Цыбульский Владимир Евгеньевич: другие произведения.

Черная меса гномов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Юные жители провинциального городка только хотели слегка напугать молодую супружескую пару. Собрали у соседей игрушечных садовых гномов, устроили в саду приезжих сцену "Черной мессыЋ, в которой действующие лица и исполнители - куклы . Вот тут и началась настоящая чертовщина… Полный текст. Роман вышел вы издательстве ·АмадеусЋ в 2007 г. под названием ·Кровавая месса гномовЋ.


  
  
   Джон Линн
  
   Черная месса гномов
  
  
  
  
   Глава 1
  
   Ночью Сессиль проснулась. Только глаза не открывай, - посоветовала она себе, повернулась, натянула одеяло на голову. Коленки к животу, ладонь под щеку. Свернуться калачиком, притвориться, что не просыпалась.
   Не помогло. На новом месте спится плохо.
   Маркус мерно дышал рядом. Носом - вдох-выдох, пауза. Потом снова. Сессиль вспомнила про неразобранные коробки в гостиной. Картиночки, безделушки, книги и журналы. Книг много. Они нужны Маркусу. Маркус пишет книгу...
   В сон упала, как в яму и тут же снова проснулась от падения.
   Да, Маркус пишет книгу. Для этого они и уехали из шумного Лос-Анджелеса в придорожный городишко Лонг Виллидж. Чтоб никто не мешал из коллег и пациентов, и можно было растянуть аванс издательства хотя бы на полгода. Сняли этот старый рассыхающийся дом с запущенным садом. Весь день распаковывали вещи. Коробки с книгами остались в гостиной. Легли спать. Кровать в спальне на втором этаже Сессиль застилала уже из последних сил. Упала, тут же уснула. Проснулась от непонятной тревоги.
   Теперь вот лежит и боится открыть глаза. Откроешь, увидишь сквозь жалюзи, что светает, и точно не заснешь. И завтра не будет сил разобрать коробки в гостиной.
   Сессиль повернулась, ткнулась лицом в теплую спину Маркуса. Глаза приоткрылись. Как бы сами собой. Она тут же крепко зажмурила их, но поздно. Потому что успела разглядеть бледный свет в щелях жалюзи, трюмо с зеркалом из старой меблировки и перед ним что-то темное, странное.
   Рассветная белизна за окном тут же стерлась, а вот это темное перед зеркалом не уходило. Что это? Кресло с брошенной на него одеждой? Ну да, конечно. Спать, спать... Стоп, а свет откуда?
   Сессиль широко раскрыла глаза, повернулась: трюмо, зеркало... перед ним кресло с ворохом одежды. Из-под одежды дрожащий свет, как будто кто зажег и поставил там свечку. Кто зажег, зачем?!
   Она села на кровати, опустила ноги на холодный пол и окончательно проснулась. Оглянулась на Маркуса. Потом снова на зеркало. Прищурилась, вглядываясь.
   Нет, это не кресло. Да это же... Господи, откуда?
   Света прибавилось. Совершенно ясно и отчетливо видно - перед трюмо стоит детская коляска. Верх у нее поднят, свет исходит изнутри, оттуда, где должен лежать младенец.
   Сессиль дернулась было будить Маркуса, но... остановила себя. Коляска пугала и притягивала - подойти на цыпочках, заглянуть внутрь. Как завороженная, встала и, не оглядываясь на мужа, медленно стала приближаться, уже не спрашивая себя, как в их спальне могла оказаться детская коляска, которой в этом доме, она точно знала, не было.
   Подошла, встала сбоку. Увидела в зеркале свое отражение: бледное лицо, коротко стриженные волосы, майка болтается на острых ключицах. Темные огромные глаза широко раскрыты.
   Медленно склонилась над коляской, заглянула внутрь...
   То, что она увидела, вначале удивило ее и только потом испугало.
   Кто-то насыпал в коляску песка. Утрамбовал его детскими ладошками. Выложил поверх холмика осколки зеркала. Воткнул и зажег свечку. Свет, подрагивая, отражался в зеркальных осколках, резко и выпукло освещал торчащую из песчаной подушки оторванную голову куклы. Стеклянные нестерпимо синие и яркие глаза распахнуты. Пластиковые ресницы загнуты. Синие волосы торчали пучками из дырочек. Резиновые пухлые губы плотно сжаты.
   Какое то время они вглядывались друг в друга - Сессиль и голова куклы. Вдруг кукольные ресницы дрогнули. Сессиль сдавленно вскрикнула и закрыла рот ладонью. В наступившей тишине отчетливо был слышен скрипучий противный, понарошечный, смех. Не раскрывая губ, старушечьим смехом смеялась кукольная голова.
   Сессиль вдруг увидела себя в зеркале и закричала.
   Из зеркала на нее смотрело чужое и страшное лицо. Тонкий рот растянулся по-лягушачьи. Вместо носа что-то гладкое с двумя дырочками. Синие волосы свисали, как пакля. Ужаснее всего были глаза - огромные, круглые и черные, без ресниц и век. Лицо смотрело на нее из зеркала и смеялось скрипучим смехом, не разжимая тонких губ. Сессиль, не в силах оторваться от этого своего отражения, кричала, пока проснувшийся Маркус не схватил ее с силой за плечи и, повернув к себе, не встряхнул так, что зубы стукнули друг о друга.
   От этой встряски Сессиль мгновенно проснулась. Она лежала в постели. Маркус, склонившись над ней, тряс ее за плечи. Она обняла его. Он прижал ее к груди. Гладил по спине, успокаивая. Она выглянула из-за его плеча.
   Никакого трюмо с зеркалом и жутким ее отражением в комнате не было. Коляску с оторванной кукольной головой никто им в спальню не вкатывал. У стены стояло рабочее кресло Маркуса. На нем - их брошенная с вечера одежда. Сквозь щели жалюзи бледно отсвечивал рассвет. Кошмара в комнате больше не было. Он жил только в ней самой и никуда не уходил.
   - Что с тобой? - спросил Маркус.
   - Уф-ф,- выдохнула Сессиль, закрыла глаза и вновь увидела себя с растянутым ртом и синими волосами.
   - Приснилось? Что?
   - Так, ерунда,- оправдалась Сессиль. - Сейчас пройдет.
   - Воды принести?
   Сессиль упала на постель. Маркус хотел спуститься в кухню, принести воды. Сессиль не пустила. Лежала, крепко стиснув его ладонь. Время от времени ее принималась бить дрожь.
   И только убедившись, что она, наконец, уснула, Маркус осторожно и мягко разжал ее пальцы. Нашарил в брюках на кресле сигареты, в кармане рубашки зажигалку. Приоткрыл дверь и вышел на балкон.
   В утренних сумерках спал перед ним вытянувшийся вдоль шоссе городок Лонг Виллидж. Двухэтажные домики с тонкими стенами. Балкончики и террасы. Аккуратно постриженные лужайки. Сборные бассейны и рядом с ними, среди белых кресел и зонтов - обязательная семейка садовых гномов. Улыбчивые, бородатые диснеевские штампованные фигурки в вязаных колпаках, в полосатых гольфах, с кирками и лопатами в пухлых ручонках. Некоторые поднимали над головой фонари на солнечных батареях.
   По выходным здесь ходят друг к другу в гости, пьют коктейли и умиленно разглядывают садовых гномов, - подумал Маркус, наблюдая, как гаснут один за другим фонарики у бассейнов в предчувствии восхода солнца.
   Щелчком швырнув окурок в сад, он отследил его падение в густую траву лужайки. Вернулся в спальню, осторожно забрался под одеяло. Заглянул в лицо спящей. Светлые брови Сессиль были удивленно и скорбно вздернуты.
   - Спи, малышка, - шепнул он ей на ухо. - Мы купим газонокосилку, посадим цветы и будем счастливы.
   Сессиль прерывисто вздохнула.
   - Не надо было нам сюда приезжать, - неожиданно подумал Маркус, засыпая.
  
   Глава 2
  
   Из всех баров и кафешек Лонг Виллиджа компания Дуга Крейна больше всего любила собираться в "Коммивояжере".
   Один из многочисленных его хозяев, задержавшийся в городке на полгода, переоборудовал придорожную забегаловку в стиле ретро. Поставил скрипучие диванчики из "фордов" тридцатых годов, на которых в те времена разъезжали по всему штату коммивояжеры, продававшие швейные машинки, пылесосы и патефоны. Раздобыл где-то допотопный музыкальный автомат и целую кучу пластинок с фокстротами и блюзами. Поставил пару игральных автоматов и бильярд.
   В память о сухом законе здесь подавали мутный виски из-под прилавка, а на закуску - кукурузные лепешки и плохо прожаренные бифштексы.
   Успеха идея не имела. Жители городка от ностальгии по своим предкам - путешественникам, разорившимся маклерам и коммивояжерам не страдали. Хозяин сгинул, не вернув кредит банку, и "Коммивояжер" перешел во владение бывшему ресторатору - рыжему О'Брайену, бежавшему из Сан-Франциско от долгов и неудач. Дерматин на креслах полопался. Музыкальный автомат то и дело заедал. Бар снова стал забегаловкой. Посетителей было мало, и компания Дуга просиживала тут целые вечера, как в своем собственном клубе.
   Рыжий и толстый О'Брайен ближе к ночи удалялся в свою маленькую комнатку за стойкой. У него с компанией Дуга был уговор: не шуметь, если что взяли - оплатить, а если вдруг кто из проезжающих захочет выпить - обслужить.
   -А у нас тут классно,- любила повторять Лора, продавщица из отдела парфюма в местном супермаркете.
   - Мои клиенты не ходят, и ладно, - натянув на нос козырек бейсболки, цедил обычно в ответ Саймон Тафт, работавший механиком в автосервисе.
   Дуглас Крейн, единственный из их компании поступивший после школы в колледж и приезжавший в родной городок на выходные, как-то, слегка перебрав мутного виски, назвал "Коммивояжер" "Отстоем наших надежд".
   Лора надула густо смазанные алой помадой губы и попросила его не ругать их "милое местечко". Саймон приподнял бейсболку, усмехнулся и послал красный шар в лузу. Подружка Саймона, рекламистка по Интернету Кейт, принесла ему пива и чмокнула в щеку. И только Тони поддержал Дуга.
   - Отстой надежд, - повторил он. - Это точно.
   Дни Тони сгорали в маленькой фирме по обслуживанию компьютеров. Он давно бы убрался из этого городка, но колледж его предкам был не по карману. Он сам пробовал откладывать на обучение из своей зарплаты, да только сбережения эти неизменно оседали в кассе О'Брайана или в карманах Саймона Тафта, каждый вечер обставлявшего Тони на бильярде.
   И все равно любили они "Коммивояжера" как свой маленький дом. Может потому, что в своих собственных домах давно не чувствовали себя дома.
   Конечно, рано или поздно все это кончится, компания распадется, они переженятся, нарожают детей и займут свои места в садах подле наливных бассейнов, если им не удастся убраться отсюда в ближайшие несколько лет навсегда, о чем каждый из них мечтал втайне. Но это когда еще будет... Когда надоест им вечерний стук шаров Саймона. Воркотня Лоры. Едкие замечания Дуга. Или восторженные откровения Тони, сохранившего облик и душу школьника, за что над ним подтрунивали все кому не лень.
   Все так и тянулось до того самого лета, когда к Лоре на каникулы приехала двоюродная сестра Марианна. Как появилась она в сопровождении Лоры в первый раз в "Коммивояжере", так все и закрутилось.
  
   - Ну ладно, а чем вы вообще тут занимаетесь?
   Марианна - жгучая брюнетка с синими глазами, потягивала коктейль через соломинку, исподлобья оглядывая всю компанию.
   - Так вот же...- развел руками Тони. Весь вечер ее развлекали, и на тебе - чем они тут занимаются?
   Сестра Лоры произвела на них впечатление. Броской внешностью. Насмешливым дружелюбием. Уверенностью, что она всем нравится и иначе быть не может.
   Саймон тут же взялся учить ее играть на бильярде. Тони попытался объяснить, что за пластинки они здесь крутят, и почему таких записей ни в одном клубе не найдешь... Кейт и Лора наперебой расспрашивали Марианну о том, что сейчас в моде в Европе. Марианна училась там в колледже и приехала в Штаты к тетке, матери Лоры, на каникулы.
   Итак, на вопрос Лоры Тони только развел руками, Саймон надвинул бейсболку на глаза, а Лора с Кейт обиженно переглянулись. И только Дуг, занявший в честь появления в их компании новенькой место за стойкой и весь вечер ловко, почти как О'Брайен, смешивавший коктейли, насмешливо хмыкнул.
   - Хотите сказать, что вы торчите целыми вечерами в этой рыгаловке, гоняете шары, слушаете допотопную музыку и вам этого довольно?
   - Нам - довольно! - Саймон с силой пустил шар в лузу и промахнулся.
   Кейт заметила, что Саймон злится, и это ее удивило.
   - А что, в Париже развлекаются как-то иначе? - поджала она губы.
   Марианна взболтнула остатки коктейля соломинкой, отставила фужер.
   - В Париже я не была. Целый год проторчала в католическом колледже в Уэльсе. Там вечера проводят еще скучнее...
   - Чем где? - почувствовала Лора неловкость за сестру. Честно говоря, она и сама в первый раз увидела ее сегодня утром.
   Марианна забросила локти на спинку фордовского диванчика.
   - Не будем уточнять, сестричка. Вообще-то, я думала в Штатах все немного иначе.
   - Как же? - подал голос с председательского места за стойкой Дуглас.
   - Ну, не знаю, - обвела взглядом подобравшуюся компанию гостья. -Прикольнее, что ли.
   - Думаешь, мы тут на приколы не способны? - холодно спросила Кейт. Малышка Кейт, несмотря на маленький свой рост, иногда была довольно агрессивна.
   Марианна зевнула, не прикрыв рта.
   - Скучно у вас тут, как в моем католическом колледже. Только монашек не хватает. И городок, в котором я училась, этот долбанный Эддингтон, один в один ваш Лонг Виллидж.
   Саймон перекинул бейсболку козырьком назад, лег животом на зеленое сукно, нацелился на шар.
   - Ни за что не поверю, что в Англии есть такая же дыра, как наш Лонг Виллидж.
   - Есть. И еще какая! С таким же садиками. С чаепитиями под навесом. Со стриженными лужайками...
   ...- с бассейнами,- подхватил Тони.
   ...- и с гномами, - закончил Саймон.
   - Вот тут ты прав,- усмехнулась Марианна. - Бассейнов с гномами в Эддингтоне я не видела.
   - Ну, я ж говорил,- стукнул шаром по шару Саймон.- Ужасная дыра эта Европа.
   С барменского места послышался короткий смешок. Марианна подняла темно-синие глаза на Дуга. Тот был невозмутим и элегантен в своем черном свитере и черных джинсах.
   Тема, казалось, была закрыта. Но Марианна так не думала.
   - И ведь, как назло, в этом идиотском колледже собрались девицы из благочестивых семей, - продолжала она упорно. - Ну, знаете... на ночь Библия, телевизор и компьютер по расписанию, воскресная школа, нет наркотикам и раннему сексу. Святоши! Я пробовала подбить их на какую-нибудь пакость, чтоб у монашек наших челюсти отпали... Ну, там, вместо литургии всунуть на службе в музыкальный центр диск с рэпом или еще что-нибудь...
   - Классная идея,- Дуг остался невозмутим, но глаза его блеснули.- И как?
   - Куда там. Эти невесты Христовы тут же донесли настоятельнице, и меня чуть из колледжа не выперли. А эддингтонские жители? Они меня прямо бесили. У нас там было что-то вроде проповеднической практики. Студентки колледжа ведут душеспасительные беседы в чинных английских семействах.
   Лицо Марианны сделалось приторным, сложенные на груди ладошки изобразили показную святость однокурсниц:
   - "Ах, миссис Бридж, своими великолепными розами вы возносите хвалу нашему Создателю! Миссис Браун, ваши азалии в этом году так чудно цветут! Как жаль, что ваш сын Патрик предпочитает этой красоте общество Интернета. Вам непременно нужно убедить его отказаться от этого искушения дьявола". И эти пятидесятилетние дамочки после рока и секса своей юности, чинно им кивают и закатывают глаза.
   Лора с Кейт прыснули.
   - Правда, что ли? - не поверила непосредственная Лора. - Выдумываешь!
   - Клянусь Богом, - подняла руку Марианна.- Я на этих библейских чаепитиях первый раз в жизни искренне молилась.
   -О чем же? - полюбопытствовал из-за стойки Дуг.
   - Господи, - молилась я, - ниспошли на этот ханжеский городок полчища крыс.
   Лора скривилась, представив картинку.
   -А почему именно крыс?
   - Очень хотелось увидеть, как вся эта компания моих сокурсниц во главе с миссис Бридж и миссис Браун с визгом полезут на стол.
   - Вот это по мне,- оперся о кий Саймон. - Где же раньше была твоя сестрица, Лора?
   - Раньше я жила в Амстердаме. У меня там была такая компания...
   - Что предки вынуждены были засунуть тебя в этот колледж, чтоб немного привести в чувство,- предположил Дуг.
   -Угадал. Хотя сами они... - Марианна запнулась и отчего-то помрачнела.
   - Давайте не будем о предках, - предложил Саймон. - Ну их в болото! Дуг, откупорь-ка для нас пивка.
   - Пиво в холодильнике. Забыл? - напомнил Дуг, намекая, что он в бармены не нанимался. Нравится ему смешивать коктейль, он смешивает. А так - каждый сам себя обслужит.
   Саймон посмотрел на него и ничего не сказал. Кейт по привычке рванулась было за пивом для своего парня, но, налетев на насмешливый взгляд Марианны, тут же шлепнулась на прорванный фордовский диванчик.
   - Ладно, не парьтесь,- поднялась Марианна. - Где тут ваш холодильник?
   Подошла к стойке. Выложила полсотни перед Дугом. Тот смахнул купюру в ящичек кассы. Показал кивком на холодильник в углу.
   - Ну а если бы я раньше приехала к Лоре, - раздавая "Будвайзер" всей компании, спросила она. - Чем бы мы тогда занимались?
   - В школе мы умели приколоться по-крупному над нашими Браунами и Бриджами, правда, Дуг? - напомнил Тони.
   - Нашел о чем вспомнить,- пожал плечами Дуг.
   - Не знаю, как вам, - двинулся вдоль борта, выбирая шар, Саймон, - а я тот прикол с машинами до сих пор без смеха вспомнить не могу.
   - Что такое? - оживилась Марианна. - Прикол с машинами?
   - Саймон как-то ночью угнал со своего сервиса автопогрузчик и тихонько переставил на улице все машины,- объяснил Тони. - Утром жители проснулись, а у каждого перед воротами - машина соседа. Город месяц гудел, а виновника так и не нашли.
   - Неплохо,- одобрила Марианна. И уточнила: - Для школьников.
   - Ну, ты еще про мусор вспомни, - поднес бутылку как дудочку к губам Дуглас, точно собравшись освистать выступление Тони.
   - Что за история с мусором?- заинтересовалась Марианна.
   Тони с Дугом переглянулись. Тони открыл было рот, желая рассказать о том, как они упорно в течение недели вешали на фонарях мешки с мусором, выставленные для мусоросборника на улицу и поймать их так никто и не смог, но не успел.
   Над входной дверью звякнул колокольчик, отрытый на той же свалке тридцатых годов, что и фордовские сиденья.
   В бар вошли Маркус и Сессиль Чезвик, так неудачно выбравшие именно этот вечер для первого знакомства с местными жителями.
  
   Дугласу они сразу не понравились.
   Он - типичный ботаник, чистюля, красавчик. В школе отличник, в университете - на лице написано, что учился и кончил с отличием - любимец преподавателей. Светлые брюки, легкие туфли. Приветливость, плохо прикрывающая комплекс превосходства. Она - нелепые шорты, бледные ноги, короткая стрижка. Продвинутая домохозяйка. Домашние обеды, прикладное искусство, целый день телевизор, включенный на дамском канале.
   Кое-что об этой паре, неделю назад снявшей дом по соседству с домами полковника авиации в отставке мистера Карнеги и любительницы кошек миссис Блюм, в "Коммивояжере" уже слышали. Внешний вид вошедших в заведение новоселов слухи о приехавших чужаках явно подтверждал: они - "другие" и долго в Лонг Виллидже не задержатся.
   Войдя, Маркус оглядел посетителей довольно приветливо. Все как он и предполагал. Типичный бар провинциального городка, где все друг друга знают. Что-то вроде семейного клуба. По интересам, возрасту. Здесь например, собирается молодежь. И это понятно - хозяин (или его сын?) за стойкой того же примерно возраста, что и посетители. И то, что они так насторожились при их появлении - понятно. Даже парень за стойкой. Как будто ему новые клиенты не очень-то нужны. Чужим тут не рады.
   Ну, это мы, быстро уладим, пообещал себе Маркус. Ободряюще сжав ладонь Сессиль, он усадил ее за столик с более или менее целым фордовским сиденьем. Стараясь держаться непринужденно, подошел к стойке, сел на высокий табурет перед Дугласом.
   Дуглас смотрел на него с холодным удивлением.
   - Классное местечко, - разглядывая пожелтевшие фото старинных автомобилей, похвалил Маркус.
   Дуглас не кивнул и не улыбнулся.
   - Мне нравится стиль ретро,- с усилием продолжил Маркус. -Тридцатые годы? Великая Депрессия? Гангстеры и виски из-под полы?
   Дуглас приподнял бровь. Маркус спиной почувствовал, как притихла компания за столиком. Стук шаров прекратился. Поскрипывал забытый фокстрот в музыкальной машине.
   Просто круговая оборона, - подумал Маркус. Диковаты они даже для провинциалов. Усомнился - может это и не бар вовсе? Да нет - вот шейкер, касса, там игральные автоматы... В конце концов разбить лед отчуждения - дело профессиональное. А групповая психотерапия - вообще его специализация и тема будущей книги.
   Маркус был психоаналитиком.
   - А что за той дверью? - с улыбкой показал он на дверцу за стойкой. - Подпольное казино?
   Дуглас медленно повернулся, посмотрел на дверцу. Потом на Маркуса. И ничего не сказал.
   - Ладно,- сдался Маркус. - Пива у вас заказать можно?
   Дуглас изобразил на лице непонимание.
   - Пива?
   Маркус спиной почувствовал: Сессиль вот-вот сорвется с места и убежит домой. А ведь он с таким трудом уговорил ее после недельного затворничества прогуляться по улицам Лонг Виллиджа. Заглянуть в местный бар, познакомиться с соседями. Расписывал, какие они дружелюбные, эти провинциалы, и как замечательно они смогут проводить вечера в почти семейном кругу.
   Похоже, облом. Парень за стойкой просто издевается над ними.
   - Простите, может, я ошибся, - как мог мягче произнес Маркус.- Там над дверью вывеска "Коммивояжер". Ведь это бар, не правда ли?
   - Это? - Дуглас будто в первый раз увидел столики, кресла, игральные автоматы и стойку. - Похоже на то.
   Сзади за столиком кто-то сдавленно хихикнул. На него притворно шикнули. Спина Маркуса напряглась. На лбу выступил пот.
   - Так если это бар, почему бы вам не принести нам пива?
   - Действительно, почему? - повторил за ним Дуг.
   Сзади раздался дружный хохот. Маркус с бледной улыбкой обернулся. Увидел Сессиль с вытянувшимся лицом. Хохочущего парня в бейсболке и с бильярдным кием. Смеющихся девчонок, синие глаза одной из которых были совсем не веселы.
   - Ладно,- поднял руки Маркус. - Сдаюсь. Мы тут новички и понятия не имеем, что нужно делать в Лонг Виллидже, чтобы в баре получить бокал пива. Научите нас.
   - Ему О'Брайен нужен, Дуг, - справившись со смехом, крикнул из зала Саймон.
   - Кто такой О'Брайен?
   -Хозяин бара, - невозмутимо ответил Дуг.
   - И где же он?
   - Спит. Как раз за этой дверью
   - Не понимаю... А вы?
   - Такой же посетитель, как и вы. Дуглас Крейн, - протянул Дуглас руку, широко улыбаясь. - А вы - Маркус Чезвик. А там ваша жена Сессиль.
   - Мы вас немного разыграли, - подхватила, очаровательно улыбаясь Марианна, и добавила как старожил. - Тут такая традиция. С новичками.
   Маркус не нашелся, что ответить.
   - Надеюсь, не обиделись? - спросил с вызовом Дуглас.
   - Нисколько.
   -У нас тут просто, по-семейному. О'Брайен после десяти отдыхает. И здесь по очереди за стойку становятся посетители. Все очень просто.
   - Ну вот. Я ж говорил тебе, Сессиль, - бросил жене Маркус, и та вымучено улыбнулась Дугласу.
   - Сейчас, как раз наступает очередь... Тони.
   Тони понял, что Дуглас так просто Чезвиков отсюда не отпустит. Что он уже что-то придумал. И для этого ему надо выйти из-за стойки и его место должен занять он - Тони.
   Он мигом подскочил к холодильнику. Заботливой скороговоркой предложил Чезвикам пива, колы или, может быть, виски...
   - Правда оно тут несколько мутновато, - и Тони извлек из-под стойки прозрачную бутылку в три галлона с жидкостью, напоминающей спитой чай.
   Сессиль слабым голосом попросила воды без газа. Маркус принял из рук Тони бутылочку холодного темного.
   - Сыграем?- положил Дуг глаз на бильярдный стол.
   - Но, Дуг... - начал было Саймон. Он и сам непрочь был вскрыть приезжего. Дуг посмотрел на него, и Саймон понял. Ухмыляясь, он положил кий. Встал за спинкой диванчика, на котором устроились девицы. Навалившись сзади, обнял Кейт, сильно притиснув ее к спинке дивана. Кейт хихинкула с упреком: "Ну, Саймон!" Попробовала высвободиться. Саймон не отпускал.
   Маркус почувствовал, что тут что-то затевается. Лучшее, что он мог сделать - это расплатиться за пиво и воду и убраться отсюда.
   Но это означало поражение.
   Он взглянул на жену и удивился перемене в ней.
   Лицо Сессиль порозовело. Она расслабилась. Устроилась поудобнее на жестком фордовском диванчике. Под звуки допотопной музыки разглядывала старые фотоснимки за стойкой, какие-то ветхие бумаги в рамочках на стенах бара. Улыбаясь, переглядывалась с Тони и девчонками. Похоже, она была не прочь познакомиться с ними поближе и, кажется, совсем не хотела возвращаться домой, откуда Маркус с таким трудом ее сегодня выманил.
   Сессиль долго не могла прийти в себя после приснившегося ей в первую ночь на новом месте кошмара. Наотрез отказалась ночевать в спальне и выходить в сад. Пока Саймон работал на втором этаже в комнате с балконом и кроватью, где теперь был его кабинет, сидела в гостиной у телевизора. Ночевали они в маленькой гостевой комнате, на узком полутораспальном диване. Неделю Сессиль была тихой и испуганной и вот, наконец...
   - Ну, так что же, Док? - настаивал Дуглас. - Боитесь?
   - Сыграть? - не то себя, не то Сессиль спрашивал Маркус.- Я вообще-то не очень...
   - Соглашайтесь, Док, - подбодрил его этот симпатичный, похожий на подростка молодой человек за стойкой. - Дуглас - несильный противник. Вот с Саймоном я вам связываться не советовал бы.
   - Это точно, - ухмыльнулся Саймон.
   - А-а, давайте! - лихо махнул рукой Маркус, пролив нечаянно пиво на стойку.
   - Вам разбивать, - собрав шары, сказал Дуглас. И как бы невзначай обронил: - Ставка - сотня.
   Саймон присвистнул. Больше десятки тут никогда не ставили.
   Сотня за вечер в планы Маркуса не входила. Но отступать было поздно.
   Дуг и в самом деле был не очень сильным противником. Умудрялся мазать по шарам, так и просившимся в лузу. Чем вызывал возмущенное кряканье Саймона. Маркус нервничал, делал одну ошибку за другой. Ему вдруг очень захотелось выиграть. Одержать верх над одним из этих дерзких юнцов. Наказать за тот прием, который они им устроили.
   Увлеченный игрой, он не заметил, как внимательно приглядывается к нему его противник. Как рассеянно, а на самом деле с расчетом задает вопросы. Бросает словечки и намеки, точно подводя его осторожно и упорно к какой-то мысли. Увлеченный партией, Маркус не сразу понял, что главная игра идет вовсе не на зеленом сукне.
   - Значит, приехали книгу писать, Док, - выкатывая шар на подставку, продолжал расспросы Дуглас.
   - Угу, - целясь и промахиваясь, отвечал Маркус.
   - Не лучший удар, Док. А как выбрали наш городок? Чем он вам приглянулся?
   - Хотелось чего-нибудь потише, поспокойнее...
   Противник его вдруг стал очень медлителен. Все примеривался, выбирал, точно не решаясь ударить.
   - Да, у нас тут тихо... - процедил он.
   - Тише не бывает,- поморщилась Лора.
   - Как в могиле, - вдруг загробным голосом сказал Саймон.
   Маркус оторвался, наконец, от шаров и внимательно посмотрел на Саймона и остальных.
   - Не понимаете вы... - заметил он с сожалением.
   - Вот как?- поднял Дуг кий. - Чего же это мы не понимаем?
   - Своего преимущества.
   - И какие же такие преимущества вы нашли в нашей дыре, Док? - переглянувшись с Саймоном, поинтересовался Крейн.
   -У вас тут так мило... - глядя на всех с явной симпатией, заговорила Сессиль. Вы все знаете друг друга, постоянно общаетесь. И вы... не одиноки. А в больших городах все друг другу чужие.
   - Хотите сказать - можно прожить всю жизнь в Лонг Виллидже и быть счастливым?
   - А почему бы и нет? - поддержал жену Маркус.
   - Вы бы попробовали тут пожить хотя бы годик, тогда бы и говорили... - обиженно протянула Лора.
   Дуг посмотрел на нее с наигранным укором.
   - Ну что ты, Лора. Ведь это так просто - приехать из какого-нибудь Лос-Анджелеса или Сан-Франциско, отдохнуть от цивилизации, объяснить местным дурачкам, что они не понимают своего счастья. А потом свалить отсюда и забыть. Ты вспомни - хоть один из перебравшихся к нам с такими мыслями протянул тут дольше двух месяцев? Особенно в этом доме, - нажал он на последнее слово.
   - А что с этим домом? - обеспокоено посмотрела на него Сессиль.
   - Правда, Дуг, что ты имеешь в виду? - заинтересовалась Марианна.-Разве там убили кого-нибудь из приезжих? Или, может, кто из них покончил с собой?
   Сессиль испугано уставилась на нее. Дуг это заметил.
   - Зря вы нас пугаете, - покачал головой Маркус. - Обычный дом. И никаких историй за ним не числится.
   - Откуда вы знаете?
   - Я наводил справки.
   -В риэлтерской конторе? - удивился Дуг.
   - Нашли у кого спрашивать, - поддержал Саймон.
   - Им главное - комиссионные свои получить. А что там с людьми дальше будет их совсем не волнует.
   Маркус с тревогой посмотрел на Сессиль. Ему уже было не до бильярда.
   - Ладно, выкладывайте, что знаете.
   - А что это вы так забеспокоились Док, - усмехнулся Дуглас.- Вы же ученый. Книгу пишите. Неужели вы верите во всю эту чепуху с проклятиями, духами и полтергейстом?
   - При чем тут полтергейст, - поморщился Маркус. - Мы в этом доме неделю живем. Дом как дом. Тарелки не летают, призраки не бродят. Ничего необычного, правда, Сессиль?
   Сессиль сидела, застыв, как будто ей за ворот плеснули холодной воды. Музыкальный автомат поскрипывая, выдавал бойкий мотивчик. В квакающих звуках саксофона Сессиль слышался скрипучий кукольный смех. Черные волосы Марианны отливали синим.
   - Ничего необычного... - как-то странно повторила она за Маркусом. - Скажите, а дети в этом доме жили?
   - Дети?
   Марианна со значением посмотрела на Дуга.
   Саймон открыл было рот, чтобы радостно сообщить, что детей в том доме жила куча, и все они внезапно умерли. И теперь их духи выживают всех новых жильцов. Но Дуглас сделал ему знак, чтоб заткнулся. Эту партию начал он. Только он и знает, как и когда она закончится.
   - Насколько мне известно, - веско сказал он Сессиль, - в последние пятнадцать лет дети в доме не жили. Те, кто его снимал, приезжали без детей. И подолгу не задерживались. Так что никто не видел, чтобы в этом доме кто-то появлялся на свет. Но вот что странно... - Дуглас выдержал паузу, и даже его приятели вдруг притихли и смотрели на него в ожидании: - Что-то с ними в те немногие месяцы, что они жили в нем и... в нашем городе... Что-то с ними происходило.
   Маркус отложил кий, подошел к жене и положил ей руку на плечо.
   - Что же с ними происходило? Или вы еще это не придумали? Так придумывайте скорее, мы ждем.
   -Напрасно вы так, Док. Я ведь только хотел вас предостеречь. Потому что ваши предшественники... Они ведь тоже хотели переменить свою жизнь. Бежали от одиночества, строили планы. А вышло все наоборот. Правда, Тони?
   Тони слушал Дугласа внимательно и серьезно. И сейчас как будто на самом деле что-то припоминал.
   - А ведь, правда, Дуг. Что-то такое с ними в этом доме происходило. Какие-то они становились... странные.
   - Часто ссорились...- вспоминала Лора.
   - С соседями не разговаривали, - добавила Кейт.
   - Дерганные они какие-то становились, это точно. - Саймон сдвинул бейсболку на затылок.
   - А на все вопросы отвечали, что ничего более ужасного, чем этот дом, в жизни своей не видели, - подвел черту Дуг. - В общем, очень скоро они сматывались из Лонг Виллиджа, оставив тут свои надежды и планы. А главное - удачу.
   - Что вы хотите этим сказать?
   - Ну, насколько мне известно, все у них шло наперекосяк. И заканчивалось весьма трагически.
   Дуг сделал сочувственную по отношению к Чезвикам мину.
   Какое-то время в баре все молчали.
   Пластинка в автомате доиграла до конца. "Стоп" не срабатывал, и слышно было поскрипывание и шипение иголки.
   Маркус стоял, тихо поглаживая Сессиль по плечу.
   - Здорово разыграно,- улыбнулся он натянуто. - Вы что, заранее приготовили эту свою историю?
   -Зачем бы мы стали это делать?- удивился Дуг.
   -Ну, как же. Мы новенькие. А новеньких всегда прописывают. Так или иначе.
   - А вы проницательны Док, - восхитился Дуглас. - Сразу меня раскусили.
   - Да нет. Честно говоря, я так до конца и не был уверен в том, что это только розыгрыш. - Маркус засмеялся и потрепал Сессиль по голове. Та вымученно улыбнулась.
   -Хотите правду, Док? Я в этом тоже не уверен.
   Улыбки увяли на лицах Маркуса и Сессиль.
   Дуглас, будто только что вспомнив про оставленную партию, внимательно оглядел зеленое поле и сильными и точными ударами вбил оставшиеся шары в лузы.
   - Вы проиграли, мистер Маркус! - объявил он, торжествуя.
  
