуков, безусловно, был человеком жестоким. Но бессмысленным садистом он точно никогда не был. Поэтому его крайняя реакция в обстановке Халхин-Гола должна иметь какое-то внятное объяснение. Думаю, что позднейший шум о "жуковских смертных приговорах" вполне подтверждает информацию о случаях массового бегства тогда с поля боя целых подразделений советской пехоты.
  
  В частности, речь может идти о бойцах 57-й стрелковой дивизии. Её ещё иногда неверно называют 57 (Пермской) дивизией. Она действительно некоторое время до Монголии дислоцировалась в Перми. Но официальное её название в то время было "Уральская". Более точно известны такие случаи в 82-й стрелковой дивизии. Она, кстати, была сформирована ранее на базе одного из полков 57-й дивизии, когда та убыла к другому месту дислокации, а 82-я осталась в Перми.
  
  Почему я обращаю на это особое внимание?
  Потому что обе дивизии эти были территориальными.
  Мы с вами о том, что это за диковина такая - территориальная дивизия, поговорим несколько позже и отдельно. Это важно.
  
  И ещё. Читал я в те же самые годы (об этом писалось намного меньше) и о том, что смертные эти приговоры, которых тогда так рьяно добивался комкор Жуков, на самом деле не были им утверждены. Они были им отсрочены. До окончания наступательной операции. Всех приговорённых к расстрелу Жуков направил тогда в бой. Искупать вину. Кое-кто получил даже потом ордена.
  
  Это, кстати, тоже подтверждает, что осуждены они были не за иные воинские преступления, а за бегство с поля боя. И вопрос о мере наказания должен был окончательно решаться и решался, видимо, с учётом слабой подготовки бойцов этих дивизий.
  
  Иными словами, насколько можно судить, на Халхин-Голе всё обстояло далеко не так благостно, как это традиционно преподносилось ранее и преподносится сейчас. Единственно на слуху всегда был окончательный итог боевых действий, закончившихся блистательной операцией по окружению японских войск. Он-то и затмил все остальные итоги, среди которых были и связанные с уже знакомыми нам "прорывами" в боевой подготовке советской пехоты.
  
  Но вот то, что бедствие это (хотел по привычке употребить слово "недостатки"), невидимое для советского общества, не осталось тогда без внимания советского же руководства, это совершенно очевидно.
  Почему я так утверждаю?
  А очень просто. Именно в сентябре 1939 года решением правительства территориальные дивизии в РККА были, наконец, упразднены. Все до единой.
  
  Чтобы понять, какое это имело значение для армии и государства, давайте остановимся.
  
  ***
  
  Итак. Ещё раз. Что представляла из себя РККА в год заключения пресловутого пакта?
  
  В общем-то, это хорошо известно. Известны цифры, численность, вооружение и тому подобное. Но очень часто ускользает от внимания наиважнейшая деталь, понимание которой сразу и кардинально изменяет представление о предмете обсуждения.
  
  Обычно все знают о том, что в сентябре 1939 году РККА в массовом порядке приносила присягу, что была принята всеобщая воинская обязанность, что численность армии была увеличена вдвое, что расходы на ее содержание увеличились в 3,5 раза.
  
  Но, почему-то мало кто задумывается о том, что представляла из себя армия до сентября 1939 года. Ну, не было присяги - ввели. Не было всеобщей обязанности - ввели. И так далее.
  
  Между тем, на самом деле происшедшее в сентябре 1939 года фактически положило начало созданию качественно новой армии.
  
  Дело в том, что до этого временного рубежа кадровой армии в СССР фактически не существовало.
  Да-да, вы не ослышались.
  
  Что же тогда было вместо кадровой армии?
  Вплоть до сентября 1939 года была так называемая смешанная система призыва.
  
  Вот что писал об этом маршал Жуков в своих "Воспоминаниях и размышлениях".
  
  "...В январе 1924 года Пленум ЦК РКП(б) решил провести проверку деятельности военного ведомства, которая была поручена военной комиссии ЦК партии во главе с В. В. Куйбышевым, а затем С. И. Гусевым. В подготовке материалов о положении в армии к Пленуму ЦК участвовали М. В. Фрунзе, К. Е. Ворошилов, А. С. Бубнов, Г. К. Орджоникидзе, А. А. Андреев, И. С. Уншлихт, Н. М. Шверник и другие. Общие выводы из анализа собранных фактов были безрадостны и резки.
  
  Стало ясно, что задачи укрепления вооруженных сил страны требуют коренной военной реформы. Предложения комиссии, утвержденные ЦК РКП (б), и легли в основу военной реформы.
  
  Одним из наиболее важных мероприятий реформы явилось введение территориального принципа комплектования Красной Армии в сочетании с кадровым.
  
  Территориальный принцип распространялся на стрелковые и кавалерийские дивизии. Сущность этого принципа состояла в том, чтобы дать необходимую военную подготовку максимальному количеству трудящихся с минимальным их отвлечением от производительного труда. В дивизиях примерно 16-20 процентов штатов составляли кадровые командиры, политработники и красноармейцы, а остальной состав был временным, ежегодно призывавшимся (в течение пяти лет) на сборы сначала на три месяца, а потом по одному месяцу. Остальное время бойцы работали в промышленности и сельском хозяйстве.
  
  Такая система обусловила возможность быстрого развертывания в случае необходимости достаточно подготовленного боевого состава вокруг кадрового ядра дивизий. Причем расходы на обучение одного бойца в территориальной части за пять лет были гораздо меньшими, чем в кадровой части за два года. Конечно, [85] лучше было бы иметь только кадровую армию, но в тех условиях это было практически невозможно..."
  
  
  Достаточно подготовленного...
  Срок военной службы для рядовых красноармейцев и младших командиров составлял фактически три месяца.
  Потом демобилизация. Потом раз в год сборы на один месяц.
  
  Кого и как можно было подготовить таким образом? Да, затраты были, конечно же, "гораздо меньшими", здесь сомневаться не приходится. Но говорить при такой системе о качестве боевой подготовки армии конечно же просто смешно.
  
  И пусть никого не вводит в заблуждение то, что Жуков описывает обстановку в применении к двадцатым годам.
  На самом деле, система эта в значительной мере просуществовала до 1939 года.
  
  Да он и сам открыто признаёт это, в другой, правда, главе:
  
  "...Занятая строительством народного хозяйства, наша страна главные усилия, все основные средства направляла на развитие производительных сил, до предела ограничивая выделение средств на укрепление обороны страны, вследствие чего до конца 1939 года значительная часть Красной Армии содержалась и проходила подготовку по территориальной системе, где не было условий для полноценной подготовки войск и запаса.
  
  С лета 1940 года, особенно после войны с Финляндией, партия и правительство уделяли большое внимание вооруженным силам и обороне страны, но экономические возможности страны не позволили в короткий предвоенный год полностью обеспечить проводимые организационные мероприятия по вооруженным силам. Война застигла страну в стадии реорганизации, перевооружения и переподготовки вооруженных сил и создания мобзапасов и государственных резервов..."
  
  
  В 1938 году стрелковые войска мирного времени состояли из 96 стрелковых дивизий. Из них кадровых и смешанных дивизий было 52, горных 10, а вот чисто территориальных было 34.
  Иными словами, ДО КОНЦА 1939 ГОДА в СССР кадровой армии в чистом виде не было. Армия или, во всяком случае, её костяк (пехота) более чем на одну треть фактически комплектовалась по милиционному принципу.
  
  Совершенно очевидно, что решение о новой военной реформе (хотя официально эти меры и не назывались реформой) было принято под влиянием внешних обстоятельств. Причиной кардинального изменения подхода к военному строительству могло быть только резкое обострение угрозы войны как на востоке, так и на западе и осознание, на фоне этой угрозы, действительного уровня вооружённых сил.
  
  Так что успокойтесь, господа резуноиды. Планировать захват всей Европы с такой армией мог тогда только круглый идиот.
  Сталин идиотом не был.
  
  И как же могло не быть тех самых "зияющих прорывов" в боевой готовности Красной Армии? Удивительно как раз другое. Удивительно ещё, что при такой системе эта армия представляла из себя тогда ХОТЬ ЧТО-ТО.
  
  Поэтому, когда мы с вами читали все вышеприведённые документы и когда будем читать далее документы последующие, давайте не будем забывать о том, что причиной всех этих вопиющих недостатков в подготовке и развитии армии, была вовсе не глупость бойцов и командиров, не способных усвоить элементарное.
  
  Причиной была элементарная бедность государства, не имевшего средств содержать тогда более-менее приличную кадровую армию.
  
  Нашим современникам это неизвестно, а те, кто об этом хоть что-то слышал, обычно забывают об этом. И трудно их в этом винить, поскольку помнить об этом приходится людям, привыкшим к совершенно иному уровню жизни, нежели существовал в то самое время. Тем более и именно поэтому, рассматривая любые вопросы, связанные с жизнью СССР 20-30-х годов, никогда не следует забывать этого важного обстоятельства. Потому что без понимания его правильно понять то, что происходило тогда в стране и вокруг неё, попросту невозможно.
  
  ***
  
  Напрашивается здесь, конечно, сравнение с германской армией. Поскольку в чём-то ситуация с вооружёнными силами в СССР и Германии перекликались.
  
  Как известно, согласно ограничениям, наложенным на Германию Версальской системой, ей было запрещено иметь всеобщую воинскую повинность. Численность армии была ограничена цифрой сто тысяч человек. Было запрещено также иметь ряд видов вооружений.
  
  Германские военные, тем не менее, нашли ряд остроумных решений, позволивших в этой обстановке подготовить условия для будущего возрождения полноценной армии. Я не буду на них останавливаться, о них достаточно широко известно. Единственно упомяну, что, когда в 1935 году Гитлер объявил о введении всеобщей воинской повинности, те самые сто тысяч оказались полностью готовы к тому, чтобы стать костяком новой германской армии. Тщательно продуманная система разносторонней и интенсивной боевой подготовки привела к тому, что с момента создания вермахта рядовые рейхсвера стали унтер-офицерами, а унтер-офицеры рейхсвера стали через определённое время лейтенантами. Унтер-офицерами и лейтенантами высокого качества, подчеркну.
  
