Далин Максим Андреевич: другие произведения.

Тракт. Дивье дитя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


  • Аннотация:
    Условно говоря, роман, условно говоря, фэнтези)) Стилистический и сюжетный эксперимент - северо-восток сказочной России условно конца девятнадцатого века. В деревне - люди, за околицей - лешие, на погосте - упыри. И прогресс, будь он неладен... Предупреждаю: язык сложен, он подчеркнуто архаичен, с диалектными словечками из поморских говоров. На всякий случай, в конце текста привожу словарь самых дремучих слов))


... Плакала Саша, как лес вырубали...

   Н. А. Некрасов.
  
   Егор вышел из леса, когда уже сгущались сумерки.
   Еще стоя за деревьями и глядя на холодный красный закат, догорающий над черными вершинами, он вспомнил о сыче, который дремал у него на плече. Усмехнулся и легонько щелкнул сыча по клюву:
   - Просыпайся, засоня!
   Сыч распахнул желтые глаза и обиженно встряхнулся: он не выспался, с ним обошлись фамильярно, он чувствовал себя униженным.
   - Не обессудь, приятель, - сказал Егор. - Тебе со мной нельзя.
   Сыч демонстративно отвернулся. Егор осторожно снял его, хотя сыч сделал слабую попытку удержаться когтями за тулуп, и поднес к низко свисающей ветке. Сыч ухватился за ветку растопыренными лапами - ему больше ничего не оставалось, он был всерьез сердит на Егора и не желал это скрывать.
   - Ничего, потом поймешь, - сказал Егор примирительно.
   Потом распахнул тулуп и вынул из-под рубахи простуженную белку. Белка уже успела основательно согреться, но все-таки чихнула, попав на свежий воздух. Выпустил ее, и, решив разом со всем покончить, повынимал из всех карманов набравшихся туда полевок. Проверил на предмет полевок и скрипичный футляр, но туда они не полезли - посовестились.
   Последняя полевка обнаружилась в рукаве. Вытряхивая ее, Егор вздохнул. Лесному народу не было дороги туда, куда он направлялся. От всей прежней жизни осталась только скрипка.
   Покончив с прощанием, Егор вдруг почувствовал одиночество и тоску, почти страх. Лес впереди поредел и расступился; оттуда доносились запахи дегтя, лошадиного навоза, уставшей сырой земли - и эти запахи резали нервы, как тупое лезвие.
   "Ты же домой идешь, - попытался Егор себе внушить. - Ну и что, что ты с давней поры там не был - пустяки это. Там тоже твой дом, там ты родился, хоть и уже и позабыл - что ж тебя тревожит? Глупо, глупо и есть..." - но тревога все равно не проходила.
   "Ты же сам хотел, - сказал он себе уже с досадой. - Ты ж сам так порешил, чтоб тебя черти взяли! Тебе ж хотелось сделать доброе дело и заодно себя проверить, на что ты годен - так делай и проверяй, будь ты неладен! Или ты уже и струсил?"
   Это помогло. Егор решительно отодвинул мохнатые лапы кедрача и вышел к дороге.
   Дорога была именно такой, как Егор и представлял себе. Прошли дожди, земля размокла и расплылась, тяжелые колеса и подкованные копыта выбили в ней глубокие раны, полные грязной воды - дорога выглядела, как длинный загноившийся шрам, и видеть ее было больно.
   Егор подавил судорожный вздох, перепрыгнул придорожную канаву и ступил на мертвую изувеченную землю...
  
   Влас, прозванный Зюзею, сильно задержался в пути.
   Недавние дожди превратили почтовый тракт в совершеннейший кисель - хоть хлебай его ложкой - и лошади еле плелись. Влас их понимал, не понукал - но уже темнело, спустился холодный туман, а до Прогонной оставалось еще версты три, никак не менее. Особой отвагой Влас не отличался, поэтому темнота его весьма огорчала. Лес по обеим сторонам дороги возвышался черными глухими стенами; любой шорох, любой скрип, топот и фырканье лошадей - все это звучало в лесной глуши таинственно и зловеще. Мнительной Власовой душе представлялись ужасные картины - притаившиеся в чаще разбойники, подкарауливающие неосторожного или запоздалого возчика, блестящие ножи у них в руках, их обветренные морды, обросшие бородами, дикие воровские слова, которыми они сообщают друг другу - вот, де, едет полоротый на крепких лошадях...
   Одинокая фигура, возникшая из тумана недалеко впереди, как будто из страшных мыслей вышла. И то сказать - разве добрые-то люди ходят вот этак? Незнамо кто впереди не шел даже, а брел гуляючи, нога за ногу, неспешно, барственно, вольготно, будто по губернаторшину саду прогуливался, а не по глухому тракту в самое душегубное время.
   - Ты! - крикнул Влас вперед, обращаясь к тени в тумане. - Каков ты человек есть?
   Тень несуетливо оглянулась, повернулась и такой же небрежной поступью пошла навстречу.
   - Ты полегче, не замай! - закричал Влас так грозно, как только позволил севший голос. - Я, гляди-ка, берданку сейчас достану!
   Прохожий рассмеялся, но не по-разбойничьи, а по-людски - беззлобно.
   - Я, добрый человек, не злодей, - сказал он, подходя совсем близко. - Я - музыкант. Вот, скрипка у меня, гляди, - и протянул к Власу чудного вида черный чемоданчик.
   - Музыка-ант... - протянул Влас несколько недоверчиво, но уже без страха. - А откудова, ты, музыкант, тут взялся?
   Путник, а уже ясно было и по голосу, и по фигуре, что молодой парень, неопределенно мотнул головой назад себя и пожал плечами.
   - Из города, что ли? - спросил Влас, а парень чуть только не перебил его, так быстро ответил:
   - Нет, не из города. Из леса.
   - Скитник, что ли? - спросил Влас, успокоившись совсем. Среди сектантов какого только нет странного народа, но буйствуют они редко - им вера не велит.
   - Наверное, скитник, - ответил чужак неохотно. - Музыкант я.
   - А идешь-то куда?
   - Да прямо иду. Поселок-то, что к нам ближе всего - Прогонная, что ли?
   - Прогонная, она и есть.
   - Значит, в Прогонную иду.
   - Бродяга, что ли?
   - Бродяга и есть. Подвез бы ты меня, добрый человек.
   - Лошади стали совсем, - мрачно отозвался Влас. - Хоть в поводу веди.
   Парень протянул руку к лошадям, и они потянулись к нему мордами так, будто всю жизнь его знали.
   - Устали, сердяги, - сказал он вполголоса, и слышно было, что улыбался. - Груз тяжел и дорога разбитая... Устали, верно...
   А лошади так и подставляли ему морды, пофыркивали - и когда он пошел рядом с телегой, сами, без понукания, тронули следом. Влас насторожился.
   - Да ты лошадник, как я посмотрю...
   - Не сведу твоих лошадей, не опасайся. Я не конокрад, правда. Я верно сказал тебе - музыкант.
   Влас покивал. Может, оно и действительно...
   - Ну да, я и говорю. Музыкант - это хорошо. В Прогонную приедем - музыку сыграешь. Мужики послушают. Оно им гоже - музыка-то. В Прогонной Лешка Скитской петь больно горазд, старатели тож, тож - Осипова девка, а музыки не слыхать. Разве у Антипки - балалайка, и та - с одной струной... Гармониста, случаем чего, из Бродов зовем.
   - Понятно.
   - То-то, понятно, - парень смирно шел наравне с телегой, разговаривал - и Влас обрадовался случаю побеседовать по дороге с приятным человеком. Наступающая ночь уже казалась ему не так страшна. - Устин-то Силыч все машину из города выписать грозится. Машина такая есть: покрутил ручку - и музыка...
   - А играет-то кто?
   - Кто! Чай, машина и играет.
   - Машина...
   - Точно. А то - и человечий голос из трубы: только кружочек вставь и покрути. Да тяжелый такой - страсть.
   - Кружочек тяжелый?
   - Голос тяжелый, паря. Не душевный.
   - А музыка душевная?
   Влас задумался.
   - Да нет... Правду сказать, и музыка не то, чтоб очень душевная.
   - А зачем недушевную-то слушать?
   - Так он, Силыч, и машину-то еще не купил...
   Прохожий рассмеялся. Влас усмехнулся тоже и принялся чиркать спичкой, чтобы закурить цигарку.
   - Вот Силыч-то и говорит. Людям, говорит, нужна умственность и для души тоже... Вот старатели, те душевно поют. Аж слеза прошибет иной раз. Все о жизни своей, о разнесчастной...
   - Почему - о разнесчастной?
   - А какая у них жизнь? - оживился Влас. - В холоде, да в голоде, да в мокрети - роют-роют, как кроты, да в воде-то по колено, да в ямах этих ихних... Тыщу пуд песка выворотят - на ноготок золота намоют. Да и то - фарт, слышь, надобен, а без фарта что ж... Вот подфартит которому - он сей момент в Прогонную, в лавку да в кабак. Себе одежу справит, бабе - одежу, конфект-пряников, а до винища дорвется - и спустит все до нитки. Пропьет последнее - и на прииск в рванине...
   - Так, стало быть, не золото им нужно, а водка?
   Влас рассмеялся и закашлялся.
   - Скажешь еще! Золото всем надо. Золото - оно что ж... Как же. А водка - она сама по себе.
   - И тебе нужно золото?
   Влас фыркнул так, что обернулся чалый жеребчик.
   - А кому не нужно? Ты, паря, даешь. Коли бы у меня да золото было, я б развернулся. Разве я бы тут стал бы? Я б всем показал кузькину мать...
   - Что ж на прииск не идешь?
   - Дурак я на прииск идти. Фарт не знай, будет ли, нет ли - а разбой да поножовщина округ золота завсегда ходит. Зарежут за грош - и поминай, как звали. Самые они непутящие люди, да и отчаянные. Нет уж. Не в чилиндре хожу, да зато кусок хлеба верный и никто на меня и на добришко мое не польстится... Да и где нарыть сколько надоть - ты ж ведь в контору отдай, а контора-то себе на уме. Пронюхают, что золотом-то пахнет - мигом участок-то в казну, а ты ступай себе... А коли потаишь от казны-то - перекупщик заживо шкуру сдерет. Вот и останется все то же солнышко - грошик с орлом...
   - А тебе сколько надо?
   Было это так сказано, что у Власа екнуло сердце. Будто даже померещилось, что прохожий парень, как в старательских россказнях, сейчас раскроет свой чудной чемоданчик - а там все самородки - да и скажет: "Бери, мол, Влас, за добрую твою душу и жизнь безгрешную".
   Морок был так силен, что Влас кашлянул и пробормотал:
   - Ты, все ж, на телегу сел бы... Чего даром ноги-то утруждать...
   Парень усмехнулся.
   - Да ведь устали кони, а я не устал. Сколько золота-то надо тебе?
   Да нет, просто любопытствует он. Вот же примерещится - Влас ухмыльнулся собственной глупости.
   - Сколько. Мельонт. Золота пуд да еще тыщу деньгами.
   - А что делать с ним будешь? - сказал парень не по делу серьезно.
   - Что делать... Ужо найду что.
   - Секрет, что ли?
   - Зачем секрет... А только... Что делать... Было бы золото, а что делать, ужо сыщется. Загуляю тогда, паря. Барином жить стану, рысаков заведу, самых наилучших, коляску на резинах... Дом в три этажа построю... Завод там, али контору какую...
   - Зачем - контору?
   - Ай, как зачем? Так ведь... чай, любой барин этак... Чтоб работали на него, стало быть... чтоб денежки текли...
   - Зачем - текли? Пуд золота - мало?
   - От же глушь-то еловая! - Влас ухмыльнулся и сплюнул. - Чай, деньги-то - вода. Враз утекут - и не знай, как звали. Тут по-умственному надоть. Не все трать, а с расчетцем...
   - Стало быть, золото нужно тебе, чтоб другие тебе золото добывали?
   - И то. По-людски-то и завсегда так: кому свезло, тому, значит, свезло. А кому не свезло - тот хребет ломит на везучего-то...
   - А...
   - А чего ты хотел? - вялое согласие парня отчего-то Власа раззадорило. - Чего ж - пуд золота найди и в монастырь спасаться ступай? А денежки дуракам-пьяницам отдай, свои кровные-то? Нет, ты скажи, так что ли?
   - Не ведаю, - ответил парень равнодушно и потянулся.
   - Ишь ты, какой праведник нашелся! - разошелся Влас. - Не иначе дед Вакулич - всякого научить готов, как жить-то по-божьему, а сам, чай, своего не упустит! Ни старому, ни малому житья не даст - ажно и в ските его харахтеру не выдержали! Так, что ли, по-твоему-то следует?
   - Не ведаю я, - ответил парень по-прежнему беззлобно и лениво. - И сам я не праведник, и не видал праведников-то, где знать-то мне...
   - Ишь тихоня, - не мог успокоиться Влас. - Со всем согласный, а в мыслях у себя, чай, всякую каверзу думаешь! Знаю я этаких-то, насквозь вижу...
   - Слабенько видишь, - сказал парень весело. - Я уж забыл, о чем говорил с тобой, а ты все ту ж дугу гнешь. А что я в мыслях думаю, скажу, пожалуй. Вон, впереди, никак, огонечки? Чай, Прогонная...
   Влас присмотрелся. Глаза у парня, похоже, были острее, чем у него, но и он разглядел в тумане помаргивающие огоньки. Ворчать сразу перехотелось.
   - Ишь, глазастый-то, - сказал Влас обрадовано. - И точно: никак, окошки в кабаке у Силыча светятся. Гляди-ка, и не заметили, как уж приехали. Хорошо вышло-то!
   - Хорошо, - отозвался парень. - Ни разбойников не повстречали, ни конокрадов - зря, чай, лес глазами-то стриг, а, Влас?
   - Ишь ты, - удивился Влас. - А когда это я тебе имя-то называл?
   - А ты и не называл. Ты, по дороге едучи, сам с собой разговаривал. Пропадет, мол, Влас, твоя головушка... А, не так?
   - Уши-то у тебя, паря, как у совы... Чай, за версту слышишь, - сказал Влас с легкой завистью. - Мне б такие... Да тебя-то как кличут? Не добро, когда ты мое имя уж знаешь, а я твое - нет.
   - Егором звали, - сказал парень. - Егорка Марин, если знать желаешь.
   Влас чуть не поперхнулся, услыхавши. Но тут же сообразил, что это опять действует на него лесной морок. Мало ли Мариных-то в окрестных краях? Уж верно, не один десяток...
   - Ну ладно, Егорка, - пробормотал он смущенно. - Чай, приехали уже...
   Темная громада Силычева дома выступала из тумана, светясь окнами. Уже можно было различить даже смутные очертания колодца и коновязи.
   - Точно, что приехали, - сказал Егорка и почему-то вздохнул.
  
   Не по-деревенски большой дом Устина Силыча стоял на самом тракте, на бойком месте. Всяк, кто шел или ехал с запада, из уездного города или еще дальше, первым делом видел именно его - двухэтажный дом, крытый железом, где в первом этаже помещались лавка и трактир, да в дальних комнатах жил сам Устин Силыч с женой и сыном, а во втором - сдавались комнаты для проезжающих. В трактире едва ли не целую ночь горел свет; заведение это считалось между местными жителями и самым веселым, и самым буйным в окрестностях.
   Говорили, что дед Устина был сослан сюда на жительство за какие-то темные делишки с казенными деньгами. Будто он сумел немало утаить от конфискации в казну, и на краденые денежки выстроил трактир на проезжей дороге. А после того его сын, а потом и внук, пускали в оборот решительно все: давали деньги в рост, торговали беспошлинно водкою, торговали из-под полы пушниной, золотом - чем придется, торговали прогорклым маслом, подмоченным сахаром, дрянной махоркой... Их, как водится, бранили на чем свет, но оборотливость принесла плоды. Вскоре они стали если уж не самыми видными людьми в уезде, то богатейшими купцами в Прогонной, большом придорожном поселке, и во всей округе.
   Егор оставил Власа распрягать и устраивать лошадей, а сам вошел в трактир.
   Просторное помещение освещалось керосиновыми лампами, вокруг которых облаками плавал табачный дым. Печь выложена была изразцами, а стены из тесовых досок украшались лубочными картинами с развеселыми сюжетами и портретами генералов, усатых, как сомы, в чешуе орденов. На некрашеных столах теснилась дешевая посуда, под ними - бутылки. В трактире, невзирая на позднее время, было многолюдно.
   У самой печи расположилась компания крепких мужиков с обветренными лицами. Они были одеты в фабричное и по говору походили скорей на старателей, чем на крестьян. Пили они, впрочем, более чай, чем водку - Егорка подумал, что если они и старатели, то не отмечают крупный фарт, а попросту отогреваются в тепле и уюте от осенней непогоды.
   За ними, в темном углу, поодаль от образа, сидел и пил огромный мужик с жутким лицом, располосованным зажившими рваными шрамами и заросшим клочковатой черной бородою. Четвертная бутыль перед ним была пуста наполовину, вокруг, прямо на струганном дереве стола валялись вперемежку соленые огурцы, баранки, куски колбасы, развернутые конфеты и вареная картошка.
   Неподалеку от стойки расположился мужчина средних лет в расстегнутом городском пальто. На шее у него висело шелковое кашне, а из-под него виднелся пиджак. Лицо у мужчины выглядело усталым и больным, под глазами набрякли мешки, он через силу пил чай, а надкушенный сдобный крендель отложил в сторону. Он казался совсем нездешним и чужим здесь; впрочем, какого только люда, странного и чужого, не встретишь в трактире при большой дороге...
   Прочие посетители были куда как попроще. Жители самой Прогонной, заглянувшие выпить чайку или рюмочку, ямщики и проезжие возчики, пара купцов средней руки и охотник из местных, прислонивший к стене плохонькое ружьишко... Голоса гостей сливались в тихий мерный гул, из которого слышались только отдельные реплики:
   - ...у Солиных-то, так живут, как кошка с собакой, редкий день не дерутся...
   - ...в Залызинской балке. Где большая балка расходится на две маленькие балочки, смекаешь?..
   - ...молчу... Ничего не говорю... а корову-то, чай, не минешь продавать... Останную-то...
   - ...уж всего-то навез, милые, всего навез... одного сахару, почитай, пудовик...
   - ...молчу... а корову-то, чай, все одно не прокормить... да, где уж...
   Белобрысый веснущатый парень с физиономией открытой и веселой, взглянул в сторону Егорки и фыркнул:
   - Рыжий рудого спросил: "Чем ты бороду красил?"
   - Солнышко вызолотило, - усмехнулся Егор. К дразнилке этой и иным, похожим, он уже привык как к собственному имени. Мотнул рыжей гривой и подошел к стойке.
   За стойкой сидел сам хозяин. Устин Силыч был милый человек, и всякий бы сказал, что он человек милый. Полное улыбчивое лицо его, гладко выбритое и с ямочками на круглых щеках, украшали очки, подвязанные тесемочкой. Волосы, темные и кудрявые не по возрасту, напомаженные и расчесанные на пробор, новая синяя рубаха, серебряная цепочка, пущенная по жилету - все это говорило о том, что хозяин трактира - человек положительный и степенный. К тому же тон, которым он обращался и к гостям своим, и даже к половым, был чрезвычайно любезен.
   - Васенька, - говорил он половому, когда Егорка подошел. - Ты на столик-то к печке жареной колбасы на гривенник отнеси, да поторопись, голубчик.
   Половой, сивый взъерошенный парень, кивнул и исчез. Устин Силыч поднял глаза на Егорку.
   - Милости просим, милости просим, - проворковал он, поправляя очки и лучезарно улыбаясь. - Чай, на попутном приехали?
   - Да нет, господин хороший, - отозвался Егорка, улыбнувшись в ответ. - Последние три версты пешком дошел. Холодно нынче, осень ранняя будет...
   - Чай, согреться желаете? Можно казенной, вроде, так сказать, живительной влаги...
   - Нет, благодарствую. Чаю бы мне. А лучше еще - кипрея заварить. Кипрей держите ли?
   - О-хо-хо, сударь мой, шутить изволите! Кто ж кипрей-то пьет, ежели чай самолучший с цветком аккурат из самого Китая к вашей милости доставлен?
   Егорка смущенно пожал плечами.
   - Коли нет, так и не надо. Так это я.
   Устин Силыч поднял брови.
   - Так вы это не шутите насчет кипрея-то? Верно, хотите? Да вашей милости все, что заблагоугодно! Васенька! Скажи, голубок, Нюше, пусть кипрея заварит, гость, мол, кипрея пожелал. За пару чаю-то мы пятак берем, а за кипрей-то - копейку...
   Егорка положил на стойку пятак.
   - Вы, хозяин, мне до пятака меду добавьте. Есть у вас мед?
   - Ай-яй-яй, обижаете, ваша милость...
   Егорка усмехнулся, отошел в сторонку, пристроился на краешке стола, за которым пили чай возчики и стал ждать.
   И возчики, и прочие гости Силыча, искоса, украдкой - а кто и откровенно - поглядывали с интересом в Егоркину сторону. Надо быть, и обсуждали вполголоса. Можно понять - придя сюда, к людям, Егорка почуял, что выглядит не вполне так, как надо бы. Не то, чтобы плохо, а - нездешне...
   И что волоса длиной по плечи да такого же цвета, как сосновая кора в солнечный день - не диво. Каких только волос не бывает на свете: и вороные, и русые, и пегие - всякие. В волосах человек не властен, какие уж от природы даны. Лицо бледное, чистое да тонкое, по здешним местам скажут - барская косточка, но пусть говорят. Отчего бы не барская? Глаза, положим, зеленые, да не всем же голубые.
   А вот с одежей перемудрили. Вот они на что глаза уставили: тулуп-то Егорка в тепле распахнул, а рубаха под тулупом зеленого холста - то ли фабричная, то ли домодельная, непонятно, а видно, что богатая. Даже уж чересчур богатая для прохожего человека. И штаны тоже - ни дать, ни взять господские брюки, а уж про сапоги и говорить нечего. За такие сапоги любой понимающий человек пять рублей отвалит, не жалеючи, да еще похваляться будет, что дешево купил. Да еще - скрипка. Но с этим ничего не поделаешь - скрипка, она голос души моей, без нее я - как калека, как немой, так что пусть уж болтают, что хотят.
   Васенька принес кипрей, да в чайной паре, будто настоящий чай, а к нему чашечку, беленькую, как кусок сахару, и горшочек с медом - достаточно большой, чтобы проезжий гость не пожалел пятака, но меда в нем было на донышке. Егорка только усмехнулся.
   Но только он успел отпить глоток кипрея и съесть ложку меду, только успел кивнуть мужику, который спросил: "Ты чей такой будешь?" - как вошел в трактир Влас, который задал корму лошадям, устроил груз и собирался поужинать. Увидев Егорку, он сперва остановился в удивлении, а потом расплылся в улыбке, захватил табурет и уселся рядом.
   - Вот ты, стало быть, каков есть, Егорка-музыкант, - сказал он с удовольствием и сообщил обернувшимся мужикам: - Он, то исть, крещеные, всю барскую науку превзошел и музыку играть умеет.
   - Ты, Влас, зря не мели, - возразил Егорка, улыбаясь. - Когда это я тебе про барскую науку говорил?
   - А я своим умом дошел... Ты, малец, тащи каши грешневой на две копейки, да чаю тоже...Так я ж и толкую - мужик-то, он более на гармонии или на балалайке музыку играет, а скрипка эта самая - струмент барский...
   - Да не... - возразил черный лохматый ямщик. - В уезде на этих скрипках, чай, и цыганы играют...
   - Да на цыгана он с лица не похож, - возразил Влас. - Какой он цыган? Ты и то больше за цыгана сходишь...
   Ямщик ухмыльнулся, и сидящие с ним за столом развеселились.
   - Хо-хо, ну подкусил!
   - Ишь, Прохор, чай, в уезде рыжие цыгане есть?
   - А там, поди, и куры-то дойные, в уезде-то евонном!
   - Цыц вы, - Прохор попытался сделать серьезный вид. - Ты, цыган рыжий, коль умеешь музыку, сыграл бы какую-никакую песенку, а то эта голь пропойная до утра станет зубы-то скалить...
   Егорка отодвинул в сторону чашку и открыл футляр.
   Все, кто случился рядом, невольно в него заглянули. Футляр снаружи выглядел неказисто, смотреть не на что, но изнутри оказался выстлан бархатом в цвет молодой травы, и таким же, как молодая травка шелковистым. Скрипка, золотистая, чуть не прозрачная, словно капелька сосновой смолы на солнце, такая хрупкая, что до нее и дотронуться казалось страшно, лежала на этом зеленом чудной какой-то драгоценностью.
   Но когда Егорка взял ее в руки, мужики увидали, что руки его - скрипке под стать. Руки не деревенские, пальцы тонкие, длинные и белые, а скрипка в них, отчего-то, как их собственная часть, будто из них и растет, но не то диво...
   Диво началось, когда смычок коснулся струн. Если поначалу любопытствовали немногие - те, кто разговаривал, да те, кто поближе сидел - то чуть погодя все, кто оказался в тот вечер в трактире, перестали есть, пить, перестали переговариваться, забыли обо всем, забыли о себе, слушали...
   Морок лесной, колдовская марь, шелест ветвей в ясный день, под свежим ветром, с птичьим пересвистом, с солнечными пятнами, с запахом кедровым, можжевеловым, болотным... медленная река, как живое серебро, как текучая ртуть, и в ней облака, медленные, как шаги во сне, и морок речной, теплый сон, красота неописанная, живого, живая - душу тянет, обнимает, берет в себя... а из каждой души прорастают свои сны, как небывалые цветы - жарче пламени, медленные, сладкие...
   Продлилось это наваждение только несколько минут. Опомнились в неожиданной тишине.
   - Гоже как, - пробормотал Прохор с мечтательной улыбкой. - Ишь ты, песня-то и вовсе незнакомая, а гоже... На голос-то как? Как поют-то ее?
   - А не знаю еще, - ответил Егор безмятежно. - Какие слова сложишь, такие, чай, и петь станут.
   От слов чара развеялась; все заговорили, зазвенели посудой. Устин Силыч самолично пришел к столу, за которым сидел Егорка и принес мисочку с морошковым вареньем.
   - Вы, господин хороший, надолго ль останетесь? - спросил он, сладко улыбаясь. - Чай, лестно было бы еще послушать, сударь мой, и взял бы я недорого с вашей милости...
   Егорка легко рассмеялся.
   - Да я и не тороплюсь вроде, Устин Силыч. Пожил бы, коли никто не гонит...
   Молодой русый парень в косоворотке с вышитым воротом, сидевший со старателями, навеселе, но не пьяный, с живыми глазами, сказал задорно:
   - А песенку-то, чай, сам сочинил? Ты, музыкант, вот что, ты вот сыграй "Погиб я, мальчишечка", это дельно.
   - Душевную песню, значит? - спросил Егорка. - Про жизнь, окаянную да тошную?
   Влас захохотал и хлопнул себя по колену: "О-хо-хо, поддел!" - но старатели, которые не слыхали их с Егором дорожного разговора, не поняли и потому не поддержали.
   - И то! - русый парень укоризненно покосился на Власа. - Ты, чай, так только...
   - Про жизнь постылую, стало быть? - повторил Егорка, посуровев лицом. - Ладно, человек добрый, будет тебе про горе да бездолье, только не мастер я словами-то сказывать. Ты сам скажи, какие слова в сердце твоем загорятся.
   Старатели сошлись поближе в предчувствии потехи, но потехи не вышло. На простецкую лихую мелодию то, что играл Егорка, оказалось вовсе непохоже.
   Скрипка зарыдала человечьим надрывным плачем. Морок, уже не медленный и сладкий, а тяжелый и темный сжал сердца, стеснил горло - ветер воет в трубе, неприютный бродяга, некрещеный да брошенный младенчик, свищет в поле метель, бредет по тракту одинокий странник - мороз свел пальцы, ознобил душу, лицо - как застылая маска... вымерзли озими, содрали с крыш солому, ревут голодные коровы, бабы воют по покойнику раздирающими голосами... или это ветер поет отходную неприкаянным душам... бредут по тракту колодники...подскакивает на колдобинах телега, подскакивает неживое тело на голых досках... отмучился, не дошедши... погиб мальчишечка...
   На этот раз тяжелая тишина пала, как занавес, только всхлипывал в уголке, уткнув в шапку лицо, пьяненький заезжий мужичок с козлиной бородкой. Общую мрачную думу нарушил страшный мужик с рваным лицом. Он легко, будто в ополовиненной четвертной была не водка, а чистая вода, встал из-за стола и подошел к Егору упругой рысьей походкой. В черных пальцах, откуда ни возьмись, появилась белая ассигнация, и мужик хлопнул ее на стол перед Егором - только ахнули деревенские.
   - Распотешил ты меня, - сказал рваный глухо. - Утолил душеньку-то. Чай, выпьешь за мое здоровье.
   - Спасибо на добром слове, - тихо ответил Егор.
   Бешеные эти деньги его будто бы вовсе и не обрадовали. Егор с минуту смотрел на бумажку, вроде как колеблясь - брать ли, нет ли - но все-таки взял и чуть улыбнулся.
   - Чай, корову справить можно, - пробормотал Влас еле слышно.
   Рваный мужик удостоил его кривой презрительной ухмылкой и ушел к себе в угол так же цепко и трезво. Егорка сложил скрипку на зеленый бархат и тронул чайник кончиками пальцев.
   - Вот и кипяток-то остыл, - сказал он огорченно.
   Простые эти слова отчего-то насмешили его слушателей.
   - Уши-то поразвесили, да рты порасстегивали! - выговорил русый парень, давясь от смеха.
   - И то, - вторил Влас. - Чай, песня-то душевная!
   - Георгий, - вдруг окликнули негромко посреди общего веселья. - Георгий, позвольте сказать вам пару слов...
  
   Егорка оглянулся.
   Тот самый интеллигентного вида болезненный мужчина в шелковом кашне подошел близко и теперь смотрел на Егора странными глазами.
   - Чего сказать-то желаете? - спросил Егор, отставив остывший чайник.
   - Прошу прощения за беспокойство. Гремин, Павел Денисыч, к вашим услугам... Вы учились в Петербурге?
   - Где?
   - Вы учились в Петербурге, - уже не спрашивал, а утверждал Гремин. - Не возражайте. Это очевидно. Вы учились в консерватории?
   - Нет, - сказал Егорка. - В этой самой... как вы, сударь, сказали, не обучался. А Петербург, он, чай, далеко?
   - Далеко, - машинально ответил Гремин. Похоже было, что Егоркин ответ привел его в полное недоумение. - На западе. Но неужели вы не знаете?
   - Я далеко не бывал, - сказал Егорка.
   - Но неважно, - сказал его собеседник, волнуясь. - Если вам угодно держать это в тайне, извольте, держите. Для меня очевидно, что здесь, в этой волчьей глуши, такого совершенства достичь невозможно. Я слышал мировых знаменитостей, мне есть с чем сравнивать - я вижу, что у вас удивительный талант, Георгий.
   - Егор...
   - Хорошо, хорошо, пусть будет Егор, если вам угодно. Вы ведь направляетесь в город, не так ли? В Преображенск?
   - Нет, - Егорка пожал плечами. - Покамест здесь поживу. Чего мне в Преображенске? Я и не знаю там никого...
   - Это неважно, - на щеках Гремина появились красные пятна. - Вас бы узнали. Сперва Преображенск, потом - Петербург, Москва... Вас бы слушали образованные люди, ценители, вы были бы окружены особами, достойными уважения, блеском, достойным таланта... Простите мою прямоту, Георгий, но мне больно смотреть, как вы растрачиваете ваш удивительный дар на пьяных бездельников в придорожном кабаке!
   - Отчего - бездельников? И отчего - растрачиваю?
   - Так и шляетесь по дорогам? - спросил Гремин с горечью. - Разве вот эти, - он кивнул в сторону мужиков, посматривающих на него неодобрительно, почти враждебно, - вот эти - вам компания? Вы выглядите, как благородный человек, вы ошеломительно талантливы - для чего?
   - Для чего... а вы, сударь, тут для чего?
   - Да разве я бы по своей воле поехал в эту глушь? Помилуйте!
   - Сами по неволе из своего дома уехали - отчего ж меня-то из моего по неволе маните? Чай, в клетке-то и птица не поет...
   - Смотря какая птица, - усмехнулся Гремин. - Канарейка в клетке, к примеру, поет лучше, чем на воле.
   - Это вы ее на воле не слыхали. Чай, не лучше она поет, а люди, что ее в клетке держат, так про нее воображают...
   - Не скажите. В клетке ее учат петь оригинально, красиво, непохоже на других...
   - А можно этому в клетке выучить-то?
   Гремин посмотрел на Егорку с укором.
   - Вы смеетесь надо мной?
   - Чего мне смеяться? Улыбаюсь вот разве. В толк никак не возьму, Павел Денисыч, чем я вам помешал. То говорите, что я сам собой все превзошел, то в клетку зовете, учиться оригинальности какой-то, то добрых людей зря ругаете... Чай, досадил я вам своей скрипкой?
   - Да с чего вы взяли? - спросил Гремин с досадой. - Я же в этом медвежьем углу на такое чистое наслаждение и не рассчитывал, а тут...
   - Вот видите, - сказал Егорка, вставая. - А коли б я в город ваш подался, хоть в Преображенск, хоть в Петербург, и вам бы вместе со здешним людом не слыхать этого наслаждения-то вашего. Нет, сударь, дельно светить-то, где темно, а петь - где слушать хотят. В городе-то, чай, и без меня певцов-музыкантов довольно.
   Гремин не нашелся, что ответить.
   Егорка подошел к стойке, за которую снова уселся Устин Силыч, и заговорил с ним о комнате. И уже когда за комнату было заплачено, и Егор, прихватив скрипичный футляр, к огорчению посетителей трактира, направился к лестнице, Гремин почти крикнул ему вдогонку:
   - Ну ладно, Георгий, а деньги? И слава! Неужели вам все равно?!
   Егорка усмехнулся.
   - Влас вот говорит, сударь, что деньги, мол - вода. Притекли - утекли... Да сказать по чести, много ль надо человеку-то? А слава... Коль в кустах черемуховых, у околицы, соловей заведется да петь станет, все в округе прознают да слушать придут. Вот и слава. Доброй ночи вам.
   Гремин хмыкнул и отвернулся. Егорка ушел наверх, а оставленное им общество принялось договаривать начатые разговоры и допивать остывший чай и согревшуюся водку.
  
   Вороной, почуяв жилье, ржанул с привизгом - и понукать не пришлось, сам ускорил шаг. Федору тоже было радостно увидеть огоньки в глухой темноте; задержались на заимке, возвращаться пришлось затемно. Да что с того? Лошади быстрые, люди верные, рука - того вернее: ружье английской работы не по зверю, ни по лихому человеку осечки не даст. Одно худо - сыро да холодно. Осень, север - лес к гостям неприветный.
   Федор спрыгнул с вороного у коновязи, бросил повод Игнату в руки, поежился - дождь моросил - и поспешно вошел в трактир, в тепло. По позднему времени местные мужики разбрелись по домам, а проезжающие ушли по комнатам; Устин Силыч дремал за стойкой, сдвинув очки на лоб. Услыхав хлопнувшую дверь, он встрепенулся.
   - Ох, ты, Господи, - пробормотал, возвращая очки в обычное положение. - Грех-то какой... Чуть гостей не проспал... Милости просим, Федор Карпыч, завсегда рады! Поздненько вы нынче пожаловали, чай, дел в тайге много?
   - Много, Устин, - Федор придвинул к стойке табурет, уселся. - Плесни-ка мне хрустальной, замерз я.
   Устин Силыч придвинул рюмку водки, тарелку с хлебом и ломтиком балыка, нагнулся с угодливой миной. Федор проглотил водку одним глотком, откусил хлеба. Посидел молча.
   - Чай, устали, Федор Карпыч? - умильно спросил Устин. - Ишь, погода-то...
   - День задался тяжелый, - сказал Федор. - Рабочего на вырубке бревном ушибло, на прииске бадья сорвалась... Понедельник, он понедельник и есть, - усмехнулся, потянулся всем телом. - Устал. Да пустяки, отдохну я. Что новенького в Прогонной?
   - Как есть ничего... А, нет. Сальников, слышь, буры привез. Двойной закалки, золотое клеймо. Передать велел, может, взглянуть пожелаете.
   - Взглянуть можно. Остановился кто?
   - Ну, кто... Городской, чай, ссыльный. Копейки считает, Яков, что сласти возит - изюм, да чернослив, да яблоки моченые... яблоки дороги нынче - три копейки штучка... Старатели с дальнего. Парнишка со скрипкой, уж Бог весть, откуда. Играет душевно. А чтоб по вашей части - никто.
   - Ну и ладно. Хорошо.
   И верно, хорошо. Никаких конкурентов черт не приволок.
   Федор потянулся и зевнул. День был действительно утомительным, но удачным. Софья Штальбаум, наконец, решилась продать на сруб лес вдоль Хоры - и, как нарочно, посыльный привез телеграмму от будущего покупателя. Правда, старый прииск казался бедноват золотом - но это дело только начато, то ли еще будет. А принесенные сегодня собольи шкурки... у-у, это да! Это царевне впору.
   Не хуже золота.
   Отец был прав. Здешние места и впрямь оказались золотым дном для умной головы. Жители таежной глуши встречали Федора так ласково, как только провинциалы могут привечать денежного человека из большого города. Деньги, удача, слава, казалось, сами текли в руки.
   Дом в Прогонной был уже почти готов. Уюта старого жилья ему не хватало, но дом обещал стать надежной резиденцией, крепостью и штабом одновременно. От нового дома до вырубки было не более пары верст, до прииска - верст шесть лесом. Куда удобнее!
   Да уж, расположена эта деревня была хорошо. Как по заказу. Но сама деревня Федору не слишком-то нравилась. Половина обитателей Прогонной держались старой веры, поэтому столковаться с ними было непросто. Этот раскольничий толк - демонстративное отвращение к городскому, брезгливое неприятие, еле прикрытое показной угодливостью "барину", речь, усеянная затейливыми присловьями и цитатами из толковников - все вместе было неприятно Федору.
   Его практическая душа не принимала странных вывертов сознания, исступленного богоискательства и скитской скрытности. Федор и раскольники обитали в разных мирах: в их мире водились ангелы, бесы, адовы муки, птицы Сирин и Алконост, олень Евстахия Плакиды - в мире Федора существовали только люди, вещи и деньги. Его семья не была особенно набожной. Карп Петрович, Федоров отец, говел и аккуратно ходил в церковь, как полагается солидному и нравственному человеку, в семье Глызиных царил строгий порядок в обрядах - но это было, как обычай умываться по утрам.
   Привычка.
   Впрочем, до местных странностей Федору, по большому счету, не было дела. Он с детства знал, что на свете есть немало вещей, с которыми, хочешь - не хочешь, приходится считаться. Родители, сильные мира сего, общие мнения, мода, вера - куда от этого денешься? С человеческой косностью, грубостью, суевериями и невежеством тоже приходилось считаться. Это было неприятно, но неизбежно.
   Федор терпел Прогонную. До поры, до времени.
  
   На следующее утро Егорка спозаранку спустился по черной лестнице на улицу, предупредив Василия, что вернется, но футляр со скрипкой был при нем.
   Утро выдалось серенькое и пасмурное.
   Сероватое, белесое небо висело низко, прогибалось, как будто на облачную гряду навалили сверху какой-то тяжелый груз; крест на колокольне деревенской церковки едва не царапал эту низкую, еле ползущую серую тяжесть. Мелкий холодный дождь то принимался моросить, то переставал, никак не мог решиться пролиться ливнем на мокрую землю в стоячих лужах. Черные леса в холодном тумане, уже растерявшие осенние краски, обступили Прогонную, лес виднелся в конце порядков, между избами, в длинной перспективе тракта - лес был всюду, и только лес и небо...
   В мокром воздухе пахло дождем и дымом; печи топились только в двух-трех богатых избах, но запах горящего дерева смешивался с холодным ветром, вызывал у Егорки смятенные мысли, то ли уютные, то ли тревожные...
   Он запахнул тулуп и медленно пошел вдоль тракта. Тракт был почти пустынен, только пара мужицких телег перегнала Егора, да одна попалась ему навстречу. Больше никто не ехал, только брели куда-то, и на восток, и на запад, странные люди: пожилой монах в шерстяной рясе, забрызганной понизу грязью, странницы-богомолки, укутанные в серые шали, мастеровой мужик с мотком веревки на плече, нищие, бродяги... Деревенских жителей было почти не видно, только бабы остановились у колодца перекинуться парой фраз, да во дворе покосившейся избенки с тесовою крышей мужик колол дрова.
   Егорка не торопясь прошел по тракту до околицы. Восточный ветер потянул широкой водой - здесь почти к самому тракту подходила Хора, холодная медленная река. Егорка вышел на берег. Над водой стояли колеблющиеся полосы тумана; поверхность реки, серо-белесая, тусклая, как слепое зеркало, казалась неподвижной и перевоз с паромом выглядели вдалеке спичечным коробком, надетым на нитку. Будочка паромщика белела на низком берегу, как игрушечная; от нее в черный лес тянулась ленточка дороги.
   От реки веяло сонным покоем. Егорка, постоял, улыбаясь, на ветру, перебирая вбитые в глину еще летом рогульки для удилищ, подышал чистым влажным холодом, кое-что обдумал и пошел обратно.
   Дождь принялся накрапывать сильнее. На волосах Егорки осела водяная пыль, он смахнул ее и стряхнул ладонь. Утро катилось в день.
   Егор остановился у полуразвалившегося плетня развалюхи, подбитой ветром. Вся усадьба состояла из клочка земли, летом, по-видимому, занимаемого картофелем и капустой. У корявой березы, подпирающей плетень, на земле, раскисшей в грязь, сидел, раскинув ноги, как малыш, играющий в песок, светловолосый подросток. На его худой фигурке были только широкая мокрая холщовая рубаха и штаны из того же домашнего некрашеного холста, тоже мокрые насквозь и грязные. Он что-то копал в грязи, вывозив руки и рукава по локоть.
   Егор перешагнул сломанную жердь и оказался в огороде. Подойдя ближе, он увидел, чем занят парнишка.
   Земля рядом с ним была сдвинута в два крохотных, в мужицкую ладонь длиною, могильных холмика, и над каждым стоял крестик из двух щепок, связанных веревочкой. Третий холмик парнишка еще сгребал, а щепочки, связанные в крестик, лежали рядом с ним на земле.
   Егор наклонился и тронул плечо парнишки.
   - Вставай-ка, - сказал он тихо. - Чай, простудишься...
   Парнишка поднял голову. Егор увидел его лицо, худенькое, бледное и тонкое, с темными синяками вокруг больших голубых глаз, как-то рассеянное и сосредоточенное одновременно. Его щеки казались полосатыми от грязи, слез и дождевых капель.
   - Трезорка... котят подушила... - сказал парнишка, глядя на Егора снизу вверх. Сосредоточенность на его лице превратилась в настоящее страдание. - Зашла в избу... котят... Муська теперь... плачет по своим... детям...
   Он говорил с трудом, запинаясь, сжимая в кулаки руки, прижатые к груди, дергая плечами и облизывая губы. Быть может, ему непросто давались слова, но скорее, говоря, он пытался собрать мысли.
   Егор поднял с земли крестик и воткнул в последнюю могилку. Парнишка пристально следил за его руками и не возражал. Потом Егор обхватил его под мышками, поставил на ноги и накинул на его плечи свой тулуп.
   - Пойдем-ка в избу, дружочек, - сказал он ласково. - Не годится осенью босиком-то...
   Парнишка ухватился грязными пальцами за Егоров рукав и снова заглянул ему в лицо.
   - Ты скажи... где теперь... где они теперь-то?.. котята...
   - Здесь, - Егор чуть растерялся и улыбнулся смущенно. - Здесь, верно?
   - Нет. Другое... - парнишка облизывал и кусал губы, ломал пальцы, но выражение мысли все равно не давалось. - Другое... котята... такие... такие, как были... такое... оно - там, да?
   Он заглядывал Егору в глаза, теребил рубаху у себя на груди, озирался - и вдруг Егор понял.
   - Живое из котят, да?
   Парнишка истово закивал.
   - Тоже здесь. Везде. И на небе, и на земле. Дальше жить будет. Ты ж об этом толкуешь?
   На лице парнишки вспыхнула и погасла мгновенная прекрасная улыбка. Он потянул Егора за руку.
   - Пойдем... в избу...
   Егорка пошел.
   Крыльцо покосилось и почернело; дверь не закрывалась плотно, из-за нее дуло, дуло из темных сеней и в избе было холодно. Через слепое окошко едва просачивался серенький свет пасмурного дня. В этом сумраке, почти потемках, еле различался почерневший одинокий образ в углу, за который были засунуты какие-то высохшие, тоже черные, пыльные стебли. Егор вошел в стойкий запах бездомовья - сырости, старого водочного перегара, затхлых тряпок, лежалой картошки... Среди этих закопченных стен, разбросанного грязного тряпья, у почерневшей облупившейся печи, парнишка, на которого упал бледный лучик света, выглядел очень юным, нездоровым и очень уставшим от жизни на земле, случайно попавшим сюда ангелом.
   По избе бродила серая кошка. Она заглядывала во все углы, принюхивалась, вытягиваясь в струнку, и время от времени, поднимая голову, тихо, сипло мяукала. Парнишка подошел к кошке, поднял ее и прижал к себе. Тулуп Егора свалился на пол с его плеч, но он не обратил на это внимания. Его движения, казавшиеся неловкими и небрежными, по-видимому, не доставляли кошке неудобства - она боднула грязную ладонь парнишки и ластилась к его мокрой рубахе доверчиво и спокойно.
   - Чай, Муська? - спросил Егорка.
   - Да...
   - А тебя как зовут?
   - Симка.
   - Симоном крещен?
   - Нет... Серафим...
   Егорка невольно улыбнулся. Оставив Симку гладить кошку, смешно повисшую в его руках, будто живая игрушка, Егор прошелся по избе, оглядывая углы. Нашел на полатях груду тряпок, откинул грязную юбку, сорочку, какую-то неопределенную рвань в синий горошек - и обнаружилась истасканная ситцевая рубаха с прорехами на рукавах. Егорка взял ее.
   - Симка, - окликнул он. - Отпусти кошку. Негоже в мокром-то - озяб, чай...
   Симка будто спохватился. Он бережно поставил кошку на пол и подошел, стягивая мокрую рубаху с плеч. Его губы посинели, он время от времени начинал мелко дрожать - но сам, вероятно, не замечал этого, занятый судьбой кошки и своими мыслями. Егору было холодно смотреть на него.
   "Наша потеряшка, - думал он печально. - Ровно искорка в потемках. Душенька, верно, отроду открыта, а как жить с этим - не ведает. А тело-то - былинка на ветру... Как оставить тут - на погибель же... Стрелы-то у охотников в человечью кровь целят, не разбирают; так он, чай, из первых меченых будет. По делу я сюда пришел, по делу".
   Егор надел на Симку рубаху и снова укутал тулупом. Муська путалась у Симки в ногах, бодалась и мурлыкала, Симка снова поднял ее и сунул за пазуху. Кошка заурчала на всю избу; теплота ее живого тельца согрела Симку быстрее, чем сухая одежда. Он взглянул на Егора - и вдруг вспомнил:
   - Хочешь кипрея?
   Егор улыбнулся.
   - Ежели сам нальешь - хочу.
   Симка, придерживая кошку на груди, налил из маленького помятого самовара едва теплого кипрейного отвара в жестяную кружку, протянул Егорке, придвинул ему хромую табуретку. Теперь он улыбался и болтал, насколько мог, заглядывая Егору в лицо:
   - Вот чая... нет. И сахара... прости... так только...знаешь - кипрей, он...
   - Это ничего, что чая нет, - сказал Егорка. - Так лучше.
   - Голодный?.. Хлеб вот... только...
   Егорка отломил кусочек черствого хлеба, улыбнулся.
   - Спасибо, хозяин. Хочешь, песенку сыграю тебе?
   Симка кивнул. Егор достал из футляра скрипку и показал ему. Симка прикоснулся к скрипке кончиками пальцев, и по его лицу промелькнула тень смутного узнавания, но заговорить он даже не попытался.
   Егор заиграл. Для Симки он создавал радугу над деревней, снопы солнечного света из-за туч, зайчики на пляшущей воде и веселых птиц - синичек, зарянок, соек и горихвосток...
   Симка пристроился на лавке, облокотившись на колени, глядел на Егора, не мигая - было видно, что совсем ушел в собственную грезу, исчез из избы. Кошка замерла, обхватив его лапой за шею. Их общий вид был так забавен, что Егор отвлекся от музыки и закончил песню раньше, чем собирался.
   Симка еще несколько мгновений просидел, не шевелясь, в своих мыслях. И вдруг его как будто осенила неожиданная и ослепительная идея. Он очнулся, просиял, схватил Егора за руку, радостно выпалил:
   - Ты - из тех, да?!
   "Вот те раз, - подумал Егорка. - Ай да глазки! Ну и что прикажешь делать с тобой, с таким глазастым?"
   - Из каких это? - спросил весело.
   - А... из тех... там! В лесу... знаешь - в лесу!
   - Ага. Птички?
   - Птички! - Симка залился совершенно детским смехом. Так хохочут совсем маленькие и совсем еще чистые детки, когда им предлагают что-то заведомо нелепое, например - надеть башмачок на ладошку или варежку на ногу.
   - Ай, не птички? Так белки?
   Симка закатился совсем.
   - Белки!
   - Так они ж, чай, в лесу - белки?
   - Белка!
   - Да, Симка, белки - они такие. В лесу-то...
   Симка хохотал, сгибаясь пополам и обнимая кошку, когда Егор услышал, как хлопнула дверь и зашуршали в сенях.
   - Симка, - окликнул гнусавый женский голос, - ты чего это?
   Симка, с трудом удерживая смех, сказал Егору:
   - Мамка.
  
   Егор как-то внутренне напрягся. Ему не понравился голос, но когда женщина вошла в горницу, ее лицо понравилось Егорке еще меньше.
   Ее переносица провалилась, ноздри задрались вверх, выглядели двумя черными дырками между впалыми щеками в сетке воспаленных сосудов. Мутные глаза выражали туповатое удивление. Лохмы цвета пакли с заметной проседью торчали клочьями из-под полинявшего платка, когда-то алого, нынче - рыжего, а расплывшаяся фигура была закутана в застиранную рвань неопределенного цвета... Она поставила на грязный стол деревянную солонку с крупной желтой солью, которую принесла с собой.
   И тем ужасней Егору было смотреть на нее, что хранили ее лицо и ее тело следы четкой, строгой северной красоты. Чистой красоты, редкостной...
   - Ой... - женщина остановилась и принялась, сощурившись, рассматривать Егора. - А ты-то кто ж? Ко мне, чай?
   - Нет, - сказал Егор. - Я к Симке твоему. Егором меня звать. У Силыча остановился.
   Женщина усмехнулась, показав мелкие и белые, еще яркие зубы.
   - А... музыкант? Цыган рыжий... Мне Савельиха сказывала. К Симке?
   Егор кивнул согласно, и Симка, прислонившийся к нему плечом, как котенок, тоже кивнул.
   - Утешеньице мое веселишь? Что, музыкант, чудный сынок-то у меня? - сказала женщина с неожиданной нежностью, и, когда Егорка улыбнулся в ответ, добавила: - ишь ты... Понимаешь, что к чему...
   - Понимаю. Сколь лет-то ему?
   - А тринадцатый. Ты не думай, Егорка, что он дурачок - деревенские, они без понятия болтают. Блаженный он у меня, это не без того, а разумения-то у него на пятерых нашенских хватит...
   - А отец-то ему кто? - спросил Егорка, смутившись.
   Симкина мать мечтательно усмехнулась.
   - Вот, отец... А монашек один. Божий человек, издалека шел, видение, сказывал, было ему...
   "Не монах, - подумал Егор. - Не помнит она. Без мужа живет. Гулящая она", - и почувствовал такую же тоскливую боль в душе, как при виде раненого зверя.
   - Ты, грил, Мотря, мне верь, - продолжала женщина тем же тоном, каким рассказывают сказки. - Мне, грил, старец явился весь в светах, стоочитый, и велел, значит, к первой встречной бабе идти - а тута, значит, ты, грит, и попалась... Я в молодках красавица была...
   Егор слушал ее рассказ, который лился точно и плавно, потому что был пересказан уже бесчисленное множество раз, и перебирал влажные Симкины волосы. Он уже знал, что его собственные предчувствия его не обманули.
   - В нем, в Симке-то, смысл особый, - говорила Матрена, а Симка, склонив голову набок, смотрел на нее с лукавой полуулыбкой, - Грехов на нем нет, на блаженненьком, страха в нем нет - только сердечком за всех болеет. К мельникову Рябчику, уж на что тот злющий пес да лютый, чуть не в будку забирался. Устинова быка, как тот взбунтовался, на веревочке из стада привел, как овечку какую. Любую тварь привечает, любого гада - разве вот людей сторонится. Обижают его. Не жилец он тут. Чудно, что тебя этак признал.
   - Чудный он у тебя, Матрена, - сказал Егор тихо. - Ты береги его. Он нынче под дождем в одной рубахе котят хоронил - озяб...
   Матрена всплеснула руками и издала странный звук между смешком и сочувственным аханьем.
   - А я-то гляжу: у забора, никак, могилки накопаны! Симк, а Симк, а крестики-то пошто поставил? Православные, нешто, они, котята-то твои?
   Лицо Симки снова стало страдальчески сосредоточенным, будто, готовясь объясняться с кем-то, он заранее ждал, что его не поймут. Он беспомощно взглянул на Егора.
   - Они ж не крестились в церкви, котята-то, - сказал Егор.
   - Так ведь... крест, он... туда... - Симка облизал губы и поднял глаза к потолку. - Там, знаешь...
   - Дорогу на небо он хотел показать котятам, - перевел Егор серьезно. - Не знает, как иначе-то...
   Матрена усмехнулась.
   - Чему ж на небо-то попадать? Чай, у котят-то твоих души нет - только пар...
   Симка мотнул головой и глаза у него снова сделались влажными.
   - Ты, Матрена, не говори так, - сказал Егор, положив Симке руку на плечо. - Ты ж, небось, не знаешь, у кого какая душа, а Симка твой знает. Сама говоришь - блаженный он, стало быть, от Бога ему открыто. Ты его таким вещам не учи - он бы сам научил, коли понимали б его.
   - Чудак ты человек, - сказала Матрена. - Вроде парнишка еще молодой, а рассуждаешь, как старик, да складно так... Ты из староверов, что ль?
   Егорка пожал плечами.
   - А тебе на что? Ну хоть бы и из староверов. Да не в том дело, - он наклонился к Симке. - Слышь, Серафим, идти мне надо. Мамка твоя проводит меня, а ты за мной не ходи. Хорошо?
   Симка посмотрел на него с тихой укоризной.
   - Да ты не грусти, ничего, - сказал Егор. - Я теперь в Прогонной жить буду. Еще приду вскорости. Надоесть успею тебе.
   Симка коротко рассмеялся и качнул головой.
   - А нет, так и лучше. Ну так ты сейчас отпусти меня, а потом я снова приду.
   Симка только вздохнул. Секунду подумал, скинул тулуп, набросил на плечи Егора, взял кошку поудобнее и отошел к окошку.
   Егор вышел из избы. Матрена пошла за ним, и вид у нее был недоумевающий.
   - Зачем звал-то меня? - спросила она насмешливо, когда Егор остановился в огороде. - Девка я тебе, провожать-то тебя?
   Егор пожал плечами и вытащил тот самый четвертной билет, что получил вчера от рваного мужика в трактире. Матрена тихо ахнула, глядя во все глаза.
   - Точно, отдаю, Матрена. Гляди, не тебе даю - Симке. Чай, на какую-никакую корову хватит, а сено-то дешево нынче, двугривенный - воз... Вот и молоко... Да ты сахара-то купи ему - жалел, он, что сахара нет у вас...
   Сунул бумажку в Матренину руку и сам сжал ее руку в кулак, повернулся и вышел на дорогу...
  
