Таша Максимова Даэлин: другие произведения.

Оракул

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 9.54*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я ничего не делала, просто жила своей жизнью, училась, пока случайно не перешла дорогу дочери одного бизнесмена. С тех пор начались мои приключения: я попала в бордель, сбежала из него, спряталась в Темной Империи. За все, что я пережила хочется убить эту стерву, но я, как оказалось, не настолько гуманна, что бы позволить ей так легко отделаться.
    Осторожно! В тексте присутствуют сцены насилия!
    ЧЕРНОВИК

   Длинные, медно-рыжие волосы разметались по золотой парче подушки. Лицо, избавленное от синяков и кровоподтеков, было безупречно красивым, с идеально гладкой кожей, но невероятно бледное и если бы не медленно, в такт дыханию, поднимающаяся грудь, можно было бы подумать, что девушка на кровати мертва.
   Но она спала. Крепким и глубоким сном. Длинные густые ресницы оставляли тени на ее щеках, маленький, чуть курносый носик, издавал тихий, почти неслышный звук сопение, видимо, заклинание исцеление, еще не закончило работу. Но больше всего внимание мужчины притягивали пухлые, слегка приоткрытые губы. Она была очень, просто нереально красива, и если бы он с самого начала знал кто эта девушка, она никогда бы не оказалась в этом месте, на этой кровати...
   Она бы знала только его кровать и его объятия.
   Как же так могло случиться?
   Это не справедливо! Он искал ее несколько месяцев, поднял все свои связи, озадачил должников и взяточников - не помогло, как и потраченные на частных сыщиков деньги, и его подчиненные, так же оказались бесполезны, они не смогли найти девушку. А ведь все, что надо было сделать, это присмотреться к окружению дочери. Они были ровесницами, и даже учились в одной группе, но он никогда не интересовался девушками ее возраста. Никогда раньше. Кто же мог подумать, что именно одна из них, бабочка-мотылек, годный на мимолетное развлечение одной ночи, сможет привлечь его внимание. Более того, взбудоражит чувства, перевернет мир и завладеет душой.
   А ведь по его же приказу были собраны личные данные на всех сокурсников дочери, мужчина вообще любил знать, с кем общается его ребенок, кто входит в ее ближний круг. Слишком много тех, кто хочет за счет нужных знакомств улучшить свою жизнь и добиться льгот для себя. Но собранные сведенья выслушал вскользь, в коротком пересказе, по типу 'все нормально' и даже не рассматривал досье. И вот оно, наказание - он сам отдал свое сокровище в чужие руки.
   Возникал вполне закономерный вопрос: КАК! Как охранники Каролины посмели, не сообщить ему? Они должны были знать, и доложить, что главная соперница его вздорной кровиночки и есть та девушка, которую он искал на протяжении шести месяцев.
   Как же так? Шесть месяцев поиска, и такое фиаско! И это у него, самого удачливого бизнесмена, который свою выгоду чует носом за сотню миль! Мужчина готов был взвыть от досады и рвать на себе волосы. Но это ничего бы не изменило. Он искал ее, и даже нашел, но слишком поздно. Третья неудача в его жизни, но первая потеря, с которой он не смериться. Не хочет и не может! А виновные все равно заплатят ему за эту потерю, и простым увольнением не отделается не один из них. О! Мстить мужчина умел и любил. Жестоко и изощренно, чтоб на всю жизнь оставить о себе память.
   Но это потом, а пока...
  
  
   Глава 1
  
  
   Я чувствовала себя странно. Непривычная и какая-то неправильная, легкость во всем теле, которого я почти не чувствовала. Это, как парить в воздухе, ты вроде есть, а вроде тебя и нет. Не знаю, как правильно описать это свое состояния. Но настолько странного пробуждения у меня еще не было.
   Я осмотрелась по сторонам, и мне показалось, что нахожусь в сказке.
   Комната очень походила на будуар восточного шейха, всюду ковры, расшитые подушки, в общем, все, что меня окружало, было сделанные в стили гарема. Большая кровать на низких ножках, но с толстым матрасом, сантиметров тридцать, не меньше, низенький столик, вокруг которого лежало штук двадцать подушек разного размера. В дальнем углу затерялся шкаф. И все это в ярко-красном цвете, вышитое золотыми нитками. Возможно для кого-то такая обстановка и могла показаться роскошной и красивой, но как по мне, так слишком вульгарно.
   Совсем забыла про зеркала. Одно, самое большое было напротив кровати, второе, поменьше, в углу... Хотя, нет, только, что рассмотрела, самое большое зеркало было на потолке. Вот зачем на потолке вешать зеркало?
   Дополнительное сходство с гаремом изображала танцующая девушка в легких полупрозрачных шароварах алого цвета со звенящим поясом, расшитом золотом и монистами, лиф-бюстье. Огненно-рыжие волосы струились по спине и плечам, при каждом движении они ловили и отражали яркий свет ламп. Каждое ее движение было плавным, мягким и женственным, но при этом не вызывающим. Она не стремилась соблазнить лежащего на кровати мужчину, кажется, вообще не замечала его присутствия.
   Она просто танцевала, для себя.
   А вот мужчина не спускал с нее, какого-то странного, голодного взгляда, тяжело дышал, сжимал в кулаках красное расшитое покрывало. На его лбу выступили капельки пота, он судорожно облизывал губы и смотрел, смотрел, смотрел.
   А девушка по-прежнему его не замечала, она просто наслаждалась своим танцем.
   Я подошла поближе и начала рассматривать мужчину, который меня, почему-то не замечал. Полненький, с короткими ножками, одетыми в одни шаровары, кожа слегка обвисшая, показывала, что мужчина уже далеко не молод. Особенно хорошо это видно на лице, расписанном паутиной морщин, обвисшими скулами, мешками под глазами, даже выцветшими глазами, они были светло-голубыми, почти белами. А волосы, почему-то черные, странно, неужели красит?
   -- Карган! - внезапно рявкнул мужчина.
   Он вытер пот с лица и принял расслабленную позу, но взгляд оставался жадным и голодным. Мне даже стало жаль девушку.
   Посередине комнаты появилось невнятное свечение, из которого вышел еще один мужчина. Невысокого роста в белом халате с белой чалмой на голове, из которой торчало павлинье перо. Он был так похож на султана из мультика про Алладина, что я начало тихонько хихикать, правда, меня опять никто не услышал. Даже борода и усы списаны с этого диснеевского персонажа.
   Выйдя из свечения, мужчина низко поклонился.
   -- Повинуюсь вашей воле, Повелитель.
   -- Я хочу ее, - властно сказал мужчина на кровати. - Через два дня она должна быть готова.
   Карган щелкнул пальцами, и девушка перестала танцевать, она опустилась на колени и поклонилась, коснувшись лбом ковра. Мужчины покинули комнату тем же способом, что появился Каргаш, исчезли во вспышке свете, а девушка так и осталась стоять на коленях, она даже не шевельнулась, реагируя на уход зрителей.
   Странные какие-то люди, подумала я, и уже хотела уйти, как один из ковров шевельнулся, и оттуда вышел еще один мужчина.
   Среднего роста, сбитый дядечка в темно-синем костюме тройке и галстуке того же цвета, только с тонкими белыми полосками. Среди коротких седых волос виднелась небольшая лысина, а лица, паутинкой рассекали морщины, лучше любых слов показывая, что возраст посетителя давно перевалил за четвертый десяток и стремительно приближается к пятому.
   Он судорожно вытирал пот с лица и шеи, а еще, что показалось мне странным, тер штаны в районе паха, как будто, у него там, что-то чесалось. Объяснений его действиям я найти не могла. Он, то протягивал руки, к согнутому в поклоне телу, то отдергивал их, словно очень хотел, но не решался прикоснуться.
   Но странная парочка не интересовала меня, хотя при взгляде на девушку, становилось тепло. Мое внимание было приковано к ковру, из укрытия которого вышел странный мужик, заподозрив в том районе наличие двери, я двинулась в сторону этой тайны.
   Цветной, узорчатый ковер, в красно-золотых тонах, плотно прилегал к стене, но посередине имелась углубленная ниша, в которой и находилась незаметная для глаз дверь. Ковер же, напротив этой преграды, был совершенно прозрачный. Я видела это своими глазами, но была уверенна, что такое невозможно. Странно, почему было так сложно поверить в увиденное? Дверь была без ручки, но на уровне плеча в откосе, или как называется стенка ниши, была квадратная плитка, размером с мою руку.
   Попытка дотронуться до квадратика не увенчалась успехом, моя рука прошла сквозь стенку, не встретив сопротивления. Поэтому я просто прошла сквозь перегородку в нише. А там...
   Коридор. Очень странный коридор. Он был совершенно черный и темный, свет шел лишь от окна и охватывал участок строго перед ним. Хотя нет, это не окна, обратная сторона зеркала была прозрачна, как и ковер. Сразу под зеркальной рамой стоял узкий столик, а на нем, какая-то подставка в виде перевернутой птичьей лапой, с зажатым в когтях мутно белым камнем. Вся комната была как на ладони, видна во всех подробностях, но очень странно. Не могу понять, в чем дело, но зеркало как будто делилось на несколько зон, все происходящее в комнате было видно в разных ракурсах.
   Хотела задуматься об этом, и не успела, переключилась на более интересный момент. В темном коридоре были видны и другие пяточки света, они освещали такие же столики перед окнами на одинаковом расстоянии друг от друга, а между ними была непроглядная тьма. Даже звуки, что были слышны из комнат, не могли преодолеть темные участки коридора. И еще момент, в двух метрах от столов находились большие и, явно мягкие, кресла, обитые черной тканью.
   Последний раз взглянула в ближайшее окно и увидела, что мужчина уже повалил девушку на пол, шарит руками по ее полуобнаженному телу, и тянется своим ртом к ее губам. Неожиданно его действия вызвали отвращение, как будто он касается меня, с перепугу даже показалось, что чувствую прикосновение чужого языка, я с жалостью посмотрела в пустые, широко распахнутые зеленые глаза. Мне больше нечего было здесь делать, и я пошла, бродить по коридору и заглядывать в окна. Каждое их них было таким же зеркалом, висящим в таких же комнатах, как и та, из которой я вышла. Даже цвет ковров одинаковый. Отличие было в происходящем за стеклом.
   Почти в каждой комнате было подвое человек, чаще всего мужчина и женщина, но встречались и одни мужчины или одни женщины в разном количестве, но неизменно без одежды, совсем. А вот вели себя одинаково, лежа, сидя, стоя, не важно, они терлись друг об друга голыми телами. Я не понимала их действий и движений, пожав плечами, пошла дальше.
   А одна из комнат была вообще пустой, там даже кровати не было, стол три стула со спинками, шкаф, стеллаж с молочно белыми камнями, вроде тех, что были на столах перед окнами, и все. Нет, ковры были и здесь, только в более холодных, синих тонах, но с таким же, золотым узорам. Выглядело это так же богато, но не настолько вульгарно, как в других комнатах.
   Не задерживаясь больше, я продолжила свое исследования, и, пройдя мимо еще двух окон, натолкнулась на лестницу, один ее пролет вел вверх, второй, вниз. Объяснить внятно, почему выбрала спуск, не смогу, не знаю. Наверное, сказалось желание выйти из этого здания, здесь было слишком темно и неприятно. А еще непонятно. Кто, что делает и зачем.
   Было очень страшно, не покидало чувства, что мне здесь не места.
   Хотелось бежать без оглядки. Быстро. И некогда сюда не возвращаться. Потребность покинуть это место стало настолько необходимым, что быстро спустившись вниз, я, не задумываясь, прошло сквозь стену, не утруждая себя поисками двери. Я даже не задумалась, почему могу проходить сквозь стену, мне было все равно, лишь бы сбежать подальше от этого место. И мне повезла, выход обнаружился в десяти шагах от места моего появления в холле.
   Здесь в коврах был лишь пол, на стенах висели ярко-красные шторы и гобелены с золотой бахромой. Начинаю ненавидеть оба этих цвет, от них уже в глазах рябит. Надо срочно уходить из этого страшного места, и я устремилась туда, откуда, сквозь стеклянную дверь, был виден яркий свет солнца.
   А выскочив на улицу, замерла. Проезжая часть дороги была приличной ширины, по ней могли спокойно проехать, не касаясь друг друга три автомобиля. Ограничивалась она высокими абсолютно безопасными бордюрами по обеим сторонам дороги, по нему, совершенно спокойно, не опасаясь за свою жизнь, ходили пешеходы. У нас в городе все не могут придумать идеальный способ от наездов транспорта на пешеходов, людей, перебегающих дорогу в неположенном месте, остановки машин, где хочется, здесь придумали - высота бордюра пятьдесят-шестьдесят сантиметров. На такую зону безопасности даже джип не залезет, не говоря уж о простых легковушках. Да и перебегать дорогу неудобно, слишком высоко.
   Странное здание, которое я только что покинула, находилось на широкой, как я поняла, центральной улице, среди множества одинаковых двухэтажных домов. В каждом из них была мансарда, решетки на окнах первого этажа, небольшой порог, расстояние между домами было не более трех метров и никаких заборов. Дома походили друг на друга, как близнецы, даже по цвету, золотисто-желтому.
   Все вокруг выглядело богато и величественно, но меня не покидало чувство, что это все не правильно. Дома должны быть другими, выше, больше, монолитнее, а вокруг обязательно расти деревья, кусты, газоны. Я не понимаю. И людей, должно быть много людей, не пару чело... КТО ЭТО?!
   По улице шли трое, но к роду человеческому они не имели никакого отношения. Один из них был высокий, метра два с половиной, серо-зеленый цвет кожи, обнаженный до пояса, накачанный торс с невероятно широкими плечами, круглая абсолютно лысая голова с тяжелой массивной нижней челюстью и торчащими клыками. А уши? Большие и слегка заостренные, но маленькие черные глазки.
   Ему на встречу важно шествовал шарообразный жаб, не, реально жаб, зеленый, пупырчатый, с круглыми глазками и огромным, до ушей ртом... ушей не было. В длинном дорогом кафтане на кривых, коротеньких, тонких лапках, он слегка переваливался, как пингвин. По противоположной стороне улицы неспешной походкой ступал высокий худощавый мужчина. Если не свети и существует такое понятие, как идеальная мужская красота, то именно ее я и видела перед глазами. Правильные черты лица, подтянутые скулы, большие раскосые глаза, безупречно аккуратная одежда светлых тонов, по-моему, бежевых, светлые длинные волосы, струящиеся ниже талии. На мой взгляд, он был слишком утонченный, женственный, что ли. Я не сразу поняла, что за украшение на его голове, оказалось это были кончики ушей, выглядывающие из волос.
   Ужас заключался в том, что и они меня не видели. Совсем! Ни один из них!
   Но мне хватило лишь взгляда на этих странных существ, что бы броситься бежать в противоположную сторону.
   Я никогда не испытывала такого страха, хотелось забиться в какой-нибудь угол и не вылезать оттуда. Улица была ровная и большая, но все что меня беспокоило - здесь негде спрятаться. Вот только перепуганную меня такие мелочи не волновали, я бежала изо всех сил, с единственной целью, спастись от этих страшных нелюдей. От страха, мозг не сразу смог включиться, иначе понимания глупости моих действий не заставило бы ноги пробежать такой приличный кросс. Из всех кого я видела, меня не увидел никто, так какой смысл мне было убегать от них? Но, тем не менее, я забежала за угол одного из домов, прижалась к стенке и замерла, пытаясь отдышаться.
   -- Привет!
   Этот голос раздался так неожиданно, что я, не просто подскочила, а взвизгнула от страха. Но, обернувшись, немного успокоилась. Заговоривший со мной, был молодым парнем, примерно моего возраста, но очень странной внешности. Высокий, под два метра ростом, худощавый, с широкими плечами и невероятно притягательный. А глаза! Я никогда не видела глаз такого яркого, насыщенно-фиолетового цвета, его взгляд притягивал и завораживал. В себя пришла, лишь осознав, что уже минуту стою и не отрываю от него глаз, но у меня уважительная причина, я никогда еще не видела настолько красивых мужчин. Смуглая кожа, черные густые брови и снежно-белые волосы, связанные сзади в низкий хвост, сочетание было настолько нереальным, что я, целую минуту рассматривала его, и не могла понять, как такое может быть.
   И вот, я стою, как дура, пялюсь на этого парня, и меня накрывает волна осознания - ОН МЕНЯ ВИДИТ!
   -- Кто ты? - вопрос вырвался сам собой.
   -- Меня зовут Александр, - представился он и улыбнулся, - но ты можешь называть Дар, мне так больше нравиться.
   -- Здравствуй, Дар, - я тоже улыбнулась, пришло осознание, что надо сказать, что-то еще, но что?
   Александр, какое красивое имя, мне оно всегда нравилось, Саша, но кто додумался сократить его так странно - Дар.
   -- А почему именно Дар?
   -- Моя мама родилась в мире, который называется Земля, ее отца, зовут Александр, - терпеливо начал объяснять он, - его все называли Сашей, и что бы нас не путать, меня пытались окрестить Шурой или Алексом, но, ни один из вариантов меня не устраивал. Однажды мамина подруга сказала, что ребенок, лучший из даров, который мужчина может преподнести женщине. Когда она это говорила, я как раз думал над необычным сокращением своего имени, и оно мне понравилось. С тех пор меня все зовут Дар.
   -- Земля? - знакомое название. - А что есть другие миры?
   -- Конечно, - настороженно ответил он, яркие фиолетовые глаза подозрительно сузились. - Мир, в котором мы сейчас находимся, называется Грандер, а город Скуар, это столица королевства Варнаты.
   -- Не знала, что кроме Земли есть другие миры, - я окончательно растерялась.
   -- Как тебя зовут? - после его вопроса я поняла, что надо было представиться, даже смутилась своей недогадливости.
   Я уже было открыла рот, и закрыла. А как меня зовут? Кто я такая? Что здесь делаю? Почему меня никто не видит? Хм, кроме этого парня. Так, по порядку:
   -- А почему меня никто не видит? - спросила я неуверенно и с удивлением наблюдала, как вытягивается лицо Александра.
   -- Потому, что авару может видеть лишь те, кого благословили своим светом звезды, - чем дольше он говорил, тем настороженней становился.
   -- Значит, тебя они благословили?
   -- Моя мама одна из Звезд Высшей Аркады.
   -- А что я делаю в этом мире, если должна быть на Земле? - решила продолжить допрос ценного источника информации.
   -- А вот это надо у тебя спросить, - улыбнулся, неожиданно весело, Дар. - Может ты влюбилась в кого-нибудь из местных парней, и он увез тебя с собой.
   -- Вот еще, - фыркнула обиженно я, - у меня дома есть парень...
   В следующее мгновение у меня перехватило дыхание, как будто весь воздух из легких выкачали в одну секунду, закружилась голова. Я оказалась в другом месте.
  
   '... -- Артур, ты не понимаешь, - я смотрела в серо-голубые глаза русоволосого парня, - мне надо спрятаться, она же может убить меня.
   -- Я ничем не могу тебе помочь, - он покачал головой.
   Мы стояли в грязном тамбуре с обрисованными стенами, возле лифта, парень выглядывал из приоткрытой двери, но впускать меня в коридор не спешил. Было видно, что домой он пришел уже давно, успел переодеться в белую майку, синие джинсы и тапочки. Если учесть, время нашего расставания, всего час назад, то можно с уверенностью сказать, что в отличие от меня, он это время провел более продуктивно, пообедал и отдохнул.
   -- Артур, спрячь меня хотя бы на пору часов, - я уже плакала и умоляла его о помощи, мне было очень страшна, - потом я уйду. Ты же говорил, что любишь меня.
   -- Прости, Кристина, но я солгал, - он немного смутился. - Просто мы с Соней встречаемся уже несколько месяцев, и это серьезно, понимаешь?
   -- Но... ты... зачем ты тогда ухаживал за мной? - я была в шоке.
   -- Просто Каролина стала проявлять ко мне знаки внимания, - он чуть пожал плечами и отвел глаза, ему было стыдно. - Ты же понимаешь, что бы эта избалованная кукла сделала с моей Сонечкой. Я не мог рисковать ею.
   -- А рисковать мной значит можно? - осознание свершившейся подставы, выступило слезами обиды. - Только потому, что ты оказался трусом, мне сейчас угрожает избалованная, неуравновешенная истеричка, у которой есть богатый папочка способный прикрыть любую мерзость своего чадо?
   -- Ничего она тебе не сделает, - небрежно отмахнулся парень. - Максимум, что тебе грозит, парочка веселеньких ночей с кем-нибудь из ее приятелей, ну может месяц поиграют, и отпустят.
   -- А не хочешь занять мое месть в компании этих самых друзей? - прошипела я. - С тебя не убудет.
   -- В общем, она тебя не убьет, - отмахнулся он, - поэтому, Кристина, разбирайся сама. Может, перестанешь парней динамить, заодно и целоваться научишься, или еще чему. Когда научишься, приходи, я тоже попробую, что там у тебя есть.
   Кривая усмешка на мгновение изуродовала симпатичное лицо Артура, а потом скрылась за дверью вместе со своим хозяином...'
  
   -- Очнись! - голос доносился, как будто из-под подушки. - Я не могу касаться авара. Очнись!
   Голова продолжала кружиться, глаза открывались с трудом, что бы осознать себя сидящей на плитках тротуара. Дар сидел рядом со мной на корточках и встревожено вглядывался в мое лицо.
   -- Кристина, - прошептала я. - Меня зовут Лазарева Кристина.
   -- Ты что-то вспомнила? - голос был настороженный, взгляд внимательным, как будто меня просвечивали рентгеном.
   -- Да, - слова давались с трудом. - Я участвовала в конкурсе красоты, руководство нашего университета придумало такое развлечение для гостей и спонсоров. И во время одного из конкурсов, это был танец, дочь одного из основных спонсоров нашего университета споткнулась, я обошла ее по очкам совершенно случайно. Первое место досталось мне. Когда все закончилось, я пыталась сбежать, знала, что она этого так просто не оставит, не смотря на то, что ее отец даже не появился на конкурсе, но меня поймали ее охранники. Никто не вступился за меня, хотя люди видели, как поймали, как в машину запихнули. Последнее, что помню, как меня били, а потом оказалась в каком-то странном доме.
   -- Ты знаешь, где сейчас твое тело? - спросил Дар.
   -- Нет, - я покачала головой, - и даже не знаю, где искать и что мне делать, - казалось еще чуть-чуть, и я заплачу, держать себя в руках удавалось с трудом.
   -- Ну, это, как раз таки легко, - улыбнулся парень. - Между аварой и телом есть связь. Закрой глаза, расслабься и прислушайся к себе, ты должна почувствовать ниточку, которая вас связывает.
   Я сделала, как он сказал, но для начала села удобнее, облокотилась на стенку дома и приступила к поиску. Расслабиться было сложнее всего, но дыхательную гимнастику еще никто не отменял, и после нескольких глубоких вздохов-выдохов, у меня все-таки получилось. Окружающий мир предстал в странном виде, как будто все здания были из тумана, и видела я их с закрытыми глазами. Внутри некоторых из ближайших домов двигались фигуры из более плотного тумана. Одни из них просто ходили, другие что-то делали, а были и те, кто спал.
   Это было странно и необычно, я даже пару раз открыла и снова закрыла глаза, каждая повторная попытка просканировать мир давалась все проще. Через пять минут и три повтора я почувствовала себя ребенком, которому дали новую игрушку, но на игры сейчас времени не было, значит надо сосредоточиться на главном. Я поднапряглась и сомкнула ощущения на... как там Дар сказал, аваре. На это ушло еще пять минут, но я нащупала тоненькую ниточку, от которой исходило тепло.
   -- Нашла, - воскликнула я и, открыв глаза, посмотрела на парня, лицо которого озарила улыбка.
   -- Теперь ты найдешь свое тело, - внезапно улыбка пропала с его губ, а взгляд стал настороженным и серьезным, я насторожилась. - А теперь слушай внимательно. Без помощи ты не выживешь, а я боюсь, не справлюсь, тут нужно вмешательство мамы, поэтому сейчас я отправлюсь за ней. Ты же должна вернуться в свое тело и попытаться оценить окружающую тебя обстановку, если...
   -- Мне кажется, я попала в бордель, - неуверенно произнесла я.
   -- Так, - скрип его зубов, кажется, было слышно на соседней улице, - значит надо поторопиться. Если сможешь вырваться, бежишь в вон то здание, - он указал на небольшой одноэтажный домик в четырех сотнях шагов от нас, - я договорюсь с работающим там магом, скажешь, что ты от Лекса и он откроит тебе портал в Темную Империю, и, не на долго, собьет преследователей со следа. Если тебя действительно продали в бордель, то на теле должен быть магический маячок, а на домах темной аристократии стоит специальная защита, она заглушит сигнал. Тем более, в Империи к рабству относятся крайне отрицательно и тебя не выдадут в любом случае. Поэтому, ты должна устроиться на работу в один из этих домов. Там для тебя самое безопасное место. Ты меня поняла?
   -- Да, - я от его тона испугалась, - я все поняла.
   Не знаю почему, но я была уверенна на сто процентов, что этот парень меня не подставит и не бросит.
   -- А теперь беги, - последовал твердый приказ, не терпящий возражений.
   Я не стала долго раздумывать, закрыла глаза, ухватилась за теплый лучик, который объединял меня и мое тело, и... а, как мне идти, с закрытыми глазами? Подняв взгляд на Дара, задать этот вопрос не успела, просто поняла, что пока держу ниточку, прекрасно вижу ее и с открытыми глазами. Поднявшись на ноги, бросилась бежать, но сделав четыре шага, обернулась.
   -- Ты ведь ненадолго? - вопрос вырвался сам, против воли, но я затаив дыхание, ждала ответ.
   -- Кристина, - серьезность его голоса вселил уверенность, он вернется, и не один, - Земля закрыта щитами, открыть прямой портал, такой через который тебя похитили, невозможно. Или вернее, Хранители считали его невозможным. Но ты здесь! И у меня возник вопросик: а одна ли ты такая, кого выкрали и продали? Я не верю в умеренность при вседозволенности.
   -- В каком смысле? - удивилась я.
   -- Если у них есть выход сквозь щит, очень сомневаюсь, что ты стала единственной, кого сюда перекинули в воспитательных целях, - пояснил Дар. - Думаю, дорожка уже хорошо протоптана.
   -- Говорят, была одна девушка, - вспомнила я историю, которую слышала недавно, при поступлении, - она работала учителем в одной школе. Вся ее вина была в том, что учителем она была принципиальным, просто так пятерки не ставила, но и учеников не 'валила', чем грешат многие другие. Так бы она и работала, если бы туда не устроили Каролину, ее отец считал, что в элитных лицеях его чаду делать не чего. Он воспитывал ее как будущего лидера, а стать лидером в окружении, где все равны, Каролина не смогла, там каждый рвался наверх, она не дотянула, - мои губы искривила горькая усмешка. - Учительница считала, что ленивая школьница, не заслужила хорошую оценку, которую требовала путем угроз. А потом она пропала, и никто не мог ее найти в течение трех месяцев. Потом прошел слух, что нашли ее в ужасном состоянии, это уже был не человек, в резиновой кукле больше жизни. На вопрос, что с ней случилось, бывшая учительница отвечала, что ее насиловали монстры, что демоны существуют и очень не любят когда женщина сопротивляется. После психиатрическая больницы, она уехала из города, и, говорят, ушла в монастырь. Бывшие ученики приезжали навестить ее, но она даже не вышла к ним. Я не знаю, правда это, или просто детская страшилка, - внезапно я осеклась, огляделась вокруг, и исправилась, - вернее не знала, думала выдумки, но теперь понимаю.
   -- Я все проверю, - парень был потрясен моим рассказом. - Ты не знаешь, как зовут ту учительницу?
   -- Снежанна Марковна, - я действительно не верила в эту историю, но Карол смеялась, что по ее просьбе Снежку отогрели, - ученики прозвали ее Снежной королевой или Снегуркой.
   -- Я найду ее, - пообещал он, - а ты беги.
   Уходить от парня и оставаться снова одной, было невероятно страшно, но от мысли, что мое тела там одно, и неизвестно, что со мной сделают пока я без сознания, стало еще хуже. Я побежала что есть сил, но вскоре поняла, что это не важно, я могла вообще не шевелить ногами, а лететь над землей. После чего скорость увеличилась вдвое, я сосредоточилась на связующем лучике и, не обращала ни какого внимания, ни на что.
   Скорость я сбавила только в коридоре, а возле странной комнаты, той, где не было кровати, вообще замерла. Просто когда я проходила мимо, подставка с камнем дрогнула и перевернулась, с обратной стороны этой подставки, была такая же когтистая лапа, но с прозрачным камнем, а молочно-белый выскочил из, державшего его зажима, и скатился в маленький мешочек под столом. Прозрачный камушек, занявший место наверху, окутало белое сияние, которое, как будто впиталось в камень, сделав его грани блестящими. Забавно, у меня возникла ассоциация с записывающим устройством, и ощущением, что минуту назад на моих глазах произошла автоматическая смена своеобразной флешки, местного типа.
   Но за этими наблюдениями я упустила свою путеводную нить, пока пыталась ее найти, в комнату ворвался мужчина, один из тех которого я видела в комнате с девушкой. Его, кажется, зовут Карган. А вот его собеседник, тот странный тип, который целовал девушку, когда я уходила. Надо ли говорить, что я остановилась послушать их разговор.
   -- Крассер, ты что творишь?! - закричал Карган.
   -- Я ничего не сделал, просто попробовал ее на вкус, - я не услышала в его голосе сожаления, только удовлетворения. - Я искал ее много месяцев, если бы она не была так избита, то к тебе точно бы не попала, - он тяжело вздохнул. - Даже предположить не мог, что, найдя самую потрясающую девушку в мире, отдам ее тебе.
   -- Значит, я правильно сделал, надев на девчонку пояс верности? - усмехнулся хозяин дома развлечений. - Вот только эта красотка принадлежит мне, более того была успешно продана за бешеные деньги. Правитель Скуара не просто человек, в нем есть кровь оборотня. Ее мало для оборота, но достаточно, что бы почувствовать чужой запах на своей новой игрушке. Пока она ему не надоест, он будет ее единственным клиентом. Поскольку держать себя в руках ты не в состоянии, я запрещаю тебе появляться на территории 'Экзотической Красотки'. Я сделаю все, что бы убрать твой запах с тела нашей девочки, если не получиться, на весь срок эксплуатации она отправиться на территорию принадлежащую покупателю. Ты меня очень подставил, Валлеар.
   -- Ты же никогда не выпускал своих девочек за порог дома, - удивился Валлеар.
   -- И сейчас не хочу, но придется, - тяжело вздохнул Карган. - Правитель с неохотой принял условия о месте проведения встреч, а здесь еще выясниться, что его собственностью пользовался посторонний мужчина, - потом злобный взгляд впился в лицо собеседника. - Значит так, если тебе неймется, сходи к своей жене, а от Шарины, держись подальше. Калире я разрешаю приходить, тем более клиентам она нравиться, а тебе, пока вход закрыт. Но я, все-таки твой друг, поэтому поставлю тебя в очередь, когда правитель наиграется, будешь следующим, могу даже дать на пару месяцев, - Валлеар непроизвольно облизнулся. - Когда ее подлечат.
   -- Что? - на круглом лице появилась волнение и растерянность
   -- Просто правитель любитель жесткого развлечения, - развратная ухмылка искривила тонкие губы хозяина борделя. - Более того, он хочет, что бы девушка была в сознании и активно сопротивлялась.
   -- Ее не сломают?
   -- Жива останется, не переживай, это обязательное условие.
   Дальше не слушала, мне стало, так жаль эту неизвестную девушку, которую продали правителю-извращенцу. Я решила, что когда буду уходить, предложу ей бежать со мной, думаю, Дар не откажется ей помочь. А еще надо будет забрать записывающие камешки возле кабинета.
   Подхватив связующую ниточку, я продолжила путь.
   А спустя пять минут стояла возле кровати и с ужасом смотрела на красивую девушку, чьи медно- рыжие волосы разметались по подушке. Длинные черные ресницы пушистыми опахалами закрывали глаза, губы, кораллового цвета, слегка приоткрыты, высокая грудь, тонкая талия, мягкий изгиб бедер, тонкие руки, длинные ноги. Неудивительно, что у Валлеара крышу сорвало. А если добавить к этому откровенный танцевальный костюм, то пояс верности был единственный способ защитить ее тело от посягательств озабоченного дядьки.
   Но больше всего меня напрягало, тот малоприятный момент, что моя ниточка тянулась к ней. Эта рыжеволосая красавица я. И вот стою, смотрю и думаю радоваться мне или сбежать в ужасе. С одной стороны любая девушка хочет быть красивой, и, увидев себя такой, я должна быть счастлива, ведь я себя даже не сразу узнала, но здесь есть и другая сторона. Далеко идущие планы на мою персону.
   Конечно, все проблемы имеют решение, тот факт, что на данный момент я его не вижу, не значит полное отсутствие ответа на сложный вопрос: что делать. Как именно авара отделилась от тела, я не знаю, как объединить их в единое целое, тоже понятия не имею, но даже если предположить, что у меня получиться, где гарантия успешного побега.
   Внезапно появилось странное ощущение тепла, разлившегося по всему телу, которого на данный момент у меня не было. Не отдавая себе отчет в том, что делаю, шагнула в сторону лежавшего на кровати тела. Чем ближе я подходила к кровати, тем больше чувствовалось тепло, когда это осознание дошло до уставшего мозга, скорость увеличилась, даже не успела понять, как оказалась в теле.
   Глаза открылись лишь на полминуты, что бы, дважды моргнув, провалиться в глубокий спокойный сон.
  
