Цвиткис Игорь: другие произведения.

Гипнотизёр

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

Игорь Цвиткис

 

Гипнотизер

Комедия

 

 

 Действующие лица:

 А л е к с е й  Т е р е х и н, выпускник института прикладной психологии

 А л е к с а н д р  С е р о в, бывший сокурсник Алексея

 И н н о к е н т и й  Л у к и ч  Д у б я г о, преподаватель нейролингвистического программирования (НЛП) института прикладной психологии

 В и к а, работница секретариата института прикладной психологии

 Е г о р  М и х а й л о в и ч, крупное должностное лицо

 Н а т а л ь я, ассистентка крупного должностного лица

 А л е к с, М а к с , работники службы безопасности  крупного должностного лица

 

Сцена 1 

(Успешно закончил Алексей институт прикладной психологии. Но ему есть о чем поговорить с Иннокентием Лукичем. Они зашли в пустую аудиторию и беседуют.)
 

Иннокентий Лукич:
Пусть китаез дерет кишку,
Немчар ломает пусть башку,

Пускай америкос паршивый
Лицо порвет улыбкой лживой
И
, попирая вся и всех,
Чтит лишь достаток и успех!

Мечтая о вселенской розни,
Пускай пархатый строит козни,
Науку губит и девчат
И
обижает арапчат.

Пускай абрек-маниакал
С
вой кровью окропил кинжал,
Прибрав к рукам базары-рынки,
Танцует зверскую лезгинку!

Все те, кто пополам с грехом
С
вой ищут и находят корм,
Пусть тщатся, мерзкие, пускай:
Но заперты ворота в рай!

Им, темных сил покорным слугам,
Пусть достается по заслугам!
Не жалко мне заблудших их,
Душой слепоглухонемых!

Но откровенье чутким слухом
Легко услышит чистый духом!
Свет истины, в потемках луч,
Узрит, кто разумом могуч!

В жизнь претворить ученье Веды
И
в высшие проникнуть среды
Нам дар великолепный сей
Дан от рожденья, Алексей!

Избранники мы - это значит,
У нас великая задача:
Построить над земною сферой
Храм Благочестия и Веры.
 

Алексей:
Мы в начинаньях наших правы.
И для души, а не для славы
Камень на камень, кирпич на кирпич -
Выстроим храм, Иннокентий Лукич.
 

Иннокентий Лукич:
Как это дивно вы сказали, дивно!
Энергетически кумулятивно.
 

Алексей:
Ах, Иннокентий наш Лукич,
Да разве обо мне здесь спич!
У вас учусь! У вас! У вас!
Не зря ж ходил в ваш мастер-класс.
Как губка впитывал на лекциях
Нетривиальные концепции
И
изучал по методичке
От подсознания отмычки.
Мозги промыть и жечь глаголом,
Учитель, это ж ваша школа!
У вас авторитет огромный,
А я лишь ученик ваш скромный.
 

Иннокентий Лукич:
Алешенька - моя вы смена -
Я хорошо вам знаю цену:
Ваш гипнотический талант -
Брильянт! Поистине брильянт!
 

Алексей:
Но для великих для деяний
Таланту не хватает граней.
Чтоб стать, маэстро, вам под стать,
Его б слегка отшлифовать!
Мне б овладеть ученьем сложным
Н
е кабы как, а с блеском должным.
Мечтаю я о достиженье
Вершин целебного внушенья.
Под знаменем теорий верных,
Борясь против явлений скверных,
Хочу я, мастер, вслед за вами
М
анипулировать умами
И доносить до бестолковых
Всю красоту идей здоровых.
 

Иннокентий Лукич:

К вершинам прикладной науки
С
тупайте смело -  флаг вам в руки!
Устроим с вами, юный гений,
Мы эстафету поколений.
Сугубо сам сугубо вам
Богатый опыт передам.
И эффективные речевки
Д
ля бизнес-психоподготовки,
И антиалкогольный код,
Ломающий хмельной народ,
И суггестивные сентенции
Для повышения потенции,
И сверхсекретный, уникальный
Гипноз мгновенный, моментальный
Освоить вам представлю случай.
Ему на кафедрах не учат.
Гипнозец этот тем хорош,
Что вам достаточно, Алеш,
Взглянуть разок, погладить ручку -
Хлоп, и объект любой в отключке!
Так, юноша, как по заказу,
Получите вы все и сразу.
 

Алексей:
Вот это здорово, отлично!
Я благодарен безгранично!
 

Иннокентий Лукич:
Мне благодарность ваша лестна,
Хотя границы знать полезно.
По чести, совести, уму,
С вас больше тыщи не возьму.
Нет, не возьму я больше с вас!
 

Алексей:
Тыща за что? 

Иннокентий Лукич:
                          За час, за час,
Естественно, академический.
 

Алексей:
Какой-то прайс астрономический! 

Иннокентий Лукич:
За персональные уроки? 

Алексей:
Я, Иннокентий Лукич, в шоке. 

Иннокентий Лукич:
Ну, не хотите же вы, право,
Сакральных знаний на халяву?
Известно вам? - За этот слот
Мне предлагали две пятьсот!
Но, если ваше сердце глухо,
Материя дороже духа,
Нам говорить, Терехин, не о чем!
Живите, оставайтесь неучем.
 

Алексей:
Да я... Я разве виноватый,
Что нету денег на проплату?
 

Иннокентий Лукич:
А разве я тамбовский волк?
Возьмите в долг, возьмите в долг.
Адепт мой в банке "Монолит"
Охотно выдаст вам кредит.
А как практиковать начнете,
Всю сумму быстро отобьете.
Воздастся, друг мой, за труды.
Ну что, лады?
 

Алексей (вздохнув):
                          Лады, лады.
 

Иннокентий Лукич:
Тогда могу на вас потратиться...
(Листает записную книжку)
...По понедельникам и пятницам.
 

Алексей (тихо, про себя):
Он тратится, а я плачу. 

Иннокентий Лукич:
Что-что? 

Алексей:
                  Нет, ничего, молчу. 

Иннокентий Лукич:
Встречаемся, мой дорогой,
В аудитории шестой.
Вас жду, приятель, ровно в пять,
Но вы должны мне обещать,
(Пафосно, чеканя каждое слово)
Лишь на добро употребить свой дар божественный.
 

Алексей:
Естественно!  

Сцена 2 

(В помещениях института прикладной психологии курить запрещено. На улице перед входом Саша Серов пытается накуриться впрок. А у Леши в институте дела-делишки.) 

Саша:
У, ёк-бык-тык!
Привет, старик!
Ты где ваще, затворник, шляешься?
Не проявляешься

Н
амедни мы гудели тут неплохо
И вспоминали, где наш Леха?
А на ловца бежит зверье:
Ты мне навстречу, ё-моё!
 

Алексей:
Привет, Сашок! Да я в замоте,
Я весь в работе.
 

Саша
Труд развивает высшего примата,
Рад за собрата.
А где батрачишь, если не секрет?
 

Алексей:
Как таковой пока работы нет.

Для повышения квалификации
Г
орбачусь я, как негры на плантации -
Беру уроки у Дубяго.
 

Саша:
Бедняга!

Совсем что ль жизнь тебе не лЮба?
С какого, Леш, ты рухнул дуба?

Ну ладно, Инок - он всегда готов
Д
урить, как ты, доверчивых телков.
Но ты-то как попал на эту удочку,
Затанцевал под его дудочку?!

Нормальный парень был - свой парень в доску,
Что тебя связывает с этим отморозком?
 

Алексей:
Есть много, Саш, не всем доступного на свете...
 

Саша:
Он говорит уже почти как Иннокентий.
 

Алексей:
...И не для всех горят познания огни.
 

Саша:
Решил закончить в дурке свои дни?
 

Алексей:
Ах, не понять тебе, ведь ты не углубился
И
не развился.
 

Саша:
Шуткуешь или, правда, что ль ку-ку?
Ну, хочешь, брошу все, и дернем по пивку?
Пойдем поищем истину в стакане.
Пивко возвысит, пивко оттянет.
 

Алексей:
Нет, не могу я, у меня урок,
И алкоголь не принимать я дал зарок.
 

Саша (театрально):
Ой, дайте бритву мне, я вскрою вены -
Теряет общество такого члена!
Толковым самым он был из группы,
Вдруг записался в живые трупы.
В недобрый час, в ужасную минуту
Его я встретил у института.
Он пивом брезгует - типа, блажен и чист!
 

Алексей:
Да ладно тебе, ладно, приколист.
А ты-то что здесь делаешь, приятель?
Случайно или тоже в альма-матерь?
 

Саша:
Случайность есть не хаоса безмерность,
А неосознанная, Леш, закономерность.
И привела меня сюда оказия
Банальная до безобразия.

Нам стоило, дружище, доучиться,
Как взяли в секретариат девицу.
Теперь бумажки там перебирает
Н
е мымра, что была, а молодая.

Случилось так, Алешенька-"пенал",
Что я ужасно эту деву возжелал
И
по своей врожденной низости
Ее склонить решил к интимной близости.

И так и сяк пытался -  все впустую:
Она уперлась - ни в какую!
Такая драма разыгралась, мой дружок,
Сейчас бери и открывай здесь драмкружок!

Ты ж меня знаешь, мне всегда везло:
Прет косяком бабье, и прет бабло,
Но почему-то очень-очень хочется
Н
а этой девушке сосредоточиться.
 

Алексей:
Саш, песня старая - всё деньги да услада.
Не много же тебе для счастья надо.
 

Саша:
Да, не хочу чего-то несусветного -
Хочу доступного, хочу конкретного.
Счастие, Лешенька, - несложная микстура.
Престол, влагалище, купюра -
Его три главных компонента,
Три основных ингредиента.
Суть - в этой формуле простой,
А прочее - фуфло, отстой.

О чем шуршат в кармане мани?
Они шуршат об обладанье.
В деньжатах, черт бы их побрал,
Огромнейший потенциал.
И тот, Алеш, кто держит кассу,
Возможностей имеет массу.
Когда до ценностей охоч,
Приятственно иметь их мочь.

А женщина?! Вот сладостная бестия!
Желанны все ее отверстия.
Она для счастья превосходный
С
амый крутой ресурс природный:
Кидай хоть передок, хоть попку
В
жар наслажденья, в топку, в топку
И получай апофеоз и для души и для желез.

Но, если есть возможность чресла
В
начальничье забросить кресло,
Не надо радости другой,
Чем управлять чужой судьбой.
Зачем, ты спросишь, рваться к власти? -
Чтоб получить гормончик счастья.
Когда ты "над", другие - "под"
И в рот берут и смотрят в рот.

