Цветков Сергей Михайлович: другие произведения.

Марш-бросок на небо

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Адольф Гитлер медленно обвел кабинет бессмысленными, пустыми глазами. Приступ закончился. Эхо произнесенных в ораторском раже слов, казалось, все еще звучало в бетонных стенах берлинского бункера. Как обычно, ничего из сказанного фюрер не помнил. Ну и пусть, зря, что ли он постоянно держит рядом целую орду стенографисток? Опубликовано в сборнике "Аэлита/2007"

  Сергей Цветков
  
  Марш-бросок на небо
  
  Адольф Гитлер медленно обвел кабинет бессмысленными, пустыми глазами. Приступ закончился. Эхо произнесенных в ораторском раже слов, казалось, все еще звучало в бетонных стенах берлинского бункера. Как обычно, ничего из сказанного фюрер не помнил. Ну и пусть, зря, что ли он постоянно держит рядом целую орду стенографисток? Гитлер потер виски, фокусируя взгляд на крашеной под бронзу лепнине - имперском орле, сжимающем в когтях овитую дубовыми листьями свастику. Рта коснулась теплая капелька. Вышедшей носом крови под щеткой усов никто не заметил. Фюрер судорожно провел по губам языком, стерев солоноватую жидкость. Кто-то из приближенных, решив, что у вождя после вдохновенной речи пересохло горло, протянул ему стакан воды.
  Первый приступ застал отставного ефрейтора Гитлера в мюнхенской пивной. Случилось это двадцать два года назад, в девятнадцатом. Едва придя в себя и мало что понимая, будущий фюрер схватил пиво и сделал жадный глоток из весьма кстати поданной кружки "Хофброя". Промокнул испачканные пеной усы салфеткой, услужливо протянутой стоявшим тут же официантом. Тот, увидев появившееся на ткани бурое пятно, не на шутку перепугался за смешного солдата, похожего на заокеанского комика Чаплина:
  - Господин, у вас кровь! Не угодно ли к умывальнику?
  - Нет-нет. Я, пожалуй, пойду. - Гитлер взглянул на стол. На несвежей скатерти громоздились с полдюжины пустых кружек. "Когда это я успел?" - подумал Адольф, принявшись со звоном перебирать мелочь в кармане форменных штанов. Целью этого маневра было лишь потянуть время: монет у героя проигранной войны не хватило бы и на трамвайный билет.
  - О, что вы, не стоит беспокоиться, тот господин, - официант указал на столик за своей спиной, - заплатил за все. Думаю, его восхитила ваша речь. Вы говорили с такой убежденностью.
  Столик, на который указал служитель ресторанчика, был пуст, лишь дымящаяся в пепельнице папироса говорила о том, что щедрый господин только-только ушел. Гитлер наморщил лоб, вспоминая, кто там сидел. Сделать это после изрядного количества пива было не очень-то легко. Ну, конечно! Весьма учтивый господин: сначала присел за столик к Адольфу, но заметив, как скривилось лицо того от табачного дыма, извинился и пересел. Было в нем что-то странное, но что? Костюм - штатский, обычный, хотя и весьма изящный, судя по всему заграничный. Да и сам господин, видимо, был иностранцем. Почему Гитлер так решил? Ефрейтор напряг память. Акцент? Нет, по-немецки тот говорил не хуже любого баварца. Лицо? Ну конечно! Определенно, в лице было что-то неуловимо азиатское. Адольф облегченно выдохнул, будто негерманское происхождение щеголя-филантропа все объясняло, поднялся и зашагал прочь. Остановился у самой двери, обернулся и тихо спросил у шедшего рядом - вдруг клиенту вновь станет плохо - официанта:
  - Да, а о чем я говорил?
  - О прибавочной стоимости, вы разве...
  - Да-да, конечно.
  Второй приступ случился на собрании группки радикалов, гордо именовавшей себя Немецкой рабочей партией. Гитлер, тихо сидевший в сторонке и спокойно потягивавший пиво (собрание, как и все серьезные мероприятия в Мюнхене, проходило в пивной), вдруг живо включился в обсуждение брошюры инженера Федера... Когда Адольф пришел в себя, партийный вожак по фамилии Дрекслер тряс его руку и убеждал вступить в партийные ряды.
