Чураев Александр: другие произведения.

Черны наши стекла

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Любовь, бешенство, огонь!


  
   Никому по-настоящему этих существ жалко и не было. Но у Игоря сжималось сердце при взгляде на них. И еще от того, что должно было сейчас произойти.
   Первым огнемет включил Карл по кличке Полцента.
  
   Ударил длинной и тугой плетью пламени.
   - Жара! - засмеялся он из-под маски противогаза с черными стеклами. - Почти как в Африке!..
   Живые факела метались посреди тёмного, как дорога в ад, тоннеля. Их жуткие вопли метались следом, силясь догнать. Рельсы ярко блестели в оранжевом этом пламени, жарком как сама Африка.
   Один из факелов бросился к заграждению из крупных и частых витков колючей проволоки поперек тоннеля. За баррикадой рассредоточились люди Игоря - фигуры в комбинезонах химзащиты, в противогазах с черными страшными стеклами. Отряд "Санация".
  
   Факел этот завопил...
  
   Визги существа глухо донеслись до слуха Игоря сквозь шлем противогаза. Карл расхохотался как совсем уж безумный.
   Он решил плеснуть еще огня на того, кому и так было очень, очень жарко.
   А Игорь вдруг вскинул ствол автомата и выстрелил в голову живому факелу, отпуская тому страдания. Горящий повалился, замер.
  
   Игорь положил руку на огнемет Карла, отвел, и скомандовал громко:
   - Очередями на поражение - огонь!
   Тоннель в ад загрохотал металлом. Живые снопы пламени спотыкались и падали. Жатва стала хороша и обильна.
   Полцента смеялся, надрываясь и кашляя...
  
   Потом, когда огонь утих, отряд Игоря прочесал тупиковые тоннели и дополнительный перегон. В сумраке подземки люди едва виднелись: чуть отблескивали металлические детали на комбинезонах химзащиты и шевроны, на которых изображен был горящий человеческий череп.
   Других бомжей они не нашли, а Полцента не вспоминал больше Африку. Очаг чумы среди бездомных ликвидировали. На время.
   Игорю хотелось, чтобы насовсем.
   - Там и правда было очень жарко, командир, - сказал Полцента тихо, и неожиданно трезво.
   Игорю вдруг сделалось тревожно, сильно не по себе.
  
   Тройка полицейских дежурила на перроне, ожидая возвращения команды "Санация". Им тоже было явно не по себе.
   Из темноты тоннеля появились серые фигуры в страшных масках.
   Одна из этих фигур подошла почти что строевым шагом к полицейским. Следом двигались четверо, несущие черный мешок, где вполне мог находится человек.
   - Отнесите этот мешок наверх, - послышалось из-под противогаза. - Здесь особо опасный экземпляр. Как можно скорее доставьте медикам. Не мешкайте!
   Будь старший полицейской тройки поопытней, он бы поинтересовался, зачем это полиции сопровождать такой груз. Но он только козырнул.
   Полицейские подхватили мешок и рысью понесли его к эскалатору.
   Мешок вдруг заворочался, и распахнулся... Окровавленная морда трупа вскинулась оттуда...
   - А-а-а!.. - завопил труп, хватая носильщиков за руки. - Мясо... МЯСО!!!
   Полицейские отбросив все, побежали по эскалатору вверх. Они даже не оглядывались... Раскрытый мешок с трупом ударился о гранит платформы.
   Труп проворчал, почесывая ушибы:
   - Какого хера, командир? С вас пиво!
   - Ладно, Полцента, будет тебе пиво. Доминик проставляется.
   Доминик кивнул. Это была его затея.
  
  
   Он смотрел в черное окно, за которым шел дождь. В такие ночи порою будто бы хотелось курить. Потому будто бы, что курить Игорь бросил еще тогда, когда впервые узнал запах горелой человечины.
   Курить после такого хотелось не больше, чем поедать обугленные трупы. Грязь и дерьмо, кишки и кровь...
   - Ты ненормальный, знаешь это? - подала голос Ксения.
   Игорь на подругу не посмотрел. Он смотрел только на дождь, чистую черную воду в ночи.
   - Нет, не знаю, - ответил наконец.
   - Конечно, ненормальный. Ты хотел уйти оттуда, так ведь?
   - Да.
   - Тогда почему ты еще в этой палаческой форме?
   - Безработица тридцать процентов, а я ничего толком не умею.
   Подруга замолчала. Курила, лежа на диване, задумчиво разглядывая его. Игорь смотрел в окно.
   Дождь был хорош. Гипнотический, близкий. От него исчезали мысли.
   - Тебе просто нравится, - заговорила подруга, - Нравится стрелять людей. Жечь их как свиней!
   Игорь метнулся, не раздумывая.
   Ксения замерла, выронив сигарету, ощутив опасные твердые пальцы на горле. Игорь смотрел на нее долго, не моргая и не шевелясь.
   - Ты ошибаешься, - сказал он. - Мне не нравится стрелять людей, не нравится и жечь их.
   Он вдруг улыбнулся. Парни из отряда сказали бы, увидев его улыбку, что Полцента не такой уж и псих.
   - Я люблю душить их! Ломать им шеи, - с этими словами Игорь сжал пальцы.
   Ксения успела испугаться всерьез, но пальцы тут разжались, и она упала на подушку.
   - Ненормальный!
   - Я хотел бы стать свободным, делать что хочу, - проговорил Игорь. - И чтобы не испытывать нужды.
   Ксения откашлялась, и прокомментировала:
   - Какое оригинальное желание!
   - А если уж и делать, - отозвался он, - То делать, что умею.
   Он повернулся и пошел к ней, снимая форменную рубашку с шевроном, на котором сгорал человеческий череп.
   - От тебя несет горелой бомжатиной! - вскрикнула подруга.
   - Это-то тебя и заводит, ведьма!
   - Да... Ох, да!
  
