Долина Даниэла : другие произведения.

Кочевница (Продолжение 2)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


  • Аннотация:
    Продолжение следует...

  История с домовыми
  
  
  Вот уже несколько дней всё семейство Питера, Мария и Оливия без устали трудились на огороде за домом: рыхлили землю, разбивали грядки, сеяли овощи. Хозяин управлялся с лошадьми. Хозяйка, как обычно, давала указания, Оливия металась взад-вперёд, стараясь выполнить её поручения, а Роланд подшучивал над девушкой: то, копировал подобострастие, с каким Оливия выслушивала назидания Нэнси, то, вдруг срываясь с места, семенил вслед за малышкой Оливией, отправленной хозяйкой в дом за чем-либо. У Роланда здорово всё получалось: он как девушка изображал изящество и лёгкую неуклюжесть. При этом Оливия походила на уточку, а Роланд - на жеребца, который притворяется уточкой. Заливистый смех Сэмюеля разносился по всей округе, и сердце радовалось всеобщему оживлению и усердию.
  Мария трудилась до онемения в мышцах. И к вечеру, приводя себя в порядок, она едва могла двигаться. Оливия, которой, похоже, всё было нипочем, болтала без умолку, припоминая все сказанные Роландом слова, все его ужимки. Не делилась девушка со своей подружкой только тем, как вдруг забилось её сердечко, когда лукавые зелёные глаза Роланда скользнули по обнажившемуся во время работы девичьему плечу, как загорелись щёки от нечаянного прикосновения Роланда к её руке. Засыпая, Мария думала о том, сможет ли завтра снова встать с петухами, снова хлопотать по хозяйству и снова идти на огород, которому не было края. Но наступало утро, и силы вновь, как по мановению волшебной палочки, возвращались к ней. Она уже не удивлялась физической крепости своего тела, но по привычке порой продолжала охать и вздыхать, чем здорово донимала Нэнси.
  В заведении у Питера посетителей заметно поубавилось. Даже пьяницы и бездельники на время прервали свои возлияния и занялись делом: короткое северное лето не давало людям опомниться, а огород и лес были единственными источниками пищи в Хайхилле.
  Когда все грядки на хозяйском огороде сочно и маслянисто зачернелись перекопанной землёй, каждый уголок хозяйского дома и постоялого двора был расчищен, а котлы и миски сияли как зеркала в королевском дворце, всеми овладела лень.
  Питер курил трубку, поглаживал кота и щурился на солнышко, сидя на свежевыструганном крыльце и о чём-то вполголоса размеренно беседуя с младшим сыном. Сэмюель по большей части слушал и безуспешно пытался нанизать на соломинку выпускаемые отцом колечки дыма. Откуда-то со стороны реки доносился неутомимый басок Роланда и безудержный, звенящий колокольчиком хохот Оливии. Нэнси отправилась в лес за какими-то травами и корешками, которые следовало собирать по весне, и о целебных свойствах которых знала только она одна. Мария же наслаждалась бездельем. И как это Нэнси забыла дать ей поручение? Не иначе, как весеннее ласковое солнышко добралось и до её глубоко лежащего сердца?
  День клонился к вечеру. Уже давно не слыхать голосов у реки, а Питер сгрёб в охапку маленькую фигурку Сэма и исчез с ним в дверном проёме.
  Когда много физической работы, голова отдыхает. Сегодня мысли о скором путешествии на север в манящую неизвестность чёрных гор и алых облаков не покидали Марию. Она уже давно стала готовиться в дорогу: сшила котомку и всегда держала наготове запасное чистое бельё, понемногу откладывала сухари со стола, раздобыла пустую фляжку, чтобы заполнить её питьевой водой, верёвки, нож, кусок плотной ткани и много прочих вещей, которые могут понадобиться в пути. Казалось, что ходить в походы она начала раньше, чем говорить, так грамотно подбиралось ею снаряжение. Оливия что-то замечала, но сделать анализ и тем более выводы было выше её умственных способностей. И это хорошо: объяснять что-либо кому-либо совсем не хотелось. Гадая в очередной раз о том, есть ли тропинки в Северных горах, она услышала за спиной знакомый голос Питера:
  ― На чердаке есть комната, заваленная всяким хламом. Нэнси не любит наводить там порядок. А прибраться надо. Оливию с собой не бери: от девчонки сейчас больше хлопот, чем толку. И, пожалуйста, Мэри, сделай это сейчас.
