Цывкин Марк Вульфович: другие произведения.

Ничего кроме правды

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


   действовать в прежнем духе сохранились полностью.
  
   РЕКЛАМА и СРЕДСТВА ИНФОРМАЦИИ. В газете The Boston Globe от 21 февраля 1998 года была опубликована статья Television Channels for the Com-munity, содержащая ряд критических высказываний по поводу влияния совре-менной рекламы на жизнь американцев. Автор отмечает, что индустрия инфор-мации США стала всепроникающей и невообразимо доходной. Владельцы всех типов средств информации настолько консолидировались, что менее 10 конгломе-ратов контролируют все, что мы читаем, смотрим и слушаем. Реклама подхлес-тывает наши желания приобретать товары и услуги, и получается, пишет автор, порочный круг: средства информации повышают наш спрос на изделия и услуги. Чтобы стать способными оплатить эти приобретения, мы вынуждены работать больше и тяжелей. Поэтому, придя домой изможденными после такой работы, способны лишь пасть на диван, чтобы видеть и впитывать все новые и новые рекламные объявления.
   Каждый пользователь американского телевидения на собственном опыте мо-жет убедиться в справедливости этой оценки: рекламируется все: средства избав-ления от избыточного веса - и жирная, высококалорийная пища; острые блюда с большим содержанием чеснока - и средства избавления от неприятного запаха этого растения; любые инструменты и технические новинки - от отверток до новейших автомобилей; верхняя одежда - и средства ухода за интимнейшими частями тела человека и т.д. и т.п. Но и на этом, в высшей степени пестром фоне, особое место занимает реклама лекарственных средств. При том невообразимом изобилии их в США, фирмы-изготовители в значительной, быть может, даже в решающей мере зависят от продвижения своей продукции к покупателю. Роль и значение рекламы в этом деле трудно переоценить, разумеется. Эта зависимость рекламодателей не ускользнула от внимания рекламных агентов и средств инфор-мации, и этот бизнес стал одним из основных источников доходов газет, радио и телевидения. Расцвету этого дела способствовало и то, что средства информации не несут ответственности за содержание публикуемых объявлений, поэтому неко-торые из них могут и готовы рекламировать все, за что бы ни платили, и чем больше, тем лучше. Что касается лекарств, методов лечения и прочих медицин-ских услуг, то распространению в прошлом тех из них, которые после какого-то времени широкого использования были признаны вредными и не подлежащими дальнейшему применению, в значительной мере тоже способствовала реклама разного рода. По этой ли, или по другим причинам, но основные англоязычные средства информации США - солидные газеты, радио- и телевизионные компании в настоящее время проявляют определенную требовательность и разборчивость в этом деле, не столь падки на явно сомнительную информацию подобного толка. Для такого рода реклам существуют особые, специализированные издания типа Spirit of Change Magazine, в которых представлены самые различные, включая самые экзотические виды целительства. Так что, свобода слова и в этом отно-шении не ущемлeна, и речь может идти об осознании оcновными СМИ США ответственности перед читателями за публикуемые материалы на эти темы.
   К сожалению, этого нельзя сказать об их русскоязычных собратьях в этой стране. Мы уже частично сталкивались с этим в предшествовавших главах, но, думается, по своему потенциалу негативных последствий эта проблема заслу-живает более подробного специального рассмотрения. Факт таков, что нередко в одном и том же выпуске газеты читателю преподносятся взаимоисключающие взгляды на лечение тех или иных заболеваний: одни авторы излагают это с точки зрения официальной, научной медицины, другие внушают, что эти же заболе-вания можно даже лучше, успешнее вылечить космической энергией, шаман-ством и т.п. Один пример такого рода, касающийся лечения нервных заболеваний, мы приводили ранее, но есть и более впечатляющие. Так, в Новом русском сло-ве от 19 января 1999 года можно прочитать статью с информацией, что назы-вается, с переднего края современной медицинской науки - Раскрыть тайну рака поможет генетика. А всего лишь полтора месяца ранее эта же газета по-местила отрывок из книги Евгения Гольцмана Знаменитые психопаты. Защита от порчи и сглаза, в котором читаем, например, такое: Знахарь тоже часто хочет выяснить причины недуга. Правда, цель у него, как правило, совсем не та (что у врача - М.Ц.), и речь в этом случае идет не о микробах или химических соеди-нениях, действующих на человеческий организм, а о том, кто навел порчу. Тот, кто вызвал болезнь, может ее и излечить. Значит, не от генетики можно ожидать реальной помощи, а от противостояния дурному глазу. Откуда же он берется, как возникает такой глаз? Источников в этой книге перечисляется множество, и перечислить все невозможно. Ограничимся лишь одной, но, наш взгляд, доста-точно красноречивой цитатой: Сделать свой взгляд губительным можно и намеренно. Например, согнувшись и смотря на стоящего позади тебя че-рез раскоряченные ноги Именно так поступали колдуны в исландских сагах. Вообще глаз, смотрящий через какое-либо искусственное или естественное отве-рстие, приобретает магические способности. Прежде всего, он может, как через замочную скважину, заглянуть в мир духов. В Италии предлагается (не предлагалось, а предлагается! - М.Ц.) такой путь получения дурного глаза. Жаба помещается в сосуд с алкоголем. Она умирает в нем с открытыми глазами. Если через 24 часа после этого печального события посмотреть на нее, можно перенять у нее способнссть глазить. Дар глазить можно унаследоывть, если схватить за вытянутую руку умирающего, который им владел. Во всяком слу-чае, в это верили во Франции. В Норвегии говорили, что если женщина покормит грудью взрослого мужчину, его взгляд приобретает такую силу, что может убить любое живое существо, за исключением человека.
   Можно ли, даже нужно ли писать о подобном? В этом нет сомнения, если рассматривать это в соотвествующем контексте - историческом, мифотворческом и т.п. Автор пишет, что в каждой стране причины и проявления дурного глаза были различными, что само по себе должно, вроде-бы, вызвать сомнения, по меньшей мере, во многих из них. Но подобные мелочи рекламодателей и пуб-ликаторов всяких экзотических методов лечения ни в малой мере не смущают, они ведут себя весьма агрессивно, не только превозносят эффективность своих сомнительных снадобий и всякого рода магических действий, но и в искажен-ном, уничижительном тоне пишут о научной медицине. Ранее мы упоминали о рассылаемом по разным адресам письме, рекламирующем средства очистки. Оно, как уже было сказано, начинается с утверждений, призванных запугать чита-теля. Через некоторое время эта страшилка появилась на страницах газеты Новое русское слово. Многократно, регулярно, на протяжении многих месяцев ей уделялось целых две полосы (!) - важное свидетельство соблюдения Первой Поправки к Конституции США, но и процветания этой фирмы, ее финансовых возможностей. Затем эта же (или подобная ей) реклама регулярно стала пуб-ликоватся той же газетой , а потом и рядом других изданий, правда в кон-центрированном виде - всего лишь на одной полосе под такими, например, заголовком: ГЛАВНАЯ ПРИЧИНА ЛЮДСКИХ СТРАДАНИЙ и подзаголовком: Зна-менитый (!?-М.Ц.) д-р Норман Уокер: в течение 60 дней вы можете стать на путь прекрасного самочувствия, преодолеть массу недугов и обеспечить здоровую жизнь до 100 лет и более. Все это типично для рекламного бизнеса, и к этому не может быть предъявлено претензий. Но расхваливание подобных товаров сопро-вождается такими, например, утвержедниями: Несмотря на наличие миллионов дипломированных врачей и специалистов, лучшего медицинского оборудования и современных превосходных госпиталей, человек 20-го века болеет больше, чем любое животное. Более того, задумайтесь над тем, что процент нселения, стра-дающий такими серьезными болезнями как рак, склероз, инфаркт и инсульт, все время растет, несмотря на прогресс медицины. Значит, должен читатель сделать вывод, современная медицина - хочет она того, или нет - приводит к росту забо-леваемости людей, т.е. приносит человечеству вред. Далее следует уже упоми-навшийся тезис о том, что ...общее загрязнение организма - это первопричина практически всех (здесь и далее подчеркнуто нами - М.Ц.) известных и еще не-известных (!? - М.Ц.) заболеваний. Далее следует ссылка на отца медицины, легендарного Гиппократа: Болезнь не сваливается на голову, как гром с ясного неба. Она является результатом постоянных нарушений законов природы. Пос-тоянно расширяясь и накапливаясь, эти нарушения внезапно прорываются в виде болезни, но сия внезапность только кажущаяся. Думается, такой этиогенез свой-ственен далеко не всем болезням. Как уже отмечалось, во времена Гиппкрата шагом вперед было представление о том, что болезни возникают от воздействия солнца, ветра, холода и других подобных причин. Таким представляли себе в то время происхождение любых болезней, в том числе, скажем, эпилепсии и маля-рии (как у Филисиуса) и всех других, но в наше время подобный взгляд на про-исхождеие многих болезней представляется совершенно неверным. Что же касается статистики частоты перечисленных заболеваний, думается, что авторы не учли того обстоятельства, что большинство из них характерны для возрастных периодов, до которых обычно люди в прошлом не доживали. На чем основаны утверждения о частоте болезней у животных (домашних или диких?) неизвестно. Но если это действительно так, возникает вопрос, очищаются ли они и каким именно образом?
   Все сказанное здесь вовсе не означает отрицания полезности всего старого. Так же, как в определенных условиях, для выполнения определенных работ кирка и лопата не только заменяют сложные угледобывающие комбайны, экскаваторы и бульдозеры, но даже имеют перед ними неоспоримые преимущества; так же, как для определенных расчетов (например, площади прямоугольной комнаты) доста-точно рулетки и способности произвести примитивное арифметическое действие умножения двух величин; также, как для перемещения в пространстве иногда не-применимы какие-либо большие транспортные средства (например, внутри квар-тиры), и здоровые люди вполне обходятся собственными ногами - так же и мно-гие эмпирически найденные в глубокой древности способы целительства - но, опять же, в определенных условиях - остаются полезными и заслуживают приме-нения. Более того, лично я, неоднократно имевший возможность убедиться в по-лезности и эффективности гомеопатии и акупунктуры, иногда рекомендую близ-ким мне людям начинать лечение именно с них. Примечателен один из примеров такого рода. В разговоре по телефону с одним из моих близких друзей, живущим в Чикаго и страдавшим с недавних пор жесточайшими болями, я высказал пред-положение, что причиной их является невралгия тройничного нерва и посове-товал, в случае подтверждения этого предположения, обратиться к специалисту акупунктуры. Так и произошло: он нашел опытного китайского специалиста, и после курса иглоукалывания боли у моего друга прошли. Однако через год при-близительно они вновь возобновились. При повторном обращении к тому же целителю, тот сказал, что повторный курс вряд-ли поможет и потому нецелесо-образен. Кто хотя-бы со стороны имел возможность наблюдать человека, страда-ющего этим заболеванием, легко представит себе, во что превратилась жизнь это-го человека. К счастью, его жена узнала, что в Чикаго есть хирург, успешно леча-щий это заболевание. После произведенной им хирургической операции пациент в течение ряда лет болей не ощущает. Думается, этот случай из практики симво-лически распределяет места, определяет значимость старых и современных, научных методов лечения.
