Дайнеко Юлия, Пинцет Мур Лазурный: другие произведения.

Музыка во мне

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 8.61*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Одного человека ломают простые неприятности, другой же, напротив, идет гордо, подняв голову и не сгибая спину, не смотря на самые страшные препятствия уготованные жизнью. Если в человеке есть стержень и лейтмотив, то сломать его практически невозможно. Эта история семьи Огницких, людей сильных духом и со стальным характером. Их прошлое, настоящее и возможное будущее.




    анимационные картинки без регистрации Мур, большое спасибо за соавторство) Писать с тобой одно удовольствие!;)


  Музыка во мне
  
  
  Аннотация: Одного человека ломают простые неприятности, другой же, напротив, идет гордо, подняв голову и не сгибая спину, не смотря на самые страшные препятствия уготованные жизнью. Если в человеке есть стержень и лейтмотив, то сломать его практически невозможно. Эта история семьи Огницких, людей сильных духом и со стальным характером. Их прошлое, настоящее и возможное будущее.
  
  Пролог.
  
  Май. 1981 год.
  
  Контрасты. На них построена вся моя жизнь. На первый взгляд яркие софиты и кромешная темнота несовместимы. Но всплеск рук. Пауза. Те, словно птицы, полетели по черно-белому рассказчику судеб. Я лишь проводник этой истории и горжусь предоставленной честью: передать мысли давноушедших великих. Чем я хуже Бога в данный момент? Ведь тысячи смертных даже боятся пошевелиться или сделать лишний вздох. А я тем временем образовываю бурю, посылаю молнии, крушу всё на пути, терзаю всех вокруг и, когда уже сам готов отдать душу под естественным натиском, пробиваю луч солнца! Победоносно вводя главного мажорного героя - спокойное мирное голубое небо над головой. Руки снова принадлежат мне. Бурные аплодисменты. Занавес.
  
  Глава 1.
  
  Наше время.
  
  - Санька, вставай, опоздаешь на олимпиаду.
  - Дед, да ещё целый час, - пробухтел четырнадцатилетний юноша.
  - Зарядку, холодный душ и завтрак никто не отменял! - мужчина стянул с внука одеяло. - Жду тебя через три минуты в зале.
  Мальчик недовольно, но послушно выполнил указания старшего родственника.
  Зарядку выполнили молча, за завтраком Саша поинтересовался:
  - Когда мать приедет?
  - Вечерний самолёт в 20:00. Поедешь со мной встречать?
  - Нет, у меня тренировка.
  На этом разговор между мужской частью семьи был окончен. Станислав не стал спорить с Сашкой. Что ж поделать, когда возраст непростой? Сам таким упрямым был. На морщинистом лице появилась еле заметная улыбка. Время... оно летит незаметно. Казалось бы, только недавно его совсем еще юная дочурка прибежала растерянной к отцу...
  Январь 2002 года
  - Пап, я беременна... - вытерла рукой одинокую слезу, отворачиваясь так, чтобы я не заметил.
  - Прекрасно! Почему тогда грустишь? - я старался выглядеть спокойным. Теперь нам не нужны тревоги и огорчения.
  - Я буду рожать одна,- заявила она, приподняв упрямо подбородок.
  Гордая девчонка! Вся в меня.
  - Ну, нас уже двое, так что, малыш, пойдём, попьём чаю с мятой. Я эклеры как раз в обед купил.
  Это был последний и, пожалуй, единственный раз, когда я видел ее слезы...
  
  На глазах появилась подозрительная влага. Станислав плотно закрыл глаза и глубоко вздохнул, чтобы успокоиться. Он тогда не соврал, помогал дочери, как мог. Ведь она единственный человек, кто остался у него. Кто не ушел в тяжелый момент, не отказался от него. А позже еще и подарил внука, позволил разделить маленькое счастье в такой непростой и сломанной жизни Станислава Огницкого.
  
  ***
  В аэропорту Пулково было людно. Мужчина приобрёл букет цветов и ожидал в зале прибытия. Зазвонил телефон, и на том конце заговорили:
  - Станислав Владимирович?
  - Да.
  - Это Павлов. Вам удобно разговаривать?
  - Приветствую, Сергей! У нас есть две-три минуты, пока Мария получает багаж.
  - Я выполнил вашу просьбу. Приезжайте, когда сможете.
  - Замечательно! Перезвоню вечером. До связи.
  - До свидания.
  Аппарат только успел упасть на дно кармана, как жизнь приобрела краски, а луч солнца в лице девушки тридцати пяти лет осветил толпу. Так думал не только Станислав Владимирович - отец улыбчивой красотки, но и большинство людей в зале ожидания.
  - Это же Огницкая! - шептались рядом.
  Женская часть присутствующих провожала эффектную дочь Станислава завистливыми взглядами, а в глазах мужчин виделось желание, но ни один из них не осмелился подойти, чтобы элементарно попробовать завязать знакомство, предложив помочь с багажом. Красота Марии яркая, немного дерзкая вкупе с ее порой взрывным характером пугали мужчин.
  "Мда, поэтому ты, Машка, видимо, так и не вышла замуж..." - немного с тоской подумал отец и автоматически натянул рукав рубашки до предела.
  Когда-то совсем юная девчушка покорила всех судей и выиграла "Мисс красоты Ленинградская область". На неё посыпались бесконечные предложения, но Мария с отцом решили, что образование важнее. И позже закончила журналистский факультет СПбГУ с отличием. Сейчас она чаще всего, не смотря на все протесты отца, ездила по горячим точкам. Но в любую свободную минутку летела к своим самым двум любимым мужчинам на свете: отцу и сыну.
  - Привет, - Огницкий не любил выносить личные отношения на публику, но крепко обнял свою любимицу.
  Мария по-детски зарылась в расстёгнутую куртку отца.
  - Привет, я очень скучала.
  - Мы больше, - Станислав Владимирович выдал букет цветов и направил дочь в сторону выхода из аэропорта.
  
  ***
  Такси продвигалось по заснеженному Петербургу медленно, но это и неудивительно. Все готовились к Новому году. Люди торопились за подарками, все больше погружаясь в предпраздничную суматоху. Казалось, никто из этих бегающих незнакомцев не замечал удивительного явления природы. Белые пушистые снежинки медленно падали с темного неба, будто танцуя вальс. В голове Станислава невольно зазвучал Иоганн Штраус, прикрыв веки, он представил черно-белое полотно клавиш...взмах рук, и пианист самозабвенно отдает себя слушателям, затаившим дыхание.
  Божественный "Венский вальс" дарит счастье, покой и улыбки на лицах.
  - Папа, мы приехали, - дотронулась до плеча Мария.
   - Да, - прочистил Станислав горло, вдруг стало говорить очень тяжело. - Прости, задремал.
  - Ничего, - понимающе улыбнулась дочь, потянувшись к сумочке за деньгами.
  - Не нужно, я сам, - запротестовал Огницкий, достав из своего кармана оплату. Через минуту Станислав уже закрывал входную дверь в квартиру. - Вот мы и дома.
  Маша вдохнула родной и неизменный запах еще из детства.
  "Как же хорошо оказаться, наконец, дома!' - думала девушка.
  - Мама! - выбежал Сашка из комнаты и тут же оказался зажатым в крепких объятьях своей родительницы. - А я сегодня на олимпиаде первое место занял! - гордо заявил мальчишка.
  - Какой же ты у меня молодец, - погладила Мария по голове своего сына. - А я вам подарки привезла.
  - Сперва ужин и чай, а после и подарки, - авторитарно заявил Станислав. - Сашка, помоги матери раздеться. А я пока на стол накрою.
  - Отец, давай я помогу, - как всегда вызвалась дочь.
  - Лучше с сыном пока пообщайся, справлюсь! - добавил он так, что никто не посмел спорить с главой семьи.
  
   Глава 2.
  
   Огницкий отложил мобильный, привычным движением приподнял иглу и поставил вначале пластины. Музыка Дмитрия Шостаковича ворвалась на кухню. 'Симфония N7' крушила и сносила все вокруг. В такт музыки мужчина правой рукой беспощадно рубил овощи для салата. Левая - давно перестала быть его помощником. Хотя нет - она ежедневно напоминала о жёсткости и извращенном мышлении недолюдей.
  
   Декабрь 1995.
  
   - Стас! Почему ты такой гордый? - кричала моя жена, не стесняясь того, что в соседней комнате всё слышит Маша.
  - Таня, - устало ей попытался в сотый раз объяснить, - я не могу взять денег у этих людей.
  - Да почему?!
  Я смотрел на молодую девушку и не мог вспомнить, из-за чего на ней женился. Неужели мы когда-то дышали в унисон? Была ли между нами любовь в той прошлой жизни? Война расколола всё пополам, изменила моё мышление, я мог уже сто раз сломаться, но всегда останавливало одно - дочь. Поэтому снова набрал воздуха в лёгкие и заговорил:
  - Таня, эти люди заварили всю кашу! Посмотри внимательнее, дорогая!! - я подошёл вплотную к жене, глазами указывая на те места, где когда-то были главные инструменты моей жизни - мои кисти рук, и она как всегда отпрянула от собственного мужа. - Это они сделали! Ты понимаешь, ТАНЯ?! И теперь ты хочешь, чтобы я взял у убийц деньги, на которые бы мне сделали протезы?!
  Я все-таки сорвался, что не позволял себе делать при ребёнке. Но эта чужая глупая пустая женщина довела меня до ручки своим нежеланием понять и выслушать. Я поставил на проигрыватель Шостаковича и абстрагировался. Через час Машка обняла меня со спины в тишине: настало время переворачивать пластинку.
  Голос моей четырнадцатилетний девочки прозвучал твёрдо и бескомпромиссно:
  - Она ушла. Навсегда.
  
  - Пап! Что случилось? - журналистка вбежала с сумасшедшими глазами на кухню.
  Станислав посмотрел на дочь и тяжело вздохнул.
  - Я знаю, что ты собираешься в Ирак.
  - Все время забываю, что у тебя везде свои связи...
  - Ты о Сашке подумала?
  Мария остановила музыку, подошла к отцу и крепко обняла.
  - Планы изменились. Я собираюсь отменить командировку. На Новый год сможешь накрыть на четверых?
  Огницкий приподнял бровь, изучающе посмотрел на дочь и уголком губ улыбнулся.
  - Машка... Не могу поверить... - мужчина разволновался и стал перемешивать гуляш.
  - Пап, давай Сашка уснёт, и я тебе все расскажу.
  
  Глава 3.
  