  Иными словами, был сразу же создан полноценный и высокопрофессиональный костяк германской пехоты, который дальше мог сколько угодно совершенствоваться качественно и развиваться количественно.
  И, самое главное, призванных на службу молодых людей было кому учить становиться полноценными солдатами добротно и быстро.
  Иными словами, в звене отделение - взвод - рота подготовка и слаживание могли быть сразу же поставлены на высочайшем уровне. Что и произошло в действительности.
  
  В Красной Армии, наоборот, в момент перехода к всеобщей воинской обязанности учить новобранцев оказалось некому. Мы с вами видели, что и в 1937 году, и в 1938-м, младшие командиры (сержанты) РККА не умели сами и, соответственно, не могли научить рядовых красноармейцев простейшим (но и важнейшим) навыкам военной службы. Тем более не могло этого случиться в 1939 году, когда количество призывников резко увеличилось.
  
  Почему?
  А всё очень просто. Младшие командиры, так же, как и красноармейцы, призывались до 1939 года всё по тому же территориальному принципу. Три месяца обучения что для рядового, что для сержанта не очень много, конечно же. Особенно принимая во внимание, что после этих трёх месяцев он уходит на гражданку. Чтобы вернуться в армию на один месяц через год гражданской жизни.
  
  А в рейхсвере до 1935 года всё было не так. Там вообще до этого срока не было системы призыва, отменённой Версальским миром. Поэтому в армии служили в основном добровольцы. Не только офицеры, что само собой разумеется, но, самое главное, добровольно служили рядовые и унтер-офицеры. Это была в чистом виде контрактная служба. И рядовые, и унтера служили в армии годами. Срок службы им был установлен 12 лет. Кто-то из них успел до введения всеобщей воинской повинности отслужить по пять, кто-то даже и по десять лет.
  
  Сравните уровень любого из них с младшим командиром РККА, прослужившим три месяца и потом по месяцу в течение тех же пяти лет.
  День и ночь. Небо и земля.
  
  Можно ли было и у нас сделать так же, как это было в Германии? СССР - то ведь никто не ограничивал никаким Версалем.
  Теоретически, да, конечно же, можно. А на практике это было попросту нереально. Всё по той же причине. СССР заставляла поступать именно так, как он тогда поступал, не воля иных государств, а всё та же унизительная и жесточайшая бедность.
  
  Содержать армию, рядовой и унтер-офицерский состав которой может получать оплату, позволяющую не просто сводить концы с концами, но поддерживать определённый статус, могло позволить себе только богатое государство.
  
  Каковым и была Германия, не понесшая в ходе мировой войны никаких убытков и разрушений. Плюс к этому получавшая после её окончания баснословные зарубежные инвестиции в виде иностранных займов на самых выгодных для себя условиях.
  
  Ничего этого в СССР, конечно же, не было и в помине.
  
  Это при всём том, что и до Первой Мировой войны Германия была, безусловно, намного более высокоразвитым и, соответственно, богатым, государством, нежели царская Россия.
  
  Но даже и Германии было бы не под силу содержать массовую контрактную армию. Поэтому, начиная с введения всеобщей воинской повинности, рядовые солдаты вермахта перестали, конечно же, получать высокие оклады, позволявшие удерживать их на военной службе. Поскольку служить они теперь были обязаны по призыву.
  
  Для СССР же такая стотысячная контрактная армия, даже при условии возможности её содержания, не могла бы обеспечить даже самых необходимых потребностей его обороны.
  Огромная территория, неразвитая транспортная сеть, невообразимо протяжённые границы. Неспокойные соседи, каждую минуту готовые преподнести любую гадость.
  
  Так что, волей-неволей приходилось содержать именно большую армию. Но вот, в силу возможностей страны, и соответствующего этим возможностям качества.
  
  Кроме того.
  Имеется и ещё один очень важный аспект этой проблемы.
  
  Читая мемуары бывших военнослужащих рейхсвера, бросается в глаза такая деталь. На протяжении всей службы рядовые и унтер-офицеры то и дело проходили обучение на разнообразных курсах, повышающих их профессиональный уровень.
  Количество этих курсов и высокое качество обучения на них позволяло, фактически, без отрыва от действительной военной службы, получать одновременно разносторонние знания в объёме военного училища или, в крайнем случае, полноценных офицерских курсов.
  
  Так вот, высокое качество обучения в таких краткосрочных школах поддерживалось составом преподавателей, имеющих высочайшую квалификацию. При высоком уровне техники и науки, имевшейся тогда в Германии, имелось там, естественно, и изобилие высококлассных специалистов самого разнообразного профиля.
  
  В СССР же на таких специалистов был жесточайший голод.
  Можно ли представить себе профессора, доцента или просто высококлассного инженера, преподающего на постоянной основе на каких-нибудь специальных курсах для обучения младших командиров РККА?
  
  Тогда в стране впервые и на голом месте создавались впервые не заводы даже, пусть самые гиганты, а целые новые отрасли промышленного производства. Для нормального функционирования которых постоянно и остро не хватало не сотен даже, а тысяч и тысяч инженеров и специалистов. Естественно, там эти специалисты были намного нужнее, чем в армии.
  
  
  Собственно, эта причина перекликается ещё и с причиной относительно низкого качества среднего (офицерского) командного состава РККА. О качестве этом речь уже шла и будет ещё идти. А пока необходимо отметить вот что.
  
  Командный состав при нормальных условиях мирного времени черпается обычно из выпускников полноценных военных училищ. Однако в довоенном СССР этих училищ обычно не хватало для удовлетворения даже самых минимальных потребностей армии. Причина была той же самой. Нехватка (иногда просто отсутствие) необходимых средств. Плюс острейший кадровый голод. Если в военных (особенно технических) академиях всё обстояло ещё более-менее благополучно, то для преподавания в обычных военных училищах так же остро не хватало квалифицированных преподавателей.
  
  На самом деле, знаменитое сталинское "кадры решают всё" является вовсе не забавной мишенью для нынешних досужих остроумцев. Эти слова отразили тогда самую суть, главный узел проблем, существовавших в армии. Да что в армии - кадровый голод ощущался тогда буквально везде. Не появлялись бы тогда иначе в правительстве тридцатилетние наркомы.
  
  Поэтому, одним из серьёзных источников пополнения среднего командного состава РККА в звене взвод - рота, были ускоренные курсы младших лейтенантов, на которых в войсках обучали наиболее образованных младших командиров (сержантов).
  В принципе, хотя это и не самое добротное и классическое военное образование, способ этот получения офицерского состава мог быть не очень плохой заменой традиционному. Если бы не одно "но".
  
  Сержанты эти, отбираемые на курсы, и были теми самыми младшими командирами, которые не владели сами и не умели поэтому научить бойцов своего отделения необходимым навыкам.
  
  После нескольких месяцев обучения основам тактики, топографии и прочим военным премудростям их выпускали в войска. Тому, что они не знали на уровне командира отделения их не обучали, поскольку считалось, что они это должны были уже знать ранее. Да и некому их было этому учить. Опять же.
  И эти свежеиспечённые офицеры принимали взвод, не зная и не умея ничего толком ни на уровне отделения, ни на уровне этого самого взвода.
  
  И ещё была большая категория пополнения среднего комсостава - командиры запаса.
  Особенно много поступило их в РККА в 1940-1941 годах, когда численность армии постоянно увеличилась. Что, конечно же, ещё более усугубляло проблему командных кадров.
  
  Командиры запаса, естественно, знали военную специальность ещё меньше, чем выпускники ускоренных курсов. Те хотя бы не отрывались на годы от военной службы.
  
  
  Подводя итог сказанному о качестве офицерских кадров кануна войны, скажу следующее. Низкий уровень их подготовки был вызван объективными причинами. Но, естественно, как не объясняй это любыми причинами, главного это не отменяло. Командиры, особенно младшего и среднего звена, мало знали и мало умели в своём военном ремесле.
  Им самим ещё нужно было много учиться. Учиться, что называется, без отрыва от службы.
  Для этого необходимо было время. А вот времени, как выяснилось, у них не оказалось. Тем, кому повезло выжить в начале войны, приходилось учиться уже под огнём.
  
  Через год-два войны это были уже отменные офицерские кадры. Но, естественно, цена их становления была непомерно велика.
  
  
  Конечно, хочется прикинуть, а нельзя ли было перейти на всеобщую воинскую повинность раньше?
  Ну что же, теоретически можно.
  Теоретически много чего можно.
  
  Вот, например, эту претензию выставил Сталину (после его смерти, разумеется) маршал Жуков.
  Вот примерно в такой форме. Читаем дальше, сразу после его слов об отмене территориальной системы комплектования.
  
  "...Законно возникает вопрос: а нельзя ли было начать проведение этих мероприятий значительно раньше? Конечно, можно и нужно было, но сталинское руководство ошибочно считало, что времени у нас еще хватит для проведения необходимых мероприятий. Эта ошибка отягощается теми обстоятельствами, что Германия свою вооруженную агрессию и дальнейшее развертывание вооруженных сил в значительных размерах начала с 1936 года, порвав все свои международные обязательства об ограничении своих вооруженных сил...".
  
  Подумать только. "Конечно можно и нужно было".
  Страна доедала последний хрен без соли, между прочим.
  
  А великий полководец, давно забывший на каком кусту выращиваются булки с маслом и не желавший знать, какой ценой они для него оплачиваются, проявляет державную мудрость.
  Этому дурачку Сталину повезло где-то там найти некий загашник, и он не очень умело достаёт из этого самого загашника для нашего военного гения первоклассную военную технику в любых мыслимых и немыслимых количествах. А гений на то и гений, чтобы не задумываться над тем, откуда она берётся и чего она стоит. Она ему нужна и она для него есть - этого достаточно.
  Для гения эта техника, раз растёт она на ветках, то и дальше будет расти. И к вопросу стоимости тех мер, которые он предлагает, отношения не имеет.
  