  
   Глава 3
  
   Ближайшими соседями Чезвиков были миссис Блюм и мистер Карнеги. О чем Маркусу поведал Дуглас Крейн в пятницу вечером в "Коммивояжере".
   Вскоре Маркусу пришлось лично познакомиться и с миссис Блюм, и с мистером Карнеги. Причем, при довольно неприятных обстоятельствах.
   Миссис Блюм всю свою жизнь прожила в Лонг Виллидже. Это была длинная и спокойная жизнь, поскольку миссис Блюм очень рано научилась принимать жизнь такой, какая она есть и не ждать перемен. Собственно, с тех пор, как ее муж-коммивояжер однажды рано утром уехал на стареньком форде из их дома с набором патентованных товаров - машинок, пылесосов и чистящих средств для туалета - и не вернулся, в жизни миссис Блюм случилось только две перемены. Лет тридцать назад из-за разыгравшегося артрита она вынуждена была нанять в прислуги уже тогда пожилую мексиканку Розу. И вскоре после этого миссис Блюм вышла на пенсию.
   Работала она на почте. Разносила телеграммы и письма, выдавала денежные переводы и отправляла посылки. И профессия ее также убеждала, что перемен лучше не ждать. Если уж тебе суждено получить ценную бандероль или телеграмму о наследстве - ты получишь их именно тогда, когда не ждешь. А того, кто вздумает торопить судьбу, непременно настигнет повестка из налоговой инспекции или извещение об увольнении.
   Миссис Блюм не любила перемен. Например, иногда ей очень хотелось избавиться от этой сварливой неумехи Розы. Вечно она все делала не так. Нанимала не того мальчишку стричь газон, и он стриг его неровно, оставляя нелепо торчащие пучки травы вдоль дорожки. Вытирая пыль, упорно переставляла флакончики духов и статуэтки на ночном столике, что ей делать категорически было запрещено. Метелкой из перьев норовила согнать любимую кошку миссис Блюм с каминной полки, хотя надменная красавица Киря из породы персов была самым безобидным существом на свете, и ее попытки запустить когтистую лапку в волосы проходящей мимо Розы были вполне безобидны.
   Но как не сердилась, и вполне обоснованно, миссис Блюм на свою служанку Розу, сама мысль уволить ее и нанять другую - моложе, расторопней и приветливей - пугала ее ужасно. Миссис Блюм и в самом деле не любила перемен.
   Вот и в то утро, едва она, опираясь на палку, вышла после бессонной, как все последние, ночи на террасу, чтобы по своему обыкновению, сесть в кресло качалку, она тут же заметила, что в саду что-то не так.
   - Что там, Роза,- ткнула она палкой в сторону маленького искусственного прудика на лужайке перед домом.
   Роза, с нетерпением ожидавшая, когда старуха усядется в свою качалку, а она, закрыв ей ноги клетчатым пледом, сможет заняться уборкой дома, посмотрела в указанном направлении и раздраженно спросила:
   - О чем вы, мэм? Я ничего не видеть. Садитесь в кресло. Мне дом убирать пора.
   Вытянув шею, старуха всматривалась в сад. Вдруг выпрямилась и, стукнув палкой об пол, крикнула.
   - Зачем ты это сделала, Роза?
   - Что я опять не так сделала?
   - Ты знаешь, что тебе категорически запрещено переставлять что-либо в саду и в доме.
   - Я ничего не переставлять. Флаконы на вашем столике...
   - Причем тут флаконы? Куда ты девала моего гнома...
   - Какого еще гнома?
   - Не делай из меня дуру, Роза. Ты отлично знаешь, о чем я говорю.
   - Понятия не имеет, мэм.
   - Я хромая, но не слепая. И я отлично вижу, что вместо трех гномов на лужайке осталось только два. Где третий?
   - Да не трогать я вашу куклу!
   - Это не кукла, Роза! Ты хоть знаешь, сколько этой вещи лет?
   -Тоже мне ценность! Вон ее в супермаркете сколько.
   - Эта вещь не из супермаркета. Это тебе не дешевый Китай, это настоящий Дисней. Таких гномов продавал еще мой муж, незадолго до того, как исчез в... забыла каком году. Эти три фигурки - единственное, что мне осталось на память о нем. Немедленно верни гнома на место, Роза. Иначе я немедленно сообщу в полицию.
   - Да хоть ФБР, - вышла наконец из себя служанка.- Я и там сказать, что ничего вашего мне не нужно. Может, какой-нибудь мальчишка залезть ночью в сад...
   - Ну, конечно, мальчишка!.. Семьдесят лет ни один мальчишка даже близко не подходил к моему саду, а теперь залез и украл мою вещь?
   Роза не нашлась, что возразить. Миссис Блюм торжествовала.
   - Молчишь? Лучше тебе сказать правду, Роза. Если ты, по своему обыкновению решила его помыть и унесла на кухню, я так и быть прощу тебя. Но если ты...
   - Миссис... Миссис, Блюм! Послушайте меня, мисси-с!
   Старуха так увлеченно отчитывала Розу, что не сразу услышала, как кто-то зовет ее.
   Крик услышала Роза.
   -Вас кричат, мэм, - мрачно сказала она.
   -Что? Что ты выдумываешь? Кто может звать меня?
   - А я знаю? Вас кричат, вы не слушать.
   Миссис Блюм посмотрела налево на дом миссис Робсон. Никого. Потом на улицу. Пусто.
   - Миссис Блюм. Простите, миссис! - Голос доносился из запущенного сада, снятого недавно вместе с домом какой-то приезжей парой из Лос-Анджелеса.
   У невысокого белого заборчика по колено в траве стоял молодой человек, пряча руки за спину. Он был бледен и растрепан. Ворот его рубашки перекосился, как будто застегиваясь, молодой человек перепутал пуговицы и даже не заметил этого.
   Миссис Блюм пристально всматривалась в своего нового соседа. Потом вдруг, к удивлению Розы, проворно спустилась с крыльца и, опираясь на палку, уверенно двинулась в его сторону.
   - Здравствуйте, миссис Блюм, - поспешил поздороваться Маркус.
   -Да, я мисс Блюм,- каркающим голосом начала старуха.- И я давно хотела сказать вам...
   - Мне кажется, у меня есть то, что вы ищете, - торопясь, перебил ее сосед.
   Старая дама застыла от неожиданности.
   - Видите ли... Моя жена рано утром обнаружила на пороге нашего дома вот это. И я подумал...
   Маркус вынул руки из-за спины. Осторожно, как младенца, протянул миссис Блюм небольшую фигурку гнома. Гном был в вязаном колпаке, с белой щегольской бородкой. В руке он держал фонарь. В фонаре торчал потухший огарок свечи.
   Миссис Блюм испуганно отшатнулась и тыча палкой в Маркуса, отчаянно завопила: "Роза, Роза!"
   - Я здесь, - выглянула служанка из-за ее спины.
   - Забери у него немедленно.
   Роза приняла фигурку. Прижала к себе.
   - Погоди ты его тискать. Покажи! Что? Что это такое? Что вы с ним сделали, сэр?
   - Ничего, - оглянувшись на дом, ответил Маркус. - Я только...
   - Что у него с лицом? Почему он так пахнет? Вы что, мыли его в...
   - Да нет же... Я сейчас все объясню...
   - Вы нарушили границу частного владения, - возмущалась миссис Блюм. - Похитили и испортили мою собственность...
   - Прошу вас не кричите так, миссис Блюм, - попросил Маркус, - Дело в том, что моя жена... Она нездорова и...
   -Это я кричу? - вскипела старуха. - Это в вашем доме ночью кричали так, что я не могла заснуть. Я... Я на вас в суд подам!
   - И ничего с вашей куклой не сделать, - разглядывая гнома, заявила вдруг Роза. - Только чище стал. Чем кричать, выслушать лучше молодого человека.
   Миссис Блюм открыла рот и не нашлась, что ответить нахальной служанке. Маркус воспользовался ее замешательством. Оглядываясь на дом, объяснил скороговоркой
   - Вашего гнома кто-то подкинул сегодня ночью нам в сад. При этом его... испачкали. Я отмыл и возвращаю вам. Не думаю, что стоит поднимать из-за этого шум. А сейчас, извините...
   Маркус повернулся и почти бегом побежал к распахнутой двери в дом, точно боялся, что в его отсутствие кто-то туда проникнет. Или, наоборот, выскочит.
   - Учтите, я этого так не оставлю! - грозила ему в спину палкой миссис Блюм. - Все расскажу полиции.. И про то, как кричит по ночам ваша жена, так что спать невозможно, я тоже расскажу...
   Задыхаясь от возмущения, она широко открыла рот и... И в этот момент у нее за спиной раздался тихий скрипучий смех. Обернулась, чтобы отчитать Розу и увидела...
   Розы у нее за спиной не было. В стриженной траве, поднимая над головой фонарь с потухшей свечой, пряча усмешку в седой бороде, перед ней стоял ее собственный садовый гном.
  
   Бормашина взвизгнула и тут же изошла свистом повышенных оборотов. Врачиха в марлевой повязке усмехнулась синими глазами, предупредила: "Больно не будет" и вдруг размахнувшись, всадила сверло в висок. Сессиль онемела от боли.
   - Дзы.. дзы... дзы...- наматывала нервы и волосы на сверло машина у нее в виске.
   Сессиль с размаху ударила ладонью по лицу в марлевой повязке и проснулась. Звон вырвался из ее сна и разлился по дому.
   В комнате было темно. Маркус спал, звонко посапывая. Глубокой ночью кто-то стоял у входной двери, изо всех сил давя кнопку звонка.
   - Это не сон, - сказала Сессиль и обрадовалась.
   С той самой первой ночи кошмары не оставляли ее.
   Они с Маркусом перебрались с широкой двуспальной кровати в спальне второго этажа на полуторный диванчик в гостевой. Только потому, что стоило ей лечь наверху и закрыть глаза, как в памяти тут же всплывали низкая тумба трюмо, лирообразное зеркало, коляска с оторванной кукольной головой и собственное отражение с лягушачьей улыбкой и черными дырами глаз. Скрипучий кукольный смех душил ее и не давал уснуть.
   На жестком диванчике в гостевой зеркало исчезло, растаяла детская коляска, но изуродованное отражение с синими волосами и кукольный смех не покидали ее сны.
   Только после посещения бара "Коммивояжер" с веселой молодой компанией и этим нахальным парнем, так явно и недобро шутившим над ними, кошмары как будто оставили ее.
   Маркус после встречи с теми балбесами очень беспокоился за нее. Объяснял, что-то про естественную психологическую защиту в сложившейся подростковой группе. И чтоб не брала в голову дурацкие рассказы о каких-то несчастьях, якобы постигших прежних жильцов их дома.
   Сессиль тогда сказала, что отлично все понимает. Что кошмары ее связаны с неизвестностью на новом месте. Что после первых знакомств она чувствует себя намного лучше. И, разумеется, ни на секунду не поверила словам и пророчествам этого наглого красавчика Дугласа Крейна, по которому, наверное, сохнут все местные девицы.
   Маркус тут же сделал вид, что ревнует. Сессиль притворилась, что обиделась. Они были особенно нежны друг с другом после визита в бар, и Сессиль впервые спала ту ночь и две последующих без криков и сновидений.
   И вот теперь, когда она проснулась и поняла, что ее разбудил не кошмарный, а вполне реальный, хотя странный и тревожный звонок в дверь, Сессиль вздохнула с облегчением. Что бы там ни было за дверью, оно настоящее и потому нестрашное.
   Звонок вдруг стих. Сессиль прислушалась. Отчетливо слышно было дыхание Маркуса.
   Бедный, так намаялся со мной, что никакие звонки его не будят, - пожалела Сессиль мужа. - Только мои крики. Но сегодня кричать она не будет. Ведь она не спит. Значит, ничего страшного с ней случиться не может.
   На всякий случай еще раз огляделась. В комнате было темно. За окном и под дверью никакого мерцающего света. Значит, она точно не спит. Тогда кто же это звонит среди ночи во входную дверь? Может, какое-нибудь срочное сообщение? Может, что-нибудь случилось с их друзьями в Лос-Анджелесе? Может, кто-то нуждается в их помощи? Может, этот кто-то за дверью еще не ушел и объяснит ей, в чем дело?
   Сессиль сунула ноги в тапочки, встала, нашла ощупью халат.
   Не зажигая света, чтоб не слепить глаза, вышла из комнаты в гостиную. Было темно, но предметы - стол со стульями, диван и кресла - она видела отлично.
   Мельком взглянула в дверцу зеркального шкафа. Ничего. Зеркало в прихожей также отразило только ее тень. Ни лица с синими волосами ни жуткого смеха. Она точно не спит.
   Сессиль щелкнула замком и решительно распахнула входную дверь.
   Свет фонарей с улицы едва пробивался сквозь разросшиеся кусты и деревья. Но даже в этой полутьме было видно, что на крыльце и террасе пусто. Она постояла, прислушиваясь. Тихо крикнула: "Эй!". Тишина. Она пожала плечами. Совсем уж было собралась закрыть дверь, быстро-быстро добежать до их теперешней спальни и, юркнув под одеяло, прижаться к Маркусу, как вдруг ей показалось...
   Ну да, вот там, в траве, под старой акацией на краю лужайки. Мерцающий огонек, как в ее снах.
   Первым движением Сессиль было захлопнуть дверь и ни в коем случае не выходить в сад. Но огонек завораживал. Любопытно посмотреть, что именно там светится, ведь она же сейчас не спит.
   Как во сне, Сессиль прошла через террасу, спустилась по ступеням. Что ж это такое там у корней акации? Фонарь? Старинный фонарь с зажженной свечой внутри. Такие фонари держат в руках садовые гномы в соседних садах возле наливных бассейнов. Точно. Гном в своем смешном колпаке стоит, повернувшись к ней спиной. Он поднял над собой фонарь точно освещая что-то. Но что именно?
   Сессиль подходила все ближе к гному, подошла почти вплотную. Наклонилась, желая разглядеть получше и...
   Никак потом она не могла объяснить, что же случилось дальше. То ли споткнулась и, падая, влетела в круг света, то ли резко наклонилась, но только... Этого не может быть, но она точно видела...
   Фигурка гнома вдруг шевельнулась. Он повернулся к ней лицом, поднял повыше свой фонарь, как будто для того, чтобы Сессиль лучше могла рассмотреть его.
   Она вздрогнула от неожиданности. Вместо привычной добродушной гномовской мордашки перед ней было застывшее как маска жуткое злое лицо - вытянутое, безбородое, с длинной нижней челюстью, с растянутым по лягушачьи ртом и с огромными круглыми черными глазами. Челка синих волос спадала на лоб. Рядом с этим кукольным монстром стоял другой, в колпаке и с киркой, с таким же искаженным злобой лицом. Между ними был насыпан свежий могильный холмик. Из могилы, выставив крупные плоские зубы, торчала мордочка убитой крысы. Капельки крови подрагивали у нее на усах. Выглядело это так, будто гномы изловили крысу в саду, казнили, закопали и пригласили хозяйку порадоваться вместе с ними.
   Скрипучий кукольный смех прозвучал в ушах Сессиль и, не в силах бежать и сдерживаться, она истошно закричала.
   Крик этот разбудил Маркуса.
   Там в саду, кричащую над крысиной могилой, Маркус ее и нашел.
   Схватил за плечи, сильно встряхнул. Сессиль открыла крепко стиснутые веки. Увидела, что она не в комнате и постели, а в саду. Поняла что этот кошмар - наяву. Оборвала крик.
   - Ну, что теперь? - не видя за ее спиной того, что ее так напугало, почти с досадой спросил Маруус.
   Сессиль отступила и молча показала Маркусу разыгранную кем-то в их саду жуткую сцену под старой акацией.
   Маркус поднял гнома с фонариком. Повернул его к зажженному им на террасе свету. Пригляделся...
   - Так это же... Смотри, Сессиль!
   - Ничего я смотреть не буду, - отвернулась она.
   Маркус осторожно провел пальцами по чудовищно длинному подбородку. Из-под стертого им телесного цвета грима, выглянула обычная белоснежная гномовская бородка. Потер жуткий черный глаз - обнаружил под тушью добрый и синий мультяшный взгляд. Тонкий и злой жабий рот также был нарисованным.
   Достав из кармана пижамы платок, Маркус стер краску с кукольного лица. Наваждение растаяло на глазах. Что-то недоброе таилось в морщинах на переносице и в уголках гномовского рта, но это ведь могло и показаться.
   - За что они нас так ненавидят? Что мы им сделали? - тихо спросила Сессиль.
   - Скучно им тут, - отозвался Маркус. - Больше всего на свете они хотели бы вырваться из этого опостылевшего им городка. А тут еще я, как дурак, стал перед ними нахваливать прелести здешней провинциальной жизни. Вот и напросился... Сам во всем виноват.
  
   -Мне страшно, Маркус, - призналась Сессиль.- Давай уедем отсюда.
   - Этого они и добиваются, - Поставив гнома на траву, он обнял жену. - Успокойся. Я поговорю с ними. Увидишь, все уладится.
   Сессиль ткнулась лицом ему в грудь, прошептав:
   - Ах, ты не понимаешь....
   Постояли молча. Размалеванный гном с киркой зло поглядывал на них снизу. Нос убитой крысы торчал из могилы как нос покойника.
   Маркус успокаивающе гладил Сессиль по спине. Она чуть ежилась, точно ей было неприятно.
   - Наверное, ты прав, и все дело в этих обидчивых подростках.
   - А в чем же еще?
   - Не знаю. Надеюсь, это простое совпадение...
   Маркус взял жену за подбородок, заглянул ей в глаза...
   - О чем ты? Какое совпадение? Неужели ты могла поверить в эти дурацкие рассказы?
   Сессиль отстранила его руку.
   - Кто угодно мог разрисовать и подкинуть нам этих кукол. Но как они могли угадать то, что я видела?
   - А что ты видела?
   Сессиль закрыла глаза и пробормотала:
   - Синие волосы... Тонкий рот... Черные глаза... И этот смех... Как они узнали про смех?
   - Смех? - стал озираться по сторонам Маркус. - Какой смех? Я ничего не слышу.
   Сессиль вдруг почувствовала страшную усталость. И еще - равнодушие и какое-то непонятное спокойствие.
   - А, неважно! - вяло махнула она рукой. - Надеюсь, тут дело не во мне. Потому что если это не так, тот, кто затеял такие игры, сам не знает, с чем играет... Ладно, прибери здесь все... И гномов отмой от этой мерзости. Они уж точно ни в чем не виноваты. Только в дом их не заноси. А то мало ли что. Заберутся в мой сон и тогда...
   Сессиль повернулась и пошла к дому. На крыльце террасы она обернулась и помахала мужу рукой.
   В ярком свете фонаря над входной дверью Маркус увидел, что на щеках ее, там, где их касались его пальцы, видны следы краски с гномьего лица.
  
   Маркус закопал поглубже тельце крысы. Заложил след могилы куском дерна. Жидкостью для снятия макияжа тщательно стер следы краски с кукольных лиц. Один из гномов, тот, что с фонарем, был очень старым и резиновым. На подошве у него Маркус обнаружил клеймо неизвестной фирмы "Таккер". Тот, что с киркой, был современный, китайского производства. А написанное на его лице добродушие граничало с идиотизмом.
   Как и просила Сессиль, Маркус оставил обоих на террасе. Проснулся рано. Сессиль еще спала. Он оделся кое-как и, не заглядывая в ванную и зеркало, вышел на террасу. Гномы стояли рядышком, и виновато улыбались, как подброшенные дети. Надо было вернуть их хозяевам. Но как это сделать в городке, где кроме похитителей гномов ты никого не знаешь?
   Вопрос решился сам собой. Как ни странно, именно в то утро легко сбывалось то, на что надеялись они с Сессиль, мечтая о тихой жизни в Лонг Виллидже, где все всё друг о друге знают и живут по-семейному.
   Гном с киркой принадлежал соседу справа - отставному полковнику военно-воздушных сил США мистеру Карнеги.
   Он сам отследил растерянного соседа с двумя гномами на руках, направив на него с балкона полевой бинокль. Поспешно выдвинувшись на позиции к границе их участков, мистер Карнеги потребовал от Маркуса объяснений, каким образом, принадлежавшая ему вещь оказалась на территории вероятного противника.
   Карнеги был грозен и требователен. Казалось, он ни за что не поверит нелепице о похитителях гномов и убийцах крыс, что подбрасывают по ночам и то и другое в сады приезжих. Однако отставной военный, похоже, отлично знал, кто замешан в этом деле. Он тут же вспомнил о банде Дуга Крейна, промышлявшей по ночам перестановкой машин и развешиванием мешков с мусором на деревьях. Предложив свою помощь в наказании дерзких бездельников и забрав гнома с киркой, мистер Карнеги удалился восвояси, попутно посоветовав соседу снести лилипута с фонарем к миссис Блюм. Поскольку такое старье может принадлежать только ей.
   Получив нагоняй от миссис Блюм, Маркус поспешил к себе в дом. Ужасно его беспокоили странные речи жены этой ночью в саду.
   Сессиль встретила его в прекрасном настроении. За завтраком она спокойно выслушала рассказ мужа о новых знакомствах и объяснениях с соседями. Посмеялась вместе с ним над военной выправкой Карнеги и подозрительностью миссис Блюм. Посочувствовала ее служанке Розе. А затем предложила вечером, когда Маркус закончит работу, съездить в супермаркет, а потом сходить в кино.
   Чезвик смотрел на нее с некоторым недоумением. От потрясений прошедшей ночи у Сессиль, казалось, не осталось и следа. Зная, как опасны подавленные страхи, Маркус попытался провести легкий сеанс психоанализа. Сессиль, мягко тронув его за руку, попросила не делать этого.
   - Успокойся, милый, я в порядке. Не знаю почему, но это так.
   Маркус спорить не стал. В конце концов, он ведь и сам убеждал Сессиль, что все уладится. И теперь, когда она, наконец, успокоилась, глупо было самому предаваться напрасной тревоге.
  
   Глава 4
  
   - Да, мы сделали это! - на следующий день поздно вечером кричала Марианна в "Коммивояжере", явно перебрав "Будвайзера" и требуя устроить танцы на бильярдном столе под самый бешеный фокстрот из коллекции их древней музыкальной молотилки.
   Ребята посмеивались, перетирали подробности приключений с Чезвиками, градуса Марианны не достигая. Кое-кто считал даже, что они слегка переборщили.
   - Честно говоря, - нерешительно поглядывая на Дугласа, произнес Тони, - мне кажется, что мы... немного переусердствовали.
   - Вот как? - спросил через губу Дуг. Он не любил, когда подвергают сомнению его идеи. - Кто еще того же мнения?
   - Мне тоже так кажется, - неожиданно поддержала Тони Кейт.- Вполне хватило бы одного раза. То, что мы сегодня снова раскрасили и перетащили к Чезвикам гномов, было лишним.
   - Эй!.. - набросилась на нее Марианна.- Что за сопли? Если слаба на приколы, поступай в католический колледж. Надеюсь, ты не собираешься донести на нас полиции?
   - Успокойся детка, - вбил шар в лузу Саймон. - Кейт не предательница. Правда, Кейт?
   Не выпуская кия, Саймон лениво потянулся, схватил Кейт за руку.
   Кейт вырвалась и повернулась к Марианне.
   - Полиция тут ни при чем. Просто, по-моему, с Чезвиков хватило бы одного раза. Припугнули их, чтоб не задавались, и хватит.
   - О том, чтобы просто припугнуть не может быть и речи, - надменно заметил Дуг. - Чезвикам не место в нашем городе. Я добьюсь, чтобы они отсюда убрались. С вашей помощью или без.
   - Не заводись, Дуг. Вместе мы это дело начали. Вместе и закончим, - отозвался Саймон.
   - А, по-моему, все правильно, - пыхтя сигаретой в накрашенных губах, сказала Лора. Так им и надо, этим занудам! Кстати, мы их не так уж и напугали. Я вчера видела эту парочку в нашем супермаркете... Делали покупки, как будто у них все о'кей и бояться им нечего.
   - Во-во! Я ж говорила, надо было круче придумывать! - с досадой хлопнула кулачком по столу Марианна. - Ну кого сегодня напугаешь размалеванными куклами?
   - Тебе что, не понравился мой макияж? - мгновенно обиделась на сестру Лора. - Красила бы сама. А, по-моему, страшилища у меня получились, как в приличном ужастике. И если в первый раз Чезвики устояли, то сегодня миссис Сессиль без психиатра вряд ли обойдется. Вчера, во всяком случае, мистер Маркус закупил в нашей аптеке кучу транквилизаторов. К чему бы это?
   - Правда? - злорадно усмехнулась Марианна. - Что ж ты молчала, сестричка?
   - А меня кто спрашивал?
   - Я только хотел сказать, - собрался с духом Тони, - что мы напрасно снова увели гномов у миссис Блюм и Карнеги. А если кто-то из них нас заметил?
   - Не волнуйся, малыш, - снова занялся шарами Саймон. - Все было чисто. Старуха Блюм и выжившая из ума Роза спят после обеда до самого утра. У вояки Карнеги отбой по-армейски, в десять. А Чезвики отправились в киношку на последний сеанс и вернулись только полчаса назад. Отследить нас было некому. Жаль, мы не видели их лиц, когда они снова напоролись на очередную могилу, разрытую гномами перед их домом.
   - Да, Саймон прав, - поддержала Марианна бильярдиста. - Что это за прикол, когда не видишь лица тех, кого разыгрываешь?
   - Упущение,- согласился Дуг. - Придется его исправить. К следующему приколу...
   - Ну и когда будет следующий? - раздался голос от входной двери.
   Все разом обернулись.
   На пороге заведения стоял Маркус Чезвик.
  
   - Стучаться надо, когда входите, - не растерялась Марианна.
   Но и она поняла - это уже не тот лоховатый тип, что был здесь с женой три дня назад.
   Маркус направился прямо к бильярдному столу. Выложил на него два черных мешка для мусора.
   - А вы прям как Санта Клаус, - ухмыльнулся Саймон.
   - Точно, только летний, - сдерживая смех, подхватила Марианна.
   Дуг одобрительно хмыкнул.
   Маркус, будто речь шла не о нем, медленно раскрыл один из мешков и выставил на стол снова похищенных и разрисованных гномов. Те же синие челки из-под колпаков. Тонкие рты, черные дыры на месте глаз...
   - Здорово вы их, Док, - словно видя садовых кукол в первый раз, прищелкнул языком Дуглас.- Клевая раскраска! Новое средство лечения психических болезней?
   Маркус окинул взглядом всю компанию. Сказал сухо.
   - Я понимаю - мы здесь чужие. Может, я сказал в прошлый раз что-то обидное для вас. И вы в отместку решили слегка поиздеваться над нами. Это понятно. Но есть же пределы...
   - О чем это вы, Док?
   - Вы лезете в чужой сад, крадете и портите чужие вещи... Вы напугали мою жену. Меня заставили оправдываться перед соседями, хотя я ни в чем не виноват. С трудом, но все это можно понять. Даже подкинутую нам дохлую крысу... Но то что вы сделали сегодня... Ладно мы - мы тут чужие. Но миссис Блюм... Она ведь, кажется, всю жизнь прожила в Лонг Виллидже. Одинокая старуха... У нее и привязанностей то никаких не осталось, кроме этой, последней. За что ж вы ее так?
   Ребята переглянулись, будто и в самом деле были удивлены.
   - Крыса? - передернулась Лора.
   - Привязанность миссис Блюм? - медленно повторила Кейт.
   Дуг был холоден. Спокойствие его поколебало бы уверенность Маркуса, если бы он не видел собственными глазами, что они сотворили у него в саду.
   - А вы не думали обратиться к врачу, Док? Есть хорошие. Каждый тут от скуки развлекается как может. Но если вас мучают глюки: крысы, какие-то привязанности, я бы на вашем месте забеспокоился. Опасная штука, Док. Запускать нельзя.
   - К крысе мы точно никакого отношения не имеем, - поспешил оправдаться Тони и получил короткий удар локтем в бок от Саймона. Получалось, Тони подтверждает, что гномы - их рук дело.
   - Я вам не верю, - покачал головой Марку. - Я понимаю, вы хотите все свалить на нас. Думаете - свидетелей нет? Но вы кое-что упустили. Не все сегодня легли спать по расписанию. Есть свидетели и свидетельства. Так что мой вам совет - смойте с игрушек эти мерзкие улыбки и верните их хозяевам. Как вы будете оправдываться перед миссис Блюм - это ваше дело. И последнее... - Маркус выдержал паузу. - Все можно исправить, пока не совершено непоправимое. О последствиях вы, похоже, не задумывались. Может быть, у вас еще остался шанс. Хотя я в этом сомневаюсь. На всякий случай оставляю вам вот это. Взгляните сами со стороны.
   С этими словами Маркус выбросил на стол пачку фотоснимков и никем не остановленный, покинул зал "Коммивояжера".
  
   Какое-то время ребята сидели, молча глядя на черный мешок, лица раскрашенных Лорой гномов, рассыпанные на зеленом сукне мелкие и темные полароидные снимки.
   - Сумасшедший, - неуверенно произнесла Кейт.
   - У парня белая горячка, - потянул себя за козырек бейсболки Саймон.
   - Точно. Напьется, а потом крыс гоняет по ночам, - прикололась Лора и посмотрела на Марианну. Но та пропустила ее слова мимо ушей. Она не сводила глаз с черного мешка.
   - Ну-ка, что он тут... - потянулся Саймон к снимкам. - Ого, посмотрите-ка на это!
   Все тут же вскочили и сгрудились за спиной Саймона.
   - Что там? - Кейт, привстав на цыпочках, пыталась заглянуть поверх чужих спин. Ничего не вышло. Ей остались комментарии тех, кто сейчас был ближе к Саймону.
   - Не видно ни черта, - послышался недовольный голос Лоры.
   - Ночью снимал. Полароид у него - полное дерьмо.
   - Угу.
   - Да это же наши гномы у него в саду!
   - Где?
   - Да вот... Один - с фонарем... Могила. Жуть все-таки...
   - Погоди, а почему второй с киркой стоит? Мы ж его закапывали.
   - Стоит, действительно. А кто же в могиле... Ого! Вот это да!
   - Что там? Ну, дайте же посмотреть, - пискнула Кейт.
   Дуг и Марианна, склонившиеся над снимками, расступились. Кейт протиснулась к столу и увидела в руках Саймона то, на что все смотрели, замерев.
   На темном полароидном снимке, подсвеченная гномовским фонарем, была видна вырытая ими в саду Чезвиков маленькая могила под акацией. Холмик, усыпанный цветами. В изгловье из земли высовывалась что-то белое. Кейт наклонилась ниже и вскрикнула.
   На снимке, который Маркус сделал у себя в саду сегодня вечером, когда они с Сессиль вернулись из кино, два гнома с фонарем склонились над свежей могилой, из которой торчала мертвая голова белой кошки.
   -Бедная Ки-иска, - протянула Кейт.
   - Откуда здесь кошка? Он же говорил про крысу? - не поняла Лора.
   - Да он просто псих, этот Маркус, - буркнул Саймон. - Интересно, что он там в мешок сунул.
   Саймон потянулся к черному мешку. Кейт схватила его за руку, но было поздно.
   Мешок раскрылся. В нем лежал мокрый и холодный, с закрытым глазами и ощерившемся ртом труп персидской кошки миссис Блюм.
   Кейт замутило. Она подняла глаза и увидела - прямо в упор на нее смотрят две пары жутких черных глаз. Гномы с киркой и фонарем уставились на них, растягивая тонкогубые рты в жуткой улыбке. За шипением и скрипом иглы в музыкальной машине, отчетливо слышался тихий скрипучий смех.
  