   Но, признавая полезность многих народных средств лечения, категорического возражения заслуживают попытки противопоставления их всему новому, прине-сенному наукой, попытки изображать их как единственно полезные и могущие решить все проблемы. А такие попытки, как уже было показано и с которыми мы еще встретимся, делаются и широко тиражируются, к сожалению, особенно рус-скоязычными средствами массовой информации. Именно против этого обскуран-тизма следует, на наш взляд, в самой категорической форме возражать.
   Удивляет то, что та же газета, которая сообщает о выдающихся успехах науч-ной медицины, не считает зазорным дискредитировать ее, печатая самые невооб-разимо устарелые, ретроградские опусы. Ограничимся одним примером. Недав-но средства информации сообщили о таком случае: в результате несчастного случая (спортивной травмы) погибла девочка-подросток. С разрешения ее роди-телей, ее органы были пересажены пяти людям, которым без трансплантации жить оставалось буквально считанные дни. Все они выжили, а двое даже вступи-ли в брак. Какие шаманы, какие кудесники могли бы такую трагедию, постиг-шую одну семью, превратить в бесценное благодеяние - буквально дарование жизни - для пяти других, а в одном случае и потомкам образовавшейся супру-жеской пары! Удивляет также то, что руководитель одной из газет, не упуска-ющий возможности по любому случаю предствить себя эдаким главным благоде-телем и защитником интересов несуществующей русскоязычной общины в стать-ях, нередко сопровождаемых его персональными, а часто и семейными фотогра-фиями, из номера в номер печатает материалы не только уничижительного ха-рактера о научной медицине, но и способные толкать читателей на опасные для них решения в серьезнейших вопросах, касающихся их здоровья. Впрочем, удив-ляться не следует: мне довелось встретиться с редактором, лично придерживаю-щимся самых дремучих взглядов на медицину, но публикующий абсолютно все, за что бы ни платили: и соответствующее его представлениям, и противополож-ное этому.
   Телестанция WMNB ежедневно и по многу раз рекламирует всяких ясно-видящих, обещающих не только успехи в бизнесе и в любви, но и излечение от бесплодия, надо понимать, независимо от конкретной причины этого недуга. Радиостанция этой же компании регулярно передает беседы сторонника компли-ментарной медицины, для которого, судя по его выступлениям и ответам на любые, разнообразнейшие вопросы, никаких проблем, похоже, вообще не сущест-вует, он сходу решает любые из них и готов лечить все и вся. Помню, ему был задан вопрос о лечении облысения. Проблема, как известно, далеко не решенная, но этот профессор, как оказалось, этим нисколько не был смущен, никаких зат-руднений в ответе не испытал: тут же уверенным тоном выдал рекомендации и на этот случай. Впрочем, нередко его четкие и сугубо теоретические ответы заканчи-ваются рекомендацией посетить его офис, т.е. тоже своего рода рекламой. О том, как подобное сказывается на больных людей, для которых правильный выбор метода лечения зачастую имеет буквально жизненное значение, недавно поведал читатель Нового Русского Слова (номер от 26 июня 1998) Д.Мирончик в своем письме в редакцию. У этого человека возникла проблема именно упомянутого значения, связанная с состоянием сосудов, снабжающих кровью сердечную мыш-цу. Врачи считали необходимой хирургическую операцию с целью восстанов-ления достаточного кровоснабжения сердца с помощью байпасов. Но в то же время реклама назойливо твердила и настойчиво внушала, что этого же можно добиться и методом очистки сосудов. Операция, выполненная после обосно-ванных и понятных долгих и мучительных сомнений и колебаний, пишет этот человек, оказалась вполне успешной, он чувствует себя хорошо, вернулся к нор-мальному образу жизни. Но может ли кто-либо гарантировать, что очистка да-ла бы такой же результат? Думается, оправданы серьезные сомнения в том, что все, страдающие атеросклерозом, выжили бы, откажись они от помощи хирурга в пользу чистильщика. Тот факт, что существует не лишенное, видимо, основа-ний мнение о том, что операции такого рода производятся в США излишне широ-ко и не всегда по достаточным показаниям (что, разумеется, заслуживает особого внимания), ничего не меняет в оценке этого и подобных случаев, т.к. никто, насколько известно, не опровергает, что в определенных обстоятельствах замены хирургическому методу для восстановления достаточного кровообращения в этом жизненно-важном органе, пока нет. Чистильщики же предлагают лечить всех, без разбора, вне зависимости от причины и степени нарушения проходимости сосудов у страдающих этим тяжелым заболеванием лиц.
   Такая неразборчивость, всеядность русскоязычных средств информации не только вносит опасную сумятицу в сознание людей и может толкнуть их на не-правильные, опасные для них решения, но также существенно затрудняет работу врачей. Одна из них (врачей) рассказывала об одном из таких нередких, если не сказать типичных, случаев: осмотрев пациента, она, как и должно, назначила со-ответствующее лечение. Но в ответ услышала: А профессор такой-то (в данном случае был назван именно излюбленный радиостанцией WMNB специалист ком-плиментарной медицины, но нередко ссылаются и на других) говорил, что мою болезнь следует лечить не так, а иначе ... Что в таких обстоятельствах может и должен делать врач? Что он может ответить пациенту? (Все это было написано задолго до того, как методы работы профессора Сосонкина, на кого часто ссыла-лись, получили широкую огласку и он перестал вещать по радио).
   Нужно признать, что реклама лекарственных средств используется в небла-говидных целях не только в США. Вот цитата из заметки Лоцман в море ле-карств, опубликованной в газете Известия от 1 марта 1997 года: ...на головы россиян хлынул поток лукавой, а порой и недобросовестной рекламы. Как бы ни относиться к советской власти, следует признать, что в ее время такое вряд-ли могло практиковаться, для этого не существовало стимулов. Подобная реклама могла появиться только с изменением многих условий в жизни этой страны. К значению этого фактора нам предстоит еще вернуться в заключительной части нашей книги, поэтому эту заметку из Известий придется еще тоже вспомнить.
   Приводившиеся ранее примеры заголовков рекламных объявлений, один лишь балаганный стиль которых (типа обещаний моря энергии или жизни до ста и более лет и т.п.) должен, казалось бы, насторожить любого грамотного че-ловека. Но он не всегда, видимо, срабатывает таким образом: готовые поверить всему подобному находятся в достаточном количестве, судя по регулярности появления соответствующих объявлений. Иначе дорогостоящая реклама, занима-ющая целые полосы газет или многократно передаваемая по телевидению, была бы непосильной этим рекламодателям: они не из последних, надо полагать, ее оплачивают. Но даже на этом изобильном фоне выделяется одна газета публика-цией, о которой, как о выдающемся образце этого жанра и чемпионе неразбор-чивости в материалах на медицинские (или медицинские) темы стоит, наверно, рассказать подробнее. Таковой явилась, пожалуй, газета Бостонский марафон, хотя в ее редакционном совете значатся весьма уважаемые и безусловно автори-тетные лица. В первых номерах после начала ее выхода, когда редакции, казалось бы, следовало быть особо требовательной в отборе материалов, эта газета опуб-ликовала серию больших статей Майи Гогулан. Первая из этих статей оза-главлена: Натуральная гигиена - что это? Общеизвестные и общепризнанные положения о значении света, воздуха, воды, пищи и движения для здоровья че-ловека чередуются с такими, например, глубокомысленными утверждениями: Медицина, безусловно, занимается нами, но только нашими болезнями, а вовсе не здоровьем. (Но не то же ли может звучать так: не нашими болезнями, а возвращением нашего здоровья?). Ссылаясь на авторов 19 века (когда совре-менная научная медицина существовала, в лучшем случае, в зачаточном состоя-нии; когда еще господствовала ее героическая замена; когда еще не было мик-робиологии, патоморфологии, не говоря уже о генетике и многом другом, автор ссылается на такое, например, утверждение: Из противоречий, замешательств, хаотического разнородного смешения иллюзорных взглядов, именуемых меди-цинской наукой и медицинским искусством, из конфликтов различных школ лечения, из явной неудачи выполнить свои обещания, из отказа врачей принимать во внимание природные потребности жизни при уходе за больными (?! - М.Ц,) выросла настоятельная необходимость в революционной перестройке биологи-ческой мысли и возрождения биологического взгляда на потребности человека. (Стиль оригинала здесь и в дальнейшем цитировании сохранен полностью).
   Можно, пожалуй, согласиться с тем, что для времени возникновения нату-ральной гигиены это описание медицины было близко к истине и достаточно правдоподобным. Но ведь произошли же некоторые изменения с тех пор, с 30-х годов 19 века? Возможно, что в какой-то мере обоснованно и следующее, напи-санное в 1861 году: ...система лекарственной медицины ложна, неверна с фило-софской точки зрения, абсурдна с научной, враждебна природе, противоречит здравому смыслу, катастрофична по результатам, она проклятие для человечес-кого рода... - ведь тогда еще оставались главными лечебными средствами обиль-ные кровопускания и лекарства типа каломели. Опять же, только не считаясь с историческими реалиями, можно сейчас, в конце ХХ века - второго тысячелетия! - писать: ...считая, что болезнь и здоровье едины, что лихорадка, воспаление, по-вышение температуры, кашель, насморк, понос, рвота - все это подчиняется еди-ным законам жизни. Болезнь - это способ, которым организм лечит себя. (Хо-рошо же излечивали понос - холеру, кашель и высокая температура - воспа-ление легких, лихорадка - тифы и т.д. и т.п.).
   Взамен сделанного великими учеными - Вирховым, Пастером, Кохом, Меч-никовым, Эрлихом, Павловым, Флемингом, и многими другими, читателю пре-подносятся такие, с позволения сказать, теоретические новинки: Болезнь - это нарушение целостности..., или ...все они (болезни - М.Ц.) вызваны накоплением в организме токсинов (ядов)... Или вот такая замена всего, достигнутого пато-логической анатомией и физиологией: При этом всякая болезнь начинается незаметно от возбуждения нервных волокон, далее появляются раздражение (по-краснение), затем воспаление (зуд), дальше изъязвление (язвы, распад тканей, трещины), затем уплотнение (наросты), наконец, образование опухоли (рак). Интересно, не правда ли? Таких же помесей давно отвергнутого с современной терминологией (например, Биохимические связи организма - это восстанов-ление кислотно-щелочного равновесия в крови как главного физиологического закона жизни организма, или не менее оригинальное, неизвестно из каких архео-логических раскопок почерпнутое: Биофизические связи организма - это восста-новление естественных связей кожного покрова и внутренних органов...). И все это нагромождение нелепостей, полуправды, приправленное научными термина-ми, приводит к Седьмому принципу натуральной гигиены - отрицанию любой лекарственной терапии, а затем к полному отвержению научного характера совре-менной медицины.
