Данчук Устин Алексеевич: другие произведения.

Мухин след

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Девушка по имени Эль очень любила своего папочку, ностолько любила, что готова была продать за него душу. Девочка подросла, и ее папа уже не такой хороший как прежде, чтобы узнать причины этой перемены и возможно что-то исправить, Эль должна найти "волшебника", со странным именем... Муха


  
  
  
  
  
   МУХИН СЛЕД
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1. Исход, ангелы и прошлое
  
   1.1. Однажды Эль приняла ответственное решение. Это было решение уйти. Она сделала этот выбор в не очень приятный, пасмурный день, наверно, в такие дни не следует предпринимать столь решительные шаги, но так уж случилось, что она не могла сверить внезапные планы бегства с прогнозом погоды. В самом начале Эль искренне полагала, что это будет просто, но все оказалось совсем не так. Она просто взяла сумку, покидала туда свои вещи и ушла, громко хлопнув дверью. Сестры и братья смотрели ей вслед своими огромными, полными слез глазами, но она не оборачивалась. Она бежала вниз по лестнице, сумка билась о ее спину, и Эль с трудом могла сдерживаться, чтобы не закричать, но не от горя, а от счастья. Наконец ей удалось вырваться из этого страшного места, некогда служившего ей домом, а теперь превратившегося в комнату страха. И хотя на окнах этого дома не было решеток, а дверь с легкостью открывалась ключом, что лежал у нее в кармане, стены этой квартиры оставались для нее непреодолимым препятствием. Теперь, когда ей удалось выбраться, удалось решиться уйти, она начинала думать, что возможно не готова. Но чем ближе Эль была к выходу, тем больше становилась ее уверенность. С каждым шагом, все легче и легче, она уже видела свет, там внизу. В тот момент, когда Эль пересекла границу шестого этажа, мимо пролетело что-то тяжелое, как показалось - камень. Этот тяжелый предмет едва не сшиб ей голову, и, ударившись о каменные ступени, срикошетил и полетел вниз. Эль услышала звук от удара, который эхом поднимался с самого низа, двигаясь ей навстречу. Эль подняла глаза. Он был там, вверху, страшный монстр, лохматое существо с кровоточащими глазами. Он открывал рот, изрыгая ругательства, но на таком расстоянии его слова уже не могли ее ранить, в отличие от тех тяжелых предметов, которые он в нее бросал. Поэтому Эль просто помчалась вниз, на этот раз - не оглядываясь, назад пути нет. Возможно, теперь все будет только хуже, но он ее ударил, а это значило, что он может зайти еще дальше. Она знала его тайну, и за это он вполне мог просто удавить ее ночью. К счастью, ее братья и сестры ничего не знали, поэтому им то ничего не угрожало, кроме психологической травмы, конечно.
  
   Это случилось сегодня утром, буквально пол часа назад. Она сидела за компьютером, рядом на диване ее младший братец Четверг листал какую-то книжку, когда в комнату вошло ОНО. Четверг посмотрел на существо, которое искренне любил, как любят своего папу, ибо существо формально было его отцом. Формально, это существо являлось и ее отцом, но факт в том, что оно давно уже таковым не являлось, внешне - да, внутренне... Это знала только Эль, настоящая тайна.
   - Проваливай.- Сказал своему юному отпрыску монстр, и малыш, сообразив, что папа не в духе, тут же свалил. Теперь они остались только вдвоем. Монстр попытался подойти к ней поближе, но Эль вытянула руку ладонью вперед, останавливая его.
   - Не подходи ближе.- Сказала Эль, она нахмурилась, врядли его приход мог означать что-то хорошее, к тому же, он был настроен враждебно. Монстр достал из кармана платок и протер уголки глаз, ткань тут же пропиталась кровью. Когда он сильно нервничал, там обычно появлялись кровоподтеки. Эль нередко находила кусочки ткани, ни которых расцветали алые бутоны его крови, это выглядело одновременно чарующе и отвратно.
   - Нужно поговорить!- Сказал он сурово. Желтые зубы и зловонное дыхание, как будто он гнил изнутри, на самом деле такое умозаключение не столь далеко от истины.
   - Мне не о чем с тобой говорить.- Эль отвернулась, она как раз смогла заглянуть на один секретный сайт, где тусовались люди, которые много знали, или по крайне мере были уверенны в том, что знают. Конечно, отличить одно от другого непросто, но она надеялась, что не ошибется, если найдет того, кому можно верить. Поиски единомышленников занимали все ее свободное время. А в остальное время, она всяческими способами, не переходя границу законности, конечно, добывала деньги для возможного побега. В процессе добычи, Эль приходилось общаться с весьма скверным контингентом, в результате она стала замечать за собой неприсущие ей ранее грубость, сквернословие и крайний цинизм, которые были закономерной реакцией на враждебность со стороны окружения. Приходя домой, Эль старалась оставлять свой новый образ "настоящей стервы" за дверью, получалось не всегда.
   - Что ты им говоришь?- Спрашивает он, разворачивая ее стул так, чтобы смотреть ей прямо в лицо своими отвратными кровоточащими глазами. Эль понимает, что он имеет в виду, она говорила остальным его детям, двум братишкам Вторнику и Четвергу и двум сестренкам Среде и Субботе, чтобы они ему не доверяли, чтобы они следили за ним внимательно. Потому что он не тот, за кого себя выдает, потому что он совсем не...- Я тебя спрашиваю, маленькая болтливая сучка...
   Вот как он заговорил, уже называет родную дочь сукой, Эль давно подозревала, что в его голове твориться нечто жуткое, но вот ее догадки впервые подтвердились. Будто тараканы полезли из его ушей: он впервые сказал то, что на самом деле думал.
   - Уйди нахуй из моей комнаты!!!- Завопила она, не просто крикнула, это был отчаянный вопль, полный ненависти и страха. В конце концов, он был больше и сильнее, и был монстром, а не настоящим человеком, и уж конечно не тем человеком, который однажды отвез ее на мотоцикле к реке, где они ловили рыбу на самодельные удочки. Нет, это уже давно не он. Теперь он поднял свою руку, покрытую желтыми волосками, и Эль увидела его ладонь, со сложенными прямо пальцами, украшенными грязными ногтями, потом свет в ее глазах погас. Этой самой рукой он ударил ее по лицу, так что в глазах Эль потемнело, и все пространство вокруг заполнили цветные разводы, Господи помоги... Она упала на пол, струйка крови изо рта, внутренняя сторона щеки напоминает лохмотья, Монстр над ней говорит что-то вроде: та сама меня вынудила наглая тварь. Она чувствует во рту вкус крови. Эль закрывает глаза, надеясь, что если она отключиться, весь мир перестанет функционировать вместе с ней. К сожалению, реальные возможности людей не совпадают с их желаниями. Мир не остановился, он продолжал двигаться. Она открыла глаза, и увидела всех своих братьев и сестер, они стояли вокруг, наверно думали, что она умерла, настолько перепуганными были их лица. Эль улыбнулась, не смотря на боль и слезы, которые текли по ее щекам, она не подала виду, она медленно поднялась, и сказала:
   - Я ухожу.
   Эль достала из-под кровати коробку с деньгами, которые откладывала на побег, чтобы исчезнуть, когда придет время, которое пришло сегодня. Эль достала пачку купюр и сунула ее во внутренний, секретный карман сумки. Она взяла одежду, что попалась под руку, и кинула ее в сумку. Больше не было вещей, необходимых ей для путешествия. Разве только... Эль достала из ящика стола фонарик. Это был не просто осветительный прибор, для Эль эта вещица была чем-то вроде талисмана. Тяжелый черный пластмассовый фонарь был многократно склеен и перемотан скотчем, и светил уже совсем не так как прежде, но однажды эта скромная вещица спасла ей жизнь. Одной ночью, Эль шла по улице, и на нее напал грязный оборванный бомж, вооруженный лишь собственной наглостью и скромным достоинством. Тогда единственным, что оказалось под рукой у Эль, был этот самый фонарь. Гнусный враг бежал с разбитой головой, а Эль поняла, что критической ситуации полезной может оказаться даже такая никчемная вещь. Эль с улыбкой поместила фонарик в свою сумку и закрыла ее. Напоследок она посмотрела в зеркало, на щеке красовался здоровенный синяк, Эль улыбнулась, кровь между зубами сделал ее милую улыбку похожей на оскал какого-то уродца. Братья и сестры продолжали смотреть на нее молча, Эль хотела объяснить им все причины того, почему она прямо сейчас бросает их на произвол судьбы, но она не могла, не могла объяснить, уж слишком безумной и страшной была правда. Но Эль знала одно, теперь она не просто бежит, она знает что делать. План побега пересмотрен, теперь это спасательная операция. Она собралась.
   - Я вернусь. А пока меня нет, будьте осторожны, не верьте ему, держитесь от него подальше.- Их большие глаза направлены на нее. Эль отвернулась и пошла к дверям.
  
   Теперь она уже была почти у выхода. Эль замерла, в последний раз подумав о том, насколько правильным было ее решение. Она взглянула вверх, куда, закручиваясь в прямоугольный серпантин, уходила лестница, где из темноты плохо освещенных лестничных пролетов на нее смотрело существо, где в железобетонной камере заточены дорогие ей люди. Эль опустила глаза, уперев их в грязный, заплеванный и закиданный окурками пол. Теперь, когда ее нет, никто не сможет защитить беззащитных детей от этого существа, и, в конце концов, что бы она не говорила, они все еще думают, что он их отец. Они не знают, что восемь лет назад, он был жестоко убит, и потом воскрешен из мертвых страшным существом по имени Муха, по просьбе Эль. Они бы и не поверили, если бы она рассказала. Последний раз подумав о возвращении, Эль открывает дверь и, обернувшись на прощанье, выходит. На полу в подъезде валяются осколки музыкальной шкатулки.
  
   1.2. Она шла по улице с рюкзаком за спиной, он смотрела прямо вперед, оставляя дом позади. Эль искренне верила, что еще вернется. Погода была мрачноватой для начала путешествия: небо не просто затянуто тучами, его полностью скрывал за собой серый покров. Было темно, как будто уже вечерело. Дома стоявшие вокруг прятали большую часть неба, казалось, его и не было вовсе, будто есть только эти железобетонные колоссы. Бросив один беглый взгляд на огрызки неба, Эль почувствовала, что тонет в океане памяти. Теперь она вспоминала, как все случилось, тогда тоже было темно, но не из-за туч, просто солнце уже скрылось за горизонтом. Воспоминания эти, хоть и болезненные, были ей сейчас необходимы, потому что теперь ей предстояло искать дорогу в прошлое, чтобы все исправить, если это, конечно, возможно.
  
   Восемь лет назад. Тогда Эль было десять. Папа отвез ее на машине в Город, на какой-то спектакль. Теперь все, что происходило на сцене, казалось просто игрой звуков и красок, без определенной логики и смысла. Просто спектакль, который развернулся потом, был куда более... памятным. Папа сидел с ней рядом и явно скучал, врядли его интересовали все эти глупости, потом он сказал маленькой Эль, что выйдет покурить. Эль кивнула, полностью поглощенная происходившим на сцене, где одно красное пятно, смешалось с группой из зеленых пятен, которые разыгрывали странное действо, напоминавшее хоровод, но с каким-то скрытым смыслом, вроде обряда колдунов. Теперь Эль вдруг вспомнила, что это был шабаш ведьм, правда врядли она могла понять, каким образом этот эпизод вписывался в сюжет всей пьесы. До самого конца представления ее папа не появился, но Эль была так увлечена сценой, что этого не замечала. Когда все закончилось, Эль несколько минут аплодировала, и потом просто побрела к выходу, она думала, что отец будет ждать ее у машины. Эль толкалась, пробираясь через толпу взрослых людей. Наконец оказавшись на свежем воздухе, Эль оглянулась и пошла по направлению к стоянке, по пути она на некоторое время задержалась, увидев, как, покидая театр через черный ход, в свои машины садились актеры. Странно было наблюдать лицедеев без костюмов и грима, монстры и колдуны были совсем не страшными, а принцессы вовсе и не прекрасными. Эти люди разговаривали и смеялись, одетые в банальную каждодневную одежду, а не в вышитые золотом и искусственными драгоценными камнями платья и камзолы, они казались такими... НЕНОРМАЛЬНЫМИ. Когда они исчезли, Эль продолжила путь на стоянку. Она серьезно опасалась, что папа будет нервничать из-за того, что она задержалась. Но, подойдя к машине, она обнаружила, что там никого нет. "Наверно пошел купить сигареты".- Подумала она. Эль несколько минут стояла у машины, переминаясь с ноги на ногу, уже стемнело и становилось морозно. Эль посмотрела на небо, и увидела звезды, которые помигивали ей свысока. Ночь выдалась очень светлая, все небо было буквально усеяно маленькими огоньками, которые были звездами на расстоянии миллионов световых лет от маленькой Эль, и прямо над ее головой белела луна, находившаяся немного ближе. Потом Эль посмотрела себе под ноги, и увидела темную густую лужу, в которой она стояла. У переднего колеса машины лежала рука, по часам на запястье Эль догадалась, кому она принадлежала. Рука был отделена от остального тела. Ее папа лежал под машиной, и из под его живота растекалась лужа крови. Его лицо было белым и застывшим в гримасе, которая, как будто ничего не выражала, глаза слепо смотрели в сторону. Эль, не совсем понимая что собственно произошло, опустилась на колени и попыталась разбудить его, но сама Эль уже понимала, что если человек не двигается, и лежит в луже собственной крови, и его рука отделена от тела, человек этот врядли лег вздремнуть. Она долго пыталась его расшевелить, разбудить, слезы текли из ее глаз. Впервые маленькая Эль испытала состояние, незнакомое большинству детей, то, в котором она будет находиться в течение многих следующих лет. Беспомощность. Эль что-то бормотала, и тут она услышала какой-то шум, доносившийся из-за спины...
  
   Восемь лет спустя, Эль сидела в автобусе. Лысоватый, пожилой кондуктор пробирался сквозь узкий коридор между креслами, переступая через сумки и чемоданы пассажиров, и требовал у всех продемонстрировать проездной документ. Скоро он оказался рядом с Эль и напряженно посмотрел на девушку. Она показала кондуктору билет, и пока он рвал талончик, посмотрела в окно. Здание вокзала было старым, его стеклянные стены покрылись грязью и уже перестали быть прозрачными, наверно, у управляющих не хватало на чистку денег, хотя второй этаж автовокзала арендовал магазин одежды, а значит, финансовые поступления оставались, по крайней мере, постоянными, не смотря на частоту пользования автотранспортом. Получив билетик назад, Эль положила сумку под голову и закрыла глаза, чтобы подремать во время дороги. Но заснуть ей не удалось, поскольку прямо у автобуса развернулось довольно любопытное действо: какой-то пьянчуга огромного роста, одетый в длинный желтый плащ, чьи полы доставали до земли, и таким образом собирали на себе всяческую грязь и пыль, подрался с другим бродягой не менее грязного вида. Наверно, они не поделили алкашку, которая демонстративно спряталась за спину здорового в грязном плаще. Второй алкаш с шапкой-ушанкой на голове размахивал какой-то палкой, но здоровый вырвал орудие из его рук, отшвырнул его в сторону, и одним ловким толчком сбил алкаша с ног. Потом произошло нечто странное. Здоровый сел на колени и сказал что-то на ухо поверженному противнику. От услышанных им слов, этот грязнуля в шапке подскочил и умчался прочь, как ошпаренный. Совершенно непонятно, какие слова могли ТАК перепугать человека, но Эль видела, как его лицо менялось, когда губы здорового медленно двигались у его уха. Эль перевела взгляд на здоровяка, у него было очень красивое лицо и совершенно белые волосы, только вот глаза этого человека казались странными, затуманенными, будто пустыми. Избавившись от агрессивного противника, здоровяк подошел к алкашке, из-за которой, предположительно, и возник конфликт, и нашептал что-то ей на ухо, при этом толпа вокруг не сводила с них глаз, но здоровяк сохранял хладнокровие, а алкашка была настолько растрогана неизвестными словами этого человека, что тут же расплакалась. Все это выглядело очень странно, Эль не могла понять сути происходящего, но была весьма заинтригована. В конце концов, здоровяк посадил алкашку на один из автобусов, передал ей пачку денег и чмокнул в щечку на прощанье, после чего скрылся в здании вокзала. Эль догадалась, что шоу закончилось. Она взбила сумку, служившую подушкой, опустила на нее голову и закрыла глаза. Дома ей всегда было страшно спать, она боялась, что монстр может что-то сделать с ней ночью, и поэтому всегда закрывала комнату на замок, но и этого ей всегда казалось мало. Она слышала чье то дыхание за дверью, иногда он даже шкрябал ее как крыса, но не для того, чтобы проникнуть, просто чтобы она не расслаблялась, чтобы жила в постоянном страхе. Так оно и было, именно поэтому он всегда выставлял перед ней напоказ все следы своей мертвезны, кровь из глаз, вонь изо рта, слоившуюся кожу, патлы которой он демонстративно клал именно туда, где Эль их находила. Последние несколько лет стали просто настоящим кошмаром, которому, казалось, не будет конца. Ночью ей часто снился тот самый день, когда все случилось. Это был кошмарный сон, где ее отец, мертвый и без руки, лежал под машиной, а она ходила вокруг, хотела убежать, но не могла, тогда он начинал двигаться, пытался схватить ее за ноги отделенной рукой, а она не могла проснуться, пыталась, но не могла. Странно, что сейчас, когда ей как будто ничего не угрожало, ее сон был таким хрупким, и когда автобус тронулся, она тут же очнулась. Эль посмотрела по сторонам, и каково же было ее удивление, когда на соседнем сиденье Эль увидела того самого здоровяка, главного участника уличного представления. Ему-то как раз ничего не мешало спать с широко разинутым ртом. Автобус уже вез их подальше от города, а Эль все это время наблюдала за странным соседом. Тот постоянно перекатывался с боку на бок, громко чавкал, похрапывал и бормотал что-то во сне. Конечно, просто так пялиться на совершенно незнакомого дядю было неприлично, но любопытство брало свое, Эль никогда не видела людей, которые делали такое простым словом. Хотя все это время ее сосед как будто спал, ему видимо были неприятны любопытные взгляды девушки. Наконец, когда ему это надоело, здоровый дядя просто открыл глаза и вопросительно посмотрел на Эль. Девушка засмущалась и отвернулась. Теперь она сама делала вид, что спит. Так они поменялись местами, теперь сосед пристально смотрел на Эль. Долго это не могло продолжаться, она повернулась к нему и просто сказала:
   - Здрасте!
   - Привет...- ответил он.- Что, не спиться?
   - Да, типа того, я случайно видела вас там, на вокзале, что вы ему сказали?
   - Кому?- Он говорил так, как будто был совершенно не в курсе, о чем шла речь.
   - Тому, с палкой, скандалисту с вокзала, вы ему что-то сказали, и он перепугался и убежал, а потом вы что-то нашептали тетке, и она расплакалась, вы разве не помните?
   - А... это такие пустяки, я все забыл, знаешь, когда каждый день этим занимаешься, уже не запоминаешь деталей.- Он зевнул, и Эль почувствовала неприятный алкогольный запах его дыхания и поморщилась. Но стоило ему закрыть рот, и запах пропал. В целом, и это странно, от ее соседа исходило какое-то приятное благоухание.
   - А чем вы занимаетесь?
   - Это когда как, сегодня я вот еду куда-нибудь далеко, и болтаю с тобой, кстати, как мне тебя называть, а то как-то неудобно.
   - Эль.- Она протянула ему руку. Его огромная ладошка слегка прикоснулась к ней, и Эль почувствовала исходившее от него тепло.
   - Меня здесь зовут Пернатым. Очень приятно, Эль. Ну а если говорить о том, чем я занимаюсь, ну наверно, по сути, я просто помогаю людям, тем, кому нужна помощь, конечно, уж никак не кому попало. А то, что было там, на вокзале... эти двое долго пили вместе, пока он не захотел ее изнасиловать, она, конечно, сопротивлялась, и он пригрозил ей палкой. Я случайно оказался рядом, отвел их в людное место, чтобы уменьшить вероятность кровопролитья, на людях, знаешь ли, сложнее размахивать оружием, а потом, я им помог.
   - Что ты им сказал?
   - Дай вспомню... ему я намекнул, что его сестра собирается повеситься прямо на той люстре, которую он подарил ей пять лет назад, когда еще не был алкоголиком и работал на заводе, он, знаешь ли, любил свою сестру, думаю, после такого шока он захочет наладить свою жизнь. А этой его собутыльнице я просто сказал, что она не виновата в том, что случилось домике за городом. Думаю ей лучше знать, о чем идет речь.
   - А ты знал?
   - Ну, собственно, да. Я вообще много чего знаю.
   - А можно спросить, откуда?
   - Спросить, разумеется, можно, вот только ответить я не могу, понимаешь, это как профессиональная тайна, если я расскажу, меня просто прибьют. У меня и так репутация не ахти, в профессиональных кругах не любят неудачников, а еще больше, алкоголиков, и конечно, там просто не переносят болтунов, я, быть может, и первое и второе, но корпоративную этику еще ценю.
   - Да ладно тебе, колись, я уже поняла, что ты чудик, а у чудиков нет корпоративной этики, у них даже профсоюза нет, так что не пудри мне мозги, откуда ты все это знаешь?
   - К твоему сведению, слово "Чудик" можно считать обидным, я, конечно, не обиделся, но не все ведь такие терпеливые. В следующий раз будь поосторожней с такими... терминами. А вообще, к твоему сведению, у таких, с позволения сказать, чудиков как я, есть профсоюз, ну, что-то типа того. Но раз уж ты так хочешь знать, я не могу объяснить тебе саму технику процесса, но если не вдаваться в подробности: я вижу, когда у человека проблемы, и просто помогаю, можешь считать это ясновидением.
   - Это круто, но вериться с трудом, знаешь, я всякое видела, но вот НЛО и ясновидящие и так далее, это полнейшая бредятина, если ты и в самом деле такой, докажи, вот у меня так точно проблемы, спорим, ты ни за что не скажешь какие!- Эль самоуверенно откинулась на спинку кресла, даже не глядя на Пернатого, но боковым зрением она заметила, что он улыбался.
   - Я могу ошибиться, ты мне помоги, и скажи: где, когда, при каких обстоятельствах и самое главное, кто оформлял твой договор?
   Эль просто не верила своим ушам, этого не знал никто, и уж точно не мог этого знать совершенно незнакомый дядя, который выглядел как черти кто, и имел весьма идиотское имя. Эль всегда была сдержанной при незнакомых людях, но сейчас произошло нечто просто удивительное. Как оказалось, кто-то в этом мире не только знал страшную тайну, которую она хранила почти десять лет, но и мог ей помочь. По крайней мере, Эль сильно на это надеялась. Пернатый смотрел на нее, его затуманенный взгляд с каждой секундой прояснялся, и теперь Эль уже казалось, что он смотрит сквозь нее.
   - Его звали Муха...- Сказала она.
  
   1.3. Восемь лет назад маленькая Эль обернулась. Сначала она никого не увидела, а лишь почувствовала странный и весьма неприятный запах, который постоянно усиливался, и если бы она могла видеть запах, она бы заметила, как мельчайшие молекулы, которые улавливало только обоняние, собирались воедино, и скоро в источнике смрада появился человек. Худой и некрасивый, но со странным, просто чарующим взглядом, он смотрел ей в глаза, но видел как будто насквозь. Взгляд этого человека пронизывал ее, словно проникал в ее скрытые мысли и просто подчинял ее волю себе. Человек-вонь подошел к девочке и сел на колени перед ней, прямо в лужу крови ее отца, все это время он не сводил с Эль своих страшных глаз, которые постоянно меняли свой цвет, хотя возможно, это просто иллюзия, освещение было неважное. Он протянул руку и вытер ее слезы.
   - Что случилось, малышка?- Спросил он. Наверно голос был самым приятным в этом человеке, ну ладно, не приятным, но по крайней мере, не отталкивающим.
   - Мой папа, он не дышит, ему плохо.- Сказала она, хлюпая носом.
   - Ах, да, прости, я и не заметил.- Он заглянул под машину и нахмурился.- Жестоко с ним обошлись.
   Эль не удержалась и снова расплакалась.
   - Послушай, малышка, как тебя зовут, я ведь не смогу тебе помочь, если не узнаю твое имя!
   - Эль...
   - Замечательно, Эль, а меня вот Мухой зовут, правда смешно, муха вокруг летает, и на какашки садиться.
   Эль сквозь слезы хихикнула. Она доверчиво посмотрела на Муху.
   - А вы мне и в самом деле поможете?
   - Ну да. Я ведь всем помогаю, это правда, точно, я всем всегда помогаю, почему бы тебе не помочь, а чем тебе... это, ну ты понимаешь...
   - Мне не надо помогать, помогите моему папе.
   - Я так и знал, что ты очень хорошая маленькая девочка, ты попросила не конфет и не игрушек, а чтобы я твоего папу вылечил. Вот были бы все как ты.
   - А вы можете его вылечить?
   - Еще бы, я все могу, только вот мне нужно, чтобы и ты кое что для меня сделала, просто маленький пустячок.- Муха полез в карман и достал оттуда смятую, грязную бумажку и одноразовую ручку.- Возьми-ка и напиши тут свое имя, вот и все.
   Эль взяла бумажку и, положив на колено, написала свое имя в том месте, где сказал дядя Муха. Она тщательно выводила каждую букву, чтобы дяде Мухе понравилось, а он наблюдал за всем этим процессом с нескрываемым умилением. Когда Эль закончила, Муха аккуратно сложил бумажку и сунул ее в карман, а ручку оставил Эль.
   - Это подарок.
   Эль улыбнулась и кивнула, но заметила, что паста в ручке почти закончилась, просто удивительно, как ее хватило на то, чтобы Эль смогла написать свое имя.
   - А теперь вы моему папе поможете?- Спросила доверчивая маленькая Эль. Муха встал над ней в полный рост, потянулся и зевнул, теперь вся эта ситуация интересовала его куда меньше. Муха вытянул труп из под машины за ногу.
   - За мной, посмотрим, что можно сделать...- Он побрел прочь и потянул мертвеца за собой, Эль подобрала отделенную от тела руку и пошла следом.
  
   Восемь лет спустя, Пернатый сильно помрачнел, услышав имя Мухи. Он долгое время задумчиво смотрел на соседку. В это время Эль так же внимательно изучала его. Теперь, когда она рассказывала Пернатому все подробности того, что произошло много лет назад, она вспоминала тот злополучный эпизод в мельчайших подробностях, и все более и более очевидными ей начинали казаться сходства между Мухой и Пернатым. Дурацкие имена, чарующий взгляд, необычный запах, пускай и не противный в этот раз, и самое главное - оба говорили о помощи людям. Поэтому сам собой возникал вполне закономерный вопрос: Учитывая ее горький опыт, может ли она доверять и этому "добродетелю", или кавычки все же можно убрать?
   - Выкладывай, откуда ты знал про договор, я и сама толком не въехала, что подписала, тебе-то откуда знать?
   - Его точно звали Муха? Никак по-другому?- Пернатый врядли слышал ее вопрос.
   - Это было сто лет назад, если точно - восемь, я, конечно, могла что-то напутать, но за все это время я других придурков с таким имечком не встречала. Кроме того, это была моя первая детская психологическая травма, если бы я забыла, как его зовут, дедушка Фрейд никогда бы мне этого не простил, кстати, тебя тоже идиотское имя, или это кличка?
   - Значит, мы снова встретимся, и давно же я этого ждал...
   - Эй, приятель, ты вообще меня как-то слышишь, или я зря связки напрягаю? Выкладывай все!
   - Этот... человек, мой старый... знакомый...
   - Твой приятель? Этот мудила? И ты знаешь, где его найти?
   - Не путай знакомство и приятельство, он мне не друг, это точно, и я не знаю где он сейчас находиться. Но я определенно могу помочь тебе его найти. Все указывает на то, что наша встреча не совсем случайность.
   - Слушай, я не знаю, что здесь и куда указывает, но я определенно знаю, куда я тебе укажу, если ты не расскажешь мне все по порядку, о'кей?
   Пернатый посмотрел на потолок. Он пытался подобрать правильные слова, ведь от того насколько он будет убедительным и осторожным, сейчас зависит весь последующий ход событий. Он прикусил нижнюю губу.
   - Короче так, Муха, он - последняя мразь, тебе очень не повезло оказаться на его пути, но раз уж это случилось, дело нужно исправлять, и мне просто придется тебе помогать, потому что я, в каком то смысле виноват в том, что он делает то, что он сейчас делает. - Он посмотрел на Эль и по выражению ее лица понял, что она не совсем врубалась в то, о чем он говорил, Пернатый напрягся.- Ладно, ладно, я тебе все расскажу, но ты не вопи и не смейся, сама сказала, что я чудик, да и с Мухой ты знакома, значит, странности тебя пугать не должны. Короче, дело так обстоит: Муха, он димлер.
   - Кто?
   - Димлер... как торговец, по сути, торговля, этим они и занимаются. Ты веришь... в Бога?
   - Ты что, сектант какой?- Спросила Эль. Только этого ей сейчас не хватало, чтобы ее начал вербовать какой-то свидетель Иеговы.
   - Я что похож?- Пернатого это задело, но он махнул головой, словно отбросив лишние мысли вон.- Нет, я не сектант, я, знаешь ли... но об этом потом. Речь идет о чертовых димлерах, я спросил тебя о Боге не потому, что хотел тебя завербовать или... речь не об этом. Просто когда говорят о Боге, говорят о Дьяволе, о демонах... именно о них я и хотел тебе рассказать. Как бы их не называли, они существуют, эти плохие существа. Демоны есть. Демоны бывают разные, они очень похожи на людей и ходят вокруг нас, а Димлеры это сословие демонов, которые занимаются куплей-продажей человеческих душ. А я... ну, по крайней мере раньше, я был ангелом хранителем...- Он прищурился, ожидая, что Эль начнет хохотать, но она, казалось, выглядела обеспокоенной.
   - Так что, выходит, тот контракт, который я тогда подписала...
   - Да, это то, что он делает.
   - Но это же не честно, слушай, я ведь вообще не врубалась о чем речь идет, разве это можно, раскручивать людей, которые просто не понимают саму концепцию существования души, разве так можно?
   - По правилам - нельзя, но Мухе плевать на правила, он мразь, у него нет морали, он всегда был самым гнусным из всех, тебе просто не повезло, попасть на самое отвратительное существо из всех живущих, и кроме того, должен быть подвох, он не мог просто тебе помочь, всегда есть подвох! Так есть?
   Эль кивнула. Конечно, весь этот разговор казался ей бредовым, но последние несколько лет она наблюдала подобный бред у себя дома, так что врядли Эль могла чему-то удивляться. Из ее памяти так и не испарился тот день, когда она встретила Муху, тогда ведь случились самые настоящие чудеса.
   - Слушай, а я точно тебе доверять могу, или это очередной наеб?- На самом деле у Эль просто не было выбора.
   - Да.- Сказал Пернатый.- А теперь, дай мне поспать, и сама вздремни, а то вся синяя как смерть, ты поверь, я ее лично знаю...
   Он закрыл глаза и отвернулся, а Эль осталась сидеть с разинутым ртом. Автобус вез их куда-то далеко. За окном мелькали деревья, иногда их ветки скользили по поверхности оконных стекол, что сопровождалось довольно неприятным звуком. Этот звук ей кое-что напомнил...
  
   1.4. Восемь лет назад, Эль шла за Мухой, который тащил ее мертвого отца, и в это время напевал какую-то дурацкую песенку. Улицы казались на удивление пустыми, как будто все ночные пьяницы и бомжи попрятались, чтобы случайно не попасться на глаза этому странному существу. Врядли она в то время представляла, насколько это было жутко, наверно Эль не совсем еще оправилась от шока, но спустя восемь лет, когда она будет ехать на автобусе с ангелом хранителем, от одних этих воспоминаний девушку будет бросать в дрожь. Однако тогда, ее больше интересовало, когда же ее папочку... вылечат. Она крепко прижимала к груди отделенную, уже похолодевшую руку, с которой потихоньку сочилась кровь. Муха тем временем начал даже пританцовывать под незамысловатый мотивчик песенки, которую он лично исполнял. Он то и дело совершал корявые па, и подпрыгивал, он был очень даже веселый и не страшный совсем.
   - Были три друга у меня,
   Гуляли мы тра-ля-ля-ля,
   Тогда как был я молодой.
   Бухали мы одной гурьбой.
   Да только в том была беда.
   Что я был психом Да Да Да!
   Я их порезал на куски!
   Из скальпов их я сшил носки!
   Так, совершенно незаметно они дошли до какого-то маленького деревянного домика. Старая краска уже давно облупилась с его стен, а окна были покрыты естественной грязью и краской из баллончиков, при помощи которой на стенах были выведены матерные слова. За окошком горел свет. Муха хотел, было, постучать в дверь, но вдруг передумал.
   - Нельзя стучать, вдруг рухнет. - Эль восприняла эти слова Мухи совершенно нормально и даже не удивилась, дом и вправду был чрезвычайно хрупок на вид. Он подошел к окну и поскреб своими длинными острыми ногтями по стеклу, звук был принеприятнейший, да, да, как ветки по стеклу автобуса.- У Очкарика очень чуткий сон, знаешь как оно, если зрение барахлит, то слух отличный. - Мухе не пришлось долго скрести в окошко, скоро в нем показался силуэт человека, на лице которого было какое-то невообразимое нагромождение из зрительных приборов. Голова с этими бинокулями кивнула, и хозяин дома поспешил открывать. Скоро они были внутри. В этом домике везде стояли лампы и прочие светильники. Свет был настолько ярким, что у Эль заболели глаза, предприимчивый Муха тут же надел солнечные очки, но лишней пары у него не нашлось.
   - Говори тихо,- посоветовал он Эль,- а то у него голова взорвется, я серьезно говорю...
   - Здравствуйте, Ваше Мушество, что принесло вас в здешние края?- спросил Очкарик. Муха крепко обнял его, едва не разрушив хрупкую бинокулярную структуру на его голове.
   - Привело нас сюда, дружище, исключительно прискорбное происшествие, иначе я и не подумал бы нарушать ваш хрупкий сон.
   - Боюсь предположить, что кто-то умер?
   - Вы как всегда правы, какой-то негодяй просто таки разделал милого папочку этой девочки, представьте какой кошмар...
   Очкарик перевел свои механические глаза с Мухи на Эль, она помахала рукой; потом на мертвеца, он тут же заметил дикое увечье и снова взглянул на Эль, она снова помахала рукой, в этот раз не своей.
   - Знаете, я иногда даже радуюсь, что с моими отклонениями выходить на улицу - непозволительная роскошь, подозреваю, что мир превратился в страшное место.- Продекламировал Очкарик, мечтательно направив очкобинокули в небо.
   - Аминь!- Согласился Муха.- Не откажете старому приятелю в помощи?
   - Как можно, у нас ведь такое славное прошлое... Вы знаете, где расположена лаборатория, доставьте нашего весьма мертвого друга туда.
   Муха взял отрезанную конечность у Эль, приподнял очки, подмигнул ей и потащил мертвеца в подвал. Эль молча последовала за ним. Лаборатория была не очень уютной и просторной комнатой, наполненной всевозможными хирургическими и разделочными инструментами. Посредине под огромной лампой находился стол, блестящая металлическая поверхность которого была покрыта пятнами засохшей крови, сгустками непонятного цвета и происхождения, обрывками бинтов и довольно неаккуратно удаленными человеческими зубами. В лаборатории освещение было еще ярче, словно везде висели сварочные аппараты. Эль прищурилась. Муха стряхнул с поверхности стола весь мусор свободной рукой и забросил на него мертвеца, как будто это был не человек, а мешок с картошкой. Очкарик уже показался в операционной, на нем был медицинский халат, на руках резиновые перчатки, весьма грязные.
   - Этот человек чрезвычайно мертв, вы не находите?- Спросил Очкарик.
   - Ваша наблюдательность не знает границ... могу я вам ассистировать?
   - Почту за честь, Ваше Мушество, иметь вас в качестве ассистента... Вы не могли бы пришить ему руку, пока я изготовлю регенерирующий раствор.- Очкарик протянул Мухе иголку и нитку.
   - А как же гигиена?- Поинтересовался Муха. Очкарик кивнул в сторону стола, на котором лежали всякие особо режущие предметы, и среди них грязный мясницкий фартук, покрытый пятнами крови. Не смотря на яркость ламп, свет которых маскировал всяческую грязь, эта комната была настоящим кошмаром для любого инспектора сан станции: по полу ползали тараканы и другие насекомые, а запах был просто невообразимым, по сравнению с ним меркла даже мухина вонь. Муха нацепил фартук, который оказался ему очень мал, и начал пришивать руку. Приладить ее ровно у него не получалось, поэтому Муха несколько раз начинал все с начала, пока Очкарик не помог ему, придержав конечность в нужном положении. Все это время Эль сидела на старом поломанном кардиомониторе в углу комнаты и ожидала, чувствуя себя как на приеме у зубного. Очкарик довольно быстро смешал несколько жидкостей в специальном устройстве из трубок и колб, а потом, набрав полный шприц этой вибрирующей массы, ввел это вещество в затылок папочке Эль.
   - Осталось запустить его моторчик электрическим зарядом...- Сказал Очкарик.- Э...э-э-э - Он напрягся.- Ваше Мушество, не могли бы вы попросить маленькую леди отсюда, это будет неприятно...
   - Правда?- Удивился Муха.
   - Да.- Сказал Очкарик серьезно.- Я настаиваю.
   Муха почесал затылок и, взяв Эль за руку, молча вывел ее из лаборатории. Следующие пол часа, Эль сидела наверху, в маленьком хрупком доме одна. Ей вспомнилась сказка про трех поросят, только вот все волки, кажется, давно обосновались в этом домике из соломы. Эль закрыла глаза, которые уже довольно сильно болели от этого яркого света, и теперь для нее существовали только звуки. Она слышала скрип досок, слышала завывание ветра на улице. Снизу слышался электрический треск и смех. Они о чем-то говорили, снова и снова смеялись, потом из подвала пошел запах горелых волос. "Господин Очкарик, вам не кажется, что у него горит голова..."- приглушенный голос Мухи. "Уберите, пожалуйста, эти электроды, вот так, хорошо" - неприятное бормотание Очкарика. Эль открыла глаза и шмыгнула носом.
  
   Восемь лет спустя, Эль проснулась от того, что автобус остановился. Она повернулась и посмотрела на соседнее сиденье. Пернатый стоял в проходе.
   - Если ты хочешь найти Муху, нам нужно выходить здесь.- Сказал он. Эль глянула в окошко и увидела высокие деревья, стоявшие вдоль дороги сплошной стеной.
   - Ты хочешь завести меня в лес и там прирезать?- Поинтересовалась Эль. Пернатый рассмеялся.
   - Единственный путь в ту часть города, куда нам нужно попасть - пешком, автобусы туда не ездят. Выходи сейчас со мной или потеряешь три дня. А может, и вообще заблудишься. Решай сразу, мне можно верить!
   Несколько секунд Эль сомневалась, ведь доверять первому встречному в ее положении весьма опрометчиво, но Эль в то же время понимала, что выхода у нее, по сути, не было. Эль сунула руку в свою сумку и нащупала там свой счастливый фонарик. В конце концов, если он окажется маньяком, без боя она не сдастся.
   - Ладно, слушай, я тебе поверю, но не думай, что я всем так легко доверяюсь и все такое. Просто мне нужно этого гада найти, а ты видно его знаешь, так что...- Эль набросила сумку на плече и попыталась подняться, но потеряла равновесие и бухнулась в кресло. Пернатый протянул ей руку. Эль вцепилась в его лапищу и поднялась.
  
   1.5 Автобус удалялся прочь по дороге и скоро вовсе скрылся из виду. Эль и Пернатый шли вдоль дороги, шаркая по пылюке. Рядом возвышались столетние сосны.
   - Мне кажется, это была неважная идея, до города черт знает сколько пилять...- Эль сомневалась теперь еще сильнее, но пути назад, конечно, не было.
   - Этот автобус не едет в Порванный Город, туда вообще мало кто едет, по крайней мере, не с этой стороны...
   - О чем ты? Что значит "порванный"?
   - Ты разве не слышала про взрыв?
   - Про... взрыв?- смутные воспоминания все же всплывали в глубинах памяти, да, какой-то взрыв, что-то совсем дурное.- Не припоминаю...
   - Как? Про это ведь все знают...
   - Все, может, и знают, а я не припоминаю.
   - Странно... короче, история такая, в центре района, того, где раньше были театры и клубы и всякие там культурные заведения, там кто-то арендовал подвал под склад фейерверков. Но на самом деле, вместе с шутихами и петардами там хранили пластиковую взрывчатку и динамит, и не только... Понимаешь, если такие склады проверяет милиция с собаками, натасканными на поиск противозаконных химикатов, ищеек очень просто сбить с толку, они чувствуют запах пороха но не чувствуют запах барбитурата калия, химического реагента вызывающего при вдыхании психоз. Так, под прикрытием невинного склада, прятался настоящий пороховой погреб, атомная бомба. Конечно, это место было хорошо сохранено от любопытных властей, но не от случайного возгорания.
   - Круто...
   - Не очень... Взрыв уничтожил четыре квартала, и еще восемь сделал непригодными для проживания. Большая часть населения были убиты взрывом, остальные... как бы это сказать... не в себе...
   - Барбитурат калия...
   - Он, родимый... Теперь, чтобы эта химическая гадость не попала в соседние районы, их отгородили стеной, и распыляют с дережаблей нейтрализующие реагенты. Знаешь, даже красиво смотрится со стороны, ну, эти дережабли.
   - Стой, но раз это место непригодно для существования, какого хера мы туда премся?
   - Непригодно для людей, а мразь вроде Мухи очень любит тусоваться в таких местах...
   - Да? А чего?
   - Напоминает им о доме.
   - А где это, дом?
   Пернатый не ответил, просто посмотрел на нее так, будто все было очевидно.
   Пройдя еще несколько сотен метров, они оказались на перекрестке, одна из веток которого была загорожена ржавым металлическим шлагбаумом. Эта дорога вела в сторону разоренной части города. Пернатый порылся в кармане своего плаща, и достал оттуда марлевую повязку.
   - Это тебе.
   Эль нацепила маску на лицо.
  
   Восемь лет назад она уже видела подобную. Именно с такой марлевой повязкой на лице, Муха вышел из подвала, впереди себя он толкал инвалидную коляску, на которой сидел ее отец. Колеса этого транспорта были кривыми, и при движении выписывали восьмерки, так что она едва не переворачивалась. Папа Эль выглядел плохо, он шевелил головой и закатывал глаза как девица из женских романов, волосы на его висках были опалены, но он был жив. Эль кинулась, чтобы обнять папу, но Муха ее остановил. Он стянул марлевую повязку и сказал:
   - Его пока нельзя трогать, током может ударить.
   Папочка Эль что-то мычал и иногда подергивался, когда Муха выкатывал его из дома. Не менялось его состояние на протяжении всего пути к стоянке, где была их машина. Эль и Муха, кативший коляску впереди себя, шли по пустым улицам и следом за ними гасли фонари, слабо освещавшие ночной город. Тьма скрывала мир за их спинами, но и впереди как будто не было светлее.
   - Не бойся, он скоро оправиться, как только заряд иссякнет. Ну, он, правда, может и потом странно себя вести, там кровь из глазок покапает, кожа послазит, но это пустяки, главное, что он живой, правда?
   Эль кивнула.
   - И не давай ему чухать швы, а то рука отвалиться, и потом будет сложно ее приладить.
   Наконец они дошли до машины. Муха тронул папочку Эль пальцем, и между ними проскочила искра. Муха засмеялся и достал из кармана резиновые перчатки. Надев их, Муха пересадил воскресшего на место водителя. Эль забралась в машину на заднее сиденье. Муха заглянул в окошко.
   - Через минут десять он будет в порядке.
   - Спасибо, дядя Муха.
   - Да что там... работа у меня такая... ах, чуть не забыл, маме своей не говори.- Муха коварно подмигнул ей, и просто ушел прочь. Когда Эль хотела посмотреть Мухе вслед, он уже испарился. Прошло не меньше полу часа, пока ее папа на самом деле пришел в себя. Все это время, Эль замерев смотрела на него в зеркальце заднего вида, лицо воскресшего из мертвых то и дело сводили спазмы, как будто его все еще било током, и пахло от него просто отвратительно, Эль пришло в голову, что все это врядли удастся скрыть от мамы. Наконец, он в очередной раз дернулся и очнулся.
   - Ой, бля, я что заснул...
   - Да, папочка, спектакль закончился, поехали домой...
   - Фу, я так занудился, что... рука чешется... Блин, и чего это я весь в грязи?
   - Упал наверно...
   Он завел мотор.
   - Наверно башкой ударился, нихрена не помню.- Сказал папа Эль и нажал на газ. Машина выехала с пустой стоянки и покатила по ночному городу прочь, и только звезды служили им освещением, да и те, казалось, померкли. Она посмотрела в зеркальце и увидела себя. Маленькая девочка с большими глазами и белыми волосами, теперь и навсегда очень бледная. Теперь и навсегда с чувством беспомощности в душе, с этим страхом в сердце, с пустотой во взгляде. Пройдет восемь лет, у Эль появятся два братика и две сестрички, умрет мама, а папа превратиться в монстра, от которого она будет спасаться бегством, она покрасит волосы в черный цвет, и станет красивой молодой девушкой, возможно слишком бледной и худой. Но это ведь неважно, она снова вернулась на ту дорогу, по которой машина ее отца везла их из большого города домой. Тогда была ночь, а сейчас только вечерело, с Эль был новый друг, которому она почему-то полностью доверяла. Вдалеке виднелись развалины старого большого города, это место и в самом деле напоминало ад...
  
   2. Город, жители и хирургия.
  