Мы, люди грешные под богом,
Корпим о счастье понемногу,
И каждый, если не кретин,
Хоть часть, хоть элемент один
Душонкой всей иметь мечтает.
Счастливчик - три объединяет.
Такой говеет без вопросов.
 

Алексей:
Вульгарный, Сашка, ты философ.
 

Саша (примирительно):
Вульгарный, да? Ну, может быть.
Не хочешь если пиво пить,
Я уж спросить боюсь о водке,
Могу сводить к своей красотке.
Имеется минут пятнадцать
Н
а секси-герл полюбоваться?
 

Алексей:
Ой Саня, искуситель-змей,
Давай схожу с тобой, окей.
Такую создал ей рекламу,
Как не взглянуть на эту даму.
 

Саша:
Пойдем-пойдем, не пожалеешь,
Увидишь - сразу обомлеешь!
Понравится тебе, балбесу,
Задвинешь враз свою аскезу
И
, может, станешь, хлопец гарный,
Нормальный снова ты, (смеется) "вульгарный".
 

Сцена 3 
(Вика сидит за столом в секретариате института прикладной психологии и переносит какие-то данные из бумажных формуляров на компьютер.
Возле ее стола вьется Саша Серов, а Алексей остался стоять в дверях - он стесняется подойти.) 

Саша
Тук-тук-тук,
Здесь ваш друг.
Ваш покорный слуга вас проведать явился.
 

Вика:
Явился, явился - не запылился.
 

Саша:
Труженица в канцелярской работе искусная,
Девушка-девушка, почему вы такая грустная?
Что, у вас что-то произошло?
Хмурится нежное ваше чело.
Склонились над папками ивой плакучей.
 

Вика:
Пришел меня мучить мужик доставучий!
Ненужными, глупыми мучить признаньями,
Своими от дел отвлекать приставаниями.
 

Саша:
Доставучий мужик, как изволили вы выражаться,
Сам не рад унижаться и кривляться здесь в роли паяца.
Но никак этот, в общем-то, ушлый мужик не найдет,
Как ни силится, к сердцу красотки подход.
Ничего не добился пока, несмотря на издержки,
Не один я сегодня поэтому - с группой поддержки.
Но не полк ловеласов, Викуль, притащил я с собой:
Институтский приятель - мой бэкграунд любовник-герой.
Убедительней чтобы мои зазвучали романсы,
Алексея Терехина я подрядил в санчопансы.
Не похабник, как я, его девушки мало любили,
И в крови у него, представляешь ты, Вик, ни промилле!
Во товарищ какой! Ну, не выдумщик я, не затейник?!
 

Вика:
Да такой ты затейник, Санек, что прилип, как репейник.
Просто мертвою хваткой вцепился и вот тебе на:
Мало мне одного - еще тащит сюда дружбана.
Приводи-приводи, демонстрируй приятелям - че там!
И охота тебе - у меня что ль намазано медом?

Ух, настырный же ты! Как не стух еще, просто загадка!
 

Саша:
Ну, мне кажется, да - у тебя все достаточно сладко.
 

Вика:
Сладко, но не для всех.

Саша:
                                       Понимаю, Викуль, понимаю.
Штука злая любовь оказалась, действительно, злая.

Вика:
Ну, зачем этот пафос? Все дело, Сашуленька, в том,
Что кто любит козу, тот рискует и сам стать козлом,
И в закрытое сердце стучаться, стучаться рогами,
Покрывая в душе и себя и меня матюгами.

Напридумал себе, тебя ж циклит на этой любви.
Хладнокровнее, Саня,
be cool, не дави, не дави!
До чего ж, мужики, вы упертый, на редкость, народ!
Почему обязательно надо рогами вперед?

Чтоб по-вашему только - к победе и не отступая!
Не хочу, не хочу, у меня сейчас фаза другая.

Ну, не хочется больше ни жестко, ни с ласкою-нежностью,
Ну, не хочется больше постельною быть принадлежностью.
А желаю я, чтобы в огонь мне плеснули бензинчику,
Чтоб в сердечные камеры впрыснули адреналинчику.

Полыхнуло внутри чтоб, охватило чтоб сердце пожаром!
Где ты, адреналин? Ты блуждаешь по чьим капиллярам?
У тебя не найдется?
 

Саша:
                                       Не, этого не разливаю.
 

Вика:
Ох, ты, Саня-Санек, что мне делать с тобою, не знаю,
И вообще с мужиками... Блокада же полная, стенка.
Что, товарищ психолог, как думаешь, я извращенка?
 

Саша:
Извращенка, конечно, -  подсела на безалкогольное.
 

Вика:
Саш, ты милый такой. У тебя, Сань, футболка, прикольная.
Хорошо, ну, а этот зачем здесь косяк подпирает?
 

Саша:
Вик, по-честному, да? Да, по-честному? Хрен его знает.
Ему брякнул: "Пойдем красотою дивиться невиданной".
Я, откажется, думал, а он захотел неожиданно.
 

Вика:
Посмотри, как в дверях он, бедняжечка, скрючился скорбно.
Приобщи человека к беседе, а то неудобно.

К нам идите, Алеша, идите сюда, пообщаемся.
Пост великий у нас и мужчинками мы не питаемся,
Нам они не по вкусу сейчас - вот такая история,
Это к вам не относится. Будем знакомы. Виктория.
 

Алексей:
Мне бы надо бежать, я, вообще-то, ужасно спешу.
 

Вика:
Ах, так вы деловой? Ну, бегите - я разве держу?
Направляйте отсюда скорей свои стопы и ступни,
А я думала, имя АлЕксий - защитник, заступник.
Не на сиськи явился смотреть он, а послан судьбою.
Я надеялась ... Что же, бегите, Алеш, с поля боя!
Уклоняйтесь от взглядов нескромных тоскующей девы.
Нападающих, вон их - полно! А защитники, где вы?
Уходите, оставьте меня вспоминать вас печально!
 

Саша:
Осторожно, Викуля, там всё понимают буквально.
 

Вика:
Понимают, как надо. Ты все со своими подмазками,
А тем временем Леша меня просканировал глазками.

(Алексею)

И должна вам сказать,
                       острый взгляд, острый взгляд у вас, Леша!
Под одежду бы -  ладно, проникает он как бы под кожу.

Необычным как будто бы вы обладаете зрением.
 

Саша:
Ну, недаром Алешку зовут гипнотическим гением.
 

Вика:
Это правда, Алеш, вы, действительно, нетривиальный?
Погружаете, правда, вы с легкостью в мир нереальный?
Я ж об этом, Алеш, уже думала очень давно.
Жизнь - такая серятина! Если бы сон - как кино!

За киношку такую -  цветную и пеструю пленку -
Я б, наверное, душу смогла бы продать дьяволенку.
Леша, хочешь дружить со мной? А, Алексей, ты мне друг?
Дай мне сладкие грезы, а то все достало вокруг!

У меня почему-то такое хорошее чувство,
Ой, пожалуйста, продемонстрируй свое мне искусство!
 

Алексей:
Мы гипноз применяем с лечебною целью, как правило.
 

Вика:
Ой, ну что тебе стоит, пожалуйста, сделай, чтоб вставило!
Покажи красоту своего виртуального мира.
Алексей, если женщина просит - загипнотизируй!
 

Саша:
Не ломайся, Алеха, заделай разок для забавы!
И тебе хорошо - насладишься минутою славы.
 

Вика(Алексею):
Наклонись, дай-ка в щечку поцелую тебя от души.
Понял ты, что мне надо? Внуши! Ну, Алеша, внуши!
Только помнить чтоб после..., чтобы было о чем вспоминать.
 

Алексей:
Да захочешь - не сможешь забыть.

(Делает вид, что неожиданно увидел что-то на Викиной ладони )
                                                       Ой, а что это?

(Но только Вика взглянула туда, куда показал Алексей, как он легонько ударяет ее по руке и резко отдает команду)

                                                                             Спать!
 

Саша:
Хоть я и не люблю эту вашу дубяжую секту,
Но твою, Лех, работу нельзя наблюдать без респекту.
Шесть секунд - и готово! Гипнотик - бомбастик-фантастик!

(Алеша говорит тихо-тихо и только изредка дотрагивается до Викиного запястья. Что он нашептывает Вике, не слышно даже рядом стоящему Сане. Но, видимо, сказочка его довольно страшная, потому что Вика будто на американских горках катается: то в кресло вцепится, то постанывать начинает. И чем дальше -  тем больше.)

А чего там за фильм у тебя, я не понял? Ужастик?

(Алексей не обращает никакого внимания на Саню. Вика стонет все громче и громче.)

Лех, дорвался! Сейчас ты такого ей понавставляешь!
Ты неврозы-то лечишь или только лишь усугубляешь?

(Вика издает жуткий хриплый звук)

Ну, кончай, показал уже ад - покажи ей и рай.

С сердцем плохо ей станет -  что делать-то будем? Кончай!

(Но Алеша и сам уже сменил репертуар. Вика продолжает стонать, но теперь стоны ее стали сладострастны)

А вот щас что ты делаешь, просто считаю, - позорно!

Ты не рай демонстрируешь ей, а какое-то порно!

(Вика начинает расстегивать одежду, гладит себя)

Издеваться закончил! Так! Быстро! Сеанс прекратил!
Что неясно тебе? Объяснить попонятней, дебил?
Вик, очнись, просыпайся! Считаю: три..., два..., и-и-и один!

(Легонько хлопает Вику ладонью по лбу)

Приходи постепенно в себя, возвращайся...
 

Вика(еще в полупьяном состоянии):
                                                                      Ой, блин!
 

Саша:
Извини, у Алешеньки, видимо, от сухостоя
О
чень-очень большие проблемы сейчас с головою.
Я представить не мог, что Терехин такой страшный жлоб.
От меня персонально за это получит он в лоб.

(Пытается вытолкать Алешу за дверь)
 

Вика:
Усыпи меня, Леша, обратно немедленно, сразу!
Больше! Больше! Ещё! Не могу, как хочу я экстазу!
Я любить тебя буду... тебя, Леш, уже я люблю.
Всю программу еще раз, окей?
 

Алексей(отталкивая Сашу):
                                                Не вопрос - усыплю.
 

Саша:
Вик, опомнись, очнись! Ты чего? Не сходи ты с ума!
Ты же лезешь, ей-богу, в огромную кучу дерьма!
 

Вика:
Сколько сладостных, сладостных снов у меня впереди!
Я прошу тебя, Саш, я тебя умоляю, уйди!

(Постоял Саня немного еще. И, как кота ногой пнули, полетел из комнаты вон.)

Подожди, погоди-погоди, эй, секундочку, эй!

(Санек - много ли ему надо? - возвращается)

Ой, не в службу, а в дружбу,
                                        Сань, дверку прикрой поплотней.
 