   Второй опус того же автора, помещенный, как ни странно, на Медицинской странице этой газеты, озаглавлен: О том, как создавалась система здоровья Ни-ши. Здесь содержится не меньше в количественном отношении и не менее впе-чатляющих по своей нелепости утверждений. Но ограничимся лишь избранными, наиболее яркими образцами - цитатами из этой удивительной публикации, не нуждающимися в каких-либо комментариях. В результате он (Ниши - М.Ц.) пришел к интересному выводу, что ненормальные люди, как правило, страдают от запоров, а обладатели светлых голов в большинстве случаев страдают от склонности к расстройству кишечника. И далее: ...он узнал, что кровоизлияние в мозг возникает, как правило, в результате воспаления ушей, а воспаление ушей - это обычно следствие заболевания горла. Горло же становится больным в том случае, если почки не выполняют свои функции; почки, в свою очередь, часто вы-ходят из строя, если человек спит в мягкой, теплой постели и надевает теплое, плохо пропускающее воздух белье. При этом нарушаются функции и почек и кожи, что сопровождается заболеванием печени. И все это начинается с плохой работы кишечника. Потому что если нарушается перистальтическая работа ки-шечника, его содержимое забивает толстую кишку, что вызывает запоры, которые ведут к расширению и разрыву кровеносных сосудов мозга.
   У-ф-ф-ф... Нужны ли другие доказательства тому, что бумага все терпит? Утешает лишь то, что вряд-ли хоть один здравомыслящий человек хоть на йоту поверит подобным откровениям. Но остается вопрос: зачем такие перлы обску-рантизма печатаются, тиражируются газетой, претендующей на интеллигент-ность? К сожалению, это исключительный случай только по степени обскуран-тизма. Но во всех других отношениях, складывается впечатление, и другие рус-скоязычные средства информации в погоне за доходами вступили в соревнование по введению в заблуждение читателей в вопросах, касающихся не каких-то сугу-бо отвлеченных предметов, вроде жизни на Марсе, а здоровья людей. За содер-жание рекламных объявлений, как уже упоминалось, средства информации юри-дической ответственности не несут. Но существуют же и должны действовать и другие виды ответственности, которыми руководствуются основные американ-ские СМИ, учитывая, видимо, особое значение неверной информации людей в вопросах, касающихся их здоровья и здравоохранеия.
   Получила распространение особая форма рекламы, использующая различие в значении одних и тех же терминов в России и в США. Ежедневно по радио WMNB передавалось такое, приблизительно, объявление: Если у вас боли в шее и спине, если у вас ущемлены нервы, только доктор Гройсман может вам помочь. Доктор Гройсман - член академии медицинских наук и член конгресса физиоте-рапевтов. Все эти титулы, надо полагать, он действительно имеет на вполне законном основании, но расчет их перечисления коварен в том отношении, что для выходцев из СССР звание член академии медицинских наук значит несрав-ненно больше того, чего оно стоит - в буквальном смысле этого слова - в США: за всего лишь около ста долларов, как известно не всем, чуть-ли не каждый может стать носителем этого звания. Так же эксплуатируется и звание профессор не-которыми специалистами. В США даже крупнейшие ученые довольствуются часто званием доктор. Преподавательское звание профессор имеет здесь со-вершенно иное значение, чем в СССР (СНГ). Но для русскоязычных, не знакомых с различиями в значении знакомых им терминов, это придает особую значимость тем врачам, которые и эту возможность считают допустимым использовать, что-бы привлечь пациентов.
   Думается, реклама медицинских товаров и услуг в русскоязычных средствах информации США приобрела характер, не соответствующий особенностям рек-ламируемого. Здесь приведена лишь небольшая часть публикаций такого рода, но имеется еще много подобных антинаучных и потенциально опасных для до-верчивых читателей материалов. Подобная практика может приносить только вред людям, нуждающимся в медицинской помощи.
  
   АДВОКАТЫ. Вполне сознаю, что в этом вопросе - в широком его понимании - я не компетентен: ни в СССР, ни в США клиентом даже адвокатов быть не при-ходилось. Правда, в Советском Союзе, в Ленинграде, в течение многих лет сот-рудничал в качестве консультанта с Городским Бюро судебно-медицинской экс-пертизы. Но непосредственно с адвокатами дела не имел и только считанные разы выступал в качестве эксперта в судебных заседаниях. Однако здесь, в США оказалось, что картина здравоохранения будет неполной, без отражения роли и влияния представителей этой почтенной професии на его состояние. Поэтому вынужден изложить, главным образом, сугубо личные впечатления, сложившися из знакомства с отдельными делами, широко публиковавшимися СМИ, или дос-товерно известными мне от близких мне людей, проходивших в них в качестве пострадавших. Впрочем, в отношении отдельных дел, касающихся врачей или пострадавших, имею возможность сравнить с другой системой решения подоб-ных дел в иных условиях - в СССР.
   На русский язык слово лойер (lawyer), каким в США обычно обозначают адвокатов, можно перевести, я думаю, как законник. Население США состав-ляет примерно 5 процентов населения Земли, но содержится в этой стране 70 или даже 75 процентов всех адвокатов мира. Профессиональной обязанностью адво-ката считается защита любого обвиняемого. Как сказал однажды в телевизионной беседе один из известнейших лойеров США Даршовиц (еврей, не отказываю-щийся от своей этнической принадлежности, что в данном случае необходимо подчеркнуть), если ему бы поручили, он считал бы своим профессиональным долгом защищать в суде даже Гитлера. Такая функция защитника имеет глубокие исторические корни, основана на многовековом опыте разных народов и необхо-димость ее для отправления правосудия вряд-ли подлежит сомнению. Вместе с тем, нельзя ее признать и лишенной недостатков, если учесть, что при высоком профессионализме и знании законов, адвокатам иногда удается увести от спра-ведливого наказания даже явных преступников, предоставляя им этим возмож-ность совершать другие преступления. Недавний пример такого рода - дело убийцы австралийского студента иешивы в Нью-Йорке несколько лет назад. Но, видимо, криминальных дел, на недостаток которых США не может пожаловаться, к сожалению, не хватило бы на всю эту армию лойеров. По этой ли, или по еще каким-либо причинам, но в этой стране они - лойеры - сумели наиболее активно внедриться во все сферы жизни людей, приобрели статус непременных деятель-ных и даже необходимых участников самого разного рода имущественных и иных гражданских дел. Вот перечисление ситуаций, в которых, как пишет в газете Еврейский Мир от 14 января 1999 года адвокат Гендельман, участие адвоката совершенно необходимо:
   1. Перед тем, как вы подписываете контракт о продаже или покупке бизнеса.
      -- Когда вы составляете завещание.
      -- Перед тем, как вы подписываете контракты, включающие в себе серьез-ные финансовые условия или осложнения.
      -- Когда у вас возникает серьезная проблема в браке.
      -- Когда вы создаете собственный бизнес.
      -- Когда у вас возникает серьезная проблема с налогами.
      -- Когда вы попали в аварию или с вами произошел несчастный случай, повлекший за собой ущерб для здоровья и материальный ущерб.
      -- Когда вы кого-то судите или кто-то судит вас.
      -- Когда полицейский или какой-либо другой (...) сотрудник правоох-ранительных органов задает вам вопросы, касающиеся вашего поведения или если вас арестовывают.
  
   Думается, этот список не вполне полон, встречались и более длинные переч-ни ситуаций, в которых участие лойера считается необходимыи. В нем отсутст-вуют столь популярные (судя по многочисленным объявлениям) дела об ошибках (точнее, халатности, небрежности, неправильных действиях - malpractice) врачей, для нас имеющих особое значение. Но и при этих условиях, если учесть, что каждый пункт этого перечня содержит много разнообразных вариантов конкрет-ных ситуаций, это означает, что адвокаты участвуют чуть-ли не во всех сферах жизни людей этой страны, без их участия не решаются как личные (начиная с семейных), так и любые деловые, финансовые и прочие гражданские и общест-венные проблемы.
   Не располагая точными данными, а руководствуясь лишь числом и содержа-нием рекламных объявлений адвокатских контор и отдельных представителей этой профессии, могу высказать только предположение о том, что значительным источником их доходов служат всякого рода несчастные случаи, включая дорож-но-транспортные происшествия, а также упомянутые случаи malpractice. Что же, какие действия или упущения врачей трактуются таким образом? Представление об этом можно получить из авторизованного перевода статьи двух американских врачей - Уильяма Медоу и Джона Лантос - Нужны ли медицинские стандарты?, помещенного на страницах газеты Медицина и здоровье-от 23 января 1999г. Они пишут: Во-первых, давайте вспомним юридическое определение, что такое медицинская ошибка или халатность. Оно включает в себя четыре отдельных аспекта: 1) контракт (между врачом и больным); 2) отклонение от стандартов оказания медицинской помощи (или халатность, как это иногда оценивается); 3) вред, нанесенныый больному; 4) причинность (связь между действиями врача и ущербом, нанесенным больному). Наше внимание в этой статье сфокусировано исключительно на втором из этих четырех требований: что именно подра-зумевается под отклонением от стандартов медицинской помощи?
   Статья эта начинается с такого конкретного случая: заболевшего младенца мать доставила в приемную врача. Последний, заподозрив у пациента менингит, тут же переправил его в близлежащий госпиталь, где он был обследован, включая выполнение люмбальной пункции, надо полагать (об этом в статье не упоми-нается) для исследования спинномозговой жидкости - решающего в подобных обстоятельствах теста. Была также установлена система для внутривенного вли-вания и начато (видимо, после получения результатов исследования пунктата, подтвердивших предположение о менингите) введение антибиотика. Все это - от момента прихода в приемную врача до введения ампициллина, заняло два часа. Авторы не сообщают об исходе этого заболевания, но судя по последовавшим действиям родителей, он был, мягко выражаясь, неблагоприятным, а более веро-ятно, трагическим. Далее последовало следующее: Доктору вменили в вину ха-латность, и было начато судебное разбирательство. Медицинские эксперты и сви-детели со стороны истца дали показания, что доктор отошел от стандарта оказа-ния медицинской помощи, допустив задержку назначения антибиотиков, которые, по их мнению, должны были быть назначены в течение 30 минут. С точки зре-ния экспертов со стороны обвиняемого, однако, те 2 часа, которые потребовались для обоснования вывода о необходимости назначения антибиотиков, находятся в пределах допустимого.
   В подобных случаях окончательное решение остается за присяжными засе-дателями, т.е. за людьми, некомпетентными в медицинских проблемах, и оно бу-дет зависеть в значительной мере от мастерства адвокатов, от их способности убедить присяжных в правоте того или иного эксперта. Авторы приводят мно-жество доводов, доказывающих порочность такой системы, во многих случаях и по разным причинам не способствующей вынесению справедливого решения. Этот пример представляется чрезвычайно показательным в том отношении, что обнаруживает широту возможностей обвинений врачей, их беззащитности перед любыми попытками найти в их действиях признаки malpractice. В данном случае поводом послужило время начала лечения. В другом случае можно, видимо, вы-разить сомнение в правильности выбора лекарства, или в длительности его при-менения, и т.д. и т.п. Об экспертах же, пишут те же авторы, только некоторые ... в своих выступлениях точно придерживаются стандартов оказания медицинской помощи, тогда как другие не в состоянии точно отразить мастерство врача и уро-вень оказания медицинской помощи в сходных ситуациях. В другом месте - еще более резко: недавно проведенное исследование развеяло широко распростра-ненный миф о достоверности свидетельских показаний экспертов. Количество шарлатанов оказалось почти таким же, как и настоящих профессионалов, и ка-чество их показаний само по себе вызывало глубокое уныние своим несоответст-вием никаким стандартам.