   Просыпаться совсем не хотелось, хотя ломота в теле однозначно говорила - спала я слишком долго. Лежа под теплым, но неожиданно легким одеялом, вспомнила очень странный сон, посетивший меня ночью. Никогда еще мне не снились такие яркие и тревожные кошмары, именно он стал причиной того, что я продолжала лежать с закрытыми глазами. Мама всегда говорила: 'Если приснившееся тебе ночью очень тревожит и пугает, не спеши подниматься, полежи с закрытыми глазами, вспомни увиденное, и постарайся разобраться, что именно тебя там напугало. Если поймешь, кошмар перестанет быть навязчивой идеей, и не будет вызывать такого ужаса, а значит больше не присниться'. Вот лежу, вспоминаю.
   А приснился мне, то ли гарем, то ли бордель, не могу понять, где была. Спальня, как из фильмов про Шахиризаду, какой-то мужик, тянувший руки к телу девушки, как две капли воды похожей на меня. Нет, черты лица мои, но у нее ресницы гуще и длиннее, губы более пухлые, а на правой щеке у меня родинка, которой не было у нее. И еще, что не могло не вызывать зависть - ее кожа. Я, как любая современная девушка, знаю множество средств, для ухода за кожей, проживая в центре большого города, без этого знания никак. Жесткая вода, воздух, отравленный тысячами машин и десятками заводов, продукты, пропитанные всякой химией, все это делает кожу сухой и вялой. Крема и маски, которыми я пользовалась, помогали слабо, а у девушки кожа лица идеальная, как будто ее жизнь прошла в заповеднике.
   Жуткие нелюди, бродящие по улицам до сих пор вызывали нервную дрожь. А сами улицы, совершенно не приспособленные для современного транспорта, маленькие домики, которые вряд ли смогут вместить всех жителей столицы. Странное дорожное покрытие, даже на первый взгляд можно смело утверждать, это что угодно, но не асфальт, покрывающий наши тротуары и проезжую часть.
   Внезапно перед внутренним взором возникли яркие фиолетовые глаза высокого парня по имени Дар. Он обещал помощь и поддержку в возвращении домой, называл город, в котором я нахожусь Скутор, или нет, кажется Скуар, да, именно так. Рассказывал про другие миры, каких-то звезд и про портал, через который я должна сбежать в Темную Империю и спрятаться там, в доме любого аристократа, нанявшись в служанки.
   Смешно. Никогда не верила в другие миры, даже фэнтези не увлекалась, а такое приснилось, до сих пор трясет.
   Но эти воспоминания помогли мне осознать, что именно в этом сне пугало больше всего - полное не знание, где искать выход. Страшила сама возможность стать безвольной игрушкой в руках тех, кто будет продавать меня, как товар всем у кого есть деньги. Снова вспомнился тот мужик, который лапал и слюнявил, не способное сопротивляться тело девушки, которую скорей всего накачали наркотиками, слишком пустым и безразличным был ее взгляд.
   Тяжело вздохнув, я открыла глаза и закричала от ужаса - кошмар стал явью.
   Кажется, что может быть страшного в мягкой кровати, теплой комнате, приятном пряном запахе - ничего, кроме маленького 'но', весом с полноценного слона. Я находилась в той самой комнате, которую видела во сне, те же ковры, те же покрывала с подушками, те же зеркала. А самое ужасное, что на мне тот же танцевальный костюм и СЛЕДЫ ЗАСОСОВ НА МОЕЙ ГРУДИ! В один момент перед глазами пронеслись все те мерзости, которые творили с телом облаченном в красный танцевальный костюм, мне было странно ассоциировать себя с той, которую видела во сне. Вернее не во сне, а в наркотическом бреду.
   Неожиданно, посередине комнаты появилось белое свечение, с кровати я слетела, пулей, и из него вышел... эээ, султан, отец принцессы Жасмин. От неожиданности я перестала кричать, во все глаза, уставившись на пузатого коротышку, в белом халате и с чалмой на голове.
   -- Что-то быстро, - рассеянным, чуть писклявым голоском пробормотал дядька, - но ничего не поделаешь, - потом хлопнул в ладоши и громко сказал: - Я солгу, сказав, что рад твоему пробуждению, но пока твой постоянный клиент занят, у нас есть время, напомнить тебе как ты должна работать.
   -- Что? - у меня дыхание перехватило, ведь во сне я ни с кем не была, внезапно подступила паника. - Кто вы такой? Что я здесь делаю? И...
   Поток вопросов оборвала сильная пощечина, которая отбросила меня назад, не удержавшись на ногах, я рухнула на пол. Каким образом этот коротконогий колобок смог преодолеть расстояние в четыре метра за пол секунды, ума не приложу, и если б не пульсирующая от боли щека, первая заявила бы, что такое в принципе не возможно. Вот только лгать себе не стоит, он действительно сделал резкий рывок вперед и ударил меня по лицу, а все на что я оказалась способна - с ужасом смотреть на своего мучителя.
   -- Давай расставим все точки, так у вас, кажется, говорят, - он, видимо, попытался изобразить холодный тон, что на фоне его фальцета выглядело крайне смешно, и я бы даже посмеялась, если б от этого пискуна не зависела моя жизнь. - Меня зовут господин Карган, для тебя - хозяин, и не как иначе. Мое заведение называется 'Экзотическая Красотка', и это дом отдыха уважаемых жителей города. Ты здесь уже пять месяцев и являешься любимым развлечением моих гостей.
   -- Лжешь! - в панике воскликнула я.
   -- Нет, - на его пухлом лице появилась мерзкая усмешка, - если не веришь, могу показать, у меня есть шикарная запись, где с тобой хорошенько развлеклись два тролля, - потом маленькая пухлая ручка с коротенькими пальчиками сжались мой подбородок, заставляя посмотреть в карие, заплывшие глазки, и твердо пропищал: - Хочешь посмотреть?
   Он не спрашивал, утверждал, и с каждым произнесенным им словом, кровь в жилах стыла от ужаса. Не убирая рук от моего лица, Карган, с неожиданной силой повернул к зеркалу над кроватью. Взмах руки и я медленно умираю, не сумев сделать вздох.
   Там, в зеркале происходила сцена способная дать сто очков форы любому порнофильму.
   Два здоровых мускулистых, совершенно голых мужика сидели на кровати, опершись, один о спинку, второй о столбик. Они пожирали голодными маленькими глазами худенькое хрупкое тело рыжеволосой девушки в красном танцевальном костюме, которая глядя, то на одного, то на другого, выгибалась, старательно демонстрируя танцем, свое тело. Они были похожи на того гиганта, которого я увидела на улице, серо-зеленая кожа, круглая лысая голова с массивной челюстью и торчащими клыками, большие, чуть заостренные уши, широченные мускулистые руки.
   Глядя на танец, они усмехались и водили здоровенными ручищами по... ОГО! Да у меня бедро тоньше! Я не могла с ними ни чем заниматься, это физически не возможно! Меня, похоже, просто хотят запугать. Я практически убедила себя в этом, и даже поверила, когда один из гигантов не приказал раздеться.
   Я... нет, не могу ассоциировать себя с той, о ком сейчас смотрю, она не я и быть мной не может. В здравом уме я никогда бы не стола танцевать перед монстрами, а она начала еще и раздеваться. Не прекращая движения бедер, девушка потянулась к лифу и начала медленно расстегивать крючки спереди, плавный поворот, и стоя к мужчинам спиной сделала плечами движения назад. С начало одним, взгляд из косо на одного мужчину, и верхняя часть костюма сползла с плеча, тряхнула длинными волосами, потом те же движения, но предназначенные другому. После чего верхнюю часть костюма плавно скользнула по рукам и упала на пол.
   Девушка продолжала двигать бедрами, а ее руки скользнули вверх по талии и легли на грудь. Еще один плавный поворот, на этот раз лицом к зрителям, продолжая ласкать себя, она запрокинула голову и томно застонала, выгибаясь. Боже мой, какой стыд! Один из монстров подал ей знак и девушка, приблизившись к нему, опустилась на колени.
   Я никогда не была наивной простушкой и о сексе кое-что знаю, но сидеть и смотреть, как моя копия делает ЭТО, было выше моих сил. Попыталась уйти, но меня не отпустили.
   -- Смотри до конца, чтобы не осталось лишних иллюзий на свой счет, - писклявый шепот Каргана вызвал приступ тошноты, который я с трудом сдержала.
   Пока девушка обслуживала орган одного монстра, второй встал с кровати, и, приблизившись к рыжеволосой сзади, опустился на колени и начал ласкать ее груди. Она стонала и быстрее двигала языком. А я, глядя на это, заторможено думала, как это бревно могло поместиться к ней в рот? На фоне здоровенного мужика, девушка выглядела ребенком, даже на подростка не тянет. Неужели им нравятся дети?
   Внезапно, сидевший на кровати мужик рыкнул, сжал в кулак рыжие кудри девушки, и резко дернул вверх, заставляя их хозяйку встать с колен, тихо вскрикнуть. Через секунду нижняя часть костюма была разодрана на куски, а его обнаженная хозяйка была поднята за талию и насажена на орган, который только что ласкала. Девушка извивалась, кричала и молила, что бы он проникал глубже и резче, когда к парочке присоединился второй.
   Смотреть на это дальше было высшее моих сил. В глазах начало темнеть, сознание отключаться, я ощутила, как чужая рука залезла в вырез кофты, легла на грудь и больно сжала сосок, но даже это не смогло удержать сознание на плаву. Сейчас тьма беспамятства была для меня предпочтительней, туда я и устремилась.
   В себя пришла лежа на кровати в позе звезды. Не делая лишних движений, я осталась лежать с закрытыми глазами, по уже заведенной с детства привычке начала анализировать случившееся. Кажется, что из показанного могло так напугать? Но оказаться на моем месте я и врагу не пожелаю. После разгульной вечеринки, которую ты не помнишь, увидеть видео, где тебя... родные братья Квазимодо. А добавить к этому все ранее услышанное, не удивительно, что моя психика не выдержала такого издевательства. Это заставляет задуматься, что еще я не помню?
   И что, из сказанного этим колобком, на самом деле, правда, а что попытка меня подчинить. Ведь достаточно сломить волю, что бы человек стал покорным рабом всех твоих капризов. Хм, а что из увиденного мной, правда? Современные технологии уже дошли до такого изобретения, как маска, имитирующая человеческое лицо, а парики вообще изобрели в прошлом веке. Что если они подобрали девушку моего телосложения, замаскировали ее под меня и сняли это занимательное кино? Или же я просто хватаюсь за соломинку.
   Как долго я была без сознания? Что мне делать? Как выбраться? Как вернуться домой? Где...
   Так, это уже начинается истерика, надо успокоиться, а то план похитителей, о перевоспитании меня в местное развлечение вполне может воплотиться в жизнь. Надо ли говорить, что это не совпадает с моими планами? Вывод напрашивается один - отсюда надо делать ноги. Срочно!
   Дернувшись несколько раз, я обнаружила, что не просто лежу в позе звезды, а привязанная к столбикам кровати по рукам и ногам. В ужасе дернулась несколько раз, но ничего этим не добилась, плотные кожаные браслеты держали крепко, а цепь, к которой они были прицеплены, порвать вообще невозможно. И что мне сейчас делать? Мало того, что не знаю, как отсюда выйти, так еще и с кровати встать не могу.
   Вспышка света отвлекла меня от панических размышлений, но подтолкнул в пучину ужаса и безнадежности. Увидев посетителя, я со всей очевидностью поняла - вот теперь точно конец, хорошо если получиться выбраться живой. Потому что посередине комнаты стояла Каролина Карсар, моя личная проблема.
   -- Привет, - сладко пропела она, - как тебе твой новый дом? Здесь очень красиво, правда?
   Она была очень хороша, высокая, строй, белокурая с идеально правильными чертами лица и светло-голубыми глазами. Ей не нужно было мучатся с правильным подбором макияжа, глаза были от природы большие чуть раскосые, в обрамлении угольно-черных ресниц, они казались яркими и, какими-то, таинственно-мерцающими. Длинное до пола платье из плотного слегка просвечивающегося шифона, длинными рукавами, глубоким декольте, насыщенно-голубого цвета. Каждая деталь ее одежды только подчеркивало хрупкость и миниатюрность фигуры, такие девушки одним взглядом способны пробудить в мужчине инстинкт защитника.
   Такие как она способны годами кружить головы противоположного пола, с милой улыбкой лгать окружающим и без жалости и сострадания вонзить нож в спину. Когда она только появилась в нашей группе, то старалась понравиться всем, была мила и дружелюбна. Кажется, только я заметила, что благодаря своим дружелюбным улыбочкам, Каролина заставляла весь мир плясать под свою дудку. Пару слов, оброненные, растерянным голосом, взмах длинных ресниц, умоляющий взгляд, и окружающие ее люди готовы выполнить любой каприз.
   Не знаю, как она узнала, что я видела ее истинную натуру, но стоило нам остаться одним, на мою голову выливали тонны оскорблений и издевательств. Она постоянно пыталась подставить и оклеветать меня, а когда не получалось, злилась и удваивала свои старания. Мне невероятно везло уходить из ее капкана в последний момент. Такое везение не могло не радовать, но, похоже, и оно не долговечно, или же, пришло время платить по счетам.
   На ее последнюю, и самую серьезную подставу удачи не хватило.
   -- Ну, давай знакомиться, - насмешливо начала она, - меня зовут Калира Крассер, мой отец барон Леава. Много лет назад он стал неугоден нынешнему Повелителю, и был вынужден покинуть свой родной мир и переселиться на Землю, но связь с родиной не потерял. Сама понимаешь, меня вырастили, как наследницу славного рода, способную управлять слугами. А ты, гадина, всегда портила мне статистику! - на последнем слове она зашипела от едва сдерживаемого бешенства. - Знаешь, я ведь подговорила Арта, что бы он затащил тебя в постель и принес мне запись вашего секса, а этот, кретин, мало того, что не переспал с тобой, так еще и запал на твою подружку, - опять сорвалась она, но внезапно улыбнулась. - Хотя знаешь, свое удовольствие я получила. Мне сделали копию того радостного момента, как твой первый клиент лишил тебя девственности. Знаешь, не думала, что дожив до своих лет, ты оставалась девочкой, - ее издевательски-саркастический смех должен был испугать, а он разозлил.
   -- Теперь мне многое стало понятно, - усмехнулась я в ответ, - например, почему самая популярная девушка курса ни с кем не встречалась. Подрабатываешь здесь, обслуживая клиентов?
   -- Ты в чем-то права, - не стала спорить она, - только я не обслуживаю клиентов, а выбираю среди них себе развлечение на ночь. Но, да, некоторые из этих мужчин настолько хорошо в постели, что все эти мальчишки, неумелые неудачники, не способные удовлетворить настоящую женщину. Тем более, что мужчины разных рас ведут себя по своему. Эльфы, вампиры и полукровки всех рас любят эксперименты. Оборотни, гоблины предпочитают жесткий секс. Демоны, темные лорды, настолько страстны, что даже со шлюхами стараются контролировать себя, чтобы не покалечить женщину. Видишь, я попробовала многих.
   -- А, - поняла я, - ты решила сделать из меня подстилку, потому, что сама такая.
   -- Я заставлю тебе подавиться этими словами, - прошипела она. - И для начала покажу свое любимое видео.
   -- Не утруждай себя, - я говорила с ней с пренебрежением, изо всех сил пытаясь скрыть панику и отчаянье, глаза наполнялись слезами, сдерживать которые удавалось с трудом, - Меня мало интересует твой извращенный вкус.
   -- Что ж, - она была в бешенстве, не знаю, как я должна себя вести, что бы оправдать ее ожидания, но точно не угадала, - значит, я оставляю тебя в компании своего любовника, он невероятно хорош в постели и сможет развлечь он тебя на все сто. Цени, мне придется из-за тебя искать кого-нибудь на эту ночь.
   -- Ты не очень расстроишься, если я не разделю твои печали? - саркастические замечания слетали с языка все легче. - Я видела, кого ты одаривала знаками внимания, у нас слишком разные вкусы в этом плане.
   Ее лицо удивленно вытянулось, в следующую секунду Каролина, или вернее Калира, расхохоталась.
   -- Что ты понимаешь? Глупая наивная девчонка, - она буквально согнулась пополам. - Но не переживай, здесь тебя многому научат, ты поймешь, истинная красота представителей мужского пола. Внешность в этом плане, - передразнила она меня, - имеет мало значение, главное, что он может в постели.
   -- Каждому свое, - презрительно ответила я.
   -- Вот именно, - высокомерный наклон головы. - Но, знаешь, видео я вам, пожалуй, включу, для остроты ощущений и яркости впечатлений. Руал!
   Едва ее крик стих, в ту же секунду посередине комнаты, во вспышке света появился сухощавый мужчина в одних штанах. И я получила сомнительное удовольствие лицезреть Кощея Бессмертного во всей красе. Среднего роста, худющий с выпирающими ребрами, скелет в кабинете биологии и то толще этого страшилище.
   -- Кошмар какой, - рассмеялась я, аккуратно стараясь вынуть руку из правого наручника. - Ты его хоть корми по больше, а то с твоими постельными подвигами твой ненаглядный скоро ноги протянет.
   -- Зато смотри, какой он большой, - сказав эти слова, она стянула с мужчины штаны и плавно опустилась перед ним на колени.
   Я не стала смотреть на эту мерзость, просто закрыла глаза, и на долю секунды обрадовалась этой временной отсрочки, ведь пока они развлекаются, между собой до меня дела нет. Как же хочется оказаться подальше отсюда, стоило ли возвращаться в свое тело, если над ним собираются совершить насилие.
   Когда я была маленькой, мою соседку изнасиловали. Мне, восьмилетней девочке, на тот момент было малопонятно, степень совершенного над ее телом надругательства. Все что я запомнила с того страшного дня, это хмурые лица мужчин в милицейской форме и пустой взгляд Ирины. Случившееся в тот день оставило след на неокрепшей детской психики, поэтому большую часть своей сознательной жизнь я боялась оказаться на ее месте и пережить то же что она. И по закону подлости, так круто нарвалась на таких же отморозков.
   И сейчас я, похоже, пройду всю гамму пережитых Ириной впечатлений.
   Пока я предавалась воспоминаниям, комнату огласил грозный, почти звериный рык, их развлечение подошло к концу. Как и время моей отсрочки.
   -- Ладно, - весело прощебетала Калира, - оставлю вас одних, развлекайтесь.
   С этими словами она поцеловала мужчину в губы и исчезла во вспышке света.
   А мужчина натянул штаны и шагнул ко мне. В этот момент мои нервы не выдержали, паника накрыла с головой, я начала вырываться, стараясь... не знаю, на что рассчитывала, может, хотела, если не порвать цепь, то выдернуть руки из наручников. Но у меня не получилось.
   -- Не надо! - успела выкрикнуть я, прежде чем чужие губы закрыли рот.
   Я зажмурила глаза и пожелала оказаться в другом месте. Не хочу! Не хочу больше чувствовать чужие руки на теле, слюнявый рот на лице и шее, давление тяжелого мужского тела. Закричав, сильнее зажмурила глаза и закрыла лицо руками.
   Руками?!
   Резко оглянувшись, я потрясенно замерла.
   Я стояла в трех шагах и с изумлением смотрела на мужчину страстно целующего прикованную к кровати рыжеволосую девушку. Она лежала с закрытыми глазами и не подавала признаков жизни, как мертвая. Мужчина прилагал массу усилий, что бы пробудить страсть в почти не дышавшем теле, но сон красавицы прервать не мог. Глядя на то, как мое тело 'целуют' и 'ласкают', я поняла страшное, но очевидное - завтра буду щеголять синяками, просто так его руки и губы от моего тела не отстанут.
   А на зеркале, висящем в стороне, уже велась театральная постановка. Лежа на кровати, я вполне могла видеть демонстрируемую там запись, если бы глаза были открыты.
   Там, в зеркальной глади был большой кабинет, в котором находились двое, высокий стройный красавец, явно эльфийской расы, и девушка с медно-рыжими волосами. Они сидели за столом, заваленным различными бумагами и папками друг напротив друга, разговаривали. Дорогая одежда, удачно подобранные украшения, передо мной в важном споре сидели лорд и леди. Величественные, надменные, холодные, без единой эмоции на лицах. Внезапно женщина поднялась и указала мужчине на дверь, лорд покачал головой, показывая какие-то бумаги. Ничего не подействовало, ему снова было приказано выйти из кабинета. Внезапно надменно-холодные черты красивого лица исказила гримаса ярости, он подскочил к женщине и ударил ее по щеке, да так сильно, что она упала на пол, скинув при этом бумаги со стола. Голубые глаза мужчины горели бешенством, белокурые волосы растрепались, но его это не волновала, он был занят, избивая лежащее на полу женское тело. На леди она уже не была похожа, порванное платье, окровавленное лицо и руки, которыми она безуспешно пыталась защититься.
   Извергу мужского пола и этого показалось мало, он схватил за волосы, почти потерявшую сознания, изуродованную девушку, бросил животом на стол, поверх оставшихся там бумаг и начал насиловать ослабевшее тело. Женщина не могла сопротивляться, она только кричала и плакала, что еще больше заводило взбесившегося мужчину. Хотя, нет, назвать мужчиной это, означает нанести жесточайшее оскорбление всему мужскому полу. Назвала бы его животным, но даже звери на такое не способны.
   Я отвернулась от зеркала. Понятно, почему Калире так понравилась эта запись, девушка, которую избивал красавец-эльф, была я. За что она меня так ненавидит? Когда и чем я могла перейти ей дорогу, что бы вызвать такую ненависть к себе? Наверное, мне не дано понять, что заставляет женщину так издеваться над представительницей своего пола. Кем надо быть, с улыбкой глядя на изнасилование? И куда мы катимся, если чужая боль доставляет такое удовольствие.
   Не хочу это видеть!
   Искать дверь не стала, выскочила в коридор прямо через стену и замерла. Осознание накрыло подобно лавине. У меня получилось выйти из тела, значит, все увиденное не было сном. А если все случившееся правда, значит, возле портала меня ждет человек, способный помочь, Дар договорился. Дверь! За покрывающими стены коврами, есть потайная дверь, через которую я могу уйти, надо только подгадать удачный момент. А где-то здесь, если я правильно помню, был кабинет, надо заглянуть туда и поискать ответы на свои вопросы. Напрягало лишь то, что пока я буду искать ответы мое тело...
   Не буду об этом думать. Не знаю, сколько у меня уже было мужчин, но постараюсь, что бы этот был последний, а случившееся раньше, придется, как-то пережить. И я переживу, но подальше от этого ужасного места. Как можно дальше.
   Найти кабинет не составило труда, как и войти в него. И только переступив порог, замерла, кажется, я вовремя. За столом, друг напротив друга, с бокалом вина в руке сидели Карган и Калира.
   -- Жаль, что у Повелителя появились неотложные дела, - вздохнул печально Карган.
   -- Не скажите, - промурлыкала Калира мечтательно, - я бы, к примеру, с удовольствием помогла Повелителю с его делами. К нему приехала делегация от Темного двора. Жаль, что лорды не уделяют должного внимания прекрасным искусницам нашего двора. Нет такой женщины, которая отказалась бы, отвлечь гостей от переговоров. Такие красавцы, как на подбор, от них такой ореол силы, что...
   - Если бы не эти всесильные красавцы, твоя подруга уже бы полноценно работала, а не тратила мое время.
   -- Не беспокойтесь, Хозяин, она отработает все, что вы потеряли, - пропела Калира нежным слащавым голоском. - Я не понимаю только одного: Повелитель никогда не участвует в аукционах, как его представитель оказался в зале.
   -- А ты, похоже, не довольна, - язвительно заметил хозяин борделя.
   -- Я надеялась, что ее поимеют, как следует, - буркнула девушка.
   -- О! Твою подружку ждет такое, что можешь начинать ей сочувствовать, - кривая ухмылка исказила круглое лицо мужчины. - У нашего Повелителя есть свои пристрастия, после него Шарина будет приходить в себя минимум неделю, даже с помощью наших лучших лекарей.
   -- Ммм! - протянула Калира, прикрыв глаза от удовольствия. - Настолько страстный?
   -- Более чем, - насмешливо пропищал Карган. - Садизм в его истинном значении, - его лицо стало заинтересованным. - И вот мне интересно, что такого сделала эта девочка, что ты так с ней обошлась? Я видел, насколько сильно она была избита.
   -- В самом начале нашего знакомства, я намекнула, что хотела бы видеть ее своей подругой, - лицо исказилось от ненависти, голос звенел о едва сдерживаемой злости, - но эта выскочка сделала вид, что не поняла меня. Все попытки подтолкнуть ее в нужном направлении, она обходила, даже не замечая их. Я разозлилась. Слишком сильно она похожа на мою мать, такая же правильная, добренькая, презирающая мои маленькие слабости.
   -- Думаешь, теперь оценит? - визгливо расхохотался он.
   -- Уже не важно, - в ее глазах на миг проскользнула грусть. - Я больше не собираюсь тратить время на тех, кто меня не ценит.
   -- Все еще дуешься на мать? - понимающе уточнил пискун.
   -- Моя мать была рабыней, - зло прошипела Калира, - она, была продана отцу, как товар, и обязана была благодарить его за оказанную честь. Он позволил этой вещи родить ему наследницу, и что получил в ответ! - ее начинало потряхивать от бешенства и обиды. - Она воротила свой высокомерный нос от него и от меня!
   -- Ну, ее можно понять, - пожал печами Карган. - Ее похитили, лишили семьи, практически, перед свадьбой с любимым и продали человеку. Это тяжелое испытание для любого в ком течет кровь эльфов, а в ней она есть, хоть и разбавленная. Ее мать была полуэльфийкой, отец человеком, а жених эльфом. Представляешь поменять любимого эльфа, на ненавистного человека, подчиняясь его воли родить ребенка.
   -- Не убедил, - твердо заявила Калира, - она должна была благодарить отца и любить меня.
   После всего услышанного мне стало даже немного смешно. Я считала ее своим персональным кошмаром, а на деле вышло, ребенок, которому просто не хватало внимания. Есть ли смысл пытаться понять капризы, действительно, простой избалованной девчонки, которой кажется, что ее слишком мало любят. Мать, не принявшая плен и насилия, не могла любить плод своего позора, отец, для которого работа была на первом месте. Она всего лишь ребенок, который не найдя понимания в окружающем мире, стремиться изменить его по своему желанию. Она сломала мне жизнь, только потому, что я не захотела терпеть рядом с собой настолько низкого человека, как она.
   Мне больше нечего здесь делать, надо забирать свое тело и уходить в Темную Империю и ждать помощь. Я почему-то уверена, что Дар найдет меня и поможет. И в полный рост, встала только одна проблема, как забрать свое тело, ведь надо не просто освободиться от оков, но и сбежать из страстных объятий Кощея Бессмертного.
   В комнату я вернулась во время, и имела возможность насладиться потрясающе приятной картиной, мой личный экзекутор изо всех сил пытался справиться с... поясом верности, надетом на меня хозяином борделя. Как же я хохотала, наблюдая его попытки пролезть под трусы из плотной кожи хоть пальцем.
   Но все веселье разом схлынуло, когда мой взгляд упал на зеркало. Голый и абсолютно, довольный эльф сидел, развалившись в кресле, а между его ногами находилась рыжеволосая девушка, в изодранном платье, растрепанная, избитая и окровавленная. О былом величии говорили лишь роскошное колье на тонкой женской шейке и массивный браслет на руке. Эльф держал девушку за волосы и заставлял ласкать себя ртом, при этом на его лице было такое наслаждение, что это вызвало стойкое чувство отвращение не только по отношению к этому, мужеподобному, а ко всей расе в целом.
   Внезапно меня охватила злость, такая яркая, всепоглощающая, не контролируемая ярость. На все и на всех. И больше всего бесила сама ситуация и моя беспомощность. Никогда не ощущала себя такой жалкой. Меня похотели, но никто из свидетелей не вмешался и не встал на мою защиту. Несколько месяцем мое бессознательное тело использовали, как игрушку, подлаживая, под всех кто хотел, но опять же, никто не вмешался. Калира, женщина, которая, по идеи, должна лучше всего понимать, каково мне сейчас, вместо помощи подложила меня под своего любовника.
   Почему же я до сих пор пытаюсь надеяться на лучшее? Ведь уже понятно, что никто не поможет мне кроме того единственного человека, который заинтересован в моем спасении - меня самой. Хватит жевать сопли, если даже мой парень отказался мне помочь, отдав в руки извергов. Надо взять себя в руки и заняться своим спасением самой, больше не на кого не надеясь. Если я не хочу до конца жизни ублажать таких, как тот ушастый извращенец в зеркале, надо делать ноги. Дар, почему-то не мог вмешаться и помочь, но дал хороший совет, которому я и должна следовать.
   Вперед!
   Полный ярости взгляд обратился в сторону кровати и впился в мужчину, который внезапно вздрогнул и застыл. Действуя, по какому-то наитию, я, не спуская с него взгляд, приказала развязать меня, и потрясенно застыла, когда он подчинился. Как только широкие кожаные браслеты были расстегнуты, мужчина застыл памятником самому себе с абсолютно пустым взглядом. Не задумываясь о его странном поведении я, недолго думая, рванула в свое тело, надо уходить. Все вопросы потом.
  
   Глава 2
  
   -- Тина, ты гостевые покои убрала?
   Этот вопрос догнал меня, когда я уже направлялась в гостиную.
   -- Да, госпожа Лилана, - честно ответила я, - сейчас разведу огонь в гостиной и все.
   -- Только за обед перевалило, а ты уже сделала всю работу, - старое морщинистое лицо осветила добрая материнская улыбка. - Заканчивай с камином, и можешь заняться цветами.
   Я радостно захлопала в ладоши и побежала в гостиную.
   Прошло две недели, с того памятного дня, когда я сбежала из борделя в Скуар. О том страшном времени стараюсь не вспоминать вообще, даже кошмары не каждую ночь сняться. Вру, каждую. Во сне приходят обрывки воспоминаний, прожитых под магией подчинения. В чем-то Галина была права, меня обучали ублажать мужчину, а находясь в полном повиновении, все показанное или рассказанное усваивалось на раз.
   Ладно, обо всем по порядку.
   Когда авара объединилось с телом, прошло не более полминуты, и я открыла глаза. Время ощущалось так отчетливо, что определить его до секунды труда не составило. Почему же в прошлый раз я проспала несколько месяцев? Этот вопрос мучает меня, посей день, но на тот момент было не до пространственных объяснений, надо было бежать.
   Проблема пришла, откуда ее не ждали, вернее не могли ждать. Я девочка городская, за всю свою жизнь вне границ мегаполиса была от силы раз десять, у Соньки на дачи, курсы выживания тоже не проходила, что делать представляла слабо, и едва не вляпалась в огромные неприятности.
   Дверь нашла быстро, даже открыть ее не составило большого труда, в сторону выхода рванула мелкими перебежками, прячась в темных участках между комнат. Что бы внезапно не встретиться с хозяином, пробегая мимо светящихся окон, заглядывала в комнаты. Именно в одной из этих гнезд отчаянья мне и повезло найти спасение. Увидев там молодую женщину, я с начало решила, что обозналась, не может такого быть! Но интуиция упорно твердила, что надо зайти и удостовериться, в наличии у меня паранойи. Сделать этот шаг было не просто страшно, жутко, до нервного заикания, что делать, и стоит ли решаться на этот безумный шаг, понятия не имела. Тут, вспомнились три момента, из моей жизнь, когда советы интуиции были проигнорированы, и, оглянувшись, напомнила самой себе, чем все закончилось.
   Загнав страх подальше, я решительно вошла в комнату. В этом плане мне неимоверно повезло, дверь открывалась изнутри тем же способом, что и снаружи.
   -- Ваша раба готова выполнить любое желание, - женщина опустилась на четвереньки, прижавшись лбом к полу.
   -- Галина Вячеславовна? - неуверенно спросила я.
   Женщина вздрогнула, и медленно подняла голову, оставаясь на коленях. Я испугалась, как же я испугалась, глядя на нее.
   Чуть меньше года назад, по всем телеканалом гремело невероятное событие, яркое по своей сути. Заядлый холостяк и миллионер Владлен Леонидович Карсар, женился на простой учительнице, преподающей в начальных классах Божье Слова. Она знакомила детей с библией, рассказывала о схожести и отличиях религий различных стран и верований. Их свадьба была событием года. Карсар так красиво ухаживал за своей будущей супругой, тонны цветов, дорогие и ценные подарки, даже серенады были. Когда спустя всего два месяца молодая жена исчезла, мужчина был безутешен. Вся милиция была поднята по тревоги, частные сыщики, телевиденье, радио, ее не искал только ленивый, но даже их расшевелила внушительная награда указавшему место нахождения любимой супруги.
   И вот итог, красивое лицо, ухоженное тело и абсолютно пустой взгляд. Передо мной была кукла, механическая кукла для постельных утех.
   Я опустилась на пол рядом с ней.
   -- Галина Вячеславовна, это правда, вы?
   В ответ из ее глаз полились слезы. В следующие десять минут мы просто плакали, она от всего пережитого, я за компанию, не смогла сдержаться, слушая ее рассказ. Пережить ей действительно пришлось многое. Мне даже понять сложно, каково это, начав жизнь в религиозной семье, закончить ее на панели.
   Ее отец учился в семинарии, и хоть священником не стал, не закончил учебу, он соблюдал все посты, каждую неделю ездил с семьей на службу. Мать всецело поддерживала веру мужа и привила любовь к религии детям Галине и ее младшему брату. Когда возник вопрос о предстоящей учебе, Галина выбрала педагогию, хотела обучать подрастающее поколение. Надо ли объяснять, как она обрадовалась перспективе не просто преподавать, а знакомить детей с Богом.
   На ухаживания, случайно встреченного мужчины, она не обратила внимания, но его знаки внимания начинали напоминать преследования. Она уже готова была обратиться в органы правопорядка за защитой, но мужчина правильно просчитал свои шансы и ударил по самому больному - религии. Очередным его подарком стало возвращение на родину редкой и дорогой иконы, которую вывезли за границу еще во время войны. Как она могла не оценить такой жест? А ведь это было только начало, чем больше она узнавала мужчину, тем больше испытывала к нему симпатию. Выходя за него замуж, она не любила своего воздыхателя, но между ними была капелька симпатии и уважения, и молодой учительнице казалось, что этого вполне достаточно. Тем более, мужчина пообещал даже после свадьбы не торопить жену с интимной жизнью. Она сдалась.
   Как ни странно, свое слова Владлен Карсар сдержал, к молодой жене он не прикоснулся. Первый.
   Два месяца брака прошли, как в сказке, счастливая жизнь, заботливый муж, вежливая падчерица. А потом муж убедил Галю уволиться из школы, обещая ей свой собственный класс по выбранному направлению. Ремонт в новом кабинете шел быстро, радостная женщина каждый день ездила смотреть, как продвигается работа. Все было слишком хорошо, но новобрачная не обратила на это внимания, за что и поплатилась.
   Влада пригласил в гости его давний приятель и муж предложил Гале поехать с ним. Она не хотела, но Карсар впервые за время их брака проявил настойчивость и заставил ее поехать в приказном тоне. Галя не хотела ссориться с мужем из-за ерунды и поехала, на свою беду. В ту же ночь в комнату Галины, вместо мужа вошел его красавец-друг, когда женщина потребовала оставить ее одну, он обернулся демоном. Самым настоящим, с темно-коричневой кожей, красными глазами, клыками, рогами и крыльями, даже хвост был. А ноги обычные. И кто придумал, что у демонов копыта?
   У женщины началась истерика, она сопротивлялась, как могла, кричала и звала на помощь, пока порождение ада срывало с нее одежду. Муж, с бокалом вина в руках, вошел в комнату не спеша, сел в кресло возле кровати и не сказал ни слова. В течение следующих трех часов он, потягивая вино маленькими глотками, спокойно смотрел, как его жену насилует демон. Когда монстр прервался, выпить вина, заботливый любящий муж разделся и сменил друга, только насиловал он по-другому, в извращенной форме, сказал, что оказывает ей услугу. И впрямь оказал. Если с мужем было очень больно, то когда в нее вошел демон... Хотя кого волновала ее самочувствие?
   Этот кошмар длился всю ночь, а когда она очнулась, выяснилось, что находиться в другом мире, в местном борделе, и теперь ее жизнь ублажать всех у кого есть деньги заплатить. От, осознания случившегося ночью, насилие над ее телом свершившееся настоящего демона, у Галины началась истерика. Хозяин борделя не стал это терпеть, взмах руки и сознание женщины заволокла тьма. Когда в голове прояснилось, спустя несколько месяцев, за это время у бывшей учительницы появились постоянные клиенты, новое имя и богатейший сексуальный опыт. Все это, с несказанным удовольствием продемонстрировала ей Каролина. Она заставила мачеху смотреть записи, где ее телом пользовались мужчины таких рас, о которых Галина даже не слышала. Там были эльфы, оборотни, тролли, гоблины, квары, драги, и многие другие, но больше всего было демонов. И молодая женщина не поверила бы увиденному, если б не очнулась под оборотнем, который с яростным рыком врывался в женское тело. Ее тело. Они так поступали со всеми девушками, первые полгода держали их под магией подчинения, дольше не могла туманить разум, магия спадала сама, а подчинить повторно у них не получалось.
   Это окончательно сломало Галину, женщина перестала бороться за себя.
   От Галины я и узнала, что здесь есть склад с вещами, принадлежащие похищенным девушкам, и свои вещи мне лучше забрать, потому, что в этом мире есть маги, способные навредить хозяйке вещей. Еще она посоветовала перед уходом забрать белые записывающие кристаллы, на всякий случай. И одеться, не идти же по улице полуголой, так можно привлечь внимание конкурентов Каргана, и просто сменить один бордель на другой.
   Я предложила Галине сбежать со мной, но она отказалась.
   -- Ко мне слишком много приводят клиентов, - с грустью ответила она. - Если я уйди с тобой они слишком быстро хватятся и бросятся на твои поиски. Лучше найди мне пустой шприц...
   -- Нет, - я сразу поняла, что она задумала.
   -- Моя смерть станет серьезным происшествием, - попыталась вразумить меня Галина. - Пока они будут разбираться, как это случилось, ты сможешь спрятаться. Так будет лучше, поверь мне.
   -- Нет, - твердо повторила я. - Вы должны жить, хотя бы, что бы отомстить мужу. Мне пообещали разобраться с этим делом, вас все равно заберут отсюда, и надо хотя бы ради этого жить.
   -- Знаешь, - неожиданно ответила она, - а ведь ты права, во всем права. Его надо наказать, и, зная, что мои мучения скоро закончатся, я выдержу, я дождусь помощи, - потом внезапно на ее глазах снова блеснули слезы, - только не забудь, забери меня домой, я так хочу к маме.
   Так, следуя ее советам, я и сбежала.
   Дом, куда я устроилась, выбрала... нет, не выбирала, просто выйдя из портала, на минуту закрыла глаза, а когда открыла их, точно знала куда идти. А проходя мимо высоких узорчатых прутьев заборов, сквозь которые были видны роскошные сады, я резко остановилась около одного из них. Цветы были моей слабостью, я обожала возиться в саду у Соньки на дачи, ее мама, увидев мой талант, отдала не большой участочек под декоративные растения. То, что у меня получилось, выглядело поистине шикарно, им завидовали все соседи. Поэтому, увидев за забором невероятно красивые бутоны, я застыла в немом восхищении.
   Мой неприкрытый интерес заметил садовник, ухаживающий за растениями, и, узнав, что я ищу работу, проводил к Лилане. Она была экономкой в доме и согласилась взять меня на испытательный срок. С тех пор я и работаю здесь. У меня есть обязанности, выполнив которые, я могла повозиться в саду. С главным садовником, Гроваром, который к тому же был мужем Лиланы, мы очень быстро нашли общий язык, и даже вместе устраивали маленькие совещания, где и какие цветы лучше посадить. И он прислушивался к моему мнению, что было крайне приятно.
   На новом месте мне очень понравилось, люди, по большей своей части, доброжелательные и вежливые, правда немного раздражает излишняя любознательность некоторых личностей, но это такие мелочи. Работа не сложная, основную уборку делало специальное заклинание, которое почему-то оставляло мелкие недочеты, именно для их устранения требовалась прислуга. Я не считала такое занятие унизительным для себя, дома тоже приходилось подрабатывать уборкой.
   Мама вырастила меня одна, после исчезновение отца, она больше замуж не вышла, все тяготы и заботы легли на ее плечи. Нельзя сказать, что меня обделяли в чем-то, нет. Платье, от известных кутюрье я себе позволить не могла, конечно, но и в секоне одеваться не приходилось. Что бы хоть, как-то помочь маме, которой и так было не просто, а оплачивать мою учебу надо, я нашла себе подработку, убирала в двух банках. Деньги не большие, но хоть, что-то. Так и вышло, работа уборщицы для меня не новая, что надо делать я знала. И очень жалела, что на Земле заклинание чистоты не работает, удобная вещь.
   Лилане я рассказала о себе все. Или почти все. Привлекать излишнее внимание к своему прошлому не хотелось, поэтому обошлась общими фразами, что одна богатая избалованная аристократка приревновала парня ко мне, разозлилась, когда он не обратил на нее внимание. Ее охранники похитили меня и продали в бордель Скуара, когда магия подчинения спала, я сбежала в Империю, здесь на домах очень хорошая защита, то, что мне надо, если не хочу вернуться в 'Красотку'. Госпожа Лилана согласилась со мной и запретила выходить за ворота, на которых и была установлена охранная система. Показываться на глаза посторонним тоже нельзя, желательно и от хозяина держаться подальше, но здесь уже по другой причине, Марида голову оторвет. Она горела желанием стать постоянной любовницей лорда, и за место в его постели горничная Марида готова была убивать не задумываясь.
   Все эти условия я соблюдала, даже хозяина до сих пор не видела вживую, только на портрете. Он висел в кабинете над рабочим столом и, впервые увидев его, я прекрасно поняла Мариду, за внимание такого мужчины не грех побороться. Встреться мы, в какой-нибудь компании дома, на Земле, я бы с удовольствием познакомилась с ним, но это было в прошлой жизни, не сейчас. Правда, лорд здешнего замка был по слухам очень богат, а художники часто льстят таким клиентам. Тем не менее, рисковать я не стола, в то время, когда хозяин возвращался домой, я уходила в сад и сидела там, в любимом окружении, пока за мной не приходил Гровар. Иногда я покидала свое тело и гуляла по саду, не долго, что бы меня не заметили, но чаще, просто ходила или сидела среди цветов.
   Вот и сейчас я сидела возле ухоженного пушистого куста, на котором росли большие ароматные розы. Они были вдвое больше наших, земных, и их нежный запах кружил голову подобно вину. Так как, ухаживая за подопечными цветами Гровар с помощью магии, единственное, что мне оставалось, и было разрешено, нарезать несколько букетов для дома, в гостиную, столовую и, маленький, в мою комнатку. Гровар не просто разрешил, он заговаривал букеты таким образом, что они стояли неделю, и все это время выглядели, как только что срезанные. Правда, потом листочки-лепесточки резко осыпались, все сразу, но это уже не важно. Лилана возражений не высказывала, она относилась ко мне с теплотой любящей тетушки.
   Именно это отношение экономки к моей персоне, вызывало злобу и зависть у других работниц, у той же Мариды, и доставляли мне массу неприятных моментов в ее исполнении. К примеру, на прошлой недели, когда была моя очередь убирать в кабинете, она дождалась, когда я закончу и уйду, а потом переставила местами какие-то папки в той части, куда нам заходить нельзя. Как я узнала, что это она? Увидела, выходящей из кабинета. А вечером состоялся скандал, по поводу папок с запретной зоны.
   Кабинет был большой и, в принципе, входить туда разрешалось, пыль стряхнуть, стол протереть, заклинание не отменяет влажную уборку. Но убирая стеллажи с папками, прикасаться к ним руками, было строжайше запрещено, как и трогать документы на столе. И переставляя папки местами, Марида точно знала, что мне влетит, за нарушение запрета, лучший способ подставить меня она не могла придумать.
   Да, это был не единственный кабинет, в котором работал хозяин, был еще один, на котором стояло защитное заклинание, не пропускающее никого вовнутрь. Я заглянула туда, вернее моя авара, и очень удивилась не найдя там папок, только кристаллы серовато-белого цвета и не большое зеркало, размером с журнал, лежащее на столе стеклом вниз. По внешнему виду было понятно, что основная работа проходит именно здесь, а второй кабинет лишь отвлекал внимание от основного хранилища знаний.
   Но это не важно, дела хозяина не моя проблема. Моя проблема - Марида. Я на сто процентов уверена, что это не последняя попытка мне навредить с ее стороны. Вчера, проходя мимо кладовой, случайно услышала ее разговор с подругой. Если честно, прошла бы не задерживаясь, слушать, как она выплескивает свою злобу мне не интересно, но прозвучало мое имя, я прислушалась и узнала много интересного. Например, что на сегодня она запланировала очередную пакость, ведь кабинет опять убирала я.
   Лучший способ узнать, что против меня затевают - услышать. Найдя не заметный, малопосещаемый уголок в саду, я легла на скамейку и выпустила авару. Не забыть, перед уходом нарезать букеты.
   Я не стала утруждать себя прогулками, сразу перенеслась к своей главной проблеме, для этого достаточно было представить себе лицо человека, к которому хочешь попасть. Этот способ открыла у себя случайно, просто сидела и думала о Калире и ее отце, размышляла, что еще от них можно ожидать. Прокручивая в памяти момент первого выхода авары, я вспомнила один малоприятный момент, как Владлен Леонидович целовал меня, хотя, по словам его жены, девушками моего возраста никогда не интересовался. Да и любовниц у него было маловато, даже слишком для богатого и еще не старого мужчины. Слуги в их доме шутили, зачем хозяин женился на женщине вдвое моложе себя, если у него по этой части проблемы, но я точно помню его губы на моем теле. Не понимаю.
   Ладно, это не важно, подумаю об этом позже.
   Марида вместе с Аликой опять прятались в кладовой.
   -- Представляешь? - заговорческим шепотом рассказывала она. - А строила из себя недотрогу.
   -- Ага, - поддакнула Алика, неодобрительно покачав головой, - мне рассказывали, что младший конюх, Бариж, пытался за ней приударить, но она даже не взглянула на него. Разговаривала, улыбалась, но ничего дальше этого не произошло. Он ее поцеловать хотел, а эта девка отпихнула его и заявила, мол, еще раз прикоснется к ней, она за себя не ручается, отомстит так, что мало не покажется.
   -- Вот-вот, - согласилась Марида, - от нормального парня нос воротит, видимо знает, что он ей много не заплатит, к лорду Дэймиану и подбирается, только милорда я не отдам!
   -- А что тебе еще сказал ее хозяин? - у Алики, от любопытства даже глаза заблестели.
   Я поняла, что они говорят обо мне. Да, один из конюхов оказывал мне знаки внимания, но после всего случившегося, стоило мне оказаться в мужских объятиях, началась истерика. Это случилось на пятый день моего пребывания здесь. Если честно, ухаживание молодого симпатичного парня не могло не льстить моему самолюбию, но к каким-либо отношениям я была не готова. Не сейчас. Он, вроде бы ничего не делал, только положил руку на плечо, а меня уже начало трясти, все внутри похолодело от ужаса, перед глазами промелькнуло ведение ковров со стен камеры, которой для меня была комната в борделе. Я отшатнулась, и запретила прикасаться к себе.
   Хозяин!
   А не Карган ли тот, кто посмел назваться моим хозяином? Неужели ничего не закончилось, он нашел меня и хочет вернуть назад? Но как? Даже при условии, что мое перемещение смогли засечь, город огромный, я специально выбрала для своих целей столицу, много домов, много жителей, прекрасная возможность исчезнуть. Ждать Дара придется до полугода, за это время обыскать все дома, причем тайно, не привлекая внимание властей, проблематично. Где же я совершила ошибку, что не учла?
   В душе начала подниматься паника, но я задушила ее, нельзя ошибиться еще раз, разобраться бы с тем, что уже натворила. Один из наших профессоров однажды сказал хорошую фразу, все наигрубейшие промахи мы совершаем, находясь во власти эмоций. Я тогда не обратила внимания на его слова, но сейчас, чуть не бросилась бежать, рискуя попасть в руки своему преследователю. Похоже, хочу я или нет, но единственная моя защита, дом лорда Дэймиана Сандара, и моя безопасность напрямую связана с его настроением.
   Блин! Увлеклась размышлениями и чуть не пропустила все самое интересное.
   -- Думаешь, поможет? - с сомнением спросила Алика.
   -- Заряд не очень сильный, - отмахнулась Марида, - его светлости слегка обожжет руку. Вызовут врача и следователя, а вместе с ними придут и люди господина Валлеара. Они заявят, что пришли арестовать преступницу, и мы наконец-то избавимся от этой шлюхи, пусть возвращается туда, где ей самое место!
   Валлеар? А это еще кто? Никогда не была знакома с человеком, носящим такое имя, даже не слышала его ни разу. Может, кто из подручных Каргана? Хотя не важно. Во всем этом диалоге важно одно. Я видела тайный кабинет, видела, что там находится и как надежно он спрятан. Мужчина, у которого есть такое убежище не станет пускать к себе толпу из-за слегка обожженной руки, травма должна быть намного серьезнее, что бы он не смог воспротивиться нашествию чужаков. О том, что мои преследователи узнали, если не всю подноготную, лорда Дэймиана Сандара, то очень многое из его тайн, сомневаться не приходилось. Намного больше чем обычная служанка.
   -- Когда приходит лорд Дэймиан, она всегда прячется в саду, - воодушевленно сказала Алика общеизвестный факт.
   -- И замечательно, - холодная усмешка исказила некогда красивое лицо Мариды, - ее хозяину не придется долго искать свою собственность, а нам лгать, что не пускали в дом посторонних.
   -- Мира, а лгать в любом случае не придется, - вернула подруге усмешку Алика. - Кто будет искать служанку, о которой хозяин не знает? Эта старая грымза не посмеет признаться, что тайно взяла прислужницу, без рекомендаций, проверки и документов.
   -- Как можно потерять то, о чем не знаешь? - довольно хихикнула Марида.
   А я поняла, что если хочу жить долго, счастливо и свободно, надо предпринять серьезные шаги по своей защите, не дожидаясь помощи. В противном случае есть большая вероятность, дождаться Дара в постели, какого-нибудь монстра. Но самое основное, вмешаться в планы этой матрешки и договориться с лордом напрямую. Если я правильно помню, в Темной Империи запрещено рабство, если успею объяснить, беду в которую попала, меня не просто защитят, а и помогут. Я не столь уверена, что темные смогут открыть портал ко мне домой, но помешать выкрасть, вполне в состоянии.
   Внезапно меня охватило странное чувство, резко развернувшись, я посмотрела в сторону, где в саду лежало мое тело, надо срочно возвращаться.
   Переносы с каждым разом получались все легче, вот и сейчас, глазом не успела моргнуть, а уже стояла возле... мужчины, склонившемся, над лежащей на скамейке девушке.
   Он сидел на корточках возле скамейки, на которой я лежала, и внимательно разглядывал лицо. Со стороны выглядело очень трогательно, красивая молодая девушка в темно-коричневом длинном платье, которое делает ее бледное личико фарфорово-белым, как у статуэтки, лежала на скамейке в окружении цветочных кустов. Лицо ее было обращено к чистому голубому небу, косынка, полностью покрывала голову, из-под светлой ткани виднелись золотисто-алые пряди волос, которые ласково трепал ветер. Мужчина внимательно смотрел на девушку, в смысле на меня, потом легонько потряс за плечо. Естественно, никакой реакции он не дождался, я же стояла рядом, в пяти метрах от скамейки, и смотрела на все со стороны.
   Но надо было, что-то делать, я не могла стоять здесь вечно, скоро за мной должен прийти Гровар, а он не должен видеть меня в таком виде и в такой компании. Но умные мысли не шли в голову, что я могла сделать в таком виде? Прикасаться к нему бесполезно, не почувствует или не обратит внимание, я же бесплотная невидимка. Что делать?
   Сделав еще пару шагов, потрясенно замерла. Мужчина резко поднялся и повернулся ко мне, в его руке блеснуло боевое заклинание. Точно знаю, что именно боевое, в моем теперешнем состоянии я каждое магическое действие видела на кружевном уровне. Много раз слышала выражение 'сплести заклинания', но только в состоянии авара, было видно насколько эти слова верны. То, что держал в руках мужчина, напоминало шар из нитей. Это когда нитки наматывают на воздушный шарик, предварительно намазанный маслом или кремом, потом нитки обмазывают клеем, а когда он высохнет, шарик сдувают и аккуратно вынимают, мы такие еще в школе делали, для украшений класса к новому году. Только шар в руках мужчины был из красно-бордовых светящихся нитей, и я четко ощущала, что от них исходит смертельная опасность.
   Не выдержав угрозы исходящей от него, я сделала три шага назад, и чуть не упала, когда мужчина шагнул следом. Высокий, мощный, широкоплечий, но при этом двигался, как огромный кот, мягко и осторожно, даже гравий на тропинке не потревожил, что удивительно. Глядя, как мужчина, подобно хищнику, приближается ко мне, отступала все дальше и дальше от него. А он действительно напоминал хищника, темно-синие, почти черные глаза прищурены, губы сжаты в тонкую линию, на скулах играют желваки.
   -- Кто здесь? - голос был ему под стать, сильный, уверенный, но угроза проскользнувшая, лишь сильнее напугала меня.
   И тут мои бедные, полу убитые нервы дали сбой, я даже забыла про перемещения, просто бросилась бежать, не разбирая дороги, петляя по лабиринтам тропинок. Вот только сбить со следа своего преследователя у меня не получилось, он шел по моему следу, как привязанный, сворачивая вместе со мной. Пару раз я пробегала сквозь высокие цветущие кусты, пользуясь своей бестелесностью во всю, но и это не помогло, мужчина преодолевал препятствия, используя магию, и не отставал, ни на шаг. Не знаю, сколько прошло времени с начала нашего бега, но осознания бессмысленности этого действия пришло внезапно и заставило остановиться.
   Мужчина тоже замер. Он не видел меня, об этом говорил его взгляд, блуждающий, но не задерживающийся, ни на чем конкретном. Впрочем, этот приятный факт не отменял досадное нахождение рядом со мной его сиятельной персоны. Как он меня обнаружил? И главное, что сейчас делать, ведь там, на лавочке, все еще лежит мое тело, в которое надо вернуться. Кстати, я ведь могу, просто, перенестись туда.
   Но стоило об этом вспомнить, как на меня обрушилась заклинание, чем-то похожее на ловчую сеть, такие обычно набрасывают на животных, когда хотят поймать их живьем. То ли под тяжестью сети, а она действительно была не легкая, то ли просто от неожиданности, я рухнула на землю и подняла удивленный взгляд на мужчину, который, благодаря своему заклинанию, смог меня найти.
   -- Кто ты и что здесь делаешь? - снова задал свой вопрос мужчина, заклинания в его руках уже не было. - А еще очень интересно, кто эта девушка на лавочке и зачем она тебе нужна?
   Я не ожидала такого вопроса, честно, даже рассмеялась от его постановки. Мужчина вздрогнул.
   -- Женщина? - в его голосе прозвучала удивление. - Зачем тебе девушка? Ведь ты не просто так оказалось возле нее.
   Его слова неожиданно подняли настроение, и я снова не смогла сдержать смех.
   А потом перенеслась к своему телу, полностью игнорируя сеть и ее попытку помешать мне.
   Куда-то бежать, не было ни времени, ни смысла, я перемещалась без особого труда, надежда на то, что мой преследователь не владеет портальной магией, или как это правильно называется, минимальна. Из этого следует только один вывод, скоро он будет здесь. Поэтому, подскочив с лавочки... хотя, не совсем подскочив. После длительного лежания на твердой поверхности, тело затекло до такой степени, что быстро двигаться я была физически не способна, только кряхтя, перевалилась на другую сторону, и ползком, на четвереньках, с максимально возможной скоростью, скрылась в кустах. Шипы на кустах, задеревенелые мышцы и длинная юбка, все эти факторы, как будто объединились против меня, мешая двигаться, но страх, как выяснилось, величайший двигатель всемирного ускорения. Чуть носом землю не пропахала, но скрыться я успела.
   Сад, словно был создан для игры в прятки. Без преувеличения могу назвать его лабиринтом. Множество тропинок усыпанных крошкой гравия переплетались между собой и терялись в высоких ухоженных стенах кустарников. Если я встану в полный рост, цветочная преграда будет ровно до подбородка, но мне этого вполне достаточно, что бы спрятаться. Убегать не стала, ходить бесшумно я не умею, камешки тихонечко поскрипывали при каждом шаге, поэтому, просто отошла на пять шагов и спряталась, присев под ближайшим кустом. За мужчиной даже подглядывать не решилась, откуда-то точно знала, он почувствует слежку.
   Только успела опуститься на коленки, не доверяя корточкам, тело еще не вернуло былую подвижность, а рисковать нельзя, как на соседней тропинке послышался шум шагов. Быстро он. Шаги звучали не торопливо, метрах в десяти от лавочки, еще недавно бывшей моим ложе, потом замерли на секунду и продолжили движения, но гораздо ускорили темп. Я не могла его видеть, но могла поклясться, к месту назначения он бежал. Осознание этого заставило улыбнуться. Но мужчина не останавливаясь, пробежал мимо.
   Не задерживаясь больше ни на секунду, подобрала длинный подол платья, стараясь не создавать лишнего шума, приподняла его повыше, и на цыпочках пошла в противоположную сторону. Завернув за ближайший поворот, я бросилась бежать в самое надежное свое убежище, на данный момент, в свою комнату.
  