  Что значит в действительности принятие этих мер раньше, пусть даже и в 1936 году, на который кивает маршал? Это значит, что средства, брошенные на армию, не получает промышленность. Или сельское хозяйство (что-то голода в стране давно не случалось). Это значит, что те самые офицеры запаса, а попросту инженеры и техники уйдут с заводов и лабораторий и придут в армию. Что для армии, конечно, хорошо.
  Теоретически.
  Практически это означало, что не было бы попросту большей части станков и домен, о существовании которых не догадывался великий "Маршал Победы".
  И без которых его военный гений остался бы без военной техники, с одним голым пушечным мясом.
  
  ***
  
  "Ошибочно считало...".
  Надо сказать, что чего оно там считало на самом деле, мы до сих пор не знаем. Полагаться можем только на слова маршала Жукова. Не замеченного, мягко говоря, в особой правдивости.
  
  Но вот одно можно считать совершенно точно установленным. "Сталинское руководство" делало всё возможное и невозможное для того, чтобы оттянуть подальше во времени неизбежное столкновение с Германией. Понимало эту неизбежность. Понимало, что Гитлер может напасть в любое время.
  Это после смерти Сталина подобострастные перья расписали его уверенность в том, что Гитлер нападёт "когда-нибудь потом".
  Трактуя таким образом его постоянные усилия эту самую войну отсрочить.
  
  Я писал об этом более подробно в своём очерке о Рихарде Зорге. Думаю, что там мне удалось привести достаточно убедительные доказательства этому.
  
  Здесь же пришло время добавить, что одним из самых его масштабных усилий в том, чтобы избежать немедленной войны с Германией, явился, в первую очередь, сам факт заключения пакта о ненападении с ней.
  
  Сталин не хотел войны с Германией даже один на один. Не говоря уже о возможных вариантах войны против Германии вместе с такими вероятными её союзниками, как Англия и Франция, например. Думаю, он понимал, при всём поощрении пропагандистских заклинаний о непобедимости РККА, несоизмеримость в то время весовых категорий СССР и Германии.
  
  Даже при том, что прямых столкновений между СССР и Германией тогда не было, к такому выводу легко можно было прийти, исходя из итогов тех конфликтов, где участвовали части Красной Армии.
  
  При оценке их результатов у Сталина наверняка должен был возникать естественный вопрос. Какая армия сильнее - японская или германская?
  Кстати, и маршал Жуков вспоминает в своих мемуарах, что при первом его представлении Сталину тот сразу же задал ему вопрос: "Как вы оцениваете японскую армию?"
  
  Германская армия фактически в масштабных боевых действиях тогда не участвовала. Поэтому, оценить её силу не представлялось возможным. Можно было оценить только сравнительное качество военной техники. Что и было сделано по итогам войны в Испании. Как уже было выше замечено, сравнение было далеко не в нашу пользу.
  
  При этом японская армия, наоборот, боевые действия вела уже несколько лет. Но вела против китайской армии. Куда, кстати, тоже поставлялась советская военная техника. Только здесь претензий к нашей технике в сравнении с японской не было.
  С другой стороны, противник японцев - китайская армия - была, конечно же, не из сильных. Между тем, одержать решительную победу над ней японская армия так и не смогла. За несколько лет, повторю.
  
  Исходя из этих соображений, можно было, конечно, прийти к выводу, что японская армия безусловно слабее немецкой.
  
  Так что, глядя на опыт столкновений РККА с японцами, было, конечно, о чём задуматься, рассматривая в 1939 году перспективу войны с Германией.
  
  
  Должен заметить, что был, конечно, ещё один вариант, ещё одна возможная линия поведения советского государства.
  Можно было объявить и придерживаться нейтралитета. Не заключая с Гитлером никаких соглашений и договоров.
  
  Мне приходилось встречать и такое мнение.
  Сразу скажу, что мнение это, на мой взгляд, совершенно не убедительное.
  
  Этот довод можно было бы принять во внимание, если бы не существовало в природе простого соображения. Заключенного в следующем.
  
  Если бы вопрос возникновения войны зависел только от одной страны (в данном случае, СССР), тогда соображение это было бы вполне правдоподобно.
  Ну, а если вопрос участия в войне зависит не только от СССР?
  Как быть тогда?
  
  Между тем, совершенно очевидно, что риск оказаться вовлечённым в войну зависел тогда не от одного СССР. Он зависел и от других государств тоже.
  
  Было видно невооружённым глазом, что Гитлер стремится к мировому (и уж, совершенно точно, европейскому) господству.
  При таком стремлении двух сильных игроков в одном пространстве одновременно не бывает. Рано или поздно, государство, претендующее на господство, обязательно нападёт на любого из своих существенных конкурентов. Иначе, как мы с вами понимаем, ни о каком доминировании не может идти и речи.
  
  И именно в 1939 году, он, как бешеный зверь мог непредсказуемо наброситься на любого из своих соседей. И уж, конечно, в первую очередь на страну, которая могла бы потенциально стать союзником Англии.
  
  Поэтому, наблюдать за схваткой со стороны нам никто бы не позволил. Россия - не Швеция и не Швейцария. Россия всегда была достаточно сильным игроком на континенте, чтобы присутствовать обычно в политических раскладах всех противоборствующих сторон. Каждая из которых была не прочь заполучить её себе в союзники. Если же никакая из сторон этого не добивалась, то у каждой из них всегда и неизбежно оставалось бы подозрение, что Россия склоняется тайно на сторону его противника.
  
  Обезвредить будущего потенциального союзника своего врага - это же совершенно естественная мера, не так ли?
  
  Эти соображения элементарны. И, конечно же, являлись для Сталина само собой разумеющимися.
  Потому-то в то время СССР и искал себе лихорадочно союзников.
  
  Конечно, Англия и Франция в качестве союзников были бы предпочтительнее. Из тех, хотя бы, соображений, что воевать с Гитлером всё равно придётся в дальнейшем, и проще налаживать союзные связи сразу с теми, кто не претендует на господство. Хотя бы в силу того, что его уже, де-факто, имеет.
  Но "те" такого союза тогда не захотели.
  
  Вернее, когда Сталин понял, что Англия и Франция собираются фактически выставить его один на один с Гитлером, он тут же шарахнулся от них, как чёрт от ладана.
  
  Поэтому ему оставался единственный вариант спасения. Сложный и ненадёжный. Но на тот момент единственный.
  Пакт.
  
  Поскольку выбирать тогда было особо не из чего.
  
  ***
  
  Апофеозом оратории о силе Красной Армии явилась Финская война.
  
  Началась она вскоре после заключения Пакта и закончилась в марте 1940 года.
  Повлиять на решение о сближении с Германией она, естественно не могла. Но выявилось в ней всё уже нам знакомое с таким размахом и с такой наглядностью, что заговорили об этом уже в открытую. И уже с позиций итогов этой войны оценивался, конечно, заключённый пакт.
  
  Какими же были эти итоги?
  
  Их обобщению был целиком посвящён приказ Наркома обороны СССР N 120 от 16 мая 1940 года.
  
  "...Опыт войны на Карело-Финском театре выявил крупнейшие недочеты в боевом обучении и воспитании армии...
  ...Взаимодействие родов войск в бою, особенно в звене рота - батарея, батальон-дивизион, являлось наиболее узким местом..."
  
  
  Ну да, именно наиболее. Слабое взаимодействие родов войск, в первую очередь, пехоты и артиллерии будет, как проклятие, преследовать советские войска чуть ли не всю войну. В то же самое время для немцев всю войну не будет в этом звене никаких проблем.
  
  Почему? Очень просто. Связь. У немцев связь была поставлена так, как это необходимо для нормального и удобного управления любым родом войск. У нас...
  Впрочем, о связи разговор ещё впереди.
  
  "...Основной причиной плохого взаимодействия между родами войск было слабое знание командным составом боевых свойств и возможностей других родов войск..."
  
  
  Естественно. Если уж возможности собственно рода войск оставались для многих загадкой.
  
  "...Пехота вышла на войну наименее подготовленной из всех родов войск: она не умела вести ближний бой, борьбу в траншеях, не умела использовать результаты артиллерийского огня и обеспечивать свое наступление огнем станковых пулеметов, минометов, батальонной и полковой артиллерии..."
  
  Мда. Для кого-то в этих строках есть что-то новое?
  
  "...Подготовка командного состава не отвечала современным боевым требованиям.
  Командиры не командовали своими подразделениями, не держали крепко в руках подчиненных, теряясь в общей массе бойцов.
  Авторитет комсостава в среднем и младшем звене невысок. Требовательность комсостава низка. Командиры порой преступно терпимо относились к нарушениям дисциплины, к пререканиям подчиненных, а иногда и к прямым неисполнениям приказов.
  Наиболее слабым звеном являлись командиры рот, взводов и отделений, не имеющие, как правило, необходимой подготовки, командирских навыков и служебного опыта..."
  
  
  Ну, правильно. Если командир мало знает и мало умеет, кто его будет уважать? Да ещё, если учесть при этом, что обычно солдаты находятся ближе к противнику, а неумелый командир пытается командовать где-то за их спинами.
  
  "...Старший и высший комсостав слабо организовал взаимодействие, плохо использовал штабы, неумело ставил задачи артиллерии, танкам и особенно авиации.
  Командный состав запаса был подготовлен исключительно плохо и часто совершенно не мог выполнять свои обязанности..."
  
  
  Короче, в РККА на тот момент командный состав был. Номинально. Были люди, которые носили в петлицах шпалы, кубики и треугольники. Говорили громкими решительными голосами. Но командовать не умели. Потому что не знали военного дела.
  
  "...Штабы по своей организации, подбору и подготовке кадров, материально-техническому оснащению не соответствовали предъявляемым к ним требованиям: они работали неорганизованно, беспланово и безынициативно, средства связи использовали плохо, и особенно радио. Информация была плохая. Донесения запаздывали, составлялись небрежно, не отражали действительного положения на фронте. Иногда в донесениях и докладах имела место прямая ложь. Скрытым управлением пренебрегали.
  Командные пункты организовывались и несли службу плохо, неумело переходили с одного места на другое.
  Боевой опыт не изучался и не использовался. Штабы слабо занимались подготовкой войск к предстоящим действиям..."
  
  
  О штабах нечто подобное уже было. И почти теми же самыми словами.
  Между прочим, без правильно организованной штабной службы самые подготовленные бойцы являются просто неорганизованной толпой, легко избиваемой противником.
  
