Дайнира: другие произведения.

Глава 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    “Серые сумерки наползали быстро. Поднялся ветер, и лес тревожно зашумел листвой. Илину вдруг пробрало до костей. Не холодом – липким страхом. Она тут же отругала себя – не впервой ведьме ночью по лесу ходить, но что-то другое висело сейчас в воздухе. Что-то чуждое, дикое, колдовское. Ведьма чувствовала это так же хорошо, как видела поднимающуюся над лесом луну...”


Глава 3

   Поутру небо было хмурым, под стать ведьминому настроению. Она проснулась рано, причесалась и, стараясь не шуметь, принялась за домашнее хозяйство. Принесла воды, растопила печь, поставила вариться кашу, позаботилась о животных и повела обоих пастись на поляне. Только все это - привычно, а мысли Илины были далеко.
   В Осинниках она поселилась не так давно - всего-то будет полтора года, но казалось, что целую вечность назад. После смерти бабки пришла она в эту глушь реветь, чтоб никто не видел, да думать, что же делать дальше. Потом привыкла и прижилась. Встречала весенние рассветы, осенью ходила по грибы в золотой лес, зимой уютно лежала на печке с какой-нибудь книжкой, купленной у купцов, пока за окнами бушевали вьюги. Деревенским вот помогала... Незаметно как-то стала самостоятельной, гордой и немножко нахальной от всеобщего почтения, о чем прекрасно знала и ничуть не беспокоилась. И вот впервые за полтора года ей пришлось вспомнить, что существует где-то совсем другой мир. Проснулись в сердце давние мечты, захотелось броситься туда, окунуться без оглядки, вздохнуть полной грудью... Одним словом - жить, как герои бабкиных историй. И тут же возмущенно встрял голос разума: ну куда ты, девка, совсем с ума сошла? Здесь - размеренный мирный покой, а как выедешь за Тнеру - и люди лихие, и колдуны не чета тебе, и ни одной знакомой души. Северянина жалеешь? Знает, небось, что ищут его, иначе не носил бы браслет, против поиска заговоренный. И постоять за себя сумеет. А ты... защитница нашлась! Вот проводит парень до Тнеры, и разойдетесь. Захочешь в городе остаться - дело твое, а влезать в чужие неприятности поостереглась бы. Вспомни-ка глаза желтые, горящие...
   Девушка вздрогнула, когда за спиной хлопнула дверь избушки. Крис сощурился, улыбнулся и проговорил:
   - Доброе утро, Илина!
   - Доброе, - мрачно отозвалась она. - В бане вода еще теплая, умыться можно.
   - Что-то случилось? - уловил он ее тон.
   - Случилось, - не стала отпираться ведьма. - Иди, умывайся сначала, да пойдем завтракать.
   Он пожал плечами, справедливо решив, что захочет - сама расскажет, неприятности в лес не убегут, а пока можно не портить себе настроение гипотезами их происхождения. Первым делом Крис подошел к пасущейся кобыле, ласково погладил по гладкой шее, пошептал что-то неслышно. Надо же как-то отношения завязывать... Потом уже пошел умываться. Вышел из баньки, отфыркиваясь, и направился к границе леса. По кустам нашел какую-то длинную сухую ветку, обломал сучки и критически оглядел получившийся то ли посох, то ли оглоблю. Под заинтересованными взглядами кобылы, козы и ведьмы Крис встал посреди поляны, перехватил палку правой рукой, замер в четкой стойке. Потом медленно, нарочито-тягуче перетек в другую, заставив палку описать широкую восьмерку. Сделал несколько взмахов и, не обращая внимания на публику, волчком закрутился в целой серии выпадов, блоков, рубящих и колющих атак, скольжений и подскоков. В этом танце не было ритма, но была завораживающая красота. Крис стал вихрем, всплеском силы и скорости, вырвавшимся на свободу ураганом... Илина не знала, сколько прошло времени. Он вдруг резко замер в начальной стойке, восстановил чуть участившееся дыхание... и заключительным аккордом забросил палку обратно в кусты.
   - А что на завтрак? - деловито поинтересовался парень. Ему пришлось повторить дважды, прежде чем Илина опомнилась, фыркнула и ушла в избушку.