   -А вот и крыса, - отыскал Дуглас среди прочих пропущенный ими поначалу снимок.
   На фотографии была отчетливо видна торчащая из земли острая крысиная мордочка.
   Тони сидел, поглядывая на часы, шевеля губами, считая что-то в уме, то и дело сбиваясь от компьютерной непривычки.
   - Не получается, - поделился он с остальными.
   - Что опять у тебя не получается, - слегка проехалась Лора.
   - Если Чезвики - маньяки, убивающие и сующие в наши игрушечные могилы трупы крыс и кошек, им как минимум на это нужно время.
   - Ну и что? - возразил Саймон. - В первую ночь у них была куча времени. Поймать здесь крысу - не проблема.
   - Это точно! - выкатила глаза Лора.- У нас в подвале этих долбаных крыс - тьма. Так и снуют. Папашка на них крысоловки ставит, а извести не может. Вчера прихлопнул одну - жирная, хвост розовый. Морда мерзкая, зубы торчат. Почти как у этой.
   - Почти?- переспросил Дуглас. - И куда он ее дел?
   - В мешок с мусором сунул.
   - Вот в такой? - кивнул Дуг на мешок Маркуса.
   - Других не бывает, - надула губы Лора, и вдруг до нее дошло: - Ты что, думаешь, это я? Вернулась после всех и вот это устроила? Да я в жизни крысу в руки не возьму.
   - Что это ты на меня так смотришь? - спросила Марианна.
   Дуглас и в самом деле, пока Лора пузырилась, перевел пристальный взгляд на Марианну. Тряхнул головой, точно отгоняя нелепую мысль.
   - Нет, ничего. Продолжай, Тони. Что там насчет кошки?
   - Да все очень просто, - дождался очереди Тони. - Последний сеанс, на который отправились Чезвики, заканчивается в двенадцать. От кинотеатра до их дома на машине минут пять. Но машину они не брали.
   - Ты-то откуда это знаешь? - Лора воспринимала Маркуса как школьника-ботаника. А ботаников она всегда недолюбливала.
   - Их машина стояла перед воротами, когда мы перетаскивали к ним гномов, - подтвердил Саймон.
   - Ладно не тяни, - поморщился Дуглас. - К чему ты клонишь, Тони?
   - Не было у них времени, чтобы изловить кошку Блюмов, утопить ее в ванной, сунуть в могилу и сделать снимок.
   - Ее вообще фиг поймаешь, старухину кошку, - изрек Саймон.- Она как-то забралась к нам в сад, устроила кошачий концерт. Я полночи за ней гонялся и без толку. Весь об кусты изодрался. Хотя постойте... Как ты сказал, Тони? Ее сначала утопили?
   - Ну да.
   - С чего ты взял?
   - Ну... она же мокрая вся.
   Саймон полез в мешок проверить.
   Девчонки дружно отвернулись.
   - Кажется я знаю, в чем тут дело, - закрыл он мешок. - Мы когда с Марианной подобрались к старухиному прудику, я случайно в него заглянул, и мне показалось...
   - Что?
   - Что в воде что-то плавает. Типа мехового воротника. Я еще Марианне хотел сказать, чего это старуха меха свои в пруду стирает.
   - Так значит кошка уже была мертва, когда вы забрались к Блюмихе? - спросил Дуглас.
   - Похоже на то, Дуг.
   - С чего это ей вздумалось топиться?
   - Ну не знаю... Берега у прудика бетонные, гладкие. Прыгнула за лягушкой, а выбраться не смогла.
   - Ну, предположим, - помолчав согласился Дуглас .- Но кто-то должен был ее перетащить в сад.
   - Кто? - спросила тихо Кейт.
   - Тот, кто следил за нами и знал, чем мы занимаемся. Если только... - Дуглас снова пристально посмотрел на Марианну, все переживавшую, что их розыгрыши не достаточно круты.
   Та, не моргнув, выдержала его взгляд.
   - Все это очень странно, - с вызовом сказала она.
   Помолчали.
   - Что делать-то будем, Дуг? - спросил Саймон. - Я эту Блюмиху знаю. Она на своей кошке помешана. Завтра такой крик подымет.
   Дуг посмотрел на часы. Было половина второго.
   - Ладно. Сделаем все, как было. Лора отмоет гномов. Мы с Саймоном вернем их туда, откуда взяли.
   - А кошку?
   - Бросим туда, где ее в последний раз видел Саймон.
   - Логично! - обрадовался тот. - Никто ничего не докажет.
   Он подмигнул Кейт, но его подружка совсем увяла.
   -Эй, ты чего? Мертвой кошки испугалась?
   - Лора, - не в силах отвести взгляд от жутких жабьих улыбок гномов, сказала Кейт. - Посмотри. Разве ты это рисовала?
   Лора, собственноручно наводившая на гномов макияж в машине Дуга, даже обиделась.
   - А кто же еще, - повернула она к себе кукол. - Моя работа. Могу салон ужасов открывать. Даже смывать жалко.
   Достав из сумочки салфетку и флакон, Лора тщательно стерла следы грима.
   - Вот, как новенькие, - повернула она гномов к Кейт. - Так не страшно?
   Но Кейт по-прежнему в белой бороде гнома виделся тонкий лягушачий рот, а синие кукольные глазки смотрели на нее недобро, обещая перемены к худшему...
  
   Маркуса смущало спокойствие Сессиль.
   Рассказ о сцене в баре она слушала с доброжелательным интересом. И только. Посочувствовала миссис Блюм. Осудила Дугласа. Кошку пожалела.
   Потом спросила невпопад, не думает ли Маркус, что им пора перебраться наверх, в спальню.
   - А как же твои кошмары? - осторожно спросил Маркус.
   Сессиль нагнулась к нему и, нежно поцеловав, шепнула: "Постарайся сегодня, чтоб они не вернулись!"
   Отправляясь в ванну, чуть распахнула халатик, повторила:
   - Очень постарайся!
   Маркус снова поймал себя на том, что вместо радости и облегчения от того, что тревоги и страхи жены как будто улетучились, почувствовал какое-то отчуждение. Точно это была не его Сессиль.
   Когда они вернулись из кинотеатра и увидели перед террасой на том же месте тех же размалеванных уродцев и торчащую из земли мертвую кошачью голову, Сессиль не вскрикнула и не заплакала. Наоборот, ловко подхватила гнома миссис Блюм. Провела пальцем по его лицу и показала следы грима Маркусу.
   Потом перевернула гнома, точно отыскивая что-то на его подошве. Удовлетворенно кивнула, поставила куклу на землю и ушла в дом.
   На подошве кукольного фонарщика, Маркус отлично помнил, стояло клеймо неизвестной фирмы "Таккер".
  
   - Киря, Киря, Киря... - щуря глаза от яркого солнца, уже в который раз звала с террасы кошку миссис Блюм. - Кис-кис-кис...
   Кошки нигде не было. Миска с кормом на кухне с вечера оставалась нетронутой.
   - Роза! - встревожилась миссис Блюм. - Роза!
   Служанка с пледом в руках появилась в дверях.
   -А где Киря, Роза? - строго спросила хозяйка.
   - Откуда мне знать? Убежала к котам. Ночь кричать под окнами, не давать спать. Утром убежать к котам.
   - Ерунду говоришь. Если бы она кричала, я бы слышала. А я первую ночь спала, не просыпаясь. Даже у наших ненормальных соседей все было тихо.
   И снова, тревожно-просяще:
   - Киря, Киря, Киря...
   Сад был пустой и неживой. Даже птиц не слышно.
   Отыскивая безо всякой надежды, незамеченный, быть может, в зелени, кончик белого хвоста, миссис Блюм наткнулась взглядом на так растревожившую ее вчера кукольную группу у пруда.
   - Ну, вот опять! - стукнула старуха палкой в пол террасы. - Скажешь, и на этот раз ты ни при чем?
   - Что я опять не так сделать?
   - Зачем ты их переставила!?
   Миссис Блюм обернулась, гневно смерила взглядом бестолковую Розу, кряхтя, стала спускаться в сад, чтобы показать, как должны стоять у прудика раз и навсегда расставленные ей фигурки.
   Опираясь на палку, миссис Блюм наклонилась, подцепила за колпак гнома с фонариком, подняла и тут же уронила в траву.
   - Роза! Роза, - закричала она отчаянно, - Скорее, Роза, там...
   Миссис Блюм в ужасе показывала палкой на то, что плавало в пруду. Подбежавшая Роза увидела в зеленой воде белую мокрую спинку. Красавица Киря лежала в пруду, опустив в воду мордочку, хвост и лапы и была безнадежно неподвижна.
  
   Закопав кошку в саду и накапав безутешной хозяйке валерьянки, весь день Роза провела в своей комнате. Днем накрыла стол к обеду, молча убрала и вымыла посуду и снова заперлась у себя.
   Старуха Блюм сидела в своей качалке под пледом, неестественно притихшая. Как ни пряталась она от перемен, самая страшная из них пробралась в ее дом. Это было так горько и несправедливо, что миссис Блюм просто растерялась и за весь день ни разу ни в чем не упрекнула Розу, хотя то, что та терпеть не могла кошку, конечно же хозяйке было известно.
   Притихшая и горюющая миссис Блюм только прибавила решимости Розе.
   Накрыв ужин, она снова удалилась в свою комнату и вышла оттуда в плаще, в черном платке поверх черных волос и с чемоданом. Постояв на пороге гостиной, глядя на хозяйку, застывшую неподвижно над тарелкой нетронутой овсянки, Роза сказала сурово:
   - Есть. Надо есть. Нельзя так сидеть и не есть.
   - Да не могу я есть, Роза, - подняла на нее глаза миссис Блюм и заметила чемодан, плащ и платок. - Куда это ты собралась на ночь глядя?
   - Уходить. Не могу оставаться в этом доме.
   - Уходишь? Куда, почему? - всполошилась миссис Блюм.- Говори толком, что случилось?
   - Это я утопить вашу Кирю
   - Ты? - растерялась от неожиданности миссис Блюм. - Не говори ерунды. Как ты могла это сделать?
   - Дьявол мне помог...
   Услыхав про дьявола, миссис Блюм встала, подошла к Розе, отобрала у нее чемодан, отнесла и заперла в ее комнате. Усадила насильно Розу за стол. Налила ей валерьянки в рюмку и заставила выпить, пригрозив, в случае отказа, немедленно отправить ее в сумасшедший дом.
   Роза лекарство выпила. Но решение свое оставила неизменным. На что миссис Блюм, раздражаясь, напомнила, что по договору, после объявления о решении уволиться, Роза обязана отработать у нее месяц. Если за это время она не поправится в уме, то может убираться на все четыре стороны.
   И только после этого потребовала от служанки полного отчета о том, как с помощью дьявола та умудрилась утопить кошку в пруду.
   Рассказ Розы получился коротким, но выразительным.
   Миссис Блюм обычно ложилась рано. Часов в семь или восемь. Роза на два часа позже, похлопотав на кухне и помолившись в своей комнате Деве Марии. Вчера же она, почувствовав страшную усталость, легла одновременно с хозяйкой и почти сразу уснула. Разбудил ее этот мерзкий кошачий вой под окном. Сначала жалко и тоскливо, точно плачет ребенок, потом со взвизгами и завываниями надрывалась кошка, созывая котов со всей округи.
   Роза ворочалась, клала подушку на голову, стонала и тихонько ругалась.
   Не вытерпев этой муки, она распахнула окно. Киря сидела на дереве, прямо напротив и, не сводя глаз с ее окна, противно и жалобно выла.
   Роза замахнулась на нее, крикнула "Брысь", но та не повела и ухом. И все кричала, не переставая, будто норовя измучить служанку до полного отчаяния.
   Роза с досадой захлопнула окно. Легла, снова накрыв голову подушкой. Но Киря, казалось, забралась ей прямо в голову и вопила там, не переставая. И вот тогда...
   - Не знаю, как это случиться. Я стала представлять, как хватаю кошку, нести ее в сад. Она вырываться, царапаться. У меня болеть руки. Очень щипать руки, как будто там царапины. И я опускать кошку в воду. И держать ее там. И она еще сильнее биться. А я держать, держать, держать...
   Роза показала, как она "опускать" и " держать, держать, держать....".
   Вдруг она почувствовала, что кошка перестала вырываться. Тело ее под водой ослабло, обвисло. В то же мгновение вой прекратился. Роза вскочила, распахнула окно. Ветка, на которой только что орала Киря, была пуста.
   - И все это время ты не выходила из своей комнаты? - как-то безучастно спросила служанку миссис Блюм.
   - Клянусь!
   - Как же ты могла держать Кирю под водой?
   - Дьявол мне помогать, - убежденно сказала Роза. - Он слышать мои мысли. И делать так, как в них.
   - Должна тебя разочаровать, Роза, - вздохнула миссис Блюм. - Такое просто невозможно. К счастью. Ты думаешь, мне не мечталось, как я делаю что-нибудь подобное с теми, кто мне неприятен? Вчера, например. Я так и видела, как моя палка летит в голову этого нашего нахального соседа. Но палка осталась у меня в руках. И слава Богу. Ну ты подумай, что бы было, если бы все, что мы пожелали нашим обидчикам, тут же и сбывалось? Это был бы просто конец света.
   - Для нас он уже наступил, - торжественно объявила Роза. - Дьявол пришел в этот дом.
   - Ну хватит нести чушь! - раздражаясь на тупость Розы и становясь обычной миссис Блюм, проворчала старуха. - Иди лучше подогрей ужин. Все остыло. Я наконец-то захотела есть.
   Роза встала. Сняла плащ. Но, прежде чем отнести на кухню остывшие кашу и чай, заявила с достоинством.
   - Я остаться здесь и встретить с вами дьявола снова. А чтобы вы не думали, что я врать, смотрите.
   И она медленно подняла рукава глухого своего черного платья. Сначала один. Потом другой.
   На старчески веснушчатых сухощавых руках ее отличны были видны свежие длинные царапины, очень похожие на следы кошачьих когтей.
  
   Глава 5
  
   После той ночи, когда Дуг и Саймон, тихонько пробравшись к миссис Блюм и мистеру Карнеги, восстановили статус кво возле их водоемов, решено было в "Коммивояжере" пока не собираться. Послушать слухи об исчезающих и появляющихся в новом обличье гномах. Шум соседей по поводу тонущих по ночам в прудах кошках.
   Ни шумов, ни слухов в городке однако слышно не было. Тянулась скучная летняя неделя.
   Рыжий и толстый О'Брайен вынужден был подняться с дивана в своей комнатке за перегородкой и встать к стойке, ожидая проезжающих на стакан пива и плохо прожаренный бифштекс. Проезжающие проезжали, но в бар О'Брайена не заглядывали. А редкие дневные посетители обходились стаканом колы и сэндвичем. Новостей не было. Делиться было нечем. Гибель кошки миссис Блюм в пруду, легкое сумасшествие в связи с этим ее служанки - вот и все новости.
   О'Брайен досадовал, недоумевая, куда это запропастились его юные завсегдатаи.
   А те томились в своих домах, удивляя и раздражая своим присутствием домочадцев. На предков, как известно, не угодишь. То они ворчат, что вы шляетесь после работы с друзьями и подружками, спуская свой жалкий заработок в баре, и помощи по дому от вас не дождешься. То ноют, что вы все вечера торчите в своей комнате у телевизора.
   В эти нудные дни, как выяснилось потом, когда в компании Дуга делились, у кого что произошло, пока они не виделись, и стали происходить эти странные вещи.
  
   У Лоры с Марианной началось с незначительной ссоры.
   Жили сестры в комнате Лоры не долго, но довольно мирно. Лора как-то сразу вынуждена была признать первенство Марианны, но легкую обиду и ревность затаила.
   Лора, отстояв в своем парфюмерном отделе супермаркета целый день, тупо щелкала пультом на диване, бесцельно переключая каналы в телеке.
   Марианна, безрезультатно пытавшаяся вытащить сестру куда-нибудь прошвырнуться, хмуро курила, забравшись с ногами на постель.
   - Слушай, не курила бы ты здесь, - покосилась на нее Лора. - Мать зайдет - будет скандал.
   Марианна демонстративно раздавила окурок в горшке с цветком.
   - Окно открой, - не отставала Лора.
   - Тебе душно, ты и открой.
   - Ты же накурила, - возмутилась Лора. - А я, между прочим, весь день...
   - Знаю, знаю, - раздражалась Марианна. - Ты весь день обслуживала покупателей, а я весь день валялсь на кровати. Кстати, неизвестно, от чего больше устаешь. Черт, и чего я согласилась ехать в этот ваш долбанный Лонг Виллидж?
   - Наверное, потому, что твои родители боятся своего дурного влияния на собственную дочь, - съязвила Лора.
   - Ты это о чем, - вскинулась тут же Марианна. - Ты что имеешь в виду?
   - Ничего я не имею, - струсила тут же Лора.
   - Если моя мать после ухода отца подсела на наркотики и лечилась, это еще не дает тебе права...
   - Да я ни о чем таком вообще... - отползая от разъяренной сестры в угол дивана, бормотала Лора.
   - И сделай ты тише этот чертов телек, - расходилась Марианна.
   Лора убавила звук. Марианна снова забралась на постель с ногами.
   - Черт, ну что за городок, что за дыра, - ворчала она.- Ни клубов нормальных, ни тусовок. Все всё про всех знают. Все всего боятся. Боитесь здесь светиться, сели бы на тачки, да поехали в любой другой город. А этот ваш Дуг! С виду крутой, а как до разборки дошло, первый сбежал к своей мамочке.
   - Это ты потому на него нападаешь, что втюрилась в него, а он на тебя ноль внимания, - зашипела Лора.
   - По себе не суди, - отрезала Марианна.
   - А я-то тут при чем? - округлила глаза Лора. - Больно надо!
   - А то я не вижу?
   - Что ты видишь?
   - Как ты пытаешься острить. Только чтоб несравненный Дуг обратил на тебя внимания. А ему ни до кого нет дела. Кроме собственной персоны.
   - Это тебе ни до кого нет дела! И вообще, стоило тебе появиться...
   Закончить Лора не успела. Дверь распахнулась. В комнату вошел Джоб, восьмилетний брат Лоры - щекастый, надутый мальчишка, изнывающий на каникулах от скуки.
   Вошел, и тут же начал канючить, глядя в пол:
   - Где мой "Паук-3", куда ты его подевала?..
   - Отстань, не брала я твоего "Паука", - отмахнулась Лора.
   - А кто взял?
   - Отстань, говорю. Ищи в своей комнате.
   - Я искал, там нет. Я знаю - это вы с Марианкой взяли. Взяли и не отдаете...
   - Да не смотрим мы такие дебильные фильмы!
   - А кто взял?
   Всякому терпению приходит конец. А у Лоры с Марианной к появлению маленького зануды его осталось совсем ничего. Джоб об этом не догадывался и продолжал ныть, надеясь, что Лора, в конце концов, плюнет, пойдет в его комнату и отыщет там диск с "Пауком". Она всегда так делала.
   Но тут произошло то, чего Джоб никак не ожидал и к чему совершенно не был готов.
   Сестры одновременно привстали, одна на диване, другая на кровати. Разом открыли рты и рявкнули хором:
   - Да заткнешься ты, наконец! Чтоб тебе...
   Джоб попятился и в ужасе выскочил из комнаты.
   Слышно было, как он кубарем скатился по лестнице.
   Хлопнула входная дверь.
   Лора с Марианной посмотрели друга на друга и прыснули от смеха.
   Тут же в их окно из сада ворвался крик, переходящий в какой-то жуткий хрип.
   Сестры разом оборвали смех.
   - Господи, что это? - испугалась Лора.
   - Братец твой в истерике бьется, - неуверенно предположила Марианна. - Сейчас матери нажалуется. Избаловали вы его, как...
   Снова хлопнула входная дверь. Мать Лоры - Дженис - испуганно вскрикнула.
   - Боже мой, Джоб, детка, что с тобой.
   И тут же в отчаянии:
   -Лора! Марианна! Кто-нибудь. Звоните 911!
   Лора, почувствовав, что случилось что-то ужасное, уже летела по лестнице вниз.
   Марианна спустилась следом.
   Сначала она увидела только тетю Дженис и Лору, разглядывающих что-то в траве под бортиком бассейна. Подошла поближе. Лора повернула к ней ставшее совершенно бледным лицо. Ничего не сказала, только судорожно глотнула воздуха.
   Марианна увидела, как у нее под рукой суетливо бьются чьи-то ноги в маленьких кроссовках.
   Тетя Дженис рапрямилась и схватилась за лицо.
   Марианна увидела лежащего между ними на траве Джоба. Он давил себе пальцами горло и хрипел. Лицо у него стало серым, губы синими. Вскипела на них розовая пена, побежала уголком рта. Он задыхался.
   Марианна мгновенно сообразила, что надо делать. Растолкала без толку суетящихся Лору и ее мать. Подхватила Джоба, повернула, подложила руки под живот, резко дернула. Уложила на бок и вдула в измазанные кровью мягкие губы побольше воздуха.
   Джоб открыл глаза и вздохнул. Только после этого Марианна набрала номер и вызвала "скорую".
   И тут сквозь сипенье и кхеканье так доставшего их совсем недавно мальчишки ей послышалось что-то очень похожее на скрипучий неестественный смех. Посмотрев туда, откуда он шел, она увидела притаившуюся в траве семейку садовых гномов. Приподняв свои фонари, кирки и лопаты они, как показалось тогда Марианне, растягивали бородатые рты в злобных улыбках, точно нарисованных рукой Лоры.
  
   Докторша афроамериканка в зеленом медицинском халате, не сходившемся на полной груди, вышла к ним из палаты, опуская на ходу засученные рукава.
   Как будто по локоть руки запускала в рану, - передернуло Лору.
   - Ну что скажете, доктор? - кинулась к ней мать Лоры.
   - В общем, ничего страшного, - заколыхалась докторша. - Мы наложили швы на гортань. Ночь он проведет у нас, а завтра можете его забрать.
   Мать Лоры широко открыла рот, но не заплакала.
   - Вы нас не обманываете, доктор? Он будет жить?
   - Успокойтесь, мамаша. Сыну вашему просто повезло. Кто оказал первую помощь?
   - Я, - подняла голову Марианна.
   - Поздравляю. Вы отлично справились.
   - А... Что все-таки это было, доктор?
   - Трудно сказать... Такое впечатление, что мальчик подавился чем-то... острым.
   - Подавился? - переглянулись Лора с Марианной.
   - Острым? - испугалась в очередной раз тетя Дженис.
   Полная докторша важно кивнула. Тут же в ее пухлых руках появилась планшетка с листком истории болезни, ручка. Оглядев внимательно всех троих, она спросила со значением.
   - А все-таки - как это произошло?
   - Вы понимаете, доктор, - заторопилась мама Лоры. - Я поливала цветы в гостиной. Девочки были наверху. Вдруг Дожб... Ах-ах... Простите... сбежал вниз по лестнице, выскочил в сад и, я в окно видела - упал возле бассейна. Я испугалась, подумала, он споткнулся и ушибся, подбежала. А он лежит, ногами бьет, задыхается, а на губах - пена...
   Мать Лоры, кривя рот, наконец, разревелась.
   Докторша оторвала взгляд от листка:
   - Погодите плакать, мамаша. Ваш сын, э-э, когда бежал по лестнице... Он держал в руках что-нибудь острое?
   - Острое...
   - Ну, что-нибудь такое, что, могло попасть ему в рот, чем он подавился и... поранил себе горло?
   - Да не было у него ничего в руках...
   - А у бассейна вы не видели никаких осколков, стекляшек?
   - Нет.
   - Так-так... А вы что скажете, красавицы? - Докторша довольно проворно повернула полное тело в зеленом халате к Лоре с Марианной.
   - Понимаете, - волнуясь, заговорила Лора.- Джоб как раз зашел к нам перед тем, как... Он искал свой лазерный диск с фильмом...
   - Это не важно, сильно дернула ее за рукав Марианна.- Когда он вышел из нашей комнаты, ничего бьющегося и режущего у него в руках точно не было.
   - Лазерный диск? - задумчиво повторила врачиха, точно прикидывая что-то.
   Какое-то время она смотрела на них внимательно. Приподняв пухлые брови, чиркнула что-то в листе. Сказала равнодушно
   - Мне, в общем, все равно. Для нас важно, что причина травмы - некий острый предмет, неизвестно как попавший в горло пострадавшего. Ни в гортани, ни в трахее этот предмет не обнаружен. Значит, больной каким-то образом избавился от него. А вот было это сделано умышленно или это был несчастный случай...
   Слезы у тети Дженис тут же высохли.
   - Да что вы такое говорите? - возмутилась она.- Я чуть не потеряла сына, а вы обвиняете нас...
   - Успокойтесь мамаша, - загудела докторша. - Наше дело лечить, а не обвинять. Вот полиция...
   - Что-о?- Мать Лоры оглянулась. - При чем тут полиция...
   Докторша подняла и опустила полные плечи.
   - О подобных случаях мы обязаны сообщать в полицию. Таков закон.
   - Очень жестокий закон, - с негодованием заметила мама Лоры.-Надеюсь, вы также строги к соблюдению врачебной тайны. Нам только сплетен не хватало!..
   В машине ехали молча. Лора все оглядывалась на Марианну. Сказала тихо:
   - Странно все это. Не находишь?
   - Ты о чем?
   - Скажи, что ты подумала, когда Джоб достал нас своим нытьем?
   - Не помню, - нахмурилась Марианна. - Что-то вроде: "Заткнись".
   - Нет. Это мы крикнули. А вот что ты подумала?
   Марианна резко повернулась к ней. В глазах ее появился испуг.
   - "Чтоб ты подавился этим диском", - энергично, но тихо, чтоб не услышала сидящая за рулем тетя Дженис, произнесла она.
   - И я подумала то же, - призналась Лора... - Странно, правда?
   - Хочешь сказать, это мы чуть не убили твоего брата?
   - Нет, конечно. Но... Так получается.
   - Ничего не получается, - недовольно возразила Марианна. - Скажи лучше, почему твоя мать решила, что в саду кроме Джоба никого не было?
   - Но ты же слышала. Она смотрела из окна. И никого не видела.
   - "Не видела", не значит "не было". Я так просто уверена, что там кто-то был. А потом спрятался. Скажи, эти ваши гномы у вас всегда стоят на одном и том же месте?
   - Ну, в ообщем, да.
   - И когда это случилось с Джобом, они были там же?
   - Н-не знаю. Кажется, да. А что?
   - Ладно. Следствие покажет.
   - Какое следствие?
   - Ты же слышала - врачиха собирается заявить в полицию.
   - И ты думаешь, они этим станут заниматься?
   - Не знаю. Я бы на их месте занялась. Выяснила бы, кто это пробрался к вам в сад, переставил гномов, заставил Джоба глотать острые предметы, а потом посмеивался из-за бассейна противным голосом.
   - Господи, Марианна, не пугай меня, мне и так страшно.
   -Я вообще думаю, что у полиции в этом городке теперь будет много работы, - уверенно предсказала Марианна.- С которой она, боюсь, не справится.
   - А что еще может случиться?
   - Все что угодно. Может быть, уже случилось.
   - Что случилось?
   -Какая ты Лора ненаблюдательная, - пожалела ее сестра. И спросила неожиданно: - А этот ваш Саймон, он ведь автомеханик, да?
   Лора кивнула. Ей очень хотелось узнать, к чему Марианна клонит.
   Но та, поймав в зеркальце заднего вида беспокойный взгляд тетки, сделала Лоре знак держать язык за зубами.
   Марианна отлично расслышала, что кричал человек с разбитым лицом. Его доставили как раз, когда они выходили из больницы. Весь в крови и бинтах, он все порывался сорваться с каталки и разобраться с этим чертовым юнцом-автомехаником. С этим придурком Саймоном Тафтом. Дескать, он, Джордж Финдер, не для того отдал машину в сервис, чтобы какой-то там Тафт испортил ему рулевое управление, и он в итоге разбил себе голову на первой же миле после ремонта.
  
   Джордж Финдер был агентом по продаже автомобилей. Работал в единственном в городке автосалоне. Жил в Лонг Виллидже, целыми днями мотался по маленьким городкам штата, расписывая каждому, кому не хватало духу с порога выставить его, как он выиграет, если решит поменять старую машину на новую. Какие он, Джордж Финдер, может выхлопотать скидки. Сколь выгоден в этом случае кредит. Как высоко он оценит старую машину при продаже.
   Он верил, что может убедить кого угодно и в чем угодно, но его самого надуть не удастся никогда и никому. Тони буквально трясло всякий раз, когда его вызывали обслуживать компьютеры мистера Финдера в офисе или дома. Вечно их глючило на ровном месте. Финдер кричал, что виноват этот мальчишка, который в прошлый раз подсунул ему какую-то левую программу. Стоял, поучая, за спиной Тони, пока тот тестировал технику, не находил никаких сбоев в программах и выслушивал угрозы этого зануды, что он за свои денежки стребует с его фирмы полное обслуживание в соответствии с гарантией и еще накажет через суд за моральный ущерб.
   Тони старался быть вежливым, и это ему удавалось, хотя и с трудом. Иногда ему очень хотелось швырнуть монитор в голову Джорджу Финдеру, но он боялся потерять место.
   Еще круче этот тип доставал Саймона. Он ведь покупал старые автомобили, продавал новые и считал себя докой в любых запчастях. Машины свои он менял до истечения гарантийного срока, норовя устроиться так, чтобы обслуживаться на автосервисе в Лонг Виллидже бесплатно.
   Для хозяина мастерской, где работал Саймон Тафт, он был выгодным клиентом, поскольку давал заказы на ремонт купленных салоном подержанных автомобилей, прежде чем выставить их на продажу. У Саймона всякий раз при виде подъезжавшего к воротам Финдера портилось настроение. Козырек его бейсболки после визитов этого клиента нуждался в починке - с такой яростью Саймон натягивал его себе на нос.
   В день, когда маленький брат Лоры под странный смех возле бассейна давился чем-то острым, Финдер загнал на сервис свой новенький кадиллак. Хозяин попросил Саймона заняться машиной. Финдер предупредил, что новая тачка прошла тысячу миль и если этот юнец-механик что-нибудь в ней испортит...
   Дальше начался форменный кошмар:
   - Ты знаешь, сколько стоит эта машина, парень, - заявил, отдавая ключи Саймону Финдер;
   - Ты портки бы сменил свои вонючие, не видишь салон - крем-кожа, - ворчал он, когда Саймон садился в водительское кресло, чтобы загнать машину на подъемник;
   - Ну че ты дергаешь рулевые тяги, ты чехлы сальников проверь! - командовал влезшему под машину Саймону;
   Скрипнув зубами, Саймон перевернул бейсболку козырьком назад.
   - Тише опускай, ты мне амортизаторы пробьешь, - вопил Финдер.
   - Это что за хрень? - увидев, как Саймон подтягивает к моторному отсеку разъем компьютера-диагноста, заорал Финдер.
   - Компьютерная диагностика, сэр.
   - Я знаю, что такое компьютерная диагностика, придурок, - обиделся Финдер. - Я спрашиваю тебя, годится ли эта хрень, чтоб диагностировать мой кадиллак. Предупреждаю, если этот шланг испортит мне что-нибудь, ты всю жизнь будешь отрабатывать...
   Саймон глубоко вздохнул и медленно выпустил воздух через нос. Сцепив зубы, взглянул на экран монитора. Один из кодов мигал, показывая неисправность.
   Саймон сверился с каталогом.
   - У вас неисправность рулевого управления, сэр.
   - Чего-о?
   -Компьютер показывает неисправность, - повторил Саймон.
   - Черт подери, ты хочешь сказать, что в машине стоимостью восемьдесят тысяч долларов через тысячу миль полетело рулевое управление? Да я только подумаю, и она едет, куда мне нужно.
   - Компьютер показывает...
   - Да плевать я хотел на твой компьютер!
   - Я обязан провести дальнейшую диагностику и выяснить причину.
   - Ага. Хочешь расковырять там все? Чтоб я пешком ходил, пока ты поймешь, что твои приборы тебе наврали и у меня все в порядке. Поставь все как было и отвали от машины.
   - Придется подписать акт, - сдерживая шевеленье злой радости в груди, - сказал Саймон и вывел бланк на принтере.
   - С какой стати? - насторожился Финдер.
   - Ну, вы же уверены в своем кадиллаке? - напомнил Саймон.
   Как он ни старался скрыть, насмешка прорвалась наружу. Что и сбило опытного мистера Финдера. Всякий юнец будет над ним подтрунивать. Да он за свой кадиллак головой ручается.
   Финдер взял ручку. Разрывая бумагу, воткнул подпись. Не заплатив ни цента за обслуживание, сел в машину, сдал назад, повизгивая резиной, развернулся. Разогнавшись за семь секунд до семидесяти миль, полетел по главной улице к своему автосалону, крича оставшемуся позади автомеханику:
   - Вот как она слушается руля, урод! Смотри. Одним пальчиком. Я только подумаю...
   Глядя вслед уносившемуся кадиллаку, Саймон хотел только одного - чтоб его компьютер не соврал и в машине мистера Финдера действительно оказались бы серьезные неполадки.
   ...За четверть мили до парковки у автосалона, шикарный кадиллак вдруг перестал слушаться руля, резко свернул с шоссе, задел крылом дорожный указатель, накренился, проскочил кювет, снес низенький белый заборчик на границе владений мистера Карнеги и врезался в стенку сборного бассейна.
   Мистер Финдер в этот раз отчего-то не пристегнулся...
   Подушка безопасности почему-то не выскочила из руля.
   Голова мистера Финдера пробила стекло. Он потерял сознание.
   Когда он пришел в себя и открыл глаза, то увидел, что лежит на капоте собственной машины. Вокруг хлестала вода из пробитого бассейна. А прямо у него перед носом, приспустив штанишки, показывал ему свой пухлый розовый зад пластиковый садовый гном.
   В гудящей голове мистера Финдера раздался скрипучий и противный кукольный смех.
   В приемный покой местной больнички его провезли мимо перепуганной Дженис Флойд, Лоры и Марианны. Когда же каталка с Финдером въезжала в операционную, к месту выгрузки больных из "скорой" подкатил железный Форд Бронко. С водительского сиденья сполз мужик. Кривясь от боли и держась за бок, он прошел через приемный покой и, едва не напоровшись на полнотелую докторшу и клюнув носом между черных и влажных холмов ее груди, спросил, где тут какой-никакой специалист по сломанным ребрам.
   Это был отец Тони, Майк, и он действительно нуждался в помощи хирурга.
  