  "...Разведывательная служба организовывалась и выполнялась крайне неудовлетворительно. Разведорганы войсковых штабов, разведывательные подразделения частей и соединений были подготовлены плохо. Войска неумело вели разведку в условиях леса, зимы и укрепленной полосы противника, не умели брать пленных.
  Во всех родах войск особенно плохо была поставлена служба наблюдения.
  Командование и штабы всех степеней плохо организовали и неумело руководили работой тыла. Дисциплина в тылу отсутствовала. Порядка на дорогах, особенно в войсковом тылу, не было.
  135
  Организация помощи раненым была нетерпимо плохой и несвоевременной.
  Войска не были обучены переездам по железным дорогам.
  Все эти недочеты в подготовке армии к войне явились в основном результатом неправильного воинского воспитания бойца и командира, ориентировавшихся на легкую победу над слабым врагом и неверной системой боевого обучения, не приучавшей войска к суровым условиям современной войны...
  
  Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза С. Тимошенко
  Ф. 4, оп. 15, д. 30, л. 336-356, Типогр. экз."
  
  
  Это один из первых приказов, подписанных новым Наркомом обороны Союза ССР.
  И не просто высшим военачальником. А человеком, который командовал фронтом в этой самой "негромкой" войне. Видевшим всё, сказанное здесь, собственными глазами.
  
  До раннего утра 22 июня 1941 года оставался один год и тридцать девять дней...
  
  Большую часть проявившихся "прорывов" знало и руководство армии, и руководство государства. Знало об этом на протяжении многих лет. И сейчас всё то, о чем они имели давнюю информацию, проявилось зримо, сразу и с впечатляющей силой при первом же удобном случае.
  В столкновениях с не самым сильным противником, что важно отметить.
  
  
  Я не понимаю.
  Наши замечательные сторонники Резуна и его теории всерьёз и от чистого сердца считают, что вот именно ЭТОЙ самой армией Сталин собирался вот-вот захватить всю Европу? Прекрасно осознавая её действительную силу и её действительные качества?
  Я, в данном случае, задаю вовсе не риторический вопрос. Я действительно не понимаю этого.
  "Операция "Гроза", "майские соображения", "автострадные танки"...
  Может быть, мне кто-нибудь что-нибудь объяснит?
  Ну, хорошо. Вы считаете Сталина идиотом. Но зачем же выставлять идиотами самих себя?
  
  
  Итак, война с Финляндией окончилась.
  Сейчас хорошо известно, как были приняты тогда в Европе её итоги.
  
  В Кремле, понятно, ощутили вселенский конфуз. Но, одновременно, наверняка и невероятное облегчение. От того, что смогли-таки не вдряпаться с ТАКОЙ армией несколько месяцев назад в войну с Германией.
  
  На Западе открыто радовались, что не связались совсем недавно с таким слабым союзником.
  
  Германия... Германия, конечно, всё равно, рано или поздно напала бы на СССР. Слишком веские у неё были на то причины. Но вот любые шансы на отсрочку этого нападения Финская война сильно подмочила.
  
  Конечно, после армейской реформы 1939 года прошло слишком мало ещё времени. Армии за несколько месяцев не создаются, это понятно.
  Но слишком уж болезненным получился урок. В первую очередь, для международного престижа. А престиж в данном случае - не пустая цацка, тешащая самолюбие вождей. Престиж в этом случае - вполне материальный фактор, взвешиваемый, в том числе, при решении вопроса о войне и мире.
  Иными словами, когда решают самое главное. Нападать на тебя или не нападать.
  
  В более поздние времена советская публицистика говорила об общих неправильных выводах, сделанных после Финской войны как в Германии, так и в Англии с Францией. О том, что они не так всё поняли, что они поддались случайному впечатлению. Эти мотивы иногда перепеваются и сегодня.
  
  Между тем.
  Впечатление-то было на самом деле совершенно верным. И выводы там были сделаны правильные. РККА тогда показала свой подлинный, а вовсе не кажущийся уровень. То, что в 1943-45 она показывала уровень совершенно иной, вовсе не означает, что он был таким же и в 39-м. Это означает только, что армия к середине большой войны стала совершенно другой.
  Но это будет потом.
  
  ***
  
  Итак, после Финской войны маршал Тимошенко был назначен Наркомом обороны. Как уже говорилось, принял новый нарком совершенно запущенное хозяйство.
  
  Мы можем ознакомиться с совершенно уникальным документом. Документ этот наиболее полно и всесторонне оценивает силу "непобедимой и легендарной" Красной Армии к маю 1940 года.
  Это надо читать.
  
  Естественно, огромный объём документа не позволяет мне привести его здесь полностью. Но уж наиболее красочные места оттуда я не могу не представить на всеобщее обозрение.
  
  "АКТ ПРИЕМА НАРКОМАТА ОБОРОНЫ СССР С. К. Тимошенко от К. Е. Ворошилова
  
  Во исполнение Постановления СНК СССР от 8 мая 1940 г. за N 690 при приеме Наркомата обороны т. Тимошенко от т. Ворошилова в присутствии тт. Жданова, Маленкова и Вознесенского заслушаны доклады начальников центральных управлений и установлено следующее...
  
  ...ОПЕРАТИВНАЯ ПОДГОТОВКА
  
  1. К моменту приема и сдачи Наркомата обороны оперативного плана войны не было, не разработаны и отсутствуют оперативные планы, как общий, так и частные.
  Генштаб не имеет данных о состоянии прикрытия границ. Решения военных советов округов, армий и фронта по этому вопросу Генштабу неизвестны.
  2. Руководство оперативной подготовкой высшего начсостава и штабов выражалось лишь в планировании ее и даче директив. С 1938 года Народный комиссар обороны и Генеральный штаб сами занятий с высшим начсоставом и штабами не проводили. Контроль за оперативной подготовкой в округах почти отсутствовал. Наркомат обороны отстает в разработке вопросов оперативного использования войск в современной войне.
  3. Подготовка театров военных действий к войне во всех отношениях крайне слаба...
  
  
  ...УКОМПЛЕКТОВАНИЕ И УСТРОЙСТВО ВОЙСК
  
  1. Точно установленной фактической численности Красной Армии в момент приема Наркомат не имеет. Учет личного состава по вине Главного Управления Красной Армии находится в исключительно запущенном состоянии...
  
  
  ...МОБИЛИЗАЦИОННАЯ ПОДГОТОВКА
  
  ...2. Наркомат обороны не устранил еще следующие недостатки мобилизационного плана, вскрытие при проведении частичной мобилизации в сентябре 1939 года:
  а) крайняя запущенность учета военнообязанных запаса, т. к. пере-учет не проводился с 1927 года...
  
  ...3. В числе военнообязанных запаса состоит 3 155 000 необученных людей. Плана обучения их Наркомат обороны не имеет. В числе обученного состава состоят на учете военнообязанные запаса с недостаточной подготовкой и по ряду специальностей, мобилизационная потребность в специалистах не покрывается. Плана переобучения специалистов и переподготовки слабо обученного состава...
  
  ...СОСТОЯНИЕ КАДРОВ
  
  К моменту приема Наркомата обороны армия имела значительный некомплект начсостава, особенно в пехоте, достигающий 21 % к штатной численности на 1 мая 1940 г.
  Установлено, что ежегодные выпуски из военных училищ не обеспечивали создания необходимых резервов для роста армии и образования запасов.
  Качество подготовки командного состава низкое, особенно в звене взвод - рота, в котором до 68% имеют лишь краткосрочную 6-месячную подготовку курса младшего лейтенанта.
  Подготовка комсостава в военных училищах поставлена неудовлетворительно вследствие недоброкачественности программ, неорганизованности занятий, недостаточной загрузки учебного времени и особенно слабой полевой практической выучки. Усовершенствование командного состава кадра должным образом не организовано. Недостатком программ подготовки командиров в военно-учебных заведениях является: проведение занятий преимущественно в классах, недостаточность полевых занятий, насыщение программ общими предметами в ущерб военным...
  
  ...Плана подготовки и пополнения комсостава запаса для полного отмобилизования армии по военному времени не было.
  
  БОЕВАЯ ПОДГОТОВКА ВОЙСК
  
  Главнейшими недостатками в подготовке войск являются:
  1) Низкая подготовка среднего командного состава в звене рота - взвод и особенно слабая подготовка младшего начальствующего состава.
  2) Слабая тактическая подготовка во всех видах боя и разведки, особенно мелких подразделений.
  3) Неудовлетворительная практическая полевая выучка войск и неумение ими выполнять то, что требуется в условиях боевой обстановки.
  4) Крайне слабая выучка родов войск по взаимодействию на поле боя: пехота не умеет прижиматься к огневому валу и отрываться от него, артиллерия не умеет поддерживать танки, авиация не умеет взаимодействовать с наземными войсками.
  5) Войска не обучены лыжному делу.
  6) Применение маскировки отработано слабо.
  7) В войсках не отработано управление огнем.
  301
  8) Войска не обучены атаке укрепленных районов, устройству и пре-одолению заграждений и форсированию рек. Причинами этого являются:
  1) Неправильное обучение и воспитание войск.
  В боевой подготовке войск допускается много условностей, войска не тренируются в обстановке, приближенной к боевой действительности, применительно к требованиям театров военных действий.
  Широкое применение системы условностей в обучении и воспитании войск создало в войсках неправильное представление о суровой действительности войны.
  Войска мало обучаются в поле практическому выполнению всего необходимого для боя. Недостаточно воспитывается и прививается выносливость, физическая закалка и стремление выполнить приказ беспрекословно, точно и быстро, несмотря ни на какие трудности и преодолевая их. Вместо этого зачастую допускается ложный демократизм, подрыв авторитета командира.
  2) Неправильно построены программы и планы боевой подготовки, приводящие к тому, что рода войск занимаются изолированно, периоды обучения и боевые стрельбы их тождественных подразделений не совпадают по времени и недостаточно обеспечиваются материально.
  
  СОСТОЯНИЕ РОДОВ ВОЙСК
  
  1. Пехота: а) вопросам организации, вооружения и подготовки пехоты не уделено должного внимания;
  б) пехота подготовлена слабее всех других родов войск;
  в) накопление подготовленного запаса пехоты недостаточно;
  г) командный состав пехоты плохо подготовлен и имеет большой некомплект;
  д) пехотное вооружение отстает от современных требований боя и не обеспечено минометами и автоматами...
  
