Долина Даниэла: другие произведения.

Как последний раз в жизни...

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мария не изменила своего решения - переехала к сэру Мэтью.

   Мария не изменила своего решения - переехала к сэру Мэтью. В домике у моря действительно никто не обрадовался её отъезду. Единственный человек, которому это пришлось бы по душе, покинул 'райский уголок' несколькими днями раньше.
   Мария поселилась в великолепном особняке сэра Мэтью на втором этаже. Ей, не смотря ни на какие возражения, были предоставлены апартаменты из трёх комнат. Все в доме, а там было полно прислуги, оказались простыми людьми - не волшебниками. Они чрезвычайно уважительно относились к талантам и человеческим достоинствам сэра Мэтью и приветливо приняли гостью. Скорее всего, сэр Мэтью их предупредил, что она необычная, очень важная особа. И Мэри приходилось соответствовать.
   Мария ни разу не осмелилась посетить своих друзей одна: бывала в гостях у молодых чародеев только в компании с сэром Мэтью. Приближалась свадьба Эдуарда и Елены. Орландо почти не бывал дома. Всё время посвящал работе, разъездам, то и дело подбрасывая заботу тётушке Молли, которая обливаясь слезами врачевала его раны.
   ― Он не умрёт своей смертью, - жаловалась старушка сэру Мэтью. - Если бы был жив сэр Флориан... Знал бы он, что сталось с его единственным сыном?
   ― И что же с ним сталось, дорогая? Он такой, каким его хотел видеть отец. Поверь мне. Ведь сэр Флориан был тоже смелым и отчаянным, настоящий сорвиголова.
   Каждый день Мария отправлялась на службу. Она теперь неотлучно была рядом с Элеонорой. Их отношения - сугубо деловые устраивали обеих. Мария справлялась с работой, показывая расторопность и ум. Это ценилось Элеонорой. Однако в отличие от мадам Гуртон, Мария не могла довольствоваться положением безмолвной стенографистки. И это приходилось принять даже мадам Элеоноре, ведь она имела дело с Кочевницей. Иными словами, для всех по-прежнему руководила советом мадам Элеонора, на деле же важные решения принимались обеими дамами.
   По настоянию магического совета была проведена мобилизация среди магов и людей. Долго доказывать необходимость подготовки к войне не приходилось. Всякий понимал, что другим способом унять алчущего власти и мирского страдания Берингрифа уже невозможно. Армия южан постепенно перемещалась на север. И там, где показывались 'безоружные' южные воины, люди чувствовали себя увереннее. Всадники Берингрифа редко вступали в противоборство с южной армией. Они чего-то выжидали. Было очевидно, что у Берингрифа есть план. И вступать в открытую конфронтацию не является частью этого плана, во всяком случае, теперь.
   По вечерам сэр Мэтью вёл бесконечные беседы с Кочевницей. Она до сих пор не решалась поделиться с кем-нибудь пророчествами и открытиями относительно своего предназначения в этом мире. О Кривом Билле Мария тоже умалчивала. Всё в этом было слишком личным, и рассказывать о том, что главное оружие Кочевницы - не магическая сила, не мудрость, не воинская доблесть, а самая обычная её женская сущность, было просто очень стыдно. Кроме того, Мария могла и ошибаться. По-прежнему Мэри не верила в себя и в своё магическое чутьё. Однако сэр Мэтью и сам, похоже, был близок к прочтению метки. Он детально ознакомил Марию с жизненным циклом лососевых рыб и предположил, что путь Кочевницы в их мире может быть сопряжён с сущностью этого цикла.
   Осень была на исходе, когда сэр Мэтью сообщил Марии будоражащую новость, после чего она поняла - теперь что-то должно измениться в размеренной жизни канцелярской крысы. В далёком Хайхилле на свет появился новый Хранитель Ключа. Малышка Оливия родила сына счастливому Роланду, и последний в роду Питера по завещанию Кочевника должен был освободить Сэмюеля от его тяжёлой ноши. Только освободитель пока писался в пелёнки и слабо попискивал, если был голоден. Потом Мария узнала, что Орландо и Эдуард снова отправляются в Хайхилл, чтобы поприветствовать нового Хранителя Ключа и помочь Сэму донести до Роланда великое предназначение мужчин его рода. Ведь сохранить неприступность кузницы Берингрифа теперь, когда война стоит у порога, чрезвычайно важно.