   Отец Тони был невысокого роста, но крепкий, широкоплечий, настоящий мужик. Работал водителем-дальнобойщиком на длинном и тяжелом как поезд трейлере. Возил пиво и текстиль и очень страдал, что сын его уродился в мать, тихую робкую и уступчивую, был застенчив как девица и работу себе выбрал какую-то немужскую - щелкать клавишами и смотреть картинки и буквы на экране.
   И увлечения Тони Майку не нравились. В комнате парня было полно всяких экзотических цветов в горшках, стоял аквариум с рыбками, пластмассовая лохань с водяными черепашками и клетка с пятнистой крысой. А еще у него жила маленькая декоративная собачка йоркширской породы, Дина, которую Тони выгуливал рано утром и поздно ночью в саду, чтоб его приятели не видели и не дразнились.
   Отец Тони, когда возвращался из рейса, натыкался то на цветы в ванной, которым Тони устраивал душ, то на ползающих в траве в саду черепах, то на довольно противно тявкающую собачонку.
   Все это напоминало ему, что воспитать из сына настоящего мужчину не удалось, хотя он честно старался, несмотря на долгие отлучки.
   Пытался Майк приучить Тони к рыбалке. При всяком удобном случае заставлял сына играть с собой в футбол. Если тот падал и ушибался, говорил суровым голосом: "Не реви, ты не девчонка". Возил его в город на бейсбол. Учил, если кто обидит, тут же давать сдачи.
   И теперь, когда Тони исполнилось девятнадцать, у него была работа и своя компания, отец Тони продолжал воспитывать сына, говоря ему все то, что он говорил, когда тот был маленький, только резче и злее.
   Заметив, что второй вечер подряд Тони отчего-то сидит дома, отец не преминул прицепиться к нему за ужином.
   - Ну что, погнали тебя твои приятели? - набивая рот мясом с тушеными бобами, запивая большими глотками пива, спросил он сурово.
   Тони только ниже склонялся над тарелкой. Он вообще старался отцу не отвечать. Давно уже.
   - Молчишь? Сказать нечего...
   - Да оставь ты его в покое, Майк, - как всегда в таких случаях попросила мама Тони.
   - Помолчи, Глория! Вечно ты за него заступаешься. Это по твоей милости из нашего сына выросла девчонка.
   Тони сжал вилку в кулаке.
   - Тебя ребята еще бабой не дразнят? - не унимался отец.- Я бы дразнил. Я их видел. Саймон - нормальный парень. В трейлере моем испортилось зажигание - в два счета починил. И девчонку свою Кейт он жмет на каждом углу. Дуглас Крейн в колледж поступил, юристом будет. Рос без отца, мать у него вечно корчит из себя аристократку, зато сын будет настоящим мужиком. Хоть и мошенником, как все юристы. Тоже, небось, вовсю шарит под юбками, по лицу видно, что большой охотник до этого дела. А ты? Ты хоть раз с девицей путался...
   - Майк...
   -Что, Майк?
   - Ну зачем ты так?..
   - А как? Ты что, не понимаешь, к чему идет? В один прекрасный день твой сын приведет сюда дружка и скажет, что они будут жить вместе.
   - Майк... перестань, - страдальческим голосом попросила мать Тони.
   - А может ты уже? - навалился Майк грудью на стол. - Ты еще штаны кожаные с дырой на заднице себе не купил? Учти, если я что-нибудь такое прознаю - я тебя собственными руками...
   - Прекрати Майк! Я не могу этого слышать.
   - А тебе и не надо слышать. Не для тебя говорится. Нет, ты посмотри на него. Сидит как ни в чем не бывало. Да если бы мне кто намекнул... Да я бы того...
   Тони поднял глаза на отца.
   - Во-от, - удовлетворенно кивнул Майк, - уже лучше. Ну, возьми бутылку, пусти мне в голову. Ну, давай! Будь мужчиной, дай мне в рожу. Я тебе, конечно, тогда все кости переломаю, но настоящего мужика это не остановит! Ну, ну...
   Тони вскочил.
   Глория шагнула к нему, заслоняя его спиной.
   - Вот это правильно. Прячься за спиной у мамочки. Да, похоже, педрила у меня в доме вырос, это ж надо!
   И тут Тони не выдержал, рванулся к отцу. Мать ухватила его за руку, потащила к дверям, обнаруживая неожиданную для хрупкого тела силу.
   - Давай, давай! - выскакивая из-за стола, орал им вдогонку отец.- Тащи его в эту его оранжерею, к его цветочкам. К его вонючим черепашкам. К его облезлой крысе. Ты готовься парень, готовься! Как-нибудь вернешься со своей бабской работы, а крыса твоя без хвоста, из черепах суп варится, а сучонку твою дверью защемило!..
   На последних своих словах отец Тони слегка осекся.
   Взгляд парня, пока мать толкала его вверх по лестнице, становился все тяжелее и ненавистнее. Но набравшегося пива Майка это не остановило. Переведя дух, он продолжал кричать запершемуся в своей комнате сыну что-то вздорное, грубое, обидное.
   - Сукин сын, урод, еще смотреть на меня волком будет, - все еще бормотал Майк себе под нос, когда, хлопнув дверью, направлялся к своему тягачу.
   Хотя никакого такого дела в грузовике у него не было. Просто в обществе тягача Вольво Майк всегда чувствовал себя настоящим мужчиной. Стоило ему залезть в кабину и запустить мощнейший в мире мотор. Включить передачу, фары, тронуть с места. И сейчас, нуждаясь в обществе себе подобного, он залез на водительское место, поставил передачу на нейтралку... завел мотор.
   Неизвестно, что в этот момент делал Тони. Может, стоял у окна и смотрел, как вспыхнули фары на грузовике отца. Наверняка мысли его были достаточно тяжелы.
   Майк заметил что-то в боковом зеркале. Открыл дверцу, спрыгнул на дорогу, прошел до самого конца автопоезда и зачем-то заглянул под колесо.
   Кажется, ему в голову ударило выпитое пиво, и она у него закружилась. Или он просто споткнулся, а сын из окна смотрел на это. Возможно, грузовик дрогнул от перебоя в моторе или подался на нейтралке слегка под уклон. Только отец Тони вдруг почувствовал, как что-то со страшной тяжестью навалилось на него и сдавило так, что ни крикнуть, ни вздохнуть. Морщась от боли и держась за бок, Майк вылез из под колеса, после чего с переломами ребер доставил сам себя на железном Форде Бронко в приемный покой больницы.
   А что во все это время делали садовые гномы возле бассейна в их саду - вообще неизвестно. Звучал ли там скрипучий неестественный смех или было тихо?..
  
   Глава 6
  
   - Чушь, - хмыкнул Дуг Крейн, когда они собрались, наконец, в "Коммивояжере" и, перебивая друг друга, стали рассказывать про то странное, что случилось с ними после той ночи, когда они разыграли чету Чезвиков. - Совпадение.
   - Совпадение? - усмехнулась Марианна, которую Лора достала уже своими истериками. Ей теперь всюду мерещились хохочущие гномы и трупы умерших неестественной смертью. - Не слишком ли много совпадений, Дуг?
   Саймон бросил кий. Не шла у него сегодня игра. Все мимо лузы. И Кейт его раздражала. Сидела, притихшая, за столиком, поглядывала с упреком - два дня не виделись, а он не звонил и теперь не подошел, не обнял, не объяснил ничего.
   Саймон и не собирался ей ничего объяснять. Не до нее ему сейчас.
   Джордж Финдер подал на него в суд. Хозяин сервиса грозил уволить. И кругом творится всякая хрень, с тех пор как эти Чезвики объявились в их городе. Об этом он и сказал Дугу. И добавил:
   - Знаешь, Дуг, если у тебя дома в эти дни все было тихо, это не значит, что мы тут все с ума посходили.
   Дуг крепко затянулся и сощурил глаз от дыма.
   - Ну-ну. Продолжай.
   - А чего продолжать? Совпадение, это, если мой клиент на новенькой машине врезался в бассейн, а у бабки в соседнем саду неизвестно как утонула кошка в пруду. А вот если при этом у Лоры брат чуть не погиб, а у Тони отец умудрился угодить под собственный грузовик, это уже никакое не совпадение. Тут нечто другое. И если мы не поймем, что, завтра может случиться что-нибудь похуже.
   - С кем же?
   - Да хоть с тобой. Или вон с Кейт.
   Кейт посмотрела на него просящими глазами. Саймон подошел к ней и обнял. Прижал покрепче, с удивлением почувствовав, что полегчало. Потянулся губами, Кейт его оттолкнула и тут же надулась.
   Вечно так с девицами, - вздохнул Саймон.
   - Чушь, - упрямо повторил Дуг. - Не думал, что вы так падки до мистики. Это от лени мозга. Мысли о нечистой силе заводятся от безделья.
   Марианна и злилась на него, и восхищалась им. В первый раз встречала она парня, который так упорно шел против всех.
   - Ну так не ленись. Объясни нам, темным.
   - А чего тут объяснять. Отец Тони снял машину с ручника, а потом полез под колеса. Брату Лоры кусок не в то горло попал. Об этом Финдере вообще говорить не о чем. Ну, ты же сам делал диагностику, Саймон.
   - Делал, - пошептавшись и добившись, что Кейт спрятала лицо у него на груди, согласился Саймон.
   - Ну.
   - Ну, и прав оказался этот гребаный мистер Финдер.
   - Это как?
   - А так. Глючил мой компьютер. Я потом проверил на других тачках. Он на каждой нашел ту же неисправность. А с рулевым управлением на них точно все было в порядке.
   - Кстати, мы с мамой были утром у отца в больнице, - поделился не самым приятным воспоминанием Тони.
   - И...
   -Предок ругает свой любимый грузовик на чем свет стоит. Говорит, что его вольвешник будто взбесился. Он ручник не трогал и непонятно, с чего вдруг тягач дернулся.
   - А врачи сказали, что Джоб осколком горло порезал, - вставила Лора. - И откуда он взялся и куда потом делся, никто не знает.
   Дуг встал, достал себе из холодильника пива, бросил деньги в кассу, влез на председательское место за стойкой.
   - Если это не совпадение... То что связывает эти факты?
   - Гномы, - выпалила Лора.
   Дуг поморщился.
   - Чезвики, - сказала Марианна.
   - Теплее, - кивнул Дуг.
   - Ну при чем тут Чезвики? - вступился за Маркуса Тони.
   - А при том, - чувствуя на себе внимательный взгляд Дуга, оживилась Марианна. - Помните, что он сказал, когда приволок сюда дохлую кошку? Вы, мол, не знаете, во что влезли.
   - Он не так сказал, заметил ради справедливости Тони. - Он сказал: "Все можно исправить, пока не свершилось непоправимое".
   - Неважно, - отмахнулась Марианна. - Он нам угрожал - вот что главное. И он единственный, у кого был мотив устроить каждому из нас какую-нибудь гадость.
   - Как это?- удивилась непонятливая Лора.
   - Ну, смотрите, - начала перечислять Марианна. - Утром Маркус Чезвик ссорится с миссис Блюм из-за гнома. Вечером ее кошка тонет в пруду. Ночью он притаскивает ее к нам и предупреждает. На следующий день кто-то незамеченный пробирается к нам в сад, и маленький Джоб оказывается в больнице.
   - Так ты думаешь, это - Чезвик? - дошло, наконец, до Лоры. - Но как он это делает?
   - С кошкой миссис Блюм и с Джобом - не знаю. А вот с грузовиком отца Тони - просто. Подкараулил, когда тот залез в кабину, стукнул чем-нибудь посильнее в колесо. Отец Тони полез смотреть, что там стучит, он влез в кабину, снял ручник, включил заднюю передачу. Могло так быть, Тони?
   - Ну, в общем...
   - А с мистером Финдером? - чувствуя, как ловко у Марианны все сходится, задал трудный вопрос Дуглас.
   - Да. Что там с моим мерзавцем Финдером, детка? - предвкушая, как запнется бойкая сестра Лоры, подначивал Саймон. - Как Чезвик на ходу мог испортить Финдеру его кадиллак?
   - А он его и не портил.
   - Как это?
   - Ну, ты же сам сказал, что машина была исправна.
   - С чего же она тогда влетела в бассейн мистера Карнеги?
   - Из-за его соседа мистера Маркуса Чезвика.
   - Как это?
   -Какой же ты тупой. Сам же сказал, что Финдер гнал машину на бешеной скорости. Стоило Чезвику как бы случайно выскочить на своей машине перед его носом...
   - Финдер не справился с управлением, его начало крутить, и он слетел с дороги?
   - Ну, слава Богу, Саймон, сообразил, - улыбнулась Марианна Дугласу.
   - Разве Финдер говорил, что потерял управление, уходя от столкновения с другой машиной? - уточнил Дуглас.
   - Да он башкой стекло вышиб и ничего не помнит, - нехотя признал Саймон.
   - Ну! Вот видите! - торжествующе вскричала Марианна.
   - Выходит, я был прав, - подытожил Дуглас из-за стойки.
   - Ну, разумеется, - усмехнулась Марианна.
   Дуга это не смутило. Его вообще трудно было смутить.
   - Итак все дело в Маркусе Чезвике. Он оказался сильным противником. Тем лучше. Мы заставим его убраться из нашего города.
   - Как же мы это сделаем, Дуг? - оробев, спросила Лора. - Может, ну его? Стоит ли связываться?
   Дуг повернулся в профиль. Став похожим на римского полководца.
   - Стоит, - сказал он грозно.
   - Что ты предлагаешь? - любуясь и веря ему, спросила Марианна.
   - Мы продолжим то, что начали.
   - Опять гномы... - разочарованно протянула Марианна.
   - Маркуса этим не испугать, - согласился Дуглас. - А вот жена его трясется и кричит по ночам. Ее мучают кошмары. Она глотает транквилизаторы горстями. И это после появления двух несчастных кукол. Сегодня ночью мы должны наводнить сад Чезвиков разрисованными Лорой гномами. Мы соберем этих уродов со всего Лонг Виллиджа и выставим в саду чужаков. Мы заставим кукол хохотать на всю улицу. У этой Сессильки сегодня ночью крыша окончательно съедет. Мы восстановим город против этой сладкой парочки - похитителей гномов. И если они не уберутся до конца недели...
   Марианна заслушалась вдохновенными речами Дугласа и не сразу заметила, как трясутся на столе, позванивая, бутылки с пивом. Огляделась, гадая, кто трясет стол. Коленки Лоры, сидевшей рядом, ходили ходуном, заставляя подпрыгивать бутылки с Будвайзером, и зубы ее стучали в такт.
   - Ты чего?
   - Вы что, не поняли, с кем связались? - заистерила вдруг Лора. - Этот Маркус - страшный человек! Мы что? Мы ему только гномов подсунули. Хотели разыграть, посмеяться. А он? Ведь если бы не Марианна, неизвестно что было бы с Джобом. Отца Тони спасла случайность. Мистер Финдер чуть не погиб только для того, чтобы Саймона выгнали с работы. Представляете, что он устроит, обнаружив у себя в саду целую толпу гномов?
   Вопли Лоры не испугали Дугласа. Он им был рад.
   - Молодец, Лори! - щелкнул он пальцами. - Сразу после сегодняшней Ночи Гномов мы установим за мистером Маркусом тотальную слежку. Пусть только попробует выкинуть какую-нибудь такую штуку. Он уже наработал лет на двадцать заключения. Мы накроем его с поличным и сдадим в полицию. Он заплатит нам и за Джоба, и за отца Тони и за неприятности Саймона.
   Ребята начали переглядываться, одобрительно улыбаясь друг другу. План Дугласа начинал им нравиться. Они вдруг почувствовали себя хозяевами положения и городка. И даже Лора перестала трястись, достала из сумочки ярко алую помаду и победно раскрасила губы.
   И только Марианна, была, кажется, чем-то недовольна.
   - Толпа размалеванных гномов в саду - это неплохо, - похвалила она идею Дугласа. - Но можно сделать и покруче...
   - Что же может быть круче? - с высокомерием спросил Дуг.
   - Черная месса, - оглядев всех, тихо сказала Марианна.
   - Как?
   - Сегодня ночью мы устроим в саду Чезвиков Черную Мессу Гномов. И вы увидите - утром они упакуют свои вещички и умотают из Лонг Виллиджа навсегда.
  
  
   Глава 7
  
   Дуглас и сам не мог бы сказать, зачем он вернулся.
   Было подозрение. Мучило предчувствие. А еще - с детства усвоенное правило - если что делаешь, то делай тщательно. Проверяй каждую мелочь, и тогда, быть может, избежишь ошибки. Потому что за ошибкой следует наказание.
   То же правило он перенес на шалости и проделки, которыми, став подростком, всякий раз доказывал свою независимость от опеки матери.
   Вот и теперь.
   Полночи они трудились всей компанией, чтобы потрясти воображение Чезвиков до полного съезда крыши. Разошлись незадолго до рассвета, договорившись собраться как можно раньше у Тони, чтобы самим, на компьютере через веб-камеру, установленную Тони на старой акации наблюдать утреннее сошествие Чезвиков в сад. Можно было спокойно добраться на машине до дома, проскользнуть потихоньку в спальню, напрасно надеясь не разбудить мать, которая тут же зафиксирует время возвращения (ну и пусть, хватит уже, он давно не маленький!) поспать немного и утром ехать к Тони.
   Но Дуглас, подбросив до дома Саймона и Тони (Марианна с Лорой укатили на своей машине) сделал круг, бросил тачку за квартал от дома Чезвиков и стал пробираться к их саду крадучись, вдоль ограды с изнанки улицы.
   Здесь не было никаких дорожек и тропинок. Только высокая трава, в которой что-то шипело, стрекотало, скользило и причмокивало. Один раз шершавое и скользкое мазнуло по ноге. В другом месте крапива обожгла лодыжку. Но Дуг ничего этого не заметил. Он спешил. Он хотел проверить.
   Кто-то дважды влез в его планы и сделал все по-своему.
   В первый раз в придуманную им страшилку подбросили крысу. Во второй - дохлую кошку. Он хотел удостовериться, что этот некто не влезет в новый одобренный им план и не переделает его по-своему. А если влезет, то он будет знать, кто тут пытается изменить установленные им правила игры. И с какой целью.
   Низенький заборчик в высокой траве он проглядел и чуть не поранился, наткнувшись на него.
   Хруст штакетника подобен был выстрелу.
   Дуг замер в траве, прислушиваясь. Какая-то членистоногая тварь пробежала по шее, покалывая кожу мелкими частыми ножками.
   Дуг шепотом выругался. Ему ответил дружный звон цикад.
   Он медленно поднялся и встал в полный рост позади дома Чезвиков. Окна в доме были темны. У их соседей тоже.
   Спали миссис Блюм и Роза, не подозревавшая, какие дьявольские игры затеваются по соседству. Спал мистер Карнеги, сутки напролет откачивавший воду, разлившуюся по саду из пропоротого мистером Финдером бассейна.
   Небо еще с вечера заволокло тучами. Ни луны, ни звезд видно не было. Свет уличных фонарей едва пробивался в сады. Было темно, и Дуг крался в высокой траве, огибая дом, с выставленными вперед руками. Натыкался в темноте на кусты и стволы деревьев. Чертыхаясь, обходил их. Старался не ломать и не шуметь.
   И вдруг он заметил слабое мельканье огоньков на лужайке перед домом Чезвиков. Высоко поднимая ноги и раздвигая ветки руками, Дуг стал подбираться ближе. Сияние в саду усилилось. Что-то таинственное и странное было в этом желтоватом свете, и Дуг, хоть и отлично знал картину, которая должна была перед ним открыться, все же затаил дыхание и оглянулся. Ему показалось, что кто-то так же медленно крадется за ним и смотрит ему в спину. Постоял, вглядываясь в темные заросли у себя за спиной. Никого. Прислушался. Тихо.
   Дуг опустился на четвереньки. Лег на живот. Последние метры он полз по-пластунски, как какой-нибудь морпех из боевичка средней руки. Раздвинул траву. Чуть приподнялся на руках.
   Увидев открывшуюся картину, он не смог сдержать пробежавшей по телу дрожи. Десятка три садовых гномов - все, что они смогли собрать в собственных и соседских домах, составили разношерстную толпу участников придуманной Марианной "Черной мессы". Плод не самой здоровой фантазии восемнадцатилетней девчонки, запертой в католическом колледже и мечтавшей в своей келье устроить что-нибудь подобное, чтобы привести в ужас ненавистных святош-сокурсниц и осточертевших монахинь- преподавательниц.
   В центре круга размалеванных Лорой гномов с тонкогубыми злыми улыбками и синими волосами, в обрамлении тусклых фонарей, лежала обнаженная женщина в самую натуральную величину. Тело ее светилось розовой бесстыжей наготой. Ноги были согнуты в коленях и раздвинуты, раскрывая темное и влажное лоно между ними. Голова со сладострастной гримасой запрокинута. Губа прикушена. Груди растопырились в стороны. Соски торчали, словно заточенные карандаши.
   Без обнаженной грешницы в подобной позе по мнению Марианны никакой Черной мессы быть не могло, и ребятам пришлось срочно доставать силиконовую девицу. Девицу раздобыл Саймон. Кололи, где взял. Не раскололся.
   На животе у нагой силиконовой грешницы стояла чаша с кровью. Над головой висело перевернутое вверх ногами распятие. Три или четыре гнома с книжками должны были как бы читать, пересыпая непристойностями, священные тексты. Гном с фонариком из сада миссис Блюм освещал своим фонарем девице промежность, давя на губах мерзкую улыбку. Зрелище дополнял скрипучий тихий смех из спрятанного в кустах MP-3-плеера, пущенного на постоянный повтор.
   Бр-р-р, - сделал губами Дуг, оценив зрелище.
   Он боялся, как бы не уснуть до пробуждения Чезвиков.
   Зря боялся - фиг тут уснешь!
   Впрочем...
   Жуткая картинка перед ним не менялась. Она рассчитана была на внезапное открытие. Поражала и пугала лишь при первом видении. Стоило постоять перед этой сценой подольше - и страх улетучивался, наваждение исчезало. Ужас уступал чувству гадливости.
   - Надо было придумать что-нибудь со светом, - подумал с досадой Дуг. - Чтоб какое-то движение было.
   И тут точно кто услыхал его мысли...
   Света стало прибавляться, как будто кто-то крутил в траве ручку реостата от невидимого мощного прожектора, подвешенного под облаками. Свет был белым и ровным и легко заглушал тусклое мерцание гномовских фонарей. Свет был лунным, потому что облака над домом Чезвиком разошлись, и в эту облачную прореху глянула полная и ясная луна.
   От кустов, травы и кукольных фигурок потянулись зыбкие тени. Все на поляне пришло в легкое движение, все выпуклости в фигурах и лицах стали ловить свет и отбрасывать тени, и, казалось, гномы задвигались, загримасничали, замигали. Губы стали тоньше, улыбки длиннее и злее. Скрипучий смех, выведенный на маленькие динамики из МП-3 плеера, усилился, и, казалось, даже силиконовая девица потянулась, повернула голову набок, закатила глаза и шире раздвинула ноги.
   Дугу стало не по себе. Он вдруг понял, что непроизвольно сдерживает дыхание и таится не для того, чтобы выследить неизвестного, а из страха быть замеченным ожившими в лунном свете гномами, которых сами они притащили на эту поляну.
   - Бред, - усмехнулся он, оглядываясь.
   Ночь вне круга лунного света стала плотнее, гуще и то, что шевельнулось ярдах в десяти от него в кустах, могло быть только метаморфозой тьмы.
   Дуг не поверил своим глазам, закрыл их и снова открыл. Тень была на том же месте, причем из иной материи, чем кусты или трава. Тот, кому эта тень принадлежала, явно хотел казаться неподвижным, но легким колебанием выдавал свое присутствие.
   Вот тень дрогнула, точно вздохнула. Вот качнулась, как бы переступая с ноги на ногу. Вот повернулась, притягивая пылинки лунного света, и сама засеребрилась, обретая очертания человеческой фигуры и бледного прозрачного овала на месте лица.
   - Приведения нам только и не хватало, - попытался сдержать шуткой охвативший его ужас Дуглас и, по привычке избавляться от страха непосредственным контактом, пополз в сторону светящейся тени. Даже не приподнимаясь. На животе. Переставляя руки и ноги, как гекон, подкрадывающийся к мухе.
   Все-таки чем-то он прошуршал. Надломился стебель злака. Стукнули друг о друга задетые травинки. Тень повернулась к нему, растеряв половину серебра, стала тоньше и чернее. Но Дуг этого не видел - замер, уткнувшись в землю. Выждал, приподнял голову. Тень была на том же месте. Снова бесплотная и бессветная, едва различимая.
   Дуг продолжил свой путь меж стеблей, листьев и шорохов травы, головы не поднимая, чтоб не выдать себя блеском глаз и не спугнуть виденье.
   Так он полз, затаив дыхание, пока не уткнулся макушкой во что-то куда более плотное, чем трава.
   Осторожно приподнял голову и различил кусочек белой кожи. Затем шнуровку... край джинсовой ткани...
   Не удержавшись, издал удивленный вздох. Кроссовка дернулась бежать. Дуг ухватил ее и резко потянул на себя.
   Тень, одетая в кроссовки и джинсы, испуганно взвизгнула. Дуг навалился, прижимая ее всем телом к траве. Тень обрела тело, хрупкое, но сильное. Забилась под ним, крича шепотом испуганно и возмущенно:
   - Пусти, пусти!..
   Дуг залепил лицо и рот ладонью, потянул к себе, повернул к свету, увидел черные растрепанные волосы и горящие как угли глаза. И мгновенно отдернул руку, вскрикнув от боли в укушенном пальце.
   Сел, затряс рукой, задул на пальцы.
   - Черт, Марианна! Ты мне палец прокусила!
   - А нечего хватать,- прикрикнула на него шепотом Марианна. И беззвучно засмеялась.
   - Черт тебя возьми, Дуг, что ты тут делаешь?
   - А ты сама?
   Дуглас сел, уперевшись руками в колена. Разглядывал, не таясь то, что почувствовал только что всем телом - сильное, гибкое, сопротивляющееся, но готовое стать покорным. А теперь еще и с красивым лицом.
   - Все-таки хорошо, что ты не призрак, - похвалил он.
   - Надеюсь! - усмехнулась Марианна.
   - Теперь мне все ясно. Крысу, конечно, ты тогда подбросила?
   - Допустим. А что - было не прикольно?
   - Кошку из пруда тоже ты притащила?
   - Она была довольно мерзкая. Бр-р. Меня чуть не стошнило.
   - И зачем тебе это понадобилось?
   - В любом розыгрыше должен быть элемент непредсказуемости.
   - И для партнеров?
   - Тем более для них.
   Дуг смотрел, не отрываясь, в серебристое от лунного света, со смеющимися глазами и дразнящим ртом, лицо, пока дух у него не захватило. Отвернулся, бросил взгляд на поляну. Гномы сгинули куда-то, погрузившись во тьму. От обнаженной силиконовой бесстыдницы катились влажные и теплые волны.
   - А на этот раз ты что приготовила?
   - На этот раз ничего. Кроме личного участия.
   - Ты что - ее собой собиралась заменить, - кивнул на силиконовую девицу Дуг и отвел взгляд в сторону, чтоб не выдать поднимавшегося в нем чувства.
   - А почему бы и нет? Разве я хуже? - принимая сладострастную позу, запрокинулась Марианна в траве.
   Дуг опустился на руки, потянулся к ней.
   - Шучу, - села Марианна. Лицо ее стало серьезным. - Просто я хотела посмотреть на Чезвиков, когда они все это увидят.
   - Не доверяешь телекамерам?
   - Терпеть не могу реалити-шоу. Там все так фальшиво!
   - А здесь? - придвинувшись, шепнул Дуг ей в лицо.
   Она откинула лицо, разомкнув губы.
   - Значит, играем без правил? - склонился над ней Дуглас.
   - Я не играю, - упершись ладонями ему в грудь и, сама не зная, что сделает дальше - оттолкнет его или обнимет, прошептала Марианна.
   Дуг коснулся пальцами ее шеи. Руки Марианны подломились.
   Губы ее были мягкими и влажными.
   Дуг был сильным и нежным.
   Гномы за их спинами спрятали свои гнусные улыбки. Смех затих. Слышно было только шумное учащенное дыхание и оглушительные удары пульсов.
   Они медленно и страстно поднялись на самую острую вершину. Там на них упало небо, лавиной унося вниз. В лавине вдруг вспыхнул яркий свет, а затем раздался каркающий голос:
   - Бесстыжие! Вот вы чем тут занимаетесь! Воруете и пачкаете чужую собственность, да еще развратничаете на месте преступления?
   Дуг с Марианной раскатились в разные стороны, подтягивая и застегивая на ходу кое-как и что попало. Выставили разом ладони против слепящего луча фонаря.
   Увидели размахивающую палкой миссис Блюм.
   Свет слепил, каркающие слова сыпались на обоих, будто камни. Миссис Блюм стучала палкой, казалось, прямо им по головам.
   Это ощущение длилось секунды, но было невыносимым. Перемешавшись со страхом, стыдом и болью, оно ворвалось в их самое тайное и ранимое, и обернулось ответным чувством - тяжелым и яростным.
   И это чувство мощной волной поднялось и с силой обрушилось на миссис Блюм. Палка выпала у старухи из рук. Рот раскрылся и застыл беззвучно. Глаза вылезли из орбит и седые волосы встали дыбом.
   - Бежим, - крикнул Дуг, хватая Марианну за руку.
   Не разбирая дороги, не оглядываясь, они, ломая кусты и сминая траву, бросились прочь из этого сада страха, любви и проклятий.
  
   Дуг отвез Марианну к дому Лоры, - простились скомкано и виновато, - казалось, они сами своей поспешностью испортили все, и друг другу, и компании. Потом - к себе домой. Оставил машину на улице, пробрался к решетке увитой диким виноградом, на крышу террасы. Оттуда тихонько в окно своей спальни. Путь известный со школы. И Дугу, и его матери.
   Тихо спрыгнул с подоконника, и тут же вспыхнул свет.
   Мать стояла, подняв руку к выключателю. Черных шелк халата стекал с тонкой руки, обнажая острый локоть.
   - Мальчи-и-к, - протянул хрипловатый голос, и строгая складка легла у края губ. - Ты все еще мальчик. Лазаешь по ночам в окошко. И соседи жалуются... Будто тебе пятнадцать.
   Дуг стоял у кровати, глядя на мать исподлобья.
   Та не уходила. Рука зацепилась за выключатель, да так и осталось вскинутой с завернувшимся рукавом.
   - Второй курс уже, - напомнила она.
   И не уходила.
   Не отпуская ее взглядом, Дуг медленно снял рубашку, обнажив мощные мышцы груди и плоский живот.
   Мать, не сменив позы, чуть опустила глаза.
   Дуг потянул пуговицу джинсов.
   Мать смотрела, точно выжидая. Потом вздохнула. Щелкнула выключателем. Протянула хрипло в темноте:
   - Ложись спать, ма-альчик.
   Дуг бросился ничком на кровать, ожесточенно ударив кулаком по подушке.
  