   2.1 Девушка, одетая в черные джинсы и легкое пальто, и высокий мужчина в длинном грязном плаще, шли по узенькой аллее, которую обрамляли пожелтевшие деревья. Дорога была запущенной, по ней никто не ходил и не ездил уже очень долго. Асфальт был скрыт пылью и полусгнившей опавшей листвой, а ведь еще совсем недавно по этой дороге проезжали сотни машин. Совсем недавно город привлекал туристов бизнесменов и бродяг, заманчивой и обманчивой красотой своих улиц, блеском витрин, яркостью афиш, и богатством щедрых на подаяния горожан. Теперь туда тянулись лишь крысы и уроды, да редкие отчаявшиеся странники. Пернатый шел медленно, но его шаги были сами по себе такими большими, что Эль приходилось торопиться, чтобы за ним успевать. Город, видневшийся вдали, становился ближе и ближе. Эль отстала на несколько шагов, и пока она догоняла Пернатого, у нее возник один вопрос, который она тут же задала, чтобы прекратить эту дурацкую паузу.
   - А крылья у тебя есть?- Спросила она, сняв марлевую повязку. Пернатый обернулся.
   - Чего?
   - Крылья, спрашиваю, у тебя есть, ты ведь ангел... или типа того... Так есть?
   - Есть, конечно...- Он был спокоен, но Эль показалось, что этот разговор его немного напрягал, однако прекращать она не собиралась.
   - Покажи!
   - С какой стати я должен показывать тебе свои крылья?
   - Ну, докажи мне, что ты настоящий ангел, а не просто трепач, когда я увижу крылья, я стану тебе еще больше доверять, понимаешь, доверие и все такое, это краеугольный камень отношений!
   - Каких еще отношений?
   - Ну, дружбы, любви... я не знаю, не пойми неправильно, я в тебя не втрескалась, пока, но мы вроде как вместе тусуемся, пускай и по необходимости, так что это считай отношения. А ты то, как это все воспринимаешь?
   - Для меня это... работа.
   - Ах, вот как, значит, не будь ты на работе, ты бы на меня и не посмотрел, и вообще послал бы меня?
   - Наверно, я не знаю.
   - Это очень обидно, на самом деле, очень грубо и жестоко, я себя чувствую клиентом проститутки... или... как там они называются. Выходит я - работа, и ничего больше.
   - Ты все неправильно понимаешь, в мире ангелов хранителей вообще нет такого понятия, как личные отношения, у меня нет друзей среди людей.
   - Но у тебя ведь есть враги, этот Муха...
   - Он не человек.
   - Логика непробиваемая. А как ты вообще к людям относишься?
   - Мне вас жалко, вы всю жизнь дергаетесь по пустякам, а после смерти жалеете о зря прожитых днях, это невыносимо.
   - Я не дергаюсь по пустякам, и жалеть уж точно ни о чем не буду.
   - Это ты сейчас так говоришь.
   - Ладно, ладно, крылья покажешь?
   - Нет, и повторять не буду.
   - Зануда.- Эль зевнула.- А вы все ангелы такие стремные?
   - Я не знаю, что из себя представляют другие ангелы, мы друг друга не видим.
   - Стой, а что ты говорил мне про профсоюз и профессиональную этику? Если вы друг друга не видите, как все это возможно?
   - Если ты кого-то не видишь, это еще не значит, что он не может тебе накостылять за нарушение кодекса.
   - Это все какой-то полный вздор, что еще за кодекс?
   - Правила. Одень маску, а то надышишься химии и сойдешь с ума.
   Эль нахмурилась, но маску одела.
   - Какие правила?- Из под повязки ее голос звучал сдавленно, как будто она говорила по междугороднему телефону. Пернатый молчал. Некоторое время Эль поглядывала на него, ожидая ответа, но скоро сдалась и начала рассматривать место, в котором ей непосчастливилось оказаться. Деревья вокруг них изменились, на этих не было уже ни листочка, наверно химическое заражение не пошло на пользу местной флоре. Развалины домов вдалеке обретали более конкретные очертания. Большинство из них были не такими уж разрушенными, просто без единого целого окошка, иные же превратились в абсолютные руины. По большей части, все дома были сильно обожжены, врядли в них мог бы спокойно обитать хоть кто-нибудь живой, однако Эль догадывалась, что это впечатление было обманчивым. Но в любом случае эти руины производили достаточно мрачное впечатление, и воскрешали в памяти картинки из дурацких пост апокалиптических фильмов, где одетые в тряпье накачанные боевики воевали с мутантами, с противогазами на головах. В небе висели несколько серых дережаблей, не таких огромных как печально известный Гинденбург... короче, совсем маленьких.
   - А эти дережабли они такие... ну мелкие.- Сказала Эль слегка разочарованно.
   - Мы далеко, они на самом деле большие.- Ответил ангел, посмотрев в небо.
   - Ну, я, конечно, догадываюсь, что когда ты, расправив крылья, пролетаешь мимо, они кажутся большими, но... - Так как Пернатый, по всей видимости, не собирался обсуждать полеты, Эль решила сменить тему. - А такие как Муха, их вообще много?
   - Демонов? Больше чем ты думаешь, но наверно, столько же, сколько и ангелов, иначе они бы взяли рай штурмом.
   - Может их меньше?
   - Сомневаюсь.
   - И все такие как он?
   - Таких как он много, но много и других, вообще трудно иногда бывает отличить их от людей, но один верный способ все же имеется.
   - И какой же?
   - По запаху, если подозреваешь - принюхивайся.
   - У тебя тоже запах специфический.
   - Это да, но ангелы приятно пахнут, а демоны воняют.
   - Буду знать.
   - Муха - димлер, он не простой демон, димлеры - самые неприятные, они играют на человеческих слабостях, знают их все наизусть, стоит димлеру один раз взглянуть на человека, и он уже знает с какой стороны подходить, а подходить всегда есть откуда. Димлеры читают вас, людей, это их талант, их призвание, хотя на самом деле это не так уж и сложно, главное иметь мозги. Все человеческие пороки, слабости и желания написаны на лицах.
   - И на моем тоже?
   - На твоем - абсолютно все. Не обижайся, но ты очень простодушный человек, просто букварь...
   Эль насупилась и довольно долго ничего не говорила, она искренне считала себя довольно сложной и многогранной личностью, и тут этот недоумок одной фразой разрушил все ее наивные иллюзии. Что ж, если у Пернатого так легко получилось ее обидеть, может он и прав. Вскоре Эль начало напрягать обоюдное молчание, к тому же Пернатому тишина явно нравилась, и чтобы лишний раз ему насолить, она решила продолжить допрос, но тут она заметила, что ангел, немного оторвавшийся от нее, остановился, и теперь стоял впереди.
   На их пути лежало здоровенное бревно. Пернатый стряхнул облупившуюся кору, сел на него, и достал из кармана небольшую флягу. По запаху Эль догадалась, что содержимое ее было весьма алкогольным. Она подошла к бревну и села радом с ангелом. Дорога и ее тоже порядком утомила, и хотя до города было рукой подать, им нужно было немного передохнуть.
   - А что, ангелы тоже устают?- Спросила она.
   - Еще бы... ангелы устают, у них болят ноги, им хочется есть и спать... Нам это не нужно, физиологически, как вам людям, но это не означает, что мы не любим покушать, выпить и...
   - Вы злоупотребляете алкоголем...?
   - Ага, все ангелы - алкаши.
   - А это... ангелы занимаются сексом?
   - В типичных представлениях людей - ангелы бестелесные, бесчувственные и бесполые посланцы бога, что касается бесплотности, такое бывает, с бесчувственностью это в самую точку, ну скажем в девяти случаях из десяти, но что касается отсутствия половых различий, это общепринятое заблуждение. Вот только с представителями своего вида мы этого делать не можем, приходиться довольствоваться человеческими и демоническими контактами.
   - А как же Бог?
   - А что бог?
   - Ну, вы его посланники?
   - Да, все мы.
   - В смысле?
   - В смысле, что он нас всех давным-давно послал...- И Пернатый расхохотался.
  
   2.2. Они вошли в город, когда солнце уже почти спряталось за горизонт. Тени стали длиннее, а пустые полуразрушенные дома, которые и так выглядели устрашающе, теперь просто напоминали надгробия или головы мертвых великанов, по шею закопанных в землю. Эти колоссальные черепа смотрели на двух путников своими черными, мертвыми глазницами, жизнь в которых погасла уже давно, и оставалась теперь только тайна, которая, как известно, пугает людей еще сильнее. Это огромное кладбище казалось достаточно враждебным, поэтому Эль незаметно приблизилась к Пернатому, и чем темнее становилось, тем сильнее она к нему прижималась.
   - А ты собиралась ехать сюда одна... наивная.- Усмехнулся ангел.
   - Заткнись, я же не знала, что здесь поле военных действий.
   - Держись ближе ко мне, никуда не отходи.
   Красные лучи заходящего светила пронизывали слепые каркасы зданий насквозь. Теперь было видно, что эти дома пустые изнутри, в них нет вообще никакой жизни.
   - Днем наверно все прячутся по подвалам.- Предположил Пернатый.
   - С чего ты взял?
   - Так мне кажется...
   - А мне кажется, что мы зря сюда приперлись.
   - Вспомни, куда Муха тебя отвел?
   - Такой косой маленький домик, почти в центре города, возле театра, там жил доктор, Муха называл его Очкариком, не знаю, наверно он был врачом.
   - Хорошо, начнем поиски оттуда, раз это единственная ниточка.
   - А ты разве не знаешь, где может быть Муха?
   - А с чего это я должен знать?
   - Ну... ты много знаешь про этих... димлеров... или как их там... вот я и предположила.
   - Я встречался с Мухой лишь один раз. Это было давно и далеко. У меня нет абсолютно никаких зацепок.
   - Тогда откуда ты столько о нем знаешь?
   - Муха в каком-то смысле легендарная личность, у него столько влиятельных врагов, что это у всех на слуху.
   Пока они, разговаривая, шли, вокруг стало совершенно темно, горящие глаза пустых домов погасли. Эль порылась в сумке и выудила оттуда фонарик, однако батарейки были подсевшими, поэтому света хватало только на то, чтобы выхватывать дорогу под ногами и не падать, спотыкаясь на каждом шагу.
   - Хреновый у тебя фонарик.- Сказал Пернатый.
   - Счастливый.
   - Светит плохо.
   - Я собиралась впопыхах, не успела проверить батарейки.
   - В следующий раз, когда соберешься с визитом в это хорошее местечко, приготовься получше, ладно?
   - Смеешься? Хрен я еще раз сюда сунусь!
   Ангел усмехнулся, и тут же замер. Неподалеку в кромешной темноте они увидели движение луча света. Этот лучик шевелился, двигался вверх-вниз, из стороны в сторону, постепенно приближаясь к ним. Наконец лучик остановился, он был направлен прямо на путников. Пернатый полез во внутренний карман плаща и достал обрез.
   - Эй, я не знала, что у тебя есть оружие.
   - Это кара господня... ну, вроде того... Стойте, кто идет, у меня есть оружие!- Крикнул Пернатый в сторону источника света. Свет становился все крупнее и крупнее.
   - Не стреляйте, мы не вооружены!- Послышался писклявый голос. Эль направила свой фонарик на незнакомцев. Это были двое мужчин, один из них сидел в инвалидной коляске, а второй его вез. У типа в коляске из головы торчал гвоздь, и на нем была одета смирительная рубашка. Лицо второго скрывали густые заросли грязных, блестяще-жирных волос, так что совершенно непонятно было, как он видит дорогу. Говорил тот, что сидел в коляске.- Не стреляйте!
   Пернатый опустил ствол.
   - На вид они безобидные.- Сказала Эль.
   - Я бы так быстро выводов не делал.- Ответил ангел.
   - Меня зовут Мозг, а это Тело, он меня возит!- Эти двое остановились неподалеку от Эль и Пернатого. Фонарик был примотан скотчем к голове Мозга, и теперь яркий луч смотрел прямо в лицо девушке. Эль жестом попросила Мозга немного опустить голову, и он направил свет посередине между девушкой и ангелом.- Вы в городе новенькие! Случилось что-то плохое?
   - С чего вы взяли?- Поинтересовалась Эль.
   - Когда все нормально, сюда не приходят.
   - Против правды не попрешь...- Согласилась она.- А этот... Тело, он что не разговаривает?
   - Он может говорить, только вы ничего не поймете. Он спалил мозги, кстати, вы можете снять марлевую повязку, ночью химикаты не опасны, а вот днем, когда они разогреваются солнцем, можно отравиться. Вот как Тело отравился, пошел загорать и спалил себе мозги, теперь служит мне ногами и руками.
   - А вы сами не можете ходить?
   - Кто вам сказал?
   - Ну... вы ведь на коляске...
   - Нет, это просто... понимаете... если меня развязать, я начну забивать себе в голову гвозди, я тоже долго ходил днем...
   - А ноги то тут причем?- Не унималась Эль.
   - Я могу коленями забивать...
   - Аааа... Ну, стало быть, этот Тело вам нужен, а вы то ему на кой черт?
   - Ему вообще ничего не нужно. Без меня он споткнется, упадет и не встанет, как черепаха перевернутая, если я ему не скажу что делать. Когда я его встретил, он совал себе ложку с супом в ухо, забыл как есть.
   - Круто!- Эль была просто в восторге от этого знакомства, она никогда не встречала таких странных людей, и как она догадывалась, в этом городе все были такие. Город психов. Дети барбитурата калия, поколение психо.- Выходит, вы как симбиоз!?
   - Ну, можно и так сказать.- Согласился Мозг, хотя врядли он понял, что означало это слово.
   - Вы здесь в городе всех знаете?- Перехватил эстафетную палочку в допросе Пернатый.
   - Ну, всех тут знать нельзя, иначе убьют, но кое-кого мы все-таки знаем, а вы кого-то конкретного ищите?
   - Мы ищем... как ты сказала?..
   - Очкарика!
   - Да, вы не знаете где Очкарик?
   Мозг задумался. Его глаза путешествовали по пустоте, как будто ловили мысли, но ничего не поймав, он замотал головой.
   - Да ладно вам, вы психи все друг друга знаете!- Рассердилась Эль.- Подумай, уродец-доктор с такими странными бинокулями на голове! Он доктор, живет в маленьком позорном домишке в центре города! Ну!
   - Доктор! Он в центре живет... в позорном домике, вроде как, но у него со зрением все в порядке, и слух у него чуткий, так что не ори, дура!- Мозг наверно обиделся на "психи", он шмыгнул носом, и как будто прослезился.- Тело, везем-везем, от этих невоспитанных хамов!
   Пернатый с укором посмотрел на девушку, но ей стыдно не было. Тело уже катил свой Мозг куда-то в темноту. Пернатый вырвал у Эль фонарик и посветил им вслед.
   - Подождите, господин Мозг, она не хотела, не слушайте истеричку, помогите нам найти этого доктора, если хотите, я вам денег дам!- Пернатый обогнал этих двоих и продолжал уговаривать Мозга на ходу, причем шел он задом наперед, так что постоянно налетал на всякие препятствия, чуть не падая.
   - Деньги ваши нам не нужны, все что нам нужно, это немного уважения! А то ходят ту всякие, ты к ним со всей душой, а они... сама она псих. Тоже мне умная... Пусть девчонка извиниться!- Уперся Мозг, а Тело как будто не протестовал.
   - Эль! Извинись перед господами!- Крикнул Пернатый.
   Эль стала, уперев руки в боки.
   - Не буду!!!
   Пернатый подошел к ней своими огромными шагами, и прошептал ей на ухо:
   - Извинись перед ним, дура, иначе оставлю тебя здесь одну!
   - Я не буду просить прощенья за то, что назвала его психом, потому что он и есть псих, ничего в этом обидного нет!
   - Помнишь, я тебе говорил, что "Чудик" слово обидное, так вот "псих" еще обиднее, особенно для настоящих психов!
   - Говори что хочешь, меня это не ебет!
   Пернатый подумал, и, размахнувшись, вмазал ей по лицу, да так сильно, что Эль упала на землю. Она посмотрела на него снизу вверх, в глазах ее было полнейшее непонимание, а синяки теперь красовались на обеих щеках.
   - Извинись!- Прорычал он.
   Эль шмыгнула носом и неуклюже поднялась. Она подошла к Мозгу с Телом. Мозг хихикал, наблюдая за тем, как Пернатый ловко уговорил девушку.
   - Простите...- сказала Эль.
   Мозг сделал вид, что думает. Эль это так разозлило, что она чуть не наваляла ему, но вместо этого она посмотрела на Пернатого, и тот пригрозил ей кулаком.
   - Я была дурой, простите меня, пожалуйста...- Она сделала виноватый вид, и Мозг тут же растаял, удовлетворенный не столько фальшивыми извинениями, сколько красным следом от ладони Пернатого на щеке девушки.
   - Идите за нами.- Сказал он.- Тело, идем к врачу.
   И Тело повез его в темноту, Пернатый и Эль пошли следом.
   - Вот уж не думала, что ангелы такие мудаки.- Сказала Эль, потирая след от руки Пернатого на щеке.
   Они шли по темным переулкам, и слабое освещение давало возможность рассмотреть лишь редкие углы уничтоженных огромным взрывом домов. Скоро фонарик Эль начал барахлить, и она выключила его, доверившись свету с головы Мозга. Мозг еле слышно говорил что-то своему помощнику, и тот, что самое странное, отвечал ему несвязным мычанием, понятным только калеке с гвоздями в голове. Эта беседа немного насторожила ангела, но он не решился расспрашивать проводников о чем-то, чтобы лишний раз их не расстраивать. Теперь они проходили мимо огромной автостоянки, заставленной каркасами выжженных изнутри безколесых машин. Этих корпусов было невиданное множество, в одном Эль заметила скелет, одетый в дырявую, вязаную шапочку. В некоторых ворошились крысы, собаки и другие таинственные существа, принадлежность коих к какому либо виду Эль определить не смогла. В остальных были наложены картонные коробки, видимо кто-то использовал их как жилище.
   - Здесь живут люди?- спросила Эль.
   - Да, люди и прочие фрики...- ответил Мозг.
   - Запомни хорошее слово, ругательство, на которое психи не обижаются.- Прошептал Пернатый ей на ухо. Эль усмехнулась.- Кстати, ты на меня не обиделась, ну за...- Он помахал рукой, изображая удар.
   - Забыла уже.- Ответила она.- Эй, а здесь всегда так темно?
   - Нет, в пол одиннадцатого зажигают фонари.- Сказал Мозг,- А мы почти пришли.
   - Слава богу...- Эль протерла глаза и посмотрела на часы, стрелки уже показывали одиннадцать.- Что-то они сегодня...- И тут она увидела дом Очкарика. Совершенно непонятно, как это хрупкое строение могло перенести взрыв, хотя при более тщательном изучении все ставало на свои места. Огромная стена соседнего дома обрушилась на эту хибару, но не достигла своей цели, наткнувшись на соседний дом, таким образом, помещение Очкарика оказалось под защитой, между одним обвалившимся и одним уцелевшим домом, как под навесом, и взрывная волна его пощадила. Но на самом деле это был все тот же самый дом, неизвестно как сохранившийся столько лет.
   - Ну, вот мы и пришли!- Сказал Мозг,- Если мы вам понадобимся, будем на кладбище машин.
   - Спасибо, друзья!- Сказал Пернатый.
   - Спасибо...- Промычала Эль.
   - Всегда рады помочь...- И они укатили прочь. Эль и Пернатый остались почти в кромешной темноте, и Эль снова пришлось зажечь фонарик. Внутри дома тоже был заметен неясный свет. Пернатый смотрел, как блуждающий луч прожектора прикрепленного к голове Мозга удалялся от них по направлению к кладбищу машин.
   - Хорошие ребята, фрики конечно...
   - Уроды.- Сказала Эль.
  
   2.3. Эль предупредила Пернатого, чтобы он не стучал в дверь слишком сильно, ведь это хрупкое строение и в самом деле могло сложиться как карточный домик, похоронив под собой их единственную зацепку - Очкарика. Но Пернатый не то чтобы сильно ее слушал, поэтому он так лупанул в дверцу, что она просто отвалилась. Эль грозно на него посмотрела, Пернатый пожал плечами. Они вошли в домик. Внутри было пусто. По всей комнате до сих пор были расставлены многочисленные осветительные приборы, но в большинстве из них не хватало лампочек, либо они просто были разбиты, поэтому в доме было довольно темно, а фонарик Эль светил все слабее и слабее. Странно, но когда они были снаружи, им как будто привиделся свет. Девушка и ангел осторожно шли по прихожей, вслушиваясь в треск досок под ногами, ожидая, что пол вот-вот провалиться, а за ним и этот дом накроет их всем своим весом старых деревяшек. Но к их огромному удивлению этого не происходило, казалось, какие-то неведомые силы удерживали эту хибару от разрушения.
   - Наверно, дом заговоренный...- Догадался Пернатый.
   - А это еще что значит?- Поинтересовалась Эль.
   - Ну, если хозяин этого убогого строения водит дружбу с Мухой, они вполне могли использовать черную магию, чтобы обезопасить этот дом от разрушения.- Пояснил ангел.
   - Черная магия... круто.
   - Нет, черная магия это не круто, это опасно.
   - Зануда.- Они вышли из прихожей и оказались в жилой комнате, где Эль когда-то ждала, пока Муха и Очкарик ремонтировали ее папу в подвале. Теперь здесь было совсем темно и еще более грязно, и дверь в подвал была заперта.
   - А ты знаешь какие-то заклинания что ли...- Спросила Эль. Она села на диван, с которого тут же поднялось облако пыли. Эль громко чихнула и тяжело вздохнула. В доме никого не было давно, а если кто и был, то повытирать пыль они явно запамятовали. Наверно Очкарик, также известный как Доктор, куда-то свалил.- Так знаешь, или нет?
   - Что ты имеешь в виду?
   - Ну, заклинания, белая магия там... и все такое.
   - Белой магии не существует. Любая магия это вмешательство в естественный ход вещей,- Рассказывал он, прохаживаясь по комнате, от ног ангела на грязном полу оставались крупные и четкие следы, Эль отметила про себя, что он носил очень крупный размер обуви.- А это противоречит природе, значит неправильно, значит зло... белую магию придумали люди, чтобы спалось спокойнее.
   - Ну ладно, ладно, философ хренов, а черные заклинания ты знаешь?
   - Знаю, но тебе не скажу, даже не проси.
   - А все ангелы такие занудные как ты?
   - Не знаю, я других не встречал.
   - Да, да... Кажется, наши поиски закончились... просто жопа, его здесь нет...
   - А кто вам собственно нужен?
   Эль и Пернатый обернулись на голос, и увидели двоих незнакомцев, одетых в военную форму. Они стояли в дверях, парни одного роста, с гладко выбритыми рожами и сумасшедшими глазами. Эль насторожилась, увидев на их плечах ремни от автоматов, которые они, по всей видимости, прятали за спинами. Один из солдат держал в руке керосиновую лампу.
   - А вы еще кто такие?- Поинтересовалась Эль, она немного расслабилась, когда Пернатый сунул руку под плащ, где прятал ствол.
   - Рядовой Рядовой.- Один из них представился и отдал честь.
   - Рядовой Особый.- Сказал второй. Эль пришло в голову, что если они сейчас поменяются местами, она врядли сможет отличить Рядового от Особого, настолько они были безликие, и это при том, что они были абсолютно непохожи друг на друга. Просто чудо, как униформа иногда лишает некоторых людей элементарных опознавательных знаков, вроде лиц...
   - Очень приятно...- Ответил Пернатый.- А вы, собственно, кем Очкарику приходитесь?
   Солдаты переглянулись.
   - Очкарику?- Переспросили они в один голос.
   - Доктору?- Пояснила Эль.
   Солдаты снова посмотрели друг на друга, но на этот раз Эль заметила, что было в этом взгляде нечто заговорщическое. Они наверняка знали, о ком идет речь.
   - Простите, мы не знаем, о ком идет речь, правда, рядовой Рядовой?
   - Так точно, рядовой Особый.
   - Мы прибыли на этот полигон для прохождения воинской службы.
   - По контракту...
   - Спасибо, рядовой Рядовой, мы заняли важный форпост для наблюдения за ходом масштабных учений, а вы собственно вторгаетесь на территорию, которую арендует министерство обороны. Так что если вы не являетесь уполномоченными представителями оного, я буду вынужден попросить вас удалиться, итак, являетесь вы, или нет, уполномоченными представителями министерства обороны?
   - Аминь святой отец...- Хихикнул рядовой Рядовой.
   - Не сейчас.- Прошептал Особый, покосившись на него.
   - Алилуя...
   - Заткнись наконец...
   - Они не настоящие солдаты, это как пить дать...- Прошептала Эль, и громче добавила,- А вы ребята случайно не нанюхались барбитурата калия?
   - Она знает военную тайну, Иисусе-господи, равняйсь-смирно!- Рядовой Рядовой занервничал и начал подпрыгивать на месте.
   - Это спасательная операция, они здесь, чтобы освободить военнопленного!- Завопил Особый, он попытался снять с плеча автомат, но у Пернатого реакция была лучше, он выхватил обрез и пальнул солдату в живот. Потроха Особого выплеснулись на стену, и он, комично свернувшись, рухнул на пол. Эль вскрикнула, а рядовой Рядовой с воплем "Распинают!!!" бросился бежать. Пернатый хотел, было, стрельнуть ему вдогонку, но передумал, чтобы лишний раз не травмировать девушку. Вместо этого он подошел к дверям и поднял брошенный беглецом автомат. Оружие он передал Эль, девушка подержала ствол в руках несколько секунд, ее лицо перекосило от отвращения когда она обнаружила, что оружие было полностью покрыто чем-то липким и красным, и Эль отбросила автомат в груду барахла в углу комнаты. Рядовой Особый лежал на полу в позе эмбриона и плевался кровью, его глаза помаргивали, сквозь руки, закрывавшие рану, сочилась кровь и поднимался дымок. Пернатый стал прямо над ним и направил дымящийся ствол обреза ему в лицо.
   - Скажешь где ваш военнопленный, облегчу тебе страдания.- Сказал он. Трясущейся окровавленной рукой Особый указал на закрытую дверь, ведущую в подвал. Пернатый нажал на спуск и воздух в комнате наполнился грохотом выстрела, дымом от горящих волос и брызгами крови.
  
   2.4 Эль стояла в углу запыленной темной комнаты, пока Пернатый при помощи ломика уничтожал замок на двери, ведущей в подвал. Неподалеку валялся мертвец, лицо уничтожено, живот разворочен, лужа крови, которая постоянно увеличивается. Эль побаивалась, что эта лужа скоро достанет до ее ног. Она сперва просто была на грани истерики, конечно, она не ожидала, что ее новый друг ангел просто так, хладнокровно, не моргнув глазом, выпустит все потроха какому-то доходяге. Да, были смягчающие обстоятельства, но это ничуть не меняло того факта, с какой легкостью он нажал на спуск. Вопрос был простой: "А разве ангелы такое делают?" Пернатый тем временем не особенно преуспел в разрушении замка, он отбросил лом в сторону, подошел к трупу и начал шарить по его карманам в поисках ключа. Ну, наверно некоторые ангелы должны уметь такое, ведь иначе как бы они ликвидировали всех этих младенцев, тогда в Египте, и война с демонами, и все такое... Да, ангелы должны быть жестокими, тут сомнений нет, но он просто взял и застрелил этого человека, как будто раздавил жука, ноль эмоций. Не обнаружив ключ, Пернатый грубо выругался, пнул мертвеца ногой, и стал перезаряжать свой обрез. Нет, собственно ничего страшного в этом не было, их хотели застрелить эти психи, и Пернатый оказался быстрее, он все сделал правильно. Только вот в Библии, кажется, написано: не убий...
   - Это все отмазки для людей, ангелам можно...- Сказал Пернатый, прочитав ее мысли.- Уши закрой, будет громко.
   Он выстрелил, искры и небольшое облако дыма, на пыльный пол рухнул разворочанный замок и цепи. Пернатый открыл дверь.
   - Пойдем.
   Они осторожно спускались вниз. Лестница в подвал за все те годы, что прошли с того дня, как Эль здесь побывала, стали еще более хрупкими. Они громко трещали, и продавливались вниз, насколько это было возможно, едва не проламываясь. Пернатый нашел у рядового Особого в кармане фонарик, который хоть и был маленького размера, но светил куда лучше, чем тот что был у Эль. Теперь им было немного легче передвигаться в этом темном мире. Наконец нога Пернатого, который шел впереди, коснулась более жесткого пола. Он освятил всю комнату, заполненную мертвыми лампами, которые без электричества теперь просто были бесполезными украшениями интерьера. В этом месте все было также заполнено пылью, на полу кто-то недавно выводил в ней странные рисунки, напоминающие план ведения военных действий. Среди этих немыслимых каракулей Эль смогла разглядеть нечто, напоминающее стену и дережабли, на один из которых указывала стрелочка, исходившая от другого рисунка, похожего на человечка с гранатометом. Видимо планы у этих двух нелепых вояк были и в самом деле грандиозными. Так или иначе все эти милитаристские вакханалии не изменили общего медицинского духа этого подвала. Даже абсолютное запустенье не смогло его сломить. И хотя все колбы были разбиты, все инструменты погнуты и сломаны и покрыты ржавчиной, а операционный стол и вовсе куда-то испарился, это все еще была та самая лаборатория... Лаборатория ужасов... Эль заметила, что на осколках некоторых сосудов виднелись красные следы, видимо кто-то использовал эти стекла как орудие пыток, только вот кого пытали? Лучик света остановился на кресле, вроде тех, что стоят в кабинете дантиста. К этому высокому сиденью был привязан человек, одетый в белый медицинский халат, его ноги были забинтованы тряпками, уже давно ставшими коричневыми от засохшей крови, Эль заметила, что подошвы этих своеобразных портянок были неровными, наверно туда и были положены осколки стекла. Девушка взглянула на лицо пленника, выхваченное лучом фонарика из темноты. На нем не было огромного бинокулярного прибора, но глаза его были скрыты за темными очками для плавания, а на голове были наушники. Пернатый посмотрел на Эль
   - Он?
   - Не знаю, я его лица тогда не могла рассмотреть, у него была всякая хрень на лице, и я... короче, я не знаю. А он жив вообще?
   - Жив.- Пернатый подошел к стулу. Руки человека были пристегнуты к стулу наручниками, ноги были связаны, а во рту был кляп.- Военнопленный...- Сказал Пернатый. Он вынул свернутую тряпку, пропитавшуюся слюной, изо рта военнопленного, но наручники снимать не стал, хотя и увидел маленький ключик, валявшийся на полу. В этом городе нужно было сначала убедиться в том, что человек не представлял опасности, а потом уже освобождать его. Военнопленный не шевелился, и Пернатому пришлось дать ему пощечину. Человек вскрикнул, потом начал плеваться и глотать воздух. Он тяжело дышал полной грудью, и слегка постанывал, затем он подергал руками, проверяя прочность оков, но, обнаружив, что он все еще прикреплен к стулу, военнопленный оглянулся.
   - Солдаты нас покинули?- Спросил он, плюнув на пол.
   - Да, их здесь нет.- Ответил Пернатый, посмотрев на харчок пленника, попавший на его ботинок. Эль стояла в стороне, голос человека со стула был ей знаком, но внешне он ничуть не походил на того пожилого доктора, который тогда лечил ее отца.
   - Я вам весьма благодарен, господа. Компания этих безграмотных сумасшедших была сущим неудобством. Они подвергли меня серии травмирующих пыток, при этом даже не объяснив цели оных. И кто это придумал давать оружие в руки невоспитанных ничтожеств...
   - Это он.- Сказала Эль с полной уверенностью, может, Очкарик и изменился внешне, но говорил он по-прежнему.
   - Он?- Переспросил Пернатый.
   - Я - он?- Не въехал Очкарик.
   - Ты он!
   - Кто он?
   - Он, это совершенно определенно ты!
   - Прошу прощенья, я не совсем понимаю о ком идет речь, будь я лучше информирован, я смог бы наверняка сказать он я, или не он.
   - Не выебывайся! Ты Очкарик!
   - Я? Я давно уже Доктор!
   - Но ты был Очкариком!
   - И ты в очках...- Добавил Пернатый, сам удивившись тому, как он мог сказать подобную глупость.
   - Ну, в далеком прошлом я, конечно, был Очкариком, но теперь я совершенно точно Доктор, может вам рецепт выписать?
   - Короче, этот тупой базар меня напрягает, Пернатый! Это совершенно точно Очкарик, хотя он и говорит, что он не он, и выглядит совсем по-другому, но это он, чтоб я сдохла!
   - Это тоже можно...- сказал Очкарик.
   - Заткнись!- Рявкнул Пернатый.
   - Э... прошу прощенья, но не могли бы вы меня освободить... я... это, вы конечно хорошие люди, хоть и невоспитанные, но это мой дом, освободите меня и покиньте его как можно скорее.
   - Слушай, ты сейчас не в том положении, чтобы ставить условия, сначала мы тебя кое о чем спросим, а потом подумаем, заслуживаешь ли ты свободы.
   - Заслуживаю, определенно заслуживаю, я много страдал, меня долго не кормили, и даже пытали, представляете? Я, кажется, уже упоминал...
   - Если ты нам не поможешь, тебе придется вспомнить, что такое пытки...- Эль подошла ближе.- Мы ищем Муху.
   - Сейчас осень, мухи в этот сезон готовятся к спячке и...
   Пернатый замахнулся и ударил Очкарика по лицу. Тот замолк и, пошевелив языком во рту, сплюнул кровь.
   - Мы говорим о МУХЕ, ты знаешь, о ком идет речь!
   - Простите... я не сразу понял... Но я не знаю где он, я не встречал господина Муху уже много лет.
   Эль посмотрела на Пернатого, он посмотрел на нее.
   - Он не врет?- Поинтересовалась Эль, - Может, следует его попытать немного...
   - Он не врет.- Пернатый.
   - Я не вру!!!- Очкарик закивал головой.
   - Он не врет...
   Эль разочарованно вздохнула. Она даже не знала, что ее расстраивало сильнее, тупик в поисках, или то, что им НЕ придется пытать этого мерзавца.
   - А ты не знаешь, кто может знать?
   - Я подумаю, если вы меня освободите.- Очкарик изобразил невинность и направил свои скрытые за очками глаза в небо.
   - Не-а, так дело не пойдет, сначала скажи, а потом мы тебя отпустим.- Эль посветила своим плохим фонариком ему прямо в лицо.
   - НЕ-ПОЙДЕТ!!!- Сказал Очкарик.
   - Пытки?- Эль.
   - Пытки...- Пернатый.
   - Ладно, ладно, это клуб, в котором уважаемый господин Муха проводит свое свободное время, клуб в трех кварталах отсюда, его не разрушило взрывом.
   - Я знаю, где это. Пойдем.- Пернатый.
   - Подождите, а как же я...
   - Идем.- Эль.
   - Нет, если вы уйдете, вы никогда не узнаете, как туда попасть, просто туда не пускают!
   - Ты о чем это?- Эль уже стояла у лестницы.
   - Хозяин клуба - Мономах, он психованный, он может и пристрелить...
   - И?- Пернатый.
   - И я ничего больше не скажу, пока вы меня не освободите!
  
   Очкарик сидел на полу с довольным выражением лица и потирал места на руках, где были следы от наручников, но стоило ему взглянуть на ноги, как лицо доктора тут же напрягалось, как будто он даже боялся думать о том, во что превратились его ступни. Тем не менее, он был явно доволен. Пернатый стоял неподалеку, держа в руках ствол, на случай если свободный Очкарик будет вести себя агрессивно. Освобожденный человек указал пальцем в сторону лестницы. Эль достала из-под последней ступеньки сумку, в которой была какая-то одежда.
   - В этом облачении вам ничего не грозит. Спасибо, друзья, не знаю кто вы... но все равно благодарен...
   - Ты меня не помнишь, да?- Эль шмыгнула носом.
   - Боюсь, что мы не встречались, иначе я ни в коем случае не забыл бы такую прелестную особу.
   - Сними-ка очки, приятель...- Сказала Эль.
  
   2.5. Они сидели на улице неподалеку от несчастного дома Очкарика. Эль держала что-то в руке, темно, наверняка и не скажешь. Пернатый перезаряжал свое оружие. Вокруг было темно. Из дома доносились какие-то странные звуки, крики или стоны, хрен разберешь.
   - И для вас ангелов, стало быть, это совершенно нормально?- Спросила Эль.
   - Что именно?
   - Ну, убивать людей, причинять быль, то что называется злом.
   - Не все насилие - Зло, и не все зло - насилие. Граница достаточно тонкая. Я думаю, ты и сама можешь это понять. Но если тебе это интересно, то да - для меня причинять боль одним людям, чтобы защитить других, это постоянное явление. Так все и устроено, одни люди убивают других, и чтобы они это не делали, мне приходиться причинять им боль, лишать жизни, если другого выбора нет.
   - И тебе это кажется нормальным?
   - Нормально, это значит - как всегда, и у меня всегда так, значит это нормально.
   - А это правильно?
   - Слушай, что ты хочешь от меня услышать, моральную оценку того, что там случилось? Да, убивать это плохо. Но так делают, все так делают... Ты это хотела, чтобы я сказал?
   - А я правильно поступила?
   - Этот ублюдок восемь лет назад сделал из твоего отца монстра, согласно вашим моральным ценностям - это плохо. Он вынул у него глаза и заменил их механическими, чтобы самому себе вернуть зрение... это так просто хрен знает что... Очкарик должен был за это заплатить, так что я думаю все честно, жестоко, но справедливо. Довольна?
   - Да.- Сказала Эль.
   Пернатый спрятал ствол и посмотрел на девушку.
   - Ты меня немного беспокоишь.
   Эль поднялась, забросила сумку, которую дал им Очкарик, на плече, и пошла следом за Пернатым. Ангел освещал дорогу своим новым фонариком. Где-то вдалеке горели огоньки, наверно пожар. Эль выбросила на землю то, что держала в руке, и вытерла ладошку о штаны.
   - Почему?- Спросила она.
   - Ты слишком быстро привыкаешь к этому месту.
   Они очень скоро растворились в глубине городских развалин. На земле возле дома Очкарика валялись чьи-то глаза...
  
   3. Зверюшки, Ночка и всякие обломки.
  
   3.1. Если смотреть на город сверху, складывается такое впечатление, что перед нами маленькая аккуратная модель мира. Цивилизованные неповрежденные районы города, где все было как прежде, где люди в благостном неведении проживали свои короткие и подлиннее жизни, не задаваясь особыми вопросами, не утруждая себя размышлениями о сути вещей, о добре и зле, об ангелах и демонах. И другая часть города, разоренная уничтоженная, без электричества и элементарных удобств, почти без людей и без здравого рассудка, но в непосредственной близости от того мира, который был и остается для большинства людей ирреальным, мифическим и непознанным. Два этих города разделены стеной, как когда-то Берлин. Вдоль стены в воздухе летают дережабли, которые распыляют препараты, которые нейтрализуют действие барбитурата калия, которым все еще насыщен воздух над мертвым городом, чтобы эти ядовитые пары не портили настроение людям, которые живут в неповрежденных районах. Они старательно пытаются ничего не замечать, не смотреть на небо, не видеть стену, не видеть зла, не слышать зла. А вот за стеной, в одном маленьком домике, который сильно покосился, но пока не рухнул, стоны человека, жестоко лишенного зрения, прекращаются. Какой-то невразумительный солдат осторожно подходит к дому, где был недавно застрелен его товарищ. Дрожащий голос из дома зовет его: "Уважаемый господин, подойдите поближе, и помогите калеке". "Господи-Иисусе, левый-правый, упал-отжался..."- бормочет солдат, креститься и подходит, он боится, но без своего начальника рядового Особого он как без... На него бросается из темноты человеческая тень с лицом покрытым кровью, рука, в которой зажат скальпель, поднимается и опускается, снова и снова. Ноги солдата дергаются и расслабляются, без чего он теперь, разобрать вообще трудно. Его труп исчезает в темноте. "Господин солдат, господин солдат, глазки ваши как звездочки..."- Слышится из мрака. Но людям, что живут в соседней части города, конечно на это наплевать. Нет им дела и до человека на инвалидной коляске, одетого в смирительную рубашку, которого катит ходячий труп без мозгов. А эти двое погасив все фонарики, бесшумно следят за другой парочкой, движутся, не издают ни звука, но и не отстают от луча света, который создает фонарик, что Пернатый держит в руках. А вот этих двоих и вовсе не узнать... Огромное мертвое пространство отравленного города мертво лишь на первый взгляд, присмотритесь только, он просыпается...
  
   Человек-олень говорит человеку-зебре:
   - Это просто глупость какая-то...
   - Здесь все черти как... я уже не удивляюсь.- Отвечает Человек-зебра.
   - Тебе хорошо говорить, плюшевый мудак, а у меня рога отпилены... Я не думаю, что нам следовало одевать эту хрень.
   - Думаешь, он так пошутил?- Пернатый поправил плюшевую шкуру зебры, которая постоянно съезжала на бок. Полоски в этом китайском меховом позоре были не черно-белые, а каких-то совершенно невообразимых цветов.
   - Думаю, он нас наебал.- На голове Эль была шкура оленя, настоящая, только вот рога кто-то отрезал, наверно чтобы сумку не порвать. Всю остальную поверхность оленя покрывали заплатки и шрамы, заштопанные весьма неумело. Клуб Ночка уже виднелся неподалеку, трудно сказать в такой темноте, был ли он на самом деле такого черного цвета, или обуглился в огне. Но так или иначе, это место не выглядело как веселая ночная дискотека, а скорее напоминало склеп. Очкарик предупредил их, что без этих костюмов их просто могут пристрелить, наверно нужно было сначала заглянуть в сумку и обо всем его расспросить, а потом калечить беднягу.- И еще, я думаю, что в этой идиотской оленьей шкуре настоящие живые блохи, которые на меня переползают... и почему ты взял зебру?
   - Олень слишком мал, не налезет мне на голову.
   - На все у тебя есть отмазки...
   Теперь они уже могли рассмотреть само здание клуба Ночка. Как ни странно, но взрыв пощадил именно это строение, хотя возможно в этом не было ничего удивительного, в доме практически отсутствовали окна, которые могла выбить взрывная волна. Единственной частью клуба, которой пришлось несладко, была вывеска с названием, от которой осталось только: "...О...КА", но сомнений в том, что они пришли по адресу, у Пернатого и Эль не было. Ночку окружал довольно высокий забор, обтянутый колючей проволокой и покрытый надписями от банальных: "Осторожно, злые собаки" и "Не влазь убью", до куда более изысканных и загадочных: "Наркотиков больше нет" и "Незваным гостям отрезают яйца"; последнее врядли могло напугать Эль, так что она немного посмеялась, но, почувствовав нечто похожее не укус блохи, снова начала тихо ругаться. Обойдя весь клуб вокруг, они не увидели ни ворот, ни того, что можно было за них принять, так что теперь этот дурацкий цирк с переодеваниями уже не казался им таким уж бредом, хотя... все еще казался. Они остановились у колючей стены.
   - И что дальше?- Спросила Эль.
   - Не знаю, когда я здесь гостил, этого забора не было.
   - Знаешь, мне вообще становиться интересно, зачем я тебя с собой таскаю.- Эль отошла подальше от забора.- Толку с тебя никакого...- И она начала размахивать руками, выкрикивая: "Есть тут кто, Эй!!!" Пернатый наблюдал за всем этим, снисходительно поглядывая на девушку. Когда ему надоело, ангел тяжело вздохнул, подошел к Эль и принялся кричать, повторяя за ней. Так в этом темном городе стало на двух психов больше. Веселым зверюшкам долго не пришлось нарушать тишину: скоро на крыше клуба появился силуэт человека. Он подошел к самому краю и, достав что-то похожее на бинокль, посмотрел на них. Потом он скрылся из виду.
   - Пошел нам открывать...- Предположила Эль.- А эти дурацкие костюмы и в самом деле пригодились...
   - Ну вот, а ты говорила...
   Но уже очень скоро эта тень снова появилась на крыше, теперь в его руках было что-то большое и длинное.
   - Это что, подзорная труба?- Предположила Эль, она посмотрела на Пернатого и заметила на его зебровой голове маленькую красную точку. Прозвучал выстрел, и плюшевую шляпу просто сорвало с ангельской головы. Эль бухнулась на землю, накрыв голову руками. Пернатый некоторое время так и стоял, с дымящейся опаленной шевелюрой окруженный парящими перьями и кусочками ткани, пока до него не дошло, чем именно был тоненький красный лучик, который исходил из большого и длинного в руках незнакомца. Ангел отпрыгнул в сторону, когда вторая пуля пронеслась мимо, уничтожив то, что осталось от его плюшевого костюма. После этого лучик лазерного прицела стал искать в темноте безрогого оленя.
   - Это подстава, скинь этого гребаного оленя!!!- Закричал Пернатый. Эль сняла шкуру и кинула ее высоко в воздух, два выстрела пронзили оленину налету, и в воздухе запахло паленым волосом. Лучик лазерного прицела погас. Человек на крыше начал прыгать и кричать "Ура". Наверно издалека они и в самом деле сильно походили на настоящих животных, немного нездоровых, правда, таких просто грех не продырявить. Эль посмотрела на Пернатого, он собрался подниматься, но Эль рукой показал не вставать, она не стала с ним спорить. Пернатый встал во весь рост, нашел простреленные шкуры и поднял их в воздух.
   - Я нашел вашу добычу!- Крикнул Пернатый.
   Человек на крыше наклонился и поднес ко рту нечто, похожее на громкоговоритель.
   - Отличная работа, охотники!- Прозвучал голос человека с крыши.- Вход под забором! Скорее тащите сюда мои трофеи...
   Эль вздохнула с облегчением и начала вставать.
  
   3.2. Лаз под забором был тщательно замаскирован, Пернатый долго не мог его найти, Эль все это время стояла в стороне, наблюдая за ним. Наконец ей надоело глядеть на беспомощного ангела. Присмотревшись, она заметила довольно ровно лежавший у самого забора кусок фанеры. Пернатый уже ушел далеко, Эль приподняла фанеру, и увидела внушительный проход. Несколько минут она смотрела за ангелом с улыбкой. Пернатый уходил все дальше, постепенно отдаляясь от стены, он грубо ругался, но на таком расстоянии она уже не могла расслышать, что именно он говорил.
   - Эй!- Крикнула она. Пернатый обернулся.- Нам сюда.
  