   Федор проснулся довольно поздно.
   С тех пор, как он обосновался в Прогонной, ему отчего-то стало тяжело спать. Если прежде он засыпал моментально и просыпался с петухами, то теперь сон долго не приходил, дразнил тяжелой мутной дремотой, и отпускал неохотно. Вот и этой ночью сны мелькали пестрые и странные, как горячечный бред: то рысь с голубыми девичьими глазами, из которых катились крупные слезы, то молоденькая, худенькая, совершенно нагая девчонка со спутанными волосами и диким лицом, вырастающая белым телом из березового ствола... то столбики золотых монет, выползающие из мокрой земли, извиваясь, как дождевые черви...
   Немудрено, что Федор рявкнул на Игната, который сунулся его будить, и встал с постели уже близко к полудню, с больной головой. Чуть не швырнул сапог в хрипучие ходики. Вяло плеснул холодной водой в лицо, неохотно вышел к столу, через силу что-то съел, не разобрав вкуса, долго сидел, свесив руки меж коленей, глядя в пол - пытаясь прийти в себя.
   - Проветриться тебе надо, - сказал Игнат, глядя на него. - Голову освежить. Фетинья, дура еловая, угару вчера напустила - сам чуть живой хожу. На воздух надо.
   - И то, - Федор мотнул головой и скривился от неожиданной боли. - На вырубку съездить...
   Игнат оседлал вороного.
   Федору не хотелось выезжать в пасмур и хмарь, но на тракте действительно стало легче. На ветру прояснились мысли, сырой воздух показался сладким и терпким. Чудесно пахло лесом, дождем и дымом - и вкусно показалось дышать полной грудью. Настроение Федора так исправилось, что он даже завернул в трактир Силыча, справиться о новостях.
   Ничего интересного, однако ж за ночь не случилось. Трактирщик утреннему гостю разулыбался, предложил свежего ситного с изюмом, чаю с медом - но никаких новостей не сообщил. Интересные гости не останавливались. Федор проговорил с Устином не больше пяти минут, отказался от чаю и вышел, а выйдя, увидал довольно необычную картину.
   Около привязанного к изгороди вороного стояла девка и кормила коня кусочками сдобного кренделя. Вороной пофыркивал, но брал крендель у нее из рук, а она оглаживала его, называла ласковыми именами - и вообще обращалась с ним весьма уверенно, как человек, привыкший иметь дело с лошадьми.
   Федор подошел.
   - А вот кренделем его кормить - это баловство, - сказал он.
   - Сама знаю, - усмехнулась девка, бросив на него косой взгляд. - Хороший жеребчик.
   Федор успел оглядеть девку с головы до ног. Овчинный тулупчик нараспашку был накинут поверх синего ситцевого платья, голубая косынка едва прикрывала волосы - фигурка плотная, гибкая и сильная, а лицо... Вроде бы ничего особенного нет в лице - северяночка, курносая и скуластая, глаза длинные и серые, губы четкие и яркие, толстенная коса цвета ржаной соломы - но общий вид неописуем и незабываем. Насмешливая складка губ. В глазах холодный острый огонек, разум, лукавство, дикое веселье. Ласка, куница, горностайка - маленький, ловкий, гибкий хищник...
   Не попадались Федору такие девки.
   - Будь ты парень, - сказал он, отвязывая повод, - я б решил, что лошадь свести хочешь.
   - А может и хочу, - рассмеялась девка. - Забоялся?
   - Звать-то тебя как?
   - Кто назвал, тот и знал.
   - Экая ты скрытная. Для здешних что-то больно храбрая... Ты что, не в Прогонной живешь?
   - Ну и не в Прогонной. На выселках.
   - Это где ж?
   - Где? Да на ржавом гвозде, с третьей полки, где дохлые волки!
   Девка рассмеялась. Федор был озадачен.
   - Небось, волки от языка твоего передохли, не иначе?
   Девка снова коротко рассмеялась, откровенно показав яркие зубы с еле заметной щербинкой между передними резцами.
   - Нет, голубчик. Волки-то в наших краях все больше по дурости своей дохнут. Все суются, болезные, куда их не просят...
   - Да Бог с ними...
   - С ними-то Бог, а тебе-то, гляди-ка, и до порога недалеко.
   Девка протянула вороному последний ломтик кренделя, отряхнула ладошки и пошла прочь.
   - Эй! - Федор едва вернул дар речи. - До свиданьица, краса неописанная!
   Девка обернулась и бросила через плечо с великолепным насмешливым превосходством петербургской аристократки:
   - Разлакомился, сокол ясный! Коль не говорю - стало быть не желаю свиданьица-то!
   И не спеша, направилась по тракту к околице. Федор проводил ее взглядом.
   "Вот... дикарка... - думал он, рассматривая удаляющуюся девичью фигурку с удовольствием и досадой одновременно. - Змейка, да еще и ядовитая... Такая, похоже, если... вечерок коротать... особенно стесняться не будет. Дым с копотью... Интересно. Только как к такой подступишься - нахалка..."
   Минуту помедлив, Федор вернулся в трактир.
   Устин Силыч, надев очки, проверял счета, но тут же отложил в сторону толстенную засаленную тетрадь.
   - Никак, забыли что, Федор Карпыч?!
   Федор ухмыльнулся.
   - Скажи-ка мне, Устин, такую вещь... Тут к тебе сейчас девчонка не заходила? В голубой косынке, шустрая такая?
   - Об Оленке говорить изволите, Федор Карпыч?
   - Оленка... ишь ты... Что за Оленка?
   - Известно, ваше степенство. Гришки Рваного, конокрада подлого, младшая сестричка.
   Федор сел.
   - Неужто?
   - В голубой косынке, изволите говорить? В синем платьишке в белый горох, полушубок новенький, сапожки желтые, опять же новые? В глаза прямо смотрит? Она самая, не извольте сомневаться, ваше степенство. Гришка с выселок ее за полдиковинкой послал - похмельем, вишь, мается, как вчерашнего дня гулял...
   Федор глубоко задумался.
   - Оленка... ишь ты... - бормотал еле слышно. - Брательника же Бог послал... А что, Устин, Гришка-то...
   - А что Гришка... - Силыч снял очки и принялся протирать стекла тряпочкой. - Гришка, Федор Карпыч, прощения просим, мальчик фартовый. Все окрестные про него в курсах, урядник все грозится - а только поделать ничего нельзя. Не пойман - не вор. Такие дела. Вот и живет, как бирюк в берлоге - ото всего обчества отдельно. С маткой да с Оленкой. А отец у них от винища уж давно помер. Теперь там, в берлоге ихней, весь лихой люд бывает. Не приведи господь, Федор Карпыч...
   - И как только девка там... выжила...
   - А что ей не выжить! Ее кто только пальцем тронь - Гришка того на ремешки порежет. А она, Федор Карпыч, как будто и не балует. Нрава прямого, строгого, себя блюдет - только однова пропадать ей с этакой родней... и подумать грустно...
   Федор кивнул. Его глаза сузились, а смущенная ухмылка превратилась... в весьма сложную мину... и, пожалуй, жестокую.
   - Однова, пропадать, говоришь? Ну спасибо, Устин. Спасибо.
  
   Расставшись с Матреной, Егорка прошелся по тракту до околицы. Выбрал момент, когда вокруг было совсем безлюдно, и сошел с проезжей дороги в лес.
   Погода совсем испортилась. Дождь летел наискосок, ветер гулял между деревьев, и лес стонал тяжелым, мерным, несмолкающим гулом. Под ногами, во мху, хлюпала вода, пахло болотной сыростью, жухлой хвоей, осенним тлением. Егор привычно обратился душой к лесному народу, но все живое попряталось и молчало, только сорока - верный вестник - коротко чокнула с лиственничной ветки и тут же унеслась по ветру, будто спешила или испугалась. Егор не успел ее понять. Пронзительный ветер нес сырой холод с Хоры, и все вокруг будто съежилось от озноба. Лес казался неуютным, нежилым и совершенно чужим... и Егор вдруг понял, почему.
   Холодная дрожь прошила тело вдоль спины. Добрая встреча. Не тот, с кем хотелось бы поговорить... но может, оно и к лучшему, как знать?
   Пасмурный полумрак свернулся в грозовую темень. Белесое небо потемнело. Удары копыт пали громовыми раскатами. Конь из дымного клубящегося сумрака встал рядом с Егором, как вкопанный. Всадник - мрачная тень - обрел плоть, спешился, трепанул коня по холке, усмехнулся настолько дружелюбно, насколько позволяло его угрюмое лицо.
   - Здорово, лешак.
   - Здорово, охотник, - сказал Егор грустно. - Не ждал встретить тебя здесь в эту пору, Мартын.
   - Угодья осматриваю, - сказал Мартын, поправив самострел за плечом. - Чего не ждал? Ведь сказано все, пересказано...
   - До весны далеконько еще.
   - До весны! - в голосе Мартына зазвучала глухая угроза. - Что за Охота весной? Ведь на май назначено, на май! Куда годится? Вот по холодам - февраль, март - любехонько бы... - его рука опять потянулась к самострелу.
   - Чем заряжать-то станете?
   - А не знаю пока. Коли февралем бы - так дифтерит, а май... даже не знаю. Холера, сыпняк, кровавый понос... Поглядим.
   У Егора заныло в груди.
   - Не жаль их тебе?
   - А они кого жалеют? - отрезал Мартын жестко. - На них, кроме Охоты, и управы-то нет. Им дай волю - расплодятся, как тараканы, все кругом пожрут, все умертвят, все под себя подомнут и новое место искать станут, где гадить. Не знаешь разве?
   Егор вздохнул.
   - Знаю. Но ты все одно не спеши собирать своих... душегубцев, - проговорил он чуть слышно. - Ты знай - тут, в деревне, кроме купчины и псов его, дивье дитя, братишка наш.
   - Охотников сын?
   - Лешачок.
   - Н-да... - Мартын помрачнел еще больше, отвел глаза, принялся теребить пуговицу. - Что ж ему... с людьми... Вольно вам, лешакам, с человечьими бабами блудить! - рявкнул он внезапно. - Добрая забава! Твой-то отец вроде как добра хотел матери-то твоей - много это ей добра принесло, человечьей бабе, дурехе несчастной, а? Ну тут еще ладно - ты хоть под присмотром рос. А этот? Как назвать-то такое? Кошке смех, мышке горе?
   - Мартын, я прошу! - голос Егора дрогнул. - Просто-таки не спешите с Охотой и все. Я сам с купчиной сговорюсь. Хоть уедет, хоть... да пусть даже и подохнет, не велико горе, лучше пусть один, чем весь поселок! А парнишку в лес заберу.
   - Выживет в лесу-то? Плоть людская держать станет...
   - Не видал ты его. Вовсе чистый, солнышко просвечивает. Лес сердечком чует. Все хорошо будет, ты уж погоди только. Не спеши.
   Мартын вложил ногу в стремя.
   - Ишь ты, лешак, - хмыкнул, вскакивая в седло. - И не боишься, что они узнают, да огнем тебя сожгут али что... Живешь в дряни этой, в гноище... Ну да что... вольному воля. Погляжу еще на лешачонка.
   Егор улыбнулся через силу.
   - Благодарствую, генерал. Я уж знаю, вы все одно свое возьмете, да только теперь, может, приглядываться станешь... Да большой Охоты не будет...
   - Нежная душа! - фыркнул Мартын и дал шпоры.
   Конь взвился, рванул порывом ветра, растворился в темноте - и только гул пролетел по лесу за его копытами.
   - Спасибо и на этом, - прошептал Егор. - Государь, господи, помоги справиться - а уж большего и не попрошу. И так много...
   И медленно пошел к деревне по замершему настороженному лесу. После встречи с охотником бродить расхотелось.
  
   Куница плясала на мушке, никак не поворачиваясь, как надо.
   Ее гибкое тельце мелькало в ветвях, дразнило, егозило - но никак не попадало под выстрел. Федора охватил охотничий азарт, куница уже была делом принципа - хорошо добытая куница, с целой шкуркой, грамотная добыча - и ее мельтешня приводила его в бешенство. Он преследовал зверька уже давно, браня его на чем свет, браня себя - что тебе одна куница? прибыль? богатство? - но азарт понес и гнал вперед.
   И вдруг куница слетела с ветвей вниз, скользнув между стволов в заросли стланика. "Вот тут ты и попалась!" - подумал Федор злорадно. Он рванулся вперед сквозь заросли с ружьем наперевес - и резко остановился, выскочив на открытое пространство.
   На поляне, усыпанной рыжей хвоей, прижимаясь спиной к лиственничному стволу, стоял деревенский мальчишка в грязном вытертом тулупчике и больших разбитых сапогах. Тулупчик у него на груди оттопыривался; из-за пазухи вдруг мелькнула и пропала хитренькая кунья мордочка.
   Мальчишка придерживал живой холмик руками. В его глазах, устремленных на Федора, горела откровенная враждебность.
   "Вот волчонок, - подумал Федор, усмехнувшись. - Но диво-то... Как это он ее приманил?"
   - Твоя, что ли? - спросил он дружелюбно.
   Мальчишка сжал губы и помотал головой.
   - Первый раз вижу, чтоб куницы прямо за пазуху сигали, - Федор улыбнулся потеплее. - Ты что ж, слово какое знаешь?
   Мальчишка молчал, ежился и прижимал к себе куницу, которая, как видно, ничего не имела против такого обращения. Федор разглядывал его с возрастающим интересом.
   "Любопытно, - думал он, - это что ж, он любую так приманить может? Диковинный парнишка... полезный. Вот кабы..."
   - Да ты не бойся, - сказал он, продолжая улыбаться. - Не трону я твою куницу. И без нее полно в тайге...
   Лицо мальчишки окаменело.
   "Вот упрямец, - подумал Федор с сердцем. - Такому хоть рубль предложи, хоть два - не отдаст, коли уперся. Волчонок как есть".
   - Ты чей такой? - спросил он, скрывая раздражение.
   - Калганов... Симка... - тихо сказал мальчишка, облизывая и кусая губы. Помолчал, глядя на Федора. Его лицо нервно подергивалось, он прокусил губу до крови, слизнул красную капельку и еле выговорил: - Уезжай.
   Федор опустил ружье и захохотал.
   - Ну насмешил, - сказал он сквозь смех. - Приказываешь, что ли, куний хозяин?
   На глаза мальчишки навернулись слезы.
   Федор как-то разом успокоился. "Блаженный какой-то, - подумал он с неприязнью. - Не от мира сего. С таким поговори-ка, попробуй! Уродец..." Он закинул ружье на плечо и пошел прочь. Уже проходя через заросли, он все еще чувствовал спиной враждебный взгляд мальчишки.
   И было это неприятно, непонятно почему.
   Когда Федор вышел на опушку, где ждали лошади, настроение у него было неважное. До смешного: это что ж, я так привык, что все восхищаются, умиляются, в рот заглядывают, подличают, что уж из-за какого-то деревенского юродивого, косо посмотревшего, на стенку залезть готов? Но все-таки... Те, что тут почище, только и вьются: "Лишь бы все заладилось, Федор Карпыч, дай Бог вам здоровья, Федор Карпыч... Хоть бы вы тут обжились, Федор Карпыч!" - а этот гаденыш: "Уезжай!"
   Смотрел так... Из-за чего смотрел-то? Что я ему сделал? Обездолил, что ли? Обидел? "Уезжай!"
   Чушь это все.
   Игнат подвел вороного. Промолчал, конечно. Вот Кузьмич, тот промолчать не может, ему надо свое слово вставить, не знают без него:
   - За куницей гонялись? Ну и стоило ли?
   - Ушла, - бросил Федор.
   - Дурной тут лес, - сказал Кузьмич. - Право слово - дурной. Вот Фрола-то бревном придавило - то ли будет еще, помяните мое слово. Попа бы позвать на вырубку, да святой водицей побрызгать...
   Федор усмехнулся. Попа! Суеверы... развели бодягу: дурак не оберегся - и пошли разговоры, пошли пересуды, начинается! Попа им... хотя...
   - Ладно, - сказал снисходительно. - Будет тебе поп, душа христианская. Не повредит, да и болтать перестанут. Пошли, когда приедем, к отцу Василию - скажешь, побеседовать зову.
   - Вот и хорошо, - Кузьмич вроде как поунялся.
   - Что, теперь и ехать можно?
   Игнат тронул рыжего с места, и Федор тоже дал шенкеля. На душе прояснилось.
   Лес дурной. Скажут тоже. Люди тут дурные - вот и вся недолга. Половина поселка - эти ненормальные староверы, чему дивиться? Девки - сплошь дикарки, от людей шарахаются, мужики зыркают исподлобья, как зверье... и этот еще... Нет, лес тут не при чем. Лес - везде лес. Лес, он что - деревья, да земля. Ну птицы-звери разные. Материал. Сырье. А сырье дурным или добрым не бывает. Сырье бывает дорогим и дешевым. А здешний лес - деревья, пушнина и золото - сырье дорогое. Очень дорогое.
   Значит, лес тут хороший. Деньги растут. Ничьи деньги. Приходи и бери. Вот и возьму.
   И никакие сказки, никакая болтовня меня не остановят.
   Федор и его люди отправились на вырубку. Федору хотелось лишний раз взглянуть хозяйским глазом, все ли в порядке.
  
   Лес рубили по берегу Хоры.
   Вчерашнее несчастье не оставило следа - это было вчера. Сегодня наступил новый день и кипела новая работа за хорошие деньги. Мужики мстили лесу, покалечившему Фрола.
   Сосновые и лиственничные стволы валились вниз, ломая ветки, как кости. Эти ветки с ожесточением стесывали топором, отшвыривали в сторону. Из дупла падающего дерева метнулась ошалевшая белка. Сосна рухнула на запертый на зимовку муравейник - взметнулась хвоя. Чей-то сапог с силой опустился на перепуганную полевку. Упала рябина - дерево с коммерческой точки зрения не ценное, но стоящее на дороге. Торопясь, тяжело дыша - бревна - бывшие деревья - в штабель. Ветки кашевар подкладывал в костер; над вырубкой, в воздухе, пропитанном мелким дождем, низко стелился едкий дым, выбивающий слезы...
   Федор полюбовался ходко идущей работой и остановился поговорить с управляющим. Они стояли на глинистом холме, с которого были видны и Хора, медленно катящаяся в тумане, и вырубка, уже изрядно углубившаяся в лес. И всего-навсего шагах в десяти от них, на том же холме, только ближе к его вершине, стояли, прижимаясь друг к другу плечами, четыре фигуры, незримые их глазам.
   Они должны были уйти еще третьего дня, эти четверо - посол Государя уже передал им его письмо - но не находили в себе сил, и вот торчали здесь, на ледяном ветру с реки, глядя на гибель своих угодий, глядя на гибель своих подданных и не имея возможности хоть что-то изменить.
   Марфа куталась в шаль, кусая пальцы. Рябина. Еще одна рябина. На что они им, ее рябины, ее шиповник, ее багульник? На что уничтожать то, что нельзя съесть, нельзя надеть на себя - даже продать нельзя - просто из удовольствия уничтожить или оттого, что случайно подвернулось под горячую руку? Ее черничник растет двести лет - только для того, чтобы они вырвали его с корнем просто из озорства?!
   Андрюха смотрел, окаменев лицом, опустив руки. Дятлы, сойки, белки, бурундуки, ежик, брошенная медвежья берлога... уж не говоря о полевках, землеройках и разных совсем уж крошечных существах. Филина, Андрюхина товарища, с которым еле сговорился, чтоб согласился жить тут, устроил как можно удобнее, беседовал по вечерам, еще вчера разбудили при свете дня, зашвыряли камнями, разбили голову... Плюнули на окровавленный труп: "Тварь поганая!" Теперь уж совсем невозможно было уйти - надо было смотреть и терзать себя за то, что не пришел на помощь беззащитным... а как мог помочь? Лешаки-хранители не могут сражаться, они для того нужны, чтоб жизнь вокруг цвела, а не для того, чтоб смерть останавливать - не в их это силах...
   Митька, из всех хранителей самый юный, еще с веснушками на побелевшем заострившемся носу, Андрюху за рукав теребил, спрашивал:
   - А может, я ливень сделаю? А? Или не... может, я туман сделаю? Дядь Андрюш, а? Чай, им не видать будет в тумане, так они и уйдут, а, дядь Андрюш? - и бездомные бурундуки возились у него за пазухой.
- Егор их отсюда уберет, - сказал Андрюха. - Уберет гада этого - и остальные уйдут. А мы тогда заживим тут раны... Нельзя так бросать... уйдем - совсем умрет земля.
   - Егор! - огрызнулся Николка-страж. Он тоже был еще молод, потому общение с людьми не успело научить его сдержанности. - Пока Егор там языком треплет, здесь убивают, чтоб их! Ждать, что ль, будем?!
   И рванул самострел с плеча. Вооружение стражей никогда не было таким серьезным и страшным, как у охотников, но его стрелы никому не показалось бы мало - Марфа и Андрюха схватили его за руки.
   - Да чего вы в самом деле?! - выкрикнул Николка, отбиваясь. - Когда Андрюха вчера дерево на этого елода опрокинул - он, в своем праве, стало быть, был - а у меня что ж, души, что ль, нет?
   - Он из-за филина, - сказала Марфа, но руки убрала.
   - А я из-за всего. Пустите, ну! Я сам этого купчину сейчас...
   Федор как почувствовал - пошел к лошадям. Николка рванулся изо всех сил - и Андрюха его отпустил. Николка швырнул стрелу на самострел и принялся натягивать тетиву. Федор вскочил в седло, Игнат и Кузьмич - за ним, и в тот момент, когда Николка вскинул самострел, между спиной Федора и острием стрелы уже встали черные стволы уцелевших деревьев.
   - Гадина! - закричал Николка и, прежде чем его успели остановить, спустил тетиву.
   Стрела с черным оперением вонзилась в шею управляющего.
   Управляющий охнул и схватился за шею.
   - Ох, и прострел же, - пожаловался десятнику. - Аж головы не повернуть. Застудил, не иначе...
   - Мало тебе, гнида, - прошипел Николка. - Я тебя еще доеду! Я тебе еще вечером покажу, погань!
   - Что это ты, малой, показывать собрался? - спросил Андрюха. - Не будет ли? Государь-то...
   - Вольно Государю! - глаза Николки загорелись тем темным пламенем холодной злобы и презрения к людям, какое можно увидеть разве что в мрачных глазах старого охотника. - У Государя, чай, угодья - весь мир. Что ему - вырубка какая-то? Людей жалеет. Соль мира. Соль мира, гляди-ка! Миру-то солоно пришлось от соли этой!
   - Государь поболе тебя, чай, видит...
   - Его святая воля. Я супротив - ни-ни. А только вечером... Я не я буду, если не обращусь... туда!
   И ткнул большим пальцем под ноги так, что шевельнулась земля.
   - Ты бы полегче с ними, - пробормотал Андрюха, но уже мягче. - Ты ж их не угомонишь потом. Это такие силы...
   - А что мне? - Николка ухмыльнулся. - Я - Государев воин. Мне они сродни. Я их подниму, я и уложу, не бойсь. Да и не стану всех-то - так, лишь тех, что выше. Так только - чтоб обгадились разок, да разбежались, портки теряя. Ведь стоят же.
   Лешаки переглянулись.
   - А пусть, - ожесточенно сказала Марфа. - Пусть пугнет. Так и надо. Позабавимся.
   - Нашла время для забавы, - проворчал Андрюха и невольно улыбнулся. - Только ты, Николка, гляди мне, ты бережно с ними, не буди всех...
   Митька в порыве чувств обнял Николку за шею.
   - Ты, дядь Никола, давай. Ты давай, а я тебе туман сделаю. Я тебе сделаю, что хошь, ты только пугни их, тошных...
   Николка потрепал Митьку по голове.
   - Ты сделай, бурундучий царь. Я тебе скажу, когда и как, а ты уж сделай.
  
   Егорка подошел к дому, постоял у плетня.
   Дом был хорош, велик, добротен, построен на много лет. Толстые бревна, складывающие стены, почернели от непогод. От дома несло ушедшим теплом и давней раздирающей болью. Во дворе возились дети - девочка лет двух-трех и парнишка постарше. Баба с круглым красным лицом кормила кур.
   - Эй, красавица, - окликнул Егорка вдруг охрипшим голосом.
   - Это я-то тебе - красавица? - фыркнула баба, отряхнув руки и подходя. - Чего надо?
   - Мариных дом, что ли?
   - Вспомнил, - баба поджала губы, ее лицо сделалось враждебным. - Уехали Марины-то. Вот уж лет двадцать тому. И нечего.
   - Что - нечего?
   - Шляться тут нечего! - огрызнулась баба. - Клим, куда полез, анафема?! Я вот задам-то тебе!
   Егор побрел прочь. На душе было так тяжко, что слезы наворачивались на глаза.
   - Ты, цыган рыжий, - окликнули сзади. - На что Марины-то тебе?
   Егорка моргнул, обернулся.
   Пожилой мужик с сивой бородой, с обветренным лицом в глубоких морщинах, глядел на него с любопытством и скручивал "козью ножку".
   - Мать наказывала Ульяне Протасьевне кланяться, - сказал Егорка. - Куда уехали-то?
   - Не сказались.
   - А тебя, добрый человек, как звать?
   Пожилой ухмыльнулся.
   - Алемпием. А у тебя, ветром подбитый, никак мать есть?
   - Была. Померла.
   Ухмылка сползла с Алемпиева лица. Он закурил наконец цигарку.
   - Все помрем... А откуда Ульяну знала мать-то твоя?
   - Не сказывала...
   - А уехали уж давно. Как Фенька-то померла, так и уехали, - сказал Алемпий.
   - А где ее похоронили? - спросил Егорка.
   - Феньку-то? Да при тракте, за околицей. Известно, как самоубийц хоронят. А на что тебе?
   - Отчего - как самоубийц? - Егорка взглянул беспомощно.
   - Не слыхал что ли? Да уж оттого... Нечего тут... - Алемпий затянулся и закашлялся. - Так уж...
   Егорка тронул его за рукав, заглянул в лицо.
   - Дяденька Алемпий, пожалуйста! Сделай милость, расскажи, а то душа у меня будет не на месте!
   Алемпий нахмурил брови, отчего они встопорщились, как пучки мха. Вздохнул.
   - Неохота мне говорить-то, - пробормотал он глухо, то ли угрюмо, то ли смущенно. - Коли мать твоя, покойница, с Ульяной-то...
   - Дяденька Алемпий... - Егорка смотрел так отчаянно, что Алемпию стало не по себе.
   - Да уж ладно, - согласился он с новым мрачным вздохом. - Слушай уж... Отойдем с дороги-то...Лет уж двадцать тому было. Семья у Мариных была строгая, дельная. Три дочки у Семена росло, выросли да замуж вышли - а никакого баловства никто не допускал. И вдруг четвертая-то учудила - молчала все, молчала, ровно скромница. Так бы до последнего и перемогалась, если бы Ульяна не заметила. Ветром надуло, ишь ты...
   Алемпий скривился и хотел сплюнуть, но взглянул на застывшее Егоркино лицо и удержался.
   - И, главное, так и не добились, с кем она там путалась, - продолжал Алемпий. - Семен, бают, у ней спрашивает, а она сидит да улыбается, как дурочка. Уж на нее вся Прогонная пальцем казала, только что ворота дегтем не мазали - а она и то, бесстыжая, не созналась. Ульяна-то с Семеном глаза на улицу показать со сраму не смели, а Феньке все - божья роса.
   - Любила, стало быть, - сказал Егор глухо.
   - Ишь ты, любила! Укроту, стало быть, настоящую не дали, - на этот раз Алемпий не удержался от плевка. - Так и ходила, негодная, пока пузо уж на нос не полезло... Я уж так думаю, что у Семена больно на душе накипело. И то сказать - ты ей наставление, а она улыбается. Вот он и того... - Алемпий покосился на Егорку. - Проклял ее, говорят. Он ее проклял, а она возьми, да из дома и убеги.
   Алемпий снова посмотрел на Егорку. Егорка стоял, как окаменелый, обхватив плечи руками, глядя в одну точку.
   - Ишь, прошибло тебя... Да не бойсь, не родня же она тебе! Убежала дура, значит, сегодня, значит, убежала, а завтра Семен обдумался да искать ее пошел. И то сказать: на дворе осень, вроде как нынче, а девка убежала, в чем есть, чуть не босая. Куда ей идти? Ну вот, Семен и пошел ее искать, а с ним Демины мужики и Матвей Благов с сыном. Цельных два дня ее искали, а нашли в Кривой балке, под обрывом, всю разбитую. Стало быть, с обрыва и кинулась. А только мало того, что она с обрыва кинулась, кинулась она, значится, когда уже распросталась. Только младенчика при ней уж не было.
   Алемпий взглянул на Егорку почти победно. Егорка так и не шевелился.
   - Ну вот они ее принесли в деревню и пошли к отцу Василью. А отец Василий им все разъяснил. Мало, бает, того, что она сблудила, родного отца до греха довела да в лесу родила, как собачонка какая, она еще, не иначе, сгубила младенчика некрещеным. Может, закопала где, может, в Хору бросила, кто знает. А после руку на себя наложила. Вот и запретил ее хоронить по-христиански, а велел закопать в лесу у тракта, что без покаяния умершую да еще по самоволию.
   - И они уехали? - спросил Егорка еле слышно.
   - Уехали, куда ж им было остаться? Серега Косой им название придумал: сукины сродственники, а все озорники деревенские подхватили - хоть из дому не выходи. Вот они и продали все за бесценок и уехали. Избу-то потом Голяковы забрали, вот Пашухе и досадно, что ты спрашиваешь. Дом-от Сидору даром достался...
   - А ежели все неправда, что отец Василий говорил? - спросил Егорка, поднимая голову. - Ежели неправда, что она ребенка убила и сама убилась? Ежели она к отцу ребенка пошла да заплутала в лесу в потемках, да нечаянно в овраг сорвалась?
   - Ну да, - Алемпий принялся скручивать новую "козью ножку". - А ребенок-то где?
   - А ежели его отец нашел?
   Алемпий ухмыльнулся и прищурился.
   - Эк у тебя гладко выходит. Что ж ее хахаль не объявился, когда в нее наземом швыряли да ворота дегтем мазать хотели? Чтоб грех венцом прикрыть? Ага, что?
   - Не мог он, - голос Егорки сорвался. - Может, жалел потом, только не мог...
   - Ничего ты знать не можешь, - сказал Алемпий насмешливо. - Тебя тогда еще и на свете не было.
   - Был, - сказал Егорка. - Не больно долго, но был. Пойду я, Алемпий. Благодарствуй за рассказ. Не серчай, что задержал-то тебя.
   - Чудной ты, Егорка, - сказал Алемпий. - Что оно все тебе?
   Егорка пожал плечами и отошел. Алемпий смотрел на него скептически.
   - Ишь ты, - пробормотал себе под нос. - Цыган рыжий... любопытственный... бывает же...
  
   Егорка шел прочь, и все было темно, внутри него, снаружи - везде стоял непроницаемый мрак.
   Мама лежала в рыжей глине у тракта. Ее тело принял лес, так что от него давно не осталось следа. Ее душа отправилась куда-то далеко, в такие края, куда не достает даже острый взгляд лешака. К Государю? К человеческому Богу, в которого Егорка не верил, но в существовании которого люди не сомневались? В его рай? В его ад? От одних этих мыслей со дна души поднималась тоска, душила вязким холодом... Может, ад и рай - лишь злые людские суеверия, но в конечном счете главное, что мама ушла не в лес... не в лес...
   Мама оставила Егорку из-за того, что с ней были жестоки все, кто оказался вокруг. Из-за спокойной, ровной, обыденной человеческой жестокости. Жестокости, которая даже не осознает себя жестокостью. Вся жизнь в человеческом поселке пропитана этой спокойной, привычной, добродушной жестокостью. Как легко начать ненавидеть людей за это. Как легко принять эту все закрывающую тьму. И преклонить колено, и произнести Присягу, и взять самострел...
   Возненавидевший лешак становится охотником.
   Егорка вздрогнул.
   Плащ из грозового облака, конь из черного дыма, колчан, полный стрел, несущих страшную смерть, не выбирая жертву, всем, кто оказался на пути, попал в прицел... Убивая, защищаю жизнь вечную...
   А Симка... Матрена, Влас, страшный мужик Гришка, дети Пашухи... А другие... даже Устин... он тоже... не совсем...
   Егорка вздохнул - и вдруг фыркнул от неожиданного смеха. Какой ты охотник, лешак! Дурень, дурень... размечтался. Самострел тебе! А сам думаешь, как бы это так побалакать по душам с Федором Глызиным, чтобы все само собой решилось, чтобы никому не было плохо, а он сам пожелал бы уехать. Коня тебе! Уже, коня! Пешком ходи.
   Сразу стало легче дышать. Мысли прояснились. Кулаки разжались сами собой.
   Маме я помочь не могу. И не смогу. Надо как-то смириться с этим и делать то, что могу. Вот и все. Теперь пойти что-нибудь съесть. Человечьей плоти нужна еда.
   Егорка пошел к трактиру. Его лицо было влажным от мелкого дождя. Запах дыма горчил на губах. На встречных сельчан не хотелось смотреть.
   Мимо проехала груженая фура, запряженная рыжей парой. Мокрые лошади плелись понуро и грустно. Навстречу пролетела почтовая тройка; ямщик остервенело нахлестывал коней, из-под копыт веером разлетались брызги грязи... Потом Егорку нагнал этап. Озябших колодников, тяжело переставляющих чуни, вымазанные налипшей глиной, сопровождали верховые казаки. Егорка посторонился. Люди с серыми лицами, не отрывая взгляда от размокшей грязной дороги, волоча цепи, пробрели, машинально переставляя ноги. Егорке снова стало тяжело и грустно.
   Люди хоть кого-нибудь щадят?
   Девка в глухом сером сарафане староверки и в платке, закрывавшем голову и шею, выскочила из-за высокого тесового забора с ломтями черного хлеба в руках, торопливо сунула тем колодникам, что оказались ближе, не слушая их растерянного благодарного бормотания, убежала обратно.
   Почти тут же Егорка услыхал из-за забора сварливый женский голос:
   - Глафира, кобыла! Ты куда это хлеб-то таскала? Чай, поганцам? Вот же дура несуразная - нет, чтоб в дом, только из дому...
   Маленькая пузатая лошадка тащила телегу, нагруженную дровами. Колесо попало в глубокую выбоину, заполненную водой. Лошаденка дернулась и встала. Высоченный молодой мужик в распахнутом тулупе, который шел рядом, грыз сломанный прутик и о чем-то думал, тоже остановился. На его лице мелькнуло глубокое удивление, сменилось раздражением, потом - приступом ярости.
   - Тащись! Ну! - рявкнул он и хлестнул лошаденку вожжами.
   Та вздрогнула, дернулась, дернулась снова...
   - Тащись! Тащись, пошла, падаль дохлая! Пошла! - мужик бросил вожжи и схватил с воза тонкое полено. - Пошла, гадюка!
   Ударить лошадь поленом он не успел. Егор оставил футляр со скрипкой на чурбаке у забора, в пять стремительных шагов оказался рядом и схватил мужика за руки.
   Прохожая баба взвизгнула и уронила с коромысла ведро с водой, окатив подол.
   - Пусти! - зарычал мужик, как рычит, нападая, медведь, и бешено рванулся.
   Он был выше Егорки на голову и вдвое шире в плечах; рядом с ним Егорка казался бледненьким барчонком - и поэтому покрасневшее лицо мужика и его вздувшиеся жилы выглядели удивительно, совсем неестественно. Тем более, что сторонний наблюдатель сказал бы, что Егорка не прикладывает вовсе никаких особых усилий - вид у рыжего цыгана был совершенно потерянный.
   - Пусти, пес! Убью! - протолкнул мужик сквозь стиснутые зубы, тихо и страшно, и рванулся снова, так, что с воза, задетого его коленом, посыпались дрова.
   Егорка не шевельнулся, только улыбнулся по-прежнему потеряно и грустно.
   - Ты не злись так, - сказал тихо. - Это же твоя лошадь, ты же сам, чай, потом жалеть будешь...
   - Да пусти ты...
   - Я-то пущу, не буду с тобой тут век стоять-то, да только ты охолони сперва...
   Мужик взглянул на Егорку так, будто видел его впервые - и вдруг расхохотался, совершенно искренне, весело и непосредственно, совершенно неожиданно. Егор разжал пальцы.
   - Ничего себе! - еле выговорил мужик, смеясь. - А я-то думал, что тебя, как вошку, одним пальцем раздавить можно! Оконфузил ты меня.
   - Не хотел я, - Егорка поднял скрипку. - Напугал ты меня. Чай, забил бы лошадь-то...
   - Чего это напугал? - мужик подтолкнул воз, Егорка подсобил ему, лошаденка пошла вперед. - Тебе-то что?
   - Да страшно мне видеть, как человек-то звереет...
   Мужик смущенно ухмыльнулся. Его жесткое лицо с живыми темными глазами и русой бородкой казалось сейчас неглупым и своеобразно красивым.
   - Обидно стало мне, - сказал он, пытаясь скрыть смущение нервным смешком. - Маешься-бьешься, как проклятый, а скотина - полтора одра... ишь, рысак, трех поленьев свести не может... Обидно, вот и вся недолга...
   - Так ведь не лошадь же обидела-то тебя...
   - И то... так с жизнью-то на кулачки, чай, драться не станешь!
   - Все дерутся...
   Мужик взглянул с насмешливым любопытством.
   - Это ты, значит... на скрипочке по трактирам играешь?
   - Случается.
   - Лучше б на кулачках дрался. Руки-то - что железо... Никто этак вот не держал меня.
   Егорка устало улыбнулся.
   - Неохота мне... не умею я драться-то... Вот тебе не помешало бы... тех бить, кто тебе ответить может...
   Мужик коротко рассмеялся.
   - Да уж! Могут они! Нет у меня тут супротивников. Только один раз, в молодцах, избили меня, да и то - пьяного и не помню кто. А более... Слышь, рыжий... ты в воскресенье к трактиру приходи. Погреемся. Любопытно мне. Эк, руки-то у тебя, - и потер синяки на запястьях.
   Егорка взглянул виновато.
   - Не хотел я. Само вышло. К трактиру, верно, приду, а драться с тобой... Звать-то как тебя?
   - Лаврентием.
   - Ну так, я драться с тобой не стану, Лаврентий. Уж не держи обиды на меня. Какой из меня боец?
   Лаврентий недоверчиво усмехнулся. Лошадь остановилась у избы, крытой свежим тесом.
   - Пойду я, - Егорка поднял глаза, и Лаврентий хмыкнул, взглянув в его лицо, показавшееся хрупким, усталым и больным. - Ты не держи обиды, вышло так.
   - Поди водки выпей, - сорвалось у Лаврентия с языка само собой. - Согреешься, чай...
   - У печки согреюсь, - усмехнулся Егорка и пошел прочь.
   Лаврентий проводил его взглядом - и вдруг почувствовал укол странной боли в сердце, дурного страха непонятно перед чем. Перед глазами вдруг заплясали языки пламени - и он подумал, что это Егорка горит... или кто-то такой же... блаженный...
   Лаврентий тряхнул головой и завел лошадь в ворота.
  
   Егорка сидел в трактире у окна и смотрел, как на дворе идет дождь.
   Осенний пасмурный вечер уже наползал из леса на деревню; мелкие слезы ползли по мутному стеклу, по вечернему сумраку, скатывались вниз, снова набегали... Егоркин чай остыл. Скрипка в футляре лежала на столе, и не было сил вынуть ее - музыка б пошла совсем невеселая. День задался не слишком удачный; еще печальнее обещала быть ночь - пожелтевшая подушка на скрипучей кровати, мрачный образ в углу, едва освещенный крошечной лампадкой зеленого стекла, пьяный гомон внизу... недоступный, любимый, желанный лес за бревенчатыми стенами.
   Ветер и дождь.
   Егорке хотелось сидеть у костра, на мху, накинув на голову плащ, чтобы живое тепло втекало в такой же живой свежий холод... чтобы за пазухой возились мышата, а на коленях дремал соболь. Чтобы Государев лик угадывался за тучами, а на душе был лесной покой... чтобы, может быть, Симка, найденный, названный братишка, устроился рядом, смотрел бы в огонь - тогда и музыка бы пришла сама собою... Пропади он, этот купчина, пропадом!
   Егорка еще, пожалуй, поговорил бы с Лаврентием, да Лаврентий в трактир не пришел. Нынче у Силыча было много гостей, постояльцы пили, гуляли несколько деревенских пьянчуг; воздух превратился в кислый смрад. Глаза бы ни на что не глядели, подумал Егорка - и тут его взгляд наткнулся на нечто, прямо-таки магнитом его притянувшее. Не зарекайся.
   В трактир вошла маленькая мокрая фигурка - девчонка, решил бы Егор, если б платок не был повязан по-бабьи. Личико, совсем детское, бледненькое, курносое, с круглыми серыми глазами в светлых ресницах, мокрое от слез и от дождя, выражало и страх, и стыд. Озиралась она затравленным зверьком, чувствуя на себе чужие взгляды и пожимаясь от них, как от холода. Таких мокрых замученных существ отогревают в ладонях - и Егор сделал невольное движение навстречу, но тут она нашла того, кого искала.
   Тот был - Кузьма, молодой кудрявый мужик с глуповато-веселым лицом. Он пил водку с охотниками, пришедшими с Бродов, и громко хохотал над чем-то. Девчонка-баба подошла к нему так, как идут против ветра - с видимым напряжением - и ее страх со стыдом стали еще заметнее. Она остановилась рядом. Кузьма не обернулся, слушая собутыльника, черного, лохматого, с яркими белыми зубами.
   - ... а я и говорю: "Хва-ат! Поучить бы тебя... чем сарай подпирают!" - закончил тот при общем смехе.
   - Фомич... - окликнула молодуха, тронув Кузьму за плечо.
   Кузьма обернулся, взглянув на нее с тупым удивлением.
   - Ты что здесь...
   - Фомич... - шепнула она, едва шевеля губами, - батюшка домой звал...
   На щеках Кузьмы загорелись красные пятна.
   - Ты что... пошла отсюда, холера! - прошипел он, пытаясь понизить голос.
   Молодуха опустила руки. Вся ее поза превратилась в сплошной знак отчаянья и стыда.
   - Пойдем, Фомич, - сказала она чуть громче. - Пойдем, сделай милость - ты ж веселый уже... Батюшка бранится, кричит... пойдем... - закончила еле слышно.
   Кузьма уставился на нее.
   - Да как ты... Я ж тебе... говорил, не смей липнуть, анафема!
   - Я и сама не желаю, - глухо сказала молодуха, глядя в пол. - Батюшка велит. Со двора гонит, сам, чай, знаешь... Серчает шибко... Пойдем...
   - Перед обчеством меня срамить, змея?!
   Кузьма вскочил, опрокинув табурет. Молодуха шарахнулась в сторону, закрывшись руками. Егорка был готов к будущей беде, внутренне напряжен, как взведенная пружина - готов рвануться на помощь, если понадобиться, но на один-единый миг ему помешали. Егорка оттолкнул в сторону какого-то не в час подвернувшегося пьяного - и тут молодуха влетела прямо к нему в руки, как в лесу, бывало, влетал к нему за пазуху бурундук, преследуемый куницей.
   Этого не ждал никто.
   Жена Кузьмы обмерла, оцепенела, как тот же бурундук перед хищным зверем. Кузьма набычился и яростно уставился на Егорку.
   Егорка растерялся. Ему не пришло в голову ничего разумнее, чем отодвинуть молодуху в сторону и заслонить собой. Это развеселило гостей и окончательно взбесило Кузьму. Он ринулся вперед и схватил Егорку за грудки.
   - Ты чего вяжешься?! - выдохнул пополам с перегаром. - Какое твое дело, а?!
   Егорка не убрал его рук, хотя отстраниться очень хотелось - пьяное дыхание было нестерпимо.
   - Ты пошел бы домой, Кузьма, - сказал, силясь улыбнуться. - Чай, и жена зовет, и отец... поди.
   - Нет, ты по какому полному праву ввязываешься?! - Кузьма дернул Егора на себя, но тот стоял, как вкопанный. - Да как ты... - Кузьма дернул еще раз - и в конце концов Егору это надоело.
   Он перехватил руки Кузьмы у запястий и отодрал от своей одежи.
   - Ты не замай! - крикнул Кузьма. - Морду разобью, чтоб не лез, куда не просят, бродяга поганый!
   Вокруг засмеялись. Егорка вздохнул.
   - Шел бы ты домой, Кузьма, - сказал он снова без всякой надежды быть услышанным. - Неохота мне с тобой драться.
   - Кузьма! - крикнул Петруха Голяков, которого Егорка просто нутром учуял, как Пашухина сына. - Да чего ты смотришь - врежь ему!
   Кузьма рванулся вперед, не разбирая дороги, как бык - и Егорке пришлось остановить его волей-неволей. Поймав его руки, Егорка успел подумать, что Кузьма - не Лаврентий, особо дергаться не будет, но Кузьма принялся пинаться ногами, и его пришлось завалить спиной на стол, в чью-то миску с печенкой.
   Зрители уже помирали со смеху.
   Кузьма плевался и ругался черными словами. Подливка к печенке размазалась по столу и капала на пол. Силыч отвернулся в сторону, чтобы было не видно, что его тоже разбирает смех. Бедолага-молодуха, из-за которой заварилась вся эта каша, забилась в угол и глядела перепуганными глазами - лицо у ней было как из мела вырезано.
   Красотища, подумал Егорка. Лучше и быть не может. Пора заканчивать этот балаган.
   И отпустил Кузьму, а сам отошел в сторону.
   Кузьма поднялся, тяжело дыша от бессильной ярости.
   - Я с тобой потом разберусь еще, - пообещал он Егорке под ехидные смешки собутыльников, и тут его мутный взор упал на жену, прижавшуюся к стене. - Пошли, шкура, - к злости примешалось злорадное удовольствие. - Потолкуем...
   Молодуха с мертвым лицом пошла к дверям, Кузьма - за ней.
   Егорка про себя проклял и трижды проклял тот миг, когда решил вернуться в деревню, посулил Прогонной Большую Охоту - и вышел за ними.
   Он нагнал Кузьму на темном порядке, куда уже не доставали пьяные вопли и хохот из трактира.
   - Стой, - сказал, взяв за локоть. - Поговорить надо.
   - Не об чем нам говорить, паскуда, - Кузьма яростно дернулся, Егор его отпустил и он угодил кулаком в собственную челюсть. - Что тебе надо, сволочь?! - выкрикнул Кузьма, чуть не плача от досады. - Чего ты привязался ко мне?!
   - Я уйду, - сказал Егор. - Только договорю - и уйду.
   Кузьма выпятил нижнюю губу и прищурился.
   - Ну?
   - Если будешь бить свою жену, Кузьма - умрешь, - сказал Егор тихо.
   - Чего?!
   - Возьми в разумение: умрешь, если будешь бить жену. Нехорошо умрешь. Все.
   Егорка повернулся, чтобы идти прочь, но теперь уже Кузьма остановил его.
   - Это через почему это - умру? - спросил он тупо. - С чего это?
   - Попробуй - враз узнаешь, - сказал Егорка устало.
   - Так что ж - мне теперь и жену поучить нельзя?
   - Мужик словом учит - не кулаком.
   Кузьма с полминуты смотрел в землю - а молодуха украдкой, стоя в стороне, смотрела на Егорку - потом сплюнул и осклабился.
   - А ты почем знаешь, что я помру? Пророк какой выискался...
   Егорка заставил себя посмотреть в его омерзительную физиономию, чувствуя страшную усталость, от которой мутило.
   - Знаешь, Кузьма, это напророчить - невелика мудрость. Потому как я тебя и убью, коли ее бить станешь, - сказал он просто. - Ты там, в трактире-то, чай, понял, что могу я? Почуял? Я знаю, что понял. Так помни.
   И пошел назад к трактиру, оставив Кузьму с женой разбираться с собственными мыслями.
  
   Стемнело рано.
   Ненастный день скатился в ненастные сумерки. В такой вечер хотелось сидеть в тепле, хоть дома у печки, хоть в трактире, опять же у печки - чтобы свистел самовар, трещали горящие поленья, тикали ходики, а дождь шуршал по крыше, а не по тесовому навесу, вовсе от непогоды не защищавшему.
   - А он бает, не спите, мол, - ворчал Архип, протягивая руки к костру. - Лес, бает, дорогой, слышь-ка, одно дерево в пятнадцати рублях в городе идет, так чтоб никто не скрал... Да какой леший сюда потащится-то в такую пору?! Вон стыть да мокреть какая, нехорошее время - небось, и разбойники-то в тепле сидят, не то что... да разбойникам-то какая корысть? Разбойникам, им, чай, не бревна, им золото надо. За бревном кто приволочется? Мужик, небось, какой непутящий, а не разбойник. А, не так?
   - Так, - лениво отозвался Филька, не прекращая жевать. Филька все что-то жевал; над костром висел котелок с пшенной кашей, но Фильке было не дождаться, когда она, наконец, упреет, потому он жевал хлебный мякиш. Один хлеб, без ничего, есть невкусно, но слишком долго не есть вообще ничего Фильке было скучно.
   - Так, даром, и просидим всю ночь, - продолжал Архип, поглядывая на Фильку с неодобрением. Его нынешний компаньон был слишком молод, чтобы иметь настоящее разумение, и Архип говорил с ним только потому, что не было настоящих слушателей. - Бережение бережением, а надо же и понятие иметь в своей голове, чтобы сообразить. Кто ж в такую холодину воровать-то попрется? Хороший-то хозяин, небось, и собаку выгнать на двор пожалеет, не то, что...
   - Точно, - отозвался Филька с полным ртом, помешивая в котелке.
   Полусырые сучья горели дымно и чадно. Рваный красный свет вырывал из темноты толстую сонную рожу Фильки, острый нос и всклокоченную бороду Архипа, край штабеля бревен, казавшихся в пляшущих отблесках темно-золотыми, и груду нарубленных веток. Лес вокруг сливался в сплошную черную стену из древесных стволов, дождя и качающихся теней. Ветер притих, только шуршали падающие капли. Белые мутные полосы тумана медленно ползли над вырубкой, будто кто тянул их за края.
   - А он бает, мол, в городе этим, слышь-ка, бревнам цены нет, - говорил Архип, устраиваясь поудобнее. - Вот и сиди как сыч, карауль. Кабы не нужда, нипочем бы не остался. Не остался бы и не остался. Все деньги проклятые...
   - Это справедливо, - Филька проглотил кусок, вздохнул и принялся рыться в торбе. - А луковицы у тебя нет, дядь Архип?
   - Нет, луковицы нет. Что была - в кашу покрошил... Филька, слышь-ка... Никак, кричит кто?
   - Не... помстилось тебе.
   - Ай, кричит... да страшно так...
   Филька сглотнул зевок и прислушался. В лесу стояла шелестящая тишина дождливой ночи.
   - Помстилось, - сказал Филька уверенно и с удовольствием зевнул снова.
   Архип все-таки взял с веток двустволку и положил поближе. Ему было не по себе.
   - Ишь, чувствительный, - усмехнулся Андрюха, щурясь на огонь. Он прислонился спиной к сосновому стволу шагах в пятнадцати от сторожей.
   - Чует кошка, чье мясо съела, - фыркнула Марфа. - Ну чего там Митька-то?
   - Погодь, - сказал Андрюха нежно. - У него свои приметки. Погодь.
   Митька сидел поодаль на корточках. Струи тумана серо мерцали в его пальцах. Он перебирал туманные пряди и улыбался.
   - Хватит, малец, - сказал Николка, выходя из-за деревьев. - Славно. В самый раз.
   Митька встал. Все лешаки обернулись к Николке, и их лица сами собой посерьезнели.
   Николка глубоко вздохнул и отошел подальше, махнув лешакам, чтоб не вздумали соваться под руку. Остановился посредине вырубки, по колено в тумане, сам как столб тумана, тряхнул белесыми волосами, огляделся, пригнув голову, исподлобья, по-волчьи - и протянул руки к укрытой туманом мокрой земле. Он заговорил негромко, но его голос, низкий, темный, исполненный страстной тяжелой силы, прокатился по всему лесу длинным порывом холодного ветра.
   - Именем Государя, силою Государя, я, Государев слуга, вас зову, кто подо мхом, кто под болотом, кто под землею! Я, Государев слуга, вас ото сна бужу, вам подняться велю, вам велю быть в воле моей, а я - в Его воле!
   Земля под его ногами тяжело колыхнулась. Неясный ропот, глухой шум донесся из чащи. Николка быстро обернулся - на его бледном лице зелено горели глаза, он улыбался жестоко и весело.
   - Я, Государев слуга, вас зову, тех, кто мертвое берут, мертвую кровь пьют, мертвую плоть едят, смерть жизни возвращают! Я вас болью накормлю, страхом напою, сны людские вам отдаю! Вам велю быть в воле моей, а я - в Государевой воле!
   Тени, чернее ночной темноты, обвились вокруг Николкиных ног, он запустил пальцы в клубящийся сумрак, как в кошачью шерсть, упоенно улыбаясь.
   - Идите, берите что даю вам, - прошептал он ледяным шелестом. - Государь над вами, он нам судья!
   Архип попробовал кашу.
   - Никак, соли маловато... Слышь-ка, Филька, дай-ка мне... Чего ты, Филька?
   Филька сидел, молчал, не шевелился и глядел широко раскрытыми глазами. Он видел, как тень Архиповой руки отделилась от тесовой стенки, встряхнулась и обрела свою собственную плоть. Серая, серая, длинная, змеистая, в каких-то мутных пупырях, как в чирьях...
   - Господи... - пробормотал Филька еле слышно.
   - Да чего ты прям... - начал Архип и замер.
   Сырое хлюпанье, будто кто выдирался из жидкой грязи, послышалось из-за Филькиной спины. Архип поднял глаза - и увидал прямо над Филькиным плечом...
   Оно было из мокрой земли, бурой тины и каких-то серых соплей. У него были два глаза - как желтые пустые стекляшки, в которых отражался костер - и рот, пасть не пасть, черная гнилая дыра, осклабленная в дурацкой нелюдской ухмылке, беззубая - и голодная...
   - Нечистая! - заорал Архип диким сорванным фальцетом. - Нечистая, господи!
   - А-а-а! - присоединился Филька, сорвался с места и понесся в туман с воплями. - Нечистая! Господи, помилуй!
   Архип схватил из костра сук, полыхающий на конце, и ткнул в харю. Харя ухмыльнулась и грязь с нее потекла вниз, обнажая мертвый, голый костяной череп, громадный, совершенно нелюдской череп с желтыми огнями в глазницах. Архип изо всех сил швырнул в череп головней и зарылся в кучу сучьев, лицом вниз, закрыв голову руками. Он свернулся в тугой клубок, весь трясясь, бормоча "Отче наш" - раз, два, три - и слыша ужасные шорохи. Шелестел дождь, хлюпала грязь, выл ветер - и Филька сипло вопил:
   - Господи, помилуй! Господи, помилуй! Госпомилуй! Госпомилуй! Госпомилуй...
  
