Цывинский Николай: другие произведения.

Первый раз в Сша

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 6.60*11  Ваша оценка:

  Это было осенью 1992 года. Я уже год работал компьютерным программистом в отделе по внешним связям мэрии Петербурга. Зарплата моя была той же, что и в начале работы там - 1000 рублей. Но если осенью 1991 года эта сумма была равна 10 долларам, то через год эти были уже 3 доллара. Тем не менее на эти деньги вполне можно было жить. А что вы думаете? Это были странные времена. Один мой знакомый, у которого были доллары, раз в месяц менял один доллар на рубли, и ему хватало. За свою комнату в коммунальной квартире я платил сумму, эквивалентную пяти центам. Синтезатор Yamaha, автомобиль и однокомнатная квартира в новостройках стоили примерно одни и те же деньги, а совсем незадолго до этого, продав видеокамеру, можно было купить дом в приличном пригороде.
  
  Видимо почувствовав, что хорошо бы что-нибудь для меня сделать, начальство в мэрии решило организовать для меня поездку на 10-дневный курс обучения в США. Кроме того, они собирались дать мне более высокую должность, и поездка должна была придать мне полезный для новой должности авторитет.
  
  До этого я ездил за границу только один раз - в Польшу к родственникам. Хотя до этого я читал книги о США и смотрел фильмы, я не мог себе представить, что же я увижу там, за океаном. Ясно было, что это должно быть что-то невероятное, совершенно новое. Возбуждающее. К тому же я ехал совершенно один. Никто из мэрии меня не сопровождал. Гостиница, командировочные, билеты оплачивались американской стороной.
  
  В середине октября я вылетел самолетом Аэрофлота во Франкфурт, где я должен был пересесть на самолет компании Delta, следующий в Вашинтгтон. В чемодане, который я взял с собой, было все, что по моим предположениям могло мне понадобиться. В Питере в это время было холодно и грязно, и я был одет в черный плащ, серый свитер и тех же цветов брюки и ботинки. Но в чемодане было порядочно одежды для более теплой погоды. После первых двух дней в Вашингтоне я должен был улететь в Даллас (Техас), где температура в это время была в районе 30 градусов.
  
  Перелет из Франкфурта в Вашингтон прошел замечательно. В самолёте было много свободных мест. Поэтому у стюардесс было не очень много работы, и обслуживание было очень расслабленным и внимательным. Одна из стюардесс сказала мне, что я могу заказывать любые напитки и в любом количестве - чем, верьте - не верьте, я практически не воспользовался, отчасти потому, что не хотел портить новые необычные ощущения.
  
  Никто вокруг не говорит по-русски. Ты говоришь по-английски, и тебя понимают, и ты понимаешь.
  Масса интересных газет и журналов в самолете на английском.
  Стюардессы совершенно не похожи на российских. Веселые, раскованные. У одной невероятной длины накладные ногти. У другой волосы покрашены в совершенно непонятный цвет.
  Тебя спрашивают, откуда ты, ты говоришь, что из России, и это вызывает столько любопытства, вопросов и восклицаний ("Gorbachev! Perestroika!"), что ты даже начинаешь слегка жалеть, что сказал. Россия тогда была в моде.
  
  Помню, меня удивило то, что, когда я тщательно заполнял таможенную декларацию и сделал ошибку, я попросил у стюардессы новый бланк. В ответ на это она просто перечеркнула то, что я написал и сбоку довольно коряво написала правильный вариант. Не веря своим глазам, я спросил: "А так можно?", в ответ на что она только улыбнулась и махнула рукой. Я ощутил запах свободы и отсутствия бюрократизма.
  
  После приземления и паспортных проверок я направился к багажной ленте. Пассажиры один за другим забирали чемоданы. Наконец багаж перестал появляться. Все, кроме меня, ушли. Моего чемодана не было.
  
  Я в растерянности стоял перед пустой багажной лентой. Что же делать?... Зубную щетку, пасту, много что еще - все это придется покупать. Сколько это может здесь стоить? У меня с собой было только 50 долларов, которые я занял на дорогу у приятеля. И ведь их надо будет отдать. С зарплатой 3 доллара в месяц... И одежда! Я ведь одет под ленинградскую осень - во все черно-серое, теплое. Хотя должны выдать командировочные. Интересно сколько...
  
  Когда стало окончательно ясно, что мой чемодан не появится, я обратился к ближайшему работнику аэропорта, и тот отвел меня к громадной черной тетке, которая, несмотря на грозный вид, с вниманием и сочувствием помогла мне составить описание чемодана и список потерь.
  
  - Конечно, конечно... Надо же так, остаться в чужой стране без всего... Халат был у вас в чемодане?
  - Халата не было, но были спортивные штаны.
  - Спортивные штаны... Футболки были? Сколько штук?
  - Были, три.
  - Футболки, три... Сникерс?
  