   На завтрак была гречневая каша все с тем же козьим молоком, против которого Крис, как всегда, не возражал абсолютно, наливая себе вторую кружку ко второй же тарелке. Илина меж тем слабо ковырялась в своей первой. Он то ли из упрямства, то ли из-за набитого рта ничего не спрашивал. Илина не выдержала:
   - Ищут тебя, - проговорила она.
   - Ищут, - согласился Крис.
   - На твоем месте я бы начала беспокоится. Я его вчера видела.
   Наконец-то ей наградой стал пронзительно-тревожный взгляд северянина. И отголосок мучительной безнадежности где-то в глубине, испугавший Илину.
   - Приходил кто-то ночью, - вспомнил Крис.
   - Деревенские это были, мне пришлось на зеркалах погадать. Когда я уже заканчивала, мелькнула там черная тень. Колдун это, причем сильный, и он где-то рядом, раз его аура коснулась зеркал. Не понравилась мне эта аура... На ней кровь, черная магия, даже некромантия! И он по твою душу идет...
   - Рядом, говоришь? - спросил Крис, ничуть не удивившись, но будто бы уходя в себя, закрываясь, и сразу становясь собранным и серьезным. - Насколько близко?
   - Не больше трех-четырех дней пути - присутствие было достаточно сильным.
   - Мне нужно уходить, - проговорил северянин, отставляя кружку с молоком.
   - Куда? - не поняла растерявшаяся Илина.
   - Куда угодно, - коротко ответил он, поднимаясь из-за стола. - Лучше в леса, подальше от людей. Рядом со мной опасно. Прости, что не смогу проводить до Тнеры. Не думал я, что он так скоро догонит...
   - Подожди, - всполошилась Илина. - Еды положу, травок, кузнецов серебряник...
   Она бросилась собирать какие-то вещи, но Крис остановил ее:
   - Не нужно, я и так тебе до смерти благодарен, - прозвучало это, будто мальчишка собрался умереть не позднее заката.
   - Возьмешь, - отрезала ведьма. - И браслет давай, зачарую, как обещала, много времени это не займет. А пока не выходи - избушка моя защищена.
   Взяла протянутую серебристо-голубую ленту, бросила через плечо:
   - Скоро вернусь, - и торопливо вышла.
   - Спасибо, - тихо проговорил ей вслед северянин. Ему и самому не хотелось вот так сразу уходить в безлюдные леса из теплого запаха ромашек...
  
   Агриппина с утра вся извелась, и причиной этому был вовсе не зеленоглазый северянин. Собственно, про него девица и думать забыла. Ведьма будто глаза раскрыла: а Таско-то, оказывается, вовсе не мальчишка, как все казалось с детства Агриппине, а косая сажень в плечах, светлые вихры да сильные руки. И как это раньше она не замечала? Смеялась все над подругами, потом кинулась, глупая, за чужим да пришлым, а свою судьбу едва не проглядела! За кузнецким сыном ей будет, как за каменной стеной.
   Одна беда: Таско того не ведал! Кузнец с сыном заночевали у старосты после вчерашнего бурного празднования, и почтенный Илодор с самого утра костерил настойку, что вчера так нахваливал. Тирен Арефьевич без сил был возразить, а бедный Таско и вовсе только постанывал... Вот и пришлось старостиным женщинам троих мужиков обхаживать, рассол носить да жалобы выслушивать. И не замечали похмельные гости ни юбки новой, что Агриппина нацепила, ни любезности ее необычной. От того страдала девка не меньше их самих. А тут еще мать, с утра не в духе, ворчала сквозь зубы, братишка орал на всю избу да принесло на двор каких-то приезжих...
   В здешней глуши каждому бродяге были рады - главное, чтоб рассказывать мог складно, что в мире делается. Но за эти дни и так свалилось на деревенских столько событий, что и в иной раз за год не случалось. Мало того, что на полях была напасть невиданная, так еще и настоящего северянина в деревню занесло, да тот рассказал, что дочка баронская замуж выходит, а сам вором оказался, кузнеца обворовал да кобылу со двора свел, спасибо хоть, от напасти избавил, только вот на радостях и ведьму напоили, и кузнеца, и старосту... чтой-то теперь будет? Гудели Осинники второй день, будто улей, а тут вон, еще гостей прибыло. Агриппина как раз на двор выходила, когда налетело четверо черных всадников.