   Глава 8
  
   К Тони он приехал последним.
   Все были в сборе. Марианна - свежая и чистая, как будто все, что было ночью, Дугу только приснилась. Не отрываясь от монитора, вокруг которого все сгрудились, позвала:
   - Ну, что же ты, Дуг. Иди скорей! Тут самое интересное начинается!
   Дуг вспомнил вопящую среди ночи старуху Блюм. Что после этого может быть более интересного в саду миссис и мистера Чезвик?
   Подошел, встал за креслом Тони.
   Камера, подвешенная Тони на старой акации, честно показывала поляну, силиконовую девицу, гномов с потухшими фонарями и вымученными тонкогубыми улыбками.
   Жалкое зрелище при свете утра, - вынужден был признать Дуг.
   Кто и чего тут может испугаться?
   Терраса была пуста. Дверь в дом прикрыта.
   Получалось - как они вчера все оставили, так оно до утра и сохранилось.
   Выходит, миссис Блюм никого не разбудила своим криком?
   Приглядевшись, Дуглас заметил, что сцена Черной мессы гномов не совсем та, какой они ее разыграли ночью... Один гном упал. Других не доставало.
   - Погодите, а куда делись... - начал Дуг.
   - Тс-с, - приложила палец к губам Марианна. - Смотри.
   Дверь дома распахнулась. На террасу вышли Маркус и шериф Смит Джефферсон.
   Шериф с блокнотом и ручкой. Чезвик в шортах, футболке и сандалиях на босу ногу.
   Джефферсон о чем-то спрашивал, поглядывая на Маркуса недоверчиво.
   - Все-таки вызвал полицию. Ну-ну, - усмехнулся Дуглас.
   В дверях показалась Сессиль Чезвик.
   Дуг поразился ее спокойствию. Равнодушно скользнула взглядом по раскрашенным лицам гномов. Внимательно слушала, что говорит Маркус. Иногда вставляла слово.
   В кадр справа вошли двое полицейских. Ухмыляясь, пялились на гномов и девицу. Один присел на корточки, поднял ветку, обмакнул кончик в чашку с кровью.
   - Эй! - окрикнул его шериф. - Не трогайте там ничего.
   И нахмурился, увидев кого-то, идущего по дорожке от ворот.
   Двое в приличных костюмах появились на экране. Шериф отвел их в сторону, коротко что-то объяснил. Махнул рукой в сад.
   Двое, один из них с чемоданчиком, тут же исчезли в указанном направлении, сделав попутно несколько снимков гномов и девицы.
   - Кто они? - спросила сидевшая на коленях Саймона Кейт.
   - Н-не знаю, - выдавил тот и слегка заерзал...- Похожи на криминалистов.
   Тут все заслонила чья-то спина в зеленом докторском халате. Полное тело колыхалось под ним. Шериф крикнул неразборчиво, безразмерный халат исчез в том же направлении, что и городские костюмы.
   - Я ее знаю, - сказала Лора.- Это докторша из нашей больницы. Она Джобу рану зашивала.
   За докторшей протрусили санитары с каталкой.
   - Черт подери, что у них там в саду произошло? - ругнулся Саймон.
   - Мы там гномов не ставили, - сказал зачем-то Тони.
   - Да плевать они хотели на наших гномов, - прикрикнула на него Лора. - Больше надо было камер вешать. Тогда бы не гадали.
   - Интересно, а что в этой части сада? - потыкала Кейт пальчиком в воздух слева от экрана.
   - В этой части сада кусты и бурелом. И трава очень жесткая,- усмехнулся Дуглас, и Марианна, наконец, оторвалась от монитора и посмотрела на него, удивленно.
   -Э-э, а эта тут что делает?
   В черном глухом платье, с прядью волос, выбившейся из прически, на ступеньки террасы поднялась служанка миссис Блюм. Она выкрикивала что-то, показывала на гномов, перевернутое распятие, бесстыжую силиконовую девицу, кричала что-то Маркусу, и даже бросилась с кулаками на Сессиль, часто выкрикивая слово: "Дьявол".
   Шериф Джефферсон сделал знак. Двое полицейских увели Розу в дом.
   - Кажется, только служанка миссис Блюм и оценила наш труд, - вздохнула Лора.
   - А вы знаете, что они там нашли под старыми акациями? - медленно, точно боясь поверить в собственную догадку, произнесла Марианна и посмотрела на Дугласа.
   Дуг кивнул. Он догадался раньше Марианны. И когда санитары выкатили каталку с черным мешком, Дугу не пришлось спрашивать себя, что в нем лежит.
   -Я думала, в таких мешках возят трупы, - простодушно заметила Кейт, и, тут же сообразив, тихонько ойкнула.
   Шериф прикрикнул на санитаров. Те остановились. Схватив Маркуса за руку, Джефферсон подтащил его к каталке. Дернул молнию и открыл...
   Лору тут же замутило от увиденного.
   - Кто это? - тихо спросил Тони.
   Обезображенное лицо трудно было узнать. Но у Дуга не было сомнений.
   - Это миссис Блюм, - сказал он.
   Шериф неистовствовал.
   Он схватил мистера Маркуса за шею, нагнул, показывая пальцем, кричал:
   - Смотрите, смотрите! Это сделали вы! Чем вы ее били? Камнем? Сюда, сюда, сюда... Сколько раз вы ее ударили? Зачем? Что сделала вам несчастная старуха?
   Каталка стояла прямо под камерой. На экране было видно то, что осталось от лица миссис Блюм. Все оно было в огромных синяках, рваных ранах. Жидкие седые волосы в запекшейся крови. Проломленный нос. Черные вмятины на черепе.
   Дуглас наморщил лоб, будто что-то припоминая.
   - Похоже, миссис Блюм этой ночью оказалась под лавиной камней.
   И снова они переглянулись с Марианной.
   Каталку увезли. Двое с чемоданчиком и чернокожая врачиха удалились. Розу вывели двое полицейских. Шериф надел на Маркуса наручники.
   Поляна перед домом опустела.
   В дверях, прислонившись головой к косяку, стояла миссис Чезвик и грустно смотрела прямо в камеру.
  
  
   Лора бушевала, как целая толпа иудеев на Голгофе.
   - Да за такие вещи!.. Электрический стул этому Чезвику и то слишком мягкое наказание! Его самого камнями надо забить за то, что он сотворил с миссис Блюм!
   - А что собственно делала в саду Чезвиков ночью старуха Блюм? - задался вопросом Саймон.
   - Да что бы ни делала! - кипела Лора. - Может, услышала нашу возню. Может, увидела свет фонарей... Пошла поглядеть... Разве можно за это?..
   - Миссис Блюм, - обменявшись взглядами с Марианной, начал Дуглас, - действительно увидела свет, услышала возню и пробралась в сад Чезвиков. Но, насколько я понимаю, никаких доказательств, что именно Маркус напал на миссис Блюм, нет.
   Саймон недоверчево посмотрел на него.
   - Ты что, не слышал, что кричал шериф?
   - По-моему, он просто давил на Маркуса. Пытался расколоть. Выбить признание.
   - Зачем ему признание? - пожал плечами Саймон.
   - Убийца Маркус - это и так ясно! - вынесла вердикт Лора.
   - Как ты это определила? По каким признакам?
   - Место преступления - их сад... Орудие убийства, отпечатки пальцев... - стала перечислять, вспомнив детективные сериалы, Лора.
   - Орудие преступления, отпечатки... Что-то сомневаюсь, чтобы все это имелось у шерифа. Иначе он бы так не орал на Маркуса.
   - Но если бы вы слышали, как кричала старуха, когда пробралась в сад и увидела... - проговорилась Марианна.
   - А откуда ты знаешь... - отодвинулась от нее Лора.
   - Ты что, была в саду, когда туда заявилась миссис Блюм? - уставился на нее Саймон.
   - Да нет, я просто...- Она оглянулась на Дугласа, ища поддержку.
   - Мы там были вдвоем, - нехотя признался Дуглас.
   - Да ну? - переводила взгляд с одного на другую Лора. - И чем же вы там занимались?
   - Неважно. Хотели самолично посмотреть, как оценит жена Маркуса наши страшилки.
   - Ага, понятно, - недобро улыбнулась Лора. - И когда вы этим самым там занимались, вас накрыла миссис Блюм и начала орать... И, чтобы заткнуть ей глотку...
   - Господи, неужели ты мог это сделать, Дуг? - с ужасом спросил Тони.
   Дуг был спокоен и холоден. Он ни на секунду не допускал, что кто-нибудь здесь усомнится в его словах.
   - Разумеется, нет. Я не воюю со старухами. Даже с такими... крикливыми.
   - Мы просто сбежали, когда она стала орать, - подхватила Марианна.-Потом Дуг отвез меня домой. И все.
   Глаза Лоры стали злами и завистливыми. Ни о какой миссис Блюм думать она уже не могла. И зачем только эту ее двоюродную сестру принесло сюда из Европы? Разве плохо без нее жилось? Приехала, и все пошло кувырком. И Дуг, по которому она тайно вздыхала все это время, тут же достался ей.
   Думая так, она почему-то не могла оторваться от маленькой бриллиантовой сережки в ухе Марианна. Та вдруг дернулась, схватилась за ухо, точно ее обожгло.
   - Что с тобой? - фальшиво-участливо спросила Лора сестру.
   Саймон соображал туго.
   - Ну так тем более это Маркус. Услыхал, как орет Блюмиха. Вышел в сад. Они и поцапались. Он ее хрясть камнем!..
   - Сколько раз хрястнул-то? У нее не лицо, а сплошное месиво. А потом бросил труп в саду и спокойно пошел спать? Или еще лучше - они вместе с Сессиль насмерть забили старуху камнями, потом камни отмыли и спрятали, дождались утра и вызвали полицию?
   - А почему бы и нет, - не сдавался Саймон.
   - Мы можем это проверить, - неожиданно заявил Тони.
   - Проверить? Как?
   - Камера же работала ночью. Все записывалось на компьютер. Если было так, как говорит Саймон, мы увидим, как Маркус ночью вышел в сад, а потом вернулся в дом.
   - Тони ты гений! - восхитилась Марианна.
   - Да, это ты здорово придумал, - ревниво поглядывая на сестру, похвалила и Лора.
   Тони поставил запись на быстрое воспроизведение.
   Видно было, как подрагивают огоньки в фонарях гномов. Коротко вспыхнул лунный свет, когда разошлись облака.
   - Стоп. Ну-ка потише, - приказал в этом месте Дуглас.
   Лунный свет разлился по поляне и застыл. Скверные улыбки заиграли на лицах гномов. Слышно было, как поскрипывает смех в МР-3-плеере, выведенный в маленькие динамики... За кромкой монитора Дуг подполз к призраку и увидел, что это Марианна...
   Дуг, сидевший перед экраном, почувствовал нежное прикосновение. Марианна коснулась его руки и улыбнулась ему украдкой.
   Лора заметила это и надулась.
   - Давай крути, тут ничего нет, - сердито сказала она Тони.
   - Погоди! остановил его Дуг.- Слышите?
   В динамиках слышен был далекий каркающий голос. Что он кричал, разобрать было невозможно.
   - Это Блюм на вас кричит?- догадалась Лора.
   Крик захлебнулся, перешел в кашель, потом в длинный прерывистый стон.
   Наступила тишина.
   Она длилась до самого рассвета. При ускоренном воспроизведении солнце выпрыгнуло на небо, как в мультике Диснея.
   Наконец, они увидели, как распахнулась дверь, и...
   - Ну-ка тише, - тронул Дуг Тони за плечо.
   Сессиль вышла на террасу. Потянулась, щурясь на солнце.
   - Ну! - не выдержал Саймон.
   Взгляд Сессиль упал на инсталляцию с гномами. Брови ее удивленно поползли вверх. Она спустилась по ступенькам. Будто клумбу с цветами обошла кукольное представление. Гадливо заглянула в чашку с кровью.
   - Не сказал бы, что она нервничает, - разочарованно прокомментировал Саймон.
   -А кто хвастал: "После этого зрелища они уберутся из города?"- съязвила Лора.
   - Ой, что она делает? - ткнула пальчиком в экран Кейт.
   Сессиль опустилась на колени. Подняла гнома с фонарем, светившего девице между ног. Перевернула его, внимательно посмотрела на подошву башмака. То же самое проделала с другим, у которого в руках была книжка, и с третьим, прижавшим к груди маленькую саперную лопатку.
   - Что она там ищет? - не понял Саймон.
   Дуг молча наблюдал за странными действиями Сессиль.
   - А вы знаете, что это за гномы? - спросил он, но ответить ему никто не успел.
   Сессиль заметила что-то в кустах. Поставила гномов. Поднялась. Ушла из кадра.
   - Маркус, Маркус! - услышали они ее крик. - А вот и сама она появилась на экране и запрыгала по ступеням: - Маркус! Звони в полицию! Миссис Блюм убили в нашем саду!
   Тони нажал на паузу.
   Все обернулись и стали смотреть на Марианну с Дугом.
   - Так кто же все-таки убил миссис Блюм? - спросил Саймон.
   - Ну уж конечно не мы с Марианной. И даже не Маркус с Сессиль,- спокойно ответил Дуглас.
   - Кто же?
   - На этот вопрос можно ответить, узнав три вещи.
   - Какие?
   - Почему так спокойна была миссис Чезвик, - начал перечислять Дуглас. - Что искала она на подошвах гномовских башмаков. И куда девались эти, так заинтересовавшие ее, гномы.
   - А они куда-то делись?- удивился Тони.
   Дуг слегка подвинул его. Пощелкал мышкой и клавишами. Убрал с экрана запись и вернул картинку перед домом Чезвиков в режиме "онлайн".
   Навел стрелку на группу гномов у ног силиконовой девицы. Увеличил...
   Три гнома с фонарем, лопаткой и книжкой, привлекшие почему-то внимание Сессиль, исчезли с из групповой сценки Черной мессы гномов.
  
   Глава 9
  
   Тони дали поручение - сидеть и наблюдать за домом Чезвиков с помощью веб-камеры.
   Дуглас по-прежнему был уверен, что все странности, случившиеся с ними в последние дни, были связаны с Чезвиками. Но не так, как он думал вначале. И жуткая смерть миссис Блюм тоже. И три исчезнувшие гнома, башмаки которых так заинтриговали Сессиль, тут были замешаны.
   Как оно все связано, Дуг объяснять не стал. Заметил только, что три пропавшие гнома были из сада миссис Блюм и на остальных, современных, купленных горожанами в местном супермаркете, не похожи.
   Может, он и сам до конца чего-то тут не понимал, но не признавался себе. Только попросил Тони не сводить глаз с монитора и, если тот заметит что-то странное в саду или доме Чезвиков, немедленно звонить ему.
   Смотреть на экран, на котором ничего не происходит, было утомительно и скучно. Йорк Дина лежала, свернувшись клубочком и закрыв глаза, у него на коленях. Она привыкла часами просиживать с хозяином у компьютера.
   Тони осторожно переложил ее на кресло. Краем глаза поглядел на экран. Все та же слегка развалившаяся кукольная группа. Силиконовая девица. Чашка с кровью. Пустая терраса. Запертая дверь.
   Тони встал, прошелся по комнате. Сменил воду черепахам. Насыпал свежего корма крысе. Полил цветы. Снова сел, взглянул на монитор. Никаких изменений!
   Легкое движение он ощутил за своей спиной.
   Скрипнула дверь. В комнате запахло духами. Кто-то тихонько подкрадывался к нему сзади.
   Тони резко обернулся.
   Лора стояла перед ним - губы в алой помаде.
   - Что ты тут делаешь? - удивился Тони.
   - Хочешь сказать, что не рад моему приходу? - надула губы Лора и положила ладонь ему на грудь.
   Тони был рад, но не верил, что Лора так вдруг к нему переменилась.
   Она нравилась ему. Когда-то даже очень. Он, как умел, ухаживал за ней, оставляя на пороге ее дома букеты цветов. Какое-то время его ухаживания Лору забавляли. Потом она дала ему понять, что он не в ее вкусе. В ее вкусе был Дуг. На худой конец Саймон. Мужественные мужики.
   Но Саймон возился со своей Кейт. Дуг был неприступен. Лоре оставалось соблазнять продавцов из отдела бытовой техники супермаркета.
   И вот теперь она сама явилась в комнату Тони, зная, что он один.
   - Ты что, не рад? А мне понравилось...
   - Что?
   - Ты сделал то, чего не смог даже наш принц - Дуглас Крейн. Доказал, что этот Маркус Чезвик тут ни причем. Может, ты отвел от нас беду.
   Лора просунула ладонь ему под рубашку, прикрыла глаза и подставила губы. Легкая победа Марианны над Дугом требовала немедленного реванша. Она не позволит заносчивой сестрице так себя опускать. Она поднимется. Пусть даже с помощью такого пустяка как соблазнение Тони. Пусть он снова при всех смотрит на нее обожающими глазами. Губы ее тянулись к губам Тони. Ладонь протиснулась за пояс его джинсов.
   Она почувствовала, как Тони напрягся, но поцелуя не последовало.
   - Ты что? - удивленно открыла она глаза.
   Тони смотрел на нее ошарашено. Спросил словно застенчивая девица:
   - Ты меня любишь?
   - Ну конечно! - усмехнулась она, закинула руку ему за шею, притянула к себе, впилась помадными губами в его губы. Ловко расстегнула джинсы, подтолкнула к кровати и упала на нее вместе с ним..
   И тут же с кресла раздался визгливый лай. Йорк Дина, увидев хозяина, барахтающегося на кровати с незаметно прокравшейся в комнату девицей, пришла в неописуемую ярость. Захлебываясь лаем, она соскочила с кресла и впилась острыми зубками в Лорину кроссовку.
   -Ах ты дрянь, - взвизгнула Лора. Она развернулась, чтобы влепить мерзкой собачонке затрещину. Тони успел поймать ее за руку. Но ее взгляда, полного досады и гнева, остановить он не мог.
   На его глазах Дина вздернула головой, точно ее рванула сзади за холку невидимая сильная рука. Отчаянно визжа, кубарем отлетела к двери. Ударилась об нее и упала на пол безжизненным клубком.
   Тони подскочил к собачке. Бережно взял ее тельце на руки.
   Дина была мертва.
   Он поднял глаза на ничего не понимающую Лору. Смог выговорить только:
   - Ты убила ее.
   Скрипучий смех в динамиках неожиданно смолк.
   На экране монитора было видно - поляна перед домом Чезвиков пуста.
   Бесследно исчезли с нее силиконовая девица, чашка с кровью и разрисованные Лорой гномы.
  
   Звонок Тони застал Дуга за завтраком в обществе матери.
   Дрожащим голосом Тони просил его немедленно приехать.
   - Есть новости? - спокойно спросил Дуг.
   Мать нахмурилась. Поставила чашку с кофе на блюдце. Сказала строго:
   - Прошу никуда не уходить. Мне надо поговорить с тобой, мальчик.
   Дуг досадливо поморщился. Встал и отошел к окну.
   Тони лепетал что-то про исчезнувших гномов.
   - А ты точно не отходил от экрана?
   В трубке зашуршало, защелкало. Высокий истеричный голос Лоры заглушил бормотание Тони.
   - Немедленно приезжай к Тони, Дуг!
   - Да что случилось-то?
   - Кажется, мы поняли, из-за чего все происходит, - снова завладел трубкой Тони. На сей раз он говорил отчетливо и внятно. Но совершенно непонятно.
   - Ты о чем это?
   - Я знаю, кто толкнул моего отца под грузовик. Приезжай Дуг. И... постарайся по дороге ни с кем не ссориться.
   Тони дал отбой. Озадаченный, Дуглас вернулся за стол.
   Мать сделала медленный глоток. Аккуратно поставила чашку. Закинув руку, поправила прическу. Рукав завернулся, обнажив тонкую руку до плеча.
   - Твое поведение в последнее время меня очень тревожит, мальчик, - властно произнесла миссис Крейн.
   Дуглас по привычке опустил глаза в стол. Потом поднял их и с вызовом посмотрел на мать.
   Какое-то время они не отрываясь смотрели друг на друга. Мисисс Крейн пыталась заставить сына отвести взгляд. Может быть, в первый раз это у нее не получалось.
   Мать Дуга была властной женщиной. Во всем мире ей мог противостоять только один человек, ее бывший муж - отец Тони - федеральный судья Крейн. Родители развелись, когда Дугласу было пять лет. Причину и обстоятельства развода Дуг так и не узнал. Отца с тех пор не видел. В доме не было ни одной его фотографии. В доме была только мать. Она была для Дуга и матерью и судьей.
   Они жили на проценты с капитала, выделенного им при разводе судьей Крейном, человеком весьма состоятельным. Из этих денег миссис Крейн удалось отложить значительную сумму на образование Дуга. Забывать об этом ему не позволялось.
   С удивлением Дуг понял, что может выдержать взгляд матери. И только тогда опустил глаза.
   Миссис Крейн, успокоила себя, отметив, что она по-прежнему владеет ситуацией.
   - Ты обманул меня, мальчик, - строго поджав губы, продолжила она процесс. - Сегодня я получила по электронной почте письмо от ректора колледжа. Ты не сдал два экзамена. Тебе грозит исключение. Ты обманул меня, мальчик.
   - Я не обманывал тебя, - вскинулся Дуг. - И я... уже не мальчик!
   - Ты скрыл свой провал на экзаменах. То, что ты скверно учился последний семестр. То, что ты должен готовиться к пересдаче. Вместо этого ты бездельничаешь в компании бывших школьных приятелей, принимаешь участие в их сомнительных делах...
   Мать всегда говорила, будто била судейским молотком прямо по голове Дуга. Била, пока он покорно не опускал голову и не признавал свою от рождения неправоту перед ней.
   - Что скажешь в свое оправдание, мальчик?
   - Это ведь твоя мечта - сделать меня судьей, - пробормотал еле слышно Дуг.
   - Что ты сказал? - нахмурилась миссис Крейн.
   Резко зазвонил мобильник.
   - Немедленно выключи телефон, - звонко стукнул судейский молоток.
   Не сводя глаз с сурового лица матери, Дуг демонстративно откинул крышку и поднес мобильник к уху. Лицо миссис Крейн окаменело.
   В трубке слышался задыхающийся голос Саймона:
   - Дуг, Дуг... Нам необходимо встретиться.
   - Что случилось?
   - Не могу по телефону... Нам всем грозит опасность. Мы в большой заднице, Дуг. Я и Кейт... У нас тут такое... Скорее, Дуг.
   - Я еду к Тони. Встретимся там.
   - Дуглас Крейн, - раздался властный голос матери,- Немедленно отключи телефон!
   - Кто там на тебя кричит? - встревожено спросил Саймон.
   - Дуг, Дуг, Дуг, - послышался в трубке болезненно хриплый голос Кейт. - Постарайся ни с кем не ругаться! Пожалуйста....
   Дуг захлопнул крышку телефона и встал.
   Миссис Крейн взглянула на него удивленно.
   - Я тебя не разрешала встать.
   - Пожалуйста, я прошу...
   - Сядь немедленно!
   - Меня ждут...
   Молоток застучал сухо, часто, беспрекословно.
   -Ты никуда не пойдешь. С этого дня свидания прекращены! Прогулки отменяются. Ты под домашним арестом! Пока не пересдашь экзамены, я запрещаю тебе выходить из дома!
   Молоток стучал и стучал. Он прямо-таки парализовал Дуга. Голова его с каждым ударом опускалась ниже. Кулаки бессильно сжимались, но что-то непривычно тяжелое и твердое рождали в нем эти страшные с детства звуки сухого и строгого голоса.
   Дуглас вдруг резко выпрямился и бросил тяжелый взгляд прямо в лицо матери. В то, что произошло дальше, невозможно было поверить.
   Лицо миссис Крейн дернулось, отпрянуло назад. Гладкая кожа на чистом лбу точно взорвалась. В стороны полетели красные брызги. Глаза миссис Крейн закатились. Руки безвольно упали. Из глубокой раны на лбу по лицу ее медленно текла кровь.
   Она упала со стула и неподвижно застыла на ковре.
  
   Глава 10
  
   Толстый и рыжий О'Брайен обрадовался, что пропавшие куда-то на три дня завсегдатаи его бара, объявились. Приглядевшись, удивился.
   Зашли, тихонько расселись за одним столиком, взяли только колу.
   Долглвязый Саймон, не отходивший вечерами от бильярдного стола, к кию даже не притронулся. Тихоня Тони стал еще тише. Вечно крутился у музыкальной машины, а теперь ему, похоже, было все равно, что слушать.
   -Чего-то вы, ребятки, какие-то пришибленные? А этот главный ваш, Дуглас, уехал что ли?
   - Уехал? Куда уехал?- всполошилась эта новенькая, Марианна.
   - Он позже подойдет, - сказала Лора громко хозяину заведения, а сестре добавила тихо: - Не психуй. Он же перезвонил, сказал, чтобы все собрались в "Коммивояжере" и ждали его.
   - Да? - тревожилась ничего не понимающая Марианна. - Он должен был придти к Тони. Всех нас туда вытащил. Потом сказал: "У О'Брайена. Ждите". Это было в пять. Сейчас десять. Куда можно пропасть в этом вашем Лонг Виллидже, скажи на милость? И вы все молчите. Что вообще происходит?
   - Не волнуйся, пожалуйста, - поправила шарф, зачем-то намотавшая его в такую жару на горло, Кейт. - Все будет хорошо.
   - Вот-вот, - обвела компанию взглядом Марианна. - Только и слышу от вас весь день: "Не волнуйся, не волнуйся!" Как будто вам ни о чем уже волноваться не надо.
   - Ну-ка ребятки, за счет заведения!- подошел к ним со стеклянной гроздью их любимого "Будвайзера" О'Брайен. - А то тут у нас такие дела творятся...
   К пиву никто не притронулся.
   Словоохотливому О'Брайену не терпелось перетереть последние события.
   - Пейте, пейте ребята. Такие дела. Не расслабишься, не проживешь. Надо же? Маньяк объявился в нашем городе. Старушку Блюм забил камнями до смерти.
   Хозяин бара вытаращил глаза. Ребята не реагировали.
   - Что, тоже перепугались? Зря. Я так думаю, никакой это не маньяк. Это просто псих приезжий из Лос-Анджелеса. У них там в этом Лос-Анджелесе все психи. Так что правильно Джефферсон его засадил за решетку. Мы теперь можем спать спокойно.
   - Маркуса выпустили, - равнодушно сказал Тони.
   - Да ну? - вытаращил глаза О'Брайен. - С какой стати?
   - За недостатком улик, - нехотя объяснил Тони.
   - В новостях об этом не говорилось. Мы же теперь в новостях каждые полчаса, - с некоторой даже гордостью сообщил О'Брайен. - Телевизионщиков понаехало! С местного ТВ, из штата. Пятый канал даже прикатил.
   Восторг его на потертых фордовских диванах разделить было некому.
   - Да,- спохватился он, взглянув на часы. - Что ж я стою? Сейчас последний выпуск передавать будут. Погромче сделать? Ну, как хотите.
   И озадаченный таким равнодушием, О'Брайен вернулся за стойку, плеснул себе виски, пультом прибавил звука и стал смотреть свежий выпуск новостей.
   На экране замелькали улицы их городка. Комментарий был самый дурацкий. Что-то о немотивированной агрессии, захлестнувшей провинцию.
   Прокатила каталка с телом миссис Блюм в мешке.
   Толстая врачиха давала интервью в приемном покое больницы.
   - Эй! - вскрикнул О'Брайен.- Что там делает ваш приятель?
   Дуг сидел, обхватив голову руками, перед дверью с надписью "Операционная".
   - Что с ним стряслось? - запаниковала Марианна. - Почему он в больнице?
   - Он ругался с кем-то днем, когда мы звонили ему, - вспомнила Кейт.- Кажется, с матерью.
   В следующем эпизоде репортажа Маркус, прикрываясь руками, пробежал из полицейского участка мимо репортеров, сел в машину, за рулем которой можно было разглядеть его жену.
   С крыши телефургона камера достала до лужайки перед домом Чезвиков.
   Лужайка была пуста.
   - Фью-ю, - присвистнула Марианна. - Кто же это наших гномов припрятал?
   - Джефферсон днем прислал сержанта, - нехотя объяснил Тони. - Тот все погрузил в мешки и увез.
   Лора почувствовала себя виноватой. Кадры эти в онлайне они пропустили из-за нее. В тот момент она тащила Тони к постели. И они просмотрели их в записи. После того, как похоронили собачку Дину в саду.
   - Между прочим, на всех этих куклах остались наши отпечатки, - понизив голос, сказала Марианна.
   -Это не имеет значения, - покачал головой Тони.
   - Вот как?
   Марианна посмотрела на Лору. Потом на Саймона и Кейт.
   - Значит так! Я не намерена больше это терпеть! Как дура здесь сижу, ничего не понимаю. Вы что-то знаете? Чего надулись? Знаете - говорите. Нет, я пойду отсюда!
   - Тише, - остановил ее Саймон, показав глазами на навострившего уши О'Брайена.
   Марианна с досадой топнула под столом ногой.
   Звякнул колокольчик. Все обернулись.
   В дверях стоял Дуглас.
  
   - Господи, где ты был!? - сорвалась с места Марианна Как ты оказался в больнице? Я тебе звонила, звонила. А у тебя телефон отключен.
   Дуг посмотрел на нее, точно не узнавая. Вдруг взгляд его потеплел. Он обнял Марианну, мягко притянул к себе, поцеловал в щеку. Девушка оглянулась на приятелей и покраснела.
   - Приветствую, Дуг, - крикнул О'Брайен из-за стойки. - Свежее пиво за счет заведения!
   Бармен надеялся хоть с Дугом поболтать. Но парень был явно не в себе. Прошел к своей компании, сел к стойке спиной.
   Ирландец обиженно надул щеки. Допил свой виски. Почувствовал, как устал с непривычки целый день торчать за стойкой. Почесал затылок и отправился в свою каморку досыпать то, что не доспал за эти дни.
  
   За столом было тихо. Дуг сидел, прижимая непочатую бутылку пива к груди. Все ждали, что он скажет.
   Вздохнул. Поставил бутылку на стол. Обвел приятелей медленным взглядом. Заметил шарф на шее Кейт.
   - Это откуда?
   Кейт переглянулась с Саймоном.
   - Понимаешь, - задыхаясь, начала Кейт. - Мы с Саймоном поссорились и...
   - Как это случилось, Саймон?
   - Я ее пальцем не тронул, - насупился Саймон.
   - Не сомневаюсь...
   - Завелись на пустом месте. Ни с чего. Кричали друг на друга. Кейт вдруг как заклинило. Повторяет и повторяет одно и тоже. Я разозлился...
   - И представил, как ты душишь ее, - помог ему Дуг.
   - Господи, Саймон! - вскрикнула Марианна.
   - Мало ли что в голову приходит, когда ругаешься? - бубнил тот. - Я ее пальцем не тронул. А Кейт вдруг начала задыхаться. Рот открылся. Язык вывалился, глаза выкатились... А на шее такие пятна красные, будто...
   Кейт сидела рядом с Саймоном. Голову опускала все ниже. Потом потянула шарф и выпрямилась.
   - О Господи! - вскрикнула Марианна.
   На тонкой шее Кейт алели четыре ярких пятна, словно кто пальцами вцепился ей в горло и давил из всех сил, не отпускал.
   - И что ты сделал Саймон, когда увидел, что Кейт задыхается?- спросил Дуг.
   - Бросился к ней. Стал делать искусственное дыхание. Вижу - не помогает... Руки такие холодные, губы...
   Кейт закрыла лицо руками. Когда отняла их, на губах ее сияла улыбка.
   - Он стал целовать меня.
   - Ну, да... - признался Саймон. - А что? Чувствую, что теряю, целую, и умоляю: "Ради Бога, Кейт, все что угодно сделаю, только не уходи!"...
   Кейт прижалась к нему, глядя снизу вверх, сказала, сияя глазами:
   - Я люблю тебя, Саймон.
   - И я тебя, крошка.
   - Погодите целоваться, - поморщилась Марианна. - Если Саймон Кейт не трогал, кто ее душил-то? Призрак, что ли?
   Все разом повернулись к Марианне и посмотрели как на полную дуру.
   Все, кроме Дуга. Он и хотел, чтобы Марианна скорее поняла, что происходит, и оттягивал этот момент.
   - Тони - ты, кажется, хотел рассказать, кто толкнул твоего отца под колесо грузовика?
   - Думаю, мой отец вообще не был под колесом. Наверное, ты и сам знаешь, в чем там было дело, Дуг.
   - И все же...
   Тони помолчал, точно собираясь с духом.
   - Мы повздорили тогда за ужином. Отец кричал мне... Не могу даже повторить, что. Тут такое во мне поднялось. Мать тащила меня вверх по лестнице, он продолжал кричать, а я хотел только, чтобы на него навалилось что-нибудь тяжелое и раздавило его.
   - И когда же ты понял, что это именно твое желание переломало ребра твоему отцу?
   - Сегодня. Когда Лора одним лишь взглядом отшвырнула Динку, так, что та сломала себе шею.
   Лора кивнула подавленно.
   - Ничего не понимаю, - затрясла головой Марианна. - Вы что, хотите сказать...
   - Маркус не убивал миссис Блюм, Марианна, - как можно мягче сказал Дуглас. - Старая леди появилась не в том месте и не в то время. Она разозлила нас с тобой. Мы представили, как ее же слова словно обрушиваются на нее, ведь так? Они на нее и обрушились, когда мы убежали. И убили ее.
   - Да разве такое возможно? Лора, Тони! Что он несет?
   - Так и есть, сестричка. Помнишь, что случилось с Джобом? Мы мысленно пожелали, чтобы он подавился свои диском. Он и подавился им.
   Марианна молча смотрела на них. Неуверенно засмеялась.
   - Разыгрываете меня, да? Думаете, я как Сессиль Чезвик...
   - В это трудно поверить, - накрыл Дуг рукою ладонь Марианны. - Я и сам бы не поверил, если бы...
   - Что с твоей мамой, Дуг? - вдруг спросила Кейт. - Вы ведь с ней ссорились сегодня днем, да?
   Дуг нахмурился.
   - В общем, все обошлось. Доктор сказала - рана неопасная. Сотрясение мозга. Постельный режим.
   - А она знает, что это... из-за твоих мыслей?
   - Нет, - мотнул головой Дуг. - Врачи решили, что у нее просто закружилась голова и она упала. Она тоже так думает.
   - Твоя мать... Джоб... Отец Тони, - медленно перечисляла Марианна... пока не дошла до главного. - Миссис Блюм!
   Она вспомнила разбитое лицо в черном мешке.
   Рот ее плаксиво сморщился.
   - Нет, нет, нет... Я не такое чудовище. Нет. Это невозможно! Мне страшно, Дуг!
   Мне и самому страшно, - признался Дуг.
   Признание это не породило уныние в тех, кто хорошо знал Дуга.
   Тони заметил решимость и твердость во взгляде капитана их команды. Саймон весь подобрался, будто готовясь к бою. Кейт почувствовала себя под защитой друзей. Лора взглянула на Дуга с нескрываемым восхищением. Марианна смотрела на своего парня со страхом, но и надеждой.
   Дуглас обвел компанию оценивающим взглядом
   - Мы не чудовища, - сказал он. - Мы - обычные люди. Злимся и прощаем. Обижаемся и даем сдачи. Это - нормально. Просто с нами случилось то, что, возможно, ни с кем еще не случалось. В нас вселилось что-то такое, что дает злому в нас необыкновенную силу. Мы должны понять, откуда оно пришло и как от него избавиться. Вот и все.
   Дуг торжественно, точно принося клятву, поднял руку:
   - И мы сделаем это!
  