   Очень стыдно, но вторая новость привела Марию в большее смятение, чем первая. Она собралась и без промедления отправилась в домик у моря. Сэр Мэтью не понял, зачем такая спешка, но возражать не стал. Он давно утвердился в том, что Кочевница не по годам мудра и талантлива. И если она решила сразу же встретиться с Орландо и Эдом, значит это действительно важно.
   Эдуард всего неделю назад стал мужем. Бедная Елена: вместо медового месяца с любимым девушка получает холодную пастель и ночи без сна в тревоге за самого дорогого человека на свете.
   В гостиной были Елена и Элизабет. Они обнявшись сидели в одном кресле и смотрели на огонь в камине. Мария тихонько вошла и села напротив. Долго молчали, пока не появились Орландо и Эд. Эдуард поцеловал жену и сел на пол, обняв её худенькие коленки. Она едва сдерживала слёзы.
   ― А где сэр Мэтью? - спросил Орландо. Он был в приподнятом настроении и даже, кажется, чему-то обрадован.
   Мария не сразу поняла, что должна отвечать именно она, и из-за долгого молчания прохрипела:
   ― Он остался дома. - Откашлялась. - Он дома.
   ― Кого хороним, дорогие мои? - спросил бодрым голосом Орландо. Он достал тлеющую головешку из камина и зажёг все свечи в комнате, пошёл на кухню, оторвал от залитого слезами передника тётушку Молли и потребовал накрывать на стол. Старушка никак не могла привыкнуть к боевым будням своих подопечных, и всякий раз оплакивала любую их отлучку из дома.
   Ужин проходил в необычной обстановке. Парни балагурили, приставали к девушкам, совсем не разделяя их на своих и чужих. Доставалось даже тётушке Молли. Она плакала и смеялась одновременно. Это было трогательно и забавно. Марии кусок не лез в горло. Она только делала вид, что ест. Елена несколько раз пыталась выспрашивать Мэри об экспедиции Эда и Орландо.
   ― Я сама узнала обо всём только час назад... Правда.
   Эдуард перебил:
   ― Мадам Мария, а как там сэр Даниэль? Отец говорил, что он сбрил усы. Ты как-то сказала, что усы делают мужчину старше, вот он и сбрил. Бедолага. Или ему есть на что надеяться, а?
   Парни засмеялись.
   ― ...Что? Я не знаю. Глупости это, Эд. Ничего он не сбрил. Или сбрил... Не помню.
   ― А-а-а... Так всё-таки сбрил.
   ― Какая разница?
   Девушки набросились на Эда, защищая Марию и пытаясь вразумить его. Ведь сейчас есть куда более важные вещи. Елена была уверена, что ей надо отправиться в Хайхилл вместе с мужем. Это её долг. Лизи не предлагала себя в попутчицы, но по всему было видно, что помани Орландо пальцем, и она помчится за ним на край света.
   Пока все шумели, Мария осмелилась взглянуть на Орландо. Какие необычные глаза у него... Серебристо-серые, но не прозрачные, а будто из бархата. Так и хочется прикоснуться к ним пальцем. Она не давала себе отчёта в своих действиях. Как когда-то Эд в лесу показывал ей фокусы с веточкой, так и она теперь нежно провела невидимой рукой по ресницам Орландо. Казалось, что вокруг никого нет, и звуки голосов растворились в воздухе. В груди стало горячо-горячо. В груди, в животе... И ноги онемели как у пьяной. А выпила-то всего полглотка красного вина.
   Его взор затуманился, и тут же Мэри почувствовала прикосновение к своим губам. Он трогал их кончиками пальцев, пытаясь приоткрыть, ...потом пальцы заскользили по шее и груди. Она спрятала лицо в ладони и резко встала:
   ― Извините. Можно я пойду?.. - Её пошатывало. Орландо подался вперёд, набрал воздуха в лёгкие и хотел что-то сказать. - ...В свою..., то есть в ту комнату, в которой я жила. Мне что-то нехорошо.
