Цокота Ольга Павловна: другие произведения.

Старая сказка на новый лад

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Финал конкурса "Вера, надежда, любовь" 2017

  
   Последний пациент закрыл за собою дверь. Мария Арсеньевна сняла очки, уронила голову на сплетенные пальцы и опять стала просто Машей, тридцатидевятилетней одинокой женщиной, не слишком удачливой в выборе профессии и на редкость невезучей в личной жизни.
   Потерла переносицу и мысленно повторила строки почти никому не известного поэта Саши Веселова:
   Прошедших лет пожухлые цветы
   Свяжи тугим узлом воспоминаний:
   Осколки грез, забытые мечты,
   И тень былых, несбывшихся, желаний...
   Как смог он в 21 год написать подобные строки? В свое время юной Машеньке Саша казался взрослым, мудрым, глубоко и всесторонне познавшим жизнь и разочаровавшимся в ней. Этакий лорд Байрон нашего времени! Он был загадочным, чуждым и снисходительным. Это притягивало и отталкивало одновременно. А еще подавляло, что оказалось и вовсе нестерпимым. С нее было достаточно и родительского прессинга.
   Они расстались к большому удовольствию Машиных папы и мамы, весьма чувствительных к запаху алкоголя, нередко витавшему вокруг приятеля их ненаглядной дочурки. Затем Арсения Петровича, занимавшего ответственный пост в крупном строительном тресте, повысили в должности с переводом в другой город. Они переехали. И от Саши остались лишь воспоминания да сборник сонетов Петрарки, подаренный на восемнадцатый день рождения Маши.
   Иногда она открывала книжечку в золотистом переплете, пробегала посвященный ей Сашей сонет на титульном листе. При этом руки у нее начинали дрожать. Смигивала набежавшие слезы, захлопывала книгу и опять ставила ее на верхнюю полку стеллажа.
   Долгое время Мша с болезненным интересом искала фамилию Веселова на обложках стихотворных сборников в книжных магазинах. Так и не нашла. Его стихи не были изданы. Много лет ничего не находилось и в интернете. Но вот вчера "Google" внезапно отозвался небольшой грустной статьей, в которой говорилось о слишком рано ушедшем из жизни талантливом поэте, который, впрочем, загубил свой талант роковым пристрастием к алкоголю.
   Маша с трудом дочитала прыгающие перед глазами строки и не спала всю ночь. Поэтому нынешний рабочий день был для нее особенно трудным. И, как назло, именно сегодня появились все самые неприятные из ее постоянных пациентов. Щупленький старик Каравашкин долго и со вкусом перечислял свои ощущения при запорах и поносах. Капризная Вера Сильвестровна, безбожно избалованная богатеньким мужем , требовала "что-нибудь лекарственное для сохранения лица и фигуры". Нимфоманка Милочка жаждала поделиться пикантными подробностями интимного характера.
   Впрочем, наиболее неприятным, как всегда, оказался Влад Снежин. Здоровенный молодец цветущего вида страдал тяжелой формой ипохондрии. Он постоянно отыскивал у себя какие-то невероятные болезни, долго и тщательно изучал их в интернете, а затем выплескивал вновь приобретенные познания на участковую врачиху.
   Маша смирилась с необходимостью выписывать ему направления на мыслимые и немыслимые анализы, но "страдалец" все равно выходил из ее кабинета с надутой физиономией. А оптимистические результаты всех проверок вызывали у него обычно твердую уверенность в некомпетентности районных эскулапов и, в первую очередь, Марии Арсеньевны Винницкой.
   Но хуже всего было то, что даже после изнурительных трудов совершенно не хотелось возвращаться в свою пустую неуютную квартиру, разогревать на плите что-то безвкусное, на скорую руку приготовленное три дня тому назад, перечитывать очередной дурацкий детектив или смотреть навязший в зубах бесконечный сериал.
   И самое ужасное, ей предстояло существовать в этой безысходности и рутине еще многие и многие годы. "Осколками грез" рассыпалась вера в высокое предназначение врача. А уж о романтических мечтах после нелепого брака и омерзительного развода, после двух скомканных и достаточно унизительных связей и вовсе думать не приходилось.
   Зимний вечер наступил рано. До своего дома она дошла уже в сумерках. В подъезде тоже было темно. Внезапно сверху послышался старческий голос:
   - Осторожней, пожалуйста, лампочка опять перегорела или разбита. Я подвернула ногу и сижу на ступеньке. Не споткнитесь об меня.
   Маша на ощупь добралась до пострадавшей, помогла ей подняться, доковылять до второго этажа и постаралась успокоить старичка, открывшего им дверь. Пожилую пару, жившую в одном с ней подъезде Винницкая знала лишь визуально, как, впрочем, и остальных соседей. Она всегда держала дистанцию с окружающими, руководствуясь принципом "мой дом - моя крепость".