   Глава 11
  
   У него был план. Главным в плане Дуга были гномы и Чезвики. Потому что все началось с того, что они разрисовали и притащили гномов в сад к приезжим.
   Может быть, важнее были гномы. Может, Чезвики. Это предстояло выяснить.
   Из всех гномов, с которыми они имели дело, Дуг отобрал только тех, которых они утащили из сада миссис Блюм.
   - Почему именно эти? - спросила его Марианна, когда Дуг излагал им свой план в "Коммивояжере".
   - С чего начались странности в этой истории? - спросил ее в ответ Дуг.
   - Несчастный Джоб, - сказала Лора.
   - Отец Тони, - сказал Саймон.
   -Кошка миссис Блюм утонула в пруду, - вспомнила Марианна
   - Вот! - воскликнул Дуг.
   -Так эти гномы лет сто у нее в саду простояли и ничего такого...- не поверил Саймон.
   - Но эти сто лет их никто не трогал. Не рисовал им жуткие улыбки. И главное - не давал их в руки Чезвикам.
   - Но ведь был еще гном мистера Карнеги, - напомнил Саймон.
   - Верно. Но... Скажи ему, Тони, - заметив просветление в лице приятеля, предложил Дуг.
   - Если бы Карнеги получил от своей игрушки хоть частичку того, что досталось нам, мистер Финдер просто не доехал бы живым до больницы.
   - Вот именно. А в доме миссис Блюм после возвращения гнома случилась первая смерть. Кроме того, именно блюмовских гномов Сессиль Чезвик выделила из остальных. Это неспроста. И, наконец, именно они исчезли с поляны до того, как куклами заинтересовалась полиция.
   С Дугом все согласились. Правда, и ему самому не совсем было понятно, от чего у супругов Чезвик в эти дни не случилось ничего трагического.
   У Дуга было лишь одно объяснение - мешок транквилизаторов, купленный мистером Маркусом в супермаркете.
   Поэтому на всякий случай он всем рекомендовал запастись успокоительными таблетками во избежание новых жертв, к которым могли привести их жуткие способности. И немедленно приступать к осуществлению его плана.
   Поиском информации о садовых гномах в Интернете должны были заняться Тони и Лора.
   Марианне, как учащейся католического колледжа, предстояло посетить набожную служанку миссис Блюм.
   Саймону с Кейт предлагалось отправиться в городскую библиотеку и выяснить по газетам, не случалось ли в прошлом чего-нибудь похожего или еще хуже там, где поселились Чезвики. Может, действительно, все дело в их старом доме?
   За собой Дуг оставил самое сложное - проникнуть в дом Чезвиков в их отсутствие и попытаться там найти подсказку, как им избавиться от свалившегося на них убийственного дара..
   Все согласились, что дело это будет не из легких.
  
   Роза вытерла пыль с флаконов и маленьких статуэток на столике в спальне миссис Блюм. Расставила все это так, как всегда хотела. Получилось красиво.
   Постояла над гранеными пробками и фарфоровыми кавалерами, целующими дам. Вернула все, как было при миссис Блюм.
   Спустилась по лестнице в гостиную, смахивая метелкой из перьев пыль там, где она могла быть. Задержалась перед каминной полкой. Провела перьями по тому месту, где обычно сидела, норовя цапнуть ее лапой, Киря. Тихонько. Потом сильнее. И вдруг начала хлестать по этому месту изо всех сил.
   Мраморной полке это было все равно.
   Она не зашипит и не прыгнет в сад. И так не заставишь зазвучать раздраженный голос миссис Блюм:
   - Оставь в покое кошку, Роза!
   И тем не менее она услышала этот голос.
   Совершенно ясно и отчетливо он крикнул ей прямо в ухо:
   - Кто это там идет через мой сад? Мне ничего не нужно... Пусть уходят или я вызову полицию.
   Так всегда кричала миссис Блюм, когда видела, что кто-то идет от калитки по дорожке к их дому.
   И сейчас Роза крикнула сама себе голосом миссис Блюм то же самое. Потому что от калитки к дому через сад шли двое - строго одетая девушка с черными волосами и молодой человек с красивым и от того вызывающим недоверие лицом.
   Это были Марианна и Дуг, который не решился отправить подругу в дом покойной миссис Блюм одну.
   Роза с трудом удержалась, что бы не крикнуть им с порога, чтобы "уходить, нам тут ничего не нужно". Она так и осталась стоять у камина, настороженно кутаясь в черный платок.
   Молодые люди остановились на пороге. Роза не предложила им войти и сесть. И только когда девушка поздоровалась, а молодой человек слегка поклонился, сказала:
   - Миссис Блюм здесь нет. Она умерла. - Собственный голос ей самой показался сварливым, как у хозяйки:
   - А мы к вам, миссис Роза. Вы позволите нам сесть?
   Голос у девушки был сильный и чистый. Говорила она доброжелательно и почтительно. Роза провела молодых людей к дивану и креслам. Они сели. Роза осталась стоять. Потом вдруг выдвинула стул и села. Садиться в гостиной ей прежде строго запрещалось.
   Марианна помолчала немного. Они долго с Дугом решали, как и что говорить. Прокручивали запись, там, где Роза бросалась на Сессиль с кулаками.
   - Мы пришли поговорить с вами о дьяволе, - решительно сказала Марианна.
   Роза оглядела обоих, не скрывая негодования. Встала, развернувшись к двери.
   - Хотите смеяться надо мной. Лучше уходить.
   - Мы не смеемся. Нам действительно надо знать. Вы говорили, что дьявол убил миссис Блюм...
   - Откуда вам знать, что я говорить? - покосилась на них служанка.
   Марианна озадачилась. Не расскажешь же, что они установили камеру в саду Чезвиков.
   - Это показывали по телевизору, - нашелся Дуг.
   - Я телевизор не смотреть, - возразила Роза.
   - А мы вас там видели. В вечерних новостях.
   - Вам не надо знать о дьяволе. Вам надо смеяться. Уходите.
   - Мы не уйдем, пока не услышим, что здесь произошло. И что нам делать, чтобы защитить себя. Потому что в наши дома тоже пришел дьявол, миссис Роза.
   Старая мексиканка смотрела на них, не веря и боясь.
   -Нет. Вы не можете иметь таких злых мыслей, чтобы дьявол стал их слушать и исполнять.
   Дуг и Марианна переглянулись.
   - Дьявол исполняет злые мысли?
   - Да, это так.
   - Чьи мысли, миссис Роза? - спросила Марианна.
   - Почему злые мысли одних людей он исполняет, а других нет, - задал трудный вопрос Дуг.
   - Я не знаю, почему он выбирать мысли одних людей, а не других. Сначала он услышал мои мысли. Я хотела, чтобы кошка миссис Блюм перестала кричать. Чтоб она утонула в пруду.
   - Так это вы?...
   Роза покачала головой.
   - Это - дьявол. Я только думать. Дьявол слушать и делать.
   - А потом дьявол прочел мысли... - начал Дуг, но вовремя спохватился. Марианна, вспомнив, что было, когда миссис Блюм застала их в саду Чезвиков, потемнела лицом.
   Роза ничего не заметила. Откуда ей было знать, что собеседники отлично знают, чьи следующие мысли читал дьявол.
   - Он узнал, что думают эти люди, наши соседи. И сделал так, как они думают.
   - Что же делать, чтобы Дьявол не услышал твои злые мысли? - уныло спросила Марианна.
   - Молиться, - убежденно сказала Роза. - Молиться, чтобы Дева Мария избавила нас от злых мыслей! Если нет таких мыслей, дьяволу нечего исполнять. Он уходит.
   - Вы молились? - спросила Марианна. - Вам помогло?
   - Я молиться всю ночь, - с гордостью заявила Роза. - У меня не было больше злых мыслей о миссис Блюм.
   Дуг внимательно посмотрел на Розу. Кажется, он понял, что Роза имела в виду насчет злых мыслей и ее хозяйки. Хорошо, что дьявол не явился сюда раньше. Всю свою жизнь с Розой миссис Блюм была на волосок от черного мешка. Впрочем, как и ее служанка.
   - Да, но должна же быть какая-то причина... - рассуждал Дуг. - Вы не припомните чего-нибудь странного накануне той ночи... Ну... Когда вы... рассердились на кошку?
   - Ничего не происходить, покачала головой мексиканка. - Миссис Блюм утром кричать.
   - Что же ее так рассердило?
   - Пропасть ее любимый гном. Она им гордиться. Говорить - еще ее муж продавать таких гномов. Потом мистер Маркус его вернуть.
   - И где же этот гном? - небрежно спросил Дуглас. - Редкая, наверное, вещь. Что-то я не заметил его возле пруда...
   - Или в каком-то другом месте в саду...- попыталась исправить ошибку Дуга Марианна.
   - А вам зачем? - заподозрила неладное Роза. - И откуда вы знаете, где он стоять раньше?
   - Говорят, гномы устроили ночью в саду Чезвиков Черную мессу, - брякнул наобум Дуглас. - Это и привлекло в наш город дьявола. А главными там были как раз гномы миссис Блюм. Потом они пропали. Кто мог взять их, как вы думаете? И зачем?
   - Откуда мне знать? - насупилась Роза. - Вам надо спросить тех, чьи мысли убили миссис Блюм. А теперь вам лучше уходить.
   Марианна с укором посмотрела на Дуга. Разве так надо говорить со старой служанкой, пережившей ужасную смерть хозяйки?
   - Я слышала, миссис Блюм была доброй женщиной, - вздохнула она.
   Лицо Розы вытянулось.
   - Разве не так? - Марианна была сама наивность.- Ведь дьявол не нашел у нее ни одной нехорошей мысли.
   Чувство справедливости возмутилось в Розе. Годы мелочных придирок и сварливых поучений дали себя знать. Старые обиды вспыхнули с новой силой.
   - Я не знаю, что нужно дяволу. У миссис Блюм было много недобрых слов. Так много - в голове не вмещается. Она даже записывала их каждый вечер в тетрадь.
   - Она вела дневник? Что же она могла в нем писать?
   - Она прятала тетрадь от меня. Один раз я видеть случайно. Там на каждой странице - Роза не сделать то, Роза плохо сделать это. Записать, потом положить в коробку с бумагой, чтобы потом опять достать, писать про меня и прятать.
   Начавший было скучать Дуг оживился.
   - Да быть этого не может, чтобы каждый день писать гадости про вас! Вы это сейчас придумали. И про тетрадь, и про шкатулку.
   - Я никогда не врать, молодой человек, - выпрямилась с достоинством Роза. - Если вы не верить, я сейчас принести. Убедитесь сами.
   Роза отлично знала, где что прячет миссис Блюм. Не было ее в гостиной несколько минут. Вернулась с деревянной шкатулкой. Тут же заметила, что ее посетители о чем-то увлеченно спорят.
   - Вам это не интересно, - обиделась она. - Зачем тогда говорить?
   - Очень интересно, миссис Роза! - потянулся Дуг к шкатулке.
   - Мы спорили об этом снимке, - улыбнулась Марианна и показала на карточку под стеклом на диваном. -Это ведь муж миссис Блюм? Он был коммивояжером?
   На снимке человек в шляпе на затылке и жилетке был снят на фоне фордика из немых фильмов Чаплина. Сложив руки на груди, он облокотился спиной о дверцу. Перед ним были выставлены товары - пара швейных машинок, механическая швабра, набор кастрюль. Отдельно рядышком стояли три резиновых гнома, очень похожие на тех, что разглядывала под акацией Сессиль Чезвик.
   - Я не знать мистера Блюм. В то время я жить в Мексике, - проворчала Роза и зачем-то добавила.- Семья. Очень большая семья. Совсем нечего есть.
   - Снимок довоенный - это ясно, - продолжил спор для Розы Дуг.
   - А я говорю - это пятидесятые годы, - настаивала Марианна.
   - Я приехать в сорок восьмом году, - четко выговорила Роза. - Мистер Блюм сниматься на фото в тридцать восьмом. Потом пропадать. Миссис Блюм жить одна. Потом нанимать меня и писать в тетради. Можете сами смотреть.
   Она открыла деревянную шкатулку. Достала и выложила толстую конторскую тетрадь на стол.
   Дуг потянул к себе дневник миссис Блюм. Заглянул невзначай в внутрь.
   - Ого! Сколько их тут, не спрашивая, стал перетряхивать содержимое шкатулки.- 36-ой год, 37-ой... 38... Миссис Блюм уже тогда вела дневники?
   - Это книги мистера Блюм. Миссис Блюм не писать здесь!
   Дуг, с любопытством поглядывая на конторские книги Блюма, открыл дневник старухи. Рассеянно полистал страницы. Вдруг засмеялся, прочтя:
   "Опять эта упрямая Роза положила свою мяту в холодный чай. Она просто вывела меня из себя! Сколько раз ей надо повторить, чтобы она запомнила? У нас в Америке холодный чай готовят с лимоном. Это ж не Мексика, в конце концов, чтобы кругом совать мяту!"
   - Вам смешно? - обиделась Роза. - Отдать тетрадь и уходить!
   - Вы что, и в самом деле готовите холодный чай с мятой? - спросил Дуг.
   - Только себе, - сухо ответила мексиканка. - Миссис Блюм иметь чай с лимоном.
   - А я всегда мечтал попробовать чай именно с мятой. Но у нас его так никто не готовит... - развел руками Дуг.
   Роза встала со стула и пошла к двери.
   - Куда вы, миссис Роза? - окликнула ее Марианна.
   - Я приготовить вам чай с мятой. Вы пробовать, - не оборачиваясь, ответила та.
   Дуг тихонько толкнул Марианну плечом.
   - Я помогу вам миссис Роза.
   Так конторские книги мистера Блюма с адресами покупателей его товаров оказались в руках Дугласа.
  
   Марианна от Розы вышла какая-то совсем уж пришибленная.
   - Все-таки это ужасно, - сказала она Дугу в машине.
   - Что именно? - спросил он, думая о своем.
   - Жить среди людей, сталкиваться с ними, общаться и все время помнить, что одна случайная мысль, черт знает, откуда появившаяся в твоей голове, возьмет и запросто убьет любого из них. А они об этом даже не подозревают.
   Дуг посмотрел на Марианну внимательнее. Такая тихая, настороженная. Что это с ней? Совсем не похожа на ту заводную девицу, что объявилась в "Коммивояжере" неделю назад.
   - Ну-ка посмотри на меня! - Он протянул руку, отодвинул свесившуюся черную прядь. Глаза темно-синие и грустные. Удивительные.
   Дуг погладил ее по щеке. Наклонился, тронул губами у виска.
   - А если никогда не ссориться? - тихо сказал он. - Просто любить и все.
   - Так не бывает,- отодвинулась она от него. - Значит, придется притворяться. Ложь убивает любовь. А потом - лги не лги... Можно говорить самые добрые слова... А потом - раз - и тот, кого ты любишь - в больнице.
   Дуг стукнул кулаком по рулю.
   - Прости, - спохватилась Марианна. - Я не подумала. Ну, хочешь, заедем прямо сейчас к твоей маме?
   Дуглас замотал головой.
   - Не сейчас. - Помолчав, добавил: - -Понимаешь, я даже думать о ней боюсь. Вдруг всплывет в голове ссора. Я вспомню, что она кричала. Отвечу мысленно. Ей станет хуже и...
   - Нет, это просто какой-то кошмар, - закрыла Марианна лицо руками. - Что ж, нам теперь всем запереться в монастыре и молиться Божьей матери, как советует Роза?
   - Ну уж нет, - крепче сжал руль Дуг. - Это наша жизнь. И я никому не позволю...
   Какое-то время ехали медленно и молча.
   - А знаешь, - вдруг сказала Марианна. - Я, кажется, поняла, как можно справиться с этими гномами.
   - По мнению Розы, они тут вообще ни причем.
   - Роза - истовая католичка. Она женщина малограмотная. Ей трудно поверить во что-нибудь, кроме Божьей матери и дьявола. И пока она на кухне в подробностях объясняла мне про Лукавого, я почему-то вспомнила Вуду.
   - Что ты вспомнила? - повернулся к ней Дуг.
   - Ну, этот обряд, - заторопилась объяснять Марианна. - Знаешь, лепят глиняных куколок, потом втыкают в них булавки, а человек, которого они изображают, корчится от боли.
   - А причем тут гномы?
   - Предположим, гномы стали воздействовать на людей, когда мы нарисовали им злые рожи. Это - почти как с Вуду. А если попробовать наоборот. Люди - как куклы. А куклы - как люди.
   - Не понял.
   - Ну если куклы могут влиять на людей, то и люди могут влиять на кукол.
   - Как это?
   - Ну, если я уколю себя, может, у этого чертова гнома совесть проснется, и он от нас отстанет?
   Дуг думал недолго.
   - Вряд ли. Только себе больно сделаешь. Проще отыскать их и бросить в печку. Но сначала я должен убедиться, что действительно все дело в них.
   Они подъехали к дому Лоры. Дуг припарковал машину. Поерзал на сиденье, достал из кармана джинсов какие то сложенные ветхие листки.
   - Что это? - удивилась Марианна. - Ты сослал меня на кухню готовить чай с Розой, чтобы выдрать эти странички из дневника миссис Блюм?
   - Это, - расправил Дуг на коленке листки, - страницы из конторской книги Блюма за тридцать восьмой год. Из них следует, что Блюм, перед тем как пропасть, продал в разных городках трех гномов Таккера.
   - Гномы Таккера? Никогда о таких не слышала.
   - Я тоже. Мы должны выяснить, кто такой этот Таккер и что за гномов он делал. Не случилось ли чего-нибудь странного с теми людьми, которым Блюм продавал гномов. И не связано ли исчезновение самого Блюма с какой-нибудь из этих историй.
   - Ну и что это нам даст? - с сомнением посмотрела на Дуга Марианна.
   - Как ты не понимаешь? Через того, кто уже побывал в такой переделке, мы узнаем, как из нее выбраться!
   - А если тот не выбрался?
   - Тогда мы точно будем знать, что дело в гномах, отыщем их, уничтожим и будем жить, как все нормальные люди.
   - Я верю, что у тебя получится... - Марианна потянулась губами к щеке Дуга.
   - Я тоже в это верю, - подставил он щеку и набрал номер Тони.
   Дугу, пока он просил Тони разыскать в Интернете все, что можно найти о гномах Таккера, показалось, что тот немного не в себе. Говорил как-то странно. Голос напряженный. Даже грубоватый. На всегда готового прийти на помощь Тони совсем не похоже.
   - Ты меня понял, Тони? - переспросил на всякий случай Дуг. - Гномы Таккера.
   - Понял, Дуг...
   - Разыщи, все что можно. У тебя, надеюсь, все в порядке?
   Тони ответил не сразу. Потом выдавил, стиснув зубы, как будто преодолевая боль:
   - Не беспокойся Дуг. Я справлюсь. Если что, все будет в моем компьютере...
   И дал отбой.
   - Что там? - почувствовала озабоченность Дуга Марианна.
   - Не знаю... Странный какой-то голос у Тони.
   - Мы все теперь немного странные, Дуг, - вздохнула Марианна.
  
  
   Глава 12
  
   Саймон все озирался на соседние письменные столы и полки с книгами. В библиотеке он явно чувствовал себя не в своей тарелке.
   - Надо было Тони посылать. Это он у нас - ботаник. А у меня при виде такой уймы книг все начинает чесаться.
   - Успокойся, Саймон - со снисходительной улыбкой поглядывала на него Кейт. - Я год провела в этом зале, пока к колледжу готовилась. Я все здесь знаю.
   - К колледжу? - слегка удивился Саймон.- И на какой факультет ты готовилась?
   - Какой ты у меня невнимательный. Я же тысячу раз говорила - хочу поступать на исторический.
   - Чего ж не поступала?
   - Проблема в деньгах, Саймон.
   Оба росли без отцов. Матери работали на черной работе - официантками и посудомойками - и получали гроши, едва дотягивая до социального пособия.
   - Итак...- взбодрившись, начала Кейт. - Прежде всего, войдем в информационную систему.
   Через информационную систему она разыскала, все, что можно было найти по недвижимости в Лонг Виллидже. В частности про дом Чезвиков.
   Дом как дом. Владеет им агентство с центральным офисом в Сан-Франциско. Оно половиной домов в Лонг Виллидже владеет и сдает их в наем.
   Кейт под видом рекламного агента связалась на всякий случай с конторой в Сан-Франциско. Запросила список арендаторов дома Чезвиков за последние десять лет.
   Да, арендаторы в этом доме менялись довольно часто. Снимали дом на небольшие сроки. Кто на полгода, кто на год. Заканчивался срок договора, они уезжали, приезжали новые. Ни полиции, ни скандалов, ни посланников Сатаны.
   На всякий случай Кейт запросила фотоподборку номеров их местной газеты с громким названием "Звезда Лонг Виллиджа". И тоже неудачно. Ничего таинственного или необъяснимого в их городке не происходило годами.
   -А ты на что надеялась? - зевал и чесался Саймон. - Мы родились и прожили в этом городе почти двадцать лет. Если бы здесь произошло хоть что-нибудь таинственное или необъяснимое, мы бы об этом точно знали.
   - Да нет же, Саймон, ты не понимаешь. Людям нужны легенды. Везде, где они живут достаточно долго, сами собой слагаются предания и мифы. Я это тебе как будущий историк говорю. Просто там, где теряется интерес к прошлому, они исчезают. Но это не значит, что их не было.
   - Ну а зачем нам легенды? К чему нам чужое вранье?
   - Легенды на пустом месте не рождаются.
   - Ну так ищи скорей свои легенды и мифы, и давай валить отсюда, -торопил он ее.
   Кейт почти непроизвольно набрала в библиотечном каталоге "Легенды и мифы Лонг Виллиджа". Открылась книжка некоего Сэма Маккинли, выпущенная маленьким местным издательством в пятидесятые годы.
   Книжка называлась "Правда и легенды о Лонг Виллидже и его окрестностях".
   Запросили книгу. Искали ее долго, но нашли.
   Типичное произведение чудака-краеведа, ставившего свой город в центр мироздания. Из Лонг Виллиджа начинались и в нем заканчивались торговые пути. Здесь в древние времена был открыт порох, и ночевали неандертальцы. В Гражданскую войну самая кровопролитная битва между Севером и Югом развернулась на полях близ их родного городка.
   - Чушь, - зевнул Саймон. - И Маккинли этот - типичный параноик. У него мания величия. Пора убираться отсюда, пока я зевотой челюсть себе не свернул.
   Кейт готова была согласиться.
   Просмотрела напоследок содержание. И наткнулась на главу под странным названием: "Эпидемия сумасшествий накануне войны".
   Открыла и ахнула.
   В главе доказывалось, что помимо прочего окрестности Лонг Виллиджа являются родиной единственой в своем роде эпидемии сумасшествий. А именно - внезапная тяга к кровавым убийствам поразила три до этого совершенно обычных семейства в один год.
   В одном случае подросток в семье фермера перебил в течение суток всех близких, включая маленьких братиков и сестер, дом поджег, сам задохнулся и сгорел со всеми.
   В другом муж задушил жену и тещу, а потом повесился.
   В третьем сосед убил соседа чем-то тяжелым. Орудие убийства не нашли. На суде преступник доказывал, что соседа убил дьявол, а значит и судить надо посланника Сатаны. Несчастного признали невменяемым. Он умер в психиатрической лечебнице.
   - Тебе это ничего не напоминает? - пересказав Саймону прочитанные сюжеты, спросила Кейт.
   - Ну, в общем, похоже... - почесал затылок ее дружок. - Вот если бы еще там поблизости всякий раз оказывалась семейка смеющихся гномов. Но... - Саймон потянулся к книжке, перекинул страницу. - ...в тридцать восьмом году, думаю, и гномов то садовых еще не делали.
   - Но это ведь можно проверить.
   - Проверить? Как?
   - Проехать по этим местам, поговорить. Может быть, кто-нибудь из свидетелей еще остался в живых. И помнит подробности.
   - Ладно, не парься. Дуг просил нас разыскать что-нибудь странное. Мы разыскали. Пусть он сам решает.
   Саймон полез из-за стола.
   - Надо бы ксерокс снять, - нерешительно сказала Кейт.
   - Ксерокс? - Саймон оглянулся на библиотекаршу за конторкой. Повернулся к ней спиной. Быстрым движением вырвал главу из книжки Маккинли, сунул за пазуху. - Вот тебе и ксерокс.
  
   Дуг ждал их и у Лоры с Марианной. Ему тоже было, что им сообщить.
   Договорились встретиться прямо сейчас.
   Дом Лоры в трех кварталах от библиотеки. Стоял прямо на шоссе, как и прочие дома Лонг Виллиджа.
   Саймон, еще не уволенный со своего сервиса, по городу разъезжал на стареньком эвакуаторе. Везти их к Дугу эта развалюха почему-то отказалась наотрез. Стартер крутил, искра не схватывала.
   Саймон полез под капот. Кейт, после чтения описаний убийств и самосожжений было как-то не по себе. Она сказала, что пойдет пешком, а Саймон пусть подхватит ее по дороге.
   В любое другое время Саймон сорвал бы злость на подружке. Чтоб не ныла, когда у него машина сломалась, а сидела тихо и ждала. Но тут он сдержался. Знал, чем теперь ссоры могут кончиться. Буркнул: иди, мол, я сейчас, и снова влез под капот.
   Машина завелась минут через пять - Кейт и отойти-то далеко не должна была.
   Саймон погнал по шоссе. Заметил по дороге мощный трак, припаркованный у обочины. Кейт нигде не было видно. Саймон заподозрил неладное.
   Развернулся через сплошную, нажал на газ, поравнялся с грузовиком.
   Стекла у того были тонированы, что в кабине снизу не разглядишь.
   Саймон снова развернулся, запарковался сзади. Подошел к грузовику, залез по ступенькам и заглянул внутрь кабины.
   Тут же уперся взглядом в два выпученных рыбьих глаза откинувшегося в кресле здоровенного водилы. Пот капал у него с носа, жирная губа отвисла. Мужик дергал рукой, точно не мог включить скорость.
   Саймон стукнул в стекло, спросить, не видел ли он, куда делась девчонка с дороги.
   Мужик покосился на окно, оскалившись, приспустил стекло, рявкнул:
   - Куда лезешь, урод!
   Снизу донеслось какое-то кряхтенье и всхлипы.
   Саймон приподнялся и увидел...
   Ширинка на штанах у толстого была расстегнута. Из нее торчал сине- багровый гигантский член. Волосатой ручищей этот тип гнул Кейт к своей штуке. Лицо Кейт кривилось от омерзения и ужаса.
   - Ну? Что уставился, приятель? - зарычал на Саймона насильник. - Хочешь, чтобы она у тебя отсосала - становись в очередь.
   Саймон подпрыгнул, пытаясь достать кулаком до рожи этой потной скотины.
   - Отпусти ее, подонок! Я тебя сейчас...
   Дальнобойщик был тертая сволочь. Заманил Кейт в кабину якобы показать дорогу по карте. Карта валялась тут же.
   Не отпуская Кейт, мужик шарахнул дверью Саймона. Тот упал на дорогу, тут же вскочил и бросился с кулаками на водилу. Водила поймал Саймона на подскоке, сгреб за рубашку, встряхнул, хрипя: "Не видишь, что у меня? Дернись только, и я ее порежу, понял?"
   В руке, которой он обхватил Кейт за шею, Саймон увидел выкидной нож. Водила нажал кнопку. Вылетело лезвие. Бандит прижал его к щеке Кейт.
   Кейт раскрыла рот в беззвучном крике. Детина, радостно заржав, рывком нагнул ее голову.
   Саймон спрыгнул со ступеньки. Перевернул бейсболку козырьком назад. Медленно поднял полный ненависти и омерзения взгляд на толстую в жирных складках шею.
   - Смотри, смотри, как я трахну твою подружку!.. - завопил извращенец, и вдруг на шее его сама собой лопнула кожа, из узкой раны ударила струя черной крови, тут же кровь брызнула из-под челюсти, из раны за ухом, из-под кадыка...
   Вытаращив стекленеющие бледные глаза, хрипя и захлебываясь, детина дергался под ударами невидимого ножа, а Саймон стоял и смотрел ему в шею тяжелым ненавидящим взглядом.
   Кейт, увидев улыбку на его губах, закричала: "Хватит, Саймон, хватит, остановись!" и, сбросив с себя безвольную руку с зажатым в ней ножом, соскользнула с сиденья и побежала, ничего не видя, вдоль дороги.
   Саймон захлопнул дверцей истекающее кровью тело. Оглянулся. Дорога все это время была пуста. В домах, скрытых густыми садами, никто ничего не видел. Он обогнул грузовик, закрыл дверь со стороны пассажирского сиденья, подскочил к своему эвакуатору, догнал на нем Кейт.
   Кейт будто совсем с ума сошла от пережитого. Саймону стоило немалых усилий усадить ее в машину. Саймон протянул было руку, чтобы погладить ее по плечу. Она отпрянула, вжимаясь в дверцу.
   - Успокойся, Кейт. Все позади. Это же я, Саймон. Ты что, не узнаешь меня?
   Кейт смотрела на него широко открытыми глазами. Ужас и отвращение прочел в них Саймон. И эти чувства к затащившему ее в свой грузовик мерзавцу никакого отношения не имели.
   Саймону вдруг стало трудно дышать. Он почувствовал, как что-то давит ему на грудь. Выставил ладонь, загораживаясь от взгляда Кейт. Крикнул:
   - Кейт, остановись. Какого черта ты так смотришь на меня? Ну все хватит, хвати... Не надо, Ке-е-йт!
  