Сцена 4 

(Квартира Алексея. Обшарпано. Завернутый в простыню на манер римского патриция на кровать-диване сидит Алексей) 

Алексей
Н
е понял до конца я эту Вику:
Откуда у красивой телки сплин?
Но, если девушка настаивает дико,
Пусть получает свой адреналин.

Теперь мы с ней повязаны-повиты.
Мне самоутвежденье, ей торчок.
Наш дашь-на-дашь состроился: мы квиты.
И, главное, я смог, я смог, я смог!

Сорваться с поводка самоконтроля,
Дойти до края и зайти за край -
Туда, где удовольствие и воля.
Мой гений собирает урожай.

Вот первый блин. Лиха беда начало.
Комочек тела-теста замесил
И
выпек, и пока она кончала,
Я размышлял о приложенье сил -

Почти потусторонних сил могучих,
Невиданных - почти волшебных чар.
И думал я, как применить их лучше ...

(Завернутая в махровое полотенце и в мужских тапочках в комнату входит Вика)
 

Вика:
Ты, Леша, гений, но санузел твой ... Кошмар!

Колена-трубы виды повидали,
У раковины - явный гепатит,
Тоску внушает желтизной эмали
Войны за гигиену инвалид.

В смесителях какой-то дух мятежный,
Я провозилась с ними битый час!
Замучилась! И к жопке моей нежной
Б
ыл очень неприветлив унитаз.

Сидела в ванне свинкою в корытце
И
наблюдала весь твой антураж:
Несчастье! Не обмыться-не подмыться
И
не поправить толком макияж.

С небес сошел бы к суете житейской,
Раз на дому обслуживаешь дам,
Забацал бы ремонтик европейский.
 

Алексей:
Вик, денег нету на ремонт.
 

Вика:
                                          Ну прям?
 

Алексей:
Представь себе: твой чудотворец нищий!
Но я тебя насильно не тянул
 

Вика:
Мы легкой жизни, Лешенька, не ищем.
Не злись, все хорошо, мой Вельзевул.

Если б ты видел, по каким клоакам ...
Фигня все! За тебя обидно мне.
Блестит у говнюков новьем и лаком,
А уникум, как ты, торчит в говне.
 

Алексей:
Тут не до блеска, на еду хватило б.
Тернист и труден мой духовный путь.
 

Вика:
Да? А гипноз на что тебе, дурило?
Не рефлексируй - делай что-нибудь!
 

Алексей:
Вик, для тебя все проще репы пареной,
А для успеха нужен ведь раскрут?
Кто я? Гипнотизер непропиаренный!
Копейки за такого не дадут.
 

Вика:
От частых жалоб на судьбу-злодейку
Н
а языке бывают волдыри.
Зачем тебе те сраные копейки?
Не жди подачки, Леша, сам бери!

Меня же взял ты, значит, можешь, знаешь:
Поколдовал - и стала я твоей.
 

Алексей:
Не понял, ты на что меня толкаешь?
Не грабить же на улицах людей?
 

Вика:
Конечно, каждый понимает в меру
С
воей испорченности. А подумал бы...

(Как бы ищет как бы слова)

Как объяснить "герою-пионеру"?..
Есть люди и есть нЕлюди, жлобы.

(Ласково гладит Алешу по голове)

Какой еще ты, все-таки, ребенок:
Учил уроки, книжечки читал.
Еще, наверно, ни один подонок
Ножищи о тебя не вытирал.

А то б другую песенку запел.
 

Алексей :
                                                Бред!
Ты сумасшедшая! И слушать не хочу!
Большой тебе привет от леди Макбет!
 

Вика:
Ну что ты всполошился? Я ж шучу.

(Смеется, разваливается на диване, задрав ноги)

Сэр, пригласите даму в ресторанчик.
 

Алексей:
Ты издеавешься? Пойдем, пожарю беф.

(Вика, передразнивая, блеет: "Бе-е-е -еф")
 

Вика:
Нет не пойду: на кухне тараканчик!
 

Алексей:
А я тебе внушу, что это эльф.
 

Вика:
Я яблочко с утра взяла из дому.
Ты не подашь из сумки этот "плод"?

(Алексей достает у нее из сумки аккуратно завернутое в целофановый пакетик яблоко, протягивает его Вике.)
 

Вика (потягиваясь на диване):
Такая сладкая взяля меня истома.
На, хочешь - откуси! Открой пошире рот.

(Алексей открывает рот, Вика дает откусить ему от яблока, притягивает его к себе, они обнимаются)
 

Сцена 5
(Алексей один в своей комнате.) 

Алексей
Р
азберемся. Мыслишка одна хищным зверем,
Как будто когтями, скребет по душе:
Если каждому, вправду, воздастся по вере,
Что достанется мне при таком дележе?

И к кому за раздачею? К богу ли? К бесу?
Одинок и бесхозен ты сразу, едва
Л
ишь решаешься добрую черную мессу
Отслужить для серого вещества.

Но раз нет надо мною небесного босса,
Нету смысла на милость его уповать.
Нужно брать, что хочешь, и брать без спроса.
Даже, в сущности, глупо бы было не брать.

Менжеваться, действительно, стоит ли, коли
Р
аздобыл я лицензию паству пасти,
Пресловутая если свобода воли
Умещается вся у меня в горсти.

Люди, люди, людишки, людишечки, люди -
Потроха, мясо-косточки, кровь-молоко.
Идеальные психообъекты по сути -
Человек разумен, но внушаем легко.

Отыметь, отыметь эту всю биомассу,
Получить по потребности долю свою,
Господином тотального тихого часа
О
пустить всех в беспамятство, баю-баю.

И то счастье, что скрыто по сашкиной версии
В
бумажник, в трусы, в гербовую печать,
Спокойненько без суеты и агрессии
Подойти и взять, просто так - подойти и взять.
 

Сцена 6 

(Прошло несколько месяцев. В своём начальничьем кабинете сидит Егор Михайлович и мучается тяжелым похмельем.) 

Егор Михайлович:
Нечисто все у гада финансиста.
И пойло его - и то нечисто:
На "зелени" настаивает зелье -
Из-за того тяжелое похмелье.

Бухлом заморским поит отравитель.

(Кричит)

Вредитель!

Уж как мы надирались с генералом!
Но в голову ни разу не вставляло.
Сколько вечор с армейскими ни дуй,
Наутро бодр и свеж, хоть маршируй.

Ни разу не было похмелья ни малейшего,
Когда я светленькую кушал со светейшими.
Ведро нальет духовная особа,
А утром встанешь - чисто Лазарь их из гроба.

Полно холодной водки, теплых чувств
Е
сть для меня у деЙтелей искусств.
И рассмешат петрушки до упаду
И
жопу вылижут - неделю мыть не надо!

Кто угощает водочкой с любовью,
Не может причинить ущерб здоровью.
Но как мне худо, ежели спесив
В
стает зловредный спонсор на разлив!

С души воротит рюмку брать из рук
Т
аких бандюг!

А он куражится: раз выписал мне чек,

Доверенный мой вроде человек.
И квасит за мое здоровье, тварь!

(Нажимает кнопку и кричит в переговорное устройство)

Наташка! Где ты там? Тащи вискарь!
После гостинцев олигарха-Каина
Л
ечи хозяина!

Башка болит, что вытерпеть невмочь.

(Наталья вкатывает сервировочный столик. На нем бутылка виски и хрустальный бокал со льдом. За то время, пока дверь остается открытой, Егор Михайлович успевает заметить, и похмелье - не помеха его наблюдательности, что в приемной кто-то есть. Наталья наливает виски, подает Егору Михайловичу)  

Наталья:
Егор Михайлович, ваш скотч.
 

Егор Михайлович:
Пора завязывать, а то легко дать дуба.
Вот только щас пылающие трубы,
Паленные вчерашним перебором,
Залью я свежим спиртовым раствором.

(Выпивает)
 

Наталья:
Егор Михалыч, вы ж себя сожжете!
Здоровьечко совсем не бережете!
 

Егор Михайлович:
Наталья, ладно, ты бы помолчала!
Уж на тебя меня всегда хватало!

Ты думаешь, с одной мне водки худо?
Да задолбал меня банкир-паскуда!
Как тут не заболеть, когда намедни
В
есь вечер слушать должен был я бредни!

Прикинь, рассказывал, завелся будто вор -
Какой-то якобы гипнотозер.
Повадился как будто этот малый
Щ
ипать у наших банков филиалы.

И, демонстрируя невиданную выучку,
Приходит, зырит и уносит выручку.

А хрен ли надо напрягать глаза?
Они ж там без гипноза тормоза.
Хотел сказать, но промолчал - себе дороже.
А что у нас в предбаннике за рожа?

Какой-то хмырь толчется молью траченый.
Ему назначено?
 

Наталья:
                         Нет.
 

Егор Михайлович
                                Видишь: не назначено.
Не принимаю я сегодня населенье.
 

Наталья:
А, может быть, в порядке исключенья
Дубяге Иннокентий Лукичу
П
озволите...
 

Егор Михайлович:
                    Наташ, я не шучу!
Ты что, пустила ходока за взятку?
Смотри мне, Натка, приучу к порядку!
 

Наталья:
Да денег нет таких ни у кого,
Чтоб продала я шефа своего!
Да чё я дура без понятья, без стыда?
Да я ваще... Да ни за что, да никогда!

А этого Дубягу, чтоб вы знали,
Для вас мне люди рекомендовали.
Нет сил смотреть, как мучаетесь вы,
А он поможет вам от головы.

Второго нет такого человека!
Он вам психолог, экстрасенс и лекарь.
Давайте он на вас наложит руки.
 

Егор Михайлович (Ничуть не удивляясь, откуда бы Наталье заранее знать, что именно вот сегодня его настигнет такая похмелюга. Наоборот, чуть ли не умилившись.):
Все бабы - суки.! 

Наталья:
Так как, позвать его вам или нет?

(Егор Михайлович машет рукой, мол, делай, что хочешь)!
 

Наталья (подходит к дверям):
Пожалуйста, пройдите в кабинет.
Прошу вас, господин Дубяго.
 

Иннокентий Лукич (останавливаясь в дверях):
                                             Здравствуйте.
 

Наталья:
Вы проходите, проходите.
 

Иннокентий Лукич:
                                            Благодарствуйте

(Подходит к рабочему столу Егора Михайловича)
(Пауза)
(С состраданием глядит на Егора Михайловича)
 

Егор Михайлович:
Ну и чё скажешь? С чем пожаловать изволил?

Иннокентий Лукич:
С тяжелым грузом к вам - большой душевной боли.
Причина моего такого траура -
Попорченная алкоголем ваша аура.