   Егорка проснулся поздним утром в необычной, тянущей душу тревоге. Что-то было нехорошо, что-то было всерьез нехорошо, и мысли эти никак не отпускали. Егорка постоял у окна, завешенного застиранными и пожелтевшими лоскутками тюля в пышных букетах. За окном моросил дождь, утро было серое, печальное - и захотелось выйти на улицу в запах леса, дождя и дыма...
   Егорка накинул тулуп и вышел. Устин Силыч щелкал на счетах, поднял глаза от костяшек, улыбнулся ласково.
   - Вы, Егор, как по батюшке-то вас, ровно купец, все по делам да по делам, - проворковал приветливо. - И нет такого, чтоб лясы точить. Знаем мы, небось потихонечку-полегонечку дела ведете, а там, глядишь, и дело свое заимеете...
   Егорка улыбнулся.
   - А может, есть оно у меня, дело свое.
   - Вот-вот, - лицо Устина сделалось еще умильнее. - Не пышно, нигде не слышно, а капиталы, чай наживаете...
   Егорка рассмеялся, несмотря на тяжесть на душе.
   - Коли и наживу чудом каким капитал-то, с неба, к примеру, свалится, так в руках не удержу, Устин Силыч. Такой талан, чтоб деньги иметь, не всем дается. Вы - дело одно, а я - другое, и не умею я, и ни к чему мне...
   Устин улыбнулся так нежно, что осторожную насмешку за этим нежным сиянием никто, кроме Егорки, и не заметил бы.
   Егорка купил сайку и вышел из трактира. И едва он оказался на улице, как тревога выпустила все когти и впилась в душу: у водопоя что-то бурно обсуждала целая сходка мужиков и баб.
   - Совсем, родимые мои, рехнулся, - сморкаясь в платок, причитала толстая баба, округлив опухшие глаза. - Только и слов, что "Господи, помилуй", да так бает, как взлаивает - гав, гав...
   Прочие почти ее не слушали.
   - Страх какой...
   - Сила в ём нечистая. Нечего было в лес без креста ходить!
   - Дак с крестом был, родненькие! Вот вам как на духу, был крестильный...
   - Бабку Лукерью звать, да отлить свинцом, она мастерица...
   - Куды! К отцу Василию, святой водицы испить, да...
   - Надеть шлею с потного жеребца да вожжами бы...
   - Архип-то сказывал, там не один был, а целая артель, слышь-ка, один другого краше...
   - Да люди ж добрые! - крикнул Егорка, перекрывая все голоса. - Что сделалось-то? Кто скажет-то мне?
   И почему-то никто не усомнился, что Егорка спрашивает в своем праве. Ему ответили.
   - А Филька-увалень ума решился. Караулили лес с Архипом Конаковым - а там леший...
   - Какой леший, ври! Толпища целая нечистых-то, чуть не удушили! Архип, слышь-ка, отмолился да отплевался, а Филька на них глядел да и спятил с катушек долой.
   Егор присвистнул. Его бледное лицо побледнело еще больше.
   - Тетя, - сказал он, обращаясь к толстой зареванной бабе, - Мне б взглянуть на него.
   Баба сразу перестала причитать и ее лицо, глаза и вся поза выказали такую враждебность, что даже ее старые товарки попятились в стороны.
   - Ах ты, бесстыжая рожа! - взвизгнула она, вскидывая кулаки. - Что это - балаган, что ль, глядеть-то тебе!? Молодой парнишка мается, мать места не находит - а ему все б забавляться! Куды! Чтоб вам пропасть, таким!
   - И не говори, и не говори! - подхватила бабенка помоложе, которую соседки звали Занозою и не без оснований. - Им бы лишь бы...
   Договорить ей не удалось - Егорка поймал ее за руку и зажал ее рот ладонью, спокойно, мягко и четко. Заноза была так поражена, что на миг замолчала.
   - Тетя Маланья, - вставил Егор в кусочек получившейся относительной тишины. - Я не любопытствую, я умею испуг отливать.
   Баба услыхала и удивилась, приподняв белесые бровки.
   - Во, знахарь, - ухмыльнулся Лука, мужик тощий, сутулый, с носом уточкой. - Ворожей, что передок без гужей. Ты гляди, Маланья, он те наворожит...
   - А чего? - хохотнул Голяков Петруха. - Он слово знает. Эвон, Лаврюшка-то Битюг, люди бают, в руки к нему, как в капкан, попался! С бесями знается, так пусть и сговорит с дружками своими!
   Вокруг замолчали и попятились. Егорка улыбнулся.
   - Ты, Петруха, сам понял, что сказал-то?
   - Что сказал, то и сказал, - огрызнулся Петруха, но глаза отвел.
   - Мне чертозная не надо! - заявила Маланья.
   - Я помочь могу, - сказал Егорка. - Но не стану, коли не хочешь.
   Маланья замотала головой. Лица вокруг выражали такую смесь страха и злости, что Егорка понял, как надежно забыт теплый вечер со скрипкой. Лешие вытеснили из голов сельчан дружелюбие и здравый смысл. Страх убил доверие.
   - Я на ведьмака похож? - спросил Егорка.
   - А кто тебя знает, кто ты есть? - прищурился Лука. - Пришлый незнамо откуда, незнамо зачем... Чай, пока тебя черти не принесли, и леших никаких не было...
   Егорка потерянно огляделся - и увидел, как, легко распихивая толпу и широко ухмыляясь, к нему идет Лаврентий.
   - Во дурь-то да глупь матушка! - насмешливо бросил он, подходя. - Ты, Петруха, чего-то про меня плел, али послышалось мне?
   - А чего! Марья бает, что заморыш этот тебя вечор за руки схватил - ты и рыпнуться не мог! - Петруха победно осклабился. - Откуда силы-то в ём столько?
   - Чай, завидно? - Лаврентий хохотнул. - Чай, обидно, что сторонский парень на кулачки драться не охотник, да мог бы спроть Битюга выйти, а ты охотник, да в коленках слаб?
   Страх растаял в воздухе. Егорка был готов обнять Лаврентия.
   - Никак, правда, есть силенки, а, цыган рыжий?
   - Нет, слышь, от ветерка гнусь, зато слово знаю. Только спроть Лаврентия поможет слово-то?
   Лаврентий дружески хлопнул Егорку по спине. Лошадь, вероятно, завалилась бы на бок от такого удара, но Егорка лишь чуть подался вперед. Мужики восторженно заулюлюкали.
   - Не охотник, ишь! Чай, талан не пропьешь!
   - Не, Егорка, ты приходь в воскресенье, потешь душеньку-то...
   - Да приду я, приду... Придется прийти-то, куда мне спроть мира-то... Только неохота мне...
   - Ох, уморил, неохота ему!
   - Ну-ка, музыкант, дай-ка руку-то... Ишь ты, от скрипки, что ль, твоей?..
   Теперь Егорку тормошили и дергали. Он напряженно улыбался, но терпел. Лешие забылись, бабы разошлись, Егорка выслушал с две дюжины историй о кулачных боях и местных героях. Удрать удалось только через четверть часа, когда, вспомнив о делах, и мужики начали разбредаться. Уходя, Егорка сердечно пожал руку Лаврентию. Среди людей у него неожиданно появился товарищ, готовый прийти на помощь.
   Теперь нужно было в лес. Даже очень нужно. Но Егорка обреченно вздохнул и направился к дому Маланьи.
   Попытаться исправить то, что друзья-лешаки испортили.
   Вообще-то их тоже можно понять. Их терпение не безгранично. Федор ранил их души, а у них не хватило терпения дождаться, пока раны затянутся, вот и все...
   Жаль, что стрела уж слишком часто летит мимо цели...
  
   Маланья была вдова, Маланья была большуха, самое главное лицо в доме - и это сразу бросалось в глаза. Маланья не желала так просто отступаться от того, что попало в ее голову и хорошо там устроилось.
   - Ты что приперся-то? - накинулась она на Егорку, когда он перешагнул порог. - Говорю добром - не надо чертозная и не надо! Управлюсь с квашней-то - к отцу Василию пойду. Пусть вот беси, дружки-то твои...
   - Не дружки они мне, - сказал Егорка, и это была чистая правда. - Я взгляну только и уйду. Хорошо?
   Маланья, держа на весу руки в тесте, отступила от двери.
   В просторной избе никого не было; Маланья разослала младших детей кого куда. Филька лежал на печи, завернувшись в одеяло, укрытый тулупом, красный и мокрый от пота. Вид у него был самый несчастный, а на висках появились заметные седые прядки. Филька взглянул на Егорку сонно и страдальчески.
   - Не бесноватый он, Филька-то, - сказал Егорка, улыбаясь. - Перепуганный и только. На что ты так укутала-то его? Чай, испуг-то - не простуда...
   Маланья посмотрела хмуро.
   - Слышишь меня, Филька? - сказал Егорка и протянул руку. - Слезай с печки-то. День уже.
   Филька неуклюже выпутался из горячих тяжелых тряпок и, опершись на руку Егорки, с грохотом спрыгнул на пол. На его туповатом лице появился проблеск разума.
   - Сядь на лавку, - сказал Егорка. - Слушай.
   Филька плюхнулся на лавку и замер, устремив на Егорку замученный взгляд. Егорка присел рядом с лавкой на корточки. Маланья, отчистив руки от теста и вытирая их передником, остановилась поодаль, смотрела подозрительно: Егорка как-то оказался сидящим спиной к ней.
   Филька тяжело вздохнул.
   - Ты знаешь, - сказал Егорка утвердительно и спокойно. - Ты знаешь, кто это был, зачем из леса пришел, за что лес зол на тебя. Знаешь, чем грешен.
   - Не... - выдавил Филька, глядя во все глаза. Его снова начало мелко трясти.
   Маланья обошла скамью вокруг, но Егорка отодвинулся на полшага в сторону и снова оказался к ней спиной. Только Филька видел, как мерцающая зелень, марь лесная, колдовская, лилась из Егоркиных глаз, словно тихий свет. И лицо у него было строгим и странным, древним и юным, вроде ангельского лика на староверских иконах. И было это страшно, но не так страшно, как давешней ночью в лесу, а... как бы в сумеречной церкви, что ли...
   - Ты знаешь, - повторил Егорка. - Мы с тобой оба знаем.
   И Филька вдруг понял - его аж потом прошибло. Он истово закивал, пытаясь сладить с дрожащим подбородком. Это уж было не страшно, а стыдно, будто на вранье поймался или на пакости какой - даже щекам горячо.
   - Живых лягушек для забавы в костер швырял, - сказал Егорка. - На живую полевку наступил да раздавил. С Левушкой трактирщиковым пса бездомного водкой облил да и поджег. Чужие жизни зазря отнимал - спасибо скажи лешим, что свою уберег.
   - Я ж, чай, шутейно, - пробормотал Филька. - На что они, твари...
   - Ты что ж... - начала Маланья из-за спины, но Егорка поднял руку предостерегающе - и она замолчала.
   - Рассердился на тебя лес-то, - сказал Егор. - Крепко рассердился. Ты детей его обидел. Теперь только одно сделать можно: ты лес ублажи - никого живого, ни человека, ни зверя, даром обидеть не моги. Забудь забавляться с чужой болью-то. А в лес входи, как в храм божий - с уважением да истовостью, глядишь, Государь и простит тебя.
   - Государь?.. - еле-еле у Фильки духу достало выговорить.
   - Государь - всей жизни на свете хозяин. И твоей, Филька. Не забывай.
   Егорка моргнул, и лицо у него стало простым, человечьим. С Филькиной души будто громадная тяжесть обрушилась. И жар прошел, и озноб отпустил, и вздохнулось легко. Все чудное и ужасное как-то забылось, остался только ясный спокойный разум, самого Фильку слегка удививший.
   - Да рази я... - и рот у Фильки сам собой растянулся в улыбку. - Да нешто я не пойму?
   - А раньше отчего не понимал?
   Филька виновато ухмыльнулся и пожал плечами.
   - Смотри, Филька, - сказал Егор, вставая и усмехаясь. - Не забудь. Обидишь лес - не по-намеднишнему отплатит.
   Филька снова пожал плечами. Маланья все-таки подсунулась поближе.
   - Никак, заговорил его?
   - Да нет, тетя Маланья, поговорил только. Говорю ж тебе - не бесноватый он, не безумный, так это... Не вели ему на просеку ходить, а деревья в Федоровой артели рубить и вовсе не вели.
   - Это чего же? - голос у Маланьи стал выше, а руки сами собой уперлись в бока. - Глызин-то в день по рублю платит! Рубль ведь! Этакие деньжищи-то! За зиму, чай, чуть не сто рублев скопить можно!
   Егорка пожал плечами и пошел к двери.
   - Нет, ты скажи! - крикнула Маланья вдогонку. - Ишь, шустрый какой!
   - Я уж все сказал. Далее - сама решай.
   И уже выходя в сени, Егорка услыхал Филькин голос:
   - Ты, маменька, не серчай, а я ужо и сам не пойду.
   Кажется, в ответ Маланья принялась браниться не на шутку, но это уже не имело никакого значения.
  
   Федора в то утро предчувствия не мучили.
   Снилось, правда, что-то тяжелое, сумбурное и противное, но сон забылся, распался на части, как только Федор открыл глаза. Потянулся, зевнул. Откинулся на подушку, жмурясь, попытался припомнить сон. Какие-то бородавчатые серые руки, тянущиеся из штабеля бревен. Стоило вспоминать эту чушь!
   Хотя, матушка поискала бы толкование у Мартына Задеки, усмехнулся Федор и спрыгнул с кровати.
   Кузьмич еще затемно поехал на прииск, оттого Федор пил чай с Игнатом. Бобылка Фетинья, дура дурой, имела, тем не менее, важное достоинство: она отлично пекла пироги и сдобные крендели с мелким сахаром. Вообще-то, цыплята тоже выходили неплохо, но цыплят Федор едал и получше, а крендели с пирогами просто не имели себе равных.
   Крендель и брусничное варенье привели Федора в веселое расположение духа. В добром настроении он даже решил отложить на сегодня часть дел и навестить нынче землевладелицу Софью Штальбаум, милейшую хозяйку здешних мест, как пообещал, подписывая купчую. В усадьбе у него были дела совершенно особенные - думая об этом, Федор даже насвистывать начал. А недурная, в сущности, игра - эта Штальбаум Сонечка... груди грушами и ямочки на полненьких ручках... Ежели что, как говорит Кузьмич - Федор рассмеялся - так вот, ежели что, денежки, заплаченные за лес у Хоры, вернутся с прибылью, куда раньше, чем было намечено, да и прибыль будет куда большей...
   - Игнат, седлай коней! - крикнул Федор, и добавил тише, потому что Игнат вошел в горницу. - На вырубку нынче слетаем пораньше и задерживаться не станем. Дельце есть.
   - К Соньке поедешь? - осведомился Игнат непочтительно.
   - К Софье Ильиничне, рыло немытое! - ухмыльнулся Федор. - Баронесса все-таки. И потом - хозяйских невест с уважением величать надобно.
   Игнат присвистнул.
   - Баронесса. Да уж, баронесса. Всем баронессам баронесса. Только капитала-то у нее - пшик-с!
   - Пшик-с. Но земля. Земля-то здесь - золотое дно. Немец-перец знал, что делал, - хохотнул Федор, и Игнат к нему присоединился. - Укрепиться нам тут надо, - продолжал Федор уже серьезнее. - Корни пустить. А Сонька - самый случай... Ну и...
   - Ну и само в руки плывет, грех отказаться, об этом толкуешь?
   - Об этом. Ну ладно. Седлай. - Бросил быстрый взгляд на окно - сквозь запотевшие стекла холодное туманное утро просто улыбалось ласково. - Пойду пройдусь пока. Подышу.
   Игнат кивнул и ушел. Федор накинул на плечи полушубок, как гусарский доломан. В сенях было сумрачно и пахло, почему-то, грибами, а из-за двери потянуло свежим холодом и осенней сыростью, тонким лесным ароматом. Вышел во двор - и тут же захотелось со двора на улицу.
   По пустынному тракту в сторону Хоры, не торопясь, брела Оленка. Ее голубая косынка просто-таки незабудкой цвела.
   Федор распахнул калитку и шагнул Оленке навстречу в тот самый момент, когда она проходила мимо. Оленка рассмеялась и шарахнулась назад в комическом испуге.
   - Ахти мне! Ты что ж это, как волк, посередь улицы на людей кидаешься!?
   - А пташку ловлю, - Федор ухмыльнулся и оперся вытянутой рукой о забор, преградив Оленке дорогу.
   - Ну, ловец! Дай пройти-то, не замай! Больно смелый стал...
   - Нельзя нам трусить, - Федор пристально взглянул Оленке в лицо - и она опустила глаза. - Струсим - глядишь, пташка опять упорхнет. Нехорошо.
   Оленка фыркнула, шлепнула его по руке.
   - Ну пусти! Как бы пташка ясные глазки твои не выклевала!
   - Ишь ты... Сокол-ястреб... Или сова, а Оленка?
   Оленка вспыхнула, ударила сильнее.
   - Сам ты сова! Филин! Глаза-то по ложке, а не видят ни крошки! А ну пусти!
   Тут-то Федор и сделал то, чего уж минуты три хотел до смерти - поймал ее руку, тонкую и сильную, с огрубевшими от крестьянской работы, но длинными и изящными пальцами. Кожа на запястье казалась атласно-нежной. На среднем пальце Федор заметил дешевенькое серебряное колечко с бирюзой. Оленка рванулась не так резко, как можно было ожидать. Федор накрыл ее ладонь своей, сказал тихонько, перебирая ее пальцы:
   - Жар-птица... Райская пташечка... разве тебе, душенька, такие кольца носить надо? Тебе сапфиры бы пошли, в золоте - яркие камушки, холодные... как твои глазки...
   - Ага, золото, ага, - отозвалась Оленка с нервным смешком, но не отняла руки.
   - Бриллианты... - Федор потянул ее за руку к себе - и она сделала шаг. - Хочешь - золотом осыплю тебя? Глаза будешь слепить... как солнышко...
   Щеки Оленки вдруг вспыхнули ярким румянцем.
   - Сказал нищий богачу: "Я тебя озолочу!" - бросила она и выдернулась из Федоровых рук.
   Развернулась и быстро пошла прочь. Холодное солнце в розовом тумане позолотило ее косу, спустившуюся из-под косынки по спине - блестящие пряди ржаного цвета.
   Федор смотрел ей вслед - и его нежная улыбка становилась хищной... и горько-сладко было.
   Горько-сладко...
   Настоящая красавица. И такая смелая, такая... живая... Не то, что городские женщины - недопеченное сырое тесто, сонные глаза, вялые руки... Жар Оленкиной крови зажег и Федора, разбудив крепчайшую смесь чувств - желания, охотничьего азарта, веселой злости, ощущения собственной силы...
   Настоящая добыча. Его добыча.
  
   Егорка увидел костер между лиственничными стволами еще издалека.
   Попытался, подходя ближе, распалить сердце, рассердить себя - но не вышло. Так радостно было видеть их костер, их самих, так покойно...
   "Не буду любезничать с ними", - пообещал себе Егорка, но выйдя на поляну, был уже вовсе не уверен, что это обещание сдержит.
   Пламя, золотое, зеленое, голубое, полыхало посреди поляны, не касаясь земли, не трогая хвои и опавших шишек, не трогая мха, разливая вокруг мягкое живое тепло. Четверо бесстыдников, охламоны, нарушившие Государеву волю, развалясь, сидели на мху вокруг костра - и встали Егору навстречу.
   - Здорово, Егор, - Андрюха, чудесно улыбаясь, протянул руку. - Вот не ждали мы тебя, обрадовал...
   Егорка руки пожал и Андрюхе, и Николке, и даже Митьке, который подсунулся тоже, присел рядом с ними к огню, но вид на себя попытался напустить хмурый и суровый.
   - Нечего тут, - сказал сердито. - Чуть все не испортили мне.
   - Да ты не серчай, Егорушка, - Марфа так и лучилась ласковостью, так и мурлыкала, как кошечка. - Мы ж ничего дурного и не желали, так только, самую малость позабавились...
   - Негоже людей против леса настраивать. И так они на нас - как враги...
   - Да брось, друг ситный, - ухмыльнулся Николка. - Они нам так и так враги, а пуганые хоть стеречься начнут.
   - Ага. Вот кто тут воду мутит. Ты в этой разбойничьей шайке главный атаман, да, страж?
   Николка ухмыльнулся еще душевнее, обнял Егора за плечи, сказал проникновенно:
   - Не бойсь, Егорка, ничего не будет. Я ежели и поднял которых, так уложил уже - чего там теперь жилы-то тянуть? А мужики эти - ты послушай меня - они сволочи распоследние. Им что зверя даром убить, что дите обидеть - все это в радость, им чужая боль - в смех, я знаю...
   - Что, страж, в охотники метишь?
   - А что? Коли и в охотники - все жизнь спасать. Мечу - не мечу, а пойду, коли нужда будет. Ежели болит душа у меня...
   - А за людей-то этих?
   - А чего с ними сделается, дядя Егор? - Митька улегся к Егору на колени, заглянул в глаза снизу вверх. - Мы ж ничего, не до смерти их пуганули, зато они сегодня деревья губить не приперлись... Эвон, на бережку сидят!
   Егор печально улыбнулся, растрепал Митькины волоса - ржаную солому, русую, золотую - вздохнул.
   - Никак, ты, Андрюха, вправду думаешь страхом людей от леса отвадить?
   - Не знаю я, Егорка. Я слыхал, у тебя в этой деревне, в Прогонной этой, будь она неладна, мать жила... все я понимаю. Что думаешь и лесу пособить, и людей выручить, чтоб и волки сыты, и овцы целы... все понимаю, а не могу глядеть, как они тут охальничают! - Андрюха рванул шнурки плаща. - Тошнёхонько, Егорка! Они ж душу мою режут, по живому месту режут!
   Егорка сидел неподвижно, гладил Митьку по голове, смотрел в огонь. Слушал, молчал. Наконец спросил:
   - Слышь, Андрюха, а ты давно взял это место?
   - Не то, чтоб уж давно по нашему счету, а по людскому - годов уж сорок будет... А на что тебе?
   - А скажи-ка ты мне, - Егор чуть замялся. - Скажи... вот кто из лешаков в Прогонной бывал? В самой деревне, и вернулся с людским духом? А?
   Андрюха поскреб бороду.
   - Из лешаков аль вообще из дивьего люда?
   - Нет, кровный хранитель.
   - Не упомню сразу-то... А на что тебе?
   - А сам не ходил?
   - К чему мне? Я - природный лешак. Душно в деревне-то, тесно, лес манит. К околице подходил разве, на стадо посмотреть, по зимам волков отгонял, а так, чтоб в самую деревню - нет, не бывал. Да на что тебе?
   Егорка промолчал. Зато Марфа вдруг сказала мечтательно:
   - А помнишь, Микитич, Государева гонца? Лет с десять назад аль поболе... Что со мной ржи глядеть ходил? Молодчик такой, глаза синие-синие, как василечки...
   Андрюха хмыкнул.
   - Да не десять, а уж одиннадцать-двенадцать тому... Помню я, помню. Не понравился он мне о ту пору. Точно что глазки синие, лицо умильное такое, да и глядел на тебя, как на землянику... разлакомился... Не люблю таких-то - силы живой много, а надежности настоящей нет. Так и ищет, где позабавиться... Коли бы не Государево письмо, показал бы я ему, где порог, где дверь.
   Марфа усмехнулась лукаво и, пожалуй, польщенно. Егорка спросил:
   - А что, Марфуша, ты так и домой пошла, а его во ржах оставила?
   - Нет. Он в деревню пошел. Сказал, в чащобе людей не видал, взглянуть интересно, какие, мол...
   Егорка вздохнул.
   - Поглядел... Ишь ты, Андрюха, как учуял-то... А синеглазый-то, значит, погостил да уехал, а перед тем забаву себе в деревне нашел... Ну да ладно, ребята. Так это все. Пустяки. Хорошо с вами, тепло, отогрелся я душой, да только пора мне. Вы уж сделайте милость, придержите себя. Я постараюсь побыстрее обернуться. Ты, Николка, не пережимай очень - еще глубоких зацепишь, не уложить будет...
   - Да не бойсь! - рассмеялся Николка. - Я уж с бережением. Тебе же помогаю - глядишь, и купчина твой обгадится. А любая передышка лесу в радость...
   Егорка хотел сказать, что из-за лесных чудес сельчане могут стать к нему недоверчивы и к купчине будет не подобраться, но посмотрел в чудесные лица лешаков - и не сказал. Лес - их дитя, они его грудью, кровью защищать будут, что тут скажешь... они в своем праве. Кожей к этому месту приросли. Сам Государь и то им не указ - как можно указать разлюбить-то?
   - Ладно, ребята, ладно, - сказал Егорка тихо. - Только осторожно.
   Неохотно поднялся, улыбнулся на прощанье, не спеша побрел по мху, как по персидским коврам, по прекрасному лесу - по этому вечно живому Государеву дворцу под высоченным небесным сводом, в котором любящая душа может только благодарить, восхищаться и вновь благодарить...
   К деревне.
   Лешаки проводили его взглядами.
   - Дядь Андрюш, а чего он не сказал, на что ему синеглазый-то этот? - спросил Митька.
   Андрюха только вздохнул.
  
   Федор стоял, постукивая прутом по сапогу. Его губы кривились сами собой. Брезгливо, презрительно.
   - Как хотите, - говорил управляющий. - Как хотите, Федор Карпыч, а в этом что-то есть.
   - Есть, - процедил Федор сквозь зубы. - Два деревенских дурака напились пьяные. Хорошо, что был дождь и эти идиоты не сожгли лес. Этот Филимон, кажется, всегда был придурковатый, а от водки вовсе спятил. Так?
   - Он весь поседел, Федор Карпыч, - сказал управляющий нервно. - От водки?
   - А что ж, он первый на свете зеленых чертей ловил? - усмехнулся Федор. - Хороши работники: голь да пьянь. Я не хочу слушать этот бред про леших. Я хочу, чтобы те, кому я плачу, не жрали на работе вино четвертями, а работали. Это просто, кажется?
   - Ваше степенство... - Архип, позеленевший с лица, со страшными, черными кругами под глазами, сделал шаг вперед из негустой толпы перешептывающихся лесорубов. - Ваше степенство, дозвольте сказать. Я водки-то отродясь в рот не брал, боже упаси. И Филька был в своем рассудке. Он парень молодой, непутящий, Филька-то, но мы обои были в своем рассудке. И мне бы помереть или помешаться, да я молитвой спасся, ваше степенство. Верно говорю - нечистая сила тута. И вы нас, ваше степенство, не обижайте. Так и скажите, коли место нехорошее. Попа надо звать. А мне больше денег ваших не надо. И ничего не надо - была бы цела одна голова.
   - Глупости говоришь, - начал было Федор, но Архип нахлобучил шапку и буркнул:
   - Прощения просим, ваше степенство. У нас в роду-то, небось, никто ложку в ухо не нес. А насчет леших не сумлевайтесь. Сами извольте поглядеть.
   Он поплотнее запахнул тулуп и направился прочь, вдоль вырубки, к дороге. Федор, управляющий, Игнат и лесорубы одинаково растерянно посмотрели ему вслед.
   А заговорил первым не Федор, как можно было ожидать, а Лешка, веселый веснущатый парень из староверского семейства, и обратился он не к Федору, а к собственному старшему брату Титу, угрюмому мужику с надменно-скептическим выражением темного лица.
   - Слышь-ка, братка, - ляпнул Лешка в настороженной тишине неожиданно громко. - Батюшка-то осерчает, коль прослышит.
   Теперь все повернулись в их сторону.
   - Чего это осерчает? - сощурившись, спросил Тит.
   - А что мы тут валандаемся... с табашниками да с еретиками... да еще теперя и с бесями...
   Тит подумал и кивнул.
   - Сбирайся. Домой пойдем.
   - Э-э, Тит, - управляющий так возмутился, что не сразу подобрал слова. - Вы ведь и раньше работали вместе с... э-э... с прочими - и ничего...
   - Мне бесей видеть неохота, - отрезал Тит. - Ты нам, Антон Поликарпыч, пятерку должен.
   - Хорошо, - бросил управляющий со злобой. - С тобой расплатятся. А денежную работу ты потеряешь.
   - Душу сберегу - и то будет ладно. Что встал, Лешка?
   - Завтра же сюда позовем отца Василия, - сдался Федор. У упрямого сектанта был такой убежденный вид, что мужики слушали уж слишком внимательно.
   - Потеха, братка! - хихикнул Лешка. - Час-то от часу не легче! Бесей-то им, чай, мало, так они антихристова слугу скличут!
   Мирские глухо заворчали, зато еще пара староверов отделилась от толпы и направилась прочь.
   - Не сметь так говорить! - рявкнул управляющий, багровея. - Молчать!
   - Чего-й-то ты раскипятился, не самовар, чай? - ехидно спросил Лешка.
   - Ах ты...
   - Ты, Антон Поликарпыч, его не трог, - холодно бросил Тит. - Он дело бает. Нечего нам тута делать. Вон тут греха-то сколько - все округ беси, будто мухи, засидели. Лешка, пошли, говорю. Будет языком-то чесать. А за пятеркой-то я зайду, Антон Поликарпыч.
   И оба удалились, исполненные собственного достоинства. Федор наблюдал за ними в тихом бешенстве. Он мог сколько угодно ненавидеть сектантов за выходки, вроде этой - но это не мешало им быть лучшими, самыми трезвыми и старательными работниками. А теперь они будут болтать про эту дурацкую историю направо и налево...
   Федор оглядел толпу сузившимися глазами. Мужики съежились под его взглядом.
   - Струсили? - спросил Федор презрительно. - Собственной тени боитесь? В бабьи сказки верите? Ну-ну, убирайтесь. Посмотрим, что скажете, когда подать платить нечем будет. Думаете, от леших бежите, дурачье? Да вы от собственных денег бежите. Ну извольте, никого силой держать не стану. На такие деньги, как я вам плачу, у меня от рабочих отбою не будет.
   Мужики молчали.
   - Ну, что встали? - крикнул Федор.
   - Ваше степенство... Федор Карпыч... - пробормотал Иванка, маленький курносый мужичок с реденькой бесцветной бородкой и таким же реденьким бесцветным чубчиком. - Чего там... мы-то... я бишь вот о чем... вы отца Василья, то есть, просите... скажите, мир, мол, просит...
   Оставшиеся согласно закивали.
   - Слава Богу, - выдохнул управляющий.
   - Ступайте работать, - Федор мотнул головой. - Битый час трепали языки, а дело стоит.
   Лесорубы повздыхали и начали расходиться.
  
   Барская усадьба стояла на юру, верстах в пяти от деревни.
   Дом, богатый, каменный, с колоннадой, выкрашенный в дикой цвет по штукатурке, странно смотрелся среди здешних диких лесов. Его прежний хозяин, барон Штальбаум, был человеком с фантазией - изящно, согласитесь: таежная глушь и дом в почти петербургском стиле. Впечатляет.
   Покойный барон возлагал на это имение большие надежды. Недаром оставил блистательный Петербург, прикатил сюда: лес, пушнина, золотые прииски - чем не способ поправить состояние, изрядно сократившееся из-за карточных долгов. Даже при заглазном управлении доход отсюда приходил изрядный - а уж если барин сам, собственной персоной, с собственной немецкой предприимчивостью...
   Но, как известно, человек предполагает, а Господь располагает.
   Все-таки здешние морозы оказались не чета петербургским, а Вильгельм Карлович был немолод... Сказочно разбогатеть он не успел - прожил в новом, только что отстроенном доме чуть больше года, простудился, простуда перешла в воспаление легких - и упокоился под маленькой часовней на сельском погосте, оставив вдовой свою молодую жену, Софью Ильиничну.
   Ей же показались невыносимо скучны мужнины денежные дела, угрюмые мужики, черные мрачные леса, вечный холод, одиночество... Дом в Петербурге был продан, родня жила в сумасшедшей дали, управляющий Вильгельма Карловича, зануда Гросс, был добропорядочен, честен, педантичен, имел черную волосатую бородавку на сухом деревянном лице, у крыла носа - и наводил ужасную тоску...
   Софья Ильинична честно пыталась смириться с судьбой. У нее не было детей. Она играла на фортепьяно по нотам, выписанным из Петербурга, читала выписанные из Петербурга романы, плакала длинными вечерами, бранилась со скуки и досады с кухаркой и горничными и с удовольствием принимала у себя отца Василия и матушку Пелагею - единственных соседей, которых можно было с натяжкой назвать интеллигентными.
   Строить в Прогонной, в Бродах или в Замошье школу и больницу ей хотелось только, когда они с Вильгельмом Карловичем ехали в поезде из Петербурга. По прибытии на место любому стало бы ясно, что этот ужасный северо-восток безнадежно нецивилизован, а варварам, среди которых встречаются сектанты, разбойники, беглые каторжники и конокрады, школы с больницами ни к чему. Они ничем не болеют и очевидно не способны усвоить даже простейшие знания. Во всяком случае, никто из этих жутких дикарей не обращался к барыне за помощью ни в том, ни в другом случае.
   В среде дикарей бытовали ненормальные суеверия. Софья Ильинична даже всерьез рассердилась на свою еще петербургскую горничную Таню, за то, что она, наслушавшись этого вздора на кухне, порывалась донести до своей барыни сведения о бродячих мертвецах, оборотнях, леших и царе всех леших, которого аборигены называли хозяином или государем. Зато некоторые мерзавцы здесь не ходили в церковь, предаваясь всяческим мерзостям в своих скитах, с шарлатанами, воображающими себя новоявленными святыми.
   Кратко говоря, воспитанному, утонченному, интеллигентному человеку жить тут было весьма и весьма тяжело, одиноко и печально.
   И в это-то скучное и рутинное бытие, просто-таки как порыв свежего воздуха, ворвался Федор Глызин, купец из столицы.
   Ах, это было уже совершенно не то время, когда Софья Ильинична морщила нос при слове "купец". Ну да, аршинник. Ну, положим, ваше степенство. Но это такие пустяки по сравнению с главным - все-таки закончил Коммерческое училище, все-таки образован и умеет говорить правильно, обходителен и мил. И молод. И душка. Сколько ему - двадцать пять? Двадцать семь?
   И миллионщик. Хотя, что такое деньги?
   Софья Ильинична долго тянула историю с продажей леса на своей земле, потому что боялась лишиться его визитов, когда сделка будет, наконец, заключена. Но визиты не прекратились, хотя каждый раз, когда Федор Карпыч собирался уезжать, у Софьи Ильиничны ныло сердце и хотелось плакать.
   После подписания купчей Федор Карпыч подарил ей брошь. "На счастье, для успеха сделки"? Брошь с бриллиантом? Ну, это положим.
   Софья Ильинична истово надеялась, что купцы не тратят денег просто так. Когда она начинала размышлять об этом, ее бросало в жар. Федор Карпыч занимал время и мысли, даже когда его не было рядом. Он будто чувствовал это - заезжал "поболтать", "выпить чайку" и "погреться" - и Софья Ильинична боялась подумать о том, что он может как-нибудь задержаться и... Он приносил с собой лесной запах. Он был громадный, сильный, с прекрасной черной бородкой, вовсе не купеческой, а куда более аристократичной, с карими глазами, в которых горел темный огонь... И сколько ему там - двадцать пять? Даже если тридцать...
   Покойному Вильгельму Карловичу перед трагической кончиной сравнялось пятьдесят три... И кроме него ничего в жизни не было и ничего не предвиделось, если бы не Федор...
   Софья Ильинична смотрела на себя в зеркало.
   Федор Карпыч как будто собирался заехать нынче. Вдруг и вправду заедет. Софья Ильинична была одета по-домашнему, лиловое платье сшито капотом - но петербургский лоск, и соболиные оторочки, и вырез смелый. Не декольте, но...
   Все выглядит неплохо, совсем неплохо, а глаза у отражения все равно испуганные. А вдруг и нынче не заедет. Передумает.
   Он ужасно независим. И непредсказуем. Не то, что господа "нашего круга" в Петербурге - всегда можно догадаться, что скажут в следующий момент, ведь скажут именно то, что положено. А он...
   В нем есть что-то варварское. Что-то дикое. От чего ноги становятся ватными и тянет низ живота. Не страх, но так близко...
   Софья Ильинична пристально посмотрела на свое лицо. На морщинки в уголках глаз и пухлые бело-розовые щеки. А вдруг он младше ее?! И брошь эту действительно...
   Прошел скучный завтрак. Софья Ильинична бродила по дому, не находя себе места. Приближался обед, а она никак не могла заставить себя перестать ждать. Ясное утро превратилось в серый пасмурный день. Уже в четвертом часу по полудни, в час, когда пора было бы уже распорядиться об обеде, но было никак не распорядиться, Таня вдруг вошла сообщить, что "Федор Карпыч приехали".
   У Софьи Ильиничны больно оборвалось сердце. Она вскочила с дивана, зачем-то села снова, опять вскочила, чувствуя как кровь приливает к лицу, и чувствуя себя отчего-то некрасивой и ничтожной - а Федор вошел угрюмый, с каменным лицом, глаза вприщур...
   Улыбнулся напряженно.
   - Добрый день, Софья Ильинична.
   Софья Ильинична протянула для поцелуя дрожащую руку. Федор ее поцеловал - и его губы были холодны.
   - Что-нибудь случилось? - спросила Софья Ильинична упавшим голосом.
  
   Федор выпустил ее пухлую ручку, мягкую до бескостности, взглянул в лицо. Ишь, и губы задрожали. Жалостливая ты наша, подумал он с неожиданной тихой злостью. Уже, тороплюсь тебе все рассказать. Жди.
   - Ничего плохого, конечно, не случилось, - сказал подчеркнуто спокойно. - Мужики дурят. Я озяб, Софья Ильинична, холодно в лесу. Вы бы пуншем угостили меня...
   - Вот, пунш, - пролепетала барыня, заискивающе улыбаясь. - Сейчас обедать будем - вы останетесь обедать? Таня! Таня!
   Федор кивнул, уселся на диван, от которого пахло пачулями, стал смотреть, как она суетится. Шикарная, что называется, гостиная - английский ситец, гнутое дерево, атласные обои... Шикарная, что называется, женщина. Сливки с малиной. Переговорила со своей затянутой девкой. Спрашивает, удобно ли мне, заглядывает в лицо, а в глазах прямо-таки собачья преданность...
   Чувствуя странную смесь отвращения и возбуждения, какую у него обычно вызывали публичные женщины, Федор рассматривал ее шею и грудь, открытые довольно откровенно, ее жалкое лицо, мелко дрожащие пальцы - и вдруг представил совершенно отчетливо, как сейчас повалит ее на диван, сдернет это сиреневое и пушистое с груди, задерет юбку... Ведь не пикнет, подумал Федор и нежно улыбнулся. Так и будет смотреть собачьим глазами. Ее теперь хоть с кашей съешь.
   - Кушанье готово, - сообщил лакей с толстой мордой мужика обленившегося и разожравшегося - чрезвычайно, на взгляд Федора, противный.
   - Пойдемте в столовую, Федор Карпыч, - обернулась к Федору барыня с такой же заискивающей улыбкой. - Надеюсь, вам понравится обед. Тут утром мужик принес глухаря, так что будет такое жаркое...
   Федор нагло заглянул за вырез ее платья. Софья Ильинична зарделась, потупилась, засуетилась еще больше - у нее даже глаза увлажнились и нос порозовел. Федор встал с дивана.
   Не буду я, подумал он злорадно. Ей так до смерти хочется, чтобы я был с ней лесным дикарем, что... не буду. Сама приползет.
   В столовой Федор ел и наблюдал.
   Софья Ильинична хваталась дрожащими руками за столовые приборы, мяла и комкала салфетку, пыталась придумать, о чем говорить и не могла. Федор не собирался сегодня облегчать ей эту задачу. Когда он еще только приехал и его представили барыне Штальбаум, он поговорил достаточно. Тогда ему еще хотелось понравиться, и историй было рассказано как раз столько, чтобы надолго отбить охоту развлекать разговорами. Теперь он следил за мучениями Софьи Ильиничны с удовольствием, несравнимым с удовольствием от обеда.
   - Погода нынче сырая... - лепетала барыня, нервно ломая кусочек хлеба. - Вам нравится Тургенев? Не правда ли, очень мило?.. Вчера дождь лил всю ночь... и я всю ночь не спала...
   - Вот как, - Федор улыбнулся. - Это печально. Что же вам помешало?
   Побледнела, покраснела, снова побледнела. Промолчала.
   Хочет рассказать, как она несчастна, подумал Федор и улыбнулся еще нежнее. Но не рассказывает. Ломается? Ну-ну...
   Обед закончился. Федор ушел в гостиную, взял с этажерки книжку - французский роман - и принялся его листать, следя за Софьей Ильиничной краем глаза. Молчал. Ситуация его забавляла именно потому, что барыню пугало и угнетало молчание.
   - Это невыносимо, - в конце концов прошептала барыня совершенно убито.
   Федор оторвался от книги.
   - Что же?
   На щеках барыни вспыхнули красные пятна. Она подняла глаза, полные слез, ее лицо показалось Федору более жалким, чем обычно.
   - За что вы меня мучаете, Федор Карпыч? - пролепетала она еле слышно.
   Федор прикинулся безмерно удивленным.
   - Я вас мучаю, вот как? Чем же?
   - Федор Карпыч... я вам наскучила?
   Федор рассмеялся.
   - Глупости! Я в вашем обществе, моя очаровательная соседка, душой отдыхаю.
   - Федор Карпыч... - голос Софьи Ильиничны задрожал. - Я... вы, наверное, не пожелаете это слышать, но я...
   - Я не понимаю, - сказал Федор обезоруживающе наивно
   - Я... ничтожная женщина... я... не должна... я вас... люблю... и теперь... вы, вероятно...
   Федор закрыл ей рот поцелуем. Она застонала и повисла у него на руках. Насмешливое загорелое лицо встало перед глазами, Федор сдернул с плеча барыни сиреневую тряпку - и его пальцы погрузились в ее плечо, как в сливочный крем, оставив красные отпечатки-ягодки и привкус приторной сладости на языке.
   Медовенькая, подумал Федор с холодной насмешливой злобой, и дернул ткань так, что дождем посыпались пуговицы. Я ж тебя, плюшка, думал он глядя на ее запрокинутое, побледневшее, жалкое лицо с зажмуренными глазами и задыхаясь от той же злобы и неожиданного приступа похоти. Роскошная женщина, думал он, не видя ее податливого, мягкого тела, видя то, другое, сильное, гибкое, как тело ласки, смугло-золотое, завидную добычу...
   И только спустя немного времени, случайно встретившись с барыниным по-собачьи преданным взглядом, Федор вспомнил, что собирался сделать дальше...
  
   Две рябины с гроздьями ярких ягод клонились ветвями друг к другу, образуя подобие ворот. Из-за этих ворот тянуло промозглым холодом. Егор вздохнул, тронул стволы, прошел под воротами - вышел из Государева леса в человечий. Из чистого в грязный, как любят говорить охотники.
   Который раз удивился - даже воздух здесь другой. Злой воздух. Чем ближе к человечьему жилью, тем сильнее давит. И не запах, нет. Пахнет в деревне как раз хорошо: живым пахнет, дымом, сеном, теплом, хлебом, навозом... А тяжесть эта - людская жадность, глупость, злоба... пачкают мир, чистейший, потому что мир этот ничего такого не знает...
   Только надо отдать людям должное, доброты и любви чистый мир не знает тоже. Только гармонию и строжайший порядок, прекрасный и безжалостный, как стрела. Холод предрешенности и весы случая. И все. Потому Государю и понадобились люди, оттого зовет он их солью земли и берет на службу - еще во плоти или потом, когда тленную плоть заберет земля.
   Задумавшись, Егорка не заметил, как вышел на берег Хоры. Холодная медленная река в осыпях и размывах красноватой глины берегов, казалась свинцово-серой, отражая белесое, сероватое, хмурое небо. Седые клочья тумана плыли по этой ленивой воде; ярко-желтый березовый листок горел над таинственной темной глубиной чародейским золотым пятаком...
   Вокруг стоял ненарушимый сонный покой. Птицы перекликались нехотя. Бурундучок, полосатый друг, спустился с лиственницы поздороваться. Егорка порылся в карманах. Отыскал кусочек давешней сайки да пару-другую кедровых орехов. Булку бурундук съел, с некоторым сомнением, но съел - чай, подумал, что иначе Егор полевкам отдаст, а эти все умнут - а орешки запихал за щеки и унес в захоронку. И то сказать, хозяйственный мужик, домовитый - зима-то не за горами... Егор улыбнулся на прощанье.
   Через сотню шагов, в зарослях тальника встретил лису. Увидав Егора, она уселась, подобралась, взглянула снизу вверх цепким разумным взглядом - тут крошками не отделаешься, тут важная барыня, серьезная.
   - Как охота? - спросил Егор.
   Лиса насмешливо улыбнулась, открыв белые клыки между черных губ, небрежно прошлась языком по усам - куда выразительнее.
   - Ох, неужто ж мыши одни? Чай, прибедняешься, Лазаря поешь, - рассмеялся Егорка. - Видал я, каких ты ребят в лето вырастила - чай, не на одних мышах-то?
   Лисья улыбка сделалась умильной.
   - Ну да, знаю я, знаю, - Егор присел, протянул лисе руку, она обнюхала пальцы. - Видишь, им-то тоже не сахар... А медведю и росомахам-то куда похуже твоего будет. Место свое оставил из-за этой вырубки медведь-то. Найдет ли новое до снега... а ты говоришь - мыши!
   Острая черная мордочка опечалилась. Лисе не было дела до медведя и росомах, но она блюла хороший тон. Егор усмехнулся. Хищники тонки душой и умны... совсем как люди...
   Лиса будто мысли услыхала - спохватилась, ткнулась холодным носом в Егорову ладонь, юркнула в кусты - сполох рыжего огня, золотая красавица. Егор выпрямился. Люди говорят, леса беднеют зверем - а должны бы говорить "мы убиваем зверя без счета". Кому из деревенских мужиков оказалось бы дело до души этой лисы, если бы она на свою беду попалась у него на дороге? Шкурка - и все. Прекрасная, дорогая шкурка...
   Но надо сказать справедливости ради, что до собственных душ им тоже не было дела.
   Егорка вздохнул и пошел дальше. Деревня была уже совсем близко; дом мельника, большой и богатый, крытый железом, с широким подворьем, возвышался на берегу Хоры рядом с мельницей - и был уже виден во всех тонких частностях - даже красные цветочки бальзамина на подоконнике.
   Егорка только успел ощутить запах и тепло, как вдруг прямо перед ним возник Симка, собрался из речного тумана, как истый лешачок - будто научил кто. Егорка улыбнулся - но Симка на улыбку не ответил, заглянул в лицо больными глазами, облизнул губы, скула судорожно дернулась...
   - Нехорошо с мамкой вышло, да? - спросил Егор, который потихоньку начинал понимать Симку без слов, как понимал любого из дивьего люда - все на лице да на душе написано.
   Симка просиял моментальным восторгом от быстрого понимания и тут же снова помрачнел, кивнул, потянул за собой. Егорка, ускоряя шаги, пошел за ним к дому мельника. Теперь уже и голоса на подворье слышались отчетливо - действительно, нехорошие голоса.
   Егорка, обнимая Симку за плечи, вошел в распахнутые ворота - и все это увидел. У крыльца стояла Матрена и теребила концы платка. Она пыталась развязно улыбнуться, но улыбка выходила заискивающей и жалкой. На крыльце, уперев руки в бока, глядя на Матрену сверху вниз, что было весьма удобно с высоты пяти крутых ступенек, возвышалась мельничиха, баба статная, дородная, с белым надменным лицом и будто писаными яркими бровями.
   - Кого это так осетило, что он четвертной тебе отвалил-то? - говорила мельничиха с гадливой ласковостью. - У тебя ж, милая, товар-то гроша ломаного в базарный день не стоит...
   - Да это, может, и не оттуда, а я, может, насбирала, - пробормотала Матрена, но мельничиха перебила ее:
   - Да нет, милая моя девушка, это тебе кто-то с перепою махнул, то ль бумажки, то ль рожи твоей не рассмотревши. Где тебе четвертной насбирать, ежели косушка водки у Силыча пятачок стоит? Ты ж что наживешь, то и пропьешь, для того и наживаешь...
   - Ты, Аксинья, все не об том баешь, - попыталась возразить Матрена. - Что это - я про корову тебе, а ты мне - про это самое... Ты скажи...
   - Да я-то скажу, - рассмеялась Аксинья, запахиваясь в цветастую шаль. - Чего не сказать-то? Корова-то две полсотни стоит, а ты с четвертным приволоклась, да еще споришь... С настоящей-то бабой договорилась бы я, а с тобой никак нельзя, ты ж отработать-то только лежа и можешь. Нам это ни к чему.
   Егор остановился - и Симка спрятал горящее лицо у него на груди.
   - Будьте здоровы, добрые люди, - сказал Егорка, и бабы посмотрели в его сторону.
   - Тебе чего-то... - начала Аксинья, но Егор слушать не стал.
   - Ты, Матрена, даром сюда пришла, - сказал он, улыбаясь. - Аксинья без того не может, чтоб норов свой не потешить. Мы лучше в Замошье, на ярмарку в воскресенье сходим. Там купцы-то, чай, по-людски торговаться станут... Пойдем-ка отсюда.
   Аксинья смотрела во все глаза, лишившись дара речи. Матрена была поражена до глубины души. Симка мертвой хваткой вцепился в Егоркину руку.
   - Ну, что встала-то, Матрена, - весело сказал Егор. - Мы, чай, ждем с Симкой...
   Матрена ответила беспомощным взглядом, зато очнулась Аксинья.
   - Ахти, Мотря, никак тебе женишок нашелся! - язвительно расхохоталась она. - Гляди-ка, молодчик какой! Ты, рыжий, ужо, поберегись, чай, мир не простит тебе, что сокровище такое у него отбираешь! У нее ж каждый вечер новый муж, у Мотри-то!
   Матрена задохнулась и дернулась что-то возразить, но Егор высвободил руку и приложил ей к губам палец, а сам, усмехнувшись, сказал Аксинье:
   - А знаешь, красавица, не стоят сотни твои коровы-то. Разве лишь все шесть вместе - и то еще поторговаться можно. Хорошие коровы, да не стоят. Напрасно и хвалиться. Прощай, голубка...
   - Никак, Мотря, у тебя в доме хозяин завелся? - Аксинья просто изнемогала от злорадства. - Ну, мужику-то, чай, виднее...
   - И то, - Егорка легонько отстранил Симку, взял ошалевшую Матрену за локоть и подтолкнул к воротам. - Никак, ты еще о чем-то потолковать желаешь? Аль корову все ж за четвертной продаешь?
   Аксинья всплеснула руками.
   - Ну ты нахал! Ну нахал! Чай, и свет-то таких не видел...
   - Ежели рыжую с белым боком - так Матрена бы и купила за четвертной-то. Верно, Матрена? - продолжал Егорка так спокойно, будто все, кроме коровы совершенно не имело значения. - А ежели другую - то не надо ей.
   Аксинья покачала головой. Ее лицо отражало что-то вроде зарождающегося уважения.
   - Не могу я без хозяина, - сказала она, усмехнувшись. - Пантелей-то Лукич к барыне поехал, муку повез, так вечером будет. Вечером заходи, с ним потолкуешь.
   - Благодарствуй, зайду я, - сказал Егорка весело, кивнул и пошел к воротам. Симка всунулся ему под руку. Матрена растеряно огляделась, сообразила - и догнала его почти бегом.
   - Даже не знаю, что сказать-то тебе... - пробормотала она, когда вышли на берег.
   - А ты скажи, можно ль пожить у тебя, - сказал Егорка с самой теплой улыбкой. - Чай, Симка-то разрешит... Да, Симка?
   Симка ответил жарким преданным взглядом, а Матрена совсем смешалась.
   - Да зачем я тебе... - начала она и умолкла в смущении.
   - И зачем ты мне, душа живая, - Егорка только вздохнул. - Чудачка ты, Матрена. Зачем одна душа другой? Заповедано так, вот зачем. И я не в полюбовники к тебе прошусь, а в жильцы.
   Матрена взглянула с неожиданной насмешкой.
   - Никак, все деньги до копейки нам с Симкой отдал, а теперя жить нечем?
   Симка переплел пальцы и воздел глаза горе, изображая крайнее негодование. Егор усмехнулся.
   - Нелепая ты баба, Матрена...
   - Чего ж набиваешься к нелепой-то? - в голосе Матрены появился неожиданный привкус яда. - Другую найди!
   Егорка рассмеялся.
   - Аксинья-то, дурища, злую подлость несла - а ты и поверила? Или... - он внезапно посерьезнел. - Ты что ж, Матрена, вправду...
   Матрена взглянула на него - и опустила глаза.
   - Да живи, окаянный, - буркнула она себе под нос. - Живи, аль тебе места мало! Тебе ж, дураку, хуже - чай, даром дразнить станут. Живи!
   - Я с Пантелеем уговорюсь насчет коровы-то, - сказал Егорка, чувствуя жар Симкиного стыда. - Может и еще чем помогу...
   - Помогальщик, - фыркнула Матрена и ускорила шаги.
   Егор не попытался ее догнать. Симка остался с ним.
  
   Кузьмич возвращался с прииска, когда начали сгущаться сумерки, но настоящий вечер еще не наступил.
   К вечеру небо прояснилось; над черной дорогой розовела, золотилась холодная заря. Скорченные темно-синие тени пролегли от черных стволов, рыже мерцала между ними земля, усыпанная хвоей. Предвечерний час был настороженно тих, нежно прелестен - и отчего-то в этом прозрачном, влажном душистом воздухе висела непонятная тревога, тоска, от которой щемило сердце.
   Кузьмич, впрочем, не так был устроен, чтобы размышлять над этим состоянием. Золота северных небес он не замечал, потому что это было не то золото, с которым он умел и любил иметь дело. Тот трогательный северный тон, ту трогательную беззащитность мира, его наивную северную прелесть, которая волнует имеющих душу, он воспринимал, как докучливую головную боль и некоторую тяжесть в желудке.
   Пожалуй, не следовало так плотно наедаться.
   Уже потом Кузьмич думал, что сворачивать с тракта в лес тоже не следовало. Но в тот момент, когда он сворачивал, желая сократить путь, интуиция молчала. Сигнал тревоги был для Кузьмича слишком слаб и неопределен, а домой хотелось попасть поскорее - не то, чтобы на прииске наткнулись на богатую жилу, но кое-какое золотишко в песке обозначилось, этим стоило похвастаться.
   Сопровождающий его Антипка, маленький, курносый, вечно озабоченный мужичок, ездивший в извоз, немного охотившийся, постоянно искавший заработков для своей большой семьи, тоже торопился. Он бормотал Кузьмичу что-то о бабке, которая "брюхом мается", о жене на сносях, еще о какой-то домашней ерунде - Кузьмич не слушал. Слушать эти вечные разговоры о податях, недоимках, неурожаях, безденежье и болезнях - это нужно иметь ангельское терпение. Проще было кивнуть и свернуть на прямую тропу, далеко обогнав шершавую Антипкину лошаденку.
   Тропа, ведущая от Бродов к Прогонной напрямик через лес почти заросла. Впрочем, это было неважно: лиственницы и кедрач росли тут редко, лошади проходили меж них, как между колонн, топтали красноватый мох, усыпанный хвоей, утопая в нем копытами... Лесная чаща сквозила солнечными лучами, но в ней все равно было темнее, чем на дороге. Впрочем, не настолько темно, чтобы не рассмотреть...
   Конь Кузьмича ржанул и шарахнулся.
   В тот же миг Кузьмич, перехвативший поводья, услышал крик Антипки: "Волк, волк!"
   Крупный зверь, красновато-бурый от зари, прижав уши, махнул через заросли шиповника. В какой-то миг Кузьмич скинул ружье с плеча и выстрелил раньше, чем успел оценить добычу, вспомнить, что его ружье заряжено пулей, раньше, чем даже прицелился.
   Уже потом, когда волк скульнул ушибленным щенком, тонко и жалобно, Кузьмич осмыслил произошедшее. Его рука тверда и глаз верен, несмотря на солидный возраст - шестой десяток, что ты хочешь. Шкура нынче еще не идеальна, но сойдет. В принципе, шкура Кузьмичу не особенно нужна. В конце концов, он просто убил волка. Волк - вредный подлый зверь. Волк - зверь из этого вредного подлого леса.
   Кузьмич спрыгнул с лошади и пошел к добыче, держа ружье наготове.
   Волк, матерый зверюга в густой шерсти, с мордой, покрытой шрамами, с рваным ухом, лежал на боку в обрызганном кровью брусничнике. Он был смертельно ранен, но еще жив - его глаза, уже подернутые туманом, еще следили с безнадежной злобой, болью и тоской за человеком. За убийцей.
   Кузьмич ухмыльнулся и ткнул волка в простреленный бок ружейным стволом. Волк взвизгнул и огрызнулся.
   - Не любишь? - рассмеялся Кузьмич и ткнул снова.
   И в этот миг ледяной голос, от которого холодная волна прошла по коже, приказал откуда-то сзади:
   - Отойди от него.
   - Господи! - всхлипнул издали оставшийся с лошадьми Антипка.
   Кузьмич медленно оглянулся.
   Высокий статный парень, весь укутанный в серо-зеленое, скрестив на груди белые руки, смотрел на Кузьмича так, что от взгляда кровь застыла в жилах. Глаза, голубые, зеленые, переменчивые, мерцающие, холодные, как лед - под стать бледному точеному лицу - страшное, обращающее в ничто презрение. Волоса - седые, совершенно седые - как у древнего старца - длинные, как у скитника-отшельника - вокруг юного лица. И к нему, к его ногам, к его балахону болотного цвета - тянется туман, льнет, как живой, ползет из кустов, стелется длинными, холодными лентами...
   Кузьмич оцепенел.
   Этот парень... Он был - нелюдь, нечисть. Он был - леший.
   Это был дурной лес, проклятое нечистое место.
   - Али не слышишь, что говорю, - произнес леший, мотнув седой гривой. - Отойди от него.
   Кузьмич попятился в сторону от издыхающего волка. Леший прошел мимо него, не взглянув, обдав пронизывающим холодом лесной ночи, опустился на колени около раненого зверя - и тот из последних сил потянулся мордой к его рукам.
   Кузьмич стоял и смотрел, как леший оглаживает волка и что-то шепчет, как края его балахона тонут в тумане, а седые пряди серо туманно светятся в густеющем сумраке. Он не видел Антипки, но знал, что тот крестится и шепчет про себя: "помилуй мя, господи". Ему самому молитва не шла на ум, а вспоминалась только старая, когда-то безумно давно рассказанная бабкой сказка: "Отчего ж ты, молодец, сед? - Оттого и сед, что чертов дед!"
   "Говорил я, что лес дурной, что все неспроста, что попа надо звать да святить", - крутилось в голове Кузьмича ведьминым хороводом, когда он вдруг понял, что нужно делать.
   Второй ствол его ружья еще был заряжен.
   Выстрел прозвучал, как громовой раскат, рванул ледяной ветер и пал мрак.
   Кажется, Кузьмич не до конца понимал, чего ожидал. Наверное, что пуля пролетит тело лешего насквозь, как струю дыма. Но вышло совершенно иначе.
   Кузьмич и оцепеневший Антипка оба отчетливо увидали, как на серо-зеленой бархатистой ткани балахона, под левой лопаткой, там, где у людей бьется сердце, расплылось черное пятно. Леший молча повалился лицом вниз, лицом - в окровавленную шерсть издыхающего волка - и тут только его тело начало расплываться и таять. Оно таяло, как туман, просачиваясь сквозь рыжую хвою и выступающие над землей лиственничные корни, сквозь злосчастного волка с окровавленным боком и мокрой мордой, сквозь брусничник в багрянце крови и ягод - светлело, выцветало, становилось дымно-прозрачным, редело, как тень, расплывалось, как отражение в воде, и, наконец, исчезло бесследно и странно. Волк дернулся, оскалил зубы - и замер. Его глаза остекленели.
   Кузьмич тяжело перевел дух. Лес покрыла стремительная, невесть откуда взявшаяся темень - и вдруг волчий вой, тяжкий, как стон, осмысленный, как человечий плач, вспорол наступившую могильную тишь. Лошади заметались, стали рваться; Антипка еле удерживал поводья - а тоскующий голос волка поднялся над лесом, зашелся в неописуемой скорби и вдруг переплелся с другим голосом, с третьим...
   Мрачная волчья песня разрасталась и ширилась разливающейся водой - и Кузьмичу показалось, что в наползшем тумане, в пасмурной хмари, вдруг ставшей почти беспросветной, загорелись зеленые злые огни, парами, из-за ближайших кустов, за черными стволами, совсем рядом. Липкий холодный ужас сжал сердце, и оставалось только бежать.
   Кузьмич с трудом взобрался на фыркающего, дрожащего гнедого и ударил его в бока с безжалостной силой. Гнедой сорвался с места в нервный неровный мах. Кажется, Антипка кричал что-то сзади - но это было неважно, совсем неважно. Конь нес Кузьмича через разгневанный лес, прочь от страшной волчьей песни и пролитой крови - только это имело значение, все остальное померкло и стерлось.
   Как добрались до Прогонной, Кузьмич не знал.
   Еще не поздний вечер обернулся хлеставшим наотмашь дождем, шквальным ветром, воющим в чаще, и глухой тьмой. В домах горел свет - но никого, даже отъявленных гуляк, не тянуло в тот вечер на улицу.
   Заводя гнедого на двор, Кузьмич с ужасом услыхал, как скулит и воет соседская собачонка...
  