   Нет необходимости более подробно излагать содержание этой статьи. Отме-тим лишь отдельные, на наш взгляд - принципиальной важности - обстоятельства. Врач в своих действиях поставлен в чрезвычайно жесткие временные рамки, соб-люсти которые во всех случаях вряд-ли возможно. Думается, с этим согласится любой специалист в любой отрасли клинической медицины. Если бы этот ребе-нок выздоровел, те же действия врача выглядели бы вполне успешными и пра-вильными. Кроме того, вряд-ли кто-то может гарантировать, что введение анти-биотика на полтора часа ранее, существенно повлияло бы на исход эаболевания. Наконец, начало лечения может оказаться запоздалым не по вине врача, а из-за того, что пациент был доставлен к нему на час-полтора позже некоего никем не установленного критического времени. Тем не менее, при существующих усло-виях врач вынужден учитывать эту угрозу, по-меньше думать, действовать, как машина, чтобы уложиться в кем-то, по сути - произвольно установленные сроки.
   Сравнивая немалый опыт решения вопросов о происшествиях и несчастных случаях, повлекших за собой телесные повреждения, в СССР с известными мне аналогичными случаями в США, обнаруживается принципиальное различие, кото-рое не может не сказаться на результатах работы. Там эти вопросы решали люди, совершенно не заинтересованные в исходах дел, они могли быть абсолютно объ-ективны и беспристрастны в своих выводах о степени тяжести этих повреждений, и от этого зависела мера ответственности. Адвокаты могли приглашаться одной или обеими сторонами, но в большинстве случаев такие дела решались без их участия. Какова была оплата услуг адвокатов мне неизвестно. Но, поскольку там за нанесение телесных повреждений предусмотрена была уголовная ответствен-ность, ни о каких процентах от суммы компенсации речи быть не могло. В США действует совершенно иная система наказаний, во многом более разумная, на мой взгляд, чем заключение людей, часто непреднамеренно явившихся виновниками соответствующих происшествий, в лагерь на несколько лет. Мы сравниваем обе системы только по одному параметру: объективности лиц, решающих подобные дела. В США адвокаты, играющие ведущую роль в подобных делах, получают 33 процента от суммы компенсации, определенной пострадавшему. Нередко это сос-тавляет весьма значительные суммы. Значит, они материально заинтересованы в том, чтобы представить нанесенный ущерб как можно более значительным и та-ким образом добиваться как можно большего денежного возмещения не только пострадавшему, но и самим себе. Между тем, совершенно непонятно, почему обязательно их участие в случаях, когда известны и никем не оспариваются ни факт происшествия, ни обстоятельства и все детали его, ни виновность лица, от-ветственного за него. И почему именно 33%? Ведь во многих случаях вся работа лойера сводится к составлению нескольких писем и затребованию некоторых ме-дицинских документов. Приведу пример, касающийся близкого мне человека и известный мне во всех деталях. Этот мой знакомый, припарковав по всем пра-вилам свой автомобиль на людной улице в дневное время, при выходе из своей машины, был сбит мимо проезжавшим другим автомобилем. Тут же прибыла полиция и служба скорой помощи. На месте происшествия было зафиксировано, что пострадавший потерял сознание, и он был доставлен в госпиталь. Там ему была оказана помощь, включая наложение нескольких швов на поврежденные участки кожи лица. Его сотояние расценивалось настолько серьезным, что его не отпустили сразу домой, а оставили в госпитале на двое суток - для США факт весьма важный. В дальнейшем потребовалось не только длительное амбулаторное лечение, но и участие адвоката - для чего? Адвокат (в данном случае русский) решил, видимо, что 33 процентов мало, и путем несложных махинаций сумел получить половину всей определенной суммы за счет части, которая причиталась пострадавшему. Повторим: не исключено, что в определенных обстоятельствах участие лойеров совершенно необходимо для справедливого решения подобных дел. Но во многих случаях это совершенно не обязательно и служит на пользу только им. Их участие оправданно, если необходимо доказать детали происшест-вия, имеющие значение для вынесения справедливого решения, или доказать не-виновность своего клиента. Во всех других случаях это вряд-ли можно признать оправданным необходимостью. Практика других стран доказывает это, на наш взгляд, достаточно убедительно. В существующих условиях врачи и госпитали вынуждены покупать весьма дорогостоящие страховые полисы на случай их об-винений в malpractice. Но оплачивает это на самом деле - в конечном итоге - тот же Пациент - народ.
   Еще существеннее на состояние и стоимость здравоохранения США влияет действующая система оценки деятельности врачей, нахождения в их действиях признаков халатности, медицинских ошибок, отступления от каких-то стандартов. Находясь под постоянной угрозой подобных обвинений (а в Соединенных Шта-тах, как многократно было доказано, любое мелкое происшествие, вроде опроки-нутой на себя чашки кофе, может стать поводом для возбуждения иска), врачи и лечебные учреждедния вынуждены по-разному страховать себя от подобных ис-ков, выплачивая иншюренсным компаниям весьма значительные суммы даже в условиях, когда они никаким обвинениям не подвергаются. Суммы компенсации в случае признания, что врач допустил ошибку или халатность, исчисляются не-редка в шести- и даже семизначных числах. У лойеров со стороны истцов появ-ляется весьма существенный материальный стимул, чтобы приложить макси-мальные усилия для того, чтобы добиться успеха любыми средствами, выиграть подобные дела. Но есть и другое последствие этой угрозы, сказывающееся на стоимости медицинских услуг. Во избежание вероятных обвинений приходится назначать дополнительные диагностические и прочие процедуры, не всегда необ-ходимые для дела, но способные отвести некоторые вероятные обвинения, кото-рые могут грозить врачу.
   Чем больше лойеры сумеют получить от иншюренсных компаний, тем вы-годнее не только им, но и пострадавшим. Но иншюренсные компании не при-выкли и не любят проигрывать. Судя по стабильности их благополучного сущест-вования, они покрывают все свои расходы и потери за счет людей, покупающих страховые полисы, т.е. за счет всех работающих американцев и их семей, включая врачей, как мы знаем. Кроме того, общность интересов служит иногда прово-цирующим фактором для совершения противозаконных, жульнических действий: ведь если к лойерам с пациентами и иншюренсными компаниями присоединятся и врачи, такой альянс может фабриковать происшествия, выгодные всем сторо-нам, и подобные возможности, как неоднократно сообщалось уже в печати, иногда используются весьма успешно на пользу всем участникам подобных со-юзов. Впрочем, этот вид косвенного влияния на стоимость здравоохранения вряд-ли следует преувеличивать. Но есть, как мы уже знаем, другой вид участия лойеров, многоступенчатые результаты которого весьма чувствительно могут сказываться на то, что принято называть стоимостью здравоохранения, хотя по сути к здравоохранению отношения это не имеет. Здесь имеется в виду то, что лойеры включили в сферу своих интересов, как уже указывалось, дела о mal-practice. На помощь врачам поспешили иншюренсные компании, учредив соответствующие виды страхования и, учитывая вероятные суммы возмещения, грозящие врачам, весьма дорогостоящие. В итоге, иншюренсные компании полу-чают солидный доход, т.к. врачам все же выгодней оплачивать дорогостоящую страховку, чем расплачиваться за вероятную ошибку - дороже обойдется. Лой-еры же находятся в полной готовности, берутся за такие дела весьма охотно и на льготных условиях (первая консультация бесплатно, оплата после успешного завершения дела и т.п.). Это вполне объяснимо, т.к. уже из первого ознаком-ления с любым делом такого рода нетрудно получить представление о его перс-пективности. В итоге, судя по многочисленным рекламным объявлениям, лойеры находятся в постоянном ожидании и готовности действовать с максимальным усердием при наличии даже малейшей зацепки. Их успехи - потери иншю-ренсных компаний, отнюдь не заинтересованных в этом. Но в их власти, как уже отмечалось, компенсировать эти потери (вот почему употреблены кавычки), соответственно изменяя стоимость страховых полисов. Госпитали и врачи тоже предпочитают не терять и вынуждены включать эти затраты в стоимость ока-зываемых ими услуг. В итоге, законные, вроде-бы, интересы всех звеньев этой цепи оплачивают, в конечном итоге, как уже упоминалось, пациенты, точнее - на-род США.
   Как было уже отмечено, автор не считает себя достаточно компетентным в делах юриспруденции и иншюренсного бизнеса, и поэтому не претендует на точ-ное знание всех особенностей и тонкостей этих весьма сложных дел. Поэтому из-ложенное здесь может рассматриваться лишь как некая грубая схема деятель-ности этих институтов, играющих столь существенную роль в жизни Соединен-ных Штатов Америки. Только именно в таком качестве мы рискнули представить свое дилетантское видение их роли в здравоохранении этой страны на суд чита-телей.
   ИНШЮРЕНСНЫЙ БИЗНЕС. Идея страхования (или, по-английски, insu-rance = ensurance), что можно перевести, как придание уверенности или за-щитить) на случай непредвиденных обстоятельств, могущих случиться с людьми (пожар, стихийные бедствия, несчастные случаи и т.п.), безусловно заслуживает полного и безоговорочного одобрения. Действительно, люди нередко оказыва-ются в ситуациях, когда они (например, лишившись жилища и всего имущества) не могут выжить без помощи со стороны других людей. Не случайно еще в глу-бокой древности была осознана необходимость благотворительности и это было оформлено в виде беспрекословных, императивных требований к верующим лю-дям, возведено в закон. Но тогда человек зависел от того, насколько сочувствен-но к нему отнесутся окружающие его люди, в какой мере они пожелают и смогут ему помочь. В подобном положении оказалась семья моих родителей году в 1910-м, задолго до моего рождения. Они жили тогда в сельской местности. В одну зимнюю ночь они лишились всего: и дома, и имущества, сгоревших в пожа-ре. Родители и их маленькие дети спаслись, но почти, как говорят, "в чем мать родила". Помогли, точнее, спасли их в буквальном смысле этого слова, родствен-ники, жившие неподалеку. А не будь поблизости родственников? Возможно, ка-кую-то помощь кто-то оказал бы, но уверенности (insurence'a) в этом не могло быть, тем более, если учесть, что пожар возник вследствие поджога, и это в опре-деленной мере отражает степень благожелательности отношения к ним ближай-шего их окружения. Страхование же гарантирует человеку материальную помощь при тех или иных обстоятельствах и в заранее оговоренных формах и размерах.