  
   Тревогу объявили поздним вечером следующего дня. Ксения уже спала, а сам Игорь стоял под дождем на балконе, запрокинув лицо к черному небу.
   Коммуникатор напомнил о себе громко и мерзко. Игорь вздохнул, и пошел в комнату.
   - Что-то слишком быстро, ребята, - сказал он самому себе. - Ради бога, только не опять бездомные...
  
   Через час на базе была вводная. Там поставили задачу.
   Задачу?..
   - Что за дела? - возник Полцента. - Неизвестная ситуация! На кой черт тогда мы там?
   Полковник, который проводил брифинг, посмотрел на Игоря. Игорь посмотрел на Карла. Карл посмотрел в пол и заткнулся.
   - Все же, полковник, - сказал Игорь. - С чем придется иметь дело?
   - Непонятно, капитан. Сигнал из лаборатории, карантин острова. Местная полиция перекрыла мост в островной поселок. Мотострелковая рота из гарнизона тоже дежурит там. Заведующий лабораторией попросил именно вас, не объясняя причин. Я слышал, он старый чудак, бактериолог. Но полномочия на этот запрос у него есть.
   - А, ну как обычно, - вздохнул позади Доминик. - У старого козла, поди, бешеные крысы из клеток разбежались...
   Полковник с непроницаемым лицом ответил:
   - Все гораздо хуже, чем вы думаете. Это далеко не крысы...
   Все замерли, а полковник сказал:
   - Это самые настоящие мыши.
   Игорь вежливо улыбнулся, подождал пока утихнут смешки.
   - Лаборатория не военная, вы сказали?
   - В том-то и дело, что нет. Никаких опасных разработок там и не вели. Мы предполагаем, что вызов не связан с ее деятельностью.
  
   Отряд отправился на четырех бронетранспортерах. С собой в городок Игорь решил взять два отделения по десять человек. Еще два останутся у въезда на мост, вместе с полицией и мотострелками.
   Мост тянулся над темным морем километров пять до крохотного острова.
   Остались позади пустые и мокрые улицы прибрежного городка, остался въезд на мост, где тремя эшелонами стояли заграждения из спирали Бруно, а сам въезд и мост освещались сильными прожекторами. У прожекторов и заграждений маячили хмурые лица солдат-мотострелков, и встревоженные, даже испуганные - местных полицейских.
   Наверное, воображение рисовало копам, никогда не видавшим отряда "Санация", примерно такое: из темноты на мосту вырывается бесконечная толпа озверевших людоедов-зомби, только-только сбежавших из подземелий загадочной лаборатории; они сожрали весь персонал и жителей островка, а теперь бегут с ревом, как тираннозавры, жаждая новой крови и смертей, переворачивают заграждения, лезут на бронетранспортеры, хватают солдат, редкие неточные выстрелы стихают, разбиты и гаснут прожектора, и вот уже ночь оглашена криками поедаемых людей, отлетают в стороны головы и конечности, а город заполоняют все новые чудовища... Зомби трясутся и рычат, пожирая трупы, блюют желчью, кровью, непереваренным мясом, вытаскивают кишки...
   - Тьфу, - сплюнул Игорь, отгоняя поток мыслей.
   Наснимают же киношники всякой чуши, а обыватели потом пугаются до колик, воображая себе вот такое. Зомби не существуют, увы.
   Хотя, Игорь предпочел бы иметь дело с зомби, или зараженными каким-нибудь бешенством, какими их обычно показывают в фильмах, а не с бездомными или мигрантами, как в жизни.
   - А вот еще было, - говорил Полцента. - Мы в деревню зашли под вечер. Мужиков там было человек шесть, и мы их быстро по пальмам развесили. Филин еще одному черномазому, пока тот в петле дергался, кишки выпустил с помощью мачете, вот так...
   Полцента показал ладонью на животе Доминика, как Филин выпустил черномазому кишки.
   - Пошел ты, - ответил Доминик, и ударил Карла по руке.
   - Т ы что, расист? - Полцента засмеялся.
   - Карл, прикуси язык, - обронил Игорь негромко.
   Полцента рассмеялся, и тут его пробрал кашель. Карл утер розовую слюну с губ, и ухмыльнулся:
   - Чертовы дефолианты.
   Игорь включил рацию и передал команду:
   - Маски надеть.
  