  Утром Мария решила порадовать своих мужчин вкусным завтраком. Оладьи с малиновым вареньем были съедены в рекордное время, а похвала на кухне все не умолкала. Теперь она постарается радовать их каждый день.
  - Мне отъехать нужно ненадолго, - быстро поцеловал в щеку дочку Станислав и потрепал по голове внука. - А вы чем займетесь? Я, кстати, ёлку принес, пока вы все спали, - указал Огницкий на колючую красавицу в коридоре.
  - Значит, будем наряжать. Да, Саша? - посмотрела Маша на своего четырнадцатилетнего сына с любовью.
  Еще сонный мальчишка только кивнул неохотно. А раньше он сам бегал вокруг взрослых и неустанно спрашивал, когда же они будут вешать фонарики с шарами.
  Мария немного волновалась, так как ей нужно было рассказать Саше о мужчине, будущем отчиме. И как сын воспримет такую новость, она не знала.
  
  - Проверь, работает ли гирлянда? - указала Маша на розетку сыну. Тот послушно вставил вилку, и сотни шариков засветились красно-зеленой палитрой. - Отлично!
  Они дружно обмотали ёлку фонариками, после чего принялись за шары. Мария набрала больше воздуха в легкие и выдохнула. Она решила, что сейчас подходящий момент.
  - Саша, мне нужно кое-что тебе рассказать...
  - Ты не встретишь с нами Новый год? - мальчишка продолжал вешать шары, но в глазах промелькнула печаль.
  И Мария ее заметила.
  - Нет, я буду с вами, - Огницкая обняла крепко сына. - А еще с нами будет... - остановилась, не договорив. Она решила, что не так нужно начать этот разговор. - Саша, давай присядем.
  Мальчишка тут же уселся на пол рядом с ёлкой, а Мария поставила рядом пуфик и присела на него.
  - Как ты посмотришь на то, если с нами кое-кто еще встретит Новый год? - сжала от беспокойства руки.
  - Кто? - Саша взял стеклянную шишку и повесил на ёлку.
  - Я встретила очень хорошего мужчину. И хотела бы познакомить вас...
  Саша посмотрел на мать, задав резко свой вопрос:
  - Откуда ты знаешь, что он хороший?
  - Просто знаю, а когда и ты с ним познакомишься...
  - Тебе нас с дедушкой уже мало? Ты хочешь уйти от нас??
   - Что ты такое говоришь? - Маша попыталась обнять сына, но Сашка вывернулся и отошел на несколько шагов назад.
  - А что я должен сказать, мама? Ты приведешь его сюда, как кого? Кто он мне будет? И кем буду ему я? - выбежал из комнаты мальчишка, громко захлопнув дверь в свою комнату. - Не желаю больше об этом говорить! - прокричал он, когда Мария подошла и постучала.
  Постояв еще несколько секунд и пытаясь подобрать нужные слова, Мария все же развернулась и направилась в одиночестве украшать ёлку.
   "Он остынет, и тогда мы обсудим, - уговаривала себя женщина. - Он поймет."
   Но разговор, а точнее маленькая ссора, почему-то отправили ее в далекие и неприятные воспоминания...
  
  Декабрь 2001
  
  - Что ты сказала? - немного растрёпанный парень после очередной веселой ночи, уставился на Марию.
  - Я беременна, Влад.
  - Что за бред? Огницкая, я защищался!
  - Видимо, плохо.
  Я произнесла последние слова и поняла - это наш общий последний разговор.
  - Короче, Машка, у меня есть знакомый доктор. Сделает аборт.
  Боже! Как я вляпалась в это дерьмо?
  Мой теперь уже точно бывший парень еще что-то продолжал говорить, жестикулируя руками. А в крышку наших так сказать отношений забивались гвозди. Мысли летели и меняли друг друга со скоростью света. Надо встать на учёт, быстро написать диплом, поговорить с папой. Что он скажет? Отец так мечтал, чтобы я стала известной журналисткой...
  - Огницкая! Ты меня слушаешь?! - перед моим лицом щелкнули несколько раз пальцами.
  - Забудь. Удачной жизни.
  Развернулась и ушла.
  
  Маша действительно не понимала, что она тогда нашла во Владе. Да, бесспорно, внешность парня сыграла свою роль. И то, как он по началу ухаживал за ней. Для молодой девушки, у которой вся жизнь была построена только на учебе, это оказалось чем-то новым, совершенно неизведанным и увлекательным. Только спустя долгие годы Маша поняла, как все фальшиво выглядело. Дорогая машина отца, которую он брал без спроса, шоколад из заначек матери. Он даже это не пытался скрывать. Представлял шуткой.
  Но все же за одно Огницкая ему благодарна. Если бы не их встреча и последующие отношения не было бы Саши.
  А сейчас... не наступает ли она на те же грабли? Нет! Опомнилась Мария. С Димой все совершенно по-другому. Долгие разговоры, прогулки и никого давления со стороны мужчины. Перед ним она не таилась, открыла историю своей жизни практически сразу. И он не сбежал, не осудил. А когда Маша показывала ему фотографии своих самых близких и любимых мужчин... Дмитрий не просто смотрел, он задавал вопросы, планируя познакомиться лично с каждым. Хотя она даже не просила его. Он решил сам. Маша была уверена, что Дима приедет с огромным чемоданом подарков. На ее лице впервые за это утро заиграла улыбка.
  - Я вернулся, - раздался голос отца из прихожей.
  Маша дала себе минутку, чтобы успокоиться и привести мысли в порядок. Не хотелось лишний раз тревожить отца. Папа... он, как всегда, ее удивил. Воспринял новость о ее друге спокойно и даже порадовался. Огницкий старший так и сказал:
  - Женщине всегда нужна мужская рука и не только родного сына или отца, но и любящего мужчины. В первую очередь именно любимого мужчины!
  
  Глава 4.
  
  - Ну что, Сашка, - дед кинул снежком во внука, выходящего из подъезда, - не возьмут тебя в космонавты! Опоздание три минуты.
  - Я подарок маме в интернете на день рождения выбирал, - буркнул мальчик.
  - Выбирал он... А вот за моим мы уже сейчас и съездим! - бодро сказал мужчина и подошёл к такси.
  Александр оказался рядом в считанные минуты и открыл дверь для старшего родственника. В тёплом салоне юношу быстро разморило, он подобрел и начал задавать мучающие для себя вопросы.
  - Мама тебе сказала?
  - Допустим, - серьёзно ответил Огницкий-старший.
  - Ты думаешь, я переборщил?
  - Сашк, ты уже взрослый человек и поступаешь, как считаешь нужным.
  - Мне кажется, мама обиделась, - понуро высказался юноша.
  Дед посмотрел в окно. Солнце сияло и отражалось о снег, радуя даже самого хмурого человека в этот день.
  - Знаешь, Саш, каждому человеку нужно дать шанс. А, мне кажется, твоя мама, как никто другой заслужила его.
  - Заслужила, - эхом произнес внук.
  - Тем более, удивительно, что ты устроил сцену. Ты так не доверяешь своей матери и думаешь, что она в дом приведёт какого-то самозванца? - спокойно вопрошал Станислав.
  Юноша заерзал на сидении, понимая, что дед как всегда прав. И сегодня уже все виделось в другом свете. Очень тяжело признавать свою неправоту, но дедовское воспитание не оставляло пути для отступления.
  - Я извинюсь.
  - Правильное решение, - Огницкий-старший похлопал по коленке внука и обратился к водителю: - Здесь остановитесь, пожалуйста.
  Машина резче, чем надо тормознула. Пассажиры расплатились и вышли на улицу, привнося в салон автомобиля свежий воздух. Водитель такси вдохнул его и закрыл глаза. Мысли мужчины кидались от одной идеи к другой, но удовлетворения не приносили. Он бы так и просидел целый день, если бы не голос диспетчера напомнил, что он на работе.
  - Шальнов? Ты где? Тебя на 8-ой линии Васьки ждут через пять минут!
  Мужчина потрепал волосы, пытаясь прийти в себя. Голос сотрудницы такси снова ворвался в салон:
  - Влад? Что у тебя там случилось?
  
  Май 2002
  
  - Здравствуйте, - незнакомый голос звонко прошёлся по нашей парадной.
  Я открыл дверь и смотрел на ещё мальчишку. То, что он стоял на моем пороге, меня одновременно порадовало и огорчило. Неужели решил поменять решение? Естественно, имя генетического отца моего будущего внука я уже знал через пару часов после прогремевшей новости. Сначала у меня чесалась рука, хотелось найти щенка и дать волю чувствам. Но опыт прожитых лет и терпение, выработанное каждодневными репетициями, а потом пленом, сделали своё дело. Я сдержался. И наблюдал за ним издалека. А тут он сам ко мне пришёл. Даже галстук приодел, пусть и помятый.
  - Станислав Владимирович, я...
   Не смотрит в глаза, мямлит, может и хорошо, что вовремя ушёл с нашей дороги.
  - Я знаю, кто ты, заходи.
  Влад Шальнов, какая говорящая фамилия, снял куртку и побрел за мной на кухню.
  Я решил, что новости ему даются трудно, и выставил бутылку коньяка. Налил по маленькой и подвинул одну стопку к дрожащим рукам парня.
   - Только не говори, что ты не пьёшь, - спокойно и с расстановкой посмотрел на Шальнова.
  Симпатичный гад. Но ничего, главное, чтобы мой внук мозги отцовские не заполучил.
   - Пью, - Шальнов залпом выпил стопку.
  - Кто ж так пьет коньяк? - пожурил я. - Молодёжь... Ну рассказывай.
  Владик помялся, но после ещё двух порций алкоголя сказал, зачем пришёл.
   У меня опять зачесалась рука. Да что его учёные планы на жизнь по сравнению с моими Машей и внуком?!
  - Ты знаешь, а ведь металл бьет похлеще обычной человеческой руки... - философски заявил я и повис над съежившимся парнем.
  Тот посмотрел наконец мне в глаза. И я - успокоился. Пустота и трусость - вот что там обитало. Слабак! Взял ручку с листком А4. Положил рядом с пацаном и начал диктовать:
  - Я, Шальнов Владислав Викторович, подтверждаю мной сказанное ранее в этом документе. Никаких прав на ребёнка Огницкой Марии Станиславовны не имею. К будущему ребёнку никогда не подойду за версту и не заговорю... - я ещё надиктовал два-три предложения, решив, что с меня хватит, произнес: - Ладно, заканчиваем комедию. Мог и не приходить. Но теперь у меня есть подписанный тобой приговор, так что я спокоен. И не смей шутить со мной, мальчик! А теперь убирайся из моего дома и сотри из своей полупустой башки маршрут сюда!
  Шальнова не пришлось просить дважды, сбежал, как последний трус. Я закрыл дверь, а потом - глаза. Защемило сердце. Дотянулся до тумбочки с таблетками.
  "Стас, нужно быть в форме, Машка вернётся скоро".
  