  ― Что за срочность? Может завтра с утра?
  ― Не поленись, Мария, комната может понадобиться.
  ― Ну, ладно, - без особого энтузиазма Мария отправилась на чердак. Она сейчас посмотрит, что там. А уж убирать будет завтра, встанет пораньше и - за дело. Питер ничего не заметит.
  Чердак был очень большим, но этого не чувствовалось: какие-то сундуки, ящики, тюки с тряпьём, старая мебель загромождали всё пространство. Посередине стоял стол. На нём подсвечники и свечи. Вокруг стола - несколько стульев, как будто только вчера кто-то сидел здесь, жёг свечи и, возможно, трапезничал. Да здесь работы на целый месяц! Впервые Питер дал ей столь непосильное задание. Питер, наверное, прочитал её мысли. Он поднялся вслед за Марией на чердак, подошёл к ней и сказал:
  ― Не горюй. Растащи всё по углам, освободи место по центру, подмети и вымой полы, собери паутину. - Питер стал спускаться по лестнице вниз. Потом вдруг остановился, переступил с ноги на ногу. - Да, и ещё... - Он был явно смущён.
  "Чего уж там, говори. Хуже не будет, хуже уж некуда", - подумала Мария.
  ― Принеси сюда пастель и ужин... на четверых.
  Мария ожидала всего: перестирать и перештопать тряпьё из тюков, вынести и сжечь обломки старой мебели, отскоблить от копоти бревенчатые перекладины под потолком, но приготовить чердак для гостей! Этого Мария точно не ожидала.
  ― Но, сэр Питер, у нас полно свободных комнат. Зачем кого-то поселять здесь, среди этого хлама и грязи.
  ― Мария, я не спрашиваю у тебя совета. Просто сделай, что я попросил - и всё! - Мария впервые услышала в голосе хозяина металл. Это было приказание, которое действительно не следовало обсуждать. На лице Питера была решительность, граничащая с фанатизмом.
  Ладно, за пару часов можно справиться. Жаль только, что привлечь Оливию не разрешено.
  ...Когда последнее одеяло было постелено на сундук под маленьким чердачным окошком, Мария огляделась вокруг. Чердак преобразился. Стараясь загладить вину перед хозяином за непослушание, Мария здорово потрудилась. Комната стала вполне жилой и даже уютной. На столе уже горели свечи и мягко освещали чердак, делая его дальние уголки таинственными и пугающими. Огонь имеет необыкновенную способность освещать: тайное делать явным, и в то же время превращать самые обычные предметы в загадочные субстанции. Мария замерла, глядя на пламя свечи. Вдруг снизу раздался громкий голос Нэнси, вопрошающий, что произошло бы в этом доме, если б она ушла не на полдня, а, предположим, на неделю. Гостям пришлось бы самим разносить пиво и готовить закуску, убирать со столов и, чего доброго, мыть посуду.
  Мария испугано ещё раз огляделась по сторонам, пытаясь вырвать из темноты хоть какое-то подобие очертаний известных предметов, задула свечи и стремглав понеслась вниз по лестнице. Внизу её ждала подбоченившаяся Нэнси. Её волосы напоминали шевелящиеся локоны Медузы Горгоны.
  ― Что ты там делала - наверху?
  ― Убирала на чердаке. Сэр Питер...
  ― Сэр Питер, сэр Питер... У сера Питера снова блаж. И зачем ему нужен этот чердак?! И его папаша вечно заставлял меня стелить на сундуках и таскать туда еду. И этот... Сумасшедшие! Домовых он подкармливает! Хороши домовые: жрут не хуже Макса Живоглота!