   Захрипели, забили копытами горячие кони, не желавшие стоять смирно после быстрого бега. Люди в седлах сильными руками натягивали поводья. Все четверо, как на подбор, были рослые и хмурые, с обветренными лицами и цепким взглядом из-под бровей. И у всех четверых были мечи на поясах. Разразился злобным лаем старостин пес, и его приятели в соседних дворах тут же подхватили.
   Агриппина оробела и шагнула было назад, но тут один из всадников окликнул ее:
   - Эй, красавица! Позови-ка старосту здешнего...
   - А нашто он вам, любезные? - ответил батька, появляясь из избы. Видно, мать из окна углядела приезжих и послала его разбираться. Агриппина торопливо отошла за его спину.
   - Ты вопросов не задавай, веди старосту, - оборвал незнакомец, и в этом спокойном, без выражения, голосе послышалась девушке жесткая угроза. Страшные люди! За каким делом занесло их в Осинники?
   - Ну, я староста, - хмуро признал батька, то ли с похмелья еле языком ворочавший, то ли тоже услышал что-то в голосе всадника.
   - Мы ищем одного парня, северянина. Высокий, худой, темноволосый, - незнакомец пристально вгляделся в лицо крестьянина. А у старосты куда только подевалась обычная разговорчивость да суетливость. Замолчал, будто язык проглотил. Не нравились Тирену Арефьевичу незваные гости, и все тут. Мальчишка-то хоть и бродяга босоногий, так ведь помог и с ведьмой помирится, и в полях порядок навести.
   - Ехали б вы, люди добрые, своей дорогой, - проговорил, наконец, староста. - Не видали мы вашего северянина.
   - Как же это не видали? - раздался вдруг голос за его спиной. То Таско вышел из избы по естественной надобности, да и услышал обрывок разговора. И теперь кузнецкий сын щурился на свету да улыбался во весь рот. Сердечко Агриппины забилось и дыхание перехватило, будто у рыбешки на песке. И не страшны стали ни всадники в черных куртках, ни сердитый батькин взгляд.
   - Видали, люди добрые, а как же не видать! - важно протянул Таско. - Давеча он в Ольховке появился, у нас с отцом денег стащил. А вчера у почтенного старосты лучшую кобылу свел.
   - Ты что такое говоришь-то! - перебил Тирен Арефьевич.
   - Как было, так и говорю. Кто ж нам теперь деньги-то воротит?
   Незнакомец понимающе усмехнулся и снял с пояса кошелек. Тут уж и у старосты глаза заблестели, и неясные душевные метания затмила явственно возникшая выгода.
   - Ай, да никак вы, почтенные, конокрада того ищете? Да как же это я сразу не сообразил! - воскликнул он. - Вчера еще, подлец, мою гнедую свел.
   - Куда пошел-то? - спросил всадник, бросив ему золотой.
   - К ведьме, Илине Донатовне, - признался староста, завороженный блеском невиданной монеты. А Таско тут же выскочил вперед:
   - Только позвольте, почтенные, я вам и тропу покажу!
   - Покажешь, - согласился незнакомец. Трое его спутников уже развернули коней. А первый вдруг ударил своего пятками, да и налетел прямо на Агриппину, схватив девку за косу.
   - А обманул - пожалеешь, - проговорил он. И только тогда отпустил.
   Агриппина заголосила и бросилась на грудь Таско. И перепугалась вся, и обомлела, что прижал ее кузнецкий сын к груди рукой. Правда, больше по растерянности. Староста побелел, но монету не выпустил. В следующее мгновение всадники стегнули коней, Таско бросился за ними, и все исчезли за углом в клубах дорожной пыли. И только тогда Тирен Арефьевич, ругая себя за недогадливость, проверил монету на зуб. Цыкнул на раскрасневшуюся дочку, и сам пошел следом за ней в избу, понемногу успокаиваясь: золото было настоящим.
  
   Рейн хмуро наблюдал за выехавшими из деревни всадниками. Еще ночью, пересекая тракт, он натолкнулся на четверых мужчин в черных куртках. Его не заметили - люди нещадно гнали лошадей, чтобы к утру быть в деревне. А вот Рейна всадники заинтересовали. Он внимательно изучил следы и решил, что едут из Тнеры. Способность волков и оборотней по запаху определять направление высмеивалась колдунами и учеными уже много веков, но любой охотник поклялся бы, что это так. У Рейна, неоднократно то проверившего на практике, не было причин не доверять своему носу. И запах сообщил ему еще кое-что: за всадниками черным шлейфом тянулась вчерашняя магия.