   Очутившись с другой стороны, они стряхнули с одежды землю, и огляделись. Все вокруг было покрыто костями всяческих животных. Воняло здесь прескверно.
   - В следующий раз, когда встретим Очкарика, напомни мне его прикончить.- Сказал Пернатый.
   - Нет уж, я сама...- Они пошли по узенькой дорожке, которая вела из лаза в парадную дверь клуба Ночка. У самого входа в земле торчали огромные металлические буквы "Н" и "Ч". Дверь уже была открыта, Пернатый достал свой обрез, и они вошли в клуб.
   Вероятно, раньше это место было довольно популярным среди всевозможных тусовщиков. Пол покрывали уже запылившиеся пустые бутылки от разных слабоалкогольных напитков, использованные одноразовые шприцы, сгнившая уже одежда, окурки сигарет и какие-то непонятные палочки. Наверно много веселых людей просырали здесь много веселых вечеров, однако, все это было давно. Теперь же внушительный дискотечный зал пустовал. Огромные колонки стояли пробитыми, экраны видеостенок тоже почти все украшали дыры и трещины, на потолке, на туго натянутых проводах висели прожектора, со стеклами ярких цветов. Вдоль стен стояли диваны, под обшивкой которых что-то копошилось, наверно крысы использовали их в качестве нор. Столбы, на которых ранее танцевали стриптизерши, теперь насквозь поржавели, и выглядели довольно жутко. На стойке бара до сих пор стояло много бутылок, но теперь они были пусты, только в редких сосудах обосновались пауки и тараканы. В клубе царила тишина. Мрак.
   - Эй! Где вы?!- Крикнула Эль. Ее голос эхом пробежался по всему залу, отталкиваясь от стен, и потерялся где-то в далеких углах.
   - Несите эти трофеи сюда!- Крик донесся сверху. Эль и Пернатый подняли головы. Хозяин клуба стоял на балкончике, к которому вела круговая лестница. Хозяин был одет в длинный шерстяной халат, на его голове был слегка свернутый на левую сторону парик из черных переплетенных между собой косичек. Это был Мономах. Пернатый и Эль переглянулись и, пожав плечами, пошли вверх по лестнице.
   Кабинет Мономаха был настоящей кунсткамерой. Помещение освещали многочисленные лампы, питание им давал трансформатор, стоявший в углу, он сильно гудел и испускал присквернейший запах горелого топлива. Лампы периодически помаргивали, ведь генератор был старым, и напряжение давал непостоянное. В этом нервозном свете особо примечательно выглядел пол. Он бы усеян всевозможными шкурами когда-то живых и игрушечных животных: тигры и слоны, носороги и тюлени, тушканчики и медведи, в основном медведи. Кое-где виднелись чучела ворон и галок, пронзенные насквозь стрелами из арбалета. Посреди всего этого великолепия стоял трехметровый трон, изысканные резные ножки и перила которого, были, как и ограда дома, завернуты в колючую проволоку. При этом совершенно непонятно, как Мономаху, восседавшему на троне, удавалось не разорвать все руки в кровь. Мономах грозно смотрел на них с трона, не выпуская из рук снайперскую винтовку, раскрашенную в яркие цвета.
   - Поднесите дары!- Торжественно сказал Мономах.
   Пернатый кинул ему под ноги простреленные шкуры. Мономах поднял трофеи и тщательно изучил их, каждый раз, как он находил очередное отверстие, его лицо озарялось улыбкой. Эль обратила внимание, что он был очень бледен, и все лицо Мономаха покрывали вздутые вены, а глаза постоянно дрожали, как будто внутри его головы происходило землетрясение. Парик соскользнул с его черепа и плюхнулся на пол, открыв им шершавую, как наждачная бумага, покрытую кровоточащими нарывами лысину. Мономах даже не заметил, что его парик упал. Он был сильно болен, возможно, близок к смерти, Эль подумала, что им повезло застать его живым.
   - Отличный выстрел!- Сказал он, продемонстрировав гостям отверстие в голове безрогого оленя: дырка, обрамленная кольцом поджаренной шерсти, красовалась аккуратно во лбу.
   - Блестящий!- Сказала Эль.
   - Это моя слабость, охота, единственное, что заставляет меня жить. Знаете, это трудно точно знать день своей смерти, я вот знаю.
   - Вы отличный стрелок.- Пернатый подошел поближе, и сел на шкуристый пол. Эль последовала его примеру и опустилась на толстого мехового слона зеленого цвета. Теперь они оба сидели в ногах его величества Мономаха. Эль обратила внимание, что на нем были тапочки, изготовленные из настоящих крысиных шкур, и на носках этих странных мокасин красовались головы несчастных животных.
   - У меня редко бывают гости, вы пришли по какой-то важной причине?- Мономах не смотрел на гостей, он не мог нарадоваться своими стрелковыми успехами.
   - Нам сказали, что вы можете знать, где находиться один человек.- Сказал Пернатый. Мономах приколол шкуры к спинке своего кресла булавками и посмотрел на гостя.
   - Увы, я очень долго живу один, и врядли найдется человек, чье местонахождение я мог бы знать наверняка. А кого вы, собственно, ищите?
   - Мы ищем Муху.
   Мономах сорвал шкуры и в гневе отбросил их в сторону. Издавая короткие постанывания, он приподнялся с трона. Вены на его лице начали нервно пульсировать, а глаза задергались еще сильнее, казалось, они вот-вот вылетят из орбит вместе со всем тем, что осталось от его мозгов.
   - И для какого дела вам необходим господин Муха?- Спросил Мономах, слова эти с трудом пробивались через крепко стиснутые зубы. И Эль и Пернатый понимали, что от их ответа будет зависеть то, станет им помогать Мономах, или нет. Хозяин клуба смотрел на них сверху, ожидая ответа, причем правильного, и с каждой секундой промедления его рука все крепче и крепче сжимала ружье. Пернатый открыл рот, но Эль опередила его, сказав:
   - Больно ему сделать хотим.
   Мономах молчал. Но Эль заметила, что движение крови в его выступавших сосудах стало менее заметным, и очень скоро напряжение в его лице испарилось. Она все сказала правильно.
   - Давно, он меня сильно... обидел, и теперь я хочу потребовать от него вернуть все назад, а если он не согласиться, запытать его...
   Мономах улыбнулся.
   - Я вам помогу, но немного позднее, у вас такой усталый и голодный вид, что смотреть противно.
  
   3.3. Это напоминало какой-то гротескный пикник: все трое сидели, окружив себя шкурами, а посередине была расстелена скатерть, полная консерв и прочих непортящихся продуктов. Эль и Пернатый, за весь день даже ни разу не перекусившие, уплетали все эти вкусности за оби щеки, а Мономах смотрел на то, как они кушали с умилением, сам, не притрагиваясь к еде. На несколько секунд он задумался, устремив взгляд в прошлое, в какие-то далекие, но все еще живые в памяти дни, и когда Эль посмотрела на него, она поняла, что где бы ни был Мономах в этот момент, там ему не очень нравилось.
   - А можно узнать, чем вам Муха насолил?- Спросила Эль с полным ртом, так что понять ее вопрос было трудно, но Мономах, казалось, понял.
   Мономах указал рукой на свою лысину и на многочисленные нарывы. Его пальцы были забинтованы и заметно подрагивали, а на поверхность головы невозможно было смотреть без отвращения. Эль вспомнила про марлевую повязку, которая болталась у нее на шее, а вдруг Мономах заразный? Она уже хотела натянуть эту маску на лицо, но Пернатый, догадавшись о ее намерениях, замотал головой, это и в самом деле было невежливо.
   - Это болезнь, лучевая болезнь, от нее у меня в голове развилась опухоль, но не рак, не злокачественная. Это называется доброкачественная опухоль, она не уничтожает окружающие клетки, а просто растет, правда от этого она не становиться менее смертельной, ведь рано или поздно она передавит сосуд в лобной области, и я умру от недостатка кислорода в мозгу. Так вот, вся эта прелесть у меня от Мухи, от его наркотиков. Когда-то я считал его другом, добродетелем, ведь он принес мне богатство, я даже разрешал ему вести свои грязные дела здесь, в моем клубе. Тогда я стал его рабом, я не мог здраво оценивать ситуацию, я был не в себе. А Муха пользовался этим, издевался надо мной, унижал меня... Это продолжалось до того момента, как опухоль вернула мне рассудок, не знаю как это случилось, я прочитал целую библиотеку про заболевания мозга, но нигде так и не нашел ответов, наверно это одно из тех медицинских чудес, про которые пишут научные работы всякие высоколобые ученые, но мне плевать. Факт в том, что я был совершенно сумасшедшим, и вдруг у меня в голове прояснилось. Тогда я тут же прогнал Муху, избавился от него, от греха подальше, ведь в те дни вокруг Мухи стали дохнуть люди.
   - Как это?- Поинтересовался Пернатый.
   - Не могу сказать, Она просила меня не говорить.
   - Кто Она?- Спросила Эль.
   -Это тоже секрет, но она сказала мне точный день, когда я умру, очень скоро...
   - Да нет, вы еще хорошо выглядите...- Попробовала польстить ему Эль, но на самом деле она вообще удивлялась, как человек в таком состоянии мог еще быть живым.
   - Нет, я точно знаю, это случиться в следующий вторник, она мне сказала, и теперь она живет здесь.
   Эль и Пернатый переглянулись, по всей видимости, дела с рассудком у Мономаха обстояли хуже, чем он сам думал.
   - Но знаете, это даже хорошо знать, когда твой конец придет, никаких сюрпризов. Вот только она не сказала как это случиться, но, наверно, догадаться можно. А из-за этой опухоли у меня хоть и болит голова, но знаете, я стал умнее. А вы ангел, кажется?
   Пернатый ухмыльнулся.
   - Так заметно?
   - Я по запаху понял, никогда не встречал ангелов, но наверно именно так и представлял себе ваш запах.
   - Как это?- Поинтересовалась Эль.
   - Полная противоположность запаха демонов. Я хотел тогда убить Муху, но это ведь невозможно, да?
   Эль посмотрела на Пернатого, не понимая, о чем идет речь, но ангел все понимал.
   - Как это?
   Пернатый посмотрел ей прямо в глаза, и мрачно проговорил:
   - Ни демон, ни ангел не может быть убит ни человеческой рукой, ни от руки друг друга, до того дня, когда наступит последнее сражение, такой вот божий наказ, чтобы в этом бою силы были равны, так что как бы нам не хотелось, убить мерзавца мы не можем.
   - Аминь!- Мономах поднял стакан с красным вином и осушил его, капли жидкости остались на его губах, и он жадно облизнулся, язык Моно был синего цвета, как у собачек чау-чау.
   - Так что, выходит, с ним и расквитаться как следует нельзя!- Эль была в ярости, она встала и посмотрела на ангела и смертельно больного, в ее глазах было если не отчаяние, то крайнее разочарование.
   - Есть разные способы!- Сказал Пернатый, но Эль было плевать на его уговоры, она развернулась, и пошла к двери, которая вела вниз, но на пол пути она остановилась, вернулась и, захватив бутылку пива, стоявшую в переносном холодильнике, удалилась. Пернатый хотел, было, пойти за ней, но Мономах его остановил.
   - Пускай сама побудет, она скоро все поймет и успокоиться, и вообще, оставайтесь на день здесь. Ночью безопасней двигаться по городу. И для здоровья, и для жизни.
  
   Пернатый спустился вниз, держа в руках спальный мешок, когда Эль уже начала дремать. Услышав грохот шагов, она подняла глаза, в них до сих пор стояли слезы. Пернатый положил спальный мешок прямо ей на руки и сел рядом. Они молчали. Эль представляла себе, как еще совсем недавно здесь звучала громкая музыка, множество безвкусно, но чрезвычайно сексуально одетых молодых людей двигались в танце, терлись друг о друга, целовались, пили и получали удовольствие всеми возможными способами. И среди всех этих людей стоял, источая отвратительный запах, уродливый Муха, он смеялся. Эль потрясла головой, чтобы избавиться от этого назойливого и неимоверно правдоподобного видения.
   - Что он еще тебе рассказал про приятеля Муху?- Спросила она.
   - Муха мне не приятель, сколько можно это обсуждать. Мономах сказал, что нам следует остаться здесь надень. При свете ходить опасно.
   - Я ему не верю.- Сказала Эль.
   - Зря.
   - Я и тебе не верю. Я теперь вообще никому не верю. Вы, сраные уроды, играете в свои дурацкие игры, а я вообще не в курсе, о чем собственно речь идет. Ты разве не мог мне сразу сказать, что мы этому Мухе иничего сделать не можем?
   - А это изменило бы что-нибудь?
   Он не ответила.
   - Я, конечно, был неправ, я должен был все тебе рассказать. Но ты сама сейчас немного запуталась, спроси себя, зачем ты здесь? Неужели, чтобы насолить этому ублюдку Мухе? Убить его? И что дальше?
   Она молчала, обдумывая возможность зацедить ангелу пустой бутылкой по голове, если он снова начнет нести всякую обидную чепуху про ее личность.
   - На самом деле ты здесь, чтобы исправить то, что случилось восемь лет назад, чтобы вернуть свою душу, которую у тебя выдурил этот гад. Разве не так?
   Она кивнула.
   - Ко всему прочему, есть разные способы мести, не обязательно при этом его убивать.
   - И что за способы такие?- Поинтересовалась Эль, взвешивая бутылку в руке.
   - Всему свое время, пока я и сам не знаю. Но я тебе обязательно все расскажу, когда буду знать. И обещаю, с этой минуты никаких секретов и недомолвок. Договорились?
   Эль улыбнулась и кивнула. Она расправила спальный мешок, который оказался на удивление целым и даже приятно пахнул.
   - Наверху теплее.- Сказал Пернатый. Он поднялся и пошел вверх по лестнице. Эль пошла вслед за ним.
   - Крылья покажешь?
   - Нет.
  
   3.4. В этой части города, жизнь могла заставить даже жаворонка стать совой. Днем это место становилось чрезвычайно скверным, и в это время суток большинство людей, кому все же непосчастливилось стать жителем этого города, предпочитали спать. Для Эль это было нелегко, хотя вовсе не из-за того, что на улице было светло, уличный свет в эту комнату поступал лишь через одно маленькое окошко, находившееся у самого потолка. Просто за последние сутки она увидела много чего совершенно необыкновенного, после таких впечатлений врядли заснешь. Поэтому, лежа в спальном мешке в комнате Мономаха, наполненной мертвой живностью и несовсем, она не могла сомкнуть глаз. Пернатый лежал в другом спальном мешке неподалеку. Для него не было никаких трудностей, чтобы заснуть хоть стоя.
   - Ты спишь?- Спросила Эль, наверняка зная ответ.
   - Теперь нет.- Ответил он, открыв глаза.
   - Это хорошо, мне вот тоже не спиться, думаешь это все нервы? Вот ты, почему заснуть не можешь?
   - Ты мне не даешь...
   - Я вот все думаю, раз Мухи и здесь не оказалось, что нам теперь делать?
   - Мономах пообещал помочь нам утром, то есть вечером.
   - Ладно, ладно... но он немного не в себе, правда?
   - А ты тут нормальных людей часом не встречала? Главное, что у него на Муху зуб, а значит верить ему можно.
   - Надеюсь.
   - Кстати, раз уж об этом речь пошла, я тебе кое-что рассказать должен.
   Эль перевернулась и легла на живот, так чтобы смотреть прямо на Пернатого. По его выражению лица было понятно, что он собирается сказать нечто важное, хотя это впечатление могло вполне оказаться обманчивым, он часто нес всякую чепуху с совершенно непробиваемым видом. В этот раз он задумался так сильно, что казалось, сам утратил логическую нить этих размышлений.
   - Ну?
   - Понимаешь, ангелы хранители, вроде меня, не ходят вот так вот по миру, и не помогают кому попало
   - Это я - "кто попало"?
   - Боюсь что да. Дело в том, что нас обычно приставляют к одному конкретному человеку, которого мы должны хранить и оберегать на протяжении всей его жизни. Но иногда случается так, что спасти этого человека нам не удается, знаешь, ведь обстоятельства бывают всякие. Тогда нам дают другого человека. Если с ним тоже что-то случается, мы получаем третьего. Но если ангел хранитель теряет трех человек, то это все, конец, его... как это по-вашему... увольняют. К смерти моего третьего напрямую причастен Муха.
   - Как это случилось?
   - Долгая история, но дело все в том, что при всей причастности Мухи, по сути, это, конечно же не его, а моя вина. Я просто ушел, развернулся и ушел, бросив человека на произвол судьбы. Просто иногда ангелы уходят, и я не самый лучший ангел хранитель, ты поверь.
   - И что было дальше?
   - С человеком? Там случился взрыв и...
   - С тобой?
   - Со мной... Теперь я, как говориться, на вольных хлебах, брожу по миру, и помогаю там, где получается помочь. Ты можешь решить, что это не так, но на самом деле толку от меня немного, я тебе девять раз помогу, а на десятый развернусь и уйду, это обязательно случиться, вопрос только - когда. Ну и что ты теперь обо всем этом думаешь?
   - Думаю, что ты лучше, чем сам хочешь себе казаться.
   - Это врядли...
   - И еще я думаю, что до того десятого раза еще далеко, я успею научиться здесь выживать.
   - Эй, вы двое, немножко потише, тут некоторые спят. Еще разбудите Ее ненароком, проблем не оберетесь.- Выкрикнул Мономах со своего трона.
   Эль замолкла, перевернулась на спину и закрыла глаза.
   - Спокойной... дня.- Сказала она тихо. Пернатый уже спал.
   Эль еще некоторое время думала о том, что ей как всегда просто не повезло с ангелом хранителем, достался какой-то дилетант. Но, тем не менее, его помощь была ей необходима, и неважно каким он был ангелом, это не мешало Пернатому быть хорошим... возможно другом. А за свою жизнь Эль убедилась в том, что иметь верного друга бывает куда важнее, чем все остальное, возможно это был последний пережиток ее детской веры в человечество, но его Эль терять не хотела, нет уж, никогда. Постепенно погружаясь в сон, она подумала о том, что попав в этот странный город, она впервые оказалась там, где должна быть. Нет, не лишняя... Странность ее внутреннего мира впервые нашла материальное воплощение в мире внешнем, и хотя эта окружающая среда была жутковатой и враждебной, было в ней нечто милое и почти родное.
  
   На часах было пол одиннадцатого утра, когда оголтелая банда мотоциклистов пронеслась по развалинам города, разбрасывая повсюду бутылки с коктейлем Молотова. Бутылки бились о развалины и каркасы выжженных машин, взрываясь рыжими всплесками пламени. Так в этой части города зажигали фонари.
  
   3.5 Последние лучи солнца готовились скрыться, подарив миру уют ночной темноты. Медленно таяли во мраке закоулки и подвалы мертвого города, и в это время, совсем неподалеку, в хрупком, но накрепко заговоренном домике звучали пронзительные крики. Операция по удалению глазного нерва вслепую - штука болезненная, можете поверить на слово. А в других развалинах несколько странных людей проводили последние приготовления к тому, что обещало стать довольно веселой гулянкой, на большую кровать уложили шелковые простыни ярко красного цвета, а из шкафчиков и закутков доставали давно покрытое пылью оборудование для... С приходом в город новых людей он заметно оживился...
   Когда снова начало темнеть, Эль и Пернатый собрались в путь. Остаток дня им поспать как следует не удалось. У Мономаха случился дикий приступ кашля, он дергался и рычал, выплевывая кровавые сгустки - свои легкие. Подобное действо отбивает всякое желание спать. Кашель очень скоро сменился, казалось бесконечным монологом безумного хозяина клуба о том дне, когда город взорвался. Наверно Моно оставался единственным человеком, способным вспомнить это событие в таких мелких деталях.
   - Меня разбудил этот звук, совершенно неописуемый, все задрожало, я услышал, как сорвались и рухнули вниз буквы вывески, как вылетели все окна. Я натянул огнеупорный костюм и вышел на крышу, тогда я все и увидел, город полыхал, дома были в огне. АД, вот что я подумал сначала, подумал что это конец, в смысле совсем конец. Я видел огромный столб огня, который поднимался в небо, медленно превращаясь в дым, такой черный... Это был эпицентр. По улицам бегали люди, как живые факелы, а я жара не чувствовал, вообще, но весь покрылся испариной, так мне стало страшно. На улицах стали взрываться машины, и их осколки полетели в небо, полетели в меня, один едва не сшиб мне башку. А потом издалека, из самого огня, из эпицентра, пошел синий дым, который как туман покрывал все улицы, такой густой, что в нем исчезали даже факелы горящих людей и машин. Я спустился вниз, залез в свой склад оружия и нашел там противогаз, я не снимал его несколько недель, пока этот жуткий туман не рассеялся совсем. Не знаю, почему все люди кто остался в живых посходили с ума, говорят из-за газа, но я думаю все дело в том, что они увидели сам ад, после этого нельзя сохранить рассудок. Я то свой давно потерял, вот и разницы не почувствовал. А как ты думаешь, ангел, настоящий ад может быть хуже?
   - У вас есть оружейный склад? - Спросил Пернатый.
   Эль и Пернатый с разрешения Мономаха пошли в его оружейную комнату. Эль в жизни не видела столько всяческого оружия, и чувствовала себя не в своей тарелке и поэтому так и осталась стоять в дверях, пока Пернатый подбирал патроны по калибру подходящие к его стволу, запас боеприпасов у него был на исходе. Пернатый удивлялся тому, как много всяческих уникальных образцов вооружений было собрано в этой коллекции, наверняка большая часть этих вещей были либо несовсем, либо абсолютно незаконными. И врядли все эти вооружения были лишь коллекционными вещами, когда у тебя в каморке стоит миномет, это уже попахивает паранойей. Пернатый подумал, что время умственного помешательства для Мономаха не прошло незамеченным. Затарившись патронами, и захватив аккуратный и легкий в обращении револьвер для Эль, они вернулись в комнату Мономаха. К этому времени он уже выпил какое-то лекарство, успокоившее его кашель и словоблудие. Теперь, хозяин когда-то самого знаменитого в городе клуба сидел как каменная статуя на своем причудливом троне. Он был недвижим, но его грудь монотонно поднималась, значит, он еще не отошел в мир иной. Мономах собрал для них несколько банок консерв в дорожку, и, по просьбе Пернатого, снял с двух автоматов мощные фонари. Теперь ночное путешествие должно было стать более удобным и легким, а если повезет, Эль прицелилась в пустоту, и безопаснее. Револьвер ей явно понравился, хотя Эль никогда особенно не любила оружие, в этот раз, наличие пистолета показалось ей весьма уместным.
   - Если кто и поможет вам найти Муху, так это Живодер. Раньше он уничтожал вредителей по всему городу, но потом сошел с ума. Не волнуйтесь, людей он редко убивает, по большей части собак, вот по их труппам и идите. Начиная с развалин старого театра, увидите на столбах подвешенных мертвых псов, они выведут вас к его дому. А если моя помощь еще понадобиться, всегда рад, только смотрите, во вторник я уже умру, так что потом можете не приходить.
   - Спасибо, Мономах, ты помог.- Сказал Пернатый.
   - Прощай ангел.- Мономах пожал ему руку, и повернулся к Эль,- А с вами, девушка, мы, возможно, увидимся в аду, не примите за грубость, просто все там будем...
   - Я уже начинаю привыкать, спокойной... смерти.
   И они пошли вниз по лестнице, оставив Мономаха в окружении его трофеев из чучел и шкур. Хозяин клуба смотрел им вслед, из носа у него потекла кровь, но сам он этого не заметил.
   Они покинули клуб Ночка через лаз под забором, и пошли в сторону развалин старого театра. Ангел посмотрел назад, и увидел на крыше клуба Ночка черный силуэт. Уже было слишком темно, чтобы разобрать лицо, но силуэт махал рукой им на прощанье. Пернатый посветил фонариком ему в ответ, и снова направил луч света на дорогу...
  
   Чем ближе они становились к театру, тем молчаливее становилась Эль, она вспомнила, что именно в этом месте все и случилось. Пернатый понимал, что было у нее на душе, и поэтому тоже ничего не говорил. Тропинка была узкой, но довольно безопасной, без всяческих ям и опасных препятствий. Лишь редкие осколки бутылок торчали из земли, но Пернатый, идя впереди, ногами сталкивал их с тропинки, чтобы Эль, пребывавшая в довольно мрачном настроении и не смотревшая под ноги, случайно не споткнулась, или не проколола ногу. Дорога от клуба до театра проходила мимо нескольких домов, от которых в результате взрыва остались лишь передние стены с парадными дверями. Наличие на них огрызков обгоревших вывесок, свидетельствовало о том, что раньше это были магазины или другие учреждения. Пернатый мог только догадываться, что означали загадочные буквосочетания "...АР...М...ЕРСК..." или "А...ОК...УРА" или "АП...КА", может раньше, в этих словах был смысл, но теперь оставались только эти криптографические изыски. Пернатый попытался выкинуть из головы всю эту ахинею, и посмотрел назад. Эль немного отстала, но и заметно повеселела, теперь она игралась ярким лучом фонарика в какую-то известную только ей самой игру, но это занятие сопровождалось такими бурными эмоциями, что Пернатый сам хихикнул. Эль ловила фонариком в темноте воображаемых животных, но когда она увидела, что ангел смотрит на это и смеется, девушке стало стыдно и она, направив свет в землю, закончила охоту. Пернатый жестом показал ей надеть марлевую повязку, что Эль тут же и сделала.
   Довольно скоро они оказались у руин театра. На одном из столбов до сих пор висела пожелтевшая афиша, которая рекламировала скорую премьеру спектакля по сказкам братьев Гримм "Златовласка". Пернатый никак не мог вспомнить, о чем была эта история. На афише изображался лес, подобие замка и скверно нарисованные герои: король, девушка-блондинка в красивом платье и отвратного вида карлик с прядильной машиной в руках. Пернатый подумал, что странно, как взрыв, уничтоживший пол города, сохранил этот презабавный культурный артефакт, свидетельствовавший о репертуаре разрушенного театра, только вот имена актеров на ней были выжжены, и это делало афишу лишь безликой иллюстрацией, а не историческим документом. Эль остановилась у афиши, и некоторое время разглядывала ее, высвечивая изображение из темноты, скоро ей это надоело. Они шли мимо.
   В таком состоянии театр врядли мог давать спектакли, древний дом обрушился внутрь, и хотя со стороны выглядел совсем не пострадавшим, внутри вообще ничего не было. Пернатый поднялся по невысокой лестнице к парадному входу, обрамленному декоративными колоннами, который служили лишним украшением и никак не удерживали здание. Эти колонны сильно облупились, и под оставшимся слоем цемента и штукатурки уже выступали железобетонные скелеты, со стальными проволоками, подбитыми ржавчиной. Теперь уже совершенно невозможно было сказать, какого цвета они были раньше, но от былого величия и красоты не осталось и следа. Пернатый похлопал колонны ладонью и вошел через парадную дверь. Деревянная дверь почти полностью выгорела, но до сих пор висела на петлях и стекла в ней, хоть и затемненные сажей, продолжали держаться, только вот ручки отсутствовали. Пернатый огляделся, вид пустой коробки из четырех стен, заполненной внутри обломками, не добавлял оптимизма. Вот тебе и миф о смерти театра в материальном воплощении. Он посмотрел на небо через несуществующий потолок. Там горели миллион и одна маленькая звездочка, может, их было и больше, нетрудно ошибиться. Луны не было.
   Эль, тем временем, оказалась на месте, где раньше была автостоянка. Она разгуливала среди сожженных машин, осторожно заглядывая внутрь их пустых корпусов лучом фонаря, пока не нашла место, где как она могла вспомнить, все и случилось. И пускай она ошиблась, отойдя почти на двадцать метров от того самого места, Эль была уверенна, что видела пятно засохшей крови на асфальте. Она присела на корточки и шмыгнула носом. Наверно насморк. Эль протерла глаза.
  
   А еще неподалеку, Очкарик вышел из своего перекошенного дома. На его лице была металлическая конструкция, которая удерживала в глазницах новые зрительные органы, чтобы они не вывалились, прежде чем приживутся. Следом за ним на четвереньках, с ошейником и на поводке, выполз рядовой Рядовой. Его лицо было все исполосовано скальпелем, но уже не кровоточило. Вместо глаз у него были крупные блестящие шарики от подшипников.
   - Пойдем, собачка, нам нужно найти этих скверных невоспитанных молодых людей.- Сказал Очкарик. Вместе со своим психомеханическим любимцем он пошагал в темноту без фонаря, ориентируясь в этом, порванном на куски, мире то ли на ощупь, то ли руководствуясь инстинктами, а может, его вела, пользуясь нюхом, новая собачка
  
   Пернатый стоял у входа в небольшую аллею из засохших деревьев. Эль подошла к нему сзади. Она поморщила нос и снова нацепила марлевую повязку.
   - Нам сюда.- Сказал Пернатый.
   И они медленно пошли вдоль деревьев, на ветках которых висели трупы собак.
  
   4. Мертвые псы, живые кошки и много крови.
  
   4.1. Наверняка ни одна вменяемая собака не забрела бы в это жуткое место. Возможно, собачий ад, если бы таковой существовал, выглядел именно так. Но совершенно точно можно сказать, что запах здесь стоял прескверный. Аллея собачьей смерти. Некоторые трупы были совсем свежие, с них еще капала кровавая юшка, и мухи до сих пор ползали под шерстью, откладывая свои потомства. Другие уже успели засохнуть, и превратиться в странные подобия мумий: скелеты обтянутые высохшей кожей. Эль с трудом сдерживала тошноту, и искренне жалела о том, что недавно хорошо перекусила. Она поглядывала под ноги, чтобы не наступить в одну из собак, что свалилась с ветки и продолжала гнить на земле. На редких сохранившихся мордах застыли маски агонии, наверно смерть этих зверей не была такой уж безмятежной. Из мертвых пастей торчали посиневшие языки. Пернатый шел с невозмутимым выражением лица, казалось, его не мог тронуть даже ужасный смрад. Во всем этом ужасе чувствовалась некая искусственность, театральность, как будто убийство всех этих собачек было не самоцелью, а скорее это была демонстрация, назидание или символ. В любом случае эта аллея явно не была порождением здравого рассудка, а скорее актом абсолютного безумия, искать в коем логику было совершенно бессмысленно. Но чем дольше Эль шла через этот тоннель из мертвецов, тем менее реальным казалось ей все это, если бы не запах мертвечины, она вполне могла предположить, что это были искусственные трупы, как в доме Мономаха. Но они были настоящими, в этом не было никаких сомнений, ведь в мире наверно не нашлось бы мастера по производству игрушек, способного так реалистично передать предсмертную агонию. Ветерок раскачивал покойников. Эль все больше и больше сомневалась в том, что этот самый Живодер сможет им помочь, как будто это был очень жестокий человек. Девушке надоело смотреть на замученных зверей, и она направила луч фонарика в землю, там, конечно, тоже хватало мертвецов, но их все же было решительно меньше.
   - Эй, Пернатый, а как ты лично относишься ко всем этим божьим заморочкам? Только честно!- Спросила Эль.
   - Ты это о чем?
   - Ну, вот эта гнусная хуйня, что ты не можешь убить Муху, даже за все его страшные дела, и прочая гадость: голод, эпидемии, все эти долбаные церкви и фанатики... Как ты к этому относишься?
   - На все воля Его... Но все это и вправду черти что. Не буду с тобой спорить. А на счет Мухи... все дело в том, что вы, современные люди, выращенные на поп-культуре, совершенно уверенны, что все должно быть просто, что ангелы все в белом крылышками машут, и что демона можно убить осиновым колом, как в сериале про Баффи. Да, возможно я хотел бы разделаться с Мухой прямо здесь и сейчас, голыми руками. Но то, что мне придется ждать до Последней Битвы, я воспринимаю как испытание, если я дойду до конца и не сверну с праведного пути, значит все нормально.
   - А какой путь, по-твоему, праведный? Что это вообще значит?
   - Делать добрые дела.
   - Как убийства?
   - Да... то есть нет, ладно, не добрые дела, но за правое дело, за ТУ сторону.
   - А как ты знаешь, где ТА сторона?
   - А как ты знаешь, где запад, а где восток?
   - Я не знаю...
   - Солнце где встает...
   - Оу... ну это если заморачиваться.
   - Твое "заморачиваться", называется думать, пробуй иногда.
   Неподалеку стали слышны звуки, которые напоминали хоровое пение огромного количества кошек, и чем дальше они шли, тем громче и четче становилось это мявчание. Эль попыталась прочистить уши, но звук не прекратился.
   - Я думаю, не делай из меня дурочку. По-твоему, выходит все так просто. А если тебя обманули с самого начала, и ты просто по определению не можешь знать, что хорошо, а что плохо. Вот ты мне сейчас помогаешь, а если я на самом деле плохая, что тогда?
   - Ты не плохая.
   - Мне этих собачек не жалко...
   - Это ничего не значит, я тоже собак не люблю.
   - Вот видишь, а вдруг нелюбовь к собакам, это явный признак зла?
   - Это явный признак того, что ты вот как раз заморачиваешься, тебе что, все это так важно?
   - Не знаю, нет... наверно, просто хочется как-то определиться со шкалой ценностей, потому что после общения с тобой у меня все в голове перепуталось. Мне нужно, чтобы стишок рассказали: "Что такое хорошо, и что такое плохо", только с твоей дурацкой теологической теорией.
   - Я не умею сочинять стихи.
   - С тобой невозможно разговаривать, как будто ты какой-то поп или учитель. Причем учитель занудный, просто ужас.
   Наконец аллея закончилась, они вышли в небольшой дворик. Это было внутреннее пространство трехэтажного домика полукруглой формы. Странно, но этот дом совершенно не пострадал от взрыва, возможно от разрушения его спасли густые заросли кустарников и дикого винограда, которые просто-таки обволакивали это старомодное строение. Вьюны не только росли по стенам, но и проникали внутрь них, забирались между оконными рамами и, поднявшись на самую вершину крыши, закручивались в причудливые переплетения на трубе дымохода и на ветках телевизионных антенн. Однако царствие растительности в этом маленьком уголке спокойствия не было абсолютным, ибо внутри дворика этого С-образного дома, управляли другие силы природы. Весь этот дворик был заполнен кошками. Мохнатые звери разных размеров и возрастов праздно восседали на скамейках подоконниках и карнизах. Маленькие котята бегали друг за другом, прячась в зарослях винограда, притворно дрались и охотились за хвостами старой кошки, которая, по-видимому, была их матерью. Звери издавали разного рода кошачьи звуки, от мяуканья до мурчания, разной громкости и тональностей, ведь у кошек, как и у людей, бывают разные голоса. Возможно, предположение, что это был собачий ад, было верно, хотя с таким же успехом можно было говорить и про кошачий рай.
   - Что это за цирк?- Поинтересовалась Эль.
   - Больше похоже на зоопарк.- Сказал Пернатый, несколько кошек уже бросились к его ногам, начали и них тереться, обнюхивать и мурчать, наверно их привлек запах ангела.
   Эль заметила, что несколько кошек что-то увлеченно кушали. Она подошла поближе, и обнаружила аккуратную горстку костей, мелких - крысиных, более крупных - наверняка собачьих, и совсем больших... Она отступила назад, обнаружив в этой груде провизии человеческую конечность.
   - Эй, Пернатый!- Крикнула она.
   Ангел сидел на корточках и гладил по головке то одну, то другую кошку. Он посмотрел на девушку, и обнаружил, что она была не то чтобы напугана... просто в ужасе.
   - Мне это не нравиться, здесь чья-то рука и я боюсь!- Эль достала из кармана револьвер.
   - Спрячь его, пока нет никакой опасности.- Сказал Пернатый, поднявшись на ноги. - Эй! Здесь есть кто?! Мы ищем Живодера! Здесь такой есть?
   Дверь отварилась, при этом зазвенел колокольчик, приделанный на ней с обратной стороны, и на этот звук несколько кошек прошмыгнули в дом, через дверь. Оттуда показался высокий бородатый человек. Он был просто огромного роста, даже выше чем Пернатый, и выглядел устрашающе. Он был одет в синий рабочий фартук, измазанный пищевой грязью, в одной руке он держал банку с кошачьим кормом, а в другой арбалет. На его густой, черной с проседью бороде, виднелись остатки пищи. Наверно он был сильно увлечен приготовлением ужина для маленьких мохнатых друзей, и, зная переменчивый нрав жителей этого города, Эль испугалась, не станет ли их вторжение, оторвавшее Живодера от любимого дела, причиной кровопролитья.
   - Вы сказали, Живодер... так вот, это я и есть.- Сказал бородач, голос его был довольно мягким, что не соответствовало грозному облику. Живодер направил арбалет в землю. - А у вас что, с собаками проблемы?
   Эль почесала затылок.
   - Скорее с Мухами.
  
   4.2. В жилище Живодера кошек было еще больше, они разгуливали по дому, шныряли туда сюда, умывались и просто спали. Кроме кошек в этом доме было еще много всяких интересностей. По большей части орудий пыток, капканов, оружия и книг по анатомии, зоологии, охоте и исторических справочников по истории инквизиции. Эль обратила внимание на то, что кресло, в котором сидел сам Живодер, было раньше покрыто острыми шипами, которые теперь были спилены или затуплены. Наверно орудия боли были для него таким же хобби как охота и вооружения для Мономаха, что ж, у всех свои странности. Эль подумалось, что все в этом городе были склонны к коллекционированию различных вещей. Различных, по своему коэффициенту полезного действия, от очень полезных, как оружие, до совершенно неуместных, вроде дыбы, которая стояла в углу комнаты, сокрытая брезентом. Быть может, это было одно из побочных действий барбитурата калия.
   - Значит, вы хотите, чтобы я помог вам найти... Муху.- По голосу Живодера было ясно, что он знал, о ком именно идет речь.- Я не знаю где он, но я могу его найти.
   Живодер сидел в своем жутковатом кресле, держа на руках одну из кошек. Эль и Пернатый вдвоем теснились на крохотном диване напротив. Прежде чем опуститься на диван, Эль внимательно осмотрела его на предмет всяческих колющих и режущих средств и, не обнаружив оных, успокоилась. В целом это был довольно уютный домик, не смотря на жуткие приспособления для пыток, валявшиеся по углам, резкий запах кошачьего корма и прочие сопутствующие ароматы. Внешне, Живодер хоть и был страшноватым, но, почему-то не походил на человека, способного уничтожить столько собак, род занятий в его внешности выдавали только шрамы от укусов на руках и лице, да холодный взгляд, лишенный всяческой жалости и прочих эмоций. Конечно, они могли слепо довериться этому человеку, но как Эль уже успела понять, в этом городе первое впечатление нередко оказывалось обманчивым, поэтому она, незаметно для себя самой, сунула руку в карман и схватилась за ручку револьвера.
   - Я раньше был знаком с этим Мухой. Странно, обычно он сам всех находит, вот уж не думал, что кому-нибудь понадобиться искать его. Я расскажу вам, как я с ним познакомился.
   Пернатый и Эль переглянулись, они конечно небыли в восторге от перспективы выслушивать очередную историю о мухиных злодеяниях, но раз Живодер может его найти, придется терпеть все, даже историю о его печальном прошлом. Эль подумала, что чем больше она узнавала про Муху и его деятельность, тем больше ей хотелось... встретиться с ним, просто посмотреть, как выглядит это существо, ведь ее детские воспоминания хоть и были достаточно живыми, но явно не отражали ее нынешние потребности в информации.
   - Когда-то давно, когда этот город еще не был разделен на две части, я был лучшим уничтожителем вредных животных в этом районе. Тараканы, крысы, голуби, бешеные бродячие псы, и кошки тоже.- Он погладил зверька у себя на коленях.- Это была работа, не поймите неправильно, я любил животных. Просто понимаете, в природе, в естественной среде обитания, где работают естественные законы природы: "выживает сильнейший" и все такое, там популяция того или иного вида никогда не превысит нужную норму. Если это начинается, происходит дисбаланс: для пропитания слишком большой колонии, например, львов, не будет хватать обычного количества дичи, поэтому те львы, которым не будет хватать пищи, старые или больные, или слабые просто умрут с голоду, или будут уничтожены своими же соплеменниками. Тоже и с крысами, и с волками, и с собаками. Бешеные, например, животные долго не живут, потому что стая отвергает больных зверей. Но в местах, цивилизованных человеком насильно, эти законы уже не будут работать. Больная крыса может подкормиться с помойки, бешеная собака загрызет котенка выброшенного на улицу, потому что хозяева залетевшей кошки не хотели, чтоб он гадил на ковер. Поэтому в местах, где живет человек, существует этот природный беспредел, анархия. Люди неспособны создать собственную цивилизацию, ведь они не могут даже существовать в гармонии с неразумной природой, что уж говорить друг о друге. Поэтому в городах, им нужны такие как я, чтобы уничтожать неугодные следы дисгармонии дикой и "цивилизованной" природы. Разумеется, у меня был и достаток и деньги, у меня была жена Катрина, мы купили это хороший дом, и все как будто было хорошо. Но потом, наступили довольно скверные времена. У меня на работе начались проблемы. Я уничтожил небольшую колонию собак, которая изводила целый район, но в нашем причудливом мире, все черт знает как, у этих псов была... как это называется... крыша. Они охраняли местную автостоянку. Так хозяева стоянки подали на меня в суд. Дела шли все хуже и хуже, адвокат, юридические издержки, и с женой у меня постоянно выходили споры. Она, знаете, была такая самостоятельная, хотела зарабатывать деньги, работать, считала, что я подавлял ее свободу. Но я ведь ей разрешил все в доме переделать, как она хотела, все эти дурацкие антикварные штучки, она их сама покупала, я думал этого достаточно. Может, так и было, теперь уже трудно сказать, наверно и в самом деле подавлял. Тогда у нее появилась эта сумасшедшая идея, сдавать комнату, дом ведь большой. Я согласился только потому, что нужны были деньги, суд я проигрывал. Так в нашем доме и появился этот "ароматный" жилец.
   - Муха?- Эль.
   - Муха!!!- Пернатый.
   - Так его и звали. Он был совсем без вещей, меня это сразу насторожило, но я виду не подал, но ведь в самом деле странно, в наше время и без багажа, то есть вообще. Я даже подумал, что он бомж какой, ну без вещей и весь смердит, но деньжата у него водились и немалые, так что вопрос был решенный. Я сразу знал, что это не к добру. Меня почти не было дома, а он сильно влиял на мою жену, я даже не представлял насколько. Сначала он заставил ее покрасить волосы в черный и белый цвета, в такие дурацкие полоски. Нет, это, конечно, было красиво, ей дико шло, но это было его желание, не мое. Потом с его подачи она захотела завести детей. Понимаете, какое это безумие, жилец советует твоей жене перестать принимать противозачаточные таблетки, он же посторонний совсем человек. Узнав об этом, я сказал Мухе убираться. На следующий день он исчез, и она вместе с ним. Сбежала с эти мерзавцем... по крайней мере, я так думал. С этого дня все мои дела окончательно пошли вниз, я проиграл суд и вынужден был выплатить компенсацию, а эти уроды со стоянки снова развели свою псарню. Мерзкие заразные дворняги бегали по улицам, срали на каждом углу, и вели себя так агрессивно, что страшно было выходить на улицу по ночам. Эти сволочи почувствовали слабость своего главного врага, мою слабость. Я закрыл бизнес, а что я еще мог сделать? Тогда то в мой двор и заявилась молоденькая кошечка, с животом, раздутым от будущих котят. Я почему-то не стал ее гнать, начал заботиться о ней, подкармливать, а потом и котят кормил. Не хотел, правда, брать их в дом, надеялся еще, что моя Катрина вернется, не хотел, чтобы они портили ее мебель. Не знаю почему, но эта кошка мне была очень дорога, и ее детишки тоже, такие маленькие, беззащитные, веселые, бегали целыми днями, игрались. Пока одной ночью в мой двор не пришли эти псы, эта дикая стая. Я слышал на улице лай, но не придал значения.- Из глаз Живодера потекли слезы. Неожиданно Эль все поняла. Кошка, которую он держал на руках, была черно-белая.
   - Псы убили всех котят, не съели, а просто убили, и побросали тела на порог. Кошка забралась на дерево, только так и спаслась, а маленькие не умели на дерево карабкаться. В этот день ко мне домой вернулся Муха. Я чуть не выбил из мерзавца всю дурь, пытаясь узнать, куда он дел мою жену. Он долго смеялся, а потом все рассказал.- Живодер вытер глаза.- Я бы не поверил, черт, никто бы не поверил в подобный бред, да вот в том все дело, что я и так все знал, конечно, я давно уже знал сердцем, только вот разум отказывался верить. Она ведь всегда говорила, что мечтала как кошка, сама по себе гулять. Я и сейчас иногда думаю, что это сон, что моя Катрина вернется, но нет, вот она. - Он крепко обнял кошку. - Она теперь всегда со мной. Ну, по крайней мере, еще лет на пять, боюсь, что кошачья жизнь не столь продолжительна, как человеческая. Я был в бешенстве, пытался убить этого ублюдка Муху, но у меня ничего не получилось, как я узнал потом, это и вовсе невозможно. И тогда у меня не оставалось другого выбора, я должен был излить свою боль и ненависть. За мою искалеченную жизнь, за моих растерзанных детей. Я взял палку, вбил в нее два острых гвоздя, а потом сделал еще специальную петлю, чтобы вешать этих ублюдков. За одну ночь я отловил и уничтожил всех собак в округе, визг слышали все, но никто даже не выглянул в окно, не из страха, все почувствовали облегчение, и при этом не было совершенно никакой надобности видеть все это своими глазами. А потом я поразвешивал их трупы, чтобы всем было видно. Но и этого было недостаточно. В ту ночь, когда случился взрыв, когда горели дома и была паника, я взял свою палку, взял петлю, и пошел на автостоянку. Когда горели дома, я убивал людей, убивал их и калечил, пока все вокруг не покрылось их кровью. Возможно, я заслужил этим ад, но я уверен, что если увижусь там с этим недолюдками, мне не будет страшно, мне не будет стыдно, я буду смеяться, глядя им в глаза, как смеялся тогда, когда город горел.
   Эль и Пернатый смотрели на него круглыми от шока глазами. Чем больше девушка узнавала о Мухе и его деяниях, тем больше ей хотелось ему отплатить, не только за себя, за всех.
   - Одно только беспокоит меня до сих пор. То, что этот мерзавец ушел безнаказанно, чистенький и довольный. Этот гад Муха. Так что если вы ищете его, чтобы сделать ему как можно больнее, мы с Катриной вам обязательно поможем. Правда?
   Эль была уверенна, что ей просто померещилось, но черно-белая кошка на коленях Живодера как будто кивнула.
   - Значит, вы нам поможете?- Спросила Эль.- Но как же вы найдете Муху, если вы не знаете где он?
   - Понимаете, у кошек очень хороший нюх, ничем не хуже чем у собак, которые работают на таможне. Так что сели Катрина унюхает его запах, то непременно найдет гада. Проблема только в том, что у кошек неважная память, его запах она уже забыла, так что нам обязательно понадобиться какая-нибудь вещь, принадлежавшая Мухе и сохранившая его запах. А это довольно проблематично.
   Несколько секунд никто больше ничего не говорил, только кошачье мурчание нарушало тишину. Казалось, что снова из их рук ускользнула единственная ниточка, которая могла привести их к Мухе, но тут лицо Пернатого прояснилось.
   - Я знаю.- Сказал он.
  
   4.3. И вот они снова шли через аллею, увешанную собачьими трупами. Пернатый очень спешил, поэтому Эль постоянно отставала, ей приходилось почти бежать, чтобы не затеряться среди этой мертвечины. Ко всему прочему, она совершенно не понимала, куда и зачем ангел так торопился, а спросить никак не получалось. Наконец она почти на бегу схватила Пернатого за плащ, и он понял, что девушка совсем отстала, и замедлил ход.
   - Куда ты так летишь?- Спросила она. Пернатый совсем остановился и снова задумался.
   - Я знаю, где можно взять вещь, которая принадлежала Мухе, но я должен туда один пойти.- Сказал он.
   - А мне что прикажешь делать?
   - Тебе наверно следует вернуться к Живодеру, с ним ты будешь в безопасности. А я вернусь очень скоро.
   - А если не вернешься?
   - Да ладно тебе, меня ведь убить нельзя, а вот тебя можно, так что тебе не следует идти туда, куда я пойду. И в этот раз я серьезно, если ты мне доверяешь, ты должна остаться здесь, хорошо?
   Эль посмотрела на него очень серьезными глазами, и Пернатый ответил ей таким же взглядом. Возможно в этот раз ей все же придется его послушать, но странное сомнение, непонятный страх не давали ей покоя, и по виду Пернатого Эль догадалась, что эти опасения, пускай и совершенно необоснованные, были взаимными.
   - Ладно, но если меня схавают эти кошки, это будет на твоей совести.- Сказала она. Пернатый улыбнулся, похлопал ее по плечу и пошел дальше один, расталкивая висящие на ветках, как туши на скотобойне, трупы собак.
   - Эй, Пернатый!- Позвала его Эль, и ангел обернулся.- Это ведь не тот десятый раз, когда ты уходишь и бросаешь меня?
   - Нет, по моим расчетам, это только третий...
   - Ну, смотри мне. - Она развернулась и пошла назад к дому Живодера. С каждым шагом расстояние между ними увеличивалось. Эль было жутковато путешествовать по этой аллее мертвецов в одиночестве, она постоянно хваталась за пистолет, но каждый раз ее пугал только порыв ветра. Наконец Эль вышла в кошачий дворик, но ни одного зверька там не обнаружила. Все кошки спрятались в доме. Прямо посреди опустевшего дворика она увидела догоравшую сигнальную ракету, синий дым от которой поднимался в небо. Эль подошла к дымящей ракете и присела над ней.
   - Эй!- Крикнула она.- Где вы все?! Кис-кис-кис!!!
   Дверь тихонько приоткрылась, и голос Живодера позвал Эль:
   - Скорее иди сюда.
   - Что случилось?!- Спросила она.
   - Я сказал, живо!
   Эль не спеша поднялась на ноги. Она потянулась и услышала смачный хруст косточек.
   - Стой!- Остановил ее Живодер.- Засыпь эту гадость песком, скорее!
   Эль с недовольным видом нагребла на огонек ногой груду песка, и, струшивая пыль с ботинок, поплелась к узенько приоткрытой двери.
   - Поторопись, мать твою!
  