   Я не просто спряталась в своей комнате, а забилась под маленькую одноместную кровать, которая стояла у дальней стены моей коморки, и залезла в самый угол. Никогда не считала нашу квартиру, дома, на Земле, шикарной, но даже там моя комната была вдвое больше. Здесь пришлось ютиться на восьми квадратных метрах, благо одна, и то потому, что раньше здесь была кладовка, для хранения дорожных сундуков. Да она и сейчас ею является. Когда я увидела нагромождения ящиков разных размеров, то предложила составить их один в один, за счет этого комната освободилась быстро. Сундуки никуда не убрали, их просто составили возле стены, напротив моей кровати.
   Для проживания комната была малопригодна, а вот прятаться в ней было одно удовольствие.
   Спрятавшись под кровать, я затаилась и стала ждать прихода Лиланы. Надеюсь, никто не заметил мой забег по дому. Задней дверью, через которую я хожу, давно никто не использует, но шанс попасть на глаза не нужным людям есть всегда, поэтому, тссс. И, чтоб ни звука, пока не будет сигнала, что все спокойно. Даже подсмотреть нельзя, ведь наш внезапный гость может ощутить авару. Интересно, КАК?
   Нет, серьезно, как у него получилось почувствовать авару? За время моего пребывания в этом доме я столкнулась с тремя сильными магами, но, ни один из них не ощутил моего присутствия. Это было одно из моих открытий, оказалось я могу видеть не просто маг человек или нет, но и считывать, насколько он силен. То, что приходившие были магами, я знала точно, вокруг их тела отчетливо виднелись очертание силы, они переливались радужными разводами и слегка светились, если присмотреться. Так же светились и контуры охранных чар, что оплетали дом, ограждающий его высокий забор и, ярчайшее произведения искусство, тайный кабинет. Чем сильнее маг, тем больше и ярче радужная оболочка вокруг тела. Кто же этот мужчина?
   Я усмехнулась. Это ж надо, только появился, и уже всецело завладел моим вниманием, теперь не успокоюсь, пока не узнаю, кто этот человек и, почему он меня видит. Вернее чувствует.
   Внезапно меня накрыла волна паники, а вдруг это один из пособников Каргана? Этот, как его, Валлеар! А что, идеальный вариант, обратись к Мариде писклявый колобок, она бы его послала, причем далеко и надолго. А тут подошел высокий, обходительный, невероятно притягательный мужчина, который смог заставить ее, на несколько минут, забыть о своей светлой мечте и подвергнуть опасности жизнь обожаемого кумира.
   Так, спокойно, без паники! Я не почувствовала угрозу от мужчины, в нем нет зла, значит он не собирается причинять мне вред, наверное... или я просто хватаюсь за соломинку, веря в то, что не может быть, что все закончиться хорошо. Когда он смотрел на меня, в нем чувствовался интерес к беззащитной девушке на скамейке. Как же мне страшно! А я так устала бояться. Надо срочно поговорить с лордом Сандаром как можно быстрее, пока я не превратилась в дерганого параноика, шарахающегося от каждого скрипа. Если возникнет необходимость, отдам ему, кое-что из вещей, честно унесенных из тайника в борделе.
   Я ведь последовала совету Галины, заглянула в ту комнату и нашла одежду и личные вещи работающих на Каргана женщин. Как я узнала, что там личные вещи? Просто, среди них висели и мои джинсы, кофта, куртка, туфли и сумочка с документами, которые я тут же забрала, не смотря на их весьма потрепанный вид и кровавые пятна. А еще я просмотрела вещи, похожие на моду нашего мира и собрала документы девушек с Земли. Двадцать девушек были похищены из родного мира и проданы в этот бордель. Двадцать жизней было загублено, двадцать душ раздавлено, в угоду чужой наживе и жажде власти.
   Двадцать!
   Неужели деньги стоят того, что бы из-за них ломать жизни молодых красивых девушек? Ведь они тоже чьи-то дети. Неужели эти душегубы ничего не бояться?
   Возле некоторых вещей стояли огромные сумки с вещами, похоже, кого-то из своих жертв отправляли за границу, но не уточнили, что за границу мира. Бедные, боялись, что их заставят... В одной из сумок я нашла контракт, по которому Дарью Сергеевну Диченко не станут принуждать делить постель с 'людьми обоих полов', точная формулировка, именно так было там прописано. Но в этом мире помимо людей есть масса других рас, куда более страшных, чем люди, чьи пристрастия в сексе неизвестны. Я вспомнила продемонстрированные мне записи и содрогнулась, а сколько я еще не видела.
   Последнее время меня все чаще посещает один страшный вопрос: сколько девушек уже погибло благодаря их стараниям? А ведь если они смогут добраться до меня и схватить, я рискую узнать ответ на этот вопрос и даже пополнить их список своей скромной персоной. Отсутствие воспоминаний о проведенном в рабстве времени ничуть не успокаивало, а наоборот пугало неизвестностью. С одной стороны не помню, значит, вроде бы и не было, но есть и другая сторона - я не помню так же, что там со мной делали. Ведь я молодая здоровая представительница женского пола в репродуктивном возрасте, а зачем им проститутка, которая может забеременеть в любой момент, как-то же они борются с этой проблемой. И вот мне интересно, как отреагирует мой организм на эти их меры предохранения.
   Страшно. Очень страшно.
   Глубоко вздохнув, я постаралась взять эмоции под контроль, не время паниковать, проблемы сами не решаться. Надо успокоиться, вылезти из-под кровати, пойти в кабинет лорда Сандара и поговорить с ним. Вдох-выдох! Спокойно. Вдох-выдох! Вылезти из-под кровати. Я сказала: ВЫЛЕЗТИ ИЗ -ПОД КРОВАТИ!!
   Даже понимая, что в доме за надежным забором мне ничего не угрожает, я не сразу смогла успокоиться настолько, что бы покинуть свое убежище. Страх. Нет, скорей ужас, мешал двигаться с нормальной скоростью, чувствовала себя слегка заторможено, воздух стал вязким, как будто двигаешься под водой. Для меня, тихой домашней девочки, сама ситуация была не передаваемо дикой. Самое серьезное потрясение для меня была шутка подруги детства Сони, когда она пошутила, что не нашла мое имя в списке с отметками выпускных экзаменов. Это могло означать только одно - я не сдала экзамен, но даже тогда, я просто испугалась, такого ужаса не было. А сейчас даже прогулка в саду пугает до дрожи.
   Уже подойдя к двери, ощутила привкус металла во рту, и только тогда заметила, что в своем нервном состоянии прикусила губу, и довольно сильно, до крови. Руки дрожали, коленки подкашивались, во рту пересохло, и все, что я могла сделать для остановки начинающейся истерики - сжать в кулаки юбку своего платья, глубоко вздохнуть и выйти из комнаты.
   Мрак, царивший вокруг, прятал во тьме очертания окружающих предметов, передвигалась я скорей на ощупь, больше доверяя памяти, чем глазам, не видно было, даже поворотов. По коридору шла быстро, боясь передумать и повернуть назад. Даже понимая, что у меня нет выхода и крайне мало времени, все равно была готова развернуться и бежать обратно в свою комнату. Страх гнал меня вперед и в то же время сковывал по рукам и ногам, определиться было сложно, именно это колебание и гнало, заставляло... Я, даже не заметила, как перешла на бег.
   Через четыре поворота вошла в полосу света. Мягкий ковер под ногами глушил звук моих шагов, свет магических ламп выделял мрачный цвет стен, под черный мрамор с бледно-серыми полосками жил, и множество одинаковых дверей, расположенных слишком близко друг к другу. Все дело в пространственной магии. Хотя между дверями не более пяти метров, комнаты внутри имели громадные размеры, это я знала точно. В первый раз жутко удивилась, но спрашивать не решилась.
   Коридор, в хозяйские части дома освещался ярко, высвечивая каждую деталь интерьера, шары ламп висели между дверями на стене, в то время как около комнат прислуги их была всего три, в начале коридора, посередине и в конце. Но даже там была светлее, чем возле кладовой, в которой жила я. Кабинет находился на втором этаже, был, конечно, еще один, на первом, в котором принимались обычные посетители, наверх пускали лишь особо важных гостей, для секретных совещаний.
   Переживания заставили забыть об опасности, которая угрожала лорду Сандару. А ведь ловушка уже установлена и может рвануть в любой момент. Надо ли удивляться, что в кабинет я ворвалась, едва успев постучать, и даже не дождалась разрешения войти.
   -- Я прошу прощения, - начала я и умолкла.
   Растеряно оглядела абсолютно пустой кабинет и с трудом сдержала слезы отчаянья. Уверенности, что решусь на этот разговор в следующий раз, не было совершенно. Хватаясь за остатки самообладания, я сделала два глубоких вздоха. Не помогла. Еще два вздоха. Опять безрезультатно. Начала внимательно осматриваться вокруг, подмечая разноцветные корешки книг на черных полках, большой массивный стол, тоже черного цвета, кожаные кресла, темно-синие обои на стенах, не большой столик со стулом возле окна в пол стены. И, конечно же, большой портрет над рабочим столом. На нем был мужчина, лет сорока, в черном парадном военном мундире с медалями на широкой красной ленте. Лицо мужчины было знакомо, хотя я могла поклясться, что не видела его раньше.
   Взгляд снова опустился на стол, и внезапно, у меня перехватило дыхания, голова закружилась, и я рухнула на колени...
  
   '...Я стояла возле стола, обхватив плечи руками. Длинное платье из темно-бардового бархата, высокая прическа, дорогие украшения сверкали драгоценными камнями и слеза, скользнувшая по щеке. Слабая, хрупкая, ранимая, а в этой одежде особенно, я тихонько плакала, опустив голову. Окружающий мир не существовал для меня, в этот момент было слишком много страха. А ведь я почти поверила, что все будет хорошо, что все уже закончилось. Случившееся стало ударом, которого не ожидал никто. Рыдания рвались наружу, я с трудом сдерживала их.
   Дверь резко распахнулась, и в кабинет вошел высокий, широкоплечий мужчина. Черная рубашка с широкими рукавами, безрукавка, черные штаны, высокие сапоги, не хватало только сюртука, и можно было предположить, что он собрался куда-то уходить. Увидев меня, мужчина на секунду замер, стоя на пороге, а потом решительным шагом двинулся в мою сторону, сильные широкие ладони легли поверх моих рук.
   -- Сина, посмотри на меня, - глубокий бархатистый голос успокаивал, я не могла ему противиться и, запрокинув голову, посмотрела в лицо того самого мужчины, которого видела в саду, - ты мне веришь?
   Он выглядел серьезно и сосредоточено, а темно-синие глаза смотрели на меня с нежностью и заботой. Я точно знала, что этот мужчина сможет защитить меня от всех врагов, от всех бед и проблем. Очень странное чувство полной уверенности, что завтра будет такой же спокойный день, как был вчера, но только пока рядом со мной этот мужчина, мне ничего не страшно. Чувство полной и абсолютной безопасности было только с ним одним. Верила ли я ему? Да, безусловно, да. И если сейчас он достанет нож, и приставит его к моему горлу, у меня не возникнет даже мысли, что он сделал это для моего убийства.
   -- Верю, - тихо ответила я, - но мне так страшно, - слезы потекли ручьем. - Ведь они обратились к императору, а он...
   -- Император не станет действовать, не разобравшись, - едва заметная улыбка коснулась его губ, уверенная и спокойная, - как бы он ко мне не относился, тебя это не коснется, ты останешься под защитой моего имени. Тем более, учитывай, что ты больше не беззащитная девочка, за которую не кому вступиться, а свою жену, пусть и фиктивную, я никому не дам обидеть. И забрать не позволю.
   Каждое сказанное слово, как монолит, ложилось на мое сознание, оставляя в сердце четкий отпечаток: я в безопасности. Он дал мне слово и сдержит его, не сомневаюсь. Даже не смотря на то, что император держит его на должности исключительно за профессионализм, не может найти повод для увольнения, этот мужчина найдет выход и защитит меня. Он уже так много сделал для меня, а я даже не знаю, как выразить словами все, что я к нему чувствую. Доверие, благодарность, привязанность и, что-то еще, чему я не могла найти определение. Все, что я придумала, подалась вперед, и обняла мужчину за талию, прижавшись лицом к его груди. Он не стал меня отталкивать, прижал сильнее и погладил по спине, успокаивая и поддерживая...'
  
   Пришла в себя сидя на полу на коленях, судорожно цепляясь руками за ворс ковра, попыталась встать, но не смогла, коленки так дрожали, что ноги отказывали держать меня. Посчитав, что слабость не повод сидеть на полу, я снова попробовала встать и снова рухнула на пол, правда сейчас выяснилось, что дело не только в ногах, но и в головокружении. Посидев пару минут, предприняла новую попытку. Голова кружилась, ноги подкашивались, но я смогла подняться... почему-то.
   -- Ты в порядке? - раздался встревоженный голос над ухом.
   Мужской!
   В голове тут же прояснилось, достаточно для непередаваемых открытий, таких, как сильная рука, держащая меня, обняв за талию, и твердое, явно мужское, тело за моей спиной. Сколько бы нам не говорили, что сопротивление провоцирует у напавшего, инстинкт охотника, остановить панику это не помогло. Я забилась, пытаясь вырваться из его рук, но он не то, что не отпустил, даже не пошатнулся, удерживая мой, далеко не маленький вес, только сильнее прижал к себе. Слезы потекли по лицу против воли, я плакала в голос и билась в истерике, но он даже не пошевелился.
   Надолго моих сил не хватило. Что этому поспособствовало, не знаю, может его сила, все же мужчина намного сильнее женщины, а может то, что он не предпринимал никаких действий, ни агрессивных, ни обычных. Меня просто держали, молча, пока не успокоилась. Стоило телу обмякнуть, как дрожащую меня посадили в кресло возле рабочего стола, в одну руку дали платок, во вторую стакан воды.
   Сколько прошло времени не знаю, но когда я пришла в себя, мужчина сидел на своем рабочем месте и просматривал, какие-то бумаги. Стоило мне тихонько всхлипнуть, как темноволосый мужчина поднял голову и посмотрел на меня темно-синими, как вечернее небо глазами, но холодными, как зимняя ночь. Это был тот самый мужчина, что преследовал меня в саду, только теперь я смогла рассмотреть его, как следует. Он был красив, но какой-то своей, грубоватой мужской красотой. Лет тридцати на вид, плотно сжатые губы, прямой нос, черные густые брови и пронзительные глаза. Часто слышала о таком взгляде, что видит как насквозь, но не верила, если честно. А сейчас сижу и чувствую себя под рентгеновскими лучами.
   -- Раз ты успокоилась, хотелось бы получить ответы на свои вопросы, - его голосом можно было замораживать океаны, а все это счастье досталось почему-то мне. - Кто ты и что делаешь в моем доме?
   -- Вы, лорд Сандар? - я в шоке подняла глаза на портрет.
   -- Это мой прадед, - пояснил лорд, не дожидаясь вопроса, и я поняла, почему лицо мужчины на портрете показалось мне знакомым. - А сейчас вернемся к моему вопросу.
   -- Меня зовут Лазарева Кристина, - представилась я, - а в вашем доме прячусь.
   Правая бровь мужчины очень медленно поползла вверх, это был единственный признак удивления, которое позволил себе мой собеседник.
   -- Оригинально, - протянул лорд, откинувшись на спинку кресла, он прикоснулся пальцем левой руки подбородку. - Жажду узнать подробности.
   -- Я не знаю с чего начать, - глубокий вздох помог немного собраться с мыслями. - Так случилось, что я перешла дорогу дочери одного бизнесмена, в смысле дельца, - пересказывать все нюансы наших с Каролиной разногласий, смысла не было, поэтому свою историю я решила сократить, - ее охранники схватили меня, - слова давались с трудом, воспоминания, как будто выплывали из тумана, который не хотел их отпускать. - Не знаю, сколько времени я провела в их руках, помню только, что меня били, сильно били, несколько раз теряла сознания. Трудно сказать, чем бы все кончилось, если бы не пришел Владлен Леонидович, отец Каролины, и... он прикоснулся к моему виску, - рука не произвольно потянулась к голове, но я совершенно забыла про стакан, который держала, вспомнила, когда он ударился о подбородок. - Когда я пришла в себя, выяснилось, что в бессознательном состоянии провела несколько месяцев, в течение которых меня успели продать в бордель. Мне помогли сбежать и посоветовали спрятаться в Империи.
   Вот и все, в общих чертах свою проблему я описала, теперь осталось ответить на вопросы и узнать вердикт, поможет он мне или выставит за дверь.
   Я ждала, что он скажет, но лорд молчал, и смотрел на меня, холодно, внимательно. Дрожь прошла по телу, я закусила губу.
   -- Если я правильно понял, - начал он медленно, - ты прячешься здесь уже какое-то время, почему решила рассказать все именно сейчас?
   -- Я подслушала один разговор, - врать ему было чревато, попадусь на лжи один раз, и больше мне не поверят, - из которого стало понятно, что меня нашли, более того, они нашли способ вытянуть меня из-под защиты.
   -- Это не возможно, - хмыкнул мужчина. - Покинуть территорию сада, можно только по своей воле, другие варианты защита не пропустит.
   -- Или под арестом, - добавила я.
   -- А за что тебя могут арестовать? - от звука его голоса меня пробила дрожь, руки заледенели.
   -- За попытку вас убить, - честно ответила я и опустила глаза, было до жути страшно смотреть в ледяную синеву. - Где-то в кабинете скрыто заклинание, способное вас ранить, судя по всему серьезно, чтобы вы не смогли воспротивиться проникновению в свой дом. А поскольку убиралась в кабинете я, обвинение в покушении выдвинули бы против меня.
   -- И под надзором стражи тебя могли вывести из дома, - согласился лорд Сандар, задумчиво, а потом неожиданно спросил: - Что такого важного ты украла из дома развлечений, что они решились так нагло напасть на темного лорда?
   Я поймала него насмешливый взгляд своим испуганным.
   -- Не надо так пугаться, - усмехнулся лорд. - Покушаться на меня совсем не безопасно, но они решились на это, прекрасно осознавая, что ответный ход будет. Возникает вопрос: почему эти люди решились на такой риск? Ответ прост - то, что унесла ты, грозит им еще большими проблемами. И, думаю, не только им. Я прав?
   Ответила простым кивком, на слова сил уже не было.
   Сказать, что я испугалась, ничего не сказать. Да, перед уходом я набралась смелости и наглости, хотя, второго было больше, и залезла в кабинет. Жалею ли я, что забрала деньги из его стола и сейфа? НЕТ! Находясь в кладовой, среди вещей девушек, мне на глаза попалась сумка, небольшая, у нас такие через голову носят, с длинной ручкой. Слой пыли, что на ней уместился, напрочь скрыл, не только ее цвет, но и фасон, из чего я сделала вывод, что сумка там висела очень, давно. С виду она была пуста, поэтому я сложила все свои вещи, и чуть не грохнулась в обморок, когда осмотрев ее, убедилась - в моих руках артефакт. Это чудо не прибавило ни вес, ни размер, а когда я заглянула в нее, внутри обнаружились мелочи, вроде моего кошелька, который должен был лежать в сумочке и документы всех девушек. Я про такие сумки только в книжках читала, и мне всегда было интересно, что увидишь, если заглянуть в ее, а тут такое чудо и у меня в руках.
   Изучить ее решила потом, как и выяснить о способе извлечении вещей из необъятных недр. Как потом выяснилось, надо было просто прикоснуться к сумке и подумать о вещи, которую хочешь достать. Удобно. Заполучив такую помощницу, в кабинете я не скромничала, 'обнесла' по полной программе. Вскрывать сейф, если честно, не собиралась, но натолкнувшись на ключ в шуфлядке, не смогла удержаться.
   Но главной моей добычей было не это.
   Родившись в век информации, я понимала, что главное сокровище - это не деньги, а записывающие кристаллы. Разбираться в способе их хранения я не стала, просто сгребла все, что под руку попались, потом пробежалась по коридору, собрала их и из корзинок, под столами. Может мне еще, какая идея в голову пришла бы, но не судьба. Я стала свидетельницей одного происшествия в комнате, это слишком потрясло мою слабую психику, камень схватила на автомате, уже убегая из этого дома ужаса.
   -- Кристина! Кристина! - от воспоминаний меня отвлек слегка раздраженный голос, который стал еще холодней, хотя, куда уж? - Ты меня слышишь?
   -- Да, простите, - прошептала я.
   -- Что конкретно ты унесла? - в этом вопросе, было столько... даже не знаю чего, но отвечать было страшно.
   -- Не знаю, - я и здесь лгать не стала, только пояснила. - Большую часть всего занимают кристаллы, что бы понять чего конкретно они испугались, нужно всю эту мерзость просмотреть. К таким подвигам я еще не готова, и, боюсь, не скоро подготовлюсь, - меня аж передернуло.
   -- Ладно, - неожиданно сказал мужчин. - Пока ступай к себе в комнату и не выходи от туда, позже договорим.
   Я слегка удивилась, но спорить не стала. Уже у самой двери меня неожиданно остановил вопрос:
   -- Там, в саду, та невидимка, - глаза прищурены, губы плотно сжаты, мужчина даже встал, опершись на стол, - это была ты?
   Я ничего не ответила, просто опустила голову и чуть заметно кивнула. И под удивленное молчание молодого лорда, дала деру. Мне уже даже не хотелось выяснять, как он узнал и, как смог увидеть авару. Страшно было спрашивать. А еще страшнее было оставаться с ним в одной комнате. Никогда не встречала таких людей, его, как будто окутывала аура силы, она давила малейшее попытку сопротивления.
   Отгородившись дверью, я не сдержала вздох облегчения. Дар говорил, что рабство в Империи запрещено, значит, лорд может защитить меня, если захочет. Захочет ли. Я не верю в альтруизм, за свою помощь он может потребовать взамен плату, за свою помощь, смогу ли я выплатить ему названую цену. Только после личного разговора с хозяином дома, в котором нашла приют, у меня возник вопрос, а смогу ли я продержаться эти полгода на свободе. Воспоминания о днях, проведенных в 'Экзотической Красотке' снова встали перед глазами, и пришло острое осознание, я сделаю все возможное, но продержусь отведенное мне время под защитой именно этого лорда. Никому другому я доверять не смогу. Даже не могу объяснить, почему так.
   Тряхнув головой, я направилась в свою каморку.
   Странное дело, за несколько дней, проведенных в этом доме, каморка, единственное место, где я чувствовала себя, по-настоящему, в полной безопасности. Уже какое-то время, стоило выйти за ее стены, не покидало ощущение, что за мной следят, и в любой момент могут напасть, аж мурашки по коже от злого липкого взгляда. Он буквально душил меня. А самое страшное, я не знаю, откуда ждать удар, но точно знаю, что он будет, это лишь вопрос времени, малого времени, этакое затишье перед бурей. Неизвестность была самой жуткой. Сейчас, после разговора с лордом Дэймианом, появилось ощущение, что я все сделала правильно, что только что, я смогла защитить себя от больших проблем.
   Вдруг пришло понимание, спрятаться в своей комнате у меня не помучиться, скоро ужин, который надо еще приготовить. Не было у меня проблем, поделилась с Ариной, местной кухаркой, одним рецептом из родного мира, и так ей понравилось блюдо, что мы с ней решили на пару приготовить ужин сегодня. А ведь блюдо было самое простое, картофельные зразы с грибами. На хозяйский стол это блюдо не попало, но рецепт был записан, а мне с загадочной улыбкой на пухлом личике предложили завтра приготовить ужин уже для лорда и его гостей. Оказывается сегодня, мы ждали очень важных и загадочных посетителей, важных не только для Дэймиана Сандара, но и для Императора. Поэтому встретить и угостить их нужно по высшему разряду.
   Моя бывшая подруга Сонечка, вернее ее мама, очень любила радовать и удивлять свою семью, на каждый новый год она, к праздничному столу, готовила новое, необычное блюдо. Для этого выискивала всевозможные рецепты, с начало из газет и журналов, потом разыскивая их на широких просторах интернета. К поиску новых кулинарных шедевров пристрастились и мы. Оказывается, существуют много очень интересных рецептов невероятно вкусных блюд. Но самой хорошее во всем этом, что каждую свою находку я записывала и для себя, многое даже удалось попробовать. Вот и выберу что-нибудь вкусненькое из того, что готовила для себя и успела попробовать. Только я не решила еще, какой именно рецепт выбрать. А может не изобретать велосипед повторно, сделать котлеты фаршированные грибами под сырным соусом? Если все это украсить и оформить... гостям понравиться. А на гарнир картошка, запеченная с овощами. Десерт, скрасит творожная запеканка с взбитыми сливками.
   Ничего сложного, ничего сверхъестественного, и в то же время новое, никем не испробованное, я проверяла, просматривала рецепты младшей кухарки. Им должно понравиться, если все сделать правильно. Если Арине не понравиться эти рецепты, придумаю, что-нибудь другое. Главное сейчас - отвлечься, от мало приятных мыслей, я ведь не знаю, какое решения примет хозяин дома, давшего мне приют, вдруг он решит не вмешиваться в чужие разборки и просто отдаст меня работорговцам. Да, такой поворот мало, но возможен, чужая душа - потемки, тем более, если эта душа темного лорда.
  
   В свою комнату я ползла, едва переставляя ноги, как же я устала. Что самое забавное, пока работала на кухне, сил было с избытком, но стоило покинуть царство чревоугодия, как с каждым шагом ноги становились все тяжелее, и переставлять их было все сложнее с каждым метром. Не могу понять, что произошло, я почти ничего не делала, но от усталости двигалась по коридору со скоростью хромой улитки. И это мне еще повезло, моя комната находилась на первом этаже, не пришлось подниматься на четвертый, где располагались комнаты других домашних слуг.
   Нет, что все-таки происходит?
   Кухня встретила меня шумом и рабочей суетой. Помещение, выделенное под создания пищевых шедевров, имело невероятные размеры, высокие потолки и белоснежные стены, тяжелая массивная мебель и ничего лишнего. Нельзя сказать, что место было потрачено впустую, но и бессмысленного нагромождения, тоже не было. Четыре грубо сколоченных тяжелых стола, две шестиконфорочные плиты, одна печь в полстены, пять больших и глубоких раковин для мытья посуды. И всем этим хозяйство верховодила Арина, старшая кухарка, четыре ее помощницы, младшие кухарки, и два десятка чернорабочих.
   При таком скоплении народу, мне оставалось только показать, что я от них хочу, и следить, за правильностью исполнения моих распоряжений. Даже на стол накрывала не я. После приготовления ужина мы все поели, там же на кухне, посидели, за интересной беседой не о чем, пока мылась посуда и убирались кухня, и разошлись по комнатам. Девушки свернули в сторону лестницы для прислуги, а я пошла к себе, что бы на середине пути заметить странную усталость, которая забирала мои силы с каждым шагом. В темном коридоре и так было ничего не видно, а еще перед глазами все плыло, хорошо стенка была прямая, без незапланированных поворотов, да и запланированных не попадалось.
   До своего убежища дойти не получилось, ноги подкосились, я начала медленно оседать на пол. Всеми силами старалась устоять, но гладкий камень стены мог только окутывать холодом, задержать или замедлить падение он не смог. У меня даже испугаться сил не хватило. Но прежде чем мы с полом встретились, на моей талии сомкнулись чьи-то руки, и тело прекратило падение.
   Оказавшись в сильных мужских объятиях, я смогла лишь чуть слышно прошептать:
   -- Помогите, - не знаю, кто это был, но понимала, что самой мне до комнаты не дойти, да и просто сделать шаг проблематично.
   -- Что с тобой? - голос явно был мужской, но звучал он так странно, замедлено, растягивая слова, что я не смогла определить, кому он принадлежал.
   Смысл вопроса я поняла, но ответить на него не хватило сил, тьма накрыла плотным покрывалом.
   Мне снился странный сон, сильные руки с чуть шершавыми ладонями с необычной нежностью скользнули по моим рукам, плечам, лицу, потом прошлись по груди кончиками пальцев и остановились, прижав две широкие мужские ладони к животу. В след за движением рук, по телу прошла волна легкой дрожи и, чуть ощутимое, покалывание. Это была довольно странная реакция, которая настолько удивила меня, что смогла пробиться сквозь омут забытья. Я не поняла, когда от каждого движения внутри начало разгораться странное тепло, грозящее перерасти в пламя. Все это растекалось по телу странным возбуждением, вырывая из моей груди судорожные вздохи и тихие стоны.
   И странный скрип зубов. Не мой.
   Лорд Дэймиан Сандар.
   Странно. Да, лорд действительно очень красив и притягателен, сильный, уверенный в себе мужчина, он не мог не привлекать внимания женщин. А если добавить сюда титул и богатство, получиться, что нет ничего удивительно, в желании Мариды убрать предположительную соперницу со своего пути любой ценой, даже продав меня. Вот только я видела лорда Дэймиана один раз, такой тип мужчин мне никогда не нравился, слишком холоден. Он мог внушать ужас одним своим взглядом. Почему же тогда мне сниться именно этот мужчина? Неужели я, подобно Мариде тоже мечтаю об объятиях лорда, причем настолько тайно, что сама была не в курсе.
   Но...
   Раньше я никогда не видела таких снов, и сейчас не могла понять, нравиться мне этот или нет. Ведь помимо удовольствия был еще и страх, он не покидал меня ни на секунду, но пробить тьму не смог даже он. Я изо всех сил пыталась проснуться, боролась со сном, как могла, результат был нулевой. Каждая моя попытка, почему-то, получала противоположный эффект, чем больше боролась, тем плотнее становилась тьма. Я боялась, что мужчина может сделать с моим телом все, что захочет, на сопротивления сил не было, и, почему-то очень хотела продолжения. Эта неопределенность пугала еще сильнее. Страх никуда не хотел уходить, наоборот усиливался, но мне еще никогда не было так хорошо.
   Решение опять было принять за меня. Ласки продолжались не долго, пользоваться моим состоянием темный лорд не стал, одел что-то на меня, кажется рубашку, и, укрыв теплым одеялом, оставил в покое. Больше никто не мешал уставшему организму наслаждаться отдыхом, два пальца коснулись моего виска, и сознания окончательно провалилось во тьму.
   В последнее время мне редко удается выспаться, и дело не в раннем подъеме, и не в ночной работе, нет. Кошмары. Каждую ночь во снах ко мне приходят они, извечные сторонники пережитого стресса. Я думаю, что это не просто сны, не просто кошмары, вполне возможно, через закрытое подсознание наружу вырывается все пережитое под заклинанием подчинения.
   Магия.
   Странно, мне было проще смериться с ее существованием, чем с осознанием, что друзья меня предали и позволили продать в бордель. Ведь спрячь меня Артур, хотя бы на пару часов, с охранниками Каролины мы бы разминулись. А сейчас за моими плечами предательство, рабство, публичный дом, чужой мир и полное отсутствия ответа на главный вопрос всех времен и народов: что делать? Если верить книгам фентази, вернуть меня домой может любой сильный маг с нужным параметром координат. Что сделал один колдун, инквизиции на него нет, вполне может исправить другой, возникает только одна единственная проблема... или нет, две ведь мага надо не просто найти, но и уговорить помочь мне. Денег нет, а в благотворительность я не верю.
   Так, о чем это я?
   А! О кошмарах!
   Так, вот, с тех пор, как я начала осознавать происходящее и вырвалась из плена, каждая ночь для меня заканчивалась одинаково - душераздирающим криком. Каждую ночь меня терзал Карган. Нет, начиналось все вполне невинно, я находилась посередине темной комнаты, находясь в кругу света, танцевала восточный танец. Полностью поглощенная этим занятием, я ни на что другое внимания не обращала, мне и так все нравилось. Внезапно из темноты выходил хозяин борделя и с алчной улыбочкой заявлял, что мое место в постели с его клиентами, потом с разных сторон ко мне тянулись различные представители других рас, но неизменно мужского пола. Руки, на подобии когтей коршуна, тянуться ко мне, жадный похотливый блеск, в глазах, ухмылки, вызывающие отвращения не хуже Каргановой.
   Не удивительно, что я подскакивала посреди ночи с диким криком, срывая горло, обливаясь холодным потом, заливаясь слезами, потом лежала на кровати около час, не могла справиться с дрожью. После такого не то, что спать, находиться одной в пустой комнате страшно. Я была бесконечно рада, что живу одна и комната моя находиться далеко от других жилых помещений, судя по вечно больному с утра горлу, соседи бы меня прибили за вопли посреди ночи. Сама б убила, честно.
   Но сегодня все было не так.
   Утро началось необычно приятно, теплое одеяло, мягкая подушка с матрасом, упоительно нежный запах лаванды и леса. Но самое главное - я ВЫСПАЛАСЬ! Если бы кто знал, какое это оказывается счастье, никаких снов, страхов, слез, просто здоровый полноценный сон.
   Жаль, счастье не могло длиться вечно, стоило мне немного потянуться, как открылась парочка малоприятных фактов. Во-первых, кровать, на которой я лежала, была не моя, слишком мягкая и теплая. Во-вторых, комната тоже не являлась моей коморкой, там нет окон, поэтому всегда царит непроглядная тьма, прежде чем встать или лечь спать, приходилось зажигать свечку. Но главным несоответствием было мужское тело, к которому я не просто прижималась, еще и обнимала, практически лежа на нем. Весь ужас, лично для меня, заключался в том, что рука мужчины обосновалась у меня за талию и вполне комфортно лежала на бедре, вторая рука столь же бесцеремонно оккупировала мое голое колено.
   Мама!
   Признаю, он спал не голым, а в пижамных штанах, на мне тоже была рубашка, но это не отменяло того, что я прижималась к его обнаженной груди, отчетливо ощущая жар сильного мужского тела. Волновало ли меня такое положение? ДА! Более того, оно пугало до ужаса. Не давал успокоение даже тот факт, что никаких особых ощущений в своем теле я не чувствовала, хотя если верить книгам, после ночных развлечений появляется боль в мышцах, значит можно смело надеяться, что мы просто спали. Почему же мне не стало легче от этих маленьких открытий? Можно, конечно предположить, что не сохранившиеся в память события последних месяцев, как-то повлияли на мое тело и восприятия. Тем более что был еще и такой очевидный момент, как отсутствие нижнего белья, ведь под рубашкой на мне ничего не было, только я сама. Внимание вопрос: кто меня переодевал и раздевал?!
   Мама!
   Сознание накрыла паника, с громким криком я попыталась вырваться из чужих объятий и откатиться подальше, но не смогла, мой неожиданный матрас резко перевернулся и прижал к кровати своим весом. Я прекрасно понимала, что сопротивляться не стоит, ни один мужчина не останется равнодушным, когда под ним извивается молодое женское тело, но где это видано, что бы страх и здравый смысл обитали по соседству? Честно, стоило ощутить тяжесть, придавившего меня тела, и все советы здравого смысла вылетели из головы. И отбивалась, и сопротивлялась, и прилагала максимум усилий в безрезультатной попытке сбросить с себя далеко не легкого мужчину, ничего не получилось, даже сдвинуть не смогла.
   Самое ужасное, что он не прилагал особых усилий, удерживая меня на одном месте, одной своей рукой прижимая обе мои над головой, второй закрывая рот. Воздуха катастрофически не хватало, я начала задыхаться, силы таяли, поэтому нет ничего удивительного, что вскоре у меня начала кружиться голова и темнеть в глазах.
   Но стоило мне прекратить сопротивления, как мужчина перенес вес своего тела на руки. Я начала жадно дышать, а когда туман перед глазами развеялся, буквально утонула в темно-синих омутах лорда Дэймиана Сандара, именно он прижимал меня к своей кровати, в своей комнате, в которой я каким-то образом оказалась.
   Упс!
   Ведь я шла в свою каморку, какой навигатор прокладывал мой путь, что он прошел через постель хозяина дома?
   А через полминуты все мысли вылетели из головы, я вздохнуть боялась, мужчина чуть сместился, и мне в бедро уперлось что-то угрожающе твердое.
   -- Поверь, милая, - тихим, чуть хрипловатым после сна голосом произнес мужчина, - самое не разумное в твоем положении, продолжить сопротивления, - ну, допустим, это я поняла и без его подсказки. - Сейчас я тебя отпущу и встану, а ты лежишь на кровати, тихо и молча. Ни звука, ни шороха я слышать не должен, нам с тобой предстоит серьезный разговор, поэтому постарайся не переводить мои мысли в постельную плоскость.
   Я чуть не задохнулась от злости, вся опасность ситуации вылетела из головы, осталось только возмущение. Выходит, данная кроватная композиция целиком и полностью моя инициатива? Захотелось хорошенько треснуть этого мужлана по голове, хоть подушкой, но от души. К моему не сказанному огорчению, руки все еще были зажаты над головой. Жаль, очень жаль. Меня это еще больше разозлило.
   -- Это не я навалилась на вас и прижимаю к постели...
   -- Вообще-то постель моя, - насмешливо заметил он, - и я прижимаю к ней того кого хочу.
   -- Вообще-то в вашей постели я оказалась не по своей воле, - буркнула я, дернулась пару раз, предприняв очередную безуспешную попытку вырваться из-под тяжеленного мужика.
   -- А ты предпочла бы остаться лежать посередине коридора в ожидании того кто накормил тебя наркотиками? - с притворным удивлением уточнил лорд Дэймиан, услышав такую новость я застыла в состоянии шока. - Когда я нашел тебя подсыпанное тебе средство уже начало действовать. Прими так же во внимание, слабость и сонливость первый этап, даже скорей, побочные эффекты.
   -- С чего вы взяли, что основная задача наркотиков не отправка моего сознания в мир грез? - мне было сложно сосредоточиться, он не предпринял попытку выпустить из объятий, и, не смотря на отвлеченный разговор, его непозволительная близость слишком сильно волновала.
   -- Я не успел пронести тебя и десяток шагов, когда начало проявляться основное предназначение этого средства, - он, наконец-то встал, и я смогла вздохнуть с облегчением, но, как оказалось, рано обрадовалась. - Ты начала стонать и извиваться, вызванное наркотиками возбуждение, было настолько сильным, что даже меня зацепила.
   -- Кккаким образом? - меня трясло все отчетливее, стоило только представить себе эту картину, а потом, как последний гвоздь в крышку гроба, воображение в красках нарисовало, что могло случиться, не встреть меня лорд.
   -- Ты же вроде работала в борделе, по своей воле или нет, но работала, - он говорил спокойно, но каждое слова сказанное безразличным тоном звучало, как пощечина, - значит должна знать, что большинство мужчин возбуждает женское желание. Даже люди это чувствуют, правда, в меньшей степени, в отличие от большинства рас они менее восприимчивы к запахам.
   -- Вы... хотите... сказать...
   -- Что мне было тяжело держать себя в руках, ведь для снятия воздействия пришлось тебя раздеть, - лорд говорил это, глядя мне в глаза, а я слушала его, холодея от ужаса, ведь вместо сдержанного Дэймиана Сандара, могла проснуться в обществе неизвестного мужика, который не стал бы сдержать свои желания, если уже для удовлетворения их решился на такую низость, как наркотики. - Никогда не думал, что меня настолько может возбудить вид извивающейся в моей постели обнаженной женщины, - неожиданно на его губах появилась легкая улыбка. - Невероятное зрелище.
   -- Боже!
   Восклицание вырвалось помимо воли, одеяло подтянула повыше чисто инстинктивно, ясно же , что все что хотел он уже увидел, но все равно, старалась спрятать от его взгляда, как можно больше своего тела. И внезапно, со всей отчетливостью поняла, что нахожусь в одной комнате с полуобнаженным мужчиной, который не просто обладает притягательной внешностью, но и шикарно сложен. Узкие бедра, широкие плечи, рельефные мышцы, природа явно не поскупилась, создавая этого мужчину. Даже всемирно известный Аполлон был безжалостно посрамлен в компании со всеми греческими идеалами мужской красоты. Рядом с таким мужчиной чувствуешь себя...
   М-да! Не будем об этом.
   Всегда считала себя симпатичной, на звание ' мисс Мира' я, конечно же, не претендую, но тоже достаточно привлекательна. И вот, в моей жизни появляется мужчина, один взгляд на которого пробуждает во мне комплекс неполноценности. Так! Кыш от меня! Как там, в старом фильме? 'Я, самая обаятельная и привлекательная'! Нет, не помогает, стоит взглянуть на это полуголое чудо, и весь тренинг строевым шагом марширует под кошачью хвостатость. А еще этот... гад, заметил мой изучающий его тело взгляд, и с чуть надменным интересом вопросил:
   -- Ты решила пополнить список своих клиентов моей персоной? - из-за проскользнувшего в его голосе презрение, я не сразу поняла смысл слов, слишком резким и неожиданным был переход, от спокойной безмятежности к этой не прикрытой брезгливости. - Да, я хотел сделать тебе одно деловое предложение, - он сложил руки на груди, привлекая мое внимание к мощным плечам. - Во дворце намечаются смотрины женихов, родная сестра императора решила выйти замуж, и твой дар может нам пригодиться в плане обеспечения безопасности. Я подумал и решил, что проще и не заметнее будет провести тебя, представив моей женой, такой поворот не вызовет подозрений. Но, детка, это не значит, что я собираюсь спать с тобой, в плане постели я слишком разборчив, чтобы не пускать туда шлюх.
   Такого оскорбления моя и без того пострадавшая психика, не выдержала. Все пережитое и так было серьезным потрясением, что бы молча терпеть еще и это. Не моя вина, что оказалась в такой ситуации, этот выбор сделали за меня другие, именно их подлость разрушило мое будущее. Чужая зависть и низость перечеркнули всю мою дальнейшую жизнь. Я ни в чем не виновата! Но страшнее всего, что, как показала практика прошедшей ночи, это еще далеко не конец. Я не в чужой стране, и для возвращения домой мне не границу перейти надо, а гораздо большее расстояние, и меньше всего на свете я заслужила оскорбления этого самовлюбленного аристократа, с весьма скудными умственными способностями.
   Внезапно, накатило осознание, что мне надо уходить из этой комнаты как можно быстрее.
   Я домашняя девочка, мама, растившая меня одна, старалась защитить от всех трудностей жизни, поэтому испытания такого рада стали полной неожиданностью. Я не умею, как говорят 'держать удар', да и не было в моей прежней жизни ударов такой силы, все было просто, все было решаемо. Учили меня в основном манерам, а знания этикета оказалось не достаточно, что бы сдержать рвущуюся наружу истерику. Я чувствовала ее приближение и понимала - надо бежать. Я не хочу плакать при нем, после всего сказанного, это будет слишком унизительно, не позволю растоптать то немногое, что еще осталось от моей гордости.
   Что бы хоть как-то отсрочить неуместные сейчас слезы решение было только одно, послать инстинкт самосохранения куда подальше и выпустить на волю едва сдерживаемую злость. Я злилась на все, на свое не завидное, зависимое от других положение, на ситуацию, поставившую на столь низкий уровень, когда любой, кому не лень оскорбляют. Злить начал даже страх, перед неизвестностью, я ведь даже не могла выйти за границу ограждения. Но наибольшую ярость вызывал этот надменный аристократ, посмевший говорить с пренебрежением о вещах, в которых ничего не смыслит. Как он смеет оскорблять меня, понятия не имея через, что пришлось пройти мне и таким же, как я, единственная вина которых - чужая жажда наживы. Злость, ярость, что-то в глубине моей души противилось пробуждению этих чувств, но именно они стали моей защитой и поддержкой. Откинув одеяло, я встала с кровати, вернее не совсем встала, скорей соскользнула, слишком высоко было до пола. Закатав рукава белой мужской рубашки, оглянулась.
   -- А где моя одежда? - постаралась, конечно, говорить спокойно, но из-за бушующих в груди эмоций, получилось холодно.
   В поисках своих вещей, я осмотрелась вокруг, комната была истинно мужской, ничего лишнего. Раньше у меня не было возможности, да и желания не возникало, посмотреть на место обитания лорда Дэймиана, поэтому сейчас я с интересом осматривала его убежище. Темно-синие цвета делал интерьер мрачным, вроде шторы раздвинуты, в окно заглядывает по утрене яркое солнце, а вокруг царит легкий полумрак. И, что особенно бросилось в глаза, здесь было место для одного человека. Нет, сама комната была огромная, но все что я видела, предусматривало одного жильца, здесь даже место для гостей не ожидалось. Одна прикроватная тумбочка с левой стороны кровати, с той стороны, где привык спать хозяин комнаты, даже кресло у камина было в единственном экземпляре. Стол с резными ножками, стул рядом с ним, ковер на полу и тот с одной стороны. Вообще, это выглядело довольно забавно, весь пол был покрыт чем-то вроде ковролина, а для ног возле кровати лежал большой пушистый прямоугольник. Никогда не видела такого, на ковре лежал ковер.
   Но своего платья я не увидела. Может моя одежда осталась за одной из пяти дверей, знать бы за какой. Я решила не терять времени даром и пойти по самому простому пути - спросить у того кто имел непосредственное отношение к моему разоблачению. Но лорд делал вид, что не слышал мой вопрос, просто стоял и смотрел на меня. Можно было бы, конечно поиграть с ним в гляделки, но для игр у меня не, то настроение, да и истерика никуда не делась, а отвлекающие элементы закончились, пришлось сосредоточиться на злости и дыхании, про себя считать секунды между вдохом и выдохом.
   -- Где мое платье? - терпеливо повторила я. - Или вам, для полного счастья не хватает, что бы я разгуливала по дому в вашей рубашке? Платье у меня единственное.
   Мужчина вздрогнул, отмер, тряхнул головой, славно пытаясь сосредоточиться, и указал на дверь за своей спиной.
   -- Что значит платье одно? - его голос почему-то охрип. - Ты, что, в мой дом пришла голой или в одежде проститутки? Тогда странно, что Лилана тебя взяла на работу? - Удивление было искренним, но отвечать на этот вопрос я не хотела.
   Нет, ни одно из облачений борделя я не взяла, забрала только свой танцевальный костюм. Передвигалась же по улице в одежде своего мира, джинсы, майка и куртка-пиджак, но все это скрывал большой плащ, привет из средневековья. Мне его пожертвовал стражник, открывший портал в Темную Империю, друг, с которым договорился Дар. Он, как только увидел меня в странной одежде, не положенной для ношения женщинам, заявил, что я слишком приметно выгляжу, затеряться будет сложно, и отдал свой плащ. Я была ему очень благодарна, а страж ответил, мол, мой друг сделал для него гораздо больше, за что страж вовек не расплатиться. На том и разошлись. Естественно, скрытую плащом одежду видеть никто не мог, экономка в том числе.
   А тут еще и страх появился.
   Не знаю почему, но мне страшно стало носить штаны. Любимые джинсы стали вызывать дискомфорт, в них я начала чувствовать себя... раздетой. Не понимаю, что со мной. Всю свою сознательную жизнь пробегала в штанах, в моем гардеробе от силы два-три платья, и тут такой сдвиг. Да и вообще, я стала замечать за собой много странностей, поведение не свойственное моему характеру и образу жизни, воспитания. Предположения о виновности моего бордельного прошлого я отмела сразу, воспоминаний нет, это не может быть следствием пережитой травмы. Такой поворот был бы объясним, появись провал в памяти в результате сильнейшего стресса, тогда да, не осознанный, вернее, подсознательный страх вполне мог появиться, но мои воспоминания блокировали магией. Не знаю, что подумать.
   -- Конечно, - ответила я лорду, как отмахнулась, проходя мимо в указанную им сторону, - в чем же я еще могла ходить по городу, только голая.
   Внезапно, я не заметила, как это произошло, лорд оказался передо мной и крепко сжал мои плечи.
   -- Не смей говорить со мной в таком тоне! - прошипел он.
   Я не сразу вспомнила, как надо дышать, глаза лорда закрыла тьма. Даже белка не было, глаза стали полностью черным, лишь синяя вертикальная щелочка зрачка осталась светиться. Это было настолько ужасно, видеть такое прямо напротив своего лица, все тело похолодело. В детстве все бояться темноты, заглядываешь в подвал, и тебе кажется, что оттуда могут смотреть монстры, а сейчас, при свете утреннего солнца, я точно знала, что смотрю в глаза самого страшного из чудовищ, существующих во Вселенной. Его взгляд не вызывал страх, рождал его в глубине души.
   -- Ты меня поняла? - не дождавшись ответа, мое тело встряхнули, но легче от этого не стало, ответить ему я не могла.
   Какое там говорить, дышать было проблематично. Не буду утверждать, но, кажется, до мужчины дошло, что он перестарался с запугиванием, хотя вряд ли хотел напугать. Я продолжала смотреть в его глаза, боялась отвести взгляд, как со змей, прерви зрительный контакт и она укусит, так и здесь, смотреть было страшно, а закрыть глаза еще страшнее. Поэтому я и уловила момент обратной трансформации, тьма в его глазах начала сжиматься и замерла обычным зрачком, только теперь, зная, что искать, я смогла заметить, что в темной синеве проступали и исчезали черные пятна, они как будто перетекали друг в друга.
   -- Еще не люблю, когда мне врут, - внезапно сказал темный лорд, и голос был, каким-то успокаивающим, - постарайся больше меня не злить, поняла?
   Я ничего не ответила ему, не смогла, просто стояла и смотрела в глаза своего самого большего страха, хотя стояла чисто условно, держать вертикальное положения помогали руки, которые все еще продолжали держать за плечи. Стоило лорду отпустить меня, пол начал стремительное приближение, ноги стали ватными и в таком состоянии отказывались выполнять свои непосредственные обязанности. Тихо выругавшись, мужчина обхватил мою талию одной рукой и прижал к своему телу, вторая рука прошлась по моей спине сверху вниз. Не знаю, чего он хотел этим добиться, но, если судить по нахмуренным бровям, у него задуманное не удалось. Было проделано еще две попытки, прежде чем перед моими глазами все потемнело. Последнее, что ощутила, меня подняли на руки и куда-то понесли.
  