   На сей раз Сила была сплетена в иное заклятье - и люди, и кони были отмечены особым знаком покровительства неведомого колдуна, из тех, что даруют остроту восприятия, неутомимость и быстроту. И по тому, как Сила щекотала ноздри, Рейн понял, что светлой магией тут и не пахнет. Скорее Темным Благословением... оборотень невольно оскалился. Это ведь очень и очень высокий уровень мастерства.
   Выходит, зря он грешил на местную ведьму. Четверых в черных куртках послали из города. За кем? Рейн справедливо решил, что его скромная лохматая персона не стоит таких усилий: и заклятье Поиска, и грозные всадники. Да и не ссорился он с могущественными темными колдунами, а Поиск наводится исключительно на конкретную личность. То, что его вчера зацепило, похоже, было случайностью - не по его душу поскакала четверка.
   Казалось бы, какое дело Рейну до темных дел темного же колдуна... Только вот закралось куда-то под серую шкуру смутное беспокойство. А вдруг все же не случайность? Вдруг узнал колдун, кого навещает Рейн у Белого хребта? Да и кто еще в этой глуши его бы заинтересовал? А с Седым у многих были старые счеты. Оборотень понесся по следу, готовый без раздумий рвать глотку любому, кто сунется к наставнику.
   И сейчас Рейн невидимой тенью притаился у кромки леса, провожая взглядом всадников и какого-то здорового деревенского парня. Разговора со старостой он не слышал, боясь подходить близко к домам: люди серого зверя могли и не заметить, но собаки подняли бы панику. И хотя Рейн почти убедился, что Поиск привел четверку в Осинники и его подозрения были напрасными, их стоило развеять до конца. Он последовал за всадниками, держась подветренной стороны.
   Тропка от деревни показалась ему знакомой, и Рейн быстро сообразил, что ведет она не иначе как к ведьминой избушке. Деревенский парень указал на тропку и ушел, получив несколько монет, а четверка углубилась в лес. Кони резво шли в ряд, и скоро ветер принес знакомый запах жилья и ромашек. Наученный опытом, Рейн вовремя заметил нитку ведьминой звуковой иллюзии, а вот всадники прошли прямо сквозь нее, разорвав заклинание в клочья. Темное Благословение набирало силу. Наконец, люди спешились, оставив лошадей недалеко от поляны, и бесшумно пошли через лес. Первый поглаживал ладонью рукоять меча.
   Ведьмина избушка будто бы простояла здесь не одно десятилетие, и Рейн, наверняка знавший, что это не так, изумленно моргнул. У избушки съехала на бок крыша, стены поросли зеленоватым мхом и насквозь прогнили ступени крыльца. Не иначе иллюзия. Четверка не стала разбираться - главарь сделал какой-то знак рукой, и люди слаженно окружили домик. Даже оборотень не услышал ни звука. Следующее, что он почуял, был едва уловимый запах дыма. Подожгли, значит... И огонь наверняка был не простым, а коснулось ведьминых магических щитов Благословение темного колдуна. Вместо того чтоб лезть в ее логово, четверке оставалось спокойно ждать на поляне.
   И дождались. Вот только вышла из избушки не древняя бабка, а высокий и худой парень. В руке он сжимал короткий кинжал, и трое в черных куртках разом обнажили мечи. Главарь остался наблюдать. Мальчишка тоже оценивающе взглянул на противников и с бесстрашной, отчаянной решимостью шагнул вперед.
  
   Илинин личный, ею выложенный и на нее настроенный ведьмин круг располагался совсем недалеко от избушки, на еще одной лесной полянке, и являлся предметом ее несказанной гордости. Кроме четко, как по учебнику, сведенных вместе линий Силы, она отдельно зачаровала каждый камешек круга и засадила периметр подходящими травками. Результат действительно получился впечатляющим, у любой ведьмы слюнки бы потекли. Высокий магический потенциал круга увеличивал силу Илины не в разы - в десятки раз. Лучшего места для колдовства над зачарованным браслетом нельзя было и пожелать.