   Тем временем Пернатый уже покинул аллею собачей смерти с другой стороны, и снова вышел к развалинам театра. Теперь он стоял и смотрел по сторонам, пытаясь вспомнить, в какой стороне городская свалка. Это место было одним из немногих, неразделенных на две части забором. Мусор выбрасывали в одном месте как жители целого, так и редкие обитатели разрушенного города. Кто станет делить свалку? Нет, это неправильный вопрос, скорее нужно спросить, кто осмелиться разделить забором великого демона помоек по имени Мороз. По сути, Мороз и был этой свалкой, питаясь отходами человеческой цивилизации, это существо впитывало всю скверную память людского рода, что не могло не сказаться на состоянии его психики. Этот гад отличался скверным характером, исключительной кровожадностью, и редкой преданностью друзьям, среди коих был и пресловутый Муха. Так что врядли Мороз стал бы помогать Пернатому и Эль в поисках димлера. Однако ангел шел на свалку не к Морозу, просто именно там обитали и еще два замечательный субъекта. Знаменитые торговцы странным антиквариатом, братья Лев и Прав и если у кого-то и могли быть вещи, принадлежавшие некогда Мухе, так только у них. Для ангела, заявляться на свалку к Морозу было безопасно, а вот Эль он наверняка бы просто проглотил. Такой вот он жадный гад.
   - На север!- Вспомнил Пернатый, и побрел в нужном направлении.
  
   Эль оказалась просто окружена всевозможными кошками и котами. Вся колония Живодера собралась внутри дома. А сам хозяин в это время надел специальное пальто устрашающей толщины, нацепил на голову лыжную маску, так что из под нее торчал лишь конец бороды, и вооружился всяческими жуткими приспособлениями, вроде арбалета с гарпуном и совершенно устрашающего ножа с зазубренным лезвием.
   - Что происходит? - Поинтересовалась Эль.
   - Я не все вам рассказал, думал и не придется, да вот так случилось, что вы сразу вернулись.
   - И...- Эль начала понимать, что происходит нечто страшное.
   - Когда в ночь взрыва, я пошел убивать этих уродов, разводчиков собак, я убил всех, кроме одного. Кроме главного. Он остался на другой стороне города, и теперь вернулся, вернулся за мной. Этот человек, настоящий монстр, Селектор. Он раньше был ученым, причем настоящим, а не с купленной корочкой. Ходили слухи, что ему собирались вручить Нобелевскую премию, но отказались, узнав, что он проводит свои опыты над животными и над людьми без разрешения, тогда его посадили в тюрьму. На зоне этот гад совершенно слетел с катушек, он избавился от настоящего имени и взял кличку, а на людей... он... озлобился что ли, на людей и на кошек. Под прикрытием автостоянки он разводил страшных гибридов, кровожадных, безжалостных. Я проводил генетический анализ крови этих монстров. Селектор скрестил обычных дворняг с бойцовскими псами, а потом внедрил им ген, который выделил из вируса бешенства. Это не просто собаки. Раньше трупы их сдерживали, но боюсь, что сегодня это не подействует.
   - А что это за сигнальная ракета?
   - Он так метит точку для нападения, здесь последнее место, которое его интересует. Скоро сюда прибудет вся стая, такое начнется!
   - И что же дальше? Мы будем прятаться здесь, пока они не уйдут?- Эль была в ужасе. Хорошо Пернатый уберег ее от опасности.
   - Кошки будут здесь. У тебя есть пистолет?
   - Д-да...
   - Значит, пойдешь со мной. Мы должны их истребить, всех кроме одного, последний пес должен вывести нас на хозяина. Если сегодня они попадут сюда, сегодня все и закончиться, так или иначе...
   - Пиздец!- сказала Эль. Теперь ее интересовало одно: знал ли Пернатый о том, что здесь затевалось, когда посылал ее обратно.
  
   Пернатый шел по ночному городу не глядя под ноги, насвистывая мелодию, которую когда-то хорошо знал, вот только слова вспомнить не мог, что-то про психа и его трех друзей, старая демонская дурка. Он увидел неподалеку огни, наверно это уже и была свалка. Пернатый подпрыгнул от радости. За его спиной где-то далеко послышался собачий лай и выстрелы. Пернатый подумал, что это могло происходить где угодно, но только не в доме Живодера, ни одна нормальная собака туда бы не сунулась. В это мгновение из развалин дома, вдоль которого он проходил, выскочило огромное существо размером с человека. Оно передвигалось на четырех ногах, издавая странные ворчащие звуки. Прислушавшись, Пернатый разобрал что-то вроде: "аминьалилуяиисусехристеравняйсьсмирноупалотжался"
   Пернатый схватился за обрез, но существо уже летело на него, брызгая слюной и визжа, с вытянутыми вперед кривыми пальцами...
  
   4.4. После того, как Живодер забаррикадировал все возможные входы в дом, и попрощался с Катриной, они с Эль вышли из укрытия. Теперь этот домик стал совершенно неприступной крепостью, ни одно живое существо не смогло бы пробраться за его порог, даже таракан не смог бы, и Эль совершенно не понимала, с какой стати они должны были покидать это укрытие и выходить на встречу псам. Живодер мог, наверно, пойти сам, и оставить ее в безопасности, раз он такой добродетель, но как только она выдвинула подобное предположение, хозяин дома вручил ей довольно страшную палку, утыканную множеством длинных, кривых, но чрезвычайно острых гвоздей и указал ей на дверь. Эль покинула дом первой, несколько секунд она стояла на улице одна, и ей вдруг стало страшно, что дверь сейчас закроется за ее спиной и она останется совсем сама. Эль смотрела на коридор, в котором висели мертвые псы, и представляла, как оттуда появятся живые, как они будут молча смотреть на нее, говоря своими безумными взглядами: это тыыыы виновата, а что будет потом... но в этот момент, одетая в толстую варежку рука Живодера легла на ее плече. На улице было темно и тихо.
   - Они близко, я их слышу.- Сказал Живодер.
   - Я ничего не слышу.- Эль покрепче сжала револьвер. Они стояли спиной к спине и двигались, оборачиваясь по часовой стрелке.
   - Поверь мне, они близко.
   - Успокоил, спасибо...
   Так кругами они подошли к входу в аллею и остановились.
   - Они придут отсюда.- Уверенно сказал Живодер.
   - Откуда ты знаешь?
   - Вокруг дома по периметру капканы и ловушки, это единственный путь.
   Эль заметила, что Живодер был одет не в простое пальто. Это была специальная одежда из уплотненной прорезиненной ткани, какую носят дрессировщики. Из чего следовало, что по сравнению с Живодером, она была как голая. Почему-то ей подумалось, что она присутствует здесь не как лишний ствол, а в качестве приманки. Ее сердце молотилось с бешеной скоростью. Эль покрепче стиснула зубы, чтобы случайно не закричать, если что-то вдруг выскочит из этого адского коридора. Она попыталась успокоиться и прислушаться, тогда то она и услышала нечто почти неуловимое. Что-то крадучись приближалось к ним, но совсем не с той стороны, откуда они ждали. Эль сделала вдох и обернулась...
  
   Пернатый разомкнул пальцы, сдавившие его шею, скинул с себя мертвое тело и отполз в сторону. Из ствола обреза поднимался дымок. В трупе Рядового было сквозное отверстие. Пернатого всего залило кровью. Он кое-как поднялся, подошел к телу и перевернул его. Зрелище было жуткое. Лицо Рядового было одной огромной раной, глаза отсутствовали, вместо них блестели два шарика от подшипников, черепная коробка покойника была вскрыта и снова склепана воедино грубыми алюминиевыми скобками, и в мозг были вставлены электроды, отходившие от небольшого аккумулятора, примотанного скотчем к подбородку мертвеца. Губы и щеки солдата были удалены, а под ногти были загнаны лезвия от безопасных бритв, служившие ему когтями. На кожаном ошейнике Пернатый обнаружил передатчик, соединенный проводами с аккумулятором на подбородке мертвого человека. Все было понятно, именно так выглядели дистанционные игрушки Очкарика, безупречные наемные убийцы, ну почти... Дыра в груди монстра дымилась, все внутренние органы были порваны, но это не помешало ему вдруг вскочить, и попытаться порезать ангела, но Пернатый, наступил на его грудь, с силой вдавил дергающегося уродца в землю и, воткнув ствол в его рот, снова выстрелил. Красное облако взвилось в воздух, а на желтое пальто ангела полетели осколки зубов и металлические детали. Пернатый стряхнул с себя всю эту грязь и посмотрел по сторонам. Где-то поблизости должен был прятаться кукловод. Но у ангела абсолютно не было времени, чтобы его искать. Пернатый пошел дальше.
   - Нужно было его тогда грохнуть...- Сказал он, удаляясь с поля боя.
  
   Как этим чудовищам удалось обойти капканы и ловушки Живодера, наверно так и останется загадкой. Но факт оставался фактом, обернувшись, Эль увидела пса, который приближался к ним, медленно перебирая лапами, за ним медленно следовали точно такие же звери, одинаковые, как клоны. Это были не обычные собаки, Эль поняла это сразу. Звери были небольшого размера, с короткими, но чрезвычайно мощными лапами и здоровенными головами. Глаза псов были глубоко посажены, как будто их вообще не было, но из глубины глазниц они блестели и быстро двигались. Псы были все черного цвета, и внешне напоминали крыс или кротов, ну дворняг на худой конец. Из зубастых пастей чудовищ текла слюна, а глаза горели в темноте. Первый пес остановился, его короткие лапы крепко уперлись в землю, тварь готовилась к прыжку. Это случилось совершенно неожиданно, собачка просто шаркнула задней лапой, отбросив назад тучку пыли, но Эль вскрикнула и спустила курок. Прогремел выстрел. Пуля ударила прямо возле собачьей лапы в землю, и пес отпрыгнул в сторону. Однако его это не спасло, Живодер метнул в него нож, и лезвие аккуратненько счистило собаке верхушку черепа. Кровь изо рта и глаз пса пролилась на землю, пес забулькал и рыкнул, этот звук был похож на поросячий визг. Он продолжил свое движение, и, оттолкнувшись от земли, бросился на Эль, но она снова выстрелила, на этот раз более удачно. Голова собаки разлетелась на куски. Живодер закричал, пока они охотились на этого пса, другой подкрался со спины и прыгнул на него. Живодеру удалось изловчиться и перекинуть собаку через себя. Второй пес бухнулся на мертвое тело первого, и не успел даже перевернуться, как Живодер выстрелил в него из винтовки, прикончив тварь. Все больше и больше собак показывались из темноты, постепенно окружая людей. Эль задрожала, она крепко сжала в одной руке рукоять пистолета, а в другой палицу.
   - Ну, держись!- Сказал Живодер.- Поехали.
  
   Свалка была, разумеется, неприятным местом, что становилось куда более ощутимо, если знать, что она была живым существом. Много лет эта тварь накапливала в себе всяческий мусор, и тем самым узнавала все больше и больше человеческих секретов. Со временем, Мороз узнал все про всех, и мог без проблем уничтожить кого угодно, как морально, так и физически. Это ощущение власти сделало его усталым и апатичным, и если бы демоны могли умереть, он наверняка совершил бы самоубийство. Но так как это было невозможно, он по большей части спал, иногда перекусывая бомжами, которым не повезло оказаться на свалке. Эти люди просто исчезали там, проваливались в мусор, и больше их никто не видел, никогда. Пернатый пробирался через наваленные отбросы, постоянно спотыкаясь и падая, его не особенно беспокоил окружающий смрад, но ангел не хотел пачкать одежду, ведь постирать ее было некогда, да и негде. Именно здесь Пернатый вдруг вспомнил Дом, то есть тот самый ДОМ, где-где, а там никогда не пахло плохо, никогда не было грязно, и опасность там никому не угрожала, вот были чудные деньки. На самом деле Пернатый уже с трудом мог припомнить, как именно там было, теперь его воспоминания о Рае, были как человеческие представления о нем, что-то типа: "Хорошое-место-там-светло-и-не-надо-работать-а-главное-не-бьют-по-голове!" "Да, давно же я не был дома..."- Подумал он, наступив на банановую кожуру.
  
   Когда прекратилась стрельба и собачий визг, они наконец смогли оценить весь масштаб битвы. Трупы псов валялись один на одном, растрощенные, порванные на части, отдельные части и целые бездыханные тела. Эль перезаряжала револьвер, ее палка вся покрытая кровью и клочками шерсти валялась в песке. На лице девушки красовались уже подсохшие красные следы. Когда в ее стволе снова были все патроны, Эль провела рукой по лицу, чтобы стереть эту гадость, но оказалось, что ее рукав был еще более окровавлен. Теперь она была похожа на индейца с боевой раскраской в виде двух полосок красного вдоль всего лица. Живодер оглядывался по сторонам, он сорвал свою маску, и Эль заметила отчаяние на его лице. Она поняла причину такого разочарования, они убили всех псов, и не осталось ни одного, чтобы вывел их на Селектора. Вся его боевая одежда была порвана зубами теперь уже мертвых собак. Вдруг в куче мертвых тел показалось какое-то движение. Эль увидела, как из обрывков тел выползло одно из существ, у пса отсутствовал глаз, а на лбу виднелись следы от ее колючей палки. Эль направила на пса ствол.
   - Не смей!- Рявкнул Живодер, он поднял свой арбалет с крючком на тросе и прицелился в последнего из псов. Увидев, что ему ничего не светит, собака бросился наутек, споткнувшись об одно из тел, песик рухнул в пыль, но быстро поднялся и продолжил бегство с еще большей прытью. Живодер успел выстрелить ему вслед, прежде чем пес исчез в зарослях, гарпун вонзился в заднюю лапу пса. Тот взвизгнул, и скрылся в неизвестном направлении. Хотя нет, теперь это направление было известно, тоненькая стальная нить указывала им путь, как в древнегреческом мифе про лабиринт Минотавра.
   - За ним! Сука выведет нас к Селектору!
   Эль заметила раны от зубов на своей руке, но разглядывать повреждение было некогда, она бросилась бежать вслед за Живодером, наступая на мягкие тела собак, покрывавшие весь дворик внутри С-образного дома.
  
   Когда Пернатого засасывало в мусорные глубины Мороза, он успел подумать о том, что теперь эта вонь никогда не выветриться. Просто жопа.
  
   4.5 Эль и Живодер с трудом пробирались через заросли кустов, которые цеплялись за одежду и царапали руки и лицо. Живодер крепко держал свой арбалет, и не смотрел назад, а Эль, чтобы не потеряться в этих невозможных джунглях, хваталась за пальто своего проводника. Живодер рвался вперед сломя голову. Трос, конец которого со стрелой был вонзен в ляжку сумасшедшего пса, был во всю натянут и едва не рвался, но видимо пределы прочности у него были куда больше, чем это казалось на первый взгляд. Внутри этих зарослей было тоже много мертвецов, мумии, не только собачьи, но и человеческие, проносились мимо. Благодаря тому, что Живодеру было известно о всех расставленных им же капканах, им с легкостью удавалось преодолевать все ловушки. Наконец, после одного решительного рывка они покинули джунгли. На один миг Эль отпустила Живодера и остановилась, она сделала глубокий вдох свежего воздуха и посмотрела на небо, где, так невыносимо моргая, висели звезды. Холодный воздух странно согревал ее легкие, но времени на передышку не было, Живодер уже несся вперед. Эль отбросила в сторону, мешавшую палицу, и помчалась за ним. Они продолжили преследование по кривым улицам когда-то цветущего города, мимо пустых домов, мимо сухих деревьев... Эль пришло в голову, что это место было самым отвратительным из всех, где ей приходилось бывать, все здесь было плохим, и если бы ее потом спросили - "Ну и как тебе городок?" Она бы рассказывала долго, и при этом не употребила бы ни единого эпитета с положительной оценочной окраской, хотя нет, с другой стороны она наверно не стала бы разглагольствовать, а просто испробовала ту самую палочку с гвоздями, на улыбающемся лице задавшего этот нелепый вопрос. Вот настолько здесь было нехорошо. Возможно, это место сильно ее изменит, теперь Эль это понимала, если еще совсем недавно насилие ее шокировало, теперь она очутилась в мире, где оно было не столько нормой, сколько необходимостью. Более того, насилие было достаточно простым выходом, первой и последней инстанцией, единственным выходом. Теперь вся пролитая кровь краснела перед ее глазами, не цветом ужаса, но цветом надежды. Много крови. Когда эта тревожная мысль покинула ее голову, Эль осмотрелась вокруг, и обнаружила, что они оказались в каком-то парке. Ну, по крайней мере раньше, это место было парком. Они бежали сквозь этот мини лес, сталкиваясь с деревьями, спотыкаясь, поднимаясь и снова кидаясь в погоню. Наконец, натянутый до отказа трос обмяк, значит, пес остановился, и их погоня закончилась. Они очутились в очень странном месте, наверняка это был географический центр парка. Деревья, облезшие и засохшие, непонятного цвета стояли аккуратным кружком, образуя нечто, напоминавшее арену. Они остановились. Пес стоял на одном конце арены, Живодер и Эль остались на противоположном. Посредине было пусто, только выжженная трава.
   - Куда мы пришли?- Спросила Эль.
   - Мы пришли.- Сказал Живодер.
   Деревья тянулись в небо, их кривые верхушки переплетались между собой. В небесах все горело от звезд. Среди редких тучек висела луна, и ее свечение падало на землю в этом естественном, природном Колизее. Живодер вышел вперед, отодвинув девушку за спину. С другой стороны арены, прямо напротив Живодера, из темноты возник другой человек. За его спиной прятался пес. На нем была одета шуба, неаккуратно сшитая из шкур разных животных... из кошачьих шкур.
   - Вот мы и встретились. - Прохрипел Селектор, ему было трудно говорить. Эль заметила на его шее глубокий шрам, след от когтей.
   - Сейчас я тебя буду убивать.- Сказал Живодер. Эль увидела, как рука, которую он держал за спиной, крепко сжала рукоять ножа. Он сделал несколько шагов вперед, его противник тоже приблизился. Живодер обернулся, посмотрел в глаза Эль и сказал: "Если я не справлюсь, пристрели его, и позаботься о моей кошке, она вам поможет". Эль кивнула, в это время Селектор сел на колени перед своей собакой, и что-то ей сказал, она не умела читать по губам, но это было слишком явно: "...убьешь их..."
   Живодер бросился на Селектора, как только тот поднялся с коленей, но неожиданного нападения не получилось. Лезвие ножа вылетело вперед, но противник увернулся от удара, и Живодер пролетел мимо, ему с трудом удалось удержаться на ногах, разворачиваясь на 180 градусов. Так они поменялись местами, и теперь Эль смотрела в спину Селектора. Он держал в каждой руке по скальпелю. Несколько секунд они передвигались боком, кружа по периметру поля боя, оба не хотели делать первый выпад, оба готовились к нападению. Эль сжала рукоятку револьвера. Луна время от времени отражалась в блестящих остриях ножей, две маленькие вспышки сменялись одной большей, потом наоборот, и снова и снова. Эль даже не поняла, как произошло следующее столкновение, она услышала свист разрезаемого остриями воздуха, увидела движение двух силуэтов. Потом они снова стояли друг напротив друга, как будто ничего не произошло, но Эль заметила, что теперь луна отражалась только в одном скальпеле Селектора, второй был красного цвета. Она увидела порез на лице Живодера, из длинного разреза вдоль всей левой щеки сочилась кровь. Селектор знал, куда наносить удары, ведь все остальное тело Живодера было защищено плотной тканью, Селектор метил в голову. После этого они обменялись еще несколькими безрезультатными выпадами, и снова отдалились.
   - Кто будет заботиться о твоих сраных котах, когда я тебя прикончу?!- Прохрипел Селектор, говорить ему было трудно, наверно раны на его щеке были глубже, чем выглядели со стороны.
   - Когда я тебя разрежу, я твое мясо ядом посыплю и скормлю твоим псам.- Сказал Живодер, и прыгнул на противника. Прозвучал звук разрезаемой ткани и протяжный крик. Нож Живодера по самую ручку вошел в тело Селектора, но, учитывая толщину пальто из кошачьих шкур, ранение было не таким уж глубоким. Они рухнули на землю, но бой не прекратился. Живодер лежал сверху на своем враге и наносил ему удары кулаками в лицо. Брызги крови летели в стороны. Селектор бил своими скальпелями Живодеру в спину, но лезвия сломались после третьего удара, и он, приложив все усилия, скинул с себя своего злейшего врага. Нож остался торчать в его животе, все лицо Селектора покрывали кровоподтеки. Живодер скинул с себя тяжелое защитное пальто, которое делало его неповоротливым и мало подвижным в бою, конечно, эта одежда была отличной защитой, но в этом бою собственная жизнь каждого из противников была куда ничтожнее, чем смерть другого. Селектор осторожно поднимался, плевался кровью и хрипел. Став на ноги, мерзавец вырвал из себя нож и с криком бросился на Живодера. Эль подняла ствол. Они снова встретились, обнялись, как старые приятели, которые не виделись много лет, только вот лица их горели от ненависти. Оба противника кричали, и от их крика птицы сидевшие на ветках взмыли в небеса. Так все и закончилось... они расстались. Живодер рухнул на землю, ручка ножа, по которой ручьем стекала кровь, торчала из его подбородка. Селектор еле держался на ногах, противник воткнул ему в глаз обломок скальпеля, его другой глаз закатился, все лицо покрылось красным. Эль посмотрела на Живодера, который лежа на земле, захлебывался кровью, она смогла рассмотреть, как он кивает, и нажала на спуск. Грохот выстрела поднял последних тормозных птиц с насиженных местечек и залил воздух пороховым дымом. Селектора отбросило назад, из его простреленного горла вылетела струя крови, он упал на землю, несколько раз дернулся и обмяк. На поле боя лежали два трупа. Эль не опускала пистолет, потому что собака все еще стояла напротив, скаля зубы. Эль взвела курок, готовясь отражать нападение дикого пса. Но к ее огромному удивлению собака не стала атаковать, она развернулась и, похрамывая, заковыляла прочь. Скоро пес скрылся среди темных деревьев, просто исчез. Эль вздохнула с облегчением. Почему пес ушел? Она не могла этого понять, неужели это инстинкт сохранения, или он не любил своего хозяина, а может, животному были чужды такие примитивные человеческие желания, как жажда мести. Эль не знала ответ. Мир замер, помянув минутой молчания двух злейших врагов, павших в нелепом жестоком бою. Теперь уже трудно было сказать, на чьей стороне была правда, кто из этих двоих был добром, а кто злом, и врядли Эль, знавшая только одну сторону, могла об этом судить, но она понимала, что теперь это не имело абсолютно никакого значения. В нескольких метрах от нее лежали два мертвых тела, когда они сгниют, или будут съедены дикими зверями, разницы не будет вовсе. Возможно, в этом была некая высшая ирония, да, победителей не судят, но если победителей нет? Кто скажет, где правое дело, а где бессмысленное кровопролитье? Где добро, а где зло? Когда все закончилось... Ворон, которого аж трясло от страха, опустился на одно из тел и принялся жадно, но с опаской, выклевывать глаза, в которых так очаровательно отражался лунный свет. Все.
  
   Она шла назад, злясь на Пернатого, что он просто взял и кинул ее, пускай и из благих побуждений, на Живодера, за то, что заставил ее пережить весь этот кошмар, и на себя, что приперлась в это дурацкое страшное место. Лес путал ее мелькающими деревянными столбами, не давал ей собраться с мыслями, которые впервые в ее жизни находились в состоянии полнейшей анархии непонимания и растерянности. Ее рука сильно болела, и Эль чувствовала, как поднимается ее температура, она искренне надеялась, что в этом кошачьем доме найдется какое-нибудь лекарство, желательно от бешенства. Со всеми этими грустными мыслями в голове, она шла. Освещая дорожку под ногами, над ее головой висели звезды и луна, земля крутилась себе, как всегда, а Эль вдруг стало неимоверно грустно и страшно, страшно, что она не вернется домой и ничего не сможет сделать. Эль просто не могла понять, почему, за какие такие прегрешения все это происходило с ней, ведь за свою недолгую жизнь, она просто не успела как следует кому-нибудь навредить. Так она и брела, поглощенная этими печальными мыслями. Покидала лес, снова город стоял вокруг нее, напоминая сломанные зубья старой ржавой пилы. Теперь подошвы ее ботинок стучали по каменной мостовой, луна скрылась за тучами и теперь она осталась сама в этой темноте, и так и шла бы в слепую целую вечность, если бы не наткнулась на чьи-то ноги. Эль посмотрела вперед и прищурилась.
   - О... здрасте...- Сказала она, но в ответ вместо приветствия получила удар по голове чем-то тяжелым. Затемнение.
  
   5. Мороз, близнецы и домашнее видео
  
   5.1. Находиться внутри желудка Мороза было довольно скучным занятием, поэтому примерно через час, после того как его проглотили, Пернатый начал задумываться о том, как бы поскорее оттуда выбраться. Пернатый находился в неудобном положении и скоро почувствовал, что у него немеет левая нога, а о правое плече что-то скребется. Это оказалось не единственным неудобством. Внутри было темно, плохо пахло, и если к этому ангел мог привыкнуть, то само по себе ожидание его нервировало. Ему предстояло еще столько всего успеть, и тратить время попусту не входило в его планы.
   - Эй, Мороз, ты не мог бы меня выплюнуть!- Сказал Пернатый.
   - Кто это говорит?- Голос Мороза доносился отовсюду, а когда она разговаривал, слои мусора шевелились, что было довольно щекотно, ангел засмеялся.
   - Это я, я здесь, у тебя в животе.
   - Тебе не говорили, что разгуливать ночью по свалке небезопасно?
   - Вообще-то нет, если ты не заметил, мне, как ангелу, плевать на все опасности.
   - Но зачем ангелу заходить на свалку? К тому же такому неудачнику как ты?
   - А, значит, ты все-таки знаешь, кто я такой
   - Я знаю почти все. Каждый элемент мусора, который вы - ангелы, людишки или демоны выкидываете на помойку, становиться фрагментом моей памяти, а вместе с мусором и все, что с ним связано. Так что, мне ли не знать, кто такой Пернатый!
   - Значит, ты должен знать и зачем я сюда пришел. Отпусти меня.
   - Я ведь сказал, что знаю почти все. Ты давно не выбрасывал ничего, так что мне неизвестны подробности, но ты довольно долго находился вне этого города, хотя именно здесь тебе и место, почему ты так долго сюда не заглядывал? Почему сейчас пришел?
   - Мы ищем кое-кого, твоего друга.- Пернатый тут же пожалел о том, что сказал "мы". Наверно, Морозу не следовало знать про Эль.
   - У меня много друзей, но, как я понимаю, тебя может интересовать только один. Муха, конечно, и ты пришел спросить меня, где он находиться. Но я тебе не скажу, дело не в том, что я не знаю где он, хотя я и в самом деле не знаю. Муху многие сейчас ищут, многие хотят поставить его на место, он успел наделать много врагов, ты в курсе?
   - Еще бы, я один из них.
   - Да, я знаю про вашу с Мухой ссору, это неправильно, ангелы и демоны должны дружить.
   - Ты уверен?- Пернатому становилось тесно и неуютно внутри этого демона, он попробовал пошевелиться, чтобы размять мышцы, но места для маневров было недостаточно, однако явным облегчением для него было исчезновение неведомого назойливого существа, царапавшего ангелу руку.
   - Да, зачем нам ссориться, до того самого дня еще долго, зачем зря терять положенное время на споры и передряги, давайте просто жить себе в кайф, как я, у меня нет врагов.
   Слышать такое от Мороза было довольно странно, Пернатый достаточно хорошо помнил, как этот демон расправился с целой группой недоброжелателей, когда те собирались немного потеснить его, устроив на его территории химический завод, а ведь у людей этих остались семьи, которые явно не питали к Морозу симпатии. И это был не первый и не последний случай
   - Одна неувязочка, то, что вам в кайф, нам не очень по душе.
   - Но ведь и нам тоже не всегда нравиться то, что делаете вы...
   - Слушай, Мороз, эта дурацкая дискуссия ни к чему не приведет. Ты меня отпусти, ладно, и я пойду по своим делам.
   - Если твои дела связаны с тем, чтобы причинить неудобства моему приятелю Мухе, я, наверно, не смогу тебя отпустить, друзей предавать нельзя.
   - Вот еще... Ты плохо знаешь своего приятеля Муху, раз такое говоришь, если бы ему что-то угрожало, он бы сделала все, чтобы меня остановить еще раньше. Муха всегда находит способ извлечь для себя выгоду, разве ты этого не знал?
   - А может, он специально заманил тебя сюда, чтобы я тебя не выпускал. Может, он именно так тебя и останавливает.
   - Ладно, ты как хочешь, а я начинаю копать ход наверх, будет больно, предупреждаю.- И Пернатый начал раздирать руками слои всяческих отбросов, медленно, но верно поднимаясь наверх. Скоро он заметил, что Мороз отчаянно сопротивлялся, постепенно затягивая его все глубже и глубже вниз, поэтому Пернатому пришлось рыть с двойными усилиями. А так как это было занятие не из веселых, он решил продолжить разговор.
   - Интересно, как такая мразь как Муха умудрился стать твоим приятелем. Ты ведь щедрая душа, хороший парень, добряк, а он - кусок говна.- На самом деле, называя Мороза добряком, ангел ему явно льстил, но как оказалось, это имело определенный эффект, ведь ко всему прочему, Мороз был весьма себялюбив, и всякие комплименты, даже самые скромные, приводили его в восторг. Пернатый заметил, что рыть стало легче.
   - Ты ведь знаешь, где находиться мой внешний рот?
   Пернатый вспомнил, что речь шла о старом раздолбанном холодильнике, который стоял посреди свалки. Многим казалось галлюцинацией, когда дверца холодильника начинала открываться, выпуская звуки, но немногие посвященные знали, что это и был рот демона, за это он и получил свое звучное имя.
   - Так вот, когда я спал, какие-то малолетние уроды перевернули его дверцей вниз, так что я не смог говорить. А вот Муха мне помог, мало того, что он перевернул мой рот обратно, так еще и сказал, где живут мои обидчики. Я послал к ним домой чумных крыс, в больнице чуму не регистрировали уже восемьдесят лет, представь как они там охуели! Так что Муха не так плох, как ты про него думаешь, конечно, с людьми он жесток, и это неудивительно. Ты ведь не все о нем знаешь, да?
   - Скажи мне, чего я не знаю?
   - Значит не все, я так и думал. У Мухи есть абсолютно понятные причины ненавидеть людей и причинять им боль всеми возможными средствами. Видишь ли, большинство демонов по пришествии на землю в телесной оболочке представляют, кем они являются, и с какой целью здесь находятся. Но вот с Мухой случился недосмотр, что-то с его памятью. В результате, Муха довольно долго был уверен, что он человек. Некрасивый и вонючий, представь, каково ему было в человеческой среде обитания. Люди жестоко с ним обошлись, поэтому он отвечает им взаимностью.
   - Этого я не знал.- Сказал Пернатый, по его расчетам до поверхности оставалось рукой подать, причем совершенно буквально.
   - Этого никто не знает, это было в дневнике Мухи, который он выбросил на помойку давным-давно, когда стал учеником Старого.
   - Стоп!- Пернатый остановился.- Я не знал, что Муха был учеником... Старого...
   - Ты еще очень много чего не знаешь.
   Пернатый сделал один мощный рывок, и вот уже над ним показалось предрассветное небо. Ангел выбрался и помойных глубин, и сделал глубокий вдох. Поднявшись на ноги, Пернатый стряхнул с себя прилипшие к одежде яичные скорлупы, целлофановые пакеты с каким-то жидким говном внутри, и использованные презервативы, вперемешку с размокшими обрывками старых газет.
   - Люди - свиньи.- Пернатый пошел дальше.- Спасибо, Мороз, в следующий раз поболтаем подольше, а пока, я спешу...
   Пернатый шел дальше, а на небе вставало солнце, обжигая горизонт красным светом. Ангел надеялся, что Эль была в безопасности.
  
   5.2. Она не была... Когда Эль очнулась, она тоже увидела солнце. Вид этот был столь чарующим, что у нее перехватило дыхание. Впервые за несколько дней, она увидела нечто красивое. Красный свет проникал из-за небосвода во все щели этого разрушенного города, который, как оказалось, был ей хорошо виден с того места, где она находилась. А куда собственно ее занесло? Эль огляделась. Все вокруг было красным, лучи, обрамлявшие светило, сделали из этого места чудесный уголок, каким он ни в коем случае не являлся. Это был последний этаж какого-то дома, половина стен и весь потолок отсутствовали, и Эль могла отсюда увидеть город целиком, даже стену, даже то, что за стеной. Подбитые красным руины напоминали новогоднюю елку без иголок, но увешенную гирляндами. За стеной преобладали другие цвета, но так как они были слишком далеко, она не могла разобрать какие именно. В воздухе, прямо над стеной, медленно двигались, оставляя за собой белые следы газа, дережабли. Их дымовые хвосты тоже были пропитаны солнечным светом. Эль хотела подняться, чтобы увидеть еще больше, но не смогла, потому что была пристегнута наручниками к батарее.
   - Эй... что за гадство...- Сказала она, но никто не ответил. Эль не могла вспомнить, как здесь оказалась, все было словно в тумане. Она чувствовала себя довольно скверно, рана на руке сильно опухла, и Эль почувствовала волны жара, которые ходили по всему ее телу.- Эй! Есть тут кто?
   Снова молчание, нет, тут определенно какая-то гнусная подстава. Эль попыталась припомнить события прошлого вечера: дом с кошками, Живодер, бешеные псы, сражение (это объясняет укус), потом был этот Селектор, он его убила, и пошла назад, за этой кошкой, ждать Пернатого. И потом...
   Эль снова посмотрела на город, интересно, люди, которые живут в целых районах, понимают, насколько это страшное место может быть красивым вот в такие моменты? В Целом городе правят прямые линии, порядок и комфорт, а вот здесь, солнечные лучи описывают каждую шероховатость, каждый надлом, каждую развалину, здесь им есть где разгуляться.
   ...а потом, она встретила кого-то знакомого, точно, так все и было, вот только кого? Высокого роста... но не Пернатый. Волосатый, но не Живодер, он ведь умер. Ах, да, конечно, это был...
   - Тело, не подходи к ней, всему свое время, когда оно придет, она сама будет к тебе подходить.- Это был Мозг. Он висел на спине Тела в специальной сумке-кенгуру, в каких носят младенцев, только размером побольше. В руке Тело держал инвалидную коляску. Дальше следовала довольно продолжительная, и утомительная на вид процедура пересаживания Мозга из этого висячего положения в кресло, и хотя Эль понимала, что ей, возможно, угрожает смертельная опасность, она не могла не засмеяться, наблюдая, как они изощрялись. Несколько раз ей казалось, что они вот-вот запутаются в этой паутине из металлической коляски, ремней кенгуру и собственных конечностей, ведь ко всему прочему, Мозг руками не пользовался, а Тело явно ничего не видел через заросли своих волосищ. Но в результате они довольно ловко выпутались из столь неудобного положения, и Мозг был усажен в свою коляску, а Тело стал у него за спиной.
   - Какого хуя здесь происходит?- Поинтересовалась она, позвенев цепями наручников, чтобы эти дурики поняли, о чем речь.
   - Простите за неудобства, но это было просто необходимо.- Сказал Мозг, по его голосу было понятно, что эта мразь что-то задумала. Первое впечатление обманчиво, повторила про себя Эль. Да, черта с два, она сразу видела, что они уроды, это Пернатый придумывал для них уважительные ругательства. Тоже мне, фрики.
   - Было, да, может быть, не буду спорить, а сейчас их снять можно?
   - Боюсь, что нет, вам придется посидеть здесь пару дней, а потом вы будете свободны.
   - Хотите меня задержать, ладно, но наручники снимите, и дайте что ли мне марлевую повязочку, сами говорили, днем дышать опасно, ну так что? Как насчет противогаза?
   - Вы не поняли, нам не к чему вас задерживать.
   - Ладно, тогда колись, что за дела?
   - Дело в том, что хоть я могу контролировать свои естественные желания, боюсь, что мое Тело этого не может. Ему нужно, как бы вам объяснить... поебаться иногда. Он мне покоя не давал, с тех пор как вас увидел, но я его воспитываю, знаете, я не поощряю сексуальное насилие, это абсолютно недопустимо, поэтому пришлось искать другие пути. Сами вы, как я понимаю, не захотите?
   - Что? Под твоего дурика ложиться, простите, это без меня, а теперь, можно мне респиратор, а то я уже, кажется, начинаю видеть какие-то галюны.- Эль снова подергала цепь.
   - К сожалению, все дело в том, что эти пару дней вам придется провести без всяческих противогазов или повязок.
   - Но я же сойду с ума, из-за этого, как его, барбитурата калия...
   Мозг усмехнулся.
   - В этом то и весь прикол. Когда ты окончательно спятишь, бедный Тело уже не будет казаться тебе таким уж уродом, тебе будут нравиться все, и хотеть ты будешь всех, так что, придется подышать химикатами...
   У Эль просто отвисла челюсть, она не могла поверить своим ушам. Она смотрела на Мозга, на его дурацкую ухмылку. На Тело, с его слабо скрытой эрекцией. На предательски красивое солнце, которое уже нагревало химикаты в воздухе до опасной температуры. Она точно знала одно, солнце, конечно, никуда не денется, а вот этим двум уродам не жить.
   - Суки.- Прошептала Эль.
   - Счастливого денька...- Сказал Мозг.- Тело, мы уходим.
   Процедура пересадки началась снова. Если бы Эль не была в бешенстве, она бы наверно спросила, на кой черт вообще было пересаживаться в коляску, но ответа бы все равно не получила, на то они и психи. Если ранее эта процедура ее даже забавляла, то теперь, этот цирк приводил Эль в крайнее бешенство, ебаные калеки!
   - СУУУУКИИИИ!!!!!!- Заорала она.
   Во время обратного пересаживания шевелюра Тела пришла в хаотическое состояние, и теперь его лицо стало видно. Эль издала короткий стон. Это было ужасно: всю рожу ублюдка покрывали страшные пузыри ожогов, заполненные мутной жидкостью, один из пузырей находился прямо над левым глазом, из-за этого кожа так сильно натягивалась, что его веко было постоянно поднято. По широко открытому глазу ползали блохи. Некоторым людям лучше прятать лицо, а еще лучше вообще не жить. Тело посмотрел на нее через свои грязные волосенки, и на его штанах тут же появилось небольшое мокрое пятно, это было отвратно.
   - Тебе я хер отстрелю!- Крикнула она.
   - Слышишь Тело, твой бедный хер...- Прохихикал Мозг.
   - А для тебя, я придумаю что-нибудь пострашнее.- Сказала Эль, и от ее взгляда Мозг побледнел.
   - Идем, Тело, посмотрим, как она завтра заговорит.
   Они пошли вниз по лестнице, что-то бормоча и посмеиваясь, и скоро исчезли из виду, но Эль не осталась одна. Когда она говорила про начавшиеся галлюцинации, она не врала. Как только солнце наполнило это странное место светом, в далеком углу комнаты она увидела тень, похожую на человеческую. Конечно, барбитурат калия делал свое дело быстро, к тому же вирус бешенства, подхваченный ею в результате собачьего укуса, давал о себе знать, не забывайте про усталость и стресс. С каждой минутой, когда светило поднималось все выше, человеческая тень тоже росла, но ничто в этом месте не могло отбрасывать человеческий силуэт, тень росла из пустоты. Становилось жарко. Эль было плохо, по ее лбу стекал пот, в глазах все пульсировало красным, а стоило ей зажмуриться, как раскаленные веки обжигали глазные яблока. Ей приходилось смотреть вперед, на ту самую тень. Силуэт уже обрел довольно четкие очертания, но это все еще было черное пятно, без глаз, без лица, молчаливое.
   - Если ты галлюцинация, проваливай, я не буду с ума сходить, сначала разберусь с этими пидорами.- Сказала она, и тут же задумалась, а не был ли разговор с возможным глюком, первым признаком безумия. Существует ли у галлюцинаций собственное сознание, или они только отражение ее внутреннего состояния? Глюк не ответил. Интересно, а он вообще слышит, что она говорит?
   - Я слышу.- Сказал глюк. Тень перенеслась из одной стороны комнаты в противоположную, и теперь Эль могла видеть, что это была и не тень вовсе, а прозрачное темное пятно, зависшее в воздухе, как призрак.- Меня зовут Глюка.
   - Очень приятно. Я - Эль.
   - Странное имя. Это сокращение от Элеонора, или Элоиза или от чего еще?
   - Нет, это не сокращение, это имя такое, Эль. А у тебя имя дурацкое.
   - А как, по-твоему, должна называться барбитурато-калийная галлюцинация?
   - Так значит у меня что, крыша едет основательно?
   - Боюсь, что да. Прости, конечно.
   Эль вздохнула, она была на грани слез, но пересилила себя. Нет, злость была сильнее, чем обида. Тем временем, Глюка полностью материализовался. Это был явно человеческий образ, лишенный всяческих половых признаков и явных особенностей внешности, так что Эль врядли могла сказать о его внешности что-то более конкретное, уж слишком он был туманным.
   - А ты то чего извиняешься, это все эти уроды. Знаешь Мозгляка и Телку?
   - Да, конечно я с ними знаком, я их тоже посещал.
   - Может ты снова к ним сходишь, у меня что-то нет настроения базарить с глюком.
   - У меня имя есть, я ведь тебя не называл "дурочкой с едущей крышей".
   - Прости, но назвать тебя по имени, это значит - признать себя чокнутой, после этого, хоть сразу ложись под этого ебаного имбицила.
   - Так вот, я не уйду, пока ты меня по имени не назовешь.- Глюка сел на пол в позе лотоса и начал мычать какие-то мантры. Это было просто кошмарно назойливо. Она заметила, как глюк постоянно менялся, как удлинялись его руки и ноги и шея. Интересно, как это он мог знать Мозга и Тело, если он был ее галлюцинацией, наверно в этом городе все чокнутые, даже психовизуальные образы и воображаемые друзья, барбитурат калия делал свое дело. Бормотания Глюки с каждой секундой становились все более и более назойливыми. Эль зажмурилась, превозмогая боль от обжигаемых глаз, но уши закрыть она не могла.
   - Заткнись, пожалуйста!- Крикнула она. Но галюна это еще больше развеселило, теперь он во все горло орал песни. Эль начала дергать руками, расшатывая батарею.
  