  
   Глава 3
  
  
   Странное начало не самого хорошего дня. Очень странное. Вот интересно, что я вчера такого делала, если сегодня чувствую себя, как после мясорубки? Госпожа Лилана никогда не загружала меня сверх меры, да и за две недели однообразной работы, мое тело уже привыкло к определенным нагрузкам. А сегодня все болело так, как будто я, огород вспахала, был у меня и опыт сельскохозяйственных работ у Сониной бабушки в деревне, но тогда я меньше устала, сейчас же, похоже, выполняла минимум, всю работу вместо лошади. От мысли, что мне предстоит встать с постели и приступить к своим обязанностям, захотелось завыть. День обещает быть не просто сложным, а очень сложный.
   И тут всю сонливость, как рукой сняло, я вспомнила события... а когда это было? Утром? А сейчас сколько? Меня же госпожа Лилана ругать будет, вместо того, что бы работать, валяюсь в хозяйской постели. Подскочить и броситься бежать в сторону кухни помешала боль, которая расходилась по телу волнами при каждом движении. А то, что кровать хозяйская я поняла сразу, слишком мягкая, теплая и просторная для моей каморки. Надеюсь, успею вернуться в свою комнату раньше, чем кто-нибудь заметит мое исчезновение, отправиться на поиски и обнаружит в неположенном для моей тушки месте, если донесут моей покровительнице госпоже Лилане, о случившемся, она не станет долго думать, быстро укажет на дверь. Снова вспомнила утренние события, и так стыдно было за случившееся, а тут еще эта напасть, быть застуканной, так сказать, на месте преступления. Что может быть хуже? Ведь не докажешь никому потом, что соблазнять хозяина не собиралась, да и кто поверит. Он молодой, красивый, богатый мужчина, еще и титулованный, а тут простая служанка, с темным прошлым и без малейшего просвета в будущем, которая всю ночь и утро провела в его постели.
   Хотя, что-то я паникую, если вспомнить обстановку в хозяйской комнате, на свою территорию он даже любовниц не пускает, значит, по любому одна из пустующих комнат. Все равно от этого не легче. Как не посмотри, но служанке не место в такой роскоши. Надо уходить от суда.
   -- Леди, откройте глаза, - глубокий баритон с чуть слышной хрипотцой раздался совсем рядом, - я знаю, что вы уже пришли в себя.
   К какой леди обращался приятный мужской голос, я так и не поняла, но глаза открыла, надо посмотреть, кто здесь еще есть кроме меня. Если честно, представшая перед моими глазами картина, изрядно удивила, я лежала, не просто в одной из кроватей, выделенной мне лордом Дэймианом, а в ЕГО комнате, именно на ЕГО кровати. Еще хуже! Судя по взгляду, склонившегося над кроватью темноволосого мужчины, мое местонахождение уже не является секретом, обращался он ко мне. Стоп, значит, мужчина обращался ко мне? Не поняла, с каких это пор я удостоилась настолько уважительного обращения? Видимо, пока спала, что-то упустила.
   -- Как вы себя чувствуете? - вопрос, если честно меня удивил, я точно что-то пропустила.
   -- Все болит и странная усталость, - ого, неужели этот хрип издала я. - Что случилось?
   -- Вы провели без сознания три дня, - мужчина чуть заметно улыбнулся, - лекарь не смог выявить причину столь длительного обморока, поэтому Дэйм заподозрил ментальное воздействие и попросил меня взглянуть.
   ТРИ ДНЯ! Ничего себе вздремнула! Теперь понятно, почему так болит тело, я его просто отлежала за столько дней. Осталось найти ответы на кое-какие интересные вопросы и можно дальше жить спокойно. Например, что со мной сделал лорд, что я провалялась в обмороке столько дней, и, если я так долго проспала, почему продолжаю чувствовать зверскую усталость, или, почему, в конце концов, я до сих пор обитаю в постели лорда Дэймиана? Ведь меня уже можно было сто раз отнести в мою коморку или же в любую другую комнату. К сожалению, с источником информации у меня не большие проблемы, он обитает здесь в единственном числе, задать интересующий меня вопрос можно только этому странному мужчине, менталисту.
   Я посмотрела на него внимательно. Симпатичный мужчина, без сомнений, темные, коротко постриженные волосы и зеленые пронзительные глаза. Никогда не умела определять возраст, и тут могу сказать, что он не очень молод, но и не стар, лет тридцать пять - сорок, не больше, лицо гладкое, без единой морщинки. При нем было неудобно лежать, меня немного смущала такое положение.
   И вот лежу, разглядываю его и вместо того, что бы задать хоть один из интересующих меня вопросов, спрашиваю:
   -- Как вас зовут?
   -- Скар, - мужчина улыбнулся и с легким поклоном представился. - Лорд Эмилен Скар, придворный маг.
   Я не смогла сдержать улыбку, его лицо располагало к доверию. Возможно, это результат его магического воздействия на меня, но думать об этом не хотелось совершенно.
   -- А что со мной случилось?
   Улыбка пропала с его лица.
   -- Похитившие вас люди поставили своеобразное клеймо в основании шеи, - начал объяснять мне мужчина, его голос успокаивал и убаюкивал, слушала бы и слушала, - это метка помогала отслеживать ваше место нахождения. Но основное ее предназначение - оказывать на вас ментальное воздействие, нужного им свойства, отдавать приказы, полностью управлять вашим сознанием. Как вы вообще смогли сбежать, я не понимаю, приказы были четкими и давил малейший намек на бунт. Вы чувствовали, какой либо дискомфорт?
   -- Один парень оказывал мне знаки внимания, - мне было тяжело говорить, горло почему-то саднило, - все было хорошо пока этот парень... он..., а я... - меня начало трясти, на глаза навернулись слезы.
   -- Вам нравилось, то, что он делал, но вы понимали...
   -- Это не правильно, - всхлипнула я, - такое поведение... мама бы мне уши оторвала за такое. Каролина слишком хорошо меня изучила, и прекрасно знала, как унизить с наибольшим успехом. Меня воспитывали в строгости, мама всегда говорила, что уважающая себя девушка не станет коллекционировать любовников, это слишком низко. Что если ты сама себя не уважаешь, к тебе всю жизнь будут относиться, как к второсортному ничтожеству. Я не понимала девушек, прыгающих в постель к парню в первый же день знакомства, - я заплакала уже не скрываясь, свернулась клубочком, уткнулась в подушку и просто плакала.
   -- Теперь понятно, - широкая мужская ладонь погладила меня по голове и истерика пошла на спад, я начала успокаиваться, - запрограммированный приказ слишком сильно противоречил внутреннему запрету, поэтому ты смогла отгородиться от не свойственного тебе поведения. Не плачь, маленькая. Ты, что-то чувствовала при этом?
   -- Голова начала болеть, в груди стало холодно и появилось чувство отвращения к окружающему меня, - я успокоилась, но продолжала всхлипывать.
   Он кивнул, как будто мои слова подтвердили его подозрения. Потом нахмурился и спросил:
   -- А кто такая Каролина, о которой ты... вы говорили?
   -- Можно на 'ты', - я снова всхлипнула. - Не привыкла, что бы ко мне так обращались. А Каролина, мы учились в месте, ее отец известный бизнесмен в нашем городе. Когда он устроил свое чадо учиться к нам, все были в шоке и ужасе, избалованная, самовлюбленная, капризная девица, со всеми своими хочу, в нашей тихой академии. Только выбора не было, наш ректор даже привлек психолога, но и совместными усилиями они не смогли отговорить любящего папашу от идеи устроить свое чадо к нам. Она творила, что хотела.
   -- А причем тут ты? - спросил маг, когда я замолчала.
   -- Она собрала вокруг себя девчонок, с которыми ездила на вечеринки и дискотеки, - странно, воспоминания поддавались плохо, такое чувство, что пересказываю прочитанную книгу, а не свою жизнь. - В какой-то момент, она решила 'впустить меня в круг избранных', - эту фразу произнесла с изрядной долей иронии, - но я отказалась от ее щедрости. Это я потом узнала, что какой-то парень из ее клубных друзей, заметил меня, когда приезжал к Каролине, и попросил познакомить нас, - еще одна пауза. - Не просто познакомить, а... в общем, одна моя знакомая слышала, как он заявил, что хотел бы видеть меня в своей постели, и Каролина пообещала ему устроить это за его новую машину. Была у нее такая слабость, любила быструю езду, а отец, после аварии запретил даже за руль садиться, поэтому она пообещала предоставить мое тело в полное его пользование. Я не знала об этом, просто мне не нравилось, как ее подруги одеваются, ведут себя и вообще не хотела иметь с ними ничего общего, - немного помолчав, продолжила. - Знаете, я не могла понять, зачем она так хотела со мной подружиться, и почему так бурно отреагировала на отказ. Но с тех пор, не прошло и дня, что бы она не пыталась меня задеть, подставить, оскорбить. Я даже дамой возвращаться одна боялась, к счастью, за приделы академии ее месть не выходила. Каролина делала все возможное, пытаясь заставить меня пожалеть об отказе, а я, даже узнав причину ее поведения, не могла. Похоже, она нашла новый, действенный способ мне отомстить. Я заняла первое место в конкурсе красоты, из-за чего была избита и продана в бордель.
   -- Ментальный блок наложили в борделе? - уточнил лорд Скар.
   -- Да, первые месяцы, проведенные там, вообще не помню, - подтвердила я. - Мне сказали, что я была под заклятием подчинения, а оно со временем перестает работать и должно пройти несколько дней, что бы наложить его повторно. Когда я пришла в себя мне показали две записи, на которых я... я там...
   -- Я понял, - его голос успокаивал, а рука ласково гладила по голове, - рассказывай дальше.
   -- А почему я вам все это говорю? - внезапно, как вспышка света, не знакомый мужчина, а я разоткровенничалась, стало очень страшно. - Вы используете магию на мне?
   -- Да, это магия, надо же тебя, как-то успокоить, - мужчина улыбнулся, подтверждая мои подозрения. - У тебя была истерика, и что бы избавиться от негативных эмоций, твое сознание выбрало именно этот способ, выговориться и забыть. Со временем даже кошмары пройдут, - мне показалось, что на последней фразе он слукавил, и подумала, не хочет пугать, - правда, через пару месяцев, но пройдут.
   -- И эта ваша магия заставляет доверять вам? - я, если честно, насторожилась, из-за излишней доверчивости у меня уже хватает проблем, не хотелось бы добавить лишнюю парочку.
   -- Нет, - мужчина рассмеялся тихим, грудным смехом. - Доверять ты мне начало сама. Это, конечно, не самое умное решение, доверять незнакомым темным, но, что касается меня, тебе вредить, точно не буду. Дэйму ты нужна живая и здоровая, значит, он тебя тоже не обидит.
   -- Пока я ему нужна, - вставила я задумчиво.
   Лорд кивнул и продолжил:
   -- Из-за кошмаров, - на лице мужчины проскользнуло сочувственное выражение. - Дэйм определил тебя в соседнюю комнату, почему именно туда не знаю, не спрашивай, но когда ты начала кричать, решил держать тебя рядом, что бы далеко не бегать.
   -- Соседнюю комнату, - растерялась я, - это та, что напрямую прилегает к апартаментом лорда?
   -- Да, - серьезно подтвердил придворный маг. - Он собирается привлечь тебя к защите дворца, и пока принцесса не выберет себе жениха, можешь все цело доверять ему. Учитывай так же, что хоть из твоих способностей он и выжмет все возможное, защиту тоже обеспечит максимальную.
   -- Кошмары не испортят его планы? - не могла я не иронизировать, просто комната, про которую говорил лорд Скар, была на приличном расстоянии, дверь закрыта, уверена, что и кровать в соседней комнате не под дверью стоит, возникает вопрос, как же сильно я орала, разбудив лорда Дэймиана!
   -- Дэйм нашел способ, как-то справляться с ними, - успокоил меня маг, - а спустя, максимум три месяца, все пройдет.
   -- Спасибо и за это, - сделала вид, что поверила его словам, но действительно лучше так, чем каждую ночь просыпаться от собственного крика, - несколько месяцев лучше, чем все жизнь, - потом решилась спросить прямо: - А почему я в комнате лорда Дэймиана?
   -- Все из-за тех же кошмаров, - подтвердил маг мою догадку, лорду надоело бегать между комнатами, - подробности тебе сам Дэйм расскажет.
   Я огляделась и только сейчас заметила изменения, прикроватная тумбочка теперь стояла и с моей стороны, скосив глаза, увидела и пушистый коврик на полу. Интересно, это мне просто кажется, или, кто-то приготовился к моему длительному пребыванию на его территории. Ладненько, подумаю об этом, когда останусь одна, а то смотрю, мой источник информации уже намеревается дать деру.
   -- А вы не знаете, зачем я понадобилась лорду Дэймиану?
   -- Думаю, он сам тебе все расскажет, - как бы извиняясь, пожал плечами лорд Скар, - просто дай ему шанс, но если станет совсем тяжела, просто скажите мне, я заберу к себе на любое время.
   -- Почему вы мне помогаете? - я удивилась.
   -- Потому, что ты напоминаешь мне одну девушку, которую я знал много лет назад, но помочь ей не смог, - он улыбнулся с такой грустью, что я не смогла смолчать, хотя знала, делать это глупо, зачем без проса лесть в чужую душу, но любопытство, зверь вечно голодный, загрызло бы меня.
   -- Что случилось?
   -- Она попросила о помощи, - не вдаваясь в подробности, ответил мужчина, поднимаясь, - но пока искал выход из ее тяжелого положения, девушка исчезла, а я остался с осознанием, что не смог помочь.
   -- Вы смогли найти ту девушку? - тихонько спросила я.
   -- Нет, маленькая, не нашел, - он как-то странно повел рукой, и я начала проваливаться в сон. - Поэтому, хочу дать совет: не бойся показать себя, будь уверенной, слегка нагловатой, если не можешь с чем-либо справиться говори мне или Дэйму, не пытайся все решить сама, для этого рядом будем мы.
   -- А я знаю, что вам та девушка нравилась, - сонно пробормотала я, даже не пытаясь бороться с манящими объятьями Морфея, - а еще знаю, что она вернется в вашу жизнь через месяца два-два с половиной, - широка зевнула, забыв о манерах. - Если не будете тормозить, подсуетитесь, она станет вашей женой.
   Мужчина, что-то говорил мне, но я уже спала, а далекий бубнеж на заднем фоне, не мешал, а скорей способствовал этому. У меня было еще столько вопросов, но спать хотелось зверски, и я решила, что мо источник информации никуда от меня не денется, потом допрошу.
  
   Я сидела в кабинете лорда Дэймиана напротив его рабочего стола и, если честно, начинала нервничать под внимательным взглядом темно-синих глаз, в которых чуть заметно плескалась тьма. Два часа назад, когда я по старой привычке направилась в сторону кухни, то была крайне удивлена заявлением госпожи Лиланы, что на завтрак меня ждут в столовой. Немного настораживало выражение ее лица, холодное, словно высеченное из камня. Не стала придавать этому значения, да и что странного, ну решил хозяин, что за столом ему должна прислуживать я, ничего особенного, обычное дело - прислуга должна выполнять волю лорда. Шоком стало поведение самого Дэймиана Сандара.
   Большие размеры столовой делали ее пустынной. Моего прихода ждали два человека, но я их не сразу заметила, на фоне массивного стола, под белоснежной скатертью, стулья с высокими резными спинками, люди, как будто терялись. Несмотря на габариты, далеко не маленького лорда, пока он не подошел к столу, покинув наблюдательный пункт у окна, я его даже не видела. Накрыто было с одного конца длинного стола, и почему-то, на две персоны, видимо у лорда гости. В этом не было ничего удивительного, как однажды обмолвилась госпожа экономка, у хозяина много друзей, которые часто к нему приезжают.
   Но я ошиблась. Второй прибор был для меня.
   Чуть челюсть не уронила, когда от неприметной дверцы в углу отделился лакей и отодвинул тяжелый стул рядом с хозяйским. Если честно, слабо поняла значения этого жеста, так и стояла, застывшей статуей все смотрела то на лакея, то на лорда, пока тому не надоело. Ему, конечно, пришлось пересечь всю столовую, но лорд Дэймиан подошел ко мне, взял за руку и повел к стулу, который продолжал придерживать слуга. Я была в таком шоке от этого жеста, что каждый шаг давался с трудом, шла, как механическая кукла. В смысле ноги, как и у нее не сгибались.
   Так и прошел мой завтрак. За хозяйским столом. Как я должна была себя при этом чувствовать? Да мне кусак в горло не лез! Этикет стал для меня спасением. Я просто опустила глаза в тарелку и представила, что нахожусь дома, с мамой, которая проверяет мои знания по правилам поведения. То, что чаще всего перехватывала на бегу бутербродом, могла крем с торта сколупнуть пальцем и позволяла себе тому подобные шалости, не значило, что при желании, я не смогу вести себя прилично. Просто в моем мире это не принято, не каждый из моих знакомых умеют есть ножом и вилкой, я же вынуждена была изучить ВСЕ виды столовых приборов. Сонька, к примеру, впала в ступор, когда я обмолвилась, что для каждого блюда есть свой вид вилок. Мы даже специально искали в интернете доказательство того, что для спагетти и селедки идут разные виды вилок. Она после этого нудно тестировала меня на знания столовых приборов, долго уговаривала, а потом, какое-то время именовала леди-всезнайка. Ничего не могу с этим поделать, маму не переспоришь, раз она сказала, что я должна знать привило поведения за столом, пришлось учить и учиться.
   Кто ж знал, что ее наука мне пригодиться! Благодаря моей умнице мамочке, я держалась на должном уровне, чем изрядно удивила лорда. Он даже расщедрился на комплимент, если можно так назвать его реплику:
   -- Не плохо!
   Это была единственная реакция на мое поведение. Он не пытался завести со мной беседу, ничего не спрашивал, просто молча ел, но я все равно с трудом сдерживала нервную дрожь. В памяти еще не остыли воспоминания о заполнившей его глаза тьме. Даже понимая правоту слов лорда Скара, не могла не бояться, этого странного и страшного мужчину.
   Когда, после завтрака меня попросили уделить ему время для важного разговора, отказать я не осмелилась. В итоге меня уже минут десять сверлят внимательным, изучающим взглядом. Даже бояться уже надоело, а он все смотрит. От нечего делать, начала рассматривать его. Черная рубашка обтягивала широкие плечи, волосы зачесаны назад, длинные пальцы рук переплетены и лежали на гладкой поверхности очищенного от бумаг стола.
   -- Ну, что, давай поговорим? - прозвучавший неожиданно холодный мужской голос заставил меня вздрогнуть.
   Молча, кивнула в ответ, в словах не было смысла, я ведь пришла суда не лордом любоваться. Он усмехнулся, правильно поняв мой жест, и продолжил:
   -- Я проверил твои слова, что смог, - начал мужчина с угроз. - За домом действительно следят, пытаясь выманить тебя на улицу, даже Мариду привлекли для этой цели. Несмотря на принятые меры, вряд ли у тебя есть шанс продержаться до прихода твоих друзей, ребята настроены серьезно, - кривая усмешка исказила его губы. - Думаю помощь прислуги не единственный разработанный ими план. Твоя поимка лишь дело времени, очень короткого времени. Я рассказываю тебе это лишь для того, что бы ты осознала очевидное - выйдешь за ограду, и назад дороги не будет, тебя увезут туда, откуда сбежала. Сама понимаешь, если их план удастся, никто не сможет вернуть тебя обратно, в Варнате рабство разрешено и законно, попадешь на их территорию и по всем законам станешь собственностью своего хозяина.
   -- Простите, - прервала я его излияния, просто у меня было достаточно времени, что бы самой додуматься до всего сказанного лордом Сандаром. - Насколько я поняла, вы хотите мне предложить выход из этой ситуации. Поэтому, давайте опустим мое перспективное будущее и перейдем непосредственно к спасению настоящего.
   -- Хм. А ты умная девочка, - задумчиво произнес мужчина. - Да, у меня есть предложение, которое станет хорошим выходом из твоей безвыходной ситуации. Но с начало я бы хотел спросить у тебя: ты можешь контролировать сущность, выходящую из твоего тела?
   -- Мне сказали, что ее называют аварой, - пояснила я. - Это своего рода часть меня, моей души и сознания, которая может передвигаться вне тела.
   -- Но ты можешь управлять аварой? - уточнил лорд.
   -- Да, вполне, - кивнула я.
   -- Хорошо, - его взгляд стал задумчивый, но лишь на минуту, потом последовал новый вопрос: - А как далеко от своего тело может отойти авара?
   -- Я однажды пыталась перенестись к порталу, через который попала в Империю, - призналась я, - но дотянула лишь до порога, даже войти внутрь не смогла, появилась страшная слабость и, мне показалось, что воздуха не хватает.
   -- Пять с половиной, шесть сотен шагов, - еще один задумчивый взгляд, - не плохо.
   -- Простите, - прервала я его размышления. - Правильно ли я поняла, что вам нужны мои способности и ради их использования вы готовы предоставить мне защиту?
   -- Более того, - его губы растянулись в улыбке, которая впрочем, не коснулась глаз, оставляя их такими же холодными, как на протяжении всего нашего разговора, что не помешало ему одной фразой вогнать меня в ступор, - я готов предоставить тебе защиту своего имени.
   -- Простите, - я подумала, что мне показалось, - что?
   -- Предлагаю стать моей женой, - твердым голосом подтвердил мои опасения лорд, глядя мне в глаза.
   Я припомнила, что-то такое уже говорилось, вскользь, до того, как лорд напугал меня черными глазами. А, это видимо та самая фиктивная свадьба, о которой я слышала в одном из видений. Надо уточнить, ведь видела я далеко не отношения двух посторонних людей. Нежные объятия, ласковые прикосновения, спокойные и уверенные слова поддержки и, конечно же, не забыть, участие в глазах. Мужчина, обнимавший меня в кабинете, не был похож на эту ледяную статую мужского пола, которую я сейчас имела сомнительное удовольствие лицезреть.
   Прокрутив в памяти все беседы, которые велись между мной и лордом, очевидным стало одно - как женщина я его не интересую, значение имеет только способности авары. Более того, она нужна настолько сильно, что мужчина, лорд, аристократ, готов жениться на женщине сомнительной репутации. Если допустить, что столь скоропалительное решение действительно связано с охраной дворца во время смотрин, значит, ждут неприятности. Ну и во что меня хотят втравить? Сколько продлиться этот брак и не начнутся ли у меня потом еще большие проблемы? Много вопросов и ни одного ответа.
   Я задумчиво посмотрела на сидевшего передо мной мужчину, красивый, уверенный в себе, властный, такой не будет действовать, не продумав все детали. Выходит, отступить мне не дадут, пути обрезаны, все и окончательно. Надо все уточнить, разобраться, что к чему и выбить как можно больше привилегий для себя. Моя помощь ему нужна так же как мне его.
   -- Я так понимаю, что вам нужно мое легальное нахождения в определенном месте, - перешла я на деловой тон.
   Лорд удивленно вздернул бровь, это была единственная реакция на мои слова.
   -- Да.
   -- Брак обязателен? - уточнила я. - Неужели других идей не нашлось?
   -- Вариантов много, но при большинстве из них у тебя не будет доступа в некоторые помещения, - снисходительная улыбка искривила его губы. - Как моя жена ты будешь иметь доступ в любые помещения, и никто не сможет препятствовать передвижению. Тем более, в случае необходимости, я смогу защитить тебя.
   -- Вы не сможете находиться рядом со мной двадцать четыре часа в сутки, - указала я на просчет в его вычислениях.
   На это лорд лишь улыбнулся.
   -- Одна из функций брачного браслета, защита своего носителя, - спокойно ответил он. - Снять его кроме меня никто не сможет, а я по нему смогу найти тебя где угодно, даже в анти магическом бункере на глубине трехсот метров. Так, что считай это дополнительной гарантией.
   Я только кивнула, обдумывая ситуацию, когда мужчина хмыкнул и ответил на вопрос, который я боялась задать:
   -- Успокойся, принуждать тебя к близости я не собираюсь, - на лице мужчины появилось такое выражения, что я покраснела, - Эмилен предупредил, что кошмары у тебя продляться еще несколько недель, так, что можешь продолжать ночевать в моей спальне, все остальное по твоему желанию и очень ласковой просьбе.
   На меня смотрели внимательным, раздевающим взглядом, с чуть заметной улыбкой, ощупывая каждый сантиметр тела. Не выдержав его взгляд, я опустила глаза и сосредоточилась на разглядывании своих рук, но даже тогда, ощущала, словно легкое ласковое прикосновение. Меня бросило в жар, ладони вспотели, дрожь прошла по всем телу. Что это было, я понять не могла, но мне не понравилось. От прилива крови к щекам, стала тяжело дышать. Я почувствовала себя влюбленной дурочкой, которой улыбнулся ее кумир.
   Такое состояние было мне не свойственно. Я привыкла, что всегда могу контролировать чувство, более того никогда не понимала тех, кто готовы, щеголять топлес на публике, лишь бы их герой расписался на груди. Это дико! Меньше всего могла подумать, что попаду в ситуацию, когда от одного взгляда мужчины в груди все будет дрожать от какого-то странного... предвкушения. Словно мое тело лучше меня знает, какое наслаждение может доставить ему этот мужчина и жаждет получить его прямо сейчас.
   Надо ли говорить, как меня разозлила такая реакция? Злость придала сил и решительности посмотреть в, по-прежнему холодные, темно-синие глаза лорда Дэймиана Сандара. Ответ прозвучал без каких-либо заигрываний и теплоты в голосе:
   -- При нашем последнем разговоре вы прямым текстом сказали, что достаточно разборчивы в выборе подруг, которых пускаете в свою постель, - улыбка пропала с его лица, - из этого я сделала вывод, что мне нечего бояться. Интересует же меня другой момент, как долго продлиться брак, что конкретно вы от меня хотите, почему я опять проснулась в вашей постели...
   -- Это все вопросы? - перебил меня лорд, рассматривая, как насекомое под микроскопом.
   -- Нет, - моя улыбка была своеобразной провокацией, - но с начало ответьте на эти, потом я озвучу следующие.
   Лорд Дэймиан продолжал изучать меня, как будто только сейчас понял, что перед ним разумное существо, а не предмет мебели, но медленно кивнул.
   -- Хорошо, - растягивая слова, проговорил лорд. - Начнем, пожалуй, сначала. Брачный браслет носиться максимум три года, в течение которых его можно снять тот, кто надел, но если до окончания срока на второй руке появляется его брат-близнец, разорвать узы уже нельзя. Я сниму браслет перед твоим уходом, - внезапная он улыбнулся. - Физическая близость или ее отсутствие не имеют значения для расторжения брака.
   -- Значит, развод я получу в любом случае?
   -- Развод? - лорд нахмурился, видимо это слова было ему не знакомо.
   -- Развод - формальное расторжение действительного брака между живыми супругами, - пояснила я.
   -- Хм, оригинально определение, - хмыкнул лорд, - у нас он обозначает обман.
   -- Один из возможных вариантов перевода, - согласилась я с улыбкой. - Но вернемся к ответам на мои вопросы.
   -- Да, конечно, - как у него получается, вроде бы и улыбка, а от нее холодный озноб берет. - Чего я от тебя хочу? Ничего сложного, в виде авара ты можешь незаметно появляться в любом месте и услышать много интересного. Во время смотрин во дворце соберутся представитель разных стран, не всегда лояльно относящихся друг к другу. Наша задача сделать все, что бы территорию Империи они покинули живыми и здоровыми.
   -- Значит, я должна все время пока длятся смотрины изображать крепкий и здоровый сон, бегая по дворцу призраком, подслушивать чужие разговоры? - сделала вывод из всего сказанного. - Но для этого нам не обязательно заключать брак.
   -- Нет, изображать сон все время не надо, - покачал головой лорд. - Все равно в тебе никто не увидит угрозу. Несколько амулетов, и ты услышишь разговор в тридцати шагах от тебя. Если же они предпочтут уединиться в кабинете, авара легко пройдет сквозь стену. В подслушивании тебя никто не заподозрит, ты не ощущаешься магом, просто женщина любящая развлекаться, - внезапно он нахмурился. - Только есть проблема.
   -- Озвучь, - предложила я, - вместе решим.
   Мужчина откинулся на спинку кресла, подперев рукой подбородок, и внимательно посмотрел на меня. Его взгляд стал задумчивый, изучающим, он скользнул по моим рукам, лежащим на коленях, по груди, но там не задержался, похоже наглухо закрытый ворот рабочего платья служанки не впечатлил мужчину. Дольше всего он рассматривал мое лицо, внимательно разглядывая каждый миллиметр.
   -- Ты слишком скована, - наконец-то был вынесен вердикт. - Чувствуется, что ты привыкла подчиняться, сложно будет доказать, что это всего лишь воспитание такое, своеобразное.
   На такое высказывание я лишь хмыкнула и сменила позу. Придвинулась на край стула и села полу боком, спину выпрямила, плечи распрямила, голову чуть склонила на бок и слегка улыбнулась.
   -- Вы меня удивляете, лорд Дэймиан, - пропела я спокойным ласковым голоском, - мы с вами не так хорошо знакомы, что бы вы смогли в полной мере оценить степень моего воспитания. Поверьте, с моим поведением проблем не возникнет, - после чего вернулась в прежнюю позу и добавила, глядя в ошарашенное лица хозяина, - если я, конечно, решусь принять участие в вашей авантюре.
   -- А ты считаешь, что можешь отказаться? - пренебрежительно надменное выражение его лица едва не заставило меня сорваться и, нахамив ему, уйти, но я прекрасно понимала, что сидящий напротив мужчина слишком умен, он не позволит мне так легко вырваться, у него все продумано. - Эмилен сказал мне, что в случае чего готов предоставить тебе помощь и убежище, но где гарантия, что ты дождешься его, если я сейчас выставлю тебя за ворота? - я вздрогнула от его тона, озноб прошел по телу. - Не хочу угрожать, но нам действительно может пригодиться твоя способность.
   -- Не поверю, что вы сидели и ждали моего торжественного прихода, - зло ответила я. - Что вы за охрана, если вам для выполнения своей работы нужна помощь девчонки?
   -- Нет, конечно, - усмехнулся он, - у нас все продумано, но во дворце соберутся не просто представитель соседних стран, а дети правителей. Ты ведь девочка умная, теоретически, - язвительный смешок, - сможешь, надеюсь, сообразить, что будет если хоть кто-нибудь, из них погибнет во время смотрин. Мы не имеем права на ошибку, а надеяться, что они идиоты - самая большая из них. Но я не тиран, - снисходительная усмешка, - и готов предоставить тебе на размышления сегодняшний день, завтра наша свадьба.
   -- Конечно, я начну обдумывать ваш ультиматум, - меня уже почти трясло от бешенства, - как только ответите на последний вопрос.
   Он усмехнулся. Кажется, этому демонову лорду ничего не стоит читать мои эмоции, как открытую книгу, и они его забавляли. Конечно, загнал в угол и радуется. Сволочь!
   -- Ты первая женщина, которой не нравиться просыпаться в моей постели, - его губы искривила насмешливая улыбка, от которой меня передернуло, но брезгливое выражение на моем лице заставило его сузить глаза и поджать губы, - и первая, кого я пустил в СВОЮ спальню. Ответ же очень прост: твои кошмары. Когда они начинаются, ты издаешь чуть слышные стоны, если разбудить тебя в этот момент, то все заканчивается относительно тихо, в противном случае, с каждой минутой стоны становятся громче и переходят в крик. Как ты еще не охрипла от этих воплей. Мне проще держать источник шума в твоем лице рядом, чтобы не бегать через всю спальню. Надеюсь не надо говорить, что я жду тебя в спальне сегодня ночью. И еще, - он резко выпрямился и начал доставать из стола, какие-то бумаги, - сегодня придет портниха, вы должны обсудить с ней твой новый гардероб. У нас есть месяц на подготовку. Через два дня появиться учитель танцев и истории нашего мира. Будет странно, если выясниться, что я женился на безграмотной девице. Будем готовить тебя к выходу в свет.
   -- А ты не думал, что во дворце могут появиться мои бывшие клиенты? - меня очень беспокоил этот вопрос.
   -- Это не твоя забота, - он на секунду оторвался от бумаг, одарил меня еще одним внимательным взглядом, - я разберусь с этим сам, когда придет время. Можешь быть свободна.
   Лорд вернулся к работе, а у меня возникло ощущение, что он не все мне рассказал.
  
   Я предполагала, что будет не просто, когда только осознала куда попала, но даже в самом страшном кошмаре не могла представить насколько.
   Но обо всем по порядку.
   Из кабинета я вышла слегка пришибленная всей массой полученной информацией. Скоро у меня появиться муж. Муж! Всегда мечтала, что моя свадьба состоится в ясный солнечный летний день, я буду в ослепительно-белом платье, в окружении своих друзей, мама будет плакать от счастья, а мы с женихом, считать каждую секунду до начала церемонии, когда смогу назвать любимого мужчину мужем.
   А что получу в итоге? Фиктивная свадьба с незнакомцем, который заставляет меня подчиняться с помощью угроз и шантажа. Да еще и втравливает в такие неприятности, что страшно даже представить себе, чем все дело кончиться и выживу ли я. И не откажешься, окажусь на улице, сразу попаду в руки Каргана и его людей. Память услужливо предоставила мне события последних часов проведенных в стенах борделя, мужские руки на теле, слюнявый рот, блуждающий по лицу, я содрогнулась от отвращения. Потом вспомнила невероятно красивое лицо мертвой эльфийки, которая, после всего пережитого предпочла умереть. Нет, не хочу пережить то же, что выпадает на долю тех девушек. Похоже, у меня действительно нет выхода. Чужой мир, незнакомый мужчина, не понятный брак и полнейшее одиночество.
   Я сидела в своей каморке при свете свечи и тихо плакала. Прошлая жизнь осталась позади, ни что и ни когда больше не станет таким, как прежде. Даже если я вернусь домой, где гарантия, что смогу там задержаться, а не вернусь в руки Каргана, ведь Карсары, и отец, и дочь, никуда не денутся. Если бы кто знал, как мне было страшно. Хотя, почему 'если бы', кое-кто точно знает, насколько я боюсь, но ему все равно. Сильный, властный, красивый и абсолютно, холодный, безразличный лорд Дэймиан Сандар.
   Черт! Что я делаю?! Сижу в темной каморке и жалею себя! Что произошло, что я стала... нюняй?
   Мама всегда гордилась моей выдержкой, говорила, что у меня есть сила и стойкость, что я смогу решить любую проблему. А что вышло в итоге? Ее сильная дочка сидит в кладовке и пускает сопли. Во, позорище! Как хорошо, что мамочка меня сейчас не видит. Если она, когда-нибудь узнает об этой истерике,... как я буду смотреть ей в глаза?
   Так, все! Хватит себя жалеть! Надо брать остатки своей жизни в более надежные руки, чем чужие. Сейчас успокоюсь и наведаюсь к хозяину, если так нужна моя помощь, он ее получит, но только я тоже выставлю парочку своих условий. Я оглянулась вокруг, тихо, темно, по углам колышутся тени. Каморка. Самая настоящая. Меня устраивало, что здесь я могла укрыться и побыть в одиночестве, но такие условия проживания не подходили для леди, чью роль мне предстояло сыграть. Страшно ли мне ввязываться в эту авантюру? Страшно, но, как сказала непревзойденная Скарлетт О'Хара: об этом я подумаю завтра. Будем решать проблемы по мере их возникновения.
   А пока, пойду, приведу себя в порядок и обрадую лорда-шантажиста.
   Но моим планам не суждено было свершиться.
   В коридоре, где располагалась моя каморка, было темно. Вообще-то там всегда было темно, во всем коридоре висело всего две магические лампы, по одной с каждого конца. Просто здесь были подсобные помещения для хранения всякой... разных нужных вещей. Я жила в комнате для хранения чемоданов и сундуков, за правой стеной складировали посуду, за левой, были полки с постельным бельем. Что скрывали другие двери, понятия не имею, мне госпожа Лилана не говорила, а я не спрашивала. Не то, что мне было не интересно, просто излишнее любопытство могло вызвать вполне обоснованные подозрения и вопросы на тему, тебе, зачем знать?
   Это я к тому, что к полумраку коридора успела привыкнуть, но сегодня здесь было абсолютная, непроглядная тьма, оба фонаря были погашены. Нет, отсутствие света, меня, человека выросшего в доме, где отсутствие электричество, скорей норма, чем нечто уникальное, совсем не пугало. Если честно, даже внимания не обратила. Зря, как оказалось, не учла, что магические лампы устроены по-другому, а, может, слишком мало сведений о том, чье существование для меня еще недавно было сказкой. И действительно, что может знать о магии дитя технического прогресса? Правильно, ничего. Но за время моего пребывания в этом доме, я успела выучить дорогу наизусть, но направившись в нужную сторону, смогла сделать лишь десять шагов, когда удар в плечо откинул меня к стене. От столь жесткого столкновения на секунду перекрыло дыхание.
   Пока пыталась отдышаться, мне в лицо полетел какой-то порошок. В носу защекотало, я закашлялась, но прошла секунда, и воздух снова вышибли из моих легких, с силой прижав к стене. Не смотря на приглушенный голос, напавшего я узнала. Точнее напавшую.
   -- Ты его не получишь, тварь!
   После чего тяжесть давившего на меня тела исчез. Я опять осталась одна, в кромешной тьме, и уже не чувствовала себя в безопасности. Наоборот, темнота пугала до нервной дрожи в ногах, появилось чувство, что напавший затаился где-то рядом и только и ждет времени для нового нападения. Потом мне начали мерещиться монстры мечтающие напасть на меня. Ужас охватил все тело, дыхание сбилось, а глаза стали лихорадочно выискивать затаившуюся в темноте угрозу. Прижимаясь к стенке, уже без всякого постороннего давления, я осматривалась по сторонам, в тщетной попытке рассмотреть невидимого врага.
   Теплое дыхание коснулось моего уха, и знакомый голос зловеще прошептал:
   -- Беги.
   И я побежала со всех ног. То, что спустя минуту я выскочила на освещенную местность, ничего не изменило, страх не прошел, а умножился. Теперь меня пугало все, стены, мебель, редкие люди. Я натыкалось на все подряд, отскакивала от препятствия и бежала дальше, я задыхалась, воздуха катастрофически не хватало, но самое страшное, не могла найти выход. Метания продлились не долго, открылась дверь, в которую вошли два высоких мужчины. Мужчины пугали жутко меня, вот только за их спинами был выход, к нему я и устремилась, сшибая все на своем пути.
   Я бежала, не разбирая дороги, настолько быстро, насколько могла. Страх гнал не хуже физкультурника с секундомером. Был у нас такой кадр, какой-то бывший военный, он просто посмотрит на тебя и на глаз определял, за какое время ты должен пробежать стометровку, попробуй не успеть, еще и отжиматься заставит. И его в последнюю очередь интересовало, парень ты или девушка, выполнять упражнение будешь наравне со всеми. Уходишь с занятия, и тебя шатает, руки дрожат, ноги не держат. Но стометровку сдаешь, как положено. Он все ругался, что я медленно бегаю, видел бы он меня сейчас.
   То ли от скорости, то ли от стресса, дома и лица прохожих мелькали перед глазами, не задерживаясь в памяти. От кого-то шарахалась, кто-то уворачивался, стараясь избежать столкновения со мной, но были и те в кого я врезалась. Что именно меня пугало и заставляло удерживать максимально возможную скорость, не смогла бы ответить даже при большом желании, но изменить, что-либо была не в силах. Страх не позволял даже мысли об остановке проникнуть в голову.
   В боку давно кололо, легкие не справлялись с работой, я начала задыхаться, перед глазами все плыло, а ноги продолжали нести меня. Монстры чудились за каждым углом, и я пыталась, пыталась изо всех сил убежать от этого кошмара. Пыталась. И не могла.
   О том, что это была редчайшая глупость и удачно спланированная подстава, на которую я попалась, поняла лежа на земле в подворотни, среди мусорных баков, пустых винных бутылок и отвратительного запаха мочи. Я задыхалась от долгого быстрого бега, ноги тряслись и болели, все тело сотрясала мелкая дрожь. Но самым не приятным было онемевшая от боли щека. Она горела огнем, половина лица онемела и пульсировала.
   В трех метрах от меня стояло четверо мужчин и с улыбками разной степени насмешливости, смотрели на меня. Двое из них были среднего роста, плотные, плечистые, с абсолютно лысыми головами. Одинаковая одежда, черные куртки с воротниками 'стоечка', не знаю, как это правильно называется, черные штаны, тяжелые ботинки, делали их похожими на охранников. В пользу этого говорили и одинаковые выражения на их лицах.
   Третий мужчина был высок, худощав и невероятно красив. Он выглядел лет на тридцать, солнечно-белые волосы были заплетены в длинную сложную косу, эта затейливая прическа открывала вид на острые вытянутые уши. Такие же расовые признаки я видела у погибшей в борделе девушки. Передо мной стоял эльф. От одного взгляда на него меня буквально передернуло, чувство опасности буквально пропитывало окружающее пространство.
   А четвертого я знала, и от испуга забыла, как дышать. Не высокий, полненький мужичок в не привычном для жителя Земли, камзоле красного цвета и таких же бриджах, на ногах красовались высокие сапоги. Это выглядело настолько дико, что я не сразу поверила в реальность происходящего. Но факт оставался фактом. На оплеванной мостовой, грязной подворотни стоял мой самый большой кошмар, господин Владлен Леонидович Карсар, человек, продавший меня в бордель. Я даже растерянно моргнула пару раз в надежде на галлюцинацию, не сбылось, мужик не растаял.
   И вот, что странно, стоило мне осознать, непреложную истину, что мой самый жуткий страх сбылся, как я совершенно успокоилась. Эмоции отошли на второй план, их словно заперли в глубине сознания, ум прояснился, начался поверхностный анализ всего случившегося.
   Значит так.
   Лампы в коридоре магические, просто так, от нечего делать, они погаснуть не могли, да и засада была грамотная, прожив в доме три недели нападения ждать я, не могла. Кто-то нарочно погасил свет, чтобы не видела приближения врага. Значит, напавший, вернее напавшая, голос явно был женским, прекрасно знала моё к ней отношение. Скажу, больше, она была уверена - близко к себе я ее не подпущу. А если добавить к этому, что голос, не доброжелательницы, хоть и был приглушен, принадлежал Мариде, то заметь я ее приближение, после нескольких ночей проведенных в постели ее кумира, лорда Дэймиана, рванула б в противоположную сторону со всех ног. Просто очень жить хочется.
   Поехали дальше.
   Темноты я не боялась даже в раннем детстве. Сколько себя помню, пугать маленького ребенка в моем лице, для послушания, разного рода личностями, вроде знаменитого Бабайки, было совершенно бесполезно. Когда воспитательница в детском саду с помощью этого всеми известного дядечки попыталась уложить меня на дневной сон, я ее выслушала. Вот, честно. Внимательно выслушала, и посоветовала обратиться к психиатру и поискать другую работу, это не для нее. Как можно уговаривать детей заснуть, запугивая их, мол, пока вы спите, приходит Бабайка и съедает непослушных детей. Где вы видели абсолютно послушного ребенка? Получается, заснешь в своей кроватке, а проснешься, когда тебя уже съели? Не удивительно, что после таких напутственных речей дети тихонько дрожали от страха каждый под своим одеялом, тихонько подглядывая, откуда появиться монстр, надо же знать в какую сторону от него убегать. Но виноватой, конечно осталась я. В угол до конца тихого часа поставили тоже меня.
   Что-то я отвлеклась.
   В общем, темноты я не боюсь. Приложив меня несколько раз о стенку, из дома выйти, тоже не заставишь. Значит дело в порошке, который меня заставили вдохнуть, какой-то препарат, вызывающей чувство ужаса и паники. Вполне возможно, такой дряни и в моем мире хватает, не поверю, что с выходом Карсара на Землю, они еще не обзавелись аналогом.
   Выходит, Марида помогла им выманить меня за пределы дома, ведь покинуть охранную черту я могла лишь по своей воле. Именно это я и сделала. Выбежала в ужасе сломя голову, ничего на своем пути не замечая. А поджидали меня здесь, слишком далеко от тех, кто может защитить. Да и в подворотни я оказалась не просто так, у эльфа красное пятно на тыльной стороне ладони, и щека у меня до сих пор болит. Он просто ударил меня по лицу возле удобного укрытия. Подворотня была не сквозная, метров через двадцать шла высокая кирпичная стена. Я только сейчас заметила, что окружающие дома явно принадлежат не лордам, значит, квартал аристократов остался далеко позади.
   Я полулежала на грязной мостовой, в окружении вони подворотни, смотрела на своих преследователей, потирала щеку и отчетливо понимала - мне конец. Теперь точно попала.
   -- Пора возвращаться обратно, красавица, - первым заговорил Владлен Леонидович.
   Его улыбка показалась мне, какой-то пошлой, взгляд липким и раздевающим, возникло чувство, будто он с трудом сдерживается, чтобы не облизываться, тонкие губы иногда вздрагивали в характерном жесте. Это было на редкость отвратительное зрелище. На мой взгляд, нет ничего более гадкого, чем престарелый развратник, пытающийся соблазнить ровесницу дочки или внучки. Морщин на его лице было не много, судя по всему, возраст мужчины перевалил за пятый десяток, но от этого зрелище не стало привлекательнее, он был на тридцать лет старше меня. Да, что там, даже моя мама моложе его лет на двенадцать. Но, похоже, возрастная разница смущала только меня, лицо господина Карсара выражало полную готовность доказать мне на практике народную мудрость, что старый конь борозды не испортит, так, кажется, говорят.
   Меня едва не стошнило от отвращения, когда в памяти всплыли кое-какие воспоминания из недавнего прошлого. Взять хотя бы последний момент перед моим выходом на улицу. Ведь это был он, тот мужик, который целовал беспомощное тело в номере борделя, мое тело. Когда владелец 'Экзотической Красотки' обездвижил танцующую девушку и вывел из комнаты очередного клиента, именно Владлен Леонидович Карсар прошел сквозь дверь за ковром, и воспользовался беспомощностью. Моей беспомощностью. А сколько раз за время моего пребывания в том отвратительном месте, этот мерзкий извращенец насиловал меня?
   Я не смогла сдержать обуревавшие меня эмоции, и чувство брезгливого отвращения исказило мое лицо. Глядя на источник основных проблем моей жизни, купая его в той грязи, которую до сих пор ощущала на своей коже. Очень хотелось, что бы поскорее настал тот день и час, когда это ничтожество на своей шкуре испытает всю гамму омерзения, через которую по его милости пришлось пройти мне. Возможно, в этот момент я и размышляла, как глупый ребенок, верящий во Вселенскую справедливость, но ребенок верил искренне. Со светлой надеждой, что дождусь того дня.
   Эльф же рассматривал меня с холодным расчетливым интересом, как редкий вид насекомого, вроде бы, и препарировать надо, а хочется насладиться изучением. Он пугал меня больше чем все остальные в месте взятые. Перед глазами снова всплыло безупречно прекрасное и безжизненно спокойное, я бы даже сказала, одухотворенное, лицо Эзиль, той самой эльфийки, которая обретя свободу, предпочла смерть. На моих глазах. Она говорила, что предал ее тот, кому она доверяла, уж не этот ли красавчик. Этот мог. Я точно знаю. И предать, и продать, и пытать. По его лицу было видно, что он способен на многое, и, какие-то морально-этические нормы его не остановят. Сомневаюсь, что среди живых остался хоть кто-нибудь, кто смог бы рассказать про многоличие это слизняка с ангельским личиком и подлой душонкой гадюки.
   Эльф, словно прочел мысли, а может выражение лица рассказало, насколько он близок к плинтусу в моих глазах. 'Хотя, нет, - проскользнула странно отстраненная мысль, где-то за задворках сознания, - плинтус для него сейчас, не преодолимая высота, до него еще добираться и добираться'. Идеально правильные губы растянулись и хищной улыбки. Кажется, я удосужилась 'чести' стать новой игрушкой этого красивого маньяка. Интересно, что будет дальше?
   Очень напрягало, что даже факт скорой и мучительной кончины, не смог всколыхнуть мое сознания. Меня окутывал своеобразный эмоциональный вакуум, где все лишнее было заперто в надежный сейф и удерживалось до лучших времен. С одной стороны - хорошо, пока остаток порошка блокирует лишнее, истерик не будет, но есть и другая сторона - в стрессовых ситуациях, мой мозг способен найти выход из любого тупика. А это, как раз он, тот самый тупик, из которого мне просто необходимо найти выход. И, желательно, поскорее.
   -- И куда же я должна возвращаться? - отстраненно спросила я у своего похитителя. - В дом, из которого вы так старались меня выманить? Или вам мало того, что вы уже совершили? Такое понятие, как 'возмездие' слышали? - мой голос спокойно пропускал, чуть слышные издевательские нотки, я хотела задеть его, как можно больнее. - Решили накопить побольше грехов, что бы знать, за что расплачиваешься.
   -- Какой острый язычок, - певуче произнес эльф, - я очень люблю таких строптивых девочек, - не оборачиваясь к Владлену Леонидовичу, он бросил через плечо. - В счет долго забираю девчонку на две недели. Приятно смотреть, как некогда гордо вскинутая голова склоняется в земном поклоне, а с уст, вместо оскорблений звучит лишь одна фраза: повинуюсь, Хозяин. Не представляешь, как это приятно, - потом по его губам скользнула предвкушающая улыбка. - А, кстати, можешь не представлять, я покажу на твоем же примере.
   С этими словами эльф решительно двинулся в мою сторону, но на полпути замер, остановленный моей насмешливой улыбкой, сдержать которую я не смогла физически. В отличие от них, я знала, что будет дальше, видела это и предвкушала.
   Нет, это было не одно из странных видений, которые периодически посещали меня. Просто, господа преследователи стояли спиной к выходу из подворотни и не могли видеть подошедших, со стороны улицы мужчин. Пятеро. А возглавлял эту группу неожиданной поддержки лорд Дэймиан Сандар, мой, без пяти минут муж, тот, кому я нужна живой, здоровой и невредимой. Это же надо, настолько увериться в собственной безнаказанности, что даже не следить за спиной, своей, между прочим. Ну, и был ли у меня повод для нервов в такой момент? Конечно же, нет. Наоборот, я готовилась насладиться представлением.
   Я не пыталась подняться с земли или сесть удобнее, просто приготовилась наблюдать за бесплатным представлением. Мне, в последнее время выпадало так мало шанса для радости и веселья, что упускать такую возможность было бы верхом глупости.
   Но эльф, как выяснилось, остановился не из-за моей улыбки, ему, что закономерно, было плевать на все эмоции. Бьюсь ли я в истерике или ухахатываюся, не важно, такие пустяки не смогли бы остановить этого красивого мерзавца, а он стоял в двух шагах и удивленно разглядывал меня, полулежащую на земле. Тонкая изящная бровь удивленно приподнялась вверх.
   -- Ты не маг, - легкие нотки удивления проскользнули в его голосе, - не понимаю.
   -- Что случилось? - вопрос Владлена Леонидовича был ожидаем и закономерен, не каждый день видишь ступор у эльфа, я вообще их раньше не видела.
   -- Я не могу подойти к ней, - задумчиво ответил эльф. - Не знаю почему. Магии в девчонке нет ни капли, но какая-то сила определенно защищает ее, я чувствую довольно мощный щит вокруг.
   Тут эльф обернулся к своим спутником и, наконец, заметил вновь прибывших и внезапно отбывших. Да-да, мои защитники не стали ждать, когда на них обратят внимание, а тихонечко убрала охранников, к моменту обнаружения, они уже стояли за спиной ничего не подозревающего господина Карсара. Эльф первый сообразил, чем все может кончиться, и исчез во вспышке света. Я ждала, что последний из напавших тоже сейчас исчезнет, но он сделал два шага в мою сторону, присел на корточки и начал... вынос мозга. По-другому, назвать этот процесс я не могла.
   -- Ты зря сбежала, девочка, - я обалдела от такого заявления. - Если бы не твоя глупая выходка, вернулась бы домой через пару месяцев. А сейчас, что с тобой делать? Ты очень сильно подставила нас, - слушая его, я внезапно почувствовала, как в груди поднимается волна бешеной ярости, в таком состоянии мне бывать еще не доводилось, сдерживаться удавалось с трудом. - На тебя очень большой спрос, могла бы гордиться собой, а ты, не благодарная взяла и сбежала, - он сокрушенно покачал головой. - Как можно быть такой?
   Я впала в ступор, слов не было, даже матерных, что ему ответить - понятия не имею. Он даже не понимает всю степень своей низости. Меня выдернули из привычной жизни, продали в бордель, подкладывали под всех у кого есть деньги, а теперь выясняется, что я должна быть за это благодарна. Даже не знаю, как реагировать на такое.
   -- Вы в своем уме? - потрясенно спросила я.
   -- А что такое? - удивленно вздернутая бровь обозначило его полного не понимания. - Ты была обычной серой мышкой, таких полно, - он пренебрежительно махнул рукой, - сейчас же, посмотри на себя в зеркало. Из невзрачной девчонки, тебя превратили в настоящую красавицу. На Земле нет магии, а с помощью технологий и химии такого эффекта не достигнешь, да и держится он не долго. Все омолаживающие средства приносят временное улучшение, а потом ухудшают состояния кожи. Тебя же переместили в мир, где с помощью простых заклинаний все улучшения останутся на долгие годы. Да, ты должна была быть благодарна за такую возможность, а не воровать архив с очень важными записями. Вот скажи, зачем ты забрала кристаллы? Что собираешься с ними делать?
   -- Мстить! - прошипела я. - Если для вас работа в бордели замечательный шанс, то чего сам там не работаете?
   -- Подумаешь, бордель, - хмыкнул он, - за все в жизни надо платить. Денег, что бы оплатить настолько дорогостоящую процедуру, у тебя нет, вот, и отработаешь.
   -- Я не просила менять мой внешний вид, меня все устраивало! - голос уже буквально звенел, еще чуть-чуть и я выцарапаю глазенки этому... 'благодетелю'.
   -- Ты сама не знаешь, о чем говоришь, - Владлен Леонидович постарался изобразить снисходительную улыбку. - Еще ни одна знакомая мне женщина, не сказала, что она достаточно красива...
   -- Возможно, в вашем возрасте я и соглашусь, - перебила его я, не хотелось в очередной раз выслушивать бред, - но на данный момент, мне двадцать, я была красива сама по себе, делать из себя 'Мисс Мира' не просила. А вы не меня пытались облагодетельствовать, а дочь свою прикрыть. Преследование, похищение, нанесение тяжких телесных повреждений, каждый из этих пунктов статья уголовного кодекса, так просто она не отделается.
   -- Ее никто не посадит, - меня наградили еще одной снисходительной улыбкой, - я достаточно богат, смогу откупиться от любых исков. Деньги многое решают.
   -- Только сейчас они вам не помогут.
   Мы вздрогнули одновременно, и посмотрели в сторону выхода. Карсар, наконец, обернулся, а я вспомнила, что мы уже давно не одни. Поток затянувшихся угроз в мой адрес прервал сам лорд Дэймиан. Он медленным шагом двинулся в нашу сторону в то время, как трое из сопровождавших его людей сорвались с места. Пока господин Карсар не опомнился, двое из них в считанные секунды скрутили моего преследователя, а третий подошел ко мне.
   Видя, как главный источник моих неприятностей скрутили два молодца, минимум на две головы, возвышающиеся над ним, почувствовала удовлетворение. Владлену Карсару связали руки за спиной и подняли настолько высоко, что ему пришлось путь до выхода преодолеть на носочках, еще чуть-чуть и добрые ребята заставили бы его подняться на цыпочки. Забыв про свои неприятности, я улыбнулась, но только одной половиной лица, вторая, от столь смелого эксперимента возмутилась болью. В это время Карсара подвели к лорду, но послушать о чем они разговаривали у меня, подошедший мужчина занялся моим лицом. Стоило ему прикоснуться к щеке, как резкие разряды боли разошлись в разные стороны, а из глаз потекли слезы.
   -- Потерпите немного, леди, - как бы извиняясь, произнес мужчина, - я - целитель, сейчас закончу, и вам станет легче. Только постарайтесь не дергаться.
   -- Хорошо, - прошептала я.
   Он еще пару раз прикоснулся к скуле и от этого места, легкое тепло прошло по всей поверхности лица. Сдержать вздох облегчения у меня не получилось, мужчина чуть заметно улыбнулся.
   -- Через полчаса не останется даже следа.
   -- Спасибо.
   -- Давайте попробуем встать, - предложил мужчина.
   Он поддержал меня под локоть, а второй рукой обнял за талию. Вроде бы резких движений он не делал, но стоило мне выпрямиться, как в глазах потемнело, ноги подкосились, и если б мужчина не продолжал меня держать, я снова рухнула бы на землю.
   -- Тихо, тихо, - прошептал мужчина, - сейчас все пройдет.
   Что бы быстрее отогнать дурноту, постаралась сосредоточить внимание на чем-то одном, например, рассмотреть своего помощника. Невысокий, широкоплечий, внешность неприметная, каштановые короткие волосы, карие глаза с красноватым оттенком и слегка бледноватая кожа. Я сделала глубокий вздох, потом еще один и еще. Когда перед глазами прояснилось, а звон в ушах утих, я услышала, как лорд Сандар отдает приказы о транспортировки троих задержанных в отделение стражи.
   Забавно, меня только что чуть не похитили, я стою в грязной, вонючей подворотне, ноги слегка подкашиваются, пережитый стресс сотрясает тело крупной дрожью, но глядя на спокойно отдающего приказы лорда Дэймиана, понимаю, что пока он рядом, со мной ничего не случиться. Откуда такая вера в абсолютно незнакомого человека сложно сказать, просто чувствовала, что рядом с ним я в полной безопасности. Это еще одна причина согласиться на его предложения, он сможет меня защитить, пока не разберутся с проходом между мирами, только тогда я смогу спокойно жить дома.
   Лорд так гармонично смотрелся на фоне слаженной, четкой работы сопровождающих его мужчин, что я залюбовалась. Страх сам собой начал отступать, пока не прозвучала жуткая фраза:
   -- Я сейчас в управления, доставьте леди домой, и оставайтесь рядом для охраны до моего возвращения.
   Меня опять начало знобить, от мысли, что он сейчас уйдет, ноги стали ватными и совсем слушаться перестали. У меня всегда так, когда страх начинает брать верх над разумом, ноги начинают подкашиваться, потом развязывается язык. Я могу болтать несколько часов, и совершенно неважно какие глупости, переговорить меня или заставить замолчать невозможно. Проверено не единожды. Сейчас наступала первая фаза страха, ноги ослабели.
   Внезапно лорд внимательно посмотрел на меня, его глаза сощурились, губы плотно сжались и он, резко мотнув головой, решительно направился ко мне. Его темно-синие глаза резко почернели, выдавая сильную злость. Большая, сильная рука осторожно прикоснулась к моему подбородку, приподняв мою голову, лорд внимательным взглядом теперь уже черных глаз, осмотрел мое лицо. Потом отстранил державшего меня мужчину и поднял на руки.
   -- Я сам доставлю ее домой, потом приду в управление, - решительно сообщил он. - Вышлите охрану для леди к моему дому. И постарайтесь не упустить задержанных до моего прихода.
   Я тихонько прижалась к широкой мужской груди. Кто-то может сказать, что это был жест отчаянья, попытка показать свою беззащитность, но нет, мне было банально холодно. Даже не заметила, что, не смотря на замечательную весеннюю погоду, я успела так замерзнуть, а от лорда исходило странное, успокаивающее тепло. Даже дрожать перестала. Меня еще никто и никогда не носил на руках, это было необычно и приятно. Положила голову на плечо лорда, закрыла глаза и постаралась расслабиться.
   Все закончилось.
  