  Мария ещё долго слышала про безумного свёкра Нэнси, про блаженного Питера, про то, что Питер сделал дурачком Сэмюеля, что всё в доме держится на ней и её единственном нормальном сыне Роланде. Честно говоря, история с домовыми была действительно какой-то глуповатой, и Мария никак не могла поверить в то, что умный и рассудительный Питер, при всей своей тщательно скрываемой романтичности, мог привечать у себя на чердаке домовых. Уж очень это походило на сказку для доверчивой Нэнси.
  Между тем Питер напомнил Марии об ужине на четыре персоны, а когда Мария испуганно кивнула в сторону продолжающей ворчать Нэнси, сказал:
  ― Не обращай на неё внимание. Сделай, о чём я тебя прошу. И долго там не задерживайся.
  Мария была материалисткой, но домовых боялась с детства, хотя и никогда их не видела. И вообще, глупость какая-то: бояться того, чего не существует! Однако когда она с полным подносом снеди поднималась к двери на чердак и увидела в щелях дверного проёма свет, её руки похолодели, во рту пересохло, язык прилип к нёбу. Она хорошо помнила, как задула свечи и в кромешной темноте неслась наугад по лестнице вниз навстречу недовольной хозяйке. За дверью явно кто-то был. Но кто? Не домовые же в конце то концов! Первое, что пришло на ум - сказать обо всём Питеру. Но, вспомнив, как сердит был хозяин на неё сегодня из-за этого самого чердака, она передумала. Будь, что будет!
  И снова, испытывая отчаяние от безысходности, как ни раз бывало с ней в последнее время, она легонько толкнула локтем дверь на чердак. В комнате были люди. У стола стояли две высокие и очень красивые девушки. На них - длинные светлые плащи с капюшонами. За столом сидел, склонив голову над огромной книгой, щуплый молодой человек с взъерошенными непослушными волосами. Он что-то тщетно пытался разглядеть в своей книге, подвигая её всё ближе светлому пятну вокруг свечи. Девушек явно это забавляло. Они хихикали и перешёптывались друг с другом, глядя, как он старается. В комнате ещё кто-то был, сидел так далеко от стола, что разглядеть его было просто невозможно. Но его присутствие ощущалось кожей. Он занимал пространство, и пространства поэтому становилось меньше; он выказывал своё присутствие каким-то едва уловимым ароматом свежего ветра; и ещё казалось, что он внимательно за всем наблюдает - видит всё снаружи и изнутри. Марии очень хотелось разглядеть четвёртого, но она боялась встретиться с ним взглядом.
  Когда Мария вошла в комнату, все обернулись на неё и замолчали, старались не шевелиться и стали походить на изваяния. Мария осторожно вошла на чердак, подошла к столу и начала выставлять тарелки с мясом и овощами, большими кусками пирога, кружки с пивом. Пока Мария хлопотала вокруг стола, никто в комнате не проронил ни слова, а она боялась повернуться спиной к сидящему в темноте человеку: ощущение проникновения вглубь её сознания оттуда из темноты не покидало её. Лишь однажды она различила едва заметное шевеление всех окаменевших фигур. Чтобы не цеплять рукавами еду на тарелках, Мария закатала рукава, и все в комнате безмолвно подались вперёд, как бы желая рассмотреть получше, что приготовили им на ужин. Мария испугалась и отпрянула от стола. Потом взяла себя в руки и закончила работу. Уже через минуту она снова неслась вниз по тёмной лестнице, не разбирая дороги.
  Стараясь забыть гостей, что теперь наслаждаются плодами её труда на чердаке, Мария принялась мыть посуду и убирать на кухне.
  ― Всё угождаешь ему. Отволокла-таки на чердак еду. Вроде и не девчонка, а дура дурой. Ну, видела домовых? - Это Нэнси продолжала развлекать себя мерно льющейся бранью.
  ― Видела, - коротко ответила Мария.
  ― Да у тебя тоже не всё в порядке с головой.
  ― Нет. Всё в порядке. На чердаке есть... Нет, не домовые, конечно. Там люди.
  ― Да ты точно сдурела от безделья. Шатаешься целый день, спишь на ходу: вот и мерещится всякое. Никто там никогда не бывал, в этой комнате. Все наши постояльцы предпочитают условия получше.