   5.3. Ангел подумал, что если не обращать внимания на крайнюю токсичность, воздух в этом городе был весьма приятным. Даже здесь, на свалке. Была в нем некая пикантность что ли. Размышляя о пользе и вреде, достоинствах и недостатках здешней окружающей среды, Пернатый продвигался все дальше и дальше в глубины свалки. На самом деле пейзаж свалки производил довольно сильное впечатление, если бы Пернатый не знал, что это все тело гнусного урода Мороза, он мог бы даже восхититься. Свалка состояла из множества холмов, пригорков и настоящих пиков, между которыми пролегали целые лабиринты коридоров и тропок. Волнистый пейзаж сменялся сплошной равниной, только вот с растительностью здесь было скудновато. Ноги Пернатого то и дело тонули в различных жидких и жижеподобных гадостях, в маленьких лужицах канализационных вод и ручейках из радиоактивных отходов. Вокруг него валялась вся человеческая цивилизация, побывавшая в употреблении. Одежда и мебель, лекарства и использованные шприцы, картонные коробки и разбитые телевизоры, детские игрушки и неисправные пистолеты, огромные количества бумаг исписанных откровениями, мечтами, печальными мыслями, прощальными записками самоубийц свидетельства о рождении, резиновые перчатки с отпечатками пальцев внутри, окровавленные простыни, скелеты машин, скелеты животных, скелеты людей, гипсовые скелеты из школ, сгнившие продукты, радиоактивные отходы, порнография печатная, записанная на видео, фалоимитаторы и резиновые женщины, зеркала, зеркальца, их обломки, карты линейки не пишущие ручки огнетушители не сработавшие при пожаре аптечки без сердечных капель прокисшие органы для имплантации из поломанных холодильников литры испорченной донорской крови от туда же гитары без струн пианина без клавиш парики с залысинами накладные ногти драгоценности деньги косметика новогодние елки бутылки бутыли пузыри флаконы графины стаканы стопки рюмки чашки блюдца со следами алкоголя кальяны бульбуляторы перегоревшие лампочки семейные фотоальбомы урны с прахом... прах, пепел, пыль и тлен. Прочее. И посреди всего этого музея уродства стоял одинокий холодильник. Рот Мороза давно покрылся ржавчиной и мхом, рядом с ним лежали многочисленные остатки живых существ и фрагменты их тел.
   - Снова привет, Мороз. - Пернатый подошел ближе, но Мороз не ответил. Тогда ангел просто толкнул холодильник, и он с грохотом рухнул на землю. Пернатый перевернул его дверцей вниз и плюнул сверху на эту груду металла.- Это тебе, мудак, за то, что время у меня отнял.
   И он пошел дальше. Солнце висело почти посередине неба, и его свет отражался в миллионах пластиковых бутылок разных цветов, покрывавших мусорное тело Мороза. В этих неровных бликах света, Пернатый сначала принял два силуэта передвигавшихся вдалеке, за мираж, но чем меньше становилось между ними расстояние, тем больше он убеждался, что его поиски, наконец, увенчались успехом. Это были они. Пернатый давно знал слухи о двух торговцах странным антиквариатом, путешествовавших по опасным местам в поисках своего товара, теперь ангел видел их во плоти. Два человека одинакового роста, они шагали в унисон, только один из братьев катил впереди себя большую детскую коляску, специально рассчитанную на двойняшек. Могло показаться, что это какая-то гомосексуальная супружеская пара, но нет, в коляске не было младенцев уже давно, там был товар, причем крайне любопытный... Увидев Пернатого, братья начали размахивать руками, ангел принял это за приветствие и тоже махнул рукой, на что братья принялись мотать головами. Ангел не понимал в чем дело, пока не рухнул в овраг, о котором его предупреждали близнецы. Яма была довольно глубокой, а ее дно было усеяно острыми осколками стекла, воткнутыми в землю, упав на такие можно и убиться, но так как ангелу это не грозило, из ямы послышались не крики агонии, а смачные ругательства. Ангел посмотрел наверх, в небе во всю светило солнце и на него смотрели две почти одинаковые головы.
   - Удобно?- Спросил один из них, но солнце ослепляло Пернатого, и он не мог точно сказать, кто это был.
   - Просто курорт.- Пернатый поднялся, обтрусился, и полез наверх, цепляясь за все, что подворачивалось под руку: шнурки от ботинок, ручки от дверей, рукава от рубашек и резинки от трусов. Когда он выбрался из ямы, братья отошли немного подальше от края, чтобы ангел не использовал их ноги как зацепки при подъеме.
   - Мы предупреждали...- Сказал один из братьев, по шраму с левой стороны головы, Пернатый догадался, что это был Прав, а значит, другой был Левом.
   - Даже ангелы не успевают расправить крылья, когда яма столь мелкая...- Засмеялся Лев, его лицо было обезображено с другой стороны. Эти страшные шрамы были у них с самого детства, разумеется, когда сиамских близнецов сросшихся головами разъединяют, это не может не оставить отпечатка. Братья были одеты как бомжи, но не без доли стиля и вкуса, ведь даже на свалке можно найти эксклюзивные предметы туалета. Так один из братьев натянул на голову шапочку с отрезанной макушкой, так что его рыжая шевелюра торчала оттуда пучком. Другой нахлобучил на голову ушанку с "ампутированными" ушами. Лев носил выцветшую на солнце солдатскую шинель с множеством орденов на груди, среди настоящих медалей попадались всяческие значки с пошлыми надписями и мордами поп-звезд. Прав нацепил изысканный фрак черного цвета без рукавов, и завязал на шее пестрый разноцветный шарф. Ну ладно, о вкусах не спорят...
   - Ты наверно искал нас, иначе ты врядли забрел бы в эти мрачные края.- Сказал Прав, именно он толкал впереди себя коляску.
   - А почему ты пришел пешком? Разве прилететь не мог?
   - Я же тебе говорил тысячу раз, что ангелы просто так не летают, сколько можно об этом талдычить!
   - Просто я никогда не видел летающего ангела, стало быть, вообще под вопросом, есть они, или нет!
   - Ты ведь знаешь, что есть, вот перед нами один, он пол свалки прошел, чтобы нас встретить, а ты подвергаешь сомнениям его крылатость.
   - Я не подвергаю ничего сомнениям, просто я хочу крылья посмотреть в действии, и не веди себя как старший брат, мы родились в одну минуту.
   - Но моя голова показалась первой, так что я, формально, старше, а ты сам себя ведешь как младший брат, вот мне и приходиться соответствовать...
   - Эй, ребята, я вам не мешаю?- Спросил Пернатый, он с трудом мог удержать в голове, с какой стороны был какой брат, а когда они спорили, это было еще труднее, они были очень похожи.
   - Ой, прости!- Это точно Прав, тот, что с коляской.
   - Извини, увлеклись.- Соответственно Лев.
   - А что тебе, уважаемому ангелу, собственно нужно, от простых торговцев?- Прав.
   - Неужели чехол для крыльев?- Они оба засмеялись, Лев вытянул руку ладошкой вверх, и Прав в знак одобрения хлопнул его по руке.
   - Ваш товар, разумеется.
   Лица обоих братьев аж перекосило от улыбок, и их страшные шрамы сразу стали незаметны. Прав отошел от коляски, Лев дернул за рычажок на ее боку, и детская коляска начала открываться. Прямо на глазах Пернатого она буквально увеличивалась раза в четыре, трансформировалась как робот из мультфильма, превращаясь в торговую палатку, полную всевозможных диковинных вещиц. Совершенно незаметно оба брата прошмыгнули внутрь, теперь Прав играл роль продавца-ловкача, а Лев демонстрировал товар, Пернатый догадался по тому, какими грязными были руки левого брата, что он не только показывал покупателям их дребедень, но и искал ее в мусоре.
   - Подходите Господа,
   Не бегите кто куда!
   Здесь товара сколько надо,
   Млад иль стар - все будут рады!
   Только будет тот не рад,
   Кто сейчас уйдет назад!
   Покупатель не мудри,
   Просто ближе подойди!
   Хочешь шапку невидимку?
   С ней уйдешь домой в обнимку!
   Лев держал руки в воздухе, как будто в них и в самом деле была шапка невидимка, совсем невидимая. Пернатый, правда, был уверен в том, что этот головной убор был создан для того, чтобы исчезал его носитель, но когда Лев надел шапку на голову, он не пропал, просто пучок рыжих волос немного примялся, это был чистейший обман...
   - Если ты седой старик,
   Станешь парнем в тот же миг,
   Сделай снадобья глоток,
   Молодей стал на годок!
   Если друг твой не стоит,
   И жена весь день пиздит,
   Ты понюхай порошочек,
   Не увянет твой дружочек.
   Все эти идиотские товары для лохов Пернатого мало интересовали, но он хорошо знал, что людей вроде близнецов нельзя прерывать на полу слове, иначе они могут злобно пошутить, а у ангела не было времени на шутки. Он ждал и слушал, разглядывая огромную витрину с ее разносторонним ассортиментом бесполезного барахла. Все это напоминало антураж комнаты дешевой гадалки, только вот все здесь было настоящим: настоящие поваренные книги алхимиков, настоящие приворотные зелья, засушенные головы Вуду, восковые куклы - той же культуры, всяческие магические кольца, и другие украшения, проклятые фотографии и лампы в которых предположительно прятались джины, которые на самом деле никакие желания не исполняют, а только пьют и жрут.
   - В этой клетке есть зверек,
   Хоть он мал и невысок,
   Но его лишь отпусти,
   И врагу без ног ползти...
   Пернатый посмотрел на клетку, там было пусто, еще одна шапка невидимка, но клетка дергалась, как будто внутри и в самом деле что-то было. Ангел продолжил изучать ассортимент товаров. Он заметил несколько видеокассет и DVD-дисков, на которых было написано "Из ада", он догадался, что это были не какие-то дешевые ужастики, а настоящие фильмы из ада. Для демонов, чтобы по дому не скучать. Видео из той же серии, только про другое место Пернатый везде искал, но как видно, тираж был ограниченный.
   - Если у тебя беда,
   Ты скорей иди сюда!
   Только купишь амулет,
   Больше не узнаешь бед.
   На самом деле волшебные амулеты не снимали сглаз и порчу, а перенаправляли ее на другого человека, и не дай Бог вам потом с ним встретиться. Лев показывал товар то с одной, то с другой стороны, вертел его в руках, демонстративно кивал, мол, "да, вещица стоящая" и, бросая один предмет в кучу у себя за спиной, любя брал другой. Прав говорил скороговоркой, причем рот его почти не открывался и так он походил на чревовещателя, только без куклы. Даже учитывая, что ангелы по своей природе были невосприимчивы к всякого рода гипнозу и внушению, Пернатый заметил, что это очковтирательство действовало безотказно, и он уже хотел приобрести для себя какой-нибудь сувенирчик, однако дела были прежде всего.
   - Если демоном родился,
   Пахнешь, что в клоаке мылся,
   То в беде тебе поможет,
   Елка с ароматом кожи.
   - Стоп!- Сказал Пернатый. Лев держал в руке освежитель воздуха в форме елочки, такие обычно вешают в салонах автомобилей. Только вместо запаха хвои, от этого исходил сильнейший телесный аромат.- А вы не подскажете, кто в последнее время покупал у вас такие вот вещицы?
   - Подскажем.- Сказал Прав.
   - Если что-нибудь купишь!- Добавил Лев.
  
   5.4. Эль поняла, что окончательно сходит с ума, когда Бес, галлюцинация, вызванная собачьим укусом, и всем из него выходящим, начал выбивать дурь из уже знакомого Глюки. Бес походил на сатира из древнегреческих мифов, только с двумя хвостами и длинным, как у Буратино, носом. Удлинившийся Глюка довольно ловко уворачивался от всех его выпадов, но вскоре сам запутался в собственных ногах и рухнул на грязный пол, чем его противник тут же воспользовался. Потасовка случилась по совершенно непонятной, казалось бы, пустяковой причине, один назвал другого самозванцем, но теперь Эль уже врядли могла сказать, кто все начал. Бес, конечно, более агрессивный, но Глюка очень заносчивый и надоедливый, как заноза в одном месте, так что Эль отметила про себя, что вина явно на нем. При всем этом уже присутствовала и третья галлюцинация, человек с жопой вместо лица, он не говорил, но на подсознательном уровне Эль догадывалась, что его звали Отстоем. Отстой стоял немного поодаль от двух других, он показывал ей жестами, в какую сторону лучше дергать ржавую водопроводную трубу, к которой ее пристегнули, чтобы она сломалась. На самом деле, у Эль все довольно хорошо получалось, так как Мозг и Тело приходили каждые пол часа, она догадывалась, что в следующий раз их будет ждать сюрприз. Кроме двух бестолковых, и одной весьма полезной галлюцинации, Эль начала замечать и другие признаки безумия, например, она начала видеть запахи. На самом деле, это было довольно распространенное явление, когда из-за сильной психологической травмы у людей происходил сбой чувственных анализаторов, у этой болезни даже название было, вот только Эль не могла вспомнить какое. И самое забавное, что все запахи, которые она видела, абсолютно не соответствовали ее представлениям об ароматах. Это были струи, как дым, разных цветов, которые исходили от предметов, только вот мерзкие запахи выглядели ярко и красиво, а вот то, что должно было пахнуть приятно, имело весьма блеклую окраску, такие вот природные чудеса. Так, мятный леденец в ее кармане просвечивался через ткань бледно голубыми парами, а вот куча дерьма, которую наклал Тело после их третьего визита в углу комнаты, искрила всеми цветами радуги. Эль догадывалась, что вся причина этого парадокса заключалась в сложности органических соединений, к сожалению, в говне было явно больше элементов, чем в конфете. Ко всему прочему, Эль начала догадываться, что общее отравление организма, может привести к смерти, он сильно кашляла, при этом плюясь кровью, все тело сводили болезненные судороги, а на укушенную руку она и вовсе боялась глянуть. Судороги, однако, помогали ей, когда дело касалось попыток освободиться, когда спазмы заставляли ее напрягать все мышцы, она дергала батарею сильнее. Наконец, после очередного рывка батарея оторвалась от стены, и Эль смогла освободить руки, от радости она даже засмеялась. В это время Бес отчаянно прижимал коленом голову Глюки к полу, а тот дергал его за мутантные хвосты, в сражении не предвиделось близкого перелома или на худой конец перемирия.
   - Глюка! Бес! Идите нахуй. Спасибо тебе, Отстой!- Сказала Эль. Две дерущиеся галлюцинации посмотрели на Эль с обидой, и их покрытые синяками рожи растворились в пустоте. Отстой кивнул в знак благодарности и, как цивилизованная визуальная иллюзия, ушел по лестнице. Эль понимала, что она может умереть раньше, чем Мозг и Тело вернуться, но ей почему-то было чрезвычайно весело.
   - Черт, я и в самом деле спятила...- Прошептала она.
   Эль отползла к сломанной стене, и оторвала с ее края хорошенький, тяжелый кирпичик. На миг замерев, она увидела город. Сверху этот пейзаж казался еще более величественным и устрашающим. Дома напоминали скорлупу надтреснутых яиц, выеденных изнутри. Корпуса мертвых автомобилей смахивали на раздавленных тапком тараканов. Редкие фигурки людей одетых в тряпье казались и вовсе искусственными, нет, жизни здесь быть не может. Эль увидела вдалеке заросли дикого винограда, в глубине которых прятался дом Живодера... бывший дом... Она увидела тот самый лесок, в котором случилась последняя битва, он был огорожен каменным забором, а на высоком обрамленном колоннами входе, было написано "П....К". На улицах горели костры. В небо поднимался черный дым и бирюзовый запах тления.
   - Фонари зажигают в пол одиннадцатого, ебаные дурики...- Сказала она и вернулась на место у батареи, спрятав руки с камнем за спиной, чтобы эти уроды ничего не заподозрили. Они вот-вот должны были вернуться. Солнце клонилось к закату, но Эль понимала, что теперь чудесные краски будут сопровождать ее повсюду, в конце концов, запахи пахнут и в темноте. На лестнице послышались шаги, через несколько секунд Тело и Мозг уже были наверху.
   - Могу тебя обрадовать, там внизу уже собрались гости, все ждут тебя.- Сказал Мозг. Они как раз стояли у самого края обломанной стены, если бы она кинула камень в голову Телу сейчас, они вдвоем так и рухнули бы вниз, но теперь, когда с головой у девушки было не совсем все в порядке, она хотела разобраться с каждым по-отдельности. Так что вместо того, чтобы разделаться с мерзавцами, Эль издала губами пукающий звук. Мозг рассмеялся.- Ты смотри, быстрее чем я думал... Гости будут довольны, мы будем снимать кино, тебе понравится... какого черта, тебе теперь все будет нравиться!
   Тело раскрыл коляску, снял с себя Мозга и поместил его на сидячее место. Движения их были замедленными, и при этом в воздухе за ними оставались цветные следы, наверно эти гады ужасно воняли. На лице Эль возникла улыбка от уха до уха, в глазах загорелся безумный огонек. Она ловко выгнула руки из-за спины и метнула булыжник в голову Телу. Камень стукнул ему прямо в лоб, и хотя повреждать там было уже нечего, удар был результативным, сквозь его волосы начала пробиваться красная жидкость, Тело пошатнулся, потерял равновесие и, перегнувшись через остаток стены, рухнул вниз с высоты пятого этажа. Мозг был просто застигнут врасплох, он ничего не мог сказать, только разинул рот, и оттуда тонкой струйкой потекла слюна. Эль кое-как поднялась. Пошатываясь, она подошла к Мозгу и выбросила его из коляски на пол. Урод уткнулся лицом в пыльный пол, вся его рожа тут же покрылась серой пылью. Мозг заморгал, выплюнул комок серой жижи и начал стонать, бормотать что-то несвязное. Он пытался подняться, но собственное стремление обезопасить себя от припадков безумия, сделало Мозга заложником смирительной рубашки. Он дергался и бился головой об пол, и гвоздь, торчавший из его макушки, стал погружаться все глубже и глубже. Он начал кричать, Эль пришлось визжать еще громче, чтобы их приятели на нижнем этаже не услышали вопли Мозга. Так, издавая протяжный вопль, она взяла в руки инвалидную коляску, сложила ее, и поднесла к краю стены. Там внизу Тело, еще живой, но явно тяжело покалеченный, пытался встать, его руки были переломаны во многих местах и выглядели как вареные макароны, из живота торчал окровавленный кусок арматуры. Парень не жилец, что ж, врядли кто-то станет лить по нему слезы. Эль хорошенько прицелилась, и кинула тяжелую коляску вниз. Орудие со свистом преодолевало один этаж за другим, Тело, увидев приближавшуюся бомбу, попытался скрестить ноги, чтобы уберечь промежность, но ноги его тоже были макаронными. Сложенные колеса ударили Тела прямо между ног, по его говенному херу. Здоровяк распрямился и больше не двигался. Эль продолжала кричать, но теперь в этом звуке появились веселые тональности. Она подошла к Мозгу. Тот уже замолк, но Эль не закрывала рот, она видела, как глаза Мозга наполнялись ужасом.
   - Что ты делаешь, дура, мы хотели как лучше...- Сказал Мозг и Эль начала его развязывать... Просто ужас на его лице сменился пониманием того, что она собиралась с ним сделать, и Мозг принялся вопить, но его крики таяли, пережеванные песней ее безумия...
   Эль спускалась вниз под звонкие звуки ударов. Это Мозг, рыдая, вбивал себе в голову очередной гвоздь.
   Несколько лестничных пролетов Эль прошла спокойно, но немного пошатываясь, а потом ее вырвало, в блевотине были следы крови. Она вытерла рот и пошла дальше. Наконец миновав несколько этажей наполненных разноцветными запахами, она оказалась в большой комнате полностью заполненной зелеными парами, это был аромат гормонов. В тумане Эль смогла рассмотреть огромную покрытую красной шелковой простыней кровать, на которой валялись разнообразные кожаные костюмы для извращенцев. Эль увидела пристегнутые к спинке кровати цепи и наручники, увидела руки и ноги бесчисленных резиновых кукол, торчавшие из под кровати и трех придуреных гостей Мозга, стоявших вокруг нее. Двое стояли у кровати и держали в руках свои концы. Третий прятался за старинной кинокамерой, на такую, наверно, братья Люмьер снимали свое "Прибытие поезда". Картина была отвратительно гротескной, но в каком-то смысле даже смешной, по крайней мере Эль не могла прекратить хохотать. На полу она заметила свою сумку и свое пальто. Эль присела не коленки, чуть не потеряв сознание, но все-таки заставила себя подняться с рюкзаком и одеждой в руках.
   - Нву и дофго зже тсы, у маня ужна все обвисла!- Сказал один из порнозвезд. Его нижняя губа была сильно оттянута вниз, обнажая гнилые черные зубы, изо рта капала слюна. Эль не поняла ни слова.
   - А где есть находиться Мозк унд Тело?- Спросил Оператор, наверно он считал себя одним из тех самых братьев пионеров кинематографа, он был очень похож на немца из 19 века, дурацкие заостренные усики и монокль без стекла на глазу, просто барон Дуркхаузен.
   - Тело выпал в окно.- Сказала Эль, она сунула руку в карман своего пальто в поисках револьвера.- А Мозг... он себя пригвоздил.
   - Это так на них похоже, развлекаться в одиночества, просто какие-то извращенцы.- Второй актер имел явно выраженные гомосексуальные наклонности, что проявлялось в частности в том, что из его заднего прохода торчал резиновый член. Он был совершенно голый, но без всяческих внешних уродств, если не считать гадкое обвисшее брюхо, которое покрывали волосы.
   - А Фто твсы искесь?- Спросил Порно-Даун, тот что с губой навыкате.
   - Заводную игрушку, чтобы веселее было!- Сказала Эль, нащупав рукоятку.
   -У меня есть аж два!- Порно-Гей весело вскрикнул и начал доставать из какой-то сумки очередное извращенческое приспособление, когда Эль направила на него ствол и выстрелила. Пуля пробила его грудь насквозь, и, заливая пол кровью, псих упал. Он лежал на полу подергиваясь, а мертвая рука крепко сжимала жужжащий вибратор. Эль перевела пистолет на дауна, тот попытался закрыть лицо руками, Эль снова выстрелила, пальцы дурика взорвались, так и не остановив пулю, его мозги разлетелись по всей кровати. Потеряв равновесие, он бухнулся прямо на ложе и больше не пошевелился. Оператор стоял за камерой не двигаясь, Эль заметила, мокрое пятно, разраставшееся на его отглаженных брючках и лужу, окружившую его лакированные ботиночки, недоносок со страху обмочился, но даже жалость ее не остановила, Эль начала стрелять сквозь камеру, первый, второй, третий выстрел древний аппарат развалился. Куски дерева, осколки линзы и клубки кинопленки усеяли пол.
   - Найн! - Воскликнул оператор. Эль собиралась его пощадить, честное слово, но эти фальшивые фашистские понты привели ее в ярость. Четвертый выстрел и оператор рухнул на пол. Теперь комната начала наполняться другими цветными запахами, на вид порох и кровь. Эль взяла с тумбочки одну из ярко цветящих в воздух ароматических свечей и кинула ее на кровать. Пламя разрасталось мгновенно, особенно ярко горели натертые маслом тела. Эль набросила сумку на плече и пошла прочь, в ее руке был пустой пистолет, а перед глазами радуга из запахов. За ее спиной полыхала порнографическая вечеринка...
  
   5.5. Когда Пернатый покинул свалку, было уже темно и ему снова пришлось включить фонарик. В руке он нес клетку с невидимым кровожадным зверьком, которую ему пришлось купить у братьев за информацию, которую он и так уже знал. Да, Муха купил этот телесный освежитель воздуха, и теперь найти его было просто невозможно, даже тонкий кошачий нюх не смог бы распознать его среди сотен людей в Целом городе... да, да, именно там, ведь зачем иначе ему понадобилось бы смешиваться с толпой. Муха что-то затевал, и Пернатый боялся, что ему и Эль в этом замысле отведена не последняя роль. Как доказывал опыт, ничего хорошего Муха не мог придумать, а как же иначе, ученик самого Старого, да еще и с патологической ненавистью к людям, от такого можно ожидать что угодно... Пернатый понимал, что игра велась чрезвычайно грязная, уж как-то все гладко выходило, Мороз его слишком легко отпустил, и почему братья торгаши до сих пор разгуливают по свалке не проглоченные кровожадным демоном? Теперь Пернатый спешил назад, чтобы удостовериться, что с Эль все в порядке, он жалел, что оставил ее одну. Более того, он был уверен, что когда найдет девушку, попытается отговорить ее от дальнейших поисков, не нужно ей искать Муху, по крайней мере сейчас, когда все так опасно и выгодно для мерзкого димлера. Ведь есть вещи и пострашней, чем потерянная душа. Да, так все и будет, он скажет ей остановиться пока не поздно, и сам продолжит поиски, зная, что девушка в безопасности.
  
   Эль медленно ковыляла по улицам города, теперь, когда она видела город с высоты, она точно знала, в какую сторону следовало идти, и смогла бы найти дом Живодера даже вслепую. Она шла мимо полыхающих ярким пламенем машин, мимо ползающих в грязи грязных бомжей, мимо не похожих на людей чудовищ и веселых пьяных кампаний, и она не могла наверняка сказать, где были реальные люди, а где плоды ее больного воображения. Теперь окружающая действительность перестала быть единственной реальной средой, в которой Эль пребывала. Эль увидела старика с шарманкой, одетого в клоунский костюм, он крутил ручку своего допотопного музыкального автомата и тот испускал какие-то невообразимые писклявые звуки. Рядом с шарманщиком на привязи сидел скелет маленькой обезьянки. Скелет не шевелился пока Эль шла мимо, но как только он оказался у девушки за спиной, Эль просто могла поклясться, что кости существа оживали, но стоило ей обернуться, как скелет снова мертвел. На следующем перекрестке Эль встретила старушку, торговавшую семечками, но присмотревшись повнимательнее к тому, что бабка насыпала в бумажные кулечки, Эль поняла, что это были опарыши... живые. Мимо проползли несколько змей, они пахли, то есть испускали цветной запах, а значит, были настоящими. Пресмыкающиеся скрылись в зарослях винограда. Эль подняла глаза и увидела висевших на веревках мертвых псов, которые раскачивались на ветру, раскручивались и толкались, и даже немного выли на луну, чей свет внезапно проник всюду, проник даже в ее сознание... Весь мир стал белым, и его очертания скоро и вовсе растворились в этой всеобъемлющей белизне.
  
   Думая о возможных вариантах развития событий, Пернатый зашел в аллею собачьей смерти, даже не заметив силуэт девушки, которая лежала без сознания, в нескольких метрах от входа в этот коридор смерти. Когда он оказался у кошачьего дома, Пернатый увидел следы побоища, огромное количество мертвых псов.
   - Эль!- Крикнул он.
   Пернатый открыл дверь, и на него оттуда бросилась целая свора кошек. Мяуча эти звери огибали препятствие в виде ангела, стоявшего в дверном проеме, и убегали кто куда. Умные животные чувствовали, что их хозяина уже нет в живых, и никто не будет их защищать. Но кроме того, они знали, что и страшной угрозе в лице Селектора и его псов, тоже пришел конец, в каком-то смысле, для кошек это было освобождение, теперь они могли без страха разгуливать по развалинам города, гуляя, как и следует, сами по себе.
   - Живодер!? Эль! Где вы все?!- Кричал Пернатый, но в доме никого не было, кроме черно-белой кошечки Катрины, которая лениво вылизывалась сидя в кресле. По видимому смерть Живодера ее не сильно расстроила, возможно, она была уже куда больше кошкой, чем женщиной, а может просто винила бывшего мужа во всех своих бедах, попробуй разбери, что делается в ее звериной голове.
   - Кто-нибудь!!!- Голос Пернатого эхом отразился от стен дома и вылетел наружу, пронесся по всему коридору из мертвых псов и достал до ушей Эль. Лунное свечение отступило на миг, и мир обрел свои прежние цвета. Девушка открыла глаза, в воздухе она видела белый след от ангельского запаха, перемешанный с красками мусорного смрада. Эль как смогла приподнялась, и, собрав все последние силы начала кричать. Ее хватило ненадолго, но достаточно для того, чтобы услышал ангел, и Пернатый бросился бежать на звук ее голоса, надеясь, что хоть в этот раз он не опоздает...
  
   6. Между жизнью и смертью с прессой, другой город, старые и новые знакомые.
  
   6.1. Неправду говорят, что исключительно счастливые не склонны наблюдать часов, иногда люди, которым очень плохо, тоже забывают о времени. Пернатый совершенно забыл о том, что оно шло, когда сидел возле Эль, в те несколько часов-дней-месяцев, когда она была на грани смерти. Она то приходила в себя, то снова проваливалась в пустоту, то тихо спала, то дико стонала. Как будто она снова и снова переживала все то, чего Пернатый не знал. Но, тем не менее, как бы им этого не хотелось, течение времени невозможно было остановить, день сменял ночь и наоборот. Пернатый почти не спал, кошка Катрина заползала к нему на колени и мурчала, он гладил кошку по голове и молчал, думая о том, что случилось с Живодером, что будет с Эль, и что ему делать дальше. Эль видела страшные сны, иногда она даже начинала верить в их реальность, настолько правдоподобными они были. В одном из самых жутких снов, она после убийства Селектора шла вслед за его последним псом, в чащу леса, и чем дальше она заходила, тем больше она понимала, что просто растворяется, теряется там, Эль боялась просто исчезнуть навсегда, и тогда открывала глаза. Рядом она видела Пернатого, и так как она просыпалась обычно в те моменты, когда он спал, Эль так и не могла спросить его, что случилось. А потом она снова засыпала. Пернатый давал ей все возможные лекарства, которые находил в этом доме, и от жара, и обезболивающее, и уколы от бешенства, которые, как он предположил, были ей просто необходимы в связи с укусом на руке. Сама рана выглядела просто страшно, Пернатый боялся за ее руку, но прошло некоторое время и опухоль начала спадать, вместе с ней уходил и жар. Пернатый начал догадываться, что ее жизнь вне опасности. Тогда к Эль начал возвращаться рассудок, пускай и не здравый, но все же он вернулся. Она видела комнату полную цветных разводов, это были запахи кошек, среди них то и дело просматривался белый след ангела, скользивший через эту путаницу из всевозможных животных ароматов. Наверно в природе все было сделано с умом и не без логики, поэтому животные более восприимчивые к природной правде могли явно чувствовать добро и зло, ну хоть по запаху. На некоторое время сблизившись с неразумной инстинктивной природой, Эль стала понимать окружающий мир, как ей показалось, куда лучше. Она хотела поделиться этим наблюдением с Пернатым, но они так и не могли встретиться. Когда Эль была в сознании, он где-то пропадал, а когда он был рядом, она вырубалась. Галлюцинаций она больше не видела, но Эль не могла не заметить, что ей все время было чрезвычайно весело, причем без всякой на то причины, а когда веселье отступало, ей хотелось плакать или кричать. Она просто не могла контролировать свои эмоции. Наконец наступил тот момент, когда она полностью пришла в сознание, но вместе с тем, она чувствовала такую слабость, что не могла и пошевелиться. Единственным движением, на которое у нее хватило сил, Эль повернула голову и осмотрелась. Она была в доме Живодера. В руке она обнаружила иглу от капельницы.
   - Я не знал, как еще тебя кормить, это специальный раствор - сахар внутривенно.- Сказал Пернатый. Он стоял в дверях, держа на руках кошку. Его одежда была чистой, а на самой Эль под одеялом вообще ничего не было.- И да, прости, но мне пришлось тебя раздеть. Я был в Целом городе, купил там некоторые лекарства, одежду и много чего. Когда тебе станет лучше, нам придется идти туда, в город. Кстати, я взят твои деньги, но там еще осталось достаточно.
   Эль хотела спросить, достаточно для чего, но у нее хватило сил только на улыбку. И после этого она снова отключилась. Тогда ей приснился сон про музыкальную шкатулку. Эту вещицу подарил ей папа, на ее первый день рожденья после того, как все случилось. Она получила много всяческих подарков, но большинство из них были ожидаемыми, и поэтому сюрприза из них не получалось. Эль, разочарованная отсутствием всякой неожиданности, осмотрелась и вдруг заметила еще один сверток. Что-то квадратное в блестящей золотистой бумаге перевязанное серебристой ленточкой, и Эль не терпелось узнать, что было под этой сказочной оберткой. На вопрос "Что там?", мама Эль пожала плечами, а ее папа сделал странное выражение лица, тогда Эль приняла его за "Открой - увидишь", но теперь она знала, что ошиблась. Он тоже не знал что внутри, и как вообще этот подарок сюда попал, но тогда он не подал виду, тогда он помог маленькой Эль развернуть цветную фольгу. Когда она сняла обертку и увидела подарок. Это была небольшая металлическая коробочка, покрытая причудливыми завитками узоров и рисунков, поверхность блестела, она была зеленоватого цвета, сбоку торчал маленький ключик. Музыкальная шкатулка. Эль тут же завела механизм маленьким ключиком, зазвучала музыка... Тогда то ей и стало страшно... эта мелодия привела ее в ужас, Эль уже слышала эту музыку раньше, а когда крышка шкатулки начала подниматься, Эль увидела там маленькую механическую муху, явно ювелирной работы, которая двигалась по одной и той же траектории, нарезая круги. Тогда Эль вспомнила слова, которые очень хорошо ложились на эту самую мелодию: Были три друга у меня, Гуляли мы тра ля л я ля, Тогда как был я молодой, Бухали мы одной гурьбой, Да только в том была беда, Что был я психом, да да да, Я их порезал на куски, Из скальпов их я сшил носки... Она даже не заметила, как проснувшись спустя много лет в домике Живодера, она вдруг запела ту самую песню...
   Пернатый сидел рядом, и когда она закончила первый куплет, единственный, который она знала, ангел подхватил:
   - Была девчонка у меня,
   Была с ней классная ебля,
   Но всех проблем моих причина,
   Что дама та была мужчиной.
   Когда об этом я узнал,
   Башку я суке откромсал.
   Тогда нашел себе работу,
   Пахал неделю, дрых в субботу.
   Начальник тварь меня достал,
   Я на куски его порвал.
   За это был уволен я.
   Прикинь, такая вот хуйня.
   Там еще два куплета, не помню правда.
   - Эту песню Муха пел. А потом, представляешь, папа подарил мне музыкальную шкатулку с мушкой механической, и там была эта мелодия, как ты думаешь, почему он это сделал?
   - Не знаю, но все не просто так, в наше время ничего просто так не бывает, только вот знать нам всего не дано.
   - А может, это и не он сделал, может это не его подарок. Я совсем плохо помню.
   Пернатый кивнул.
   - Как ты, действительно хочешь до конца дойти?
   - Да.- Эль немного приподнялась, и вытащила из руки иглу.- Теперь по-другому уже нельзя.
   - Нам придется идти в Целый город, и искать его там, но ты ведь понимаешь, что если мы его найдем, все может стать только хуже?
   - Хуже...- Она начала смеяться.- У меня голова перегорела от этого барбитурата калия, я теперь запахи вижу, я убила черт знает сколько людей, причем не без удовольствия, я с галлюцинациями подружилась... хочешь сказать, что бывает хуже?
   - Да.
   - Теперь я из спортивного интереса пойду дальше, чтобы узнать, как это, хуже, называй это спортивным мазохизмом...- Эль закрыла глаза и накрылась одеялом с головой.
   Пернатый собрался уходить. Эль снова посмотрела на него, едва показавшись из под одеяла.
   - Принеси мне нормальной еды, а то от твоего внутривенного сахара меня уже тошнит...
  
   Пока Эль увлеченно ела, Пернатый просто молча сидел рядом. В руках он держал ведро. Эль было очень интересно, зачем именно он принес этот металлический сосуд, но с набитым ртом она спрашивать не собиралась, а скоро догадалась сама. После такого долгого отдыха ее желудок не выдержал внезапной атаки еды, и мгновенно отправил ее назад. Пока Эль с матюками, произносить которые неприлично даже в обществе сапожников, блевала в ведро, Пернатый тряпкой стирал с пола капли, пролетевшие мимо цели.
   - Пиздец!- Сказала Эль, вытерев рот одеялом.- Лучше б я сдохла.
   - Время нужно.- Спокойно ответил Пернатый, унося ведерко.
  
   Эль не могла заснуть. Она сильно ворочалась. Жаловалась на плохие запахи, бросавшиеся в глаза, и на абсолютную дырявость пододеяльников. Ее ноги то и дело проваливались в новых отверстиях, но Пернатый признался, что ничего лучше в этом доме не нашел, а иголку с ниткой никогда не держал в руках. Тогда Эль попросила его сесть рядом, и рассказать ему что-нибудь занудное, чтоб она поскорее заснула.
   - Что значит "занудное"?- Поинтересовался ангел.
   - Не знаю, про жизнь свою расскажи...
   - Дура...- обиделся Пернатый.
   - Я чокнутая, мне теперь все позволено, расскажи про Рай, судя по фильмам, там скука смертная...- Девушка закрыла глаза.
   - В фильмах врут все, там на самом деле хорошо, я, правда, так давно там не был, что уже мало чего помню. Ангелы вообще редко показываются в раю, удел ангела служение, а рай место для отдыха, как курорт, ну не в прямом смысле "курорт" с пляжами и голыми жирдяями на каждом углу, но ты поняла мою мысль...- ангел посмотрел на Эль, но она уже отключилась.- Да, хреновый из меня рассказчик... ну так вот...
   И он продолжил рассказывать, даже зная, что она ничего не слышит. Просто иногда даже ангелы чувствуют одиночество и желание поговорить, выговориться, при этом, даже не будучи услышанными. Битье головой об стенку, все мы иногда от этого страдаем, и простые смертные и божья армия.
   6.2. Когда ей стало лучше, но еще недостаточно хорошо, чтобы продолжать путешествие, Эль начала исследовать дом. Она ходила из комнаты в комнату, изучая содержание этого занимательного жилища. Эль изучала устройство всех самых интересных орудий пыток, и, в конце концов, пришла к выводу, что инквизиторы и пыточных дел мастера были людьми весьма талантливыми и имели потрясающее воображение. Она стала искренне восхищаться этими людьми, ведь все их детища воплощали в себе высшую справедливость и божественную иронию. И в самом деле, каждое из этих устройств было не столько орудием боли, сколько нагнетателем страха, один вид этих пыточных машин просто заставлял писаться в штаны. И каждая из них давила на определенный конкретный страх, боязнь потерять ту или иную часть тела, фобию или манию. Если ты чего-то боишься, ты совершенно точно получаешь именно это. Машины эти говорили с Эль, не в прямом, конечно, смысле, но так или иначе между ними не осталось недопонимания. Эль подумалось, что не будь эти вещи такими тяжелыми, в плане веса, она обязательно захватила бы с собой одну из них, в подарок Мухе. Ну, не для того, чтоб его порадовать, а чтоб его яйца в тисках зажать. Исследовав все, что касалось инквизиции, Эль стала листать книги по медицине, желая найти название того психического отклонения, от которого страдала, но так ничего и не обнаружила. Она ходила среди всей этой антикварной мебели, дорогих диванов, обивка которых была изодрана кошачьими когтями, источенных деревянных комодов, кресел, пропитанных кошачьей мочой. Эль была в этом доме как призрак, причем во всех отношениях, неслышная, бледная и вернувшаяся с того света, вскоре ей все наскучило, и девушка просто разгуливала туда сюда, не задерживаясь подолгу ни в одной комнате. Если физически она постепенно приходила в норму, о ее душевном покое это врядли можно было сказать. От постоянного пребывания в одном месте, у Эль началась депрессия, кроме того, покоя не давали воспоминания, которые она, казалось, похоронила в далеких уголках памяти. Ей постоянно снились дни после встречи с Мухой. Дни, когда она поняла, что ее папа изменился. После того жуткого подарка она стала его побаиваться. Отец вел себя странно, днем его движения были как будто заторможенными, иногда он просто замирал и не двигался некоторое время, как будто у него в голове что-то замыкало, а потом у него из глаз тонкой струйкой стекала кровь. Эль начала смотреть на него иначе, музыкальная шкатулка стояла у нее на тумбочке, и никогда больше не открывалась, Эль не могла понять, откуда он знал про Муху и про то, что случилось тогда ночью. А если он и знал, то почему напоминал ей? Однажды она зашла в ванную и нашла там несколько синих лоскутов кожи, от которых исходил отвратительный запах, это было очередное напоминание. Эль старалась забыть о том дне, но он ей не давал. Однако если днем он и был заторможенным, то ночью все обстояло иначе, из спальни ее родителей постоянно доносились стоны и скрип кровати, вскоре Эль узнала, что у нее будет братик. Отец воспринял это известие без особого энтузиазма, ему было все равно, теперь он все больше и больше замыкался в себе, казалось, внутри у него происходило нечто куда более интересное, чем во всем внешнем мире. Но когда мама Эль спрашивала его, о чем он задумался, он не отвечал, а просто уходил прочь. Казалось, его вообще раздражали все вокруг, все, кроме Эль. Он постоянно пытался с ней заговорить, узнать, что она делает и как себя чувствует, но при этом он постоянно выставлял на ее обозрение то или иное напоминание о ночи Мухи. Как будто он боялся, что Эль может это забыть. Эль не забывала, и хотя музыкальная шкатулка на ее тумбочке вскоре покрылась пылью, а потом и вовсе исчезла в глубинах шкафа, смешавшись со старыми игрушками, воспоминания о Мухе, символом которых служила эта вещица, были все так же свежи...
  
   Блуждая по дому Живодера, Эль в один прекрасный день забрела на чердак. Там было ужасно пыльно, и отовсюду поднимались клубы коричневого запаха затхлости и сырости. Эль прошлась по чердаку, вслушиваясь в звук трещавших под ногами досок. Она подошла к небольшому круглому окошку в дальнем конце чердака и сняла с него многолетние слои паутины. Теперь, из окна стал виден дворик. Там уже было не так много кошек как раньше, колония Живодера разбежалась в тот день, и после этого лишь редкие коты захаживали назад, об их безраздельном царстве напоминала лишь груда костей и аромат, который как казалось Эль, не выветриться и через годы. Эль открыла окошко, и на чердак проник свежий дневной воздух, наполненный химикатами. Эль прекрасно понимала, что теперь ей уже врядли повредит эта химия, но окошко все же закрыла. Странно, но именно невероятное стечение обстоятельств спасло ее разум от полного разрушения, вирус бешенства, обычно вызывающий помутнение рассудка, и барбитурат калия с аналогичным действием, по большей части нейтрализовали друг друга. Конечно, теперь у Эль случались резкие перепады настроения, приступы паники и необоснованного восторга, она видела галлюцинации, и могла наблюдать запахи, но все это ни шло ни в какое сравнение с тем, во что ее хотели превратить Мозг и его приятели. По крайней мере, она не стала забивать себе в голову гвозди или охотиться на плюшевых зверей. Куда больше переживал по этому поводу Пернатый, он винил себя, и поэтому теперь старался, как следует приготовиться к их отправлению в город. Он подолгу отсутствовал, наводя справки о том, где мог находиться Муха, и хотя особых результатов они не приносили, Пернатый продолжал свои поиски. Эль отошла от окна и осмотрелась. Чердак был полной противоположностью всем комнатам, что были под ним. Вместо орудий пыток, оружия, сомнительной литературы и следов пребывания кошек, здесь были детские игрушки, книжки раскраски и мышиный помет. Эль присела на деревянную лошадку-качалку и оттолкнулась от пола ногой. Она двигалась вперед-назад, тихо посмеиваясь. Наверно тихо смеяться умеют только душевно больные. На стенах чердака висели старые черно-белые фотографии, на которых были запечатлены дети, старики и живые лошади. В углу валялся пластмассовый кладбищенский венок, в другом стояла стопка коробок с настольными играми, третий был завален поломанными воздушными змеями... в четвертом... там ей на глаза попался ящик, наполненный бумагами. Эль перестала раскачиваться и ловко соскочила с коня. Она подошла к этому углу и открыла коробку. Эль увидела там здоровенную подшивку старых газет, она взяла ящик и пошла вниз.
   Она перелистывала газеты, сидя за столом, на котором стояла пустая клетка. Пернатый предупреждал ни в коем случае ее не открывать, и хотя сначала Эль планировала нарушить этот запрет, присмотревшись, она заметила легкие дымки фиолетового запаха, который исходил, как казалось из пустоты. После этого она решила клетку не открывать, а вдруг из нее и в самом деле выскочит монстр. Все газеты были десяти, пятнадцати и двадцатилетней давности. Среди всей этой ретро бредятины, она обнаружила цикл статей о странных смертях, авария автобуса, в которой погиб один водитель, смерть от падения дерева на голову случайному прохожему и таинственный взрыв газа, от которого рухнул целый дом, пострадало множество людей, но погиб только один. В этом вроде и не было ничего странного, но на каждой из фотографий с места происшествия Эль находила знакомый силуэт высокого человека со светлыми волосами, одетого в грязный светлый плащ. Эль вырвала эти газеты из подшивки, смяла их и выбросила в мусорное ведро.
   Пернатый вернулся поздно в этот день. Эль заснула за столом окруженная газетами, Катрина примостилась у нее на коленях, даже существо в клетке как будто посапывало. Пернатый задул свечу, от которой остался лишь огрызочек, но от этого Эль проснулась. Она потянулась, сняла с себя кошку и посмотрела на Пернатого.
   - Какие новости?- Спросила она.
   - Мало, но зацепка одна все же есть.- Пернатый сел на диван.- Кажется, я нашел человека, которому Муха недавно оформил контракт. Он в больнице, в очень тяжелом состоянии, редко приходит в себя, врачи говорят, что у него повышенное давление крови в участках мозга отвечающих за память, незадолго до этого он стал победителем огромного количества викторин по телевиденью. Подозреваю, что несчастный попросил у Мухи совершенную память.
   - А Муха дал ему слишком совершенную.- Закончила за него Эль.
   - Точно. Ты, я вижу, тоже не скучала.
   - Да, и к твоему сведению тоже кое-что нашла. Помнишь, ты не мог понять, почему этот самый Мороз не мог заметить близнецов Лева и Права. Так вот я, кажется, нашла ответ. - Эль протянула ему три газеты. Пернатый попытался прочитать заголовки, но в темноте ничего не увидел. Эль достала новую свечку и зажгла ее. Пернатый прочитал первый заголовок: "УНИКАЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ ПО РАЗДЕЛЕНИЮ СИАМСКИХ БЛИЗНЕЦОВ ПРОШЛА ОТНОСИТЕЛЬНГО УДАЧНО" Ниже маленькими буковками было дописано: "Одного из братьев удалось спасти".
   - Может это не они...- Предположил Пернатый
   - Читай дальше.
   Он взглянул на следующий заголовок.
   "ВЫЖИВШИЙ БЛИЗНЕЦ УТВЕРЖДАЕТ, ЧТО ВИДИТ МЕРТВОГО БРАТА. Врачи рекомендуют изолировать больного". Ниже Пернатый увидел фотографию, на которой был изображен уже взрослый Лев в смирительной рубашке.
   - Господи.
   Пернатый посмотрел на следующую газету.
   "БЕЗУМНЫЙ СИАМСКИЙ БЛИЗНЕЦ СОВЕРШИЛ САМОУБИЙСТВО. В прощальной записке сказано: Иду к брату"
   - Они призраки, вот почему Мороз их не видел...
   - Взгляни-ка еще вот на что.- Сказала Эль и протянула ему газету. Там, в рекламном разделе, была цирковая афиша. Пернатый прочитал надпись:
   ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ!
   ВПЕРВЫЕ НА СЦЕНЕ!
   САМЫЙ ВОНЮЧИЙ ЧЕЛОВЕК НА ЗЕМЛЕ!
   Можно догадаться, чья там была фотография...
  
   6.3. Они вышли из дома, когда до рассвета оставалось всего несколько часов, ведь если во Взорванном городе день был не самым благополучным временем суток, то в Целом городе все было с точностью до наоборот. Эль одела чистые вещи, которые принес ей Пернатый, кинула в сумку пистолет, патроны, блокнот, в который она записывала всю информацию, которая так или иначе имела отношение к их поискам, деньги и пакетик кошачьего корма. Закинув сумку на спину, она взяла на руки Катрину и пошла вслед за Пернатым, который уже успел выйти за порог. Пернатый спрятал под пальто ствол, а в руках у него была клетка с невидимым зверем. Эль оставила дверь в доме открытой, предположив, что возможно кому-то он еще сослужит приютом.
   - Ну, что... поехали...- Сказала Эль, и они отправились в путь. Последний раз они прошли через коридор собачьей смерти, а, выйдя оттуда, направились на север, в сторону свалки. Это была кратчайшая дорога. Развалины вокруг уже не казались ей страшными или угнетающими, теперь она видела в этом порванном мире некую романтику, даже теплоту. Врядли они еще вернуться в этот город, но теперь Эль была совсем не против возвращения. Наверно, люди меняются. А может, в ней взыграло знакомое каждому человеку ощущение грядущих перемен, то самое чувство, которое заставляет людей плакать на вокзалах.
   На пути Эль заметила в кустах плохо замаскированный выломанными ветками труп в военной форме, если бы он не дымился желтым запахом разложения, Эль могла бы узнать в нем Рядового.
   - Кто-то умер?- Спросила Эль, оборачиваясь и поглядывая на мертвеца.
   - Да... так... типа того... Нам нужно быть поосторожней, я думаю, наш старый знакомый Очкарик немного обиделся за... ну, ты поняла.
   - Это он сделал?
   - Это я... но не без его участия.
   - Ладно, неважно.
   За углом показалась свалка. Мусор уже давно вышел за пределы территории отведенной под саму свалку и стал постепенно поглощать город, Эль пришло в голову, что через несколько лет взорванный город и вовсе перестанет существовать, утонет в мусоре. Врядли кто-то проронит по нему хоть слезинку. Ну, может она и всплакнет.
   - Эй, Пернатый, ты, кажется, говорил, что мне там небезопасно...
   - Да.
   - Так зачем мы тогда туда премся?
   - Я обо всем позаботился, расслабься.
   - Верю тебе на слово.
   Как только они оказались на территории свалки, Эль поняла, о чем он толковал. Как оказалось, за все те дни, что Пернатый отсутствовал, он успел сделать настоящий мост из досок, камней и плит, коряво соединенных вместе. Специальная безопасная дорога, которая соединяла Целый и Взорванный города вместе, через свалку Мороза.
   - Ну, как тебе?- Спросил Пернатый.
   Возможно, сказывалась излишняя эмоциональность, как последствие всевозможных отравлений, но Эль не смогла сдержать слезы.
   - Для меня никто никогда не делал ничего подобного.- Сказала она, и, пританцовывая, пошла по этой узенькой безопасной тропке. Пернатый несколько секунд стоял, и улыбаясь глядел ей вслед, а потом и сам отправился в путь, неумело вальсируя. Кружась с невидимыми партнерами, кланяясь воображаемой публике, они преодолевали жадные холмы старого демона, который отчаянно хотел навредить двум бродягам, но был бессилен, ведь не все складывается так, как хочется. Смеясь и мурлыкая безымянные вальсы, они протанцевали до самого города.
  