   Как только девушка вышла на полянку, ее окатило теплой приветственной волной, будто камни напитались солнцем в этот пасмурный денек. Под ногами распускались ее любимые ромашки, запели птицы, выбежали на поляну две белочки и подняли веселую возню. Илина поневоле улыбнулась. Здесь все дышало покоем и дружелюбием, и каждая травинка знала ее шаги, а каждый порыв ветра по-кошачьи ласкал щеки. Едва она ступила внутрь каменного круга, со всех сторон хлынула Сила. Усталость как рукой сняло, и несколько минут Илина нежилась в теплых, послушных и ласковых потоках. Наконец, ведьма привычно сконцентрировала внимание, отдаляясь от звуков и запахов внешнего мира, и начала свивать узоры-заклинания.
   Для начала прошлась по мифриловым переплетениям Истинным Зрением. Свойства, защищающие владельца браслета от магического Поиска, были вплавлены искусным кузнецом непосредственно в металл. Качественная, дорогая, прямо королевская вещь. Илина откровенно полюбовалась чужой работой. Потом, самоуверенно решив, что в круге сможет сделать не хуже, начала собственное Заклинание Пелены, укрепляющее изначальные свойства. Однако в мыслях ведьмы то и дело мелькал черный силуэт гостя из зазеркалья, поэтому линии складывались крепко и резко, приобретя еще и качества Защиты от Черной Магии. Окрыленная получившейся универсальностью, Илина перевила его чеканным узором Выявления Зла. Три заклинания переливались всеми цветами радуги, и, наконец, слились в едином белом как снег плетении. Никогда прежде Илина не создавала подобных артефактов. Было ли дело в искусстве мастера, выковавшего браслет, или в свойствах мифрила, а может, в ее горячем желании отвести беду... но браслет засиял Светлой Силой, как драгоценный алмаз в лучах солнца.
   Илина залюбовалась... и вдруг осела на колени из-за резкого головокружения. Модификация мощного артефакта сразу в трех плоскостях даром не проходит. Даже при наличии мощнейшего источника Силы Илине пришлось вкладывать собственные резервы, и в порыве творческого вдохновения она не заметила, как почти полностью их опустошила. Слава богам, заклинание было почти закончено. Едва найдя в себе силы завязать последние узелки, ведьма застонала и выползла из круга.
   Сознание окружающего мира возвращалось к ней постепенно. Гулко билось в ушах сердце, выравнивалось дыхание, а звенящая тишина сменилась настойчивым треском белочек. Но все же... Что-то было не так. Илина рывком села. Дело, как ни странно, было в белочках - их крики скорее походили на панические. Потом к ведьме одновременно вернулись обоняние и зрение. Она разом почувствовала запах дыма и увидела в небе его серый клубящийся столб. Илина бросилась назад, к своей избушке.
  
   Трупов на поляне было три, они лежали совсем близко друг к другу, все в одинаковых черных куртках. В траве блестела сталь мечей. И почему-то казалось, что крови, заливающей поляну, хватило бы на добрый десяток. Двое лежали на спине, так что лиц было не разглядеть, один бездумно смотрел в небо. Из вспоротого живота вывалились внутренности. Горящая илинина избушка освещала всю картину яркими оранжево-золотистыми всполохами, гудело пламя и трещало дерево, тревожно молчал лес.
   Ведьме трупов бояться не положено по определению, а вот уставшей, испуганной девушке - в самый раз. Илина в ужасе отпрянула, побежала, спотыкаясь, согнулась у ближайшего куста. Ее мучительно вырвало. Слабость после недавнего чародейства вернулась, будто утроенная. Мысли никак не прояснялись, и ведьма сама себе казалась глупым испуганным зверьком, сжавшимся в трясущийся комочек. Кто эти люди? Что им было нужно? Куда же ей теперь идти?..
   - Илина, - позвал рядом тихий голос. Девушка пискнула и отшатнулась, хотела встать, но тело не слушалось, не было сил даже руки поднять. Ее всю объял страх. Но человек подошел, и она узнала Криса. Одежду северянина заливала кровь, лицо было жестким и злым.
   - Нужно уходить, - отрывисто проговорил он. - Их было четверо. Один сбежал.
   - Это ты их... - прошептала Илина.