   Метров за двести до острова мост перешел в круглый тоннель. Въезд преграждали ворота из стальной решетки на всю его высоту.
   - Что-то часто нас в трубы загоняют, капитан, - сказал водитель командирской бронемашины, повернув страшную морду-маску с черными стеклами.
   Игорь только кивнул. Вопрос был риторический, конечно. А трубы... крысы их любят, а значит и крысоловам приходится туда лезть.
   Ворота открылись, когда радист отряда послал кодированный сигнал. Бронетранспортеры покатились вперед, в тревожную тьму тоннеля.
   Ворота лязгнули, закрываясь. Словно челюсти кого-то огромного, невидимого пока.
  
   Въезд из тоннеля в город был солиднее - с глухими тяжелыми створками, похожими на гермоворота в метро.
   - Тут-то нас и порвут, - сказал по общей связи Полцента. - На собственных кишках повесят психопаты-убийцы! Наподобие было в экваториальной...
   Доминик ответил:
   - Большего психопата, чем ты, не сыскать и среди оголодавших зомби.
   - Да? А зачем это тогда мирному островку такие шлюзы на въезде?
   - Отставить треп, - сказал Игорь.
  
   Они вошли как можно тише, постарались хотя бы, - в ветреной морской ночи только ворота лязгали заржавевшими петлями. Дальше была асфальтовая дорога и виднелись вдали темные контуры двух-трехэтажных домов, скудно освещенных несколькими уличными фонарями.
   Игорь выслал трех парней осмотреть ближайшую территорию, и сверился с картой.
   - Идем сразу в лабораторию. Потолкуем со стариком.
   - Если хрыч еще жив!
  
   Лаборатория лежала далеко в стороне от поселковых строений. Там они увидели одноэтажный кубик административного блока и длинное строение без окон в два этажа - сам лабораторный корпус.
   Один бронетранспортёр остался на дорожной развилке, откуда шли пути в поселок и лабораторию. Второй сторожил лабораторный двор. Наблюдатели заняли позиции повыше, контролируя обстановку.
   - Не шумите, парни.
   - Точно, не буди лихо, пока оно тихо.
   Игорь отметил - темен и молчалив поселок, все окна погашены, а звучит только невидимое ночное море. Одни четыре этих уличных мачты, как догорающие желтые и недвижные факела вдоль склепов.
   Темно было и во дворе лабораторного корпуса. А вот над входом административного блока горела лампа, и в одном из окон виднелся отсвет откуда-то из глубины помещений.
  
   Игорь, Полцента, и двое бойцов с ними вошли в административный блок, в короткий коридор с тремя дверями. Дверь в конце вела, очевидно, в кабинет заведующего, старика, который зачем-то вызвал "Санацию".
   Свет погас. Игорь так и не успел включить прибор ночного видения. Раздался треск, топот, чей-то хрип, чужие крики.
   Капитан уловил лишь, как навстречу ему метнулось нечто.
   - Н-на! - выдохнул Полцента, нанося кому-то удар.
   Игорь вполоборота ушел в сторону. Крупное тело, что кинулось на него из внезапной темноты, промахнулось, не найдя добычу, и получило встречный удар в челюсть прикладом. На противоходе, как сказал бы боксер.
   Загремели выстрелы, оглушительные в замкнутом пространстве. Почти сразу заговорил второй автомат, - боец бил короткими очередями поверх голов, чтобы подсветить.
   Игорь оценил картину: нападающих оказалось четверо. Его оппонент лежал под ногами неподвижно. Полцента, завернув голову своему противнику, со вкусом и матом перерезал тому глотку. Еще один, в белом свитере, сползал по стене, оставляя на ней темные мазки из сквозных отверстий в теле.
   Четвертый свернулся на полу в позе эмбриона в конце коридора. На спине у него виднелись рваные пятна, из которых вышли пули.
   - Командир, что у вас? - послышался в наушнике голос Доминика.
   - Нападение. Четверо. Нейтрализованы, наших потерь нет. Смотрите в оба снаружи.
   - Сука! - выругался Полцента, перехватывая нож и направляясь к тому, кто напал на командира. - Сейчас будут им потери!
   - Отставить! И, черт, проверьте двери, включите свет!
  
   Свет включили. За боковыми дверьми оказались кабинеты и канцелярия. Нападающие, трое мертвых и один полуживой, выглядели как люди. Обычные люди, походившие на научных сотрудников средних лет.
   За торцевой дверью коридора, которую пришлось взломать, обнаружили и заведующего. На вид он был будто старый, много пьющий гном. Точь-в-точь как на фотографии, которую показывал полковник на вводной.
   - Добрый вечер! - сказал Полцента.
   Он затащил связанного пленника в кабинет, и вытер нож об его джемпер, оставляя кровавые следы. Пнул лежащего, выругался:
   - Тяжелый, свинья!
   Игорь отослал рядовых наружу в охранение. Сам подошел к старику-заведующему, внимательно осмотрел. Заведующий глядел на них блестящими глазами, белела фантастическая его борода.
   - Я командир отряда "Санация", - произнес Игорь. - Ваш вызов получен.
   Старик едва заметно кивнул, словно обессиленный, или готовый вот-вот развалиться на части.
   - Кто это? - задал вопрос Игорь.
   Указал стволом автомата на лежащего в кабинете, а потом - на тела в коридоре.
  