Ведь аура здоровая и чистая,
Егор Михайлович, должна быть золотистая,
А ваша серая и, извините, грязная.
Такая... просто жизненно опасная!

Я вижу, третьим глазом вижу это.

(Энергично тычет себя в лоб, демонстрируя, где у него "третий глаз")

На вас как будто бы мешок надетый.
Висит душа на волоске, на нитке.
Егор Михайлыч, вам нужна подпитка.
 

Наталья:
Егор Михалыч так страдает, так страдает.
 

Егор Михайлович:
Да я подпитывал себя -

(Кивает на бутылку вискаря)

                                            не помогает!
 

Иннокентий Лукич:
Вы этой самой вот шотладской дрянью
У
сугубили только ваше состоянье.
Шотладцы - это же безнравственный народ,
Их прямо так и называют - скот!

И принято у этих у скотов
Н
осить мужчинам юбки без трусов.
Они там ходят рядом с бутылями,
Трясут, прошу прощения, мудями,

Биополя черти какие продуцируют,
А жидкость же в себя все абсорбирует.
Какой заряд чернухи там внутри -
Вы представляете?
 

Егор Михайлович (брезгливо):
                                Наташа, убери.

(Наталья собирается увезти сервировочный столик. Вдруг задумывается, засмотревшись на бутылку.)  

Наталья:
Все пьют и думают, что вкусно и полезно,
А там какие-то шотладцы... Интересно.

(Увозит сервировочный столик)
 

Иннокентий Лукич:
Егор Михалыч, я с большой охотою,
Если желаете, над вами поработаю.
Я с вас сниму хмельную эту порчу -
Дурную эту утреннюю корчу.

Чай весь измаялись, весь извелись вы чай?
Так я начну, что ль? Вы позволите?
 

Егор Михайлович:
                                                       Валяй.
 

Иннокентий Лукич:
Повысить чтоб энергетический баланс,
Егор Михайлыч, я введу вас в легкий транс
И
загружу вас современной самой
Я нейро-лингвистической программой,
Психокоррекции подвергну, а как бонус
Переведу вас в надлежащий тонус,
Была чтоб буйная головушка ясна...
 

Егор Михайлович:
Ваще я в тонусе, когда не с бодуна.
 

Иннокентий Лукич:
... В лечебный сон вас погружу легко и плавно.
Вы не волнуйтесь.

Егор Михайлович:
                              Я спокоен.
 

Иннокентий Лукич:
                                              Вот и славно,
Что вы у нас спокойненький такой.
Следите за моей левою рукой.
Сюда, пожалуйста, на пальцы все внимание,
У вас глубокое и ровное дыхание,
Вы абстрагируетесь от земных забот,
Ничто вас не тревожет, не гнетет,
Вам все комфортнее, все легче, легче дышится,
Вы постепенно расслабляете все мышцы.
Считаю с трех до одного, и с каждым счетом
Вы глубже, глубже погружаетесь в дремоту.
Три... В кабинете вашем мягкий-мягкий коврик.
Два... Аккуратно вы подстрижены под бобрик.
Один... Вы совершенно не храпите,
Когда в своем удобном кресле крепко...

(Резко отдавая команду)

                                                               Спите!

(Егор Михайлович застывает с остекленевшим взглядом)
 

Иннокентий Лукич (начинает ходить вокруг Егора Михайловича, кончиками пальцев снимая с его головы невидимую вязкую субстанцию и стряхивая ее на пол, при этом повторяя):

Немочь, что вас мучила с утра,
Станет легче пуха и пера.
Извести ее теперь - раз плюнуть,
Надо только посильнее дунуть.

(Дует Егору Михайловичу на макушку)

Чтоб не ломило ни затылок ни висок,
Ввожу, внедряю в вас энергии пучок,
И будет все отлично, все пучком,
И станете вы снова бодрячком.

(Повторив несколько раз эту процедуру, Дубяго чуть отходит, чтоб полюбоваться на результаты своего труда, остается доволен)
 

Иннокентий Лукич (после паузы вкрадчиво):
Сделайте одно мне одолженьице:
Когда проснетесь, вам подам прошеньице,
И его вы подпишете мне
В
доброй памяти и здравом уме.

(После паузы с сильным посылом)

А теперь по моей вы команде
Раз-два-три, пробудитесь, воспряньте,
Выходя из угара пьяного
С
чувством, будто родились заново!

(Егор Михайлович продирает глаза)
 

Иннокентий Лукич (выдержав паузу):
Ну что, Егор Михайлович, ну как?
 

Егор Михайлович:
Вздремнул маленько - вроде бы свежак.
 

Иннокентий Лукич:
Еще бы вы не посвежели - я ж
П
ровел энергетический дренаж.
И стоило усилий мне не малых
П
рочистить ваши чакры и каналы.
Да, повозиться мне пришлось изрядно.
У вас запущено там все невероятно.
 

Егор Михайлович:
Понятно, Иннокентий э-э-э...
 

Иннокентий Лукич:
                                             Лукич.
 

Егор Михайлович:
Рассчитывай, Лукич, на магарыч.
 

Иннокентий Лукич:
Егор Михалыч, не вводите в искушение.
Принять нельзя мне ваше предложение.
Нельзя, нельзя мне думать о награде,
Вас пользовать нельзя корысти ради.
 

Егор Михайлович:
И отблагодарить себя не дашь?
Я думал, что ты наш, а ты не наш!
 

Иннокентий Лукич:
Вам полегчало - вот мне и награда,
Мне лично больше ничего не надо,
Но общество Святого Очищения
Н
уждается в деньгах и помещении.
Они взывают к вам и к небесам
И
просят, просят: помогите нам!
 

Егор Михайлович:
Что за контора?
 

Иннокентий Лукич:
                          Цель их благородная -
Духовнопросветление народное,
Учение отказа от излишек.
 

Егор Михайлович:
Хорошему взялись учить людишек.
Пусть просветляются, а то им лишь бы жрать.
На это дать не жалко, чё ж не дать?
Так что уважу я тебя, Дубягу,
Короче, подмахну, готовь бумагу.
 

Иннокентий Лукич:
Вы чуткий человек на удивление!
Ой, у меня с собой же заявление!
Не завизируете ли без волокитки?
У вас же сердце золотое!
 

Егор Михайлович:
                                       Ну, ты прыткий!

(Коротко просматривает заявление)

Ого! Ребята загребают так не мелко,
Придется чаще выезжать на опохмелки.
По первому звонку ко мне без слов
Ты будь готов, Лукич.
 

Иннокентий Лукич:
                                     Всегда готов!

(Пауза)
 

Егор Михайлович:
Тогда чего? Тогда для посветления
Приму руководящее решение.
Эх, ладно уж, дал слово, так сдержу.
Ну, где там подписать? Я подпишу.

(Уже совсем было собрался поставить подпись)

А есть такие мастера, вот говорят,
За раз срубают человек по пятьдесят.
Могешь, Лукич?
 

Иннокентий Лукич:
                         Мне этого не надо.
Это же тАк все - баловство, эстрада.
А мой подход - он индивидуальный:
С субъектом я вхожу в контакт астральный.
Но у меня был ученик - он очень просто
Мог в транс перевести в минуту пО сто.

(Пауза. Егор Михайлович задумался)  

Егор Михайлович:
Был? А сейчас поделывает что ж?
 

Иннокентий Лукич:
Ах, знаете ли, эта молодежь!
Им, как птенцам, наполнить лишь бы рты,
А психотроника не терпит суеты.
Кто практикует?! Недоучки и невежды!
И он, увы, не оправдал надежды.
Найдя себе иное примененье,
Спасибо не сказал, прервал ученье,
Освоил техники и смылся, паразит.
Но, слава богу, отдал хоть кредит!
Не знаю, где он средствами разжился.
Егор Михайлович, я ж в банке поручился!
Поставил честь свою из-за него на карту.
 

Егор Михайлович:
А что ж ты накатал не по стандарту?
Неправильный шаблон, формат не тот!
Не, документик этот не пройдет.
Готовы мы помочь всегда во всем,
Но есть законы, и законы мы блюдем!
Оформи все по форме и подашь.
Там поглядим.

(Ненадолго задумывается, нажимает кнопку переговорного устройства)

                        Зайди ко мне , Наташ.
Вот мы возьмем да и поручим ей.
А как звать этого?
 

Иннокентий Лукич:
                            Терехин Алексей.
 

Егор Михайлович:
Алеша, значит. В следующий раз
С
Алешкою сюда. Это приказ.

(Входит Наташа)
 

Наташа:
Егор Михалыч, вызывали?
 

Егор Михайлович:
                                            Да.
Ты погляди вон, чё за лабуда?

(Сует Наташе Дубягову бумагу)

Случись ревизия, возьмут за жопу же!
Наталья, он же твой же протеже!
Отредактируй все, как полагается.
Раз человек сам с этим не справляется,
Твоя, Наташа, требуется правка.
 

Наташа:
Да я смотрела! Чё, заявка как заявка!
 

Егор Михайлович:
Смотрела? Значит, плохо ты смотрела,
Раз в оформленье я нашел пробелы!
Выходит, ты смотрела невнимательно.
Проверь еще раз хорошенько, тщательно.
Вот так! Мы с Иннокентий Лукичом
Корректировки от тебя, Наташа, ждем.
Чтобы комар не подточил тут носа,
Чтоб не возникло никаких вопросов.
Или, Наташа, Иннокентий Лукичу
Н
е хочешь помогать ты?
 

Наташа:
                                       Я хочу.
 

Иннокентий Лукич:
Так мне теперь явиться к вам когда же?
 

Егор Михайлович:
А я не знаю, тут все дело за Наташей.
Наташ, что скажешь? Сдюжешь к четвергу?
Или не справишься? Не сможешь?
 

Наташа:
                                                        Я смогу.
 

Егор Михайлович (Дубяго):
С парнишкой как? До четверга найдешь?
Найдешь-найдешь! Найдешь и приведешь.

(Егор Михайлович открыл ящик стола, закрыл его, опять открыл, достал из него какую-то папку, опять закрыл ящик, открыл папку, полистал бумаги)

Работать надо мне, работы до фига.
Всем все понятно? Ну, тогда до четверга.

(Дубяго)

Я понял, что гипноз твой - это сила.

(Наташе)

Ты Иннокентий Лукича бы проводила.

(Дубяго)

Меня заговорил, поправил здорово.
 

Иннокентий Лукич:
Егор Михалыч, до свидания.
 

Егор Михайлович:
                                             До скорого.

(Дубяго и Наташа уходят. Егор Михайлович задумался, постукивает карандашом по столу. Через какое-то время нажимает кнопку переговорного устройства)

Ушел уже?
Ушел гипнотизер?
 

Наташа (из громкоговорителя):
Да, он ушел.