   Постепенно страхование распространилось на все сколько-нибудь вероятные ситуации, в которых человек может оказаться, и во многих случаях стало даже обязательным требованием. Например, человек может на протяжении десятков лет не совершать того, что в Советском Союзе называлось дорожно-транспорт-ным происшествием, но обязан все эти годы аккуратно оплачивать соответст-вующее страхование - без этого он не может пользоваться своим автомобилем. Страховка включена в стоимость авиабилетов всех, видимо, стран, и она взи-мается со всех авиапассажиров, хотя, к счастью, за редкими трагическими исклю-чениями, подавляющее большинство полетов завершается вполне благополучно. И никого не интересует, каково соотношение между реальными затратами стра-хователей и тем, что они собирают с застрахованных. Так же обстоит с десятками других видов страхования, и постепенно люди во все большей мере попадали в зависимость от соответствующих компаний. Те же, сознавая свои возможности, приобретали все большую мощь и влияние на жизнь общества и в полной мере научились использовать их в собственных интересах. В настоящее время они, в особенности в США, превратились в мощный фактор, влияющий на все сферы жизни общества в целом и каждого члена его в отдельности. В частности, они в значительной мере определяют состояние здравоохранения этой страны. Врачи в ней давно осознали свои интересы и возможности, свою власть, о чем речь шла уже ранее. Сообразно общепринятому в условиях рыночной экономики, они - равно как и работающие во всех других сферах жизни общества - стремились к увеличению своих доходов. Это, а также ряд объективных факторов (растущая сложность и, соответственно, стоимость оборудования медицинского учреждения - будь-то скромного офиса врача или огромного госпиталя, а также стоимости по-мещений медицинских учреждений, их эксплуатации и ухода за ними; появление и необходимость использования новых тестов, требующих растущего ассортимен-та необходимых приборов, реактивов или иных материалов, а порой и специа-листов) приводят закономерно к росту стоимости медицинских услуг. Это, в конечном итоге, не могло не увеличить степени завиcимости людей от страховых компаний: оплатить лечение, во многих случаях стоящее десятки, а то и сотни тысяч долларов, большинство населения было бы неспособно или привело бы их к полному разорению. Cтремясь - как и представители любых иных видов бизне-са - к умножению своих доходов, иншюренсные компании не только постепенно повышали стоимость своих страховок, но даже получили весьма эффективно дей-ствующие рычаги давления на врачей и на медицинские учреждения. А деятель-ность лойеров, их постоянная готовность мертвой хваткой вцепиться во врачей при наличии малейших поводов обвинения их в malpractice, еще более повысила зависимость не только пациентов, но и врачей от иншюренсных компаний, выну-дило их покупать страховые по-лисы, стоящие - в зависимости от специальности врача - десятки тысяч долларов в год. Они - иншюренсные компании - стали вме-шиваться бесцеремонным образом в работу врачей, диктовать им, нужен паци-енту тот или иной тест или можно ли и на какое время оставить в госпитале больного после той или иной операции или роженицы после родов.
   Свой вклад в этот процесс удорожания здравоохранения и подминания вра-чей и госпиталей вносят и занявшие очень выгодную стратегическую позицию между пациентом и врачом компании управляемой медицины типа НМО (Эйч-Эм-О), по-русски называемые иногда лечебно-страховыми учреждениями, для которых самым, даже единственно значимым побудительным мотивом в их дея-тельности стала собственная выгода. Остальное: качество обслуживания, здоро-вье пациентов, отошло на второй план. Сообщения об этом не сходят со страниц печати на протяжении многих лет. Дошло до того, что наивысший законода-тельный орган Соединенных Штатов Америки - Конгресс - рассматривал новые законопроекты, призванные как-то регулировать деятельность подобных компа-ний. В частности, как сообщалось в газете The Boston Sunday Globe от 29 марта 1998 г., специально рассматривалось требование, чтобы после хирургической опе-рации мастэктомии (удаления грудной железы) НМО разрешали оставлять паци-енток в госпитале на двое суток. Следует учитывать, что подобные операции вы-полняются в подавляющем большинстве случаев, даже как правило, по доста-точно серьезному поводу и часто требуют удаления региональных лимфатических узлов, что превращает их (операции такого рода) в весьма травматичные и зна-чительно более серьезные вмешательства, чем то, что можно понять из букваль-ного значения их названия. Вряд-ли двое суток - это слишком большой срок на-блюдения за пациентками, перенесшими подобное. Но госпитали оценивают сто-имость одних суток пребывания в них в тысячи долларов. Интересам страхова-телей, равно как и НМО, соответствует максимальное сокращение сроков пребы-вания пациентов в гос-питалях, чтобы платить как можно меньше. Да и какое им дело до всего этого - с их точки зрения ситуация выгдядит, видимо, приблизи-тельно так: пациент поступил в госпиталь для удаления, скажем, желчного пузы-ря, так? Так. Операция выполнена? Да, выполнена. Значит, все, пациент сполна получил то, чего, с точки зрения посредников, он хотел. Он может идти домой: пусть там кто угодно занимается им, позаботится о нем - за дополнительную пла-ту, разумеется. Между тем, вряд-ли полностью потеряло значение наставление хирурнов прошлого, считавших, что не так важно прооперировать больного, как выходить его после операции.
   В итоге, ныне действующая в США система медицинского страхования, как и любой иной бизнес, действует, в первую очередь, в своих собственных интересах, а не в интересах людей, поставленных в такие условия: или плати, или не езди на своем автомобиле; или плати, или лишись доступа к достойной человека меди-цинской помощи, и т.п. Но это далеко не все: есть еще одно важное негативное следствие частного медицинского страхования. Однажды, в первые месяцы свое-го пребывания в США, я в кругу своих знакомых как-то выразил свое удивление (если не употребить более сильного выражения) по поводу стоимости хорошо знакомых мне, достаточно простых, не требующих больших затрат времени и ма-териальных средств, медицинских диагностических процедур. Преуспевающий и давно уже живущий в США сын моего друга укорызненно сказал мне: А что вы так переживаете? Ведь никто из своего кармана за это не платит. Это делает иншюренсная компания. И вы платить за это тоже не будете, заплатит Меди-кэйд. Солидарное отношение к этому мнению окружающих породило у меня со-мнение в своей правоте, в обоснованности моего недовольства, напомнило, что в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Но вскоре мне попалась статья весьма осведомленного американца - сенатора Фила Грэма Why We Need Medical Accounts (Почему мы нуждаемся в медицинских счетах), опубли-кованная в New Engl. J.of Med.(1994, V.329, # 24, p.-1752). Подчеркнув имею-щиеся недостатки действующей системы медицинского страхования, он назвал одной из главных причин, породивших их, то, что пациент платит не из своего кармана, деньгами, которые ему уже не принадлежат и ни при каких обстоя-тельствах принадлежать не будут. В этих условиях его действительно, как поучал меня американскому уму-разуму сын моего друга, не очень-то могут интересо-вать цены, насколько они справедливы и соответствуют ли они истинной сто-имости и значимости сделанного. Такое положение развращающе действует не только на пациентов, но и на врачей. С одной стороны, как подчеркивает сенатор Грэм, они не испытывают сдерживающего влияния потребителей при назначении цен за оказанные услуги. Но это не все: если им заплатят, они - врачи - порой готовы оказывать помощь, которая обходится в сотни тысяч долларов, даже в совершенно безнадежных, абсолютно лишенных какой-либо перспективы случа-ях. Об этом можно судить по материалу, представленному из источника, заинте-ресованного в сохранении статус кво - от авторитетного представителя иншю-ренсного бизнеса - Стефена Д. Борена (Stephen D. Boren, M.D.). О мере его осве-домленности в рассматриваемом вопросе можно судить по тому, что он сам пи-шет, представляясь читателю в статье Я имел сегодня трудный день, Хиллари (I HAD A TOUGH DAY TODAY, HILLARY): Мое главное занятие отличается от тако-вого большинства врачей: я являюсь помощником медицинского директора очень большой иншюренсной компании. Т.е. он должен решать, должна ли компания оплачивать представленные лечебными учреждениями счета за диагностику и ле-чение того или иного пациента. Иначе говоря, его нельзя даже заподозрить в под-держке существенных изменениий системы. Его позиция представлена в следу-ющей аргументации неприемлемости намечавшейся и обсуждавшейся в то время реформы системы здравоохранения США: Президент и Mrs. Клинтон были весьма красноречивы, говоря о распространении существующей системы здраво-охранения на всех граждан, равно как и на нелегальных жителей этой страны. При этом они хотят также понизить затраты. Они хотят включить лечение всех психических заболеваний в число покрываемых бенефитов. Администрация Клинтона ничего не говорила о рационализации, но хочет, чтобы иншюренсные компании сизили свои расценки. Очевидно, что это позиция человека, пола-гающего существующее положение вполне нормальным, уверенного, что люди, неспособные оплачивать свое лечение, не могут и не должны получать его, во всяком случае, в достаточном и достойном виде. В описываемый им трудный день автор, как обычно, должен был решать порученные ему вопросы оплаты. Он приводит примеры, когда на лечение абсолютно безнадежных больных выставля-лись счета на шестизначные суммы. Например, трехнедельный ребенок, родив-шийся с пороком развития, несовместимым с жизнью - с недоразвитым левым желудочком сердца. Можно понять стремление родителей какой угодно ценой превратить его в жизнеспособного, здорового ребенка. Лечение его, включая пе-ресадку сердца, обошлось в $666,000, но он умер через несколько недель, как пишет автор. Между тем, как он указывает, обычно подобные пороки развития диагностируются еще задолго до рождения ребенка, и матери, как правило, пре-рывают такие беременности. Не видя реальных шансов, врачи Великобритании, пишет он, в такие бесперспективные дела не вкладывают больших средств. По-добных этому случаев в тот день было у доктора Борена семь, правда, в них речь шла о менее, но все же достаточно внушительных - тоже шестизначных -сум-мах.
   Онажды мне довелось сидеть в приемной комнате реабилитационного учреждения в ожидании жены, навестившей свою приятельницу, проходившей там завершающий курс лечения после перелома шейки бедра. Время было вечер-нее, посетителей не было, и дежурившая сотрудница явно скучала. Найдя во мне собеседника, она рассказала, среди прочего, следующую историю. Лет двадцать назад молодая семья попала в тяжелую автомобильную катастрофу. Родители погибли сразу, и только их малолетний сын подавал признаки жизни. Врачам удалось то ли спасти его, то ли - что не менее верно - не дать ему умереть: на-столько серьезно пострадал и он. За все последующие годы он не подавал ни малейших признаков наличия у него разума. Он ни разу не только не встал на ноги, но даже не присел. Физически развиваясь в таких условиях, он, по словам видевшей его сотрудницы данного учреждения, приобрел совершенно уродливые формы. Я спросил: А что, врачи надеются на то, что им удастся улучшить его состояние? "Нет, - отвечала сотрудница, - Все дело, пояснила она, в том, что за продление его такого, чисто биологического существования на один день, учреж-дение получает от государства 800 долларов (т.е. почти 300,000 в год!). У меня нет сомнений в том, что человеческая жизнь бесценна, и должно быть сделано все возможное для ее сохранения. Но можно ли считать таковой искусственно поддерживаемое с помощью всего арсенала врачебных средств сугубо вегета-тивное существование этого бывшего мальчика? Вполне допускаю, что согласно религиозным законам и высшим требованиям гуманизма жизнь и такого существа должна сохраняться, и это можно было бы вполне одобрить, если это делалось бы из чисто человеколюбивых побуждений. Но в данном случае это существование поддерживалось исключительно из корыстных интересов, и в этом видится нечто, по меньшей мере, сомнительное. И такая деятельность тоже ложится финан-совым бременем на народ США по статье "здравоохранение".
   Приведенная ранее статья доктора Борена - одна из лавины подобных, обру-шившихся на план президента Клинтона по реформированию системы здраво-охранения США. Против него выступили не только врачи, но и все примк-нувшие к ним, с совершенно разных позиций план был изображен как разруши-тельный, неприемлемый, таящий в себе чуть-ли не угрозу существованию США. Нашлись и мощные лоббирующие силы в высших структурах власти, и коллек-тивными усилиями план был провален. Но это, естественно, не ликвидировало проблем. О них вспоминают по разным поводам. Так, например, в The Boston Globe от 12 марта 1996 года читаем в статье Health insurance revisited. Two years after Clinton failure, GOP leaders pursue overhaul: Какие изменения год выборов может принести. Осторожный подход к изменениям в сочетании с отклонениями направления политического ветра, возвысили значение проблем экономической безопасности, и это возвело проблему медицинского страхования на первые места в повестке дня Конгресса.