   - Это Павел, Дмитрий, Исаак и Джонни, мои ребятки - сказал старик.
   Он вдруг тихонько засмеялся.
   - Джонни такой большой, а боялся больше всех. Представляете, целый бегемот, а боялся! Я говорил, что не надо устраивать на вас засаду. Не надо, все равно это глупо, а они не слушались. Только вот Джонни-бегемот отговаривал, но они уже не могли никого слушать... Хи-хи... Бегемот...
   Старик вдруг стал очень весел. Но пальцы его дрожали. Он переводил взгляд с одного своего посетителя на второго: темно-серые фигуры в мешковатых комбинезонах с бронированными вставками. Пугающие полнолицевые маски с черными стеклами. Старик никогда не видел таких, даже на костюмах особой биозащиты.
   Кажется, он был то ли пьян, то ли под действием наркотика.
   - Вот-вот, вы знаете, молодые люди, - сказал профессор. - От бегемотов в Африке погибает больше людей, чем от слонов, крокодилов и львов! Самый опасный зверь - гиппопотам...
   - Да, слыхал, - сказал вдруг Полцента. - А еще видал как одного местного мальчишку бегемот схряпал. Вылез из воды и схватил поперек. И ка-а-ак перекусит! Потроха у негритёнка наружу, а он визжит, будто еще живой. А ливер сизый такой, по песку волочится. Мы чуть со смеху не померли...
   Игорь хотел было оборвать его, но заметил, как слушает старик. С жадным, испуганным интересом. Игорь незаметно для профессора кивнул Карлу.
   - А потом, профессор, знаете, что потом было? - голос Карла раздавался из-под маски глухо, словно из несвежей могилы. - Знаете? Этот бегемот к нам побежал, дурачок. А я ему ананаску в пасть закинул.
   - Э...э. - Старик часто-часто заморгал. - Э, простите, что?
   - Ну гранату такую, рубчатую, знаете? Видели, поди? Ну вот бегемот ее и поймал.
   Старик сглотнул, не отводя взгляда от приближающихся черных стекол Карла. Старик, похоже, малость приходил в себя. Полцента навис над ним.
   - И дальше что думаете случилось?
   Старик дернул головой.
   Полцента понизил голос, выдержал паузу... и заорал:
   - У НЕГО БАШКА ОТЛЕТЕЛА НА ХЕР! Понял, ты, болт моржовый?!! Отлетела его поганая тыква, прям как цистерну говна разбросало к чертям собачьим!
   С этими словами чудовище в костюме химзащиты достало из подсумка нечто рубчатое, с кольцом. И придвинулось к профессору.
   Жесткая перчатка схватила старика за челюсть, надавила с боков. Полцента упер старику колено в живот, нажал посильнее.
   - Сейчас я и с тобой это сделаю! Сейчас я тебе ее туда засуну! И ты станешь бегемотом! Понял, крыса лабораторная? Ты БЕГЕМОТОМ сейчас станешь!
   Профессор давился железным боком гранаты, зевал, соревнуясь в размахе пасти с крокодилами. Дико вращал глазами и пучил их, пуская слезы.
   - Ты сейчас все расскажешь, до конца испражнишься. Иначе я сделаю тебя бегемотом! Понимаешь меня, слизь, фиксируешь как надо?!
  
   Игорь тронул Карла за плечо. Тот отбросил старика обратно в кресло, выдернул из челюстей гранату.
   - К-хе, к-к-к-ха-ха! - зашелся в кашле старик.
   Ему уже не было весело, его покинула полубезумная эйфория.
   - Что с ними? - спросил Игорь, словно и не прерывался. - Они не здоровы?
   - Нет-нет! Нет, нет-нет... они в норме, они приняли вакцину...
   - Что здесь было?
   И старик рассказал. Игорь и Полцента слушали внимательно. Игорь записывал разговор на аудио-проволоку.
  