  
   Глава 5.
  
  Влад сам не понимал, что он делал, но решил все же проигнорировать вызов диспетчера и дождаться Огницкого с... сыном. Боже! Сын. Внутри словно все перевернулось, он даже открыл окно, не смотря на промозглый ветер Питерских улиц.
  - И что же я делаю? - устало потер лицо с трехдневной щетиной. - Я имею право! - решил Влад и уставился пустым взглядом куда-то вдаль.
  
  Август 2008.
  
  - Что? Как они посмели?! - кричал я, ослабив галстук. Сейчас это скорее была удавка на шее. - Не прошло и сорока дней по отцу! А они меня вышвырнули как собачонку!
  - Влад, успокойся, - заметила мать слабым голосом. - Ты прекрасно понимал, что занимаешь это место из-за отца.
  - Но...
  - Нет, никаких 'но'. Хватит! Нагулялся, пора браться за ум, искать работу. Отец оставил нам не так много сбережений, - на глазах Антонины Семеновны появились слезы. Она любила своего покойного мужа и сына. Хоть последний и наделал за свою недолгую жизнь множество ошибок.
  - Какую работу, мама? Я ничего не умею! Универ закончил только благодаря связям отца, - закрыл лицо руками, осознав, наконец, как я попал.
   - Нужно будет, пойдешь за баранку! - впервые Антонина повысила голос на сына. - Я уже позвонила на свою прошлую работу, они обещали мне место. Но одна я не потяну, Влад.
  
  Мужчина отвлекся от воспоминаний минувших дней. Да, не от сладкой жизни он сел за руль. А ведь мать так и не узнала, что у нее есть внук. 'Сколько ему сейчас? Двенадцать? Тринадцать? Без сомнения многое упущено, но ведь еще не поздно все исправить'. Владу вспомнилась Мария. Яркая брюнетка с острым язычком. Он любил таких девчонок. Но она забеременела - и это не шутка. 'Какая сейчас Машка? - Влад уже не мог справиться с любопытством. - А вдруг это судьба?' Промелькнуло в голове у мужчины.
  - Отлично, - открылась дверь машины, - вы еще не уехали, отвезете нас обратно домой?
   Огницкий-старший уселся вместе с внуком на заднее сиденье. Мальчишка в руках держал что-то прямоугольное, завернутое в плотную бумагу.
  Влад только молча кивнул головой. Ему не хотелось выдавать себя раньше времени.
  Как только он остановился у подъезда, Станислав Владимирович направил Сашку домой, чтобы тот спрятал подарок, пока Маша не вернулась, а сам остался молча сидеть в машине. 'Неужели узнал?' Поерзал на сиденье Влад.
  - Не думал, что еще когда-нибудь тебя увижу, Шальнов, - в голосе Огницкого слышалась явная угроза. - Что тебе нужно?
  - Здравствуйте, Станислав Владимирович, - обернулся молодой человек, пытаясь скрыть свою нервозность.
  - Так чего ты хочешь? - пропустил мимо ушей приветствие Огницкий.
  - Почему вы решили, что я чего-то хочу? - попытался притвориться Шальнов, будто ничего не понимает.
  - Хорошо, тогда я сам тебе скажу. Даже не думай пудрить голову Маше, а уж тем более Саше! Мы прошли этот этап. И ты тоже. Иначе бы не подписал договор. Или забыл? - ни один мускул не дрогнул на лице Станислава, хотя ему хотелось хорошенько врезать этому сопляку.
  - Я имею право увидеться с сыном...
  - Ты его потерял, когда поставил подпись, когда не посещал с ней врача и не спал по ночам от плача малыша.
  Влад только сглотнул подступивший ком к горлу, потупив взор. Он заслужил, наверное, такие жестокие слова. Жизнь его пинала уже не раз. И сейчас Влад получил, пожалуй, самый жестокий пинок.
  Станислав кинул ему деньги, после чего вышел из машины, но дверь закрывать не торопился.
  - Я тебя предупредил, Шальнов. Ты упустил свою возможность. А теперь у Маши другая жизнь, с другим мужчиной, - захлопнул дверь Огницкий, словно дал пощечину.
   'Другой мужчина' звучало в голове у Влада. Но он же не муж. И уж тем более не отец Саши!
  
  Глава 6.
  
  Мария сидела в кафе и вертела в руках свой телефон. Дмитрий должен был позвонить ещё два часа назад, но по неизвестным причинам его телефон был отключён. Девушка не впускала в голову негативные мысли и пыталась отвлечься, но ничего не помогало, она снова мысленно возвращалась к своему жениху. Маша даже стала заниматься самобичеванием, почему не согласилась сразу на предложение руки и сердца, зачем решила дать ответ в кругу своей семьи. Тогда ей казалась такая идея наилучшей, а теперь...
  - Извините, здесь не занято? - поинтересовалась довольно ухоженная женщина, на вид ей можно было дать около пятидесяти лет.
  Огницкая не сразу поняла, что обратились к ней.
  - Да-да, присаживайтесь, пожалуйста, - торопливо проговорила Мария.
  - Спасибо, - улыбнулась женщина. - Сегодня неожиданно многолюдно.
  - Погода делает своё дело, - философски рассудила девушка, поглядывая на улицу, где бушевала снежная буря. - Вкусный "Наполеон"?
  - О да! Я его всегда здесь беру, когда хочу улучшить эмоциональный настрой! - подмигнула старшая женщина. - Угощайтесь.
  Маша отрицательно замахала головой.
  - Не отказывайтесь. Здесь отрезают куски торта на славу, мне слишком много. Оставлять жалко... Я вас уверяю, вы сделаете мне только одолжение. Заодно настроение себе поднимете.
  - Ну только если маленький кусочек, - Маша взяла чайную ложку, которую использовала для перемешивания кофе, и попробовала райское наслаждение.
  - Ну что, жизнь налаживается? - поинтересовалась владелица торта.
  Огницкая облизнулась и утвердительно махнула.
  - Спасибо. Я Маша.
  - Не за что, Машенька. Я Антонина.
  Тут же зазвонил телефон Огницкой, где высветилось имя Дмитрия. Иногда нужно просто отвлечься, чтобы ожидаемое появилось.
  - Ох, простите. Нужно ответить, - засуетилась Огницкая. - Это мой жених, - улыбнулась немного зардевшись, ведь Дима не получил от нее ответа.
  Как только она ответила, Дима направил в трубку море извинений, оказывается, их рейс задержали из-за непогоды. Но он уже был на полпути к кафе.
  - Хорошо, а то я уже стала волноваться, - вздохнула с облегчением Мария.
  - Прости еще раз, Машенька, - с нежностью в голосе произнес Дмитрий. - Я скоро буду.
  - Жду тебя, - ответила Маша, может, слишком импульсивно, но ничего не могла поделать с собой женщина. В такие моменты она ощущала себя снова восемнадцатилетней девчонкой. Еще никто не дарил ей таких чувств. Жизнь окрашивалась всем цветами радуги, не смотря на то, что за окном был все тот же ветреный и заснеженный Питер.
  - Пожалуй, мне пора, - проговорила ее новая знакомая, грустно улыбнувшись.
  Это так тронуло Огницкую, что она, не задумываясь, проговорила следующие слова:
  - Антонина, а приходите ко мне завтра на день рождение, - и задержала дыхание.
  - Ох, Машенька. Будет ли это удобно?.. - растерялась женщина.
  - Глупости какие, никаких стеснений или неудобств, - отмахнулась Мария. - Это же мой праздник. Тем более, что там будут только самые близкие мне люди.
  - Вот видите, получается как-то...
  - Антонина, признаться честно, - нагнулась к ней Мария, - У меня особо нет друзей. И вы, пожалуй, первый человек за долгое время, с которым я так просто нашла общий язык. Сделайте мне подарок, - взяла Огницкая ее за руку, - приходите, мой отец готовит очень вкусную фаршированную курицу.
  - Ну... ради фаршированной курицы стоит задуматься, - усмехнулась Антонина. - Хорошо, записывайте адрес.
  Женщина отбросила все смущение и передала блокнотик с ручкой для своей новой знакомой.
  
  Глава 7.
  
  Огницкий-старший сидел с закрытыми глазами рядом с фортепиано и притопывал ногой в такт "Арабескам" Клода Дебюсси. Когда Саше было шесть лет, он осознанно спросил у деда, почему у того отсутствуют кисти рук. А после рассказанной истории так проникся, что попросил маму записать в музыкальную школу по классу фортепиано. Станислав Владимирович тогда не сдержал скупых мужских слез, но уверенно пообещал, что будет помогать с уроками мальчику и ходить на все концерты. Пусть у Саши не проявился выдающийся талант деда, но своими кропотливостью и терпением он играл на уровне с одаренными детьми. Да и упёртость - одна из главных черт носителей фамилии Огницкий.
  Музыка смолкла, юноша положил руки на колени и стал ждать реакции деда.
  - Хорошо, Александр, очень хорошо, - подбодрил внука Станислав. - Добавим лоска, и на выпускном ниже пятерки никто не посмеет тебе поставить!
  - Было бы неплохо, хотелось бы получить красный диплом... - смущённо пробурчал Александр.
  - Тогда давай посмотрим домашнее задание по сольфеджио, отличник ты мой, - улыбнулся дед.
  
  
  Апрель 1975 год
  
  - Огницкий! Где вы витаете? - Мадлена Марковна Загур никогда не давала спуску ученикам, а уж тем более одаренным, твёрдо считая, что те, в основной своей массе, лентяи. - С такими результатами по музыкальной литературе вы, конечно, закончите музыкальную школу, но в училище вас никто не захочет взять!
  - Извините, Мадлена Марковна, - тихим голосом произнёс я.
  С этой женщиной я старательно держал дистанцию и знал о её влиятельности в музыкальных кругах в нашем городе. Но с каждым годом все тяжелее было сдерживать свои настоящие эмоции по отношению к ней. Я гонял гаммы и арпеджио часами, лишь бы испарить свой гнев.
  - Стас, осталось чуть-чуть, разожми кулаки, - шептал на ухо сосед по парте Женька Кореглазов.
  