  С тех пор странные приступы стали повторяться все чаще. Впоследствии друг и соратник вождя Герман Раушнинг вспоминал: "Глядя на Гитлера, приходится думать о медиумах. Большую часть времени это обычные, незначительные существа. Вдруг на них как с неба падает сила, поднимающая их над обычными мерками. Эта сила - внешняя по отношению к их действительной личности. Она - как гость с других планет. Медиум - одержимый. Исчерпав этот порыв, он вновь впадает в ничтожность. Так, несомненно, некие силы пронизывают Гитлера. Силы почти демонические, для которых персонаж по имени Гитлер - только мимолетная одежда".
  В ноябре 1923-го неведомая "сила" заставила Адольфа Гитлера ворваться, размахивая револьвером, на митинг, где должна выступала вся баварская верхушка. Прервав на премьер-министра полуслове, Адольф произнес собственную речь. Когда он закончил, толпа была готова идти за новым лидером куда угодно. Лидеру было угодно на Берлин.
  Увы, поход закончился гораздо раньше. В центре Мюнхена на узенькой Резиденцштрассе восставших встретила полиция. Завязалась перестрелка. Гитлер был ранен.
  Обо всем этом он узнал на следующий день из газет. Сам Адольф не помнил о случившемся абсолютно ничего. Впрочем, к такому положению вещей он успел привыкнуть.
  По обвинению в государственной измене Гитлер угодил за решетку. В тогдашней Германии его преступление не считалось сколько-нибудь серьезным, суд оценил его в девять месяцев тюрьмы. Еще четыре накинули за участие в уличных беспорядках.
  В камере странный недуг стал проявляться иначе: Гитлер уже не ораторствовал, а писал. На свободу он вышел, держа подмышкой увесистую папку, украшенную крупно выведенными буквами: "Моя борьба".
  Сейчас у ног Гитлера - вся Европа. Вот-вот покорится Северная Африка. Отчего же так страшно?! Фюрер неловко взял стакан, тот выскользнул из рук. Пока собирали осколки, незаметно вытер платком кровь под носом. Снова посмотрел на орла со свастикой - символ имперской мощи. А что, подумалось, если смысл его - иной? Дубовый венок - это маленькая Германия, а хищная птица - та сила, что своевольно несет ее сквозь время, та самая сила, что управляет ее вождем?
  Не спеша фюрер подошел к одной из стенографисток.
  - Дайте-ка мне ваши записи, я хочу посмотреть, все ли верно.
  - Но, мой фюрер, вы велели немедленно отдать все в шифровальный отдел и передать в войска как ваш приказ.
  - Приказ?!
  Рейхсмаршал Геринг, привыкший к тому, что после приступов красноречия вождь бывает немного не в себе, уточнил:
  - Да-да, ваш приказ о начале русской кампании.
  Адольф пошатнулся.
  Орел со стены, взмахнув крыльями, нес венок-Германию в гибельную неизвестность.
  Русская кампания для истощенной и распыленной по пяти фронтам армии была бы сейчас не то что безответственной авантюрой, а форменным самоубийством. Управляющая фюрером демоническая сила уже не единожды отдавала его устами приказ о переходе границы СССР, и каждый раз, приходя в себя, Гитлер успевал отменить гибельное решение.
  Но если сила так упорствует, в праве ли человек, всего лишь игрушка в ее руках, перечить?..
  - Вы свободны, господа. Я бы хотел немного отдохнуть. Дайте знать, как только придут первые сводки с нового фронта.
  
  Трубка погасла. Иосиф Виссарионович вытряхнул ее содержимое в пустую картонку от "Герцеговины флор", аккуратно сложил туда разорванные и выпотрошенные папиросы. Саму картонку положил в специальный металлический ящичек, скорее даже маленький переносной сейф, закрыл его и опечатал. Крикнул:
  - Сидоров!
  Вручил ящик вошедшему красноармейцу:
  - Товарищу Лейдену, в 6-й отдел.
  Красноармеец спешно зашагал прочь.