   В это или примерно в это время Федор сидел у камина в глубоком вольтеровском кресле, пил чай с ромом и смотрел в огонь. У него на душе царила тихая благодать, а оттого он и лицом, и позой, и выражением глаз очень напоминал сытого сибирского кота, угревшегося у печки.
   Софья Ильинична сидела поодаль, на краешке стула и смотрела на Федора. Отблески огня оживляли ее лицо, пухлое, бледное и помятое, горели в глазах, придавая им несколько лихорадочный блеск. На Софье Ильиничне был беленький пеньюарчик в маленьких игривых букетиках; который раньше очень нравился ей, а теперь казался пошлым и нелепым - и она стыдилась его и жалела, что его надела.
   Софье Ильиничне мучительно хотелось заговорить, но она боялась сказать что-нибудь, что окончательно опошлит все и испортит, поэтому она кусала губы и ее взгляд делался все более заискивающим и просительным. Федор молчал, его молчание пугало Софью Ильиничну. Ей то казалось, что Федор смертельно скучает и вот-вот уйдет, то - что в ответ на любую робкую попытку заговорить он бросит что-нибудь грубое, и это будет совершенно ею заслужено.
   В конце концов, Софья Ильинична поняла, что длить эту пытку дальше не может.
   - Должно быть, - пролепетала она еле слышно, - теперь вы будете меня презирать, Федор Карпыч...
   Федор усмехнулся.
   - Ну что ты, Соня, - сказал он с насмешливой нежностью. - К чему этот вздор? Я очень ценю твою... доброту... Я хотел сказать, что ты очень добра ко мне.
   Софья Ильинична почувствовала, что в комнате очень холодно, несмотря на пылающий камин, и поежилась, жалея, что нельзя укутаться в шаль.
   - Я вижу, - сказала она, стараясь держать слезы за веками. - Я понимаю, что я - дурная, непорядочная женщина, что...
   - Глупости говоришь, - перебил ее Федор. - Не понимаю, Соня, отчего тебе охота болтать такие пустяки?
   - Но у тебя такой вид...
   - Тебе кажется, дорогая. На самом деле, уверяю тебя, вид у меня обычный, все прекрасно и к тебе я
   отношусь весьма... хорошо. Разве я дал тебе повод?
   - Федор Карпыч...
   - Видишь ли, Соня, - продолжал Федор с задушевной вкрадчивостью ластящегося кота, чьи когти убраны до поры, до времени, - я действительно не понимаю. Я должен тебе признаться... ну, словом, я уже давно думал о тебе. Я хотел предложить тебе стать моей женой... и ты сильно облегчила мне задачу. Видишь ли... я несколько застенчив, когда речь заходит...
   Софья Ильинична смотрела на него во все глаза.
   - Вы, вероятно, шутите, Федор Карпыч, - еле выговорила она, когда он сделал паузу. - Мужчины не женятся... на... на таких женщинах...
   - На таких хорошеньких? - спросил Федор фатовским тоном.
   - На своих... любовницах...
   Федор рассмеялся. Игра становилась все забавнее.
   - Соня, Соня, какие пустяки, какие предрассудки, - сказал он, смеясь, потянулся и убрал со лба Софьи Ильиничны выбившийся влажный завиток бесцветных волос. - Ты уже была замужем, моя дорогая, у меня... скажем так, было кое-какое прошлое... но разве два человека, молодых, которые любят друг друга, не смогут оставить в прошлом всю эту чепуху и начать новую жизнь? А?
   Софья Ильинична спустилась со стула на ковер, положила руки на колени Федора, голову - на руки, прошептала сбивчиво:
   - Господи... Федор... я люблю тебя безумно... и боюсь сделать что-нибудь не так...обидеть тебя... или начать раздражать... я такая глупая... все выдумываю...
   Федор погладил ее по голове и зевнул.
   - Малышка, - пробормотал он снисходительно. - Все эти нелепости, дамские нервы и прочее... это тоже останется в прошлом, я полагаю... А в общем, ты согласна, как я понял?
   Софья Ильинична взяла его руку в свои и поцеловала. Федор отметил холодные пальцы и горячее влажное дыхание, это было неловко и, пожалуй, не очень приятно - и он высвободил руку.
   - Что это ты выдумала, Соня... Не стоит делать глупостей. Однако, уже поздно, гляди, совсем стемнело - спать пора...
   Софья Ильинична взглянула на темные окна, по которым царапал дождь - и ей снова стало страшно.
   - Послушай, Федор, - зашептала она, снова схватившись за его руки, - Ты останешься ночевать у меня? Я очень тебя прошу!
   - Останусь, - Федор слегка удивился, потому что в голосе Соньки было что-то, отличное от страсти. - А отчего у малышки такие испуганные глазки?
   Софья Ильинична ерзнула коленями по ковру и прильнула к ногам Федора всем телом, напомнив ему испуганную охотничью собаку.
   - Я ненавижу дождь, - прошептала она, покосившись на окно. - Этот шепот, который нельзя понять. Федор, этот лес подступает к самой усадьбе, это он шепчет, шепчет... вот уже неделю я просыпаюсь ночью оттого, что мне кажется... кажется, как кто-то заглядывает в окна. Кто-то... чужой. Ужасный. Какие-то зеленые рогатые лица в зеленом свете... и шепот...
   Федор рассмеялся, встал и поднял Софью Ильиничну с колен. Обнял за плечи с небрежной лаской.
   - Тебе приснилось, малышка, - сказал он и снова зевнул. - Ты такая выдумщица и все время выдумываешь Бог знает что, всякие страхи, один другого нелепее. Ты же всегда смеялась над дикими историями про леших.
   Софья Ильинична прижалась к плечу Федора, твердому, как дерево, и теплому сквозь рубашку. Его спокойная сила не то, что совсем уничтожила страх, но несколько его отстранила. Софья Ильинична вспомнила, что говорил отец Василий о страхах ночных и стреле, летящей во свете дня, что она - петербургская барыня, что ей не к лицу уподобляться деревенским девкам с их историями о лесном царе... совсем как у Жуковского - "Родимый, лесной царь в глаза мне сверкнул!"
   Вспомнив Жуковского, сказочку страшненькую, но детскую, Софья Ильинична совсем развеселилась.
   - Федя, - сказала она, улыбаясь, отчего ее пухлое личико стало очень милым, и заглядывая Федору в глаза, - а ты знаешь, что здешние бабы верят в лесного царя? Серьезно!
   Федор хмыкнул.
   - Ага, в короля эльфов. Как у Гете, в короне и с хвостом.
   - Отчего - с хвостом? - удивилась Софья Ильинична. - И почему - Гете?
   - А ты не любопытна, Соня. Ведь твой покойный супруг - немец, кажется?
   Софья Ильинична рассмеялась.
   - О, Вильгельм не читал Гете. Он читал только деловые новости и свои счета. А Гете писал про лесного царя с хвостом?
   - Я по-немецки не читаю, - сказал Федор. - Но эту сказочку забавно перевел один мой знакомый умник. Чудно так вышло: будто этот самый элфкёниг у Гете - это сплошная корона и хвост... как у кометы или вроде того... или этому младенцу так померещилось...
   Софья Ильинична смеялась, Федор улыбался, а дождь все шуршал по стенам, все нашептывал что-то...
   Возможно, дождю удалось бы предупредить Софью Ильиничну, но она была счастлива и не слушала его.
  
   Матрена заснула рано.
   Суматошный день, покупка коровы, водворение коровы в старый сарай, лошадь с телегой, взятая у мельника взаймы, поездка в Броды за сеном - вся эта суета утомила ее. В глубине души Матрена жалела, что деньги пришлось потратить на корову. С коровой слишком много возни, а Матрена чувствовала себя совсем старой, усталой и больной - домашняя работа утомляла и раздражала ее. Вот теперь корми эту скотину, пои, дои ее ни свет, ни заря... а если надумаешь продать - Симка уцепится, как клещ!
   Зорька... Зорька, будь она неладна!
   Когда Симка и Егорка устраивали корову на новом месте - а корова так за ними шла, будто до смерти хотела жить в Матрениной развалюхе - Матрене очень хотелось пойти в трактир. Может, кто поднесет, а ежели и не поднесет, так у нее гривенничек где-то спрятан... а может, и того... полтинничек отколется с проезжающего-то...
   Не ушла из-за Егорки. Ну что за парень! На что ему! Сраму захотелось, что с гулящей живет? Или - что ему надо?
   Егорка Матрене не нравился.
   В этом даже самой себе было стыдно признаться. С чего? Парень видный, Симка к нему льнет, как к сроднику какому, четвертной билет отвалил, как и не деньги - облагодетельствовал, да еще и с мельником, с брюхатым идолом, сам договорился и корову пригнал. Все хорошо - так нет. Не лежит к нему душа.
   Неласковый он.
   Даже не то, что неласковый, а не по-людски у него все. И делает-то все не по-людски, и говорит-то... Не плохо, нет, а... чудно как-то. Строго. Но не как в скиту. И не то, что по-барски. Баре - тоже люди, сколь их видела-то: и любиться, и ругаться горазды, а он... чего это Симка нашел-то в нем?
   Хотя - тут спору нет, тут он по-доброму. Симку иногда родной матери не понять, а Егорка только взглянет - и сразу догадался. Даже, вроде, советуется с Симкой-то - спрашивает о чем-то, рассказывает что-то - и все этак вполголоса, чтоб только Симка и слышал... И это Матрене тоже не нравилось.
   Какие это у Симки тайны-секреты от родной матери завелись? Да еще с парнем таким... на что ему Симка - дурачок, да и маленький? О чем они с ним говорить могут - взрослый парень с парнишкой по тринадцатому годочку, да еще и убогоньким?
   А они корову обустроили, лошадь мельнику отвели, возвратились уж на вечерней заре, веселым-веселешеньки, поставили самовар, развели чаи да сахары... Егорка на скрипке играл - да и песни-то у него не нашенские, ровно что по сердцу царапает, а Симке и любо. А то еще принялся глупости болтать, Симку забавлять - и их смех за столом отчего-то Матрену разозлил. Она еле допила чашку чаю с молоком и засобиралась спать.
   А лучше было бы пойти в трактир. Чай-то не согреет так, как водочка... а из-за Егорки неловко было. Что ж потом... придешь пьяная... а то и с гостем каким... Симке ништо, а Егорка... как зыркнет, небось...
   - Что ж, Егорка, со мной, что ли, стелить тебе? - спросила, устраиваясь.
   Зря спросила. Взглянул своими зелеными глазищами - как холодной водой окатил. Ажно передернуло. А сказал просто, совсем просто, будто и не смотрел этак:
   - Не заботься, Матрена, ни к чему это. Я тебя не стесню, я так, на лавке - бродяга ко всему привычный, чай, сама знаешь.
   Матрена и полезла на печь. А в душе у нее что-то делалось - то ли обида, то ли злость, то ли стыд, не разберешь сразу.
   Думала, без сугреву долго засыпать будет, а - как легла, так и нырнула в сон, как в омут. И до самого утра более ничего не видела и не слышала.
  
   Дождь пошел к ночи.
   Егорка и Симка сидели в обнимку на лавке у печи, слушали. Слышно было, как лучина трещит, как обламывается, падает и шипит в кадке с водой, как рыжие тараканы шуршат да мыши возятся в подполье, как кричит сверчок, как на Симкиных коленях мурлычет Муська да дождь стучит по стеклу и царапает бревенчатые стены.
   Ясный вечер был, золотой... откуда дождь натянуло?
   Для того, чтоб друг друга понимать, им уже не нужны были слова. За этот день Егорка окончательно научился слышать голос Симкиной души - внутри он не задумывался и не заикался, лесной дар давался Симке куда как легче человечьей речи.
   "Ты на мамку не обижайся, - читал Егор по раскрытому сердцу. - Мамка не плохая, это только кажется так. Она только слабая и бессчастная. Ей бы и браги не пить, а она водку с мужиками пьет - вот у ней душа-то от водки будто смытая... Раньше-то она много понимала, особливо - когда трезвая, а теперь вот ничего понимать не может... Разум ей сожгла водка-то..."
   Егорка кивнул, чуть отстранил Симку от себя, взглянул в его лицо, в ярко-голубые глаза, отражающие маленький кусочек огня - улыбнулся грустно.
   - Немного у тебя радости было, да, Симка-Серафим?
   Симка ответил нежной улыбкой.
   "Нешто... лес же вокруг, Егорушка! Как в деревне уж тошно сделается - я в лес убегу. Брожу, брожу... Никогда я не боялся ни заблудиться, ни - что зверь задерет меня... Звери-то льнут ко мне, чай, сам знаешь. Бурундучок спустится да на руке посидит - мягонький такой, сорока аль сойка вниз слетят поговорить, еще кто... Лиса-то эта о прошлом годе лисенят казала мне... а то медведь вышел из кустов-то и смотрит. Не шляйся, бает, тут, не дело тебе, а сам-то сердитый такой! Смешно мне стало, так убежал подальше смеяться-то, чтоб не обидеть его..."
   - Ах ты... белочка...
   "На что ты меня смешил? Птички-белки... Я ж, чай, знаю, что в лесу-то... такие вот, как ты... как величать-то их?"
   - Лешие?
   Симка еле удержал теплый смешок.
   "Вот, лешие! Чай, леший, мамка сказывала, страшный да злой, всем одно горе делает. Я лешего не видал никогда - то ли не кажется он мне, то ли не водится у нас. А товарищей твоих... коли не видал, так чуял. Кто вы такие?"
   - Лешие, Симка. Только не такие, как твоя мамка сказывала да как люди говорят. Хотя есть и страшные, есть и те, что беду несут людям, есть те, что мертвое берут, чтоб в мире растворить да жизни вернуть, а есть такие, вроде нас с тобой - сторожа жизни... И все мы - всякие разные, сколько ни есть - служим Государю, Царю Жизни, что над всем живым и мертвым на свете властен.
   "Богу?"
   - Бог, которому люди молятся - это капелька Государя, я думаю. Искорка. Не всё.
   "Отчего?"
   - Да люди-то все и не видят, да и ни к чему им. А если кто что увидал - так объяснить спешит по-своему. Попроще. Чтоб другие люди его поняли.
   Симка согласно кивнул, заглянул Егору в лицо. Свет лучины горел в его глазах, как в глубокой воде.
   "Егорушка, а отчего я леший?"
   - Никак, отец твой лешим был. Сам, чай, знаешь, мамка-то твоя не шибко разборчивая... Да ты не вовсе леший пока, тебе еще человечью жизнь надо дожить... хотя, может, и раньше возьмет тебя Государь. Государь-то, чай, рад-радехонек будет, когда ты в лес уйдешь, птичка-белка. Природный хранитель... охота в лес-то тебе?
   Симка обхватил руками Егоркину шею, ткнулся лицом в рубаху, прижался накрепко - и сквозь жар желания сбежать на волю с нежданно найденным названным братом, Егор отчетливо услыхал отчаянную мысль:
   "Я б рад, Егорушка, так бы рад, что вот прямо сейчас же босиком побежал бы, особливо - с тобой, да только нельзя мне. Мамка загорюет..."
   Егорка закусил губу, ощутив эту трещину в Симкиной душе, рану, делящую душу пополам. Мамка загорюет, значит... С людьми вырос, так научился за них душой болеть, в ответе себя чувствуешь... Ну да. Я тебе того не скажу, но мамка-то твоя давно уж помереть аль спиться должна была. Она нынче за твой счет на свете живет. Своим теплом ее греешь, своей кровью поишь... Не за то ли, что вся Прогонная тебя дурачком и приблудой зовет... Сколько ж Симкина душа еще выдержит, пока он не решится, как моя мама - босиком, в темный, холодный лес в октябре...
   Будто отвечая его мыслям, вдалеке завыла собака. Егорка подавил судорожный вздох, задул лучину. Изба погрузилась во мрак.
   "Чего ты?"
   Егорка тронул в темноте Симкино плечо - и Симка тут же поймал его руку. Егорка тихонько рассмеялся, подтолкнул Симку на лавку, на ощупь укрыл тулупом.
   - Чай, спать давно пора тебе... Завтра с утра поговорим еще. Все сговорим, успеем...
   Симка хихикнул и зевнул, как котенок. Еще небольшое время Егорка слышал, как он возится, устраиваясь поудобнее, и обнимает свою кошку. Потом Симкино дыхание выровнялось - он спал.
   Егорка несколько минут сидел рядом, слушая, как Симка тихонько дышит, как храпит Матрена, трыкает сверчок и шуршат в щелях между бревнами тараканы. Дождь стучал по кровле тяжело, горстями мелких камней, оттого в избе казалось теплее и уютней. Сонная полутишь убаюкала и Егора; он зевнул и уже хотел, было, пристроиться на другой лавке, у оконца - но тут зеленый рассеянный свет, еле заметный, чуть дрожащий, похожий на отблеск ивановых червячков в августовской ночи, мелькнул за мокрым стеклом.
   У Егора на миг замерло сердце. Зовут. Но что они могут делать здесь в эту пору?
   Он тихонько поднялся, мягко и осторожно, прошел по избе мимо спящих, выскользнул в сени и распахнул дверь во двор, в мокрую темень.
   Во дворе, у плетня, в зеленоватом мерцании стояла, кутаясь в шаль, неподвижная Марфа. Дождь хлестал ее, пряди волос текли с водой по лицу, но она их не убирала.
   Егорка только и успел придержать дверь, чтоб не хлопнула. Подошел. По лицу Марфы понял - непоправимая беда.
   - Что? - только и смог сказать.
   - Егорушка... Купцов пес Тихона из Бродов застрелил. Из ружья, - голос Марфы охрип от слез.
   Зеленый свет померк в Егоркиных глазах.
   - Как?
   - Человечью плоть.
   Егорка помотал головой, глубоко вдохнул.
   - Погоди, погоди, Марфуша... Отчего б Тихону при людях плотью облекаться? Он-то, чай, серьезный мужик, чудить да пугать не охотник, да и людей сторонится...
   Марфа закрыла лицо руками.
   - Благоразумен был, доброго коня ему да гладкой дороги до Государева престола, - сказала глухо. - Благоразумен был, точно. Но Мошниковы ребята да все в Бродах его волчьим вожаком звали - спроста, думаешь? Волка, слышь, застрелил елод этот. Того, что с рваным ухом, побратима-то его...
   - Чай, помогать сунулся? - Егорке совершенно не хотелось спрашивать резко, но так прозвучало.
   Марфа качнула головой.
   - Ты подумай, легко ль - пятнадцать лет прожили бок о бок, душами сроднились, а тут... да, никак, не просто убил волка-то - забавлялся смертью аль что-то такое... Не таков был Тихон, чтоб просто так людям на глаза соваться.
   - Доброго коня да гладкой дороги, - прошептал Егорка. - Верный хранитель.
   - Волки отпоют, оплачут... лес примет. Тошнёхонько, Егорушка!
   Марфа несколько раз судорожно всхлипнула. Егорка обнял ее за плечи.
   - А я ведь за делом пришла-то, - сказала Марфа, подавив рыдания. - Меня Микитич послал.
   - Говори, говори...
   - Бродские да Мошниковы сорок да соек собирают, все узнать хотят. А как узнают - псу не жить. Да и прочим... весь окрестный лес с тобой заодно, всяк за тебя да спроть них, тошных. Приисковые прослышат - чудить начнут, да тоже с разбором: не всем, а только псам купцовым на закуску. А наши... Андрей-то мой Николку уж не держит. На смерть дело пошло. И то сказать - чай, не будет Охоты-то, коль подлецы до весны не доживут...
   - Проняло? - горько усмехнулся Егор.
   - До костей сожгло, Егорушка.
   - Только уж пусть с разбором, без обмана...
   - С разбором, - в глазах Марфы полыхнул зеленый огонь. - Уж всяк только за свое получит - ни за чье больше. Ты уж лешачка охраняй, а мы уж... разберемся.
   Егорка кивнул. Марфа погладила его по щеке, пошла прочь, вошла в тень, сама стала тенью, исчезла в мокром холодном мраке.
   Егорка подставил дождю лицо - капли ударили наотмашь. Бродский Тихон был другом его отцу. Строгий мужик, чистый. Одиночка. И сколько Егорка помнил, за ним повсюду ходил волк с рваным ухом...
   Когда входил в избу, с трудом разжал кулаки - ногти отпечатались на ладонях. Охранять лешачка. И - как выйдет.
  
   Лаврентия по прозвищу Битюг никто не сравнил бы с Симкой-дурачком. Соседям бы это и в голову никогда не пришло. А между тем, у этих двоих была одна тайная общая черта - они оба убегали в лес, когда становилось особенно тяжело на душе. А тяжело Лаврентию становилось ничуть не реже, чем Симке.
   Крестьянская работа тяжела и неблагодарна, да будь она хоть в сотню раз тяжелее - это было бы нипочем Битюгу, имей он хоть какую-нибудь отдушину, просвет в сером однообразии бесконечных деревенских дней. Но отдушины не было, жизнь была сера, беспросветно сера - сегодня похоже на вчера, вчера - на завтра - и ни в чем не видать смысла. К чему ж разум, к чему душа, к чему громадная звериная силища?
   На что вообще Лаврентий живет? Чему он нужен?
   Разве только когда на Татьяне женился - что-то ровно в тумане брезжилось. А потом еще хуже стало. Отец помер, оставив Лаврентия одного с бабами. Мать, что всю жизнь пикнуть не смела, после отцовой смерти так развернулась, что в дому от крика житья не стало - едва что не по ней, тут же в ругань. Обеих сестер выдали замуж - сперва показалось потише, зато потом мать совсем взъярилась на Татьяну. Кроткая веселая молодуха начала мало-помалу огрызаться - и видеть это Лаврентию было невыносимо тошно.
   Насчет своего тяжелого нрава Лаврентий не заблуждался - разум у него был ясный. И этот ясный разум подсказывал, что в один прекрасный момент может выйти калечество или смертоубийство. А что, ну что прикажете делать, если не помнишь себя в раздражении, скажите на милость?!
   Кабы еще кулачные бои... А то ведь мужики-то сплошь трусы, хуже баб. Слабаки убогие. Только и слышишь: "Ты, Битюг, пойди с мирским быком поборись!" Спасибочко на добром слове... Хоть бы подраться с Егоркой, что ли... Глядишь, и полегчало бы на душе. Может, и ненадолго, конечно, но полегчало бы... так ведь нет. Кто может - тот, извольте видеть, не охотник!
   Вот и бейся, как проклятый, даже сердце отвести не на чем. Доходы скудные, а дома - две бабы да двое малых детей, двойняшки. Прииск Лаврентию не по сердцу, в извоз ездить - в долги влезть, Глызиным он брезгает чего-то... никак, только и осталось, что к разбойникам податься, все к тому идет.
   Только в лесу и отдохнешь. Мать дичине радовалась, но, видит Бог, Лаврентий ходил в лес не за добычей. От дурных дрязг уходил. Вот и все. И собаку с собой не брал, хоть и говорят, что без собаки охотнику в лесу делать нечего. Не было у Лаврентия друзей среди собак, а шавка-пустобрех только отгораживала от леса.
   Чай, брехни-то и в деревне хватает. А в лесу - иначе. В лесу - спокой. А в склоках никакой нужды нет. К чему? Иногда так все опостылеет - хоть совсем жить в лес уйди.
   Тоска...
   Вот и нынче вечером Лаврентий пить не собирался и в кабак не заходил. Кузнец зазвал. Кузнецову девку сговаривали за Серегу Бырина. Кузнец был Лаврентию душевный приятель, грех не пойти - и Лаврентий пошел, выпил кузнецовой браги, посидел с его гостями, выпил еще...
   Возвращаясь домой уже поздним вечером, Лаврентий был зол, весел и непредсказуем, как играющая рысь. Начинающийся дождь охладил его горящее лицо, приятно было; входя в избу, Лаврентий чувствовал беспричинную радость - пьяную? Детскую?
   В избе с холода показалось очень тепло и душно, горела лучина. Дети спали. Татьяна возилась у печки, подняла голову. Ее полуиспуг Лаврентия рассмешил. Он сбросил тулуп в угол, поймал Татьяну за бока, поднял, закружил, хохоча. Двойняшки проснулись, высунули из-за занавески мордашки, захихикали. Татьяна напустила на себя сердитый вид, потом рассмеялась, принялась отбиваться:
   - Отстань, Нилыч, ну тебя совсем! Удушишь, озорник, пусти!
   Что-то с грохотом упало, двойняшки завизжали от восторга, из чулана закричали: "Долго ль надо мной ругаться будете, окаянные?!", Лаврентий посадил Татьяну на полати.
   - Что, Таненка, золотые у нас детки?
   - Разбудил, негодник!
   - Чай, снова заснут...
   Мать выскочила из чулана, кутаясь в платок. По ее лицу было видно, что она только что проснулась и в ярости из-за того, что ее разбудили.
   - Залил бельма-то, окаянный! - выкрикнула она визгливо. - Нет на тебя погибели, буян беспутный, нечистый дух!
   Веселость слетела с Лаврентия мгновенно. Его руки сами собой сжались в кулаки, но он еще помнил себя. Он стоял и молчал. Двойняшки заревели. Мать закричала, тряся руками:
   - Явился! Чай, вдоволь нахлестался, ирод! А ну замолчите, анафема, чтоб вас разорвало! Угомони орунов, корова, чего вылупилась!
   Как Лаврентий опустил на стол кулак, он уже не помнил, поэтому длинные трещины на столешнице его удивили. Татьяна ахнула.
   - Это что ж ты делаешь, дубина безмозглая! - взвизгнула мать, подскочив к нему. - Что ж ты...
   Лаврентий толкнул ее в плечо. Она полетела назад себя, ударилась спиной об печь, завопила пронзительно:
   - Ратуйте, убивают! На родную мать руку поднял, ирод поганый! Люди!
   Этого Лаврентий уже почти не слышал. Бешеная злоба пережала горло так, что и вздохнуть было невозможно. Изо всех сил сдерживая дикое желание схватить мать поперек живота и трясти, пока она не замолчит, а потом позатыкать рты двойняшкам, он поспешно напялил полушубок, сдернул со стены ружье, прихватил сумку с охотничьим припасом и хлопнул дверью так, что чуть не сорвал ее с петель.
   За ним во двор выскочила Татьяна, сунула шапку, попыталась сунуть в сумку хлеба, заглядывала в лицо снизу вверх, всхлипывала, бормотала:
   - Да куда ж ты, Нилыч, на ночь-то глядя... Потьма и ненастье этакие...Воротись...
   - Иди в избу, измокнешь, - отрезал Лаврентий и вышел за ворота.
   То, что ночь предстоит провести в лесу, его не смущало. Лаврентий не боялся ни зверей, ни леших, и видел в темноте не хуже совы. Ледяной ветер и тяжелый дождь быстро прогнали хмель и вернули в голову трезвую ясность. Злость мало-помалу прошла. Ненастная ночь, темный лес, вой ветра и шум дождя показались Лаврентию уютнее, чем теплая душная изба. Разбушевавшийся мрак был тем, с кем можно помериться силами - и Лаврентий смахнул воду с лица, с наслаждением вдохнул холодный ветер, пахнущий хвоей, мохом и мокрой землей, и пошел вперед, намеренный бродить, по крайней мере, до утра...
  
   Егорку разбудил Симка. Хорошо разбудил - хихикал над кошкой, стучал печной вьюшкой, убежал к корове - у Егора даже на душе полегчало. Холодная затхлая изба была одухотворена живым Симкиным присутствием, если не открывать глаз, можно представить себе, что ты и не в деревне вовсе...
   Егорка вздохнул и встал. В избе было полутемно - за тусклым стеклом оконца неподвижно стояла серая полумгла. Ночной ливень перестал. На печи тяжело спала Матрена. Кошка Муська с наслаждением лакала из черепка парное молоко.
   Егорка накинул тулуп и вышел из избы. Во дворе Симка поставил на землю ведро с водой и с небольшого разбега прыгнул Егорке на шею. Эта непосредственная радость Егорку слегка утешила, он даже нашел в себе силы улыбнуться.
   "Ты чего такой хмурый? - спросил Симка удивленным взглядом. - Нешто не хорошо?"
   - Все пройдет, Симка, - сказал Егорка. - Тебе-то уж и вовсе ни к чему огорчаться. Ты ставь самовар, а я пройдусь, надо мне. Скоро вернусь.
   Симкина сияющая улыбка погасла.
   "Случилось что-то, - сказали его погрустневшие глаза. - Ночью, да? Беда?"
   - В лесу... Симка, ты уж не расспрашивай меня покамест, ладно? Ну, ступай.
   Симка взглянул с укоризной: "Чай, мне-то уж мог бы сказать..." - чуть пожал плечами, поднял ведро и потащил его к крыльцу. Егорка с минуту смотрел, как он поднимается по ступенькам, потом медленно пошел со двора.
   Холодное пасмурное утро пахло дымом и мокрой землей, но кроме этих запахов уже чувствовался еще один - острый злой душок близкого смертного холода. Мир ждал зимы - и зима уже подобралась совсем близко, будто за поворотом стояла. Северный ветер нес вместе с холодом мысли о снегопадах.
   По тракту брели унылые странники, укутанные кто во что, но все равно озябшие, с синими губами и бледными прозрачными лицами. Пролетела тройка, ямщик свистел и нахлестывал отличных лошадей, грязь веером летела из-под колес щегольской коляски - а барина Егор рассмотрел плохо, только атлас, мех и красный нос между розовых щек. Важная особа.
   Подойдя к тесовым воротам Лаврентьева дома, Егорка приоткрыл калитку. Залаяла собака. Молодуха, щепавшая во дворе лучину, высокая, бледная и красивая, обернулась. Ее лицо, темноглазое, с острыми стрелами ярких бровей и тонкими губами, выглядело устало и хмуро.
   - Дома ли хозяин, красавица? - спросил Егорка.
   Баба вздохнула.
   - Ты, что ли, Егор? - спросила с усталой усмешкой. - Нилыч сказывал. Вот уж действительно - чудной...
   - Так дома ли?
   - Нет его. Вечор уж вовсе на ночь глядя в лес ушел, - брови сошлись на переносье, обозначив колючую морщинку. - Гляди, не к другой ли ночи явится... таковский.
   Егорка, пришедший сюда именно для того, чтобы попросить Лаврентия не бродить по лесу без крайней нужды даже днем, выслушал эту новость мрачнее, чем хотел бы.
   - Отчего - на ночь глядя? Чай, не добро нынче по лесу бродить ночью-то...
   - А так. Нрав у него отрывистый. Пожелал - да и пошел.
   Молодуха хотела сказать еще что-то, но тут на крыльцо выскочила маленькая полная баба с красным лицом и отвисшими брылами и визгливо выкрикнула:
   - Тебе бы, шельме, только с молодцами болты болтать, а Степашка-то обмарался! Ни до чего дела нет, бесстыжая рожа!
   На лицо молодухи тенью нашла злость, еле прикрытая привычным тяжелым терпением.
   - Иду, маменька, - отозвалась она глухо, и пошла в дом, бросив Егору через плечо: - К вечеру приходи. Вечером хозяин вернется. Аль завтра утром. Потом.
   Егорка вышел на тракт и затворил калитку. Вот же незадача. Нет, не то, чтобы Лаврентий был лесу смертным врагом, но он мог в запале что-нибудь натворить... и кто знает, чем это для него закончится! А славный мужик... хоть и зверь...
   У колодца управляющий Глызина ругался с Селиверстом Вакуличем. При виде Вакулича Егорка улыбнулся. Этого высокого, сухого, строгого старика ему показывал когда-то отец. "Смотри, Егорка, - сказал он тогда, - среди людей есть такие, что десять раз подумают, прежде чем что-нибудь забрать у леса аль у мира. Дед Вакулич не то, что кровь пролить - ветку сломать своим домашним аль единоверцам не позволит просто так. В чистоте живет... правда, не от доброты, но то уж другое дело". По отцовым словам Егорка относился к Вакуличу хорошо, а то, что он услыхал, прибавило ему расположения.
   - Ведь твои дети подрядились! - гремел управляющий, потемнев лицом. - Слово нужно держать, что это такое! Есть договор, и по этому договору они должны работать! Им отлично платят! А они сами нарушили договор и подстрекали других! Это бунт!
   - Ты, Антон Поликарпыч, не замай, - спокойно отвечал Селиверст Вакулич. - Договор-то был, да в том договоре про бесей да леших ни единого слова нет. А, не так?
   - Все это ваши мужицкие предрассудки! - выпалил управляющий. - Зеленые черти, которые мерещатся от пьянства!
   - Стало быть дядька-то Федора Глызина тоже спьяну зеленых чертей ловит? - сказал Вакулич с тенью холодной насмешки. - Я-то слыхал от Антипа Голованова, что ему аж десятку за молчание сулил Кузьмич-то. Взял бы Антипка - в доме-то в рот положить нечего - да уже успел бабам своим растрепать. Не воротишь, известно, так сокрушался больно...
   У управляющего дернулась скула.
   - Да какое тебе дело? Ваше дело - работать, понимаешь ты, старик, работать, а не собирать сплетни! И не мутить народ! Развели тут... секты...
   Вакулич стащил с запястья четки-лестовку, сжал в кулаке.
   - Я тебе вот что скажу, Антон Поликарпыч... Беси-то, они, просто так, не знай кому, не кажут себя. Тоже с разбором. Есть за что, по всему видать. Не божий человек твой Федор Глызин. Не то, что мирской человек, али, скажем, еретик, а совсем не божий. Антихристов слуга твой барин.
   Договорив это заключение мрачно и веско, Селиверст Вакулич, не торопясь, направился прочь. Управляющий в ярости сплюнул на землю и полез в карман за портсигаром. Мужики из мирян, исподтишка наблюдавшие эту сцену, стоя поодаль, переглянулись.
   Вакулич поравнялся с Егоркой. Егорка поклонился.
   - Ишь ты, - усмехнулся Вакулич, оглядев его с головы до ног. - Тоже, стало быть...
   - Да нет, Селиверст Вакулич, - сказал Егорка. - Я не вашего толку. Так, с ветру. Отец тебе кланяться велел.
   - Чтой-то не упомню я отца-то твоего...
   - Зато он тебя помнит.
   Глаза Вакулича сузились в щели.
   - Ты, что ли, Егорка? - проговорил он задумчиво. - Песельник, стало быть... да отец, значит, твой мне кланяться велел...
   Взгляд старика был так пронзителен, что Егорка поежился. Но тут на угрюмом сухом лице Вакулича, заросшем иконной бородой, мелькнуло подобие улыбки:
   - Эва! А за воротником у тебя никак мышонок?
   Егорка в досаде снял с воротника тулупа мышонка и сунул в карман. Ему никогда не удавалось объяснить мышам, полевкам ли, домовым ли - нелепым существам - что лешак не всегда хочет, чтобы они забирались к нему в одежду. Мыши желали общаться и общались, когда желали.
   Вакулич наблюдал за ним.
   - Ишь, как божья тварь тебе в руки далась...
   Егорка слегка пожал плечами.
   - В пору ты в Прогонную пришел, в пору... Не нашего толку, говоришь? А какого?
   Егорка набрался храбрости и сказал, что хотел:
   - А такого толку, что тоже так мыслю, будто Федор Глызин - антихристов слуга. Чай, бесов-то грешники в наказанье видят?
   Вакулич усмехнулся.
   - С ветру, говоришь? Твой-то, гляжу, ветер тебя встретил, по миру поносил да приветил... А ну, перекрестись.
   Егорка, никак не ожидавший такого требованья, растерялся и замешкался, поднял руку, сложил пальцы щепотью, потом припомнил старообрядское двуперстие... как они там? Сверху или снизу?
   Селиверст Вакулич наблюдал за ним с видом то ли сочувственным, то ли брезгливым.
   - Не греши уж... песельник! Вижу, каков ты есть... тебя послушать можно. Ты уж знаешь, о чем говоришь. Ты ж, небось, тут тоже по его душу... Егорка. Ишь, Егорий Храбрый - а только не так тебя звать на самом-то деле, ведь ты ж толку-то вовсе не нашего, чай, в лесу под елкой крещен. Забавник, лукавая душа... а тоже кланяться ему велели, будто и путному...
   Взгляд Вакулича Егорку просто к забору прижал. Что, именно это и называется у людей прозорливостью? Или Вакулич просто всех мирян подозревает в том, что они слегка бесы, проверил и Егорку на всякий случай и решил, что угадал? Чувствуя, как горят щеки, и желая больше всего на свете провалиться сквозь землю здесь, а выбраться где-нибудь в совсем ином месте, Егорка еле выдавил из себя:
   - Я ничего дурного не хочу... Никому... правда... и я не то... что ты подумал.
   Вакулич снова усмехнулся.
   - Оно и чудно, что не хочешь. Но верю. Вижу, как ты... Уж и не знаю, во искушение ты послан, аль во искупление... а только тебя послушать можно. Не желает, стало быть, твоя братия, чтоб верующие-то по лесу бродили, пока вы там счеты сводите? Так я мыслю?
   Егорка только кивнул.
   - Не будут, - сказал Вакулич, и Егорка понял, что за свои слова он совершенно отвечает. - А ежели кто и попрется - так сам виноват, - и перехватив Егоркин взгляд, добавил: - Не бойсь... Егорий Храбрый. О тебе-то люду крещеному говорить ни к чему... покуда пакостить не начнешь.
   - Я не бес, - сказал Егорка. - Ты ошибся.
   - Бес не бес, а с лешими знаешься. Мышь - тварь божья, но в кармане ее носить - это уже баловство. А коли душу тебе спасти охота, спервоначалу креститься научись... Егорий.
   Егорка улыбнулся. Селиверст Вакулич не был ему врагом. Пожалуй, даже мог считаться союзником... на время. Но не другом. Начетчик староверов не мог дружить с бесом.
   Но, как говаривал Егоркин отец, то уж другое дело.
  
   Битюг понял, что заблудился, когда увидел эту избу.
   Он вышел к Серым Камням, когда едва-едва начало светать. Дождь перестал, только капало с веток; в лесу стоял густой холодный туман. Черные деревья выступали из него какими-то чудными рогатыми столбами, распяленные сучья, поросшие лишайником, протыкали белую марь кривыми остриями. Туман сливался с белесым небом. Все было бледным, зыбким, бесплотным - и древесные стволы, кустарник, скальная гряда выплывали из белой мути, маячили неясными пятнами и снова пропадали в плывучей белизне, как привидения.
   Вот так-то и выплыл из тумана этот дом, как раз, когда Лаврентий думал, что сворачивает на Мошникову полосу, к Бродам. А ведь не было здесь никакого дома. И быть не могло. Никак. Ни заимки, ни объездчиковой избы, ни хутора - никакого людского жилья ровным счетом. Лаврентий знал лес, как собственную свою ладонь, бывал тут не раз, не два - стрелял куропаток, выслеживал белок и куниц, ни за что не мог ничего перепутать. Тут был лес. Просто лес. Кедрач, шиповник и брусника - ничего больше.
   И добро бы еще дом был новый, только что срубленный - так ведь нет! Лаврентий отчетливо видел в сером предутреннем свете эту избу, почерневшую от непогод, заросшую мхом и плесенью, со слепым оконцем, в котором давно уже треснуло помутневшее от времени стекло.
   Лаврентий со странной оторопью, держа ружье в руке, подошел ближе, обошел дом вокруг. Навес над крыльцом обвалился. Осклизлые ступени густо поросли лишайником, сбоку притулились поганые грибы на тонких омерзительных ножках, а у самой двери, пробив насквозь гнилые доски, уже вытянулась на аршин, не меньше, молодая лиственница.
   Чье бы жилье не было, людей оно не видело очень давно.
   Лаврентий постоял у крыльца. Желание войти, оживить собой старую брошенную избу, растопить печь, если только она не развалилась вовсе, и даже чуть-чуть подремать под крышей, созданной человеком, боролось в нем с каким-то необъяснимым страхом. Это совсем не было похоже на Лаврентия, отнюдь не склонного бояться непонятно чего.
   В конце концов желание войти взяло верх. Лаврентий приоткрыл дверь, насколько позволило деревце, и протиснулся в щель.
   В сенях стоял кромешный мрак и густо пахло гнилью и сыростью. Дверь в горницу распахнулась легко. Здесь было чуть светлее - серый полусвет еле сочился сквозь тусклое оконце - но запах тления и сырости показался еще сильнее.
   В мутном сыром сумраке зоркие глаза Лаврентия различили темную громаду печи, стол, на котором стояла керосиновая лампа и лежало неопрятной кучей что-то неопределенное, лавки... На лавке под образами, лишь угадывающимися в угольно-черной тьме, Лаврентий углядел нечто вроде груды старого тряпья.
   Захотелось света. Лаврентий прислонил ружье к печи, поднял со стола лампу и потряс. Лампа была пуста, а пальцы ощутили шероховатую поверхность ржавчины. Лампа проржавела насквозь - даже запаха керосина не чувствовалось.
   Лаврентий поставил лампу на стол и достал из сумки жестяную коробку со спичками. Чиркнул спичкой. Как всегда, фосфорная головка долго тлела и дымилась, насилу-насилу вспыхнул неровный дрожащий огонек. Он тускло осветил мох, проросший прямо на столе и в почерневшей глиняной миске, фестоны многолетней паутины, окутывающие стены, как кисея... и из кучи тряпок на лавке на незваного гостя, осклабясь, уставился пустыми дырами человечий череп в длинных космах седых волос. Лаврентий отчетливо увидел, как в глазницу шмыгнул испуганный светом мышонок.
   Лаврентий отшатнулся и попятился. В тот самый миг, когда спичка догорела и погасла, опалив кончики его пальцев, он вдруг заметил среди гнилых почернелых лохмотьев трупа яркий блеск заточенного металла.
   Лаврентий снова раскрыл коробочку, уронив на пол второпях несколько спичек. Едва дождался, когда разгорится неверный огонек. "Человека до смерти убили, - думал он с ужасом и жалостью, - без покаяния. Ножом зарезали. Чай, беглые аль разбойник какой", - но когда спичка, наконец, разгорелась, Лаврентий понял, что ошибся.
   Мертвый сам сжимал рукоять ножа своими костяными пальцами. В этом царстве гнили и тления, ржавчины и плесени холодная полированная сталь сверкала серебром, ярко, будто сполох молнии - чистым жестоким холодом.
   Хозяин дома действительно умер без покаяния. Но умер сам по себе. Во всяком случае, никто не резал его ножом. Он просто до самого последнего своего вздоха держал в руках этот нож - свою самую драгоценную вещь.
   Вторая спичка погасла, но это было уже не важно.
   - Царство небесное, вечный покой, - пробормотал Лаврентий, устыдившись, что стоит в шапке перед мертвым телом, и стащив ее с головы. - Царство небесное, бедный человек...
   Он думал, что нужно уходить. Что в этом доме дурная смерть, лихая, подлая смерть бедолаги, который отошел один и никто о нем не вспомнил, не отпел, не предал земле... что, может, этот бобыль - а кто ж, как не бобыль - был тяжко покалечен зверем или ознобился и сгорел в жару и все один... и стакана воды никто не подал... Что не дело тут торчать, не дело, а надо прикрыть за собой дверь и оставить его тут лежать в покое... как в могиле...
   Но Лаврентий размышлял так, не трогаясь с места, пристально разглядывая сияющее лезвие на черном тряпье - и вдруг понял, что его рука сама собой потянулась к мертвецу и вытащила нож из его истлевших пальцев.
   Лаврентий чуть не закричал. Ему показалось - нет, он совершенно отчетливо увидел - как мертвец встает, скрипя костями, протягивает к нему иссохшие руки, вперяется в лицо черными дырами и стонет: "Отдай! Вор!" На лбу выступила испарина. Надо было положить нож, выпросить у мертвого прощения и бежать, а в деревне заказать панихиду - но Лаврентий вдруг понял, что это у него не получится.
   Он всей ладонью ощутил деревянную, отполированную бесчисленными прикосновениями рукоять. Она была частью руки, как палец, например. От нее в руку текло восхитительное живое тепло. Лаврентий, чувствуя, как струйка холодного пота ползет вдоль спины, поднес нож к глазам. Провел пальцем вдоль чудесного лезвия - мерцающая, бритвенно отточенная сталь без изъяна. На лезвии вытравлена волчья голова - грубо, точно и прекрасно. Нож казался совершенным, будто уродился сам собою, как цветок или облако, а не был сделан человеческими руками. Лаврентий, не жадный до денег, спокойный к вещам, ни с того ни с сего отчетливо осознал, что не расстанется с этим ножом ни за что. Дерись с ним человек, встань мертвец - они ножа не получат. Его вещь, Битюга. Баста.
   - Вор... - прошептал Лаврентий заворожено. - Вор. У мертвого украл. Сволочь.
   Он поднял глаза к образам. Их было вовсе не видно в глухой тьме, но Лаврентий вроде бы знал, что они там, и перекрестился, переложив нож из правой руки в левую. Его мучила совесть - но вдруг этот камень как-то сам собой свалился с души. Будто мертвец шепнул Лаврентию на ухо, что дарит ему нож. Отдает. Забирай. Все хорошо.
   - Ты уж прости ради Христа, - шепнул Лаврентий, поглаживая пальцами лезвие ножа и наслаждаясь до покалывающего озноба ощущением гладкой холодной стали. - Ты уж прости, бедный человек, но тебе-то нынче нож будто и вовсе ни к чему? Ай, нет?
   Он даже чуть улыбнулся и поклонился мертвому. Надел шапку, не выпуская ножа из рук, вскинул ружье на плечо, попятился к двери.
   - Царство небесное, вечный покой, - сказал почти в полный голос. - Царство небесное...
   Выйдя из избы, Лаврентий тщательно прикрыл дверь. Пошел прочь в состоянии блаженного бездумья, разглядывая нож, ласкавший прикосновением руку, гревший пальцы...
   Это была истинно драгоценная вещь. Такая драгоценная, что оценить ее деньгами или, положим, золотом, не представлялось возможным. Потому бедный покойник и держался за нее до последнего мига...
   Лаврентия снова полоснул стыд.
   Надо бы вернуться, подумал он. Выкопать около этой избы могилу, похоронить кости хозяина, поставить крест - хоть две слеги выломать да связать, а потом непременно вернуться и вырубить уж крест настоящий. Я ж теперь вроде не чужой хозяину-то - чай, наследник...
   Лаврентий обернулся - и обмер. Ледяной ужас кривыми когтями вцепился в сердце.
   Дома не было.
   Как всегда, когда Лаврентий ходил сюда охотиться на куропаток и глухарей, вокруг был только чистый лес без всяких признаков жилья. Лиственницы и брусничник. Между стволов уже сквозило мутное утреннее солнце, и туман потихоньку рассеивался.
   Лаврентий зажмурился, потряс головой - и резко открыл глаза. Изба бесследно и непонятно исчезла или ее вовсе никогда не было. Но нож, надежно лежащий в ладони, был, и яркий металл его лезвия не потускнел.
   Лаврентий медленно пошел назад, разглядывая на мху следы своих сапог. Следы довели его до зарослей кедрача, потоптались рядом - и все. Дальше по ним, вероятно, можно было бы дойти до самой Прогонной, обладай человек собачьим нюхом.
   Лаврентий сел на ствол поваленного дерева, поставил ружье между ног, сжал нож в ладонях и задумался. И чем больше он думал, тем яснее ему становилось.
   Окаянная брага. Все-таки вечор было выпито немало. Лаврентий не иначе как задремал на ходу. И ему все это пригрезилось - дом, мертвец... Ведь дома-то тут никогда не было! А нож валялся тут, в кустах. Может, кто-то его потерял? Отличный нож. Повезло.
   Тогда все становилось понятно. Не мог же Лаврентий заблудиться в десяти верстах от деревни? Конечно, нет. Вот же этот взгорок, поросший сосенками - уж версты полторы пройти и Броды будут.
   Лаврентий ухмыльнулся собственным мыслям. Хотел положить нож в сумку, но сообразил, что прекрасное лезвие прорежет ее, как бумажную. Так и пошел к дому, держа нож в руке.
   Чтобы не потерять.
  
   Федор вернулся в Прогонную уже за полдень.
   У него было отличное расположение духа. Холодный, солнечный, туманный день был приятен ему, как холодный, настоянный на травах квас - совсем тот же кисловатый терпкий вкус и пряный запах, неожиданная радость и сильное ощущение молодой здоровой жизни во всем теле.
   "Как мне все удается! - думал он с удовольствием, идя через двор. - Умный человек везде найдет возможность пожить со вкусом. Забавно, забавно... жить забавно!" Он вспомнил, как Соня Штальбаум, заспанная, смешная и умилительная со сна, как помятый толстый сонный котенок, вытащенный из валенка, куталась в шаль, пила в постели кофе и смотрела на него преданным и влюбленным взглядом... Потешная дурочка, в сущности...
   Федор, улыбаясь, вошел в горницу. На столе стоял самовар и чайная посуда; за столом, кроме верных опричников, обнаружился отец Василий. Вид у батюшки был встревоженный, он нервно похлебывал чай, гладил бороду - и в его лице, когда он поднял глаза на Федора, было более мрачной деловитости, чем обычной приветливости.
   Игнат курил с брезгливо-насмешливым видом. Иван Кузьмич, зеленовато-бледный, со страшными, черными подглазинами, доливал в чай рому и брякнул графинчиком об чашку.
   - Добрый день, батюшка, - удивленно поздоровался Федор, присаживаясь к столу. - А отчего это у вас вид такой... панихидный?
   - Добрый день, Федор Карпыч, - ответил отец Василий. - Иван Кузьмич мужика посылал за мной нынче спозаранку. Нечистая сила в лесу разгулялась.
   Федор хмыкнул.
   - Игнат, плесни-ка мне горяченького, а то я с холода... История! Если б вы знали, батюшка, как мне уже надоели эти сказки про леших! Куда не ткнись, отовсюду скулят: "Лешие, лешие!", - будто на этой блажи свет клином сошелся. Лешие, водяные, домовые - какие там еще? Кощеи, крылатые змеи, бабки-ёжки...
   Игнат коротко хохотнул. Кузьмич обиженно сморщился. Отец Василий покачал головой.
   - Как неверующий изволите рассуждать, Федор Карпыч.
   - Ну почему же, батюшка? - Федор высыпал себе в чашку горсть сахару и налил рому. - Я верую. Но по-моему, одно дело - вера, а другое - простонародные суеверия. Ну не изволите ли - лесной царь...
   Полное лицо отца Василия стало суровым.
   - Здесь не город, Федор Карпыч, - сказал он внушительно. - Здесь лес. И вдобавок, это кулугурское капище... сектантская молельня. Вы думаете, что здесь, как в Петербурге, у вас, куда б вы не пошли, святые защитники имеются, что кругом лампы, машины - культура, одним словом? Нет, Федор Карпыч, тут у нас все в грехах, все в ереси. Одна церковь на десять верст, колокол, смешно сказать, на восемь пудов - чуть в лес отойди, и уж не слыхать благовеста, а вы говорите...
   Федор пожал плечами и принялся намазывать маслом сдобную булку.
   - Я все это понимаю, - говорил он, пряча скептическую усмешку. - Я вижу: дикость, серость, тупой, неграмотный, невежественный народ, староверы-фанатики... но, может быть, не стоит поощрять эти глупые бредни...
   - Да не бредни, - сердито перебил отец Василий, оставив в запальчивости обычную благостность и мягкость. - Не бредни, а уж Иван Кузьмич видел лешего.
   Федор положил булку на стол, не донеся до рта.
   - Замечательно. А я и не думал, что глупость заразительна.
   - Напрасно вы так, - уязвленно возразил Кузьмич. У него даже губы задрожали от обиды. - Я вам когда еще говорил - дурное, поганое место. Вырубку нужно было святить, прииск, в доме молебен отслужить. Ладанку носить с Афонской горы...
   - Ну и как поживает леший? - насмешливо спросил Федор. - Кланялись ему от меня?
   - Я его застрелил, - буркнул Кузьмич.
   - А вот это уже серьезно. Не хватает, чтобы ваши суеверия довели до уголовщины. Надеюсь...
   Кузьмич грохнул чашкой об стол.
   - Он был холодный, весь туманный. Я его застрелил - и он растаял, мертвое тело растаяло! Он был белый, высоченный, седой весь, а с лица - парень... Ой, да что! Не дай Бог кому-нибудь увидать такое! Не могло мне померещиться - я не один его видел! Не один, понимаете?!
Федор поморщился.
   - Ну и как вы это объясняете?
   - Если вы веруете в Бога, - сказал отец Василий раздраженно, - значит, должны бы веровать и в... нечистого духа. В то, что на земле достаточно...
   - Ну и что теперь?
   - Рабочие разбежались, - сказал Игнат все с той же брезгливой улыбкой. - Сперва староверы, а потом и православные. В лес никого калачом не заманишь. А этот старый сумасшедший, Селиверст Лыков, называет тебя антихристом, мой дорогой. И так это все весело, что и в театре не увидишь.
   Федор расхохотался.
   - Антихристом?! Правда!? Вот это номер!
   - Ничего смешного я в этом не вижу! - вскинулся отец Василий.
   - О да, теперь я должен плакать из-за того, что выживший из ума сектант болтает чушь! Ладно. Игнат, с рабочими просто. Поставь им пару ведер, поговори по душам - и придут. На фанатиках свет клином не сошелся, так им и объясни. Хотят зимой голодом сидеть и лапу сосать - пусть сидят и сосут, я препятствовать не могу. А что касается леших... Знаете, батюшка, мне уже все равно. Служите, святите, кадите - я оплачу, лишь бы, наконец, кончилась эта глупость.
   Отец Василий укоризненно покачал головой.
   - Только не говорите снова, что я неверующий, - упредил его Федор, заметив, что священник собирается что-то сказать. - Я трезво мыслю. Я могу верить во Христа, которого я не видел, потому что умнейшие люди верят уже тысячи лет, а еще потому, что его видели святые - но верить в лесную нечисть, которую я не видел - увольте.
   - Опасные рассуждения, - отец Василий покрутил головой. - Так Бог знает до чего можно договориться...
   - Я уже понял, - досадливо перебил Федор. - Батюшка, я все жду, что вы скажете, наконец, что вам надо. Колокол, вы говорите, новый? Большой, пудов на двадцать? Пятнадцати сотен на него хватит?
   Отец Василий на минуту потерял дар речи и замер с приоткрытым ртом и выпученными глазами.
   - Когда эта ерунда закончится, я пожертвую, - сказал Федор и надкусил булку.
   - Спаси вас Господь, - начал отец Василий, но Федор перебил его снова.
   - Я и на ваших бедных пожертвую, - сказал он, улыбаясь. Его вдруг снова понесло злорадное удовольствие от чужой растерянности и он с наслаждением смотрел, как у священника увлажнился нос и глаза масляно заблестели. - Но, видите ли, батюшка, я коммерсант. Платить привык, смотря по товару. Ваше дело - воспитывать народ и... как бы это сказать... разрушать всякие лукавые козни, правда? Так вот, сотню я дам сейчас. На молебен и на расходы. А остальное - когда забудется эта нелепая история... с
   лешими. Когда ваша работа будет сделана, понимаете?
   Отец Василий потупил глаза.
   - Вы же знаете, Федор Карпыч, - сказал он с некоторым даже разочарованием в тоне, - что все в божьих руках...
   - Не все, - весело сказал Федор, намазывая маслом еще булки. - Некоторые вещи - в человеческих руках, еще и как. Например, ваше дело - убеждать. Вот и убедите. Завтра поутру молебен отслужите, послезавтра, в воскресенье, проповедь скажете - вот и успокоится народишко... я надеюсь.
   Отец Василий вздохнул.
   - Эх, Федор Карпыч, - сказал он мрачно. - Такой взгляд до добра не доведет. Я по долгу духовного лица скажу, что вы...
   - Скептик, циник, нигилист, - усмехнулся Федор. - Ну да. Я просто не хочу забивать себе голову. И ты, Кузьмич, охотник на леших, не шляйся больше один или с пьяными дикарями. Если уж тебя так любят лешие, то мне тоже любопытно на них взглянуть. Будем ездить вместе. Игнат, скажи Фетинье, чтоб ветчины принесла...
   И вид у него был уже такой, будто разговор закончен, совсем закончен.
  