  Станислав вспоминал, задавал тон и проверял внука по интервалам автоматически. Загур уже не было давно в живых. Её оценка все-таки испортила диплом музыкальной школы, а позже женщина даже извинялась. Но все её действия так мелки, как и других людишек, имеющих минимальную власть...
  - Это была малая секста, повнимательнее, Саш. Не отвлекайся.
  В любой сфере управления человек просто обязан контролировать собственные эмоции и пренебрегать предпочтениями. Что в юности казалось крахом, сейчас вызывает минимум эмоций. Но ведь каждый период жизни важен и строит по кирпичику будущую взрослую личность. Огницкий-старший сморщил лоб.
  - Я опять ошибся? - выпалил юноша.
  - Думаю, ты уже мысленно даришь подарок маме, беги, на сегодня всё, - искренне улыбнулся дед. - Сашк!
  Внук почти вышел из комнаты, поэтому лишь голова появилась в дверном косяке.
  - Чего?
  - Ты молодец!
  
  Глава 8.
  С самого утра из кухни Огницких долетали умопомрачительные запахи еды. Но Маша позволила еще немного поваляться себе в постели. Сегодня, в день ее рождения она имела на это полное право, тем более знала, что отец с сыном готовят для нее сюрприз. А портить его совсем не хотелось. Поэтому сладко потянувшись, женщина плотнее укрылась одеялом и прикрыла глаза. Вчера Дима обрадовал ее, объявив, что отменил свою командировку и будет на празднике, для того, чтобы поздравить свою любимую женщину и познакомиться с семьей Машеньки до Нового года.
  'Я самая счастливая женщина в мире!' - улыбнулась Огницкая, чуть ли не пропищав от чувств бушующих внутри, словно шестнадцатилетняя девчонка.
  - С Днем рождения! - дверь в ее комнату распахнулась, открывая вид на улыбающихся мужчин с подарками в руках.
  Мария только довольно рассмеялась, присев на постели и разведя руки для объятий. Сашка тут же бросился и крепко обнял маму, после чего вручил ей большущий букет.
  - Спасибо, мой хороший, - поцеловала в макушку сына.
  - Поздравляю, доченька, - подошел отец и поцеловал в щеку. Она так же крепко обняла его, как и Сашку, чмокнув в ответ. - А это, - поставил он что-то прямоугольное у ног дочери, - тебе.
  Маша стала быстро срывать бумагу, затаив дыхание.
  - Ох... - застыла она, любуясь девушкой с картины. Худенькое личико с розовыми щеками, большие карие глаза и яркие пухлые губы. Это был ее портрет, выполненный опытной рукой художника. Такое чувство, что Мария смотрелась в зеркало. - Спасибо, - охрипшим голосом проговорила Огницкая и тут же снова бросилась обнимать своих мужчин. - Вы у меня такие замечательные! - закрыла плотно глаза, чтобы не расплакаться от счастья.
  - Ждем тебя на кухне для праздничного завтрака, - проговорил отец, который так же еле сдерживал влагу в своих глазах.
  - Дед, я сейчас подойду помочь накрыть на стол, - Сашка пробормотал и опустил глаза в пол.
  Станислав все понял, кивнул и вышел из спальни, прикрыв дверь.
  - Что такое, сыночек? - разволновалась Мария.
  Ведь прошлый их разговор о Диме так и остался незаконченным, словно встал между ними стеной.
  - Ты прости меня, - тихо произнес парень. - В общем, я подумал тут... И решил, что если ты любишь этого мужчину...
  - Ох, Сашенька, - притянула к себе сына Маша. Было видно, что ему очень тяжело, но для своей матери он готов на все. - Я не злюсь на тебя. Даже понимаю. Ты тоже прости меня, - и поцеловала его в щеку. - Ну что, пойдем завтракать?
  - Да... Вот ещё, - юноша неловко достал из кармана два билета. - Решил пригласить тебя на оперу "Свадьба Фигаро" в Мариинский театр.
  - С удовольствием, - расплылась в улыбке Мария и повторила: - С большим удовольствием, мой хороший!
  
  ***
  
  Дмитрий еще мальчишкой бегал на все концерты Огницкого. Тогда ему казалось, что слушая исполнение великого пианиста - он сам прикасается к чему-то безусловно высокому. Его бабушка работала гардеробщицей в Консерватории, посему мальчик без особых сложностей пробирался за кулисы и занимал "королевское место" с точки зрения ребенка.
  В одну холодную питерскую декабрьскую ночь бабушку увезли на скорой. А через день мир рухнул: не стало единственной родственницы, родной крыши над головой и божественной музыки. Дима попал в детский дом в возрасте четырнадцати лет, где довольно быстро понял, что жизни как таковой не знал.
  Когда же исполнилось восемнадцать, молодой человек вернулся в угробленную квартиру бабушки.
  - Скажи спасибо, что вообще оставили за тобой крышу! - ворчал Гришка - лучший друг по интеру.
  - Да не скули, - отмахивался Димка. - Комнат три. Одну будем сдавать, моя - крайняя по коридору, выбирай, где будешь теперь жить.
  На том и порешили друзья, запустив свой первый бизнес по съему жилья. Далее были попытки перегонять импортный товар из Финки, после - открытие автосалона. Но в итоге Дмитрий Стрельцов и Григорий Чуднов записали свои имена в википедию, когда решили создать журнал о путешествиях.
  Мир журналистики оказался очень узким. Пообщавшись на нескольких вечеринках с Марией, Дмитрий довольно быстро осознал, что нашёл ту единственную, которую уже и не ожидал встретить на своем пути.
  И теперь сорокадвухлетний мужчина с большим трепетом выбирал подарки, как он очень надеялся, будущим жене, тестю и пасынку.
  
  
  Глава 9.
  
  Дмитрий нажал на кнопку домофона ровно в шесть вечера и почти сразу услышал голос любимой.
  - Машунь, это я.
  - Заходи, мистер пунктуальность. Третий этаж, - заигрывающе пропела Мария.
  Мужчина улыбнулся и зашёл в парадную. Через пять минут на него смотрели три пары глаз с разными эмоциями. Огницкий-старший по-доброму взглянул на гостя и протянул правую руку:
  - Станислав Владимирович.
  Естественно, приглашённый в дом знал историю мужчину, и ни на минуту не смутившись протянул свою ладонь навстречу.
  - Дмитрий Стрельцов. Очень приятно познакомиться. У вас твёрдая хватка.
  Отец семейства звучно рассмеялся, посмотрел на Марию одобряюще и решил тоже пошутить:
  - Знаете, я уже давно не пользуюсь отверткой. Отличная конструкция! Всем рекомендую!
  Дочь поняла, что отец принял Дмитрия на ура, и посмотрела на сына. Тот заплетающимся голосом произнёс:
  - Александр. А вы тот самый? Ну... Главный редактор "В путь"?
  - Работаем по чуть-чуть, - Стрельцов улыбнулся той самой улыбкой, которая бесповоротно и вмиг очаровала когда-то маму мальчика.
  - У меня почти вся сборка ваших номеров! Класс! - молодежный сленг непроизвольно вылетел из уст юноши, он тут же прикрыл рот и посмотрел на деда.
  Огницкий-старший покачал головой.
  - Ох уж это новое поколение! Ладно, что мы стоим в коридоре, проходите в гостиную!
  Сашка быстро испарился, Станислав подмигнул дочери и удалился на кухню.
  - Дим, ты, кажется, им понравился, - прошептала Мария, прижавшись к любимому мужчине.
  - Угу.
  - А букет роз - мне или папе?
  - Ой, Машунь, с Днём Рождения тебя! - Стрельцов поцеловал руку девушке, посмотрел вглубь квартиры и мигом наклонился к лицу именинницы. - Я так скучал.
  Мария ближе прильнула к мужчине и полуприказным тоном произнесла:
  - Целуй уже скорее.
  
  
  ***
  
  Такси остановилось возле дома Огницких без пяти семь. Влад с удивлением посмотрел на мать. Он знал, что её пригласили на праздник. Но не удосужился ее расспросить об этом. Они уже давно не были близки с матерью. Если, вообще, были когда-то.
  - Точно сюда?
  - Да-да, а что тебя смущает? - Антонина посмотрела по сторонам в поисках странностей.
  - Да нет, ничего, - как всегда буркнул сын. - Позвони, когда тебя нужно будет забрать.
  - Непременно.
  - Ну, хорошего дня рождения, - махнул рукой на прощание Влад.
  Антонина поправляла плащ и прическу, зашла в парадную вместе с одним из жильцов, быстро нашла нужную квартиру и нажала на звонок.
  Красивая и счастливая именинница распахнула двери, тут же притянула к себе женщину и крикнула кому-то:
  - Моя гостья пришла! Сейчас подойдём! - потом с улыбкой посмотрела на женщину и поинтересовалась: - Как вы доехали? Столько снега намело!
  - Машенька, не говорите, в этом году мы такими темпами побьем все рекорды.
  Так с разговорами на разные темы они оказались в гостиной.
  - Ну давайте знакомиться, - с порога довольна сообщила Маша. - Это Антонина Семёновна - моя новая подруга. Мой папа - Станислав Владимирович.
  - Добрый вечер! Очень приятно видеть в нашем доме друзей Маши, - отец почтительно кивнул головой.
  Именинница продолжила:
  - Это Дмитрий. Мой жених!
  - Как здорово! - искренне порадовалась Шальнова.
  - Ну а этот молодой человек, - Маша обняла за плечи сидящего сына. - Мой Саша.
  Антонина Семёновна с улыбкой повернула голову и резко вздернула её.
  - Приятно познакомиться, - произнёс Александр.
  - Антонина, с вами все в порядке? - тревожно спросил Станислав.
  - Извините, давление что-то прыгает...
  - Так вы садитесь скорее! - подбежала к гостье Маша.
  Отец семейства по другую сторону от Антонины предлагал свои услуги:
  - Держите стакан воды, я вас отлично понимаю. Если хотите, могу предложить какую-нибудь таблетку, у меня их целая коллекция!
  После маленького инцидента вечер пошёл по возрастающей. Все рассказывали забавные истории из жизни, много смеялись и произносили тосты. Женщина старалась не смотреть на Сашу, но с каждой минутой утверждалась в своих подозрениях. Внутри Антонины пылал целый пожар эмоций. Извинившись, она направилась в ванную комнату, чтобы поправить макияж. Там она и написала смс своему отпрыску:
  "Гаденыш, ты вообще когда-нибудь собирался мне сказать, что у меня есть внук?".
  Отключила телефон и ополоснула лицо ледяной водой. После чего несколько раз сделала выдох-вдох. При выходе из уборной её ожидал Станислав.
  - Антонина, знаете, при всех заболеваниях и муках помогает музыка. Позвольте вас пригласить со мной послушать "Времена года" Пётр Ильича.
  Шальнова было растерялась, но кивнула головой. Огницкий широко улыбнулся.
  - Прекрасное решение! А мятный чай привнесёт дополнительный эффект!
  Через час Антонина Семёновна в объятиях музыки забыла о всех своих проблемах. Станислав сделал открытие, что слушать в приятной компании его любимые записи - ещё большее удовольствие. В другой комнате Сашка, выпросив автограф у главного редактора "В путь", интересовался о будущих планах журнала. Мария смотрела с умилением на сына и жениха.
  Праздник непременно удался. Пока не прозвучал звонок в дверь.
  У Марии округлились глаза, когда она поняла, кто стоит по другую сторону порога в её квартиру.
  - Развлекаетесь? - пьяным голосом вопросил Влад.
  