   - Мы работали над вакциной для одной интересной болезни... мы обнаружили эффект - сильное проявление эмпатии, альтруизма. Это были крысы, да. Они переставали драться друг с другом... они, это звучит смешно, но... становились предупредительны, они уступали место у кормушки, не бросались друг на друга даже в самых тесных клетках и боксах... Они начинали жить очень дружно, жалели друг друга. Держались вместе, а разделенные - искали других... И мы подумали, нельзя ли адаптировать это? Сделать самостоятельным препаратом. Для людей, конечно. Только представьте - больше нет насилия, злобы, зависти, ненависти, тоски, ярости, страха...
   - Полное же дерьмо, - проворчал Полцента.
   - Это ведь древняя мечта - золотой век! - старик теперь говорил спешно, горячо, будто стараясь убедить. - И вы знаете, получилось! У нас действительно получилось...
   - Профессор, - подал голос тот, кто лежал на полу. - Молчите, не говорите им! Мы же поклялись...
   Жесткий ботинок Полцента впечатался говоруну в лицо. Треснуло, и полетели зубы. Говорун отключился. Карл подбросил гранату на ладони. Раз и другой. Обратил морду-маску к профессору.
   Старик быстро заговорил:
   - У нас почти получилось... этот штамм, он чрезвычайно вирулентный, в условных единицах составляет... а впрочем, это детали... и безусловно патогенный. Он не вступает в симбиоз, а всегда вызывает это... хм... заболевание. Все шло хорошо, несколько моих ребяток согласились испробовать его. Они достигли... э-э-э... умиротворения! Да, мы так и назвали это - умиротворение. Правда, хороший термин? - старик постарался улыбнуться, заглядывая по очереди в маски своих то ли спасителей, то ли уже конвоиров.
   - Бегемот - вот хороший термин, - сказал Полцента.
   Старик сглотнул, и закашлялся.
   - Все было неплохо, мы сделали и вакцину против умиротворения, но Павел, он стал одержим идеей всеобщего счастья и братства...
   - Ваш Павел вовсе не оригинален, - перебил Игорь неожиданно и для себя самого. Оглянулся на трупы в коридоре. - Был. Вы же знаете историю, профессор.
   - Да-да, я вас прекрасно понимаю, командир, но Павел... он сумел заразить этой своей убежденностью, верой, если позволите, остальных ребят. Ах, они ведь такие молодые... прекрасные специалисты, но слишком, слишком идеалисты и не вполне знают жизнь...
   - Что было дальше?
   - Произошла трагедия! Иван, он был очень способный мальчик, он в состоянии э-э-э ... умиротворения замкнулся в себе, и мы не заметили тревожных симптомов. Он забился в подвал, знаете, словно умирающий домашний кот ушел, чтобы никого не тревожить... бедный, бедный мальчик...
   - Командир, - позвал голос Доминика в наушнике. - К нам идут.
   Игорь жестом приказал профессору замолчать.
   - Сколько?
   - Четверо, идут медленно. Со стороны поселка, фиксируем в ночном видении. До них метров триста еще.
  
   Группа, стоящая на дорожной развилке, появлений не фиксировала.
   Игорь ответил Доминику:
   - Смотрите вокруг. Стрелять только в случае явной агрессии, вплотную не подпускать. Проверить маски.
   И снова обратился к профессору:
   - И что же Иван?
   - Ах, да-да... Иван. У него была горячка, он потерял сознание и... он, как бы это выразиться, впал в каталепсию, а потом, потом... вот... умер.
   Полцента хмыкнул.
   - Мы отнесли бедного мальчика в лабораторию, там, где холодные камеры...
   Старый гном всхлипнул, и затрясся. Глаза его намокли, борода дергалась.
   - Бедный мальчик! Ребята стали укладывать его, а он вдруг открыл глаза и вцепился в Сэмми... он схватил его за лицо и стал кусать. Он визжал, издавал такие звуки какие издают иногда гиены. Мария схватила шприц, чтобы вколоть ему транквилизатор... - старик зарыдал.
   Игорь испытал странную жалость к этому непонятному человеку.
   - Он сломал Марии шею, сломал девочке шею! - всхлипнул старик. - А затем вскочил и бросился за дверь. Он забрался в коллектор под лабораторией, и больше мы не видели Ивана...
   - Профессор, что в поселке? Вы сказали, штамм сильно вирулентный. Поселок заражен?
   Профессор сидел, опустив лицо в ладони. Она качал головой, его плечи содрогались.
   - Я не хотел этого, - заговорил профессор странным для него твердым голосом, - Командир, не хотел! Павел - да, он мог бы, но и он был не настолько сумасшедшим, чтобы выпустить штамм. Да, поселок заражен, но у нас есть вакцина. И это не было опасно, пока не случилась беда с Иваном... И тогда я испугался, я вызвал вас. А они, - профессор мотнул головой в сторону коридора, - они пытались мне помешать. Они сказали, что вы убьете всех, стерилизуете поселок газом и огнем, и наше замечательное открытие погибнет навсегда!
   - Хм, - подал голос Карл. - А покойнички-то как в воду глядели...
   - Ваше замечательное открытие уже убило двоих людей, профессор, - сказал Игорь. - И неизвестно, где оно сейчас, и сколько еще пострадали...
  