  С настоящей "Герцеговиной флор" содержимое сталинских папирос роднило лишь балканское происхождение. В колдовских гримуарах сбор этот именовался цыганским табаком. И, хоть состав его для посвященных секретом не был, повторить зелье было невозможно: один из компонентов - травка Orphus Tantali вот уже столетие не встречалась в природе.
  В июле 1917-го необычную смесь обнаружили в подвалах Сухаревой башни, где когда-то устраивал свои опыты чернокнижник и алхимик Яков Брюс. Хранилась она запечатанной в старинных бутылях зеленого стекла. В теперешнюю вульгарную упаковку ее поместил командир отряда революционной милиции проводившего ревизию башни на предмет возможной экспроприации. Увидев, что содержимое бутылей удивительно похоже на табак, и что его довольно много, он решил воспользоваться конфискованным у расстрелянных недавно подпольных табачных магнатов оборудованием, и изготовить на продажу партию фальшивых папирос.
  Но изголодавшаяся по куреву революционная Москва их так и не увидела. Склад, где милиционер, решивший переквалифицироваться в миллионеры, хранил продукцию, был ограблен, а сам хозяин - убит. Тело его запечатлело на себе следы изощреннейших пыток, что обескуражило взявшихся за расследование коллег покойного: какую же тайну хотели узнать душегубы? Впрочем, милицейские следователи были бы еще более обескуражены, сумей они каким-либо образом выяснить: последнее, что слышал убитый, - многократно произнесенный с заметным кавказским акцентом вопрос: "Ви сами сваи папиросы курили?" И уж совсем невероятным сочли бы милиционеры известие, что задававший его грабитель вскоре станет руководителем огромной державы. Увы, не были они ни спиритами, ни провидцами, и потому убийство неудавшегося "табачного короля" так и осталось нераскрытым.
  Как использовать брюсово зелье, будущий вождь народов прекрасно себе представлял. Его приятель по тифлисской семинарии Георгий Гурджиев, впоследствии известный оккультист, ввел юного Сосо в мир месмеризма и духовидчества. Вместе они сутками просиживали в церковном архиве, выуживая сведения о явлениях, коорые консервативная наука была не в состоянии объяснить. Там и вычитали они о цыганском табаке. "Сознания людей, вдохнувших его дыма, соединяются незримой нитью, - говорилось в трактате. - Равный сможет узнать мысли равного, человек с сильной волей - полностью подчинить слабого и управлять им".
  Склонный к простым решениям горец не изменил себе. С помощью зелья он решил нейтрализовать Владимира Ильича Ленина. Но тот оказался крепким орешком. Чем-чем, а силой воли вождь пролетариата обладал недюжинной. Конечно, подчинить себе Сталина Ильич не мог, но вот все тайны Иосифа Виссарионовича стали ему известны. Потерпев неудачу с цыганским табаком, Сталин решил прибегнуть к другим, более традиционным средствам. В конце концов, парализованный Ленин оказался в Горках, а горец Джугашвили - у руля Страны Советов.
  Но захват власти был лишь первой ступенью на пути к великой цели.
  Чтобы подняться на вторую ступень, Сталину нужен был коллега - единоличный властитель сильной державы. Опереточные балканские монархи? Их державы назовет сильными разве что слепец. Японский император? Как вариант, наверное, подошел бы. Но отчего бы теперь не воспользоваться волшебным зельем и не создать сильный диктаторский режим поближе, в Европе?
  Подходящего кандидата в европейские тираны по просьбе Сталина отыскал покинувший Родину теософ Гурджиев. Склонный к мистике живописец Адольф Гитлер среди спиритов Германии пользовался славой идеального медиума, и потому был вхож в круги самые великосветские. Проверить его восприимчивость к воздействию цыганского табака Гурджиев решился в мюнхенской пивной. И эффект превзошел все ожидания: повинуясь воле теософа, кандидат около часа декламировал "Капитал" Маркса (который индуктор Гурджиев держал перед глазами). Когда у оратора пересыхало горло, теософ откладывал папиросу и заказывал "для этого увлеченного политикой молодого человека" очередную кружку пива.