  
  Глава 10
  
  Мария оглянулась назад в квартиру, проверив, не вышел ли еще кто-то, но отец развлекал Антонину интересными историями собственной юности под негромкую игру Чайковского, а Дима с Сашей о чем-то увлеченно продолжали разговаривать в детской. Быстро выйдя на лестничную площадку, Маша захлопнула за собой дверь. Она не могла поверить, что этот мужчина снова появился в ее жизни. И когда?! Только она почувствовала себя самой счастливой женщиной, как Шальнов решил все испортить. Иначе Мария и не думала. Один только нетрезвый вид говорил, что он пришел не мириться. ' Но тогда зачем?' - промелькнуло на секунду в голове у Огницкой. 'Хотя это совсем неважно!' скрестила на груди руки женщина.
  - Что тебе нужно, Влад?
  - Хм, - ухмыльнулся он, пошатнувшись. - Почему ты решила, что мне что-то нужно? Вообще-то, я пришел поздравить тебя с Днем Рождения.
  Перед лицом Маши появился букет из трех роз. Но Огницкая была удивлена, что Шальнов помнил об этом дне. Это польстило женщине, но и всего. Поджав губы, она проговорила:
  - С чего вдруг вспомнил?
  - Я и не забывал, - решил соврать Шальнов.
  Да если бы не родная мать он бы и не знал. А ее гневное сообщение... 'Интересно она уже рассказала Огницким? Видимо, нет. Так как Мария ничего не высказала по этому поводу'. Влад осмотрел свою юношескую любовь. 'Стала еще красивее, если такое возможно. А язычок такой же острый'.
  - Ну хорошо, поздравил, спасибо, - потянулась она к ручке, так и не приняв его букет. - Теперь прощай.
  - Я хочу увидеть сына, - Влад не сдавался и понимал, что только так сможет остановить ее.
  - Кого, прости? - тут же повернулась Маша, прищурив глаза от злости. - Сына? А у тебя разве есть сын?
  - Маша, не глупи. Ты прекрасно понимаешь, о ком я говорю, - стал раздражаться Влад.
  - Скажу тебе только один раз, Шальнов, - пихнула его Огницкая подальше от квартиры. - Ты отказался от Саши, еще не зная его и не видя, поэтому не можешь даже произносить это слово - сын! Понял?! А теперь убирайся!
  - Маша? - дверь распахнулась, и в коридор вышел Дима. Он смотрел то на свою любимую женщину, то на незнакомца с цветами. 'Кто это?' - нахмурился Дмитрий. Да, он ревновал, но не настолько, чтобы устраивать сцену. Стрельцов был уверен, что Маша сама все объяснит, если понадобится.
  - Дима, я сейчас иду, - схватила она букет и сжала его в руке, чуть ли не переламывая цветы. - Этот... этот мужчина уже уходит.
  - То есть ты не впустишь меня, чтобы увидеться с Сашкой?
  Огницкая только отрицательно мотнула головой. А Дмитрий взял ее за руку и крепко сжал в поддержке. Теперь он догадался, кто перед ним. Дима не понял сразу, кого же напомнил ему этот мужчина. Саша оказался копией своего отца. Но только по внешним данным. Стрельцов еще раз посмотрел в бестыжие глаза пьяного мужчины. Он знал историю Марии, она ему все рассказала еще на первом свидании. И сейчас у Димы чесались руки, но он сдерживался, чтобы не усугубить ситуацию и не привлечь внимания остальных.
  - Уходи, Шальнов!
  - Странно, почему же ты так тепло приняла мою мать? А меня впускать не желаешь?
  - Что? - явно не поняла Мария. - Кого я впустила? - и тут в ее глазах появилась шокирующая разгадка. - Антонина? Она твоя мать?
  - Сюрприз-сюрприз, - расхохотался Шальнов.
  Дима больше не сдерживался, замахнувшись, он врезал этому ублюдку прямо в челюсть. А после схватил его за ворот, чтобы спустить с лестницы, но услышал женский окрик сзади.
  - Отпустите! Отпустите его! Мы сейчас уедем, - заплаканная Антонина оказалась рядом со своим сыном и закрыла его от Дмитрия. - Простите, Машенька, я, честно, не знала, когда познакомилась с вами в кафе. А когда увидела Сашеньку... он так похож... простите, мы сейчас же уезжаем.
  - Я вам верю, - решила успокоить Огницкая бедную женщину, которая, казалось, сейчас рухнет без сознания прямо на ступеньки.
  - Как удивительно устроен мир! - спокойным и твёрдым голосом констатировал факт Станислав, прикрывая входную дверь в квартиру и смотря немигающим взглядом на Шальновых. - Такая утонченная дама и такой безалаберный сын... Сказать, что я удивлён - ничего не сказать... Прощайте.
  Огницкий подал верхнюю одежду Антонине и покачал головой. После приобнял Марию и кивком пригласил Дмитрия вернуться в квартиру. Девушка сразу помчалась в комнату сына. Сашка, как ни в чем бывало, что-то скрупулёзно писал в тетради.
  - Все хорошо? - вырвалось из уст Марии.
  - Угу, пишу статью для твоего будущего мужа. Представляешь, он мне предложил стажировку в своём журнале!! - радостно сообщил юноша. - Но я решил, что сначала покажу свои намётки, не хочу, чтобы он меня взял только из-за тебя!
  - И на какую тему пишешь, журналист мой? - улыбнулась Огницкая и выдохнула, понимая, что Сашка всю бурю пропустил.
  - Ну про наши летние приключения, мам.
  - Да! В Осло я бы ещё раз слетала, - мечтательно произнесла Маша и оставила сына наедине с его творческим порывом.
  
  ***
  
  Антонина была зла как никогда. Ей хотелось дать подзатыльник своему сыну, но она отмывала запекшуюся кровь и не смотрела в глаза Владу. Тот в свою очередь начал трезветь и понимать, что натворил, посему смотрел в пол.
  Обработав рану, Шальнова села в любимое кресло мужа.
  В квартире стояла кричащая тишина уже несколько часов.
  - Мам.
  Первым не выдержал Владислав.
  - Иди спать, - отмахнулась уставшая и вдруг постаревшая женщина.
  Влад покорно развернулся и ушёл в свою комнату. Даже он догадался, что сейчас не время для разговоров, разборок и упреков. Антонина Семёновна выключила верхний свет и смотрела в окно, где падал размеренно и спокойно пушистый белый снег. В голове снова зазвучал Чайковский. Удивительно, как было спокойно и упоительно рядом с Огницким слушать великого композитора. Как легко разговаривать с Машей на любые темы и поглядывать на Сашу.
  "Семья. Почему все так случилось в моей жизни? Витя, почему ты так рано ушёл? Почему таким вырос Влад?"
  Женщина прокручивала миллион вопросов и даже находила на них ответы, которые её вводили в ещё большее уныние.
  
  
  Глава 11.
  
  Огницкий одел парадный костюм и посмотрелся в зеркало. Сегодня у него была лекция в военно-музыкальном училище. Он не бросил музыку. Не совсем. Хоть играть мужчина больше и не мог, но нашел смысл в другом. Станислав нашел силы и попытался запрятать ту ночь в глубине своего темного подсознания. Теперь его смысл был в семье и преподавании. Лишь иногда воспоминания всплывали перед глазами, страшные и жестокие... но не сегодня. Быстро мотнул головой, отгоняя прошлое назад, там где ему и место. Все позади!
  - Я на лекцию, - крикнул своим родным мужчина.
  - Так рано? - вышла из комнаты Маша, потянувшись с просонья.
  - Для кого-то, может быть и рано, а для меня уже даже немного поздно, - поцеловал он дочь в щеку. - Буду к ужину.
  - Папа, - стала вдруг серьезной Мария, - я хотела с тобой поговорить о вчерашнем визите Влада.
  - Я тоже, доченька, я тоже, - вздохнул Огницкий, накинув куртку на плечи.
  - Вчера были все в шоке и на нервах, но все же он отец Сашки, - зашептала женщина, чтобы не услышал сын. Для него и так много потрясений за последние несколько дней.
  - Знаешь, - задумался Станислав на секунду, - не скажу, что я рад о внезапно проснувшихся отцовских чувствах Шальнова, да в принципе еще и не уверен, что же он, вообще, чувствует. Но ты права. Нам нужно поговорить с Сашей, предоставить ему выбор, хочет ли он познакомиться с отцом, общаться с ним.
  - Спасибо, папочка, - обняла Машенька своего отца. - Чтобы я без тебя делала. Ты у меня такой понимающий. Жаль, что один.
  - А здесь ты не права. У меня есть ты и Сашка, это куда больше, чем есть у других. Все, я уже опаздываю, не скучайте без меня.
  - Хорошо, - Маша заботливо повязала шарф вокруг шеи отца. - До вечера.
  - Пока, дед, - прошел мимо внук, углубившись в какие-то бумаги.
  Огницкий - старший только вопросительно посмотрел на дочь.
  - Дима предложил написать ему статью в журнал, - отмахнулась Мария, улыбаясь, - еле заставила его лечь спать вчера.
  - Маш, ты уж не мучай сильно парня, ответь положительно, - подмигнул Станислав и вышел из квартиры под удивленное моргание дочери.
  