   Бредущих к лаборатории осветили фарами с бронетранспортёра. Это были люди. Они шли странно, словно испытывали сильную боль, но смущались показать это, стеснялись обеспокоить окружающих своими страданиями.
   - Карпов и Ли, проверьте их. Возьмите шоковые дубинки.
   Парни возникли сбоку, подобрались к пришельцам.
   - Капитан, - донесся голос Карпова. Игорю показалось, что парень сейчас расплачется. - Капитан, что с ними? Кто это сделал? Им нужна помощь!
   - Черт, - вскрикнул Ли. - Черт, что с тобой? Не бойся, подойди, дружище.
   Дальше Игорь и оставшиеся бойцы увидели невероятное - Карпов, здоровый и грубый парень, закинув оружие за спину, приобнял одного из пришельцев, и повел к транспортеру.
   - Сергей, отставить! - крикнул Игорь - Дьявол, они заражены! Отойдите от них!
   - Прекратите это, капитан! Посмотрите на них сами...
   Ли бормотал что-то на китайском, что-то ласковое, успокаивающее.
   Полцента помотал головой, сказал:
   - Сопливые говнюки вы тупые, совсем рехнулись? Стоять, отойти от них! Командир, прикажите стрелять!
   Он вскинул автомат, тронул курок, включая лазерный прицел.
   - Полцента, уймись, - заговорил Карпов. Его голос дрожал, парень едва сдерживал слезы. - Мясник ненормальный, опусти ствол.
   Игорь шагнул навстречу этому непонятному явлению. Он увидел лица пришельцев. Их огромные глаза, воспринял их страх и боль.
   Его проняла судорога боли и сочувствия. Еще он увидел длинные и рваные раны на их руках, плечах, лицах. Как можно выстрелить в того, кто страдает вместо тебя, кто засунул руку в мясорубку, едва успев отвести твою? Игорь ощутил в горле соленый теплый ком, и бросился к своим парням, и к пришельцам, чтобы помочь, разделить хоть каплю их страданий...
   - Назад, - рявкнул Полцента, рванув командира за шкирку, отбрасывая к транспортеру. - И вы двое стоять!
   Игорь помотал головой, приходя в себя, его слегка трясло... Внушение, телепатия?.. Взгляды всех сошлись на этой группе. Странные мученики, поддерживаемые загипнотизированными бойцами, приближались. Неотвратимо, словно медленная сель.
   - Это они, они! - заговорил профессор. - Но с ними что-то не то, командир! Не то, берегитесь!
  
   Из темноты за бронемашиной, куда никто не смотрел, выбежал человек. Перекошенное лицо его дергалось, изо рта лилось красное. Он двигался так, словно его сломали во многих местах, а потом заставили быстро, очень быстро бежать.
   Он бросился на ближайшего бойца. Повалил. От его воя звенели стекла лаборатории.
   - Дерьмо!
   Полцента не колебался. Четыре выстрела слились почти что в очередь. Четверо страдальцев получили по отверстию в голову и отпущение страданий.
   Плотоядный незнакомец схватил лежащего бойца за маску противогаза, и раскрыл пасть, сочащуюся черной кровью. Доминик очутился над ними, выстрелом в упор сбоку снес чужака.
   - Говно сраное!
   - Этих троих заберите, мать вашу! - командовал Игорь. - Осветите периметр!
   Карл тем временем схватил огнемет и плеснул пламенем на труп людоеда.
   - Командир! Не убивайте их всех! - говорил профессор.
   - Это был ваш Иван, профессор? Это был он?!
   - Нет, Иван другой, он совсем другой...
   Старика отволокли в бронемашину, закрыли в стальном боксе, где обычно держали зараженных чумой. Карпова и Ли, сидящих на земле, также забрали в бронетранспортёр.
   - Приволоки бегемота Джонни, - сказал Игорь Карлу.
   - Есть, командир!
   Через минуту Полцента вернулся.
   - Жирная тварь сдохла, командир. Я решил, что труп нам ни к чему.
   В голосе его было плохо скрываемое удовлетворение.
  
   Со стороны развилки донеслись едва слышимые выстрелы. Работал лишь один ствол. Вот прозвучала длинная, отчаянная очередь. Запустили двигатель, ударил башенный пулемет машины.
   - На броню! - приказал Игорь. - Вторая, ответьте! Вторая!
   Вторая группа, со стороны которой была стрельба, молчала.
   - Поехали!
  
   По дороге им попадались группы медленно бредущих. Водитель держал машину подальше от них.
   - К ним нельзя приближаться, - говорил Полцента, поводя стволом. - Подойдешь, и все - ты такой же лунатик. Что бы стало с этими салажатами, если бы зомбак накинулся на них?
   Карпов и Ли делали вид, что не слышат.
   Радист устанавливал связь с материком.
  
   Через пять минут они узнали, что случается с теми лунатиками, на кого нападают воскресшие...
   На развилке оказалось пусто. Почти пусто: бронетранспортёра второй группы не было, а было множество расстрелянных тел, были изувеченные растерзанные тела, а еще - пятеро трупов в комбинезонах химзащиты.
   - Командир, - сказал Полцента. - Разрешите, я сделаю из нашего друга профа бегемота?
   - Некогда, - серьезно ответил Игорь. - Есть связь с базой? Вторая отзывается?
  