  Сникерс?? Шоколадные батончики Марс и Сникерс недавно стали продаваться в России, и я знал, что это такое. Но почему они должны быть у меня в чемодане?
  
  - Сникерс? - спросил я вместо ответа.
  - Ну да, сникерс. Ведь хочется, чтобы в гостинице было что-то домашнее?
  
  Домашнее?? Это что, их представление о русских - везде берут с собой Сникерс, чтобы чувствовать себя, как дома? А, может быть, это у черных американцев принято везде брать с собой шоколад, кто их знает? Почему именно Сникерс?
  
  Некоторые читатели, возможно, уже поняли, что работница аэропорта имела в виду sneakers (легкие туфли, кроссовки, тапки), а не шоколад Snickers, но мой английский в то время был недостаточно хорош для этого.
  
  Между тем сникерсная тема развивалась.
  Я подумал - может быть, она о том, что хорошо, если всегда есть что-нибудь поесть? По ее виду можно предположить... И осторожно спросил -
  
  - А что, в гостинице нет ресторана?
  - Наверно, есть, или рядом должен быть.
  - А тогда зачем мне там Snickers?
  - В ресторане? Нет, конечно, в ресторане sneakers - может быть не очень уместно. Или в России это нормально?
  - Да нет, не очень... - неуверенно пробормотал я.
  - Я об этом и говорю. Но в номере ведь будет уютнее, если есть sneakers?
  - Уютнее? Почему?
  - А с чем вам тогда уютнее в гостиничном номере?
  Мы недоуменно смотрели друг на друга. Я решил, что надо согласиться.
  - Вы правы, со Snickers в гостинице гораздо лучше.
  - Конечно - хмыкнула тетка. - Все-таки более по-домашнему.
  
  Оставшаяся часть протокола трудностей не вызвала, и вскоре я ехал на автобусе к центру Вашингтона, прижавшись носом к окну. Был уже вечер. Город был весь в огнях.
  Какое все другое... Совсем не такая архитектура. И совершенно не видно голой земли. Или асфальт, или газон, или еще какие-нибудь насаждения. И все такое ухоженное. А какие машины вокруг! Невероятно чистые. И такие большие!
  
  Тогда я воспринимал все вокруг, как неопытный путешественник, который все, что видит, сразу принимает за обычное и характерное. Все эти небольшие кусочки земли, случайные впечатления сразу становились моей Америкой, той единственной, которую я знал. Я был похож на слепого, который трогает слона за какую-то одну часть.
  
  Вот это - не может быть! - Пентагон! Вот это да!
  А вот вывеска - "20 Theaters". Двадцать театров в одном месте! Какая культура! Интересно, насколько часто они ставят новые спектакли. (Много позже я понял, что это был просто большой кинотеатр с двадцатью залами.)
  Но почему нет небоскребов, ни одного? (Тогда я еще не знал, что в Вашингтоне ни одно здание не может быть выше Капитолия).
  А вот это должен быть Washington Monument!
  
  Автобус остановился.
  - Ваш отель, сэр - сказал шофер.
  Бодро поблагодарив, я вышел из автобуса.
  Вывеска над входом в отель гордо объявляла - "Crowne Plaza". Мой отель назывался "Hotel Palomar". За спиной отъехал автобус.
  Что делать?
  
  Из-за советского воспитания и отсутствия опыта мне не пришла в голову простая и естественная мысль - зайти в "Crowne Plaza" и попросить помощи. К тому же швейцар у дверей выглядел так серьезно... Еще не пустит. "Как нибудь найду", решил я, "язык до Паломара доведет", и отправился в путь по вечерним полутемным вашингтонским улицам, даже не сразу заметив, что на них совсем не было людей.
  
  Я не спеша шел по пустым улицам, с интересом глядя по сторонам. Почему же нет небоскребов? И - еще интереснее - почему нет людей? Где жизнь?
  Вспомнилась песня времен пионерского лагеря:
  "Горит огнями ночной Бродвей,
  Сидит чувиха, сосет коктейль..."
  
  Я не знал еще, что такие пустые улицы по вечерам - обычное явление для центров американских городов. Но я знал, что в Америке есть хорошие районы и плохие районы. Район, в котором я находился, не выглядел плохим, и потому я не волновался.
  
  В Вашингтоне в это время стояла очень приятная сухая осень, слегка прохладная, но совсем не холодная. Какая хорошая погода... И никто не гуляет. А вот и человек!
  
  Человек приблизился, и я увидел, что это - женщина в деловом костюме. Повторив для верности про себя фразу, которую я собирался сказать, я изобразил на лице улыбку и шагнул к женщине.
  