  
  Как только Огницкий вошел в аудиторию, студенты сразу же поднялись из-за своих мест, приветствуя улыбками.
  - Всем доброе утро, - Станислав указал кивком головы, что можно присесть. - Как сегодня настроение у моих ребят?
  - Ну как вам сказать, Станислав Владимирович, - откликнулся один из парней, - Осталось всего три репетиции до позора или полного провала.
  Вся аудитория рассмеялась вместе с Огницким.
  - Что ж, тогда по традиции дам вам маленький совет, - улыбнулся Станислав, - Главное сыграть так, как будто вы немного выпили и никуда не торопитесь.- Студенты снова начали смеяться. Этого и добивался Огницкий, скоро им предстоят экзамены и его задачей подготовить ребят максимально, и одной строгостью этого не добиться. - Ну а сейчас приступим к основной теме лекции.
  Молодежь тут же взялась за свои тетради и ручки, приготовившись слушать и записывать слова Огницкого. Никто из ребят не подал слова против, они все любили своего преподавателя. Станислав Владимирович один из немногих, кто нашел правильный подход к студентам. И подтверждением тому было всегда заполненная аудитория и не одного прогула без уважительной причины.
  Как только прозвенел звонок, все дружно поднялись с мест, прощаясь с Огницким до следующей лекции. Сам же Станислав решил наведаться в буфет, чтобы позавтракать, так как дома сделать этого не успел. Тем более время позволяло. У него была форточка между расписанием занятий. Войдя в студенческое кафе, Огницкий остановился у входа, он совсем не ожидал увидеть здесь Антонину. Женщина сидела с опущенными плечами и возила по тарелке еду.
  - Интересно, - нахмурился Станислав, пройдя к стойке с едой. Взял себе картофельное пюре с котлетой и салат, а после, не раздумывая, уселся напротив Антонины, которая даже не отреагировала на его появление. Шальнова явно была где-то далеко в своих мыслях. И эти мысли отягощали ее.
  - Здравствуйте, Антонина, не ожидал так скоро вас увидеть вновь, - подал голос Огницкий, от чего женщина подпрыгнула на стуле, а ее лицо залилось легким румянцем.
  Станислав внимательно всмотрелся. Покрасневшие и опухшие глаза говорили, что вчерашний вечер до сих пор волнует Шальнову.
  - Станислав? - удивилась она. - Здравствуйте... а что вы здесь делаете?
  - Работаю, читаю лекции студентам, - не смог сдержать улыбки мужчина, как не старался. Все же он был в обиде на женщину, за то, что та сразу не сказала, кем им приходится на самом деле, как только увидела внука.
  - Хм, - грустно усмехнулась Антонина. - Так у нас с вами намного больше общего, чем я думала.
  Огницкий только вопросительно приподнял бровь.
  - Я работаю в училище бухгалтером, - пояснила она.
  - Понятно, - кивнул Станислав, а затем задал вопрос, который и не думал говорить, но слова вырвались прежде, чем он смог их остановить. - Так вы думали обо мне, Антонина?
  Женщина вскинула взор. Большими серыми глазами посмотрела со смесью удивления и боли прямо на Огницкого. Станислав не спешил что-либо говорить и ждал. Даже общаться только одними глазами с этой женщиной было чем-то удивительным и новым для него.
  
  Март 1979.
  
  Женька Кореглазов как всегда ворвался после концерта в гримерную как к себе домой.
  - Стас! Это фурор!!
  - Угу, - глухо отозвался я.
  После концертов мне всегда нужно было время побыть одному. Отдавая там, на сцене, всего себя, я нуждался в новой подпитке и покое. Тем более, сегодня был исполнен второй фортепианный концерт Рахманинова, который отражал мою собственную внутреннюю борьбу с самим собой.
  - Слушай, Огницкий, хватит раскисать! Поехали к Мальновой на дачу. Она собирает всех наших из Консервы. Девочки из педфака будут. Ну а что? - Женька словил мой тяжёлый взгляд. - Женский пол вздыхает и мечтает заполучить да вот хотя бы такое твоё выражение лица. Ладно, прорепетировал на мне, и поехали.
  Кореглазова я любил как брата, которого никогда в жизни у меня не было. Он менял тактику общения со мной каждый день, и мне это импонировало.
  - Хорошо, - чуть улыбнулся.
  - Отлично! Звезда готова! - Женя засобирался, по пути причесал мне волосы, скинул пылинки и захватил охапку цветов. Уже на пороге уточнил: - А ты помнишь господина Мышлина?
  - Директора театра? - удивился вопросу я.
  - Ага. У него такая дочка Татьяна. Сам бы влюбился, да по чину ей не гожусь, а вот ты...
  Я сводника пихнул в бок и рассмеялся. Таня Мышлина оказалась избалованной дочерью своего отца, но её щенячий восторженный взгляд зелёных глаз оставил надолго в моем сердце след.
  
  Глава 12.
  
  - Мама, я готов! - Сашка пытался закрыть переполненный рюкзак.
  - Ты самое главное не забыл? - засмеялась Маша.
  Юноша застыл в напряженной позе. И через мгновение уже переворачивал вверх дном свои пожитки. Искомый блокнот через мгновение победоносно был поднят над головой.
  - Я вообще-то про поцелуй говорила, но рада, что ты настолько жаждешь и ждёшь встречи с Дмитрием.
  Сашка скривил мордашку, чмокнул быстро маму и начал собирать обратно свои вещи в рюкзак.
  Через час они уже сидели в том же кафе, где Мария всего неделю назад познакомилась с Шальновой. Так удивительно, иногда у людей годами ничего не происходит, а потом в миг все меняется за считанные дни.
  Будущий муж и отчим сидел за столом с кем-то достаточно строго общаясь по телефону. Огницкая помахала рукой и жестом показала, что они подождут без проблем. Стрельцов с любовью смотрел в сторону девушки с мальчиком, которые выбирали пирожные, и уже хотел побыстрее распрощаться с назойливым заказчиком. Но без рекламы в журнале далеко не уедешь, поэтому приходилось терпеливо слушать.
  - Мам, а Дмитрий что любит? Давай ему тоже возьмём пирожное.
  Маша расплылась в улыбке, но не устояла от насмешки.
  - Хочешь подсластить главного редактора?
  - Ну мам...
  - Да я пошутила. Выбирай на свой вкус.
  Стрельцова такая забота порадовала. Он читал статью мальчика улыбаясь: тысячи перечеркиваний и переносов говорили о том, что Сашка трудился днём и ночью. Мальчик же позабыл о десерте, напряженно ожидая приговора. Мария, напротив, наслаждалась воздушным бизе и с интересом наблюдала за своими мужчинами.
  - Ну что ж, Александр... - протянул, как профессор, главный редактор "В путь". - Быть тебе стажером в нашем журнале!
  Мальчик взвизгнул и моментально повис на шее Стрельцова. Дмитрий явно такого порыва не ожидал и растерянно похлопал по спине Огницкого-младшего.
  - А ещё я бы хотел, чтобы мы стали одной семьёй... - наконец произнес главные слова Дима.
  Маша перестала сдерживать слезы. Саша посмотрел в глаза Стрельцова, потом - в мамины.
  - Мам, не плачь. Я согласен, если дед не против.
  Огницкая встала и обняла жениха с сыном. Как по заказу, в кафе зазвучал "Танец цветов" из балета "Щелкунчик". Снежинки за окном словно поддержали счастливую новость, закружившись в такт музыки.
  - Он давно согласен, Сашк. Это просто Дима нас долго искал.
  
  ***
  Влад открыл входную дверь квартиры матери, скинул обувь с курткой и направился на кухню. Есть хотелось до жути. Пообедать не удалось, пришлось везти какую-то шишку в аэропорт по заснеженным и нечищеным дорогам. Отрезав кусок колбасы, поплёлся в гостиную, но на входе в комнату копчёность застряла в горле. Мужчина закашлялся.
  - Ну здравствуй, Влад. Мы пообщались с твоей матерью, и я решил тебе дать ещё один шанс. Но сначала обсудим по-мужски наш общий интерес один на один.
  Огницкий пригласил Шальнова сесть на диван.
  Влад почувствовал себя мальчишкой под суровым взглядом Станислава, поэтому послушно присел напротив.
  - Если ты еще желаешь узнать своего сына и наладить с ним общение, то все в твоих руках, - нагнулся чуть вперед Огницкий, сверля взглядом Шальнова. Было понятно, что тому не нравится его предложение, но он был мужчиной разумным и действовал в первую очередь в интересах внука.
  - Да, я желаю, - сглотнул Влад, говорить было тяжело. - Когда... когда я смогу его увидеть?
  - Если, Влад, если, а не когда, - пригвоздил он мужчину своими словами. У Шальнова даже плечи поникли, а взор опустился к полу. - Я предоставлю выбор Саше, как он решит, так и будет. Захочет, вы увидитесь, нет, значит... В любом случае, я не желаю, чтобы ты еще раз показался в таком виде, как это было вчера. Тем более ты, вроде, настроен, наконец-то, стать отцом. Дурной пример заразителен.
  - А Маша...
  - У Маши своя жизнь. У них с Дмитрием все серьезно. Ты упустил свой шанс еще тогда, когда предложил аборт.
  - Я был напуган, глуп...
  - Что-то изменилось с тех пор? - не стал жалеть его Станислав. - Влад, я сейчас сижу и смотрю на тебя. И вижу все того же малолетнего Шальнова. А между прочим, у тебя мать, о который ты должен заботиться, а не она о тебе!
  - Она же меня таким и воспитала! - разозлился Влад.
  - И Антонина теперь не может простить себя за это. Но ты уже взрослый мужчина, который отвечает за свои поступки сам, так будь им не только снаружи, но и внутри. Я все сказал, - поднялся Огницкий.
  - Когда я смогу увидеться с Сашей? - подскочил за ним Шальнов.
  - Не когда, а если. Не забывай. Как только я с ним поговорю, мать даст тебе знать. И еще, - обернулся он к Шальнову. - Мы теперь с Антониной вместе, смирись с этим.
  - Что значит вместе?
  - Неужели и здесь мне нужно тебе объяснять?
  Входная дверь распахнулась, и на пороге с тортом в руках появилась Антонина.
  - Мальчики мои, - улыбнулась она.
  Влад осел на пуфик, разинув рот. Весь воздух будто выбило из легких. Но, видимо, он заслужил. Бумеранг, а раньше Влад и не верил в него.
  
  Глава 13.
  