   Солнце уже поднялось высоко и мутно просвечивало сквозь редкие облака, когда Лаврентий вышел на берег Хоры. Туман рассеялся. Седая роса голубела на черничнике. Было очень холодно.
   Лаврентий едва начал чувствовать, что провел на ногах бессонную ночь. Хотелось есть и пить, а более - в тепло, но глупо показалось разжигать костер в паре верст от деревни. Поразмыслив об этом, Лаврентий только ускорил шаги.
   Однако, пройдя малое расстояние, остановился.
   Лаврентий всегда был чуток, а после ночных блужданий по лесу и морока с чудным ножом эта чуткость непонятным образом усугубилась - он услышал в зарослях тальника живой шорох, будто в них пробирался крупный зверь.
   Нож, которым Лаврентий играл в пути, крутя его в пальцах, показался надежнее ружья - мысль была безумной, но непререкаемой. Перехватив рукоять поудобнее, Лаврентий сделал шаг навстречу шороху.
   Кусты расступились, раздвинутые широкой грудью матерого волка.
   Лаврентий поразился про себя. Громадный зверь, лохматый, с умной лобастой башкой, устремив на человека пристальный взгляд желтых глаз, медленно подходил, прижав уши, как-то даже присев и едва заметно повиливая хвостом, как домашняя собака. Такого Лаврентию не только не случалось видеть раньше, но он даже не слыхал о подобном.
   - Ты чего это? - спросил он машинально, уверенный, что волк махнет в кусты при звуках человеческого голоса. Не тут-то было.
   Зверь только присел еще ниже. Теперь он почти полз, не отрывая взгляда от человеческого лица. Губы волка дрогнули, обнажая клыки - но Лаврентий мог поклясться всем святым, что эта звериная мина не была оскалом. Ухмылка. Настоящая ухмылка.
   Обычная настороженность, опаска перед диким зверем, канула в небытие, уничтоженная любопытством. Лаврентий даже ухмыльнулся в ответ.
   - Ну чего смотришь, дурак? - бросил он дружелюбно. - Жрать хочешь, а? Чай, меня сожрать хочешь?
   Волк подобрался совсем близко и ткнулся мордой Лаврентию в колено. Потом потянулся и лизнул его опущенную руку.
   Лаврентий, шалея от абсолютной невозможности происходящего, снова чувствуя, что он заснул на ходу, ухватил волка за шкуру около уха и потрепал, как щенка.
   - Лизаться, дурачина? Уж я покажу тебе лизаться!
   Волк боднул Лаврентия головой - и вдруг завалился на спину и взмахнул лапами в воздухе, как молодая играющая дворняга. Его великолепная шкура блестела от росы, а на морде было написано выражение такой откровенной радости, будто он приглашал Лаврентия поиграть с ним.
   - Сбесился ты, что ли? - усмехнулся Лаврентий, присел на корточки и потрепал волка по брюху. - Не годится тебе так на людей выскакивать. Чай, другой-то разбираться не будет - застрелит да на шубу пустит... Ишь, разыгрался, дурак, ровно собачонка...
   Сзади хрустнула ветка. Лаврентий резко обернулся и увидал еще двух волков.
   Волчонок-подросток, когда человек взглянул на него, сперва сел, после лег, нервно облизываясь. Второй, постарше, уселся, широко ухмыляясь, оглянулся, снова посмотрел на Лаврентия. Преданно. Почти нежно.
   Из чащи медленно вышла поджарая волчиха. У нее в пасти висел большой заяц с перекушенным горлом. Волчиха медленно, крадучись, подошла к самым ногам Лаврентия, положила зайца на землю рядом с ним и уселась с таким видом, будто ждала чего-то.
   Ни на что это было не похоже.
   Лаврентий нагнулся и потрогал зайца. Заяц был еще теплый. Волчонок снова облизнулся.
   - Вы чего же, - спросил Лаврентий, обращаясь, в основном, к здоровенному волку, которого гладил, и который уже успел подойти и сесть рядом, и к волчихе, - чего же, это вы мне зайца принесли, что ли?
   Волчиха подсунулась и ткнулась холодным носом в его ладонь. Волчонок взвизгнул и прыгнул передними лапами Лаврентию на плечи, как прыгает собака, чей хозяин возвратился из долгой отлучки.
   Лаврентий погладил волчонка по спине - и тут сообразил, что стоит в окружении волчьей стаи. Это было бы страшно, если не было бы так нереально: волки рассматривали Лаврентия, как простой люд смотрит на генерала - восхищенно и трепетно, с благоговейным ужасом, не смея подойти ближе. В их поведении чувствовалась непонятная разумность.
   Лаврентий ощутил прикосновение мягкого теплого меха. Взглянул - и увидел, как его первый знакомец, держа в зубах тушку зайца, тычет ею Лаврентию в руку. Рассмеялся.
   - Благодарствуй, - сказал, стараясь казаться серьезным, перехватывая зайца за задние лапы. - Порядочный заяц. Ишь, тяжеленный...
   Волк улыбнулся, сверкнув клыками, и прижался к его ногам. Лаврентий погладил его по голове между ушей, чувствуя в душе небывалый покой и жаркую радость. Он поднял зайца и махнул ножом - голова зайца отвалилась, как будто в нем вообще не было костей. Лаврентий поднял голову и протянул волку на раскрытой ладони.
   Волк потупился и отвернул морду.
   - Ну не обессудь, - сказал Лаврентий, нагибаясь, - приневолься. Не обидь меня.
   Волк вздохнул, взял заячью голову у него из рук и деликатно, не торопясь, схрупал.
   - Ах ты... каторжник! - рассмеялся Лаврентий. - Ты, что ли, ихний атаман, а, бродяга?
   Волк смотрел, улыбаясь. Лаврентий присел на корточки - и волчья стая расселась и улеглась вокруг.
   - Поговорим, что ли? - спросил Лаврентий.
   Вожак облизал усы и мотнул головой. Жест был так отчетлив, что Лаврентий переспросил:
   - Что, что?
   Волк снова повел мордой, указав носом на нож у Лаврентия в руке. На лезвии ножа черным огнем горела вытравленная волчья голова.
   - Ах, вон оно что... - пробормотал Лаврентий, снова начиная чувствовать, что грезит наяву. - Так вы, стало быть, из-за ножа этого...
   Волк фыркнул и дернулся настолько отчетливо отрицательно, что этого просто нельзя было не понять. Волчица вытянула морду и принялась лизать Лаврентию руки. Волки обступили его со всех сторон - он чувствовал влажный жар их дыхания и их любовь и доверие совершенно одинаково. Кожей.
   - Нет? Не нож, нет?
   А что ж тогда?
  
   Как этот день быстро сворачивался в ночь...
   Не успел разгореться день, не успело посветлеть небо - как уже сумерки принялись жадно сгущаться, наползали из леса, будто глотали деревню, будто слизывали избы, плетни, сараи, черные силуэты деревьев... Только тусклые огоньки окошек и яркий фонарь у Силычева трактира оказались им не по зубам - светились в сумраке желтыми глазами, будто ждали чего-то. Дождались. Чем больше темнело, тем становилось холоднее - а когда окутала Прогонную ненастная темень, странные всадники вылетели из-за поворота на тракт, пролетели мимо затаившегося леса, пронеслись невидимые по деревне, оставляя за собой шлейф жуткого холода, и пропали.
   Было тех всадников пятеро; кони их, серо-белесые, в цвет мутных зимних небес, с развевающимися снежными гривами, с лету врезали стальные лезвия подков в усталую плоть дороги - и там, где копыта касались земли, ложился лед, расползался острыми звездами, сковывал землю в лужах дождевой воды... Белые плащи всадников плескались от стремительного ветра. Дыхание их было холодно, как снег, холоднее снега - и в воздухе установилась мертвенная ледяная прозрачность. Припозднившийся возчик их не видел - но вздрогнул от внезапного цепенящего страха, когда призрачный конь пролетел насквозь его телегу, просочился туманом, миражом, струйкой поземки - а потом жуткий холод заставил возчика запахнуть плотнее тулуп, хлопать себя по бокам рукавицами, шмыгать озябшим носом... Думать о чарке водки или, хотя бы, чашке чаю...
   Егорка вышел за ворота их встретить. Симка увязался за ним, смотрел заворожено, как длинные хвосты ледяного ветра завиваются за конями - и вцепился в Егоркину руку, горячую в холоде сумерек, когда один всадник, чуть придержав поводья, крикнул:
   - Привет, лешаки! Зима идет!
   - Привет, вестники! - крикнул Егорка в ответ. - Доброй зимы!
   - Доброй зимы! - отозвалось холодным эхом пять голосов и затихло в грохоте копыт.
   "Кто это? - спросил Симка широко раскрытыми глазами, засунув озябшие руки Егорке за пазуху.
   - Снежные воины, - сказал Егорка с мечтательной полуулыбкой. - Гонцы от самого Государя. Чуешь, как холодно стало? Вот, несут, стало быть, морозы, несут метели, лес засыпают снегом, сковывают льдом...
   "Зачем? - поежился Симка. - Чай, лучше, когда тепло-то, к чему ж они зиму делают?"
   Егорка обнял его за плечи, увел в избу. Матрена ушла еще засветло; в избе было тихо, очень тепло, жарко горела печь, кипели в чугунке щи с сушеными грибами, пахло лесом, молоком и дымом - живо и чудесно. Симка присел перед печным устьем на корточки, протянул руки к огню. Сытая Муська дремала вполглаза на лежанке, а на полу возле печи серыми катышками возились мыши.
   "Зачем холода, Егорушка? Небось, не людям только, а и зверям, и птицам не сладко зимой-то..."
   - Мир засыпает, Симка. Земле-то, чай, тоже отдохнуть надо - вот хранители ее снегом и укрывают, ровно одеялом. Звери спать ложатся - медведь в берлогу, сурки с бурундуками - в норки под землю...
   "Как же медведь спит всю зиму? Как же ему есть во сне? Лапу сосет? Неужто лапа у него вкусная такая? А сурки тоже лапу сосут?"
   Егорка рассмеялся, легонько стряхнул с сапога мышонка, который карабкался по ноге.
   - Рассказать-то сложно будет мне... Ведь медведь-то лапы не сосет, а уж сурки и подавно. Что лапы? Звери-то за лето разъедаются да жиреют, а зимой не едят ничего... как сказать...тощают помалу... да это сон такой... цепенеют. У них-то, у зверей, и сердца медленнее бьются, и кровь медленней ходит по жилам...
   "Отчего?"
   Егорка замялся.
   - Не умею я объяснить, Симка. Давай лучше сыграю песенку. Послушаешь - поймешь, не умом, а чутьем, как лешак.
   Симка кивнул. Егор вынул из футляра скрипку. Тонкая зимняя мелодия поплыла по избе, и были в той музыке холод и покой, ледяной сон усталой земли. И заслушавшийся Симка сам стал спящим лесом, медведем, белкой, вьюгой - душой постигнув это медленное таинство, этот сон, похожий на смерть, но отделенный от смерти тоненькой струйкой живого тепла, омывающего едва стучащее сердце мира...
   Музыку прервал резкий стук распахнутой двери. Егор и Симка оба вздрогнули и повернули головы - в дом ввалилась Матрена. На ее красном лице блуждала пьяная улыбка, а запах водки перебил тут же все тонкие запахи в избе.
   - Симка, дай чаю! - крикнула Матрена.
   Симка схватил со стола чашку, протянул - его лицо напряглось и щека нервно дернулась, блаженного покоя как не бывало.
   - Мамка, ты ж... ну пошто ж... водку-то... к чему?
   Матрена грузно плюхнулась на скамью и принялась жадно хлебать чай, отдуваясь, фыркая, ухмыляясь, шаря рассеянным взглядом по избе.
   - Федор-то Карпыч... дай Бог здоровьичка... Мужикам поднес! - сообщила она, найдя Егора и уставившись на него весело и зло. - Душевно поднес - три ведерка... добрая душа... - и захихикала.
   - Водки... - пробормотал Егорка, опуская голову. - Вот, стало быть, как...
   - А вот так! - выкрикнула Матрена ехидно и радостно, тряся вытянутым указательным пальцем. - И мне косушку понесли - а ты думал?! Я т-тебя насквозь вижу, смиренник! Что ты за парень, коли водки не пьешь - ви-идимость одна! Видимость! А я т-тебя - насквозь! Тебе чужая радость глаза колет?! Колет, а?!
   Егорка стиснул зубы и потянулся к тулупу.
   Симка схватил его за руку, потащил к себе, выкрикнул отчаянным взглядом:
   "Егорушка, ты-то куда уходишь?! Никак, тоже водку пить?! Не надо, останься!"
   Егор растрепал его волоса, улыбнулся.
   - Нет, нет. Уж не за этим. Поглядеть надо мне - большая беда грядет аль как-нибудь малою обойдемся.
   Симка через силу отпустил его, дал надеть тулуп, уложил скрипку в футляр, протянул с горьким вздохом.
   - Даже и не знаю, достану ли ее там нынче, - сказал Егорка, принимая футляр из Симкиных рук.
   Матрена пьяно расхохоталась.
   - Бе-да, подумайте! Ишь, беда! Дурак ты, Егорка, ой, дурак! На что все мужики дураки-то, а уж ты вдвое дурак! Иди-иди, ждали тебя! Может, морду разобьют, так умней станешь!
   Егорка только губу прикусил, чтоб чего не сорвалось невзначай, и вытер слезы с Симкиных глаз, и вышел. Что еще оставалось!
   Даже на окраине деревни было слышно, какая в трактире шла гульба. Все окна, все фонари вокруг ярко светились, будто пришел праздник... ах, кабы! Егорка пошел по тракту, ускоряя шаги - и тут скорее учуял, чем увидел, громадную темную фигуру в тени, горячую в ледяном вечере, остановившуюся, прислонясь к плетню - ожидающую?
   - Лаврентий? - спросил Егорка пораженно, и фигура шагнула навстречу. - Ты чего тут делаешь?
   - Да вот... Отнес бабам зайца-то, а псина забрехала на меня, - пробормотал Лаврентий с коротким странным смешком - и Егор почуял, как исходит от его тулупа сильный запах волчьей шерсти. - Башку ей прострелить, что ль? Аль как?
   Егорке очень мешала темнота. Он взял Лаврентия за рукав и потянул к фонарю у водопоя. Лаврентий покорно пошел и под фонарем остановился - Егорка уже человечьим зрением увидел его растерянное лицо с кривой улыбочкой, непокрытую взлохмаченную голову и распахнутый тулуп. А тот жар - он исходил из-под тулупа, от сердца и еще от...
   Егорку аж пот прошиб.
   - Ты об нем поговорить желаешь? - спросил он тихо, и Лаврентий мигом понял и кивнул. - Покажь.
   Лаврентий отстегнул от пояса ножны из толстой бычьей кожи и поднес к Егоровым глазам, но в руки не дал. Да Егору и в голову бы не пришло пытаться тронуть это руками. Никто из... таких, как Лаврентий, не стерпел бы такой выходки, верно...
   Лаврентий же смотрел доверчиво, а в темных глазах его мерцали желтые волчьи огни.
   - Чего это за нож, а? - спросил он, а тон обезоруживал напрочь. - Это ж не просто так, а?
   "Чудный ты зверь, - подумал Егорка с нежностью. - Никак от Тихона подарок получил? И меня нашел, сообразил, что я помогу... Ишь, сердяга..." - а сказал вот что:
   - Хороший это ножик, Лаврентий. Ты его береги, а я тебе ужо все расскажу. Только не сейчас - куда сейчас, коли ночь на дворе... Пес брешет да лошади жахаются оттого, что тулуп волчьим духом пахнет, ты его сними. Что услышишь, что увидишь - ничего не бойся. Оно не к худу, лес тебе зла не хочет.
   Лаврентий ухмыльнулся, хлопнул Егора по плечу и ушел. Егор пару минут смотрел ему вслед: в повадке Лаврентия, в походке, в тревожной спине, в повороте и посадке головы всегда было немало от волка, теперь же...
   Человечья плоть и две души. Зверь внутри. Зверь внутри - дело не редкое, редко - здоровый, чистый зверь. Ты дай своему зверю побегать по лесу, дай поохотиться - глядишь, все и наладится...
   Помоги Государь...
  
   Ох, как нынче вечером в трактире было нехорошо. Егорка ощутил это, едва войдя. Липко было - как паутина на лице - и едко. Едкий чад нехороших мыслей табачным дымом висел над людьми, царапал горло, ел глаза... Худо, худо...
   Егорка сел в уголок в обнимку со скрипкой, прислушиваясь к голосам. Голоса тоже были нехороши - что-то в них прорезалось с болью, разламывая души, и вот-вот готово было прорезаться. И видеть эти ростки зла Егорка никак не хотел.
   Дети Вакулича, даже Лешка, который любил околачиваться в трактире, слушать разговоры и петь песни, не появились. Староверов вообще почти не было. Зато гуляли едва ли не все мужики, работающие на Глызина. И водка просто рекой текла.
   - Ну да что! - кричал изрядно уже подвыпивший Петруха, расплескивая водку из рюмки. - Пристал ко мне, как репей - мол, грех зверье стрелять, коль не ешь его! Грех, подумаешь! Во все времена пушного зверя стреляли! Не в овчинных же тулупах мадамам по паркетам щеголять, подумай!
   - Совсем зарапортовался Вакулич-то! - согласился его сосед. - Зверье бить - грех, золото мыть - грех, лес рубить - и то грех, курам-то на смех! То отец Василий у него антихрист-то был, а теперь Федора Глызина антихристом кличет. Из ума выжил, не иначе...
   - Да что его слушать, - ухмыльнулся Лука. - Делай, что надо - да и все. Ишь, зверья ему жалко! Да полно его в тайге-то, что жалеть-то его! Всяк злак на пользу человеку - вот и зверье...
   - А тебя, Лука, что жалеть? - тихо спросил Егор. - Чего ты стоишь? Вот ежели б кто-нибудь твою шкуру за трешницу содрать пожелал? Чай, полно вас, таких, в деревне-то?
   Мужики зашумели уже едва ли не хором.
   - Ты, Егорка, говори, да не заговаривайся! - рявкнул Кузьма. - Удумал - человека с тварью ровнять!
   - У человека, чай, душа...
   - Ишь ты! - кричал Лука громче всех. - Чего я стою?! А сам-то ты!
   - Ишь, как разобрало-то вас, - вдруг покрыл все голоса голос Федорова Игната. - Душа! Да души, будет вам известно, нет ни у человека, ни у скота. И все мы совершенно одинаково сдохнем - и черви сожрут. Это точно выяснили люди поумнее вас. Так что живи-веселись, гуляй, пока живется, а на всю эту блажь наплюй. Это, верно, старообрядцы вас научили грехи разбирать? Молодцы сектанты, а вы - трусы! На царствие небесное понадеялись? Нет уж, там, на том свете - нет ничего, одна голая пустота, так что здесь жить не бойтесь! А то - не пожалеть бы потом, что удачу упустили.
   В трактире стало тихо.
   - А Бог-то? - робко спросил Антипка в наступившей тишине. - Накажет, чай...
   - Бога боишься - в церковь сходи, - усмехнулся Игнат. - Отговейся, исповедайся, свечку поставь. Покайся - простит Бог-то. Бог всех прощает. А если грешить тебе страшно - каяться не забывай. Полегчает.
   Кто-то нервно фыркнул.
   - И то, - сказал Лука. - Вон Антоха-то Елшин на что был к Богу усердный - а горловую болезнь подцепил и поминай, как звали! А Гришка Рваный - уж первый вор, да и не убивец ли - живет себе и хоть бы что. Ничего ему не делается. И покаяния в ём особенного не заметно.
   - А ты что думал? - насмешливо сказал Игнат. - Да ты вокруг посмотри! Иной елод пошустрее отца с матерью продал, родного брата в острог упек, собственного ребенка затиранил - и ничего. Сладко ест, крепко спит и горя не знает. Были бы деньги - совесть не понадобится. А вы из-за ерунды трясетесь - то зверья им жалко, то воду в реке, будто воды там мало! Еще деревьев в тайге пожалейте. Дурни вы!
   - Точно говоришь! - Кузьма хлопнул ладонью по столу. - Глызин-то по пятерке платит за шкурку, а лесорубам-то - по целковому в день! Самое время зажить-то! А ты, Игнат, чудак-человек, крутенек, да пра-ав! Прав! Пока живем - все возьмем! Терема в Прогонной построим, да чтоб под железом! Чтоб ему пусто! Да пропади он, лес этот, пропадом!
   Егорка совсем забился в угол. Ростки зла вытягивались прямо на глазах. Чистому лесу вокруг Прогонной приходил скорый конец - чистый лес должен будет сдвинуться дальше на восток, на север, за Хору... Или... Государь прав, как всегда прав. Купчина должен уйти. Это надолго остановит людей.
   Охота. Егор вспомнил мокрые закоченевшие тушки соболей и явственно представил себе Игната, с удовольствием ерошившего мертвый мех. Скоро мертвыми и закоченевшими станут другие - те, кто не мог подумать, не успел пожалеть... За что? Разве мы мало им давали? Мало рыбы в Хоре, оленей, зайцев, мало грибов, брусники, морошки, гонобобеля, мало деревьев - мало своей крови им отдали? Выводили из лесу их детей, выводили их самих, когда им случалось заплутать на охоте - они не замечали. Присматривали за их посевами, присматривали за скотом, придерживали рысей и волков - и вот к чему все пришло.
   Люди отблагодарили лес так, как люди всегда благодарят лес.
   Егорка вспомнил заросшую лесом заимку, которая лет сорок назад оказалась на пути большой Охоты. Деревца, проросшие на провалившихся кровлях, человеческие кости, объеденные добела... Сыпняк. Лес поглотил людское жилье без остатка.
   Здесь, в поселке на тракте, так не будет. Здесь будут боль и смертные муки, безнадежные попытки выкарабкаться, земской лекарь, шатающийся от усталости, ужас - и все, что сможет, разбежится от проклятого места. Но смогут немногие... а проезжающие будут останавливаться в других местах... или разносить заразу дальше... Так лес испокон веку защищал себя.
   Справедливо. Они сейчас честно зарабатывают Охоту. Почему же душа болит?
   Нет, я все-таки попробую.
   Впервые в жизни и в первый раз за все время пребывания среди людей, Егорке захотелось выпить водки так же, как здешним мужикам. Нынче они пили много, бестолково болтали, спьяну задирались друг к другу... Их багровые обессмыслившиеся лица стали омерзительны - все на них нарисовалось: жадность, жестокость, равнодушие... Устин Силыч хлопотал, сладенько улыбаясь - радовался прибыльному дню; Игнат сидел на стуле, развалясь, хозяином, смеялся, бросал на стойку целковики - и мужики смотрели на него с завистью и жадным вниманием. Во всех глазах были целковые - только целковые.
   Без души.
  
   Выйдя из трактира, Егорка столкнулся с Федором лицом к лицу. Проходя друг мимо друга, они обменялись долгими взглядами.
   "Вот ты какой, Федор Глызин... - подумал Егорка грустно. - Хорош. Силен, красив... Девичья сухота... Это от тебя, значит, все живое бежит и хоронится... Такая казистая плоть - а нутро гнилое, жаль-то как! Был бы ты кривым-горбатым, облезлым да мерзким - на сколь проще было бы... Что ж мне делать с тобой? Неужли в болото заманивать иль зверей травить на тебя? И на что тебя сюда принесло, на что? Жил бы в городе своем и помер бы в городе - город бы тебя упокоил, а лесу худо от тебя..."
   "Сопляк, - подумал Федор свысока. - Только и дела, что рыжие лохмы да зеленые глазищи - девок смущать. Кабашный забавник, шут гороховый. Так и ходит со скрипкой своей, будто боится, не украл бы кто... да кому она нужна, твоя скрипка!" Чем больше он думал о Егорке, тем больше раздражался, а почему раздражался - не понимал. Из-за непонимания решил, что просто бесят его бездельники-забулдыги да бессребреники, у которых одно дело - пьянчуг веселить.
   И постарался больше об этом не думать. Думы вообще такая вещь - чем меньше, тем лучше...
   Он зашел в кабак, усмехнулся, увидав Игната среди деревенских мужиков. Жаль было звать его - ладно шло дело - но позвал. Игнат так встал да подошел, будто и не пил вовсе.
   - Как тут у нас дела-то? - спросил Федор. - Вроде ладно?
   - Куда лучше, - отозвался Игнат, ухмыльнувшись. - С рабочими больше нехватки не будет у нас. Они ж душу заложат за четвертную бутыль, сам знаешь. Зеленых чертей не боятся, а уж леших-то...
   Федор кивнул.
   - Я с отцом Василием договорился, чтоб завтра молебен отслужить, - сказал он весело. - Жаль, похолодало, мжица мжит... Снег бы не пошел.
   - Да и по снегу любехонько, - рассмеялся Игнат. - Они и не учуют холода с похмелюги-то...
   - Ну пей. Пойду я.
   Федор вышел из кабака в свежую ледяную ночь. Полная луна светила ярче фонарей. Темнота тонко и остро благоухала лесом. Федор, отвязывая вороного, с наслаждением втянул ноздрями пряный свежий запах, хотел вскочить в седло - но тут ему померещился некий тихий звук, вроде хруста льдинки под каблуком.
   Федор оглянулся. Под фонарем, облитая сладким желтым светом, словно медом, стояла Оленка. Ее коса, переброшенная через плечо, стелящаяся по тулупчику из-под алого полушалка, блестела, как золотая.
   - Наше вам с кисточкой, - Федор поклонился, широко улыбаясь. - Не поздно ль ты, голубка, тут летаешь?
   - Братца звать ходила, да он домой меня отослал, - сказала Оленка с непонятной усмешкой. - Конфет мне купил в бумажках, пряников медовых, - и приподняла узелок, который держала в руках, - а со мной не пошел. Гуляет, слышь.
   - Никак, страшно идти одной-то? - игриво спросил Федор, замирая от жаркого предчувствия.
   - Страшно не страшно, а вместе-то, чай, веселее...
   Федор сел верхом, нагнулся в седле, протянул руки - Оленка даже не попыталась отстраниться - поднял ее за талию и посадил впереди себя, боком, на холку вороного.
   - Скажи только, краса ненаглядная, куда везти-то тебя, - сказал, задыхаясь. - Доставим в лучшем виде, с ветерком да с колокольчиками. К чему тебе ножки трудить?
   - Да уж я пешком-то привычная, - возразила Оленка, но прислонилась плечом к его плечу. - Уж ладно, все прямо, прямо - а там я скажу, где свернуть-то...
   - Подарок ты мне сделала, жар-птица, - сказал Федор, тронув с места. - Бесценный.
   - Перстень яхонтовый? - отозвалась Оленка насмешливо.
   - Да нет, драгоценная моя, перстень яхонтовый сама после в подарок получишь, а мне от тебя, как кулугуры ваши говорят - не пряничек, не пирожок - утешеньице.
   Оленка звонко рассмеялась. От ее платка и волос пахло сеном, теплом и чистым жарким зверенышем. Запах опьянил Федора, как водка; он врезал вороному в бока - и конь взвился вихрем, ударился с шага в галоп, так что Оленка должна была прильнуть к всаднику всем телом.
   Так она и сделала.
   Вороной летел сквозь ночь, как стрела, и белая круглая луна в розоватом круге завтрашнего мороза летела за ним. С тракта свернули на узенький проселок, с него - на тропу, еле видимую меж древесных стволов - и конь перешел на шаг. Федору хотелось бы, чтоб до выселок было много дней пути - а тут и десяти минут не прошло, как забрезжил между лиственниц тусклый огонек и забрехали собаки.
   - Стой, - сказала Оленка. - Дальше я ужо сама дойду, - и скользнула с седла плавным ласочьим движением. - Спасибочко.
   Федор спрыгнул вслед за ней.
   - Что ж, и все? Экая ты, хозяйка, неласковая, - рассмеялся он и приобнял ее за талию. - Ни погреться не позовешь, ни чайку испить?
   Оленка не сделала ни малейшей попытки скинуть с себя его руку.
   - Куды там с чаем, - ответила она с глуховатым грудным смешком. - Вон позднь какая, мамка забранит...
   - Мамка, говоришь...
   Федор развернул Оленку к себе. Ее лицо, голубоватое от лунного света, в резких темных тенях, было похоже на безупречное медное изваяние, только блестели глаза - но ни от какой статуи не могло нести таким живым жаром. Федор, тая от ее зноя, протянул руку - платок, шея, маленькое ухо, щека, бархатистая и обжигающе горячая - губы, солоноватые на вкус, широкие жаркие зрачки, отражающие луну...
   Поцелуй был, как глоток жидкого огня. Федор прижал Оленку к себе, поцеловал снова - но тут она рванулась из его рук с силой, которой он не ожидал.
   - Что ты? - спросил Федор ошарашенно.
   - Поиграл - и будет тебе, - сказала Оленка, тяжело дыша. - И так ужо...
   - Ах ты... вьюн! Вьешься, значит, а в руки не даешься?
   - Не замай. Спасибочко, что подвез. Вот тебе подарочек, сокол ясный - не кренделек, не пряничек - утешеньице.
   - Вот же...
   - Предовольно с тебя. Я теперь домой пойду, и ты ступай. Ночь на дворе.
   Федор промычал что-то утвердительное - и резко рванулся вперед. Оленка увернулась и помчалась по тропе, как лесной зверек - стремительно, почти бесшумно. Федор, тяжело переводя дух, ринулся за ней, но корни и коряги, как нарочно, лезли под самые ноги - споткнулся и упустил момент. Только у плетня, за которым тявкали собаки, он догнал летучий лунный призрак, поймал и дернул - в его руках оказался полушалок.
   - Хва-ат! - рассмеялась Оленка, хлопнув калиткой. - Иди себе, соколик, а то как бы лошадку твою волки не съели! Иди-иди...
   Федор в сердцах швырнул полушалок через плетень. Хлопнула дверь, послышался ворчливый бабий голос:
   - У, полуночница, нагулялась? Бить тебя некому, непутная...
   В ответ раздался теплый Оленкин смешок, дверь снова хлопнула и все стихло.
   Федор стоял, глядя на красноватое свечение слепого оконца. Ярость, вожделение и азарт выплескивались из души через край - будь у Федора хвост, он бы хлестал себя хвостом по бокам. Змея, змея! Как деревенская девка, хамка, подлячка, дуреха, смеет так с ним поступать? Кто научил ее этим змеиным извивам и сделал ее укусы такими ядовитыми, будь она неладна!?
   В зарослях фыркнул и заржал вороной. Волки, ах, дьявол - из жара Федора бросило в холод, он побежал назад, к лошади, быстрее, чем бежал за Оленкой. Выскочил на тропу - и оцепенел.
   Рядом с вороным, трепля его по холке, голубая в лунном сиянии, стояла Оленка. Ее бледное от луны лицо с огромными мерцающими очами и влажным блеском приоткрытых губ показалось Федору нестерпимо прекрасным. Непокрытые волосы отливали голубоватым металлом.
   Федор пошел к ней в густом воздухе, как в холодной медленной воде. Сердце выламывало ребра. Все мысли исчезли, кроме одной - ее солоноватые горячие губы...
   И уже в двух шагах от желанной, от ее осиянной луной невесомой фигурки, что-то изнутри бухнуло колокольным звоном, заставив замереть на месте.
   Как она могла сюда попасть?
   Я видел, как она входила в избу. Видел.
   Что за...
   Чертовщина?
   - Оленка, - спросил Федор хрипло, почему-то потянув за ремень ружье. - Ты как здесь очутилась?
   И в этот самый миг фигурка дрогнула и заколебалась, как отражение в воде - а Федор вдруг сообразил, что эта девка, невероятно красивая девка, закутанная в шаль, простоволосая, с огромными дикими глазами на голубовато-белом застывшем лице - совершенно не та, о которой он...
   - Ну, - голос чары, как золотой колокольчик, отозвался в мозгу. - Ты подойди, сокол ясный, подойди, чего ждешь-то?
   Федор сдернул ружье с плеча.
   - Отойди от жеребца, - проговорил он в холодном бешенстве. - Слышишь, ведьма?! - и взвел курок.
   Непонятно откуда взявшаяся туча надвинулась на лунный диск так, будто кто задул свечу.
   - Будь ты проклят, - сказал из темноты ужасный ледяной голос, а вслед за голосом захлопали большие мягкие крылья. Фыркнул конь, и пала мертвая тишь.
   Федор сделал шаг наугад, протянув руку вперед - и рука нашла мягкую лошадиную морду. Он вскочил в седло, не выпуская ружья из рук. Ненавистный лес затаился вокруг, как настороженный враг. Федор толкнул жеребца коленом.
   - Давай домой, если волку на обед не хочешь! Ну!
   Конь дернулся вперед, через миг был на тропинке, пошел мелкой нервною рысью - а Федор все вглядывался в глухую лесную темень, и злоба душила страх.
   А если бы я подошел? Что бы эта ведьма сделала? Защекотала бы меня? Удушила? Кто она такая? Бесовка? Кикимора? Какая-то деревенская тварь, которая зачем-то следит за мной? Кто?
   Увидав вдалеке огни Прогонной, Федор испытал облегчение, усилившее злобу. Поганая деревня. Поганая тайга. Чертова земля, где каждая сопливая тварь считает себя вправе...
   Федор вошел в трактир, когда там еще вовсю гуляли пьяные мужики. Уже никто ничего не обсуждал - ревели песни, ругались, плакали, дрались... Игнат, сидевший у стойки рядом с Устином Силычем, поднялся Федору навстречу.
   - Что это с тобой, друг любезный? - спросил встревоженно. - Лица на тебе нет...
   Федор положил ружье на стойку перед собой.
   - Налей мне, - сказал, опалив взглядом. - Живо.
   Устин торопливо придвинул стакан, тарелку с закуской. Федор выпил водку в два глотка и швырнул стакан об пол.
   - Будем гулять, - сказал тихо и яростно. - Лей еще. Я тут все разберу.
   И выхлебал второй, не притронувшись к закуске. Гулять, а потом... разобраться.
  
   Далеко за полночь Игнат едва ли не на себе втащил Федора в дом.
   Уже в своей горнице Федор оттолкнул его от себя, швырнул в угол шапку, пнул стул. Тяжело плюхнулся на постель, сминая атласное покрывало.
   - Ну, ну, не дури, - пробормотал Игнат, подходя. Он сделал попытку расстегнуть на Федоре полушубок, но тот сам рванул его с плеч, так что пуговицы посыпались на пол.
   - Ты мне ее найди, - процедил Федор, выпутываясь из рукавов, глядя тяжелым и осмысленным взглядом, чудным для пьяного, будто руки и ноги его были пьянее рассудка. - Ты мне найди эту суку... эту гадину белобрысую... в шали... Я с ней потолкую... почему это я проклят.
   - Ляг поспать, - сказал Игнат. - Завтра разберемся.
   - Нет, ты мне сыщи эту гадину... Я из нее жилы вытяну, а узнаю! Кикимора поганая... - Федор тяжело вздохнул и повалился лицом в подушки.
   И пришел лес.
   Федор в густом тумане, то ли предутреннем, то ли вечернем, брел между стволов в сумерках - в тяжком, густом, вязком воздухе. Тишина звенела в ушах стонущим звоном, шепотами, шорохами - а то вдруг - человечьими голосами, насмешливыми, издевательскими, но - ни слова не понять. Деревья расступились, как живые, подтягивая корни, шурша промерзшими сухими ветвями - и Федор вышел на неожиданную опушку, избитую подковами, вымерзшую насквозь, безжизненную, как Лысая гора. Шепоты стихли, пала мертвая тишь. Весь мир был пуст и мертв - лишь над головой расстилалось одухотворенное небо, тяжелое и грозное небо во всполохах зарниц...
   И глядя в это ужасное небо, все клубящееся чудовищной стихийной силой, Федор вдруг рассмотрел в разрывах туч и грозовых сполохах невозможный нечеловеческий лик в змеящихся кудрях, суровый и скорбный, со звездным огнем в мрачных глазницах...
   Федор проснулся в холодном поту. Потемки в горнице рассеивал только слабенький огонек лампадки. За оконцем темнело мрачное небо, и сквозь бревенчатые стены было слышно, как воет в лесу ветер.
   Федор сел. Голова болела дикой раскалывающей болью, и какая-то крадущаяся жуть медленно заползала в сердце. За окном был лес. Лес чувствовался всем телом, как источник боли, как нарыв, как ноющий зуб - дурной лес. Ненавистный лес. Холодная белая луна выскользнула из облаков; ее окружал розовый ореол смертного холода. Федор вспомнил ужасный лик во все небеса и содрогнулся. Истово перекрестился на образ Богородицы, медленно, чтобы не встряхнуть больной головой, лег и укутался в одеяло, отгораживаясь от ледяной луны, от воя ветра, от проклятого леса, стараясь не думать о лике в небе и думая именно о нем. Так он промучился с четверть часа - но головная боль мало-помалу отпустила, и пришла спокойная мысль: завтра все пройдет. Пьяные кошмары забудутся, отец Василий отслужит молебен, вечером можно будет заехать к Соньке - и не думать ни о лесе, ни о деревенских ведьмах - черт с ними!
   Спокойно. Благославясь.
   Ни ведьме, ни черту, ни лешему меня не запугать, подумал Федор и улыбнулся. Через минуту он спал.
  
   Снег пошел под утро.
   Спала деревня. Федор провалился в глухой сон без кошмаров; Лаврентий дремал настороженно и тревожно, как волк, и пригрезившиеся лесные туманы манили его; маялись в пьяном бреду мужики; утомленный Егорка заснул на лавке, в неудобной позе, подтянув под себя колено и свесив руку до полу... Только Симка, учуяв душой перемены в мире, проснулся ни свет ни заря, сидел у тусклого оконца, глядел, как небеса сыплют твердую белую крупу, как снежные вихри хлещут землю наотмашь - и все стало мутно, все смешалось: земля, небо, ветер, струи острого снега... А тоненький голосок в печке скулил зло и печально, оплакивал осень, рыдал над зимой, предвещал смертный холод, предсказывал лютый мрак - и неспокойно было у Симки на сердце...
   Егорка проснулся поздно, а мамка, упившаяся накануне пьяной - еще позже. Терла мутные глаза, шмыгала носом, пила чай стаканами, бранилась на Симку - почто стучит печной вьюшкой и роняет поленья, когда у ней голова раскалывается, искала пятак на опохмелку - и Егорку забранила: почему у ней пятака нету и он не даст. Симка хотел, было, что-то сказать - то ли укорить, то ли пожалеть - а мысли опять спутались тугим клубком, перемешали слова, стиснули зубы... Вот и осталось только ткнуться лицом в Егорово плечо, закусить губу, сжать кулаки - переждать. А Егор вывернул карманы, нашел пятак, положил на стол.
   - Возьми, коли без этого не можешь, - сказал грустно, обнимая Симку за плечи. - Только не впору тебе, а Симке блажь твоя и вовсе на беду да на слезы. Себя не жалеешь - его пожалела бы...
   Матрена пятак схватила, только что за щеку не сунула, и сразу принялась укутываться. А заворачиваясь в платок и всовывая ноги в валенки, фыркнула:
   - Ты меня не жалоби! Кто ты есть, чтоб меня попрекать? Муж, что ль, мне аль свекор? Живешь - и живи себе! Я к тебе не вяжусь и ты ко мне не лезь! Без тебя тошнёхонько!
   Да хлопнула дверью - чуть кошку не ушибла. Егор встретился с Симкой глазами, вздохнул, кивнул согласно.
   - Да понимаю я - не она это, водка говорит. Только от того ни тебе, ни мамке твоей не легче... Ну да что теперь! Молочка-то похлебаем?
   Симка вздохнул посвободнее, притащил горшок с молоком - на редкость доилась Зорька, едва ль не сливками, будто не простым сеном ее кормили, а белыми пирогами. Когда пили молоко, Симке показалось, что Егор собирается уходить - а оставаться одному в избе смерть не хотелось. Вот и пришлось ластиться, упрашивать, скрипку подсунуть, чтоб песенку сыграл - и Егорка остался Симке на радость. Играл песни, одна другой чуднее, потом положил скрипку на колени и начал рассказывать про лешаков-хранителей, что лесным жителям заместо хозяев...
   Не договорил.
   С полуслова вдруг посуровел лицом, насторожился, будто услыхал недоброе - а потом поднялся да стал одеваться.
   "А сказка-то, Егорушка? - Симка только в лицо ему заглянул снизу вверх. - Дальше-то что ж?"
   - Ты уж прости, дружок сердечный, - сказал Егор и надел тулуп. - Я-то думал, что мне только и надобно, что к Лаврентию заглянуть, про ножик с ним поговорить, что он давеча в лесу нашел. Ан, вышло, что в лес надо тоже. А то... как-то неспокойно мне.
   И Симка отступился и кивнул, хоть и не желал один сидеть. Он тоже что-то такое чуял... только умно объяснить не мог. А как Егорка ушел, так вдруг в избе тревожно да грустно стало - хоть вон беги. И Симка перечить чутью не посмел. Хоть тулуп у него и был ветром подбит, и совсем уж не тянуло из домашнего тепла на холод, Симка только вздохнул и вынырнул из сеней в пасмур и снежную крупу, как в ледяную воду...
  
   А в лесу было до того неуютно, что даже самые бесчувственные из деревенских мужиков и то пожимались то ли от холода, то ли от скрытого какого-то недобра, будто кто в спину смотрел. Белый снег летел между черных стволов; просеку уже укрыло хрусткой крупой, жесткие снежные жгуты хлестали по лицам, а ветер гулял по лесу, как хотел, нес снег, глушил святые слова, норовил сорвать с отца Василия облачение - будто был заодно с нечистыми и вознамерился молебну помешать.
   А слушать было не намного легче, чем служить. Мужики с тяжелыми с похмелья головами, с лицами, опухшими от водки и красными от мороза, переминались с ноги на ногу, и на уме у них были отнюдь не такие благочестивые мысли, как должно бы. Только Федору с Игнатом все казалось нипочем: Федор вроде как бы даже слегка улыбался, светлой такой безгрешной улыбкой, вроде как причастившись благодати, а Игнат крестился истово и вид имел строгий - будто эти двое и не гуляли вчера.
   Только Иван Кузьмич, который и вправду не гулял, выглядел далеко не так завидно. Хоть отец Василий и пробеседовал с ним напролет весь вчерашний вечер, но страх, что притаился где-то в уголке его души, так и не исчез совсем, а вместе со страхом уцелела и злость, желание отомстить поганому лесу во что бы то ни стало. И нынешний день, уже не осенний, а зимний, этот холод, снег и ветер паче чаяния злость не остудили, а только подогрели.
   "Будь он проклят, этот лес, - думал Кузьмич, будто лес был его личным врагом. - Весь бы его извести, а на его месте город построить. Светлый. С фонарями. При божьих храмах. Чтобы поганой нечисти и следа не осталось. На что этот дурацкий лес нужен, кроме как на дрова?! - но сквозь весь этот рассудительный монолог на диво отчетливо проступала мысль, весьма малодушная: - Вот бы уехать отсюда..."
   Когда только молебен кончился, лесорубы направились к вырубке, где горели костры и был сложен инструмент, и Федор вместе с Игнатом и управляющим ушли туда же. Кузьмич же, сказавшись нездоровым, вместе с отцом Василием и дьячком побрели к дороге, где дожидалась под присмотром кучера его отличная вороная пара, запряженная в щегольскую коляску.
   И отошли-то всего шагов на полтораста, никак не более, и стоял вокруг белый день, и люди были вовсе рядом, и отец Василий завел, было, беседу о пользе упования - и вдруг случилось то, чего случиться никак не могло.
   За единый миг день свернулся в неописуемый кошмар.
   Из-за древесных стволов, из снежной мглы, прямо перед Кузьмичом и отцом Василием возникла высокая фигура с развевающимися на ледяном ветру длинными белесыми волосами. И лицо у той фигуры было бледное и строгое, зато глаза, широченные, зеленые, горели нелюдским огнем, а в руках она держала чудной снаряд, вроде маленького лука, как его рисуют на лубочных картинках, только на точеной рукояти. На тетиве лука лежала черная стрела, оперенная совиным пером - почему-то Кузьмич с первого взгляда понял, что именно совиным.
   Он хотел стащить с плеча ружье, но рука не послушалась. Кузьмич ощутил цепенящий ужас, заставил себя поднять глаза - и ужас стал еще холоднее. Он был точно леший, этот бледный парень с луком и стрелой, но он был нимало не похож на беса - зеленые глаза его были чисты, лик отрешен; он глядел прямо и сурово, как ангел с карающим мечом.
   "Смерть идет", - подумал Кузьмич, и уже не страх и не злость, а тоска и сожаление непонятно о чем захлестнули его душу.
   Леший чуть шевельнул губами, но Кузьмич расслышал так, будто его ледяной голос наполнил собой весь лес и весь мир до самого неба.
   - Не токмо своей волей - с соизволения Государя жизнь твою обрываю, - отдалось в сердце громовым эхом. - Душа - миру, прах - праху, да будет воля Государева!
   Тетива пропела басовой струной. Черная стрела пронзила тело Кузьмича, укрытое и защищенное медвежьей шубой и укутанное башлыком, легче, чем пуля - так легко, как горячий нож проходит сквозь масло.
   Кузьмич успел ощутить только мгновенную вспышку боли в груди - и все затопил мрак. Тело, которое покинула жизнь, рухнуло навзничь. Леший шагнул назад и растворился в снежном крошеве.
   Все это произошло в одну минуту, не более - и всю эту минуту странный столбняк овладел дьячком и отцом Василием, которые, будто обернувшись раскрашенными деревянными статуями, пронаблюдали за убийством молча и неподвижно, будто лишенные неведомой силой власти над собственными телами, не в состоянии не только крикнуть, но даже моргнуть. Зато когда морок рассеялся...
   Дьячок заголосил фальцетом: "Люди! Убивают! Убивают, православные!" Лесорубы, услыхавшие вопли, с топорами, поленьями, ружьями кинулись на зов. Отец Василий не кричал. Он стоял неподвижно и смотрел на труп расширившимися глазами.
   Мертвый Кузьмич лежал на спине, судорожно схватив себя за грудь. Между его скрюченными пальцами должна была торчать стрела с совиным пером.
   Но стрелы не было. Медвежья шуба была совершенно цела.
   И там, где только что стоял леший, не было ни малейшего следа на девственно белой снежной пелене...
  
   Егорка опоздал.
   Когда он сообразил, что случилось, оставалось уже только присоединиться к толпе, собравшейся у дома старосты. Староста, Михей Шустов, однако, тоже оказался среди встревоженных и напуганных мужиков и баб - около его дома к плетню был привязан конь урядника, а во дворе стояли коляски земского врача и станового пристава. Михей, впрочем, хоть его и выставили из избы для следственных процедур, при которых, как известно, не могут присутствовать посторонние, был полностью в курсе дела и авторитетно пояснял растерянным односельчанам.
   - Так что дьячок говорит, будто самолично видал, как в его неизвестный, который злоумышленник, стрелой стрелял. А батюшка молчит. Молчит и молчит. Доктор сказывал - нервный припадок приключился.
   - Потрошат, чай, Кузьмича-то? - спросил Лука, и непонятно, чего в вопросе было больше: страха, жалости, отвращения или злорадного любопытства.
   - Так что известно. Потрошат. И будут потрошить, потому - уголовное смертоубийство. Доктор должон знать, как оно там... которое... в нутре у него...
   В толпе закрестились.
   - Ах ты, сердешный... хоронить-то как его станут, на кладбище, аль как?
   - Без покаяния, да еще и потрошеный, спаси и помилуй нас Царица Небесная...
   - Вот же монашенка прохожая говорила - на родительскую субботу, мол, как солнышко закатывалось, знамение видели, рука с мечом...
   - Господи, обереги - страсти какие...
   Во двор вошел старший сын Михея, Иванка, в просторечии - Шустенок. Несмотря на ветер и снег, он был без шапки - волоса, осыпанные снегом, стояли торчком над бледной его физиономией.
   - Батя, - сказал он Михею сипло. - Сопроводил, стало быть.
   - А он - чего? - спросил Михей.
   - Ну чего... Я грю, батюшка, чего было-то, а он помолчал-помолчал, да и бает... Ничего, бает, чадо, не было. Никаких бесей. Никого, бает, не слушай. Они, бает, сами не знают, чего болтают даром.
   На Шустенка уставилось в недоумении множество глаз.
   - То есть как - никого? А Авдей-то Борисыч? Он же, чай, своими глазами...
   - А стрелой-то? Как же?!
   Шустенок пожал плечами.
   - Ну-к, православные, за что купил, за то и продаю. Батюшка Василий баял. Кузьмич, бает, сам от себя помер. А вечор, бает, исповедался. Чуял, бает.
   Кто-то присвистнул.
   - И соборовался?
   - Да тише вы, кобели вы! Человек-то Богу душу отдал, а вам...
   - Отец-то Василий, - снова заговорил Шустенок, - он чего еще баял... Никаких, мол, леших нет. Есть, мол, только Божий промысел, недоступный уму...
   - Ах, ты, господи...
   В сенях хлопнула дверь. На крыльцо вышли становой, доктор и Федор. Становой ухмылялся и крутил усы, худенький доктор тщательно расправлял башлык. Федор был зеленовато-бледен, его глаза ввалились, но лицо казалось собранным и жестким.
   Урядник прикрыл дверь и крикнул:
   - Ну все, мужики, не толпись, млёха-воха! Расходитесь!
   Толпа колыхнулась и осталась на месте. Доктор садился в коляску. Становой что-то говорил Федору вполголоса.
   - Расходитесь, мужики! - гаркнул урядник снова. - Никакого смертоубийства, млёха-воха, все по закону!
   Слова вызвали эффект, совершенно противоположный ожидаемому.
   - Как - никакого?!
   - А стрелой-то стреляли?!
   - Дьячок-то, Авдей, чай...
   - Как же не смертоубийство?! Что ж, он сам себя застрелил?!
   Становой снова разгладил усы и изрек сочным басом:
   - Похоже, мужики, что вашему дьячку померещилось. Кто из вас помогал нести покойника, царство небесное, и класть в сани?
   Кузьма, Агафон и Петруха шагнули вперед.
   - Ну мы, - сказал Петруха, пытаясь быть дерзким. - А чего?
   - Вы эту стрелу в теле видели?
   Пала тишина. Агафон стащил шапку и принялся скрести затылок.
   - Видели? - повторил становой.
   - Никак нет, - пробормотал Кузьма. - Вроде не было стрелы.
   - Точно, не было...
   - Не было и есть...
   - А ведь стрела - не пуля, - сказал становой веско. - Она должна бы из тела на вершок торчать. Как не заметить?
   Все молчали. Коляска доктора выехала со двора.
   - Ну хорошо, - сказал становой. - Понятно. Вы не видели. Так ведь и мы с доктором и, вот, с Федором Карпычем, тоже не видели. Тело как тело. Без признаков насилия. Верно, Федор Карпыч?
   Федор кивнул.
   - А чего ж он тогда умер? - крикнули в толпе.
   - Сердце разорвалось, - сказал становой и пошел к своему экипажу. - Так доктор сказал. Случается у немолодых людей.
   Урядник снова принялся увещевать мужиков разойтись. На сей раз толпа, подавленная, как-то тяжело удивленная, начала медленно расползаться в стороны. Мужики останавливались по двое, по трое, скручивали цигарки, закуривали, кашляли, избегая по странному наитию смотреть друг на друга... Почти никто не взглянул, как из дома Шустова Игнат, Антон и еще кто-то из мужиков выносили тело, накрытое простыней, и клали на дроги. Было отчего-то сильно не по себе, хотя все, вроде бы разъяснилось к общему успокоению.
   Чувство это сформулировал Антипка. Он глубоко вздохнул, мусля цигарку, сплюнул и сказал печально:
   - Что еще будет, мужики...
  
   Почти все уже разбрелись, когда Лаврентий подобрался к Егорке со спины, бесшумно, как истый хищник, тронул за плечо.
   Егорка обернулся, заставив себя улыбнуться.
   - Эва, - сказал Лаврентий вполголоса, не ухмыляясь, но, по глазам видно, желая ухмыльнуться. - Скажи-ка ты мне, чай, Кузьмича-то и впрямь леший застрелил? А? А опосля того глаза отвел православным-то?
   Егорка вздохнул.
   - Пойдем отсюда, - сказал решительно и первый пошел прочь от старостина дома.
   Лаврентий догнал его. Некоторое время шли молча, против ветра, прикрыв воротниками лица. Потом Лаврентий спросил:
   - Куда это мы?
   - За околицу. Там никто слушать не станет, об чем говорить будем.
   Лаврентий кивнул.
   Егорка остановился только, когда домишко бобылки, последний в порядке, остался далеко позади. Мелкий снег сыпался с мрачного неба, земля побелела; только Хора осталась такой, как была - медленной, стальной - и снег ложился на воду и исчезал в ней, ложился и исчезал... Егорка некоторое время смотрел, как тонет снег.
   - Егор, - окликнул Лаврентий, - чай, тут нет никого...
   - Да... Ты про нож говорить хотел?
   - Сон снился мне... - Лаврентий ухмыльнулся уже откровенно. - Мужик такой чудной, а может, слышь, парень, но седой весь, на меня смотрел, потом волка здоровенного с рваным ухом свистнул, как собаку, и ушел, а прочие волки у меня легли. У ног. К чему б такая притча?
   - К чему... Мужик у тебя во сне - Тихон, волчий пастух. Его намедни Кузьмич застрелил.
   Лаврентий ахнул и перекрестился.
   - Вот так, - продолжал Егорка, глядя ему в лицо. - Волкам без присмотра не годится. Лес тебе Тихонов нож отдал. Нож этот точно не простой - он волчью суть от людской отрезает. Небось, давно знаешь, Лаврентий, что есть она в тебе - волчья суть?
   Лаврентий истово кивнул. Он смотрел на Егорку, как завороженный, сжимая под полой рукоять ножа. Его зрачки расширились во весь глаз, а лицо казалось потерянным, как у удивленного ребенка.
   - Хорошо, коли знаешь. О полночь пойдешь в лес, найдешь пень на открытом месте и воткнешь нож в этот пень. Что сказать - сам догадаешься. Через нож переметнешься - примешь волчий вид, переметнешься назад - примешь человечий. Душа освободится, волк твой душу твою грызть перестанет. Смотри, Лаврентий, я тебе верю.
   - Об чем...
   - Об том, что счетов сводить не станешь. Волки тебя слушаться будут, как малые дети - отца. Что прикажешь, то и сделают. Во зло не приказывай им.
   - А лешие-то...
   - А для леших ты уже вроде как свой, - Егор невольно улыбнулся. - От леса тебе никакого вреда не будет. Я думал, ты уж сам понял...
   - Так Кузьмича точно что леший застрелил?
   - Лес Федора Глызина проклял. Из-за него тут может быть очень много грязи - чай, сам видишь, что в деревне-то делается. Лес рубят без пути, без разбора, вот-вот зверье без счета стрелять начнут, пока все не изведут, сплав по Хоре пустят, воду умертвят да перепачкают. Из денег смертоубийство начнется. Еще водка...
   - Эка...
   - А Кузьмич, холоп примерный, и вовсе без души жизнь прожил, без души и умер. Ему смерти да потравы - в смех, он волка-вожака, Тихонова друга, застрелил забавы ради. Его лес казнить присудил - и казнил.
   - А по мне, так Игнат у Федора - главная сволочь...
   Егорка вздохнул до боли в сердце.
   - Ах, кабы они назад в свой город уехали! Ничего бы, кажись, не пожалел, только бы...
   Лаврентий скорчил странную мину.
   - Может, и уедут. Как знать. А может, им поможет кто... убраться отсюда. Не горюй... лешак.
   Егорка вздрогнул и быстро взглянул - но Лаврентий улыбался чисто и весело. Как свой.
  