   Пернатый позаботился и об их пребывании в неповрежденных взрывом районах, он снял квартиру, и теперь они ехали туда на автобусе. В это раннее утро, общественный транспорт был абсолютно непригодным для нормальных людей, там не было свободных мест, и люди, опаздывавшие на работу, толкались и терлись друг о друга, спресованые в тесных салонах. Эль наблюдала красочные цвета всевозможных потовых выделений, дезодорантов, духов и прочей парфюмерии. Ароматы эти были столь сильными, что у нее рябило в глазах. От одних людей исходили аккуратные струи цветов мягких оттенков, из чего следовало, что парфюмерия использовалась с мерой и вкусом, иные просто тонули в собственных испарениях, что даже выглядело отвратительно, и Эль была рада, что не могла чувствовать этот запах как все. Переезд был довольно долгим и утомительным, но вскоре в автобусе стало немного больше мест, и Эль смогла сесть, что было облегчением, ведь ей иногда было трудно устоять на ногах, особенно в таких насыщенных запахами местах. Эль села и уставилась в окошко. Мимо проходили дома и деревья, машины и люди, витрины и рекламы. Мимо проходила жизнь, и Эль пришло в голову, что она каким-то образом не вписывалась уже в эту благостную картину обычной жизни, сможет ли она после всего этого вернуться домой и жить как раньше? Ну, пускай не как раньше, но хотя бы как все. Эль посмотрела на Пернатого, он понял по ее лицу, что именно ей хотелось знать, но в ответ лишь пожал плечами, конечно, ну откуда ангелу знать. Ей стало немного грустно, и она посмотрела просто вперед себя. Там она увидела план маршрута. Автобус ехал через весь город и довольно протяженный участок этого пути проходил мимо стены, разделявшей две стороны города. Наверно это было опасно, ездить в этих местах, особенно ночью, когда психи выходили на улицу, что им стоило перемахнуть через эту долбаную стену. В конце маршрута Эль обнаружила надпись "Место для отстоя". Забавно, а ведь именно так звали ту галлюцинацию, которая ей помогла, Отстой, значит и у него есть свое место.
   - Наша остановка.- Сказал Пернатый. Автобус почти опустел, и когда Эль с Пернатым вышли, он развернулся и поехал в обратном направлении, подбирая пассажиров, спешивших по своим нелепым делам.
   Пернатый снял квартиру в старом пятиэтажном доме, переустроенном на современный манер. Что было хорошо в этих столетних домах, так это толстые, полуметровой толщины стены, настоящий замок. Их квартира располагалась на третьем этаже, за дверью с номером 35. Это была маленькая, но уютная квартира, с окном, выходящим на проезжую часть, со всеми удобствами, и главное с телефоном. Эль уже подняла трубку и начала набирать номер своего дома, чтобы узнать как там ее братья и сестры, но что-то заставило ее остановиться. Она боялась.
   - Он еще дома.- Сказал Пернатый.- Позвонишь после обеда.
   Эль кивнула и опустила трубку. Она пошла в ванную и набрала полную ванну горячей воды. Пока вода набиралась, она подошла к Пернатому, который сидел на кухне и курил.
   - А в раю есть горячая вода?- Спросила она.
   - Не помню, давно там не был.- Ответил ангел.
   - Если нет, то я сама попрошусь в ад, там хоть котлы с кипятком...- Засмеялась она, и Пернатый тоже улыбнулся.- Какие у нас планы?
   - У НАС никаких планов, дальше я все буду делать один, пока это не будет тебя касаться напрямую. Слишком это все становиться опасно. И не спорь, так надо.
   - Хорошо.
   - Я отправлюсь в больницу, найду того идиота с совершенной памятью, расспрошу его о Мухе. А ты оставайся здесь, позвони домой, закажи ужин. Все.
   - А ты не мог бы... ну...
   - Что?
   - Достать мне компьютер, не знаю, ноутбук, что угодно. Мне нужно связаться со знакомыми, может они знают что про Муху.
   - Посмотрю, что можно сделать.
   - Деньги в сумке. - Эль поцеловала его в щеку и скрылась в ванной комнате.
   Спустя несколько часов, Эль сидела у телефона, завернувшись в одеяло. Она молча смотрела на аппарат и не решалась поднять трубку. Этот телефон напомнил ей тот жуткий день, когда ее отец позвонил из больницы и сообщил, что мама умерла от послеродовых осложнений, или как там это называется. Его голос был спокойным, будто ничего не случилось, он никак не попытался смягчить для девочки удар. Она держала трубку в руках, даже когда оттуда начали доноситься гудки, Эль просто не могла пошевелиться. И когда отец приехал из больницы и застал ее в таком состоянии, он молча подошел к Эль, и обнял ее. В эту минуту она забыла всю свою ненависть, весь страх, она понимала, что в этом мире больше нет никого, кто мог бы ее защитить, кто был больше, сильнее и на ее стороне, по крайней мере, она все еще была уверенна, что они не стали врагами, а просто сильно отдалились. Папа вынул трубку из ее руки, усадил девочку в кресло и приготовил ей ужин, он молчал, и она ничего не говорила, боясь разрушить эту призрачную идиллию. В ту ночь она долго не могла заснуть, она все думала про страшную музыкальную шкатулку, пытаясь понять, почему он сделал ей этот подарок. Странный, жутковатый механизм, который как будто говорил: не забывай. Она не забыла, наверно поэтому, она так и не смогла поднять телефонную трубку и набрать знакомый номер много лет спустя. Когда пришел Пернатый, он нашел ее спящей в кресле у телефона.
  
   6.4. Когда Эль проснулась, она обнаружила на столе с телефоном старый потертый ноутбук, и записку от Пернатого:
   УШЕЛ ПО ДЕЛУ БУДУ НЕ СКОРО, НАДЕЮСЬ, ТАКОЙ ТЕБЕ ПОДОЙДЕТ. П.
   Эль улыбнулась и взяла компьютер на колени. К счастью аппарат хорошо работал, и связь с сетью была установлена. Эль с самого начала своего путешествия думала сделать то, что она собиралась сделать сейчас, но встреча с Пернатым и все последующие события разрушили ее планы. Она открыла страничку с нескромным названием KNOW ALL. COM. Именно по этому адресу она и связывалась с двумя достаточно интересными людьми, которые говорили, что знают очень много, и как будто не врали. Конечно, она относилась ко всему с определенной долей скептицизма и недоверия, но, учитывая последние события, Эль врядли стала бы смеяться над человеком, клявшимся в том, что видел НЛО, ведь сама она видела вещи и похлеще. У этих ее знакомых были позывные Exident-girl и he-A., что было сокращением от имени, которое она так и не узнала. Как Эль узнала от них самих, эти двое были чем-то похожи на Пернатого, они тоже помогали людям, у которых были странные проблемы, ведь сами они были немного не в себе. А. видел галлюцинации и видения о вещах и мыслях, которые люди тщательно скрывают, но от этого периодически терял зрение, а Катастрофа патологически притягивала к себе неприятности. Вместе, им как-то удавалось двигаться по жизни не только не пропадая, но и периодически выручая людей попавших в беду, а так как Эль именно такой себя считала, ей, несомненно, понадобилась бы помощь этих двоих. Эль узнала этот адрес уже довольно давно, когда она поняла, что события той самой ночи имели на самом деле некое сверхъестественное содержание. Тогда она уже знала, что странное поведение ее воскрешенного отца рано или поздно станет опасным, и опасность будет угрожать именно ей, так как только она знала его секрет. Она посещала десятки сайтов посвященных "потустороннему миру", на большинстве из которых тусовались поклонники Мэрилина Мэнсона и прочие недобитые сатанисты, но одна из этих страничек отличалась от остальных. Дешевый любительский сайт содержал лишь список контактных адресов. Связь с теми, кто был в курсе. Эль пробовала каждый из этих контактов, стараясь делать это как можно уединеннее, чтобы монстр, в которого превратился ее папа, ничего не узнал. Не все адреса с этого сайта приводили ее к чему-то серьезному, большинство из контактеров были озабоченными уродами, которые потом долго надоедали ей эротическими письмами, достаточно отвратного содержания, но однажды ей повезло. Эль собралась с мыслями, отключилась от мира и вошла в сеть.
   _ Hello Exidet-girl, A. как дела?- Напечатала она.
   _ Hello El, отлично, у тебя проблемы?
   _ Да. Ищу одного Gада. Очень он нужен, или инфо. о нем. Зовут Муха.
   Ответа не было довольно долго, но Эль не беспокоилась, что они могут не ответить, она уже привыкла к тому, что упоминание имени Мухи вызывает у людей, знающих о ком идет речь, настоящий ступор, из которого они не могут выйти довольно долго.
   _ Hello El, это А., откуда ты знаешь про Муху, и что ты хочешь про него знать?
   Эль улыбнулась и откинулась в кресло. Прежде чем начать ответ, она сбегала на кухню и достала из холодильника всю еду, которую смогла найти. Не то чтобы она сильно проголодалась, просто хотела ответить ожиданием на ожидание. Перекусив, она снова положила компьютер себе на колени и, размяв пальцы, начала...
   _я встретила муху 8 лет назад...
   После полу часа изложения собственной истории и ожидания ответа, Эль успела порядком утомиться, а ее пальцы начали нервно зудеть. Кошка Живодера, Катрина, забралась ей на плечи и мирно улеглась там спать. Эль начала зевать от скуки и тут наконец пришел ответ от ее знакомых.
   _ нужно встретиться. дело важное.
   _ где и когда?
   ...написала и отправила ответ Эль
  
   Чтобы попасть в палату к Умнику, Пернатому пришлось украсть белый халат и притвориться доктором, другого пути не было. Эту комнату сторожили два здоровых охранника, которые не пускали к пациенту надоедливых журналистов и кровожадных фанатов, которые хотели расспросить человека с феноменальной памятью о секрете его сенсационного успеха, ведь если ты выигрываешь во всех известных телевикторинах немыслимые суммы денег, избежать сомнительной славы будет довольно трудно. Особенно неприятной была эта известность, когда врачи сообщали, что сильнейшие головные боли вызваны накоплением сгустков крови в сосудах головного мозга, что в скором времени приведет к обильному кровоизлиянию и неминуемой смерти. Умнику захотелось покоя, поэтому он изолировал себя в этой больнице, удалил из палаты все телевизоры, радио, газеты и книги, дабы избежать попадания какой либо информации в его комнату, и приставил к двери охрану, которую Пернатому удалось с легкостью обойти, использовав нехитрый маневр с переодеванием. Теперь эти громилы наверняка потеряют работу. Пернатый посмотрел на Умника. Это был совсем еще молодой парень, наверно чуть старше чем Эль, худой и бледный, в общем типичный смертельно больной, Пернатый предположил, что и в нормальном состоянии он не отличался какой либо красотой. Обычный человек, потенциальная жертва Мухи, ну может слишком молодой, но Пернатый знал, что именно таких димлер больше всего любил обрабатывать.
   - Привет, доктор, ну что, я сегодня умру?- Спросил Умник, немного приподнявшись, его голова была лысой в результате химиотерапии у него повыпадали все волосы, даже брови вылезли. Пернатый взял в руки папку с историей болезни Умника прикрепленную к спинке кровати и сделал вид, что ее изучает.
   - Стой, да ты не доктор, я знаю всех врачей в этой дыре, и ты не один из них, и имя у тебя на пропуске чужое, кто ты такой?
   - Я в гости пришел, можно и погостеприимнее...- Сказал Пернатый, положив досье на место.
   - Сейчас охрану позову, они тебя очень вежливо отсюда выкинут, а потом еще и пиздюлей надают.
   - Я к тебе не за автографом пришел, труп ходячий, я по делу.
   - У меня больше нет никаких дел.
   - Очень рад за тебя, а у меня пока остались, и мне твоя помощь нужна, так что отложи свою прогулку в ад на пять минут.
   - Охрана!!!- По первому крику Умника в кабинет ворвались два здоровых телохранителя. У этих на лицах было написано Ай-Кью - 0,0. Пернатый очень надеялся, что этого удастся избежать, но когда она начали пытаться схватить его за руки, ангел двумя легкими ударами в лицо отключил недоумков.
   - У тебя еще есть громилы под подушкой, или мы все-таки поговорим?- Пернатый уселся рядом с человеком, который дрожал от страха, что само по себе было странно, ведь по сути, обреченному на смерть уже нечего бояться.- Чего ты трясешься?
   - Не бей меня... ненавижу боль... ты ведь не будешь меня бить или мучить, денег у меня все равно здесь нет, все в банке...
   - Успокойся, я не буду тебя бить, хотя к боли тебе привыкнуть придется, в аду, знаешь ли, очень больно бывает. Ведь туда все клиенты Мухи попадают.
   Умник разинул рот, Пернатый уже привык к этой реакции. Клиенты димлеров обычно считают свои случаи уникальными, они думают, что во всем мире нет души ценнее, чем их собственная, и что все это страшная тайна, о которой никто никогда не узнает. Держат эту херню в себе, никому не рассказывают, наверно это нечто вроде мании величия. Со временем, все они идут в библиотеку и читают "Фауста" или "Мастера и Маргариту". Начинают думать, что они, со своими мелкими жизненными неурядицами, со своим смятением, присущим каждому человеку, являются грандиозной ареной борьбы дьявола и бога, добра и зла, такие приятные заблуждения. А ведь на самом деле это просто бизнес, ничем не лучше, чем торговля семечками на углу. Но рано или поздно правда открывается... к этому моменту большинство из них уже настолько во всем разочаровались, что сил хватает лишь на то, чтобы сделать ТАКОЕ лицо, да, да, вот именно как сейчас у Умника.
   - Ты знаешь Муху?
   - Да, - Сказал Пернатый,- Вот именно о нем и поговорим...
  
   6.5. Старый памятник Неизвестному поэту стоял посреди парка. Место это было довольно заброшенным, пыльным и грязным, мало кто здесь появлялся в дневное время, а ночью некоторые парочки за неимением иного места для уединения, использовали постамент памятника как... ну неважно. Наверно поэтому вокруг валялись использованные презервативы и порванное в порыве страсти нижнее белье, в конце концов, даже в уцелевшем городе люди оставались свиньями. Кстати о свинстве, у Неизвестного Поэта раньше было имя, причем достаточно известное, но в результате варварских нападений вандалов, голова его была благополучно сбита, и унесена в неизвестном направлении. Бронзовая табличка с указанием имени гения была украдена собирателями ценных металлов и сдана в ближайший пункт приема металлолома в распиленном виде, а так как городские люди-свиньи были ко всему прочему крайне ленивы, слишком ленивы, чтобы заглянуть в архив и узнать настоящее имя поэта, он так и остался Неизвестным. Эль сидела под памятником в ожидании своих знакомых из интернета, и думала о том, что была в этой безымянности некая романтика, как неизвестный солдат погиб на войне, защищая родину от некоего врага, так и неизвестный поэт исчез в веках, охраняя свои идеалы, какими бы они небыли. Возведение личности в культовый статус часто стирало не только имя, но и всякие внешние признаки, Эль еще никогда не представляла себе это настолько буквально.
   - Эль?- Послышался мужской голос из-за памятника, Эль обошла статую и увидела мужчину в черных очках.
   - А.? Это ты?- Спросила она.
   - Это я.
   - А где Катастрофа?
   - Она врезалась в дерево, ты же ее знаешь, теперь приводит машину в порядок.- Он оглянулся по сторонам и сел на гранитный постамент памятника, стряхнув с него палую листву.
   - А почему ты не вел машину?- Эль села рядом.
   - У меня периодически пропадает зрение, причем совершенно неожиданно... кажется, у этого памятника была голова?
   - Это Неизвестный Поэт... вы не убились?
   - Когда?
   - Ну, в этой аварии... с деревом...
   - А... нет, все обошлось, всегда обходиться, Катастрофа водит со скоростью усталого пешехода, но принципиально не ходит, это вроде маничка такая.
   - Понимаю.- Эль заметила, что из под его очков выходят пары странного цвета, запах совершенно незнакомый.- Что у тебя с глазами, они странно пахнут!
   - Это подарок Мухи, сканосмола, присквернейшая гадость.
   - Так ты тоже клиент Мухи?
   - Был им... больше нет, именно об этом я и хотел с тобой поговорить лично, это очень секретный разговор, ты понимаешь, никому лучше не рассказывать.
   - А Пернатому можно?
   - А кто такой Пернатый?
   - Это мой ангел-хранитель, он мне помогает в поисках Мухи.
   - Ангел-хранитель... не знаю, можно ли такому доверять, они ведь все алкаши, ладно, если нужно, рассказывай ему, только никаких имен, ладно?
   - Договорились, а теперь выкладывай, почему это ты бывший мухин клиент, и как эти дела делаются?
   - Во-первых, все что связано с куплей продажей душ, не имеет под собой никакого высшего смысла, никаких потусторонних интересов, все это просто бизнес, и...
   - Хватит!- Эль была немного разочарована. От этого человека она явно не ожидала занудных маркетинго-теологических песней про сущность торговли душами, Эль хотело впервые за все время узнать нечто ПРАКТИЧНОЕ.- Давай по делу, все это чепуха, что мне делать скажи!
   - Ну...- Человек в черных очках на секунду задумался, обычно все хотят узнать о том, как и зачем торгуют димлеры, но наверно его знакомая из сети была осведомлена немного лучше чем те, остальные.- Короче, дело так обстоит, единственный способ избавиться от всего этого, достать у Мухи контракт, выдурить, купить, украсть, отнять... неважно как, если ты достанешь контракт, это уже пол дела... Я свой контракт у него выкрал, поэтому до сих пор от него прячусь.
   - И что дальше, если забрать у него эту бумажку, все будет как надо, то есть, будто ничего и не происходило?
   - Не совсем.- Ветер пронес мимо тучу опавших листьев, закружив их в мини смерч, на несколько секунд Эль и ее сетевой знакомый отвлеклись от разговора, провожая глазами этот сумасшедший листопад, когда листья опустились на землю покинутые порывами ветра, он продолжил.- Как только контракт оказывается у тебя, возникает дилемма, ты можешь разорвать договор, и все станет так, как было до его подписания, или ты можешь сохранить бумажку, как это сделал я.- Он достал из кармана аккуратно свернутый лист бумаги и показал Эль.
   - Почему ты его оставил? Ты ведь попадешь в ад, ведь так?
   - Попаду... но понимаешь, в ад я так или иначе отправлюсь, и ты, скорее всего, большинство людей, тебе ведь уже пришлось убивать в поисках Мухи?
   Эль виновато кивнула.
   - И я тоже много зла натворил, а имея вот эту бумажку, даже в аду можно выторговать прохладное местечко, имей это в виду.
   Несколько раз просигналила машина.
   - Ну вот, это Катастрофа, мне пора уходить, надеюсь, я тебе помог.- Он встал с постамента и пошел по тропинке между деревьев.
   - Эй...
   Он обернулся.
   - А где Муху найти не знаешь?
   - Нет, и если найдешь его, про меня не говори.
  
   Пернатого уже клонило в сон, многочасовой переезд в автобусе 13 маршрута, от начала до конца и снова, несколько раз подряд. Когда он начал узнавать дома, ангел понял, что это тяжелее, чем он мог бы подумать. Умник рассказал ему, как встретил Муху, история была типичная, паренек ехал на автобусе, несчастный и одинокий, когда на одной из остановок к нему подсел скверно пахнущий господин, и предложил помочь. Забавным в этой истории было то, что человек с совершенной памятью, знавший наизусть все телефонные справочники, карты, энциклопедии, фильмографии и коллекции музыкальных записей в мире, не мог точно вспомнить, на какой остановке встретил Муху. Ведь тогда у него еще не было совершенной памяти, он знал только номер автобуса, потому что всегда на нем ездил. Поэтому Пернатому пришлось целый день колесить по 13 маршруту вдоль и поперек, выглядывая в окно и внимательно принюхиваясь. Умник пообещал вспомнить что-то еще и позвонить Пернатому, поэтому ангел оставил свой номер, и он очень надеялся, что в случае звонка умника Эль не будет занимать телефонную линию, умирающих людей нельзя заставлять ждать. Время шло, и хотя Пернатый держался как мог, он понимал, что может отключиться когда угодно, и что забавно, он заснул именно на той остановке, где в автобус зашел невысокий и некрасивый и плохо одетый человек(?). Этот господин легко протиснулся через толпу, потому что учуяв его запах, все тут же морщили нос и расступались. Так же легко Муха нашел место чтобы сесть. Несколько остановок он сидел напротив спящего ангела и улыбался. Мимо пролетали минуты и дома, в которых мирно и беспечно существовали потенциальные клиенты Мухи под охраной своих ангелов хранителей или без таковой. Муха оторвал от кресла засохшую жвачку и кинул ее в рот. Медленно передвигая челюстями, он мычал свою любимую песенку про мальчика-психа. Наконец, когда подошла его остановка, димлер спокойно поднялся и покинул автобус, пока ангел продолжал спать. Оказавшись на улице, демон подошел к окошку, на которое Пернатый облокотил свою голову, и стукнул по стеклу. Ангел проснулся от удара и посмотрел в окно. Автобус двинулся, увозя его все дальше и дальше от демона, стоявшего с улыбкой на тротуаре.
   - ПИЗДЕЦ!!!!- Выкрикнул Ангел со всей возможной ненавистью и обидой на самого себя. Люди в автобусе обернулись и посмотрели на него осуждающе.- А... идите вы все нахуй!
  
   Пернатый шел назад с полупустой бутылкой водки в руке. Он винил себя не столько за то, что проспал и упустил демона, а за то, что спугнул его с места, на котором Муха постоянно появлялся, и теперь 13 маршрут можно было списывать со счетов. От такого дикого провала, ангел решил уйти в непродолжительный, но сильный запой. Ангел стал злоупотреблять алкоголем достаточно давно, еще в то время когда имел "законную работу по контракту". Наверно в этом определенную роль сыграла специфика самой профессии. Трудно оставаться трезвым, когда наверняка знаешь, что все что ты делаешь, обречено на провал. Ведь как бы хорошо ты не работал, люди не застрахованы от случайной смерти. Неважно как это случиться, кирпич на голову упадет, или проявиться врожденный порок сердца, не забывайте о раке и СПИДе, ведь ангел хранитель не может выбить сигарету изо рта у своего клиента или незаметно натянуть ему на хер резинку. Всегда существует фактор случайной смерти, но все дело в том что этот самый фактор полностью разрушает всю логику, всю самоцель его деятельности как ангела хранителя, ведь какой смысл, если рано или поздно ты просто будешь бессилен. Просто останешься стоять в стороне, когда твоего человека будут тщетно откачивать безрукие санитары. Именно это внезапное открытие заставило ангела хранителя опустить руки и искать способы заполнить внезапно образовавшуюся внутри пустоту, алкоголь оказался наиболее удобным средством заполнения полостей. Теперь Пернатый снова почувствовал себя беспомощным, причем в самом прямом смысле, когда, упав дорогу, некоторое время катался по мокрому асфальту, не в состоянии встать. Кое-как он поднялся и побрел дальше, в полном забытьи. Траектория его движения была хаотичной во всех отношениях, Пернатого носило из стороны в сторону, он заходил в темные переулки из которых долго не мог найти выход. Однако в результате ему удалось найти путь к своему временному дому, по пути он несколько раз проблевался, побывал в мусорном контейнере, напугал стаю бомжей, но, приблизившись к своему дому, он тут же протрезвел, так как увидел сидящего на ступеньках худого и бледного человека в больничной пижаме.
   - Я тебе звонил, но трубку никто не брал.- Сказал Умник, он выглядел еще болезненнее, чем раньше.
   - Как ты узнал этот адрес?
   - Ты что забыл, я помню все телефонные справочники наизусть, ты знал, что бывшего хозяина этой квартиры звали Вольф, как волк, только немецкий?
   - Что-то вспомнил?
   - Нет, но кое-что случилось, я думал ты мне поможешь.
   - Что случилось?- Пернатый выбросил бутылку и струсил с себя целлофановые пакеты и кожуру от бананов, неподходящее время снова становиться алкоголиком.
   - Может, впустишь меня в дом, я тебе все и расскажу, я бы и раньше вошел, но тут дверь железная на подъезде, с цифровым замком.
   - Пошли.- Пернатый набрал код, и они попали в подъезд.
   - А ты знаешь, что в этом городе всего восемьдесят кодов на дверные замки, на сто сорок домов восемьдесят кодов, причем все очень похожие, и все потому, что обслуживает все дома одна компания по производству замков?
   - А как тебя из больницы выпустили?
   - Всему свое время, а ты в курсе, что в городе нет ни одной квартиры с номером выше 300, потому что в высоких домах узкие подъезды, а дома, которые длинные и пониже - делятся на корпуса?
   - Слушай, у меня день был хреновый, так что заткнись, ладно.- Пернатый нажал на кнопку звонка, и через несколько секунд дверь открылась. Эль посмотрела на Пернатого, и увидела алкогольные запахи, исходившие от него.
   - Хреновый денек, да?- Спросила она, и, посмотрев на Умника, добавила.- А это кто?
   - Это умник, я тебе про него говорил, он сбежал из больницы, ему тоже нужна помощь.- Ответил Пернатый.
   - Я догадываюсь, из больницы звонили минут сорок назад, сказали, что он умер. Ты - труп, приятель?
   - Ну... это я и хотел рассказать...- Сказал Умник, переступая с ноги на ногу, на большом пальце левой была бирка из морга.
  
  
  
  
  
   7. До гроба и после, азиатская кухня, поиски и Отстой, циркачи.
  
   7.1 - Знаете, деньги и слава, это, конечно, хорошо, но наверно это уже не имеет никакого значения, когда просыпаешься в морге, прямо на этом разделочном столе. Хорошо хоть они не успели начать делать вскрытие. Я сначала перепугался дико, ну и обрадовался одновременно, знаете, что ежегодно в мире фиксируется около семи тысяч случаев ложной смерти, это когда человека принимают за мертвеца, когда он еще живой, причины всегда разные, клиническая смерть, летаргический сон, кома, неисправность медицинского оборудования, некомпетентность врачей. В средние века, если человек просыпался в гробу, его считали вампиром, ему отрезали голову, вбивали в сердце осиновый кол и засыпали по горло чесноком. А когда узнали про такое понятие, как летаргический сон, к рукам мертвецов стали привязывать ниточки, которые вели на поверхность, к колокольчику, так, чтобы если человек очнется заживо погребенным, смог позвонить, и вызвать гробовщика, а он откопает могилу, если успеет. Хотя наукой доказано, что выжить закопанному заживо просто невозможно, если под давлением полу тонны земли не треснет гроб, то через два часа закончиться воздух. Хорошо, что меня не похоронили, так вот я очнулся в морге, и сначала даже обрадовался, что, мол, я не умер. Это все медицинская ошибка, и я семь тысяч первый. Но потом я понял, что пульса у меня нет, в смысле вообще нет, как у мертвеца, и я вспомнил, да, представляете, вспомнил эту сильную боль в голове, она длилась мгновение, а потом ничего не болело. Я как заснул, но без снов, а когда пришел в себя почувствовал внутри черепа холодок, это, наверно, значит, что кровь в мозг больше не поступает. И вообще мне как-то очень холодно. Я не видел ни белых вспышек, ни тоннелей, это все оптический эффект, который наблюдают люди, когда у них отмирают нервные окончания, соединяющие глаз и мозг, может это и не правда, но есть такая теория... Так вот и получилось, что я никакая не ложная смерть, ни медицинская ошибка, я просто труп, очень богатый и знаменитый труп, как в том фильме "Рассвет мертвецов", только не тупой зомби, а очень даже умный, наверно слишком умный. Мне подумалось, что в том, что я не совсем умер, как-то виноват этот Муха, а раз ты его ищешь, то, может, знаешь, где его найти, или знаешь что к чему, и как со мной это случилось. Вот почему я, собственно, пришел, так, может, ты мне скажешь, почему я восстал из мертвых?
   Пернатый задумался, умник смотрел на него этаким доверчивым взглядом, ожидая ответа, но ангел понимал, что сказать ему толком ничего не может, просто он сам ничего не знал. Эль все это время разглядывала бирку на ногу Умника, по ее лицу вообще трудно было понять, что у девушки на уме.
   - Ну, кто-нибудь скажет, что мне теперь делать?- Спросил Умник. Он посмотрел на Эль, она пожала плечами, он перевел взгляд на Пернатого, но тот, казалось, совсем ушел в себя, настолько непробиваемо сосредоточенным был его вид, неожиданно эта сосредоточенность была нарушена храпом, как оказалось, ангел заснул.- Он что спит?
   - Он устал, целый день по городу носился, Муху искал. Кстати, он - ангел хранитель. А меня Эль зовут.
   - Я не ослышался?
   - Нет, это такое имя, Эль...
   - Ангел хранитель?
   - Ах... ты об этом, да, настоящий Ангел, не просто чувак, который оберегает от неприятностей, а настоящий ангел. А тебя так и зовут Умником?
   - Значит и крылья у него есть, и все дела...
   - На счет дел не знаю, а вот крылья он не показывает, стесняется наверно, может они маленькие совсем, ладно, Умник, и каково оно, быть живым мертвецом? Я, почему спрашиваю, у моего папы те же проблемы, вот уже восемь лет.
   - Чего?
   - Слушай, забудь про ангела, он дрыхнет, проснется нескоро, я сейчас с тобой разговариваю, так каково оно, мертвецом быть, все работает?
   Умник шмыгнул носом, ему было неуютно в этой дурацкой пижаме, и возможно он подхватил простуду.
   - Холодно, а так разницы не вижу. И он что, летает?
   - Я не видела, он, вообще, по-моему, сильно комплексует по поводу своей ангельской сущности, заморачивается по пустякам, а иногда бывает настоящим мудаком, то есть, ничего ангельского в нашем понимании у него нет, кроме крыльев, но и те я не видела. Он как Майкл из того дурацкого фильма с Джоном Траволтой: на вид придурок, а внутри молодец.
   - А где ты его откопала?
   - Да так, вместе ехали на автобусе, кстати, ты, кажется, знаешь Муху?
   Умник кивнул, по его лицу было видно, что воспоминания о димлере не доставляли ему особого удовольствия, а кому они его доставляли?
   - Я тоже с ним раз виделась, поэтому здесь и сижу, с крылатым чуваком и трупом, который намеков не понимает.
   - Я не думал, что все так плохо обернется, знаешь, когда тебе плохо, часто думаешь, будь на самом деле дьявол, я бы ему свою душу продал, только бы иметь все, что захочешь, ведь на кой черт она надо, эта душа. А потом он на самом деле появляется, и все, приходиться выбирать. Муха он ведь дьявол, да?
   - Что-то типа того, не знаю точно, Пернатый говорил, что он димлер, и что таких как он много, я других не встречала, но Пернатому верю. Эй, а у тебя девушка есть, или... была?
   - Нет, то есть да, но она меня бросила, когда узнала, что я умер, думаю, она искала повод... А что?
   - Да... это... я вот к чему клоню...
  
   Когда Пернатый проснулся, он увидел Эль, сидевшую в кресле напротив, завернувшись в одеяло, с дурацкой улыбочкой на лице.
   - Что случилось?- Спросил ангел.
   - И тебе доброе утро, как спалось?
   - Нормально, сколько время?
   Эль мотнула головой в сторону будильника, что висел на стене, было уже пол двенадцатого дня. Голова у ангела не то чтобы болела, так раскалывалась. Ангел с кислой миной потянулся и посмотрел на Эль, она продолжала улыбаться.
   - Это что, моя заспанная рожа тебя так развеселила?- Спросил он.
   - Н-нет!- Протянула она.- Ты очень крепко спишь, ты это знаешь? Просто как мертвец.
   - Кстати, о мертвецах, где Умник?
   - Он тоже уже спит...
   По ее лицу и тону, Пернатый обо всем догадался.
   - Тебе не приходило в голову, что это называется некрофилия?- Ангел встал с кресла и снова потянулся, хрустнув позвоночником.
   - Мне плевать, как это называется, но это было хорошо, и мы предохранялись, кроме того, я же чокнутая, мне все простительно, и мамочка моя несколько лет трахалась с мертвецом, так что яблоко от яблони... и вообще, что это я перед тобой оправдываюсь...
   - Действительно, что это ты..., ладно, детишки, у нас дело есть, нужно одного демона найти... а на завтрак что?
  
   7.2. - Я кое-что вспомнил.- Сказал Умник, они с Эль сидели на диване в обнимку, периодически обмениваясь многозначительными взглядами. Пернатый наблюдал за всем этим со смешанными чувствами, с одной стороны, он был доволен, что Эль хоть на время отвлеклась от своих проблем, пускай и таким сомнительным способом, но с другой стороны он понимал, что из этих отношений не выйдет ничего хорошего, уж слишком "нежизнеспособным" казалось их будущее. - Так вот, когда я подписывал контракт, Муха положил договор в бумажный пакет, этот пакет был из китайского ресторана "Чешуя Дракона", наверно он в этом ресторане кушал, это конечно плохая зацепка...
   - Но это зацепка, идем.- Сказал Пернатый.
  
   На этот раз они ехали на такси, в такую глушь, где располагался ресторан "Чешуя Дракона" ни один автобус не ходил напрямую. Таксист хотел, было, врубить шансон, но Пернатый показал ему кулак, и водила выключил магнитолу. В городе было всего два китайских ресторана, один назывался "Дедушка Ли" и пользовался достаточно скверной репутацией из-за того, что там кроме сырой рыбы продавали еще и героин, поступавший в страну по среднеазиатским каналам нарко-траффика. Второй находился в глубине жилых районов, на самом деле это был не китайский ресторан, и не японский... и никакой конкретно, хозяин заведения был монголом, и готовил блюда практически всех азиатских кухонь, и не только, он мог состряпать и шашлык, и ядовитую рыбу фугу. Наверно поэтому дегустаторы давали ресторану довольно низкие оценки, но любители "дурацкой еды" ценили подобный пищевой хаос. Слияние культур, как говориться, во плоти.
   - А вы знаете, что в Японии каждый год от неправильно приготовленной ядовитой рыбы Фугу, умирает около семнадцати человек, по большей части это сами повара. Просто большинство старых мастеров, уходя на пенсию, отказываются выдавать секреты своего личного рецепта этой рыбы, а новички все делают неправильно, вот и травятся. Я думаю попробовать эту рыбу, мне ведь все равно, ядовитая она будет, или нет...- Умнику они купили новую одежду в ближайшем магазине, и теперь он стал похож на человека, пускай и не слишком живого. С радости он стал весьма словоохотлив, и если Пернатого эта болтовня немного раздражала, то Эль слушала его если не с интересом, то со снисхождением точно. Как оказалось, до встречи с Мухой он отличался парадоксальной забывчивостью, и, разумеется, настоящей мечтой парня всегда было иметь хорошую память. На самом дело очень трудно жить, когда всегда что-то забываешь: документы дома, деньги в столе, число в календаре, билет на экзамене, имя экзаменатора на экзамене, номер аудитории на экзамене, все что знаешь на... все там же. Иногда эта забывчивость переходила все мыслимые и немыслимые границы, и если в учебе и работе Умника спасала врожденная сообразительность, то для личных отношений это была просто катастрофа. Последней точкой в этой истории было то, что однажды он просто забыл имя девушки, которая ему очень понравилась, и таким образом, погубил потенциально многообещающие отношения. Тогда-то в его истории и появился некий Муха. Что было дальше, догадаться несложно, только вот одно Пернатый никак не мог понять...
   - Меня очень беспокоит твое воскрешение...- Сказал Пернатый,- В твоем договоре не было никаких приписок или уточнений, которые можно было можно бы интерпретировать, как "хочу восстать из мертвых"?
   - Я не то чтобы его читал...- Смущенно сказал Умник.
   - Я тоже свой не читала...- Рассмеялась Эль.
   - Ну вы даете...
   Такси остановилось возле небольшого ресторанчика, который располагался в подвале старого пятиэтажного дома. Заведение было внешне обустроено в попсово-азиатском стиле, именно так обыватели представляют себе восток. Вездесущий бамбук, нарисованные карликовые деревья и самураи, вывески написанные буквами, похожими на иероглифы. Эль подумала, что для полного абсурда не хватало только черепашек-ниндзя, приветствовавших гостей при входе. На вывеске было сказано:
   "АЗИАТСКАЯ КУХНЯ КРУГЛОСУТОЧНО"
   "Печенья с предсказаниями - всегда сбываются"
   - Вот что здесь искал Муха,- Сказал Пернатый, указав на вывеску,- Я слышал про этот ресторан, предсказания на самом деле сбываются, думаю, не приложил ли к этому руку сам Муха? Короче, план такой, если Муха прячется, он наверняка заказывает еду на дом, мы не знаем, под каким именем Муха это делает, так что если я достану эту книгу, тебе, Умник, нужно будет запомнить все адреса.
   Умник кивнул.
   - А может проще ее спереть?- Предположила Эль.
   - Если хозяева ресторана имеют какое-то отношение к Мухе, они могут его предупредить, я не хочу снова упустить его, как вчера.- Пернатый открыл дверь.- Поехали...
   Внутри все было тоже украшено на азиатский манер, но как-то неумело, коряво, что немного раздражало, звучала музыка, знакомая по популярным самурайским фильмам, особым воображением декораторы явно похвастаться не могли. Даже столики здесь были обычные, а не для сидения на полу как в Японии, и, разумеется, при входе обувь никто не снимал. Эль обратила внимание на то, что пол здесь был очень грязный, ей вспомнилась знакомая благодаря телевидению японская традиция, по которой слуги принимают ванну в воде, в которой уже мылся хозяин, наверно потом эту воду используют и для уборки... ха-ха. Пернатый, Эль и Умник сели за ближайший свободный столик, а их было достаточно, ведь клиентура таких мест обычно предпочитала здесь ужинать. Очень оперативно к ним подошла официантка с косыми глазами, так забавно, она говорила с легким подобием акцента, что показалось еще смешнее, акцент такой кинематографический, плосто палодия. Как ни в чем не бывало, они заказали всяческой азиатской белиберды и принялись за трапезу. Пернатый ничего не предпринимал, и Эль решила, что ему лучше знать и тоже начала есть.
   - А вы знаете, что 75 процентов морской продукции японцы едят в сыром виде, а так как Япония островное государство, и морская еда является основной, выходит, японцы почти половину всей пищи, употребляют сырой.- Сказал Умник.
   - Это просто охуенно аппетитно звучит...- Ответила Эль.
   - Это все статистика... статистика не врет.
   Теперь в ресторане зазвучала музыка Кейко Матсуи, настоящая трапезная мелодия. Наверно некое подобие вкуса у хозяев все-таки существовало, ну пускай не вкуса, но меры точно, а это в наше время весьма значительное качество.
   - Песни на японском языке способствуют правильному пищеварению, что особенно необходимо при усвоении тяжелой азиатской кухни...- Умник положил очередной кусок ядовитой рыбы себе в рот, кстати, в этом ресторане пользоваться палочками было совершенно не обязательно, рядом лежали вилка и ложка. Пернатый сразу стали использовать привычные столовые приборы, Эль несколько раз попыталась ухватить суши палочками, но у нее ничего не получилось, и Эль взяла в руки вилку.
   - У этой еды запах такого подозрительного ц...- Подумала Эль, и девушке тут же вспомнился долго волновавший ее вопрос.- Эй, Умник, а как называется такая болезнь, когда путаются чувства, и люди видят запахи и так далее.
   - Это называется синестезия, и это НЕ болезнь, а нарушение работы мозга, деформация аналитической нервной системы, в результате которой...
   - Давайте молча поедим!- Громко сказал Пернатый, все официанты и повара посмотрели на него косо, а Эль и Умник, обменявшись улыбками, принялись за еду.
   Наконец, когда трапеза была завершена, Пернатый позвал официантку, которая хоть и была одета в кимоно, при ближайшем рассмотрении, становилось очевидно, что разрез глаз достигался за счет достаточно качественного грима, а на самом деле она походила на азиатку так же сильно как топор на расческу.
   - О, какая у вас замечательная пища, знаете, я бы хотел заказать у вас что-нибудь домой, только вот не знаю что, может, вы мне книгу заказов покажете, посмотрю, что люди едят, профессиональные едоки, так сказать... как насчет этого...
   - Ну...- Официантка сомневалась, но Пернатый положил на стол несколько лишних купюр в качестве чаевых, и она тут же растаяла,- Посмотлю, сто мозно сделать.
   - Просто гениально, я бы никогда не додумалась...- сказала Эль. Пернатый проигнорировал иронию и улыбнулся. Через несколько секунд официантка вернулась, держа в одной руке толстую книгу заказов, а во второй тарелочку с тремя печеньями с предсказаниями - их последний заказ. Пернатый открыл книгу так, чтобы Умнику было видно, и довольно быстро пролистал странички, глаза мертвеца пробегались по бумаге, и он мгновенно запоминал все что видел. Когда Пернатый пролистал книгу до конца, Умник кивнул и ангел вернул ее официантке.
   - Благодарю... кажется, люди предпочитают суши и саке... не очень изобретательно...
   Официантка удалилась, взяв со стола деньги по счету, и отложив в свой карман несколько купюр. Пернатый проводил ее взглядом и посмотрел на Умника.
   - В книге четыре тысячи триста сорок семь заказчиков, тысяча сто три из них заказывают постоянно, восемьсот двенадцать человек делают уже больше трех лет, так как я именно так давно познакомился с Мухой, думаю это наши восемь сотен.
   - Сколько из них регулярно заказывают печенья с предсказаниями?- Спросил Пернатый.
   - Триста один.
   Эль присвистнула.
   - Напишешь список, мы разделимся, и начнем поиски, другого пути я не вижу.- Сказал Пернатый и разломил печеньице. Остальные последовали его примеру, и скоро у ангела, мертвеца и девушки в руках оказались бумажки с короткими посланиями:
   СКОРО ВСТРЕТИШСЯ СО СМЕРТЬЮ.- Прочитала Эль.
   ТЫ ТОЖЕ.- Прочитал Пернатый.
   Умник осторожно взглянул на предсказание:
   А ТЫ УЖЕ ТРУП.
  
   7.3. Список получился огромный, даже учитывая, что им пришлось вычеркнуть те адреса, которые находились за стеной, в мертвом городе. В конце концов, они разделили город на три сектора, и отправились на поиски. Теперь все дело было в терпении и осторожности, нужно было не только найти Муху, но и не спугнуть его, как это сделал Пернатый в автобусе. Поэтому они купили три мобильных телефона, чтоб в случае чего сразу сообщить остальным. Так, вооруженные связью, списками и картами города они начали охоту на мух. За несколько часов поиска они обошли неимоверное количество различных заведений: казино, офисы, бары, детские садики, публичные дома, автостоянки, тир, рынки, кинотеатры, библиотеки зоомагазины супермаркеты дискотеки закрытые днем ночные клубы книжные магазины ювелирные лавки автомастерские обувную фабрику школу университет пункт приема металлолома (в котором Эль обнаружила обезображенную до неузнаваемости металлическую голову) и, конечно, бесконечное число домов и квартир. Подход к каждой был особый, ведь нельзя было просто позвонить в дверь и спросить: "А вы Муху не видели?". Приходилось проходить в эти заведения тайком и принюхиваться или присматриваться, или даже платить кому-то, чтобы зашли и присмотрелись-принюхались, короче, суета и волокита. Эль все эти поиски уже успели порядком утомить, и она очень ждала, что ее друзьям повезет больше, и телефон скоро зазвонит, но этого не происходило. Так, на пути к одному из очередных мест, где теоретически должен был находиться Муха, она забралась в автобус и села на место прямо за водительской кабиной. Посмотрев вперед, она снова увидела план маршрута.
   МЕСТО ДЛЯ ОТСТОЯ.
   Эль задумалась, неужели это не просто дурацкое название конечной остановки? Тогда, в гостях у Мозга и Тела, Отстой ее выручил, что доказало потенциальную полезность некоторых галлюцинаций, и теперь она решила, что врядли будет какой-то вред от того, что она доедет до самого конца этого маршрута, в это таинственное место для о(О)тстоя. Поэтому когда подошла ее остановка, очередной адрес из списка, Эль не стала выходить, а поехала дальше. Чем ближе она была к месту отстоя, тем менее цивилизованными становились районы, Эль поняла, что она оказалась уже на самой окраине Целого города, когда за окном пропали высотные здания, и их место заняли убогие одноэтажные строения, которые граничили с дорогущими коттеджами, обнесенными высокими заборами. Автобус начал подпрыгивать на дороге, которая тоже отличалась переменной благоустроенностью, свежеположенный асфальт чередовался с раздробленной за годы мостовой выложенной камнями. В автобусе с каждой остановкой становилось все меньше и меньше людей, и скоро Эль уже ехала сама. За окном коттеджи уже больше не появлялись, а дома становились все более и более убогими, Эль начала подозревать, что в них никто и не жил уже, странно, что конечная остановка одного из автобусных маршрутов находилась в таком вот захолустье. Наконец автобус остановился, водитель осмотрел салон, и, увидев Эль, прокричал:
   - Вылезай, это конечная...- От водителя исходили бежевые и светло коричневые струи запахов, бензин и табак.
   - Это место для Отстоя?- Спросила Эль.
   - Отстойное место, это точно.- Сказал водила. Эль расплатилась и вышла. Неподалеку стояли еще несколько автобусов, их водители сидели неподалеку на колесах от больших грузовиков и курили. Эль увидела несколько маленьких домиков с пробитыми крышами и покосившимися заборами, ларек, где торговали пивом и сигаретами, заросли сухой травы и бесконечные столбы электропередач, которые уходили от города вдоль шоссе в неизвестном направлении. Селение это давно пришло в абсолютный упадок, а киоски держались на плаву только за счет отдыхающих водителей автобусов и маршруток. Признаки разложения территории были налицо, даже в воздухе пахло сыростью и безразличием. Девушка тяжело вздохнула.
   - Какого хера я сюда приперлась?
   Ветерок легко покачивал лысые деревья и сухие заросли кустарника, на проводах поеживались от холода всевозможные птицы, а на небе накапливались тучи, которые вот-вот должны были пролиться на землю если не ливнем, то наверняка снегом. Эль пошла уже было к автобусу, но у самой кабины она увидела человека с жопой вместо лица. Он стоял и, разумеется, молчал, ведь говорить ему было нечем. Отстой был одет в сплошной комбинезон и грязные военные ботинки, на его руках были резиновые перчатки, покрытые грязью.
   - Привет, Отстой, я думала, что тебя здесь не будет.
   Отстой показал пальцем на ее голову.
   - Знаю, что ты оттуда, но все равно, боялась, что зря потратила время.
   Отстой показал на запястье, где у него были дешевенькие электронные часы, затем снял с руки, кинул на землю и наступил. Когда Отстой убрал ногу, Эль увидела, что часики почти полностью погрузились в землю, торчал лишь край циферблата и один конец ремешка.
   - Время не имеет значения, может ты и прав, я тоже так думала, пока не встретила того идиота Мономаха, он точно знал, когда умрет... в следующий вторник он сказал, для него время имело значение, каждая минута, а теперь вот, смотри!- Эль достала из кармана предсказание из "Драконьей Чешуи"- Скоро встретишься со смертью... скоро, это значит, времени мало осталось.- Она наклонилась и достала из грязи часы.- Я возьму?
   Отстой кивнул. Не смотря на то, что часы были галлюцинацией, они показывали достаточно точное время. Эль надела их на руку рядом со своими старыми.
   - Мне снова нужна помощь, ты можешь что-то для меня сделать?
   Отстой пожал плечами, мол, смотря что...
   - Я ищу человека... нет, не совсем человека, короче, Муху, он такой вонючий гад, димлер, отвратнейший тип, мне его найти нужно срочно, пока я со смертью не встретилась, а не-то просто жопа.
   Отстой показал рукой в салон автобуса, туда, где была приклеена карта маршрута.
   - Маршрут, да? Ты знаешь остановку?
   Отстой указал пальцем в землю, а потом в сторону дороги, которая вела в город, Эль задумалась.
   - Тоже что и здесь... только там... другая конечная...?
   Отстой кивнул. В этот момент хлопнула дверца водителя, и через секунду завелся мотор, дверца открылась и Эль на миг оторвала глаза от Отстоя, когда она посмотрела на то место, где он стоял, там было уже пусто, только два следа от его ботинок в грязи.
   - Эй, ты едешь, или как?- Выкрикнул водитель.
   - Я еду...- Сказала Эль. Она глянула вправо и влево, покрутилась вокруг своей оси, но Отстоя нигде не было, только несколько пустых автобусов, недовольных жизнью водителей и печально скучающие столбы электропередач. Эль заметила, что вдоль проводов на земле лежали подгоревшие мертвые птицы, их было на удивление много. Вот так, летаешь себе, летаешь, сел и все, просто слезы наворачиваются. Вопрос только в одном, как можно быть настолько слепым, чтобы не видеть бесчисленные трупы себе подобных внизу?
   Пока автобус вез Эль в обратном направлении через весь город, с неба начала падать вода, так как температура была довольно низкой, но не ниже нуля, снег периодически превращался в дождь в зависимости от направления ветра и северности района. Если вначале этого переезда с неба по большей части капало, то когда автобус начал приближаться к другому концу города, там уже шел сплошной снег, да вот только большинство снежинок до земли просто не долетало, таким образом, на земле были глубокие лужи, и лишь в редких местах некие подобия сугробов. Скоро она приехала на место, снова в пустом автобусе, снова под непонимающим взглядом водителя она вышла из транспорта и огляделась. Эта конечная остановка находилась в нескольких метрах от берега реки. Берег был грязным и неухоженным, заросшим камышами и пустыми бутылками, а на самом краю воды плавали надутые шины от больших грузовиков. В зарослях камышей виднелись дырявые рыбацкие сети, резиновые сапоги без подошвы и сломанные весла. Вся эта картина выглядела так же угнетающе, как и с другой стороны маршрута, но одно отличие все же имелось... Эль достала из кармана мобильник и набрала номер Пернатого.
   - Пернатый... Эль. Скорее садись на 18 автобус и лети на конечную остановку, ту, что в северной части города, больше ничего не спрашивай, просто мчись...
   - Алло, Умник, слушай, ждем тебя на северной конечной 18 автобуса, знаю, что среди списка этого места нет, заткнись и езжай сюда... я тоже...
  