  Пришедший в 1933-ем году к власти в Германии Гитлер был, как и Сталин, любим народом, так же ненавидел толстосумов и церковников, и потому у международного сообщества не вызвало удивления сближение двух стран. Особенно в военной отрасли. Одновременная армейская реформа, обучение германских военных специалистов в советских военных училищах (что, вообще-то, противоречило Версальскому договору, но ссориться с СССР западные державы не желали, и потому помалкивали), - все говорило о том, что Рейх и Советы вот-вот начнут совместные боевые действия. Гадать оставалось лишь против кого.
  Когда Германия вторглась в Польшу - зону прямых политических интересов СССР, мир растерялся. Как же так, захватывать землю под самым носом союзника? Сталин был доволен. Ему нужна была война. Война кровопролитная и затяжная. Ее не вышло бы ни с одной из стран враждебного капиталистического окружения: в эпоху танков и самолетов их правительства не станут разбрасываться жизнями солдат - этого не позволят избиратели. Нет, противостоять Сталину должен был такой же как он, полновластный единоличный властитель. А лучше всего - он сам. Пусть и руками медиума-марионетки. Исключить из войны континентальную Европу было просто: завоевать. Ожиревшие за годы мира вояки сопротивлялись Гитлеру крайне вяло. Главным было не дать вступить в войну армиям США и Соединенного королевства. Ненавистник коммунистов Черчилль, докладывала разведка, был готов поддержать немцев, если те начнут войну с СССР. Сталин элегантно ликвидировал эту угрозу элегантно - руками фюрера. В Германии началось планомерное и массовое уничтожение евреев. Евреи Америки, люди в своей стране не последние, надавили на президента, и Гитлер стал врагом США номер один. Естественно, пойти против своего сильного и давнего партнера Британия не могла, зато могла всячески вставлять палки в колеса военной поддержке страны Советов, дабы ослабить столь неприятный премьер-министру режим.
  Сталину осталось главное: заставить немецкие войска перейти границу Советского Союза.
  Иосиф Виссарионович понимал: в результате войны СССР будет не просто ослаблен. Он будет обескровлен. Как, впрочем, и Германия. Но в противном случае, вождь был твердо в этом уверен, привычный мир просто исчезнет.
  Бывший лучший ученик тифлисской семинарии не верил в конец света. Сталин точно знал, что конец непременно случится, и произойдет это, по всем приметам, совсем скоро. Грядущее следом царство Божие радужной перспективой вождю не казалось: таким грешникам как он места там не было.
  Раз за разом перечитывал несостоявшийся священник Джугашвили 16 главу "Апокалипсиса", где говорилось о том, что армии царей земных будут разбиты воинством ангелов "в месте, именуемом Армагеддон".
  - Шалишь. Войну мы будем вести наступательно, перенеся ее на территорию противника. Устав РККА - штука посильнее "Девушки и Смерти" Горького.
  
  В предрассветном небе нарастал моторный гул. Черные кресты самолетов направлялись на восток, туда, где занималась заря самого долгого дня сорок первого года.
  На польском берегу загрохотали орудия, затрещали пулеметы. Пограничный дозор лейтенанта Епифанова залег в кустах, густым пологом спускавшихся к самой воде.
  - Товарищ командир, глядите-ка, лодки на воду спускают!
  И действительно, с противоположной стороны двигались полные немецких солдат резиновые лодки.
  - Огонь! - Скомандовал лейтенант. Но выстрелить успел только призванный из далекой Ферганы красноармеец Мамедов. Пуля его трехлинейки угодила прямехонько в голову поднявшемуся в лодке офицеру вермахта. Но увидеть этого никто из пограничников не успел: дозор накрыло прилетевшей с другого берега 50-милиметровой миной.
  ...Марат Мамедов не чувствовал боли. В наступившей внезапно тишине и черноте, казалось, исчезло время.
  - Сколько же я так лежу? Темно. Неужели ночь? Значит, наши целый день воюют. Наверное, Бремен уже берут. - Других немецких городов красноармеец не знал, да и об этом-то слышал только, что туда собираются все бродячие собаки, кошки, петухи и ослы. В бродячих ослов, правда, Марат не верил: кто же выгонит из дома такую полезную скотину?
