Долина Даниэла: другие произведения.

Кочевница (Продолжение)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


  • Аннотация:
    Продолжение следует...

  Новая помощница
  
  
  Наступило утро и переменило все планы, что были столь явственными накануне. Похолодало, лужи подмёрзли, и выпал первый снежок. Тёплой одежды не было, а отправляться на север, в горы, что даже летом красовались в белоснежных шапках, было просто глупо. Да и вообще срываться куда-либо в столь неприветливое время года слишком рискованно. Придется сделать привал и осмотреться в Хайхилле. Это может быть вполне резонно: Хайхилл - место, куда сходились многие пути. Здесь встречается самый разношерстный народ, что позволит узнать о стране, в которой она оказалась столь необычным способом, как можно больше.
  Проведение благоволило ей. В незамысловатом хозяйстве Питера и Нэнси нужна была помощница. Оливия - старательная и трудоспособная девушка, но хозяйке давно хотелось сбросить бремя тяжёлой работы и почувствовать себя настоящей управительницей: помыкать прислугой, командовать и только спрашивать с исполнителей. Это оказалось на руку Марии. Её поселили вместе с Оливией в хлеву, дали кое-какую тёплую одежду и даже обувь, кормили два раза в день и гарантировали сносное существование, по меньшей мере, до весны.
  ― Правда, что в Оттеле много домов пустует, а северная часть сгорела дотла? - спросил Питер Марию, когда в заведении остался один только местный пьяница Томас Уховёрт, который получил своё прозвище оттого, что в свою бытность нормальным человеком держал сапожную мастерскую и всякому провинившемуся подмастерью умел ловко надирать уши.
  ― Да. Это правда, - встрепенулась Мария.
  ― Говорят, это слуги Берингрифа испепелили половину Оттела. Ты видела их?
  ― Всадников на вороных конях?
  ― Да.
  ― Видела.
  ― Говорят, человек не в силах выдержать их взгляд. Воспламеняется, что хворост.
  ― Да, это правда, - соврала Мария. Она ведь смотрела в глаза всаднику в лесу, и с ней ничего не случилось. Да, огонь застилал взор, но не сжёг, не испепелил, как считали многие. Видно, людям нравится придумывать небылицы и смаковать их всякий раз в разговоре.
  ― Странно, что ты со своим спутником направилась к нам на север. Все добрые люди бегут из наших мест, подальше от Тёмного Лорда. Остаются те, кому некуда идти или жаль расставаться с нажитым, как нам с Нэнси. С тех пор, как Лорд Берингриф объявил новую войну южанам, мир перевернулся. Люди живут одним днём и потому много грешат, не думают о том, что за всё придётся держать ответ...
  Синие глаза Питера задумчиво смотрели в огонь, а волосы переливались золотом в языках пламени. Он был хорошим человеком и думал о грехопадении других, как о собственных неприятностях.
  ― Сэр Питер, Сэм просил меня прийти и рассказать ему сказку на ночь. Можно?
  ― Ступай. И если Нэнси будет сердиться на тебя, скажи, это я велел рассказывать ему истории перед сном.
  Сэм был действительно милым ребёнком. Он казался не на своём месте в этом сером Хайхилле. Его улыбка была способна расцветить самую унылую комнату. Он не был обузой своим родным: почти со всем научился управляться сам. Поэтому на него мало обращали внимание. И когда кто-нибудь заговаривал с ним, то мальчишка проявлял необыкновенную словоохотливость. Только с ним Мария чувствовала себя свободно, только от него не ждала подвоха или каверзного вопроса. Сэм многое разъяснил Марии, даже ни разу не спросив, почему ей не известно то, что знает весь Север и Юг.
  Мария рассказывала Сэмюелю самые разнообразные истории и сказки, которых знала несчётное множество, начиная от сказки о Маленьком Муке и заканчивая историями о Дневном и Ночном Дозоре. Конечно, всё приходилось адаптировать к мировосприятию слушателя, но Марии доставляло истинное удовольствие, как процесс сочинительства, так и то, какими ангельскими глазами смотрел Сэм на свою рассказчицу и искренне ронял слезу, тронутый бедами, обидами и неудачами героев. Нэнси ревновала сына к Марии, убеждала Питера, что "эти бредни плохо влияют на мальчишку. Он итак не от мира сего, а теперь и вовсе свихнулся". Но Питеру нравились истории Марии. Он и сам бы с превеликим удовольствием слушал новую служанку, но положение хозяина и отца семейства не позволяли ему делать этого.
  ― Это тебе. - Сэм протянул Марии соломенную куклу с длинными "волосами" и угольками-глазами. - Похожа не тебя, правда?
  ― Спасибо. Это уже третья я в моей коллекции.
  ― Когда у тебя будут дети, то им будет, с чем играть.
  ― Я уже слишком стара, чтобы рожать детей.
  ― Да, мама родила меня слишком поздно, поэтому я такой слабый.
  ― Если человек лишён чего-либо, то имеет что-то другое в избытке. Вот ты талантлив и добр. Это неоспоримые достоинства. Ты не рад этому?
  ― Когда я чувствую и знаю то, чего не чувствуют и не знают другие, я почти счастлив. Другим не дано любить птичку на ветке или кошку, свернувшуюся на коленях. Они даже не осознают свою ущербность. Но, когда я вижу, как бегут к реке мальчишки и девчонки, сверкая пятками, мне хочется повернуть время вспять, чтобы не родиться на вечную муку быть прикованным к этому креслу, комнате и проклятому окну.
  Марии часто бывало не по себе с этим маленьким старичком, который действительно чувствовал и знал то, чего не чувствуют и не знают другие.
  Когда Мария закончила историю о Ромео и Джульетте, Сэмюель спросил:
  ― А твоё сердце свободно? Или в нём живёт любовь?
  ― Спокойной ночи, Сэм. В моём сердце теперь поселился голубоглазый мальчик. И, похоже, довольно основательно.
  Сэм был очень доволен, когда Мария признавалась ему в любви. И не потому, что любви мальчику не хватало: его боготворил отец, нежно и почему-то тайно любила мать, за него готов был пойти на что угодно брат. Просто у Марии и Сэма была тайна, секрет, которые так нравятся детям. И этот секрет - почти взрослая любовь.
  