Егор Михайлович:
                     Зайди, есть разговор.

(Наташа входит. Ждет. Егор Михайлович молчит, внимательно смотрит на нее.)  

Наташа:
Я переделаю. Я...
 

Егор Михайлович:
                              Погоди покуда.
Дубягу этого взяла ты, Нат, откуда?
 

Наташа:
Была в газете напечатана реклама,
И брата повела лечиться мама.
Вы знаете, какая с ним беда?
Пускай бы пил, а там ведь наркота.
И ни за что брат не хотел идти к врачу,
Но согласился к Иннокентий Лукичу.
 

Егор Михайлович:
Помог Дубяго брату хоть немного?
 

Наташа:
Ну, в чем-то да: заставил верить в бога.
Еще побольше он помог бы, может быть,
Но не смогли мы все сеансы оплатить.
Хотелось братца нам спасти от мОрока,
Но больно дорого.
 

Егор Михайлович:
Похоже, да, Дубяго любит грОши.
Широк карман у этого святоши.
Ну что за люди! Без того им капает,
Нет, норовят в казну забраться лапою!
И просят, просят, просят без смущения,
Все дай да дай им денег, помещения!
А мне хоть раз кто бескорыстно дал?
Егорка, на возьми! - хоть кто сказал?
Один лишь олигарх чего подкинет,
Так он потом зато все пенки снимет.
Кто любит искренне народного слугу?
Досадно мне, Наташка, не могу.
 

Наташа:
А как же я? Я разве не люблю?
Всегда вам и по-всякому даю.
Вы посмотрите: внешне все и внутренне,
Егор Михалыч, вами все искамасутрено.
Чтоб лучше выглядеть, я села на диету.
 

Егор Михайлович:
Я не о том, Наташа, не об этом.

(Грустно вздыхает)

Что взять с тебя - с услужливой молодочки?
Наташенька, а принеси-ка водочки.
 

Сцена 6 
(Квартира Алексея.
Ухожено. Новая мебель: появились кресло, журнальный столик и много чего другого. Алексей возится с недавно купленным телевизором, пытаясь добиться идеального изображения. Пробует различные установки. Тут же рядом коробка из-под телевизора. Валяется пенопласт. На неприбранной, тоже новой, заметим, кровати удобно устроилась с книжкой Вика. Рядом с ней пластмассовая миска с фруктами-ягодами.)  

Алексей:
Уже достали меня эти, блин, настройки!

(Пауза. Вика совершенно безучастна)

Вик, ты сегодня вылезешь из койки?

Я есть хочу, сварганила бы ужин...

(Вика не реагирует)

Ну да! Зачем нам? Мы живем не тужим!
Все женщины хоть как-то парят-варят -
Палец о палец эта не ударит.
 

Вика:
Досталась нашему несчастному теленку
Неработящая ленивая бабенка.
А что ж на всех ты, милый, не польстился -
Ко мне, как банный листик, прилепился?
 

Алексей:
Предупреждаю, под собою рубишь сук ты!
 

Вика:
Люблю я все же, когда в доме фрукты!

(Опускает в рот дольку мандарина)

(Алексей уходит на кухню.
Через некоторое время возвращается оттуда с бутербродом, молча продолжает прерванное занятие. Звонок в дверь. Ни Алексей, ни Вика не реагируют. Звонок повторяется.)  

Алексей:
Хорош, хорош трезвонить! Черт, засада!
Я занят! Вик, узнай, чего им надо?
В квартиру только не впускай заразу,
Куда подальше посылай их сразу!

(Вика лениво встает. Идет к двери. Открывает. На пороге - Саша)  

Саша:
Как в анекдоте - драку вызывали?
 

Вика:
Сашуль!
 

Алексей:
              Картина Репина "Не ждали".
 

Саша:
А я решил спонтанно, здрасте-здрасте,
Поумиляться на чужое счастье.
 

Вика:
Ой, Сашка, ну какой ты молодчина!
 

Саша:
Вы потребляете, ребят, сухие вина?

(Протягивает бутылку вина и конфеты)

Я помню, что у нас не пьет Алешка,
Но чисто символически, немножко.
 

Вика:
Мы по-домашнему, ты б хоть предупредил!
Что, трудно было звякнуть на мобил?
 

Саша:
Так я, болван, тогда приревновал,
Твой номер телефона изорвал.
И выкинул я Лешкин номерок,
Но, к счастью, завалялся адресок.
Вик, не грусти - ты выглядишь отлично,
Весьма, весьма, весьма аутентично.

(Жестами подкрепляет свое величайшее восхищение)

Слюну пустил бы, Лехи б не боялся.
 

Вика (несильно бьет Сашу кулачком в плечо):
Угодник дамский был ты - им остался!
Но ты мужик, мужчины - племя дикое,
Вам не понять значение великое
Причесочки, помады, туши, пудры.
Мы девушки не можем, как лахудры.

(Похватала шмотки, косметику)

Я быстренко, мне только причепуриться.

(Убегает)
 

Саша:
Давай-давай!
 

Алексей:
                    Засуетилась курица!
 

Саша:
Лех, что смурной? Не вовремя я, да?
 

Алексей:
Не обращай вниманья, ерунда!
 

Саша:
Все ерунда и суета сует.

(Пауза)

Послушай-ка, пока что Вики нет,
Не загружалась чтоб излишне наша нимфа,
На всякий случай, интересная, Леш, инфа:

Ни свет ко мне явились ни заря
Д
ва в меру агрессивных бугая,
Настаивая, но не угражая
И толком ничего не объясняя,
Туда-сюда, вдруг задают вопрос:
Кто практикует массовый гипноз?
Ну, я им трали-вали, тити-мити,
Не компетентен, мол, ребята, извините,
Они мне - бац - для опознанья фотку.
 

Алексей:
Что - опознал?
 

Саша:
                      Да там у них нечетко.
Такая встреча с интересными людьми.
 

Алексей:
Понятно. Примем к сведенью.
 

Саша:
                                                 Прими.

(Помолчали. Саня взял описание к телевизору, полистал. Взял пульт, повертел, понажимал кнопочки. Алеша молчит.)

А мне обрыгло, Леш, быть вечным снобом,
И стал я, не поверишь, филантропом.
Представить мог ты, чтобы консультации
Д
авал я в центре реабилитации?
Сам на себя порою удивляюсь:
Сижу, веду прием, помочь пытаюсь.
Какие там встречаются подранки!
Ну-да, не все ж мне потрахульки-пьянки.
Не возникает, Лех, желанье у тебя
С
вои услуги предложить? Ты мог бы...
 

Алексей:
                                                              Я?
Ага, когда задрюченный-задроченный,
Я был никто - на жизнь смотрел с обочины,
Когда вокруг все было гниль и плесень,
Был всем вам я не слишком интересен.
Вам - к девочкам, мне - к книжечкам
К
огда. Что это - разделение труда?
Не знаю, думаешь, в душе считали что вы:
Алеха - глупенький, Алеха - беспонтовый?
Хихикали, что плохо с головою,
Что занимаюсь страшной ерундою.
По-тихому вы вечно надо мной
П
осмеивались за моей спиной.
Бредовые мои мол увлечения.
 

Саша:
Да кто смеялся-то?
 

Алексей:
                           Да все без исключения!
И ты, хоть строил из себя дружка,
Подкалывал всегда исподтишка.
Подшучивал со всеми заодно.
 

Саша:
А что шутить нельзя?
 

Алексей:
                                     А не смешно!
Пока, Сашок, ты баб успешно терил,
В способности мои не слишком верил.
А как прокинула тебя со мною Вика,
Так сразу же зауважал, смотри-ка!
Чуть поцарапали твое мужское эго,
И не узнать же стало человека.
Он больше не бухает и не пежится.
Теперь он ангел-ангел! Крылья режутся!
Перевернулся - и опять он в лучших,
Он добренький, спасает он заблудших.
Самопожертвованья сколько, благородства!
В конечном счете - чувство превосходства,
Последнее и истинное слово
О
сталось у великого Серова!
Спаситель наш - добросердечный шибко!
 

Саша:
Леш, извини... я не учел... моя ошибка.
 

Алексей:
Ну говорю же: просто ангел кроткий!
Я что, дурак - поддаться обработке?
Что ль делать нечего - переться за тобой?
Я злой, Сашок, голодный я и злой.
Но я добился, я, Сашуля, смог
П
опробовать удачу на зубок.
Поперло мне: попал в обжорный ряд,
Пирую, пусть другие постоят.
И аутсайдеров с их грустными глазами
Н
е жалко мне, пусть сами, сами, сами!
Я с ними - как со мною поступали.

(Появляется Вика. Она одета в очень короткое, очень обтягивающее и ну о-очень стильное платье. Под платьем у нее такие узенькие трусики, что кажется, их вообще нет. В одной руке у Вики блюдо с закусками, в другой - бокалы)

Вика:
Мальчишки, ну вы как тут, не скучали?
 

Саша:
Конечно же, скучали! С нетерпением
Мы твоего, Вик, ожидали появления!
(Алексею) Какая дэвушка! Ты только погляди!
 

Вика:
Да ладно тебе, Сань! Ну прекрати!
 

Саша:
Я ж, как акын, что вижу - воспою.
 

Алексей:
Вик, подожди, я скатерть постелю.

(Кинулся доставать скатерть, стелить ее на журнальный столик)
 

Саша:
Ох, хорошо у вас, ребят! Не жизнь, а сказка!
Ветчинка, рыбка красная, колбаска!
Вот так и надо! Надо жить достойно
И
жить не надо тухло и отстойно.
Прибарахляетесь? Все верно! Мо-лод-цы!
И сами счастья своего творцы!
 

Вика:
Прибарахляемся, и как прибарахляемся!
 

Алексей:
Да просто соответствовать стараемся.
 

Вика:
Ты видишь, Сань, насколько мы не бедствуем?
Мы даже не живем - мы соответствуем.
 

Алексей:
Чего тебе, скажи, не достает?
Как будто я один люблю комфорт.
 

Вика:
Не говорит мне, деньги взял откуда.
Кудесник, одним словом! Чудо! Чудо!
У нас, Саш, все по щучьему велению.
 

Алексей:
А я считал, по твоему хотению.
 

Вика
Н
асытились давно мои хотелки.  

Алексей (взглянул на стол по-хозяйски):
Еще нужны приборы и тарелки.
 

Саша:
Не колготитесь, бог с ними с приборами
И
с глупыми пустыми разговорами.
Приравнен должен быть незваный гость к погрому.
Пойду-ка я, ребятушки, до дому.
Пришел, напряг зачем-то - сам не рад.
 

Вика
Сашуля, ты не в чем не виноват!
(Алексею) Ты что стоишь? Да улыбнись ты другу!
А то и в правду он сбежит с испугу.
 