  Мария смотрела Нэнси прямо в глаза, и весь вид служанки говорил, что она не врёт - в комнате на чердаке действительно есть люди. Нэнси колебалась секунду, потом подобрала юбки и проворно, будто и не носила на себе пуд веса, стала преодолевать ступеньку за ступенькой по пути к чердаку. Но уже спустя минуту нечеловеческий вопль огласил всей округе, что хамка и бездельница не уйдёт от наказания, что она - Нэнси пригрела гадюку на груди, и что сегодня эту гадюку Нэнси раздавит как червяка.
  "Люди на чердаке видно в сговоре с Питером, морочат голову Нэнси. Они, конечно же, чем-то не по душе благочестивой Нэнси, вот и дурачат её. Хотя на Питера это не похоже. Он умеет заставить жену подчиняться. Нэнси может скандалить, ворчать. Но никогда ещё не ослушалась мужа строптивая жена", - с этими мыслями Мария пулей вылетела за дверь, ведущую на задний двор, пробралась в хлев и затаилась в укромном уголке. Вообще-то, вряд ли Нэнси станет её искать, но лезть на рожон было бы глупо.
  
  
  Метка
  
  
  Уютно устроившись за ворохом прошлогоднего сена, Мария даже была рада избавиться от вечерних работ и немного поразмыслить о случившимся. Что за гости теперь отдыхают на чердаке? Почему они спрятались от Нэнси? И почему хозяин так требователен и твёрд стал в ожидании этих гостей? И ещё. Очень красивые девушки и их плащи. Такие ткани не носят здешние модницы и не причёсываются так. Книга у парня... Странно, но только теперь она осознала, что за все месяцы своей жизни в Хайхилле она ни разу не видела ни одной книги - книги для чтения. Правда у Питера была какая-то толстая тетрадь, куда он записывал расходы и разные напоминалки по ведению хозяйства, но книг для чтения Мария здесь ни у кого не видела.
  Почему люди на чердаке замерли при её появлении? Почему ничего не говорили друг другу при ней? И этот человек на сундуке под чердачным окошком... Сидит в тени, но всё держит под контролем. Никто не обращался к нему и даже не смотрел в его сторону, но каждый в комнате был подчинён его тайной силе.
  Она выбралась из своего укрытия и, тихо ступая, вышла на улицу. Чердачное окошко едва заметно светилось тусклым желтоватым светом. С улицы можно было подумать, что это круглолицее очертание полной луны отражается в мутном замазанном стекле. Весь воздух был напоён тайной и очарованием. На небе россыпями драгоценных созвездий сверкал млечный путь. Сегодня впервые за много долгих и безликих дней и ночей Мария огляделась по сторонам. Это весна пробудила её от зимнего небытия. Весна и новые персонажи сказочной пьесы, участницей которой поневоле или по какому-то заранее расписанному сценарию стала женщина 34-х лет, не замужем...
  Мария твёрдо решила завтра двинуться в путь. Надо ли говорить кому-либо о своих планах? Надо ли спрашивать разрешение? Ведь она не невольница. Кров, пища и одежда давно отработаны. Спасибо, что приютили, не дали погибнуть, но у неё есть свои дела, посвящать в которые никого не обязана. В конце концов, для чего-то же она вышла из Оттела со своим спутником и отправилась на Север. Это все знают и не станут донимать расспросами. Да и вообще: можно уйти тайно, никого не поставив в известность. Только Сэм... Почему-то жалко расставаться с мальчишкой. Она по-матерински привязалась к нему, и ей будет не хватать его трогательных и разумных, совсем недетских речей.
  Сердце защемило. Она пробралась в дом через задний ход, тихо поднялась по лестнице в комнату Сэмюеля и без стука вошла. Комната была полна народу. На кровати - мальчик. У его ног сидит великан Питер. Обе красавицы и взъерошенный парень - у изголовья. Он был на голову ниже своих спутниц. И поодаль ото всех на другом конце небольшой комнаты у стола - тот самый таинственный человек. Теперь Мария могла его хорошо рассмотреть. Он был не старше остальных гостей. Очень хорош собой. Тёмные волосы непослушно падали на глаза, а взгляд умный и спокойный, совсем не пугал, но видел по-прежнему насквозь. Мария оторопела, отступила назад к двери и попыталась бежать.