  
  Случай у реки
  
  
  Так много, как этой зимой, она не работала никогда. Это был физический труд. Всегда невероятно ленивая, когда дело касалось наведения порядка, стирки, готовки, уборки, теперь она день ото дня выносила мусор, чистила посуду, мела и мыла, даже ухаживала за скотиной. Доить корову в прошлой жизни - так она определила для себя своё прошлое - было дело нереальное, просто фантастическое. Теперь она делала это лучше всех остальных. Коровы отдавали ей молоко гораздо охотнее, чем другим. Нэнси даже назвала её ведьмой. "Только ведьма может высосать из животного всё его содержимое", - говорила хозяйка. Хорошо ещё, что коровы не чахли, а наоборот - были здоровы и крепки. Дурная слава ведьмы ей сослужила бы плохую службу.
  Ещё три раза этой зимой ей довелось встретить слуг Тёмного Лорда. Они не останавливались в Хайхилле, но Мария видела их на холме у леса, из которого пришла в тот осенний день после чудесного путешествия в Мир Северных и Южных Народов. Всадник обычно сидел на своём коне и не двигался, будто изваяние. Только грива и хвост его лошади развевались на ветру. Марии казалось, что он поджидает её, следит. Когда она выходила на улицу по делам или просто, чтобы глотнуть свежего воздуха, всадник ещё мгновение-другое оставался на месте, потом начинал движение в объезд Хайхилла, в горы, где, по словам людей, был вырублен прямо в камнях неприступный замок Лорда Берингрифа.
  Его нельзя было отличить от окружающих унылых, безжизненно голых скал. Никто не сумел бы найти вход в него. Только вблизи замка человек переставал чувствовать себя живым, казалось, что душа покидает тело и смерть поглощает вечным оцепенением. Верно, люди и это выдумали. Ведь на самом деле никто этого замка не видел, в горы не поднимался и не возвращался оттуда. И почему люди так любят страшные сказки?
  Долгими тёмными зимними вечерами Мария тоже поддавалась унынию, которое поглотило многих в Хайхилле. Люди страшились будущего. Над Северными горами всю зиму стояло кроваво-красное зарево. Старики говорили, что много столетий назад их прадеды видели такое зарево. Тогда, как и теперь, силы зла вознамерились нарушить равновесие в Мире Северных и Южных Народов. И тогда люди стали умирать от неизвестных болезней, в лесу появились разбойники и ещё какие-то существа, всадники на вороных конях сжигали целые деревни вместе с жителями. Всё это истребляло род человеческий. Казалось, что два шахматных игрока решили разыграть последнюю партию. И не важно, что с шахматного поля уносят фигуру за фигурой. Пусть останется только одна, но это будет фигура победителя. В прошлый раз никто не победил, проиграли люди - сотни тысяч жителей Севера и Юга. Достаточно сказать, что Хайхилл был когда-то большим городом-крепостью - чуть ли не столицей Севера. Теперь - это не очень большое селение, в котором живут угрюмые, много пьющие люди.
  Но ничто не смогло остановить ход времени. Как и столетия назад, наступила весна, и природа вопреки всепоглощающему страху и унынию пробуждалась ото сна. Даже на пепелищах стала пробиваться сочная крапива и нежные росточки Иван-чая. В Хайхилле рождались дети. Нэнси ко всем своим достоинствам была повитухой. Без неё не обходилось ни одно появление на свет в Хайхилле, или Лоухилле, или других ближайших хуторах. Она принимала в свои крепкие руки младенцев и ворчала: "Только настоящие глупцы плодятся в такие времена. Поставщики живой плоти пожирателям рода человеческого".