  Станислав сидел в кафе, ожидая Антонину. Заведение уже украсили к Новому году. Окна пестрили разноцветным сиянием гирлянд, под потолком висели снежинки, а столики для посетителей были украшены свечами с шариками и шишками вокруг. Мужчина неспешно попивал кофе, когда в дверях появилась его Тонечка. Шубка женщины была в снегу, как и меховой берет, который она сняла и отряхивала, пробираясь к нему. Лицо Антонины окрасили улыбка и легкий румянец то ли от холода, то ли от встречи с любимым. Огницкому хотелось думать, что именно он стал причиной ее румяных щечек.
  - Здравствуй, - поднялся мужчина и нежно поцеловал ее.
  - Стас, - еще больше засмущалась Шальнова, оглянувшись на других посетителей кафе. Но, кажется, никто не обратил внимание на вольность двух влюбленных в возрасте.
  Огницкий лишь усмехнулся и помог раздеться Антонине, после чего они присели за столик и сделали свой заказ.
  - Ты поговорил с Сашей? - затаив дыхание, спросила женщина.
  - Поговорил, - кивнул ей Станислав и взял озябшую руку Антонины в свою. - Он хочет познакомиться со своими бабушкой и отцом.
  Шальнова, наверное, впервые за все время выдохнула с облегчением. Она очень переживала и боялась, что внук не захочет знать эту часть своей семьи, но мальчишка оказался куда мудрее своей бабушки. И не удивительно, ведь Станислав с Машей дали ему достойное воспитание, в отличие от самой Антонины и уже покойного Виктора. Где же они совершили ошибку, а возможно и не одну? Оба увлеченные карьерой и благополучием сына, супруги упустили важный момент такой, как воспитание.
  - А что же ему подарить? Ведь скоро Новый год, а я совсем не знаю о его увлечениях, - забеспокоилась Шальнова.
  - Можем чуть позже вместе прогуляться по магазинам и выбрать подарок внуку.
  - Было бы замечательно, - успокоилась Антонина, благодарно смотря в глаза Огницкого.
  - А чего хочешь ты?
  - Я? - смутилась Шальнова, с Огницким, она чувствовала себя снова молодой и красивой женщиной. - Стас, мне многого не нужно. Главное, чтобы ты был рядом, чтобы Сашенька полюбил нас, и чтобы все были здоровы.
  Огницкого очень порадовал такой ответ Антонины, ведь было время, когда другая женщина, его жена, думала лишь о себе...
  
  Декабрь 1994
  
  Сегодня все наши с Таней друзья собирались у нас дома, чтобы проводить старый год и встретить новый. Я открыл дверь очередному приглашенному, и им оказался Женька.
  - Здравствуй, друг, - обнял он меня и похлопал по плечу. - С наступающим.
  - И тебя, проходи, - взял у него из рук пакет, который тут же зазвенел шампанским.
  - А где моя крестница? - взял он в руки большую коробку с бантом.
  - Таня решила, что Машке лучше сегодня побыть у бабушки с дедушкой, - недовольно заметил. Мне не понравилось ее решение и капризное: 'Я хочу отдохнуть, а не смотреть за ребенком, пока другие будут праздновать!'. Тем более, что Маша уже подросток и за ней не нужен такой уж строгий глаз.
  - Жаль, тогда передай ей от меня, - всунул он мне подарок. - Кстати, у меня к тебе есть предложение.
  - Идем в кабинет.
  - А как же Таня и гости?
  - У нас есть минут пятнадцать, пока она крутится перед своими подругами в новой шубке.
  - Твой подарок? - усмехнулся Кореглазов.
  - Да, а еще серьги, браслет и подвеска, - отмахнулся, не желая обсуждать расточительность супруги. - Так о чем ты хотел поговорить?
  - Я хочу предложить тебе поехать в Чечню.
  - В смысле, Женька? Там же война.
  - Да, и многим людям нужна помощь. Не обязательно денежная. Я собираю всех наших, чтобы давать там концерты. Так сказать, отвлечь солдат от ужасов войны и дать им немного прекрасного.
  - Хорошая идея, - поддержал я друга.
  - В общем, подумай, Стас, я понимаю, что тебе еще нужно обсудить этот вопрос с семьей. Ведь это не выступление в филармонии. Как ты сказал, там война.
  - Стас, - в дверях стояла моя жена. - Здравствуй, Женя, - улыбнулась она неискренно. Ей почему-то никогда не нравился мой друг.
  - С наступающим, Таня, - поднялся Кореглазов и быстро чмокнул ее в щеку.
  - Спасибо. Все ждут только вас, - указала она в направлении зала, где стол ломился от еды и напитков.
  - Тогда идемте, - вышел Женька, а следом за ним и я.
  Но Таня остановила меня, взяв за локоть.
  - Стас, ты же откажешь ему? - проговорила она со сталью в голосе.
  - Ты переживаешь за меня?
  - Нет, я... я просто не понимаю. Это бессмысленно!
  Дальше я не стал слушать, просто кивнул головой и прошел к гостям. Но мой кивок не был ответом на ее вопрос. Как только я уселся рядом с Женькой, прошептал, что согласен ехать. Мне надоело мириться с эгоистичной стороной своей жены. Хватит!
  
  Глава 14.
  
  - Дим, - Маша потерлась о плечо любимого, обвив одновременно его руками и ногами.
  - Мм? - словно сытый кот отозвался мужчина.
  - А мы кораблик снимем на свадьбу?
  Дмитрий улыбнулся.
  - И позовем только самых близких?
  Будущий муж кивнул головой. Мария тут же поцеловала в губы Диму.
  - А давай украсим папину старую Волгу?!
  - Если ты меня будешь всегда вот так обнимать и целовать, я согласен на все твои капризы.
  Стрельцов ловко опрокинул невесту на спину и хищно склонился над "жертвой". Секунду они смотрели друг другу в глаза, а после окунулись в танец страсти, где главенствуют только па двух влюбленных людей.
  
  
  ***
  
  - Дед, я вот тут подумал. Если ты теперь встречаешься с Антониной Семёновной, а мама с Димой, это значит, я буду должен жить с отцом?
  Огницкий с самого утра неважно себя чувствовал, поэтому не сразу понял вопроса, но тревогу в голосе внука уловил.
  - Сашк, будешь много думать...
  - Раньше состарюсь, - подхватил юноша.
  - Ты, правда, серьезно меня спрашиваешь? - Станислав поставил чашку чая перед внуком и сел напротив за кухонный стол.
  - Ну понимаешь... - поерзал на стуле Огницкий-младший.
  - Ничего я не понимаю. Во-первых, ты еще не поговорил с Владиславом. Во-вторых, квартира большая. В-третьих, и самое главное, я тебя люблю, Сашка. Я всю свою жизнь несу ответственность за тебя и не собираюсь на старости лет от нее отказываться.
  Александр улыбнулся уголком губ.
  Огницкий-старший встал и потянулся за сахарницей.
  - Так что выбрасывай лишние мысли из своей головы. Не тот возраст... - отшутился мужчина, но слова почему-то вышли растянутыми, а сам он начал оседать.
  Саша не сразу осознал, что к чему. Всё происходило словно в замедленной съемке. А после мальчика накрыла паника. Он тряс деда, звал его и пытался привести в чувства...
  Спустя какое-то время мальчишка понял, что нужно вызывать скорую. Он как раз бежал к телефону, когда в дверь позвонили. Не спрашивая, кто там, Саша распахнул дверь.
  На пороге стоял мужчина. Влад даже слова не успел сказать, Огницкий-младший затараторил от жуткого страха, который затопил его юное сердце.
  - Дед... с ним что-то случилось, он потерял сознание.
  - Ты вызвал скорую? -зашел в квартиру Влад и направился не теряя времени к кухне.
  - Я как раз собирался...
  Шальнов проверил пульс, убедившись, что тот есть, хоть и слабый, мужчина быстро набрал номер своего друга. Тот работал кардиологом в частном центре.
  - Андрей, здравствуй. Послушай, мне нужна твоя помощь. Мужчина за шестьдесят... без сознания...
  - Сначала он был нормальным, а затем у него замедлилась речь, он весь побледнел, - заговорил рядом, трясущийся Сашка.
  - Ты слышал, Андрей? - чуть ли не кричал в трубку Влад.
  - Да, вы вызвали скорую? - спросил друг.
  - Нет, еще не успели.
  - Хорошо, тогда назовите мне адрес, я сам вышлю к вам машину и скажу, чтобы все приготовили.
  Влад быстро продиктовал все, что было нужно, а после положил трубку, уставившись на своего сына.
  - Одевайся, поедешь с ним. Ты ведь справишься?
  Мальчишка только кивнул и побежал в коридор за одеждой. Влад же остался сидеть с Огницкий, не убирая руки с пульса. Как же вовремя он появился. Мать только с утра сказала, что Сашка не против с ними увидеться, как он тут же поехал за подарком и оказался у двери Огницких.
  'Кстати, мама! Нужно ей позвонить, предупредить. А Маша, где она?' - промелькнуло в голове у Шальнова.
  - Да уж, - осмотрелся Влад по сторонам, - вот мы снова с вами и на кухне. Спустя пятнадцать лет. Не так я себе представлял, не так. Я только смирился с мыслью о том, что вы с матерью вместе. А Сашка... ему нужен пример в вашем лице...
  На улице раздались звуки скорой, а уже через минуту в дверь позвонили. Дальше работники скорой помощи погрузили Станислава на носилки и разрешили одному из них ехать вместе.
  - Саша... я позвоню всем... ты держись, - потрепал он мальчишку по плечу.
  - Спасибо... что помог... отец, - последнее слово прозвучало неуверенно, больше шепотом и с вопросом.
  Но Влад оказался рад и этому, он, вообще, не надеялся услышать от сына слово 'папа'. И понимал, что виноват только сам во всем.
  Как только Станислав с внуком оказались в машине, мужчину подключили к какому-то аппарату, что-то начали делать непонятное. Огницкому-младшему только и оставалось, что сидеть и смотреть на своего деда, который, казалось, уснул.
  
  Глава 15.
  
  Март 1995
  
  Сегодня я снова творил, отдавал всего себя на сцене. Для парней, не пришедших из домов с семьями. Нет, это были солдаты, военные. Которые использовали оружие не только в учебных боях, но и в жизни. Сейчас их жизнью была война. Одно маленькое слово, всего из пяти букв, но сколько в нем страха, боли и потерь. Я видел это в их глазах, движениях... Именно поэтому я согласился хоть как-то облегчить присутствие наших войск здесь, в Чечне.
  Это уже не первый мой концерт. И я даже не подозревал, что он станет последним...
  Я возвращался в отель, когда раздался оглушающий удар где-то поблизости. Затем пулеметная очередь, крики, вопль.
  - Что происходит? - подбежал я к водителю автобуса.
  Но ответа так и не получил. Безжизненное тело с открытыми глазами, уставившимися куда-то вдаль, осело, вся его одежда моментально пропиталась кровью. Он уже не мог мне ответить.
  Рядом кто-то вышиб дверь и приставил дуло к моей спине.
  - На колени! - прокричали мне, пихнув оружием в спину, чтобы не думал сопротивляться.
  А дальше черный пыльный мешок на голове, долгая поездка, сырой подвал и кромешная тьма. Ожидание, страх... но не за себя, а за семью, за мою маленькую Машеньку. Я молился только об одном, чтобы дочь не винила меня ни в чем, чтобы ее жизнь сложилась...
  