   - Капитан, капитан! - заговорил наушник на отрядной частоте. - Мы в поселке. Оставили развилку. Большие потери!
   - Вижу, Шульц. Мы на развилке. Держитесь подальше от местных. Скольких людоедов видели?
   - Минимум дюжину. Четверых ликвидировали. Парней окружили эти лунатики, и они не смогли защищаться, не смогли! Бросили стволы, и все. Слышите, капитан! Их просто задрали, как безответный спящий скот!
   - Знаем, они гипнотизируют здоровых. Неконтролируемые приступы жалости и сострадания. Это передается, так что маски не снимать, контакта не допускать. Арсенал при вас?
   - Да, капитан. Четыре сотни литров газа под давлением, и полный бак для станкового огнемета. Сжечь к чертям этот поселок!
   - Осади пока, Шульц. Без красного квадрата с земли не имеем права, иначе к стенке поставят. За геноцид мирного населения.
   Полцента рассмеялся. Он-то знал толк и вкус в геноциде.
   - Мирное?! Да я такое мирное... - дальше случились помехи.
   - Жди нас, Шульц, мы на подходе.
  
   Дальше события отпечатались не совсем четко. Игорь помнил, как связывался с базой, докладывал по существу. Пока база размышляла над этой всей шизофренической ситуацией, первая группа разъезжала вдоль побережья, отстреливая тех, кто двигался слишком уж быстро, слишком уж неестественно.
   Игорь еще помнил, что запросил морскую блокаду. Не исключая, что зараженные могли и плавать.
   Ведь они все здесь плавают!
  
   Вторая группа доложила, что им конец. Вокруг сплошь людоеды, и продержаться группа два сможет на стволах еще минуты три от силы. Или же пусть капитан отдаст приказ использовать газ, ну или в крайнем случае станковый огнемет.
   - Капитан! - Полцента взял Игоря за руки. - Командуйте, капитан!
   Голос его звучал жутко, словно Карл был уже мертв, и взывал из могилы.
   - Спасите их, капитан! Они еще с нами!
   Но красного квадрата не поступило. Игорь не отдал приказ.
   Вскоре вторая группа замолчала.
  
   Они нашли их бронетранспортер.
   Все, кто был "умиротворен", сейчас перерождались. Они становились агрессивными каннибалами. Им нужна была кровь, мясо, боль и страдания...
   Полцента столкнулся с десятком лунатиков. Он подошел к ним вплотную... Они тянули к нему руки, они выплескивали эмпатию и душевную близость...
   Карл смотрел им в глаза, вплотную. Он ничего не почувствовал.
   Он вскинул автомат и давил на курок, пока последний из них не упал. Все кругом было в крови, все было в слизи.
   Одинокий сумасшедший людоед выбежал из-за угла. Он явно выбрал Карла жертвой. Людоед умер со сломанной шеей, вероятно и не успев понять, что же произошло.
   Полцента не испытывал слабости, ему было наплевать на чужие страдания.
   Только донимал слегка кашель, заработанный в Африке. И снедала ярость за погибшую вторую группу.
  
   - Ты псих, псих, - бормотал Карпов, сидя раскачиваясь взад-вперед. Он явно имел ввиду Карла.
   Тому же не было дела до оценок со стороны очумевших салаг. Он чистил автомат, снаряжал секторные магазины.
  
   Они, впятером, кто остались, да еще старый проф, забаррикадировались в чердачном помещении жилого корпуса. Было жутко и влажно, чесалась под комбинезонами кожа, тяжело дышалось через фильтры.
   Снаружи вопили людоеды, они чуяли где-то желанное мясо, но никак не могли разобрать - где. Конечно, мешали костюмы химзащиты. К утру чистых "умиротворенных" почти не осталось. Остались только кровожадные каннибалы, и зараженные. Они обступили дом, забрались в подъезд - хотели обрести единство с живыми людьми. Как те крысы, о которых говорил профессор. Потому выйти и пробиться с боем не представлялось возможным, не устроив всеобщее уничтожение.
  
   Игорь схватил профессора, подтащил к слуховому окну, высунул головой наружу. Сказал:
   - Смотри, творец, смотри! Это твои совершенные люди! Ты хотел их с Павлом и Иваном, верно?
   Игорь, кажется, плохо сознавал реальность. Сильные руки Карла отстранили его. Полцента взял профессора и наклонился к его лицу.
   - Проф, ты помнишь меня? Это я. Тот, кто делает бегемотов. Слушай, я придумал... Правда, придумал... тебе понравится... - с этими словами Полцента выкинул профессора вниз, на двор к людоедам.
   Толпа там завизжала, закричал старый гном. Мелькнула оторванная рука, и раздалось чавканье и рев...
   - А знаешь, командир, - сказал вдруг Полцента. - Там, в экваториальной, все не просто было. Мы этих черномазых развесили не просто так. Там ведь мертвая деревня из болота стала ночами приходить. Они хотели жрать. Жрать живых. Нас всего-то трое осталось. И тогда я убил шамана. И покойники больше нас не беспокоили... А до того, знаешь, командир, что мне шаман предсказал? Он, гнида, предсказал мне, что я погибну от сотни мертвецов, представляешь, капитан? От сотни мертвецов!
   - А ты что?
   - А что я! Я знаю, что делать, если тебе не нравятся предсказания африканского колдуна. Завали гниду, и дело с концом! Ни одно предсказание не сбудется!
   - Красный квадрат, командир, - сказал радист. - Дан красный квадрат.
   Полцента рассмеялся сквозь кашель. Закинул на спину себе автомат, взял под локоть огнемет. Сказал:
   - Вот и пригодился маньяк!
   И ушел за дверь, вниз.
   Там были выстрелы, хлопки, огонь.
   А потом остров затянуло страшным зеленовато-бурым дымом. Люди и не люди падали и содрогались перед встречей со смертью... в химическом рассвете загорались костерки трупов, которые зажигал пока еще живой Полцента.
   Уцелели только те, у кого были маски со стеклами. Черными.
   А потом, когда не осталось умиротворенных, четверо закончили работу Карла.
  