  ...5. Артиллерия
  
  ...Приборами управления, биноклями артиллерия обеспечена недостаточно.
  Наличие хранилищ не обеспечивает полностью хранение имеющихся запасов. Организация складского хозяйства поставлена неудовлетворительно. К моменту приема из-за недостатка хранилищ и загруженности складов не-
  303
  нужными материалами находилось на открытом воздухе большое количество боеприпасов и вооружения...
  
  ...9. Войска связи.
  
  ...Существующее отставание в развитии техники связи и нечеткость организации связи привели к тому, что во время похода в Западную Украину и Западную Белоруссию*, а также во время войны с белофиннами войска связи не имели устойчивой и непрерывно действующей связи..."
  
  
  О состоянии армии я в данном случае говорить ничего не буду. Всё сказано предельно ясно и в комментариях не нуждается.
  
  Я прошу только обратить особое внимание на следующие моменты:
  
  - отсутствие оперативных планов войны и данных о прикрытии границ;
  - отсутствие планов подготовки и пополнения комсостава запаса для полного отмобилизования армии по военному времени;
   - переучет военнообязанных запаса не проводился с 1927 года.
  
  Это что, подготовка к захвату Европы?
  
  И ещё. Резун, если помните, много и с надрывом вещал о выложенных летом 1941 года на грунт снарядах, что вроде это несомненный признак того, что Сталин вот-вот должен был напасть на Гитлера. Иначе-де, это явление не имеет объяснения и всех виновных в этом безобразии Сталин бы перестрелял. Поэтому такого не могло случиться, если бы не готовились завтра напасть на Германию.
  
  А как вам это?
  Май 1940 года.
  
  "...Наличие хранилищ не обеспечивает полностью хранение имеющихся запасов. Организация складского хозяйства поставлена неудовлетворительно. К моменту приема из-за недостатка хранилищ и загруженности складов не нужными материалами находилось на открытом воздухе большое количество боеприпасов и вооружения..."
  
  
  Ну, не знаю, стрелял кого Сталин за такой способ хранения боеприпасов или не очень, но факт, как говорится, налицо. Случался в РККА такой способ хранения и без всякой подготовки к войне. В силу причины, не очень знакомой, видимо, британскому изгнаннику. Причина эта называется просто - советская действительность.
  
  
  Впрочем, действительность эта совершенно не устраивала нового наркома обороны. Весь 1940 год он старается охватить своим вниманием как можно больше сторон вверенного ему механизма. И выявлялось то и дело, что каждая из них без исключения зияла прорехами потрясающих масштабов.
  
  Приказ НКО СССР N 0360 от 20 декабря 1940 г. о подготовке войск связи.
  
  "...Проведенные мною и моими заместителями инспекторские смотры войск Красной Армии показали, что подготовка частей связи может быть признана удовлетворительной только в части индивидуальной подготовки некоторых категорий специалистов. Что же касается подготовки частей связи в целом для обеспечения управления, то они в своем большинстве отстают от общего оперативно-тактического роста частей и соединений армии.
  Один из основных видов современной связи - радио используется недостаточно. Организация радиосвязи при массовом насыщении радиостанциями, и особенно радиосвязь взаимодействия родов войск, освоена недостаточно. Отсутствует единообразие в подготовке частей связи. Недостаточны практические навыки в работе в сложных метеорологических условиях и ночью. Слабая подготовка специалистов по работе на быстродействующей аппаратуре, в обслуживании коммутаторов большой емкости, в определении и устранении повреждений в аппаратах и на линиях. Линии строятся плохо и небрежно.
  Слабо отработаны обязанности должностных лиц: дежурного по связи, начальника узла связи, начальников направлений связи и других.
  Командный состав частей связи, как правило, отрывается от тактической обстановки, выполняя свою работу вслепую.
  Начальники штабов частей и соединений слабо руководят подготовкой частей связи.
  Продолжает иметь место большой отрыв частей связи на различного рода работы, не связанные с совершенствованием их по специальности, и на несение караульной службы..."
  
  
  Кстати, сегодня уже ясно, что давние уверения в том, что Сталин недооценивал значение радиосвязи в будущей войне, являются выдумкой от начала и до конца. Равно как и об отсутствии радиостанций в войсках.
  Да, конечно, был их огромный некомплект. Но что этот некомплект означает? Он и означает как раз то, что запланировано было наличие в войсках этих самых радиостанций огромное количество. А изготовить промышленность успела лишь часть от запланированного.
  И не зря, не для красного словца сказано в приказе о массовом насыщении войск радиостанциями.
  
  Открываем первый том сборника документов "1941 год". Смотрим документ N 272. Февраль 1941 года. Записка НКО СССР и Генштаба Красной Армии в Политбюро ЦК ВКП(б) - И.В. Сталину и СНК СССР - В.М. Молотову с изложением схемы мобилизационного развёртывания Красной Армии.
  
  Заметим, что там говорится о том, сколько чего положено иметь в войсках в военное время. И некомплект отсчитывают от этих значений. Так вот.
  Смотрим наличие этих самых радиостанций.
  
  Радиостанции типа PAT.
  Положено иметь на случай войны 117.
  В наличии на 1 января 1941 год имеется 40.
  Планируется поставить за 1941 ещё 33.
  Обеспеченность всего 62 процента.
  
  Армейские радиостанции 2-А РАФ.
  Положено иметь на случай войны 1907.
  В наличии на 1 января 1941 год имеется 845.
  Планируется поставить за 1941 ещё 220.
  Обеспеченность всего 56 процентов.
  
  Корпусные радиостанции ЗА РСБ.
  Положено иметь на случай войны 1241.
  В наличии на 1 января 1941 год имеется 768.
  Планируется поставить за 1941 ещё 720.
  Обеспеченность 119 процентов.
  
  Полковые радиостанции 5-АК.
  Положено иметь на случай войны 12152.
  В наличии на 1 января 1941 год имеется 5909.
  Планируется поставить за 1941 ещё 1000.
  Обеспеченность всего 57 процентов.
  
  Батальонные радиостанции (16-ПК-РСБ).
  Положено иметь на случай войны 33813.
  В наличии на 1 января 1941 год имеется 20814.
  Планируется поставить за 1941 ещё 5020.
  Обеспеченность всего 77 процентов.
  
  Ротные радиостанции (РРУ, РБС).
  Положено иметь на случай войны 24425.
  В наличии на 1 января 1941 год имеется 13016.
  Планируется поставить за 1941 ещё 9000.
  Обеспеченность всего 90 процентов.
  
  
  Почти везде некомплект, как видим. Да, это так. Но простите, всё равно в наличии в войсках даже на 1 января 1941 года имелись десятки тысяч радиостанций. И где, кто их видел в начале войны? О них никто, рассказывая о том времени, даже и не вспоминает. Как будто не было их вовсе.
  Знаете, почему?
  
  Да потому просто, что ими не умели пользоваться.
  Соответственно, не было и такого желания.
  
  Вспомним приказ Тимошенко об итогах Финской войны.
  Ещё раз.
  
  "...Штабы по своей организации, подбору и подготовке кадров, материально-техническому оснащению не соответствовали предъявляемым к ним требованиям: они работали неорганизованно, беспланово и безынициативно, средства связи использовали плохо, и особенно радио..."
  
  Или ещё немного раньше. Помните приказ 1939 года о работе штабов?
  
  "...Организовать и обеспечить управление войсками в бою надежной, прочной связью штабы не умеют.
  Радио - надежнейшее средство связи - не используется в бою даже при отказе остальных средств связи и, как правило, бездействует..."
  
  Что толку при этом от десятков тысяч поставленных в войска радиостанций?
  
  И позвольте задать по этому поводу осторожный вопрос.
  Каких иных итогов могли мы ожидать после вторжения немцев 22 июня 1941 года? Для немцев пользоваться радио - это было так же естественно, как дышать. Именно связь, именно радио сводило в единый организм усилия пехоты, танков, артиллерии, авиации. Связь и высокая штабная культура.
  Всё то, чего и близко не было в РККА летом 1941 года.
  
  Впрочем, если представить себе на минуту невероятное, а именно, грамотное использование в бою в Красной Армии передовых средств связи, рискну предположить, что даже и это мало чем могло бы тогда помочь.
  Почему?
  А вот, совсем уже потрясающая в своей беспощадной наготе картина.
  
  Приказ НКО СССР N 059 от 14 февраля 1941 года "О результатах проверки развёртывания боевой подготовки артиллерии в 1940/41 учебном году".
  Читаем.
  
  "За период ноябрь - январь инспекцией артиллерии Красной Армии по моему заданию проверено развертывание боевой подготовки и состояние боевой готовности ряда артиллерийских частей наземной и зенитной артиллерии в округах: Прибалтийском, Западном, Одесском, Северо-Кавказском, Закавказском и Ленинградском...
  
  ...Подготовка руководителей и качество занятий продолжают оставаться низкими, особенно по стрелково-артиллерийской подготовке. Командиры взводов, батарей и дивизионов плохо знают теорию стрельбы, правила стрельбы, не имеют устойчивых тренировочных навыков. Старший и высший командный состав артиллерии принимает очень слабое участие в непосредственной подготовке командиров дивизионов, батарей и взводов. Общевойсковые командиры не контролируют подготовку командного состава артиллерии.
  Проверка стрелково-артиллерийской подготовки командного состава на имитационных средствах показала следующие результаты:
  ПрибОВО - по наземной артиллерии проверялся командный состав четырех артиллерийских полков, из них все получили плохую оценку; по зенитной артиллерии проверены один полк и пять дивизионов, все получили плохую оценку.
  ЗапОВО - по наземной артиллерии проверялся командный состав пяти артиллерийских полков, из них четыре получили плохую оценку и только один посредственную.
  ОдВО - по наземной артиллерий проверялся командный состав трех артиллерийских полков, из них один получил плохую и два посредственную оценку; по зенитной артиллерии проверены один полк и пять дивизионов, из них только два дивизиона получили посредственную оценку, остальные плохую.
  СКВО - по наземной артиллерии проверялся командный состав семи артиллерийских полков, из них четыре получили плохую оценку и три посредственную.
  ЗакВО - по наземной артиллерии проверялся командный состав двух артиллерийских полков, оба получили плохую оценку.
  ЛВО - по наземной артиллерии проверялся командный состав трех артиллерийских полков, все получили посредственную оценку..."
  