   Говоря о системе здравоохранения США, невозможно обойти молчанием мощные организации НМО. Судя по названию - Health Maintenance Organizations - своей главной задачей они должны были поставить сохранение здоровья людей. Знающие люди сразу же поняли, что ничего хорошего эти НМО людям не несут. Приведем лишь заголовки двух публикаций 1995 года: Система НМО убивает качество лечения и Порабощение медицины? Тем не менее, эти организации не только состоялись, но набрали огромную силу, хотя, судя по уже приводив-шимся данным, мрачные прогнозы об их влиянии на состояние здравоохранения вполне оправдались и это вызывает крайнюю озабоченность не только пациентов, но и врачебной общественности, проявленную, в частности, в Призыве к дейст-вию, о котором было сказано ранее. Дошло до того, что Высший Законода-тельный Орган страны - Конгресс - пытается как-то ограничить их деятельность. Как сообщала газета The Boston Sunday Globe в статье от 29 марта 1998 года Managed care firms brace to fight flood of bills: Congress considering new rules, but HMO's warn care costs would rise (Фирмы управляемого здравоохранения объе-диняются в противостоянии потоку законопроектов: Конгресс рассматривает но-вые законы, но НМО предупреждают, что стоимость лечения будет расти). Между тем, законопроекты эти назвать радикальными нет ни малейших основа-ний. Речь идет в них всего лишь об облегчении доступа пациентов к специ-алистам, о праве обращаться в независимые лечебные учреждения в случаях, когда НМО не оказывает помощи и т.п. Все эти, наряду с ранее перечисленны-ми, факторы не могут не сказываться на том, что называется стоимостью здраво-охранения, хотя во многих случаях они не имеют к нему никакого отношения, а порой даже оказывают негативное влияние на него. В росте этой стоимости не только заинтересованы все примкнувшие - они взаимно стимулируют не только друг друга в этой гонке, но и врачей. Действительно, представим себе, что сред-него врача вполне устраивал бы чистый (как говорили в СССР, т.е. то, что остается после всех обязательных вычетов) годовой доход, скажем, в $100,000. Но он - врач - даже при безукоризненной работе, должен оплачивать страховку на случай обвинения в malpractice, скажем, 20,000 в год. Он должен также опла-чивать все дорожающую аренду занимаемого помещения или - при наличии собственного офиса - эксплуатацию и уход за ним. Чтобы быть на уровне, он непременно должен приобретать и обновлять оборудование своего лечебного уч-реждения. Это в равной мере относится как к небольшим личным врачебным офисам, так и к госпиталям и медицинским центрам. Неизбежно также внедрение новых методик диагностики и лечения, что, разумеется, тоже связано с затратами на новое оборудование и материалы. Цены на все перечисленное тоже не ста-бильны, а при наличии у производителей и распространителей соответствующей продукции реальной возможности (растущего спроса на нее, в первую очередь), эти цены нередко проявляют вполне закономерную тенденцию к росту. Это вынуждает условного ВРАЧА (имея в виду все и любые лечебные учреждения) повышать стоимость своих услуг. Страховые компании, тоже отнюдь не склон-ные снижать свои доходы, а, скорее, стремящиеся к их умножению, в подобных условиях прибегают к повышению стоимости медицинских страховок.
   Разумеется, все изложенное здесь - это не научный анализ ситуации, а лишь схематическое изображение ее. Но эта схема подтверждается многими фактами, и вне ее трудно объяснить причины, темпы и неуклонность роста затрат на здраво-охранение, отражаемые постоянно в официально публикуемых статистических данных, часть которых была представлена ранее. Роста, отражаемого не только в абсолютных показателях, которые можно было бы объяснить увеличением чис-ленности населения, инфляцией и рядом других объективных факторов, повыша-ющих истинную стоимость медицинского обслуживания. Но отчетливо просле-живается неуклонный рост этих затрат и в относительном исчислении - в виде процента валового национального продукта, съедаемого на эти цели. Это в полной мере объяснить влиянием перечисленных факторов вряд-ли можно. И все это оплачивает условный ПАЦИЕНТ - народ, идет ли речь о средствах, затрачи-ваемых на эти цели из бюджета, или о сотнях миллиардов долларов, выплачива-емых иншюренсным компаниям, или о более скромных, но вовсе не ничтожных суммах, выплачиваемых непосредственно пациентами. Эта нагрузка настолько выросла за последние годы, что даже для процветающих мощных компаний оп-лата медицинского страхования своих сотрудников становится непосильным бре-менем.
   Как видно, не только (а, быть может, не столько) лица, непосредственно осу-ществляющие функции здравоохранения (врачи и их помощники в деле диаг-ностики и лечения, а также предупреждения болезней) определяют стоимость его. В этом большое участие принимают мощная фармацевтическая, электронная, оп-тическая и многие другие отрасли промышленности, заинтересованные в сохра-нении не только стстус кво, но и действующих тенденций все большего удоро-жания соответствующих товаров и услуг. Мощь этой объединенной силы проя-вилась в полной мере, когда Президент Клинтон предпринял первую попытку ре-формирования системы здравоохранения США. Чуть-ли не все органы печати этой страны запестрели статьями, рисовавшими ужасающие последствия не для работников и учреждений этой сферы, а для народа, якобы неизбежные в случае осуществления этих планов. Нашлись также мощные и влиятельные силы в органах власти, вставшие на защиту существующей системы, и общими усилиями проект этот, как известно, был отметен.
   Между тем, затраты на здравоохранение продолжали расти и превысили один триллион долларов! Число же американцев, лишенных медицинской страховки, тоже продолжало расти и перевалило за 40 миллионов. Снабжение медицинскими страховками своих сотрудников стало, как уже упоминалось, непосильным бреме-нем для все большего числа работодателей, включая многие мощные компании и фирмы. При этом каждый участник этого альянса, называемого иногда индуст-рией здравоохранения, считает свое положение не подлежащим каким-либо из-менениям, независимо от происходящего за его пределами. Так, превращение все большего числа хирургических операций в амбулаторные процедуры, после кото-рых пациент в тот же день отправляется домой, привело к тому, что все большая часть госпитальных коек пустует, т.е. работы персоналу достается все меньше. Тем не менее, медицинские сестры активно, устраивая даже забастовки, проти-вятся уменьшению числа их в госпиталях. В этих условиях даже далеко не ради-кальные изменения в пользу пациентов осуществляются законодателями с боль-шим трудом, преодолевая мощное сопротивление. (См. статью Фирмы управляе-мого здравоохранения объединяются, чтобы противостоять потоку законо-проектов в The Boston Sunday Globe от 29 марта 1998 г.). В этих условиях вполне понятно появление другой статьи, заголовок которой кратко отражает ее содержание: Политика здравоохранения: результаты. Президент Клинтон готов предпринять новую попытку, но сейчас с планом более умеренным и отра-жающим интересы скорее имеющих медицинские страховки, чем тех (американ-цев), которые таковых не имеют. (U.S. News and World Report, December 1, 1997). Т.е. нужны особые обстоятельства, чтобы серьезные изменения в системе здравоохранения США стали возможными. Думается, такие обстоятельства неизбежно возникнут, и шаг за шагом, медленно, с трудом, преодолевая мощное сопротивление, что-то все же изменять придется.
   Многие, вероятно, не согласятся с тем, что написано в этой главе. Кто-то, возможно, решит, что краски в ней сгущены. Но уместно опять вспомнить слова одного из великих мыслителей (если не ошибаютсь, Баруха (Бенедикта) Спинозы: Не плакать, не смеяться, не возмущаться, а - понимать!. В данном случае необ-ходимо понимать, во-первых, что почти все, изображенное здесь со знаком минус, делается с соблюдением действующих законов. Во-вторых, что все негативное, представленное здесь, это обратная сторона, неотторжимая тень всего хорошего и замечательного, что есть в жизни общества Соединеных Штатов Америки, в том числе - в медицине и здравоохранении этой страны. В других главах этой книги приводились факты наличия как положительных, так и негативных сторон также и в системах здравоохранения ряда других стран. Этой сфере жизни общества свойственны имманентные противоречия: между желаниями всех людей быть здоровыми и реальными - во все времена неизбежно ограниченными в той или иной мере - возможностями врачей; между экономическими интересами индуст-рии здравоохранения с одной стороны, и потребителей - с другой.
   Мы пытались показать, что все - как положительное, так и отрицательное в здравоохранении вообще достигло в США наивысшего предела: оно во многом действительно лучшее в мире, но оно неоправданно дорого обходится народу США, и при этом огромный процент населения этой великой и богатейшей страны - более 40 миллионов людей - несмотря на такие затраты, лишены полно-ценной медицинской помощи. Проблема здравоохранения в США не сходит с повестки дня государственной политики, и когда-то ее придется решать. Для этого, думается, не следует себя убаюкивать тем, что здравоохранение здесь луч-шее в мире, не замечая негативных сторон его. Придется рано или поздно серьезно присмотреться и к теневым стронам его. Только исходя из сознания это-го и предпринята попытка изложить свое видение характера и причин тех недос-татков системы здравоохранения, которые заботят и стали тяжким бременем для народа этой страны.
  
   И - КАК НИ СТРАННО - НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ РАБОТА.
   Вполне сознаем, что помещение в главе о примкнувших медицинскую на-уку должно выглядеть совершенно неправомерным, но существует все же один аспект этой проблемы, о котором представляется уместным вспомнить именно в ней, в этой главе. (Возможно, правильнее было бы говорить о псевдо-иссле-довательской работе). Ранее были приведены некоторые сведения об успехах современной медицинской науки вообще, и в значительной мере они достигнуты и достигаются американскими исследователями. Об этом можно судить по тако-му показателю, как число Лауреатов Нобелевской Премии по физиологии и меди-цине; по исключительному авторитету американских специализированных журна-лов по различным разделам медицины. Мы приводили уже примеры в высшей мере плодотворного участия американских исследователей в наиболее выдаю-щихся открытиях в области медицинской генетики, уже дающие первые практи-чески значимые результаты для здравоохранения. Упомянем еще о некоторых, открытиях, на наш взгляд, самых выдающихся по своей эвристической значи-мости и по ожидаемым результатам для лечения и предупреждения болезней.
   Нобелевская Премия по физиологии и медицине за 1997 год была присуждена американскому исследователю Стэнли Прусинеру за выдающееся открытие: на-личие ранее неизвестных патогенных (болезнетворных) агентов - прионов. О на-личии чего-либо подобного никто даже предполагать ранее не мог: это не мик-робы, не вирусы, не относится к какому-либо иному из известных видов возбу-дителей болезней. Прионы не содержат ДНК и РНК, т.е. не содержат генети-ческого материала, иначе говоря, не имеют одного из важных признаков, свойст-венных всему живому. По любым меркам это выдающееся открытие принципи-ального значения. Оно не только объясняет происхождение ряда заболеваний го-ловного мозга, остававшееся до этого загадкой, но и открывает реальные перс-пективы эффективной борьбы с ними.