   Лаврентий дошел вместе с Егоркой до своей избы. Дальше, по тракту, к лесу, Егор побрел уже один. Он шел по деревне и все примечал: и мрачно судачащих у колодца баб, и суету у Федорова дома, и бобылок, дожидающихся у ворот, когда их позовут покойника обмывать, и Михея, который, размахивая руками, рассуждал о бренности сущего и неисповедимости путей перед поддакивающими мужиками... Никто, вроде бы, не паниковал и не бранился - над деревней, как снежная туча, висела тяжелая тревога, сдобренная унынием.
   Может, поразмыслят, думал Егор без особой надежды. Ни с кем из людей, кроме Лаврентия, не хотелось разговаривать, да и не ждал он, что кто-нибудь заговорит... а вышло, что заговорили уже у самой околицы.
   - Егор... - окликнул тоненький голосок. - Не знаю я, как по батюшке-то тебя...
   - Софроныч, - откликнулся Егорка машинально, погруженный в печальные мысли, но уже сказав, вздрогнул и мотнул головой.
   Перед ним стояла та самая молодуха, жена Кузьмы, за которую он давеча вступился в трактире. Егорка так и не узнал, как ее звать. Она была с ног до головы укутана в старый платок, поношенную овчинную шубейку и громадные валенки, будто шубейка с платком и валенками сами собой стояли на снегу - только розовый от холода курносый носик и несколько неровных белесых прядок торчали наружу.
   Егорка невольно улыбнулся.
   - Чего тебе? Как звать-то тебя?
   - Фиска...
   - Чего сказать-то желаешь, Анфиса Батьковна?
   Молодуха замялась и ее розовый нос тоже исчез в платке.
   - Так... - пробормотала она еле слышно. - Я, чай, сама знаю, что дура... Ты уж не серчай...
   Егорка рассмеялся.
   - А я вот об том и не думал. С чего мне серчать-то на тебя?
   Фиска неожиданно и отчаянно подняла голову, встретившись с Егором взглядом - личико жалкое и храброе одновременно, осунувшееся и обожженное ветром, а круглые серые глаза смотрят прямо. Егорка едва подавил внезапный порыв обнять ее, укутать тулупом, греть, как маленького зверя, греть, как озябшего лешачонка... Сколь лет-то ей?
   - Софроныч, - заговорила Фиска тихо и горячо, - ты вот что, ты обережно ходи. Кузьма-то, слышь-ка, бить меня точно не смеет, но все грозится, свекор со свекровью со свету сживают - да Бог-то с ними, а вот про тебя Кузьма-то мужикам болтал, что ты как есть чертознай и убивец, и будто с каторги беглый злодей. Кто смеется, а кто и слушает. Как бы беды какой не было тебе.
   - Да пусть дурак болтает, - сказал Егорка, все улыбаясь. - В ихнем доме-то, не ты, чай, дура, а вовсе другие...
   - Егор Софроныч, - Фиска вытащила из широченного мохнатого рукава тоненькую озябшую лапку, тронула Егорку за руку, зарделась, как маков цвет, - я, чай, сама ведаю, что ты никого не боишься. Я ж не без глаз, вижу, что ты на других мужиков вовсе не похож, оттого и... Боязно мне. Кузьма да Петруха, да Лука Щербатый, да мельников сын хотят тебя подкараулить да избить, а свекровка моя Антонида уж всем бабам пропела, что ты вовсе без совести, что с Матреной гулящей будто живешь и людей не стыдишься... Матрена-то на тебя всех собак перевешала с перепою - то ты, будто, из блудников блудник, а то, будто, и вовсе не мужик, только с бесями и знаешься... никак сама не решит, как ей врать любее.
   Егорка слушал, улыбаясь, ломая замерзшую былинку, любовался Фискиной отвагой - и вдруг его бросило в жар от неожиданной мысли. Что отец мог разглядеть в маме, в смертной девке? А если такую же неожиданную самоотверженную храбрость?
   - Ну болтают, - сказал он дрогнувшим голосом. - А тебе почто? Я чай, узнает твой муж, что ты мне говорила - беда будет. Ай, нет?
   Фиска запрятала соломенную прядку под платок.
   - А пусть, - сказала твердо, снизу вверх глядя Егору в глаза. - Я за него неволей шла. Отец со старшим братом меня продали за ведро браги, да двух овец, да двенадцать рублев денег. Мне и дом-то ихний постыл, душа извелась. Не та беда, так другая - все едино, а вот у тебя чтоб беды не было. Ты, Софроныч, может, первый мужик, от которого я защиту видела да доброе слово слыхала. Что ж мне, слушать, как они над тобой ругаются, а самой молчать?
   Егорка не выдержал, взял-таки ее за руки - шершавые холодные пальчики с поломанными ногтями - отогревая их в своих горячих ладонях, сказал грустно:
   - Я ж тебе и помочь-то путем не могу, Анфиса. Как же быть-то мне - мне, стало быть, глядеть, как они над тобой ругаются, а самому, склавши руки, сидеть?
   В Фискиных серых глазах вспыхнула небесная просинь. Она махнула светлыми ресницами - и улыбнулась неожиданно яркой улыбкой, добрейшей улыбкой настоящей женщины, как никто из деревенских баб еще не улыбался Егорке. Как лешачка. Всепонимающе.
   - Ты себе помоги. А я, может, послушаю, как ты песни играешь - ежели случай выйдет. Песельник... Мамынька-то говорила, бывало - у кого душа песней увита, у того жизнь слезами улита.
   - Не про тебя ли?
   - Ну полно, - Фиска вдруг снова смутилась, будто в один миг устала от собственной смелости, снова целиком ушла в платок, в грубую серую шерсть. - Чай, идти надо мне. На одну минуточку у свекрови за солью к Марье выпросилась - вот она соль-то, - за пазухой обнаружилась горсточка соли, завернутая в тряпицу. - Идти надо, а то Антонида осерчает. Бог даст, поговорим еще.
   Выдернула руку из Егоровых пальцев, порывисто вздохнула и быстро пошла прочь. Егорка стоял на тракте, смотрел ей вслед и думал. У него уже надежно вылетело из головы все, чего Фиска велела опасаться - зато осталась неизбывная горечь за нее саму и ее судьбу. Как это сразу понятно - стоило ей заговорить, и все понятно, будто она родня мне... Но что я могу сделать, ну что?! Ну что мог сделать для мамы мой отец? Открыться? В лес позвать? Как? Что она скажет, выросшая среди людей, в силках жестоких запретов, под кулаком да под ярмом, в чужой для Егора вере? Это не Симка - полулешачок, который душой чует. Это... чужая жена. А ты для нее - бес.
   И Егорка в сердцах стукнул кулаком по заиндевелой подвернувшейся изгороди.
   Как это может быть - человек вместо чужой вещи?! А помощь - как кража!
  
   Лес Егорку встретил ласково, усмирил метелицу, уложил ветер. Лес был прекрасен, как серебряный чертог Государя; под белесым, быстро темнеющим небом, как тихая вода, стоял сонный покой. Егоркина душа тут же настроилась лесу в унисон - ушла боль, ушли тревоги, все внутри стало чистым и светлым, как этот снег... Егорка шел, не торопясь, слушая лесную тишину, ощущая медленное, зимнее биение сердца мира. Он приготовился идти долго, но нашел, что искал, уже у рубежа.
   Николка в снежно-белом полушубке, простоволосый с белесыми волосами в инее, стоял, прислоняясь спиной к сосновому стволу и гладил сидящего у него на руках соболя. Соболь ластился, тыкался в пальцы гладенькой умной головкой с полукружьями аккуратных ушек и черными бусинами глаз - отвлек Николку от караула, тот и не заметил, как Егор подошел.
   - Привет, страж, - сказал, отодвигая ветку. - Отвел душу?
   Николка ухмыльнулся, отпустил соболя в снег, протянул руку.
   - Привет, Егорка. Слыхал, как ладно вышло - чай, и у охотника не получилось бы лучше. Сердце у него, у гада, от обжорства да от водки вовсе оказалось гнилое - и моей стрелы хватило. Погодь, Егорушка, я еще у второго найду больное место... Жаль только, что купчина, пес, здоров, как лось - стрелы мои слабоваты для него, так, оцарапаю только...
   - Что, убивец, жизнь оборвал да радуешься?
   - А нешто мне рыдать об нем? Сам ведаешь...
   Егорка вздохнул, погладил замерзший шершавый ствол.
   - Да ведаю, ведаю. Что уж...
   Николка ухмыльнулся еще шире.
   - Браниться, что ли, пришел?
   - Да нет, полно. Мне Марфуша все пересказала. Тихон отцу другом был. Если уж об ком рыдать...
   - Пошли за ворота, погреешься - вон, гляжу, окоченел весь, - Николка потащил с запястья лестовку из рябиновых ягод. - Я дорогу-то закрыл, так открою тебе.
   - Нет, не пойду. Я ж по делу. Волки - как?
   - Да брось, как волки - хорошо волки. Новый вожак стаю от Бродов на Мокреть увел, там дневать залегли - нового пастуха ждут. Чай, полнолуние... Смелый мужик.
   - Видал ты его?
   - Да. По душе мне. Зверь, слышь, внутри силен да не злобен. Редко такое попадается.
   Егор кивнул.
   - Славно, что и ты так видишь. Я просить пришел - ты уж встреть его, проводи, пригляди чуток... все ж впервой ему шкуру-то менять. Он мужик, точно, смелый, но, будто, простоватый, так что...
   - Да об чем и толковать! Гляну.
   - Славно. Пойду я.
   Николка поправил за плечами колчан, окинул Егора взглядом - оценил его заминку, оценил усталый вид, осунувшееся лицо, тени под глазами. Отстегнул флягу.
   - Негоже без продыху в деревне этой ошиваться. Эвон, люди-то, не хуже мертвяков бродячих кровь из тебя пьют. Если уж идти к костру не хочешь, хоть квасу Марфушкиного хлебни.
   Егорка взял флягу, благодарно улыбнулся. Отвернул крышку - запахло ушедшим летом, морошкой, земляникой, свежим хлебом и семью тайными травами. Лучше Марфы никто из окрестных лешачек кваса не настаивал - на вкус он был как июльское утро.
   - Летний? - спросил Егорка, с некоторым сожалением возвращая фляжку.
   - Третьегодничный. Зимний-то новый она еще и не ставила, а настоянный не открывала. Да, я чай, летний-то зимой куда как лучше. Душу согревает.
   - Спасибо тебе, - сказал Егорка прочувствованно. - Утешил ты меня. Половину забот с души смыл.
   - А по тебе видать, что не более четверти...
   - Ладно уж хаять-то меня! Никак уж я совсем немощный?
   Николка рассмеялся. Сорока весело чокнула на ветке, склонив голову с блестящим лукавым глазком. Егор улыбнулся, кивнул на прощанье.
   - Передай Марфуше, что я, мол, благодарил да сильно жалел, что прийти не могу. У дивьего люда нынче вроде как отдых, а у меня в деревне - самая маята. Да и ждет меня Симка... лешаков сын. И так отпустить не хотел.
   Николка понимающе мотнул головой. Егор, по-прежнему не торопясь, пошел прочь. И чем дальше оставался лесной рубеж, чем ближе становилась Прогонная, тем тяжелее делалось идти. Лес звал, манил к себе, невозможно хотелось все бросить и бежать туда, назад, за рябиновые врата, к лешакам, не знающим человечьих дрязг, в чистый мир, полный гармонии...
   Но незримых нитей, привязавших Егоркину душу к деревне, становилось все больше и больше. Симка, Лаврентий - а теперь еще и Анфиса... Не бросишь же их... на произвол Большой Охоты...
  
   Он вернулся в деревню как раз вовремя. Тут, по крайней мере, двоим беззащитным существам требовалась немедленная подмога. И это было так заметно, что помогать принялись другие, не имеющие отношения к дивьему люду - так, по необычной для Прогонной доброте душевной.
   Когда Егорка появился в конце длинного порядка, драма уже разгорелась не на шутку.
   Симка стоял, прижавшись спиной к забору, бледный, по лицу размазана кровь, на скуле - синяк, но лицо выражает отчаянную решимость. В озябших до синевы руках - большой встрепанный комок глянцево-черных перьев. Ворона, что ли?
   Напротив Симки, в тех позах, какие принимают перед сражением кулачные бойцы, друг против друга - два парнишки его лет, окруженные полудюжиной зрителей, деревенских ребят всякого возраста и вида.
   - Ты, Наумка, чего выкатился? - сердито говорил плотный и белокурый, с розовыми щеками, подросток в шубейке со сборками и новых валенках. - Мы ж уговорились - стоять за друга, а ты...
   - А ты Симку не трог, - черноглазый, пегий и с веснушками, парнишка в великоватом тулупчике напомнил Егорке Лешку-старообрядца. - За Симку - враг мой будешь. Он святой, мне баушка сказывала!
   В толпе захихикали. Хохлатый мальчуган хохотнул и пронзительно свистнул. Симка вздрогнул, прижимая к груди ворону.
   - Ну да, святой! Приблуда! Крапивное семя, да еще и с придурью! Сухая слега...
   - Не охаль! - выкрикнул Наумка. - А то ни на что не погляжу!
   - Нужен он мне, - его противник шикарно сплюнул под ноги. - Пусть отдает ворону и катится горошком, башка с прорехой.
   Наумка повернулся к Симке, сказал проникновенно:
   - Сим, ну чего, отдай ему ворону, на что тебе?
   Симкины глаза наполнились слезами. Он даже не попытался что-нибудь сказать, только кусал губы и мотал головой. Наумка вздохнул и отвернулся, заслонив Симку спиной.
   - Не желает он.
   - Скажите на милость - не желает! Экий важный барин! Жаден до чужого, бледная немочь, вот я ему отверну башку, как вороне...
   - Не трог, Евсейка! Это что, курица твоя, что ль? Чай, ворона-то не твоя, Божья!
   - Это я ее подбил, а ты попробуй!
   - Евсейка... слышь-ка... я тебе грош дам за ворону...
   - Не ты! Пусть дурак дает! И не грош - пусть копейку дает, раз так.
   - Да где ж ему взять?
   - А где хочет.
   - Отстань от него, Евсейка!
   - А тебе с дураком любо, да?! Дурак тебе милее друзей, да?!
   - А я со злыми не вожусь!
   - Ах так?..
   В следующий миг они бы сцепились, если бы хохлатый не свистнул снова. На него взглянули все, даже Симка: рядом с хохлатым парнишкой стоял Егор.
   - Эва! - Евсейка повернулся и упер руки в бедра. - Приблудин крестный батюшка явился!
   На бледных Симкиных щеках вспыхнули красные пятна. Ребята рассмеялись, только Наумка не присоединился к общему смеху, сузил глаза, бросил Евсейке с отвращением:
   - Срамник ты! Только и знаешь, что зазорные слова даром болтать.
   - Да ну тебя, кулугур! - Евсейка делано громко рассмеялся. - У тебя дед черта тешит! Ты и в церковь-то не ходишь! По тебе только и компания, что дураки да блудники!
   Наумка сжал кулаки.
   - Ты... ты - мирской поганец! На тебе - антихристова печать! Я спроть тебя на кулачки когда хошь выйду!
   - Руки марать не охота. Я отцу скажу, а он уряднику скажет, а урядник тебя велит в холодную посадить и выпороть. Пошли, ребята.
   Евсейкина компания, хохоча и отпуская злые шуточки, двинулась прочь. Наумка тяжело вздохнул и сделал шаг в сторону. Симка поднял на Егора страдающие глаза и протянул к нему ворону.
   - На что ему ворона-то? - спросил Наумка глухо, наполовину отвернувшись, изображая равнодушие взрослого мужика.
   Егор осторожно принял ворону из Симкиных рук. Ворона тоже взглянула страдальчески: крыло, правда, оказалось не сломано, но ушиблено серьезно - мышцы не держали, оно бессильно висело вниз.
   - Да ворона-то ему будто и ни к чему, - сказал Егор, успокаивающе улыбнувшись Симке и осматривая ушибленное место. - Он живую душу пожалел. Вот Евсейке на что ворона? Суп сварить? Подушку набить пером? Ведь ни к чему, так, забавы ради - а ей же больно, вороне. Она ж мучается. Даже если б Евсейка ее до смерти не замучил и бросил, все одно - она ж летать не может. Либо зверю б на обед попалась, либо замерзла бы - а за что, про что? За то, что Евсейке позабавиться пришла охота?
   Наумка давно забыл делать равнодушный вид и слушал с настоящим вниманием. Симка прислонился спиной к забору так, будто ужасно устал. Егор сунул ворону за пазуху, подобрал горсточку снега, дождался, пока тот растает в ладони - и стер кровь с Симкиного лица.
   Симка обессиленно ткнулся лбом в Егоров тулуп.
   - Дядя Егор, - спросил Наумка, глядя во все глаза, - Нешто ты совсем в Бога не веруешь?
   Егор улыбнулся, отрицательно мотнул головой.
   - Ты, Наум, чай, дедушки Селиверста внук?
   - Точно, - Наумка как будто слегка смутился, но старался не забывать, что он взрослый и самостоятельный мужик, и потому держался степенно и с достоинством. - Дедушка бает, жаль, что ты без веры пропадаешь. И мне жаль. Тебя беси заберут, а мне досадно будет. Иные-то люди, чай, друг дружку калечат, а ты тварь жалеешь - тебя бы Христос любил.
   - Ты Тита сын?
   - Да...
   - А не желаешь ли, Наум Титыч, - сказал Егорка, улыбаясь и обнимая Симку за плечи, - чаю с молоком откушать? Хотелось бы мне тебе удружить за то, что помог моему братцу названному да вороне - божьей твари жизнь спас...
   Наумка смутился так, что покраснели уши.
   - Спасибо, дядя Егор, спаси тебя Христос, - сказал, опуская глаза. - Не позволяют мне заходить к мирским-то, ты прости Бога ради...
   - Ничего, - сказал Егор. - Мы точно что мирские, но мы тебе все одно вроде как товарищи. Прощай пока. Пойдем посмотрим, чем вороне помочь можно... а чем - Серафиму...
   И Наумка неумело улыбнулся на прощанье.
  
   Муська ворону не одобряла.
   В избе ворона отогрелась и осмелела. Расклевала хлебную корку, выпила водички из черепка и устроилась на шестке, ровно всю жизнь тут и прожила. Побыв у Егорки за пазухой, обогревшись теплом лешакова сердца, она почувствовала себя не в пример лучше, только крыло у ней по-прежнему висело - ушибы вдруг не проходят. Муську ворона третировала, сочтя, вероятно, самым разумным не обращать на недоброжелателей внимания.
   Сперва кошка наблюдала, припав к лавке всем телом, прицелившись в ворону, как живая пуля. Потом принялась подбираться, готовясь к прыжку - но поймала чуткой душой Егорову укоризну и прыгнула не на ворону, а на лежанку.
   - Кра-а! - заскрипела ворона сварливо, растопырившись и встопорщив перья. - Кра-а!
   Муська нахмурилась, сморщила нос - и плюнула в ворону.
   - Кра-а! - заорала ворона матерным голосом.
   Муська посмотрела на нее с омерзением, отвернулась и принялась вылизываться.
   Симка хохотал, глядя, как они препираются. Он, как истый хранитель, забыл о своих невзгодах, как только убедился, что жизнь его подопечных вне опасности. Занятый горькой судьбой вороны, Симка пропустил события, встревожившие всю деревню - но Егор не торопился ему о них рассказывать.
   Глядя, как Симка наливает кошке молока, Егор опять думал о Большой Охоте. Ведь должна же эта история хоть немного Федора зацепить! Может, ему и нет дела до жизней его псов - но за свою-то драгоценную жизнь он должен испугаться... или упрямство и злость сделают его безрассудно смелым? Или не злость и не упрямство, а жадность, обычная жадность...
   А у Симки есть друзья в деревне. Правда, и они того не понимают, и лешачонок не понимает - но они же не умеют быть добрыми друг к другу иначе, чем был сегодня добр Наумка. Даже это для Прогонной - много, так много... Стоит любых трудов.
   В сенях хлопнула дверью Матрена, и в Симкиных глазах погасли огоньки чистой радости. Егорка отодвинулся от окна в темный угол, не желая привлекать ее внимания к своей особе, но Матрена была трезвой, встревоженной и раздраженной, к тому ж ей было неуютно в одной избе с двумя лешаками зараз.
   - Ворону в избу притащили, - сказала она с холодной враждебностью, освобождаясь от платка и тулупа. - Еще гадюку из лесу несите, чего там. Жабу. Избу опоганили.
   - Это я, - сказал Симка. Ворона спланировала с шестка на пол, пешком подошла к нему и уселась на валенок. Симка взял ее в руки, взглянул на мать с кроткой укоризной. - Ее - Евсейка, - объяснил он, чуть улыбаясь, заглядывая ей в глаза снизу вверх. - Камнем... Я сказал... мы...
   Матрена бросила на него неодобрительный взгляд.
   - Ты что, подрался, что ль, с Евсейкой? Аника-воин... Чай, из-за вороны драться ввязался? И куда тебе спроть Евсейки-то, несчастье мое... Вот выбили б тебе глаз, что б я делать-то стала?
   Симка неловко повел плечами, посадил ворону на лавку и сам примостился рядом с Егором, спрятав лицо у него на груди. Матрена недобро сощурилась.
   - Ну и на что ты, бродяга, его приваживаешь? Что он тебе? Ты ж, чай, не век вековать станешь в Прогонной-то, унесут тебя черти - а Симка что делать станет? Хочешь, чтоб он по тебе слезами изошел? Аль ты удумал с собой его сманить - милостыньку по дорогам собирать, а? - Матрена уселась на табурет, оглядела добела выскобленный стол, крынку с топленым молоком, миску с творогом, чайные чашки, усмехнулась. - Устроились, баре. Чаи распивают, будто и путные... благодетель шатущий.
   Егорка молчал. Раздражение Матрены было понятно ему, он ровно ничего не мог возразить и сам не знал, что делать. Уйти б ему очень хотелось - но он знал точно: его уход разобьет Симке сердце.
   Матрена налила себе чаю, но гнев на милость не сменила. Отхлебывая из кружки, она вдруг спросила, будто вспомнив важное дело:
   - Егорка, а покажь мне крест?
   Егорка удивился.
   - На что тебе?
   - А так. Вот, слышь-ка, в лесу нечистые озоруют, уж православных до смерти убивают, так поглядеть хочу. Ты ж все бродишь где-то, долго ль до беды...
   Симка взглянул вопросительно и испуганно:
   "Егорушка, что ж, разве кого-то до смерти убили?"
   - Дядька купца Федора Глызина помер, - ответил Егор. - Доктор сказывал - сердце разорвалось... знать, было сердце-то, коль не выдержало. А кому-то из мужиков снова лешие примерещились - со старого-то страху...
   "Правда?" - спросил Симкин взгляд.
   - Нет, - грустно сказал Егорка.
   Симка понимающе кивнул. Матрена стукнула о столешницу чашкой.
   - Что, чай, решил, что я уж забыла? Покажь крест, говорю.
   - Потерял я, - сказал Егорка, чувствуя вину перед Симкой за эту уже вторую ложь в пять ближайших минут. - Шнурок оборвал да потерял. На что тебе мой крест, Матрена?
   - А ты - крещеный? - спросила Матрена, сузив глаза и оттопырив нижнюю губу в презрительной гримасе. - А, бродяга?
   Егорка улыбнулся.
   - Я, Матрена, не бес, не злодей, не убивец и на каторге не бывал. Тебе-то, чай, кто-то наболтал невесть чего, а ты и поверила. Я б ушел, не досаждал бы тебе... да Симке обещался, - добавил он виновато, когда Симка мертвой хваткой вцепился в его руку и вытер слезу об его рукав. - Я тебе слово даю, самое верное - вреда от меня вам не будет. Не серчай на меня... - и шепнул Симке: - Никуда я от тебя не денусь, не бойся.
   - Нынче Лукерья в лавку за сахаром приходила, так мне сказывала, - сказала Матрена холодно. - Лукерья мно-огонько знает, чай, еще бабка ее знахаркой была - и все с молитвой, не то что... Вот Лукерья и сказывала мне, пусть, бает, он крест покажет, коль ты опасаешься... а коли потерял, отчего новый не купишь?
   - Деньгами не богат, - рассмеялся Егорка. - Ты б, Матрена, лучше делом каким занялась, чем пустяки слушать. Мы с Симкой хлев-то соломой ухитили, да жердями закрепили ее, чтоб корове тепло было - может, еще что сделать надо? Ты распоряжайся...
   - Надо дров привести, - сказала Матрена с сердцем. - Да на чем только? Телега есть, да без колеса, а в телегу я, что ль, запрягусь-то?
   Симка фыркнул.
   - Чай, придумается что-то, - беспечно сказал Егорка и вытащил скрипку из футляра. Ворона подошла, стуча лапами по лавке, и уставилась черным веселым глазом.
  
   Лаврентий ушел из дому, когда все улеглись спать.
   Ночь была пронзительно холодна и сладко пахла лесом и морозом; полный месяц, яркий, как новенький гривенник, в розовом морозном круге, неподвижно стоял над деревней в ледяной тишине. Его свет отбрасывал от предметов длинные тени, как свет небывалого фонаря. Пронзительное оцепенелое безмолвие лежало над миром, будто Лаврентий был один на целом свете.
   Лаврентий прошел по тракту. Деревня спала глубоким сном; еле теплилось окошко на постоялом дворе, тускло светил фонарь около коновязи, но ничто не шевелилось вокруг, даже собаки не брехали, будто Лаврентий превратился в собственную тень, не имеющую ни запаха, ни плоти. Только стеклянный скрип снега под валенками нарушал этот морок и стылую мертвенную тишь.
   Лаврентий вошел в лес, как в храм.
   Заиндевелые стволы деревьев серебрились в лунном сиянии. Снег сверкал, как крошеное стекло, и пел, свистел под ногами; ни одной малой тучки не стояло на небе, черном, бездонном, засыпанном холодным острым крошевом звезд. Месяц смотрел с высоты, ожидая чего-то - Лаврентий вспомнил, что такой холодный яркий зимний месяц старики называют "волчьим солнцем", и у него захолонуло в груди.
   Ноги сами несли его в чащу. В лесу было светлее, чем в избе, освещенной лучиной - и Лаврентию померещилась невесомая серая тень, мелькнувшая между лиственниц, потом - еще одна. Странное чувство, похожее не на страх, а на какую-то детскую оторопь, пробежало вдоль хребта холодной щекочущей струйкой; Лаврентий вынул нож и сжал в кулаке рукоять.
   Поляну он ждал, но она все равно открылась внезапно, будто в дверь впустила. Посреди поляны, из свежего снега, гладкого, как скатерть, без единого следа, чернело округлое пятно старого кедрового пня - как плаха. Лаврентий, не чуя ног, подошел, пятная валенками эту девственную целину - и с размаху всадил нож в середину пня, откуда расходились спирали годовых колец.
   От удара его бросило в жар. Ночь преобразилась. Ночь глядела из-за стволов зелеными волчьими огнями. Лаврентий поднял лицо к месяцу - и ощутил обожженной морозом кожей живое тепло.
   - Светит месяц на старый пень, - прошептал он бездумно, и жаркая волна поднялась, подхватила и понесла. - Во Государевом чертоге, - заговорил кто-то внутри него, четко и спокойно, пьянея от слов, как от крепкой браги, до головокружения, - во Государевом чертоге, во дремучем лесу, светит месяц на старый пень. Светит месяц на старый пень, а во пне том - булатный нож, а округ пня ходит волк косматый, кому отдан весь скот рогатый. Месяц, месяц, золоты рожки, благослови волку дорожку, растопи пули, притупи ножи, изломай дубины, дабы люди волка не брали, теплой шкуры с него не драли...
   Тугая пружина внутри разжалась со звоном. Лаврентий сжал кулаки и прыгнул через пень, как через огонь. Какая-то непонятная сила взметнула его вверх, перевернув в воздухе через голову - и он упал на четвереньки, мягко, легко и упруго, вдруг сообразив, что вставать на ноги - не надо!
   Тело налилось пьяным ощущением радостной свободы. Лес исполнился звуками - тайной, почти неслышной ночной музыкой, которая развернула и насторожила уши. Волна запахов обрушилась на ноздри - Лаврентий только диву дался, но волк не удивился, волку было понятно, волк, наконец, был здоров и на воле, волк чуял и осознавал. Он чуял терпкий запах хвои, острую струю муравейника под холодным ванильным духом снега, свежий заячий след, карамель льда, прелый мох, промерзшую клюкву, старое соечье гнездо - и призывные запахи стаи, веселые запахи каждого волка стаи - запахи друзей и братьев, бойцов, готовых умереть за него, новую семью, не менее родную, чем прежняя, человечья.
   Волк обернулся. Они стояли на снегу, голубом от луны, и улыбались ему. Лаврентий вдохнул чудесный ночной воздух, смешенный с запахами стаи - и отпустил волка совсем. И новой шкурой почувствовал, как волк припал на передние лапы, улыбаясь во всю пасть, и прянул боком, играя и приглашая к игре друзей.
   Лес взял Лаврентия так, будто тоже был частью его души. Волк валялся в снегу, наслаждаясь свободой и простором. Волк махнул через бурелом, и его стая ринулась за ним. Волк грызся с тем, другим, который в свое время вышел на тропу Лаврентия из кустов - так, как люди бьются на кулачки - меряясь силой, полушутя, но всерьез ощущая живое железо его мускулов и его горячую братскую преданность. Волк, шаля, ткнулся носом под снег, где прятался оцепенелый еж - и, чихнув, хлопнул по ежу лапой, бросив эту ребяческую затею. И замер, учуяв мускусный запах оленя.
   Потом стая неслась по лунному снегу, а олень летел, как бесплотная тень, едва касаясь копытами земли. Волк чувствовал себя пулей, выпущенной из ружья; запах оленьего ужаса и усталости, запахи радости, азарта и предвкушения, издаваемые стаей, ласкали ему раздувающиеся ноздри...
   Потом волк стоял и смотрел, как стая терзает оленью тушу. Он слизывал с губ уже прихваченную морозом затверделую оленью кровь, его лапы сладко ныли от долгого бега, а сердце билось горячо и часто. Он был счастлив...
   Лаврентий вернулся в деревню, когда небо едва начало светлеть.
   Он прокрался по двору, как вор. Собака нервно брехнула и, поджав хвост, забилась в конуру. В избе стоял утренний серенький полумрак и теплая сонная тишина. После леса обостренное чутье волка внутри Лаврентия чуяло не только обычные запахи овчин, квашни и керосина, но и тонкий молочный запах двойняшек, и медовый дух Татьяниных волос. Живое тепло перелилось из волчьей сути в человечью.
   Лаврентий разбудил Татьяну поцелуем.
   Она открыла глаза и хотела что-то сказать, то ли поразившись, то ли обрадовавшись, но он снова ее поцеловал - и слова не получились. Его руки были горячи, а глаза светились в темноте. От него пахло лесом и зверем - но Татьяне не показалось, что это плохо. И случилось между ними такое, что Татьяна не посмела бы рассказать и попу на исповеди - потому что и телом, и душой чуяла, что это грех, дикий, лесной грех... но совершенная чистая истина.
   А Лаврентий только потер руку, которую Татьяна укусила, и усмехнулся. Сначала она прятала в подушке горящее лицо и делала вид, что снова заснула, но потом тихонько встала и завозилась с печкой, а Лаврентий еще некоторое время лежал и думал.
   Это не собиралось в слова, но ощущалось телом. Его волчья суть отозвалась в Татьяне, и было это так правильно, что ему стало, наконец, спокойно впервые за многие-многие годы...
  
   Холод последних дней сковал землю, и она гулко звенела, когда ее били заступами.
   От разрытой земли пахло морозом и острым терпким душком перегноя; сладкая тонкая струя ладана еле пробивалась сквозь этот тревожный запах. На обнаженную красную глину ложился мелкий колючий снег.
   Федор в окружении верной свиты стоял чуть поодаль от раскрытой могилы. Он смотрел на гроб, уже припорошенный снегом, на струйку синеватого ладанного дыма, на огонек своей поминальной свечи - и думал.
   "Сам един еси бессмертный, сотворивый и создавый человека, земнии убо от земли создахомся и в землю тую же пойдем, яко же повелел еси создавый ми, яко земля еси, и в землю отыдеши..." Очень утешительно звучит, думал Федор с незваной злой иронией. Мало мне было смотреть, когда его кромсали, как говядину - угораздило ж умереть так по-дурацки - так еще изволь слушать эти милые слова! Тоже мне - охотник на леших... Перепугал сам себя до смерти, старый дурень... вот теперь и отойди в землю, получи! Только если ты виноват, за что я-то страдаю?!
   - А може вси человецы пойдем... - уныло вздохнули певчие. Вот спасибо, обнадежили! Ну уж нет, мне туда пока совершенно не надо, думал Федор. И не так я глуп, чтобы собственной блажью загонять себя в этакий ларчик, где ни встать, ни сесть.
   Отец Федора Ивана Кузьмича любил и отличал, оттого и навязал Федору в попутчики и наставники. Дядька, скажите на милость! Если он был уж так мил батюшке, так и сидел бы в батюшкиной конторе в Петербурге, думал Федор раздраженно. Тоже еще, советник. Места он знает. Дело он знает. Стар он уже был для серьезных дел. Стар, а от старости глуп. Вот и улегся тут, на нищем погосте, в гробу из кедровых досок, сколоченном местным плотником, у деревенской церквушки, под певчих здешнего никудышного прихода. Доискался приключений на старости лет?
   - Господня земля и исполнение ее вселенная и вси живущии на ней, - скорбно договорил отец Василий. Ох, как вас, батюшка, скрутило, подумал Федор с тихим злорадством. Переполошились, видно? Нервишки сдали? Уж и в гости не напрашиваетесь, и вид у вас такой аскетичный и истовый, будто постились с молитвою на хлебе и воде целый месяц, и не напоминаете про свой колокол в двадцать пудов и прочую суету сует... Вот интересно, вам тоже что-то примерещилось или просто вы, батюшка, в первый раз в жизни увидали, как бедные грешники умирают вот этак, не в постели, а в лесу, скоропостижно и без покаяния?
   Гроб на полотенцах опустили в могилу. Федор поднял горсть красноватой земли, смешанной со снегом и хвоей, бросил в могильную яму - мерзлая земля глухо стукнула по крышке гроба. После него и Игнат бросил горсть земли на гроб и отряхнул руки. Если уж кто-то из опричников и может называться настоящим товарищем, так это Игнат, подумал Федор. На него можно положиться в любом деле, у него нет идиотских предрассудков, он ничего не боится и ни о чем не жалеет. И будто отвечая на мысли Федора, Игнат поймал его взгляд и подмигнул, постаравшись только, чтоб это было не слишком заметно для прочих.
   У Федора полегчало на сердце. Не любил Игнат покойника, царство небесное, но дело не в этом, а в том, что никто в свите теперь не станет ныть и канючить, кудахтать в самые ответственные моменты и мешаться под ногами. Жаль старика... но Бог с ним.
   Нужно дело делать.
   - Батюшка, - окликнул Федор мрачного отца Василия, - дома-то помянем Кузьмича, а?
   Отец Василий как-то смешался, растерялся и даже, похоже, смутился. Бороду огладил, крест поправил, жалко улыбнулся... будто хотел отказаться. Но кивнул.
   - Конечно. Помянуть надо.
   - Ну вот и славно, - сказал Федор и улыбнулся. - Я понимаю, вам не сладко пришлось за последние дни, батюшка, но все, слава Богу, уже позади. Устин коньяку шустовского где-то раздобыл, так вот и помянем покойника, а вы отдохнете и согреетесь. Не переживайте так.
   И отец Василий только посмотрел на Федора как-то странно, но ничего не сказал. А на тихий погост, заросший кедрачом, порошил суматошный снег...
  
   Егор с Симкой были заняты с раннего утра.
   Сперва ладили телегу: Егорка из сухой слеги выстругивал новую ось и укреплял колесо. Потом одолжили у Лаврентия его одра и уехали-таки за дровами, благо дороги еще не завалило снегом по-настоящему. И слишком нагружать ледащую Лаврентиеву лошаденку не стали - лишь бы свезти смогла. И лес охотно отдал сухостой и валежник - так что справились быстро; еще и темнеть не начало, когда они вернулись в Прогонную, но все воскресные дела и забавы все-таки пропустили.
   Симка остался дома, греться и ставить самовар. Егорка увел к Лаврентию лошадь. Только парой благодарных слов с ним и перемолвился, но этого вполне хватило, чтобы оценить теплый покой, воцарившийся в доме у нового волчьего пастуха. Даже мать Лаврентия не бранилась особенно, ограничившись лишь язвительным замечанием о шантрапе без кола и двора, которой и лошадь-то в диковинку.
   Замечание это и Лаврентий, и Егор оставили без ответа.
   Улыбнувшись на прощанье Татьяне и махнув рукой двойняшкам, отвлекшимся ради гостя от постройки избы из лутошек, Егор ушел.
   Тракт был пустынен в обе стороны; снежная пелена укоротила его, в белой мгле потонул горизонт и леса было почти не видно за легким снегом, как за кисеей. Вокруг было мягко и серо; в наступающих сумерках окошки изб уже загорелись кое-где тусклыми огоньками. Егорка, не спеша, свернул с тракта в короткий порядок, когда его окликнули сзади:
   - Эй, бродяга!
   На миг раньше, чем услышать эти слова, Егорка лесным чутьем учуял опасность из-за спины - оттого и повернулся не так неторопливо и спокойно, как можно было ждать. И кол, выдернутый из плетня, легко перехватил на подлете, прежде чем понял, кто этот кол держит.
   Пока Петруха дергал кол из Егоркиных пальцев, как из железных тисков, Кузьма набежал сбоку и взмахнул кулаком. Кулак каким-то непонятным образом вместо Егоровой скулы налетел на забор - аж дерево хрустнуло, и Кузьма взвыл, тряся рукой. Третий парень, которого Егор не знал по имени, махнул колом понизу - хотел попасть Егорке по ногам, а попал по Петрухе, который выпустил деревяшку из рук и повалился в снег, ругаясь, на чем свет, и грозя кулаками. Все преимущество внезапности было постыдно потеряно.
   Егорка, вдруг оказавшийся чуть в стороне от бойцов, усмехнулся, крутанув кол в руках. Кузьма, в багровой ярости, вырвав оружие из рук своего неудачливого приятеля, полетел на Егора, вскинув дрын над головой и вопя:
   - Зашибу гадину!
   Петруха ахнул, сидя на снегу и потирая колено. Колья скрестились с треском. Егорка оттолкнул Кузьму от себя, Кузьма врезался спиной в забор, третий боец против всяких правил и совести сунулся в свалку - и через мгновение сидел в сугробе, сам не понимая, как там оказался.
   Егорка бросил кол на землю.
   - Вот бес верткий, - пробормотал Петруха с некоторым досадливым смущением.
   - Я тебе еще проломлю башку, сволочь, - выкрикнул Кузьма, чуть не плача от бессильной злости. - Еще кровью умоешься, гнида рыжая! Погоди!
   - Выходь спроть меня на поодиначки, - сказал незнакомый Егору парень и сплюнул.
   Егорка покачал головой.
   - Не охотник я драться-то, - сказал он с грустной улыбкой. - Вовсе не охотник, ни на поодиначки, ни спроть троих вас - никак. И радости в том никакой не нахожу, и зла не держу ни на кого. Нешто не поняли? А сейчас и вовсе не желаю - чай, ждут меня, а я все не иду... по пустякам.
   - Смеешься, бес?! - лицо Кузьмы дернула судорога. - Смейся, смейся. Я еще посмотрю, как ты посмеешься. Я знаю, кто ты есть. Еще увидим...
   - Не досуг мне, - сказал Егорка. - Другой раз поиграем. Извиняйте.
   Петруха и третий переглянулись. Егорка пожал плечами, отвернулся и направился к избенке Матрены. Он шел неторопливо и с видимым спокойствием, но чутьем знал, что происходит сзади, так четко, будто глазами это видел: знал, что Кузьма поднимает кол, шмыгает носом и бежит следом, изо всех сил стараясь не топать.
   Егорка обернулся в последний момент. Кузьма опротивел ему всерьез, и он не шутил больше. Перехватив кол двумя руками, Егор толкнул им Кузьму к ближайшему забору и надавил, пережав Кузьме шею под подбородком. Кузьма ухватился руками, забарахтался, его лицо побагровело еще больше - и вместо слепой ярости на нем отразился смертельный ужас.
   Егорка ослабил напор, так что Кузьма смог вздохнуть.
   - Не годится со спины-то нападать, - сказал он. - Чай, честные-то бойцы так не делают.
   Кузьма молчал и в ужасе глядел на него. Бледное Егоркино лицо стало отрешенно строгим, не по-людски спокойным, зеленое марево мерцало в глазах - и это было хуже, чем любая злоба или ненависть, хуже, чем смертоубийство, потому что это было совершенно непонятно.
   - Ты уж сделай такую милость, Кузьма, - сказал Егор тихо, - веди себя, как мужик, ладно? Не охота мне тебя учить - не друг ты мне, не сродник - и врагом твоим я тоже быть не желаю. Ты ужо иди своей дорогой, а я своей пойду...
   - Ты ж, гад, сам ко мне пристал, - пробормотал Кузьма зло и отчаянно. - Сам и напросился... - и осекся.
   - Ты, Кузьма, нынче жену бить боишься, так кошку беременную ногами пинаешь, - сказал Егор, и от его голоса Кузьме вдруг стало холодно. - Слабых бьешь в лицо, сильных норовишь в спину. Что мне с тобой делать?
   И Кузьме вдруг ярко-ярко представилось, что он не в Прогонной у Матюхиного забора, а в глухой чаще. И что кругом темень, а под ногами - болотная трясина, и уходит он в ледяную вязкую топь все глубже и глубже. И что черная жижа, холоднее могилы, уже подошла к шее и сейчас задушит.
   - Ну все, хватит! - взмолился он уж совсем помимо воли. - Ну пусти, чего ты!
   Егоркины глаза, зеленый лед, ни чуточки не потеплели.
   - Ну пусти Христа ради! - завопил Кузьма из последних сил. - Я в церкву пойду! Покаюсь! Больше не буду! Пусти!
   Морок спался, как туман. Егорка стоял в трех шагах, скрестив руки на груди, и дружки Кузьмы смотрели поодаль, не подходя близко. Стало совсем темно, а снег посыпал, как из мешка, крупными мохнатыми хлопьями, будто погода осердилась тоже.
   - Ты запомни, что сейчас говорил, - сказал Егорка ровно. - Потому как соврать тебе в этом нельзя. Тебя посильней меня слышали.
   И ушел, более не оглядываясь.
   Кузьма сел на корточки у забора, потирая шею. Петруха и Лука подошли поближе.
   - Чего это он, а? - спросил Петруха, которому тоже было как-то знобко.
   - Почем он знает, что я кошку пинаю? - сказал Кузьма, поджимая губы. - Колдун. Он колдун, мужики. Его так, колом, не возьмешь. И он себя еще окажет, вот увидите.
   И Петруха с Лукой снова переглянулись и покивали.
  
   Ночь прошла снежная, белесая; день после нее наступил серенький, сумеречный, и вечер подобрался незаметно - из сумерек в сумерки, в пасмурной мути, в тянущей зимней тоске.
   Часы тикали негромко, точно шепотом. Гостиную освещал только огонь, горящий в камине. Федор сидел в кресле, облокотясь на собственные колени, и смотрел в огонь, не отрываясь и почти не мигая.
   На огонь, как известно, можно глядеть бесконечно; чем дольше не отрываешь взгляда от пламени, тем сильнее необъяснимое ощущение близости какого-то небывалого живого существа: вот оно дышит, потягивается и потрескивает, вот грызет толстое полено, бросает, снова принимается за него - и светится золото, рдеющие угли рассыпаются яхонтами... Полон камин самоцветов, не угодно ли?
   Жаль только, что такой обманный самоцвет ни в руку не возьмешь, ни к глазам не приблизишь. Вот оно, природное естество - все эти красоты природы, как говорится - одно только лукавство, ложь твоего собственного воображения. Ишь, рассентиментальничался! Тут тебе и живое, и золото, и яхонты - а на поверку здравым разумом только горелые головешки, зола да пепел. Грязь, которую завтра утром будет выгребать Сонькина горничная. Глупо.
   Сентиментальны люди. Во всяком пустяке им видится что-то ценное. Снег тебе - серебро, роса - алмазы, солнечные лучи - позолота... Драгоценности для нищих. Везде этого добра полно - мужик, что дурных книжек не читал, и внимания не обратит, а вот какая-нибудь чувствительная душа, вроде той, питерской... "Ах, Федор Карпыч, я безумно обожаю природу! Ах, какой закат! Ох, какая березка! Ах, Тургенев!" Ну уж без Тургенева ни одна барышня не обойдется... Слава Богу, что Сонька не бредит этим вздором, а ту, питерскую... вот взять бы сюда, показать эту ее природу... Ткнуть носом в эти дикие леса, в эту холодищу, грязь, темень - и посмотреть, как она станет тут скулить о прелестях культуры и возненавидит эту свою природу лютой ненавистью... Честной.
   Ведь в действительности, если быть честным до конца, эта самая природа - человеку враг. То, что мешает. Пока возьмешь, что тебе надо - семь потов сойдет. А здесь...
   О да! Здесь и подавно...
   - О чем ты задумался, Федя? - робко спросила Сонька.
   Скучно сидеть со мной, бедняжке, подумал Федор. Уже извелась - хотела вышивать по канве, но вышивать темно, а лампу не посмела зажечь, чтоб, не дай Бог, не помешать мне размышлять. Так вот и путает нитки, ковыряет иглой свое вышиванье, посматривает, вздыхает... Нервничает. Не понимает, как человек может молчать больше одной минуты.
   - Вели поставить самовар, Соня, - сказал он. - Чаю хочется.
   Софья Ильинична засуетилась, вскочила, бросила канву, закричала: "Таня! Таня!" Федор потянулся и зевнул. В усадьбе Штальбаум было неплохо, спокойно было, тепло, уютно - одна беда, скучно.
   В гостиную вошел лакей Никифор, ленивый дурак с толстой мордой, которого Федор мечтал сразу же после свадьбы с Сонькой рассчитать и отправить в деревню. Потоптался у дверей и покашлял, изображая особенную лакейскую деликатность.
   - Барыня, там Федора Карпыча Игнат приехавши, - доложил он наконец, выдержав подобающую паузу.
   - Зови, - приказал Федор.
   По лицу Софьи Ильиничны было хорошо заметно, что Игната ей видеть не хочется - не любит она его, да и считает, что с женихом надо непременно сидеть наедине, но, во-первых, кому интересно, что хочется Соньке? А во-вторых, он хорошо сделал, что приехал, не стал дожидаться Федора дома - все не так скучно будет до ужина.
   Игнат вошел, приглаживая волосы, мокрые от снега. Вид у него был какой-то чудной - слишком возбужденный, что ли? - и Федор спросил, что случилось, с настоящим любопытством.
   Игнат развел руками, усмехнулся.
   - Представляешь, Федор, меня сейчас до самой усадьбы волк провожал.
   Софья Ильинична побледнела, уронила пяльцы.
   - Как - волк? Рядом с домом?
   Федор рассмеялся.
   - Любопытно. Прямо-таки - провожал? А ты что, перетрусил? Волка испугался? Да, Игнат, не ожидал я от тебя. Смотри не помри от страха, как Кузьмич.
   - Да ладно тебе, - Игнат рассмеялся в ответ. - Просто действительно странно. Я на вырубку ездил - и еще там его заметил. Думал - собака. Здоровенная зверюга, почти черный, ну - вот, - и провел рукой у бедра, - вот такущий в холке, не меньше. Я так не присматривался особенно. Антон сказал, что мужиков все равно нынче было немного - еще не очухались после истории с Кузьмичом, да этот дьячок, сумасшедший, всех переполошил... Спасибо, что батюшка в воскресенье вправил им мозги, хоть один умный человек нашелся. Ну так вот, я послушал и поехал сюда, сказать, что...
   - Полегче, - перебил Федор, показав глазами на перепуганную Софью Ильиничну.
   Игнат понимающе ухмыльнулся.
   - Сказать, что к завтрему все образуется, я имею в виду. Ну вот же, поехал - и еще раз пять видел этого волка. Ну не поверишь, Карпыч - не иначе, как бежал наравне с лошадью. Я хотел подстрелить его да тебе показать - в жизни не видал таких здоровых - да на смех из обоих стволов и смазал.
   - Эх, ты, стрелок!
   - Да ничего, зато Софья Ильинична летом девок пошлет патроны собирать. Небось, вырастут там, где я посеял.
   Теперь к смеху мужчин присоединился и робкий смешок Софьи Ильиничны.
   - А что же, Игнат, - сказала она, конфузливо улыбаясь, - волк к самой усадьбе подошел?
   - Точно, - подтвердил Игнат. - Только в ворота не забежал.
   Софья Ильинична взволновалась не на шутку.
   - Ну что же это, Федя? Надо же мужиков собрать, пусть устроят на этих волков облаву или что... Это же страшно... А что если они забегут за ворота? А если на кого-нибудь кинутся?
   Федор с Игнатом совсем развеселились.
   - Ну что ты, Соня, - сказал Федор, снисходительно улыбаясь. - Волки не нападают на людей, особенно нынче, когда зима едва началась. Это сказки. Волки сейчас сытые, ленивые...
   - А как же этот черный?
   Игнат пожал плечами.
   - А позволите мне закурить, Софья Ильинична? - сказал, доставая портсигар. - Среди волков тоже встречаются всякие. Может, этот попался любопытный... или бешеный...
   - Бешеный? - Софья Ильинична опять побледнела.
   Мужчин одинаково позабавил ее страх.
   - Софья Ильинична, - сказал Игнат, - бешеные звери живут недолго. Бешенство - это просто болезнь, как тиф у людей, тоже заразная. Они скоро подыхают.
   - Прости, Федя, мне неспокойно, - пролепетала Софья Ильинична со слезами в голосе. - Я боюсь... ты знаешь, мне уже несколько ночей снятся волки. Как они выглядывают из-за ограды, какие у них желтые глаза - как фонари... Феденька, пожалуйста, вели мужикам, пусть они устроят облаву, пожалуйста...
   Ну вот, давайте теперь все вместе толковать ее сны, подумал Федор, скрывая раздражение.
   Игнат бросил окурок папиросы в камин.
   - Софья Ильинична, - сказал он таким тоном, каким обычно успокаивают детей, - я вам сам этого волка привезу. Такого большого и страшного - и мы с Федором Карпычем снимем с него шкуру и сделаем вам коврик у постели. Хотите волчий коврик?
   Софья Ильинична бледненько улыбнулась.
   - Ах ты, дамский любимчик, - сказал Федор с самой фатовской миной, какую смог соорудить. - Что это, уж не пытаешься ли ты подольститься к моей невесте?
   И с удовлетворением отметил, как пухлые щечки Соньки порозовели от наслаждения, а глаза заблестели. Страха как не бывало. Много ли им надо, подумал с брезгливой насмешкой. Только намекни на неземную любовь и ревность - и дело готово. Простая психология.
   И встретился глазами с взглядом Игната, понимающим и циничным.
  
   Тьма сгущалась и сгущалась; снег все порошил, кутая деревню в белую пухлую вату. Сумерки потихоньку валились в ночь, и ночь наступала тревожная. У Николки в ту пору вдруг стало нехорошо на душе, будто надвигалось что-то - тревога и заставила стража покинуть лес.
   За Егорку он разволновался; вроде как взглянуть на него захотелось, убедиться, что все путем идет. И то сказать, пуля какой-нибудь сволочи может убить даже кровного хранителя, если дивий дух в тот миг облечен в смертную плоть - каково же тому, у кого одна только смертная плоть? Он же весь на виду, Егорка, весь открыт, всем уязвим, и только Государю ведомо, в лес ли уйдет его дивье естество. Друзей надо загодя оберегать; если что случится - слезами изойдешь, а поздно будет...
   Николка скользил над снегом невесомой тенью, и пороша украсила барскими мехами его полушубок. Запахи человечьего жилья, тревожные и опасные, раздували ноздри стража, как раздували бы ноздри волка. Он искал в темном снежном холоде след Егорки, нашел, пошел по нему в глубоком сумраке длинного порядка, освещенного лишь тусклыми огоньками окон - и вдруг тонкая струя другого запаха остановила Николку.
   Сквозь дух дыма, снега и близкого леса отчетливо запахло ладаном. Вовсе нехороший запах с Николкиной точки зрения.
   Церковный ладан пахнет иначе. Дымом, да смолою, да свечным воском, да углем, да еще чем-то неопределимым. И то неприятно для лешака - удушливо и тяжело. То ли смерть на ум идет, то ли ложь... Но морозный ветер доносил вовсе не церковный запах.
   Слишком чистый да сладкий. Зовущий, навий, обманный. О таком-то Николка только слыхал, да и то - мельком.
   Навьё близ чистого леса не показывается. Остерегается. А нынче, по всему видать, совсем потеряло опаску: бродит по живой деревне, как по заброшенному погосту - и горюшка ему мало! Хотя, кто его знает, что у них тут делается, в человечьей деревне!
   Никогда Николка ходячих мертвяков не видал. Поглядеть пошел - то ли из любопытства, то ли из лешачьего беспокойства за живое. И то сказать - когда Николка тех, что под землей, позвал, у Егора изрядно екнуло сердце, а тут... прознает, что мертвяк по деревне шастает, осерчает или огорчится. Надо поправить это дело - даже если трудно будет поправить.
   Нави Николка был приучен гнушаться. Навь - она лесной закон не признает. Навь - она с людьми, между людей, рыскает в ночи, ищет себе поживы в людской крови да в людской жизни. Не Государево это, а потому - не настоящее.
   Не иначе, как от человечьего зла завелось. Такое, ежели страж или охотник увидит - так и тянется рука назад в землю уложить. Николка сжал в кулаке рукоять самострела, вытащил стрелу с белым пером - смертную для тех, что из тьмы, холода и недр земных - и пошел вперед.
   В третьей избе на порядке, шибко оконца светились; керосин жгли - не иначе, бабы рукодельничали. И около плетня, рядом с желтым квадратом света, любезничали парень с девкой.
   Николка подошел совсем близко и присмотрелся. Девка кончиком косы только что снег не мела, маленькая да ладная, и смотрела прямо, смело, будто с женихом балакала или со сродником - но парень оказался вовсе незнакомый и нездешний. И по тому, как он стоял на снегу, снега почти не трогая, и по ладанному туману вокруг, и по тому еще, что тени его, как у необлеченного в плоть, оказалось, не было вовсе - можно было догадаться, что этот бестелесный и есть мертвяк.
   Но только девка это, похоже, и в думе не держала.
   - Чай, ознобилась? - говорил мертвый не голосом, а сплошной чарой. От самого звука этих слов даже Николке сделалось не по себе. - Ты бы, Аришенька, шла домой, а то тетка Палагия хватится... что меня провожать? Не гривенник, не потеряюсь.
   - А отчего редко ходишь? - упрекнула Ариша нежно и обиженно. - Нечестный ты, Демьянка, все равно как ветер - то здесь ты, то нет тебя. Да и не на хуторе живешь, нету возле Бродов никакого хутора - соврал, чай? Зачем соврал? Стариков своих боишься?
   - Да нельзя мне сказать, Ариша, - вздохнул мертвяк. Знал Николка, что слышит нелюдя, а на единый миг все равно жалко стало. Его голос просто-таки душу выворачивал. - Мне до поры сказать нельзя, да и будет ли та пора, не ведаю я...
   - Строги у тебя старики? - спросила Ариша сочувственно.
   - Бессчастный я, - тихо ответил мертвяк. - Не знал раньше, какова есть любовь, а теперь спокоя ни на вот столечко найти не могу. Ты же, светик Аришенька, ровно птенчик малый - былинка надломленная может ушибить. Кабы я мог, ветру бы на тебя венуть не дал... Да что! Ты хоть бы и вышла за Иванку Клюкина, я и то слова не сказал бы, а только глядел бы на тебя, когда возможно, да от всякой напасти оберегал...
   - Совести у тебя нет! - сказала Аришка сердито. - Ратуйте, за Иванку-конопатого сватает меня! Сват выискался! Да и убирайся, коли так! Чтоб я стала провожать тебя еще...
   - Отпускаешь, стало быть? - шепнул мертвяк с жаром и надеждой. - Ты разозлись на меня, радость-Аришенька, а я ужо на тебя сердиться не стану. Врать-то мне неохота - ты так разозлись...
   - Злодей ты! - то ли фыркнула, то ли всхлипнула Ариша. - Вот еще, сердиться на тебя! Идти мне пора, маменька забранит...
   - Попрощаемся ли? - еще тише прошептал мертвяк.
   - На сей день да, - сказала Ариша твердо. - Но ты ж придешь?
   Мертвяк кивнул согласно. Ариша вдруг заторопилась, побежала, стукнула калиткой, после - дверью в избу. И пес во дворе весело брехнул и умолк. Мертвяк постоял у плетня, глядя на светящееся окно и пытаясь прислушаться к тому, что творится во дворе и в избе, повернулся, чтоб идти - и увидел Николку.
   Взгляд стража мертвяка так перепугал или смутил, что он дернулся назад и налетел на плетень спиной.
   - Не расшибись, - сказал Николка насмешливо.
   - Что мне сделается? - отвечал мертвяк, тоже с нервным смешком. - Чай, второй раз не помру от синяка-то... Удивился я. Чудно мне, что ты в Погонной-то забыл.
   - Не твоего ума дело, - сказал Николка. - Брат мой тут. А ты?
   - А меня живые звали сюда, - хмуро ответил мертвяк. - Нешто не знаешь?
   - Девка эта, что ли? - спросил Николка. - Мне вот чудно увидать, как живая девка мертвяка на свиданки звала, чтоб убил он ее.
   Мертвяк мрачно усмехнулся. Даже в сгустившейся тьме можно было разглядеть, какое у него пригожее лицо, да и тьма его красила, одно слово - снежное изваяние, чара зимняя, только глаза темные да жаркие, человечья погибель. А усмешка приоткрыла клыки, не такие, как у собаки или у волка, а будто острые льдяные осколки - Николка сразу представил, каково ими плоть терзать. Небось, как стекло, режут, подумал страж с отвращением и поднял самострел. Мертвяк отшатнулся.
   - Что ж, по-твоему, лешак, убивец я? - спросил, делая шаг назад, подняв ладонь, словно желая отгородиться от благословенного Государем острия. - С чего б мне Аришу убивать, в уме ль ты? Она мне приятельница сердечная, да не она и звала-то, а Настасья...
   - Что за Настасья? - Николка тон сбавил, а стрелу не опустил, целил мертвяку под подбородок. - На что ей навьё сдалось?
   - Огнем у нее изожгло нутро-то, - сказал мертвяк печально. - Кровью исходит. Бобылка Лукерья сказывала: рак. Уж год пошел, как мучается...
   - А что ты за лекарь, чтоб пособить ей? - хмыкнул Николка.
   - А кто ей пособит! - огрызнулся мертвяк, и в его голосе Николке послышалась неожиданная боль, ничего общего со страхом за собственную шкуру не имеющая. - Не ты ль, лешак? Вольно вашим людей, будто дичь, стрелять - да и подранков-то вы бросаете в муках кончаться! Поп у ней был - и я приду. В уста поцелую, боль утишу да отпущу душеньку-то, чтоб отдохнула... а ты меня убивцем прославил! Сам не убивец ли?
   Николка опустил самострел и задумался. Он ожидал учуять исходящую от мертвяка жестокую силу, еще более темную, чем та, что источают охотники - ледяную ненависть к людям, помноженную на навью ненависть к живому, к миру, к лесу - но складывалось совершенно другое: мертвяк смотрел спокойно и печально, и вовсе никакой ненависти Николка от него не ощутил.
   Все это показалось стражу таким чудным, что он принялся разглядывать мертвяка, как неожиданное диво.
   - Эй, лешак, - сказал тот тихонько. - Пора мне. Заболтался я тут с тобой, а ведь ждут меня... В землю уж не хочешь меня уложить?
   - Да на что ты мне сдался? - бросил Николка, и тут вдруг появилась у него мысль, вовсе необычная и замечательная. - А может, и сдался... - протянул он раздумчиво. - Тебя Демьяном кличут?
   Мертвяк улыбнулся и кивнул.
   - Позову ежели - услышишь? - спросил Николка.
   - Такой позовет - и на зорьке из гроба выскочишь, - отозвался мертвяк. - А на что я тебе?
   - А так... Побалакать. Ты, может... для дела сгодишься.
   Мертвяк развел руками.
   - Это для вашего-то лесного дела? Ах ты, ж, Господи...
   - Придешь на зов?
   - Куда денусь-то... не было заботушки...
   Николка удовлетворенно кивнул, и мертвяк с видимым облегчением скользнул в густую тень между избами, в любимую навьём тьму. Впервые за все немалое время, которое Николка пробыл стражем, он мог не только заклинать и приказывать выходцу из смертной тени, но и говорить с ним попросту. Ему вдруг показалось, что такое удивительное дело открывает кое-какие новые возможности.
   Стучась в оконце Матрениной избы, Николка эти возможности уже очень хорошо представлял.
  