   - Я.
   Крис помог ей подняться, но идти девушка была не в состоянии. Тогда северянин подхватил ее на руки и быстро пошел через лес. Его гнедая была привязана неподалеку. На кобыле была лишь уздечка и седло, ничего другого парень захватить, видимо, не успел. Зато он раздобыл меч в ножнах и пресловутую черную куртку. Илина с трудом взобралась на широкую конскую спину, уцепилась за гриву. Крис отвязал поводья:
   - Они пришли со стороны деревни, туда возвращаться опасно.
   - Можно подняться по ручью, выйдем к Ольховке, - прошептала ведьма.
   - Хорошо бы обойти жилье стороной, - покачал головой Крис.
   - У белой ели начинается старая охотничья тропа, - сил больше не было. Илина слабо махнула рукой в нужном направлении. Крис, наконец, понял, что состояние ведьмы - не просто последствия пережитого шока. Он положил руку на раскаленный лоб девушки.
   - Илина, что с тобой? - тревожно позвал он.
   - Браслет одень, - прошептала она, стряхивая ленту с собственного запястья. Не хватало еще, чтобы появился давешний темный колдун. Потом Илина потеряла сознание.
  
   Очнулась она от тряски. Нестерпимо болела голова, ее снова тошнило, перед глазами были лишь яркие пятна. Постепенно пятна стали обретать форму. Оказалось, это были травки и соцветия по сторонам тропинки, а также черные копыта, беззастенчиво втаптывающие их в землю. Ноги, которым эти копыта принадлежали, были знакомыми - гнедыми. Чуть впереди оказались еще одни ноги, на сей раз в запылившихся сапогах, ровно шагающие по земле. Ведьма попыталась приподняться в седле и со свистом выпустила воздух сквозь зубы. В висках будто сидели два старательных красноголовых дятла. Под их веселый стук лесной пейзаж радостно вернулся на стадию цветных пятен...
   - Илина, - позвали под ухом, и чьи-то руки заботливо придержали в седле. - Как ты?
   - В порядке, - прохрипела ведьма, отчаянно воюя c пейзажем. - Что произошло?
   - Мы уже часа три идем по твоей охотничьей тропинке.
   Приказ себе вспомнить, о какой тропинке идет речь, был болезненным, но выполнимым. И встали перед глазами черные куртки, горящая избушка да бурая трава... Нахлынул страх, тоска и растерянность. Вместо ее дома теперь - смерть и пепел, вокруг только сосны да узкая тропка, внутри - чувство беспомощности и полнейшего непонимания, кто, за что и зачем...
   - Кри-ис! - жалобно простонала Илина. - Что произошло до того?
   - Они пришли так тихо, что я почувствовал уже дым. Наемники. За мной. Подожгли с четырех сторон. Я вышел... Пока разобрался с троими, избушка уже горела. Четвертый стоял в стороне, я, дурак, только потом его увидел, когда уже поздно было. Ушел. - Крис говорил отрывисто, опустив глаза. Он в полной мере ощущал свою вину за все произошедшее, и будто заново переживал бой на поляне, и пытался найти способ скорее защитить девушку, оказавшуюся рядом с ним посреди леса. И больше всего проклинал свою легкомысленность.
   - Как они тебя нашли? У меня же стояла защита! - девушка постаралась взять себя в руки и начать рассуждать. Во-первых, былого не воротишь, во-вторых, не дело ведьме слезы лить, ну а в-третьих, не время, не ясно еще, минула ли беда...
   - Я думаю, еще в Ольховке, когда я браслет снял. Говорю же, дурак... Не знал я тогда, что твой некромант так близко. То есть, конечно, мой некромант. Дальше все просто - прийти в деревню, порасспросить хорошенько, сунуть пару монет... Вряд ли кто из деревенских стал меня защищать.
   - Ну как я не сообразила, что первым делом нужно было сплести заклятье для отвода глаз!
   - Нет, Илина. Это все из-за меня. Мне очень жаль... - северянин говорил тихо, угрюмо и виновато. - Ты помогла мне, а я...
   - А ты мне за это все расскажешь, - продолжила ведьма. - Чтобы я хотя бы смогла оценить, из-за чего лишилась дома и имущества.