  Милый Сэмюель, которого казалось зимний холод убьет окончательно, будто воспрянул душой и телом. Его бледные впалые щёки вдруг порозовели, ручки окрепли, волосы заблестели как лучи весеннего солнца. Мальчик стал совсем походить на своего отца - золотоволосого красавца с синими пронзительными глазами. Мария с Роландом почти каждый день вывозили Сэма к реке. Там он чувствовал себя особенно хорошо: слушал брачные трели птиц, мастерил дудочки и наигрывал на них эти птичьи песнопения. Мария не переставала дивиться многочисленным талантам Сэма. Если бы мальчику было дано ходить, он наверняка был бы ещё и первоклассным танцором.
  День выдался просто по-летнему тёплым. Уже давно никто не приносил в Хайхилл дурных вестей, люди заставляли себя не смотреть в сторону Северных гор и не видеть того, что кровавое зарево сгущается и сползает с гор, пытаясь соперничать с яростным весенним солнцем. Роланд отнёс Сэма к реке, устроил его кресло на высоком берегу, хорошо прогреваемом солнцем, и отправился помогать отцу, который вот уже несколько дней чинил крыши, подправлял ступеньки и двери во всём доме и надворных постройках.
  Мария с Оливией готовили еду, а Нэнси целые сутки была в Лоухилле. Там молодая женщина-первородка никак не могла разрешиться от бремени.
  У Марии всё валилось из рук. Она плохо спала ночью, а это было странно. С тех пор, как она поселилась в хлеву своих хозяев, сон одолевал нестерпимо её каждый вечер. Обилие физической работы не давало думать и страдать бессонницей. Но этой ночью она не могла уснуть. Тревога овладела сознанием. Всю ночь видения посещали её сон, похожий на бред. Утром она почувствовала опустошение и слабость, осознание тщетности всех поисков и попыток выяснить причину происходящего с ней. Кроме того, страх, волнение за что-то очень дорогое и важное, но уязвимое и беззащитное, что можно потерять в одночасье, терзал душу.
  Склонившись над огромным котлом с отвратительно вида, но довольно приятно пахнущим, варевом, Мария забылась тревожной дремотой. В голове образовалась пустота, исчезли звуки и куда-то унеслись мысли. Только сердца стук - всё реже и реже. Она тонет, идёт ко дну, падает внутрь себя. Потом - толчок, удар обо что-то на самом дне и стремительно - вверх, как на батуте. Широко открытыми глазами она чётко видит золотую головку в котле, беспомощно барахтающееся тельце, худенькие ручки, простёртые к ней. Первое, что захотелось сделать - запустить руку в кипяток и вынуть фигурку из котла. Бред какой-то. Она просто вздремнула. Это дурной сон!
  Но тело уже не подчинялось её сознанию. Оно с несвойственной ему проворностью неслось к реке, падало, вставало, не чувствуя боли от разбитой в кровь коленки. Сэм ещё на берегу, но он кричит, зовёт на помощь. Она не успевает: впереди ещё изгородь, канава и много-много поросшего свежей травой берега реки! Тело становится невесомым и стремительным. Она не заметила ни изгороди, ни канавы, ни травы под ногами... Маленькое сердечко под тёплой курточкой бьётся уже на её груди, стул на колёсиках - творение проворных рук Питера - летит вниз, разбивается о камень и, поднимая брызги, с шумом спускается на воду, как корабль замысловато фантастической формы.
  Камень, которым Роланд закрепил кресло на склоне, оказался слишком маленьким. Колесо постепенно преодолело неловкое препятствие, и Сэм догадался, что пора прощаться с жизнью, которую он так любил и которой тяготился. Откуда на берегу взялась Мария, мальчик так и не понял, но был по-настоящему счастлив оказаться не в широко разлившихся водах реки, а в тёплых и ласковых руках своей взрослой подруги.
  