Алексей:
Из-за меня? Да кто здесь начал первый?
 

Вика:
Ну хорошо, я стерва, стерва, стерва!
 

Саша(смеется):
Ой, не могу - какие ж вы смешные!
Люблю вас, хомячки мои родные!
 

Алексей:
Да обхохочешься! От смеха аж помрешь!
Животики над нами надорвешь!
 

Вика:
Раз любишь - принимайся за еду!
 

Саша:
Нет-нет, Викуль, спасибо, я пойду.
Вас в сущности уже я повидал
И
, что хотел, сказал-порассказал.
Все остальное в следующий раз.
 

Вика:
Ты покидаешь нас? Он покидает нас!
Я одевалась, красилась - а он!
 

Саша:
Давайте запишу ваш телефон

(Алексей пишет на бумажке, отдает Саше)

Отлично! Остаемся мы на связи.
Я думаю о следующем разе.
Пока, Викуль, Алеша!
 

Алексей:
                                    Ну, бывай.
 

Вика:
Ах, негодяй ты, страшный негодяй!
Ты что, вообще?! Пришел, разбередил
Мне душу и спокойненько свалил!
Не хочешь, подлый, слушать мои вопли!
А мне скучай здесь, утирая сопли!
Тоска моя вот в этом

(Кивает на принесенное Сашей вино)

                                         не утопится.
Ты на машине? Гут! Я еду шопиться.
 

Саша:
Алешку бросишь одного? Ты чё, старушка?
 

Вика:
Он только рад: его вон ждет игрушка! (Кивает на телевизор)
Когда в заводе я, то лучше мне уйти.
Да, мой хороший?

(Целует Алексея в щеку)

                      Ручку, а? (Протягивает ладошку) Позолоти!

(Алексей покорно достает из своего портмане купюру за купюрой, кладет Вике на ладонь)
 

Саша(Вике):
Но ты учти, я только подвезу,
Назад сама.
 

Вика:
                     Окей.
 

Саша:
                                 Я жду внизу.

(Уходит)  

Алексей (подходит к блюду с закусками):
А с этим что? Я все один не съем.

(Вика не отвечает, собирает сумочку: кладет в нее деньги, что-то из косметики, зонтик)

Трусы надень, шалава!
 

Вика (смеется):
                                         А зачем?

(Ушла, захлопнула за собой дверь. Алексей берет из блюда ломтик ветчины. Засовывает его целиком в рот. Другой ломтик. Еще. Еще. Еще. Звонок в дверь. Бежит открывать)  

Алексей:
Вернулась! Все же с ним не захотела!

(Алексей открывает дверь: на пороге Дубяго)
 

Иннокентий Лукич:
Терехин, здравствуйте, а у меня к вам дело.
 

Сцена 7 


(Кабинет Егора Михайловича. Перед ним возмущенный Дубяго)  

Иннокентий Лукич:
Он стал!.. Каким-то стал дегенератом.
Представьте, на МЕНЯ ругался матом!
 

Егор Михайлович:
А что сказал-то? Освети детали.
 

Иннокентий Лукич:
Ну, чтоб на этот я пошел... на гениталий.
 

Егор Михайлович:
Я знаю адрес - слал туда не раз.
Аргументировал он чем-то свой отказ?
 

Иннокентий Лукич:
Какой там, что вы! Встретил бирюком
И
ну орать, что не нуждается ни в ком,
Что хочет, как он выразился, класть
На всех начальников и, в принципе, на власть.

Ему устав не писан, он не уставной,
Кричал Терехин, брызгая слюной.
Я испугался аж, что этот обормот
Меня укусит или вдруг побьет!

Егор Михалыч, ужас!
 

Егор Михайлович:
                                    Да не плачь.
Горяч, горяч Алешенька, горяч.
Пренебрегает. Дружба наша не нужна.
 

Иннокентий Лукич:
Какого же еще ему рожна?

Кто он такой, вообще-то? Кто он есть?
Его позвали - оказали честь.
Любой другой бы на его бы месте
З
а счастье бы почел - все честь по чести -
И понимал: отказывать нельзя,
Стоял бы здесь, смущаясь, лебезя.

Духовный поиск, я учил, по-настоящему
Н
е мыслим без любви к вышестоящему.
Кто кроток, тот на светлом на пути,
Ого, как может далеко зайти!
А кто не уважает руководство,
Тот погружается в анархию и скотство.

Ну, чтоб Алеше по моим стопам!
Все по стопам, да по стопам, да прямо к вам!
Уж от него небось бы не убыло,
А здесь сейчас гармония царила б.

И я хочу еще раз подчеркнуть:
Терехин вытурил меня, не вникнув в суть.
Его отказ ничем не обоснован.
Я этим юношей весьма разочарован.

Егор Михайлович:
Не нужен я. Ему не нужен,... Им!
А мне вот он как раз необходим!
Видал-мандал, как этот мир устроен!
 

Иннокентий Лукич:
Терехин вашего вниманья не достоин.
Пусть хоть сгниет зарвавшийся салага!
 

Егор Михайлович:
А это не тебе решать, Дубяга.

(С досадой сам себе)

Зря понадеялся, лишь время упустил!
Слегка Алешку недооценил.
У всякого своя, известно, такса.

(Нажимает кнопку переговорного устройства)

(В микрофон) Ко мне сейчас же Алекса и Макса!

Придется так, еще одно усилие.
Хотел, но не выходит без насилия.

(Хмуро взглянул на Дубяго)

Поди останься с чистыми руками,
Когда имеешь дело с дураками!
Ну ничего, ребятам не впервой!
 

Иннокентий Лукич:
Егор Михайлович, а как же быть со мной?
Ресурсы выделить вы мне давали слово.
В четверг, сказали, будет все готово.
 

Егор Михайлович:
Сказал я? Ну ты странный человек!
Сказал я, после дождичка в четверг.
Прошел бы дождик - было б все в порядке.
Но видишь ты: не выпали осадки.
 

Иннокентий Лукич:
Меня, наверно, хватит паралич!
Егор Михайлович! Егор Михайлови-ич!
А как же ваша нам помочь готовность?
А как же просветленье? А духовность?
 

Егор Михайлович:
Сегодня здесь не подадут. Тем более,
У нас, у главных, на духовность монополия.
Запомни сам и передай своим,
Прерогативу эту мы не отдадим.
 

Иннокентий Лукич:
Ну что ж, после такого вот напутствия
О
бременять не смею вас своим присутствием,
Егор Михайлович, прощайте.
 

Егор Михайлович:
                                               Не прощу.
Сидеть! Пойдешь, когда я отпущу.
 

Голос Наташи из переговорного устройства:
Тут Алик с Максиком пришли, чё им сказать?
Пусть входят сразу, или подождать?
 

Егор Михайлович:
Ждать нечего, давай, давай, давай!
Ко мне ребят скорее запускай.

(Входят Алекс и Макс)
 

Алекс:
Егор Михайлыч!
 

Егор Михайлович:
(вместо приветствия) Ну!.. Размяться неохота?
Короче, парни, есть для вас работа:
Клиент один понадобился очень,
Поговорить мне надо с ним, короче.
Но, понимаете ли, дурью парень мается,
От приглашенья пообщаться уклоняется.
Вот я сижу и думаю я вот:
Найдете, может, вы к нему подход.
 

Алекс:
Да не вопрос! Нам что ли в первый раз?
Егор Михайлович, считайте, он у вас.
 

Егор Михайлович:
Смотрите, ой, не проколоться чтобы!
На этот раз у вас клиент особый:
Гипнотизер - лишь взглянет и привет!
В одну секунду вам потушит свет.
 

Макс:
А если сзади? Тихо? Незаметно?
И глазом не моргнет, чисто-конкретно!
 

Егор Михайлович (передразнивая Макса):
Чисто-конкретно, Макся, дело в том,
Что нужен он без ран и гематом.
 

Алекс (Максу):
Это сложнее, да? Но тоже можно.
Ну, значит, упакуем осторожно.
 

Макс:
Чисто-конкретно, раз жесткач не заказали,
Зачем бы мы его калечить стали?
Чисто-конкретно, что ли мы садисты?
Егор Михайлыч, сделаем все чисто.
 

Егор Михайлович:
Надеюсь очень я на вас, молодчики.
Его возьмите в качестве наводчика.

(Показывает на Дубяго)

Знаком с объектом. Вот такой Иуда!

(Показывает, мол классный)
 

Иннокентий Лукич:
Какая наглость! Не хочу, не буду!
 

Егор Михайлович:
Кто ж станет спрашивать тебя, гнилое семя?
Все-все, ребята, не теряйте время!
 

Иннокентий Лукич:
Что вы творите? Как безнравственно и даже
Преступно! Бог за это вас накажет!
 

Макс:
Оставил быстро боженьку в покое,
Чисто-конкретно, встал, пошел со мною.

(Берет Иннокентия Лукича за руку и причем так, что тот больше ни вздохнуть ни охнуть не может)

(прощается) Егор Михайлович!
 

Егор Михайлович:
                                                  Да-да-да, удачи!

(Пока Макс уводит Дубяго, Егор Михайлович делает знак Алексу, чтобы тот остался)

Слыхал, у банковских случилась недостача?
Их усыпляли на рабочем месте.
Не исключен поэтому акт мести.
Я не хотел, чтоб остальные знали.
Следи, короче, чтоб не помешали.
 

Алекс:
Я думал, честно говоря, что это слухи.
Что раздувают, как всегда, слона из мухи.
 

Егор Михайлович:
Доставите, и выясним, кто он,
В действительности, муха или слон.
Но даже если вдруг окажется он волком,
Употребим его мы с пользою и с толком.
 

Алекс:
А дядьку после этого в расход?
 

Егор Михайлович:
Зачем же? Нет. Пускай себе идет
.  

Сцена 8
(Кабинет Егора Михайловича.
Хозяин кабинета, как водится, в своем начальничьем кресле. Посреди комнаты сидит на стуле связанный и, естественно, насмерть перепуганный Алексей. Рот заклеен, повязка на глазах. Наталья прикатила сервировочный столик с коньяком, бокалами и закусками и встала в ожидании дальнейших приказаний с довольно приличных размеров кухонным ножом в руках. Егор Михайлович кивает, Наталья подходит к Алексею и снимает с его глаз повязку. Остается стоять рядом с ним, поигрывая ножом.)  

Егор Михайлович:
Раз связан по рукам и по ногам,
Наверно, думаешь, что ты попал к врагам,
И в ситуации, знакомой по кино,
Предполагаешь, что дела твои - говно?

Что истерзают страшной пыткой тело нежное,
Оттуда вытряхнут твою душонку грешную,
Но что, Алеш, особенно паршиво:
Ты знаешь сам, что это справедливо.