  - Сашенька, милый мой, - Огницкая крепко обняла сына, который сидел в комнате ожидания и смотрел в одну точку.
  Как только Антонина позвонила вся в слезах, Маша уже поняла, что-то случилось. А следующие слова Шальновой лишь подтвердили ее беспокойство.
  Отец сейчас был в больнице. Впервые за долгое время Мария не сдерживала слез, утопая в объятьях Дмитрия, который тут же вызвал такси и всю дорогу шептал, что все будет хорошо. И его слова вселили надежду.
  'Он прав' - думала Огницкая, - 'Отец сильный он выкарабкается. Сможет! Не оставит нас. Он не может, я же ему не сказала самого главного...'.
  - Мамочка, дедушку увезли в какой-то маске, всего в проводах...
  - Все будет хорошо, главное, ты вовремя вызвал скорую, - погладила его Маша.
  - Нет, это... отец, мой отец помог.
  Маша растерянно посмотрела на сына и Диму. Стрельцов лишь слабо улыбнулся и кивнул головой.
  - Я принесу всем еды и напитков, а вы пока пообщайтесь. Антонина должна скоро подъехать, заодно встречу и ее, чтобы она не искала нас. Может, узнаю чего о состоянии Станислава.
  - Спасибо тебе, - быстро поцеловала в щеку Диму Огницкая.
  - Так ты познакомился с... Владом? - Маша не могла произнести слово 'папа'.
  - Да, то есть нет... он просто пришел, а дед как раз потерял сознание, я не знал, что делать. А он так быстро все решил. Надеюсь, деду это поможет. Что я буду делать без него, мама?
  - Он обязательно очнется, Сашенька, обязательно! - не выпускала из объятий сына Огницкая.
  Ей было также страшно, как и Сашке. Ведь он их опора, все самое лучшие в жизни.
  'А Влада нужно будет поблагодарить' - решила женщина. Она не ожидала, что Шальнов, когда-то окажет им такую помощь. И теперь совсем уже не злилась, что спустя столько лет он решил появиться на пороге их квартиры.
  А дальше потекли часы. Дима, как и обещал, принес еды, встретил Антонину, которую привез Влад. Но сам Шальнов не стал смущать всех своим присутствием, а решил узнать, что с Огницким у своего друга.
  Остальным же оставалось только ждать и молиться...
  
  Март 1995
  
  - Развяжите пианисту глаза! - властно приказал грубый бас.
  Мне пришлось прищуриться от яркого луча света, направленного прямо в лицо.
  - Ну что, массовики-затейники! Развлеклись? - съязвил другой террорист.
  Рядом я услышал рычание, с трудом повернул голову и практически не узнал своего близкого друга. Вместо лица пылал один огромный синяк с кровоподтёками. Но глаза Кореглазова говорили всё, что он думает об убийцах.
  Через час я уже не чувствовал ничего и мечтал об одном, чтобы все поскорее закончилось. Нас пытали извращенными способами и пытались узнать необходимую для террористов информацию. Половины слов я вообще не разобрал. А после моя мечта сбылась - нас оставили в покое. Я лежал рядом с Женькой и вспоминал музыкальную школу, наши капустники, юмористические сценки. И в моей голове не играл Бетховен, Бах или хотя бы Шостакович, странным образом там была тишина. И я осознал. Это конец.
  Когда же раскрыл глаза, понял, что ещё живой.
  - Проверили?
  - Да. У обоих есть пульс.
  - Ясно. Больше они мне не нужны. С этим покончить, а этого - отослать обратно с нашим посланием, - мерзко рассмеявшись, вершитель наших судеб удалился.
  Нас посадили напротив друг друга, и Женя, смотря прямо в мои глаза, сказал последнее своё слово перед тем, как получил пулю в голову.
  А я все слышал его "Прости" в полной прострации, не обращая внимания на то, что моё бренное тело куда-то тащат. Только когда мои руки растянули, я заметил блеск ножа и посмотрел убийцам в глаза.
  "Сволочи!..."
  Как хорошо, что я потерял сознание и голос от раздирающего мою собственную душу крика.
  Они лишили меня не просто кистей рук, они лишили меня смысла жизни... Бросив в поле, как скотину, истекать кровью.
  
  ***
  Маша сменила Антонину и присела в кресле рядом с койкой отца. Приборы показывали, что сердцебиение стабилизировалось. Три дня папа находился между жизнью и смертью. Сама девушка забыла, что такое сон с едой. Только Дима, и как ни странно, Влад ей об этом напоминали.
  Саша довольно быстро отошел и то, только потому, что очень заинтересовался медицинскими приборами. Тут друг Влада сыграл не последнюю роль. Он даже взял вчера мальчика на вечерний обход.
  - Если б я смогла так переключиться... - произнесла вслух Мария, и слезы снова ручьем полились. - Пап, слишком рано. Ты просто обязан остаться. Ради себя самого, ведь ты, наконец, нашел родственную душу. Ну и ты же мечтал всю жизнь на моей свадьбе гульнуть! Как я без танца с отцом? Как Дима без твоих напутственных слов? Про Сашу и говорить нечего. А уж внучке как хочется с тобой познакомиться...
  Станислав давно раскрыл глаза, как раз в тот момент, когда Антонина убрала ладонь с его головы. А так хорошо было наслаждаться поглаживаниями этой прекрасной женщины. Глаза не сразу зафиксировали картинку. Сначала потолок был размыт, а потом приобрел все прорехи строителей.
  "М-да, нужен ремонт!" - подумал Огницкий. Слух тоже возвращался постепенно, приветствие двух его любимых женщин словно послышалось из тоннеля. А потом дочь говорила, а Станислав слушал Машу, как любимую музыку. Голос переливался, не смотря на слезный аккомпанемент. Вот она из минорной тональности переходит в мажорную, и Огницкий довольно констатирует:
  - Я так и знал... Значит внучка...
  Маша подумала, что ей показалось, ведь она мечтала хоть что-то услышать из уст отца. Но Станислав развеял все сомнения, добавив:
  - Раз такое дело, выписываюсь, и прямиком с вами в Загс!
  - Папа!!!
  
  Эпилог
  
  - Бабушка, что еще на стол поставить нужно? - прибежал на кухню веселый Сашка.
  - Все уже на столе, мой хороший. - Антонина, не удержавшись, обняла своего внука и поцеловала в щеку. 'Как же хорошо!' - подумала она. Ведь Шальнова уже давно не чувствовала себя такой счастливой. И как ни странно благодарить нужно было за это собственного сына - Влада. Да, он совершил много ошибок в своей жизни, но сейчас мужчина стал исправляться. Пусть чудес и не происходило, но Антонина видела, как Влад менялся ради Сашки.
  После того ужасного дня, когда женщина решила, что потеряет еще одного своего мужчину именно Влад помог. В нем самом как будто что-то окрепло.
  Жаль, что сегодня его не будет со всеми за столом. Но работа таксиста в новогоднюю ночь самая востребованная.
  - Папа обещал завтра поиграть со мной в хоккей, - сказал внук.
  - Мальчишки, - потрепала по голове Александра, - идем за стол, скоро наступит Новый год и нужно еще успеть загадать желание, - Антонина заранее приготовила всем по ручке и бумажечке, чтобы под бой курантов записать заветную мечту, а после сжечь и выпить шампанского. Как ни странно, но она всегда верила в эту маленькую традицию.
  - Где моя красавица жена? - послышался голос Дмитрия в коридоре.
  - Ты уже соскучился? - вышла она из комнаты в платье глубоко синего цвета. Ее животик уже округлился и Маша выглядела еще красивее, чем раньше. Стрельцов тут же оказался рядом и быстро поцеловал Марию в губы, а затем присел и поцеловал малыша, который находился все еще под сердцем матери.
  - С наступающим доченька, - погладил он живот любимой.
  В комнате послышалась музыка Чайковского. Станислав, как всегда, решил послушать 'Щелкунчика' в этот вечер. Неторопливой походкой, мужчина все еще восстанавливался после инсульта, вышел в коридор. На его лице играла улыбка. Он протянул руку к Антонине, приглашая ту на танец.
  Новый год семья встретила шумно, загадывая желания и смотря на праздничные фейерверки во дворе.
  
  
  Спустя шесть месяцев...
  
  - Ну где же они? - Дмитрий грозился протереть пол второго родильного дома до дыр. Новоиспеченный папочка очень волновался. Он то и дело перекладывал огромный букет из одной руки в другую.
  - Может, таблеточку валидола? У меня всегда с собой, - подшутил над ним Станислав.
  - Стрельцовы, Огницкие и Шальновы, встречаем маму с доченькой, - вышла медсестра с розовым конвертом в руках, рядом стояла улыбающаяся Мария.
  Дима ту же оказался рядом, принимая самый драгоценный подарок от своей любимой.
  - Привет, красавица, - прошептал он спящей малышке, которая сразу же улыбнулась во сне.
  - А мне, - оказался рядом Сашка, - я хочу подержать сестру.
  После того, как цветы были подарены, фотографии сделаны, а новый член семьи перекочевал по родственникам все вышли на улицу, где их ждал Влад с украшенной машиной. На капоте красовалась большая розовая соска, а на боковых зеркалах висели шарики в виде мишек с бутылочками.
  - Ох, ну и встреча, - рассмеялась Маша.
  - Все для тебя, любимая, - поцеловал ее Дима и открыл перед ней дверь.
  А Станислав остановился чуть дальше со своей внучкой - Аннушкой и что-то шептал ей о великих музыкантах, которых еще только предстоит узнать, но дедушка будет рядом. Он знал, чувствовал это. Ведь с появлением внучки в его сердце заиграла новая невероятно громкая и вселяющая силы музыка.
  
  КОНЕЦ.
  
Оценка: 8.61*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Гринберга "Я твоя ведьма"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) Е.Флат "Невеста из другого мира 2. Свет Полуночи"(Любовное фэнтези) А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга вторая. Рассвет."(Постапокалипсис) С.Суббота "Наследница Драконов"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Демьянов "Горизонты развития. Адепт"(ЛитРПГ) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия)
Хиты на ProdaMan.ru В плену монстра. Ольга ЛавинНевеста на уикенд. Цыпленкова ЮлияПраво на счастье. Ирис ЛенскаяДиету не предлагать. Надежда МамаеваОдним днем. Ольга ЗимаМоре счастья. Тайна ЛиЛили. Сезон первый. Анна ОрловаМонахиня и Оддбол. Светлана ЕрмаковаСемь Принцев и муж в придачу. Кларисса РисЧерный глаз. Проникновение. Ирина Грачильева
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"