   Ранее упоминалось также выдающееся открытие доктора Иуды Фолкмана, сулящее коренное, без преувеличения - революционизирующее изменение в та-ком актуальном и важном деле, как лечение злокачественных опухолей. Прин-ципиальное значение имеют реальные достижения в области регенерации нерв-ной ткани (о чем до недавнего времени можно было только мечтать); в выращи-вании новых кровеносных сосудов в сердечной мышце (т.е. в создании естест-венных байпасов) и даже новых, естественным образом выращенных органов взамен вышедших из строя. Это только некоторые открытия или новые перс-пективные направления поисков в медицинской науке, имеющие принципиально важное значение для решения наиболее масштабных проблем онкологии и забо-леваний сердечно-сосудистой системы. Но весьма значительные достижения и усовершенствования имеются буквально в каждом частном разделе клинической медицины. И во всем этом вклад ученых Америки весьма значителен и весом, чем страна вправе гордиться.
   Но, к сожалению, действует здесь и разъедающий науку фактор. Он лежит в основе того, о чем писал в своей статье Михаил Вартбург, ссылка на которую приводилась уже ранее. Разумеется, прав Владимир Торчилин - ученый и публи-цист - опубликовавший года два назад в Новом русском слове статью Чистая наука и чистая прибыль - где граница?, во врезке к которой сказано: Запрет на вовлеченность ученых в коммерческие проекты, связанные с результатами их ра-боты, оскорбляет исследователей и нарушает принцип презумпции невиновнос-ти. Но, говоря о значении передовой науки для успешного бизнеса, он приводит примеры того, что интерсы второго порой ограничивают возможности ученых оставаться честными в своих публикациях, вынуждает их преступать законы на-учной этики.
   Быть может, это чрезвычайная редкость? Быть может, это единственная при-чина, вынуждающая их поступать таким образом? К сожалению, ни то, ни другое не подтверждается фактами, как это показал человек, по своему положению весь-ма осведомленный и авторитетный - сенатор Джон Д. Дингел, со-председатель комиссии Конгресса США. В статье, озаглавленной Misconduct in Medical Research и опубликованной в New Engl. J. of Med. ( June 3, 1993, V.328, # 22) он пишет о широкой распространенности среди ученых-медиков США таких недостойных явлений, как плагиат, фальсификация данных и т.п. Далеко не все исследователи США, конечно, занимаются такими делами. Но сенатор Дингел с вполне понятной тревогой пишет о том, что в академической среде преобладает вполне примирительная реакция на подобное поведение коллег, стремление выгородить тех, кто так ведет себя, сводить все к вполне простительным и неизбежным ошибкам.
   Успехи науки США в значительной мере обусловлены щедрым финанси-рованием ее государством, многочисленными фондами и частными лицами. На проведение исследований выделяются нередко многомиллионные гранты. Это, как уже отмечалось, важный фактор успехов, это замечательно, и это можно толь-ко приветствовать. Но это же порождает порой соблазны, стимулирует попытки нажиться любым, даже нечестным путем. Это и есть то, что мы обозначили как разъедающий фактор, и его действию не все, занимающиеся научными иссле-дованиями, как сообщалось в печати, способны противостоять. Таким образом, и в данном, как и во многих других случаях, недостатки являются продолжением достоинств.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

  
   В одной из книг современного автора приводилась такая цитата из Гиппо-крата (привожу по памяти, но почти дословно, сохранив смысл полностью): Бо-лезни мы распознаем с помощью зрения, слуха, осязания, обоняния, вкуса, а так-же других известных нам способов. Т.е. единственным инструментом получения информации о состоянии человеческого организма были в то время и оставались на протяжении последующих десятков веков естественные органы чувств врача. Такое состояние сохранялось до начала XIX века, когда выдающийся француз-ский врач Лаэннек (Laennec Rene Theophile Hyacinthe - 1781- 1826) приспособил трубку, до того использовавшуюся в совершенно иных целях, для лучшего выслу-шивания внутренних шумов человеческого организмм, усилив с ее помощью разрешающую способность одного из органов чувств человека - слуха.
   С этого времени и по настоящее время любые достижения науки и техно-логии, способные предоставить дополнительную или более точную информацию о свойствах и состоянии тех или иных тканей, органов или систем человеческого организма, либо воздействовать на них с целью нормализации возникших нару-шений, внедрялись и продолжают внедряться в медицинскую практику. В итоге, современный госпиталь оснащен сотнями сложнейших (и весьма дорогостоящих) установок, аппаратов и приборов, основанных на современных достижениях фи-зики, химии, электроники, кибернетики и мн.др. Этот в высшей мере плодо-творный процесс имеет, однако, некоторые негативные последствия. Во-первых, в процессы диагностики и лечения вовлечен уже не один врач, а десятки человек. Это, наряду со сотоимостью оборудования, весьма удорожает диагностику и лече-ние. Кроме того, дополнительный персонал и оборудование как-бы становятся между пациентом и врачом, отдаляют и даже отгораживают их друг от друга. Врач ждет точной информации от тех или иных объективныъх тестов, и его уже мало интересует то, что сам больной ему скажет о своем состоянии. Приходилось читать, что на беседу с больным у врачей США уходит, в среднем, всего лишь 17 секунд. Между тем, сведения, которые могут быть получены только при подроб-нейшем опросе пациента, способны подсказать наиболее рациональнй план обследования, а иногда отдельная деталь из анамнеза (как в ранее приведенном примере, когда сведения о том, для чего использовался нож до того, как им была ранена девочка) имеет решающее значение для диагноза и тактики лечения.
   Все большее внедрение точных методик исследования отдельных свойств и функций тех или иных тканей, органов или систем, отражение результатов соот-ветствующих измерений в виде конкретных величин, имело, наряду с положи-тельным, также и негативное последствие. Отдельным показателям врачи стали иногда придавать самодовлеющее значение. Мы приводили пример врача, го-тового, невзирая ни на что, добиваться у любого пациента единственно нормаль-ного кровяного давления, равного 112/70 мм ртутного столба. Вряд-ли можно сомневаться в том, что подобное лечение может чрезвычайно дорого обойтись пациенту не столько в прямом, сколько в переносном смысле. В итоге, во врачеб-ной среде преувеличенное значение стали придавать объективным данным. Это во многих, быть может, в подавляющем большинстве случаев оправданно, но не во всех. Однажды в офисе русскоязычного врача я встретил одного человека, подавленный и страдальческий вид которого резко отличался от обычно свойст-венного ему. Из его слов было ясно даже мне - не кардиологу - что он страдает тяжелыми приступами стенокардии. Но на электрокардиограмме врач ничего па-тологического не обнаружил и отправил этого больного человека домой. В одну из ближайших ночей, как я узнал впоследствии, его срочно оперировали, имплан-тировали несколько байпасов, и этим спасли ему жизнь. Такое же преувеличен-ное значение придаются нередко разного рода статистическим показателям. Между тем, порочность этого сознают специалисты-статистики, о чем пишет вид-ный их представитель профессор био- и медицинской статистики Стэнфордского университета Helena Chmura Kraemer, Ph.D. в статье Lies, Damn lies, and Sta-tistics (Ложь, Злостная ложь и Статистика), опубликованной в ThePharos/Fall 1992. Приводя ряд исторических материалов о выявленном через много лет и да-же столетий, скажем по-мягче, недостойном использовании статистических пока-зателей даже такими выдающимися деятелями науки, как Птолемей, Ньютон и Мендель, а также свое видение нынешнего состояния дел с осознанным или не-осознанным порочным использованием разного рода математических выкладок и моделей в материалах, публикуемых в медицинских изданиях, и анализируя при-чины, способствующие этому, она пишет: Вы можете посчитать странным, что статистик предупреждает против математических моделей, но раздается целый хор статистиков, предупреждающих против религии статистики в том виде, в котором это практикуется в медицинских журналах. Она указывает, что Ста-тистичекая проверка научной медицинской литературы показывает, что прибли-зительно в 50 процентах клинических работ были обнаружены изъяны достаточно серьезные, чтобы поставить под сомнение обоснованность выводов. Неудиви-тельно поэтому, что авторитетный специалист в области статистики предуп-реждает против безоглядной веры читателей такого рода информации, призывает предельно критически относиться к ним.
   По мере роста знаний, усложнения процессов диагностик и лечения, в меди-цине, как и во всех других сферах деятельности, выделялись все новые и новые специальности со своей методологией, своими методами диагностики и лечения. Этот процесс неизбежен и во многом способствовал уточнению диагностики и улучшению результатов лечения разных заболеваний. Но, вместе с тем, это при-вело к сужению поля зрения отдельных специалистов. Быть может, неосоз-нанно, но многие врачи вследствие этого лишились в той или иной мере един-ственно верного взгляда на человека, как на сложнейший, состоящий из разно-образных клеток, тканей, органов и систем, но единый живой, да еще снабженный волей и сознанием, организм, в систему, в которой все взаимосвязано.
   В оснащении современного здравоохранения средствами диагностики и лече-ния потребовалось участие мощных исследовательских коллективов, а также фар-мацевтических и иных производств. Вследствие этого возникла огромная ин-дустрия здравоохранения, как ее иногда называют. Весь этот комплекс приоб-рел огромную и все возрастающую экономическую мощь и он поглощает все больше средств. Если несколько лет назад затраты на здравоохранение в три раза превосходили затраты США на оборону, то теперь это соотношение близко к 4:1. Такой источник не мог не привлечь внимания многих сил, не имеющих непос-редственного отношения к медицине и здравоохранению, в первую очередь стра-ховых компаний и адвокатов. Кусок такого пирога не мог не вызвать чувства вожделения и у многих других достаточно предприимчивых людей.
   Рост возможностей современных врачей, их способность оказывать эффек-тивную помощь все большему числу больных, а нередко и спасать их жизни, уси-лили то, что было ранее названо их властью над реальными и даже потенци-альными пациентами. Человек со средствами, умирающий из-за несостоятель-ности жизненно-важного органа (сердца, почек, печени или легких), поистине за ценой не постоит, заплатит любую цену за то, что ему пересадят нормально функционирующий естественный (донорский) или искусственный необходимый ему орган. Встретившись лично или через кого-то из близких со сложной меди-цинской проблемой, такой человек жертвует порой большие суммы денег на соот-ветствующие исследования. Это замечательное и благороднейшее свойство аме-риканцев тоже, оказывается, имеет теневую сторону: иногда им пользуются жули-ки от медицины, получая многомиллионные гранты на псевдонаучные исследо-вания.
   Реальная стоимость многих современных медицинских услуг, в том числе сложнейших исследований и лекарств, по очевидным причинам удорожает пос-тепенно здравоохранение. Но взаимодействие всех ранее перечисленных примк-нувших сил и факторов подстегивает, увеличивает степень и темп этого не-престанного роста затрат на здравоохранение. (Полагаем, что объяснять приме-нение кавычек в данном случае нет необходимости). Эти затраты уже несколько лет тому назад ряд авторитетных американских авторов называл непереноси-мыми или удушающими и непереносимыми. Ненормальность создавшегося положения сознают и политики, и рядовые граждане, и многие врачи. Тем не менее, попытки сколько-нибудь существенно изменить что-либо в системе здра-воохранения США неизменно терпят поражение. В чем же дело? Почему в самой богатой стране мира, затрачивающей более триллиона долларов в год - небывалую и невиданную нигде и никогда часть своего валового национального продукта - около 14 процентов! - на здравоохранение (из которого значительная часть оседает, правда, в сейфах мощных фармацевтических и прочих промыш-ленных, а также иншюренсных компаний, адвокатских контор и отдельных адво-катов, на счетах рекламных компаний и средств информации), все больший про-цент населения этой страны - более 43 миллионов! - лишены достойной человека конца ХХ века медицинской помощи? Рискнем высказать некоторые предпо-ложительные ответы на этот вопрос общенационального значения.