   Егорка его приближение почуял и вышел. Остановился на пороге в рубахе, на которую накинул тулуп, босой, улыбнулся удивленно и выжидательно.
   - Ты что ж, страж, в деревне делаешь? Чай, неуютно тебе?
   Николка радостно протянул к нему руки, сжал его горячую ладонь - по-людски плотскую, но совсем свою по жару крови - сказал:
   - Я тебе, Егорка, добыл подмогу. Бродит тут один, из нави - так я его вижу, чую и позвать могу. Мертвяк он, плоть у него обманная - пройдет в любую избу сквозь двери-запоры, у твоего купца кровь высосет, и вся наша беда сама собою на нет сойдет.
   Егорка вздохнул.
   - Просил же я тебя, Николка... просил же тех, кто под землей лежит, особо не трогать!
   - Да не трогал я его! Надо мне трогать всяких... Я говорю - он сам на наш путь подвернулся. Чего беспокоишься, Егорушка - удача это! Ты сам говорил - пусть, мол, лучше один купчина издохнет, чем вся Прогонная под Охоту пойдет...
   - Ох, Николка... диви с навью не по дороге...
   Николка, не выпуская Егоркиной руки, заговорил проникновенно:
   - Брось, Егорушка, не беда! Ты послушай: я купца-то своей стрелой не завалю - здоров больно, охотника просить - так удержит ли охотник руку-то? Ведь стрелы у них - сам знаешь, одного разят, пятерых задевают... А тут - все одно, ровно в мишень попасть, в самую центру! Неужто жалеешь гадину?
   Егорка посмотрел в небо. Белые перышки без конца сыпались из глубокой темноты, и сами небеса будто все летели и летели к земле вместе со снегом...
   - Ладно, - сказал Егор, наконец. - Давай испытаем. Не охота мне и тревожно, Никола, душу человечью погубить невмочь, какая б ни была... но - ладно, ежели ты так... Коли уж дело так вышло, что либо купец, либо Прогонная...
   Николка оживился, хлопнул Егорку по плечу, сказал с заблестевшими глазами:
   - Я его в кабак к Силычу скличу - и ты приходи. Поглядишь.
   Егорка с некоторым сожалением оглянулся в темноту сеней, на избу, где все спали, даже ворона, и та - только Муська приоткрыла дверь и протиснулась в щель. Ее глаза вспыхнули в потемках зеленым морочным светом - Муська, как все кошки, ничего против нави не имела.
   - Ладно, - сказал Егорка. - Скличь - а я сей же час и пойду.
  
   Сказать по чести, Егорке было страшно любопытно, так любопытно, что в жар кидало. Он, положив скрипку на колени, пил чай в сторонке от людей, всем своим видом показывая, что потехи нынче не будет, ждал - но дождался уже далеко за полночь.
   Ладаном и холодом повеяло так, что аж лицо обожгло.
   "Отчаянный, - подумал Егорка с некоторым даже уважением. - Так-таки в кабак и пришел, не забоялся. Гордец. И нахал".
   Мертвяк вошел вальяжно и неспешно, огляделся с улыбочкой, увидал Егора, подошел и поклонился, то ли с уважением, то ли с чуть заметной насмешкой. Шикарен был - в зеленой атласной рубахе, поясок с кистями, штаны бархатные, городские сапоги с подковками - но лицо заметнее одежи. Глаза глубокие, темные, в прищур, волоса тоже темные, шелковистые да кудрявые, а белая кожа только что не светится - но под глазами синяки и скулы обрисовались. Не от сытой жизни - ежели жизнь это у него, у давно неживого.
   - Наше почтеньице, - сказал мертвяк весело. - С приятным свиданием, ваше лесное благородие.
   - Здравствуй и ты, если хочешь, - сказал Егорка. - Вольно ж тебе было в кабак прийти. Смелый ты.
   - Да нешто тут есть, кого мне бояться-то, это ночкой-то при месяце? - рассмеялся мертвяк. - Куды нам до тебя, лесная милость. Вон в тебе кровь горячая, душа живая, а ошиваешься в таком месте. Жизни своей долгой, чай, не жалеешь - людские пожалел. Дивлюсь я, как это ты скрипочкой своей, из солнышка изготовленной, тут распоследних забулдыг веселишь.
   - Да, - согласился Егорка. - И мне здесь не место.
   - Ох, не место, - покивал мертвяк. - Ох, правда. Народ тут лют, живое и неживое одной метлой метет. Попадись им - один разговор будет: кол промеж лопаток и вся недолга. Что тебе здесь?
   - А скажи ты мне вот что... - начал Егорка и вдруг увидал, что пьяненький проезжий мужичок прислушивается к разговору уж чересчур внимательно. - А пойдем-ка мы с тобой, Демьян на двор, - продолжал он, улыбнувшись. - Пусть ветерком студеным обдует - душно мне что-то.
   Мертвяк пожал плечами, усмехнулся и вышел следом за Егором. На дворе кабака, однако не остались, пошли прочь по тракту; мертвяк скользил рядом струей дыма, но исчезнуть не порывался. Видать, разговор не был ему особенно неприятен... Впрочем, где-то поблизости, в снегопаде, чувствовалось присутстствие лесного стража - уж верно, мертвяк это тоже ощущал.
   - По лесу бродишь? - спросил Егор.
   - Брожу. Захочешь жрать - будешь бродить-то. Чай, без зову нельзя мне, а зовут-то... С Прогонной в Броды, с Бродов - в Выселки, а там - на Красну Горку иль в Замошье... ноги по колено собьешь, бродивши...
   - Голодом сидишь, значит, а уставов навьих не нарушаешь?
   - Учен хорошо.
   Егор улыбнулся дружески.
   - По лесу бродивши, ничего не учуял?
   - Учуял. Обережных ваших. Жуть берет. Где нам, пыли погостной, по чистому лесу-то слоны слонять - на травинку наступить боюсь, чтоб не прогневались...
   - Ну уж не прибедняйся...
   - Мы и не прибедняемся. Свое место знаем. Лес ваш - погост наш. Вы в наши дела отродясь не лезли - и мы в ваши не смеем. Обращение понимаем.
   Егорка рассмеялся.
   - Да ладно, не об том я. Более ничего не учуял?
   Мертвяк задумался.
   - Ах вот ты об чем спрашиваешь... - пробормотал он ошарашенно. - Что в Прогонной-то мертвечиной разить начало... А я-то болтаю, мол, вам такие дела...
   - Чувствительный, - вздохнул Егор. - Да, нам это не к лицу. Да только человек этот грязи в лес натащил. Смерти. Государь решился, ежели к весне дело не поправится, в Прогонной Охоту открыть. От стрел охотничьих никто не уйдет. Смертью место вычистим.
   Мертвяк изменился в лице.
   - Да ты что, милостивец?
   - Не иначе. Для того и пришел я, чтоб Охоту упредить. Ежели удастся его одного отсюда убрать, мне уж все равно, живого или мертвого - так деревня жива останется. И девка... с которой разговаривать ходишь. Нешто затосковал один?
   Мертвяк вздохнул.
   - Волоска с головы не уроню. Ветерку венуть не дам. Не таковская...
   - Вижу. Но Охота...
   - Знаю, знаю, молчи, - мрачно перебил мертвяк. - Никак у меня, окаянного, помощи просишь?
   - И то. А можешь помочь?
   - Не знаю, - сказал мертвяк хмуро. - Барыня моя, Гликерия Тимофеевна, говаривала: "Ты, Демьянка, мертвой крови пить не моги. Снулая тварь встанет, младенцев в колыбелях душить начнет, чтоб утробу свою насытить - и ты в том виноват будешь. Дар растеряешь".
   - Чего-й-то мертвой-то крови? - удивленно спросил Николка, выходя из пелены снега. - Они, оба-два - и купчина, и пес его - живые покамест. Не все равно тебе, кому глотку рвать?
   Мертвяк остановился.
   - Слушай, лешак, - показав клыки, прошипел он неожиданным змеиным шипом, вовсе не похожим на его обычный голос, медовый, бархатный, душевный и нежный, - вольно тебе убивцем считать меня - только я супротив навьего устава ни пяди! Как в чужую избу без зову войду? И жизнь, не мне назначенную, не мне и красть - не вор я!
   - У тебя, Демьян, власть есть над смертью, - попытался вставить слово Егорка. - Ты ж Охоту отвести можешь...
   Мертвяк обернулся, сверкнув глазами, не зелеными, как почасту бывает у дивьего люда, а красными, как тлеющие угли в потемках.
   - Охота ваша и меня с живыми вместе в землю уложит, - сказал он в тоске. - Да только что я могу? Я барыне моей, Гликерии Тимофеевне, обещался, крестной моей в Темноте - у меня, чай, тоже душа!
   - Об душе я и толкую, - сказал Егорка и вынул из футляра скрипку.
   Снежный мрак летел вокруг, и тракт был пустынен до самой дальней дали, и огоньки в избах погасли, только еле светились вдалеке окна кабака да фонарь над коновязью - и в эту летучую темень вплелась мелодия, для которой годилась лишь скрипка лешака, и впрямь сделанная из лесной солнечной крови. И если прежде бывало от Егоркиных песен грустно или тревожно, то эта, новая, просто ножом резала сердце.
   Снег полетел бурый, рыжий - на мертвые остовы сосен и елей, иссохшие, как старые кости, с торчащими остьями голых веток. Между пустыми берегами, на которых гниют штабели бревен в ржавых осклизлых лужах, течет Хора, от черно-красной воды поднимается пар. Стальные железины чугунки на просмоленных шпалах уходят вдаль по пустыне - лишь кое-где лядащие неживые деревца, обросшие смертным лишайником торчат из незамерзших болот... Воет ветер, несет грязный снег пополам с черным удушливым дымом - машина по чугунке летит, громадный тяжеленный зверь с ослепляющим фонарем во лбу - а по сторонам брошенные деревни, остовы домов смотрят слепыми дырами окон, кровли провалились. Снег на них лежал разноцветный, то рыжий, то серый, то почти черный - стылый яд, а не снег...
   Чтобы отдышаться и прийти в память, и Николке, и мертвяку понадобилось изрядное время. Егорка спрятал скрипку и прижал футляр к себе, стоял, задрав голову, чтоб снег летел на его лицо - то ли талая вода по щекам текла, то ли слезы - а Николка явственно слезу смахнул.
   - Это что ж за страх такой? - шепотом спросил мертвяк, погасив глаза.
   - Это земля наша, - сказал Егорка тихо. - Ежели сейчас уйдут хранители, и ежели Охота не отобьет у людей желания гадить, то лет через сто вот этак и будет. Смерть будет. А из нашего народа, кроме охотников, никого не останется.
   - Ты видишь? - спросил Николка.
   - Не я - Государь видит, - отвечал Егорка еле слышно. - Что-то вот осетило меня... дышать тяжело.
   - Лешак, - сказал мертвяк, тронув Егора за рукав ледышками пальцев, - ты вот что... Я с вами, хоть это, значит, и не по нашим уставам.
   - Хорошо, - кивнул Егорка с усталой улыбкой. - Знать, не зря на всю Прогонную-то страшенных снов нагнали - может, толк какой-никакой выйдет... Ты помни, Демьян - уж не только мы, а весь лесной люд на тебя надеется.
   Мертвяк улыбнулся в ответ, ухитрившись не сверкнуть клыками.
   - Ну что! И я, окаянный, могу чему-то служить, как видно.
  
   Всегда Демьяна бабы любили - и при жизни, и в посмертии.
   Он порой терялся, что думать об этом - то ли свезло, то ли нет. Это глядя по тому, как бытие в Нави понимать; сулили жизнь вечную - а вышел навий сон, морок, где время идет не по-людски, да и жизнь вовсе не людская. И хороша она или плоха - это Демьян тоже не всегда однозначно понимал.
   Порой хороша. Когда осенью случилось провожать в сумерки Аришу Кирину от Бродов до Прогонной, все лесом - тогда весь мир был хорош. И в Аришиной душе Демьян в тот вечер читал, словно в книжке гражданской печати - гладко и легко, а все слова честные и простые, да еще и с картинками. В морозную ночь, когда Демьян после лешачьих песен решился на отчаянное дело, ярко все это припомнилось.
   Раненько о ту пору сумерки пришли...
   Только что было еще совсем светло, и лес был светел, и заря еще только разгоралась, вызолотив небо. Ариша думала, что вернется домой засветло, и ей было весело. И то сказать, идти по мхам, как по барским коврам, упруго и приятно, птички в ветвях перекликались, знакомая тропинка уже поворачивала к той самой березе-двойняшке... и когда только эту тучу нанесло?
   Медовый вечерний свет погас так быстро, будто кто свечу задул. Раз - и потемнело, как в погребе, и птицы умолкли, и рванул по вершинам холодный ветер. А все кругом зашевелилось, зашуршало - и вдруг гул, тяжелый и дремучий, валом прокатился по лесу, словно лешие аукнулись...
   Сразу стало холодно спине, и от спины холодные струйки побежали в затылок, шевельнули волосы. Не боялась Аришка леса, привыкла с малолетства, не плутала - но одно дело с подругами, днем, при солнышке, а другое - одна, в сумеречную непогодь, когда каждый куст оборачивается зверем у тебя за спиной, а деревья прямо-таки подставляют свои корявые корни, чтобы ты споткнулась и расшиблась. Недобро кругом было, недобро.
   И Ариша прижала к себе корзинку с сестриными подарками и пошла медленно, стараясь не озираться, только шептала про себя: "Не беги, не беги, дорогу потеряешь. Дуреха, дуреха - где лес да темнота, там и страх..." Уже успела она и волков вспомнить, и медведей, и лихих людей - и тут вдруг голос, бархатный да теплый, сладкий, как тягучий мед, окликнул сзади:
   - Аришка, а Аришка!
   Ариша встала как вкопанная, боясь оглянуться. Голос был незнакомый, а звал по имени. Лешие, говорят, люд православный часто морочат вот этак...
   - Спужалась? - спросил голос с участием и ласкою, и Ариша услышала легкие шаги. Тут уж не оглядываться стало страшнее, чем оглянуться.
   В потемках видно было слабенько, но Ариша разглядела высокого чужого парня. Только и видно, что лицо у него белое и чистое, а волоса как будто темные и одежа тоже темная. Ружья при нем не видать - но это, может, впотьмах не видать. На лешего вроде не похож, но кто их, леших-то, знает?
   - Испужал, окаянный, - сказала Ариша сердито.
   - Ну чего ты суровая такая, - сказал парень, подходя ближе. - Я, чай, не хотел обижать-то тебя. Вон, в лесу потемнело, а ты одна идешь... Я проводить тебя хотел.
   Ариша успокоилась. Голос у парня был очень приятный, слушать бы и слушать, и вел он себя скромно, не чета знакомым охальникам. Сердиться, верно, не на что было.
   - Провожальщик, - проворчала Ариша, но уж не с сердцем, а так, по обычаю, чтоб незнакомец не много забирал себе в голову. - Много вас, этаких-то...
   Парень тихонько рассмеялся.
   - Где много-то? Ты покажи хоть одного...
   Ариша смутилась.
   - Так не тут...
   - Вот. О том и толкую: как не надо - так не отвяжешься, небось, а как надо - так и нет никого.
   Ариша промолчала. Парень был прав. От того, что теперь она была не одна в лесу, темень стала не такой страшной. Ариша пробормотала: "Пойдем, ладно", - и направилась к Прогонной, еле высматривая просвет меж деревьев, а парень пошел следом. Когда он оказался совсем рядом, Ариша убедилась наверное, что спутник ее - не леший.
   - Ишь, как ладаном-то пахнет от тебя, - сказала она с удовольствием. - Никак, из скита ты?
   - Где мне. Нет, мирской я. На хуторе живу.
   - А почем знаешь, как меня звать?
   - А угадал. Гляжу - красавица лесом идет, вот и думаю себе: чай, Аришкой звать, никак иначе.
   Ариша фыркнула в уголок платка.
   - Ох и врать же горазд! Ворожей - что передок без гужей! В лесу-то - хоть глаз коли, а ты красоту мою разобрал. Уж говорил бы прямо - из Бродов, мол, иду, видал, мол, как от сестры выходила...
   - Нет, правду сказал. В Бродах, верно, бывал, да не нынче, сестру твою знаю - точно, но тебя-то нечаянно встретил. Я в темноте-то, словно кошка, вижу...
   - Ничего ты не видишь, только хвастаться мастер!
   - Ан нет, вижу. У тебя, вот, косынка, никак, ромашками разукрашена?
   - Раньше видал. Чай, вся Прогонная знает.
   - Давно я не был в Прогонной-то... ну ладно. Вон, на висок тебе комар сел. Сейчас уколет.
   Ариша шлепнула по виску.
   - Да комаров тут - тыщи великие! Невидаль... нет, ты другое скажи, коли можешь. Вот - что я правой рукой-то делаю?
   - Сперва фигу казала, потом застеснялась да листик сорвала. Березовый листик-то, не правду говорю?
   Аришка захихикала в ладошку.
   - Листок, верно, сорвала. А фигу не казала, соврал ты!
   И лесная темнота с каждым шагом становилась не страшной, а веселой, как в своей избе. Деревья расступались будто сами собой, тропинка сама летела под ноги - и вот между стволами замелькали огонечки Прогонной.
   - Ой! - закричала Ариша. - Никак, пришли?
   Парень остановился.
   - И то, пришли, - сказал он отчего-то тихо и грустно. - Ты уж иди одна, а я пойду себе... Тут уж не страшно... А я пойду. Не надо мне к вам в Прогонную. Так, по дороге завернул.
   - Это как же? - растерялась Ариша. - Вон уж темень какая и позднь египетская - вот-вот месяц взойдет. Куда тебе идти на ночь-то глядя? Переночевал бы в Прогонной, хоть бы на сеновале, а там...
   - Не, Аришка, - сказал парень как-то совсем печально. - Не выйдет. Пойду уж. Может, увидаемся еще...
   - Звать-то тебя как, хуторянин? - спросила Аришка со вздохом. - Вот же упрямая душа, не переспоришь тебя...
   - А Демьяном. Иди, иди, чай, твои-то отужинали уже...
   Ариша снова вздохнула и медленно пошла к горящим окошкам. Ей тоже было грустно.
   А Демьян после долго простоял у избы, в тенях под наветью. В окна заглядывал, как Ариша с сестрами толокно хлебала, как дед Никодим об Алексее, божьем человеке, сказание сказывал - пока спать не улеглись, все стекло протирал. До самой глухой темноты - а никто не звал, как назло. С тех пор и не знал он навьего покоя.
   Барыня его, Гликерия Тимофеевна, ночная княжна, совсем иные мысли звала. Ее и бабой-то назвать язык не ворочался - ровно изваяние изо льда да сахара или морок снежный и морозный, чистый, жестокий, холодный... Отчего ее вишневый взор на Демьянку чахоточного упал - даже уму непостижимо. Если бы не Гликерия Тимофеевна, сгинул бы он в Преображенске - не с его счастьем на заработки ходить; не иначе, как пожалела. Приютила в навьей тени, обучила темному уставу да смертным чарам - как в лунный туман облекаться, как в зеркала да в людские сны заглядывать, как смертный зов слушать да как совой летать - а любви особой промеж них и не было. Да и то сказать, она-то - барыня, ей навьи господа, ночные князья, сахарные ручки целовали да разные слова говорили, каких простому мужику и понять нельзя. Не оттого ли легко отпустила, когда Демьян решил из города домой вернуться - вправду на хутор, только не у Бродов, а в Замошье.
   Старикам своим в сумерки под дверь письмо подкинул, мол, жив-здоров, да желтенькую бумажку, что без барыниной помощи беспременно в больнице санитары бы вытащили. Поселился на заросшей заимке, в погребе; гроб себе сам срубил - не ахти по городским меркам, но в самый раз для мужика-то, не тащить же было от барыни дорогую игрушку с парчовым покровом да в шелку! Никому не показывался, кроме как тем, кому от Бога помирать назначено было. Лешаков стерегся; если для скорого пути и приходилось по чистому лесу уголок срезать - на рожон не лез, почитал дивий люд. Иногда шибко тосковал, но держался, не мозолил глаза православному люду, пока коса на камень не нашла.
   Теплая девка, смертная душенька, истома сердечная... Не уйди Демьянка в навий мир в чахоточном бараке, так беспременно женился бы - но в нынешнем состоянии про баловство и подумать не мог. Одно дело - барыня Гликерия Тимофеевна, ледяной ангел, а другое - маленькая Аришка, простая и чистенькая, которой бы все маковники печь, песни играть да детей родить.
   Оттого и сватал Демьян ее за Иванку, что был Иванка хоть и конопатым, да живым. Оттого и решился с лешаками связаться, что за детей ее будущих боялся.
   У мертвяка, а по-господски говоря, вампира, век долог. Он в Нави не то, что сто лет, а и триста прожить может. И Аришка маленькая состарится, и дети ее, а Демьянка так и будет погостным барином - боль умирающим облегчать. Это все он отлично понимал; хотелось, чтобы не только дети, а и внуки любушки долгие годы прожили.
   А лешачье видение с ядовитым снегом душу до самого дна выморозило. Демьян пошел к купцовой избе, громадной, что твоя барская усадьба, бродил вокруг, ожесточась сердцем - да не застал: не ночевал Федор под своей крышей. Тогда пришлось обернуться совой, лететь к барынину дому... ее сны глядел - тяжелые, да после того видал, как купчина спит, а во сне все норовит под себе подгрести - и землю, и лес, и деньги, и деревенских девок... А снов пса его, Игната, не видал, хоть и приглядывался. Все равно, что сквозь стену глядеть.
   И морок вокруг стоял... нехороший. Словно бы и вправду мертвечиной тянуло.
   В купцовой-то избе зеркал подходящих не было, разве такие, где только лицо видать, да и то мелко, но в барском доме зеркала имелись - что твои ворота. Тройка с тарантасом въедет, кажется. Самое оно - навий устав нарушать да по чужому дому бродить воровским манером.
   Только барыня-то чем виновата? Блудлива, конечно - но не пугать же ее за это до смерти... Добрая баба и глупая, хоть и барского роду.
   "Ну, не век он станет вековать у своей зазнобы. Завтра, чай, домой вернется, а в сумерки на дворе подкараулю его", - решил Демьянка, и до завтрашнего вечера успокоился. Возвращаясь в свою лесную руину, походя заглянул в Аришкин сон - не удержался. Троица ей снилась, яркая весна: как девки венки плетут да рядятся... как скитской Лешка, шут, в сарафане да в платочке, причитает: "Девушка я бессчастная, никто меня замуж не берет", - парни хохочут, а сама Аришка доплетает веночек, глядит, не идет ли Демьян, да поет: "Распосею свое горе по чистому полю... Уродися, мое горе - не лен, не пшеница, уродися, мое горе - трава муравая..."
   Лететь сквозь вихрящийся мрак сладко было и грустно.
  
   Снегопад за ночь улегся. Утро пришло серенькое и мягкое; солнце слабенько просвечивало сквозь небесную муть, а снег под ним лежал пышный да рыхлый и под валенками не скрипел.
   Лаврентий спозаранок ладил во дворе сани, когда Игнат окликнул его через плетень.
   - Здорово, Битюг!
   Лаврентий выплюнул пяток мелких гвоздей, которыми хотел закрепить полость, взглянул исподлобья, боком - как зверь бы его посмотрел:
   - Лаврентием звали.
   Игнат рассмеялся.
   - Да брось! Вся Прогонная тебя Битюгом зовет - и дельно. Ты же, говорят, можешь мирского быка голыми руками на землю повалить - или болтают?
   Лаврентий в сердцах швырнул в сани молоток.
   - Болтают. Выходь на поодиначки - сразу и сам узнаешь. Погреемся?
   Игнат, смеясь, заслонился ладонями.
   - Нет уж, мне еще жизнь дорога! Да ты не болтай зря - я ж по делу пришел. Охотишься?
   - Тетерок с зайцами бью иногда.
   - А крупного зверя? Волка?
   Лаврентий запнулся на вдохе.
   - А на волков в одиночку не ходят.
   Игнат ухмыльнулся, пожал плечами:
   - Так соберем мужиков, за чем дело стало! Волков развелось - к самой деревне подбираются. Один, черный, громадный, к барской усадьбе повадился, чуть ли не в окна глядел - так барыня десять рублей за шкуру обещала. Не лишние бы, а?
   Лаврентий отломил от растрощенной жерди длинную щепку, сломал ее пополам и снова пополам. Сказал, еле держа себя в руках:
   - Что-й-то? Кобылу, что ли, барынину, волки загрызли? Аль купчине твоему полушубок порвали? К спеху как вам душегубство занадобилось...
   - Душегубство?
   - А что ж, волк-то, по-твоему, не божья тварь? На что сейчас убивать-то их?
   Игнат взглянул смешливо.
   - Из тебя, Лаврентий, похоже, вчерашний хмель не выветрился! Опомнись - и послушай еще раз: барыня Штальбаум за волчью шкуру десятку дает. Десять рублей. Достаточная причина? Или у тебя деньги лишние завелись?
   Самообладание Лаврентия, и без того вовсе не безграничное, иссякло до дна. Глаз бы не успел уследить за его рывком вперед - через единый миг Лаврентий сгреб Игната за грудки, просунув руку между слегами плетня, и дернул к себе. Игнат пухом влетел в плетень, припечатавшись к нему всем телом, и, вместо того, чтоб пытаться отбиться, принялся отталкивать от себя промерзшие заснеженные деревяшки.
   - Ополоумел, Битюг?!
   Лаврентий несколько ослабил хватку, дал Игнату чуть отодвинуться - и рванул еще раз, так, что затрещали либо слеги, либо ребра:
   - А теперь меня послушай, пес. Вольно Глызину с барыней за живодерство деньгами платить - только я-то тебе не живодер, сучий ты потрох! Кабы волки обездолили кого иль на возчика напали - я б первый на облаву пошел, но чтоб за десятку живую тварь жизни лишать - других охотников поищи. И так ничему живому от вас проходу нет - и зверь, и птица, все бежит да хоронится...
   - Да пусти ж меня, скот!
   - Я-то не скот, я - человек, у меня душа, а ты-то кто? Бегаешь да брешешь, как кобель, для Глызина дичь поднимаешь? - Лаврентий нехотя разжал руки, и Игнат чуть не сел в снег. - Ступай от моего двора подалее, пока цел.
   Игнат отряхивал полушубок, дергаясь лицом.
   - Упился до полного скотства... Совсем не соображаешь, что делаешь, ошалел от пьянства... Ну, берегись, Битюг...
   Лаврентий мрачно усмехнулся.
   - Никак грозишь мне? А что ты мне сделаешь? Зубы выкрошишь, аль ребра поломаешь? Ну давай, пес, давай, выходи спроть меня - потеха-то, чай, будет!
   Игнат окинул его презрительным взглядом.
   - Думаешь, на тебя управы не найти? Ладно, посмотрим, - и ушел прочь, только чуть-чуть быстрее, чем полагалось бы самосильному мужику после почти не состоявшейся драки.
   Лаврентий сплюнул на снег. Он думал, что после такого разговора стаю свою увести бы за Броды, в Гиблую Падь. Вольно ж этим... господам... шкуры с его братьев драть за десятки-то! Сторонские и следов-то тех волков не найдут. А ужо с Игнаткой да с купцом его еще сыщется время по-свойски побеседовать! Хоть у Глызина и аглицкое ружье, а заговорной волчьей шкуры простой пулей, видно, все равно не пробить.
   Так уж Лаврюшка Битюг, он же ныне волчий пастух, был от Господа-Бога устроен, что о драках ему легко думалось, а о подлостях он почасту забывал вовсе...
  
   А Егор с Симкой хлеб пекли.
   Хоть Симка мертвяков визит и проспал, все равно маялся, словно что-то душой учуял. Надобно было его от тревожных дум отвлечь да делом занять, а то вечор, как Егорка вернулся после встречи с Кузьмой да дружками его, маленький братец как учуял - с лица в одночасье спал от беспокойства. В глаза заглядывал, где, мол, ходишь так поздно: "Прости, Егорушка - боюсь я что-то. Словно бы туча над деревней-то нависла да на сердце давит. Не случилось бы чего..." - а до того весь день к Матрене, словно котенок, ласкался. Воды принес, пол в избе отскреб дочиста, просил ее опару поставить - да только Матрена была трезва, угрюма и вовсе не ласкова.
   С тех пор, как Егорка поселился в избе, Симка, словно бы, реже задумывался до беспамятства, повеселел да и говорить стал понятнее - но отчего-то это Матрену раздражало. Вовсе Симка чужим сделался. Раньше беззащитным был, как малое дитя, только на мать и смотрел - а теперь и вольности набрался, и храбрости, лицом повзрослел и посуровел... А Матрена уж думала, что Симка на всю жизнь блаженненьким дурачком останется - вечным дитятей; это, пожалуй, даже и радостно было. Совсем ее, Матренино, дитя, да еще, вроде как, Богом отмеченный - и никому-то он больше не нужен, бедненький... А тут...
   Ишь, ведет себя самосильным мужиком! Снегом через забор с Наумкой-скитским швырялся да хохотал! Ворону поганую сыром творожным кормил, а кошку-то - молоком! В родной избе-то ему, никак, темно и грязно стало, что они с Егоркой все, как есть, добела отскребли да отчистили, а к тому ж целый пук лучины нащипали! Самовар песком оттерли, чаи каждый вечер распивать, словно бы и не кипрей заваривают - баре выискались! К бродяге льнет, как к сроднику, а на мать смотрит то ли строго, то ли жалостливо... В жизни Матрена Симку пальцем не тронула - но нынче прямо-таки тянуло вожжами его отдуть, в кровь, до бесчувствия, чтоб не корчил из себя мужика-то...
   Оттого на всю Симкину ласку Матрена отвечала с раздражением и, хоть хлеб и вышел, опару к вечеру ставить не стала, а как ушла засветло в кабак, так до позднего вечера там и проторчала. Вернулась пьяна-распьяна, табуретку колченогую зацепила, колено расшибла, лаялась-бранилась на чем свет - а уснула, стоило только до печи добраться. Симка сам опару и поставил.
   Видал Егорка лешаковы легкие руки - опара к утру поднялась на зависть, а хлеб, когда в печь поставили его, потянул теплым духом на всю Прогонную, будто не аржаная краюшка печется, а пирог белый. Симка ждал, что Матрена обрадуется, но она проснулась похмельная да больше разожглась. Топнула на Муську, что ела хлебный мякиш в молоке из черепка - нечего, мол, тварь баловать, мышей ловить не станет - прикрикнула на Симку, что ворону все из избы не выгонит, Егорку "шутом шатущим" назвала да и ушла.
   И есть не стала - с больной головы кусок в горло не лез.
   Симка огорчился чуть не до слез. Егорка его смешил-смешил, пока светлая мысль не пришла ему: отломить горбушку от каравая, посыпать солью, маслица льняного плеснуть да отослать Наумке в угощение, пока она горячая. Если деду Селиверсту на глаза не попадаться, так, может, и возьмет Наумка дружков подарок - не побоится опоганиться-то...
   Симка развеселился - с приветом, мол, да лаской от хворой вороны! - разыскал валенки - тоже еще умора, старые валенки-то чуть не до пояса достают, хоть прячься в них! - забрал кусок и убежал.
   Егорка во дворе дрова колол, когда Симка вернулся.
   От бега запыхался и шапку потерял - на бледном лице румянец пятнами. Остановился у плетня, выдохнул, почти не заикаясь:
   - Егорушка! Староста Михей и урядник идут Лаврентия в холодную посадить - купцов Игнат им нажалился!
   - Ах ты...! - Егор воткнул топор в колоду и махнул через плетень. - Иди в избу, Симка, я сейчас!
   Симка и не подумал послушать; человек бы, может, и к концу истории поспел, а лешаки, легкие ноги, успели к началу: Егорка - у Лаврентия на руках повиснуть, а Симка - перехватить Татьяну, что выскочила на крыльцо в одной рубахе да сарафане, чтоб под горячую руку не попалась. Тем урядник Ермил по прозванию "Млёха-воха" и жив остался - опомнился от страха и теперь тянул из ножен заржавелую саблю:
   - Беспорядки же, млёха-воха! Он, Лаврентий, и барыню не почитает, и лерегию не почитает, и недоимков на нем - пять с полтиной, млёха-воха!
   - Да что ж ты в каждую дыру суешься, Млёшка-вошка? - бросил Лаврентий, уже не пытаясь вырываться: Егорка успокоил его зверя одним прикосновением. - Чего надо-то вам от меня?
   - Так что, Лаврентий, - сказал Михей степенно, хотя ему тоже было явственно не по себе, - ты об себе не должен сметь слишком мнить. Ты ужо чересчур распускаешь себя-то. Такого полного права нет, чтоб людей бить.
   - Ты об Игнате, что ль, толкуешь? - усмехнулся Лаврентий. Егор отпустил его руки, и теперь он стоял, скрестивши их на груди и глядя насмешливо. - Да коли б я его бил, он бы тебе не жалился - не дополз бы, стало быть.
   - Власть-то тоже не почитает, млёха-воха, - вставил Ермил. - Он бы, Михей, и тебя избил, он же, Лаврентий, есть горький пьяница да задира, ему все едино, млёха-воха... Эвон, что баит... Столковался с этим... с бродягой рыжим... Пачпорта-то нет у этого, млёха-воха, хоть ты что...
   Михей, однако, не поддержал Ермиловы слова о Егоркином пачпорте. Драться с Лаврентием, хотя бы и имея Ермила в союзниках, ему совершенно не хотелось, а добром Битюг под арест не пошел бы. Сейчас и повод для такого ареста казался Михею слишком ничтожным, хоть и неловко было ссориться с Глызиным - да еще и чувствовал он неожиданную благодарность рыжему бродяге. А если Лаврюшка бы вправду в драку полез? А если б Ермил ткнул его своей жестянкой - хотя бы и просто со страху? Из простых мер могло бы выйти калечество или даже уголовное смертоубийство - а все оттого, что Игнат пожелал свести счеты?
   - Чего-й-то ты, рыжий, тут крутишься... - начал Ермил снова. Лаврентий хотел что-то запальчиво ответить, но Михей его перебил.
   - Я об этих делах слушать боле не желаю, - сказал он внушительно. - Рыжий-то - пусть его. Много тут шатущего народу околачивается... Я на своем месте должон упредить которые нарушения порядков - вот и упреждаю. Ежели ты, Лаврюшка, снова таким манером забунтуешь, я тебя велю в волость отвести да выпороть. И нечего. Которые уважаемые люди могут и суд на тебя найти.
   Тут Егорка подал голос.
   - Ты, Михей, мужик умный. Ты ж понимаешь, что Лаврентий Игната не бил - так, грозил только. Лаврентий правду говорит: рука у него железная, кости он переломал бы Игнату-то... Ты мне лучше скажи, с чего это Глызинские люди такие штуки-фигуры затевают? Ведь пытал Игнат от Лаврентия избавиться! К чему бы?
   - Волков меня стрелять звал, - сказал Лаврентий мрачно. - Десятку за шкуру сулил.
   - Чего ж не пошел, млёха-воха? - спросил Ермил. - Деньги-то, мы скажем, не маленькие...
   - Неохота было, - бросил Лаврентий. - Да и облаял он меня. А что ж я ему - холуй? Аль пес - бежать, когда Федька Глызин свистнет? Я не желаю, Михей Протасьич, и тебе не советую. Мы тут, в Прогонной, чай, свои люди, а Глызин-то приехал да уедет - что ж нам, шабрам, браниться из-за сторонских-то?
   Михей пожал плечами, давая понять, что считает разговор законченным. Он чувствовал некоторое раздражение оттого, что Игнат их с Ермилом попросту натравил, как псов, но ссориться с купцом-мильонщиком никак не хотелось. Михею потребовалось некоторое время, чтобы подумать - но, в конце концов, он решил.
   - Ты, Лаврентий, вот что... - сказал он, морща лоб, - ты не замай Глызинских-то... Нелюбо тебе - и ладно, а драться с ими - это уже беспорядки. Так что ты не суйся, а ужо облаву на волков мы и без тебя справим, и с Игнатом я столкуюсь. Десятка, ишь ты... Хорошие деньги-то!
   - Михей, - окликнул Егорка. - Не жаль тебе живую тварь по чужой прихоти за деньги истреблять? На что? Даже шкуры по такой поре еще на шубу не годятся...
   Михей взглянул на Егорку и снисходительно ухмыльнулся - он был очень доволен собой.
   - Так что волк - он есть хищный зверь. Чего его жалеть?
   - Точно, млёха-воха! - восхищенно подсунулся Ермил, у которого уже выветрились и раздражение, и страх. - Чтоб знали, млёха-воха, и близко не совались! Михей Протасьич, возьми меня в обчество, у меня берданка хорошая...
   Михей кивнул, и они с урядником пошли прочь со двора, к Силычеву кабаку.
   - Ну и слава Богу! - сказала порядком озябшая Татьяна с невольным облегчением и радостью. - Ушли - и слава Богу. Симонька, пойдем-ка в избу, я тебе оладью дам, колосок шелковый...
   Симка, улыбнувшись ей благодарно и напряженно, посмотрел на Егора повлажневшими глазами: "Никак они и вправду пойдут волков стрелять, Егорушка?"
   - Иди, Симка, иди, - сказал Егор. - Мне с Лаврентием потолковать надо. Не бойся ничего.
   Татьяна увела Симку в избу; Лаврентий схватил Егорку за плечи, прижал к стене:
   - Егорка, что делать-то мне? - выдохнул он в отчаянии. - Ведь сродники они мои теперь, стая-то! Увидят когда - ласкаются, что дети малые, играют, с собой зовут... Ведь это ж все равно, что по братьям моим стрелять! А все я виноват - это ж я Игната до барской усадьбы провожал, пугнуть хотел... Дурная моя голова, Егорка, негодный я им вовсе пастух и всех их погубил...
   Егор вздохнул.
   - Сегодня мужики еще в лес не пойдут, Лаврентий. Поздно уж. Да и время надо облаву-то подготовить. Завтра, чай, соберутся - а нынче ночью ты стаю свою уведешь. Подале уведешь, за Мокреть, в Гиблую Падь - чай, об этом думал? А может, все еще лучше выйдет. Может, облавы и вовсе не будет, - улыбнулся он на Лаврентиеву загоревшуюся надежду. Просто отведешь своих ребят - и переждешь малость. Да не грызи себя, - и толкнул Лаврентия в грудь. - Не в капкане, чай!
   У Лаврентия так явно отлегло от души, что даже солнышко проглянуло сквозь облака.
  
   А Федор, пока Игнат с мужиками сговаривался да охотников в волчью облаву собирал, так домой и не поехал, так и остался в усадьбе до самого вечера. Когда окончательно решил, что женится на Соньке, осознал, что усадьба теперь - его, и Прогонная, в сущности - его, и земли, лес по берегам Хоры - тоже его, а деньги, что за лес заплачены, опять к нему же и вернутся. Так куда ж теперь торопиться?
   Был купец, "ваше степенство" - а стал - ну, скажем, почти стал - барин. И сидел Федор на подоконнике, смотрел на заснеженный двор, на яблони, обвязанные лапником по стволу и припорошенные снегом, на тропинку от служб к каретному сараю, на то, как спускаются на сад ранние сумерки - и думал. Умещал в голове некоторые забавные вещи.
   Где-то вдалеке сиял Петербург, весь в бриллиантовом огне - но куда ближе этого видения и ярче грезовых бриллиантов сияли глаза Оленки, здешней и тоже назначенной Федору девки. Теперь, когда времени будет в достатке, никуда она не денется. Просто некуда ей будет деться. Теперь ей никакая змеиная увертливость не поможет... да и братец ее гнусный ей не поможет. Если немец-перец на этого гада управы не нашел, то Федор найдет... каторжникам в деревне Федора и поблизости от нее делать нечего. А дурные суеверия про леших и кикимор мы будем выбивать поленом.
   - Мы тут со всем, что есть, разберемся, - сказал Федор вслух и тихо рассмеялся.
   - Что ты сказал, Федя? - тут же отозвалась Сонька. Она вышивала по канве ужасную подушку, на которой еловые лапы напоминали зеленые растопыренные сосиски, а среди них сидела жирная ярко-желтая синица.
   - Я сказал, что завтра у нас большая охота на волков, Сонечка, - сказал Федор, улыбаясь. - Игнат тебе волчий коврик обещал, так вот добывать пойдем... А вот, к слову, и он - легок на помине!
   Игнат, вошедший в комнату, казался веселым, но Федор видел, что он зол, да не просто зол, а прямо-таки взбешен. Соньке поклонился, на Федора остро взглянул и улыбнулся иронически:
   - Пока тут пьют чай, где-то что-то происходит, дамы и господа.
   - Да? - усмехнулся Федор в ответ. - Лучше скажи-ка мне, как волки нынче себя чувствуют?
   - Пока неплохо, - Игнат с удовольствием сел в кресло. - Завтра, завтра с волками потолкуем - мужики готовы, с собаками. Выследим - и устроим Софье Ильиничне волчью шубу, об этом не волнуйся. Лучше послушай свежие новости.
   - Любопытно.
   - Скажи-ка, Федор Карпыч, помнишь ли того бродягу со скрипкой, что у Силыча останавливался? Рыжего такого? Смазливая такая физиономия, а взгляд очень неприятный? Так вот, друг мой, мужики говорят, что он, представь себе, колдун!
   Федор от души расхохотался, и Сонька робко к нему присоединилась. Игнат наблюдал за ними с холодным сарказмом:
   - Весело?
   - Уморил! - воскликнул Федор. В этот момент он был так мил, что Софья Ильинична посмотрела нежно и еле удержалась, чтоб не пригладить его волосы или не тронуть за руку. - Я до сих пор считал, - продолжал Федор весело, - что колдун должен быть старым бобылем... отставным солдатом или, там, кузнецом - но дряхлым сморчком, лет под сто. И жить в избе на отшибе, поганки там собирать, крыс варить, жаб сушить... в этом роде. Но чтобы этот щенок! Не дураки ли?!
   - Представь себе. Болтали в кабаке, когда об охоте сговаривались - и говорили очень забавные вещи. Вот, к примеру. Ты помнишь, какой он субтильный? Кожа да кости - а первого деревенского силача, говорят, легко удерживает... от безрассудных поступков. И этот Битюг - громила без обмана... мы с ним побеседовали по душам нынешним утром. Честное слово, все равно, что у взбесившегося жеребца на узде висеть! И вот этот громила за рыжим теперь по пятам бегает и преданно смотрит. Многие здоровенные мужики обожают тех, кому удастся их обломать...
   Федор хмыкнул.
   - Сильный парень. Ничего колдовского не вижу. Да, очень неприятный, глаза как у кошки, даже, вроде бы, в сумерках светятся, но это еще не повод...
   - Это не повод. Но он и сумасшедших так же унимает. Деревенского дурачка за несколько дней говорить научил. Когда один из твоих караульных с перепою сбрендил, этот рыжий ему в один момент мозги вправил - и заметь, дорогой, этот мужик у тебя на вырубке больше ни разу не появлялся. Рыжий тебя на дух не выносит; мать того полоумного говорила, что ее сынку так и внушили, чтоб на вырубку и в лес ни за что не совался.
   - Игнат, это смешно...
   - Выслушай меня! Прости, Карпыч, пришло время сопоставить факты, а факты таковы: как только этот рыжий появился в деревне, так начались эти бесконечные разговоры о леших. Я не суеверен, но я знаю, что на свете есть немало такого, что еще не может объяснить наука...
   - Игнат, не пугай Соню...
   - Софья Ильинична должна знать, что происходит вокруг - а нам, похоже, пора перестать закрывать на все глаза, - Игнат встал и прошелся по комнате. - С ума сходят по одиночке, а не всей деревней! Я не верю в нечистую силу, но я верю в магнетизм, в гипноз и в то, что некоторые люди могут излучать флюиды, еще неизвестные ученым! Это видели слишком многие и слишком разные люди, Федор. Я, к примеру, с некоторых пор совершенно уверен, что отец Василий видел что-то совершенно страшное в тот момент, когда Кузьмич умер. Это страшное - не леший, конечно, со стрелой, но, очевидно, что-то узрел наш поп...
   - Я пойду распоряжусь об ужине, - пролепетала бледная Софья Ильинична в паузу и торопливо выскочила из комнаты.
   - Перепугал Соньку, дуралей! - шепнул Федор с укоризной. - Зачем?
   - Чтоб не мешала, если что потребуется сделать, - так же шепотом ответил Игнат, подойдя ближе и опираясь ладонями на оконные рамы. - Федя, этот рыжий может оказаться очень опасным, понимаешь? Я уверен, что это он убил Кузьмича.
   - Чушь! Я видел тело. Бедняга Кузьмич умер своей смертью.
   - Федя, его до смерти напугали! А может, внушили - взгляд у рыжего вполне магнетический, ты сам видел.
   Федор замолчал, глядя в сгущающуюся серость за окном. Он задумался; впервые ему было очень не по себе.
   - Слушай дальше, - продолжал Игнат. - Мне нынче изрядно всего рассказали, достаточно для того, чтобы принять услышанное к сведению. К примеру, этот паскудник говорил одному мужику о том, чего никак видеть не мог - а потом, показал, как утверждают, его смерть. Внушил. Ничего не напоминает? Мужик оказался моложе Кузьмича, не помер от ужаса, - Игнат усмехнулся. - И многие, чертовски многие деревенские уверяют, что в нем есть что-то ненормальное. Одно то, что он живет с этой местной шалавой... Да ладно, вспомни, как ты меня умолял с перепою "сыскать ту белобрысую ведьму" среди ночи! Она тебе тоже почудилась?
   - Я был очень пьян, - буркнул Федор - и солгал. Он явственно вспомнил лунную деву с дикими горящими глазами и шелест невидимых крыльев в темноте. От одних воспоминаний вдоль спины прополз холодок. - Неважно, - сказал Федор, криво ухмыльнувшись. - Что ты предлагаешь?
   - Да ничего, - сказал Игнат медленно, со странным выражением. - Тебе охота связываться? Мужики сами справятся. Сперва с волками - ты знаешь, что этот Битюг на меня буром попер, когда я предложил ему волков пострелять? Волки с ними заодно, уж не знаю, как. А после... с колдунами здесь разговор короток. Гвозди в пятки забьют, кол - между лопаток, а что останется - сожгут. И все.
   Федор отвернулся к стене, сказал негромко:
   - Уголовщина.
   - Ну что же, - в тон отвечал Игнат. - Можно дело поднять, властям сообщить. Он в церковь не ходит, лжепророчествует, шарлатан - это дело подсудное... Но сомневаюсь, что получится быстро, и - кто знает, что ему назавтра в голову взбредет? С мужиками потом живо разберутся... а может, и замнут, так, двоих-троих по этапу отправят... Но от рыжего нам надо избавиться, иначе беды не оберешься. Гляди-ка, началось с перепуганных дураков, а пришло к тому, что Кузьмич умер. Чем кончится? Чем дальше - тем красочнее...
   - Ладно, - совсем тихо сказал Федор. - Прав ты.
   - Только это надо с умом, - продолжал Игнат. - Рыжий кого угодно заболтает... Да и не только заболтает - тут деревенские парни проучить его хотели... глаза отвел, говорят. А хорошо бы - миром, как тут называется, чтобы вся деревня... круговая порука - и никаких следов. Все-таки бродяга... кому он нужен!
   Федор кивнул, глядя в окно. Во дворе наступили настоящие сумерки, было тяжело разобрать что-то из ярко освещенной комнаты, только его лицо отражалось в темном стекле, как в воде. Ух и гадкая же дыра эта Прогонная, хоть и золотое дно! Рыжий щенок с жутким взглядом... Деревенский дурачок с куницей за пазухой, кусающий губы, бросивший в лицо: "Уезжай!" Громадный облом с сивой гривой - который, оказывается, волков жалеет... Выживший из ума старый раскольник, считающий Федора антихристом - и его отродье, фанатичные хамы... Кошмарный конокрад, тень за спиной желанной Оленки... Хороша деревенька!
   - Я тут со всеми разберусь, - шепнул Федор про себя одними губами, без звука. - Я тут всех выведу на чистую воду со временем. Дайте только срок - я всю погань отсюда выведу.
   Вот тут-то и вбежала в комнату бледная Сонька, похорошевшая от ужаса.
   - Федя, - кажется, хотела крикнуть, но сказала тихо, - там... сова. В окно глядит.
   Нелепое это сообщение должно было рассмешить Федора, но отчего-то испугало. Даже сердце ёкнуло против воли - очевидно, после разговора с Игнатом разыгралось воображение.
   - Тут же лес, Сонечка, - сказал Федор с кривой усмешкой. - Скоро уже ночь. Совы летают по ночам, но, уверяю тебя, на нашем дворе их, скорее, интересуют мыши, чем окна.
   Софья опустила руки.
   - Мне все время страшно, Федя, - сказала она, чуть не плача, нервно теребя оборку на платье. - Я просто взглянула в окно - а там эта ужасная сова... Я закричала бы, если бы не пропал голос... Я уже так боюсь этого леса... Федя...
   Игнат кашлянул.
   - Софья Ильинична, - сказал он фатовским тоном, - а покажите-ка мне эту сову! Сейчас мы ее, - и прицелился пальцем в заоконную темноту, - бабах! - а после чучело вам набьем. Для смеху, а?
   Софья бледно улыбнулась и кивнула. Федор вскинул ладонь в победном жесте:
   - Давай, стрелок! По волку промазал - по сове не опозорься.
   Игнат рассмеялся и вышел, через минуту вернувшись с ружьем.
   - Дробью, - сказал он, поглаживая ложе. - Чтоб не испортить. Сейчас мы из нее, чертовки... простите, Софья Ильинична, из совы этой пух пустим! Где вы ее видали?
   Софья улыбнулась уже куда веселее, а Игнат накинул полушубок и вышел во двор - где вечерняя темнота освещалась лишь парой фонарей и желтым светом окон.
   Федор потрепал Софью по щеке, как девочку, и уже собрался сказать что-то, снисходительно-ободряющее, как со двора грянул выстрел.
  