   7.4. Когда они приехали уже начало темнеть, а так как небо закрывали густые тучи, из которых продолжал валить снег, на улице стало совсем темно. Снежинки падали на поверхность реки и тут же исчезали. Эль сидела на скамейке, у которой не хватало половины досок. Пернатый и Умник ехали на одном автобусе, только сели они в разных местах. Как только они покинули транспорт, Эль замахала рукой, чтобы привлечь их внимание. Они начали махать в ответ.
   - Ты что-то нашла?- Спросил Пернатый.
   - Посмотри туда.- Сказала Эль, указав рукой в сторону реки.
   Пернатый так и сделал. За скамейкой, на которой сидела Эль, тоненькая тропинка уходила прямо к импровизированному причалу. Там, привязанные к коротким торчащим из земли столбикам, качались на легких волнах ничейные лодочки. Дальше была только черная вода.
   - Лодки?- Переспросил Пернатый.
   - За ними!
   - Но там вода и...- Начал возражать Умник, но Эль оборвала его, громко сказав:
   - НА ДРУГОМ БЕРЕГУ!
   Ангел и мертвец присмотрелись, и через густые хлопья снега, закрывавшие обзор, увидели то, про что говорила Эль. На противоположном берегу стояли несколько фургончиков, несколько старых машин, ржавый аттракцион "колесо обозрения" завалившийся набок, и изодранный старостью и ветром цирковой шатер. Клочья ткани танцевали на ветру, как обрывки тысячи флагов, уже невозможно было сказать, какого они были цвета, тем более в такой темноте, но внутри шатра до сих пор стояли скамейки. За этим печальным артефактом располагались и остальные элементы бродячего циркового городка, также находящиеся в плачевном состоянии.
   - Тот самый цирк, про который было объявление, мухин цирк.- Сказала Эль, она не знала точно, но почему-то этот факт не вызывал у нее ни единого сомнения.
   - Муха работал в цирке?- Поинтересовался Умник.
   - Долгая история...- Сказала Эль. Она поднялась и подошла к Пернатому.- Что ты думаешь нам делать?
   - Надеюсь, вы, ребята, грести умеете...- Сказал ангел и побрел в сторону причала.
   Гребли они по очереди, ведь как оказалось, при сильном течении и нулевой видимости, перебраться через речку оказалось совсем не так просто. Снег валил сильнее чем прежде, так сильно, что делал видимость на минимальном расстоянии почти нулевой. Поверхность воды легко деформировалась снежинками, но оставалась довольно спокойной. Пернатый и Умник налегали на весла, а Эль всматривалась в поверхность воды.
   - Интересно, а здесь под водой есть утопленники?- Спросила она. Никто не удостоил ее ответом, и Эль продолжила рассуждения.- Мне однажды сказали, что утонуть, это очень романтичный способ смерти... Ну мне кажется, что это не совсем так, то есть это действительно романтично, если тебя потом не находят, тогда есть... не знаю, тайна что ли... Но когда утопленников вылавливают из воды, это уже совсем не то, вся романтика сливается в унитаз. Трупы из воды обычно все опухшие и съеденные рыбами. Гадость...
   - Согласно статистике, люди чаще всего тонут не потому, что не умеют плавать, а из-за того что им ноги сводит судорога, но при этом совершенно не учитывается количество намеренных утоплений. Просто при вскрытии не всегда удается это вычислить, но состояние мышц ног при судороге и когда их связывают, или удерживают насильно в неподвижном состоянии, практически аналогично, таким образом, убийство очень легко можно выдать за несчастный случай.- Продекламировал Умник, но врядли кто-то понял, о чем он говорил.- А прохладно сейчас?
   - В такое время года топиться нельзя, холодно слишком, это не легкая, а очень мучительная смерть...- Продолжала рассуждать Эль,- Вот летом, это как раз то что нужно, а зимой... нет ничего хуже обморожения, если тебя достанут и откачают, будешь весь такой синий, страшный фууу... а то и отрежут конечности, в смысле совсем отрежут.
   - А раньше, когда в реке находили труп, сразу говорили, что он умер от утопления, и даже не осматривали тело, так что...
   - Эй!- Не выдержал Пернатый,- Может, вы заткнетесь! А не-то я скоро сам утоплюсь...
   Умник и Эль переглянулись, обменялись многозначительными улыбками и замолкли. Дальше они плыли в абсолютной тишине. Примерно на середине реки они увидели торчавшую из водной глади крышу какого-то плавательного средства. Это был паром, который ранее соединял два берега реки. Теперь это транспортное средство было полностью под водой, а история этого крушения так и останется тайной. На крыше парома вся краска давно облупилась, и металлический покров был насквозь ржавым, кое-где виднелись следы активности птиц, испражнения и рыбьи скелеты. Интересно, а чайки оставляют обглоданные кости? Эль забрала у Пернатого весло. Через некоторое время Умник начал требовать, чтобы ангел его сменил, но Пернатый ответил коротким: "Трупу слова не давали...", и закрыл глаза, усевшись поудобней. Снегопад все усиливался, когда они причалили к противоположному берегу. Пернатый привязал лодочку к печально стоявшему у берега дереву, на ветках которого ко всему прочему располагались бесчисленные птичьи гнезда, без единой птицы. Осматриваясь и глядя под ноги, она вошли на территорию цирка. Все здесь было мертво, совершенно безжизненно, а ведь еще недавно здесь царило счастье и веселье, радость и смех, но больше нет. Но, не смотря на запустение, купол цирка выглядел величественно и торжественно. Натянутые тросы и балки, составлявшие каркас, покрывали обрывки ткани, и хотя ночью все было черно-белым, Эль видела все былые цвета. Невероятно, но за бесчисленные годы разложения это место не утратило былые запахи, даже теперь купол цирка просто сочился разноцветной радугой... Эль, Пернатый и Умник прошли в этот шатер и, восторженно глядя вокруг, проследовали сквозь это грандиозное строение на другую часть циркового городка. Это было словно оказаться на темной стороне луны, сюда, наверно, прежние посетители цирка не заглядывали, но именно здесь находилось его сердце... ну или почки на худой конец. Домики-фургоны, в которых жили работники цирка, стояли полукругом, а в центре этой фигуры находилось маленькое поле, засаженное цветами, и молодыми невысокими деревцами. Посреди поля стояло пугало. Ни в одном из этих жилищ не наблюдалось признаков жизни.
   - Ну?- Умник.
   - А дальше что?- Закончила за него Эль.
   - Зайдем и узнаем, может, там еще есть кто живой.- Ответил Пернатый и пошел в сторону фургончиков. Он перелез через небольшой заборчик, отделявший жилой лагерь от остального городка, а Эль и Умник побрели вдоль ограды в поисках калитки. Когда все трое попали в кемпинг, они начали проверять цирковые домики. На одном были нарисованы всяческие звери, тигры, волки, лисы, змеи, голуби и обезьяны, это был дом дрессировщика, он был пуст, дверь отвалилась, и внутри поселились многочисленные крысы, чей запах Эль сразу увидела. Второй цирковой домик раньше принадлежал силачу, дверь в него была приоткрыта, и Пернатый туда заглянул. Огромный накачанный дядька дрых, держа в руке бутылку чего-то алкогольного, множество уже пустых сосудов устилали пол. Пернатый догадался, что в ближайшее время от него врядли можно будет добиться какой-нибудь толковой информации. Но присутствие хотя бы такого, но человека, вселяло в ангела надежду.
   - Здесь еще есть живые!- Торжественно заявил он, и пошел к следующему дому. Умник и Эль заглянули в домик к силачу и тут же отошли в сторону, предоставив Пернатому полную свободу действий. Учитывая все предыдущее события, они оставили за Пернатым открывание дверей и первое знакомство с новыми людьми, он, по крайней мере не боялся быть съеденным или пристреленным... Двери последнего фургона были закрыты, его поверхность покрывали всевозможные изображения клоунов. Пернатый постучал в дверь, но никто не торопился открывать. Через некоторое время штора в окне приоткрылась, и на них посмотрел человек, чье лицо было покрыто гримом.
   - Цирк не работает.- Сказал Клоун.
   - Мы знаем, есть кто живой!- Крикнул Пернатый.
   - Раз знаете, чего приперлись?
   Эль подошла поближе к окошку и громко сказала:
   - МУХУ ИЩЕМ!!!
   От ее крика Клоун потерял равновесие, и свалился на пол. Снег продолжал падать, и так как под вечер температура резко упала, он уже не таял, когда опускался на землю, и все вокруг медленно но верно покрывалось белой замерзшей водой, чем вам не метафора к остановившемуся времени... Дверь фургона открылась, и они вошли внутрь, снег падал...
  
   7.5. Внутри фургона все было увешано афишами бывшего цирка, закидано реквизитом, даже пахло карамелью и сахарной ватой. В углу на маленькой кровати спала женщина-карлик. Клоун усадил их за стол и достал бутылку водки, ангел отказался, Эль поморщилась, а Умник с радостью взял стакан, он постоянно мерз, поэтому не упускал ни единой возможности согреться. Клоун пил прямо из бутылки, причем даже за гримом было видно, что он делал это уже довольно долго и весьма регулярно.
   - Я очень давно не слышал это имя, и надеялся, что больше никогда не услышу, но вот пришлось, теперь снова будут кошмары. Вы его друзья?- Сказал Клоун.
   - Мы его враги.- Сказал Пернатый.
   - Это хорошо.- Клоун достал из-под стола пистолет и положил его рядом с бутылкой,- Я уже думал вас убивать. Любой друг Мухи - мой враг, любого его врага я приветствую.
   - Вы знаете, где он может быть?- Спросила Эль.
   - Сейчас, наверно, нет. Но я уверен, что знаю места, где он периодически бывает.
   - Где? - Эль.
   - Нет, сначала расскажите нам всю историю, с начала до конца...- Сказал Пернатый, доливая в стакан Клоуна еще водки.
   - Я расскажу...- Он осушил стакан.- Раньше этот цирк был не только рабочим, не только кочевым, он был известен во всей стране... Возможно, это был единственный настоящий цирк, не дурацкое подражание, а истинный, традиционный, с шоу уродов, не только для детей, а для всех. Мы путешествовали по разным городам, останавливались не на окраине, а на центральной площади, где нас ждали, мы собирали сотни, тысячи зрителей, даже больше. Я тогда смешил людей, не просто дурачился, я был зеркалом для них, в моих ужимках они узнавали себя, и поэтому всегда искренне смеялись. Только вот у хозяина цирка была одна скверная привычка, искать в каждом городе новых звезд. Он давал объявления, искал людей с необыкновенными способностями, талантами и просто уродцев, со всяческими отклонениями и увечьями. Толстяки, волосатые люди, великаны и карлики, люди с атавизмами вроде хвоста, все сбегались к нам, в очередь выстраивались, лишь бы стать очередными экспонатами шоу "Самый Страшный". Он мечтал собрать настоящую кунсткамеру, в лучших традициях средневековых карнавалов, так к нам и попал этот Муха. Взрослый уже паренек, только вот в голове у него кашка, нее помнит ничего, ни кто он, ни откуда. И еще воняло от него как из параши, сколько мы его не мыли, а запах никуда не девается. И сам же жалкий такой, от каждого шороха, от каждого скрипа в истерику, его видно били сильно, издевались там, но мы его к себе взяли. Тогда мы и устроили это представление, "Самый Вонючий Человек На Земле", просто сенсация, прямо на сцене его мыли и чистили, а потом отправляли в зал, к зрителям, все с него так смеялись, кричали: ВОНЮЧКА! Я, может, и догадывался, что неправильно это было, да молодой еще тогда был, нихрена я в жизни не понимал, не знал, что за каждую обиду, издевку, насмешку все равно платить придется, не думал только, что так скоро, и так тяжело. А пошло все наперекосяк, когда в цирке нашем появился новый фокусник, просто настоящий волшебник, такое мог из шляпы достать, что диву все давались, одним словом - чародей. Все его боялись, но уважали, и звали Старым. Так вот, однажды этот Старый пришел к хозяину цирка и говорит, мол, Муха, он тоже силы имеет, тоже может колдовать, только не умеет, его, мол, научить надо. Старый сам его учить и вызвался, так через несколько месяцев, у нас появилось новое представление, "Исполнение Желаний". Кто-то из зрителей, доброволец, выходил на сцену, и писал на бумажке свое желание, расписывался, и отдавал ее Мухе, так это желание сразу и сбывалось... какие это были чудеса... просто удивительные. Муха быстро почуял силу, он изменился, и Старый ему постоянно что-то нашептывал. Скоро от прежнего Мухи не осталось и следа, он стал любимцем не только публики, но и женщин, а ведь сам был урод, но под него все ложились, стоило несколько минут с ним поговорить какой бабенке, и они уже уединялись. Бабы говорили, что глаза у него чарующие, это и я могу сказать. Да вот только чуял я, что взгляд у него злой, что все обиды и весь наш смех он помнит, и что придет день, когда он сам будет смеяться. Потом Старый исчез, и Муха стал нашим фокусником, к тому времени половина циркачей уже ему свои желания загадали, и конечно получили, кто хрен удлинить, кто в лотерею выиграть, все веселы, все счастливы. Муха, поняв, что даром его многие пользуются, стал за это деньги просить, большие деньги, на сцене он больше такое не показывал. Скоро он разбогател, стал покупать себе дома, в каждом городе у Мухи было по два, три дома. И когда мы ему уже небыли нужны, начался настоящий кошмар... Да только спросить было не с кого, Муха буквально соскочил с фургона на полном ходу и скрылся в лесу, больше его и не видели никогда, но о нем не забыли, с тех пор каждый день происходило нечто, напоминавшее нам мухин след. Сначала дрессировщика съели тигры, он попросил у Мухи способность понимать язык зверей, и видимо тигры это поняли. Потом силач, который попросил неимоверную силу, случайно сломал позвоночник своей жене, когда ее обнимал. Метатель ножей, мечтавший всегда попадать в цель, кинув нож в землю, проткнул электропровод, и когда взялся за ручку, его просто убило. Все то думали, что это несчастные случаи, да вот только я заметил, что начались они, когда Муха исчез. Мы долгое время не знали, о чем Муху попросил хозяин цирка, знали, что попросил, ведь все попросили. Но однажды все открылось. Эту ночь все запомнили, когда прямо во время представления чудовища из настоящей кунсткамеры, о которой так мечтал наш хозяин, вырвались на свободу. Начался настоящий кошмар, эти существа, не какие-то там уродцы вроде дядечки с кольцами и цепями в лице, настоящие монстры. Я лично видел, как одно из этих чудовищ с длинными и острыми пальцами набросилось на ребенка и... Кровь лилась рекой, началась паника, толкучка, еще больше людей просто затоптали. Это случилось прямо здесь, и нам оставалось только спасать зрителей от этих существ... Они покалечили или убили почти всех, а те из нас, кому удалось уцелеть, бросили все силы на поимку этих монстров. Мы согнали оставшихся на паром, вывели его на середину реки и там затопили, вместе с этими тварями, хозяин цирка ушел на дно вместе с ними. Так нам больше не было куда идти, цирк остался здесь догнивать, на этом история закончилась - Слеза скатилась по щеке Клоуна, смывая белый грим.
   - А вы не знаете, какие дома купил Муха в этом городе?- Спросил Пернатый.
  
   Вслед за Клоуном они все вышли из его вагончика и, хрустя по снежному пути, проследовали к дому Силача.
   - Силач у нас был на редкость башковитый, умный короче, вел всю бухгалтерию, такое не каждый день встретишь, да вот только после смерти жены он спился окончательно, но бумаги у него сохранились, так что если где и есть договора о покупке мухиных домов, так у него точно.- Он открыл дверь вагончика, оттуда ударил сильный запах алкоголя, Эль увидела его цвет, но и не только, там был еще цвет смерти. Клоун пытался растормошить силача, но тот не просыпался.
   - Не нужно.- Сказала Эль.- Он не проснется.
   Клоун проверил его пульс и издал короткий стон.
   - Вот и еще один, нас только двое теперь осталось, поможете его похоронить?
  
   Теперь они понимали, что за садик был посреди циркового жилого лагеря. Это было кладбище, и каждое из деревьев стояло на месте, где лежал один из покойных циркачей. На всех деревьях висели фанерные таблички с именами или кличками покойников, коряво написанными красной краской. Всех этих мертвецов сторожило соломенное пугало с дырявым ведром вместо головы. Снег продолжал падать, когда трое мужчин копали в земле яму, а Эль заворачивала мертвеца в покрывало. Из ямы вылетала земля, небольшие кучки не успевали покрываться белым. Очень скоро могила была вырыта, Пернатый и Умник взяли труп за руки и ноги и кинули его в яму. Похоронная церемония была короткой, Клоун просто плюнул в яму и начал закапывать.
   - Дерево сажать весной буду...- Сказал Клоун.- Если доживу...
   Когда дело было сделано, она зашли в домик Силача. Клоун залез под его кровать, он выкидывал оттуда разные вещи и грубо ругался. Так из под кровати вылетел фотоальбом, несколько билетов и афиш, гантель и шпага, ножик и плетка, короче всякий бред... Эль подняла фотоальбом и посмотрела на снимки. На первой фотографии был изображен высокий мужчина, просто гора мускулов, тогда он был лысым, веселым и счастливым, теперь он лежал в могиле. На следующем снимке он стоял в обнимку с очень красивой женщиной, ее длинные волосы спадали на плечи. Дальше была картинка с представления, силач держал в руках огромную штангу. Следующая страница, на руках силача пятеро человек, потом целая машина... просто удивительно, он поднимал в воздух целый автомобиль. Потом было еще много фотоснимков с представлений, с праздников, разные города, разные пейзажи, и вот в самом конце Эль обнаружила одну очень примечательную фотографию. На снимке были запечатлены все циркачи, клоуны, акробаты, дрессировщики, жонглеры, акробаты, посреди них стоял силач, на плечах у него сидел Муха. Эль передала фотоальбом Пернатому, ангел изучил снимок и вернул его девушке, он показал пальцем на фигуру пожилого человека с улыбкой до ушей.
   - Если когда-нибудь встретишь этого человека, беги от него прочь, это Старый.- Сказал он. По выражению лица ангела Эль поняла, что он был более чем серьезен.
   - Нашел!!!- Выкрикнул Клоун.- Вытаскивайте меня!
   Пернатый и Умник схватили клоуна за ноги, и вытянули его из под кровати. Он весь был покрыт пылью, но в руках держал толстенную папку. Клоун поднялся и сел на кровать, но вспомнив, что на ней лежал мертвец, тут же подскочил. Так, стоя на согнутых ногах, он открыл папку и начал ее листать, все бумаги, что касались Мухи, он вынимал оттуда и отдавал гостям. Это были многочисленные купчие, договора, доверенности, дарственные и завещания, огромное количество имущества переписанного на Муху, будь он человеком, он был бы дьявольски богат. Наконец на одном из договоров они увидели знакомое название города.
   - Есть!- Сказал Пернатый.- Наше...л
   - Что такое?- Эль увидела, как изменилось лицо ангела.
   Он отдал ей договор, пальцем указывая на адрес.
   - Господи...- Прошептала Эль.
   - Черт возьми!- Воскликнул Умник.
   Это был адрес дома, где они жили последние несколько дней. Ответ был прямо под носом, а они смотрели так далеко вперед, что не увидели самое очевидное.
  
   Эль достала из кармана деньги и отдала их Клоуну, тот взял деньги и кивнул. Пернатый и Умник уже ждали ее возле берега, где они оставили лодку, но девушка не могла уйти, не узнав кое-что. Падал снег. Все вокруг уже стало белым, исчезли из виду все цветные рисунки, спрятался по белой маской пустырь, бывший ранее цирком. Только величественный купол, покрывшись снегом, как будто обретал свой прежний облик. Но внешняя иллюзия не могла скрыть истинной сущности полнейшего забытья и запустения. Постепенно время стирало с лица земли все следы мухиных злодеяний, как будто эти шрамы могли зажить, места скрывал снег, мертвых людей прятала земля, это было очень удобно, само время заметало мухины следы.
   - Вы сказали, что каждый попросил что-то у Мухи.- Сказала Эль, снег падал ей на голову, как будто ее волосы становились седыми, Клоуну это уже не грозило.- А что попросили вы?
   Клоун очень горько улыбнулся.
   - Для себя лично я ничего не хотел, я был абсолютно счастлив в то время. А вот моя жена очень сильно комплексовала по поводу того, что была почти на голову выше меня, вот я и попросил Муху, чтобы она стала немного пониже. А она в свою очередь, считала, что мне не хватает серьезности, и попросила Муху сделать меня немного серьезней. Мы думали, что сделаем добро друг другу, так сильно мы были влюблены, а в результате, моя жена стала ростом чуть больше метра, а я больше вообще не смеюсь... такой вот грустный клоун...
  
   Назад они плыли в почти полной тишине, а водная гладь как будто начинала обрастать тонкой кромкой льда. Эль смотрела в воду, не расставаясь со своими мыслями ни на секунду, вдруг она подняла глаза, в которых стояли слезы, и посмотрела на Пернатого
   - Знаешь, Пернатый, я даже не могла себе представить, что один человек... или димлер, неважно, может причинить столько зла, это страшно.- Сказала Эль.
   - Может, и я боюсь, что это еще не все...
  
   8. У Него дома, еще один путь, Та Самая, до свидания...
  
   8.1. Осень еще не успела сказать пока, а зима уже наглейшим образом заняла ее место. Дом стоял среди себе подобных, почти сокрытый под завалами снега. Теперь, когда они пришли, Эль вдруг подумалось, что она была совершенно морально неподготовлена к встрече с Мухой, и что она должна ему сказать: "Верни мою душу?" Или может: "Привет, сколько ты сегодня человеческих жизней изувечил?" Она боялась, что как только увидит этого гада, она просто вцепиться ему в горло, или достанет пистолет и будет в него стрелять, пока патроны не кончаться. Конечно, путь этот был долгим и мучительным, по большей части опасные для жизни ситуации и прочая суета, как тут успеешь задуматься о таких мелочах, как сам результат всего путешествия. И вот теперь, когда она стояли у дверей дома, в котором предположительно и находился Муха, Эль по настоящему испугалась.
   - Ну, а дальше что?- Спросила она Пернатого.
   Ангел почухал затылок, он, казалось, тоже оказывался в подобной ситуации впервые.
   - Не заморачивайся раньше времени, может, его тут и нет вовсе.- Он подошел к двери и начал набирать код. Умник стоял в стороне, ему как всегда было холодно, и, конечно, как и всем немного страшновато. Пернатый открыл дверь и вошел, Эль пожала плечами и пошла следом, Умник несколько секунд постоял в снегу, и побрел за ними.
   - Ну, если он здесь, то как мы его найдем?- Поинтересовалась Эль.
   - Посмотрим список жильцов.- Предложил Умник.
   - Он на чердаке.- С уверенностью сказал Пернатый. Лифт не работал, поэтому им пришлось подниматься наверх пешком, по лестнице. Примерно на середине пути мимо них пролетел человек, вероятно сброшенный с самого верха. Он кричал, и пытался ухватиться руками за лестничную решетку, но постоянно срывался, примерно на уровне третьего этажа он ударился головой о поручень и дальше полетел молча. Когда бедняга приземлился на самый низ, его шея оказалась неестественно свернута налево, изо рта потекла кровь. Эль, Пернатый и Умник остановились, перегнулись через поручни и посмотрели вниз. Бедолага, мертвый по всем признакам неожиданно поднялся, обтрусился и глянул наверх.
   - Со мной все в порядке, не волнуйтесь.- Сказал он и пошел прочь.
   - С ним все в порядке?- Спросила у Пернатого Эль.
   - Сомневаюсь...- сказал ангел, бросив взгляд на Умника, до Пернатого стало доходить, что именно происходило, но он еще сомневался.
   - Эй!!!
   Все трое подняли головы вверх. Там, на самом последнем этаже стоял Муха. Он улыбался. Эль не видела совершенно никаких запахов, он был как будто стерилен, как инструмент хирурга.
   - Долго же вы... я уже устал ждать, поднимайтесь...
   Преодолеть последние несколько этажей оказалось труднее всего, от волнения страха и ненависти Эль аж тряслась. Она боялась, что ноги вот-вот откажут, и она просто скатиться по ступенькам вниз, и никто не сможет удержать ее, спасти от падения, и хотя шаги ее были уверенными, в глубине души она уже падала. Девушке вдруг вспомнилось ее недавнее бегство из дома, она снова ощутила то чувство страха, которое совсем недавно было всем, из чего состояла ее жизнь, и хотя многочисленные опасности и безумие давно уже уничтожили этот страх, неожиданно сейчас, на этой лестнице он снова возродился. Эль закрыла глаза, стиснула зубы и пошла дальше в темноте собственного сознания. Пернатый до сих пор не мог прийти в себя от шока, который испытал, узнав, где все это время скрывался Муха, все было так чертовски очевидно, так поразительно просто и ясно, такой колоссальный обман. Теперь все стало прозрачно и ясно как день, ими умело и красиво играли, манипулировали, вели шаг за шагом, все так и было задумано... Умник считал ступеньки, поразительно, но в этом доме в каждом лестничном пролете было разное число ступеней, а разве такое вообще бывает? Последний шаг, и вот они были на месте. Назад пути уже не было.
  
   На чердаке, где обитал Муха, было довольно жутко. Даже учитывая долгий опыт попадания в страшные места, и Эль и Пернатый не были готовы к такому, а Умника так и вовсе начало трясти. Это был довольно просторный чердак с одним большим круглым окном, которое выходило на сторону противоположную той, куда выглядывали окна их квартиры. Посреди комнаты стоял здоровенный стол, на котором были раскиданы деньги, бутылки пустые и полные, оружие холодное и огнестрельное, фигурки животных, сделанные из надувных шариков, игральные карты отрезанные пальцы порножурналы зеркала со следами кокаина недокуренные косяки многочисленные контракты на души разных людей газеты рекламные проспекты мобильные телефоны, спящий человек в кожаной куртке. К потолку были привязаны веревки с крюками, на этих крюках висели люди. Так как острия крюков были воткнуты им в затылки, можно было предположить, что эти люди были мертвы, о чем явно свидетельствовал и синий цвет их кожи, и запах гниения, который от них исходил. Но, не смотря на все эти явные признаки смерти, большинство из этих людей мирно и беззаботно беседовали друг с другом. Муха стоял неподалеку и курил длинную тонкую сигарету. Он был одет в шелковый домашний халат красного цвета, который был распахнут, и открывал на всеобщее обозрение голое тело димлера, разумеется, стеснение было демону чуждо, даже не смотря на то, что он не был образцом красоты. Муха кинул бычок на пол и распростер свои объятья, как бы приглашая гостей полюбоваться его скромным жилищем. Он улыбнулся и посмотрел на Эль, его взгляд по-прежнему завораживал.
   - Можешь сделать то, что тебе так хочется, давай, я не буду возражать.- Сказал Муха. Эль достала из кармана револьвер и выстрелила ему в лицо. Пуля прочертила ровную линию ожога на его щеке. Эль снова выстрелила, на этот раз более удачно, у Мухи отлетел кусок головы вместе с волосами, и из раны ему на лицо потекла кровь.- Отличный выстрел!- Рассмеялся димлер, а следующее попадание лишило его правой половины нижней челюсти, теперь уже смеяться ему было труднее, но даже в этом кровавом месиве Эль увидела ухмылку. Она выстрелила еще раз, лишив Муху левого глаза. Вид у него был ужасный, из всех отверстий торчали куски кости, текла кровь, а лоскуты кожи болтались на честном слове, вся голова димлера дымилась.
   - Нгу джто дхавойнга?- Он говорил с трудом, пока не приладил на место осколок челюсти, который валялся на полу, и хотя это не слишком улучшило его дикцию, теперь по крайней мере половина слов была понятна.- Понгравилось?
   - Оно заживет?- Спросила она.
   - Дга.
   - Значит не понравилось.
   - А тебзя утегшит, есгли йя скавжу, чтсо будзет боглеть... сильно...
   - Тогда я еще пальну.- Эль направила на него ствол и выстрелила, на этот раз, лишив демона сразу трех пальцев.
   - Всге, успожкоиглась?- Спросил Муха, подбирая с пола отстреленные пальцы, этот последний выстрел явно подействовал ему на нервы. Человек, спавший на столе, продолжал спать, казалось, стрельба ничуть ему не помешала.
   - Патроны кончились.- Сказала Эль.
   - Пернагтый... дагвно не виджелись...
   - Недостаточно давно.- Ответил ангел.
   - Умнгик... как жигзнь, карк сммерть?
   Умнику было не по себе, он постоянно смотрел то на висевших живых мертвецов, то на изувеченное лицо Мухи.
   - Эгй! В новгах правгды нзет, присадживайгтесь, рваз пригшли, вгы навергно уствали, долвго менвя исжкали, дга?- Муха пытался вести себя как дружелюбный хозяин, но врядли это могло смягчить сердца гостей, которые его явно недолюбливали. -Дга сяждьте вгы накгонец, вгашу матгь!
   Эль, Пернатый и Умник сели на мягкий диван.
   - Долгхие и бесжсмыслгенные поижски... весегло бвыло, два?- Муха подставил стульчик и опустился на него. Теперь его халат был запачкан кровью, но разница почти не была заметна. На груди у него болтался стетоскоп и освежитель воздуха в виде елочки.- Жвалко, чтго вы не прившли раньшге, мы тут в двоктора играгли, дга вот пацигент упав с лестницы.
   - Ты мразь Муха... какая же ты мразь...- Эль уже думала перезарядить свой револьвер и снова выстрелить в Муху, настолько она сейчас его ненавидела. Но теперь она начала понимать, что нынешнее их общение было во многом игрой, вести которую нужно было собранно и с умом, так что все эмоции следовало оставить за дверью. Эль взглянула в окошко и увидела падающие снежинки на фоне ночного города, все хорошо, Эль выдохнула.
   - Двумаезшь йя спогрить бзуду? Згачем пригпердлись?
   - Нужно расторгнуть один контракт, один из твоих старых.- Сказал Пернатый.
   - Эйх, анхгевл, бвля, тсы жто нигхренва нве знагьешь... Негльзя расзтгоргнувть довгововр! Вгсе, идзите навхуй!- Но Муха и не собирался их выгонять, его все это забавляло, более того, Пернатый догадывался, что у Мухи был план.
   - Не пизди, сраный димлерский уебок, мне нужен ее договор! Без него я не уйду!- Ангел говорил уверенно, но сам он понимал, что никак не сможет заставить димлера отдать бумагу, только хитростью, или играя по правилам Мухи, только вот что это будут за правила?
   - Ты меня обманул...- Сказала Эль.
   - И меня ты обманул, почему я не умер?- Поинтересовался Умник, он оглянулся по сторонам, вокруг висели, раскачиваясь на крюках, веселые мертвецы,- Почему все они живые?
   - Ты меня обманул, гад, я тогда была тупая, я не знала что подписывала!- Из глаз Эль текли слезы, хотя она обещала самой себе, что сдержится, это оказалось труднее, чем она могла предположить. Даже злость, вылитая на Муху стрельбой в его ебаную башку, не могла притупить эту боль, и игра эта становилась все сложнее.
   - Просгнизсь, дегвочка...- Муха поднялся со стула и поднял руки, изображая распятие,- Этго мойя равбота, обмангывать людзей, я этго девлаю... ВЗЕГДА... И товлько у едзиниц хвазтает умга припередться кго мнее домгой, и качтать правга по поводзу своей двуши... Да я вгас всегх запрозто можгу убгить... прягмо сейчхас...
   - Не можешь.- Сказал Пернатый.- И теперь я хочу знать, почему?
   Димлер опустил руки и рассмеялся.
   - Вогт этго ужзе равзговогр...
  
   8.2. Муха сидел на своем стуле и говорил... Его лицо было в ужасном состоянии и периодически то кусочек кости, то зуб, то клочок кожи отваливались на него, падая на стол, и прямо перед ним образовалась небольшая кучка изувеченной плоти. Звуки, вырывавшиеся из его рта, сначала едва напоминали слова, но совсем быстро демон наловчился говорить разборчиво, и кости его челюстей стали срастаться прямо на глазах. В остальном же, в комнате царила тишина, все внимательно его слушали, однако половина висячих мертвецов успели задремать. Придурок, спавший на столе, свалился с него, и теперь растянулся прямо на полу, за круглым окном снегопад все усиливался.
   - Это случаетзся довольно частго, когда одна смерть не может выполнявть свои обязаннозсти, по той или иной причине, ей на сменгу приходит друхгая. Но новая Смерть, как и любой человерк, как и любая женщина, имеет при жигзни друзей и врагов, и хотя по правилам это не позволяется, эти новоявленные старухи с косавми начинают творить всяческий беспредел. Ну там войны, эпидемии, массовгые самоубийства, преступления серийных убийц... думаегте это просто так все? Конечно, рано или поздно каждая смерть перегорает, ей надоедают эти дурацкие человеческие забавы, природа берет свгое и смерть становиться именно той, кгем и должна быть, просто исполнительницей того плана, который существует. Так уж получилось, что я был знакгом с той особой, котворая по чистой случайности стала нынешней смергтью, и по правде сказать, наше с ней знакомство не было столь приятным...
   - Ты ее трахнул, трахнул, да еще и пытался склонить к контракту, так все было?- Пернатый смотрел Мухе прямо в глаза, продолжение этой истории было ему хорошо известно.
   - Не перебивай менгя, ангел, я не буду рассказывать дважды... Корвоче, да, я обошелся с ней нехорошо, как и со всеми, такой уж я... Но я ведь не знагл, что эта сучка станет смертью!!! Хреново получилось, эта тварь на меня взъелась, даже объясниться нхе дала, вот пизда! Она стала убивать всех моих клиентов, одного за одним, одного за одним, всех, это хреновгый бизнес, когда клиенты мрут один за одним. Я понял, что просто так она от меня не отвяжется, тогда я и броксился в бега, я исчез, меня как будто не существовало. Понятно, что меня все искали, и в один прекрасный день Она меня все-таки нашла, но она не стала в этот разз убивать моих клиентов, она сделала все наоборот. Теперь она просто не давала умереть никому, если к смерти этих людей я имел отношение... эти ебаные трупы просто не давали мне покоя, трупы вроде него...- Муха указал на Умника, а потом на всех висевших на крюках.- Все эвти сраные покойники! Тварь знала, как я люблю убивать людей, лишила меня лучшего развлечения...
   - Так вот почему я не умер...- Прошептал шокированный Умник.
   - Вогт почему...- Муха выплюнул комок крови,- нет... ты умер, только вот не до конца... не бойся, скоро поймешь, что такое гнить заживо...
   - Скажи-ка мне, Муха, почему даже когда кто-то пытается причинить боль тебе, страдают при этом другие люди?- Сказал Пернатый.
   - Я всегда был душой компании...
   - Нет, не всегда... ты, кажется, забыл, как тебя - уродца выставляли на сцене, просто Вонючка и ничего больше.- Эль заметила, что эти слова причинили ему больше страдания, чем все прямые попадания в голову.
   - Спасибо, что напомнила... Знаешь, будь у меня совесть, эти воспоминания успокаивали бы ее даже при самых страшных угрызениях. Все что я делаю... это просто расплата, но я не мщу людям, они сами мстят себе за свои грехи...
   - А как же Умник? Как же Клоун и его жена? В чем их грехи, в чем мой ебаный грех?
   Изувеченное Мухино лицо снова свела улыбка.
   - Я знал, что об этом пойдет речь... Клоун и его жена... их вина не в том, что они дружно насмехались надо мной, когда я был несчастен, умей я прощать, я бы им все простил, но ты послушай их желания... ничего не настораживает?
   - Они попросили добра друг для друга, какая часть здесь должна меня насторожить?
   - Они просили исключительно для себя... Этот клоун комплексовал по поводу того, что был на пол метра ниже жены, ее это не беспокоило. А она просто бесилась из-за того, что он постоянно шутил, он даже когда ее трахал подшучивал... придурок. Все, что они просили, было настолько эгоистично, что можно выблевать, и при этом отвратно замаскировано под благотворительность. Вы, люди, все свое говно покрываете толстым слоем золотой краски, но от этого оно ведь меньше не воняет! А Умник... бедный, несчастный, забывчивый умник... ленивый, как труп, есть миллион трудных и долгих способов развивать память, а ты выбрал самый простой, обменять на нее свою бессмертную душу! Вы можете хоть что-то сделать БЕЗ МЕНЯ! Ленивые, тупые, ничтожные ублюдки! Я вас просто ненавижу, с вашими нелепыми проблемами, вы готовы обменять душу на пачку сигарет, если лень сбегать в ларек! Просто невероятно, что я когда-то считал себя одним из вас...
   - Но тогда ты был лучше... Я видела фотографию из цирка, там ты был с настоящими друзьями, там тебя даже любили...- Эль увидела как по его порванной щеке стекла капля крови, очень похожая на слезу.- Ты был счастлив.
   - А я притворялся... Я это умею, врать, обманывать... такой уж я, настоящая мразь.
   - А как же я? Что я такого сделала? Да, я сделала много плохого сейчас, но если бы не ты, ничего бы и не было, тогда я была маленькой глупой девочкой, чем я завинила?
   - Об этом мы поговорим, когда вы вернетесь. Тогда мы и обсудим возможность выкупа твоего договора.
   - Откуда мы должны вернуться...- Спросил Умник.
   - От смерти, конечно, правда, если они вернуться, тебе врядли придется на это рассчитывать. Вы ведь не случайно сюда пришли, наверно наш крылатый друг уже все понял, да?
   - Ты все продумал...- Сказал Пернатый.
   - Это точно. Мне надоело, что я не могу никого убить, пора с этим кончать, но попросить Смерть я сам не могу, по известным причинам, а вот ты можешь.
   Эль и Умник посмотрели на Пернатого, он знал, о чем идет речь, но явно не хотел поднимать эту тему.
   - Смерть у тебя в долгу...- Муха катался на стуле, так что едва с него не падал.
   - Это очень грязная игра, демон, плохая игра...
   - Я знаю. Прости, по другому не могу. Вперед, когда вернетесь, мы поговорим о контракте маленькой Эль.
   - Нет.- Эль встала с дивана и подошла поближе к Мухе. Его лицо было страшно изувечено, но, подойдя ближе, она увидела, что оно понемногу срасталось.- Ты ведь можешь и обмануть, мне нужен аванс...
   - Хорошая девочка, ты поумнела с последней нашей встречи, чего же ты хочешь? Кусочек контракта оторвать?
   - Отдай мне договор Умника... это для начала...
   Муха рассмеялся.
   - Ты в самом деле поумнела...- Он вытянул вперед руку, лишенную пальцев.- Договорились.
  
   8.3 Они спустились в квартиру и Пернатый начал собирать вещи, Эль наблюдала за ним с выражением полного непонимания на лице. Умник разглядывал свой договор, не зная, что собственно с ним сделать. Пернатый зарядил обрез и закрыл тряпкой клетку с невидимым монстром, он был готов отправляться в дорогу. Никто не говорил ни слова, и в комнате повисла странная пауза. Как будто всем было что сказать, но никто не находил в себе силы начать.
   Ты ничего не хочешь мне объяснить?- Спросила, наконец, Эль.
   - Мы уходим.- Сказал он.
   - Куда?
   - Есть два варианта, тебе выбирать, ты можешь пойти со мной к самой Смерти, и сделать то, о чем просил Муха, помочь этому говнюку исполнить его план...
   - Ну... да, именно это мы и собирались делать... что-то изменилось?
   - Да. Есть второй путь, ты бросишь все, скажешь мне до свиданья и поедешь домой, точка.
   - Это бред, я не поеду домой, не сейчас... поздно уже меня домой отправлять.- Эль была просто в бешенстве, неужели он может так ее кинуть, когда все, казалось, было уже сделано.
   - Предупреждаю, если мы дойдем до конца, хорошо не будет. Умник умрет, Муха победит, а ты узнаешь такое, чего тебе не положено знать, такое, о чем ты трижды пожалеешь, сейчас самый лучший момент чтобы остановиться, если ты хочешь навредить Мухе, это - лучший способ.
   - Я умру?- Умник не то что бы удивился, но явно забеспокоился.
   - А как же моя душа?- Эль едва себя контролировала, чтобы не врезать Пернатому как следует, настолько она была на него зла, и еще злее она становилась, понимая, что он был прав. Если все это план Мухи, значит, ничего хорошего им не светит.
   - Есть вещи и похуже чем душу потерять.
   - А тебе откуда-то знать? Ты ведь ангел, у вас вообще души нет! Ты хоть понимаешь, через что я прошла? Я не могу остановиться сейчас...
   Пернатый не ответил, он смотрел на Эль, вглядывался в ее глаза, пытаясь понять, что правильнее, дать ей дойти до конца или бросить ее сейчас и обречь на неминуемую гибель? Все дело в том, что если он уйдет, она, конечно, не сможет ничего сделать, но остановиться ли она? НЕТ.
   - Я умру?
   - Ты действительно этого хочешь?
   - Да.- Сказала Эль.
   - Жду тебя внизу... попрощайся с Умником, он с нами не пойдет. Если ты не появишься через десять минут, я решу, что ты передумала и уйду, у тебя еще есть время подумать.- Сказал Пернатый сурово, и пошел к выходу. Эль осталась стоять в комнате, наедине с мертвецом.
   - Я и не думал... что это... ну... что мне так или иначе хана... я пожить еще немного хотел...- На лице Умника было выражение пораженческой обиды и непонимания, такое лицо бывает у всех, кто соображает, что обязательно скоро умрет, причем за чужие грехи.- Как-то это несправедливо получается...
   Эль подошла к Умнику и села на диван рядом.
   - Эта бумажка, твой договор, ты можешь его разорвать, и тогда ты вернешь свою душу назад и с большой вероятностью можешь рассчитывать на рай, но ты можешь оставить его, тогда в аду можно поторговаться, выбить хорошие условия... мне так сказали...- Эль поцеловала его в губы.- Ты хороший парень, Умник, жаль, что мы раньше не встретились. Покормишь мою кошку.
   И она пошла прочь, оставив мертвого человека в одиночестве. Умник посмотрел на бумажку, а потом поднял голову и взглянул на потолок.
   - Поторговаться...
  
   На улице не переставая падал снег, дороги были уже так сильно завалены, что по ним не мог ездить никакой транспорт, поэтому ангел и девушка без души шли пешком, дорога предстояла неблизкая.
   - А куда мы идем?- Спросила Эль, ее обувь явно не была приспособлена к передвижению по сугробам и она уже набрала полные ботинки снега.
   - К смерти...- У Пернатого явно сильно испортилось настроение.
   - Ну, я, типа, догадалась. Но куда?
   - Во взорванный город, она там...
   - Стоп... стоп, я, кажется, поняла, этот Мономах... он что-то говорил, про какую-то ЕЕ, и эта она сказала ему, когда он умрет, правильно?
   - Угу.
   - А кто еще может знать точно, когда человек должен умереть, если не сама Смерть.
   - Вот именно.
   - Слушай, Пернатый, а ты не хочешь мне рассказать, что у вас за дела с Мухой и со Смертью, или это секрет? Почему это Муха сказал, что она перед тобой в долгу?
   - Потому что она мне должна.
   - Да ладно тебе, ангел, хватит дуться, выкладывай все!
   - Когда Муха и Смерть повздорили, она стала убивать всех его клиентов, и так уж получилось, что один из его клиентов оказался еще и одним из моих, последним из моих. Так что Смерть и Муха за компанию виноваты в том, что я лишился настоящей... работы, не говоря уже о несчастном человеке, которому я действительно мог бы помочь. И самое страшное, что тогда я первый раз ушел, просто развернулся и бросил человека, я бы просто не смог справиться с сильным демоном и самой Смертью. Так что она передо мной в долгу, а сейчас наверно время такое, возвращать старые долги...
   - Понятно.
   Снег продолжал валить, в свете уличных фонарей снежинки напоминали звезды на небе, которых нынче не было видно из-за туч. Они оба покрылись белыми налетами, будто перхотью, даже невидимое существо в клетке Пернатого стало почти видным.
   - Знаешь, Пернатый, а на земле было бы куда сложнее жить, если бы все вокруг не было таким красивым! - Сказала Эль, набрав полные руки снега. - Я имею в виду, что все так... ну классно... посмотришь вокруг, и все, хочется забить на все проблемы и просто...- Она сделала снежок и запустила его ангелу в голову. Пернатый шел дальше молча, даже не замечая комок снега, прилипший к его затылку. Эль нахмурилась. Дальше дорога вела через густые сугробы. Они шли через завалы снега, погружаясь в него чуть ли не по колено. Один раз Эль застряла в снегу так глубоко, что Пернатому пришлось ее вытягивать. Так Эль и Пернатый подошли к забору, разделявшему два города. Стену покрывали странные рисунки граффити.
   - Ну что... перелетим?- Предложила Эль.
   - Подкоп выроем.- Сказал Пернатый.
   - Чувствую, демонстрации крыльев я от тебя не добьюсь...
  