   Глава 4
  
   Это я надеялась, что меня вернут в дом и оставят в покое?
   Наивная...
   Нет, в конечном итоге домой меня таки вернули, но с начало завернули в Храм. Лорд уже не ждал моего ответа, и тянуть время больше не собирался. Свадебный обряд начался спустя пять минут после нашего прихода, мужчина только глянул на храмовника и сказал:
   -- Я хочу, что бы вы провели обряд Единения, и чем быстрее, тем лучше, - попытку храмовника возразить прервала властно поднятая рука. - У меня не так много времени, поэтому поторопитесь. Мою невесту зовут Кристина.
   Храмовник, невысокий худенький мужичок в темно-серой, почти черной мантии, с ярка красной полосой по краю, внизу и на капюшоне, только кивнул и скрылся за одной из дверей. А меня отпустили на землю и позволили осмотреться. Было невероятно интересно сравнить местный Храм с нашей церковью.
   Здесь не было золотых покрытий, святых ликов, моря свечей, обычные белоснежные стена с темно-серым узором, напротив двери расположился алтарь, большой не ровный камень метровой высоты с серебряной чашей в центре. Сам пол был черный, но от входной двери до камня вела красная дорожка полутораметровой ширины. Вся атмосфера в Храме была полна, какого-то, мрачного торжества, создавая ощущения божественного присутствия. Странно, сам Храм был относительно небольшой, всего пятьдесят квадратных метров, по сравнению с нашими церквями совсем, малюсенький, но при этом, своим величием внушал трепет.
   Мы медленно подходили к алтарю, и с каждым шагом все отчетливее чувствовала чужой взгляд, не зримый и изучающий.
   Я так увлеклась разглядыванием, что пропустила приход храмовника. Любопытно, сам служитель, на сколько я видела, невысокого роста, даже ниже меня, но стоя у алтарного камня... наверное, он использует, какую-то подставку. Лично мне, алтарь был выше пояса, еще чуть-чуть и самой бы пришлось использовать табуретку.
   Эта мысль настолько рассмешила меня, что улыбку сдержать не удалось. Так я и подошла к священной реликвии, с глупой улыбкой на лице, еще не до конца понимая, что происходит. М-да, стресс дает о себе знать.
   Не пришла в себя я и когда зазвучали первые слова заклинания, просто стояла, и тупо смотрела на храмовника, не вслушиваясь в его бормотания. Происходящее не откладывалась в памяти и сознании. Казалось, сижу перед телевизором и смотрю фильм, настолько все было не реальным, но, почему-то, правильным. Осознания не включилось, даже когда по моей руке прошлись ножом, и кровь потекла в чашу, только подумала 'Чаша литров на двадцать, крови во мне от силы, литра четыре, и то не наберется, ну и смысл брать эту бадью?'. Но в нее упало лишь несколько капели, которые кинжалом тут, же перемешали с бордовой кровью лорда. Его кровь была намного темнее моей, но это тоже отметила лишь краем сознания.
   -- Дэймиан, согласен ли ты связать свою жизнь с присутствующей здесь Кристиной? - голос храмовника звучал громко, но не звенел всеми отголосками эхо, не разносился по всему залу. - Оберегать, защищать ее от бед и невзгод, встреченных на вашем пути?
   -- Да! - спокойный уверенный голос лорда Сандара заставил меня вздрогнуть, почему-то.
   А потом он сделал то, чего я никак не ожидала, наклонился и коснулся губами моих губ. Это был не поцелуй, всего лишь легкое касание, но меня как молнией пробило, аж дыхание перехватило. Переведя растерянный взгляд на храмовника, я попыталась найти признаки не правильного проведения обряда, но лица обоих темных были совершенно спокойными. Так и должно было быть. Пока я растерянно хлопала глазами на мою левую руку, поверх пореза застегнули браслет. Стоило металлу прикоснуться к открытому порезу рану начало щипать, но я не обратила внимания, сосредоточившись, на чужеродном обряде.
   -- Кристина, согласна ли ты связать свою жизнь с Дэймианом? Любить его, заботиться на протяжении вашей жизни?
   Обращенный ко мне вопрос заставил со всей ясностью осознать, что это все - правда, и я на самом деле выхожу замуж. Временно, но выхожу. Перед мысленным взглядом всплыло мужское лицо, но не Владлена Карсара и не Каргана, а того эльфа из подворотни, с улыбкой садиста, взглядом маньяка и протянутой ко мне рукой. А потом встретилась с настороженным темно-синим взглядом.
   -- Да! - хотела сказать это твердо и уверенно, но из горла вырвался чуть слышный хрип.
   Лорд Дэймиан еще раз наклонился и коснулся моих губ легким поцелуем. Потом в мою дрожащую руку положили браслет. Как застегивала его на мужской руке, не помню, все как в тумане.
   -- Отныне вы едины по воле Богов, - провозгласил храмовник. - Лорд Сандар, вы можете поцеловать леди Сандар.
   Что-то в этих словах меня зацепило, заставило насторожиться, но ухватить и обдумать эту мысль не получилось, твердые мужские губы завладели моими, и мир исчез. Никогда бы не подумала, что от простого прикосновения может так сорвать крышу. Это не первый мужчина в моей жизни, который решил поцеловать, но единственный, кто смог вызвать такую бурю в моей душе. За какую-то минуту, пока длилось это безумие, мир для меня перевернулся, что бы никогда не стать прежним.
   Когда он оторвался от моих губ, сердце колотилось, ноги подкашивались, а в голове стоял легкий туман. Но это у меня. Мой новоиспеченный муж был абсолютно спокоен и равнодушен, наш поцелуй затронул лишь меня, это буря бушевала только в моей душе, она перевернула мой мир, оставив его безучастным. И холодным.
   Лорд снова подхватил меня на руки, кивнул храмовнику и направился к выходу. Не дойдя до высокой двухстворчатой двери пяти шагов, открыл портал, перенося нас в свою комнату дома. Не сбавляя скорости и не отпуская меня на пол, он прошел в ванную комнату, посадил на скамеечку и сказал:
   -- Я позову служанку, она поможет тебе привести себя в порядок, - после чего вышел из ванной, оставив меня одну.
   Сил не хватило даже на такое простое действие, как кивок головы. Просто сидела и смотрела в одну точку. Сегодня, из-за козней ревнивой девчонки я попала в руки работорговца, и, не подоспей во время лорд Дэймиан, вернули бы меня в бордель. От одного воспоминания о комнате с красными коврами на стенах, меня начала сотрясать дрожь, и чтобы не разрыдаться постаралась отогнать эти мысли. Что бы хоть как-то взять себя в руки, на свою беду, решила привести себя в порядок, не дожидаясь служанок.
   Я осмотрелась, ничего особенного не заметила, от нашей, земной ванны, ничем не отличалась. Разве что размером самой комнаты и сантехникой, у нас она стандартного размера, а здесь большая, явно сделанная на заказ под габариты хозяина. Этакий мини бассейн, два с половиной метра в длину и метр в ширину. В остальном, все было сделано со вкусом. Из-за размеров комнаты не было чувства нагромождения и удушающей тесноты, стены темно-красного, почти бардового цвета, большая раковина, над ней зеркало, еще одно, большое, висело возле двери в спальню. В дальнем углу была еще одна дверь, уголок для раздумий. Напрягало то, что во всей комнате я не нашла ни шампуни, ни полотенца, НИЧЕГО. Даже скамеечка, на которой я сидела, была пуста, она, кстати, стояла не далеко от ванны.
   Встав, я уже потянулась к пуговицам на платье, когда краем глаза уловила отражения в зеркале. Зеркало. Когда я в последний раз смотрелась в него? Наверное, еще дома, когда переодевалась после конкурса. В борделе было не до этого, здесь работы много. Да, если честно, не было желания видеть свое отражения, а тут...
   Отказываться от возможности рассмотреть себя, я не стала.
   Смех вырвался против воли. Из зеркальной глади на меня смотрела молодая девушка восемнадцати лет, с медно-рыжими волосами, заплетенными в неряшливую, растрепанную косу. На бледном с синеватым оттенком лице лихорадочно блестели зеленые глаза. Их цвет был особенно ярким на фоне синяков, от усталости и недосыпа. Оставленный эльфом сувенир, в виде следа от удара на скуле, тоже был, видимо, магии нужно время, что бы убрать все последствия этого приключения. Платье в пятнах грязи и крови, несколько пуговиц отсутствуют, верх левого рукава оторван, подол разорван.
   И это в таком виде я вышла замуж? А у храмовника, оказывается, железные нервы, увидеть в роли невесты ТАКОЕ и не упасть в обморок. Молодец мужик, кремень.
   А лорд? Он же меня еще и поцеловал?!
   У меня началась истерика. Да, лежа на полу шикарной ванной комнаты, я хохотала, как ненормальная, вспоминая свое отражения в зеркале. Слезы ручьем текли по лицу, я уже задыхалась, но успокоиться не могла. У каждого человека есть предел, похоже, свой я сегодня благополучно перешла.
   Перед моими глазами, как кадры из киноленты, мелькали моменты прошлой жизни, они застывали зеркальными картинками и рассыпались мелким крошевом стеклянных осколков. Это была жизнь, к которой уже не было возврата.
   ... Маленькая, шестилетняя девочка в коричневом школьном платье с белым передником, стояла возле большого здания в три этажа рядом с толпой таких же нарядно одетых детей. Светло-каштановые волосы были завязаны в два хвоста пышными бантами. Большой букет, белоснежных с фиолетовыми кончиками астр, едва помещался в маленьких детских ручках, но она держала цветы из последних сил, ведь мама смотрит на нее. Еще немного, и букет можно будет отдать учительнице, а пока надо стараться. И улыбаться. Мама попросила быть умницей...
   ... Спустя четыре года, эта же, но уже повзрослевшая, девочка сидела на скамейке в парке среди цветущих кустов и зеленых деревьев и с улыбкой убеждала плачущую светловолосую женщину, что отсутствия папы - это не страшно. Она говорила, придавая своему голосу не свойственную столь юному возрасту, уверенность, лишь бы мама перестала плакать. Старательно пряча свои глаза, что бы ОНА, не увидела слезы. Девочка улыбалась, чтобы мама не догадалась, как ей больно...
   ... Так же пряча слезы за улыбкой, она насмешливо говорило злому соседскому мальчишке, что одна ее мама лучше, чем оба его родителей плюс бабушки и дедушки вместе взятые...
   Так было всегда, как бы, не было больно, как бы, не было страшно, она всегда прятала свои эмоции за улыбкой. Так, черт возьми, что случилось сейчас?! Почему слезный водопад не иссякает? Неужели повзрослев, я настолько изменилась, что стала делить свою жизнь на до и после... Стоп! Так именно это я только что и сделала, разделила свою жизнь. Неужели я оказалась настолько слаба. Одна неприятность не могла настолько выбить меня из колеи.
   А так ли велика ворвавшаяся в мою жизнь беда, что я готова поставить на себе крест? Да, как и многие девушки, я мечтала о первом сексе с мужчиной, который будет хотя бы нравиться - не сложилось. Случившееся со мной, печально, но не смертельно, тем более воспоминаний об этом нет. Я живу в мире, где процветает культ свободных отношений, одна моя знакомая умудрилась в течение дня переспать с тремя парнями (не одновременно, конечно), а потом со смехом, неделю вспоминала их имена.
   Пора брать себя в руки.
   Надо договориться с лордом Дэймианом о возвращении домой, когда все дела здесь будут закончены. По идеи, после расторжения брака ему вряд ли захочется видеть рядом с собой бывшую жену, не говоря о том, что бы заботиться, о мало знакомой девицы. То, что он просто не выкинет меня на улицу, я уверена, не захочет портить себе репутацию. А так, вернет меня домой, и... я снова окажусь в борделе. Нет, так не пойдет. Что же делать?
   А что если договориться с ним об устранении первопричины? Ведь Владлен Леонидович сейчас под арестом, так пусть там и остается еще пару лет, за это время я успею переехать в другой город, сменить имя, и ни кто даже не вспомнит, что Кристина Лазарева вообще существовала. Можно будет сделать пластическую операцию и тогда точно смогу раствориться в огромном мире.
   Мама, конечно вряд ли захочет уезжать, но и этот вопрос решаем. Устроить ее на какую-нибудь важную, но незаметную должность, чтобы никто не обратил внимания, а исчезновения сразу заметили. Она у меня занимается финансами. Интересно, смогу ли я устроить ее в одно из наших посольств, скажем в Китае. Там столько народу сейчас, что на нее просто не обратят внимания.
   Вариант.
   Только надо будет отвлечь Каролину, Карган вроде как доступ на Землю не имеет, иначе в его заведении моих соотечественников было бы на много больше.
   Блин! Что-то еще хотела сделать... не могу вспомнить, какое-то тихое бормотание постоянно отвлекает.
   Упс!
   Не знаю, сколько длилось мое слезливое веселье, но за это время в ванной комнате успела появиться госпожа Лилана. Что подумала добрая женщина, узрев на полу, бьющуюся в истерике меня, история умалчивает, но она сидела на полу, положив мою голову себе на колени, гладила по волосам и нашептывала успокаивающие слова.
   Я честно попыталась встать, какой смысл мерзнуть на холодных плитках пола. А ее надо было успокоить экономку, сказать, что все хорошо, но из-за бурного эмоционального всплеска сейчас шел откат, полная потеря сил. Все что я могла - лежать, не двигаясь и тихонько всхлипывать, даже голову повернуть было сложно. Придется дождаться пока силы вернуться, сейчас встать сама я не смогу даже при очень большом желании.
   Зря переживала, госпожа Лилана ждать не собиралась, заметив мое более, менее адекватное состояние, она позвала Карол. Вдвоем они очень быстро смогли раздеть меня и запихнуть в наполненную горячей водой ванную. Я плохо понимала, что они говорят, голоса звучали глухо, а смысл вообще остался тайной за семью замками. Зато вымыли меня быстро, в кровать уложили еще быстрее. Уже проваливаясь в крепкий глубокий сон, замотанная в теплое одеяло по самые уши, возник вопрос: как две хрупкие женщины смогли дотащить мои, далеко не маленький вес?
  
  -- Что все это значит?! - надрывный визг стал ведром холодной, я резко подскочила на кровати, не сразу смогла понять, что он происходит.
   То, что голос принадлежал женщине, так же осталось за кадром сонного сознания.
   -- Не ори, разбудишь! - в спокойном голосе лорда Дэймиана скользили ледяные нотки. - Что ты делаешь в моей комнате, Таррин?
   -- Меня больше интересует, что в твоей постели делает она?! - голос ушел в ультразвук.
   -- Спала, - вмешиваться в зарождающийся скандал я честно не хотела, но сделать ничего не могла, открыть глаза и вырваться из сладкого плена пока не способна, а вновь вернуться в нежные объятия сна не давали вопли. - А если кое-кто перестанет визжать, с удовольствием вернусь к прерванному занятию, - после чего мешком свалилась на подушку.
   В комнате воцарилась мертвая тишина, секунд на десять, потом прозвучал чуть слышный смешок, мужской, и визгливый вопль, в женском исполнении.
   -- ЧТО?! Да, как ты можешь спать, когда...
   Я не дала ей закончить, сон безвозвратно ускользал, не смотря на все попытки его удержать, и это начинало откровенно злить, а в такие моменты, за мной водится любовь к вежливому хамству:
   -- Это не сложно, - ответила я, - закрываешь глазки и в ПОЛНОЙ ТИШИНЕ спокойно отъезжаешь в мир грез.
   -- ЧТО?!
   А дальше опять раздался смешок, и женские вопли начали отдаляться.
   Кажется, здравствуй, тишина! Но где там! Сон сбежал без оглядки, видимо испугался этих воплей, потом включилась память и любезно преподнесла все мелочи прошедшего дня. Упс, кажется, лорда Дэймиана решила навестить его возлюбленная и очень расстроилась, обнаружив свое место занятым. Как бы мне втык не поймать.
   Хотя, я ведь не виновата, что ее возлюбленный внезапно стал моим мужем.
   Муж!
   Ё! Я же вчера замуж вышла! Сон, как рукой сняло. В комнате никого кроме меня не было. Балдахин со стороны окна был опущен, это создавала полумрак на кровати, не смотря на солнечный день. День? А сколько сейчас времени? Желудок издал возмущенный звук, свидетельствующий о необходимости его знакомства с завтраком. Или уже обедом? Пора вставать и собираться, с начало еда, потом поговорить с лордом.
   Составив план на ближайшее время, а точнее, пару часов, я решила действовать. И начала с самого простого, сползла с кровати и поплелась в ванну. Оттягивать неизбежное я не стала, поэтому водные процедуры ограничились душем, надела старое темно-коричневое платье, повязала передник, косынку и побежала на кухню. Есть хотелось зверски. Не знала, что после нервного расстройства просыпается такой зверский голод, но у меня было ощущение, что я готова съесть слона, и это как минимум.
   Я все распланировала, только не учла пресловутый закон подлости. Стоило спуститься вниз, как из столовой вышел лорд Дэймиан, осмотрел меня с ног до головы, не довольно поджал губы.
   -- Сегодня придет портниха, - его голосом можно было заморозить океан, как минимум, - надеюсь, после ее визита я буду лишен сомнительного удовольствия видеть собственную жену в наряде служанки, - мне вдруг стало так стыдно, румянец окрасил щеки и уши в малиновый цвет, а глаза приковались к полу. - Но, все это потом, а сейчас хотелось бы попросить не опаздывать больше к завтраку.
   Легкой скользящей походкой лорд подошел ко мне, стянул косынку с головы и бросил ее на пол, потом взял мою, вмиг похолодевшую руку, положил на свой локоть и повел в столовую. А там нас уже ждали. Леди, ворвавшаяся в комнату, не собиралась никуда уходить, она спокойно сидела за столом и с чуть заметной улыбкой на тонких губах, ждала начало завтрака. Сказать, что она была красива - ничего не сказать, до недавнего времени, я даже не подозревала, что такая внешность вообще могла быть создана природой. Тонкие черты лица выдавали в ней аристократку, иссиня-черные волосы были подняты в изящную прическу, большие, темно-синие глаза, казалось, заглядывали в самую душу. Насыщенно синее платье подчеркивало хрупкость женской фигуры, она казалось почти прозрачной.
   Лорд подвел меня к столу и отодвинул стул напротив леди, от чего я еще больше смутилась, покраснела, опустила глаза и стала разглядывать собственные руки, лежащие на коленях. Внезапно вспомнилось, как я разговаривала с леди полчаса назад. Тут рядом с ней сидеть неудобно, замарашкой, а я грубила, во позорище. Мне бы хоть извиниться, но от страха и смущения язык прилип к нёбу. К счастью реплик и умных фраз не требовалось, лорд все решил взять в свои руки:
   -- Дамы, - начал он, - хотел бы вас познакомить. Это милое создания, моя жена, Кристина, - обратился лорд к незнакомке. - Как видишь, работа предстоит масштабная, - леди лишь величественно кивнула, после чего взгляд лорда Сандара переместился на меня. - А это милое создания зовут Таррин Сандар, моя младшая сестра. Она будет готовить тебя к выходу в свет, - от такого обилия новостей я впала в ступор. - И еще один момент, Кристина, ты теперь моя жена, поэтому будь добра называть меня на, 'ты' и по имени, Дэйм, вполне подойдет. Не хотелось бы проколоться на такой ерунде.
   -- Знаешь, Дэйм, - нежным журчащим голоском произнесла леди Таррин, - еще полчаса назад я бы сказала, что это будет не сложно, со мной разговаривала уверенная в себе девушка, а сейчас сидит забитый котенок. Ты уверен, что наверху была именно она? Потому что я лично сомневаюсь. И сильно.
   -- Тан, не вредничай, - слегка улыбнулся лорд. - Тебе предстоит тяжелая работа, не спорю, но Тина моя жена, и она должна быть готова...
   К чему именно я должна быть готова услышать не удалось, пламенную речь лор... Дэйма прервал звук упавшего подноса и разбивающейся посуды.
   К входной двери повернулись одновременно. Там, среди осколков разбитой посуды перемешанных с продуктами, еще минуту назад составляющими наш завтрак, стояла потрясенная, до глубины души Марида. Светло-голубые глаза широко распахнуты, ротик приоткрыт, грудь в глубоком декольте вздымалась в такт быстрому прерывистому дыханию, обе руки были прижаты к ложбинке между грудями, что подчеркивало ее внушительный размер. Она застыла на проходе и не спускала глаз с лорда, потом медленно перевела взгляд на леди Таррин, а потом на меня. Внезапно в голубой глубине вспыхнула такая ненависть, что я чуть со стула не свалилась. Кажется, она настолько увлеклась моим мысленным расчленением, что даже зарычала.
   -- Хм, как интересно, - ледяной голос лорда Дэймиана, который по холоду мог поспорить разве что с его взглядом, разрезал напряженную тишину столовой.
   Лорд не стал задерживать взгляд на провинившейся служанке, а перевел его на лакея, стоявшего недалеко от двери, и внимательно посмотрел на него. После этого мужчина отвернулся и, как будто забыл о существовании служанки, а через десять минут пол был прибран и вымыт, а на столе перед нами появились кофе, джем, поджаренный белый хлеб и творог. Вернее не перед нами, перед леди и мной, лорду принесли яйцо жареное с беконом. Завтрак проходил в спокойной дружеской обстановке, диалог велся только между лордом Дэймианом и леди Таррин, я старалась не вмешиваться, но внимательно слушала, главной темой разговора являлась моя скромная персона.
   -- Дэйм, я отправила посыльного, портниха придет через час, - произнесла леди Таррин спокойным деловым тоном. - Думаю, с начало мы определим цвета, подходящие Тине, но мне надо знать, что должно быть готово в первую очередь. Когда планируешь представить жену высшему свету? Ты же понимаешь, твоя женитьба сама по себе событие, а ты умудрился сделать ее быстрой и тайной. Это не может не вызвать интерес и любопытство, смотри, скоро к вам начнут съезжаться соседи.
   -- Не начнут, - уверенно и твердо ответил лорд. - Слугам приказано никого не впускать без моего разрешения, тем более, если меня нет дома, заниматься вам никто не помешает. На все вам дается полтора месяца, к началу торжества в честь смотрин принцессы Надин, Кристина должна побывать хотя бы на одном балу. Защита моей жены так же на тебе. Из дома без меня ни шагу, пойманный вчера человек смог сбежать ночью, как именно он это сделал, никто не знает. Поэтому будь внимательна и предельно осторожна, думаю вчерашнее нападение не последняя попытка выкрасть Тину, - от такого предположения я чуть заметно, вздрогнула, чем привлекла к себе холодный взгляд темно-синих глаз. - Да, они не оставят попыток вернуть тебя, но больше шанса я им не предоставлю. С завтрашнего дня в доме смениться большая часть прислуги, останутся лишь те, кому я могу доверять, - его губы на миг исказила саркастическая усмешка, - а доверять я могу лишь тем, кто приносил клятву.
   -- Ты думаешь все настолько плохо? - в ожидании ответа, леди даже отложила тост, который не торопливо намазывала джемом. - Ведь они не могут не знать, в чей дом стремятся проникнуть, а значит, должны понимать, что ты с ними сделаешь.
   -- В том то и дело, что знают, - нехотя согласился лорд, - из этого делаем вывод - того кому она была обещана они бояться больше.
   Я замерла. Память начала лихорадочно искать ответ на этот вопрос, но ничего не находила, хотя, что-то такое я слышала, но не помню от кого.
   -- Ты, что-нибудь знаешь об этом? - спросила леди Таррин, внимательно глядя на меня.
   Все на что меня хватило, покачать головой, отрицая свою осведомленность в этом вопросе.
   -- Ты говорила, что унесла записывающие кристаллы, - спокойно произнес лорд, слишком спокойно, настолько, что я поняла, как они его интересуют, - если просмотреть записи кабинета, можно будет узнать от кого тебя в действительности надо защищать.
   -- Они свалены в кучу, - тихо ответила я, - я не смогу найти те, что из кабинета.
   -- Ты, что не умеешь просматривать красты? - прозвучал очень удивленный голос леди Таррин. - Это же элементарно! Где ты росла, если не знаешь...
   -- Таррин! - резко одернул сестру лорд Дэймиан. - Тебе не кажется, что ты слишком груба? - и столько сдерживаемого гнева было в его голосе, что холодок пробежал по спине.
   От страха я забыла, как дышать, меня не просто трясло, знобило. Ни о какой еде уже речи не шло, хотелось быстро и не заметно сбежать в свою тихую каморку, подальше от злого лорда, ставшим вчера моим мужем. Но, похоже, испугалась только я, леди ж, с поистине аристократической небрежностью, отмахнулась от замечаний брата. Мужчине это явно не понравилось, губы чуть заметно сжались, взгляд стал внимательным и колючим, но девушка опять не отреагировала.
   -- Дэйм, не пугай девочку, - усмехнулась леди, даже не взглянув в мою сторону, - жена у тебя молодая, еще не хватало, что бы она в обморок падала из-за каждого твоего грозного взгляда.
   Я так и не поняла, над кем она насмехалась, надо мной или братом, но то, что все происходящее забавляло эту странную девушку, было видно не вооруженным... ухом. Осталось только надеяться, что они разберутся между собой, а обо мне попросту забудут. Как же хорошо и тихо было до моего знакомства с жутким семейством, в любимой темной каморке.
   Так, стоп! С чего это меня опять, как мышь в норку потянуло. Вот, что нервы с людьми делают.
   -- К этому разговору мы вернемся позже, - твердо произнес лорд, - а сейчас я все же хотел бы узнать, смогу ли я получить красты?
   Я подняла глаза на мужчину, сидящего во главе стола, и вздрогнула, поймав на себе внимательный взгляд темно-синих глаз, в которых переливалась тьма, лорд явно с трудом сдерживал злость. Было очень страшно даже просто подумать отрицательно, я готова была отдать ему все, что прикажет, знать бы еще, что от меня хотят.
   -- А, что такое красты? - осторожно спросила я и не произвольно вжала голову в плечи.
   -- Записывающие кристаллы у нас называются красты, - спокойно пояснил лорд.
   Я кивнула головой.
   -- Как я уже говорила, все вещи, которые я унесла, находятся в сумке, - я изо всех сил старалась держать себя в руках, вроде получалось, по крайней мере, голос не дрожал, кажется, - только, она, какая-то странная. Кажется, что дна у сумки совсем нет, я туда столько всего засунула, а она практически пуста, и вес не изменился. Совсем, - по мере моего рассказа лорд все больше и больше хмурился, его лицо побелело, в тишине столовой раздался отчетливый скрип зубов, лежащая на столе рука сжалась в кулак. - Проблема еще и в том, что я не совсем понимаю, как достать из нее вещи. Иногда нужный предмет просто находиться в сумке, а иногда я не могу его найти, и вытрясти все из сумки невозможно. Я рада бы отдать вам эти крис... красты, но понятия не имею, как их найти.
   -- Где ты взяла эту сумку? - из горла лорда Дэймиана вырвался чуть слышный хрип.
   -- В дому, где меня держали, была комната, там хранились вещи всех девушек, которые попали к ним, - я не собиралась лгать, видела, насколько важно ему знать правду. - Вещи, висевшие возле сумки, были уже старые, ткань рвалась от прикосновения, а саму сумку под пылью было сложно рассмотреть. Я подумала, что хозяйке она уже не понадобиться.
   -- Да, не понадобиться, - чуть слышно сказала леди Таррин, и накрыла своей маленькой изящной ручкой сжатую в кулак руку лорда.
   Я не могла понять смысл сказанного, но было видно, что бывшую хозяйку моей сумки лорд знал, более того, ее место нахождения очень расстроила моего мужа и его сестру. Хм, а откуда он узнал, что найденная мной сумка принадлежит именно его знакомой, это что такая редкость, каждого хозяина знают в лицо и по имени? Тогда, может быть, мне подскажут, как достать свои вещи из недр сего магического шедевра, потому что на данный момент сумка отдает вещи выборочно, какие сама захочет. Но она по-прежнему самая вместительная вещь, что есть у меня, но если они помогут, я готова расстаться с этим чудом.
   Поймав мой вопросительный взгляд, леди Сандар пояснила:
   -- Этот артефакт был создан случайно, - она на минуту умолкла, когда лорд Дэймиан резко встал и покинул столовую, этим он привлек внимания к прислуге, замершей вдоль стен, они, молчали и слушали, выдавая свое внимания лихорадочным блеском глаз. - Все, вон! - приказала Таррина ледяным голосом, заставив меня вздрогнуть, чуть заметная улыбка коснулась ее губ, когда люди организованной толпой рванули на выход, стараясь открыто не демонстрировать панику, последней вышла экономка, плотно закрыв за собой дверь. - Ты не разбираешься в магии, поэтому начну рассказ с самого начала, - леди, немного помолчала. - Не знаю, как объяснить понятным языком. Ко дну сумки, которая попала к тебе, привязано одно интересное заклинание, которое делает ее невероятно вместительной. Да, пространственная магия очень удобна, но всему есть придел, вернее есть правила и законы, обойти которые невозможно. К примеру, можно вдвое увеличить пространство внутри любой комнаты, даже если это шкаф, но для этого он должен относиться к неподвижным объектам, любое колебание сбивает матрицу, делая последствия непредсказуемыми.
   -- В каком смысле? - удивилась я.
   -- Ну, - она опять задумалась, подбирая слова, - можно придать дорожному сундуку, вместительность бальной залы, но стоит сдвинуть его хоть на сантиметр, и ждите сюрприз, либо сундук развалиться и все содержимое придется собирать по комнате, либо пропадет навеки.
   -- Как это? - мне действительно было интересно.
   -- Просто если стенки сундука деревянные, они не выдержат давления изнутри и разваляться, а если из материала покрепче, то пространство просто закроется, поглотив все, что хранило в своих недрах.
   -- А как же сумка? - моему удивлению не было придела.
   -- Я к этому и веду, - улыбнулась леди. - Еще одним важным правило - это размер. Он должен быть метр в высоту и в ширину, а длина не меньше двух, - слушая пояснения, я представила размер минимального ящика, не слабо. - И вот, лет семьдесят назад, в один из важных и ответственных дней, приятель Дэйма попросил его о помощи. У его любимой младшей сестры подходил День Первого Совершеннолетия, это был очень важный праздник в жизни малышки, и брат решил подарить ей такой подарок, которого не было ни у кого. Мозговой штурм продвигался весь день и всю ночь. Думали они хорошо, но в компании крепкого вина и на утро все события прошедшей ночи помнили крайне смутно и расплывчато. То, что сумка их общее творения, они помнят, а вот как именно подпространство к ней подсоединили, тем более с таким маленьким размером, вспомнить не удалось. Поэтому подарок действительно получился особенный и единственный в своем роде. Вещи из сумки может достать лишь ее хозяйка, остальные ничего не найдут.
   -- Значит, что бы мне забрать свои вещи из этой сумки надо найти ее хозяйку, - сделала я неутешительный вывод, возвращаться не хотелось. Очень.
   -- В этом нет нужды, - раздался от двери холодный, безжизненный голос лорда, он стоял, опершись плечом о дверной косяк, скрестив руки на груди, - если б хозяйка была жива, ты не смогла бы ее даже в руки взять. Надолго. Защитное заклинание действует таким образом, что через полчаса сумка начинает нагреваться в чужих руках, и чем дольше ее держишь, тем горячее она становиться. Кстати, ожег, оставленный ею, заживает очень долго и крайне болезненно.
   Я смотрела на холодное каменное лицо лорда и отчетливо понимала - он любил ту девушку. Не знаю, кем она была, но он любил ее.
   -- Сегодня на ужин придет мой друг Алир Ройкс, - как ни в чем не бывало, сказал лорд. - Думаю, нам пришло время серьезно поговорить.
   -- Нет-нет-нет-нет! Дэйм, давай ты отложишь все разговоры, хотя бы до вечера, - решительно вмешалась леди Таррин. - Сейчас придет портниха. Если вечером у нас ожидаются гости, то твоя супруга должна выглядеть достойно. У нас и так слишком много дел и не позволительно мало времени, что бы тратить его на разговоры.
   -- Хорошо, - лорд был совершенно спокоен, но лишь внешне, я отчетливо чувствовала его недовольство. - Только постарайся, что бы к вечеру она выглядела прилично.
   Такое грубое пренебрежение больно резануло по моему самолюбию. Как он смеет говорить обо мне в таком тоне!? То, что я попала в переделку, и сейчас вынуждена прятаться в его доме, не значит ничего, не позволю относиться к себе с таким пренебрежением. Лорд прав, пришло время серьезно поговорить.
   -- Ладно, все потом! - воскликнула леди Сандар, вставая из-за стола. - Пойдем, Кристина, нас ждут великие дела.
  