   Елена подскочила, обняла Мэри за плечи и повела наверх.
   ― Что случилось? Ты, наверное, устаёшь на работе... Я знаю, это твоя заслуга, что мадам Элеонора перестала открыто ссориться с людьми и настояла на мобилизации.
   ― Нет. То есть, да. Это я попыталась воздействовать на Элеонору. Но я почти не устаю. Знаешь, я бы тоже отправилась в Хайхилл. Очень хочется всех увидеть... Да, совсем забыла. Там в прихожей свёрток на полке. Отдай его Эдуарду. Пусть передаст Сэмюелю от меня. Это мелки, цветные.
   ― Сама отдашь. Ты ведь не обиделась на него?
   ― Нет.
   ― Он вообще не способен обидеть. Он такой... Мэри, если бы ты могла понять, как он нужен мне! Сейчас это будет очень опасное путешествие. Вдруг...
   ― Нет! Замолчи! - Мария запечатала комнату и бросилась к ногам плачущей подруги:
   ― Ты веришь мне? У меня было пророчество. Вы будете жить долго и счастливо. Я видела вас стариками с кучей внуков, - соврала Мария. - Не плачь, Леночка.
   Елена пошморгала носом, вымученно улыбнулась и, вытирая слёзы, спросила:
   ― Как ты меня назвала?
   ― Так называют женщин с твоим именем в той стране, откуда я пришла. Лена, Леночка, Ленок...
   ― Красиво. А как тебя зовут в том мире? Мария?
   ― Нет. Я забыла, - снова соврала Мэри.
   ― Знаешь, когда они уйдут, я здесь останусь совсем одна... с тётушкой Молли. Лизи не хочет возвращаться. Она ждёт, что Орландо сам её позовёт обратно. Только он не позовёт. Я знаю... Возвращайся, Мэри.
   ― Я подумаю.
   ...Мария лежала в пастели и рассматривала знакомую комнату в магическом сиянии. Было очень холодно. И не помогали никакие заклинания. Вдруг - шаги. Это шёл Орландо. Она распечатала комнату и подошла к двери. Дверь распахнулась. В темноте блестели его глаза. Он вошёл в комнату и запечатал её. Мария смущённо почти без одежды стояла рядом с Орландо, и круговерть, что он устроил, вскружила ей голову. Он привлёк её к себе и прижал к груди. Так спокойно и тепло рядом с ним. Она вспомнила сон из прошлой жизни, когда Орландо вырвал её из лап каких-то мерзких водяных существ. Тогда тоже было спокойно и тепло. Её тело теперь казалось пластилином в его руках. Только их силу и его дыхание ощущала она, и чуть слышно: 'Мэри, Мэри... Только моя... Никому не отдам тебя, никому'...
   ...А потом:
   ― Тебе хорошо со мной?
   ― Я была с тобой? - Она улыбнулась. - А я думала, что на небесах... - Мария рассматривала его профиль в магическом сиянии. Провела указательным пальцем от прядей чёрных волос по высокому лбу, прямому носу, губам, подбородку, по мускулистой шее... Когда палец коснулся ложбинки над грудиной, Орландо не выдержал: он сжал её ладонь и перевернулся, накрыв Мэри своим телом:
   ― Что ты там нашла?
   ― В моём мире считают, что там душа человека - его внутренняя сущность.
   ― Хочешь узнать, какая она у меня?
   ― Не знаю. Скорее - нет.
   ― Странно. Это всегда интересно женщинам.
   ― Интересно быть обманутыми?.. - последние слова она уже не могла говорить. Только шевелила губами, захлёбываясь глотками горячего воздуха. Его плоть настойчиво требовала удовлетворения, и Мэри снова сдалась... Последние два дня перед отъездом Орландо в Хайхилл Мария провела с ним. Это были самые прекрасные и тревожные дни в её жизни. Она не думала о будущем, старалась не вспоминать о прошлом и жила только сегодняшним днём. Она не выясняла, что чувствует Орландо к ней, не объяснялась с Еленой, Эдом и сэром Мэтью. Орландо и Мария были всё время вместе: в доме, на берегу, в море. Гуляли по городу, скакали на лошадях, поднимались на маяк и... любили друг друга так, как любят последний раз в жизни.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"