  Замок Берингрифа
  
  
  Среди серых скал и алых облаков на сотни километров царило безмолвие. Сюда не залетали птицы и не поднимались звери. Здесь жизнь кончалась, и мёртвое царство камня пугало своим величием и незыблемостью. Никто, никто из смертных не в силах был дышать ледяным воздухом, заполняющим каждое ущелье и пещеру.
  Надо всеми, покрытыми снегом, вершинами поднималась чёрная, сверкающая багрянцем скала. Снизу её не было видно среди кроваво-красных облаков. Их цвет насыщался багровым сиянием, исходящим от скалы. Казалось, что огонь пытается вырваться изнутри, раскаляя камень до красноты. Но внутренний огонь не давал жара, он обжигал леденящим ужасом и величием.
  Внутри чёрного колосса была жизнь - тёмная жизнь самой тёмной души, окружившей себя слугами, готовыми по первому приказу испепелять и превращать в прах всё живое вокруг. Тёмный Лорд Берингриф - последний из величайшего колдовского рода северных магов, сумевших подчинить себе силы зла всех четырёх стихий. Алчность, всесилие и безнаказанность позволили Берингрифу уже много лет сеять боль и смерть на Севере и Юге. Чем больше горя и слёз изливалось на Земли Северных и Южных Народов, тем крепче становился оплот зла. И не было уязвимого места в его несокрушимости, не было силы, способной противостоять колдовской армии Тёмного Лорда.
  В огромном зале без окон и дверей с потолками, которых, казалось, и вовсе не было, так высоки и темны они были, на троне из чёрного с алыми прожилками камня восседал Лорд Берингриф. Его чёрные одежды спускались шлейфом с каменных ступеней к самым ногам огромного существа в тёмных металлических доспехах. Голос Тёмного Лорда, спокойный и насыщенный, эхом отзывался вокруг. Слова он произносил чётко и правильно. Так говорят те, кто умеет показать своё величие и никогда не прокалывается на какой-нибудь глупости. Каждая фраза была взвешена и перепроверена, прежде чем быть услышанной и затеряться в трещинах каменных стен.
  ― Какие новости принесли твои сыновья, Хэбиткилл?
  ― Она спасла от смерти мальчишку - сына Питера из Хайхилла, мой господин. - Голос слуги звучал как раскаты грома и мог повергнуть в ужас любого, слышащего его, но только не Берингрифа, чей взгляд на великана, смиренно опустившего голову и не смеющего поднимать глаза на хозяина, делал из огромного существа пресмыкающуюся тварь.
  О, что это был за взгляд! Чёрные, как могильная тьма, глаза и кроваво-красные зрачки смотрели внутрь тебя, пробирались в самые потаённые извилины мозга. Веки никогда не дрожали, выражение лица не выказывало ни интереса, ни озабоченности, ни беспокойства. Оно было каменным. Только губы имели право шевелиться на этом тёмном лице, кое-где изрезанном морщинами. Берингриф казался мудрым и опасным в своей беспредельной мудрости.
  ― Она по-прежнему претворяется простолюдинкой?
  ― Да, мой господин.
  ― Я не мог ошибиться. Это она. Неужели никто не заметил доказательств? Твои сыновья разучились видеть, когда смотрят.
  ― Они принесли добрую весть, мой господин. - Лицо Хэбиткилла было спрятано за забралом, но в голосе великана одновременно был испуг и довольство.
  ― Почему же эта весть до сих пор не дошла до меня?
  ― Простите, мой господин, - с трудом изогнувшись, произнёс слуга. - Мой старший сын видел, как Кочевница перенеслась, чтобы успеть спасти мальчишку. Она сделала это довольно ловко, мой господин.
  ― Значит это она. Не собирается ли она в дорогу? Кочевница не сможет так долго сидеть на одном месте. Узнай, Хэбиткилл.
  ― Да, мой господин. Не желает ли мой господин сам взглянуть на неё.
  ― Нет.
  Берингриф встал. Он был строен, а по росту, пожалуй, не уступал своему слуге-великану. Спустившись по ступеням, он подошёл к центру зала, где на постаменте располагалась чаша. Сквозь лепестки каменного цветка на пол медленно сползали алые клубы дыма. Они были ледяными и замерзали, касаясь пола. Внутри чаши горел холодный огонь. Впереди идущего Тёмного Лорда исчезал лёд на каменном полу. Его шаги звучали отовсюду. Он подошёл к чаше, но не заглянул в неё. Только протянул руку, будто хотел погреть её над огнём. Языки пламени как верные псы стали лизать ладонь хозяина.
  Постояв так с полминуты, Берингриф резко обернулся и безмолвно жестом приказал слуге удалиться, а сам вернулся на свой трон. Его ярко чёрные очи слегка потускнели, и лицо уже не было каменным. Откуда-то из воздуха прямо перед господином появился огромный лохматый волк. Его шерсть искрилась, а глаза сверкали. Берингриф запрокинув голову назад, опустил веки, а волк, приняв позу сфинкса, окаменел.
  
   ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"