   И начался мой персональный АД.
   Может кому-то шопинг и отдых, и релаксация, и психологическая разгрузка, а для меня жесточайшая пытка. Дома я старалась быстро покупать, что надо, ограничивалась выездом в один магазин или вообще по интернету, выбрала понравившуюся вещь, померила, купила и носи. Здесь же все было намного хуже, скажу больше, такого кошмара я еще не испытывала.
   Но начнем сначала.
   А началось все довольно мирно, мы вошли в гостиную возле личных комнат.
   Ой! Я же не рассказывала насчет планировки спален. Дверь в хозяйские спальни было одна, за ней находилась большая гостиная с двумя диванами, низким столиком между ними и двумя дверями на противоположных стенах. Мне эта комнатка нравилась именно своей не загруженностью, минимум мебели максимум свободного пространства. Двери вели в спальни, справа жил лорд, слева поселили меня. Хотя, поселили громко сказано особенно если учитывать забавный факт, что я еще ни одной ночи там не провела. Надо будет зайти посмотреть, как она хоть выглядит, а то спальню фиктивного мужа уже изучила во всех подробностях, а в свою даже не заглядывала.
   Так вот! Зашли мы в гостиную, какая-то новая служанка подала чай и, как говориться, беды ничто не предвещало. Когда начался ОН, конец света. Пришла Лилана и сообщила о приходе портних, а ведь я даже не успела сделать и глотка чаю. Но меня больше всего насторожило множественное число, почему экономка сказала именно 'портнихи', а не 'портниха'? И вот мне бы в этот момент почувствовать беду и ломануться куда глаза глядят, но нет, сидела и удивленно хлопала ресницами. Когда же до меня дошел весь ужас предстоящего, было поздно, в гостиную влетели, штук десять разодетых девиц и удирать было поздно меня тут же взяли в оборот.
   Как же я попала!
   В течение следующих нескольких часов меня раздевали, мерили, одевали, крутили, вертели и снова раздевали, одевали, крутили, вертели. К обеду я уже валилась с ног от усталости, единственное, оставшееся желанием было заснуть и не просыпаться лет этак сто не меньше. Голова раскалывалась, перед глазами рябило, ноги подкашивались, руки не поднимались. Мне даже есть уже не хотелось, вернее на еду просто не осталось сил. Но на отдых не было времени, к ужину должны были привезти первое платье, нижнее белье и ночное одеяние. Боже! Как же я устала! Но зато отстояла свое мнение, маленькая победа в море неудач, для сна мне обещали сшить не ночную рубашку, а майку и капри, мелочь, а приятно.
   Еще запомнились выражения лиц: подчеркнуто доброжелательные у портних и искренне сочувственное у служанки, которая, оказалось, была нанята на должность моей личной горничной. Портнихи вели себя так, будто для них норма жизни шить роскошные бальные платья девицам в одежде служанок, правда, лицо дамочки держали хорошо, аж завидно.
   Горничная представилась Риной, очень приятная девушка, лет семнадцати на вид со снежно-белыми волосами и глазами цвета изумрудов. Невероятно красивая, с теплой открытой улыбкой и добрым лицом. От нее исходило такое странное непривычное тепло так не вяжущееся с моей настоящей жизнью, я начала замечать, что неосознанно тянусь к ней, как к родному человеку. Правда, иногда у нее проскальзывал такой взгляд... мне казалось, Рина старше меня и намного.
   Я с трудом дождалась окончания этого кошмара. Самое неприятное, мое мнение никого не интересовало, они даже цвет одежды выбирали сами, не учитывая, мои вкусы и предпочтения, а носить ее придется мне. Не могу понять замысел Таррин, почему она собралась превратить меня в чучело? Это месть брату или попытка навредить лично мне? Если рассмотреть первый вариант, то это очень глупо, у него хватит денег, что бы переделать мой гардероб за сутки, а если второй... не хотелось бы вдруг узнать, что моя золовка настолько мелочна и мстит за утро, это слишком низко. В любом случае с этим пора заканчивать, в противном случае у меня появятся все шансы явиться на прием к императору в роли клоуна.
   -- Рина, - обратилась я к горничной, - не могла бы ты навестить портниху и передать ей, что я хочу внести коррективы в свой гардероб, пусть зайдет ко мне через час. Буду ждать ее в беседке, в центре сада.
   -- Я все сделаю, леди Сандар, - она изобразила реверанс, и стремительно покинула комнату.
   Надо быть осторожней за обедом, чтобы не испортить сюрприз золовке, хочу посмотреть на реакцию и определить ее мотивы. Я не бог весть, какой психолог, как показали не давние события, в людях вообще не разбираюсь, но первая реакция на неожиданное происшествие самая показательная. Чтобы она не задумала первая реакция будет самой верной и правдивой. Пора сбросить с себя печать жертвы, я не слабое ничтожество, о которое вытирают ноги все кому не лень.
   К обеду я спустилась собраний и спокойной, как скала. Такой, какой меня воспитала мама, такой, какой я была до всего этого кошмара. Сидя в комнате в ожидании обеда, я постаралась убедить себя, что все случившееся сон, ну бывают же у людей кошмары, а я приехала сюда по просьбе мамы, помочь ее знакомому, это получилось на удивления легко.
   Ну, что, здравствуй моя новая жизнь! Как говориться: главное не вешать нос.
   Прорвемся.
   Обед прошел спокойно, я ловила на себе доброжелательные взгляды леди Таррин и все больше недоумевала. Если б я не видела, во что одета девушка, вполне могла бы поверить, она не специально задумала меня изуродовать, нарядив чучелом. А так, я вижу перед собой молодую элегантно одетую утонченную аристократку с безупречным чувством вкуса и вспоминаю, заказанный для меня, нежно-розовый ужас. И это к моим рыжим волосам. Мне даже представить страшно, как это будет выглядеть со стороны, а от мысли, что в этом придется выйти в приличное общество, волосы вставали дыбом.
   После обеда я планировала встретиться с портнихами, но не тут, то было, дражайшая золовка серьезно взяла меня в оборот. Леди Таррин решила проверить мои знания в области этикета, поэтому пришлось демонстрировать ей все свои умения. Начали мы со столовых приборов и моей способности ими пользоваться, потом перешли на бокалы, затем меня проверяли на умение двигаться и способность поддержать беседу. В общем леди Таррин сделала все, что бы лишить меня малейшего шанса на вмешательство в свою интригу, я ничего не могла изменить.
   Когда привезли первое платье, мы сидели в гостиной и разговаривали о погоде. Я изображала милую вежливую улыбку, хотя мысленно дражайшую золовку уже запытала, замучила, зарезала, выпотрошила и поджарила на медленном огне. Да, времени у меня было много, что бы растянуть удовольствия. Я не смогла изменить ее замысел и когда вошла служанка с сообщением о прибытии посыльного, мне оставалось только скрипеть зубами в нежном оскале доброжелательности, добавив ее еще и кол в заднюю часть тела.
   Если б Таррин Сандар не родилась леди, могла бы с успехом покорить все театральные подмостки, ей бы даже Станиславский поверил, а я не верила. Ни ее лживой улыбке, ни заверением в дружбе и помощи, ни честным темно-синим глазам веры не было. И, глядя на нее, внезапно поняла, со всей очевидностью - если леди Таррин решила меня опозорить, я приму эта, но на своих условиях. В конце концов, одежду своего мира, в которой пришла в этот дом, я в капризную сумку не убирала, спрятала в один из сундуков кладовки, в которой жила до недавнего времени. Вот в ней и выйду встречать гостей, посмотрим, как она объяснит это брату.
   Кивнув на прощания, я направилась в свою комнату с единственной целью, отправить Рину за моей земной одеждой, но в комнате меня ждал сюрприз.
   -- Простите, леди Сандар, - Рина, при моем появлении присела в реверансе, - я взяла на себя смелость сама передать изменения портнихам. Мне показалось, что леди Таррин вряд ли вас отпустит и я...
   -- Рина, - потрясенно прошептала я, - ты настоящее сокровище, находка.
   Платье, лежащее на кровати, было прекрасно. Ни каких бантиков, воланчиков, рюшечек, простые рукава прямые до локтя и расширяются к низу до середины пальцев. Плечи и верхняя часть груди открыты, корсаж плотно облегал грудь, талию и верхнюю часть бедер, юбка расширяется к низу сзади несколько складок, а спереди два разреза, открывающие нижнюю юбку. Само платье темно-зеленого насыщенного цвета, нижняя юбка светлая серебристо-салатовая, плетение такого же цвета служило украшением для этого шедевра. Еще одним несомненным плюсом платья было не перегруженность отделкой, все в пределах нормы, дорого и не вульгарно.
   Я была в восторге.
   -- Простите, леди Сандар, - прервала мое любование горничная, было видно, что моя реакция доставила ей удовольствие, она даже с трудом сдерживала улыбку, - но ужин подадут через полтора часа, давайте приготовим вас к приему гостей.
   -- Да, - согласилась счастливая я. - У меня будет к тебе просьба, не могла бы ты называть меня на 'ты' и по имени. Я понимаю, ты не привыкла к такому обращению, но мне будет проще общаться с тобой, - видя, что девушка собирается возразить, поспешно добавила: - Хотя бы когда мы наедине.
   -- Вы правы, это немного не привычно, но если вам так удобнее, я постараюсь.
   -- Спасибо, - искренне поблагодарила я. - И давай оставим реверансы. Во-первых, здесь уместнее книксен, а во-вторых, мне не нравиться, что мне будут кланяться.
   -- Но вам... тебе, - неуверенно исправилась она, - тебе придется к этому привыкать.
   -- А можно я буду привыкать к этому вне дома, - жалобно попросила я, чем вызвала у девушки улыбку. - Так хочется отдыхать от всех ужасов этикета хотя бы в своей комнате.
   -- Конечно, - она тихонько засмеялась, потом сделала строгое лицо и, сверкнув серебристо-серыми глазами, приказала. - А сейчас в ванную и будем собираться.
   -- Только я сама, - ее веселье было настолько заразительно, что я сама рассмеялась.
   И внезапно поняла, что очень, давно не веселилась просто так искренне беззаботно. Мне вдруг стало так хорошо и спокойно, как будто за спиной раскрылись крылья. И только сейчас я со всей отчетливостью поняла - все действительно закончилось. С этой мыслью со счастливой улыбкой я направилась в ванную комнату.
   Водные процедуры не заняли много времени, десять минут и я готова к перевоплощению. На полпути к двери в комнату мой взгляд зацепился за гладкую поверхность зеркала, и я направилась к нему. Даже не знаю, что именно привлекло мое внимание, но свое отражения стала изучать с пристальным вниманием прокурора. Девушка в зеркале была похожа на меня и не похожа одновременно. Светло-рыжие волосы спускались волнами до бедер, к низу, закручиваясь густыми колечками, собирали прозрачные капельки воды, но мои волосы были намного короче и темнее. Глаза стали больше и как будто ярче, хотя цвет остался зеленым, теперь он больше напоминал оттенок молодой весенней листвы. Кожа выровняла цвет и стала нежно-бежевой без пятен, даже родинка в уголке правой брови исчезла. Брови идеально правильной формы и ресницы стали гуще и длиннее. Так и получилось, что с моими чертами лица на меня смотрела совершенно не знакомая девушка.
   Развязав пояс халата, я продолжила изучения, выявляя все новые и новые сюрпризы. Родимые пятна исчезли не просто с лица, она пропали и на всем теле, как и лишние волосы. Я поначалу думала, что для избавления от растительности на теле использовали обычный эпилятор, но за время моего пребывания в этом доме волосы уже должны были появиться, а их нет.
   Осмотрев себя еще раз, я усмехнулась, дома меня всегда смущала излишняя худоба. Да, фигурка у меня хорошая, но были места, где бы лишний объем не помешал, грудь, на мой взгляд, могла быть побольше, бедра чуть-чуть добавить, потому что ноги казались слишком тощими. В общем, своим телом я была не совсем довольна, сейчас же глядя на себя, понимаю - я была невероятно красива. Если я сейчас войду в вагон метро, мне даже бомжы на пропитания подавать будут, у меня вид человека забывшего как еда выглядит. Можно смело сниматься в передачах про анорексию, уверять весь мир, что в последние годы ничего не ем, и мне поверят. Да скелет в школьном кабинете анатомии полнее меня!
   Все приподнятое настроение скатилось в район плинтуса и мне опять захотелось плакать.
   Ситуацию спасла Рина. В момент когда слезы уже навернулись на глаза она постучала в дверь и не дожидаясь ответа вошла, я только успела запахнуть халат. Девушка окинула меня взглядом изумрудных глаз и кажется, поняла причину намечающегося водопада.
   -- Кристина, - ее голос был нежным, как журчание ручейка, - я понимаю, возможно, вам не нравиться увиденное в зеркале, но мы все исправим и сделаем из вас такую красавицу, глаз не оторвать.
   -- Как можно исправить то, что я похожа на скелет, - всхлипнула я, - все кости выпирают. Мне же теперь даже раздеться стыдно!
   -- И это можно исправить, - улыбнулась девушка, она обняла меня за плечи и повела в комнату. - Это похудеть сложно, а набрать вес пара пустяков. Обещаю подкармливать тебя пирожными, конфетами и другими вкусняшками. К тому времени, как начнутся балы в императорском замке, мы вернем тебе старую форму.
   -- А я, дура, даже не сообразила, почему моя старая одежда стала большой, - сокрушалась я.
   Ведь действительно не сообразила, вернее не обратила внимание.
   Сколько же я провела времени в этом притоне?
   Пока Рина красила меня и превращала 'гриву' в прическу я старалась вычислить срок моего заточения. Если верить Галине Карсар на всех новичках они используют заклинание подчинения, но оно не держится долго, всего несколько месяцев, потом аура человека подавляет негативное влияние на организм. Поскольку у представителей разных рас и сопротивляемость разная, время, проведенное в бессознательном подчинении у каждого свое. После пробуждения сознания человек не помнит, что с ним происходило в течение этих месяцев, но помимо памяти у человека есть еще и физиология. К примеру, волосы продолжают расти. Если я ничего не путаю, рост волос составляет приблизительно один сантиметр в месяц. Не состыковка, мои волосы выросли сантиметров на двадцать не меньше. Получается, я провела в плену почти два года.
   Или же...
   -- Рина, а с помощью магии можно увеличить длину волос? - осторожно спросила я.
   -- Конечно, - удивилась она, - но есть условие, после магического воздействия длина волос не должна превышает исходную больше чем вдвое.
   -- Как это? - не поняла я.
   -- Ну, если исходная длина волос была до лопаток, то максимум, на который можно рассчитывать до пояса, - растеряно пояснила девушка, ее похоже удивило мое не знание.
   Мне захотелось ругаться, получается этим способом время моего отсутствия дома не вычислить. Обидно. Вот только поверить, что я в течение шести месяцев была в руках насильников еще хуже. А может пока не задумываться об этом, а то я рискую превратиться в дерганую истеричку. Надо срочно переключиться на другую проблему и жить пока есть такая возможность, ведь теперь моя безопасность в руках муженька, вот пусть и обеспечивает, должна же от него быть какая-то польза. Если он хочет использовать мой внезапно обретенный дар, пусть защищает его носительницу, как самое заинтересованное лицо. То, что я это все понимала, не означало мое полное спокойствие и доверие к временному супругу. Не спорю, очень бы хотелось расслабиться и переложить все свои проблемы на широкие плечи лорда, но вспоминая почерневшие от бешенства глаза, мне становиться страшно ведь защиту от самого Дэймиана я вряд ли смогу найти. Опять начинаю нервничать. Жаль, что нельзя просто взять вместе с осознанием проблемы переключить мысли на другой 'канал', жилось бы проще.
   Пока я предавалась стенаниям и размышлениям Рина успела приготовить меня к ужину и позволила взглянуть на себя в зеркало. Увиденное в гладкой поверхности потрясло меня до глубины души. Я-то наивная считала, что красивой меня сделали для конкурса красоты, как бы ни так, по сравнению с тем, что я сейчас видела стилисты-визажисты, готовившие моделей просто бездарности. Только сейчас во всей красе смогла убедиться, насколько я в действительности привлекательна.
   В дверь постучали. Рина бросила быстрый взгляд в сторону выхода и быстро зашептала:
   -- Я прошу прощение за самоуправство, но когда общалась с портнихами, кое-что сделала, - на ее губах появилась задорно-пакостная улыбка, - тебе должно понравиться, а сейчас иди, тебя ждут.
   Я улыбнулась по детски задорному выражению на ее лице и направилась на свое первое испытание.
  
   Ждали меня в гостиной. Они сидели в креслах посередине комнаты и разговаривали на не понятном мне языке. Комната была небольшой, но уютной, в камине тихонько потрескивал огонь. Несмотря на жаркую погоду, что властвовала на улице, в доме по вечерам было холодновато, полностью защищены были лишь жилые спальни, поэтому в своей коморке я вынуждена была кутаться в три теплых одеяла, чтобы не мерзнуть.
   Собеседником лорда был молодой невероятно привлекательный мужчина лет тридцати с виду. Не знаю, о чем был разговор, но он заставлял незнакомого красавца хмурить брови и поджимать губы. Это смотрелось так не естественно на идеальном лице мужчины, что хотелось подойти и разгладить складку между неправдоподобно правильной формы бровей. Он был настолько необычен и притягателен, что я на время забыла, кто он и зачем сюда пришла сама, не говоря уже о муже, который сидел рядом. Когда же эта мысль дошла до моего сознания, краска стыда и смущения залила все лицо, и я начала разглядывать его более отстраненно. Вернее попыталась потому, как его внешность продолжала отвлекать.
   Гостем оказался высокий лорд, с длинными белоснежными волосами, заплетенными в сложную косу с идеально-правильными чертами лица. Он был невероятно просто не реально красив, люди такими не бывают. Все в этом мужчине говорило о его нечеловеческом происхождении, через чур большие глаза ярко-красного цвета, тонкие губы, узкий породистый нос, острый подбородок. Он был более худощавый по сравнению с Дэймианом, уже в плечах и казался более хрупким, но от него буквально веяло силой и властностью. Кем бы ни был этот мужчина, я уверена, он привык приказывать и повелевать.
   -- Добрый вечер, - поздоровалась я, привлекая внимание о чем-то тихо разговаривающих мужчин.
   Увидев меня, они оба поднялись и склонили головы в знак приветствия.
   Я удостоилась пристального изучающего взгляда красных глаз от гостя и удивленно приподнятой брови от Дэймиана.
   -- Рад, что ты смогла присоединиться к нам так скоро, - голос Дэймиана буквально обволакивал меня, не думала, что всегда холодный лорд может говорить так нежно обволакивающе. Муж подошел ко мне приобнял за талию и повел к другу. - Хочу познакомить тебя со своим лучшим другом.
   Его слова с трудом доходили до моего сознания, все ощущения сосредоточились на руке, лежащей на талии. Близость мужчины слишком напрягала и волновала. Никогда не испытывала таких чувств даже с Артуром. Воспоминания о предавшем возлюбленном неожиданно привели меня в чувство, как ледяной водой окатило, и хоть близость временного мужа все еще смущала, я смогла взять себе в руки на столько, что бы вникнуть в разговор.
   -- Лир, я понимаю, у тебя много вопросов и ответы ты хочешь получить как можно быстрее...
   -- Не настолько, что бы портить аппетит прекрасной леди, - два последних слова он произнес с чуть различимым сарказмом, вежливая улыбка никак не вязалась с плотно сжатыми губами и ледяной яростью глаз.
   -- Боюсь, мои ответы и вам испортят аппетит, - вмешалась в разговор я, надоело чувствовать себя бесправной мебелью, поэтому холод в голосе даже скрыть не пыталась, - причем надолго.
   -- Даже так? - белоснежная бровь взметнулась вверх.
   Он не верил мне, я это поняла сразу, и пытался уличить в сговоре с похитителями. Единственная причина, по которой он еще не приступил к пыткам - обручальный браслет его друга на моей руке. Вот только я была уверена на сто процентов, стоим ему усомниться хотя бы в одной мелочи из моего рассказа и никакая защита, даже императорская меня не защитит. В прочем здесь его ждало разочарование, даже объясни они, как достать записывающий кристалл из сумки, запись происходящего в комнатах я не отдам. Ни к чему это.
   -- Да, так, - я смело смотрела в ярко-красные глаза, которые сейчас заметно потемнели, приобретя бордовый оттенок.
   В гостиной повисла гнетущая, напряженная тишина. Рука на талии напряглась и, в попытке защитить, прижала меня к сильному телу лорда Сандара. Я же смотрела на злого лорда абсолютно спокойно, почему-то его гневный взгляд меня не тронул. Возможно, близость мужчины гасила все другие чувства и эмоции, возможно, в последнее время в моей жизни было столько ужаса, что я просто устала бояться, а возможно, где-то глубоко внутри на подсознательном уровне была уверена - друг Дэймиана не причинит мне вреда, злится он на ситуацию в целом.
   Атмосферу, как ни странно разрядила Таррин, ураганом ворвавшись в гостиную.
   -- Лир, как же я рада, что вы наконец-то вспомнили о нас и решили наведаться в гости, - прощебетала она.
   С первым же произнесенным ею словом, все мы повернулись в сторону двери и пораженно застыли сраженные на повал умопомрачительным видом леди. Рина предупреждала, что кое-что придумала, но ТАКОГО честно не ожидала. Ладно, моя горничная договорилась с портнихами, а кто заставил леди Таррин надеть на себя ЭТО? И главное, чем угрожали? Ведь надеть этот ужас добровольно она, аристократка с безупречным вкусом, могла только под угрозой, как минимум... не знаю, даже угроза жизни бы, не помогла.
   Платье было яркого розавого цвета, что само по себе смотрелось дико на синеглазой аристократке, а совместно с фиолетовыми рюшами и зелеными стразами, такого кошмара я и представить себе не могла. Наглухо застегнутый ворот, но абсолютно открытые руки, пышная сверху юбка была, на манер фонарика, собрана к низу. При этом девушка сияла радостной улыбкой, что заставляла всерьез задуматься, хорошо ли себя чувствует несравненная леди. И если судить по вытянутым лицам обоих мужчин, они полностью разделяли мое беспокойство. Правда, высказаться решил только Дэймиан по праву близкого родственника:
   -- Таррин, у тебя все в порядке?
   -- Конечно, - леди посмотрела на брата очень удивленно, опустила глаза, внимательно изучила свое платье, поправила юбку, - конечно, все в порядке, - потом перевела взгляд на ошарашено разглядывающих ее мужчин, чуть вскинув бровь, глянула на меня.
   Я ничем не могла облегчить ее недоумение, дар речи покинул меня надолго, такого шока я давно не испытывала. А когда увидела, с каким недовольством Таррин Сандар разглядывала мое платье, поняла что ради помощи ей из шока и возвращаться не буду. Зачем протягивать руку поддержки человеку, который попал в глупейшее положение, пытаясь подставить меня. Что я ей такого сделала? Впрочем, осознание всей ситуации помогло мне выйти из ступора, шок прошел, и я смогла более адекватно реагировать на ситуацию. Даже смогла улыбнуться.
   -- Нет, ничего, - тактично ответил лорд Сандар, остальным пришлось последовать его примеру и сделать вид, что все действительно в порядке.
   Через несколько минут леди поняла, игра в гляделки не принесет ее нужных ответов и, пожав тоненькими плечиками, решила не обращать на это внимания.
   -- Мне сказали, что ужин уже накрыт, - защебетала она, - поэтому прошу к столу. И еще, Дэйм, мне надо срочно заняться твоей прислугой, они ведут себя странно и оскорбительно.
   -- Замечательно, - кивнул лорд, беря меня под руку, он уже вернул своему лицу прежнее каменное выражение, - заодно научишь Кристину обращаться с прислугой.
   Краем глаза я заметила, как красивое личико леди осветила предвкушающая улыбка. Мне стало плохо. Чему ж она меня может научить? Кошмар! С другой стороны с одеждой она тоже пыталась мне 'помочь', а благодаря Рине ничего у нее не получилось. Поэтому не будем пугаться раньше времени, понадеемся на старый добрый Русский 'авось'. Проблемы надо решать по мере их возникновения, так любила говорить мама. В доме есть замечательные люди, которые, как я убедилась, в случае необходимости смогут мне помочь и поддержать. Надеюсь, госпожа Лилана в случае чего мне поможет.
   -- Чем же вас так оскорбили служанки? - поинтересовался Алирран с легкой улыбкой на губах.
   У меня перехватило дыхание. Мужчина и так был невероятно красив, а эта добрая ласковая улыбка сделала его просто неотразимым, в уголках глаз появились едва заметные лучики морщин, а сами глаза засияли подобно поймавшим солнечный свет рубинам. Великолепное зрелище. Мне впервые за все время пребывания в этом мире захотелось рисовать и что самое удивительное, очень захотелось написать портрет этого удивительного мужчины. Я вообще-то пейзажист, предпочитаю изображать красоту дикой природы. Что может быть прекрасней, чем густой частокол лесов, тихая умиротворенность озерной глади, таинственная тишина опушек, уединенное спокойствие полян. А страсть бушующего океана? Разве можно променять всю эту красоту на каменные лица людей, которые что бы выглядеть лучше делают из себя статую. Каким бы эмоциональным не был человек, после нескольких часов неподвижного, застывшего сидения на одном месть он превращается в памятник самому себе. На мой взгляд, что бы написать истинный портрет нужно быть художником высшего класса, а если рисовать абы как, то нечего бездарно портить холст.
   Внезапно я почувствовала, как рука на талии напряглась и прижала меня к твердому телу своего хозяина. Подняв голову, встретилась с почерневшим взглядом некогда синих, а сейчас зло прищуренных, глаз лорда... нет, просто Дэймиана. Видимо я слишком долго рассматривала друга своего дражайшего супруга. Муж был крайне недоволен столь пристальным любованием Алиррана, откуда ему было знать, что разглядывая красноглазого, я заметила кое-что еще.
   Стоило Таррин прикоснуться к лорду Рэйк, как их охватила едва заметная дымка золотистого цвета, потом проступили ярко-красные тонкие ленты. Они тянулись от леди Сандар к Алиррану и опутывали его с головы до ног, а от него к девушке тянулась лишь пару ленточек. Очень странно и необычно. Я не знала, что значит, мое ведение и как вообще объяснить его появления.
   Мне опять стало страшно.
   Почему-то, чем дольше нахожусь в этом мире, тем больше появляется вопросов, поиск ответов приводит к новым вопросам, и этот круговорот уже готов поглотить меня под ворохом неразрешимых проблем. Где искать выход понятия не имею. Но самое печальное, что единственный кто может помочь во всем разобраться, тот, кто хочет меня использовать. Тот, кому вопреки здравому смыслу я доверяла. Почти доверяла. Значит, придется искать ответу у ближайшего источника информации, а вдруг найду.
   -- Вы это видите? - глядя в темно-синие глаза, тихонько спросила я.
   -- Что? - он явно не ожидал такого вопроса, в глазах мелькнула растерянность.
   -- Золотистая дымка, которая окружает леди Таррин и лорда Алиррана, - стараясь не повышать голос, шепотом объяснила я, - и красные ленты, опутывающие их, вы ведь видите? Что это значит?
   Я смотрела на лорда с надеждой, он ведь разбирается во всех этих магических странностях намного лучше меня и может рассказать. Жаль, моим мечтам не суждено сбыться.
   -- Какая дымка? Что за лента, - он притянул меня ближе, буквально вдавливая мое тело в свое, попутно выдавливая весь воздух из легких. - О чем ты говоришь?
   -- Вы не видите? - я растерялась окончательно и предприняла попытку отодвинуться он мужчины.
   Но кто ж меня отпустит. Он склонился ко мне, прижался губами к уху и, обжигая кожу дыханием, прошипел:
   -- Не дергайся! - я остолбенела от страха, кровь прилила к щекам. - А сейчас спокойно объясни мне, о чем ты говоришь.
   -- Когда леди Таррин прикоснулась к лорду Алиррану, их окутала золотистая дымка, а из груди потянулись тонкие красные ленты, - я старалась объяснить, как могла, но чем дольше говорила, тем большим бредом это казалось даже для меня, что именно понимал лорд и понимал ли вообще, понятия не имею. - Лорд Рэйк окутан этими лентами полностью, а на леди только пара ленточек.
   Мужчина не сказал ни слова, просто смотрел на меня как-то изучающе, насторожено. Я занервничала под этим взглядом и сделала очередную попытку отодвинуться.
   -- Еще раз дернешься, и я всерьез займусь твоим воспитанием, - предупредили меня, - не хочу, что бы наш план сорвался из-за такой ерунды как твой страх перед близостью, - я не то, что вырываться, дышать перестала. - Не вынуждай меня заниматься этим тебе может понравиться, - он чуть заметно улыбнулся и крепче прижал к себе.
   -- Не надо, - пропищала я бледнея.
   -- Влюбленные, вы планируете обратить на нас внимание, - неожиданно раздался веселый звонкий голосок Таррин, - между прочим, я умираю с голоду. Или это ваш тайный план, уморить нас до смерти, - и она весело рассмеялась.
   -- Ну что ты, Тарри, конечно же, нет, - улыбнулся Дэймиан, правда взгляд от меня он не отводил, поэтому я отчетливо видела, улыбка не коснулась глаз, они остались такими же ледяными. - Надеюсь, ты составишь компанию Лиру за столом?
   -- Конечно, - радостно воскликнула Таррин, и, взяв Лира Рэйк под руку, повела его в сторону выхода. - Я действительно рада вы навестили нас, и мне очень жаль, что служба все реже и реже отпускает вас отдохнуть в компании друзей.
   Она говорила и говорила, уводя гостя из гостиной, а мы продолжали стоять, ожидая, когда нас покинут лишние уши. И чем тише становился голос леди, тем больше меня окутывал страх. Ведь Дэймиан не просто так выпроводив лишние уши, остался со мной наедине. Что ему от меня надо?
   А потом неожиданно пришла злость.
   Он прекрасно знает, что мне страшно и все равно пугает меня. Гад!
  
   Глава 5
  
   Мы сидели в личном кабинете лорда Сандара. Не в том тайном, что спрятан за книжными стеллажами, а том, в котором Марида устроила ловушку. Наверное, именно поэтому, переступив порог, я первым делом бросила взгляд на статуэтку с заложенным в ней смертельным боевым заклинанием, что удивительно она стояла на том же месте где ее оставила начинающая убийца. Надо не забыть спросить у лорда-мужа разредил ли он опасный сюрприз.
   Но это потом.
   Обед прошел... в общем он прошел. И, слава Богу! Никогда не думала, что безобидное принятие пищи может быть настолько изматывающим. Таррин говорила без остановки обо всем, что приходило ей в голову, переходы от одной темы к другой были настолько плавные и незаметные, я даже не успевала улавливать эти моменты. Незнакомые имена, неизвестные события, предположения, фантазии - это самый настоящий кошмар. От такого круговорота абсолютно не нужной мне информации голова начала раскалываться уже через пятнадцать минут.
   И если бы это было все! Нет, почему некоторым здесь присутствующим лордам, не будет показывать пальцем на Алиррана, не ужинается спокойно? Я уверена процентов на семьдесят, что Дэймиан в общих чертах поведал другу о моем появлении в этом мире в целом и его доме в частности. Тогда возникает вопрос: зачем надо сверлить меня весь ужин настолько внимательно-изучающим взглядом, что его даже Таррин заметила, более того такое внимание к моей персоне ей явно не понравилось. Похоже, друг брата очень нравился ей, и такое невнимание сильно задевало девушку, а интерес ко мне доводил до бешенства. И все бы ничего, я бы даже внимания не обратила, но проблема в том, что чем больше она злилась, тем больше говорила.
   В какой-то момент у меня появилась твердая уверенность - это приключение завершиться для моей слабой психики мягкими стенами сумасшедшего дома. Нервирующий взгляд лорда Рэйк, беспрерывная болтовня леди Таррин, и вот она, родная психушка. К несказанному счастью нервы Дэйма сдались на милость победителя раньше, он приказал сестре больше есть, чем утомлять гостей пустыми сплетнями. Своему же приятелю прямым текстом был дан совет, найти себе другую девушку для столь пристального изучения потому как у замужних леди уже есть те, кто с удовольствием будет ими любоваться.
   Итог ужина закономерен: Таррин обиделась, Алирран пренебрежительно скривился, а я покраснела, хорошо хоть под тяжелым взглядом лорда Рэйк мне кусок в горла не лез, иначе б подавилась. Зато после этого в столовой воцарилась тишина и покой, я, даже стала замечать, что вообще ем. Сделала я это вовремя, отбивная была неподражаема вкусная, нежная, никогда ничего вкуснее не пробовала. А салат? Ммм! Не знаю из чего он, но пальчики оближешь.
   Самое сложное было объяснить Таррин, что в кабинете мы втроем будем обсуждать важное дело и ее присутствие не просто не желательно, а не уместно. Это было нелегко. Даже очень. Сжигаемая ревностью девушка наотрез отказалась покидать предмет своего обожания. Именно 'предмет', такое чувство, что за разумное мыслящее существо со свободной волей она мужчину не воспринимает. Ее нервировала сама мысль, что я буду находиться с ним в одном помещении, факт присутствия там же моего пусть фиктивного, но мужа, похоже, был сметен из хорошенькой головки попутным ветром глупости.
   Дэймиан не стал уговаривать сестру, не призывал к ее здравому смыслу, он просто приказал оставить нас одних и не мешать работать. Хорошо, что испепелять взглядом юная леди Сандар не научили, иначе мне представилась бы возможность примереть на себя одеяния вдовы. Правда, носила бы я его не долго, секунд двадцать. Именно столько Таррин буравила злющими глазами брата, прежде чем переключиться на мою скромную персону. Видимо мы достаточно жароустойчивые, поэтому аутодафе с нашим непосредственным участием отложилось на неопределенный срок.
   И вот сейчас меня проводили к одному из кресел для посетителей возле стола и помогли присесть. Я старалась держаться холодно-сдержано, хотя от пристального внимания у меня начался нервный тик. А еще как на грех второе кресло рядом со мной занял лорд Рэйк, хотя я бы не возражала если бы он сел возле окна можно даже соседнего дома, не судьба. Сам хозяин кабинета занял свое законное место за столом спиной к портрету на стене. В очередной раз отметила поразительное сходство Дэймиана и его родственника с портрета.
   Я, конечно, знала, что разговор будет сложный, но до его начала даже не понимала насколько.
   Скрывать что-либо смысла я не видела, поэтому рассказала, как было. Слушали меня внимательно, не перебивая, только чем дольше я говорила, тем больше каменели их лица. Поскольку некоторые имена мужчинам были не понятны и неизвестны, на Земле они другие, мне приходилось описывать внешность тех или иных действующих лиц.
   -- Из всего сказанного я понял, что у них в каждом городе есть вербовщика, - задумчиво произнес Алирран когда я замолчала, - а учитывая статус и положения которое занимают некоторые рабыни...
   -- Да, ты прав, - согласился с другом Дэймиан, - вербовщики имеют доступ на самые верха, - он замолчал, и минут пять в комнате царила полная тишина.
   Тишина давила, но нарушать ее не было желания, когда все что можно сказано, остается только молчать. Хотя еще никогда она не была такой оглушительной. Опустив голову, я не спускала глаз с лежащих на коленях рук, поэтому и заметила, что они непроизвольно сжимались в кулаки, попыталась расслабиться, но безуспешно. Было предчувствие, хотя нет, была уверенность, что дальнейший разговор мне не понравиться, и стоило Алиррану заговорить, я поняла насколько была права.
   -- Нам нужны все красты, которые ты унесла из борделя, - мне не надо было поднимать голову, что бы ощутить на себе тяжелые взгляд красных глаз, я чувствовала его давящим прессом и это меня неимоверно разозлило.
   -- Нет, - твердо ответила ему.
   -- Я понимаю, - казалось, он не услышал меня, - ты не знаешь, как достать их из сумки, но поверь это несложно, достаточно коснувшись ее четко представить, что хочешь найти в ней.
   -- Спасибо за совет, - я все-таки посмотрела на лорда Рэйк, - но, даже учитывая эту информацию, я могу отдать вам только кристаллы из кабинета и записи аукционов. На этом все!
   -- Ты не поняла, нам нужны ВСЕ красты, - голос Алиррана звенел от едва сдерживаемой ярости, - и ты их отдашь.
   -- Нет! - у меня тоже был повод злиться, и скрывать свои эмоции я не считала нужным.
   Я не спускала глаз с разгневанного лорда и видела, как его лицо исказилось от бешенства, глаза потемнели, руки сжались в кулаки, а сам мужчина начал медленно подниматься. Наблюдая за этими метаморфозами, я почему-то отчетливо поняла, что мне конец, и сразу вспомнилась народная мудрость: молчание - золото. Глядя большими перепуганными глазами на поднимающегося лорда, я медленно холодела от ужаса, в следующую секунду обзор закрыла широкая спина Дэймиана.
   -- Успокойся, Лир, - ледяным голосом приказал лорд. - Я понимаю твое желания вычислить всех кто причастен к похищениям, но надо понимать и желание Кристины скрыть этот позорный момент своей жизни.
   -- Мне плевать на ее жизненные ценности и желания, - пошипел Алирран, но его гнев, спрятанный за мощной фигурой Дэйма, был не так уж и страшен. - Они убили мою сестру! Я имею право знать! Наши родители имеют право знать!
   -- Что конкретно ты хочешь сказать своим родителям? - я даже вздрогнула, не сразу осознав, что вопрос принадлежит мне, а когда поняла это, поднялась и подошла к большому окну.
   На улице был разгар лета, сад, видневшийся из окна, утопал в цветах и лучах яркого летнего солнца. Мне хотелось пройтись среди нежного аромата цветов снова почувствовать ласковое касание теплого ветра ощутить легкий жар на коже. Там так хорошо, а здесь холод и страх. И внезапно, что-то изменилось, во мне. Не знаю что случилось, но страх отошел на задний план, как будто принадлежал не мне очень похоже на раздвоение личности, когда от страха разум стал отказывать, на передний план вышло второе Я и заняло главенствующее место.
   -- Кто позволил тебя обращаться ко мне на 'ты'? - его похоже уже трясло от бешенства.
   -- Наверное, тот же, кто и тебе, - усмехнулась я.
   -- Успокойся, Лир! - это опять Дэймиан, но я не стала оборачиваться, что бы убедиться, шорох за спиной обозначал очередную попытку Алиррана прорваться ко мне.
   -- Успокойся!? И это мне говоришь ты?! - сзади раздался шум потасовки, но и он не заставил меня обернуться, любоваться купающимся в солнечных лучах цветочным разнообразии нравилось больше. - Ты вспомни, какой она была!
   'Какой она была!'
   Эти три незначительных на первый взгляд слова всколыхнули горькие воспоминания, которые я с удовольствием бы вычеркнула из своей памяти.
   'Какой она была!'
   А сколько их таких побывало в том аду? Молодые, красивые, невинные и каждой из них прошла через пытки, которыми тешили себя разного рода извращенцы. Мне вспомнилась молодая красивая некогда эльфийка погибшая на моих руках. Похоже, этот кошмар еще долго будет врываться в мой сон удушающим ужасом. Такое не забывается по небрежному взмаху руки, надо просто набраться сил и пережить.
  
   Я бежала по коридору, стараясь не обращать внимания на звуки, доносящиеся из комнат, все эти крики, стоны, слезы, стенания разъедали нервную систему подобно кислотному дождю. Еще не отошедшая от пережитого в комнате ужаса я не могла слушать чужие страдания, они били по ушам, подталкивая во тьму истерики. Перед глазами все плыло и двоилось, хотелось забиться в угол и просто поплакать, только на это не было времени, в любую минуту могли обнаружить факт моего побега. Нет, то, что они заметят, я осознавала, это был вопрос времени, моей же главной задачей была оказаться как можно дальше от борделя, когда время настанет. А потом, когда я вырвусь из ловушки, в которую попала, можно будет рыдать и биться в истерике сколько угодно, а сейчас не время и не место.
   Передвигаться по коридору приходилось перебежками, замирая в темных участках и быстро проскальзывая мимо освещенных светом столиков с креслом. Таким образом, я успела пробежать почти весь коридор, когда из зеркального окна вместо привычных звуков раздался смех. Это было так неожиданно, что я замерла посередине светлого пяточка, словно наткнувшись на невидимую стену. Обернувшись к окну, увидела привычную уже картину: разделенную на четыре зоны зеркальную гладь. Если честно даже представить себе не могла, что кому-то такое могло понравиться. Ну, нравиться подглядывать за чужим развлечением в постели - бывает. Для любителей откровенной жести есть комната с всякими ножами, цепями, прищепками и прочей гадостью название которых я понятия не имела - ну, так каждому свое. Но кому может быть интересно, как девушка моется, или справляет естественную нужду. Да, помимо спальни и комнаты пыток просматривался еще и душ с туалетом.
   Клиента этого номера интересовала пыточная. Именно там он разместился в компании... ребенка.
   Господи!!!
   Красивая белокурая девочка, невероятно худенькая, хрупкая была прикована за руки и ноги к какой-то доске х-образного вида. На ее теле не было ничего кроме порезов, из которых текла зеленовато-красная кровь и, заливая все маленькое тельце, стекала грязной лужицей на пол у ее тоненьких ножек. От вида этого израненного, покалеченного ребенка у меня подкосились ноги, зажав руками рот, чтоб не закричать при виде этого ужаса, я тихо опустилась в стоящее рядом кресло, не спуская полных слез глаз с этого кошмара.
   Девочка смеялась! Смеялась, глядя прямо в клыкастое лицо здорового зеленокожего мужчины, стоящего напротив ее в одних штанах. Дряблая кожа, большой живот и испачканный в крови нож, сжимаемый правой рукой. Рядом с ним стоял стол с инструментами жуткими даже на вид. Эта жуткая картина навсегда осталась у меня перед глазами.
   А девочка смеялась.
   -- Наконец-то! - воскликнула она звонким чистым голосом. - Сегодня настал тот светлый день, когда я обрету долгожданную свободу! Сегодня!
   -- О чем ты говоришь, дрянь? - прорычал монстр.
   Девочка опять расхохоталась, и в ее голосе была столько искреннего, неподдельного счастья, что я поверить не могла. Как можно радоваться, находясь в таком месть, в такой компании, в таком виде.
   Зеленый тоже не понимал, поэтому она охотно отвечала:
   -- Ты не видишь, недостоин, видеть, но за твоей спиной стоит смерть. Сегодня ты умрешь, оплатив все сотворенное, а я обрету свободу, = она откинула голову назад, устремив вверх огромные, чуть раскосые глаза. - Великий Эдринэль внял мольбам своего недостойного дитя. Он простил меня! Я скоро буду дома! - и она снова засмеялась.
   А я сидела и смотрела на нее большими от ужаса глазами.
   -- Ты... ты... - он схватил плеть и под злорадный смех девушки нанес десять ударов, добавив на худеньком теле новые кровавые полосы, - сука!
   После чего швырнул плеть на пол и бросился в сторону выхода. Резко распахнул дверь, врезался плечом в косяк, выбегая, едва не сорвал со стены ковер, который прятал вход со стороны спальни. Я перевела взгляд на другую часть зеркальной поверхности и успела заметить, как злой зеленокожий мужчина исчез во вспышке света.
   Если честно, с начало хотелось просто уйти, но девушка внезапно повернулась в мою сторону и, показалось, что между нами нет зеркала, она смотрела прямо на меня. Первым порывом было сбежать и быстрее...
   -- Не уходи, - раздался тихий голос из комнаты пыток, - пожалуйста.
   И я застыла перед этим жутким зеркалом. Оставаться было страшно, а уйти почему-то не могла, стояла и смотрела на девушку. Решиться было сложно, но преодолевая страх, я тряхнула головой, и смело двинулась в сторону потайной двери. Спальня заставила содрогнуться от отвращения, слишком сильно она была похожа на ту комнату из которой мне недавно пришлось сбежала, поэтому, задерживаться в ней не стала. Пыточная в живую была столь же мрачная и устрашающая, как и в зеркале. Если заходить я не очень и хотела потому не спешила, то переступив порог этого ужаса не колеблясь ни секунда, рванула к хрупкому привязанному и израненному телу. Ремни, удерживающие тоненькие ручки и ножки, расставаться со своей добычей не хотели, пришлось пожертвовать им три ногтя, но я справилась. В последний момент успев подхватить затекшее тельце.
   Девушка оказалась невероятно легкая, скелет в нашем кабинете анатомии и то весел больше. Да и по объемам превосходил данное дитя.
   Если честно, я думала, девушка захочет присесть слишком долго она находилась в достаточно неудобной позе или в лучшем случае тот час покинуть пыточную, и комнату, и вообще бордель. Но я ошиблась. Первое что она сделала, когда смогла двигаться подошла к столику с игрушками палача и выбрала большой измазанный в крови нож с широким лезвием.
   -- Спасибо, - неожиданно сказала она нежным журчащим голосом. - Ты даже не представляешь, как долго я тебя ждала.
   -- Нам лучше уйти отсюда пока не вернулся тот зеленый, - нервно напомнила я девушке.
   -- Нет, - неожиданно твердо ответила девушка, она стояла посередине пыточной прикрытая лишь волосами и с абсолютно, мертвыми глазами, - я с тобой не пойду. Времени мало, а с такой обузой как я ты далеко не уйдешь, а спешить надо. Думаю смогу отвлечь погоню на несколько часов, но у меня будет просьба: они каким-то образом записывают все происходящее в комнатах, и я хочу, что бы ты забрала и уничтожила все записи с моей комнаты. Не хочу огласки. Для своего народа я умерла и предпочла бы остаться среди мертвых, им не надо знать о той мерзости, в которую меня окунули предав.
   Я на мгновение задумалась.
   -- Зеркало с другой стороны прозрачно, а перед ним, на столе кристалл на подставке...
   -- Какого цвета кристалл? - перебила меня девушка.
   -- Белого, - растеряно ответила ей.
   -- Прозрачный?
   -- Не совсем, - я нахмурилась, - сам кристалл прозрачный, но в нем как будто туман клубиться. Плотный.
   -- Он практически заполнен, - растеряно прошептала девушка.
   -- Ты о чем? - мне действительно было интересно и непонятно, ее слова напоминали шараду, а я пока не в состоянии их разгадывать.
   -- Пустой кристалл совершенно прозрачный, - с улыбкой произнесла она настолько тихим голосом, что он звучал как шепот, - полученная информация сохраняется в виде тумана, и чем он плотнее, тем больше там записано. Когда кристалл переполнен и не может уже впитывать нужные сведенья он начинает излучать свет. Чем больше кристалл, тем больше информации он может впитать.
   -- В каком смысле впитать?
   -- В нашем мире помимо видимого и осязаемого слоя, такого как земля, деревья, камни, вода есть еще и не видимые слои, это ветер и поля отвечающее за магию. Кристаллы излучают волны, которые соприкоснувшись с магическим полем мира, оказывают влияние на него, все чего они касаются, впитываются в накопитель и запечатывается там. Изменить уже впитанную информацию невозможно.
   -- А размеры помещения имеют значения? - осторожно спросила у нее. - Если зал очень большой, какое расстояние будет видно на записи?
   -- Всё. Размеры значения не имеют, - девушка покачала головой, - препятствием для записи может быть только стена. Для волн они конечно не преграда, но ты все равно не увидишь, что за ней находиться, поэтому она и останется непреодолимой.
   -- Подожди, - вопрос вырвался раньше, чем я смогла его сформулировать, - выходит, на записях есть не только видимое в кадре, но и, то, что скрыто от глаз. За стеной.
   -- Да, - кивнула девушка. - Вот только творящееся за стеной видно не будет.
   -- Значит точное расстояния неизвестно, - я сделала заметку, но заострять внимание на этом не стала, не время и не место.
   -- Хм, - тоже задумалась девушка, - действительно не известно. Никогда не задумывалась об этом.
   -- А давай потом подумаем, - внесла я предложения, нервно поглядывая на дверь, - не хотелось бы столкнуться с тем монстром, что вышел отсюда.
   -- Это уже не имеет значения, - покачала головой девушка, - очень скоро тебя заберут те, кто готовы умереть за тебя без сомнения и убить без сожаления. Я же обрету свободу.
   И что-то в ее словах мне не понравилось. Очень.
   -- Что ты имеешь в виду?
   Она лишь улыбнулась и покачала головой. И только тогда, глядя в абсолютно мертвые, нежно-голубые глаза, я поняла - она не собирается уходить, девушка жаждет не свободы, а избавления. Видимо что-то отразилось на моем лице, потому что девушка неожиданно начало говорить то чего я никак не ожидала:
   -- Я, Святейшая Элезиль, Верховная жрица Эдринэля, свет и надежда эльфов Рассвета. Ко мне приходили за советом, даже король склонял голову в поисках божественной милости, которую озвучивала я, - девушка закрыла глаза, боль исказила ее лицо. - Когда мне исполнилось триста лет, должен был состояться обряд зачатия младшего принца, до этого я не знала мужчин.
   -- А что особенного в младшем принце? - удивилась я. - Просто это прозвучало как звание или титул.
   -- А это и есть титул, - девушка, не такая молодая, как я думала, снова посмотрела на меня и улыбнулась. - У короля может быть не более четырех сыновей. Первенец воспитывается как наследник короны, второй по старшинству впрочем, тоже, из него выращивают советника. Третий из сыновей отвечает за армию и оборону. Младшего принца королю приносит достойнейшая и чистейшая из дочерей Эдринэля, нашего мудрейшего бога и покровителя. Именно этому из сыновей короля надлежит проводить все обряды и ритуалы от принятия дитя до сопровождения в последний путь. И матерью этого ребенка должна была стать я.
   -- Но что случилось? - я была в шоке от статуса, который занимала это молодая женщина, я только сейчас заметила острые кончики ушей торчащих из длинных спутанных волос, если бы не знала, что искать не заметила б.
   -- Меня предали, - ее улыбка стала обреченной. - Королева посчитала, что я имею слишком большое влияние на ее венценосного супруга и обратилась за помощью к своему брату. Однажды я проснулась в этой комнате, - она обвела рукой пыточную в которой мы находились, провела ладонью по инструментам на столике. - У эльфов хорошая регенерация, наверное, именно поэтому я выжила, хотя первое время искренне молила милостивого Эдринэля о прекращении моих страданий. Бог не услышал моих молитв, я осталась жива. Ты, наверное, уже знаешь, девушек первое время заставляют подчиняться с помощью магии. Ко мне это правило не применялось, им было интереснее ломать сознание, не замутненное магией. Такого было одно из условий королевы. Вторым ее условием была аренда, - ее лицо опять исказилось от боли, - моего тела ее братом раз в год на целый месяц. Это, то время когда Розгар мог делать со мной все что пожелает, - из ее груди вырвался судорожный вздох. - Никогда бы не подумала, что эльф может быть способен на такую жестокость. Но самое ужасное было не в этом, после всего пережитого впервые месяцы, я утратила дар видеть божественные знаки, и за столько лет, ничего. Одно дело, когда страдания воспринимаешь испытанием веры, но отсутствия даже малейшего проявления дара означало, что божественная милость покинула меня.
   Я стояла, смотрела на бывшую молодую жрицу и тихонько плакала. Ужас рассказанного ею заставил взять себя в руки и на время забыть о собственных бедах, мне в отличие от нее повезло, память спрятала всю ту мерзость, что я пережила из-за чужой подлости.
   Внезапно девушка вздрогнула, резко развернулась в сторону входи, голубые глаза сощурились, полные губы исказила злобная ухмылка, а правая рука сильнее сжала рукоять ножа. Глядя на ее красивое молодое лицо, исказившееся от едва сдерживаемого бешенства, я каким-то шестым чувством осознала, что сейчас случиться, но все равно успела лишь зажать рот руками и зажмурить глаза. Правда мне это мало помогло, когда я от страха зажмурила глаза и лишилась зрения, обострился слух. Сначала раздался удивленный рык, потом звук рвущейся ткани и стон боли, на мое лицо попали брызги влаги, потом что-то тяжелое рухнуло на пол.
   Когда я осмелилась открыть глаза, выяснилось, что на полу в темно-зеленой луже лежал зеленокожий мужчина в одних штанах с истыканной ножом грудной клеткой и широко распахнутыми черными без радужки глазами. Он не дышал.
   Я была вся забрызгана зеленой жидкостью, полагаю это была кровь убитого. Мои руки были все в крови!
   -- Не волнуйся, - улыбаясь, произнесла жрица, - в комнатах есть специальное заклинание, стоит тебе войти в нее вся грязь исчезнет.
   -- А зачем тогда душ? - не знаю что произошло, но у меня как будто все чувства выключили, такое странное и ненормальное спокойствие окутало мое сознание. - Не понимаю, зачем делать душевые, если заклинание убирает всю грязь.
   -- Потому, что некоторые клиенты любят заниматься этим в душе, - улыбка больше не сходила с лица жрицы. - Там есть еще и небольшой бассейн, правда открыть вход в него может только клиент, иначе большинство девушек предпочло бы утопиться. А теперь иди, - приказала она твердым тоном, в котором проскользнули повелительные нотки, и я поверила, что у этой женщины действительно была власть. - У меня к тебе будет просьба: забери все кристаллы с записями и уничтожь их. Я не хочу, что бы мой позор вышел за пределы этого заведения.
   -- Но тогда эти разбойники останутся безнаказанными, - покачала я головой. - Кристаллы записывают происходящее во всех комнатах, даже в кабинете.
   -- Идеально, - с ходу поняла мою идею жрица. - Но происходящее в комнатах...
   -- Будет уничтожено, - твердо подтвердила я.
   -- Спасибо, - улыбка уже не сходила с красивого личика. - А теперь уходи.
   Холод и безразличие еще не отпустили, поэтому я чуть заторможено кивнула и пошла к выходу. Переступая через распростертое тело мужчины, старалась не наступить на зеленые лужи. Как и говорила жрица, едва моя нога переступила порог комнаты, все брызги крови исчезли с кожи и одежды.
   Я не собиралась смотреть, не хотела этого видеть и даже успела подойти к темному провалу в коридоре, но замерла и целую минуту. Просто не могла уйти. Развернувшись, опять зашла в комнату.
   -- Помоги мне, - попросила я у уже одетой девушки. - Комнат так много, а времени мало, боюсь не успеть сбежать.
   -- Ты зря пытаешься оттянуть неизбежное, я не передумаю, - сразу разгадала мой замысел жрица, - но помочь помогу.
   Я действительно надеялась, что почувствовав вкус позабытой свободы, она передумает и попробует жить дальше. Ведь смерть это черта, подведя которую уже ничего нельзя изменить, нет того кто умер, а потом ожил что бы закончить дела на земле.
   Не вышло.
   Нет, она мне помогла, даже кладовку мы вскрывали вместе, забрать золото из сейфа в кабинете, кстати, тоже ее идея была. Я бы никогда не посмела взять чужие деньги, не то воспитание, но Элезиль, складывая кошели в приглянувшуюся мне в кладовке сумку, напомнила про одежду и еду которые понадобятся уже через несколько часов. Не признать ее правоту было невозможно, в чужом мире без средств существования я обречена. Где-то как-то понимание этого проникало в мое сознание, но на таком слабом уровне, что казалось не значительным. Повезло, что со мной был тот, у кого мозг работает в отличие от моего.
   Что происходило в тот момент со мной, понять не могла, просто появилось ощущения холода и все эмоции сковали в оковах льда. Я понимала, осознавала, но мне было глубоко плевать на все происходящее. Возможно, потом у меня будет время обдумать все и понять произошедшее, но не сейчас, перегруз.
   А последние события вообще почти не помню. Вернувшись в комнату, выделенную Элезиль, мы закрыли пыточную с трупом внутри, как только дверь захлопнулась, ковер скрыл все признаки присутствия там входа. Жрица взяла тонкий кинжал, мы его украли в кабинете Каргана, легла на кровать и вонзила лезвие в свою грудь. Я не отходила от нее ни на шаг, пока последний вздох не покинул хрупкое тело. И только тогда слезы потекли водопадом.
   Задерживаться я не стала, бросила последний взгляд на мертвую красавицу со счастливой улыбкой на лице и направилась к выходу. И только в коридоре заметила, что кристалл возле этой комнаты мы не забрали, он так и записывал все произошедшие события.
   Сунув его в сумку, я зло вытерла глаза и направилась к выходу.
  