  
   Вечером в кабаке было почти пусто. На широком деревянном столе стояли три кружки пива. Пиво было янтарное, пенное и свежее. После резиновой духоты противогазной маски с черными стеклами именно такое и требовалось.
   Кружки предназначались следующим образом:
      -- Полцента;
      -- Доминик;
      -- Игорь.
  
   - А знаешь, Доминик, - сказал Игорь. - Я ведь Карла хотел списать после того рейда в метро, когда чумных ликвидировали.
   Доминик слушал, затягиваясь сигаретой. Он вдруг достал пачку, и протянул командиру.
   Игорь усмехнулся, и взял предложенное.
   - Ты прав, приятель. Еще и огоньку дай.
   Доминик дал прикурить, а сам зажег еще одну. Положил ее, тлеющую, в пепельницу, в сторону третьей кружки, предназначенной Полцента. Кружки, которую так никто и не отопьет сегодня.
   - Да, вот, - продолжил Игорь. - Хотел списать, да не успел, представляешь. Пришел вызов, и тут вот этот остров... Как все получилось.
   - Я не верю в судьбу, командир, - сказал Доминик, выпустив почти непрозрачный клуб дыма. - Но здесь именно она.
   - Судьбы нет, кроме той, что мы себе выбираем, - ответил Игорь. Он знал, откуда эта фраза, и она показалась ему уместной.
   Видимо, Доминику тоже.
   Они подняли кружки, соприкоснулись, и синхронно стукнули по третьей, которую сегодня никто не выпьет.
   - Нам будет не хватать вас, командир.
   - Брось, я провалился. Никакой я не командир.
  
  
   Ночью опять был дождь. Игорь ловил его, запрокинув лицо к небу. Дождь был хороший, гипнотический. Он унимал мысли.
   Ксения давно спала, не дождавшись друга. Впрочем, он был уже не совсем и друг. Неделю назад они подали заявление. Собрались пожениться.
   Ксения с тех пор, как Игорь вернулся с этого своего островка, стала тиха и послушна. Больше не шутила насчет горелой бомжатины. Глаза Игоря были черны с тех пор, черны как стекла маски-противогаза.
   - Эй, сука... Говно, что здесь за сранина! - раздались выкрики снизу, из двора.
   Компания неких отмороженных вторглась в покой жилого комплекса.
   - Эй-й-й! - завизжали снизу. - Суки, смерти вам здесь! Сатана, ад! Кишки буду вырывать! Я сейчас буду вас жрать, ублюдки! Сожгу вас живьем, детей ваших насажу на ограду! Вам конец, мрази и свиньи!
   Бешеные вопли и матерная ругань нарушили темноту дождливого двора. Посыпалось разбитое стекло. Взвыли сигнализациями автомобили, по которым стали лупить арматуринами и камнями.
   - Сатана, ад, смерть! Жги мразей, разбей их детям головы об асфальт! Насилуй их!
   - А-а-а, шлюха, иди-ка сюда!..
   - Отстаньте! Помогите! Полиция...
   - Мертвецы, зомби, каннибалы! Это мы, мы, мы! Мы пришли за вами, тупые людишки, тупое мясо!..
  
   Эти звуки вывели Игоря из оцепенения. Он повернул мокрое лицо ко двору, где бесновались ублюдки. Там было темно, метались неясные тени и крики.
   Он вернулся с балкона в квартиру, надел форменную рубашку. Протер шеврон с горящим черепом на рукаве. Взял в прихожей канистру, топор, и вышел на лестничную клетку.
   Потом вдруг улыбнулся, хлопнув себя по лбу. Вернулся, взял зажигалку.
   А потом стал спускаться.
  
   - Ты чего, сука?.. Хочешь чего-то?.. Иди сюда! Страшно подыхать будешь!..
   - Убей его, вали суку! Сдохни, мразота!
   Дальше были топот, удары, крики, стоны. Постепенно затихающие.
   - А-а-а! Нет, не надо! Дядя, не надо пожалуйста... А-а-а... - причитал последний голос.
   Что-то жутко захрипело, хрустнуло, и, словно отлетев, стукнувшись, неровно покатилось по дорожке.
  
   И затем в ночи, в разных местах двора стали вспыхивать бензиновые костерки под нестихающим дождем.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кристалл "Покорение небесного пламени"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Кутищев "Мультикласс "Слияние""(ЛитРПГ) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) А.Лерой "Ненужные. Академия егерей"(Боевое фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"