  ― Ты чего испугалась, Мэри? Сэм давно ждёт тебя, чтобы послушать сказку. Что ты натворила, чем так разозлила мою Нэнси?
  "Странно. Говорит, будто в комнате кроме него и сына никого нет. Это что - игра такая? И со мной решил поиграть, как с Нэнси? Только ничего игрушечного тут нет". Необычные люди, необычные события и необычно серьёзный, очень взрослый десятилетний мальчишка буравит её необычно синими очами.
  ― Я убирала на чердаке, а Нэнси этим очень недовольна. Ну, вы знаете... - почему-то начала оправдываться Мария. - А что это за игра с домовыми-невидимками?
  ― Какими невидимками?
  ― Ну, этими, что сейчас здесь? Я сказала мадам, что они на чердаке, она поднялась и стала обвинять меня во лжи: будто нет там никого, на чердаке...
  Все в комнате переглянулись. Одна из девушек хотела что-то сказать, а парень, что сидел за столом, остановил её рукой. Питер продолжал:
  ― Не понимаю, о чём ты Мэри?
  ― Послушайте, не надо делать из меня дуру. Я, конечно, может и не очень умна для жизни в вашем сказочном Хайхилле, но галлюцинациями никогда не страдала... - сказала и сама запнулась: "Галлюцинации - это как раз таки про меня. Ладно - хватит. Эти люди здесь есть и - "точка". - Что они молчат, как в рот воды набрали и стоят изваяниями? Сэмюель, малыш, ты тоже их не видишь? Почему твой отец морочит мне голову? Вы - молодая леди, вы ведь только что хотели что-то сказать, а тот господин у стола остановил вас. Говорите, я буду очень рада снова услышать ваш голос. С тех пор, как вы подтрунивали на чердаке над молодым человеком с книжкой, я ни услышала от вас ни единого звука.
  ― Этого не может быть, Мария. Ты не должна их видеть.
  ― Почему же, сэр Питер?
  ― Их не видят простые люди.
  ― Домовых?
  ― Это не домовые. Они чародеи и могут казаться невидимыми, а видят их лишь те, кому они позволяют видеть.
  ― Значит мне позволяют, - она не поверила тому, что сама сказала и вообще, вся ситуация казалась глупейшей. Чародеи, домовые. Может этот у стола - Гарри Поттер? А что? Похож, только без очков и без шрама на лбу...
  ― Нет, тебе никто ничего не позволял, - низким грудным голосом сказала девушка со светлыми блестящими волосами. Они были собраны и заплетены в косу, уложенную вокруг головы и украшенную жемчужинками. - А что это у тебя на руке? Испачкалась? - Она подошла и указательным пальцем приподняла широкий рукав старой испачканной в золе рубахи Марии, обнажив предплечье. На внутренней стороне руки было родимое пятно. Самое обычное, которое может и бросалось в глаза людям, впервые видевшим Марию, но она сама его никогда не замечала. Привыкла. Пятнышко размытое и светлое в виде большой рыбины - лосося, что ли.
  ― Нет. Не испачкалась. Это родимое пятно. Оно у меня с детства. А что?
  ― И что, у всех в вашем роду были такие пятна?
  ― Нет.
  ― Откуда ты пришла в Хайхилл? - тихий, но отчётливый, какой-то льющийся в уши сладкой музыкой прозвучал голос за её спиной. Она обернулась, и ноги подкосились. Он стоял уже совсем рядом. Глаза смотрели в самую душу.
  ― Я... я не знаю, я... - комната медленно закружилась вокруг неё, стена за кроватью, изрисованная Сэмюелем, опрокинулась...
  
  
  Огненные Врата
  
  
  Толи гипнотическая сила голоса, принадлежащего молодому красавцу, толи нагромождение всех этих нереальных событий, толи страх перед тем, что предстояло раскрыть свои тайны присутствующим в комнате, только сознание покинуло Марию и вернулось к ней лишь спустя несколько минут. Она не сразу стала выказывать признаки жизни, решила послушать, о чём говорят в комнате.