   Однако долг врача заставил зайти в квартиру и осмотреть потерпевшую. Она пыталась уговорить старую женщину вызвать "скорую", но та с ужасом представляла себе долгие часы ожидания в приемном покое, и Маша сдалась. Еще в студенческие годы ей случалось во время туристских походов вправлять вывихи. Вот и теперь старушка лишь успела громко вскрикнуть, а затем широко улыбнулась:
   - Вы - волшебница, деточка!
   -Осторожно, осторожно, - предупредила Мария, накладывая тугую фиксирующую повязку, - не спешите вставать. Недели две ноге нужен покой.
   Петр Петрович и Стелла Юрьевна оказались на редкость милыми и приветливыми. Совершенно неожиданно для себя самой Маша с удовольствием почаевничала вместе с ними. К чаю подали вкусные домашние пирожки и черносмородиновое варенье.
   В этом уютном доме отчего-то потянуло на откровения. Пожилая пара участливо выслушала горестный рассказ о неудачном дне и неудачной жизни, о потерянной любви и удивительном предсказании рано умершего поэта.
   - Хотите послушать старинные русские романсы? - внезапно предложила Стелла Юрьевна.
   Удивленная неожиданной сменой темы разговора Маша растерянно качнула головой в знак согласия. Петр Петрович подошел к невысокой этажерке с пластинками, выбрал одну и включил допотопный проигрыватель.
   -Где они его откопали? - с невольной насмешкой подумала Мария Арсеньевна. А затем волшебство несколько вычурной старомодной цветистости слов в оправе чудесной музыки очаровало и захватило ее.
   Исполнители были ей незнакомы. В ответ на вопрос старики переглянулись и только улыбнулись. Когда же, пластинка остановилась, Петр Петрович тихо сказал:
   - Пели мы со Стеллочкой. Да, да, "были и мы когда-то рысаками"! К сожалению недолго. Я переболел тяжелой ангиной и утратил голос. Стелла Юрьевна не захотела петь без меня, ушла на преподавательскую работу.
   - Ужасно! - Маша смотрела на них округлившимися глазами.
   - О, нет! - засмеялась старушка, - трагична безвозвратная потеря, смерть. Во всем остальном всегда есть хорошие стороны. Обучать не менее интересно, чем петь самому. У нас было немало чудесных учеников, с многими из них мы дружны до сих пор. Впрочем, вы, вероятно, обратили внимание, что у нас всегда немало посетителей.
   Честно говоря, Мария вовсе не обращала внимания на то, что происходило вокруг, но, для приличия, кивнула.
   - Тем не менее, Машенька. - вступил в разговор Петр Петрович, - мне кажется, вы живете лишь прошлым, поэтому ощущаете пустоту в настоящем. Не мучайте себя мыслями о прошедшей любви и роковом предсказании, предопределившем вашу жизнь. Во все времена юность любила и любит играть в мизантропию. И у вашего Саши Веселова было то же самое. Другое дело, что он "заигрался", нашел для себя лазейку, оправдывающую пьянство. Грустно, но человек сам растратил свой талант попусту и загубил себя.
   Что же касается вас, то, во-первых, вы ведь и сами испугались слишком сильного чувства, предпочли бурным эмоциям безрадостные тишину и покой, закрыли свое сердце для всех окружающих. А, во-вторых, вы не всегда верно определяете свои успехи и неудачи. На мой взгляд, Машенька, вы вполне состоялись как врач, потому люди и идут к вам не только с болезнями, но и с какими-то личными делами-тревогами. Понятно, что вам нелегко, Но, представьте себе, что вы получили огромное наследство. Неужели же захотите оставить свою работу и предаться безделью?
   Телефонный звонок бесцеремонно вторгся в их разговор.
   - Людочка, дорогая, прости, что задержались. Моя женушка бегала в магазин и подвернула ногу. Ничего-ничего, я сам выберусь к тебе через пару минут.
   Стелла Юрьевна улыбнулась не без грустинки:
   - Видите, мы старики, как не хорохоримся, но болячки нас находят. Вот и у моей закадычной подруги был гипертонический криз. Приезжала "скорая", что-то вкололи, сказали, нужно отлежаться. Людмила Николаевна живет одна в паре остановок метро от нашего дома. Пообещала ей прийти навестить сегодня. Напекла пирожков и "побежала" купить ее любимый черничный сок, пока магазин не закрылся. И вот видите "добегалась". А Людочка знает мою пунктуальность и разволновалась, что мы не приехали к ней в назначенное время.