  - Вот ты где! - кто-то теребил Марата за плечо. Девушка. Санитарка, наверное. Ну да, он же ранен. Только вот почему-то не болит ничего.
  - Девушка, давай знакомиться? Меня Марат зовут, а тебя?
  - Ну и болтун. Можешь Валькой звать, если хочешь.
  Сестра подхватила солдата под руки, резко подняла.
  Красноармеец зажмурился, ожидая боли, и потому не увидел огромных сияющих крыльев, раскинувшихся у "санитарки" за спиной.
  Когда Марат открыл глаза, - ему казалось, прошло лишь мгновение, - вокруг было светло.
  - Я что, сознание терял? Где мы? Уже приехали? - Боец забросал "санитарку" вопросами.
  - Прилетели, - Валька пожала плечами.
  К прибывшим подошел человек в форме с алыми маршальскими петлицами. Лицо его Мамедову было знакомо. Это же враг народа Тухачевский! Марат осмотрелся, увидел стоящую чуть поодаль группку солдат в форме вермахта.
  - Ты куда меня приволокла? - Накинулся красноармеец на Вальку. - Ты сама-то кто?!
  Девушка проворно отскочила от задумавшего схватить ее бойца, и, взмахнув взвившимися из-за плеч крыльями, поднялась на недосягаемую для него высоту.
  - Что же это? - После увиденного Марат уже не знал, стоит ли удивляться тому, что прямое попадание килограммовой мины, похоже, не причинило ему никакого вреда.
  - Это, - маршал не стал дожидаться, пока рядовой вспомнит устав и по всей форме поприветствует старшего по званию, - это Элизиум. Или, если угодно, Вальгалла, Сварга, Эмайн, Шеол, Берзах...
  Михаила Николаевича Тухачевского арестовали в мае 1937-го в Куйбышеве, где он едва-едва вступил в должность командующего войсками Приволжского округа. Доставили в Москву, где с маршалом имел приватную беседу Иосиф Виссарионович.
  Сталин говорил с Тухачевским так, будто не слышал о том, что военачальника обвиняют в шпионаже. Не знай Михаил Николаевич характер вождя, заподозрил бы, будто тот не в курсе его теперешнего незавидного положения.
  Поначалу разговор шел на отвлеченные темы. Наконец, Сталин перешел к главному:
  - Дружба с Германией - это, конечно, очень хорошо. Но рано или поздно воевать с немцами все равно придется. - Здесь вождь, лучше многих знавший о германофильстве маршала, остановился, наблюдая за реакцией собеседника. Видимо, удовлетворившись, продолжил:
  - И на этой войне, товарищ Тухачевский, вы мне не нужны. - И снова Иосиф Виссарионович выдержал эффектную паузу. - Это будет битва мясников. Но будет и другая битва. Вы знаете, что такое Вальгалла?
  - Это место на небесах, куда, как верили древние скандинавы, попадают погибшие в бою храбрые воины.
  - Совершенно верно. Нечто похожее упоминается и в греческих мифах, и в священных текстах славян - небо-то на всех одно.
  Когда Сталин принялся излагать свой план упреждающего удара по ангельскому воинству, маршал решил, что вождь шутит. Потом - что вождь сошел с ума. И вдруг поверил каждому - от первого до последнего - слову. Заметив произошедшую перемену, Иосиф Виссарионович прекратил пространные объяснения:
  - Вас, товарищ Тухачевский, я прошу сформировать и возглавить небесную группировку советско-германских войск.
  - Я готов, - подумав, ответил маршал.
  - Вот и отлично. Здесь у меня список командармов и комкоров, которых я думаю отправить вместе с вами, - Сталин улыбнулся, направив палец в потолок. - На повышение. Взгляните, - вождь положил на стол листок с семью фамилиями: Уборевич, Якир, Корк, Фельдман, Эйдеман, Примаков, Путна. Михаил Николаевич взглянул на список и молча кивнул.