  Она лежала на кровати рядом с Сэмом, и мальчик гладил её по голове.
  ― Не переживай, Сэмюель. Это обычный обморок, - успокаивал сына Питер.
  ― Или удачно сыгранная роль, - услышала Мария голос второй девушки.
  ― Не похоже. Очень натурально, - это говорил молодой человек с книжкой. Рассудительный, но немного неуверенный тон. - В любом случае, Орландо, её нельзя оставлять без присмотра. Если Питер оказался так невнимателен, то это вовсе не значит, что ищейки Берингрифа не увидят метку.
  ― Согласен. - Это говорил молодой человек, который произвёл на Марию самое большое впечатление.
  ― Появление Кочевницы - верный признак грядущих перемен. Только на чью сторону она станет?
  ― Папа, она не может стать на сторону тёмных сил. Я знаю!
  ― Мне тоже хочется так думать, но в истории наших народов были разные случаи...
  ― Тише, она очнулась, - Орландо первым заметил возвращение Марии.
  ...Дальше был долгий разговор, полный недоверия со стороны Питера и его гостей. Только Сэм был абсолютно уверен в правдивости рассказа Марии. А Мария и не собиралась лгать или утаивать что-либо. Сейчас было совсем не время покрывать тайной историю её путешествия. Она была даже рада, что может наконец-то совершенно откровенно всё рассказать. Надоело притворяться и строить из себя простолюдинку. Она не думала, что ей поверят сразу: уж очень неправдоподобными были события текущего года. Мария и сама не верила в реальность происходящего. Только если слушающие её люди - чародеи, может действительно все эти чудеса - реальность?
  Рассказывая о своих злоключениях, Мария внимательно наблюдала за слушателями. Красавицу с косой звали Елена. Она была очень умна, только всё время и зачастую незаслуженно ставила в неловкое положение парня с книгой - Эдуарда. Он говорил правильными, полными предложениями и объяснял все свои суждения, как учитель в классе. Особенно недоверчивой по отношению к Марии была вторая девушка - Элизабет с огромными глазами-вишнями и шикарными каштановыми локонами. Её язычок - острое шило. Марии было обидно ощущать себя без вины виноватой, но она понимала, что горячность доказательств сейчас будет ей не на руку. Меньше других говорил Орландо, но слушали и слушались его все, даже Питер, чьё мнение Марии всегда казалось истиной в последней инстанции.
  Многое в разговоре окружающих было непонятно. Удивляться не приходилось. Хочется или нет признавать исключительность обстоятельств, но они имели место, и надо мириться с чародеями и чудесами. Изо всего Мария поняла следующее: она - Кочевница из древнего рода кочующих волшебников. Об этом говорила метка на предплечье - лосось - кочующая рыба. У волшебников-кочевников всегда есть такие метки: лососи, птицы, раскрывшие крылья, морды лошадей. Кочевники могут перемещаться во времени и пространстве, могут путешествовать по всем сущим мирам. Ими всегда движет потребность оказываться вовремя и в нужном месте: там, где необходимо их вмешательство.
  После всего, что пережила Мария, она была готова даже к превращению сидящих у кровати Сэма чародеев в крыс, сусликов или иных зверюшек, но осознать свою сверхъестественную колдовскую сущность было выше её сил. Этого просто не могло быть. Это ошибка, случайность. Подумаешь - лосось на предплечье. Древний род кочующих волшебников. Она едва сдержала себя от смеха, представив маму - строгую училку в очках с линзами, а в руках у неё волшебная палочка или жезл. Стоит она у доски и тычет этой самой палочкой в физическую карту Евразии, и Евразия оживает: горы растут на глазах, реки текут, травка зеленеет... Ученики в шоке, а мама злорадно скалит зубы и говорит: "Теперь, Сидоров, ты навечно запомнишь крайнюю северную точку Евразии". Сюжет для "Ералаша".