  
   Тони с Лорой по заданию Дуга искали информацию о гномах в Интернете.
   Тони стучал по клавишам, как залетевшая бабочка крыльями в стекло. Картинки мелькали на мониторе. Лора следила какое-то время за работой Тони, честно пытаясь вникнуть в его пояснения - кто, когда и где начал производить игрушки на темы диснеевских мультиков. Какого размаха достигло незаконное производство американских кукол в Китае и прочее такое, никак не связанное, по мнению Лоры, с той ужасной вещью, которая произошла в этой комнате всего несколько часов назад.
   Вспомнив, как это было - передернулась. Собачонка была довольно противная, но ведь Лора не хотела убивать ее. Это сделала какая-то неведомая сила. Вот что было страшно.
   Лора с сочувствием посмотрела на Тони. Ей хотелось загладить свою вину перед ним. К тому же она так и не закончила того, что так неловко начала. А что если... Она вдруг увидела, какие длинные, тонкие и нежные пальцы у Тони. Они так и летали над клавиатурой. Как у пианиста.
   Лора всмотрелась в лицо Тони - длинные нежные ресницы, прямой нос, пухлые губы. А ведь он красивый, заметила с удивлением Лора. Как это я раньше не замечала.
   Тони бросил на нее короткий взгляд, спрашивая: "Что-то непонятно? Я объясню".
   Лора встала из-за стола. Медленно прошлась по комнате. Она была убеждена, что Тони он украдкой следит за каждым ее движением.
   Заглянула к черепахам в пластиковое корыто. Постучала ярко накрашенным коготком по клетке: "Эй, кто-нибудь дома?".
   Между прутьев клетки увидела черную блестящую горошину крысиного глаза, дрожащие струнки усов...
   Тони, наконец, заметил, что Лоры нет рядом. Оглянулся...
   Лора подошла к зеркалу. Чувствуя на себе взгляд Тони, потянулась, заломив руки. Чуть качнула бедрами. Внимательно посмотрела на себя в зеркало. Обернулась и увидела спину Тони. Тот по-прежнему трещал клавишами, лихорадочно прочитывая открывающиеся тексты.
   Лора надула губы. Тихо-тихо подошла к Тони сзади. Встала за его спиной.
   Плечи Тони напряглись.
   Лора стала медленно наклоняться вперед, теснее прижимаясь животом к шее и голове сидящего за компьютером Тони.
   Треск клавиш смолк. Тони застыл, не смея обернуться.
   Лора чуть присела, заглянула сбоку ему в глаза, потом обняла его рукой за шею, повернула к себе, потянулась губами.
   Тони вдруг перехватил ее руку, отвел в сторону и вскочил.
   Лора поняла это как знак и тут же прижалась к нему всем телом.
   - Погоди Лора, - отодвинулся Тони.
   Лора удивленно подняла брови.
   - Мне почему-то кажется, что ты меня не любишь, - очень серьезно сказал Тони. - Мне кажется, что ты играешь со мной.
   - Дурачок, - усмехнулась Лора. - Просто я действительно хочу быть твоей девушкой. Разве у тебя была девушка Тони?
   Тони молча смотрел на нее.
   - Может, тебе вовсе не нужна девушка? - пожала плечами Лора. - Ты скажи. Я пойму.
   - Мне нужна девушка, которая меня любит, - потупившись, тихо сказал он. - А так просто... Мне не нужно. Извини.
   - Жаль... - услышал он удаляющийся голос. - Ты упустил свой шанс, дурачок.
   Тони поднял глаза. Комната была пуста.
   Он снова сел к компьютеру разгребать ссылки, копаться в истории кукол, уже ничего толком не видя и не понимая на экране, изводя и терзая себя какой-то странной давящей болью в груди. Какой он действительно дурак - упустил свой шанс. Вдруг на лестнице послышались шаги. Тони вскочил, отбросив сомнения. Шагнул к двери. Услышал за ней тяжелое сопение.
   Дверь распахнулась. В комнату, держась за бок и отдуваясь, вошел отец.
   От неожиданности Тони сел на стол. Он вообще не помнил, когда отец в последний раз поднимался к нему.
   Майк как-то боком пошел через комнату. Держась за бок, присел на краешек кровати. Посмотрел исподлобья на Тони, сказал непривычно тихо и мягко:
   - Здорово, сын! А меня вот выписали.
   Тони слегка кивнул.
   - Доктор просил меня больше под колеса не лазить. Повезло, говорит, тебе. Еще пару миллиметров и все - кишки вон. Хотя, по-моему, это чертово колесо даже не сдвинулось с места. Я сам на него наскочил... - Он немного помолчал, оглядывая комнату. - Так вот значит, как ты живешь, сын. - Я слышал, твоя собачонка сама себе шею свернула?
   Тони неприязненно посмотрел отца.
   - Хе-хе, не грусти Тони. Может, оно и к лучшему. Мы ж мужики. Если уж заводить собаку - то овчарку. Если уж что и выращивать - то огурцы или помидоры. Если заниматься крысами, так только их уничтожением. Вот тогда твои приятели Дуглас с Саймоном станут тебя уважать. Мать говорила, они тут к тебе в гости наведывались? Почувствовали, что ты взрослеешь?
   И тут же без перехода, потянув носом арбузный запах духов Лоры:
   - А девка ничего - грудастенькая. Я б и сам с такой перепихнулся. Как в первый раз - сладко? Я помню свою первую, как она покрикивала: "Давай, давай..." А? Чего робеешь? Не красней, парень! Дело мужское, обычное. Отцу сказать можешь, я пойму.
   Тони вдруг почувствовал, какой злобной тяжестью наливается его взгляд, и вовремя спохватился. Опустил глаза. Сказал тихо, едва сдерживаясь:
   - Уйди, папа.
   Тони ждал, что отец по своему обыкновению начнет орать, грозить и даже даст ему подзатыльник. Но не услышал ни тяжелого вздоха, ни скрипа кровати, ни шаркающих шагов. Только непривычно слабый голос от двери:
   - Зря ты дуешься на меня сынок. Я ведь только добра тебе хотел.
   Дверь тихо затворилась. Заскрипела лестница под тяжелыми шагами.
   Тони хотел догнать отца, схватить его за плечо, крикнуть - как он хотел бы, чтобы они, наконец, поняли друг друга, и как жаль, что это невозможно, но все равно он любит его и не желает причинять ему боли. Но, понимая, что это невозможно, злясь на себя за то что, что не принял шага к примирению, Тони упал на постель и зарылся лицом в подушку.
   И вот тут его в первый раз накрыл этот приступ страшной, ни с чем не сравнимой, боли. Как будто все, что было у него внутри, кто-то стал выкручивать и отжимать словно мокрое белье, все сильнее и сильнее, стремясь выжать все до капли.
   Тони задохнулся, куснул подушку, чтобы не закричать...
   Телефонная музыка затренькала на столе. Двумя руками с силой зажимая живот и грудь, чтоб его не разнесло болью как взрывом. Тони дополз до стола и взял трубку.
   Звонил Дуг. Просил собрать информацию о гномах Таккера, на которых он и сам только что вышел.
   Тони не помнил, что говорил Дугу. Помнил, что обещал.
   Дождавшись когда боль притупилась, он вернулся в Интернет, изо всех сил стараясь не думать об отце, о том, как он неуклюже пришел к нему в первый раз мириться,, а он взял и выставил его из комнаты.
   Тони очень старался об этом не думать. Иногда это у него получалось, и тогда боль отпускала его.
  
   Глава 13
  
   Синий свет, белый пластик, прозрачные двери. Запах лекарств и дезинфекции. Кто мог предположить, что все это так прочно войдет в их жизнь с безобидным розыгрышем?
   Безобидным ли? Дуг усмехнулся. Хотели выдворить чужаков из города. Чувствовали себя хозяевами. Теперь кто-то иной показывает, кто здесь хозяин. А они даже не знают, кто. Мечутся в поисках, и все пути ведут в этот больничный холл с дверями и надписями, как название картин в последнем акте драмы: "Операционная", "Реанимация".
   А там за дверями на операционном столе уже перебывали люди отнюдь не чужие. Брат Лоры. Отец Тони. Его, Дуга, мать. Теперь вот Тони, с которым вообще случилось непонятно что.
   Возле двери реанимации сидели мать и отец Тони. Мать постаревшая, отец какой-то раздавленный. Не грузовиком, а тем, что случилось с его единственным сыном. Все приставал к Саймону, сидевшему рядом, пытался объяснить. Как услышал страшный крик сына. Как взлетел к нему в спальню. Как увидел его, катающимся по полу, как нес его на руках к машине.
   - Главное, понизив голос и наваливаясь плечом, делился он с Саймоном, глазами показывая на Лору - вот эта подруга была у него передо мной. Я зашел, спросил: ну, как, мол, у вас с ней? Он обиделся. А я ничего ему даже не сказал. Взял и вышел. А потом слышу - он орет и по полу катается. А?
   Лора, чувствуя, что говорят о ней, ежилась, как от прикосновения грубых рук. Она жалела Тони. Страшно было - ведь она ничего такого плохого для него не придумывала - что же это с ним?..
   Кейт стояла у стены в стороне от всех и старалась на Саймона не смотреть. Саймон теребил по привычке бейсболку, ругаясь с Кейт про себя - я тебя спас от мерзавца, а ты вместо благодарности так посмотрела на меня, что я едва концы не отдал, а теперь вообще в упор не видишь. И неизвестно, что лучше.
   Марианна хоть и держала Дуга за руку, ни о чем его не спрашивала.
   Полнотелая и чернокожая докторша вышла, окинула взглядом притихшую компанию.
   Кивнула Лоре - как, мол, горло вашего брата? Заметила отца Тони - его только сегодня выписали с переломом ребер. Дуг тоже был ей знаком. Эта властная дама - его мать - весь средний медперсонал загоняла своим сотрясением мозга.
   - Ну что, док, - вскочил, кривясь то ли от боли, то ли от жалости к сыну, отец Тони.- Что скажите? Если хотите знать мое мнение - так надо промыть ему желудок. Не в себе он был. Выпил какую-то дрянь, и все.
   Белой салфеткой докторша обмакнула черный вспотевший от недоумения лоб. У Тони взяли кровь, тело его пропустили через все новейшие аппараты. Каждую клеточку вывели на экран монитора, но объяснить, что с ним случилось, опытная бригада реаниматологов не смогла.
   Все выглядело так, будто кто-то, минуя кожу и ребра, гигантской пятерней сжал все внутренности Тони, подержал так и отпустил.
   Такого в их практике еще не бывало.
   - Это не отравление, - запахивая расходящийся на полной груди медицинский халат, покачала головой докторша. - Ваш сын ниоткуда не падал?
   - Да нет, вроде, - оглянулся на Саймона отец Тони.
   Мать Тони подошла тихо, незаметно. Встала чуть в сторонке. Сказала чуть слышно:
   - Я могу увидеть своего сына?
   - Вечно ты со своими глупостями, Глория, - поморщился ее муж. - Он же в реанимации. Туда вообще никого не пускают.
   - Ваш сын никого не хочет видеть.- В голосе чернокожей докторши слышался упрек. - Кроме... Дуглас Крейн - это вы?
   Дуг медленно встал.
   - Пойдемте, - пригласила его докторша.
   Отец Тони мгновенно вскипел: "Волнуешься за него, щенка, а он тебя даже видеть не хочет".
   Глория тихо всхлипнула.
  
   - Пять минут. И постарайтесь его не волновать, - сказала толстуха-врач, и вышла.
   Тони лежал на высокой кровати, весь опутанный трубками и проводами. Глаза на бледном лице закрыты. Под глазами тени. Лицо неестественно спокойное.
   Дуг почувствовал, как пересохло во рту, и вспотели ладони. Так всегда с ним было, когда ему диктовали, как следует себя вести - люди, события, обстоятельства.
   Тони был только парнем из их компании. Смотрел на него, Дуга, с восхищением. Дуг позволял ему так на себя смотреть. Теперь он мог умереть. Дугу было жаль его, и он не знал, достаточно ли сильно это чувство жалости. А еще ему было неловко, как будто от него ждали то, чего он дать не мог.
   - Не мучай себя, Дуг, - открыл глаза Тони. - Не мучай себя виной, стыдом, совестью.
   - Ты о чем это? - Дуг вздрогнул. Надо же, как точно Тони угадал его состояние. - Тебе плохо, да?
   - Ты не беспокойся за меня. Они вкатили мне такую дозу успокоительного, что я теперь в полной безопасности. Но я должен огорчить тебя, Дуг. Мы больше никогда не сможем быть людьми.
   Тони говорил так странно после всего, что с ним произошло.
   - Тебе надо отдохнуть, Тони. Постарайся уснуть.
   - Правильно, Дуг. Все правильно. Мне всегда было обидно, что ты меня не замечаешь. Я восхищался тобой, а тебе было на это плевать. Мне хотелось, чтобы ты хоть раз почувствовал угрызения совести на мой счет. А теперь я говорю - не люби никого, Дуг. Из нас выживет только тот, у кого хватит духа ничего не чувствовать. Наше недовольство не только другими людьми, но и собой теперь ранит и убивает. И других, и нас самих...
   - Так что же все-таки произошло?
   - Мне стало стыдно.
   - Как это?
   - Отец хотел со мной помириться после ссоры. Пусть неуклюже и грубо, но... хотел. А я его выставил. Мне стало стыдно. Понимаешь, стыдно! Только и всего. Я был недоволен собой. Казнил себя за равнодушие. И вот я здесь. Мой тебе совет - не вини себя, за то, что случилось с твоей матерью. Если не хочешь оказаться на моем месте. И другим скажи то же.
   Общие беды разводят людей. Иногда делают их равными. Дуг почувствовал второе.
   - Ты думаешь, у нас нет шансов избавиться от этой заразы?
   - Слишком мало времени, Дуг. Эта штука набирает силу. Она убьет тех из нас, в ком больше человеческого. Оставшимся в живых меняться просто не захочется.
   - Что ты хочешь этим сказать?
   - Мы получили универсальное оружие. Не понимаю, как это сразу до нас не дошло. Убивать мыслью. Пентагон дорого заплатил бы, чтобы узнать, что у нас тут в Лонг Виллидже происходит, - усмехнулся Тони. - Секрет в том, что оружие это могут использовать только люди, лишенные всяких нравственных ограничений. Надеюсь ни я, ни ты не узнаем, кто из нас годится на роль универсального убийцы. Надеюсь, мы до этого не доживем.
   Говоря это, Тони поморщился. Может, ему стало неловко за свой пафос. Или за уверенность в собственной правоте. Только все бегущие пики на мониторах дали всплеск, и мерное попискивание аппаратов, фиксирующее норму, тревожно участилось.
   Боль вернулась. Тони сжал зубы и тихонько застонал.
   Колыхаясь всем телом, в дверях возникла все та же докторша.
   - Я же предупреждала, - пробасила она.- Его нельзя беспокоить. Немедленно уходите.
   Дуг почувствовал, как Тони тронул его за руку. Теплое и настоящее чувство проснулось в нем. Он точно знал - ему действительно хочется, чтобы Тони жил и мог волноваться, любить, сердиться, быть недовольным собой.
   - Ты поправишься Тони, - тихо сказал он. - Мы разберемся с этой...
   Тони благодарно сжал его руку. Лицо его снова разгладилось. Боль прошла. Писк приборов затих. Докторша удивленно вскинула брови, но из палаты не вышла.
   - Информация о гномах Таккера в моем компьютере, - быстро, точно боясь не успеть, заговорил Тони. - Папка называется "Таккер". Все дело в этом типе, Дуг, и в куклах, которых он придумал. Почему они вдруг начинают так влиять на людей, я не понял. Тут какая-то тайна.
   Тони с неожиданной силой потянул к себе руку Дуга. Дуг нагнулся. Последнюю фразу Тони сказал ему тихо-тихо прямо в ухо:
   - Вам надо разыскать гномов миссис Блюм. Они сделаны по эскизам Таккера. Единственный наш шанс - уничтожить их. Если и это не поможет, тогда...
   - Ну, все, мальчики, хватит, хватит, - заколыхалась под халатом докторша. - Завтра договорите. Больному надо отдохнуть...
  
  
   - Ну, что, как он? Ему очень больно? - Мать Тони, Глория, тянулась к Дугу со страхом и надеждой. Да и его отец, Майк, с деланно безразличным лицом подвигался на скамейке поближе.
   - Он в порядке. Он молодец - ваш сын. Настоящий мужчина, - специально для отца Тони громко объявил Дуг. - Он выкарабкается миссис Глория. Только вот что... Ему нужно кое-что распечатать из его компьютера и принести завтра.
   - Да что там может быть важного в этих его статейках? - по привычке хмыкнул Майк.
   - Вы явно недооцениваете важность работы вашего сына, сэр, - внушительно заметил Дуглас. - Между прочим, от информации, которую добыл сегодня Тони, зависит жизнь нескольких человек. Скажите, я могу зайти к вам вечером?
   Глория поспешно закивала. Майк приглашение подтвердил. Его мучила досада. Дуглас назвал его сына настоящим мужчиной. Уважительно отозвался о его работе. Получалось, он совсем и не знал сына.
   - Тони успел раскопать что-то о гномах Таккера? - тихо спросила Дуга Марианна.
   Лора не дала им секретничать, тут же подсела, забросала Дуга шипящими вопросами:
   - Что значит "жизнь нескольких человек в опасности"? Ты о чьих жизнях говорил, Дуг. Не о наших ли? Мы что, скоро все окажемся там же где Тони?
   - Тогда и я хочу знать, какой информацией владеет Тони, - влез в разговор подошедший Саймон.
   - Успокойтесь, - остановил их Дуг. - Не можем же мы всей толпой завалиться в дом к Тони. Я...
   Марианна тронула его за локоть.
   - Мы с Марианной снимем с компа Тони все, что он узнал о садовых гномах миссис Блюм, встретимся в "Коммивояжере" и решим, что делать дальше. Или вы мне уже не доверяете?
   - Ладно, - нехотя согласился Саймон. - Только учти, мы с Кейт тоже кое-что надыбали в библиотеке. Еще не известно, чьи сведения важнее. И не вздумай нас провести, Дуг, и скрыть что-то важное!
   Кейт смотрела на Саймона как-то странно. Точно не узнавала его. Дуг заметил это.
   - Ты что же, угрожаешь мне? - холодно спросил он Саймона.
   - Не угрожаю... Предупреждаю.
   - Не спорь с ним, Дуг. Пожалуйста, не спорь... - просила Кейт, со страхом поглядывая на Саймона.
   - Да что у вас там произошло, в этой библиотеке? - начал выходить из себя Дуг, но тут двое санитаров вкатили в коридор из приемного покоя каталку с черным мешком и все разом уставились на него.
   Когда каталка поравнялась с отцом Тони, один из санитаров поскользнулся, и, падая, потянул за собой тележку. Та накренилась, мешок скатился на пол. Молния разошлась и открыла залитую кровью бритую макушку и шею с застывшими сгустками крови в чудовищных ранах.
   Шедшие следом двое полицейских тихо ругнувшись, тут же затянули молнию, поднатужившись, забросили труп водилы-здоровяка на тележку, подпихнули в спину санитаров, чтоб не задерживались.
   Когда они проходили мимо Дуга, один из них, продолжая где-то там за пределами больницы, начатый спор, сказал:
   - Да как это возможно, чтобы человек сам себе нанес такие раны ?
   - Так получается, Мак. Нож был у него в руке, другого нет, а отпечатки на рукоятке только его... И раны точно нанесены ножом.
   - Харакири, блин... - флегматично заметил напарник.
   Труп в сопровождении полицейского эскорта укатил в морг.
   - А вы знаете, кто это был? - окинул взглядом собравшихся в холле слегка обалдевший от кровавого зрелища, отец Тони. - Это ж Боб Железный Член. Он со мной на одной фирме грузовики гонял. Предупреждал я его - полегче с бабами, Боб. Не послушал. У него любимое развлечение - затащить девицу силком в кабину, отыметь и выкинуть. Вот и нарвался на девку с пером. Только откуда она у нас такая, в нашем в Лонг Виллидже?
   Заметив, как на него смотрит Глория и ребята, Майк, понял, что сболтнул лишнего.
   - Да, ладно, расслабьтесь. Наверное, я ошибся. Он и на Боба то не похож. Только что бритоголовый. Не бойтесь ребята, вам такое не грозит. А вы девочки, все-таки от незнакомых грузовиков держитесь подальше. Пойдем, старуха, нам ужинать пора.
   Взял Глорию за руку, он потащил к выходу.
   - Так вы заходите к нам вечером, Дуг, мы будем вас ждать, - нашла в себе силы улыбнуться на прощанье Глория.
  
   Саймон, закрываясь руками, крикнул Кейт:
   - Эй, эй, ну хватит... Не смотри ты на меня так, а то...
   В глазах Кейт стояли слезы. Губы ее дрожали. Дуг видел, какого труда ей стоило отвести взгляд от Саймона. Она бросилась было бежать из холла. Дуг двинулся, Марианна угадала его желание, вскочила, ухватила Кейт за руку. Обняв, вернула ее обратно.
   - Что скажешь, Саймон? - отлично зная, как ранят несуществующие ножи, спросил Дуг.
   - Да чего вы все на меня уставились, - возмутился Саймон. - Этот ублюдок затащил Кейт к себе в кабину. Собирался прямо у меня на глазах заставить ее... Ну, понимаете... И нож ей к щеке приставил.
   - И ты представил, как он себя этим ножом?... - ужаснулась Марианна.
   - Ну, типа того. А Кейт так на меня смотрела, что я чуть сам не загнулся...
   - Господи, Саймон, у тебя было такое лицо, будто ты сам бьешь, бьешь, бьешь его ножом и... И... тебе это нравится.
   - Да ладно тебе выдумывать, - отмахнулся от нее Саймон.- Что я садист, что ли? Ты меня, между прочим, тоже своим взглядом чуть не раздавила. А Дуг с Марианной вообще молчали бы после старухи Блюм!
   - Что ты сказал? - тихо, почти шепотом, спросил Дуг, и взгляд его стал грозным.
   - Да что слышал!- оттолкнувшись от стены, с вызовом воззрился на него Саймон.
   Взгляды их встретились. Было видно, как наливаются они тяжестью и гневом. Марианна, во всяком случае, это увидела. Представила, что будет дальше. Вскочила и, сама не понимая, что делает, изо всех сил толкнула Саймона на Дуга.
   Получилась, как будто Саймон летит на Дуга с кулаками. Дуг увернулся и ткнул Саймона в живот. Тот, сгибаясь, зацепил Дуга по скуле. Оба, придя в себя, уставились на Марианну:
   - Ты чего? Зачем?
   - А это чтобы вы пар выпустили, - заявила Марианна, спокойно садясь на стул. - Вы что не поняли, что ваши кулаки ерунда по сравнению с вашими взглядами? Еще секунда и один бы упал с пропоротой шеей, а другой с пробитой головой.
   Дуг потер скулу. Саймон пошупал живот. Переглянулись и захохотали:
   - А здорово ты нас, Марианна!
   - Классное средство!
   - Значит, теперь, чуть кто на ком фиксируется, тут же хлопаем по затылку...
   - ...и обходимся без жертв!
   - Ну, хватит ржать! - вскочила возмущенная Лора. - Там, за дверью, между прочим, Тони. И еще не известно, выкарабкается он или нет. На него, кстати, никто не смотрел и плохо о нем не думал.
   Дуг вспомнил, о чем говорил ему Тони. Стало не до смеха.
   - Теперь вы все поняли? - спросил он ребят, коротко пересказав разговор с Тони без моральных подробностей. - Наши мысли ранят не только окружающих, но и нас самих.
   - Так что же нам делать? - совсем потерялась Лора.
   - Разойтись по домам, запереться в своих комнатах, принять успокоительное. Ни с кем не разговаривать и ни о чем не думать.
   - И сколько так можно продержаться? - недовольно спросил Саймон.
   - Времени у нас мало, - согласился Дуг.
   - А все-таки - сколько, - настаивала Лора.
   Дуг переглянулся с Марианной:
   - Сегодня ночью я навещу Чезвиков и свяжусь с вами. На всякий случай снотворным не злоупотребляйте. Включите звонки мобильников на полную громкость.
   - А удар у тебя ничего, - хлопнул себя по животу Саймон. И спросил нерешительно: - Пошли что ли, Кейт?
   - Без меня, Саймон, - мотнула головой Кейт. - Нам пока лучше не быть вместе.
   Саймон побрел понуро по коридору. Лора, вытряхнув из пузырька на ладонь пару успокоительных таблеток, забросила их в рот. Сказала скороговоркой:
   - Пока, Марианна. Кстати, может, тебе лучше сегодня в моей комнате не ночевать?
   Кейт на прощанье сунула Дугу несколько листков из книги.
   - Прочти обязательно. Здесь про странные случаи убийств без орудий преступлений в нашем округе.
   - Классная у нас теперь компания, - грустно заметила Марианна, когда они с Дугом остались в больничном холле вдвоем. А когда выходили из больницы, спросила: -А ты ничего там не забыл, Дуг?
   Она могла не уточнять. Он понял, что она говорит о его матери. Они теперь понимали друг друга без лишних слов.
   - Не сейчас, - покачал головой Дуг.
  
   Только портретов Таккера в материалах, нарытых Тони, они не нашли. Поэтому каждый представлял себе его по-своему.
   Для Марианны он был высоким, худощавым, с длинным лицом безобразно большим лбом, провалившимися щеками и черным сжигающим взглядом из под густых бровей. В общем, типичный бас-гитарист рок-группы с сатанинским уклоном. Дуг, напротив представлял себе такого закомплексованного недомерка в очках, с дурацким гогочущим смехом. Что-то вроде Вуди Алена, мечтающего отомстить миру за все свои уродства.
   На самом деле неизвестно, как выглядел Эдмонд Таккер на исходе тридцатых годов, но типом он был малоприятным, это точно. Отличный рисовальщик и график. Зарабатывал на жизнь комиксами. Одно время работал в группе художников-аниматоров на студии Уолта Диснея. Постоянно со всеми ссорился и ругался. Считал, что коллеги не способны по достоинству оценить его талант. Что ему завидуют и затирают.
   Эдмонд Таккер действительно был наделен даром редким и преждевременным. Он специализировался по разного рода злодеям и представителям темных сил. Созданные им фантастические чудища, Франкенштейны, Дракулы, черные маги, ведьмы и злые волшебники, мультипликационные псы, собаки, пантеры и гуси детей приводили в ужас, а на взрослых действовали угнетающе. Их все время приходилось подправлять другим художникам - затушевывать зловещий блеск в глазах, подчищать омерзительные улыбки, разбавлять слишком густую кровь на клыках, закрашивать мерзкие волосатые бородавки. Таккер злился, скандалил, кричал, что редакторы студий и журналов понятия не имеют, каким должно быть лицо Зла и что их злодеи ненастоящие, и это просто профанация искусства.
   Он общался с сатанистами, устроителями Черных месс, медиумами, колдунами, гадалками. Коллекционировал и изучал труды средневековых алхимиков и трактаты об изгнании дьявола и общении с духами. Водил знакомство со специалистами по культурам майа и ацтеков и одним из первых открыл культ Вуду, овладев искусством влиять на людей через их восковые изображения, посыпанные пеплом сожженных волос и обагренных кровью зарезанного в полночь петуха.
   В конце концов, Таккер поссорился со всеми своими работодателям. Со студии Диснея его уволили. В отделах комиксов иллюстрированных журналов перестали давать работу. Издательства отказывались от его услуг художника-иллюстратора.
   Эдмонд Таккер решил заняться бизнесом - взял кредит и организовал фирму по производству игрушек на сюжеты комиксов и мультфильмов. Но и тут ему не везло. Мыши, псы, гуси и медведи, выполненные по его эскизам, приводили детей в ужас прямо на прилавках магазинов и в отделах игрушек супермаркетов. Продукция возвращалась на фирму Таккера нераспроданной. Ему грозило банкротство.
   И вот тогда Эдмонд Таккер сдался и решил изменить себе. Неизвестно, его была эта идея или ему кто-то подсказал ему свежий коммерческий ход, но фирма Таккера в короткий срок освоила выпуск и ввела в моду новую игрушку - садового гнома, выполненную один в один по образу и подобию героев классического мультика Уолта Диснея.
   Каким-то образом Таккеру удалось подсунуть свою продукцию в сады нескольких голливудских звезд. Фигурки попали на страницы светской хроники вместе с их хозяевами. Резиновые гномы возле бассейна стали популярны. Куклы Таккера шла на расхват. Замаячил неслыханный коммерческий успех.
   Кончилось все мгновенно и плачевно. Адвокаты Уолта Диснея предложили плагиатору немедленно свернуть производство, уничтожить непроданную продукцию и навсегда отказаться от нарушений чужих авторских прав. В противном случае грозились обратиться в суд, выставить гигантские счета за моральный ущерб, разорить и посадить.
   Художник отказался выполнить условия наотрез. Ему дали сроку неделю. Таккер использовал эту неделю, чтобы поднять компанию в свою защиту в прессе. На стороне Диснеевской студии неожиданно выступили бульварные издания. Они раскопали какие-то странные истории о том, что добродушные с виду игрушки Таккера обрели душу демонического художника и стали приносить в семьи несчастья. Там ребенок, поигравший с гномом Таккера, тонул в бассейне. В другом месте кто-нибудь умирал загадочной смертью на следующий день после приобретения коварного мультяшного героя.
   Кончалась история неожиданно и странно. Будто бы накануне передачи дела в суд, Таккер сам явился к бывшим коллегам по студии Диснея, присмиревший и раскаявшийся. Что-то бормотал про заговор сатаны, в котором невольно принял участие. Подписал мировое соглашение, по которому обязался отозвать из всех магазинов еще непроданных гномов, слизанных с диснеевского мультика и выплатить компенсацию размером с весь совокупный доход от единственного своего удачного предприятия.
   После чего Таккер исчез. Никто никогда больше его не видел и ничего о нем не слышал.
   В общем, материалы, собранные Тони, подтверждали только, что простоявшие больше полувека в саду миссис Блюм гномы Таккера вдруг проявили свои дьявольские способности. Что именно эти способности в них разбудило, и почему они перекинулись на людей - оставалось неясно.
   - Занятно, конечно, - несколько разочарованно протянула Марианна, утомленная чтением с монитора, но... что нам с этим делать?
   Она повернулась к Дугу. Тот откинулся в кресле. Лицо его выражало крайнее удовлетворение.
   - Все сходится, - несколько раз кивнул он и потер руки.
   - Хочешь сказать, ты знаешь, как эта древняя история связана с нами, мистером Блюмом, Лонг Виллиджем и нашим временем?
   - Именно.
   - Тогда объясни. Только без лишних слов.
   Дуг посмотрел на часы. Было около двенадцати. Снизу доносились крики комментатора с последнего раунда транслируемого по ТВ поединка за титул чемпиона мира в полутяжелом весе по версии MBI.
   Под эти вопли сидевший внизу, в гостиной, отец Тони допивал последнюю банку пива.
   А в это время Лора, Саймон и Кейт, нагрузившись транквилизаторами, сидели по своим комнатам и тупо смотрели МТВ. Тони дремал в палате реанимации. В доме Чезвиков все окна были черны, как будто хозяева уехали куда-то или уснули, отказавшись навсегда от общения с внешним миром.
   Дуглас достал из кармана потрепанные листочки и разложил их на компьютерном столе. Это были записи из конторской книги мистера Блюма и странички из книги Маккинли об эпидемии сумасшествий в окрестностях Лонг Виллиджа на рубеже сороковых годов. Адреса покупки гномов Таккера и безумных убийств, как убедился Дуг, странным образом совпадали.
   - Все должно решиться сегодня ночью, - загадочно улыбнулся Дуг, прежде чем посвятить Марианну в свои открытия и планы.
  