   Крис безысходно вздохнул:
   - Я знаю, что обязан тебе, я поставил твою жизнь под угрозу. Если бы только была возможность что-то изменить... А так я лишь могу пообещать тебе, что сделаю все, чтобы выпутать тебя из этой истории.
   - Благородный какой, - фыркнула Илина. - Сам сначала выпутайся.
   - Не смогу. Ведьма, ты представить себе не можешь... - начал он.
   - Вот и расскажи.
   Крис отвел глаза и демонстративно сменил тему:
   - Ты можешь остановиться у своей подружки из Тнеры?
   - Конечно, - не задумываясь, ответила Илина, решив, что Властенька только рада будет.
   - Тогда нам как-то нужно выйти к городу.
   Девушка согласилась. Она больше не выспрашивала Криса - ее показной смелости и уверенности хватило бы ненадолго. Ведьма боялась по-глупому разреветься. А пока она заставляла себя думать о другом, недавний кошмар отступал.
   - Тракт только один, тот самый, что проходит через Ольховку и Осинники. Впрочем, его и трактом-то назвать неудобно - в нашу глушь от силы раз в месяц кто завернет. Он теряется после деревни Сосновый Бор, у самого подножья Белого хребта, там и вовсе безлюдные места. Так что до Тнеры другой дороги нет.
   - А если попробовать лесными тропами? - предложил Крис.
   - По эту сторону тракта одни ручьи да болота, даже пешком не пройдешь. За ним - поля.
   - Значит, нужно выходить к тракту, - согласился парень. - Если идти ночью, может, не встретим никого. - Особой уверенности в его голосе, впрочем, не было.
   - Эта тропка ведет до охотничьей избушки, в самую глушь чащи, там и лошадь не пройдет, и нам туда ни к чему. Тракт - к северо-востоку. Заметишь звериную тропу - сворачивай, - проговорила Илина. - А то гнедую твою жалко бросать.
   - Зря мы у старосты не спросили, как ее зовут, - хмыкнул Крис.
   - А что спрашивать? Тирен своих кобыл одинаково называет.
   - И как же? - заинтересовался парень.
   - "У-у-у, бестия!" - с усмешкой процитировала ведьма.
   Кобыле все-таки решено было дать нормальное имя, и тут мнения кардинально разошлись. Крису нравилось возвышенно-поэтическое Нэльгера, что, кажется, означало "Ночная Странница" на языке северян. Илина не то что выговорить, запомнить это не могла, да и слишком много чести крестьянской лошадке. После бурного обсуждения, переросшего в обмен язвительными шпильками, сошлись на примирительном Ночка, за шикарный черный хвост. И, как ехидно заметил Крис, чтобы было проще запомнить.
   Илина, наконец, почувствовала себя настолько хорошо, чтобы сползти с лошадиной спины и размять ноги. Они вышли к сухому руслу ручья, петляющему в нужном направлении, и девушка тут же пожалела об этом - идти по мягкому, песочно-илистому дну было не очень-то удобно. Но Крис легко шагал вперед, и она старалась не отставать. День клонился к вечеру, затих птичий гомон, лишь изредка раздавались резкие крики летучих ночных хищниц. Серые сумерки наползали быстро. Поднялся ветер, и лес тревожно зашумел листвой. Жаловались скрипучие стволы, стучали друг о друга ветки... Илину вдруг пробрало до костей. Не холодом - липким страхом.
   Девушка тут же отругала себя - не впервой ведьме ночью по лесу ходить, и не в такие ночи ведь отправлялась травы собирать. А за летучими мышами на зелья приходилось забредать, куда никому не пожелаешь. Но что-то другое висело сейчас в воздухе, что-то чуждое, дикое, колдовское. Ведьма чувствовала это так же хорошо, как видела поднимающуюся над лесом луну. Луну, казавшуюся желтым глазом давешнего некроманта. И сомнений больше не осталось.
   - Крис! - она резко схватила парня за плечо. Он повернулся, посмотрел на нее. Илина поняла - он чувствует, потому и не торопится сделать привал, а упрямо шагает вперед. Да уж, упрямства и бесстрашия северянину впрямь не занимать. Глупый мальчишка.
   - Не уйдем ведь, догонит, - быстро зашептала Илина. - Остановиться нужно. Круг защитный, может, успею начертить.