  
  До 22 июня оставалось четыре месяца и восемь дней...
  
  Там много чего ещё есть. Но я уже просто не в состоянии воспроизводить здесь всё то, что говорит о небоеспособности РККА. В данном случае, артиллерии. Читайте этот приказ сами и сами убедитесь, что ничего эта армия и не могла противопоставить серьёзного немцам в июне 41-го.
  Но вот этот отрывок, что я посчитал нужным здесь воспроизвести - это, вообще-то, убийственно.
  Не находите?
  
  Только можно ли было ожидать здесь чего-то другого?
  Вспомним.
  Кто там, скорее всего, командовал батареями?
  Да те самые офицеры, закончившие в своём большинстве шестимесячные курсы младших лейтенантов. С гражданским образованием семь классов (самое распространённое тогда образование).
  А кто командовал в 1941 году артиллерийскими дивизионами? Да они же. Вчерашние командиры батарей.
  
  Но для того, чтобы рассчитать точный залп артиллерийского дивизиона, то есть, сосредоточенный залп нескольких батарей, требуется знание высшей математики.
  
  Неудивительно поэтому, что верхом счастья для артиллеристов 1941 года была посредственная оценка. Полученная абсолютным меньшинством проверяемых.
  Асами артиллерийской стрельбы Красной Армии.
  
  Здесь, в общем-то, и лежат истоки трагедии того времени. Трагедии 41-го года.
  
  ***
  
  И всё-таки.
  Это сегодня стало привычным опускать руки, если кажется, что ничего изменить в лучшую сторону нельзя.
  Нет, не собирался маршал Тимошенко беспомощно разводить руками. С первых дней вступления в должность новый народный комиссар обороны развил бурную деятельность по устранению наиболее вопиющих "прорывов" в боевой подготовке войск.
  И, что необходимо отметить, действовал он в совершенно правильном направлении.
  
  Однако, всё было настолько плохо, что никакие усилия, самые титанические, не могли, естественно, принести немедленный результат. Необходимо добавить сюда и то ещё, что любые усилия в этом направлении значительно осложнялись постоянным численным ростом РККА.
  Говоря простым языком, для того, чтобы самые настойчивые и хорошо продуманные усилия дали свой результат, нужно было время.
  Сколько?
  
  Я упоминал о том, что создание кадровой армии в СССР и в Германии началось в каждой из этих стран на совершенно разном качественном уровне. Но, даже если не учитывать это обстоятельство, обратим внимание на некоторые временнЫе зависимости.
  
  Создание кадровой армии в Германии и СССР началось с разницей в четыре года.
  
  В Германии.
  1935 год. Объявлена всеобщая повинность.
  1936 год. Гитлер ввёл войска в Рейнскую область. Известны анекдотичные случаи того времени, когда безнадёжно заблудились в ходе победного марша целые германские полки и дивизии, и их пришлось разыскивать с помощью местной полиции.
  1938 год. Аншлюс Австрии. Все дороги от германской границы до Вены были забиты вышедшими из строя германскими танками. По этому поводу ухохатывалась тогда французская и британская пресса.
  Вермахту всего три года.
  В 1939 году - Польша. Вермахту 4 года. И он уже вполне на уровне.
  1941 год. Вермахт на пике. Ему от рождения 6 лет.
  
  В СССР.
  1939 год. Введена всеобщая воинская обязанность.
  Когда для РККА прошло 4 года (для вермахта - уровень польской кампании)? Смотрим. 1943 год. На уровне РККА? Вполне.
  А когда с начала создания кадровой армии в СССР прошло шесть лет (для вермахта уровень 22 июня)? Правильно, в 1945-м. Красная Армия тоже на пике своего развития.
  
  Так что ничем в принципе РККА не была хуже вермахта. Просто кадровая армия в СССР была создана на 4 года позже того, как она была создана в Германии. Вот и всё.
  
  Да ещё и стартовые условия для создания кадровой Красной армии были неизмеримо хуже из-за сравнительной бедности Советского государства. Это Германия получала огромные кредиты в США. А СССР? Впрочем, все мы знаем, что получал СССР.
  
  Я начинал этот очерк с насмешек, которыми сопровождаются по сей день сталинские слова об отсрочке, которую дал Советскому Союзу пакт с Германией.
  
  Добавлю сюда часто вспоминаемые в литературе надежды Сталина на то, что ему удастся оттянуть начало войны хотя бы на 1942 год.
  
  Я думаю, что, в связи с изложенным, понятно, что дело здесь вовсе не в новых механизированных корпусах. Дело не в перевооружении новыми танками-самолётами, как это принято обычно считать.
  
  Дело в том, что именно этого времени как раз попросту и не хватило маршалу Тимошенко для создания минимально боеспособной армии. Пусть и уровня вермахта времён аншлюса Австрии.
  
  Но он пытался. Он отчаянно пытался сделать хоть что-то.
  И я уверен, что, несмотря на то, что времени ему не хватило, сделанное им плоды свои всё же принесло. Потому что, если бы не его отчаянные и бесполезные уже, как это сейчас кажется, усилия, 1941 год мог закончиться для страны катастрофой намного большего масштаба.
  
  Давайте поэтому посмотрим, что же он успел сделать и чего не успел.
  
  Вот, судя по номеру, его указание (или распоряжение) по итогам инспектирования Западного Особого военного круга.
  Номер 15119-с от 27 сентября 1940 года.
  