  Мария хихикнула, и все обернулись к ней. Неловкую паузу прервал Орландо:
  ― Мы больше не можем задерживаться. Завтра луна пойдёт на убыль, и придётся ждать следующего полнолуния. Ты, Мария, пойдёшь с нами.
  О чём говорил парень, Мария не поняла. Он резко изменил тему, но все, похоже, совсем не удивились. Какая разница, куда и с кем теперь идти? Завтра её всё равно здесь бы уже не было. Питер да и молодые люди пока не вызывали опасения. "Если они считают, что моё место рядом с ними, надо идти". Тем более что выбора у неё не было. Вряд ли слабая женщина смогла бы противостоять такому количеству молодых и по всему видать сильных людей.
  Питер зачем-то натягивал чулки на безжизненные ножки Сэмюеля, девушки поправляли одежды, Эдуард собирал в свою сумку какие-то вещицы со стола. Мария чувствовала себя лишней в этой компании: ей нечего было поправлять и собирать в дорогу. Она просто стояла у двери и ожидала остальных. Её взгляд блуждал по комнате. Очень хотелось взглянуть на Орландо: что делает он. Не получалось. Сделав усилие, Мария обернулась, их глаза встретились. Он наверняка знал, что всё, о чём поведала своим новым знакомым Кочевница, было правдой. Он видел это, он смотрел внутрь неё.
  ...Светлой лунной ночью на задний двор самого большого дома в Хайхилле вышла группа людей: трое мужчин и три женщины. Один из мужчин - самый высокий держал на руках худенького, но довольно большого ребёнка. Все двигались бесшумно, как тени. Ничто не нарушало звуковой гармонии сельской ночи. Только редкий собачий лай, квохтанье сонных кур на насесте да сказочные соловьиные трели в ивовых зарослях над рекой.
  Туда, в соловьиный рай, держали свой путь люди. Они сели в лодки на берегу и беззвучно орудуя шестами, переправились на другой берег. Его хорошо освещало ночное светило: тёмные, кое-где поросшие скудным, еще не до конца распустившимся кустарником, камни омывались водами реки. Подняться на берег не было никакой возможности. Мария знала, что там, где река делает крутой поворот на север, берег довольно пологий и по узкой тропинке можно выбраться наверх и оказаться на обширном плато у самого подножия Северных гор. Но её спутники и не собирались туда. Они, казалось, бесцельно плыли по течению реки, рассматривая освещённые луной камни.
  Сэм мирно спал на руках у отца, убаюканный лёгким покачиванием лодки и свежим весенним воздухом. Зачем было брать в ночное путешествие ребёнка? Мария не задавала вопросов, а остальных, похоже, это ничуть не интересовало. Тем временем на соседней лодке Мария заметила едва уловимое движение. Питер встал и, одной рукой поддерживая спящего мальчика, а другой ловко орудуя шестом, остановил лодку, причалил к берегу. На каменной довольно ровной стене можно было разглядеть металлическое кольцо наподобие того, что вешают на входную дверь.
  Эдуард, который первым заметил кольцо, протянул к нему руку и стукнул металлом о камень. Стена загудела и в каменном берегу образовалась расщелина, в которую и направили свои лодки путники. По-прежнему все молчали, а Марии хотелось говорить и говорить, спрашивать и спрашивать. Что это за пещера? Как это камни смогли расступиться? Какая сила заставила их сделать это? Сэм проснулся и уже сидел рядом с Марией, прижавшись к ней дрожащим от холода тельцем. Мария шёпотом, почти без голоса, одними губами спросила у мальчика:
  ― Ты не знаешь, куда это мы направляемся?
  ― К Огненным Вратам.
  ― Что это?
  ― Увидишь.
  ― Чш-ш-ш-ш, - Питер приложил к губам палец.
  Вскоре света совсем не стало. Кругом непроглядная тьма и тишина: только редкие всплески воды и стук собственного сердца. Мария немного подалась вперёд, стараясь увидеть хоть что-нибудь. Может эти чародеи, а вместе с ними и Питер уже исчезли куда-нибудь, испарились. И она одна в этой страшной пещере, посреди тёмной воды, в которой водятся чудовищные рыбы и не весть какие твари... Глупости, здесь Сэм, сопит и зевает. Ах!.. Что это с ней? Будто пелена спала с глаз. Она прекрасно видела в темноте. Как когда-то во сне кругом был тусклый свет, не имеющий источника: просто свечение в воздухе...