   Глава 14
  
   Короткими перебежками, пригнувшись, Дуг и Марианна подкрадывались к террасе дома Чезвиков со стороны сада мистера Карнеги. Идти мимо того места, где их в прошлый раз застала покойная миссис Блюм, Марианна отказалась наотрез. И все время жаловалась, что ей тяжело снова оказаться там, где разыгрался весь этот ужас. Хотя сама же напросилась с Дугом на эту вылазку в дом, с которого все началось и, как утверждал ее друг, в котором все и должно закончиться.
   Дуг пробежал в последний раз, залег в кустах перед домом. Марианна тихо ойкая от страха, догнала его и без сил упала в траву.
   - Тс-с, - шепнул ей на ухо Дуг. - Не шуми.
   - А я и не шумлю. И потом ты же сам сказал, что в доме пусто. И на веб-камере...
   Запись с веб-какмеры они просматривали в комнате Тони тщательно и несколько раз, пока набравшийся пива Майк, не выпроводил их с грубыми намеками на то, что они занимаются не тем, за чем пришли.
   Камера записала утренний отъезд Сессиль. В руках у нее был чемодан. Через плечо сумочка. Маркус никак не мог понять, куда и зачем ей понадобилось ехать так срочно. Он все спрашивал ее об этом и даже пытался удержать за руку, спускаясь с террасы.
   Дуг сразу заметил, что Сессиль совсем не похожа на перепуганную неврастеничку. Она была спокойна и решительна. И это она уговаривала не дергаться упавшего духом после смерти в их саду соседки и визитов полиции мужа.
   - Успокойся Маркус, - слышали слабый голос в динамиках Дуг и Марианна. - Возьми себя в руки. Я также как и ты хочу, чтобы все выяснилось.
   - И для этого ты уезжаешь? - ничего не понимал Маркус.
   - Я скоро вернусь. Это необходимо.
   - Не понимаю, что ты вообще можешь знать обо всех этих делах, - усомнился Маркус. - Это же просто какая-то чертовщина. Разрисованные гномы, убийства... И ты уезжаешь. Я...
   Сессиль поставила чемодан. Положила руки мужу на плечи. Заглянула ему в глаза.
   - Успокойся, Маркус. Тебе нельзя волноваться. Тебе нужно работать. Твою книгу ждет издательство. И, пожалуйста, пока меня не будет, постарайся никуда из дома не выходить и главное - ни с кем не ссориться.
   Маркус попытался возразить. Сессиль приложила ему палец к губам, поцеловала в щеку, потрепала по волосам, подхватила чемодан и пробежала мимо веб-камеры на улицу.
   Дуг прокрутил эту сцену несколько раз. Никак не мог этого понять - Сессиль спокойна, Маркус весь издерган. Сессиль уезжает, Маркус остается. Сессиль предупреждает его, чтобы он не выходил из дома и ни с кем не ссорился, как будто совершенно точно знает, чем теперь оканчиваются обычные ссоры в Лонг Виллидже. А Маркус, вместо того, чтобы послушать жену, поздно вечером гасит в доме свет и уходит в неизвестном направлении.
   - А если он вернется? - оглянувшись на дорожку, шепотом спросила Марианна.
   - Тем лучше...
   - Кому?
   - Всем. Мы расскажем ему, что знаем. Про мистера Таккера. Про то, как муж миссис Блюм продал в трех соседних городках его гномов и тут же исчез. Про то, что случилось в семьях, куда попали гномы Таккера. И что случилось с нами после того, как эти гномы побывали в саду Чезвиков. Пусть он сам объяснит, какая тут связь и выдаст нам этих уродов. Если, конечно...
   Дуг поднял палец и прислушался. По улице проехала машина. В саду снова стало тихо, черно, неуютно. Смятая полицейскими трава на лужайке нехотя поднималась. Дремала под землей зарытая под акацией крыса. Черные муравьи и пятнистые жужелицы, пробегая, трогали усиками высохшие пятна крови на месте гибели миссис Блюм. Дом стоял перед ними черный и неживой. За спущенными жалюзи садовые гномы прятали свои злые улыбки.
   - Мне страшно, Дуг. Давай уйдем отсюда.
   Дуг не ответил. Крепко взял Марианну за руку, поднял с земли, повел по ступням к двери.
   - Куда мы идем? Там же заперто.
   Дуг уверенно взялся за ручку и потянул на себя. Дверь бесшумно отворилась.
   - Не для того Чезвики уезжали из города, чтоб запирать здесь двери, - шепнул он на ухо сообщнице.
   Жарко, сухо и темно было в доме Чезвиков.
   Все старые дома в Лонг Виллидже были спланированы одинаково, и в любом из них Дуг мог чувствовать себя как дома. Глаза попривыкли к темноте. Слабый уличный свет и память о собственном доме подсказывали Дугу - они в гостиной. То темное пятно у стены - камин. Здесь стол и стулья. Там дверь в гостевую. Длинный косой штрих - лестница на галерею. Там две спальни.
   В руках у Дуга был фонарь, но включать его он не спешил. Не потому, что свет с улицы могли заметить. Этого он как раз не боялся. Страшило другое, притаившееся здесь за закрытыми дверями, в подвале, под лестницей, в тени на галерее. Но в том-то и дело, что им надо было подманить это страшное поближе. И вот тогда включить свет.
   Марианна это жуткое почувствовала сразу. От темноты она точно ослепла. Вцепилась в руку Дуга. Хотела крикнуть: "Я дальше не пойду", и не смогла.
   Дуг медленно двинулся в сторону спальни. Упираясь, Марианна шла за ним, как слепая.
   Тень появилась вдруг справа от них у стены. Они разом увидели ее, замерли, сдерживая вскрик. И тень замерла и смотрела на них, затаясь.
   - Ну, что встала, брысь отсюда, - не выдержала и замахнулась на нее Марианна.
   Тень замахнулась в ответ.
   - Бежим отсюда, Дуг, - дернула ег за руку Марианна и тень метнулась, точно собираясь перегородить им дорогу.
   Дуг нажал кнопку фонаря. Луч, отразившись в зеркале, ударил по глазам. В зеркальной стенке шкафа лица их были бледны, ослепленные глаза черны от света и страха. Темнота разбежалась по углам, притаилась за дверями и на лестнице. Дуг погонял ее немного фонарем, извлекая то ножки стола, то сухое и жаркое нутро камина.
   После фокуса с зеркалом Дуг совершенно успокоился.
   - Пойдем, - сказал он. - Нам еще тут все осмотреть надо.
   - А что мы вообще-то ищем? - осмелела при свете фонаря и Марианна.
   В гостиной Чезвики обычно пили коктейли, курили и смотрели телевизор. В гостевой Маркус работал. Там стоял включенный ноутбук, книги лежали на столе и на полу, лохматясь закладками, отсвечивая суперобложками, сложенные стопками повсюду и в углу в коробках, которые Сессиль так и не разобрала.
   Дуг наугад ткнул клавишу на ноутбуке. Экран вспыхнул, осветив название так и не начатой Маркусом первой главы его книги.
   Глава называлась: "Групповая психотерапия страха и тревоги".
   Очень актуально, подумал Дуглас.
   Порывшись на столе, он наткнулся на ежедневник. Полистал странички. На одной из них осветил наискось и наспех сделанную запись.
   - Опа! - тихо сказал он
   -Что там? - заглянула ему через плечо Марианна и прочла - "Завещание Таккера" "Нотариальная контора Добсона". Нью-Йрк, 7-ая авеню, д. 21.
   - Ну, я же говорил! - воскликнул Дуг. Куда она улетела утром, эта Сессиль? В Нью-Йрк? Выходит, жена Дока неплохо разбирается в делах Таккера.
   И он зашарил лучом по книжкам и стенам, отыскивая новые доказательства осведомленности миссис Сессиль.
   - Блин! Куда она все-таки дела этих чертовых гномов?
   Он залез под стол. Порылся в коробках. Пусто. Их не было и в шкафу с зеркальными стенками, и в ванной.
   Поскрипывая ступенями, поднялись на галерею. Дуг открыл дверь спальни. Мазнул фонарем по стенам и покрывалу на кровати. Луч вспыхнул, отразившись в зеркале на стене. Марианна вскрикнула.
   Сбоку от прикроватной тумбочки стояли рядышком два гнома. Лица их хранили Лорин макияж. Черные дыры глаз. Синие волосы из-под колпаков. Длинные и тонкие жабьи улыбки.
   - Ага. Вот вы где! - обрадовался Дуг. - А где же ваш третий приятель?
   Подошел, подхватил кукол под мышки.
   Марианна отвернулась, чтоб не видеть и наткнулась на жуткое желтое лицо в зеркале - тонкие синие волосы, тонкая шея, огромные черные круги вместо глаз.
   - Что это Дуг?
   Дуг вытянул вперед руки с гномами.
   - Не бойся Марианна. Здесь только мы и куклы.
   - И все-таки не брал бы ты в руки эту гадость.
   - Перестань. Их даже Сессиль перестала бояться. Вот ведь - спит рядом с ними. Кстати - с чего она вдруг так осмелела? И что это за завещание Таккера?
   Дуг вспомнил, как вела себя Сессиль тем утром на лужайке с Черной мессой. Перевернул гномов. Посветил фонарем на подошвы.
   - Ну, видишь... - показал он Марианне.
   Прямо на каблуках толстых морщинистых башмаков выдавлено было: "Таккер".
   - И что ты собираешься с ними сделать? - спросила Марианна.
   - А вот увидишь. Постой, да ты вся дрожишь, - заметил он вдруг. - Что это с тобой?
   - Х-хо-ло-одно, - застучали зубы у Марианны.
   - Да? А, по-моему, здесь ужасно жарко. А сейчас будет еще жарче, - пообещал Дуглас.
   - Ты в этом уверен?
   - Почти, - ответил Дуг. Хуже уж точно не будет.
   Они сидели в гостиной Чезвиков в креслах перед камином. В камине пылал огонь. Жар сухой, банный, нестерпимый обволакивал и давил. Дуг сбросил рубашку. Тело его лоснилось и играло мускулами в отблесках огня. Марианна все не могла согреться и сдерживала себя за плечи, чтоб не трястись.
   Дуг поставил на ручки кресла и повернул к себе лицами гномов. Один прижимал к груди кирку. Другой листал книжку.
   Дуг стер с их лиц грим. Гномы смотрели на него вполне добродушно, подмигивали хитровато: "Ты, уверен, Дуг?".
   - Ну, хорошо, давай еще раз, - отвернув с досадой гномов от себя, вздохнул Дуг.
   - Давай, - сдерживая дрожь, кивнула Марианна.
   - Художник Таккер вступив в сговор с силами Зла, делает игрушки. Некоторые из них оказываются с дьявольскими способностями. Про трех гномов мы знаем точно. Именно в тех домах, куда их продал Блюм, люди, как пишет краевед Маккинли, посходили с ума. Уверен, что мальчишка, перебивший всех родственников и младших братьев и сестер, никого не убивал. Просто разозлился, что родители оставили его, скажем, без сладкого. А братики и сестренки стали его дразнить. Просто подумал: "Чтоб вы все сгорели!". И они сгорели. А сам он начал мучиться угрызениями совести и сам же себя ими удавил. Тоже было и с другими. Уверен, что к исчезновению Блюма, гномы тоже приложили свои кирки и лопаты.
   - А дальше?
   - Таккер понял, что он натворил. Испугался, отозвал и уничтожил всех гномов, каких смог найти. Кроме трех, что остались у миссис Блюм и мирно проспали пятьдесят или больше лет.
   - Почему?
   - Потому что их никто не трогал. Мы разбудили в них спящее Зло. Оно перекинулось на нас. Значит, если мы уничтожим источник Зла...
   - А третий гном? А Сессиль Чезвик? Откуда она узнала о гномах? Почему их спрятала? Зачем уехала? И что такое "Завещание Таккера"?
   Дугу нечего было на это ответить. Он смотрел на огонь, пощипывая рассеянно гномов за колпаки. Те хитро ему улыбались: "Ты уверен, Дуг?".
   - Господи, что это? - подняла голову Марианна.
   Света они не зажигали. Гостиную слабо освещали красные блики огня.
   Вдруг жалюзи на окнах и стенах гостиной вспыхнули белым ярким светом, и тут же из сада послышался шум подъезжающей машины, рев мотоциклов и звон бьющегося стекла.
   Марианна вскочила, заметалась по комнате, подбежала к окну, раздвинула жалюзи. Отпрянула, крикнула:
   - Бежим, Дуг, бежим, Чезвик сошел с ума - гонит на машине прямо к дому через сад! С ними полиция на мотоциклах. Они знают, что мы здесь!
   Не раздумывая больше, Дуг швырнул в камин одного за другим ухмыляющихся гномов.
   - Дуг, скорее!!!
   Подбежал к окну, выглянул в сад.
   Старенький "вольво"-универсал летел к дому через сад, не разбирая дороги. За рулем, то и дело оглядываясь, сидел Чезвик. Трое мотоциклистов в черных шлемах с ревом мчались вслед за ним. Это не были полицейские. Они не сопровождали, а преследовали Чезвика.
   Ревели моторы, взрывались стекла. Чезвик с преследователями вылетели на лужайку и вот-вот должны были врезаться в террасу.
   Ярко красная вспышка за спинами Дуга и Марианны заставила их обернуться. Брошенные в огонь гномы вздулись, оплавились и вспыхнули внутри. Языки пламени вырвались из глаз, превратив их мгновенно в черные дыры. Волосы горели синим пламенем. Краска слезла с бород и колпаков и рты их растянулись в длинные и зловещие улыбки. Страшные эти лица росли на глазах, им становилось тесно в камине, они лезли из него в комнату и уже подбирались длинными языками из щелей ртов к ножкам стола, как вдруг лопнули, плеснув холодным пламенем на ноги стоящих у окна ребят, и исчезли.
   Огонь в камине разом потух. Свет в саду вспыхнул ярче. Там слышались гогот, улюлюканье, угрожающие крики.
   Лопнуло от брошенного камня стекло в соседнем окне. Дуг, заставив Марианну пригнуться, поднял жалюзи и выглянул в сад.
   Спасаясь от преследователей, Маркус взбежал по ступеням. Брошенный с криком "Получи, убийца старух!" камень, настиг его на краю террасы. Чезвик вздрогнул от боли и гнева и развернулся лицом к преследователям, превратившись под светом фар в идеальную мишень. Торжествуя, байкеры взревели дружно моторами, извлекли из-за пазухи по увесистому булыжнику, разом размахнулись...
   Этот залп должен был изувечить, если не убить Маркуса Чезвика.
   - Что вы стоите, бегите, - крикнула через стекло Марианна. Но Маркус ее не слышал.
   Он вдруг выпрямился, расправил плечи и шагнул навстречу своим обидчикам. То, что произошло следом, заставило Дуга застонать от досады и разочарования. Он-то надеялся, что больше никогда такого не увидит.
   Все трое нападавших вдруг разом слетели с сидений. Байки, ревя, повалились в траву. Мотоциклисты катались по земле, воя и вскрикивая. Они пытались защитить головы в шлемах от невидимого града камней. Руки в перчатках покрывались синяками, в головах гудело от ударов. Завывая от боли и ужаса, падая и поднимаясь, они доползли до своих мотоциклов, влезли на них и, не оглядываясь, вылетели один за другим по разодранному колесами дерну на улицу.
   Маркус постоял на краю терассы. Встряхивая головой, точно силясь проснуться, повернулся, вошел в дом, нащупал выключатель и зажег свет.
   В гостиной у жаркого камина он увидел парня из "Коммивояжера" и его черноволосую подружку.
   Дуглас Крейн, скрестив руки на груди, торжественно провозгласил:
   - Добро пожаловать в "Клуб Убивающих Мыслью", мистер Чезвик.
  
   - Невероятно, - качал головой Маркус, слушая рассказ Дуга о зловещих способностях, обретенных ребятами после общения с гномами. - Нет, этого просто не может быть.
   - Чего именно быть не может? - вежливо уточнила Марианна.
   - Насколько я понял, вы утверждаете, что ваши агрессивные желания обладают такой силой, что способны нанести увечья или даже убить, причем именно тем способом, который вам представился?
   - Именно так, Док, - подтвердил Дуг.
   - А в случае вашего друга, э-э-э Тони, кажется, агрессия и гнев, направленные на самого себя, способны травмировать внутренние органы человека?
   - Ну да. Эти травмы обнаружили врачи нашей больницы. У вас есть что возразить?
   Доктор Чезвик запустил пятерню в волосы. Взлохмаченный, бледный, растерянный, он совсем не походил на того самоуверенного типа, каким заявился в "Коммивояжер" в сопровождении своей домашней супруги какую-нибудь неделю назад.
   - Чушь! - не верил Маркус. - Бред какой-то. То есть перенос наших беспричинных страхов на какой-нибудь предмет - в психоанализе вещь известная, но..
   - Простите, как вы сказали? - заинтересовался Дуг. - Перенос?
   - Ну да. Страх без реальной причины для человека невыносим. Это внутренний его страх и ему необходимо отыскать что-то, на что он может его перенести. Для детей это игрушки или сказочные звери - тигры, там, львы, злые волшебники из сказки... Точно также агрессия, направленная на себя, ведет к медленному разрушению организма, но нанести такие серьезные поражения в считанные часы - это просто исключено.
   - Господи, да забудьте вы свой психоанализ, - вышла из себя Марианна. - Вы же сами... только что этих байкеров... А?
   - Я? Да я их пальцем не тронул! Это они меня преследовали, побили стекла в машине, забросали камнями...
   - Успокойтесь, мистер Маркус. Мы вас ни в чем не обвиняем, - заверил психоаналитика Дуг.
   - Вы... Меня? - опешил тот от такого нахальства. - Да это я вас могу обвинить. По вашей милости меня сегодня опять вызывали в полицию, и я давал там показания о смерти несчастной миссис Блюм. Заметьте, о ваших проделках с гномами я пока не сказал ни слова.
   - Мы вам очень благодарны, Док, - холодно заметил Дуглас и почти потребовал: - Продолжайте. Что же случилось, когда вы вышли из участка?
   - Я сел в машину. По дороге за мной погнались эти байкеры - наверное, ваши дружки. Грозили мне, выкрикивали оскорбления, ворвались за мной в сад...
   - Дальше, дальше...
   - Я взбежал на террасу, почувствовал сильный удар в спину, обернулся, и...
   - Что? Что вы подумали, Док. Ну? Что вам представилось, говорите!
   Маркусу очень не хотелось вспоминать. Ему даже показалось, что все, что пришло ему в голову, пока он стоял под прицелом байкеров в черных шлемах, начисто стерлось у него из памяти. Так что ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы вспомнить и произнести вслух:
   - Я представил, как точно с такой же силой камни летят им в головы, бьют по их дурацким шлемам, валят на землю. И... как они ползают и молят о пощаде...
   Выговорив это, Маркус, обессиленный, откинулся на спинку кресла.
   - Так оно все и было, Док. Мы с Марианной свидетели. Теперь вы понимаете, что и мы ни в чем не виноваты. Мы только хотели припугнуть вас и вашу жену. И вот что из этого вышло...
   - Так вы думаете... - справившись, наконец, с дрожью в руках, начал Маркус, - все дело в этих... гномах Таккера?
   - Мы так думали, сэр, - без особого энтузиазма, подтвердил Дуг. - А теперь... и сами не знаем.
   Он все же коротко рассказал о результатах их расследования. Историю Эдмонда Таккера и коммивояжера Блюма. И как все это связано с серией жестоких убийств по соседству с Лонг Виллиджем. И как они решили отыскать гномов и уничтожить их.
   - И вы это сделали? - оживился Маркус. - Когда же?
   - В тот самый момент, как вы на своей машине чуть не въехали в собственную террасу. И когда вы избивали как камнями своими мыслями этих ребят, - медленно произнес Дуг, - два гнома Таккера скончались в жутких муках в вашем собственном камине. А значит или мы ошиблись, или...
   - Два? - поднял голову Маркус. - Вы сказали, два гнома? Но Сессиль отнесла в спальню трех гномов. Куда же делся третий?
   - А вот это мы у вас должны спросить, - сказала Марианна.
   - Или у вашей жены, - пристально следил за лицом Маркуса Дуг.
   - Сессиль? - удивленно переспросил Маркус. - Вы думаете, она...
   - Мы не знаем. Но очень бы хотели ее спросить...
   - Не-ет... Сессиль тут ни при чем. Хотя... - он с сомнением посмотрел на молодых людей, вторгшихся среди ночи в их дом, а до того сделавших все, чтобы довести его жену до нервного срыва. Но все же рассказал...
   Поведение жены в последнее время стало казаться Маркусу странным. Дело в том, что Сессиль долгое время страдала от тяжелейшего невроза, возникшего, видимо, из-за детской травмы. Ее постоянно мучили страхи, беспричинная тревога, ночные кошмары. Ни Маркус, ни его коллеги психотерапевты ничего с этим поделать не могли. Под предлогом работы над книгой в тихом уединенном месте Чезвик решил вывезти жену в маленький городок, которым совершенно случайно оказался Лонг Виллидж. Он надеялся, что перемена обстановки поможет справиться Сессиль с ее проблемой. Но на новом месте все повторилось. Сессиль мучили кошмары. Она кричала по ночам, просыпалась, будила криками мужа и даже соседку, миссис Блюм.
   - И тут еще вы, с вашими гномами...
   -Господи, да если б мы знали, чем это...- горячо начала Марианна.
   - Продолжайте, - остановил ее Дуг. - Как же повлияли наши розыгрыши на состояние миссис Сессиль?
   - Более чем странно, - развел руками психоаналитик. - То есть в первый раз, с этой крысой в могиле... Она, конечно, испугалась. Но потом, вдруг совершенно...
   -Успокоилась?
   -Я бы сказал, совершенно изменилась. Никаких кошмаров, нервных срывов, тревоги. Даже после того, как она обнаружила в саду труп миссис Блюм... Она жалела старушку, переживала из-за меня, но с таким хладнокровием и выдержкой... Честно говоря, последнее время я просто не узнаю свою жену. Ее точно подменили. При этом мне все время казалось, что ее занимает какая-то идея, какое-то дело, которое она непременно должна сделать. И вот сегодня утром она неожиданно собралась, сказала, что должна уехать на несколько дней, и тогда здесь все образуется.
   - И вы не в курсе, куда она уехала и когда вернется?
   - Представления не имею. И страшно волнуюсь. А разыскивать ее она запретила.
   Дуг внимательно наблюдал за Маркусом. И нашел его вполне искренним. Чезвик действительно не понимал, что происходит с его женой, и беспокоился.
   - Скажите Док, а как ваша жена узнала, что подброшенные нами гномы вышли из мастерской Эдмонда Таккера.
   - Как узнала? Да я сам ей сказал. Случайно обнаружил клеймо на подошве и сказал. Но... я не придавал этому значения. А что...
   - А название "Нотариальная контора Добсона" в Нью-Йорке ничего вам не говорит?
   - Нет. А при чем тут...
   - Ваша жена, Док, - веско сказал Дуглас, - улетела сегодня в Нью-Йрк, в нотариальную контору Добсона для того, чтобы познакомиться с завещанием Эдмонда Таккера.
   - Как вы сказали?.. Эдмонда Та... Какое отношения Сессиль имеет к этому человеку?
   - Я думаю, она его наследница. А значит - родственница. И жизнь наша и многих людей в этом городке зависит теперь от вашей жены. Так что лучшее, что вы можете сделать, это немедленно связаться с ней и потребовать, чтобы она ответила на наши вопросы.
   Маркус, точно загипнотизированный Дугом, достал трубку мобильника, набрал телефон. Включил громкую связь и долго слушал вместе с Дугом и Марианной длинные гудки. Пока голос автооператора не прикончил и без того слабую надежду:
   - Абонент находится вне зоны досягаемости.
  
   Глава 15
  
   Тони выписали из больницы на третьи сутки.
   Просто вдруг все пришло в норму. Никаких внутренних синяков и ушибов. Толстая докторша-негритянка, похожая на многодетную мамашу, велела ему пить витамины и не волноваться. Он снова сидел поздно вечером в "Коммивояжере" с друзьями и совсем не волновался. Просто ему было как-то не по себе. А если точнее - ему было противно.
   После того, как Дуг рассказал о визите к Маркусу и уничтожении гномов, все вдруг начали уверять друг друга, что им намного лучше. Что теперь они могут разговаривать с кем захочешь и даже ругаться и обижаться. И не бояться, что у человека, на которого злишься, глаза полезут из орбит, или он начнет задыхаться, или у него фонтаном ударит кровь из перерезанного вашей мыслью горла.
   При этом его приятели поглядывали друг на друга с фальшивой радостью и были чрезвычайно вежливы.
   - Марианна, милая, ты не принесешь нам всем еще пивка, спасибо, - щебетала Лора.
   - Что же ты не играешь на бильярде? Давай сыграй, тебе же хочется, - упрашивала Кейт, прежде всегда дувшаяся на своего дружка за то, что из-за этой чертовой игры в "Коммивояжере" Саймон о ней тут же начисто забывает.
   И даже Дуг делал вид, что никаких таких разговоров у него с Тони в реанимации не было и вообще все плохое в прошлом, а сейчас все о'кей, а дальше будет еще лучше.
   - Как там у нас, - похлопал он дружески Тони по животу. - Никаких болей и угрызений? Так и должно быть. Честно говоря, напугал ты нас всех, старик. Но теперь опасаться тебе нечего.
   И тайную тревогу читал Тони в глазах Дуга.
   Если кто-нибудь забывался, его тут же общими усилиями возвращали на путь истинный.
   - Как чувствует себя твоя мама, Дуг. У вас с ней... все в порядке? -ляпнула Лора, и Марианна, улыбаясь застывшей улыбкой, толкнула ее ногой под столом.
   Дуг хмурился, спохватывался, отвечал беспечно:
   - У нас перемирие. Договор о ненападении. Я готовлюсь к сдаче "хвостов", она меня не трогает, - и, помолчав, добавил: "Чувствует себя хорошо.
   Слушать все это для Тони было невыносимо. Он совсем уже собрался крикнуть, чтоб ребята кончали притворяться, ведь они ни секунды не верят, что у них все в порядке, но его опередила Лора.
   Совершенно не к месту она вдруг вспомнила:
   - А я этого чудика, Маркуса, видела сегодня у нас в супермаркете.
   Все разом повернули головы и посмотрели на болтушку Лору. Марианна почему-то не одернула ее, и Лора продолжала трещать:
   - Такой смешной, всего боится... На него один толстяк коляской наехал, все ему рассыпал и еще наорал, а тот только: "Простите, извините, виноват, не обижайтесь...", и тут же убежал. И ведь видно было, как хочется ему отбрить хама, но он так боится не справиться с собой... Ой!
   До Лоры дошло, что она влезла в запретную тему. Сама себя заткнула, виновато поглядывая вокруг.
   Но было поздно.
   Сначала Кейт осторожно напомнила, ни к кому не обращаясь:
   - А ведь Сессиль, кажется, вернулась из Нью-Йорка.
   - Нет, Сессиль с ним не было, - уточнила Лора. - Я же говорю, он был один. Набил полную машину продуктов и укатил.
   Саймон снял руку Кейт с плеча, встал, забрался на бильярдный стол, свесил ноги и сказал, не глядя на Дуга:
   - А кто-то обещал, что как только эта баба вернется, он узнает, что это за "Завещание Таккера" И вообще про третьего гнома.
   - Ну, я обещал, - вскинулся мгновенно Дуг. - А что я могу сделать? Маркус клялся, что как только вернется жена, он все узнает и позвонит, а он молчит, и телефон отключил.
   -Ну да? Это потому что ты все босса из себя изображаешь, - не отставал от него Саймон. - "У меня план, я все держу под контролем". Ни хрена ты не держишь. Если бы я там был, я бы этого лоха сразу расколол.
   -Ты бы расколол? Не смеши меня, Саймон. Ты только кий свой можешь расколоть.
   - Прекратите немедленно, - прикрикнула на обоих Марианна.
   - Ты что там про кий сказал, Дуг, - спрыгнул со стола и скрестил руки на груди Саймон. - Ну-ка повтори...
   - Убери обратно в мозги свой ножик, Саймон, - встал Дуг .- Я тебе не придурок дальнобойщик, меня не испугаешь...
   - Стойте, стойте... Саймон, Дуглас! - бросилась между ними Марианна, но парни ее даже не заметили. Стояли, набычившись, сверлили друг друга взглядами...
   Дуглас вдруг, отпрянув, схватился за лицо и длинный красный рубец, будто от удара кием, вспух на его щеке. Но и Саймону досталось. Он согнулся пополам, держась за живот, дернул головой, точно получил удар снизу, грохнулся на спину на бильярдный стол и стал биться затылком о зеленое сукно.
   - Ну ты, видишь, что наделала!- закричала Марианна на Лору, и та замотала головой. Волосы у нее полетели из головы клоками во все стороны.
   - Саймон, Дуг, прекратите!- пронзительно крикнула Кейт. Саймон глянул в ее сторону, и она стала хрипеть и задыхаться.
   Тони в ужасе смотрел на катающихся, захлебывающихся от ненависти и боли друзей, понимая, что не в силах это остановить. Он ругал себя за это, пока острая и знакомая боль не повернулась у него внутри. Он застонал и свалился с фордовского диванчика.
   И тут, покрывая хрипы, крики и стоны, раздался резкий звонок мобильника. Дуг отнял руку от щеки, открыв алый рубец, глянул на номер, скинул крышку, крикнул:
   - Слушаю, мистер Маркус!
   Все мгновенно затихли. Морщась от боли и постанывая, потянулись к Дугласу, как будто только и ждали этого звонка мистера Чезвика. Как будто с этим звонком их безумие разом и кончится.
   Дуг слушал, и на лице его сменялись выражения надежды, удивления, досады, гнева.
   - Что там, Дуг? - спросила Марианна.
   Дуг нажал кнопку громкой связи, поднял трубку высоко над головой. В зале "Коммивояжера" раздался громкий скрипучий наводящий ужас кукольный смех. Он звучал отовсюду - из-за стойки, с пожелтевших снимков пронырливых господ в котелках, из спинок потертых фордовских диванчиков, из музыкального автомата с блюзами и фокстротами, из-под стойки с бутылками мутного виски образца тридцатого года.
   Вдруг он оборвался и голос, скрипучий, квакающий омерзительный послышался в зале:
   - Я жду тебя, Дуг. Приходи, разберемся, как мужчины. Тони, тебя по-прежнему мучает совесть? Саймон еще не придушил свою подружку? На твоем месте, Кейт, я бы раздавил его одним взглядом. Как твой братец, Лора, чем ты ему теперь желаешь подавиться? Приходите все. Вы знаете, где меня искать. Хе-хе-хе-хе...
   Смех оборвался. Задергались гудки отбоя.
   Саймон вскочил, забыв про боль в звенящем затылке:
   - Чезвик, сукин сын! - ревел он, словно кто-то мог услышать его в разъединенном телефоне. - Сиди дома, никуда не уходи. Я иду к тебе!
   - Спокойно! - послышался властный голос Дуга. - Вы слышали? Гном Таккера зовет нас на вечеринку. Мистер Маркус и Сессиль желают повеселиться. Я думаю, мы огорчим их. Веселья не будет. Я лично намерен разорвать этого мерзкого гнома в клочья! Кто со мной?
   Все повскакали с мест. Последним поднялся Тони.
   - Веди нас, Дуг! - крикнул он.
   Когда разбуженный криками и шумом О'Брайан выглянул из своей коморки, зал "Коммивояжера" был пуст.
  
   Не скрываясь, подкатили на двух машинах прямо к саду Чезвиков. Дуг посмотрел на часы. Было около полуночи и улица пуста. Соседи - Роза и мистер Карнеги, кажется, уже спали, но им на это было наплевать. В ушах звучал скрипучий издевательский смех.
   Саймон перемахнул через заборчик, открыл калитку. Шли через сад за Дугом. Вышли к дому, увидели - лужайка пуста, ни одно из окон не горит. И тихо - никакого смеха и скрипучих подколок из забытого ими здесь МРЗ- плеера, в котором давно иссякли батарейки.
   Увидев потухшие окна, Саймон замешкался. Кейт замедлила шаги. Марианна остановилась.
   - Что вы встали? - обернулся к ним Дуг. - Они там. Они прячутся за этими окнами. Они прячут от нас своего гнома. Они прочли завещание Таккера и смеются над нами.
   - Эй, мистер Маркус! - взбежав на террасу и рванув запертую дверь, закричал Дуг. - Вы звали нас, мы пришли! Открывайте или я выломаю дверь!
   - Тише Дуг, - остановила его Марианна. - Тише, слушай...
   Дуг обернулся. Увидел плотно стоявших за ним ребят. Они озирались по сторонам, не понимая, откуда идет звук.
   Все тот же скрипучий смех теперь полз к ним из сада, медленно взбирался по ступеням, поднимался, рос, звучал все громче.
   - Смотрите, - крикнула Лора, и Дуг увидел, как задрожал огонек под старой акацией, разгорелся, вспыхнул ярким белым театральным кругом света и в центре его с той же мерзкой улыбкой и черными дарами глаз стоял и давился хохотом последний гном Таккера с фонарем в руке.
   - Ну, я тебя, - рванулся к нему Дуг, но кто-то крепко схватил его сзади за локти.
   - Стой Дуг! Придержи своих ребят, - говорил ему прямо в ухо спокойно и твердо выскользнувший незаметно из дома Маркус. - Это наш последний шанс. Делайте, что я скажу, и мы избавимся от этой чертовщины.
   Дугу не было нужды окликать своих друзей. Саймон заметил появление Маркуса, вслед за ним и остальные. Молча стали они подступать в Чезвику со всех сторон, и Дугласу пришлось прикрикнуть на них:
   - Остановитесь! Делаем все, что скажет Маркус.
   Дуга они послушались. Все взоры обратились на Чезвика.
   Маркус вышел вперед. Взял одной рукой руку Дуга, другой - Марианны. Показал остальным - делать то же.
   Взявшись за руки, медленно спустились с террасы. Встали полукругом на краю лужайки.
   Откуда-то слева из сада появилась и приблизилась к ним темная тонкая фигура.
   - Господи, кто это? - вскрикнула стоявшая с краю Лора.
   -Я Роза ,- послышался голос мексиканки. - Мистер Маркус звать меня, изгонять дьявола из себя.
   Не сводя взгляда с хохочущей куклы в круге света, Роза взяла за руку Лору.
   Над поляной, перекрывая смех, зазвучал голос Маркуса:
   - Вот они, наши Страх и Зло - перед нами. Из этой куклы оно вошло в нас, в нее пусть вернется. Весь наш гнев и страх мы вернем этой кукле. Разом, вместе! Ну!
   Руки сжимались, плечи соприкасались, тела наклонялись вперед. Круг сужался. Взгляды упирались прямо в отвратительное узкогубое кукольное лицо и наливались тяжестью, отвращением, страхом и яростью.
   Гном вдруг начал пухнуть под их взглядами. Лицо его исказила гримаса, смех стал напоминать визгливые стоны. Кукла оторвалась от земли, корчась, стала подниматься, лопнула с громким хлопком, и вместо нее на границе света и тьмы вдруг прямо в воздухе появилось и задрожало жуткое, отвратительное лицо. То самое лицо, что мучило Сессиль в ночных кошмарах, являлось в зеркалах и окнах - тонкогубое, желтое, с провалившимся носом, синими волосами и огромными черными круглыми дырами вместо глаз.
   Цепь ребят дрогнула, руки стали разжиматься. В ужасе они оглядывались друг на друга.
   - Не отступать, держаться, вот оно лицо Зла! - зазвучал с новой силой голос Маркуса. - Мы бросаем в него все наши злые мысли, разом вместе... Ну!
   Волна страха, ярости и гнева снова поднялась в них, покатилась, ударила в нечеловеческое это лицо, оно дрогнуло, сморщилось плаксиво, и жуткий, человеческий крик боли и физического страдания неожиданно пронесся над поляной. Страшное лицо опрокинулось и упало в траву.
   - Остановиться! - послышался хриплый голос Розы. - Там - человек!
   Руки разомкнулись. У Лоры и Кейт от слабости подкосились ноги, и они упали на траву. Марианна почувствовала, как влажны ее руки. Маркус оттолкнул ее и Дуга, бросился вперед, встал на колени, всматриваясь во что то темное, лежащее перед ним.
   Дуг подошел и увидел вытянувшееся в траве тело в черном. Маркус протянул дрожащую руку, тронул синие волосы.
   - Не трогайте, мистер Маркус, - вскрикнула Марианна.
   Но Маркус не слышал. Он ухватил лицо за плоскую щеку и потянул вниз.
   Оно сморщилось, поползло, оказалось маской, под которой они увидели бледное и точно раздавленное лицо Сессиль Чезвик.
   Маркус подхватил ее под спину, приподнял, положил голову на колени, бормоча в отчаянии:
   - Что ты наделала, Сессиль?! Зачем? Ведь мы же договорились! Ты должны была оставаться в доме. Зачем ты нацепила эту маску! Мы же сделали все, как ты сказала по завещанию Таккера. Мы должны были вернуть Зло гному, а не тебе. Ведь ты тут ни причем!
   Губы Сессиль дрогнули. Глаза раскрылись. Лицо исказилось от страшной боли. Каждое слово давалось ей с трудом и было, как последнее.
   - Ошибаешься, Маркус... Помнишь ту... первую ночь... когда я встретила ... этого гнома... Я испугалась и... разозлилась. Страх и Зло - одной природы. Зло перешло в куклу... От нее... к вам. Таккер - мой двоюродный дед. Он сделал кукол... принимающих зло от Таккеров... и передающих его людям... Такое Зло - убивает. Это у нас в роду... Кто-то из предков заключил... сделку... Таккер понял, что натворил... ужаснулся. Уничтожил гномов. Думал, что всех... Написал завещание. И там - каким образом Таккеру, выпустившему с куклами Зло в мир, снова вернуть его себе. Прочесть его мог только тот... кто принесет гнома Таккера... И расскажет, как все происходит... Я принесла и...
   - Молчи, молчи, Сессиль! Тебе не надо говорить... Потом скажешь... Кто-нибудь, - обернулся Маркус в отчаянье, - позвоните 911.
   - Поздно, Маркус... - попыталась улыбнуться Сессиль. - Вы вернули мне мой страх... Он вырос... И убил... Но вы снова - люди. Помните... об... этом.
   Глаза Сессиль закрылись. Лицо разгладилось. Маска на ее груди сморщилось, и Дуг увидел, как по мятым желтым щекам текут черные слезы.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   .
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   130
  
  
  
  
  
   130
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Светлый "Сфера: герой поневоле"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) Н.Зика "Портал на тот свет. часть 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"