  "В период 28.8-7.9 с. г. я инспектировал в присутствии Военного совета и высшего командования округа, начальников главных управлений и генерал-инспекторов Красной Армии боевую подготовку частей вашего округа.
  Задачами инспектирования, помимо поверки вопросов боевой подготовки, указанных в моей директиве N 254/ш от 25.7.40 г., прежде всего ставил:
  1. Определить и лично убедиться - произошел ли в системе подготовки и воспитания Красной Армии решительный перелом в сторону приближения их к боевой действительности, к боевым требованиям и к конкретным формам обучения, в соответствии приказа моего N 120*.
  2. Лично дать практические указания и пример всем звеньям командования, всем штабам и органам, ведающим боевой подготовкой, как нужно конкретно руководить и работать над вопросами боевого обучения армии, независимо от своего ранга и занимаемого положения.
  3. Проверить правильность установленной мною на основе опыта последних войн системы боевой подготовки армии, где главным стержнем является боевая выучка и сколачивание мелких подразделений и частей - взвода, роты, батальона и полка.
  Исходя из этих задач, и каждой проверявшейся дивизии инспектирование проводилось путем многодневных учений в масштабе батальон - полк, по основным видам современного боя - наступление и оборона. В процессе таких учений можно было полностью охватить небольшим аппаратом инспектирующего весь комплекс подготовки бойца, подразделения, части и их командования до полка включительно.
  Опыт проведенных учений подтвердил полностью целесообразность такого метода инспектирования, как богатой школы для проверявшихся частей.
  В многодневном учении, затрагивающем почти всю сумму вопросов современного боя, бойцы, командиры, подразделения и части в целом под квалифицированным руководством совершенствовали и отшлифовывали свою боевую выучку и тренировались в перенесении всех тягот боевой службы.
  Для проверки вождения крупных соединений (дивизия, корпус) был применен метод штабных выходов в поле без войск. Штабные учения и плюс войсковые учения в масштабе батальон - полк дали полную возможность исчерпывающе проверить подготовку таких крупных современных общевойсковых соединений, как дивизия и корпус. Полностью подтверждается правильность основной линии в подготовке войск, данной мной в приказе N 120, где определено главным - отличная подготовка бойца, командира, подразделения и части до полка включительно. При наличии отлично подготовленного батальона и полка сколачивание высших соединений (дивизия, корпус) является делом несложным и может быть достигнуто в основном путем хорошей тренировки штабов на выходах в поле со средствами связи.
  Всего в Западном особом военном округе мною было проверено: три стрелковых дивизии (42, 13 и 6), один стрелковый (436) полк 155 сд, одно управление (1) стрелкового корпуса, два управления (2 и 27) стрелковых дивизий, одно управление (4) мехкорпуса, одно управление (4) танковой дивизии, одно управление (29) моторизованной дивизии, два управления (9 и 10) авиационных дивизий.
  В результате проведенных смотровых учений в указанных частях установил:
  1. Полной перестройки всей работы по боевой подготовке войск в соответствии с требованиями моего приказа N 120 в частях Западного особого военного округа еще не произошло.
  * См. док. N 64.
  175
  Результаты смотра показали, что вопросы отработки отлично действующего на поле боя одиночного бойца и хорошо слаженных, гибких и прекрасно маневрирующих в современном бою мелких подразделений до сих пор не стоят в центре внимания руководства боевой подготовкой во всех звеньях командования.
  Командиры дивизий, корпусов, командующие армиями и их штабы непосредственно не включились в прямую работу по обучению низших подразделений (роты, батальоны) и частей. Количество проведенных ими лично занятий с батальоном, не говоря уже о роте, невелико, причем эти учения по-прежнему проводятся накоротке, без учета природы современного боя, с большим отступлением от выполнения всей суммы действий бойца в бою, без надлежащей закалки и без физической тренировки. Забывается старая суворовская истина: "Тяжело в учении, легко в бою".
  В подготовке бойца и мелких подразделений продолжают иметь место старый схематизм, послабления и низкая требовательность. Полного перелома в их обучении и воспитании не достигнуто потому, что старшие начальники недостаточно прониклись новыми требованиями в деле руководства боевой подготовкой и лично мало принимают участия в этом деле.
  2. Все проверенные части с одинаковым упорством и напряжением, хотя и с разным искусством, добивались выполнения поставленных перед ними боевых задач.
  Наибольшие сдвиги в боевой подготовке показали части 42 сд и 172 сп 13 сд; в худшую сторону во всех отношениях выделялись на учениях части 6 сд.
  3. Из тактических вопросов во всех проверенных частях (особенно в 172 сп 13 сд) лучше усвоены действия в обороне, хуже, а в некоторых частях даже совсем плохо, - действия в наступлении (119 сп 13 сд и 125 сп 6 сд).
  4. Организации и обороне предполья впервые уделено большое внимание. Этот вид боя, требующий особого искусства и затраты немалого труда, в отдельных частях проработан неплохо. Следует отметить удачные действия в предполье 172 сп 13 сд.
  Саперные части, работавшие по оборудованию предполья, во всех случаях заслуживают положительную оценку. Командиры саперных частей не всегда удачно сочетали искусственные препятствия с местными, например, строили проволочные заграждения там, где можно было обойтись завалами, или делали завалы, но не минировали их.
  Оборудование предполья не носит еще законченного характера. Обычно заграждения группируются на двух-трех рубежах, а в промежутках между рубежами и перед передним краем ничего не делается. Старшие начальники, организующие борьбу в предполье, недопонимают, что предполье выполнит свое назначение только тогда, когда заграждения развиты на большую глубину, и что поэтому нужно заградить (минировать, взрывать мосты, закладывать фугасы) все дороги между рубежами, нужно сгущать заграждения по мере приближения к переднему краю, перед которым они достигают наибольшей плотности.
  5. Расположение батальона в обороне на главной оборонительной полосе и оборудование батальонного района обороны во всех проверенных частях отработаны удовлетворительно. Выбор переднего края, расположение огневых точек, отрывка окопов везде делается более или менее правильно, хотя в некоторых частях 6 сд наблюдается стремление выносить расположение обороны на высоты и резко выдающиеся бугры, являющиеся хорошей мишенью для артиллерии.
  Маскировка оборонительных сооружений, за небольшими исключениями (172 сп 13 сд), - плохая.
  Система пехотного и артиллерийского огня обороны обычно мало увязывается с системой препятствий, часто препятствия не прикрываются огнем.
  Оборонительные работы не доводятся до конца: оборонительные сооружения при наличии времени не развиваются и не совершенствуются. Особенно плохо окапываются минометы, противотанковые и полковые орудия.
  Из всех проверенных частей наибольшее искусство в оборудовании обороны показал 172 сп 13 сд.
  176
  6. Наступление как в предполье, так и на главную полосу обороны во всех частях усвоено значительно хуже, чем оборона. Полную беспомощность в наступлении показал 125 сп 6 сд, плохо также наступал 119 сп 13 сд.
  Боевые порядки в наступательном бою совершенно не отработаны. Наблюдается большая скученность и беспорядочность в движении пехоты, часто последняя наступает толпой; станковые пулеметы двигаются в передовых линиях пехоты, беспрерывно меняют позиции и фактически не поддерживают ее своим огнем; противотанковые орудия и отдельные орудия сопровождения, перекатываемые вручную, отстают от пехоты; управление с началом наступления теряется, взаимодействие боевых порядков пехоты с поддерживающими их средствами нарушается.
  Старшие начальники еще плохо научились организовывать наступательный бой. Организация взаимодействия войск ведется обычно в штабах, а не на местности и занимает много времени; все вопросы, требующие согласования, не охватываются; часто решение вопросов взаимодействия перекладывается на второстепенных начальников (начальник оперативного отдела штаба, начарт).
  7. Управление в звене взвод - рота - батальон не отработано.
  Командиры не умеют выбирать себе место для командного пункта: обычно располагаются в пределах линий боевого порядка, лишая себя возможности наблюдать за всем боевым порядком и подвергаясь опасности поражения при первом же огне противника.
  Применяемые способы управления примитивны. Сигнализация не практикуется, да и средств сигнализации в войсках мало и они очень однообразны. Служба связных не налажена, и пользоваться ею не умеют.
  8. Разведка ведется плохо, части действуют вслепую.
  Как правило, наступающие боевые порядки не имеют впереди себя органов боевой разведки (разведдозоров) и охраняющих подразделений.
  Наблюдение за флангами и охрана флангов отсутствуют, благодаря чему боевые порядки очень чувствительны к флангам.
  9. Артиллерийские части, участвовавшие в учениях, показали в целом неплохую подготовку к производству сложных стрельб. Исключение составляли 131 лап 6 сд, 5 и 9 батареи 108 лап 42 сд, оказавшиеся не подготовленными к выполнению боевых задач.
  В тактической подготовке артиллерии наблюдались следующие недочеты:
  - плохо организуется передовое артиллерийское наблюдение;
  - артиллерийские командиры не держат связи с пехотой, часто не знали, кого они поддерживают и где расположены пехотные подразделения.
  10. Привлекавшиеся на учения танки действовали неплохо (165 тб), но при атаке отрывались от пехоты, увлекаясь решением дальних задач.
  11. Авиационные части, привлеченные к учениям с пехотой, работали неудовлетворительно: частыми были случаи пикирования по своим войскам; взаимодействие с наземными частями не отработано; летно-техническая подготовка невысокая.
  Удачное бомбардирование оборонительной полосы 13 спб на учениях 13-й дивизии было обусловлено предварительной многократной тренировкой.
  Пехота с своей стороны показала неумение взаимодействовать с авиацией; пехотные подразделения не научены даже пользоваться полотнищами для обозначения своих боевых порядков.
  12. Подготовка проверенных мною на штабном учении и в процессе занятий с войсками штабов дивизий и корпусов требует дальнейшей упорной работы по их совершенствованию.
  Особенно слабо сколочены недавно сформированные штабы 6-го мехкорпуса, 4-й танковой дивизии, 9-й и 10-й авиационных дивизий.
  Командиры соединений и вышестоящие начальники еще мало уделяют внимания и мало занимаются подготовкой и сколачиванием своих штабов.
  Количество проведенных за лето учений со штабами невелико.
  13. Части связи технически небрежно и безграмотно наводят проволочные линии, благодаря чему имеют место постоянные нарушения связи.
  177
  Радиосвязь по-прежнему часто отказывает, радиосети работают с большими перебоями.
  Начальники связи в дивизиях и корпусах не умеют организовывать связь и планировать использование средств связи.
  14. Понтонные части работают еще плохо. Мосты наводят очень медленно, затрачивая времени в три-четыре раза больше установленных норм.
  15. Вопросы форсирования речных преград до сих пор остаются неотработанными. Учение 42 сд показало, что войска еще не научились преодолевать речные рубежи, а командиры не усвоили, что успех форсирования реки зависит от организации и подготовки переправы. Дивизия не умеет выбирать пунктов переправ, организовывать разведку и быстро наводить мосты. Не лучше обстоит дело с форсированием рек и в других дивизиях.
  Приказываю:
  1. Совершить коренной перелом во всей системе боевой подготовки войск, перенеся боевую выучку одиночного бойца, подразделения и части на местность, в поле, в условия, близкие к боевым.
  2. Высшему командованию вплотную подойти к боевой выучке мелких подразделений путем личной организации и проведения поучительных занятий на опыте проведенных мною учений.
  3. Установить строгий контроль над организацией и проведением занятий по боевой подготовке в частях. Обнаруженные недочеты и отступления от моих указаний по этому вопросу немедленно устранять.
  4. Боевую подготовку войск обеспечить материально по линии своих довольствующих отделов.
  5. О принятых мерах донести 5.10.40 г.
  Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза С. Тимошенко
  Ф. 4, оп. 15, д. 31, л. 567-571. Типогр. экз."
  
  
  Я не буду извиняться за то, что привёл этот пространный документ полностью. Думаю, что здесь это совершенно уместно. Потому что с этих самых сухих и деловых строчек веет самым главным, что тогда было так же важно, как воздух - конкретной работой.
  Делом.
  
  Обратили внимание, насколько отличается это документ от тех, что приводились в этом очерке ранее? Здесь ведь, тоже, как и в приказах Ворошилова, говорится о недостатках. Но из него видно, что в отличие от последнего, Тимошенко не ограничивается их констатацией. Он едет в войска. В дивизии, полки, батальоны. Он пытается расшевелить огромную инертную массу, привычную к чему-то другому, устоявшемуся. Тормошит, толкает, пинает. Заставляет менять привычное и удобное на непривычное, но необходимое.
  
  Едет сам. Гонит в войска своих заместителей, не смотря на их чины и звания.
  
  В ноябре 1940 года выходит приказ N 0306.
  
  "...Моими заместителями Маршалами Советского Союза тт. Буденным С. М. и Куликом Г. И., генерал-инспектором пехоты генерал-лейтенантом т. Смирновым и его заместителем генерал-лейтенантом т. Антонюком осенью текущего года проведены смотровые учения штабов и войск Одесского, Закавказского, Сибирского, Забайкальского, Прибалтийского военных округов и Дальневосточного фронта.
  