   8.4. Как оказалось, даже такое скверное место как взорванный город становилось привлекательным, когда все руины и развалины были засыпаны снегом, а так как снегопад блокировал все посторонние запахи, Эль впервые за долгое время могла просто смотреть на мир, не отвлекаясь на его ароматную природу. Однако ориентироваться в этом месте в такую погоду было немного труднее, чем им могло бы это показаться. Все знакомые ранее ориентиры были погребены под толстой белой массой. Поэтому они путешествовали скорее интуитивно, короче наугад. После довольно продолжительных поисков они все же заметили верхушку клуба Ночка вдалеке, в его сторону они и направились.
   - Ты смотри, а эти предсказания совсем и не соврали...- Сказала Эль, нащупав в кармане бумажку из китайского ресторана.
   - А ты сомневалась?
   - Честно говоря, да, и было чего, ведь в твоем предсказании было написано, что ты тоже, в смысле со смертью встретишься, ангелы ведь не умирают, мне же никто не говорил, что предсказание нужно воспринимать буквально.
   - Привыкай. Это, кстати, ловушка, на которой ловятся абсолютное большинство людей, когда они сталкиваются с тем... ну с чем ты сейчас связалась. В мире ангелов и демонов просто ненавидят абстракции, а вы люди все воспринимаете... как это сказать, двусмысленно, так вас и используют димлеры, не забывай, всегда есть подвох, но чтобы его увидеть, не нужно читать между строк, нужно просто прочитать. Ты меня послушай внимательно, я подозреваю, что после всех этих событий ты еще не раз столкнешься с тем, что вы называете сверхъестественным, если конечно живой останешься. И если останешься, меня ведь рядом не будет, так что слушай. Ничто не бывает случайно, это первое и главное правило. То, что мы встретились, это не совпадение, это план Мухи, даже то, что мы его нашли, все так и было задумано с самого начала. Единственный способ выжить в таких ситуациях, это иметь план самому. У тебя есть план?
   - Нет.
   - Это плохо, в следующий раз придумай план. У тебя хорошо получиться, я уверен, я видел, как ты выдурила у Мухи контракт Умника. Второе правило, всегда имей знакомых, у тебя есть знакомые? Такие как ты, те, кто в курсе?
   - Есть.
   - Кроме меня?
   - Да.
   - Отлично. Но на всякий случай стоит их проверить, а то, знаешь ли, нельзя доверять кому попало. И третье правило, будь готова ко всему, к предательству, к обману, к тому, чтобы менять планы на ходу, к тому, что ты сама часть чьего-то плана. Понятно?
   - А чего ж тут не понять.
   - И еще, никогда не приходи в этот город сама.
   - Это я уж точно никогда не забуду...
   Они остановились возле забора, ограждавшего клуб Ночка. Здание клуба превратилось в один огромный сугроб, на вершине которого стоял человек и махал им руками. Из-за снегопада было трудно понять, кто это был, но Эль и Пернатый помахали ему в ответ, и пошли в направлении уже знакомого лаза.
   Внутри клуба было совершенно темно и шума работающего двигателя не было слышно. Ангел шел впереди, Эль пряталась у него за спиной, оба чувствовали, что-то было не так. Мономах их не встречал, он, скорее всего, умер в будущий вторник, который был уже черт знает когда, но, не смотря на это, их кто-то приветствовал с крыши, а значит, здесь все-таки не было пусто. Конечно, вполне логично было предположить, что это была Смерть, но кто знает. Пернатый достал обрез, Эль вынула из кармана револьвер. Они поднимались по лестнице на второй этаж с оружием на изготове. Двигались они на ощупь, с трудом сохраняя равновесия и отчаянно цепляясь за поручни лестницы. Наконец ступени под их ногами сменились прямой землей.
   - Нужно было взять фонари...- Сказала Эль. Пернатый прислушивался, Эль присматривалась, и она отчетливо видела запах смерти... нет, не Самой... а просто мертвечины. Где-то неподалеку гнило тело. Они оказались в огромной комнате Мономаха, и если в темноте Пернатый не мог ничего разглядеть, то Эль увидела запашной силуэт в дальнем конце комнаты, человек от которого исходил этот запах стоял немного пошатываясь.
   - Там кто-то есть.- Сказала Эль.
   - Где?
   - Там, в углу, мертвый человек, но он на ногах... стоит...
   - Стой здесь, я проверю...- Сказал Пернатый и пошел в сторону человека, Эль видела, как белый след ангела двигался в сторону другого источника запахов в самую темноту. Неожиданно она услышала звонкий лязг металла, крик, потом еще один лязг, снова крик и после этого в комнате зажегся свет... Пернатый лежал на полу, его нога и рука были защеплены в огромных металлических капканах, какие наверно Мономах использовал при охоте на плюшевых медведей, ствол Пернатого лежал на недосягаемом для него расстоянии. Мономах стоял в углу, он выглядел просто ужасно, все его лицо было исполосовано ножом, из головы торчали металлические штыри и провода, руки его были подняты вверх в махательном движении, пальцы двигалась управляемые металлическими шарнирами. Вместо глаз у него были подшипниковые шарики. Моно напоминал жуткую марионетку, но его лицо все время сводила гримаса, напоминавшая ухмылку.
   - Ты ведь умереть должен был в тот вторник...- Эль направила на него пистолет.
   - Пришел доктор и вылечил меня...- Сказал Мономах, его голос напоминал механический звук, который издает при работе электродрель.- Ддддобрый ддддоктор...
   Эль закрыла глаза и открыла огонь. С каждым выстрелом жужжание, издаваемое беднягой, прерывалось, а потом начиналось снова, Эль боялась, что когда у нее закончатся патроны, монстр будет еще жив. Когда у нее оставалось всего один патрон, она посмотрела на Мономаха, он был порван на куски, отовсюду торчали обломки металла, из раздробленных трубок лилась кровь и машинное масло. Он приближался к Эль, размахивая металлическими конечностями.
   - Пернатый! Что делать?
   Ангел рвался из ловушки, пытаясь встать, но капканы были слишком сильны.
   - Стреляй в передатчик, им управляют дистанционно...
   - Где этот ебаный передатчик!?!
   - Туда ведут провода из головы!
   Эль присмотрелась, все провода вели куда-то под его огромный парик. Она прицелилась и нажала на спуск. Пуля сбила шапку из искусственных волос с головы мертвеца, вместе с ней вылетели и все провода, так что без управления заводной уродец сделал несколько шагов и застыл. Эль подошла к нему поближе и с отвращением толкнула. Мономах упал на ковер из плюшевых шкур и больше не поднимался.
   - Что с ним такое?- Спросила Эль.
   - Это Очкарик сделал... он должен быть близко, это дистанционное управление не рассчитано на дальние расстояния, осторожно!
   - Очкарик!?!
   - Меня теперь зовут Доктором!- Сказал Очкарик, появившись неожиданно из-за спины Эль, он развернул девушку к себе лицом и ударил ее тяжелым пультом дистанционного управления по голове. Эль рухнула на пол, из раны на ее щеке текла кровь, она выплюнула несколько сгустков густой красной жидкости смешанной с осколками зубов и попыталась встать, но Очкарик пнул ее ногой, и Эль растянулась на шкурах убитых зверей. Она издала протяжный стон полный ненависти и боли.
   - Нужно было тебя тогда убить!
   Очкарик держал в одной руке пульт, в другой скальпель. На шее у него было ожерелье из вырезанных глаз, а на голове уже знакомая Эль конструкция из зрительных приборов. На нем был белый халат, покрытый засохшей кровью.
   - Вы, молодые люди, такие невоспитанные, просто как из средневековья. Зачем, спрашивается, было лишать меня хороших глаз, они мне служили почти десять лет, а все новые не приживаются, и что прикажете теперь делать?
   - Это были моего папа глаза, тварь ты ебаная!- Завопила Эль, выплевывая изо рта фонтан кровавых брызг.
   - Вот и я подумал, что если его так хорошо прижились, то твои так наверняка будут работать хорошо, та же серия, только год производства поновее, отличные запчасти...
   - ВЫРОДОК!
   - Молчи, говно, а не-то я и язык тебе отрежу.- Очкарик присел над Эль, и надавил ей на горло коленом.- Всегда воспринимал тупых людей как вы, как запасные детали для более совершенных механизмов вроде меня, культурных, образованных, не лишенных привлекательности и гениальности.
   - Эль!- Крикнул Пернатый.
   - Не отвлекай молодую леди, господин ангел, она занята, не видишь что ли, у нее операция...- Рявкнул Очкарик, примериваясь скальпелем для нанесения удара в ее лицо.
   - Клетка!- Сказал ангел.
   Эль увидела клетку с невидимым существом, которая лежала неподалеку, но дотянуться до нее девушка не могла. Очкарик посмотрел в сторону клетки и рассмеялся.
   - Что, хотите этим меня ударить?- Он посмотрел сначала на Эль, потом на Пернатого и снова на девушку.
   Эль как могла кивнула головой.
   - Ну, попробуй!- Очкарик поднялся и освободил Эль на мгновение. Она бросилась к клетке и направила ее дверцей прямо в лицо Очкарику.
   - Ох, и много же тебе запчастей понадобиться!- Сказала Эль, открыв клетку. Она почувствовала толчок, это монстр выпрыгнул из металлической коробки. Очкарик явно не понял что произошло, когда монстр сбил его с ног и начал рвать его полумеханическое лицо на части. Он завизжал, в стороны полетели осколки металла, линз и куски плоти, кровь заливала существо, постепенно делая его видимым, но разобрать, что именно оно из себя представляло, было трудно, это был просто комок когтей и зубов, которые рвали на части все, что попадалось на пути. Очкарик несколько раз пытался оторвать монстра от лица и даже отбрасывал его в сторону, но существо снова возвращалось, и продолжало наносить страшные раны. Скоро вся голова доктора превратилась в кашу из крови, мяса, костей и зрительных приборов, его руки тоже были порваны в клочья, он перестал сопротивляться, и сразу перестал интересовать монстра. Покрытое кровью невидимое существо переводило свои невидимые глаза с девушки на ангела и обратно. Эль кое-как подошла к ружью Пернатого и направила ствол на чудовище.
   - Проваливай отсюда!- Крикнула Эль. Существо поняло серьезность ее намерений, и скрылось в дверях, оставив красные следы на шкурках животных.
  
   8.5. Эль помогла Пернатому выбраться из капканов при помощи электропилы, которую она нашла среди вооружений Мономаха. Когда она распиливала капкан, в котором была рука ангела, она чуть не оставила его без конечности, поэту капкан на ноге он распиливал сам. Раны остались довольно глубокие, и теперь Пернатый хромал. Очкарик лежал в луже крови, периодически постанывая.
   - Теперь осталось найти Смерть...- Сказал ангел.- Надеюсь, она далеко не ушла...
   Эль приставила ствол Пернатого к раздробленной голове Очкарика.
   - Я ее позову.- Эль выстрелила, и остатки его башни разлетелись по углам. Грохот от выстрела эхом ходил по комнате.
   - А это было совсем не обязательно, он уже умер, я его ждала...- Высокая женщина в черном появилась из неоткуда. Она была потрясающе красива, высокая с длинными черными волосами, и совсем даже не костлявая. Смерть заметила, что ее внешний вид явно удивил Эль.- Балахон я по будним дням не надеваю, а коса вышла из моды... комбайны вытеснили...
   - Привет Смерть!- Сказал Пернатый, почесывая раненную ногу.- Давно не виделись.
   - И это было при скверных обстоятельствах, насколько я помню.- Ответила Смерть.
   - Вы что, на самом деле Смерть?- Поинтересовалась Эль.
   - Угу.
   - Это она, точно.- Подтвердил Пернатый.
   - Знаете, мне начинает казаться, что это такой большой наеб, ангелы которые не летают и крылья не показывают, демоны, от которых воняет... и смерть без косы, и не старуха совсем...
   - Спасибо, а почему ты ей крылья не показал?
   - Да забудьте вы про эти сраные крылья, Смерть, мы пришли по делу!
   - Дела у вас хреновые, ребята, я хожу за вами уже несколько недель, оставляете много работы для меня, это нехорошо.- Смерть подошла к безголовому трупу и выудила из его головы линзу, через это увеличительное стекло она посмотрела на ангела и на Эль.
   - Обстоятельства заставили...- Пернатый не собирался оправдываться.
   - Это точно...- Начала оправдываться Эль.- Понимаете, ну пришлось так, больше не буду... я... простите.
   - Не извиняйся, чего там, просто увлекаться не надо, все маньяки сначала говорят "так получилось", а потом... А ты похудел да?
   - Нервы, аппетита никакого.- Ответил Пернатый.- Может все-таки...
   - Питаться нужно хорошо, и главное стабильно, неправильное питание становиться причиной многих заболеваний и косвенно приводит к...
   - Смерть!
   - Ладно, ладно, что вам нужно?- Сказала Смерть, протирая стеклышко шкурой животного.
   - Мне нужна от тебя услуга.- Сказал Пернатый.
   - Подозреваю, это нечто важное.- Она выкинула стекло, и стала изучать клетку.- Хороший зверек, я тоже хотела себе такого завести, только вот времени не хватает, все работа, работа, никакой личной жизни...
   - Оставь Муху в покое.
   Смерть уронила клетку, но от удара металла о пол звука не последовало, ведь вся его поверхность была мягкой от шкур.
   - Что-то я не припоминаю, чтобы ангелы заступались за демонов, да еще и за такую гниду как Муха. Ответ нет, сразу нет.
   - Ты мне должна, Смерть, ты мне дико обязана... пора возвращать старые долги! Так?
   - Не так. Для Мухи я ничего не сделаю. Будь у меня власть, я бы его жизнь превратила в сплошную пытку, а пока, я стараюсь как могу.
   - Только страдают от этого все, кроме Мухи.- Встряла в разговор Эль.
   - А ты помолчи, я сидела у твоей кровати, когда ты чуть не подыхала еще совсем недавно, так что советую со мной не играть. Я забираю его и ухожу.- Смерть взяла мертвеца и потащила его к дверям.
   - А что если я его убью для тебя.- Сказал Пернатый, и Смерть остановилась.
   - Сам знаешь, это невозможно.
   - Пока да...
   - Продолжай.
   - Но ведь последняя битва рано или поздно придет, тогда-то я и намереваюсь посчитаться с Мухой за всех, и за тебя, и за себя и за Эль...
   Смерть повернулась к нему лицом.
   - Кто такая Эл...?- Поинтересовалась Смерть.
   Ангел махнул головой в сторону своей спутницы.
   - Прости... у меня плохая память на... имена.
   Эль пожала плечами:
   - Ничего страшного...- Сказала она.
   Смерть была немного смущена этим эпизодом. Но скоро снова начала широко улыбаться.
   - Хорошо, допустим такое возможно. Даже не исключено.
   - Но для этого ты должна помочь ему сейчас, пускай не помочь, но отпустить. Пускай думает, что все идет по его плану, пускай расслабиться.
   - Если я это сделаю, мы будем в расчете, больше никаких претензий, никаких обид, договорились?
   - Я буду должен тебе труп Мухи на тарелочке.
   - Это само собой.
   Пернатый подошел к ней поближе и протянул руку, Смерть отпустила труп и ответила на рукопожатие. Здоровенная лапа ангела и изящная ручка смерти некоторое время не расставались.
   - Вот и ладненько...- И она исчезла, оставив ангела и Эль в комнате одних. Пернатый сжал пустую руку в кулак.
   - Это было проще, чем я думал...
  
   Назад они шли молча, Эль сделала для Пернатого шапку из чучела плюшевого тигра, и теперь он выглядел особенно нелепо. Снег продолжал падать, и сугробы становились просто огромными, казалось, такого снегопада ни та, ни другая части города, не видели уже много лет. Эль заметила, что дережабли сторожившие границу между городами куда-то скрылись, наверно погода была нелетная. Она очень надеялась, что это поспособствует проникновению некоторой доли безумия на территорию целого города. Нормальным людям с их проблемами, вроде какую еду заказать в азиатском ресторане, с их утренней автобусной толкотней и глупостью водителей на конечных остановках, не помешает немного подышать барбитуратом калия, кто-то развеселиться, другим поможет Отстой. Хотя на самом деле разница между двумя частями города была совсем не так велика, как об этом хотелось думать людям из целого города. Здесь по крайней мере все понимали, что они психи, и не пытались этого отрицать. Она очень надеялась, что у кого-то хватит ума подорвать эту проклятую стену к чертовой матери, вот психи то обрадуются, начнут днем зажигать фонари... Возможно, городские власти не будут от этого в восторге, но кто их будет спрашивать. Она решила, когда разберется с делами, обязательно вернется сюда с парой шашек динамита, она даже знает где его хранить, на складе пиротехники конечно. Так, увлеченная мыслями о будущем царстве психопатической анархии, Эль не заметила, как они оказались у стены.
   - Ну что, назад к цивилизации!- Сказала Эль, заглядывая в вырытый ими недавно лаз. Тоннель порядком припорошило снегом, и им явно повезло так легко найти этот выход.
   - Дальше ты сама.- Сказал Пернатый.
   - Чего?- Не смотря на то, что она давно знала, что он ее бросит, Эль была совершенно не готова это услышать.
   - Помнишь десятый раз?
   Эль неуверенно кивнула.
   - Вот это он и есть, я ухожу.
   Эль почувствовала предательские слезы, которые так и норовили хлынуть у нее из глаз, но она сцепила зубы и не дала им пролиться, хватит уже, больше никогда.
   - До десятого еще далеко...- Сказала она.
   Пернатый засунул руку в карман и достал оттуда что-то завернутое в бумагу.
   - Отдашь это Мухе, это плата за твой контракт.
   - Что там?
   - Неважно.
   Снежинки вальсировали в воздухе, падая между ними, такие маленькие, но и этого было достаточно, чтобы расстояние между ангелом и девушкой казалось бесконечным. Эль заметила, что Пернатый тоже едва сдерживает слезы. Он протянул ей свой обрез.
   - Пригодиться.- Потом он отдал Эль старую тетрадь, многократно порванную и склеенную скотчем.- Это тоже тебе, тут заклинания, черная магия, осталось от одного старого фокусника, пользуйся ими осторожно.
   - Спасибо тебе.- Эль спрятала все подарки в сумку и крепко обняла ангела.- Спасибо тебе за все.
   Они стояли под снегом прижимаясь друг к другу.
   - Муху конечно нельзя убить, но от него можно избавиться, если он будет опасен, или если просто надоест, скажи: "Сгинь Муха". И он исчезнет, он, конечно, появиться потом, но и этого будет достаточно.
   - Мы еще увидимся?
   - Если снова влипнешь в историю... так что лучше нет.
   - Крылья покажи!
   - В другой раз, ладно?
   - Ловлю тебя на слове... ангел.
  
   9. ПОСЛЕДНЯЯ
  
   9.1. Пока Эль шла назад к дому, где она немного жила, где много жил Муха, и совсем не жил Умник. Подавляя желание разрыдаться, она листала книжку с заклинаниями, которую подарил ей Пернатый. На пути она увидела мертвеца, лежавшего в сугробе слегка присыпанного снежком, Эль узнала этого человека, это был тот самый дядя, который пролетел мимо них, когда Эль, ангел и Умник поднимались в мухин дом, с этим дядей Муха играл в доктора. Теперь он был трупом, значит, Смерть свое обещание выполнила... значит, Умник тоже на том свете. Эль продолжила листать книгу заклинаний. Ей пришло в голову, что все эти заговоры были весьма бесполезными, ну кому, спрашивается, может понадобиться вытаскивать кролика из шляпы или превращать стекло в драгоценные камни... ну это может и понадобиться, но кролик... Среди этих страниц она обнаружила письмо от ангела. Снежинки падали на бумагу и таяли, письмо очень быстро размякало, и редкие слова растворялись синими пятнами. Она читала на ходу.
   ЭЛЬ! не злись на меня, я ушел не потому, что мне все равно, и не потому, что я испугался. Если ты все правильно поняла мне вообще нечего бояться, а вот тебе есть. То, что задумал Муха явно должно плохо закончиться, и мне жаль, что я не распознал всю эту игру с самого начала, ведь я мог все это остановить. Теперь поздно, я пишу эти строки, когда жду тебя снизу, когда ты решаешь, идти дальше, или нет, если ты это читаешь, значит, ты решила пойти до конца. Поэтому я и объясняю тебе, почему ты теперь сама, ты сделала выбор, а помощь моя рассчитана только на обстоятельства, от тебя не зависящие. Работа ангела заканчивается там, где начинаются решения людей, ведь в конце концов, только вам суждено выбирать: уйти или остаться, остановиться или продолжить, жить или умереть. Теперь, моя помощь тебе не нужна. Надеюсь, что ответы, которые ты получишь, будут не такими страшными, как я могу подумать. Передай Мухе, что я буду ждать нашей встречи.
   Р.S. Путь каждого ангела на земле, это дорога испытаний, и причина этого, чтобы каждый ангел смог определиться, на какой стороне он будет в последней битве. Это возможность осознать, где добро и где зло, где правильная, а где ложные стороны. Если я все правильно понимаю, в конце концов, божье войско будет крайне малочисленным, возможно, я буду один. Но, я так или иначе останусь на этой, ПРАВИЛЬНОЙ, стороне. Не потому, что я очень уж люблю боженьку, по-моему, он просто эгоистичная сволочь, но я буду стоять на его стороне, только потому, что Муха будет на противоположной. Все только для того, чтобы надрать жопу одному демону. Надеюсь, этого будет достаточно, чтобы ты поверила в меня и не держала на меня зла. Удачи.
   Р.Р.S. Передай привет Умнику, если я не ошибаюсь, он будет ждать тебя у порога.
   - Привет, Умник!- Сказала Эль, подняв глаза. Он стоял там. Он выглядел явно лучше, как будто был живой. - Что случилось?
   - Я сделал все так, как ты и сказала, я поторговался...
   Эль подошла к Умнику и крепко его обняла. От него пахло живым человеком, этот запах был красиво красным.
   - Как это так вышло...? - Эль была рада его видеть живым, но и боялась, не зная, что именно он выторговал и у кого.
   - Я пошел назад к Мухе, и заключил с ним новый договор, я попросил прожить, будто ничего не происходило, как нормальный живой человек, еще тридцать лет, думаю, мне хватит. В этот раз я прочитал договор.
   - Это было глупо...- Сказала Эль не отпуская его.- Просто идиотский поступок.
   - Я знаю... но я подумал... ты сказала, если бы мы раньше встретились... то может, что-то и вышло бы... я надеялся... что-то выйдет.
   Эль поцеловала его.
   - Если я вернусь, мы попробуем... но ты уверен, что там не было подвоха, ты уверен, что Муха тебя не обманул, опять... подвох ведь всегда есть, так Пернатый сказал.
   - Кажется, нет, но даже если что-то и есть, мне плевать.
   - Ладно.- Эль отпустила его,- Достань машину и жди меня здесь, если я не вернусь... импровизируй...
   И она пошла к открытой двери. Умник смотрел ей вслед, он очень надеялся, что Эль вернется. Как только она скрылась в подъезде, он пошел доставать машину, думая о том, что среди ночи это может быть проблематично. Ему пришло в голову, что он протупил, попросив у Мухи только тридцать лет жизни, нужно было просить тридцать лет и классную тачку...
  
   9.2. На Мухином чердаке мало что изменилось, только вот мертвецы на крюках перестали дергаться и разговаривать. Муха сидел за своим огромным столом, напротив него на стульчике примостился тот придурок в кожаной куртке, который дрых, когда они приходили в прошлый раз. Они играли в карты, громко разговаривали и смелись. Увидев Эль, Муха замахал руками.
   - Тебя как за смертью посылать...!- Он расхохотался над собственной дебильной шуткой, его приятель тоже хихикнул, но юмора явно не понял. Муха выглядел лучше, его лицо уже обрело прежние очертания, хотя и было все еще довольно уродливо, как будто он перенес тяжелую пластическую операцию и только что снял бинты... что ж. Эль достала свой обрез и пальнула ему прямо в рожу. Странно, еще совсем недавно она вообще не умела стрелять, а теперь была просто снайпером, может быть Смерть была права, когда говорила про маньяков. Когда дым рассеялся, Эль увидела, что у Мухи не было носа, а все лицо вокруг было обожжено. Теперь уже мухин приятель начал ржать.
   - Заткнись, мудак, это совсем не смешно...- сказал Муха,- а ты не вздумай снова в меня стрелять, иначе контракт свой не увидишь. Садись, налей себе выпить... поболтаем.
   Эль села за стол и налила себе стакан вина.
   - Познакомься, это Картограф, он человек, как и ты.
   Картограф протянул Эль руку, одетую в перчатку без пальцев. Он был уже немолод, кожа Картографа была морщинистой и темной, как будто он долго находился под солнцем. Эль посмотрела на его ладонь, но пожимать ее не стала.
   - Картограф известная в ограниченных кругах личность, он прошел все дороги всех миров, даже тайные дороги, про которые никто не знал.
   - Такая работа...- Картограф громко рыгнул, он был просто в жопу пьян.
   - Да... работа его, наносить на карту тайные места, поэтому его карта - вещь абсолютно бесценная, никто посторонний не может ее получить. Он носит ее на спине, это его куртка.
   - Тсс...- Прошипел картограф, приложив палец к губам.- Этого никто не знает, это секрет.
   - Тебе наверно интересно, почему человек... обычный, смертный человек, имеющий такую ценную вещь, мог прийти домой к такому скверному уроду как я...
   - Муха... ты скверный урод.- Сказал Картограф и рассмеялся, выплевывая изо рта мутную выпивку.
   - Просто до него дошел слух, что скверный урод Муха не может никого убить, что он повздорил со смертью... что у него дома совершенно безопасно.
   - Так и есть!- Картограф приложился к бутылке.
   - Ну ты и дурак...- Сказала Эль.
   - Я не дурак, с Мухой можно весело посидеть, когда он такой безвредный...- Картограф как будто даже обиделся, но тут же заметил, что все люди на крюках уже не шевелятся.- За смертью посылать...- Когда до него дошла мухина шутка, ему было уже не до смеха.
   - Вот так.- Сказал Муха и, схватив человека за горло одной рукой, второй дернул его голову назад, так что позвоночник Картографа сломался, и острая кость разорвала кожу на его шее, из раны фонтаном брызнула кровь, заливая стол и мухины руки и лицо, и все его голое под халатом тело. На лице демона царил восторг, как будто он только что кончил.
   - БЛЯ!- Заревел Муха,- Как мне этого не хватало!
   Эль смотрела на всю эту картину не с ужасом или сожалением, а отвращением, не по отношению к Мухе, а к Картографу... просто идиот. Муха все продумал. Он поднялся со стула, столкнул мертвеца на пол, и снял с лежащего неподвижно трупа драгоценную карту. Муха стер с кожаной куртки следы крови и одел ее прямо поверх халата.
   - Ну? И как я тебе?- Спросил Муха.
   - Не твой фасон.
   - Много ты знаешь... кстати, спасибо за помощь со смертью, все как я и планировал. Знаешь, это ведь меня Старый научил, называется психомеханика, это когда ты заставляешь людей делать то, чего они не хотят, но что тебе выгодно. Старый был просто помешан на этой чепухе, ты бы не поверила, если бы я рассказал про его психомеханические комбинации, но их результаты... думаешь почему этот город надвое разделен?
   - Может к делу перейдем?!
   - Всему свое время, я просто пытаюсь тебе объяснить, я всем этим занимаюсь не для смеха и не для удовольствия как прочие. Я это для своей пользы делаю.
   - Очень мило... мой договор.
   - Не пойми меня неправильно, лично против тебя я ничего не имею, и, конечно, я тебя использовал, чтобы Пернатого сюда заманить. Но это еще не все, есть одна деталь. Твой вопрос был, чем ты завинила? Почему я причинил тебе столько боли? Ну давай, спроси меня снова...
   - Что сделал ОН?
   - Правильный вопрос... что же такого натворил твой папочка...
  
   9.3. Восемь лет назад... месяцем больше, месяцем меньше, в том месте, которое теперь зовется Взорванным городом, стояли дома и театры, ездили машины, а когда они не ездили, они была припаркованы на стоянках. Одна из таких стоянок была расположена за театром, и те редкие люди, которые посещали это место для личного культурного обогащения, обычно парковались именно здесь. Ночка выдалась лунной и звездной, в воздух медленно поднималась струйка сигаретного дыма. Это один человек, которому интеллектуальное обогащение немного надоело, вышел на улицу перекурить. Это был папа Эль. Он был рад, что вывезти дочку в театр удалось в тот день, когда у него не было более важных дел. Сигарета приятно согревала его горло, и внешний холод его совсем не беспокоил. Он принюхался, и учуял еще один запах, кроме табачного дыма.
   - Не ждал я тебя так рано.- Сказал папа Эль.
   - Я всегда появляюсь неожиданно.- Ответил Муха, димлер протанцевал до самого человека и чмокнул его в щеку, отец Эль поморщился и кинул в Муху тлеющий бычок. Окурок ударил в голову демона и разлетелся на мелкие искры. Муха рассмеялся и громко запел, кружа вокруг человека:
   - Были три друга у меня,
   Гуляли мы тра-ля-ля-ля,
   Тогда как был я молодой,
   Бухали мы одной гурьбой,
   Да только в том была беда,
   Что я был психом да-да-да!
   Я их порезал на куски,
   Из скальпов их я сшил носки.
   Муха запрыгнул на капот одной из машин и начал лупить лобовое стекло ногами, скоро все стекло покрылось трещинками и стало белым и непрозрачным.
   - Он продаст мне душу за новый автомобиль, готов поспорить!- Муха перепрыгнул на следующий капот и продолжил, пританцовывая, петь:
   - Была девчонка у меня,
   Была с ней классная ебля,
   Но всех проблем моих причина.
   Что дама та была мужчиной.
   Когда об этом я узнал,
   Я на куски ее порвал.
   - Перерыв!- Сказал Муха. Он остановился на одной из машин, стекло которой он разбил, снял штаны, и, направив свой конец в отверстие в лобовом стекле, начал туда мочиться.- Маленький сюрприз... Вот и все, поехали дальше.
   - Тогда нашел себе работу,
   Пахал неделю, дрых в субботу,
   Начальник тварь меня достал,
   Я на куски его порвал,
   За это был уволен я,
   Прикинь, такая вот хуйня!
   Муха спрыгнул с машины и продолжил исполнение номера, лупя ногами по фарам. Теперь он уже практически топтался по осколкам.
   - И упекли меня в дурдом,
   Ужасно было скучно в нем,
   Из ложечки кормили кашкой,
   Меня в смирительной рубашке,
   Немного тесной была хата,
   Для буйных - мягкая палата.
   От терапии дубу дал,
   Так из психушки я слинял,
   В аду горячем и веслом,
   Я был желанным новоселом,
   С соседями не повезло,
   Ведь мной убиты, как назло.
   В аду девчонка, босс, друзья,
   Все с нетерпеньем ждут меня!
   Закончив песню, Муха поклонился перед воображаемой аудиторией, и вернулся к папочке Эль, который наблюдал за всем этим с нескрываемым отвращением. Все машины вокруг были сильно разбиты, увидев, что он сам натворил, Муха засмущался и хлопнул в ладоши, и все следы его бесчинств тут же исчезли.
   - Тебе нужно работать в автомастерской, Муха.- Сказал Папа Эль.
   - Я называю это косметическим ремонтом, а так как вся косметика рано или поздно сползает, через пару часов эти машинки станут... красивее.
   - Ребячество...
   - Да нет же, тонкий расчет, нам здесь сегодня не нужна лишняя публика, представь только, какой тут начнется балаган, если они все это увидят. Я хочу тишину и покой...
   - Я заметил...
   - Ну и ладно, если не покой, то хоть пару покойников... Ты мне сегодня что-нибудь принес?
   - Нет, я передумал, ты ее не получишь!
   - Слушай, это неправильный ответ, совсем неправильный, договор был у нас с тобой очень простой, ты ее мне отдаешь и все.- Муха подошел к папочке Эль совсем близко и прошептал ему на ухо,- Я совсем не тот, с кем можно расторгнуть договор, не заплатив при этом цену...
   - Послушай, Муха, это все полное говно, и что я должен по-твоему жене сказать?
   - Ты у нас парень изобретательный, много раз находил разные выходы, отговорки... думаю, ты сообразишь!
   - Я уже совсем другой человек, я сказал НЕТ, я тебе ее не отдам, точка. Я предлагаю другие условия, новый договор, просто выслушай, Муха, тебе понравиться.
   - Нет... я пожалуй воздержусь... знаешь, я тут подумал... наверно я заберу ее сам, а ты будешь смотреть на то, как она мне себя отдаст... ради тебя... Это будет больно... предупреждаю...
   И тогда Муха одним ударом заточенных остро ногтей отделил человеку руку, а вторым выпустил ему все потроха. Потом Муха запихнул труп под его же машину, чтобы вид мертвеца не нервировал посторонних, и растворился, пока на пустой уже стоянке не появилась маленькая девочка, которая не могла найти своего папу.
   - Что случилось, малышка...- спросил Муха.
  
   9.4. Восемь лет спустя, месяцем больше, месяцем меньше, Муха говорил, а Эль слушала:
   - Ты знаешь, кто такие прыгуны?
   - Это такие спортсмены, с шестом или в высоту... или в длину... они прыгают.- Ответила Эль.
   - Нет. Хотя я и подозреваю, что у вас, людей, такие развлечения очень популярны. У нас же, прыгунами называют спекулянтов и аферистов, людей, которые продают свою душу по несколько раз.
   - Как Умник?
   - Нет, Умник сделал это честно, у него не хватило бы ума на обман, он сделала это по глупости, но по правилам. Прыгуны, это такие как твой папа. Некоторым людям правду о мире ангелов и демонов нельзя открывать, они используют ее во вред, и себе на пользу.
   - Прям как ты.
   - Да, но дело в том, что мне можно, а им нельзя. Если человек может опознать димлера, что ему помешает продать ему свою душу, даже если она уже продана, а потом ему в голову может прийти гениальная идея путешествовать по миру, обманывая разных димлеров, ведь никто не ведет точный подсчет, какая душа продана, а какая нет. Я не знаю, скольких обманул твой папочка, но подозреваю, что если бы у главного героя фильма Горец был прототип, им стал бы твой папа. Не в том смысле, что он рубил головы всем подряд, нет, просто он прожил много разных жизней под разными именами, он был наверно лучшим прыгуном из всех. Да вот только один раз он все же просчитался. Первый раз мы встретились, когда я работал в цирке, он попросил, помню, какую-то мелочь, денег кажется. Кстати, это весьма умно, хороший прыгун никогда не сделает свой контракт знаменитым, никогда не попросит власть над миром, или многомиллионное состояние, или талант колдуна... нет, ему нужно оставаться невидимкой... продлевать жизнь, просить денег, просить сменить внешность... все просто. Но на самом деле он оказался лишь человеком, с человеческими слабостями, он допустил две роковые ошибки. Первой было то, что он дал волю чувствам, когда встретил одну весьма привлекательную особу, твою мать, он... как это у вас называется... захотел ее трахнуть... нет, влюбился. Да вот только она ему взаимностью не ответила, и тогда он решил сделать все по-старинке, он нашел димлера, и попросил меня заставить ее в него влюбиться. Я так и сделал. И только несколько дней спустя я вспомнил, что уже видел его рожу раньше... Ой, прости, я, кажется, увлекся, и забыл, что ты у меня в гостях. Хочешь печеньице?- И Муха протянул Эль тарелочку, полную печений с предсказаниями из "Драконьей Чешуи". Эль взяла одно и, разломив, прочитала записку:
   ТЕБЯ ЖДЕТ ДОРОГА ДОМОЙ
   - Никогда не врут...- Сказала она.
   - Это точно, хозяин ресторана, мой приятель. Однажды, ко мне пришла девушка, которая попросила дар видеть будущее, я исполнил это желание, как сделал бы любой добрый димлер. А потом, я рассказал своему приятелю повару, что есть такая особа, которая будет писать просто потрясающие предсказания для этих долбаных печений. Теперь он держит ее взаперти, кормит помоями, и то, только если она не отказывается предсказывать будущее и записывать его на маленьких бумажках красивым почерком. Возьми еще пару, пригодятся.
   Эль подумала, и с отвращением сунула себе в карман целую охапку этих печенюжек, как бы это не было мерзко, но он был прав, пригодятся.
   - Продолжай.
   - Да, конечно, ты не представляешь, в какое бешенство я тогда пришел, когда узнал, что меня так жестоко...
   - Трахнули...
   - Обманули. Я пришел к твоему папочке, который жил счастливой жизнью с твоей мамочкой, и потребовал у него... ты не поверишь, прям как ты сейчас... "Отдай мне контракт!", но контракта у него не было, никакого. Я хотел, было, его убить, но потом подумал... Я тогда очень любил сказки читать, есть такая хорошая сказка братьев Гримм, почти про меня. Сказка называется "Златовласка", пересказывать все не буду, но суть в том, что злой карлик Румпельштильцхен исполнил желание короля заполучить прекрасную девушку, в обмен на то, что у него уже есть, но про что он еще не знает, его ребенка... Я решил сыграть с твоим папочкой в эту дурацкую игру, я сказал ему, ты отдашь мне то, что у тебя есть, но ты про это еще не знаешь! Так как твой папа, по всей видимости, сказок не читал, он согласился, а когда пришел домой, он узнал, что его жена, твоя мамочка, беременна... тобой... СЮРПРИЗ... Когда пришло время, он привез тебя ко мне в город, посмотреть спектакль... Я, знаешь ли, думал забрать тебя, а его отпустить, но потом решил, что куда интересней будет... ну убить его, и чтобы ты сама отдала мне свою душу... так и получилось... я немного напачкал.
   - Мразь...
   - Да, кончено... Твой папочка просил меня, не убивай, забери ее, только меня не убивай, ползал на коленках, ноги мне целовал...
   - Ты врешь!
   - Все может быть, работа у меня такая...
   - Ты сделал из него монстра, он меня любил... Это ты во всем виноват...
   - Раз уж об этом зашла речь, то боюсь, что я должен тебе еще кое в чем сознаться. Понимаешь, воскрешение из мертвых, даже такое топорное, как в исполнении Очкарика, не делает из человека монстра, если он сам не является таковым. Конечно, внешне он стал выглядеть не ахти, но внутри он остался прежним.
   - Ты врешь... все что ты говоришь неправда...
   - Знаю, тебе очень хочется так думать, но для димлера, самое большое удовольствие после миллиона слов лжи, сказать два слова сокрушительной правды. Я просто хочу тебя уничтожить, как подарок для твоего папочки, конечно, его давно ждут в аду, причем целая толпа бешеных обманутых демонов, но разве я не могу еще добавить... Я предложу тебе два варианта, сама выбери, какой лучше. Почему твой папа стал монстром? Он всегда им был, и ты из любви к нему этого не замечала, до того времени, когда его внешняя оболочка не стала отражать его внутренний мир... весьма скверный мирок... Но есть еще одна мысль, спасибо дедушке Фрейду, он стал монстром, потому что ты сделала его монстром, твоя первая психологическая травма... кончено он стал воплощением того кошмара, который ты пережила в ту ночь... Выбирай сама, я так или иначе не причем...
   Эль сжала зубы покрепче, она не заплачет, нет
   - Мой контракт, пожалуйста...
   - Да, да, ты не подскажешь мне, который час... а то я где-то свои потерял...- Муха продолжал усмехаться, Эль заметила на его столе резиновую маску человека-жопы, лицо Отстоя. Этот подонок вел ее с самого начала, Эль сняла часы с руки и швырнула их димлеру в рожу.
   - Мой договор...
   - Это ведь не изменит ничего, ты его не вернешь, его настоящего... если такой когда-то был.
   - Мой контракт.
   - Хорошо.- Муха вынул из кармана смятый листочек и положил его на стол.- Пернатый ничего для меня не передавал?
   Эль достала сверток Пернатого и отдала его Мухе, взамен димлер протянул ей бумагу.
   - Замечательно. Ты не хочешь узнать, что там внутри?
   - Ты ведь все равно скажешь...
   - Это точно.- Муха разорвал бумажную обертку и достал из нее спичечный коробок. Демон открыл коробочку и высыпал из нее на стол белый порошок.- Знаешь, что это?
   - Нет.
   - Это очень сильный наркотик, демоны называют его "Ангельской пылью", это выжимка из корней перьев с ангельских крыльев...
   - Пернатый...- Эль поняла все и теперь уже справиться с собой не могла, слезы потекли из ее глаз...- Крылья...
   - На эту порцию ушло не меньше чем пол крыла... и я думаю, это не первый раз, когда он расплачивается собственным оперением...
   Эль поднялась со стула.
   - В отличие от рожи демона, крылья ангела не отрастают...- Продолжал Муха.
   Эль разорвала свой контракт на куски, и маленькие фрагменты бумаги неумело подражая снежинкам, полетели вниз. Эль молча пошла к выходу.
   - Не уходи, останься, нюхни со мной твоего дружка бескрылого, почувствуй кайф, давай же!
   Эль была уже в дверях.
   - Эй... а та разве не хочешь услышать подвох своего договора...- Крикнул Муха.
   Эль остановилась.
  
   9.5 ВСЕГДА ЕСТЬ ПОДВОХ.
   Умник на машине ждал Эль у самого входа, она открыла дверцу водителя, и сказала Умнику подвинуться. Умник собирался, было, похвастаться тем, как ему удалось среди ночи достать хороший транспорт, но, увидев лицо Эль, он решил промолчать.
   - Куда мы едем?- Спросил Умник.
   - Домой.- Ответила Эль.
   Она завела мотор и нажала на газ. Машина с трудом двигалась по заснеженным улицам, но когда они выехали на шоссе, оказалось, что там уже успели поработать снегоочистители. Они ехал в тишине, Эль не сводила глаз с дороги.
   - Пернатый звонил мне на мобильник, спрашивал как ты?- Сказал он, когда машина покинула город. За спиной у них осталось странное место, разделенное пополам забором и психической нормальностью в социальном понимании этого слова. Там остался Муха. Там остался Пернатый. По разные стороны стены. На заднем сиденье их машины мирно спала кошка Катрина, рядом с ней лежал чемодан полный денег, которые Умник снимал со своих счетов, бегая от банкомата к банкомату.
   - Скажешь ему, что все в порядке, что бы не случилось...
  
   ХОЧЕШЬ УЗНАТЬ ПОДВОХ СВОЕГО ДОГОВОРА?
   Эль оборачивается.
   - Ты сделал его монстром, вот и подвох...
   - Это мы уже обсудили, есть и еще кое-что... понимаешь, последние восемь лет твой папочка был трупом, настоящим мертвецом, хоть и воскресшим. И кроме того, что он успел сделать из твоей жизни кошмар, он еще и наделал детишек, четырех кажется... твои любимые братики и сестрички... Но он ведь мертв, и семя его тоже мертвое, что, по-твоему, может получиться путного из спермы мертвеца...
   - Они все умерли...
   - Да... типа того, пока ты не порвала контракт, жизнь в твоем папочке поддерживалась его силой, теперь, боюсь, что твой папуля отбросил копыта... а прочая родня... Думаю эти... существа смогут найти и другие способы поддержания жизни... например, есть людей... маленькие злобные кровожадные монстры... Скажу тебе откровенно, я сделал много великолепных дел, но ты и твоя семейка, вы мой шедевр...
  
   Эль сжимала руль так сильно, что ее руки белели, что ее пальцы болели. Умник что-то говорил, он жаловался на то, что в больнице с ним плохо обращались и что все беды человечества от врачей. Эль даже не делала вид что слушает.
   - Так вот, считается, что Гитлер спятил и стал тираном именно из-за врачебной ошибки, его доктор, Тео... кажется, Марел, давал ему очень сильные наркотики и...
   Они проехали под железнодорожным мостом, по которому стучал колесами товарный поезд. Эль вспомнила старую городскую легенду про желания, которые следует загадывать проезжая под такими вот мостами, нет уж, больше никаких желаний.
   - А еще знаменитый Доктор Смерть, не помню фамилию, но он - самый страшный маньяк в истории человечества, убил более двухсот, с лишним, человек.
   Может Пернатый и прав, может все зависит от нашего выбора, но иногда людей все же нужно подталкивать на правильную дорогу, иначе, они могут забрести сами не зная куда... Сейчас в этой машине ехали два ярких примера безграмотного самоореентирования.
   - А этот японский ученый, как его звали?! Ну, который во время войны, второй мировой, ставил опыты над людьми, над пленными китайцами.
   Эль включила приемник, дав Умнику понять, что этот разговор ее напрягает. Ехали дальше... снег падал...
  
   - П-перантый п-просил передать,- Эль было трудно говорить, она дрожала, ненависть закипала внутри,- что он тебя убьет, будет пытать и убьет, когда придет время, с-странно, но я ему верю...
   - Да пошел он в жопу, этот бескрылый ангел, я поимел саму смерть, я ничего не боюсь!- От этого крика даже мертвецы на крюках начали раскачиваться. Муха, весь покрытый кровью, выглядел и говорил угрожающе, но Эль не могла не заметить те нотки страха, которые он прятал за этими угрозами и яростью. Он был болен, но не чем-то конкретным, а сам был своей болезнью, и рано или поздно, он сам станет причиной своей гибели, но прежде чем это случиться, она заставит его страдать, о да, это точно...
   - Знаешь, Муха... может ты со Смертью все уладил, но нового врага точно приобрел... Я тебе клянусь, есть враги и похуже смерти...- И она пошла прочь.
   - Передай Умнику привет! Для него у меня тоже полно сюрпризов! Подожди, я спою тебе песню!
   Были три друга у меня...
   Эль обернулась в последний раз.
   - МУХА СГИНЬ!
  
   Она затормозила возле уже подзабытого и совсем не родного подъезда своего дома. Здесь снег тоже валил хорошо. В окнах дома свет не горел, ни в одном. Это был не самый лучший знак.
   - Подождешь меня...- Сказала она Умнику.- Нужно уладить семейные дела.
   - Конечно...
   Эль вышла из машины.
   - Эль!- Крикнул Умник ей вдогонку, когда девушка была уже у дверей. Она посмотрела на Умника.- А про меня Муха ничего не говорил? Есть у меня подвох?
   - Не волнуйся...- Крикнула Эль.- С Мухой мы еще разберемся...
   Эль вошла в подъезд. На полу так и лежала разбитая музыкальная шкатулка. На ее верхушке металлическая Мушка раньше двигалась по траектории напоминавшей восьмерку. Что хорошо в этом маршруте, так это что в конце концов, возвращаешься на самое начало, и так всегда. Вот и Эль вернулась, домой не домой, но на начало. Эль видела повсюду уже хорошо знакомый и до отвращения привычный запах мертвого мяса, сверху доносился звук отвратительного чавканья. Эль достала обрез Пернатого и взвела затвор.
   - Вот я и дома...- Сказала она.
  
  
   КОНЕЦ
  
  
  
   133
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Д.Хант "Пламя в крови"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"