  - Excuse me, could you please tell me...
  
  Реакция первой встреченной мной в Вашингтоне белой американки была совершенно неожиданной. Даже не взглянув на меня, она шарахнулась в сторону, и обогнув меня на приличном расстоянии, полупошла, полупобежала прочь, стуча каблучками.
  
  Позже, прожив в США несколько лет, я вспомнил этот эпизод, поставил себя на ее место, и ее поведение стало для меня абсолютно понятным. Мужчины в том районе не вели себя так, как я. Они работали в офисе, вечером спускались в гараж, садились в машину и уезжали домой. Если бы им понадобилась помощь, они не стали бы выходить на улицу и обращаться к одинокой женщине. Туристам в это время в этом месте тоже было нечего делать. Для нее я был необычным, и потому потенциально опасным явлением.
  
  Но тогда я ничего этого не понимал. Ошеломленный, я стоял и смотрел ей вслед. Наконец, я пошел дальше, надеясь повстречать кого-нибудь более нормального.
  
  Впереди появилась еще одна фигура. Когда она приблизилась, я увидел, что это черный парень, невыразительно одетый и с неопределенным выражением лица. Мне было известно, что в Вашингтоне сильная преступность, в основном за счет черной части населения, и я не был уверен, стоит ли спрашивать его, как добраться до отеля. Но он не выглядел опасным, и, мысленно устыдив себя за предубеждения, я обратился к нему
  
  - Excuse me, could you please tell me...
  - Tourist! Вы - турист! - парень остановился и широко улыбнулся. - Я понял по акценту! Откуда вы?
  - Из России - ответил я, ожидая услышать "Gorbachev! Perestroika!", так же как от попутчиков в самолете.
  Но сообщение о том, откуда я, похоже, не произвело никакого впечатления.
  - И куда же вы идете?
  - К своему отелю. Он находится в районе Dupont Circle. Не могли бы вы показать мне, в каком это направлении?
  - Конечно, я вам помогу! Но знаете что? Ведь здесь совсем рядом Белый Дом! Разве вы не хотели бы на него посмотреть?
  
  Я заколебался. Белый Дом... У меня только два дня в Вашингтоне, и неизвестно, будет ли свободное время. Заманчиво.
  
  - Это было бы интересно...
  - Я покажу вам, где это!
  Мне стало неловко.
  - Зачем? Просто скажите мне, куда идти.
  - Ерунда! Я рад помочь тем, кто приезжает в Вашингтон! Мы будем друзьями! Как тебя зовут, my friend? Меня зовут Keyshawn!
  - Меня зовут Nick. Извините, как вас зовут?
  - Keyshawn! Nick, пойдем! Я покажу тебе, где Белый Дом!
  
  В том, как он предлагал свою помощь, была какая-то неприятная навязчивость. Он вел себя совсем не так, как душевная черная тетка в аэропорту. Я решил, что лучше бы от него отвязаться.
  
  - Кишон, спасибо, но я могу дойти и сам.
  - Глупости! Ведь лучше быть с местным, который хорошо знает город, чем искать дорогу самому, разве нет?
  Благоразумие подсказывало мне ответ "нет", но нежелание обидеть и безупречность логических доводов, с которыми я столкнулся, заставили меня ответить
  - Да.
  - Конечно! Пойдем, my friend!
  
  Мы отправились в направлении, противоположном тому, в котором я шел до этого. По дороге я пытался завести разговор о жизни моего нового приятеля, узнать, чем он занимается, но в ответ получал только неопределенные короткие фразы. Зато время от времени Кишон делал странные комментарии по поводу зданий, мимо которых мы проходили.
  - Вот это очень красивое здание, старинное. Наверно, ему лет сто.
  - Вот это тоже очень хорошее здание. Его недавно покрасили, теперь оно очень красивое.
  
  Впереди показался свет. Еще несколько шагов, и мы вышли к Белому Дому.
  Вот он какой... Место, где живет один из самых могущественных людей на Земле. И кажется таким уязвимым - совершенно открыт. В отличие от Кремля - за теми стенами непонятно, что где находится и кто где живет. Хотя как можно сравнивать?
  А ведь впечатляет. Классическая простота. Но есть что-то жутковатое в его одиночестве и освещенности среди этих пустых и темных улиц.
  
  Мои размышления были прерваны голосом Кишона:
  - Ник, я надеюсь, что тебе понравилась моя экскурсия.
  - Что-что?
  - Я провел для тебя экскурсию. С тебя пятнадцать долларов.
  
  Я моментально забыл про Белый Дом и повернулся к Кишону.
  
  - Кишон, что? Повтори, пожалуйста.
  - Я провел для тебя экскурсию. Я показал тебе Белый Дом, рассказал о других достопримечательностях. Это стоит пятнадцать долларов.
  