   -- ... не все можно забыть и пережить, - тихо произнесла я. - Есть вещи, о которых лучше не знать тем, кто тебя любит, тем, кому ты дорог.
   Я не заметила, как рассказала большую часть истории. Не все, но они должны были это услышать, понять, и где-то в глубине души я поняла, что поступила правильно.
   А слезы высохнут, в прошлый же раз успокоиться смогла, получиться и сейчас просто надо время. Хоть немного. Говорят, время лечит, не правда. Забыть случившееся не хватит жизни, время надо, что бы научиться жить с воспоминаниями. Возможно, когда-нибудь и я смогу, перестану чувствовать отвращения, глядя в зеркало, не буду шарахаться от мужчин, видя сволочь в каждом из них. Когда-нибудь, но не сейчас.
   Не сейчас.
   Большие теплые руки легли на плечи. Я чуть заметно вздрогнула, не смогла удержаться, и обернулась, что бы встретиться с темно-синими глазами Дэймиана.
   -- Многим высшее удовольствие дарит унижение другого, более слабого и зависимого человека, ведь только так они могут почувствовать себя значимыми, сильными. Они не видят, что в своих попытках возвыситься, выглядят жалко и ничтожно. Только цена их слабость сотни сломанных жизней, - у меня вырвался судорожный вздох. - Я не отдам вам кристаллы, - уверенно, но тихо сказала ему. - Кем бы небыли эти девушки, у каждой из них есть право скрыть всю эту мерзость от тех, кого любили, близких. У лорда Рэйк нет права видеть позор своей сестры, и если она была ему действительно дорога, пусть довольствуется тем, что есть, потому что большего он не узнает. Не от меня.
   -- Вы правы, леди, - сдавленный чуть слышный шепот раздался где-то за спиной Дэймиана, и, обойдя мужа, я посмотрела на бледное лицо красноглазого красавца. - ТАКОГО нашим родителям знать не стоит. Я только надеюсь узнать имя покойника, продавшего Ламизу как товар.
   -- Думаю, кристалл с этой записью я смогу достать, - кивнула я. - Только если можно не сегодня, я очень устала и хочу побыть одна.
   Усталость гранитной плитой легла на плечи, я чуть могла стоять на подгибающихся ногах, меня шатало. Полное эмоциональное опустошение давило и лишало физических сил. Хотелось, как тогда, забиться в угол и выплакать все боль и страх прошедших дней, смыть слезами грязь воспоминаний и забыть о них как о самом страшном из своих кошмаров.
   Не могу понять, что со мной происходит. Всегда могла закрыться от боли, а сейчас не получается. Быть может потому, что прежние проблемы на фоне этих кажутся мелкими и не значительными? И действительно, как можно сравнивать Оксану и Соню? Первая всего лишь распускала сплетни обо мне, а вторая предала. Или сравнить Васю и Артура? Васятка, он всегда бесился, когда слышал это имя, заявил, что готов со мной встречаться, если буду давать списывать на уроках и помогать с домашкой, а Артур, добившись моего внимания, подставил, защищая свою любимую девушку, мою бывшую подругу. В темную использовал.
   Ведь что обидно, я же при знакомстве даже внимания на него не обратила. Он же два месяца за мной хвостом ходил, малейший каприз исполнял, в любви клялся. А на деле вместе с моей бывшей подругой втравили в такие проблемы, от которых просто так не отмахнешься. Больно и обидно. И противно.
   В школе, Ксюша, за то, что отказалась с ней играть побила меня, а Каролина, спустя десять лет, за тоже самое продала в бордель. Как странно и страшно меняется моя жизнь, жутко становиться. Ведь мне всего двадцать, что же дальше-то будет?
   Всю горечь воспоминаний и переживаний прервали сильные руки, заключившие меня в теплый капкан нежных объятий, и все беды как-то не заметно отошли на задний план. Они стали какими-то незначительными и пустыми.
   Ну, да, предала подруга, видимо не настоящая, а подделки мне не нужны. Парень повел себя, как скотина, видимо это его истинная природа, а с ней не поспоришь. Каролина продала в бордель, так я из него сбежала и нашла защитника. Может это и хорошо иначе после низкого поступка Артура так бы и считала всех мужиков сволочами, а так наглядный пример перед глазами, не все потеряно. Есть еще на свете мужчины, правда их мало, вымирающих вид, однако.
   Сама не осознавая, что делаю, теснее прижалась к сильному телу защитника вдыхая запах хвойного леса и моря. Какой странный запах, никогда не слышала такого аромата. Он обволакивал, успокаивал, дарил поддержку и надежду на лучшее будущее. Теперь я поверила, что оно у меня есть. Так хорошо, так спокойно, так уютно, так надежно.
   Когда боль немного отступила, я нашла в себе силы, запрокинув голову, встретиться с темно-синими, как вечернее небо глазами, в которых плескалась тьма, выдавая истинное состояние лорда. Спокойное лицо, ласковая успокаивающая улыбка и полные бешенства глаза. Кажется, меня не хотят пугать истинными эмоциями, которые рвутся наружу. Появилось ощущение, что лорд Дэймиан знает ту жрицу, про которую я рассказала, вернее, знал и постигшая ее беда приводит его в ярость, но ради моего спокойствия он держит чувства под контролем.
   -- Лир, - не спуская с меня глаз, обратился к другу, - подожди меня здесь, я отведу жену наверх и вернусь.
   -- Давай, - послышался ответ.
   Я не видела лорда Алиррана, он стоял за спиной Дэймиана, но голос был тихий и рассеянный, похоже, мой рассказ заставил его всерьез задуматься над ситуацией. Просчитать масштабы проблемы и попытаться найти выход из, казалось безвыходной ситуации. Я почему-то верила, что у них все получится.
   Обнимая за плечи, очень шатало и ноги подгибались, Дэймиан вывел меня из кабинета, а потом, не слушая возражения и протесты, подхватил на руки и понес в сторону лестницы.
   Что бы через секунду едва не выронить от неожиданно раздавшегося на весь дом вопля.
   Где-то с боку раздался звон разбившейся тарелки, из только что закрывшейся двери кабинета выскочил лорд Алирранс мечом в руке (и где только достал), Дэймиан крепче прижал меня к себе, а потом посадил в ближайшее кресло и вместе с другом рванули на женский крик.
   Что странно я не испытывала никакого любопытства по поводу причины скандала разгорающегося наверху, мне было все равно, но желание остаться одной никуда не делось. Меня шатало, но я упрямо двигалась вперед, к лестнице. Вокруг не было ни души, но стоило моим ногам на миг подкоситься, как мое падение прервала на редкость сильная рука Рины. Как она здесь оказалась? Секунду назад не было! Что-то я совсем рассеянная стала.
   Едва за нами закрылась дверь моей комнаты, решила попробовать переночевать у себя, не хочу никого видеть, Рина начала быстренько освобождать меня от одежды. Оказывается, горячая вода уже ожидала, когда на нее обратят внимания. Это было то, что надо, что бы расслабиться и немного прийти в себя.
   Глубины ванной хватило для полного погружения. Я сидела, обхватив колени руками, и смотрела в одну точку ни на что, не обращая внимания, казалось плотину равнодушия не пробить не чем. Но это только казалось.
   Сколько я так просидела не знаю, озноб прошел, но легче от этого не стало. И слез не было. Вернее они были, но что-то мешало пролиться соленому водопаду и смыть накопившуюся боль. Это был очень плохой признак, потому что я не зала когда наступит предел и произойдет срыв. То, что он будет, сомнений не было, вопрос времени, но чем дольше его ждешь, тем масштабнее будут последствия. Смогу ли справиться с накопившимся?
   Теплые руки с чуть шершавыми ладонями легли на обнаженные плечи и аккуратно сжали их. Легкие массирующие движения заставили отвлечься от горестных дум и блаженно закрыть глаза. Сильные пальцы, надавливая на только им известные точки, расслабляли и убаюкивали. Потом руки на минуту исчезли, а когда вернулись, в нос ударил нежный аромат каких-то цветов. Ласковый, успокаивающий, он окутывал мое сознание, заставляя помимо воли губы растянуться в блаженной улыбке.
   О том, кому принадлежат эти нежные, но сильные руки я не задумывалась, мне было как-то все равно. Вопрос возник только после того как облив меня теплой водой руки переместились на подмышки и без видимых причин достали из воды. В процессе перемещения мое мокрое тельце охватил теплый ветер он ласково и быстро убрал все воду, поэтому на табурет посадили уже совершенно сухой. И абсолютно голой. Подняв глаза, в надежде рассмотреть кто таков мой неожиданный помощник, я увидела только рубашку, которую натянули на мою голову. Вторая попытка была более успешной, но и более ошеломительной - мой взгляд встретился с темно-синими глазами Дэймиана.
   Мужчина, не дав мне опомниться, поднял на руки и понес в спальню. Свою.
   На сопротивление сил не было, поэтому я, положив голову на плечо, закрыла глаза и позволила отнести себя в кровать. В комнатах никого не было, даже Рина куда-то исчезла.
   Сгрузив мою тушку на кровать, укутали теплым одеялом и небрежным движением руки погасили свет. Темнота не убаюкивала как когда-то дома, а наоборот пугала, будто я перенеслась в детство и снова по полночи гипнотизирую шкаф в надежде уловить момент, когда из него выскочат чудовища. Вот только чудовищам шкафы для пряток не нужны, они успешно прячутся среди людей, маскируясь под обычных соседей. Монстром может быть добрая тетя предлагающая сходить с ней посмотреть на котенка, дядя с ласковой улыбкой протягивающий конфету, парень обещающий подвезти до дома, подруга, желающая с помощью конфеты поднять настроение. Как много чудовищ скрывающихся за приятными лицами свои жуткие морды.
   Мне было холодно. Не смотря на температуру в комнате, не смотря на теплое одеяло мне было холодно. Снова пережитые воспоминания вызывали озноб. Интересно, придет ли когда-нибудь тот сказочно-прекрасный день, когда все случавшееся я буду вспоминать и воспринимать просто как увлекательное приключение? Когда глядя на проходящих мимо мужчин, первой мыслью будет: ммм, симпатичный, а не вопрос был ли он среди тех, кому меня продавали.
   Холодно. Как же мне холодно и одиноко.
   Кровать прогнулась с другой стороны, заставляя меня напрячься. Страшно. Знаю, что бояться нечего он не причинит мне вреда, но все равно страшно. Понимаю, это не первый раз, когда мы спим вместе, но первый раз, когда приходиться вместе засыпать. Страшно. Но на том конце тишина, мужчина не делает попыток прикоснуться ко мне. Я даже не слышу звук его дыхания, как будто по-прежнему одна.
   Холодно. Стынет что-то внутри, и я ничего не могу с этим поделать. Страшно. У меня есть муж, но я опять чувствую себя беззащитной. Одиночество. Среди такого количества людей у меня нет никого, кто бы мог просто обнять и поддержать в трудную минуту.
   Я так хочу домой.
   Совсем рядом со мной послышался тяжелый вздох, и мужчина, лежащий рядом, перевернулся на бок и, сграбастав практически закоченевшее тело, притянул к себе. И все. Он больше не шевелился, не делал попыток как-то приставать ко мне, просто прижал спиной к своей груди и все. Тихое размеренное дыхание чуть ощутимо шевелило волосы на затылке.
   Я сделала осторожную попытку отодвинуться от горячего как печка тела мужчины, но мне сделать это не позволили, наоборот крепче прижали к себе.
   -- Кажется, я предупреждал, - хрипловатый голос раздался неожиданно, я думала, что он уже спит. - Спи, завтра будет тяжелый день. Особенно у тебя.
   Как уснула, не помню.
  
   Пробуждение было приятным. И пугающим одновременно. Только весь ужас до затуманенного сном сознания дошел не сразу. Я таяла, таяла, и плавилось от нежных едва ощутимых касаний дарующих не с чем несравнимое наслаждения, и дарили мне его сильные чуткие руки без стыда и стеснения, изучающие мое тело. Эти руки, с чуть шершавыми ладонями изучали все, до чего могли дотянуться, а я не могла даже сосредоточиться, что бы определить какая часть моего тела будет изучена следующей. Кто бы мог подумать насколько это приятно, когда твою грудь сжимают и ласкают сильные мужские руки, а губы такие твердые и в тоже время нежные... так, куда они направляются?!
   Господи!
   Это было сродни самой изощренной пытке, его руки были везде. Из груди вырвался протяжный стон, а тело выгнулось дугой. Я уже не спала, окончательно проснулась, и то, что сейчас туманила мой разум, было наслаждения, чистое не замутненное. А самое печальное, что ни сил, ни желания остановить поползновение на свое тело не могла найти. Мне было невероятно невообразимо хорошо. Кровь вскипала, будоража и пробуждая тело к новым открытиям, ощущениям. Никогда не думала, что на свете существует такое удовольствия.
   Оставив грудь в покое жадные горячие губы, иногда нежными иногда болезненно страстными поцелуями спустились на живот, а руки наоборот, сжав бедра, обрисовали талию и снова вернулись на грудь, правда, ненадолго. Они так и гуляли, дразня разгоряченную кожу, и каждое такое движение огненной дорожкой оставляло огненный след на моем теле. А когда губы спустились еще ниже - мир перестал существовать.
   Я слышала о таких ласках, но никогда не думала, что будет настолько... невероятно. Я уже не стонала, задыхалась, кричала, совершенно не сдерживая себя, выгибаясь дугой, ничего не соображая, металась по кровати, сжимая простынь в кулаках, даже пыталась вырваться, только, кто меня отпустит. Мужчина держал крепко, продолжая истязать горячее податливое тело, пока перед глазами не замелькали разноцветные искры красочного фейерверка.
   В себе пришла лежа на груди мужа, обнимая его руками, закинув ногу на бедро мужчины, а его рука по-хозяйски расположилась на моем бедре.
   Дыхание выровнялось, пожар страсти, будоражащий кровь, прошел, на смену ему пришло дикое смущение и стыда, жарким румянцем раскрасивший мое лицо. Как же мне стало стыдно от всего произошедшего только что. И как назло мужчина не собирался уходить и оставлять меня одну, он все так же лежал, сжимая в объятиях. Он, как будто не видел в происходящем ничего особенного. Тонкое полотно рубашки, которая вернулась на место, не давала должной защиты, я так отчетливо ощущала твердость его тела, сильные удары сердца, жар, исходящий от него и смущалась еще сильнее.
   Но стоило мне шевельнуться, сделать малейшую попытку выскочить из кольца мужских рук, как я, в туже секунду оказалась лежащей на спине, а надо мной, удерживая свой вес на руках навис Дэймиан Сандар.
   -- Куда-то собралась, - его чуть хрипловатый голос заставил содрогнуться что-то внутри меня, - или тебе так понравилось наказание, что ты решила его повторить? - он улыбнулся и начал склоняться ко мне. - Если ты настаиваешь, я всегда согласен.
   Я так перепугалась, что выпалила первое пришедшее в голову объяснения.
   -- Я... в в... ванную к... комнату хотела сходить,- голос так дрожал, сама с трудом понимала что говорю, но мне было просто необходимо время побыть одной собраться с мыслями.
   -- А, - кивнул головой Дэймиан, - ну, если так, то сходи, но возвращайся быстрее, разговор есть.
   Изо всех сил старалась не делать резких движений, до ужаса боялась, что бы он не заподозрил обычное паническое бегство, иначе... Что конкретно могло последовать за этим 'иначе' даже думать страшно стало, а от воспоминаний о только что случавшемся по телу разлилась приятная истома. И дикое удушливое смущение.
   Руки тряслись, ноги подкашивались, тело сотрясала дрожь, но успокоиться я была не в силах. Слишком свежи в памяти воспоминания. Почему он это сделал? Зачем? Не понимаю. И тут в памяти вспышкой света всплыли слова, сказанные Дэймианом в гостиной: 'Еще раз дернешься, и я всерьез займусь твоим воспитанием'. Неужели это оно и было? Как он там сказал, понравилось ли мне наказание? Ээээ.
   В следующую секунду у меня перехватило дыхание, ощущение было как удар под дых. Слабо соображая, что делаю, выскочила из ванной и под удивленным взглядом темно-синих глаз заметалась по спальне.
   -- Что случилось? - голос мужчины был совершенно спокоен.
   -- Где она? - не отвечая на его вопрос, нервно задала свой.
   -- Что ты ищешь? - да, так мы можем общаться до следующего нового года.
   -- Сумка, - продолжая бесцельно бегать по комнате, ответила я, - моя сумка где?
   -- В шкафу, - не знаю, что Дэймиан увидел на моем лице, но с кровати подскочил как ужаленный и ринулся на помощь.
   Но я не обратила внимания, бросившись в нужном направлении. Распахнув дверь в гардеробную, не стала тратить время на изучения вешалок с мужской одеждой, а сразу поспешила к полкам справа от двери, на одной из которых лежала моя сумка. Как там говорили, подумать о вещи, которая очень, нужна. Мне даже напрягаться не пришлось, стоило открыть сумку, как на ее дне обнаружился мой смартфон. Минута на включение и ноги подогнулись, я рухнула на пол.
   Я даже подумать не могла. Неужели всего пережитого было мало и на меня решили еще и это испытание повесить? Что мне делать? Как поступить?!
   Даже не заметила, когда мое обмякшее тело перенесли в кресло поближе к камину, жара от огня тоже не почувствовала. Я была в шоке, вернее в ужасе. Что говорил Дэймиая, даже не слышала, сосредоточиться на его лице смогла только после того, как меня хорошенько встряхнули.
   Губы онемели и плохо слушались.
   -- У меня задержка, - прошептала я, - три недели.
  
   Как именно я оказалась сидящей в кабинете Дэймиана понятия не имею. В памяти смутно всплывали моменты одевания огромного мужского халата на мое ледяное от ужаса тело, сумка, которую вырвали из моих ослабевших рук, и зажали у себя под мышкой, перед этим хитростью забрав из нее кристалл с записью моей комнаты. Я даже не поняла, как у него это получилось. Он просто погладил меня по щеке и попросил отдать краст, а я была в таком состоянии, что неосознанно переспросила, правильно ли его поняла. Беда в том, что в этот момент я прикасалась к сумке, и она восприняла слова приказом, который тут же исполнила. Мужчина не стал ждать пока приду в себя, открыл сумку и достал из нее желаемое, я только растерянно хлопала ресницами.
   А потом меня одели, перекинули через плечо и унесли в неизвестном направлении. В неизвестном, потому что не могла видеть, куда ведет туннель, по которому шел Дэймиан, потом послышался тихий шелест и вокруг вспыхнул свет.
   Комната была странной, это я заметила еще со времен бестелесного ее посещения, но сейчас здесь даже стола и кресла не было. Абсолютно пустая комната в двадцать квадратных метров с белоснежными стенами. За все время нахождения в этом мире я заметила, что чисто белых стен не бывает, самый светлый цвет который видела - светлый беж, поэтому белоснежная комната вызывала вопросы, на которые хотелось бы получить ответы. И по быстрее.
   Поставив меня на пол около двери, Дэймиан бросил рядом мою сумку, а сам, сжимая в руке кристалл, направился к стене. Так и не поняла, как он это сделал, мужчина просто вдавил краст в стену и провел рукой над тем местом, где исчез кристалл.
   -- Не надо, - прошептала я.
   Не знаю, о чем именно просила, мольба вырвалась помимо воли. Лорд посмотрел на меня и спокойно сказал:
   -- Ты не сможешь жить в неизвестности. Посмотри на себя, никуда не выходя из дома, живя, как в заключении под охраной ты продолжаешь шарахаться от любого шороха, - да он прав, но это не повод говорить так прямолинейно грубо. - Когда ты в последний раз выходила на улицу гуляла в саду, даже за любимыми цветами больше не ухаживаешь, а ведь раньше это занятие доставляло тебе удовольствия. Ты всего боишься. Но скоро в Империю начнут съезжаться женихи принцессы Надин и мы должны быть во дворце, что ты будешь делать, когда вокруг будут десятки, сотни незнакомых людей. Можешь не отвечать, я и так знаю: встречая в коридоре очередного придворного, или гостя Империи будешь медленно сходить с ума, думая был ли он среди тех, кто приходил к тебе. Ты ДОЛЖНА это увидеть хотя бы для того что бы просто спокойно спать по ночам.
   Я понимала, что он прав, но если бы кто знал, как мне было страшно. Увидеть все своими глазами, снова смотреть, как те монстры... того ушастого садиста... отвратительно. Но я должна чтобы не бояться выйти на улицу, чтобы не шарахаться от людей, чтобы спать по ночам, чтобы просто жить дальше.
   -- А... можно я останусь одна? - тихонечко спросила его и удивилась, неужели этот сдавленный сип принадлежит мне.
   -- Нет, - твердо ответили мне, - не могу. У меня появилось одно подозрения, и я должен получить подтверждения ему. Поэтому постарайся расслабиться и успокоиться.
   -- Пожалуйста, - голос упал до чуть слышного шепота.
   -- Я могу опознать тех мужчин, которых к тебе приводили, - он подошел ко мне и в каком-то защитном порыве прижал к своей груди, - и поверь, сделаю все, что бы вы никогда не пересеклись.
   Прижатая к мужской груди в кольце сильных рук, я, несмотря на смущение, тонула в ощущении спокойствия и защиты, а в душе росла уверенность, что скоро все закончиться. Еще я точно знала - он не все мне говорит, скрытая информация может... а что она собственно может. Страх снова накатил, заставляя сильнее прижаться к единственному защитнику, моему единственному защитнику. Наверно все правильно, я должна пережить это. Вместе с ним будет легче хоть и стыдно, как я буду смотреть в эти синие глаза после того как он увидит через какую грязь мне пришлось пройти.
   Смутившись, вывернулась из теплых объятий и отошла на шаг, больше не позволила стенка за спиной, в которую и вжалась.
   -- Давайте покончим с этим, - решительно сказала я.
   Он только кивнул.
   Никогда не видела ничего подобного, по стенам, полу, потолку прошла волна изменений и уже через минуту я опять стояла в той жуткой комнате в борделе 'Экзотическая Красотка', только теперь я была здесь не одна.
   И началось:
   ... Во вспышке света посередине комнаты появились двое мужчин, один из них высокий широкоплечий держал на руках сильно избитую девушку, второй низенький бородатый толстячок в белых шароварах рубашке и с чалмой на голове. Посмотрев на стоящего рядом мужчину, я начала представлять людей появившихся в комнате:
   -- Коротышка хозяин борделя, а второй охранник Владлена Леонидовича.
   -- А отбивная на руках у охранника я так понимаю ты, - его голос буквально звенел от едва сдерживаемого бешенства. - Скажи, у этой Каролины все в порядке с головой?
   Я только понимающе хмыкнула. Вспоминать о прошлом без отвращения было сложно, да и тяжело, теперь же, глядя на результат чужой ярости со стороны, хотелось спрятаться. Что я и сделала, шагнув в сторону мужа и спрятавшись в его объятиях. Да, я его не знаю, да, мы чужие люди, но глядя на избитую до состояния 'отбивной' девушку, вспоминала каждый удар, каждый пинок, каждое издевательство. И имела сомнительное удовольствие посмотреть результат.
   Дэймиан прав интересуясь психическим состояниям моей обидчицы. Что бы сделать ТАКОЕ с молодой девушкой надо быть как минимум психопатом. Клиническим. Ноги девушки, лежащей на кровати, были переломаны в нескольких местах. Кость на правой ноге, пробив кожу и полотно штанов, даже вылезла наружу, под коленкой. Руки пострадали меньше всего, они были просто изрезаны, насколько я помню, ножом, тело в синяках и кровоподтеках. Больше всего пострадало лицо, такое чувство, что по нему били ногами. Волосы выстрижены клоками, и если судить по кровавым пятнам срезали их ножом вместе с кожей.
   Они положили тело на золотое покрывало, даже не удосужившись смыть с него кровь и обработать раны.
   Через секунду посередине комнаты снова вспыхнул свет и из него вышли две одинаково одетые в длинные серые балахоны женщины.
   -- Савана, - пропищал коротышка, - когда регенерация завершиться осмотри девочку. Жду твой вердикт ближайшее время. Должен же я знать стоит ли она заплаченных денег.
   -- Да, хозяин, - обе женщины склонились в поклоне, не понятно к которой из них обратился хозяин борделя.
   Стоило коротышке исчезнуть во вспышке света, как началось форменное безобразие. Нет, с одной стороны все закономерно и предсказуемо, им же надо было меня... не меня, девушку на кровати, но раздеть надо было. Вот только на данный момент у этой сцены был свидетель, чье внимательное наблюдения за процессом разоблачения заставлял лицо не гореть, а пылать. Не выдержав, я закрыла глаза Дэймиана рукой, на что он весело хмыкнул и убрал препятствия.
   -- Я все уже видел, - при этом посмотрел в мои глаза, и так улыбнулся, что кроме лица еще и уши запылали.
   Недолго думая уткнулась носом в грудь мужчины и простояла так, слушая шелест ткани за спиной, чуть слышную возню, тихое перешептывание женщин. Не знаю, сколько прошло времени, просто в какой-то момент поняла, что отключилась от окружающей реальности, почти растворившись в головокружительном запахе сильного мужчины. Сегодня на его коже не было парфюма и мой нос улавливал настоящий мужской аромат. Не понимаю, я ведь не на необитаемом острове жила, с представителями противоположного пола общалась, но никогда не испытывала такого. Обычно от знакомых мне мужчин исходил тяжелый, а иногда раздражающе-противный запах, а здесь... мне нравиться. Делая каждый вдох, ощущаю, как растет спокойствие и уверенность, теперь можно сказать с уверенностью - все будет хорошо, может не сразу, но обязательно.
   -- Смотри, - прошептал чуть хрипловатым голосом лорд и повел в сторону кровати, так сказать поближе к месту разворачиваемых событий.
   Резко обернувшись, я увидела невероятную по своей мерзости картину, думала, меня стошнит от этого зрелища.
   Длинные, медно-рыжие волосы разметались по золотой парче подушки. Лицо, избавленное от синяков и кровоподтеков, было безупречно красивым, с идеально гладкой кожей, но невероятно бледное и если бы не медленно, в такт дыханию, поднимающаяся грудь, можно было бы подумать, что девушка на кровати мертва.
   Но она спала. Крепким и глубоким сном. Длинные густые ресницы оставляли тени на ее щеках, маленький, чуть курносый носик, издавал тихий, почти неслышный звук сопение, видимо, заклинание исцеление, еще не закончило работу. Но больше всего внимание притягивали пухлые, слегка приоткрытые губы. Она была очень, просто нереально красива, и если бы обстоятельства сложились по-другому, она никогда бы не оказалась в таком, месте.
   Никогда бы не подумала, что я красивая. Ну, симпатичная, хорошо, очень симпатичная, но на кровати лежала настоящая красавица, ассоциировать с которой себя было проблематично. Наверное, именно поэтому сознание продолжало делить нас на две самостоятельные личности: была она, девушка, лежащая на кровати и я, стоящая рядом в крепких и надежных объятиях мужа. Так было проще и правильнее.
   Но это было не все.
   Помимо девушки в комнате находился мужчина.
   -- А это не тот ли претендент в покойники, который участвовал в твоем похищении, - задумчиво спросил Дэймиан, - тот, кто агитировал мою почти жену на добровольную работу в борделе, - к концу фразы в его голосе послышалось искреннее возмущение, - и это на глазах у твоего жениха.
   -- Ага, - со смехом поддержала его я, - безобразие.
   Слушая тихое возмущение, мужа я тихонько засмеялась. Не знаю почему, но его возмущение на фоне всего происходящего казалось весьма забавным.
   -- Ты не хихикай, - с показным недовольством важно произнес лорд, - лучше объясни, почему этот смертник так на тебя реагирует.
   -- Честно - понятия не имею, - ответила я, снова не сдержав смех. - Этот смертник, как ты его называешь, - внезапно рука на моей талии чуть сжалась, сильнее прижав к телу Дэймиана, но я не стала заострять внимание на такой мелочи, - отец Каролины, Владлен Леонидович Карсар. Откуда такое отношение понятия не имею, мы с ним, раньше не встречались, я его по телевизору видела пару раз. У нас по всем новостным каналам передавали, мол, жена у него пропала, он так искал, так убивался, просил ее вернуться, говорил, что любит и простит даже любовника, - меня передернуло от отвращения от чужого лицемерия.
   -- Хм, почему мне кажется что...
   -- Он продал ее в тот же бордель, в котором держали меня, - я не дала Дэймиану закончить, - ее тюрьма была не далеко возле моей 'комнаты', - он уже не спрашивал, я сама продолжила изливать все то отвращение которое испытывала глядя на урода, пожирающего глазами мое бессознательное тело. - Его жена была из религиозной христианской семьи, они верили в Бога. У нас считается, что все иных рас, кроме человеческой не существует, а все другие формы жизни, прислужники темных сил, - я старалась объяснить так, что бы он понял, но на последней фразе муж все равно презрительно фыркнул. - Не надо, на Земле действительно живут только люди. Семья Галины верила в это. Представь, каково ей было на протяжении последних месяцев, если основные ее клиенты были демоны, рогато-хвостатые монстры, которых она до полусмерти боялась с детства.
   Я не ожидала, что он поймет, человеку, который не знает значения слова 'расизм' сложно понять, но кольцо рук снова сжалось, а к макушке прижались теплые сухие губы. Меня поняли и пытаются поддержать. Приятно.
   А тем временем.
   Воровато оглянувшись в сторону одного из ковров на стене, он стянул край одеяло с груди, лежащей на кровати девушки. Да, красавица, лежащая перед ним, была обнажена и накрыта только парчовым покрывалом золотистого цвета с узорчатой вышивкой. Я опять покраснела, Владлен Леонидович мне в отцы годился. Вот только никто не посчитал нужным одеть девушку после лечения. Открывшееся, перед глазами мужчин зрелище, заставило сбиться дыхания, причем у обоих, но стоящий возле кровати бизнесмен затрясся, его тело начала сотрясла крупная дрожь и появиться испарине на широком лбу мужчины. Беззащитное тело было под стать девушке, идеально, во всем, тонкая талия, небольшие, но упругие полушария груди. Мужчина судорожно вытер пот, облизнул пересохшие губы и аккуратно сжал правую грудь. Меня передернуло, а он закрыл глаза и тихонько застонал, как от величайшего удовольствия. Но этого и этого показалось мало, не помня себя он, нагнувшись, почти касаясь нежной кожи, сделал несколько глубоких вдохов, старательно вдыхал аромат ее тела.
   -- Он труп, - с яростью процедил Дэймиан, а я теснее прижалась к его груди.
   Мужчина сделал еще один глубокий вздох. Даже я, не искушенная в интимных делах видела, что желание буквально душит Карсара, он сгорал от желания, слишком красноречивым голодом горели его глаза. Не выдержав напряжения от находившегося слишком близко тела, он, подскочив, рванул в ванную. Это стало понятно по шуму воды.
   -- Эко его приложило, - задумчиво произнес Дэймиан, - даже убивать стало жалко, зачем прерывать такие трогательные страдания.
   Я опять не выдержала и улыбнулась. Слушая сильные спокойные удары сердца под моей щекой, было совсем не страшно наблюдать за разворачивающимися событиями, которые вроде бы и прошлое, но такое неизвестное и оттого до ужаса пугающее.
   Пока мы наслаждались приятным зрелищем, а именно видом чужих страданий чуть не пропустили еще одного посетителя. В комнате появился хозяин борделя. Глянув на наполовину прикрытое тело, потом в сторону ванной комнаты и, поджав губы, неодобрительно покачал головой. Когда Карган сбросил покрывало, я снова попыталась закрыть глаза Дэймиану, но он перехватил мою руку, поцеловал ладонь и прижал к своей груди.
   Наблюдение продолжалось.
   Карган сделал чуть заметное движение рукой, и девушка встала с кровати в полный рост. Абсолютно голая! Позорище!
   Я опять покраснела.
   Выскочивший из ванны Карсар замер, вместе с нами наблюдая за происходящим. Посередине огромной комнаты, в полный рост, стояла обнаженная девушка, с открытыми, совершенно тусклыми, как выцветшими глазами, а рядом с ней находился невысокий мужчина в белом халате и с белой чалмой на голове.
   -- Валлеар, мой дорогой друг, - заговорил хозяин борделя, обращаясь к вошедшему мужчине, - не знаю, как тебя благодарить за такую жемчужину. Через две недели состоится аукцион, на котором мы и продадим девственность этой малышки.
   -- Что?! - я была потрясена. - Меня выставили на аукцион?!
   Карсар побелел, что, учитывая цвет его лица, сделало его похожим на покойника, причем не свежего.
   -- Подожди, - внезапно что-то вспомнив, просипел бизнесмен заикаясь. - Но у нее был парень.
   -- Что?! - рука на моей талии напряглась, а в голосе появились шипящие нотки. - Это еще что за новость?
   -- Потом объясню, - я не обратила внимания на в высшей степени странное поведение Дэймиана.
   -- Не знаю, где он там был, но с ней он не спал, - уверенно и насмешливо заявил Карган. - К счастью для нас, был он не там, где ему хотелось бы, что на руку мне.
   -- Что планируешь делать? - осторожно спросил Карсар. - Понимаю, что на ее девственность у тебя уже есть клиент на примете, но ты ведь знаешь, я предпочитаю немного другой вид секса. Надеюсь, ты не будешь возражать, если я чуть-чуть попробую ее.
   -- Нет-нет-нет, ни в коем случае! - воскликнул Карган, его глаза радостно блеснули. - Неужели не понятно, ты не единственный ценитель и любитель анального секса. Есть те, для кого это величайшее удовольствие, которое запрещено по их верованию, от этого оно становиться еще более желанным. А за самое желанное платят не просто деньги, а очень большие деньги. Раз мои целитель сказали, что у нее мужчины не было, значит, их вообще не было. Это все ерунда, что девственная плева единственный оплот чистоты в теле женщины, - он с благоговением провел своей маленькой ручкой, по округлой ягодице, стоящей перед ним девушкой, - есть еще места, которые стоят в два, а то и в три раза дороже. Поэтому, через две недели мы продадим все три невинность этого милого создания. Купивший ее мужчина, в течение месяца сможет пользоваться своей покупкой.
   И он засмеялся, радостно потирая маленькие пухлые ручонки.
   А я ничего не поняла если честно.
   -- Три невинности? - подняв голову, встретилась с удивленным взглядом темно-синих глаз и поднятой бровью лорда. - Это он о чем? Я думала что...
   Договорить не смогла, опять смутилась и покраснела. Дэймиан чуть заметно улыбнулся, коснулся губами кончика моего носа и серьезно сказал:
   -- Маленькая еще знать такое.
   Странное поведение мужчины отправило меня в глубокий шок. Что это с ним случилось? Откуда столько неоправданной необъяснимой нежности к ФИКТИВНОЙ ЖЕНЕ?!
   А тем временем хозяин борделя приказал девушке лечь на кровать и внезапно застыл.
   -- А знаешь, - задумчиво произнес он, - есть у меня на примете один постоянный, но очень капризный клиент и если он обратит внимание на это маленькое сокровище, считай, нам повезло - озолотимся. Ни один аукцион не принесет нам столько денег, сколько заплатит ОН.
   -- А какого рода капризы у этого клиента? - полюбопытствовал Карсар, недовольно поджав губы, когда его через, чур, наблюдательный друг заметил его жадный взгляд, обращенный на девушку, и накрыл ее тело покрывалом.
   Я облегченно вздохнула.
   -- Он полукровка, из оборотней, - как будто отмахнулся Карган, - ты же знаешь какой у них нюх. А этот оборотень еще и из волков, его нервирует чужой запах на его игрушках, поэтому он должен увидеть ее первым.
   -- Погоди, - господин Карсар внезапно побелел и даже слегка пошатнулся, - этот волк из оборотней случайно не Повелитель? - к концу фразы его голос сел до чуть слышного шепота.
   -- Конечно Повелитель, - радостно воскликнул Карган, - никто в нашем городе не заплатит больше его.
   -- Погоди, - воскликнул предприимчивый бизнесмен планеты Земля, - но он же, покалечит девочку! Он садист!
   -- Вылечим, - пренебрежительно отмахнулся коротышка. - Ничего такого непоправимого он не сделает.
   -- Вспомни ту эльфийку, которая умерла, не пережив развлечения высокопоставленного клиента, - воскликнул потрясенный перспективой потери желанной женщины Владлен Карсар, - даже целители не смогли помочь.
   -- Да успокойся ты, - отмахнулся хозяин борделя. - Подумаешь, ну поиграет господин с ней, чуток, - потом, изобразив пошленькую ухмылочку на круглом лице, подмигнул другу и заговорчески добавил. - Не боись, на тебя этой куколки тоже хватит. Я же вижу, как ты на нее смотришь. Успеешь еще позабавиться месяца через четыре, как Повелителю надоест.
   -- Значит, чуток поиграет, - задумчиво произнес Дэймиан, чуть крепче прижав меня к себе, и с тихим рыком припечатал, - запомним.
   От его тона у меня по спине пронесся табун ледяных мурашек.
  