   Старик вошел в комнату торопливо заматывая горло теплым шарфом. Неожиданно для себя Винницкая твердо сказала:
   -Петр Петрович! Никуда вы не поедете, нельзя оставлять Стеллу Юрьевну одну. К Людмиле Николаевне отправлюсь я, - Маша весело фыркнула и добавила, хихикнув, - шапочка у меня того самого заветного красного колера. С пирожками к больной бабушке, прямо, как в сказке!
   - Только, пожалуйста, не останавливайтесь поболтать со всякими Серыми Волками. - поддержала шутку хозяйка и благодарно посмотрела на молодую женщину.- Вы нас очень выручите, дорогая! И к тому же, гляньте на мою подругу опытным оком эскулапа, - в светло голубых глазах мелькнуло беспокойство, - но вы устали, деточка. Не слишком ли тяжело после нелегкого рабочего дня ехать к еще одной недужной старухе? Может быть, не стоит. Позвоним, извинимся...
   - Нет, нет! Все в порядке, я у вас здесь и поужинала, и отдохнула. Давайте корзиночку с пирогами.
   Маша и сама поразилась веселой эйфории, нахлынувшей на нее. Ночной воздух бодрил, она улыбалась, вспоминая симпатичную пожилую пару. Давным-давно ни с кем ей не было так мило и хорошо. Исчезли раздражение и хандра. Даже толкотня в метро не испортила настроения.
   Нужный дом, подъезд и квартиру она нашла без труда. Но когда дверь отворилась, Машу ожидал неприятный сюрприз. Рослый молодец просверлил ее взглядом и, обернувшись, крикнул:
   - Тетя! Вы опять вызывали врача?
   - Я без вызова, от Стеллы Юрьевны, с пирожками... - потерянно прошептала Мария Арсеньевна, бочком пробираясь мимо грозного, как Серый Волк, Снежина.
   Впрочем, Людмила Николаевна пословицу "скажи мне, кто твой друг..." вполне оправдала. Да и ее племянник в быту оказался более приятным, чем на приеме у участкового врача. Интеллигентная старая дама, невзирая на уговоры оставаться в постели, расположилась в глубоком кресле:
   - Хороша же я буду, принимая гостей лежа.
   Разговаривать с нею было так же легко и увлекательно, как и со старичками-соседями, а профессия театрального художника-костюмера изобиловала таким множеством интересных и забавных случаев, что они проболтали едва ли не до полуночи.
   Наконец, Маша спохватилась, извиняясь за то, что засиделась в гостях.
   - Ах, лапулечка вы моя, - озорно подмигнула ей Людмила Николаевна, - это же я, старая ведьма, нарочно удерживала вас у себя. В наши годы новое знакомство и свежий слушатель - это, знаете ли, подарок судьбы!
   Влад тоже поднялся и решительно заявил, что отвезет тетину гостью домой.
   - Ну вот, - подумала Маша, - и попалась я в лапы Серому Волку.
   В дороге они оба молчали. Без милой старой дамы вернулась прежняя напряженность. Так что Мария Арсеньевна вздохнула с облегчением, когда машина остановилась у ее подъезда. Она взялась за ручку дверцы.
   - Скажите, отчего я так раздражаю вас? - внезапно с какой-то детской обидой промолвил Снежин.
   - С чего вы взяли? - не слишком уверенно отозвалась его пассажирка.
   - Вы бы посмотрели на себя, когда я захожу к вам в кабинет!
   - А вы бы посмотрели на себя, когда уходите из моего кабинета!
   - Вероятно, я кажусь вам жутким дураком и занудой, - горестно предположил Влад.
   - Ну, после сегодняшнего вечера дураком я вас уже не назову...
   - А вот занудой точно назовете, - резюмировал Серый Волк и вдруг попросил,- подождите, пожалуйста, я должен вам сказать сейчас, потому что в поликлинике не получится. Вы там такая холодная и неприступная...
   Вы мне очень нравитесь, Мария Арсеньевна. Я все время о вас думаю, прямо как в романах или этих нелепых сериалах. Но подойти к вам почти невозможно. Так и появились мои вымышленые болезни. Знал, что выгляжу идиотом, но ничего другого не мог придумать. Надеялся улучить момент и поговорить с вами серьезно...
   Маша хохотала до слез и так заразительно, что расхохотался и Влад.
   - Знаете, - сказала она, с трудом подавляя смех,- сегодня модно переделывать старые сказки на новый лад, делать их более оптимистичными что ли... Впрочем, все зависит от авторов новой трактовки. Если они окрыты для хорошего и доброго, то и сказка получается такой же.
   - То есть? - не понял улыбающийся Снежин.
   - То есть. сказку о Красной Шапочке и Сером Волке можно рассказать совершенно иначе. Кто кому попался, это еще вопрос!
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Панасенко "Бойня"(Постапокалипсис) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) А.Троицкая "Церребрум"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк) А.Респов "Эскул Небытие Варрагон"(Боевая фантастика) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"