  
  ...Враг народа Тухачевский, потеряв к Мамедову всякий интерес, зашагал дальше. Подошедшие офицеры рангом пониже - среди них были и немцы и русские - построили новоприбывших в колонну и направили, как сказал кто-то из командиров, в столовую.
  Таких столовых Марату видеть еще не приходилось: огромный терем изнутри казался вовсе бесконечным. Через весь зал тянулись длинные столы, и конца-края им не было видно. За столами пировали воины. Некоторые из них выглядели как герои виденной Мамедовым кинокартины "Александр Невский": в кольчугах, длиннобородые, с мечами и дубинами. Но были и в современной форме. Мамедов подсел к одному из них, русскому старшине. Тот как раз втолковывал что-то группе новичков:
  - Жить здесь можно. Одно слово - рай!
  - Воздух!!! - Вопль взорвал мерный застольный гул.
  Знакомые с боевой авиацией дружно повалились на пол. Те же, для кого угроза с неба была понятием скорее мистическим, да к тому же, в силу теперешнего их на небе пребывания, оставшимся в прошлом, лишь недоуменно открыли рты, отвлекшись от яств. Марат растерялся, не зная, хватать ли лежавший перед ним аппетитный кусок мяса, или валиться под стол. Старшина, дернув его за гимнастерку, разрешил сомнения. Приподняв голову, новенький увидел что в зал вбежали солдаты, вооруженные пулеметами: кто-то -Дягтерева, кто-то - МГ. Построились вдоль стены и открыли огонь по сидящим.
  - Расстрельная команда, - пояснил старшина Мамедову сквозь грохот выстрелов. Готовься, через неделю и тебе придется.
  Канонада утихла. Те, кто вовремя упал, поднимались. Те же, кто оставался за столом, теперь лежали на полу. Желудок Марата свело. Под страхом, отвращением и еще бог знает чем шевелилась маленькая радость, что к мясу он так и не притронулся - все равно бы впрок не пошло.
  - Жуть, да? Спервоначалу особенно. Потом-то, когда увидишь, как поутру эти, - старшина пнул валявшегося рядом викинга, которому пулеметной очередбю разворотило грудь, - поднимаются, и опять жрать начинают, привыкаешь понемногу.
  - К-как поднимаются?
  - Это ж загробный мир, чудак. Здесь не умирают! Память, правда, отшибает. Да не переживай ты за них! Они б все равно нажрались, да рубить бы друг дружку начали. Ну, и нас заодно. А нам это надо?
  Марат молча переваривал услышанное.
  - Да ты, я гляжу, поплохел совсем. Ну-ка пойдем, проветримся. Э нет, не туда. - остановил красноармейца старшина. - Те двери только на вход работают. Нам - туда.
  За стенами терема взору Марата предстала чудная картина: в одной стороне неба был день, в другой - сверкали звезды, и через весь небосвод несся, будто комета, земной шар, а подо всей этой фантасмагорией, выбивая из прозрачной тверди хрустальный звон, шагали сводные советско-фашистские отряды. - Эх, маловато пока войско, - вздохнул старшина. - Ничего, миллионов сорок наберем - и в бой!
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Н.Жильцова, С.Ушкова "Две короны. Турнир" Ю.Иванович "Торговец эпохами. Оборванный след" В.Чернованова "Наследница темного мага" Е.Богданова "Правила поведения под столом" Ю.Фирсанова "Убить демиурга!" Ю.Архарова "Право первой ночи" В.Чиркова "Трельяж с видом на море. Тайна зеркала" Л.Алфеева "Академия в подарок" А.Одувалова "В когтях тигра" О.Романовская "Академия колдовских сил. Салочки с демоном" Е.Горелик "Уроборос" О.Гринберга "На пределе" Е.Щепетнов "Имперский колдун" И.Георгиева "Война-дело семейное. Перехват" О.Пашнина "Звездная Золушка" Г.Гончарова "Средневековая история. Цена счастья" Е.Никольская "Наследница черного озера" А.Черчень "Факультет интриг и пакостей. Три флакона авантюры" Д.Снежная "Агентство"ТЧК". Нечисть в помощь" В.Сафронов "Алмазная цепь" К.Стрельникова "Скажи мне"да". Возвращение"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"