Попутал тебя, Лешенька, лукавый.
Что, скажешь, нет? Не заслужил расправы?

Тот, кто сидит, дружочек, на обмане
И
роет свой доход в чужом кармане,
Тот должен очень четко понимать,
Где, у кого и сколько можно брать.

У безответного спокойно, не пыля,
Скреби хоть до последнего рубля.
Обогатился - и как с гусика вода.
Ну, пожурят, допустим, иногда,

Ну, обзовет какой-то дурень негодяем,
Но предприимчивость мы в целом поощряем.

Как угораздило тебя, эх-ты, глупышка,
К серьезным людям залезать в кубышку?
Что, захотелось поиграть в героя?
Ну поиграл, а сколько геморроя!

Чувство реальности что ль у тебя ослабленное?
Зачем тебе вот это "грабь награбленное"?
Тут, Леш, не Англия, и ты не Робин Гуд,
У нас за это очень больно бьют.

Ну, ничего, не бойся, не робей -
Везет тебе и ты среди друзей.
Без нас уже покойничком бы был.
Зачем связали? - Чтоб не нашалил.

А вдруг соображаешь ты неважно.
В особенности, если бздишь, и страшно,
Легко впасть в панику, а ты парнишка спорый,
Гипнотизировать начнешь всех без разбору.

Представь себе, допустим, мы уснем,
Ну, коллективно покемарим, что потом?
Везде и всюду банковские рыщут,
По всем углам гипнотизера ищут.

Я сомневаюсь, чтобы ты сумел
В
транс привести оптический прицел.

Скрутили мы тебя, тебя ж жалея.
Наташа, расфиксируй Алексея.

(Наташа по команде начинает суетиться над Алешей. Развязать однако не торопится, а, вместо этого, не то чтобы откровенно жмется к нему, а, скажем так, не избегает тесного телесного контакта. А Алешенька косится все на нож у нее в руке )
 

Наташа:
Ой, а страдальческие до чего глазенки!
Ну, прямо, чисто мученик с иконки!
Ну, все-все-все-все-все, ну успокойся!
Не бойся, миленький, все хорошо, не бойся!

(Подцепила наманикюренным ноготком ленту, которой заклеен у Алексея рот)

Давай! Я постараюсь аккуратно.
Так, потерпи, щас будет неприятно.

(Резким движением срывает ленту, Алексей морщится от боли)
 

Алексей (стонет):
У-а-а!
 

Наташа:
                Подожди, не верещи,
Дай, я протру, а то пойдут прыщи.

(Достает совсем маленький флакончик с духами или дезодорантом и бумажную салфеточку. Брызгает на салфеточку и осторожно протирает Алексею рот. Наконец в ход идет нож: разрезает ленту сначала на ногах...)

Понавязали-та, понавязали-та!

(...и, наконец, на руках)

Что, затекло? Дай руку, дай сюда,
Дай помассирую - пройдет все, чё ты прямо
Т
акой упрямый?
 

Егор Михайлович:
У нас все ж поуютнее, чем в морге.
Вон Натка от тебя уже в восторге.
Спешит прибиться к молодому бую.
Ты осторожнее, Наталья, я ревную.

(С напускной строгостью грозит Наташе начальственным пальчиком)
 

Наташа:
Егор Михайлович, я ж по вашей же указке
Ему дарила нежности и ласки.
Хотя он ничего себе с лица.
 

Егор Михайлович:
Нет, ты слыхал? Иди трудись, овца!

(Наташа уходит)

Ах, Леша-Лешенька! Ах, Алексей-Алеша!
Негоже безобразничать! Негоже!
Чего тебе, Леш, в жизни не хватало,
Что докатился ты до криминала?

Деньжат шальных сорвать решил ты или
Н
е поняли тебя, не оценили?
Такая форма якобы протеста,
Мол, не нашлось тебе под солнцем места?

А? Что? Молчишь? Молчишь, не доверяешь?
Молчи-молчи, Леш, поступай, как знаешь.
Я все к тому, что для сверхчеловечка
У
нас найдется теплое местечко.

Ты только в дверь - сейчас возьмут на мушку,
А здесь получишь крышу и кормушку.
Как объявлю, что ты в свои записан,
Грешок твой, Алексей, считай, что списан.

Но не хочу оказывать давление,
Это твое свободное решение.

(долгая пауза)

Эх, чё сидеть-то на сухую дурачком!
Леш, не желаешь угоститься коньячком?

(разливает коньяк, берет свою рюмку)

За что, Леш, выпиваем? А? За разум?

(чокается с рюмкой, предназначенной для Алексея, выпивает)

Хорош коньяк! Хорош! Хорош, зараза!
Хороший!

(любуется бутылкой)

                 Дорогой!

(любуется этикеткой)

                                И очень редкий!

(Алексей берет свой коньяк, выпивает, морщится)

Ты не стесняйся, Леш, заешь-ка вот конфеткой.

Вчера я проводил супругу с дочкой
В Италию .... Еще, Леш, по глоточку?
Приспичило им срочно в Ватикан.
Но я так думаю: скорей, по бутикам.

Имею так что право вольной птицей
Сегодня никуда не торопиться.

Пока они там изучают моду,
Мы по-мужски тут... Выпьем за свободу?
И независимость! А банковские пушки
Нам не страшны!

(разливает коньяк, оба выпивают)

                              Бери вон печенюшки.
 

Алексей:
 И что мне делать?
 

Егор Михайлович:
                               Брось ты, Алексей!
Да ничего не надо! Пьешь себе и пей!
Коньяк от стресса очень помогает.
И аура при этом не страдает.

Я в компетентных узнавал кругах,
Французы стопроцентно все в штанах.
 

Алексей:
Штаны, французы, аура, коньяк.
Скажите только честно - вы маньяк?
 

Егор Михайлович:
Ты, Лешенька, совсем что ль охренел?
Кто здесь, вообще, устроил беспредел?
Ты брось свою политику муровую!
С больной-то головы да на здоровую!

И как тебе приходят мысли эти?
Пора по третьей.

(разливает, оба выпивают)

Не сомневайся: я-то сам в порядке!
Ты, Леш, закусывай, бери, на - шоколадки.
А вот твои-то выкрутасы - точно шИзо!
Повыступай еще - пошлем на экспертизу.

Маньяк я, понимаете ли, ишь!
Ты думай-то вообще, что говоришь!
 

Алексей:
Я... Извините, я немного с толку сбит.
 

Егор Михайлович:
Да ладно уж, чего там! Бог простит.

Другое мне, Алеша, интересно.
Ты хочешь быть для общества полезным?
Не только под себя грести хабально,
А жизнь сограждан улучшать реально?
 

Алексей:
Не знаю, я не думал.
 

Егор Михайлович:
                                   Твою мать!
А кто по-твоему - я что ль должен знать?
 

Алексей:
Хочу.
 

Егор Михайлович:
                Какой ты! Хочешь и молчишь.
Ну, наливай тогда, чего сидишь.

(Алексей послушно разливает коньяк по рюмкам)

Короче, без поддержки не оставим,
Возможность проявить себя представим.

Как раз сейчас возможность превосходная:
Имеется вакансия свободная
И по твоей, Алеш, как раз специальности,
Конечно, при условии лояльности.

(выпивают)

Введу тебя я коротенько в курс,
А ты сиди наматывай на ус:

Большой начальник я. Ты знаешь это? Знаешь.
Теперь скажи, меня ты уважаешь?
Но откровенно мне ответь, Алеш,
Ну? Уважаешь?
 

Алексей:
                            Уважаю!  

Егор Михайлович:
                                               Врешь!
Не от души сказал, неубедительно.
Ты хоть со страху врешь - тебе простительно.
Но и другие также поступают:
В глаза-то льстят, а за глаза-то хают.

Все постоянно чем-то недовольны,
А мне не больно, думаешь? Мне больно,
Всю жизнь за них, засранцев, положив,
Читать и слышать этот негатив.

Несправедливо это и, к тому же,
Кому тут хуже - им самим же хуже!
Чего бы проще вроде бы понять,
Что радоваться лучше, чем брюзжать.

Согласье лучше, чем противоречье.
Покладистому и живется легче.
Чем циклиться на личных неурядицах,
Возрадуйтесь! И сразу все наладится.

Как хорошо у нас: какие выси, дали!
Ах, если б слушались! Ах, если б не мешали!
Ах, если б уяснили дурачины:
Народ и руководство - мы ж едины!

Не представляешь, как душою всей
Л
юблю людей! Люблю я их, блядей!
Я ведь не просто кресло протираю,
Что лучше для людей, я лучше знаю.

Мне б не противились - я горе бы повывел!
И многих, очень многих осчастливил.
И совершил бы невозможное я что-то...
(пауза)
А как ты думаешь, а что там за работа?
 

Алексей:
Понятно, ну чего тут не понять:
Всех недовольных в зомби превращать.
 

Егор Михайлович:
Господь с тобой! Тебе их что ль не жалко?
Не перегни мне от усердья палку!
Зачем зомбировать! Ты, главное, навей,
Чтоб жизнь им виделась чуть-чуть порозовей.

Короче, ты согласен?
 

Алексей:
                                   Ну, придется.
Согласен, да. А что мне остается?
Альтернативы, я, так понял, нет?
Точнее, есть - билетик на тот свет?
 

Егор Михайлович:
Кто дорогой коньяк со мною хлещет,
Оптимистичнее смотреть бы мог на вещи
И
при любых раскладах и мастях
Не забывай, все ж, у кого в гостях.

Труд в удовольствие быть должен - не в нагрузку.
Ты думай широко, не думай узко!
Созрел, считай. Считай уже, уже пора
Н
аделать кучу всякого добра

И над собой работать надо, Леха:
Пьешь неумело и закусываешь плохо!
Пора кончать жить жизнью беспорядочной.
Ну, по последней, и тебе достаточно.
 

Сцена 9 
(У работников администрации крупного должностного лица закончился очередной рабочий день.
Начальник уехал и челядь отрывается. Алекс привез несколько бутылочек бордо. Одна бутылка перелита в декантер. Алекс взбалтывает его, давая вину "подышатъ". Бокалы расставлены, закусочка подходящая, лёгкая, изысканная.  Все готово, чтобы получить максимум удовольствия. Но расслабляться, судя по некоторому, вполне приличному количеству пустых пивных  бутылок, расставленных в разных частях комнаты, начали чуть раньше. Всё правильно делают ребята - если уж мешать, всегда надо идти на повышение.)  

Алекс (Алексею):
Сегодня ты в ударе был. Придурки
Мгновенно придавились, как окурки.
Я охренел, как по твоей наводке
В
друг захотели зрелищ все и водки.