   - Ты на ногах-то едва стоишь, - отозвался Крис. И остановился. Ведьма решила, что он ее все-таки послушал, но уже через мгновение поняла, что напряженная спина парня говорит о другом.
   Мужчина стоял в десяти шагах, прислонившись спиной к сосне, и с ленивым любопытством их разглядывал. На нем были простые штаны и рубаха, а сапоги и плащ - дорогие, расшитые серебром. Светлые волосы, красивое, выразительное лицо с высокими скулами, большие и глубокие глаза, резко очерченный подбородок. Но тут Илина заметила то, что заставило ее мгновенно собраться: на шее у мужчины висел знакомый клык-оберег Криса. Незнакомец медленно растянул губы в улыбке.
   - Здравствуй, Кристиан, - проговорил он.
   - Здравствуй, Дарен, - просто ответил северянин. Названный Дареном плавно оторвался от дерева, но не сделал попытки подойти. Просто стоял, скрестив руки на груди, и улыбался. У него даже оружия не было. Но Илина, чувствуя колотящуюся боль в висках, была более чем уверена: ему оружие и не нужно. Деревенской ведьме и не снилась Сила, взвивавшаяся вокруг колдуна порывами ветра.
   - Зря ты, парень, ушел из Даэрны, - посетовал Дарен. - Зря.
   - А пошел ты... - выдохнул Крис. Беззлобно и обреченно. Он явно знал, чего ждать от колдуна, и не горел желанием продолжать разговор. Но Илина ни в чем не была уверена. Кем бы ни был этот Дарен, за несколько минут ведьма успела понять - он не тот, чьи глаза прошлой ночью отразили зеркала.
   - Вместе пойдем, - отозвался Дарен. - Надоело Гересу за тобой по трактам гоняться.
   - Гересу - может быть. А какое тебе дело до его интриг, Дарен Резбор? Или тоже ищешь кровь Черного Мастера?
   - Да никакого. Герес попросил, вот и помогаю старому другу, - снова улыбнулся колдун.
   - Ты боишься его, - усмешку Криса Илина не видела, но чувствовала.
   Глаза колдуна нехорошо сузились, и ведьма заметила свечение сплетаемого заклинания. Она лихорадочно потянулась к своему резерву. Напрасно. Уделом ее ремесла были сложные ритуалы, долго варимые зелья и громоздкие словесные формулы. Из чистой Силы она разве что могла слепить молнию, годящуюся мужикам штаны подпаливать. А Дарен был истинным стихийником - повелителем огня, воды, земли и ветра, и, похоже, очень талантливым.
   - Герес ждет Вас, Ваше Превосходительство, - с издевкой проговорил Дарен, выпуская Силу на свободу. Что-то сверкнуло ярким пламенем, на миг ослепив и ведьму, и северянина. В ответ засветился белым светом мифриловый браслет... А потом горячий порыв ударил, будто клинок.
   Илина обнаружила, что смотрит в прекрасное звездное небо. Как она оказалась на земле, девушка решительно не понимала. И почему было так жарко, а сейчас - нестерпимо холодно? В ее приоткрытые губы попал соленый ручеек ее крови. Такой же щекочущий ручеек пробежал по животу. Но больно не было - совсем. Просто Илина не могла ни дышать, ни двигаться.
   - Ублюдок! - услышала она сорвавшийся голос Криса. И это вдруг резко заставило ее осознать: все очень плохо. Парень рухнул на колени рядом с ней, но по своей собственной воле. Его ладонь коснулась ее живота. И вот тогда мир взорвался болью...
   - Я не понимаю, - холодный голос Дарена. - Я не хотел убивать ее. Она здесь вообще не причем. Демоны, как заклятье Огненной Сети могло скомкаться до Огненного Шара?!
   Натолкнувшись на артефакт, заговоренный на защиту от зла, мысленно ответила Илина. Вот только двоих он защищать не был предназначен.
   - Исцели ее, и я пойду с тобой. Добровольно, - резко проговорил Крис. Его лицо тонуло в темноте. Звезды гасли одна за другой. Откуда-то издалека:
   - Тебе и так некуда бежать.
   И в конце, на грани слышимости:
   - Я прошу тебя, Дарен Резбор. Пожалуйста. Пожалуйста!
   Пауза.
   - Ну, раз сам граф Лаэн просит...
   Темнота.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"