  1. Подготовка пехоты в Одесском и Прибалтийском военных округах - низкая, в Закавказском, Сибирском, Забайкальском военных округах и Дальневосточном фронте - посредственная.
  В лучшую сторону выделяются: 20 сд ЗакВО и 46 сд ЗабВО.
  Основные недочеты в подготовке пехоты:
  1) слабо осуществляется разведка и наблюдение за полем боя;
  2) не отработаны бой в предполье и техника атаки в глубине обороны;
  3) плохо организуется взаимодействие пехоты, артиллерии и танков;
  4) не освоено управление взводом и ротой в наступательном бою.
  2. Подготовка артиллерии - посредственная; слабо слажены артдивизионы и полки: взаимодействие артиллерии с пехотой в наступлении нарушается в динамике боя.
  Минометные взводы и роты в огневой и тактической подготовке добились лишь начальных успехов.
  Лучшую слаженность показала на учениях артиллерия 20 сд ЗакВО и 119 сд СибВО.
  Основные недочеты в подготовке артиллерии:
  1) плохо организуется и ведется разведка и наблюдение в период боя в предполье;
  2) передовые пункты батарей и дивизионов в процессе боя отстают от командиров рот и батальонов.
  3. Подготовка танковых частей и подразделений в тактическом и огневом отношениях - посредственная. В лучшую сторону выделяются действия огнеметных танков.
  Основные недочеты в подготовке танковых частей:
  1) неумение взаимодействовать с мелкими пехотными подразделениями в предполье;
  2) недостаточно твердое управление командирами взводов своими подразделениями;
  3) экипажи танков не обучены наблюдению за полем боя.
  4. Подготовка авиации не отвечает современным требованиям.
  Авиационные командиры слабо знают тактику наземных войск и не умеют организовать с ними взаимодействия на поле боя.
  В лучшую сторону выделяются части 25-й авиационной дивизии ЗакВО; 15-й истребительный и 150-й легкобомбардировочный полки ЗабВО.
  5. Подготовка войск связи в Одесском и Прибалтийском военных округах - низкая, в Закавказском, Сибирском и Забайкальском военных округах, а также в Дальневосточном фронте - посредственная.
  Основные недочеты в подготовке войск связи:
  1) телефонная связь в период боя и предполье работает с перебоями;
  2) кабельные линии прокладываются небрежно;
  3) светосигнальные приборы используются мало;
  4) посыльные для связи подготовлены слабо и используются не-умело.
  6. Подготовка инженерных частей - посредственная; в лучшую сторону по подготовке выделяются корпусные саперные батальоны.
  Недочетами в подготовке инженерных частей является недостаточная грамотность их командиров в тактическом отношении.
  7. Химическая подготовка - посредственная.
  8. Подготовка командного состава - неравномерная; большая часть средних командиров подготовлена слабо, особенно низкая подготовка у командиров взводов. Подготовка командиров батальонов и полков - посредственная.
  В лучшую сторону выделяется подготовка среднего комсостава в частях ЗакВО и в 46 сд ЗабВО.
  Основные недочеты в подготовке командного состава:
  7-636 193
  1) пехотные командиры слабо знают тактико-технические данные специальных родов войск и придаваемых средств усиления;
  2) не умеют быстро оценивать обстановку и четко ставить задачи на местности;
  3) не умеют организовать разведку и наблюдение за полем боя;
  4) не имеют навыков в организации взаимодействия пехоты, артиллерии и танков, а также взаимодействия огня и движения.
  9. Подготовка штабов корпусов и дивизий - слабая, особенно плохо подготовлены штабы стрелковых полков и батальонов.
  Штабы специальных соединений и частей артиллерийских, танковых и авиационных подготовлены слабо и не слажены.
  Во всех штабах плохо организуется разведка и наблюдение за полем боя. Полученные от разведки данные о противнике штабы не умеют обобщать и не делают должных выводов.
  Организация взаимодействия родов войск - слабое место для всех штабов.
  В лучшую сторону выделяются штабы 25-й авиадивизии и 41-й танковой бригады ЗакВО.
  10. Все отмеченные недочеты явились в результате медленного выполнения войсковыми частями моего приказа N 120* и слабой требовательности со стороны военных советов округов.
  Приказываю:
  1. Военным советам Одесского, Закавказского, Сибирского, Забайкальского, Прибалтийского военных округов и Дальневосточного фронта в наступающем учебном году заложить твердые основы методики боевой подготовки войск, руководствуясь моей директивой Военному совету Западного особого военного округа (в копии военным советам всех округов) от 27.9.40 г. N 15119 с.
  2. Военным советам остальных военных округов проверить организацию и ход боевой подготовки частей и в случае обнаружения отступления от моих указаний принять решительные меры по поднятию качества занятий.
  3. О результатах выполнения настоящего приказа донести мне к 1 декабря 1940 г.
  Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза С. Тимошенко
  Ф. 4, оп. 15, д. 27, л. 482-483. Типогр. экз."
  
  
  Конечно, наивно было бы ожидать, что вся эта неповоротливая и закостеневшая махина, именуемая Рабоче-Крестьянской Красной Армией, может быстро стронуться с места и сразу же дать хоть какой-то существенный результат, какой-то ощутимый сдвиг в своём качестве.
  
  Задача эта, повторю, была реально выполнима, при самом запредельном сверхусилии, не ранее, чем через несколько лет.
  А времени этого, как мы знаем, просто не было.
  
  Вот он, самый канун войны.
  
  "ДИРЕКТИВА О ЗАДАЧАХ ОГНЕВОЙ ПОДГОТОВКИ ВОЕННЫХ ОКРУГОВ,
  ОБЪЕДИНЕНИЙ, СОЕДИНЕНИЙ, ЧАСТЕЙ НА ЛЕТНИЙ
  ПЕРИОД 1941 ГОДА
  N 34678 17 мая 1941 г.
  В результате поверки хода боевой подготовки, произведенной Наркоматом обороны и округами, установлено, что требования приказа N 30* в зимний период 1941 г. значительным количеством соединений и частей не выполнены.
  Из проверенных соединений в лучшую сторону выделяются: в КОВО - 99, 87, 45 сд, 14 кд и 12 УР; в ЗапОВО - 37 сд, 36, 6 кд и 4 тд; в ЛВО - 70 сд; в ЗабВО - 93 и 94 сд; в САВО - 18 гкд; в ЗакВО - 31 и 47 гсд; в СибВО - 107 сд; в УрВо - 186, 98, 174 сд.
  В худшую сторону выделяются части ДВФ (кроме 22 сд, 48 лтб) и части ОрВО (кроме 19 и 145 сд); в КОВО - 60, 164 сд; в ЗапОВО - 17 сд; в ЗабВО - 36 мед; в САВО - 68 гкд.
  В процессе хода боевой подготовки за зимний период имели место следующие недочеты:
  1. Не было уделено достаточного внимания качеству организации и методики одиночной подготовки бойца отделения, особенно качеству подготовки бойца-специалиста, в результате чего к концу зимнего периода боец и отделения не научены искусно действовать в полевых условиях.
  2. Не уделялось особого внимания качеству организации и методики обучения командного состава всех степеней. В худшую сторону выявилась подготовка младшего командного состава, которую старшие начальники не контролировали.
  3. Ночных учений проводилось недостаточно. Командный состав не проявлял настойчивости в выполнении приказа об обязательном проведении ночных занятий. Руководящие штабы и командиры не приняли достаточных мер, чтобы научить младших и средних командиров искусно действовать ночью.
  4. Во всех звеньях слабо отработано взаимодействие в бою между родами войск. Вопросы организации взаимодействия и управления в ходе боя отрабатываются поверхностно, особенно слабо отрабатывается взаимодействие между общевойсковыми штабами и специальными родами войск.
  5. Не отработано взаимодействие в бою мотомеханизированных войск с саперными частями, артиллерией и авиацией, особенно в труднопреодолимой местности и в сложных видах боя..."
  
  
  С этим багажом и встретила Красная Армия раннее утро 22 июня 1941 года.
  
  До самого сегодняшнего дня пытаются люди понять причины поражения лета 1941 года. И так повернут проблему, и этак. Потому что велико до сих пор потрясение от той вселенской катастрофы. Будоражит умы целых поколений, родившихся уже много спустя. Наверное, и будет будоражить.
  
  А на самом деле, удивительно не то, что в 1941 году произошла катастрофа. Она и не могла не произойти, если исходить из реальности.
  Удивительно как раз не это. Удивительно то, что тогда всё-таки выстояли. Не должны были выстоять, если начистоту. Но выстояли.
  На волоске всё держалось, но выстояли.
  
  И волосок тот был создан как раз в те самые один год и десять месяцев, что смогли тогда выиграть у Гитлера.
  
  ***
  
  А ответ на вопрос артиста старый маршал знал, конечно же.
  
  Ну, сами посудите. Человек имел доступ к самой невероятно закрытой информации. Видел и переживал кулисы и закулисье войны день за днём. Всё было перед его глазами как на ладони и секретов для него не было.
  И при этом умён был несомненно - вон как точно вычленил главную задачу РККА в 1940 году. Мало ему было отпущено для её решения времени, ну так в этом не его вина.
  
  Харьков 42-го? Что же, не смог, не прыгнул выше головы. И Сталин ему этого разгрома так и не простил до самого конца войны, держал на вторых ролях.
  И июнь 41-го на его совести. Его и Жукова.
  Но нельзя не помнить при этом и про Смоленск 41-го, когда возглавляемые им войска впервые в Европе сумели остановить немцев и сорвать, фактически, блицкриг против СССР.
  Так что, знал он и взлёты, знал и падения.
  
  И не иметь своего мнения по главному вопросу, подводящему итоги ТАКОЙ войны, он, конечно, не мог.
  
  Почему так ответил?
  
  А очень просто.
  Потому что в той системе координат, которая господствовала тогда в идеологии, ответа тот вопрос, действительно, не имел.
  Ну не лялякать же в душевном разговоре про коллективную мудрость партии, приведшую к победе героический народ.
  
  Ответ на тот вопрос есть, конечно.
  Во всяком случае, поскольку явление состоялось, то и объяснение этому, конечно же, должно иметься.
  
  Иное дело, что нынешнее состояние общественного сознания не в состоянии его объяснить. Поскольку и сегодня те же самые представления господствует по-прежнему. С некоторыми косметическими добавлениями.
  
  Поэтому и будет ответ на него всё тот же самый. Примерно в той же самой форме, в какой дал его когда-то старый маршал.
  
  
  
  
  
  
  
  

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Ю.Иванович "Обладатель двудесятник" М.Гелприн "Хармонт.Наши дни" Д.Смекалин "Николас Бюлоф - рыцарь-дракон с тысячью лиц" А.Степанова "Темный мастер" Т.Форш "Дневник бессмертного" М.Михеев "Осознание" К.Стрельникова "Скажи мне "да" Л.Ежова "Тень Ее Высочества" Н.Косухина "Мужчина из научной фантастики" А.Большаков "Секреты долгожителей.Искусство быть здоровым" А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи.Догнать мечту" А.Гаврилова "Соули.В объятиях мечты" Г.Долгова "Иллюзия выбора.Шаг" М.Николаева "Фея любви,или Эльфийские каникулы демонов" О.Говда "Операция "Рокировка" Ю.Фирсанова "Божественное безумие" К.Демина "Невеста" А.Левковская "Сбежать от судьбы" Н.Жильцова "Сила ведьмы" Е.Звездная "Все ведьмы-рыжие" О.Куно "Записки фаворитки Его Высочества" В.Чиркова "Ловушка для личного секретаря" Е.Щепетнов "Нед.Путь Найденыша"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"