   Из содержания этой книги с очевидностью следует, что любым сколько-ни-будь существенным изменениям в структуре и принципах деятельности системы здравоохранения США неизбежно противостояли, противостоят и будут противо-стоять мощные объединенные силы всех, заинтересованных в сохранении дейст-вующего статус кво. Как ни парадоксально это прозвучит, их успеху в этом противостоянии содействует замечательная черта США и ее народа - абсолютная приверженность соблюдению буквы закона. Между тем, даже в самых лучших законах нередко удается найти лазейки для использования их в неблаговидных целях. Так, не подлежащая сомнению важность свободы слова для демокра-тического общества нередко используется во вред ему, для разжигания расовой, этнической или религиозной вражды, например. Но не только это. Недавно по одному каналу ТВ матери выражали тревогу по поводу того, что передачи со-ревнований профессионалов реслинга сопровождаются непристойной жестику-ляцией и что это перенимают дети. Один из боссов этого вида спорта (МкМа-гон, кажется) отвечал: Это Америка, свободная страна, кто не желает смотреть эти передачи, волен их выключить. Абсолютизация этой свободы в сочетании с современными возможностями средств коммуникации приводят к еще более раз-вращающему влиянию на людей, в первую очередь на детей. Как сообщалось в статье Main Street Monsters (Time, September 14, 1998), огромное распро-странение в десятках стран получила детская порнография, педофилия и прочие мерзости. В этой статье сообщается о раскрытии одной подобной сети, но выра-жается сомнение в возможности полного искоренения этого зла. Думается, и в рекламе медицинских товаров и услуг эта свобода используется тоже не всегда в благовидных целях.
   Возможности приспособления и использования законов в своих интересах, как мы знаем, применяли и врачи, а затем - и все примкнувшие к ним. Вполне сознавая, что играю на чужом - юридическом - поле, замечу, что уже априори, не зная конкретных законов, представляется совершенно ясным, что деятельность всех сил, в той или иной мере и форме оказывающих влияние на систему здра-воохранения и на стоимость его, не могла бы продолжаться, если бы она явно противоречила законам. Впрочем, наряду со сведениями, приводившимися в пе-чати, можно сослаться и на один конкретный пример. Ранее приводились ссылки на небольшую, даже незначительную часть известных (а сколько еще неизвест-ных?) нам материалов, касающихся недостатков деятельности НМО и подобных им планов. Казалось бы, в чем проблема? Пациенты ими недовольны? Это доказано бесчисленное количество раз. А мнение врачей каково? Еще более негативное, как известно. Тем не менее, ничего существенно не меняется. Оказы-вается, один из принятых еще в 1974 году законов (Employment Retirement Income Security Act, как он назван в одной газетной статье), видимо, вопреки желанию и предвидению законодателей, выдал своего рода индульгенцию, заве-домо защитил соответствующие организации от юридической ответственности. Т.е. закон, надо полагать, в главном разумный, справедливый и полезный, в дан-ном случае оказалось возможным использовать во вред людям и обществу в це-лом. И реальная расстановка сил (включая политические, как мы убедимся, тако-ва, что, невзирая на все протесты и на явно негативные результаты деятельности подобных планов, изменения, даже небольшие, далеко не радикальные, даются с огромным трудом. Из материалов на эту тему сошлемся на статью HEALTH INSURANCE REVISITED. Two Years after Clinton Failure GOP leaders pursue-overhaul, опубликованную в газете The Boston Globe (March 12, 1996), из ко-торой приведем две цитаты.
   Что за разницу может принести год выборов. Осмотрительный подход к изменениям в сочетании с переменой (направления) политического ветра, возвы-сившие значимость вопроса экономической безопасности, выдвинули вопрос о медицинском страховании во главу повестки дня Конгресса. Лидеры республи-канцев в Палате Представителей, которые лишь один год назад игнорировали этот вопрос в их Контракте с Америкой, пришли к выдвижению плана, который га-рантировал бы доступ к медицинской страховке для тех, кто потерял или сменил работу. (...) Это позволит малым бизнесам группироваться вместе (коопериро-ваться) с целью снижения стоимости страховок для их работников. (Как видим, мера далеко не радикальная, защищающая лишь незначительную часть граждан, не имевших медицинской страховки, касающаяся некоторых работодателей, но интересы индустрии здравоохранения остаются неприкасаемыми). И далее: Это действие предпринято через два года после того, как Конгресс утопил амби-циозный план Президента Клинтона по исправлению и усовершенствованию системы здравоохранения США и за один месяц перед тем, как Сенат, с бла-гословения лидера большинства Боба Дола, ожидает принятия менее всеохваты-вающих мер, которые получили одобрение обеих партий.
   Прошло три года, но единодушия законодателей нет и, соответственно, поли-тическое значение и накал борьбы по этому вопросу не снижаются. Он по-прежнему ставит по одну сторону демократов, а по другую - республиканцев, например в ходе продолжающейся баталии в связи с законопроектом о правах пациентов. Первые - за их право подавать в суд на НМО, вторые - за право апеллировать только к третейскому судье, к другому специалисту.
   Какие же выводы можно сделать из всего изложенного? Для более серь-езного обоснования их, сошлемся на некоторые факты, к США отношения не имеющие, к ряду примеров из жизни совершенно иных стран, с различным общественным устройством и из разных эпох.
   В книге Healing from Within современного американского автора - Денниса Т. Джеффи - приводится обширная цитата из трудов Платона - своего рода трак-тат о различии медицинского обслуживания свободных граждан и рабов. В от-личие от первых, рабам не принято было что-либо объяснять, т.е. в соответствии с их общественным статусом, с ним обращались, как с бессловесными тварями.
   Много веков позднее, в Советском Союзе, как известно, народы многих рес-публик не желали мириться с нищенскими условиями жизни, довольствоваться радужными перспекивами светлого будущего, и находили способы и средства обходить некоторые правила и законы, чтобы жить более или менее достойно. Это относилось, в частности, к республикам Закавказья. Лет 25 тому назад врач из одной из них сказал мне: Вот, нас кое-кто в России осуждает за то, что не только врачу, но и лаборанту - чтобы он честно произвел анализ - пациенты платят. Что, вы думаете, мы жадные? Нет, мы не жадные, но когда видишь, как живут торгаши, обидно становится жить на сто "ре" (т.е. рублей - М.Ц.).
   Наконец, происшедшее в бывшем СССР после его распада представляется экспериментом, поставленным Историей - в который раз! - в этой огромной стра-не. Как ни бедна и убога была система здравоохранения в стране победившего социализма, какой-то минимум медицинской помощи был доступен абсолютно всем гражданам. Лечение не только в поликлиниках, но и в больницах было бес-платным непосредственно для пациентов. Цены на основные лекарства были ко-пеечными, доступными даже для получателей нищенской заработной платы. Как ни критиковать и осуждать жизнь в этой стране и ее здравоохранение, всего пере-численного, а также доступность реабилитационного и курортного лечения, от нее не отнять - это действительно было. После распада коммунистичекой импе-рии, в современной России условия коренным образом изменились, о чем ранее было сказано подробно. При тех же основных законах, касающихся здравоохра-нения, при тех же врачах, окончивших и оканчивающих те же институты, для по-давляющего большинства населения ситуация, как видно из ранее приводившихся и многих других, ставших известными в последние годы, данных, коренным обра-зом ухудшилась. Квалифицированная медицинская помощь и лекарства стали недоступными для десятков миллионов людей из-за высоких цен.
   Из содержания этой книги, касающегося США, и из последних приведенных примеров отчетливо видна зависимость особенностей систем здравоохранения той или иной страны от действующего в ней общественного устройства. Невоз-можно в США, как предлагал один из ранее цитированных авторов, учредить советскую систему здравоохранения без установления в ней советской власти, т.е. коммунистической диктатуры. Но можно не сомневаться, что если в России установится истинная демократия и экономика достигнет уровня, сравнимого с уровнем, достигнутым передовыми странами Запада, ее система здравоохранения тоже уподобится таковым в них, что вовсе не исключает сохранение некоторых отличий.
   Правомерен вопрос: но ведь и в западных странах системы здравоохранения не идентичны, в чем-то различаются? Да, безусловно, и этому есть объяснение. Влияют на многое и традиции, и установившаяся социальная психология того или иного общества. Разве нет у американского деятеля, имеющего прямое ли, кос-венное ли отношение к здравоохранению - как и у ранее упомянутого врача из Закавказья - причин, оглянувшись вокруг, подумать: почему им (не только торгашам, но и многим другим, вполне и не очень законным путем дости-гающим больших доходов) можно, а мне нельзя?
   Недавно, после моего выступления перед группой иммигрантов из бывшего СССР, во время которого была предпринята попытка изложить свое, по воз-можности сбалансированное мнение о здравоохранении США, два слушателя высказали предельно резкие суждения на этот счет. Было бы чрезвычайно жаль, если кто-либо из будущих читателей этой книги тоже так превратно поймет меня. Медицина и врачи во все времена и во всех странах вызывали разноречивое - как положительное, так и критическое отношение. Это обусловлено противоречиями, свойственными этой профессии, о которых в ходе изложения ряда вопросов в этой книге уже упоминалось. При достаточно объективной оценке представ-ляется, на наш взгляд, что в здравоохранении США многое положительное в этой сфере науки и практики, достигло высшего развития. Но и некоторые отрицатель-ные черты тоже выражены в большей мере, чем в ряде других развитых стран. Т.е. оно действительно в чем-то лучшее в мире, но в чем-то уступает здравоох-ранеию других стран и нуждается в совершенствовании.
   Стоило ли об этом писать? Есть ли у автора какая-либо конкретная цель? Думается, но без претензии на ее достижение, что такая цель имеется. Во-первых, мы стремились показать необоснованность как огульной критики не только им-мигрантами, но, как мы видели, даже отдельными врачами США, здравоохра-нения этой страны, так и неумеренного и абсолютного восхваления его как луч-шего в мире, во всех отношениях безупречного. Во-вторых, представляется важ-ным помочь иммигрантам объективно, трезво, как советовал Спиноза, ПОНИ-МАТЬ, почему кое-что в этой системе (но далеко не все!) способно вызывать у них чувство неприятия. Если же кто-то из американцев (что мало вероятно) прочтет ее, это, возможно, поможет так же трезво взглянуть на некоторые, став-шие привычными, впитанными с молоком матери особенности этой системы, вызывающие обоснованную критику, не как на неизбежное зло, не как обязатель-но присущее ей, но, как и многое другое, требующее и могущее быть усовер-шенствованным. В демократическом обществе, думается, широкое осознание этого общественностью может принести ощутимые пользу и результаты.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) А.Вар "Меж миров. Молодой антимаг"(ЛитРПГ) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) А.Холодова-Белая "Полчеловека"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Тополян "Механист"(Боевик) В.Кретов "Легенда 2, Инферно"(ЛитРПГ) А.Робский "Блогер неудачник: Адаптация "(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"