  ― Видишь? А ты не верила в свою магическую природу. В темноте могут видеть только маги. Питер и Сэм ничего не видят, а ты можешь, - сказала Елена. Она управляла соседней лодкой, а Эдуард сидел напротив и вглядывался в темноту. Казалось, что на глазах у него повязка. Он был маленьким и неуместным на фоне красавицы с царственной осанкой.
  ― Почему-то раньше я этого за собой не замечала.
  ― Раньше ты не знала о себе ничего. Если человек не знает, что от природы ему дано говорить, то и не заговорит. Хорошо, что об этом знают его родители.
  ― Но почему мои родители...
  ― Перестань болтать, Мэри. Лучше помоги найти факел. - Питер беспомощно шарил ладонями под ногами. Мария увидела на дне лодки факелы, подняла их и передала Питеру. Он взял один, зажал его коленями и стал высекать огонь из камня.
  Вскоре один факел был отдан Эдуарду, а другой держал Сэмюель и был счастлив, как только может быть счастлив ребёнок, держащий факел. Пещера становилась всё шире и шире. Теперь путники находились под Северными горами, может даже в самом сердце Северных гор. Наконец лодки очутились в широком тёмном озере, на дальнем берегу которого возвышались великолепные из чёрного металла ворота. В рельефе ворот угадывались очертания огромных людей. И когда путники почти причалили к берегу, Мария сумела разглядеть этих людей. То были всадники, которых много месяцев назад она встретила в лесу и которые всю зиму наблюдали за ней. Исполины стояли в полный рост, а рядом - их кони, взятые под уздцы. Человеку не под силу выковать такие ворота: высотой с девятиэтажный дом. Кто сумел изготовить их? "Огненные Врата", - вспомнила Мария и прошептала одними губами: "Огненные Врата...".
  Питер помог Марии покинуть лодку, вынес на берег и усадил Сэма, остальные вышли и закрепили свои лодки. Девушки расположились возле Сэмюеля. Эдуард и Питер тоже никуда не торопились. Мария подсела к остальным. Было жутко рядом с Огненными Вратами. И почему они огненные? Здесь холодно и сыро как в могиле. Только Орландо подошёл к самим воротам, он рассматривал их сантиметр за сантиметром, будто искал изъяны или трещины. Все ждали.
  Он обернулся и... Произошло всё довольно быстро. Он был там, у ворот, но в мгновение ока оказался рядом, приблизился, как земля приближается к падающему со скалы человеку. Словно мощным магнитом его притянуло к людям, сидящим у воды. Однако ни на кого это перемещение ни произвело впечатления. И Мария решила не выказывать своего удивления.
  ― Ещё раз, Эд. Для чего мы сюда пришли?
  ― Чтобы проверить, не нашёл ли Берингриф лазейку и не проник ли в кузницу другим путём, минуя Огненные Врата.
  ― Что даёт нам основание подозревать его в этом?
  ― Армия Берингрифа заметно возросла с тех пор, как твой отец сумел запечатать Огненные Врата в былую смуту. Но есть подозрение, что файрбонинги научились плодиться и без кузницы.
  ― Что нас может ожидать там, за Огненными Вратами, если Тёмный Лорд всё же сумел проникнуть внутрь?
  ― Смерть... Скорее всего.
  Воцарилась тишина. Лица присутствующих были сосредоточены.
  ― Ну, брось ты, Эд, - спустя некоторое время, подбадривая себя и всех, снисходительно произнесла Елена. - Разве может так просто погибнуть наследник великого Флориана, сопровождаемый своим верным и храбрым товарищем - Эдуардом Наимудрейшим. Нет, мы ещё повоюем. Кроме того, ты забыл - с нами Кочевница...
  ― Я ничего не понимаю! - наконец не выдержала Мария.
  
   ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"