  Мне стало не по себе. И одновременно смешно.
  
  - Кишон, ты помнишь, откуда я?
  - Нет, не помню. Какое это имеет значение?
  - Я из России. Ты знаешь что-нибудь о России? Знаешь, сколько я получаю в месяц?
  - Сколько?
  - Три доллара. И ты хочешь взять с меня пятнадцать долларов за свою экскурсию!? Кроме того, я только что прилетел, и узнал, что пропал мой багаж. У меня ничего нет.
  Я меня в кармане были 50 долларов моего приятеля, но я не хотел их трогать, если только это не будет абсолютно необходимо. Те, кто жил в России в те времена, поймут меня. К тому же они были одной купюрой.
  
  Кишон недоверчиво посмотрел на меня.
  
  - Три доллара? Никто не получает три доллара в месяц! Тем более белый, который выглядит так, как ты.
  - В России люди получают столько, и даже меньше. Ты просто не бывал там.
  - Ok... Может быть, у тебя есть десять долларов?
  - Нет, я же сказал.
  - Пять? Не может быть, чтобы у тебя не было пяти долларов!?
  - Кишон, спасибо за экскурсию, но я тебя о ней не просил. Я пойду искать гостиницу. Goodbye.
  
  Я пошел назад.
  - Стой!
  Кишон опять широко улыбался.
  - Мне неловко так тебя оставлять. Я покажу тебе, где твоя гостиница.
  
  Я засомневался. Наверно, ему в самом деле неловко.
  - Хорошо, пойдем.
  
  Мы опять зашагали по улицам. Я пытался поддерживать какой-то разговор, но Кишон отвечал только что-то типа: "Сейчас придем к твоей гостинице, my friend". Вокруг по-прежнему были очень прилично выглядящие улицы и здания. Мы повернули на очередную улицу, и я увидел нечто, чего не видел никогда прежде в жизни.
  
  Вся улица была заполнена черными мужчинами. Они стояли, сидели, курили, играли в какие-то игры прямо на асфальте. Откуда-то сбоку доносилась ритмичная музыка с ненормальным количеством низких частот.
  
  Кишон отошел от меня на шаг и сказал, ни к кому конкретно не обращаясь, -
  - Вот этот не хочет платить за экскурсию.
  
  Группа мужчин, которая была к нам ближе всего, зашевелилась. Трое ленивой походкой подошли и встали у меня за спиной и по бокам. Ещё один, с толстой золотой цепью на шее, встал передо мной.
  
  - В чем дело? Кишон старался, он показал тебе наш город, и теперь ты не хочешь платить ему за сервис?
  
  Мне стало по-настоящему страшно. В голове шевельнулась мысль: "Может быть, отдать им 50 долларов?" Но я решил, что лучше будет "не менять легенду".
  
  Я сказал:
  - Я час назад прилетел из России. В полете у меня пропал багаж. У меня ничего нет. Когда Кишон встретил меня, я шел пешком в гостиницу. Если бы у меня были деньги, я бы взял такси из аэропорта.
  
  Парень с цепью посмотрел на Кишона. Кишон молчал. Парень с цепью вполголоса сказал несколько слов, из которых я не понял ни одного, хотя они, несомненно, были сказаны на английском языке. Кишон как бы съежился и, не взглянув ни на меня, ни на остальных, ушел куда-то в темноту. Парень с цепью сказал еще несколько непонятных слов, развернулся и пошел. За ним пошли те, кто стоял вокруг меня.
  
  Я осторожно сделал пару шагов назад. Никто не обращал на меня внимания. Я тоже развернулся и, стараясь шагать спокойно и уверенно, пошел прочь. Отойдя от этой улицы на несколько кварталов, я прислонился к стене, вытер со лба пот и закурил. Мне все еще предстояло найти мой "Hotel Palomar".
  
* * *
  
  Приложение. Наброски альтернативного варианта этой части на случай реставрации СССР, в духе некоторых советских детских книг
  
  Белая приспешница капиталистов шарахается от меня, потому что ей страшен и ненавистен вид советского человека.
  Кишон радуется, в первый раз встретив человека из далекой страны, где власть принадлежит трудящимся, и рассказывает мне об угнетенном положении своей семьи и своего народа в капиталистическом обществе. Он показывает мне Белый Дом, и вы вместе смотрим на него, шепча: "Ничего... Так не будет всегда..."
  Кишон знакомит меня со своими друзьями, и те устраивают в мою честь праздник, который длится до утра.
  Утром проезжающие мимо капиталисты со страхом и ненавистью смотрят на единство советского человека и тех, кого они угнетают.
Оценка: 6.60*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) Н.Трейси "Селинда. Будущее за тобой"(Научная фантастика) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"