Как по команде, сразу завелись,
В любви к Егор Михалычу клялись.
Из безразличных как рвались в соратники!
 

Макс:
Еще б конкретно приодеть их в ватники!
 

Алекс:
Сработал, Лех, нас с Максиком почище.

(Разливает вино по бокалам)
 

Макс (нюхает вино, отпивает):
У, офигенно! Классное винище!

(Пробует еще раз)

Присутствие танинов на лицо.
 

Наташа:
Да, вкусненько. Приятное винцо.
 

Макс:
Реально, Алекс, статусное пойло!
 

Алекс:
Нормальное, хороших денег стоило.
 

Макс:
Чтобы во всем была удача нам,
И за здоровье здесьприсутствующих дам!

(Все кроме Алексея дружно выпивают)
 

Наташа:
Леш, что ты грустненький?
Попробуй хоть немножечко.
Ну, чеснослово, вкусная бордошечка!
 

Алекс:
Наташка тащится, а ты чего, Алеш,
У нас от коллектива отстаешь?
Пей красное - полезный алкоголь.
 

Макс:
Ты чё, пренебрегаешь нами, что ль?
 

Алекс:

Попробуй! О-медок. Отличный год!

(Алексей залпом выпивает свой бокал)

Да не хлебай так - полощи им рот,
Не супермарктовскую ж травим дребедень!
 

Наташа:
У Алексея был сегодня трудный день.
 

Алекс:
Тем более, принять полезно малость,
Снять чтобы напряженье и усталость.
Мы с Максом тоже замудохались, зато
Т
еперь вот отдыхаем - пьем шато.

А, кстати, Леша, мы ж совсем забыли:
Мы за твои успехи же не пили.

(Разливает по новой)

Ну, за тебя! Как всех ты вздрючил! Как!
 

Макс (Алексею):
По-честному признайся, ты ведьмак?
Давайте звать его Алешка-Сатана.
 

Алекс:
Ну чё ты, Макс, стебаешь пацана?

(Все кроме Алексея опять выпивают)
 

Алексей:
Ребят, а вы не думали, ребят,
А вдруг и правда существует ад?
И всех нас повлекут на страшный суд?
 

Макс:
Не ссы, Алеха, много не дадут!
Слегка приплюснуть населенье квелое -
Статья, чисто-конкретно, не тяжелая!
 

Алекс:
Вот почему наш Макся бога не боится?
А бог как встретит Максю - сразу умилится.
Когда, как Макся, незатейлив, прям и прост, -
Спокойно отправляйся на погост.


Ты много думаешь, а думать - это вредно.
 

Наташа:
Ой, Лешенька, чего ты такой бледный?
Перенапрягся, радость жизни всем внушая?
Болит головка?
 

Алексей:
                           Не болит. Отстань, не знаю.
Меня тоска, тоска меня загрызла!
Нет смысла, нету смысла, нету смысла
В
существовании.
 

Алекс:
                                Чё щас ты заскулил?
Нет смысла вдруг! А раньше что ли был?
 

Макс:
Я на Алешкином бы месте взвыл бы тоже.
Уж лучше двинуть сорок раз по роже,
Чем вот, как он, хоть раз засрать мозги.
Я тоже бы, наверно, сдох с тоски.
 

Наташа:
Да вы ваще, вы дураки набыченные!
Не понимаете вы, люди ограниченные,
Какой он потрясающий: в лишении
С
ам удручается, но дарит утешение,

Сам беспокоится, но дарит он покой,
Любые заморочки, как рукой,
И сглаз любой его снимает глаз,
И где и как живешь, забудешь враз!

А говорит он до того уж гладко,
Что слушать его - слушать его сладко.
Его слова любой приятней музыки,
И камушки с дыши, и с сердца грузики

С
падают...
 

Макс:
                             Да. И хочется отдаться.
 

Наташа:
Да ну вас всех! Вам лишь бы надсмехаться!
 

Алекс:
Наташа, мы ж любя и с пониманием
К
твоим вполне естественным желаниям.
 

Макс:
Это Алешку больно вознесло,
Что игнорирует тебя он и бухло.
Нам строит, понимаешь, козью морду:
Такой он типа гений, типа гордый!

Одним он взглядом типа всех валящий,
Мы левел для него не подходящий!
 

Алексей:
Я был на уровне когда-то и за это
Опущен щас на уровень паркета.
Талант мой раздавили грубой силой.
 

Макс:
А! Хочет он, как раньше, быть бомбилой.
Ему бы одурманивать кассирш,
А ты, Наташ, его боготворишь!
 

Наташа:
Макс, отвяжись от Леши, злобный зверь!
 

Алексей:
Нет-нет, все правильно! Так, так со мной теперь!

Я стух, я сдулся, нет меня, отбросил тапки,
Капитулировал я, сдался, поднял лапки.
Терехин кончился, Терехину - кранты!
Как таракан, любитель темноты,

Сидел я тихо - вроде меня нет,
Но стоило чуть выбежать на свет,
Позариться на барские объедки,
Сейчас же раз меня - и на заметку.

Перемешали ласку и угрозу:
"Эй, шибко шустренький, а ну-ка быстро в позу!
Вставай, лихие жизни командиры
Иметь тебя  желают во все дыры."

Не просто встань - кричи, что повезло.
Большая честь - подставить им дупло!
Кричи, что удовольствие большое!
Но, главное, что самое смешное,

Они ж играют в эту же игру:
Есть кто-то круче и на их дыру!
 

Макс:
Не, не врубился я, чего-то странно.
Чё там за дыры, а? У таракана?
 

Алекс:
(Подвигает Алексею бокал с вином)

Прими для профилактики чумы.

(Смеется, хлопает Алексея по плечу)

Леш, ты ж такая ж точно сволочь, как и мы.
Нам жутко жалостную травишь тут историю,
А сам как поимел аудиторию!

Я ж наблюдал все время за тобой,
Как разминался ловко ты с толпой:
Ты ж неформально, Леха, отрываешься -
Заметно же, что властью упиваешься,

Не тяготишься ты своей повинностью!
Чё ты нам строишь девственность с невинностью?
Да это просто у тебя гордыня
Созрела-выросла огромная, как дыня.

Брось, Лешка, а?! Гордыня - это грех.
Ты результатом измеряй успех!

(Гладит бутылку бордо)
 

Макс:
Нет, пусть он скажет! Объясни, пацан,
Причем здесь, а?.. Причем здесь таракан?

Вот тараканы - те свободные как раз.
Везде шныряют, и никто им не указ.
Пожрать, размножиться, другого нет занятия.
А человекам нам нужны понятия:

Чтобы по-правильному все. Еще Конфуций
Чисто-конкретно всех учил прогнуться.
Конфуций был конкретно мудрый дед.
Ты понял-нет, ваще-то, понял-нет?
 

Алекс:
Да ладно, мужики, чего мы спорим?
Давайте новенькую лучше откупорим.

(Стучит пальцем по бутылке)

Вся мудрость там - вот в этих вот стекляшках!

(Наташа резко отодвигает свой бокал, вскакивает)

Наташ, ты чё? Наташ! Ты чё, Наташка?
 

Наташа (Алексею):
Ты, Алексей, все правильно сказал.
Один у них сплошной орал-анал!

Всех перетрет веселая тусовка,
И я, как ты, как божья я коровка.
Ползу, ползу, ползу, ищу, ищу.
Я много думаю и часто я грущу.

Зачем, я думаю, мне к этим проспиртованным,
Когда могу с серьезным, с образованным?
Ведь никому же даже невдомек,
Что чистая я, чисто ручеек.

Гипнотизер, в глазах моих прочти:
Душой я не испачкалась почти.
Ты видел, видел, видел? Ты заметил?
Я чистая! Есть все же бог на свете.

По горло я наелась ролью куцею.
Сейчас я им устрою революцию.
Всё! Наигралась в честную давашку!
Себе другую ищут пусть букашку.

Пусть хоть удавятся красавцы удалые,
А я уйду - они же злые, злые!

Нисколечко, ни капельки, ни малости -
Не то, что нет любви в них, даже жалости!
В них наглости зато и силы много.
Вот именно, что не боятся бога!

Егор Михайлович и держит их за это,
Хотя, конечно, он и сам, вообще-то...
Он тоже, будь здоров, как отмечается
И
тоже, в общем, бога не стесняется.

А мне ... мне стыдно, очень даже стыдно,
Ведь богу, говорят, всегда нас видно.
Печаль ему какая и страдание -
Смотреть с небес на наши кувыркания!

Чего он нагляделся-то несчастный!
Это же ужас, ужас же ужасный!
И очень может быть, от отвращенья
В
озьмет он и не даст нам всепрощения.

А если вдруг, а если с ними тоже
Подельницей на суд потянут божий,
И ангел строгий - разговор короткий -
Заставит жариться на той же сковородке,

То сразу - раз, и солнышко поблекло,
И им туда, и нас потянут в пекло.
Всех с ними загребут - тебя, меня.
Леш, я не создана для адского огня.

Мы двое, мы с душою не на месте,
Давай бояться бога станем вместе.
Соскочем, Леш, давай. Давай сбежим,
Пред божьими очами подрожим.

Не верь ты Алексу, не слушай ты Максимку!
Пускай сидят с бутылками в обнимку!
А мы с тобой, давай с тобой вдвоем
У
йдем отсюда, Леш, давай уйдем!

(Наташа берёт Алексея за руку)

Пойдем, Алеш, пойдем, мой дорогой,
Пойдем куда-нибудь, да хоть к тебе домой.
Спасемся, и не будет нам так грустно.
Сготовлю что-нибудь. Я, Леш, готовлю вкусно.

Мы поедим, попьем с тобою чаю,
Грехи нормальной жизнью искупая.
И телек включим: может, неплохую
П
осмотрим передачу юморную.

Как классно, знаешь, с полными желудками
Н
е думать ни о чем и ржать над шутками.
Или кино с картинками красивыми
С
мотреть. Себя почувствуем счастливыми.

Забудемся, Алешенька, заглючимся,
Отключимся, отключимся, отключимся.


(Наташа тянет Алексея за собой. "Отключимся-отключимся-отключимся," - повторяет она, как заведенная. И Алеша встает и послушно шлёпает за ней и вдруг... вдруг он начинает улыбаться. Может, он нашел свое счастье? А может, просто что-то веселое в голову пришло. Алеша идет за Наташей и улыбается.) 


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Куст "Поварёшка"(Боевик) К.Корр "Секретарь дьявола"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 2, Инферно"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Гончаров "Лучший из миров"(Антиутопия) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Каменский "Воин: Тени прошлого"(Боевик) А.Минаева "Академия Высшего света-2. Наследие драконьей крови"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"