  
   Глава 6
  
  
   Дэймиан решил прерваться на завтрак, и его совершенно не интересовало, что мне кусок в горло не лезет. Надо! Все что я услышала на свою робкую попытку откосить от принятия пищи, была сомнительная угроза, мол, пока не поешь, дальше смотреть не будем. Если честно, то я всерьез задумалась, можно ли вообще обойтись без еды и сколько я так протяну. Не срослось, как будто прочитав мои мысли, мужчина пообещал сделать все возможное, но вызвать у меня чувство голода, а когда я непонимающе нахмурилась, улыбнулся. Кажется, что такого? Ну улыбнулся человек, дальше что? Только глядя на его улыбку, я отчетливо вспомнила жалобу Сони, что после постельной гимнастики у нее просыпается зверский аппетит, организм пытается восполнить физические затраты. И вот, смотрю на его улыбку и понимаю - именно этот способ выберет Дэймиан. Понимаю, и в который уже раз за утро краснею. Черт! Я за это утро рядом с этим мужчиной краснела больше чем за всю предыдущую жизнь.
   Сегодня, почему-то Таррин отсутствовала за завтраком. Интересно почему? Вчера она прямым текстом сказала, что будет присматривать за мной, ей же надо узнать пробелы в моем воспитании, а то опозорю их при дворе. Обещала, угрожала и не пришла. Странно? Да. И в то же время страшно, ведь она явно затевает нечто грандиозное.
   И тут в памяти всплыло воспоминание, от которого кровь в жилах ускорила бег. Душераздирающий крик, который я слышала вчера.
   Когда мы вечером выходили из кабинета женский крик заставил смелых и решительных лордов схватиться за оружие. Слишком надрывным и перепуганным он был. Что бы так надрывать голосовые связки должна была случиться катастрофа, не меньше смертельной опасности. Ну, или может неизвестная крикунья просто мышь увидела, я бы еще громче крик подняла, боюсь этой пакости до полусмерти. Ей в любом случае весело было. Вчера, из-за своего заторможенного состояния мне было все равно, кто кричал, почему кричал, зачем кричал, но сегодня новый день и вместе с ярким летним солнышком проснулось и мое любопытство. А оно у меня зверь злой, особенно когда его не кормят. И, похоже, за эту ночь оголодало, причем зверски. Но не спрашивать же у лорда, кто вчера лишил его дом тарелок, целый поднос которых, судя по грохоту, расколотила, испугавшись крика служанка. С другой стороны - мне же интересно!
   И так, на повестке д... утра три серьезных вопроса. Первый, что задумала Таррин раз даже решила остаться без завтрака. Второе, выяснить причину крика и его исполнителя. Третье, придумать значимую причину, почему не надо смотреть продолжения записи, не хочу, на лорда не действует.
   А потом пришло отчетливое осознания, что веду я себя не правильно, СОВСЕМ не правильно и не привычно. И это не допустимо! И сколько уже давала себе мысленные приказы взять себя в руки и все равно не получается. А ведь дома мама все переживала и твердила, что у меня сбои в работе организма, мол, бесчувственная я, потому как чувство самосохранения в загул ушло и не вернулось. Все знакомые диву давались, как во мне уживались две полные противоположности, тихая скромная домашняя девочка, которая исправно слушается мама и безбашенная сорвиголова, носящаяся на мотоцикле с бешеной скоростью. Своего мотоцикла у меня нет, маме такое не по карману, но есть знакомые, которые с удовольствием дают покататься, а потом бледнеют до снежного цвета, глядя на мою езду. Как сказал однажды Серый, мой хороший друг: хрен с ним, с железом, сама же дура расшибешься.
   Как уже говорилось, произошедшее в борделе я не помню, все воспоминания это те, что мне показали на записи, страха из-за этого быть не может в принципе. Так вот, из всего выходит, что заклятие подчинения и та ментальная гадость, которую снял с меня лорд Скар, не единственные сюрпризы, более того, что бы найти оставшиеся внушения надо знать, где их искать. Поэтому, надеваем на страх намордник, чтобы не грыз, слишком сильно, и идем на поиск правды.
   -- Лорд...
   Начала было я и умолкла под холодным недовольством темно-синих глаз.
   -- Я твой муж, - с легким раздражением в голосе напомнил Дэймиан, - привыкай называть меня по имени.
   -- Постараюсь, - ответила ему и чуть не поморщилась, ответ прозвучал слишком жалко даже для теперешней меня, поэтому глядя исключительно в тарелку, продолжила, - но мне тяжело. Я не знаю вас. Понимаю, для Империи, в которой договорные браки норма жизни и невеста зачастую видит жених только на самой свадьбе, это естественно. Но у меня на родине перед свадьбой молодые какое-то время встречаются. Да и что бы начать встречаться, надо хоть немного знать человека, симпатизировать ему. Я же вас совсем не знаю...
   Не успела я договорить, как сильные пальцы сжали мой подбородок и, подняв голову, заставили смотреть прямо на собеседника, чье лицо внезапно оказалось слишком близко к моему. Я вздрогнула. Не произвольно, но это заставило вспыхнуть синие глаза и чуть заметно дернуться уголки губ.
   -- Я понимаю, что тебе тяжело, - тихий бархатный тембр его голоса обволакивал и заставлял мое сердце биться быстрее, а дыхание наоборот перехватило, - но ты тоже должна понять, у нас осталось меньше двух месяцев, что бы подготовиться и сыграть свою роль. Во дворце соберутся представители множества соседних стран и не все они ладят между собой. Нам надо сделать все возможное, что бы смотрины, не использовали для разрешения своих разногласий. Ты нужна мне. Ты и твоя странная способность.
   А ведь он прав, идеальный вариант для решения своих проблем чужими руками. Но самое удивительное, я точно ощущала - моя помощь им необходима. Сделка получается интересная и взаимовыгодная.
   -- Дэймиан, - я нервно сглотнула, прошептав его имя, - когда мы сможем досмотреть произошедшее в борделе?
   -- Ты же не хотела, - улыбнулся он уголками губ.
   -- И сейчас не хочу, - призналась я, не отводя от него глаз, - но мое поведение слишком сильно изменилось и это меня беспокоит.
   -- Думаешь, не все ментальные команды были сняты? - прямо спросил Дэймиан.
   -- Почти уверена, - я была максимально честна с мужчиной, от которого зависит моя жизнь. - Я стала бояться, всего. Раньше само понятие страх было мне не знакомо. У нас на Земле есть такое увлекательное развлечение, называется роупджампинг - это когда ты прыгаешь с большой высоты привязанный веревкой. Я часто прыгала с башни, и это был потрясающий выброс адреналина, аж дух захватывало. Мама, зная мою любовь к экстремальным развлечениям, обещала оплатить прыжок с парашютом, - грустная улыбка скользнула по моим губам. - Теперь же я боюсь собственной тени. Для меня это не просто не нормальное поведение, а крайне не типичное.
   -- Ты говорила, что у вас нет магии, - неуверенно произнес Дэймиан, откинувшись на спинку стула и скрестив руки на груди, - как же ты не разбилась, прыгая с высоты?
   Я подняла на него глаза и улыбнулась.
   -- Благодаря веревке ты не долетаешь до земли несколько метров, - объяснила ему, - да и веревка не простая, она немного тянется, благодаря чему остановка происходит плавно, без резких рывков, которые могут повредить позвоночник.
   -- Интересные у вас развлечения, - задумчиво произнес лорд. - А прыжки с парашютом?
   -- Почти тоже самое, исключая парочку нюансов, - впервые в жизни я говорила о любимом развлечении содрогаясь от ужаса, вспоминая пережитые уже минуты полета, - самолет поднимает выше облаков, а вместо веревки за спиной парашют, который надо раскрыть, дернув кольцо.
   -- И тебе не было страшно?
   -- Раньше нет, а сейчас от одного воспоминания трясти начинает.
   -- Похоже, твоя знакомая решила подстраховаться, боялась, что твое бесстрашие доставит им проблем. Я так понимаю, внедренное чувство страха должно было удержать тебя в стенах борделя, - потом он как-то иронично усмехнулся и добавил, - а ты все равно сбежала. Видимо страх стать игрушкой для утех был сильнее, чем неизвестность за стеной.
   -- Мне просто повезло, - горечь в голосе я не смогла спрятать, - помощь пришла до того как проблема стала критической.
   Дэймиан долго смотрел на меня, его изучающий взгляд я отчетливо ощущала на своей коже, потом мужчина резко встал и протянул мне руку.
   -- Что ж, пойдем, с этим надо быстрее покончить, что бы ты перестала бояться.
   Я посмотрела на протянутую мне раскрытую ладонь, широкую мужскую сильную. Потом перевела взгляд выше, по мускулистой руке укрытую рукавом белоснежной рубашки, еще выше широкие плечи на которых небрежно лежат черные, как ночь волосы. Мужественные черты красивого лица старалась не рассматривать, боялась даже ненароком столкнуться с ним взглядом, поэтому, снова опустила глаза на протянутую ко мне руку.
   И решительно вложила в мужскую ладонь свою ручку, такую тоненькую малюсенькую почти детскую на фоне широкой мускулистой руки Дэймиана.
   Но нам не удалось осуществить намеченный план так быстро, как мы намеревались. У кого-то на верху на этот счет были свои планы.
   Стоило нам покинуть столовую, как входная дверь распахнулась и, презрев все правила приличия, в дом ворвалась высокая темноволосая красавица в шикарном светло-синем платье. Она была невероятно, неправдоподобно прекрасна, нежна, утонченна, я и не предполагала, что в реальной жизни таких женщин вообще существует. Наши звезды вынуждены наносить на лица тоны косметики, но даже приблизительно не могут добиться такого совершенства. А уложенные в высокую прическу волосы выставляли слишком откровенный для утреннего времени суток лиф платья. Обнаженные худенькие плечи придавали ей особенно беззащитный вид, откровенно полуоткрытая грудь бесстыже выставляла напоказ ее пышные формы. Она была идеальна. Даже украшения подобраны со вкусом, сразу видно - аристократка.
   Жаль, что красавица растеряла все свое очарования, едва открыла рот.
   -- Дэйми, - почти завизжала она при виде нас, потом ткнула в меня пальцем, - кто это такая?! Моя модистка сказала, что у тебя... что ты женился на никому неизвестной девице! Как ты мог променять меня на эту простолюдинку?!
   И вот в этот исторический момент, когда смуглая кожа девушки уже покраснела от злости и пошла белыми пятнами, красивое личико исказила уродливая гримаса, а маленькие ручки сжались в кулачки, я поняла, что скоро стану вдовой. Наверное, пора делать ногу, пока взбешенная мадам не решила проверить свои коготки на моем личике, не хотелось бы вспоминать о нем в прошедшем времени. Но стоило мне сделать шаг в сторону лестницы, как своим неосторожным движением я привлекла к себе ненужное и нежелательное внимание.
   -- Ты! - прошипела красавица, бывшая красавица. - Как ты посмела вмешаться в наши отношения и увести у меня Дэйми?
   -- 'Увести'? Я не ослышалась? - откуда взяла смелость ей ответить, не знаю, но подоспела она во время. - Странное у тебя отношения к мужчинам. Он что, твоя собственность? Почему я тогда не знала, что вышла замуж за раба?
   -- Как ты смеешь мне тыкать?! - ее вопли перешли на ультразвуковую волну.
   -- Так же как и ты, мне, - в отличие от дамочки я была совершенно спокойна.
   У меня вообще возникло ощущение, что наблюдаю эту сцену со стороны, как, будто я разделилась на две части, одна из которых спокойно разговаривает с невменяемой девицей, в то время как вторая, забилась в дальний уголок души, и дрожит от страха, наблюдая за этим разговорам.
   -- Да ты хоть знаешь кто я такая?!
   -- Нет, - я беспечно пожала плечами, - не знаю и знать не хочу.
   -- Дэймиан любит меня, - ну зачем же так орать-то, - слышишь? Он любит меня!
   -- Странно, - показательно нахмурилась я, - а почему тогда женился на мне?
   Дамочка зашипела, как рассерженная гадюка. Такое чувство, что о присутствие главного виновника данного междусобойчика она благополучно забыла, а шокированный ее поведением лорд слегка завис.
   -- Он мой! - заорала девица и двинулась в мою сторону, благо Дэйм успел прийти в себя перехватить невменяемую до того как ее когтистые ручонки добрались до моего горла. - Или тебе так хотелось заполучить лорда, что наличие у него возлюбленной уже не имеет значения?
   -- Дорогая...
   -- Я тебе не 'дорогая'! - язвительно прошипела соперница.
   -- Хорошо, уговорила, - покладисто согласилась я, - ты не дорогая, дешевая. Не важно. Я прекрасно осведомлена, что вышла замуж за взрослого состоявшегося мужчину, и прекрасно понимаю, что до меня у него были женщины, но поскольку ты явилась суда с претензиями, после свадьбы мой муж твоими услугами не пользуется. Это все что мне надо знать.
   -- Шлюха! - заверещала мадам и забилась в руках Дэймиана, причем так активно, что он с трудом ее сдерживал.
   -- Кто из нас? - спокойно уточнила я не поддаваясь на оскорбления. - Я за мужчинами не бегаю, свои услуги им не навязываю в отличии от тебя.
   -- Что?! - о, случилось чудо, дамочка онемела от шока.
   -- А что? - делано удивилась я. - Ты разве не для этого явилась в наш дом? Не для того что бы предложить свои услуги?
   -- Крис, - воспользовавшись ступором любовницы, вмешался Дэймиан, - мы потом поговорим, а сейчас поднимись к себе, я сейчас провожу гостью и приду.
   В обращенных на меня темно-синих глазах светилось удивление и, как мне показалось, восхищение. Он словно впервые видел меня и не узнавал. И это было невероятно приятно, видеть одобрение, его одобрение. Ведь он сильный, смелый, решительный, а я.... Именно сейчас в эту минуту для меня не было большей похвалы, чем одобрение такого человека, как ОН. И с радостью пришло два противоположных ощущения: с одной стороны я была неимоверно счастлива, ведь за какие-то пять минут смогла в глазах Дэймиана подняться от уровня 'нытик' до 'уже интересно'. С другой же стороны - какого фига меня интересует мнение постороннего мужика?!
   Но не успела я найтись с ответом, как в себя пришла дамочка. Лучше бы она и дальше не покидала нежные и надежные объятия ступора.
   -- ЧТО?! - опять заверещала она. - Это я-то гостья?!
   Бедные мои ушки. Терпеть такое зверское издевательство над ними я больше не собиралась.
   -- Мадам, будьте добры вспомнить о манерах, - произнесла я с толикой превосходства, - прекратите истерику, вы все-таки в гостях.
   -- Я - ЛЕДИ!
   -- Чем докажешь? - усмехнулась я и, развернувшись направилась в сторону лестницы.
   Шла не торопливо, принципиально не ускоряла шаг, что бы мой уход не выглядел побегом. А ведь это в действительности был именно побег. Не знаю, откуда взялась смелость так проникновенно хамить этой дамочке, но в мире нет ничего бесконечного кроме человеческой глупости, и лимит неизвестно откуда взявшейся отваги явно подошел к концу. А после таких всплесков обязательно начнется спад, и когда настанет такой момент лучше быть подальше от чужих глаз. Я прекрасно понимала, что с капитуляцией не мешало бы поторопиться иначе рискую серьезно опозориться. Меньше всего мне нужны свидетели предстоящей истерики. Так и вышло, я успела подняться до середины лестницы, когда пошел обратный процесс, тело начала сотрясать нервная дрожь, как добралась до своей комнаты вообще без понятия.
   Главное там меня встретили знакомые и надежные руки Рины.
   И вот странно, она вроде бы ничего не делала, просто распустила мои волосы и начала их расчесывать, но меня перестало трясти, а все произошедшее внизу стало казаться незначительной ерундой.
  
   Мы снова были в той вульгарно обставленной комнате.
   У меня уже рябило в глазах, и очень сомневаюсь, что смогу, когда-либо спокойно относиться к сочетанию золотого и красного цветов. Да и сами цвета уже вызывали почти отвращения. О случившемся после завтрака мы не говорили, просто сделали вид, что ничего не было. Правда я пору раз ловила на себе задумчивый взгляд фиктивного мужа. Предложения не откладывать просмотр тоже принадлежала ему. Впрочем, здесь я согласно, зачем откладывать на завтра то, в чем опозориться можешь сегодня. А утром просто сделаю вид, что ничего не было. Я ведь не помню, значит - не было, ТОЧКА!
   И вот снова эта покрытая коврами комната и лежащая на кровати девушка и снова между страхом и мной надежные объятия лорда Дэймиана Сандара.
   О-п-па! А я, оказывается, приходила в себя в этой комнатке. Вот это новость!
   С замиранием сердца я смотрела, как девушка на кровати потянулась и с улыбкой открыла глаза, что бы в следующую секунду вскочить с кровати и начать оглядываться. На ее лице был такой ужас, что даже я простой наблюдатель, на данный момент, невольно прижалась спиной к твердой и надежной груди Дэймиана. Представляю, как мне было страшно в момент первого пробуждения. Хотя нет, это же я, прежняя я, значит страх, был первые пять минут, потом пришла злость за ней ярость и под конец холодное бешенство с острым желанием убивать. Впрочем, зачем представлять, все эмоции читаются на лице как в открытой книге.
   Изучив комнату, девушка с не скрываемым презрением осмотрела откровенный костюм для танца живота и ее передернула от отвращения.
   -- Значит, про учительницу было все правда, - прошептала девушка, разглядывая свой внешний вид в висящем, над кроватью зеркале, - и теперь эта стерва решила нажиться, продав меня. Ну-ну. Мы еще посмотрим кто кого.
   Она не стала метаться по комнате, просто еще раз задумчиво осмотрелась и, подойдя к ближайшей стене, заглянула за ковер. Видимо припрятанное за плотным покровом не впечатлило, потому что она по очереди заглянула под еще два ковра, так и изучала, пока не нашла потайную дверь. Мне даже любопытно стало, что она там нашла, почему выскочила из соседней комнаты, выплевывая проклятия и жутко матерясь. Но помять быстро утолила интерес к данному вопросу, напомнив про комнату пыток. На этом обыск завершился.
   Девушка вернулась к кровати и буквально рухнула на нее.
   В этот момент Дэймиан сделал какой-то сложный пас рукой и картинка ускорилась. Но стоило сработать световому порталу в центре комнаты и все вернулось в обычный режим. Девушка тут же вскочила с кровати и насторожено уставилась на высокого худощавого мужчину, появившегося у нее в гостях. Абсолютно лысый с крысиным лицом, в дорогом черном камзоле.
   Он мне не понравился.
   Очень.
   -- А вот и первый клиент, - раздавшийся шепот над моим ухом заставил вздрогнуть.
   Резко обернувшись, я посмотрела на мужчину снизу вверх и тихонечко, как будто боясь, что меня услышат, прошептала:
   -- Мне страшно.
   -- Я с тобой, - таким же шепотом ответил Дэймиан.
   Все что мне оставалось - обреченно кивнуть и снова перевести взгляд на парочку в комнате.
   А события тем временем стремительно развивались:
   -- Ты кто такой, яйцеголовый? - насмешливо спросила девушка, рассматривая пришельца с презрительной ухмылкой на лице.
   -- Что значит 'яйцеголовый'? - удивление на крысиной физиономии выглядело забавно. - И почему назвала так меня, уважаемого и почитаемого советника нашего Великого Повелителя?
   -- Да голова у тебя гладенькая чистенькая, как яичная скорлупка, - хохотнула она, - так и хочется треснуть чем-нибудь, да посильнее.
   -- Да как ты смеешь так со мной разговаривать?! - заорал мужик, его аж затрясло от бешенства. - Я велю пороть тебя кнутом, пока не вспомнишь свое место, девка!
   -- Ну, рискни, - в голосе девушки проступило столько яда, что любая гадюка удавилась бы от зависти. - Только осторожнее, потому что, когда я его отниму, то засуну так глу... - она внезапно нахмурилась, сложила руки на груди, прижала указательный палец к губам, на секунду застыла, потом, приняв решения, решительно тряхнула золотисто-рыжими волосами и твердо продолжила: - Нет, не засуну, а то вдруг тебе понравиться, не хотелось бы доставлять удовольствие такому уроду, даже невольное удовольствие.
   -- Дрянь!
   Мужик с воплями бросился на хрупкую беззащитную грубиянку. Казалось еще секунда и разъяренный советник просто свернет ей шею, выражения его лица было весьма красноречиво, но не тут, то было. Девушка с криком 'але' в последний момент ушла с траектории его забега, и мужик не сбавляя скорость, пронесся мимо. Она та ушла, а вот низенький столик отскочить не мог, за что и поплатился, длинная нога зацепилась за него и невольно, но сильно толкнул несчастную мебель, заставив последнего покинуть законное место обитания. Этим бы все и закончилось, но законы физики действуют в любых условиях и мирах, в том числе и закон притяжении, поэтому потерявший равновесия дядечка закономерно рухнул вниз. А в низу у нас что? Правильно, внизу доживал последние секунды своей жизни маленький безобидный столик. Да упокоиться он с миром. Мужик хоть и был худощавый, но столик, не знавший в своей жизни ничего тяжелее посуды, разнесло в щепки.
   Я с непередаваемым удовольствием смотрела на приземление нового Икара. Да, мебель было жалко, но зрелище шикарное, на мой взгляд, оно стоило гибели одного маленького столика. С другой же стороны лучше он, чем я. А уж желание прибить меня у мужика на лице написано было, и не важно, что этот вынужденный полет был не моей идеей.
   Успокоился ли этот не самый умный индивид после этого? Нет! Его полет и зверская гибель столика только раззадорили.
   Он не просто подскочил, подлетел, его лицо пылало от бешенства. Испугалась ли девушка? Нет! Она, глядя на мужчину, тихонько хихикнула.
   -- Что еще ломать будем? - весело спросила она.
   Ничего не ответив, советник снова двинулся в сторону девушки, но уже значительно медленнее. Его это не спасло. Дождавшись, когда нападающий подошел на расстояния два метра, девушка шагнула вперед, схватила его за руку, одну из тех которые он так беспечно вытянул в попытке свернуть тонкую нежную женскую шейку. Дальнейшее выглядело как кадр боевика, когда хрупкая тоненькая девушка играючи избивает здоровенных, накачанных мужиков, правда имеющийся индивид до качка не дотягивал, но их роль сыграл идеально. Так вот, девушка схватила мужчину за руку, резко рванула его на себя, падая на спину, уперлась ногами в живот и перекинула через себя, отправляя советника в полет. Секунда, и она снова на ногах. Девушка резко обернулась, и лицо удивленно вытянулось - в комнате никого не было.
   Но это она не видела, куда делся летун, а мы, следившие со стороны за всем происходящим, очень даже хорошее разглядели. Со стороны все выглядело... в общем, здорово.
   А дело в том, что когда мало уважаемый и много презираемый советник с легкой подачи тоненьких женских ножек уже шел на посадку, в центре комнаты сработал световой портал и из него показался живот в белом халате. Вот так они и встретились, советник буквально влетел в объятия, выходящего из портала мужика, судя по всему, Каргана.
   -- Ничего себе, - потрясенно прошептал, стоящий за моей спиной Дэймиан. - Теперь я даже не сомневаюсь, что тебе сделали ментальное внушение и достаточно сильное. Что бы сделать из дикой кошки запуганного мышонка нужно ОЧЕНЬ постараться.
   А мне было почему-то стыдно и страшно.
   Я никогда не училась драться, как сказал один мой друг: не женское это дело кулаками размахивать. Но был прием, увидев который мне захотелось его выучить. Я увидела его в исполнении Лексы, не высокой худенькой девушки, которая играючи перекинула через себя мужика вдвое больше и втрое тяжелее себя. Это было настолько потрясающе, что я пристало к Темке, мастеру спорта по вольной борьбе с просьбой научить меня. Прочитав длительную лекцию о женской природе, девушка должна быть нежной, а 'терминатор' все-таки мужская специальность.
   В это время девушка в комнате перестала оглядываться и, пожав плечами, спокойно села на кровать.
   -- Вот хам, - буркнула она, - ушел и даже не попрощался!
   В нежном голоске было столько обиды и возмущения, что не будь я свидетелем вынужденного уход... вылета грозного советника, поверила бы в его невоспитанность.
   За моей спиной тихонечко закашлялись, оглянувшись на обнимающего меня мужчину я увидела через чур серьезное выражения его лица. Его выдали глаза, они лучились таким весельем, что самой захотелось рассмеяться. Но за такое поведение было стыдно. Дэймиан Сандар лорд и его жена должна вести себя как леди, а здесь дикарка какая-то, еще и с пацанскими повадками. Я понимаю, экстремальная ситуация, в такие минуты я всегда бывала резка, но как же, мне стыдно. Лицо не горело, пылало от осознания собственного поведения.
   Не знаю, до чего бы я додумалась, если б в комнате в очередной раз не сработал портал, из которого вышли двое, мужчина и женщина. Женщину я сразу узнала, эта была одна из тех, кто занимался мной после появления в борделе, серая неприметная. А вот при взгляде на мужчину кровь заледенела. Узнать его не составило труда, тот самый эльф, который напал на меня на улице, красивый ухоженный подонок с прекрасным лицом и абсолютно черной душой. Его внешность теряла значения, как только на тебе останавливался взгляд бездушного маньяка, даже девушка на кровати вздрогнула, поймав на себе взгляд мертвых глаз. Вот только страх проскользнул лишь на мгновение, потом случилось закономерное, она разозлилась. И очень сильно.
   -- Девочка, - приятный мелодичный голос эльфа заставил вздрогнуть меня и теснее прижаться к мужу, но испугалась я, не она, - ты поступила очень плохо, обидев уважаемого советника.
   -- Два момента, - задумчиво перебила я, - кто сказал, что я поступила плохо, не помешав самовлюбленному дураку сломать стол? Он мне не принадлежит, так почему я должна переживать за мебель в этой комнате, нахожусь в которой не по своей воли? И что значит 'уважаемый советник'? Кем конкретно он уважаем и почему я...
   Пламенную речь прервал удар по лицу такой силы, что отбросил легкое тело на другой край кровати и заставил упасть на пол. Ни я, ни девушка на кровати не смогли заметить, когда эльф успел подойти, но пощечину она получила от этого ушастого маньяка. Замолчала ли она после этого? Как бы ни так.
   -- Ушастый, ты, что насилие любишь? - раздался чуть хрипловатый голос из-за кровати.
   -- Очень, - ответил эльф, - но насколько я люблю насилие, ты сможешь убедиться на своем опыте, через пару месяцев, когда Повелитель Скуара закончит с тобой.
   -- Слушай, ушастый, - взлохмаченная рыжая голова появилась из-за кровати, - у тебя реально все настолько плохо?
   -- Ты о чем? - вроде бы и спросил, а интонация такая, что не понять.
   -- Ну, я не знаю, - растягивая слова, ответила девушка, - обычно, такая жажда на пустом месте не появляется, значит, что-то должно было случиться, - после этого рыжая макушка скрылась за кроватью, а ее хозяйка продолжила издеваться над эльфом уже оттуда. - Ну, к примеру, мама в детстве била за шалости какой-нибудь плеткой и тебя это возбуждало. Или ты в постели не просто ноль, а величина уже отрицательная и таким низким способом маскируешь свою неспособность удовлетворить женщину, - эльф уже не просто злился, его бесстрастное лица побелело и покрылось красными пятнами, глаза сузились от едва сдерживаемого бешенство. Женщина, пришедшая с ним, находилась в предынфарктном состоянии, даже позеленела от страха. - Есть еще вариант, он мне больше всего нравиться, - внезапно из укрытия вылезла тоненькая женская ручка с сжатым маленьким кулачком и помахала мизинчиком.
   Весьма красноречивый и оскорбительный жест, который эльф очень даже понял, лорд за моей спиной тоже.
   -- Ну, ты доешь! - потрясенно прошептал муж. - У тебя инстинкт самосохранения совсем отсутствует? Он же мог убить тебя за такое оскорбление!
   -- Я этого не помню, - проскулила я.
   Объятия на пару секунд стали сильнее, потом снова ослабли.
   -- Не переживай, - попытался утешить меня Дэйм, - раз тебя не убили, то ты нужна им живой, теперь надо узнать зачем.
   -- Может так хочет отдать этому их Повелителю? - неуверенно предположила я, глядя, как взбешенный эльф одним движением руки поднял огромную кровать.
   -- Он, не подданный Скуар, - опроверг, мою идею лорд, - по большому счету ему плевать на желания правителя чужой страны. Тем более если это желания полукровки-оборотня, которого все эльфы не воспринимают иначе, чем недоразвитым животным.
   Сам же главный герой нашего обсуждения в это время шагнул вперед, схватил девушку за волосы и резко поднял на ноги. Она только зажмурилась и зашипела от боли, вцепившись своими тоненькими ручками в держащий ее кулак. Дальше на симпатичное личико обрушились два сильных удара, третий же сбил девушку с ног и, не выпусти эльф огненно-рыжие локоны, то шикарная шевелюра конкретно бы поредела.
   -- А зачем тогда этому эльфу понадобилось вмешиваться? - я намеренно отвлеклась от происходящего в комнате и сосредоточилась на все свое внимание на муже, тяжело было смотреть, как меня избивают, тем более с такой довольной улыбочкой.
   -- Не знаю, но надеюсь выяснить это в ближайшее время, - его слова прозвучали как клятва, которую мужчина намеревался выполнить, во что бы то, не было. - Не отвлекайся, - он явно разгадал мой маневр и улыбнулся.
   Пришлось вернуться к неприятному просмотру.
   И как выяснилось вовремя.
   Кровать уже стояла на месте, а девушка лежала на ней без сознания. Ее лицо было в крови, которая исчезала на глазах, установленное в комнате заклинания действовали безотказно, убирая следы избиения сразу же по окончанию экзекуции. Эльф смотрел на это с презрительной улыбкой на правильно очерченных губах.
   -- Весьма интересно будет наблюдать, как тебя будут ломать, - насмешливо произнес он, - я даже с удовольствием поучаствую в этом, - внезапно его голос изменился, и вместо слов раздалось шипение, которое заставило пришедшую с ним женщину отшатнуться. - Ты пожалеешь о сказанном и сделанном. Последний месяц мы проведем вместе, и, клянусь, это будут худшие дни в твоей жизни. И их ты будешь помнить до конца своих дней.
   Небрежный взмах руки и женщина стремительно приблизилась к эльфу и лежащей на кровати девушке. Из складок серого одеяния она достала небольшую шкатулку и протянула мужчине.
   Как только эльф поднял крышку, картинка замерла, а Дэймиан, не выпуская меня из объятий, направился к веселой компании. Я идти не хотела, честно. От мысли, что придется приблизиться к этому маньяку, даже если это его голограмма, волосы вставали дыбом. Только кто ж будет интересоваться моим мнением.
   В шкатулке лежали какие-то шарики грязно-зеленого цвета, а когда эльф взял в руку один из них, стало ясно, что эти шарики мягкие, как желатиновые.
   Происходящее далее заставило меня застыть от шока, потому что этот чокнутый ушастик прижал шарик мне между бровями, и он... впитался в кожу.
   -- Что это? - шепотом, как будто боясь быть услышанной, прошептала я.
   -- Понятия не имею, - спокойно ответил лорд, глядя, как эльф с женщиной, покинули комнату, - но это объясняет почему Эмилен не смог почувствовать и убрать ментальное воздействие.
   -- Вы о чем? - удивилась я.
   -- Когда придворный маг лечил тебя он убрал все воздействия на твое сознания, но по твоим же словам, что-то осталось, - он отвечал мне, но казалось ему самому проще проговаривать свои рассуждения. - Теперь становиться ясно, что именно осталось. Не знаю, из чего сделаны это шарика, но могу поспорить - именно они держат под контролем твой... темперамент, - потом лорд снова прижал меня к себе и тихим чуть хрипловатым шепотом спросил. - Ну, что будешь со мной спорить? Скажем, победитель получит в награду поцелуй.
   Я покраснела.
  
   Нам опять пришлось прерваться. Дэймиан сказал, что на послеобеденное время у НАС назначена встреча. Какая именно встреча могла быть назначена у меня, понятия не имею, но муж был серьезен как никогда, пришлось поверить. Конечно, до обеда оставался еще час, но помимо подготовки к обеду нужно было приготовиться к встрече, назначенной за территорией дома. Эта информация напугала меня почти до потери сознания. Как это выйти из дома?! Это же опасно! О чем только он думает? А ведь обещал защищать меня!
   Паника накатывала волнами, и на ее фоне голос разума был почти не слышан. Еще чуть-чуть и я бы просто ударилась в истерику когда в мою комнату вошла Рина. Спокойная улыбчивая девушка с серебристо-серыми глазами.
   Я ухватилась за эту особенность, как утопающий за соломинку.
   -- Рина, какого цвета твои глаза? - спросила у нее.
   -- Для вас это имеет значения? - улыбнулась она, но взгляд стал сосредоточено-насмешливый.
   -- Да, очень, - я была как никогда искренна.
   Стоило мне хоть на секунду переключиться с вопроса меняющихся глаз своей горничной на любую другую тему, и опять начинало трясти от страха. Я не могла объяснить даже себе, откуда берется настолько сильный, даже не страх - ужас. Только от мысли о предстоящем выходе на улицу меня начинало трясти. Мне было неимоверно стыдно за эту свою слабость, но я ничего не могла с собой поделать. И хуже всего то, что Рина увидела мои метания и не хотела потакать мучающей слабости.
   -- Давай об этом я расскажу в другой раз, - с понимающей и сочувствующей улыбкой сказала она, - а сейчас мы поговорим о том, что тебя так напугало.
   Она взяла мою дрожащую руку и повела к дивану. Сажать не пришлось, я буквально рухнула на него, ноги совершенно не хотели держать.
   -- Я боюсь выходить из дома, - после долгого молчания призналась я, не могу объяснить даже, почему решилась сказать ей об этом, - а Дэймиан сказал о встрече...
   Я не договорила, голос дрогнул и затих.
   -- Почему тебя так пугает мысль о выходе на улицу? - голос девушки звучал умиротворяюще, мне так захотелось все ей рассказать, как с мамой говоришь.
   -- Не знаю, - честно призналась я, - но от одной мысли об этом трясти начинает.
   -- И когда же это началось? Ты сюда ведь не телепортом пришла, а по улице, - ее рассуждения были вполне логичны, но ответа у меня не было.
   -- Да, я пришла сама, - честно призналась ей, - только после последнего моего выхода за ворота и встречи с тем жутким эльфом я вообще не выхожу на улицу - страшно.
   -- И чем дальше, тем страшнее? - она нахмурилась и сосредоточено поджала губы, что сделало ее старше, передо мной была женщина, а не девочкой-подростком, которой казалась еще недавно.
   -- Да.
   Внезапно Рина встрепенулась.
   -- Дай я кое-что проверю.
   С этими словами девушка заставила меня откинуться на спинку дивана и положила свою ладонь на мой лоб, вторая ее рука легла на грудь. В такой странной позе мы и замерли на десять минут.
   Я отчетливо чувствовала, как по моему телу пробежала толпа мурашек, прошедшей легкой щекоткой под кожей, это было так странно и забавно в то же время. А самое удивительное, что страх ушел, его как будто смыло этой самой волной, и исчез он так стремительно, что сдержать дрожь было проблематично. Меня даже слегка передернула, от чего на губах Рины скользнула и тут же пропала мимолетная улыбка. Но никаких иных эмоций она не проявляла, из чего я сделала вывод, что все идет как надо и мои ощущения своеобразное проявления магии. Так странно и необычно.
   Убрав от меня руки, девушка откинулась на спинку дивана рядом со мной и сосредоточила свой взгляд в одной точке.
   -- Ну, что тут можно сказать, - растеряно произнесла она через какое-то время, - я в шоке. Никогда, даже в самом страшном сне не могла бы подумать, что увижу такое.
   Я начала нервничать, страх вернулся, едва Рина убрала руки, но возвращался он медленно, как бы неуверенно, но неотвратимо.
   -- Что происходит?
   -- Дело в том, что в тебе живет подселенец, убрать которого я смогу лишь вечером, - задумчиво надув губы неторопливо произнесла она.
   -- Почему? - мне хотелось узнать кто такой этот подселенец и, конечно же, поскорее от него избавиться, но меня, кажется, не слышали и вообще забыли о моем существовании
   -- Что? - рассеяно отозвалась она.
   -- Кто такой подселенец, что он делает, - начала перечислять я свои, очень интересующие меня, вопросы, - как его можно убрать и почему ты сможешь избавить меня от него только вечером.
   На ее губах снова скользнула улыбка, только на сей раз горькая, как будто ей причиняли боль сами воспоминания об этой гадости, что в меня подселили.
   -- Это очень долгий разговор, а у тебя осталось минут двадцать до обеда, - покачала она головой. - Поэтому давай вернемся к этому разговору вечером.
   -- Но...
   -- Поверь, так будет лучше, - не стола слушать меня юная горничная с целым 'шкафом скелетов', - тем более, после извлечения тело станет слишком чувствительным, а бунт гормонов лучше перенести под сонным заклятьем. Есть вариант, конечно, про объятия мужа, но лорд Сандер сегодня после ужина уйдет по делам, а без него и без магии эта ночь у тебя будет крайне тяжелой.
   -- Но проблема в том, что мне надо выйти на улицу уже сегодня, сейчас, - голос начал дрожать от вновь пробудившегося страха, - ты хоть представляешь, как мне страшно?!
   -- Перед вашим уходом я смогу приструнить сталка, - попыталась успокоить меня Рина, правда получилось не очень хорошо, и она это поняла. - Ты по-прежнему будешь бояться, пока эта тварь в тебе погасить страх полностью невозможно, но сможешь контролировать свои эмоции настолько, что выход из дома не станет трагедией. Моего блока хватит на три часа, постарайся к этому времени вернуться домой.
   Что мне оставалось делать? Только обреченно кивнуть головой, стараясь изо всех сил сдержать подступившие к глазам слезы.
  
   Перед нашим выходом Рина принесла мне плащ и, помогая надеть его, лишь на секунду коснулась открытого участка кожи на руке. От ее пальцев по моему телу прошлась волна холода, и страх тут же отступил, на смену ему пришел интерес, но какой-то вялый. Вроде бы осознаю, что нахожусь в другом мире, но мне настолько плевать на этот факт. Да и интереса посмотреть новый незнакомый и удивительный мир не было. Получается, только временно отступившая апатия помогла осознать, что она была. От осознания этого во мне начала просыпаться злость, но потом пришло острое желание... вернее не желание вообще напрягаться. Главное чтобы все было спокойно и шло своим чередом, только в душе вяло шевелилось раздражения.
   За порог дома я выходила не решительно. Дэймиан, как будто почувствовав, что первый шаг самый трудный для меня и не торопил, дал время решиться на него. Центральный вход. Я никогда не была здесь, сад, с другой стороны дома был всегда ближе. Дорожка, усыпанная мелкими камешками, странно, не могу вспомнить, как они называются, кажется гравием, кольцом окружала весь особняк. Несколько тропинок, лучами расходилась в разных направлениях, а самый широкий из них, начинался от крыльца и тянулся до ворот. Я столько раз ходила по этим лучикам-дорожкам, но никогда не приближалась к центральному входу, мне было не интересно. Цветов здесь не было только лужайка с коротко стриженой травой и невысокий ажурный забор, через который была видна улица с такими же особняками, окруженными похожими заборчиками. Больше всего эти заборчики подходили на украшения, чем защитный барьер.
   Расстояние до ворот было небольшим, шагов пятнадцать, а то и меньше, но это были самые тяжелые шаги в моей жизни. Правда, чем ближе я подходила к воротам, за которыми ждало транспортное средство, тем увереннее были мои движения и глубже забивался страх. В карету садилась совершенно другой человек, более уравновешенный и спокойный, прежнего ужаса уже не было он похоронен под глыбой полного равнодушия и апатии.
   Кстати, ехали мы в самой настоящей карете черной глянцевой без единого украшения и опознавательного знака, запряженной четырьмя черными лошадьми, а правил всем этим кучер в темно-серой ливрее. Никогда не думала, что доживу до момента, когда мне доведется прокатиться на таком раритетном транспорте, но вот я сижу на черном диване этого гиганта и, больше всего на свете мечтаю пройтись пешком. Как можно считать транспортным средством это пыточное устройство?! Нет, это была коробка, имеющая изнутри мягкие стены, обшитая тканью бежевого цвета с занавесками в тон им. Темно, душно и полное отсутствие амортизации. Во время движения возникло ощущения, что я попала в блендер, такой тряски в моей жизни еще не было, впервые почувствовала все прелести кинетоза, хотя до этого проблем с вестибулярным аппаратом у меня не было.
   Казалось эта пытка никогда не закончиться, мои внутренности постепенно превращались в смузи когда карета наконец-то остановилась. От переполнившего меня счастья на глаза навернулись слезы, но зато я теперь точно знаю, почему дама не может выйти без поддержки кавалера - не держат ноги, совсем. Я даже протянутую ко мне руку не сразу заметила, перед глазами все расплывалось. Выползала из пыточной осторожно, ступеньки же узенькие, а ножки трясутся, я буквально выпала из кареты в вовремя подставленные руки лорда. Мужчина не растерялся, опустив меня на землю, обнял за талию, прижал к себе. Мы так и стояли, я обняла мужа за талию, прижалась лбом к его груди и замерла, минут на десять, пока ноги не перестали дрожать, а голова кружиться.
   -- Ты в порядке? - во всегда спокойном голосе лорда Дэймиана проскользнули нотки беспокойства.
   -- Может, назад пройдемся пешком? - подняв на мужа несчастные глаза, жалобно проскулила я. - Еще одной поездки я не переживу.
   Лорд только улыбнулся и успокаивающе погладил меня по спине, а я опять уткнулась лбом в его грудь.
   -- Еще полчаса назад ты боялась выйти из дома, а сейчас согласна рискнуть жизнью и прогуляться по городу пешком? - насмешливо поинтересовался Дэймиан.
   -- Просто после такой замечательной поездки я вдруг отчетливо поняла, что смерть не самое страшное, что может со мной случиться, - честно призналась я, содрогаясь от одной только мысли, что придется снова сесть в карету. - Я еще не готова к подвигам такого масштаба.
   -- Бедная моя, - он произнес эту фразу с такой интонацией, что мне захотелось горестно вздохнуть и прижаться к нему покрепче, - не переживай, я что-нибудь придумаю, - я только кивнула. - Ты уже лучше?
   -- Да, мне уже лучше.
   -- Тогда пойдем, нас ждут.
   И тут я окончательно пришла в себя и оглянулась. Мы стояли возле огромных в пять метров высотой, железных ворот. Я бы даже впечатлилась не хиленькими такими разметчиками этого входа, если бы он не относился к еще более внушительному забору. Я обалдела когда увидела эту громадину, так и стояла, раскрыв рот, хлопая глазами, рассматривала стену с воротами и не верила, что такое может вообще существовать.
   -- А мы собственно куда спешим, и кто нас ждет? - потрясенно спросила я слегка севшим голосом, пришлось кашлянуть, что бы вернуть себе возможность говорить.
   -- Скоро узнаешь, - загадочная улыбка скользнула по губам лорда Сандара.
   Странно, сколько раз видела улыбку муженька, но не могу припомнить, ни одного случая, когда она затронула глаза. Вот и сейчас, вроде бы улыбнулся, кажется даже искренне, но во взгляде холодный исследовательский интерес. Так мог смотреть какой-нибудь профессор за поведением подопытного животного, а не муж, изучающий молодую жену. Хотя, чего я еще ожидала фальшивая жена, поддельный интерес. Я так боялась оказаться без защиты сильного лорда, что видела то, что хотела, а не то, что было на самом деле. Под влиянием, порожденного проблемами страха я, похоже, ослепла и оглохла, но самое страшное потеряла уважения к себе. Чем и воспользовался лорд Сандер. И главное даже обижаться на него не получиться, сама виновата, во всем сама виновата.
   Пара брать себя в руки.
   Рина обещала убрать из моего тела лишнюю живность, которая так резко изменила мое поведения и можно будет попробовать разобраться в проблеме самостоятельно, а не под влиянием лишних эмоций. Не просто же так тот ушастый решил блокировать мое поведение столь радикально образом. Я ведь действительно была более бесшабашной, отчаянной и никогда бы не потерпела такого к себе отношения. Ничего, осталось немного, завтра я буду такой как всегда и мы посмотрим, кто кого будет исследовать.
   А пока, не смотря на дрожащие и подгибающиеся ноги, пришлось покорно идти, куда повел меня человек, назвавшийся моим мужем.
   При нашем приближении в воротах открылась небольшая дверца. Это было так удивительно, еще секунду назад даже шва видно не было, а, оказалось, там есть вход, совсем не заметная калитка. Через нее мы беспрепятственно прошли на... НИЧЕГО СЕБЕ!!!
   Мы очутились на огромнейшем дворе большущего замка. Нет, еще на выходе из кареты по длине забора я поняла, что он огораживает внушительную площадь, но даже представить не могла до какой степени. Это потрясающе! Не думала, что когда-нибудь в своей жизни увижу нечто похожее.
   В прошлом году моей лучшей подруге... бывшей лучшей подруге родители пообещали поездку в любой уголок Франции, после того как она поступи в институт. Воодушевленная этим обещанием Соня начала просматривать разные исторические строения выбранной ими страны, она всегда мечтала стать гидом и возить людей на экскурсии по разным древним уголкам мира. То, что она еще не выбрала страны, которым посвятить себе и свои интерес не значило полное погружение в теорию, с поддержкой родителей она каждый год ездила в какое-нибудь древнее место, изучала, выбирала. Надо ли говорить, что меня тоже привлекли к изучению мировой архитектуры? Она могла часами выносить мне мозг рассказами о разных местах и их значении в истории. Когда ей озвучили страну-награду, Соня с визгом бросилась к компьютеру. Через три дня моя голова готова была взорваться от абсолютно не нужной и не интересной мне информации.
   Так, о чем это я?
   Вспомнила!
   Замок и двор вокруг него по строению габаритам архитектуре больше всего напоминали замок Шамбор из долины Луары. Те же острые шпили на крыше, даже строение окон один в один. Единственным отличием были башни, в отличие от земной достопримечательности, здесь они были высотой в шесть этажей. А так, все тоже самое, даже зеленая лужайка перед главным входом.
   Потрясающе! Никогда не интересовалась историей, не любила бродить по 'дышащим древностью' развалинам и угодила прямо в замок 16 века. Сюда бы Соню, она бы от счастья забилась в экстазе, а я не могла, была не в состоянии оценить всю прелесть происходящего. Я хотела домой, к каменным высоткам, потоку машин, согласна даже на загазованный воздух, лишь бы вернуться к цивилизации.
   Да, хочу домой.
   -- Мы куда идем? - упрямо начала выяснять я. - Что это за место?
   -- Высшая Академия Магии, - увлекая меня к входу в эту громадину, пояснил Дэймиан. - Меня заинтересовали твои способности, никогда не видел такой магии или же просто не слышал о ней. В любом случае я должен все знать о людях с похожими способностями и тут лучше всего сможет помочь тот, кто сталкивается с нестабильной магией ежедневно - ректор академии, - разместив мою руку на своем локте, лорд целенаправленно двигался в сторону замка по пути информируя о возникшей проблему. - Если у нашего противника появиться человек с твоим даром для Империи это может плохо кончиться. Надо будет искать защиту от подслушивания.
   -- А ты не можешь сам определить, что за магия? - задумавшись о сказанном мужем, я не заметила как сама перешла с ним на 'ты'. - Ведь, как я понимаю маг ты не слабый, неужели так тяжело просмотреть ауру и определить направления по цвету? Я так понимаю, магию вы изучаете не одно столетие и за это время, думаю, можно было уже понять какой цвет к какому виду магии относиться.
   Я даже не сразу поняла, почему лорд остановился. Мне было крайне любопытно рассматривать замок который с каждым шагом становился все больше и больше, и внезапная остановка поначалу не вызвала никакого интереса. Пока рядом со мной не раздался чуть слышный надрывный хрип:
   -- Что?!
   Удосужившись наконец-то поднять глаза, я увидела бездну потрясения в черных, как ночь глазах, там не было даже намека на синеву. Никогда еще мне не доводилось лицезреть столько эмоций на, всегда холодном каменном лице лорда Дэймиана Сандара.
   -- А что такое? - не поняла я.
   -- По ауре можно определить только цвет магии, - внимательно меня рассматривая, пояснил он, - бывает три цвета: белая - магия света, черная - магия хаоса и серая - магия... впрочем, это не важно.
   Он хотел еще что-то рассказать про ауры, но увидев потрясения, теперь уже на моем лице, замер.
   -- Я видела приходящих к тебе гостей и, могу поклясться - ауры у них были разноцветными, - я была потрясена не меньше Дэймиана.
   Это что получается, то, что я видела, в принципе быть не может? Странно. Я ведь не дальтоник, и с головой пока дружу.
   И тут в голову пришла страшная догадка - сталки! В моем организме есть чужеродный элемент, который сильно влияет на мое восприятия окружающего мира, а что если мое неправильное виденья его работа. Надо будет проверить. Завтра. Когда избавлюсь от этой дряни.
   Приняв решения, снова взяла мужа под руку и направилась... вернее, потянула его в сторону входа.
   -- А ты уверен, что здесь мне помогут разобраться с моими способностями? - продолжила я допрос лорда, по большей части надеясь разговором отвлечь его от предыдущей темы.
  
  
  
  
Оценка: 9.54*9  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | И.Зимина "Айтлин. Сделать выбор" (Любовное фэнтези) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Женский роман) | | Т.Мирная "Чёрная смородина" (Фэнтези) | | А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | | М.Кистяева "Кроша. Книга вторая" (Современный любовный роман) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | А.Енодина "Не ради любви" (Попаданцы в другие миры) | | А.Калинин "Рабыня для чудовища" (Проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"