   Да, Федор не вернулся в Прогонную, и Демьян, как только сгустилась вечерняя темнота, полетел к барской усадьбе. Сова у него выходила - хоть куда, как настоящая. Барыня его, Гликерия Тимофеевна, сказывала, что настоящие ночные князья оборачиваются более летучими мышами - но мышкам по зимам летать холодно, да и мордочки у них больно противные, словно поросячьи. Сова - дело другое. Красивая птица и чудная, летает плавно, тише ночного ветра, глазищи громадные, яркие, словно фонари, когти страшенные - одно слово, навьё крылатое. И бесшумный стремительный полет над затаившимся лесом Демьяна потешил - но на душе все равно было тяжко.
   Жутко идти без зову.
   Это только живой невежда считает, что навьё в Божий промысел не верит; на самом-то деле, ночные жители только Его волей и дышат. Барыня Гликерия Тимофеевна говаривала, что промысел или, иначе, Предопределенность - из всех уставов главный, а для мертвяка наиважнейшее - эти дороги людских судеб примечать и не пересекать до срока, иначе беда. Вот и выходит с живым, вроде как, обмен: ты ему - покой, он тебе - силу.
   Барынин ухажер, худенький парнишка, но настоящий навий князь, раз ночью стихи читал. Усталому, мол, видится смерть как бы прохладной рекой, чтоб пыль смыть, или благоуханными цветами, чтоб душу утолить. Душевные стихи - и Демьянка хорошо их запомнил, хоть и не наизусть.
   И потому относился к усталым с особым чувством - а уж они-то его привечали. Старики, кто уж жить измаялся, те даже ворчали порой, где, мол, тебя, навьё, носило столь времени, давно заждались, мол. Бабы несчастные, надорванные да битые, в иное время чуть не молили - иначе, мол, только в петлю впору - а если приходил, целовали в уста, да говорили ласковое. Детишек Демьянке тяжело было отпускать - да как держать-то, если упал да косточки на хребте переломил или чугун кипятка на себя выплеснул? Такому-то бедолаге, ангельской душеньке, лишний часок на свете прожить - только промаяться...
   Демьян так о себе понимал, что он у живых вроде проводника к Божьему престолу - а потому лешаков побаивался. Божественного в них виделось маловато; барин Юлиан Анатольевич, белокурый красавец, навий князь из французов, высказал, что лесная Охота служит Случаю, а Случай - штука, скорее, от лукавого. Демьянка Юлиану Анатольевичу поверил. Охоту ему выпало увидеть один-единственный раз, но с тех пор хотелось бежать с дороги любого мрачного лесного всадника на жеребце из черного дыма. Тот, что встретился в Прогонной, еще разговаривать стал - а прочие лишь направляют стрелу в сердце, мол, убирайся, пока цел! И уберешься...
   Им вовсе все равно, живое они гонят или неживое. Они - стихия. И именно потому, что лешаки всегда понимались, как стихия, Демьян поверил, что им многое открыто. А в музыку он вообще не мог не поверить - музыка и у него в душе всегда звучала, он ее отовсюду слышал. Лешакова ужасная песня теперь в душе огнем горела; один человек помрет - жаль, а если такой кусок мира со всем живым, что ни на есть? Душа кровью изойдет...
   Демьянка сидел на ограде около барской усадьбы и думал, каково это - идти душегубствовать, жизнь силой отбирать, пусть и у такого поганца, как купчина. Есть, конечно, навий зов, чара - но купец-то, все-таки, не баба, чтобы Демьяновым голосом очароваться. Господа говаривали, что возможно кого угодно голосом заворожить, но Демьян не особенно верил. А значит, придется войти в зеркало, да в чужом доме, перед иконами, схватить живого человека клыками за горло...
   Не силу пить - кровь. Украсть. Вроде как поганый упырь, что по ночам малых детей в колыбельках душит. Демьяна передергивало от омерзения.
   Одно дело - проводы обреченной от Бога души, другое - смертоубийство. Демьян-то, пожалуй, что и не способен на смертоубийство, вот в чем незадача.
   Оттого, что он не мог решиться, и вышло, что обитатели дома решились раньше.
   Никого из живых, а тем паче - из живых людей не боялся Демьян ночью при месяце. Он слышал, как из дому вышел купцов Игнат, но ему и в голову не могло прийти, что Игнат станет по нему из ружья палить. Демьян же был - сова, а сова - птица не промысловая, да и не та хищная птица, которую всем застрелить охота. И то сказать - цыплят не ворует.
   А Игнат на сей раз не промахнулся.
   Демьян услышал выстрел - и тут же дробью хлестнуло, как кипятком. Боль вышвырнула его в человечий облик; он оказался лицом к лицу с Игнатом и показал клыки, как раненый волк.
   - Прочь с дороги, живой! - прошипел Демьян, чувствуя, как вместе с кровью из раненого бока течет навья сила. Он знал, что выглядит жуткой нежитью, был уверен, что Игнат шарахнется - и ошибся.
   Игнат, отступив на шаг, с совершенно дикими глазами, не опуская ружья, выстрелил из второго ствола - в грудь Демьяну, в упор.
   Боль окрасила Демьянову ночь в багровый цвет, целиком, вместе с небесами - и глаза заволокла рдяная пелена. Он вырвал ружье у Игната из рук легко, словно у ребенка, отшвырнул в сторону - вот теперь-то Игнат и шарахнулся, но только чтоб дотянуться до поленницы, да полено вытащить. Никакого навьего зова не вышло, никакой смертной чары - обычная драка, не иначе, чем в кабаке, когда хватают все, что под руку попало, да и лупят по чём попало, без всякой пощады и милосердия.
   Не было у Демьяна ни сил, ни времени на церемонии, на беседы, раздумья да прощальные поцелуи - и собеседник нынче вышел не тот. Демьян даже про клыки забыл - врезал кулаком в подбородок, а другим-то - под ребра, будто с Игнатом на кулачки дрался, а Игнат двинул поленом - Демьян подставил локоть, хоть вовсе не следовало бы: хоть и мертвяк, но боль он отлично чувствовал. Полено - это уж вовсе подлое дело, подумал Демьян, схватил Игната за рукава, дернул к себе и впился бы клыками в шею сбоку, но тот вертелся, вышло как-то около уха, зацепил жилу, кровь хлынула, Игнат взвыл ужасным голосом, заваливаясь назад, Демьян нагнулся за ним, сжимая зубы - в крови была грубая, грязная сила, но ее было много, от нее ушла боль, и ночь осветилась лунным сиянием...
   Вот тут-то и врезалось страшно холодное острие даже не в тело - в навью суть Демьянки, в душу, если и вправду у мертвяков есть душа - в сердце. "Колом? Железом?" Мир треснул и стал разваливаться на части, а Демьянка в самое свое последнее мгновение стиснул клыки мертвой хваткой, как охотничий пес, издыхая, все же хватает медведя, чтоб наверняка не ушел - и понял, что в Нави ему уж не удержаться и никогошеньки больше не видеть.
   Ни барыни своей Гликерии Тимофеевны, ни маленькой Аришки, ни новых друзей-лешаков. И ничегошеньки-то не вышло, кроме сплошной боли - Охоты не отвел, только сам пропал. "Ныне отпущаеши", - успел подумать Демьян, и еще: "Ариша..." - и растворились врата в незнаемое...
  
   Австрийский штык висел у Вильгельма Карловича в гостиной на ковре, вместе с парой турецких сабель и кремневым пистолем - для красоты. Что на штыке что-то гравировано, а тем паче - что этот штык когда-то был освящен на удачу и доблесть старцем святой жизни, Федор и знать не знал. Штык просто оказался первым предметом, подвернувшимся Федору под руку, когда все пошло не так. Уже потом Федор думал, что, возможно, и не следовало бы совать острым железом в спину человека сходу, не разобравшись - но по сути инстинкт его сработал верно и точно.
   Штык вошел, как нож в масло. Быстро и легко: рр-раз - и два мертвеца. Как в плохом романе. Лежат в последнем, как говорится в том же романе, объятии.
   Федор хотел вытащить штык, но какое-то неприятное чувство ему помешало. Он оставил лезвие в ране, взялся за плечо убитого, потянул. Мертвец не подался. Федор в странном отупении взял с крыльца керосиновую лампу, с которой выскочил на выстрелы, поднес ближе. Содрогнулся от увиденного.
   Зубы чужака пришлось разжимать ножом. Шея мертвого Игната выглядела так, словно зверь его рвал - да оно и понятно: зубы у убийцы были волку впору. Длинные клыки с краем острым, как бритва.
   А сам владелец клыков - молодой и совершенно седой парень в каких-то истлевших пыльных лохмотьях. Лицо перемазано в Игнатовой крови, глаза ввалились, руки - как когтистые птичьи лапы, а распахнутый, облезлый и побитый молью полушубок весь залит черной кровью, как смолой.
   Никакого гипноза, подумал Федор. Никаких флюидов. Леший как леший. Отец Василий был прав. Как там Кузьмич-то говорил? "Оттого и сед, что чертов дед"? Нежить. Пришел убить Игната и высосать кровь, в точности как в сказках про ходячих мертвецов. А пришел он потому, что Игнат раскрыл всю эту местную тайну, рассказал про рыжего - про главаря нечисти, в котором корень всех бед.
   Завтра вместо облавы на волков будет облава на рыжего, подумал Федор и усмехнулся. Можно, конечно, и с мужиками поговорить, но - к чему? Все это - лишняя морока и трата времени, а теряя время, можно и жизнь потерять. Эти твари цепляются за лес, вот что. Им досадно, что это теперь мой лес - оттого они все меня и ненавидят. Ну ничего. Я им покажу, как зариться на чужое.
   Зарядить ружье теми патронами, что на медведя. Лешие, конечно, нежить, но и они смертны, как мы все нынешней ночью убедились. Пристрелить, как бешеного пса - и вряд ли из этого выйдет какая-нибудь страшная драма. Даже если дойдет до суда, думал Федор, меня оправдают. Убийство из самообороны. Да еще и такой кромешной мрази - бродяги, колдуна...
   Не стоит потом никому рассказывать о леших, думал он почти спокойно, глядя, как тело чужака распадается на глазах, ссыхается и рассыпается пылью и тленом - вроде бы ничего другого и не ожидал. Когда остались череп, волосы и несколько костей, как в старой могиле, Федор наступил на череп, раскрошив его на кусочки. Глупый лакей Соньки снова высунулся на двор - и вот теперь-то и наступило самое время сообщить людям о смерти Игната.
   Без покаяния.
   - Ты, как тебя... - Федор взглянул на лакея со смесью раздражения и ненависти. - Игната волк задрал, видишь? Надо тело в дом отнести - только предупреди барыню. Послать за батюшкой и за урядником. Ну, что встал?
   А Сонька ахнула и завыла, как деревенская баба, засунув в рот кулак костяшками. И стоило большого труда не влепить ей оплеуху, чтобы заткнуть. И на полу от Игната остались кровавые кляксы. И отвратные Сонькины девки столпились в дверях и смотрели жадными и глупыми глазами.
  
   Волк возвращался, когда уже начало светать.
   Он торопился; за эту ночь пришлось успеть необычайно много. Вечером волк сзывал свою стаю, подальше от деревни, чтобы волчий вой не вызвал в мужиках еще больше раздражения и злобы - он убежал верст за шесть, чуть ли не к самым Бродам. Когда стая собралась, понадобилось долго объяснять, в чем суть - а они никак не хотели уходить одни, без своего пастуха. В конце концов, волк повел своих подопечных сам, по дороге подавая голос - предупреждая чужих, что люди хотят устроить большую бойню. Уже на обратном пути запыхавшийся волк, перемерявший великие версты снега подушечками лап, встретил другую стаю - поджарая волчиха-атаманша обнюхала и выслушала его. Пастух уже много понимал: волки жили вовсе не разбродно, у каждой стаи имелись свои угодья и свои дороги, поднимать дичь в чужом краю считалось за воровство и разбой. Ему пришлось долго разъяснять волчихе, какими путями можно уходить в глубь чистого леса, чтобы не пересечься с чужой дорогой...
   Волк устал от тревоги и от слишком долгого бега. Когда небо начало смутно сереть, он сменил стремительный мах на неспешную рысь, давая отдых напряженным мышцам - и трусил теперь, занося вбок задние лапы, глубоко дыша и пробуя на запах и вкус бледный утренний воздух.
   Утро шло холодное и ясное. Весь лес облился рассветной белизной, снег чуть слышно похрустывал под лапами, и вокруг чудесно пахло мерзлой хвоей, молодым морозцем и сухой березой. Волку было радостно, он торжествовал, как всякий, достойно выполнивший долг. Ни о чем дурном больше не думалось; обе стаи получили наказ неделю не покидать Гиблую Падь: его стая - северную часть, до Камешков, а стая волчихи - западную часть, до самого Мутного Ручья. После, до особого разговора, им надлежало обходить Прогонную десятой дорогой. Волку по временам становилось чуть грустно, что друзей не придется увидеть целую неделю или даже больше, но когда он вспоминал, что люди с ружьями останутся в дураках, грусть проходила без следа.
   Волк, впечатывая лапы глубоко в сыпучий снег, добежал почти до своей заветной поляны - и вдруг его остановил резкий человеческий запах, вонь кислых овчин, перегорелого вина и браги, онуч, сопрелых валенок, пота, дыма - и вдруг псины... Волк сменил бег на осторожный шаг и, ступая легко, как по облаку, подобрался к зарослям кедрача, окружавшим поляну.
   Рядом с пнем, в который был воткнут волчий нож, стояли Кузьма, Петруха и какой-то сторонский парень. Нелепая шавка, помесь лайки с вульгарнейшей деревенской дворнягой, брехучее недоразумение на тонких ногах, в смертном страхе перед волком жалась к ногам Петрухи, не смея даже брехнуть.
   Ужас и ярость взъерошили шерсть у волка на загривке, приложили его уши и обнажили белые лезвия клыков. Здесь был чистый лес, только злая судьба могла привести сюда людей, просто-таки нечистый дух - и волку померещился не только запах, но и смешок Игната, словно он, сам-четверт, притащил деревенских балбесов на эту поляну, показал дорогу к ножу и теперь потешался. Волк зарычал одним горлом, почти неслышно, но свирепо.
   Кузьма поднатужился и выдернул нож из пня. Прикосновение чужой руки к очарованной рукояти ударило волка по всем нервам острой обжигающей болью.
   - Чудный ножичек, - рассмеялся Петруха. - Ишь ты, свезло тебе, Кузьма!
   - Мне свезет, когда волка добудем, - рассмеялся Кузьма, рассматривая нож, вертя его так и сяк. Было видно, что близость морочной стали ему вовсе не приятна, и лишь давняя повадка нести в дом, а не из дому, мешает бросить или отдать находку. - Зима-то, чай, только началась, волки еще не голодные, не бросаются на людей-то... Игнат-то из Глызинских говорил, что черного того где-то тут видал... вот и мы поглядим, что к чему!
   - Эх ты, горе-следопыт! - толкнул его в плечо сторонский. - Эвон, следы-то волчьи! Недавно туточки был, вечор, не ранее - прям отсюда в кусты сиганул. Вон лапищи-то - чай, ладонью не прикроешь...
   Троица принялась рассматривать следы.
   - Точно, что в кусты, - говорил Петруха, - а раньше-то откуда? По воздуху прилетел сюда, что ль? Это уж не волк выходит, а орел!
   - Да затоптали вы все, олухи, - фыркал сторонский досадливо. - Собачонка эта наследала, Кузьма тож... где тут разобрать...
   И тут собачонка, внезапно набравшись храбрости, дернулась вперед и заскакала перед кустами с истерическим лаем. Волк рванулся через стланик - дворняжка улетела с поляны пулей, оглашая лес визгами, будто с нее заживо драли шкуру, а ее преследователь прыгнул еще раз - на грудь Кузьме, схватив зубами его руку с ножом.
   Кузьма дико завопил - и почти в тот же миг сторонский парень выстрелил сразу из обоих стволов, едва не в упор. Такой выстрел должен был уложить волка на месте, но лесная чара все же оберегла его - если не шкуру, то жизнь. Волк скульнул от дикой боли, отлетев в сторону - но тут же поднялся на ноги. У него в пасти осталась рука Кузьмы, так и сжимавшая нож, и волк держал окровавленные холодеющие пальцы мертвой хваткой, как последнюю надежду.
   Кузьма упал в снег, пятная его красным, и завыл пронзительно и безумно. Петруха навел ружье, волк отчаянным усилием прыгнул в сторону и вломился в кусты. Грохнул выстрел. Волк почувствовал, как пуля содрала полосу шкуры, но эта боль была куда слабее, чем та, другая, которая стальными клыками терзала его раненый бок - и собрав остаток сил, понесся вперед, кровавя снег.
   Его не догоняли. Он слышал за спиной отчаянную брань Петрухи и сторонского парня, вой и причитания Кузьмы и нервное тявканье вернувшейся к хозяину собачонки.
  
   Оленка быстро шла по пустынному тракту, кутаясь в большую серую шаль.
   Ей было холодно спросонок и не хотелось в это утро выходить из дому так рано, но у Гришки с ранья разболелась голова, и он пожелал лечиться не рассолом, а косушкою. Оленка не стала спорить; брат ее не бывал страшен и дик во хмелю, во всяком случае, не бывал неласков с домашними. Дома Гришка под хмельком более любил слушать песни, чем буянить или драться, а Оленке слишком уж часто носил пряники с конфетами и дарил цветные платки, чтоб можно было оставить его без призору.
   Оленка, скорей, опасалась Гришки трезвого. Если брат долго не пил - значит, собирался на большую дорогу, а его лихие приключения ее тревожили. Поймают братку - так не на каторгу погонят, а тут, на месте и убьют. Оленка отлично помнила ужасные рассказы его дружков: как Чалому перед смертью переломали все кости, как Ваське-Ноздре глаза огнем выжгли, да как Ларивона камнями забили, пока куском мяса не стал - и предпочитала братке поднести. Слегка клюкнувши, он становился необыкновенно деятелен, чинил упряжь, возился по хозяйству - и не помышлял о разбойничьих подвигах.
   А небеса из белесых становились синими, и мороз очистил утренний воздух до самой прозрачной ясности, и снег скрипел под валенками вкусно, как рассыпанный мелкий сахар. Оленка совсем проснулась; от бодрого холода и яблочного снежного запаха ей стало весело - хоть песню пой. Она бы, верно, и принялась напевать себе под нос - но тут на тракт из чащи выскочил пес.
   Оленка остановилась, не успев испугаться.
   Нет, не пес. Здоровенный волчище, не серый даже, а черно-бурый, с проседью. Морда в крови, кровь на боку, капает на снег. И в пасти - нож.
   Это и удивило Оленку больше всего. Волк держал во рту нож за рукоять - такому и собаку не вдруг обучишь - и Оленка подумала, что не станет этот зверь нападать да кусаться, когда у него зубы заняты.
   А волк взглянул на нее умно и жалостно, как человек, и обессиленно лег на снег.
   - Ишь ты, сердечный, - Оленка подошла, уже не чувствуя вовсе никакого страха. - Бессчастная ты зверюга, чай, подстрелили тебя? А ты и понимаешь, что девка-то в тебя из берданки палить не станет?
   Волк положил нож на снег, облизался, вздохнул и попытался встать. Оленка наклонилась и принялась поднимать его под живот, стараясь не дотрагиваться до больного бока, как поднимают, если случится, новорожденных жеребят.
   Волк не сопротивлялся. Когда Оленка нагнулась особенно низко, он лизнул ее щеку.
   - Ишь ты, умный, - усмехнулась Оленка, и волк встал на ноги, сразу прихватив нож в пасть. - А ножик-то тебе зачем? Чай, зарезать захочешь кого - так зубами своими зарежешь, каторжник!
   Волк вздохнул, мотнул лобастой башкой и, нетвердо ступая, побрел по тракту к деревне. Оленка обхватила его за шею, удерживая на месте:
   - Что ты, милостивец?! В лесу тебя недострелили - в деревне кольями забьют! В лес тебе надо - да отлежаться...
   Волк смотрел на нее, внимательно слушал - но покачал головой и потянул вперед.
   - Ровно собака, - прошептала Оленка. - Вовсе ты бесстрашный зверь, и, я чай, дело у тебя в Прогонной имеется... Но ведь не дойдешь же?
   Волк ткнул ее в ладонь пересохшим от страданий теплым носом и явственно повел им в сторону ближайшего дома.
   - Дивлюсь... - Оленка перестала удерживать волка, но теперь помогала ему держаться на ногах, позволяя опереться на свое бедро. - Впервой слышу, сколько живу, чтоб волкам Мотря пропащая зачем-то нужна была...
   Волк усмехнулся, показав клыки. Оленка погладила его по голове:
   - Вправду, что ль, Мотря?
   Волк так явственно покачал головой, что Оленка подумала: "Сей же час скажет, мол, не угадала".
   - Не Матрена, стало быть... ах, ты ж, Господи! Ты к рыжему идешь, да? К хахалю ее? Про которого расславили, что колдун?
   Волк кивнул так же явственно и, глядя Оленке в глаза, снова показал мордой на Матренин дом. После тяжело прилег на обочине тракта.
   - Ох, - пробормотала Оленка. - Мне сходить велишь? Тяжко тебе, больно, да? Хочешь, чтоб я пошла, рыжего привела к тебе? Чудной ты зверь... другой человек так не объяснится...
   Волк смотрел, умоляя и настаивая. Оленка решилась и кивнула.
   Она оставила зверя лежать в одиночестве, перебежала дорогу и вошла к Матрене на одворину. Никогда раньше Оленка тут не бывала, разве что через плетень видала - но нынче утром нищий домишко, под первыми солнечными лучами и весь в снежном блеске, смотрел чистенько и почти празднично. Серая кошка запрыгала по снегу от хлева к крыльцу, боднула Оленку в валенок и мурлыкнула.
   Оленка нагнулась, чтобы погладить кошку - и тут дверь в сени открылась с чуть слышным скрипом. На пороге стоял рыжий, накинув на плеча тулуп, и глядел на Оленку серьезно, пристально и, пожалуй, приветливо. Его она тоже впервой вблизи увидала.
   Он, этот суженый-пересуженый деревенскими болтунами парень, вдруг оказался таким писаным красавцем да, к тому ж, таким чистым и строгим, что у Оленки дух захватило. А рыжий улыбнулся да сказал:
   - Здорово, Оленка. Каким ветром тебя занесло-то сюда?
   Оленка невольно потупилась.
   - Здорово... Егором тебя звать? Волк подстреленный ко мне приблудился...
   Егорка изменился в лице.
   - Где он сейчас?
   - А ты что всполохнулся? При дороге лежит... Чай, друг это твой? - усмехнулась Оленка, взяв себя в руки.
   - Друг, - сказал Егорка совершенно серьезно. - Показывай, где оставила его.
   Симка-дурачок выскочил на двор следом за Егоркой - и был нынче совсем не похож на дурачка. С Оленкой поздоровался, а Егора спросил:
   - Егорушка, это что ж...
   - Да, - сказал Егор, выскакивая за калитку чуть не опрометью. - Наш это волк. Какой же елод подстрелил-то его? Оленушка, благодарствуй, сестрица, - пробормотал он, увидав волка, чернеющего на белом снегу, - ты иди уж, а мы с Симкой сами...
   И раньше, чем Оленка опомнилась, бросился на колени перед волком, взял нож у него из пасти, и принялся рассматривать раненый бок - с таким лицом, как на больных детей глядят. И приговаривал:
   - Как же тебя угораздило, зверь... Государь, Государь тебя от смерти спас - в левый бок угодили... на палец бы выше - и заговор бы не охранил... Можешь встать, сердечный друг?
   Волк доверчиво оперся плечом на Егоркины руки и с трудом поднялся; Симка подхватил его точно так же, как давеча Оленка. Все трое - и люди, и раненый волк - медленно пошли к избе, а Оленка осталась стоять на тракте.
   Заговор бы не охранил, думала она. Знать, и впрямь он колдун... надо же - волка от пуль заговорил... С чего бы? На что ему волк-то?
   У самой калитки Егорка обернулся.
   - Оленушка, - сказал он самым сердечным тоном, - благодарствуй, милая. Ты моему другу помогла - я тебе тоже помогу, чем смогу, только позови.
   - А зелье мне приворотное сваришь? - не удержалась Оленка. При виде красивого парня ей хотелось высмеивать и цеплять его, хоть бы даже он и не вел себя охально.
   Егорка вымученно улыбнулся.
   - Чай, счастья хочешь? Так счастье не приворотным зельем добывается, да и не нужно тебе этой отравы-то... Оленушка, не досуг мне сейчас с тобой пересмеиваться, ты уж прости - другой раз приходи.
   Оленка с сердцем развернулась и, не оглядываясь, пошла прочь. Егорка и Симка втащили волка в сени и прикрыли дверь. Оленка остановилась за калиткой.
   Ей было любопытно до озноба, как Матрена встретит волка под своей крышей. Не может быть, чтоб и она во всем этом путалась - именно Матрена и болтала чаще всех.
   Оленка выждала с полминуты, убедилась, что ни Симка, ни Егор не выйдут более, и тихо-тихо, осторожно ступая, подкралась по истоптанному снегу к слепому окошку. И оцепенела.
   Матрены как и не было - спала Матрена. Зато волк лежал на полу посреди избы, а Егорка резал ножом, который он принес, его собственную шкуру - от загривка до самого хвоста, по живому, а ни капельки крови не пролилось. Оленка смотрела расширившимися от ужаса глазами, как шкура упала с волка на пол, вдруг на глазах превратившись в разрезанный на спине, продырявленный и вымазанный кровью черный овчинный полушубок.
   А с пола тяжело подымался бледный с лица, как мел, в окровавленной рубахе, Лаврентий Битюг.
   Оборотень.
   Оленка закусила палец, чтобы не закричать. В столбняке, который никак не проходил, она смотрела, как Симка наливает в миску воды, а Егор окунает туда чистую тряпицу. Они промывали рану на боку Лаврентия - не такую, как от пули, а вроде вырванного куска мяса, и кожа вокруг запеклась, как от ожога.
   Кажется, Лаврентий что-то говорил, но Оленка не прислушивалась. Столбняк неожиданно отпустил, и она кинулась бежать прочь от избы Матрены, так быстро и тихо, как только смогла.
   Все нелепые байки, все сплетни и россказни оказались правдой. И мало того, что Егорка - ведьмак, чертознай, так еще и Лаврентий, сильный мужик и лучший в деревне кулачный боец, о котором даже и Гришка отзывался с уважением - оборотень. Волк.
   Оленка, запыхавшись, задыхаясь, влетела в Силычев кабак и остановилась у двери, пытаясь угомонить бешено колотящееся сердце. Здесь, слава Богу, были люди - здесь было даже более многолюдно, чем полагалось бы утром: Петруха, Лука, Никифор, какие-то сторонские парни, все с ружьями... В углу сидел Кузьма в окружении целой толпы - он был такой же белый с лица, как Лаврентий, даже и с синевой, а губы и вовсе синие. Все гомонили громко и бестолково; Оленка, еще не очнувшаяся от страха, никак не могла разобрать, в чем дело.
   - Милости просим, милости просим, Оленушка, - заворковал Устин Силыч ласково и приветливо, будто его вся эта суета не касалась. - Чай, никак, Григорий Артемич прислали? За конфетками прилетела, птичка райская, али казенной братцу понадобилось?
   - Казенной, сороковку, - пробормотала Оленка, чувствуя в коленях и руках гадкую мелкую дрожь. - А с чего б мужикам вопить, Устин?
   - А барыня Софья Ильинична десять рублей обещали за волчью шкуру, - с готовностью сообщил Устин Силыч. - Волк тут такой бегает, черный, громадный. Игнат из Глызинских пытал собрать мужиков, да облаву устроить на волков-то, а наши, Петруха с Кузьмой да Афанасий с Бродов, решили одни волка-то найти да подстрелить. Петруха-то, слышь, жениться надумал, так деньги нужны...
   - Устин Силыч! - взмолилась Оленка. - Бог с ней, со свадьбой-то Петрухиной, ты о волках-то доскажи!
   - Так вот и пошли они затемно втроем, - продолжал Устин, улыбаясь, словно рассказывая сказку. - А волк-то на них и выскочи! Афанасий-то в него стрелял, а от волка-то пули словно отскакивают - Кузьме, слышь, руку вот по сих пор откусил, да и убежал, вот какие дела-то творятся, милая. Еле живого его до деревни-то дотащили...
   - Кузьма - без руки? - спросила Оленка, еле шевеля губами.
   - Без руки, птичка, как есть совсем без руки. За дохтуром Илюха-то поскакал. К отцу Василью бегали - а он, слышь, ночью в барскую усадьбу уехал. Матушка сказывала, Игната вечор, в сумерки, волк задрал, насмерть, так, де, лакей барынин говорил, а правда ли - Бог его знает...
   Оленка медленно села на табуретку.
   - Устин, - сказала она тихо, - это Лаврентий.
   Устин поставил бутылку на стойку, взглянул удивленно:
   - Что-й-то?
   Оленка глубоко вдохнула и выпалила:
   - Он, Лаврентий-то, Устин Силыч - оборотень! Ей-Богу, сама видала, как Егорка рыжий с черного волка шкуру срезал, а под шкурой-то Лаврентий оказался. А пули-то от него не отскакивают - Афанасий ранил его, когда стрелял, на боку рана-то...
   Лука, который ухитрялся слышать все и всегда, оказываясь поблизости самым неожиданным образом, округлил глаза и запричитал:
   - Ратуйте, православные! Кузьму да Игната оборотень задрал, а оборотень-то - Лаврюшка-Битюг! - а далее началось такое, отчего Оленка сто раз пожалела о собственной болтливости...
  
   Лаврентий сидел на лавке, постепенно приходя в себя и чувствуя, как боль отпускает и делается терпимой. Симка ставил самовар; Егор резал хлеб. Лаврентию показалось, что Егорка глядеть на него не хочет - вроде бы, стыдится за него - и захотелось все объяснить.
   - Егор, - сказал Лаврентий глухо, - чай, дурным зверем считаешь меня? Лютым?
   Егорка улыбнулся, и у Лаврентия отлегло от сердца.
   - Лес тебя любит, Лаврентий, - сказал Егор. - И волки твои тебя любят. Небось, не хотели уходить-то без тебя? Отчего б тебе снова себя грызть?
   Лаврентий тяжело вздохнул, отвернувшись в сторону и глядя в угол:
   - Я, Егорка, человека покалечил. Кузьме Антипову ладонь начисто, как есть, откусил - а какой он теперь работник без руки? Эх, пропащий я зверюга... как увидел, что он мой нож забрал - так злость разобрала, ажно в глазах потемнело. А ведь я понял, считай, что прямо тогда и понял - не сам он от себя: Игнат его накрутил... И знаешь ли, я ж Игната-то, вроде как учуял - а его там и не было...
   Егорка подошел и сел рядом, прислонившись к здоровому плечу Лаврентия; сказал проникновенно:
   - Напрасно коришь себя. Кузьму-то я уж раза три, как упреждал, что лес на него в обиде - а с него, как с гуся вода. Он еще себя окажет, Кузьма-то - напачкает, где сможет, вот увидишь... Еще пожалеем, что в живых его оставили.
   - Как же можно человека-то губить? - Лаврентий неловко повернулся, вздрогнул от резкой боли, выпрямился. - Охота как лучше, сделать, а выходит, как всегда... - и улыбнулся неожиданно и ярко. - Волков-то увел я. Со всех лежек собрал, да увел в Гиблую Падь. Не сунутся туда мужики-то.
   Симка протянул чашку молока; Лаврентий выпил молоко залпом, чувствуя, как внутри разжимается острая и тугая пружина. Матрена завозилась на печи, взглянула на Лаврентия ошалело и снова заснула. Кошка Муська, вернувшаяся из ночных странствий, тоже выпила молока и принялась обколачивать Симке ноги.
   - Посижу чуток и пойду, - сказал Лаврентий, успокаиваясь окончательно. - Благодарствуй, Симка, за хлеб-соль, домой пора.
   Но тут с тракта донесся гвалт. К дому Матрены, очевидно, приближалась толпа. Симка схватил с сундука тулуп и выскочил на двор раньше, чем Егор успел упредить его - но в тот же миг вернулся обратно, подпер дверь спиной, выдохнул:
   - Егорушка... охотники!
   Почти в тот же миг Лука на улице завопил:
   - А ну открывай, тварь поганая, нечистый дух! Открывай, пока избу не спалили! - а мужики, бранясь на чем свет, загомонили, не давая ему договорить.
   Лаврентий встал, рассеянно глядя на окровавленные половинки полушубка на полу. Егор взял с лавки футляр со скрипкой, мягко отодвинул от двери перепуганного Симку и вышел.
   - Эй, Егорка, что за содом-то? - сипло выкрикнула окончательно проснувшаяся Матрена ему в спину, а Симка и Лаврентий переглянулись - да и выскочили следом.
   Мужики столпились по ту сторону плетня, вооруженные ружьями, дрекольем и топорами. Вроде, только что были готовы ворваться во двор, разнести избу по бревнышку да спалить то, что останется, а Егорку с Лаврентием застрелить или отлупить до смерти, а вышло иначе. Увидали Егора - и остановились.
   Слишком уж у Егора вид был спокойный да строгий. А у Лаврентия хоть и впрямь рубаха в кровище, но на зверя-оборотня, которому ничего не стоит человека живьем сожрать, он все равно нимало не похож. И ухмылка у него потерянная...
   - Рано пожаловали, - сказал Егорка с тенью улыбки. - Никак говорить хотите?
   Толпа шевельнулась. Кое-кому стало просто-таки неуютно - не то, чтобы страшно, но неуютно - подумалось, что тут, вроде бы, никому и не место; некоторые же и хотели бы злиться и разбираться, а сердце распалить уже было тяжко. Сложно распалиться, когда с тобой драться не желают.
   Только Петруха, который накрутил себя уже давно, оперся локтями на плетень, отчего кривой плетень чуть вовсе не завалился, и развязно сказал:
   - Что, рыжая шельма, испортил Лаврюшку-то? В пса своего превратил, даже шкуру нацепил на него, говорят?!
   Лаврентий дернулся вперед, но Егорка положил ему руку на локоть, останавливая, и сказал спокойно и негромко:
   - А с чего это ты такой смелый, Петруха? С того ли, что Лаврентий хвор да ранен? Так он и хворый тебе зубы выкрошит, не сомневайся. Или ты с того осмелел, что за тобой мужики с ружьями стоят? Неужто думаешь, что за твои глупые слова да пустой кураж шабры на смертоубийство пойдут? Не думай, не дураки они.
   Антипка, каким-то непонятным для самого себя образом попавший в первые ряды, вдруг покраснел, как рак, и пробормотав: "Я, ей-Богу, домой пойду", - стал протискиваться назад. Его пропустили. Мужикам было тяжело смотреть друг на друга.
   Петруха вспыхнул и выкрикнул:
   - Ни на кого я не киваю! И ни за кем я не прячусь! Вот он - я, весь!
   Егорка откровенно улыбнулся.
   - А коль ты весь, так давай вас с Лаврентием на поодиначки спарим, когда у него бок заживет. Не желаешь ли?
   - Когда заживет бок-то, тогда поговорим, - буркнул Петруха, пытаясь не потерять лица.
   Несколько молодых мужиков невольно рассмеялись. Злость остывала и рассеивалась; только Лука, не желая сдаваться, ехидно спросил:
   - А чего это у Лаврюшки с боком-то? Никак, с печи упал?
   Лицо Егорки стало строже.
   - Да нет, - сказал он, чуть возвысив голос. - Не с печи. Афанасий в него стрелял. Афанасий с Петрухой и Кузьма после вчерашней-то пьянки сегодня с утра в лес собрались, убивать хотели. Думали - барыня им деньжищ отвалит за мертвого-то... а лес им глаза отвел, разум отуманил, благо от жадности да злости в них и так разума-то немного было. Вольно им было Лаврентия с волком перепутать да из ружья в него палить! Коль убили бы - так еще десятку пытали б требовать у барыни.
   - Волк он был! - выкрикнул Афанасий, потрясая ружьем.
   - А ты был хуже волка, - сказал Егорка. - Тебе все равно было, в кого стрелять - лишь бы денег за то заплатили. Лес в душу глядит, Афанасий; туда с грязными мыслями ходить нельзя - и лес обмараешь, и сам навсегда замараешься, не отмыться будет.
   - А рука-то у Кузьмы! - крикнул кто-то из сторонских. - Сама, что ль, отломилась?
   - С одной рукой ему беззащитных бить несподручно будет, - сказал Егорка. Лесная марь, незримый свет, лучилась вокруг - и утреннее солнце проглянуло из белесой мути облаков, развеселив землю, а снег заблестел острыми огоньками. - Может, обдумается Кузьма-то, пока голова цела... Скажи, Кузьма, говорил я тебе, что плохо ты кончишь?
   - Ты - ведьмак! - заорал Кузьма, поддерживаемый приятелями, визгливо и чуть не плача. - А дружок твой, Лаврюшка, мне руку отожрал, а Игната и вовсе загрыз!
   - В уме ль ты, Кузька?! - рявкнул Лаврентий, не выдержав. - Ты мой нож забрать хотел, да зверье стрелять - с тобой у меня, положим, счеты имеются, а об Игнате я впервой слышу!
   - Загрыз? - спросил Егорка, не умея скрыть удивления. - Кто б это Игната загрыз-то? И когда? Разве что ночью он по лесу шастал...
   - Не в лесу, бают, - сказал чернявый Иванка. - Шустенок баял, зверь на барский двор забежал.
   Лаврентий рванул рубаху на груди:
   - Ратуйте, православные - не было волков на барском дворе! Ни единого не было! Хоть убейте! Их ноне и близ Прогонной-то нет! Вот хошь, Лука, застрели меня - я правду говорю! Неча любую беду на волков валить!
   Егорка снова тронул его за локоть:
   - Погодь, Лаврентий. Это все еще себя окажет. Это и мир узнает, и мы узнаем. А с деревней лес войны не желает, нет. И волков на живых людей травить не желает, и нечисть казать вам - вы только пожалейте его, лес-то, не губите зря. Это Федор сторонский с лесом во вражде да в войне нынче.
   - А ты почем знаешь? - спросил Пров Лишин, у которого в голове потихоньку укладывались некоторые вещи. - Про лес-от?
   - Я, Пров, не чертознай и не ведьмак, - сказал Егорка грустно. - Я - Егорка Марин, матушка моя - Федосья Марина была, а батюшка - природный лешак. Я сюда пришел, в деревню, чтоб людей с лесом помирить, а лес-то - с людьми. Федор лесу да деревне много бед сделал... Кабы вы поправили, мужики, оно бы и ладно было.
   Мужики молчали и разглядывали Егора, как диво, а Симка сделал малый шажок вперед да обнял его за плечо, и на мужиков смотрел настороженно и выжидающе - не сделают ли зла названному брату. И Лаврентий остановился рядом, вроде как на страже. И обычный домашний мышонок, нелепое создание, осторожно выбрался у Егора из кармана и стал по рукаву карабкаться на плечо, чтоб повидней было.
   - Лешаков сын? - спросил Афанасий ошарашенно, но не зло.
   Егорка кивнул - и мужики постарше полезли по карманам за кисетами; многое из сказанного, хоть и прозвучало неловко, все объяснило. Алемпий прислонил берданку к плетню и принялся скручивать "козью ножку", а сам все посматривал, будто что спросить хотел, да опасался. Егорка его упредил.
   - Благодарствуй, Алемпий, - сказал он тихонько. - Не воротишь прошлого-то - а ты мне про матушкину судьбу рассказал. Вот и получается, что в родне я с Прогонной - и лес в родне. Вы не торопитесь, мужики, зверье бить, деревья зря валить да реку мутить - и все вскоре сладится, - продолжал он веселее. - Мы-то, шабры ваши лесные, и волков в дальние места отведем - вот хоть бы и Лаврентий отведет, лес ему силу такую дал - и дадим вам, чего для посевов-то понадобится: скажете - вёдро, скажете - дождичек...
   Мужики словно бы вздохнули и принялись переговариваться, будто какая-то тяжесть спала со всех разом. Егорка с Лаврентием и Симкой спустились с крыльца, подошли к шабрам - и кузнецов Ефимка, тронув Лаврентия за плечо, сказал усмехнувшись:
   - Озяб, чай, в одной рубахе-то по морозу?
   - Озяб! - хмыкнул Лаврентий в ответ. - Да с меня семь потов сошло, как вы тут гомонили, да стрелять хотели нас и Мотрину избенку жечь! И чем она-то вам не угодила, несчастная бабенка?
   - Эй, шабры, не в кабак ли пойти? А то Лаврентий обледенел совсем, да и нам бы погреться...
   - А ты, леший рыжий, песенку-то сыграешь? Потешишь обчество?
   - Пойдемте в кабак, - сказал Егорка, улыбаясь и накидывая на широченную спину Лаврентия свой тулуп, пришедшийся тому, словно бы с детского плеча. - И чаю выпьем, и песенку сыграю, и обсудим, что делать-то нам далее...
   - Со мной-то что делать? - подсунулся Кузьма, протягивая замотанную тряпками руку Егору под самый нос. - Как огнем жжет, мочи моей нет! А дохтура-то не дозвались мне - дохтур в барскую усадьбу еще затемно уехал...
   - А что с тобой сделаешь? - Егорка вздохнул. - Заживет культя-то, не помрешь - это уж я тебе говорю... если только деревня и вправду с лесом примирится и к весне чего дурного не случится... А если разгневается лес-то, тут уж не тебе одному пропадать... Ты ведь, Кузьма, когда ножик брал, чуял, что ножик - заповедный? Да и не годится самосильному мужику чужое-то трогать - не тобой оставлено, не тобой должно быть подобрано...
   Кузьма сморщил лицо и стал смотреть в сторону; ему уже не хотелось лаяться с Егоркой, а хотелось, чтоб боль прошла да спокойно стало. А Егорка взял его за руку около локтя - и вправду сделалось легче, словно как прохладнее, даже в сон потянуло.
   - Ты помни, какова боль есть, - сказал Егорка грустно. - И что всем этак приходится, когда над ними насильничают - и Анфисе твоей, и младшим братцам, и даже кошке больно бывает, все от насилия-то мучаются. Коли не забудешь - все на лад пойдет.
   Кузьма взглянул ему в лицо полусонными больными глазами, странным образом чувствуя, как что-то внутри проворачивается, отрываясь от старых корней. Это было, пожалуй, страшновато - но дикая сжигающая боль от лешакова прикосновения отходила и отходила, как от студеной воды.
   Афанасий искоса посматривал на Лаврентия, не зная, как к нему подойти; Лаврентий усмехнулся, махнул рукой:
   - Ты б ружье свое на валенки, что ль, сменял бы! - и Афанасий в ответ расхохотался до слез, словно эта немудрящая шуточка скинула страшное напряжение этого недоброго утра.
   И как раз тогда, когда расстояние между лешаком и мужиками вовсе пропало, и страх пропал, и злость ушла, и ружья в руках показались неуместными, а колья с топорами - тем паче - когда они вместе с Егоркиными друзьями стали как бы компанией душевных приятелей, а на тракте уже появились первые утренние странники - вот тогда Симка и увидал вдалеке Федора Глызина, верхом на вороном. Направлялся Федор именно туда, откуда все уже возвращались.
   С великолепным своим ружьем английской работы - а на бледном лице у него была только молчаливая холодная злоба.
  
   Четвертью часа раньше Федор приехал в Прогонную.
   После ночи, в которую он едва сомкнул глаза, зареванное, словно у простой бабы, измятое лицо Соньки вызвало у него тошное отвращение. Он едва подавил желание дать ей оплеуху, когда она снова разревелась за кофе - истинно по-бабьи, с подвыванием и всхлипываниями.
   Все они поверили в волка: и сама Сонька, и поп, и доктор, и Сонькина дворня - хотя около тела не было даже собачьих следов. Сонька умоляла Федора собрать мужиков, чтобы уничтожить волков, а сама то и дело жмурилась, будто отгоняя ужасное видение трупа с порванным горлом; доктор давал ей какую-то коричневую настойку и толковал о расстроенных нервах; поп рискнул заметить что-то о Божьем промысле - но Федору было совершенно отвратительно слушать.
   Охоту?! Будет вам охота, думал он, явственно видя перед глазами рыжего парня со строгим недеревенским лицом. Хотелось сделать что-то ужасное: сжечь живьем, предварительно вбив гвозди в ступни, как тут, в глуши, расправлялись с заподозренными в колдовстве - удавить или утопить, чтобы он успел помучиться перед смертью. Чтобы эта отвратительная человекообразная тварь поняла, что Федора Глызина лучше было оставить в покое!
   Он уехал рано - но рассчитывал, что охотники, предупрежденные вчера Игнатом, уже собрались в Силычевом кабаке и ждут сигнала. Тракт еще был почти пустынен, встретилась Федору только почтовая тройка - и никто не мешал ему гнать коня во весь опор. Розоватая морозная зоря еще лишь только разгоралась над лесом.
   Однако, когда, оставив жеребца у пустой коновязи, Федор вошел в кабак, там не оказалось почти никого - только пили чай проезжие возчики, ел в уголке кашу постоялец, похожий одеждой и лицом на мастерового, где-то в стороне навзрыд плакала женщина, да сам Силыч перетирал рюмки у стойки и поднял от них взгляд, чтобы поклониться и улыбнуться вошедшему.
   Федор огляделся, поискав глазами плачущую - и поразился, увидав Оленку. Она сидела за столом под портретом генерала Замошникова, уронив простоволосую головку на руки и вздрагивая плечами, а рядом с ней стояла запечатанная сороковка.
   У Федора на миг отлегло от души. Он присел рядом и погладил Оленку по волосам. Она яростно, не оборачиваясь, скинула его руку.
   - Оленушка, - окликнул Федор, - краса писанная! Ты мне скажи, кто тебя обидел - я тому так покажу, чтоб и десятому заказал!
   Оленка вскинула голову и Федор тихо восхитился ее злым заплаканным лицом с горящими глазами.
   - Кто?! Да язык мой длинный! И ты меня не замай, - фыркнула Оленка, вытирая щеки пальцами. - Чего разлакомился, утешальщик? Я, небось, ничего у тебя не просила!
   - А ты попроси, - улыбнулся Федор.
   - Попросить, говоришь? - Оленка тоже усмехнулась сквозь слезы. - Прошу тебя, сокол ясный, катись-ка горошком от нашего порожка! К барыне своей катись, у нее, чай, перина-то мягче моей!
   Федор протянул руку, Оленка врезала по ней ладошкой, схватила со стола бутылку и опрометью выскочила из кабака.
   - Силыч, - спросил Федор, качая головой, - что это с ней?
   Устин Силыч улыбнулся своей лучезарной улыбочкой.
   - Да что, Федор Карпыч! Дурочка - и больше ничего. Нонче с утра Кузьма с Петрухой на волков-то потащилися - волк Кузьме руку-то и откусил, али отстрелили ее, ничего у них не поймешь. А Оленка прибежала, да рассказала, что в волка этого Лаврентий Битюг обернулся - вот мужики-то и похватали колья да топоры, да и побежали оборотня бить. Известно - необразованность! А дурочка поняла, что из-за ней смертоубийство выйти может - да и в слезы. Что возьмешь... а ваше степенство-то водочки не желает?
   Федор отрицательно мотнул головой, вышел из кабака и вскочил в седло. Все складывалось наилучшим образом; ему только жарко захотелось увидеть, как деревенские вахлаки расправятся с колдуном и его приятелем - Федор подумал, что это разом успокоило бы его сердце.
   Они сами! Оленка, цветочек лазоревый, да какая ж ты умница! Даст Бог, все наладится, даже если те, кто будет разжигать костер или рубить черепа, и пойдут на каторгу! Главное, леших мы в Прогонной изведем - а дальше будем спокойно жить, любить хорошеньких женщин и зарабатывать деньги.
   Ах, как все кстати, думал Федор, но, не успел проехать полдороги до крайнего домишки, как пришлось придержать коня. Навстречу ему, к Силычеву кабаку, валила толпа. Похоже, они уже все закончили, подумал он с тенью досады, но тут же рассмотрел возвышающегося над головами, как каланча, Лаврентия - а рыжий, улыбающийся, в одной рубахе, обнимающий свой неизменный скрипичный футляр, шел рядом с ним.
   И деревенское дурачье гоготало, обмениваясь шуточками - вместо того, чтобы извести, наконец, нечистую силу под корень. Обсуждало развлечения в ближайшее воскресенье!
   - И точно! И точно! - выкрикивал молодой мужик из соседней деревни, кажется, из Бродов. - Как в прошлом годе на Пасху: сойтися в овраге с двух сторон - наши супротив ваших, стенка на стенку...
   - Да ну, - смеялся Лаврентий, - чай, жулить станете! Ты, Афанасий, даже не жди - я тоже супротив выйду, так ты мне на поодиначки не попадайся...
   - Ты-то пойдешь, рыжий?
   - Да куда ж мне деваться? - усмехнулся рыжий - и, остановившись, поднял на Федора глаза. - Здорово, Федор Карпыч. Душно-то как подле тебя... уезжал бы ты!
   Федор осадил вороного.
   - Что, мужики? - сказал презрительно. - Бесов слушаете, леших с оборотнями? Глаза они вам отвели, или креста на вас нет? Трусы! - и сплюнул на землю.
   - А ты, ваше степенство, не замай, - сказал кудлатый Алемпий со всей черноземной солидностью. - Обчество в твои дела не лезет - и ты в евонные не лезь.
   - Ты приехал - ты и уедешь, - встрял Архип - а ведь должен бы думать, разок побалакав с лешими по душам! - А нам тут жить. С лесом тоже поладить надоть...
   Федор улыбнулся снисходительно и насмешливо.
   - Вот как, значит, православный народ? Небось, свечки в церкви ставите разом и Георгию, и змею? Чтоб с нечистым духом не ссориться - можно ведь и в ад угодить?
   Лаврентий набычился и шагнул вперед, и рыжий остановил его жестом, как питерский аристократ - своего приятеля.
   - Федор Карпыч, - сказал лешак тихо, - прошу тебя - уезжай, пока беды не стряслось. Тревожно что-то мне...
   Федор улыбался. Да, он был вполне готов показать этим деревенским дуракам настоящее лицо лесной нечисти - этот туман, пепел, прах из которого она сделана и в который превращается, когда издыхает - так что леший вполне мог бояться. Но для окончательной победы и для того, чтоб и мужики увидали его великодушие, Федор все-таки сказал:
   - Ты, нечистая тварь, убирался бы в свой лес подобру-поздорову - пока не поздно. Отец Василий вернется - освятим деревню, а пока я уж ее очищу от твоих поганых дружков, будь спокоен. В первую очередь - от тебя, и от волка твоего...
   Лешак не сдвинулся с места. Мужики молчали; только Кузьма со своей откушенной ладонью нелогично пробормотал:
   - Слышь, Федор Карпыч... ты того... уезжал бы от греха...
   - Ишь ты! - расхохотался Федор. - Сожрали человека, да еще и мозги отуманили ему! Силен лукавый, силен! Ну да если ты слов не понимаешь, так я тебя иначе в ад загоню, - и поднял ружье.
   Рыжий не шевельнулся, только тень болезненной улыбки промелькнула на его лице, совершенно нечеловеческом, белом, как мрамор, с зелеными горящими глазами. Промахнуться с пяти шагов никак нельзя было - и Федор спустил курок.
   А того, что случилось дальше, он так никогда и не смог объяснить ничем, кроме как лесным наваждением. Деревенский дурачок, куний царь, злая и безумная маленькая дрянь, возник прямо перед рыжим в какой-то неуловимый миг, совершенно ниоткуда. Он оттолкнул лешака двумя руками - и пуля медвежьего калибра врезалась в его спину чуть ниже шеи, пролетела насквозь и зацепила на излете руку бородатого мужика, оказавшегося слишком близко.
   Дурачок без звука повалился на руки рыжего, зато мужик завопил в полный голос - а за ним безумно и пронзительно заголосила страшная пропитая баба, невесть как оказавшаяся в этой толпе. Она еще лезла вперед, расталкивая остолбеневших односельчан, когда Лаврентий выхватил ружье у Федора из рук и случилось что-то еще, от чего мир потемнел и опрокинулся...
  
   Лаврентий стащил Федора с седла и врезал ему в подбородок. Федора спасло только то, что рука Лаврентия тяжело двигалась из-за раны: он не был убит наповал, лишь на некоторое время потерял память. Потом Афанасий, Илюха и Лука вязали Федору руки чьим-то кушаком - а Матрена валялась на истоптанном снегу и голосила, стащив платок и вырывая целые прядки полуседых волос. Ей-то казалось, что все уже кончилось ко благу - она даже ждала, когда после разговора кто-нибудь из мужиков угостит ее косушкой, а вышло-то вон как... в этот миг она совершенно явственно поняла, что солнце для нее гаснет.
   А Егорка сидел на окровавленном снегу в обнимку с мертвым названным братом и думал, что, кажется, все, действительно, кончилось. На некоторое время. Симка придумал свой собственный способ отвести зло - а, может, не от деревни, а от Егорки хотел отвести зло... и встретиться теперь надлежало в лесу, если на то будет воля Государева. А в деревне больше делать нечего. Вовсе нечего.
   И все, что происходило вокруг - суета и вопли, доктор, пристав и урядник, чарка водки, сунутая кем-то в самое лицо, слезы и брань Лаврентия - шумело, как дождь, не задевая души. Когда у Егорки забрали Симкино простреленное тело, он больше ничего не слушал - просто пошел прочь, к лесу.
   Лаврентий догнал его на тракте, что-то спрашивал - но Егорка сумел сказать только: "Возвращайся домой, все наладится", - да и то еле выжал из себя, и Лаврентий махнул рукой.
   Николка встретил Егора у рябиновых ворот. Вид у стража был такой же потерянный, как и у деревенских мужиков - только более смущенный.
   - Слышь, Егорушка... - начал он, глядя в сторону, - я, похоже, того... занапрасно мертвяка-то сговорил нам помогать... Федор-то его в землю уложил, да пытал и тебя тоже... чай, думал, что ты, как навьё, в прах истлеешь...
   - Какая разница, - сказал Егорка, чувствуя смертную усталость. - Что нам делать среди людей? Что нам за дело до людей? Я уж и не понимаю, для чего все это было...
   - Егорушка, - Николка тронул его за рукав. - Коли ты об лешачке, так тут он. Марфуша его встретила. Удивленный он - да опомнится. Ты поговори с ним...
   - Да, да, - кивнул Егорка, прислоняясь к лиственничному стволу и закрывая глаза. - Я поговорю. Прости, страж - я снова вижу... просто - вижу... ты ж знаешь, дано от Государя мне...
   И Симка, сменивший человечью плоть на лесной морок, привалился к плечу, бормотал виновато: "Ты меня прости, Егорушка, только не мог я на это глядеть. Мамку-то жалко, а иначе-то не вышло..." - а Егорка прижал его к себе, гладил его по голове и пытался перестать видеть...
   Как Федора увезут в волость, а оттуда, видать, на Сахалин сошлют. Как Матрена этой же зимой спьяну замерзнет. Как Кузьма сопьется. Как Оленка утопится в Хоре, а Фиска родами помрет. Как староверскую молельню опечатают да сожгут. И как барыня Софья Ильинична выйдет замуж за городского дельца - а уж тот приберет к рукам лес-то...
   Но и это ненадолго. А дальше выходила такая бессмысленная кровавая каша и такое повальное убийство - людей, нелюдей, мира - что Егорка не выдержал и вытащил скрипку.
   Чтобы сыграть заново. Чтобы сыграть иначе - гармонию и любовь сыграть. Чтобы встретить летом в чащобе Лаврентьевых волчат. Чтобы девки пели песни и бросали в воду венки. Чтоб у мужиков не было драк злей кулачного боя. И чтобы жить добрым людям долго, жизни радуясь.
   Чтобы жил и лес, и человечий мир - во славу Государеву...
  
  
  
  

Устаревшие, диалектные и просторечные слова

  
   Река Хора, как и город Преображенск - вымышленные географические названия. Будем считать, что дело происходило где-то за Уралом, на некоем абстрактном северо-востоке - а потому в тексте использованы слова из поморских, сибирских и уральских говоров.
  
   Полоротый - разинувший рот, разиня.
   Скитник - житель скита, раскольник.
   Кипрей - иначе иван-чай, северное травянистое растение; его можно заваривать в очень пристойный напиток чайного вкуса. Заменял чай, изрядно дорогой на севере.
   Стоочитый - имеющий сто очей, стоглазый. Очевидно, Матрена имеет в виду серафима, как она его себе представляет.
   Укроту настоящую не дали - не укротили или не укоротили, не обуздали.
   Природный - здесь в значении "прирожденный", "кровный".
   Балка - овраг.
   Колодники - каторжники.
   Чертознай - тот, кто водится с чертом, ведьмак.
   Лес виднелся в конце порядков - "порядком" (в смысле - "порядок домов" или "дома, стоящие по порядку") поморы называли деревенскую улицу.
   Большуха - старшая женщина в доме (как большак - старший мужчина).
   Табашник - курильщик табака, со времен Петра Первого считаемый староверами большим грешником.
   Беси - бесы.
   На юру - на открытом высоком месте.
   Выкрашенный в дикой цвет - в серо-голубой.
   Платье сшито капотом - платье без талии и турнюра, домашняя одежда.
   Лазаря поешь - сказание о Лазаре, Алексее - божьем человеке и Голубиной Книге обычно пели нищие на церковной паперти. В переносном смысле - прикидываешься беднее, чем есть, зря, напрасно жалуешься на судьбу.
   Отблеск ивановых червячков - иванов червячок - светлячок, встречающийся в северных лесах в августе. Светится бледно-зеленоватым мерцающим светом.
   Кулугур, кулугуры - пренебрежительное название раскольников.
   Слега - жердь.
   Навь, навьё - жители загробного мира, выходцы "с того света", в отличие от дивьего люда - хранителей мира живых.
   Обережные - охрана, стража.
   Лядащие - тощие, хлипкие.
   Чугунка - железная дорога.
   Книжка гражданской печати - напечатанная послереформенным упрощенным "петровским" шрифтом, в отличие от церковной печати старинных книг.
   Растрощенный - расщепленный, раздавленный.
   Пытал - обычно "пытался", "пробовал", так и в контексте. Реже - "спрашивал".
   Рдяный - темно-красный.
   Шабры - соседи.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  


РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | О.Алексеева "Принеси-ка мне удачу" (Современный любовный роман) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | Н.Любимка "Рисующая ночь" (Приключенческое фэнтези) | | Л.Летняя "Проклятый ректор" (Магический детектив) | | Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | С.Елена "Невеста из мести" (Приключенческое фэнтези) | | А.Енодина "Не ради любви" (Попаданцы в другие миры) | | М.Кистяева "Кроша. Книга вторая" (Современный любовный роман) | | Т.Мирная "Чёрная смородина" (Фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"