Долина Даниэла: другие произведения.

Кочевница (Продолжение 3)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


  • Аннотация:
    Продолжение следует...

  Ключ
  
  
  ― Или делаешь вид, что не понимаешь. Правда? - отозвалась Элизабет.
  ― Потом, Лизи, - пресёк назревающий спор Орландо. - Теперь надо поторапливаться. Берингриф не должен заметить нашего присутствия. Питер, на постоялом дворе всё спокойно?
  Казалось, что Питер сейчас по мобильнику свяжется с Нэнси и спросит, не приходил ли Берингриф или его слуги. Но телефона у Питера не было. И как он сможет узнать, что происходит на постоялом дворе? Но Питер, помедлив несколько секунд, ответил:
  ― Всё в порядке, господин. - Питер очень часто называл Орландо господином, и Мария решила для себя, что тоже будет так называть его, если понадобится, конечно.
  Потом, спустя несколько недель жизни с магами и чародеями, Мария узнала, что почти каждый: не только волшебник, но и человек, может иметь тесную связь с каким-либо другим живым существом - кошкой, собакой или даже курицей, видеть его глазами, слышать его ушами, ощущать всё, что ощущает это животное. Для этого надо научиться перевоплощаться в своего собрата, найти самый короткий путь к нему, временно переселять свой дух в животного. Сразу ни у кого не получается, даже маститому колдуну нелегко. Надо вырастить своего питомца, любить и холить его, начать переживать его беды как свои. И только потом существо пустит тебя в свой мир, позволит пользоваться своими органами чувств, своим телом и даже сознанием, если оно есть, конечно.
  Такую же связь можно установить и с другим человеком, даже со многими. Однако с людьми проще договориться об услуге, но сложнее поддерживать связь. Человеческие взаимоотношения гораздо многограннее. Сегодняшний друг завтра может стать твоим врагом и подвести в самый неподходящий момент или обмануть твой слух, зрение и прочие ощущения.
  У Питера был кот - обычный трёхшерстный котяра: ленивый и прожорливый. Больше всего он любил греться на солнышке или у очага, а ещё выпрашивать еду. Питер часто кормил его прямо из рук. Даже Нэнси уважала мужниного любимца, заставляла Оливию всегда наполнять кошачью миску супом и никогда не прогонять его из кухни. "Этот здоровяк в своей прошлой жизни точно был важным господином. Каково это, господину стать простым котом, которого пинает всякий, кому не лень?" - жалела кота хозяйка.
  Сообщив всем, что на постоялом дворе спят, и никто не обнаружил его отсутствия, отсутствия Сэма и даже Марии, Питер подхватил как пушинку своего сына, и все направились к воротам.
  У ног одного из исполинов-всадников на Вратах была изображена змея - огромная гадина, обернувшаяся вокруг камня. Казалось, что она живая и спит с открытыми глазами. Все смотрели на змею и, почему-то, на Сэмюеля. Мария жадно ловила каждый взгляд, движение своих спутников. Ей не терпелось узнать, что откроется за Огненными Вратами.
  Слабая бледная ручка Сэма потянулась к змее. Марии захотелось остановить мальчишку: "Не трогай! Это опасно!", - такой живой и реальной казалась мерзкая спящая тварь. Но никто не собирался остановить Сэма, все затаили дыхание и отступили на шаг назад. Только Питер по-прежнему стоял возле самых ворот с мальчиком на руках. Сэмюель коснулся чёрного темени змеи.
  Она, нарушая все законы природы, приподняла голову и медленно стала разворачивать кольца своего жирного тела. Скрежет металла, гул и громовые раскаты где-то под самым сводом пещеры оглушили, заставили съёжиться, ощутить себя беспомощным кроликом перед гигантским удавом. Металл, казалось, начал дышать. Изнутри неведомая сила стала надувать его, мелкие трещинки побежали от змеиного темени во все стороны. Ещё мгновение - и ворота взорвутся! Но этого не произошло. В трещинах виднелась алая, как кровь, огненная магма...
  Кони на Вратах встали на дыбы, заржали, угрожая обрушить всю пещеру на тайных гостей, их хозяева, придерживая за уздцы, приклонили колени перед Сэмом и его отцом. В этом положении картинка замерла. Развернувшаяся и приподнявшая выше всадников свою голову змея, вставшие на дыбы кони и приклонившие колена всадники. В следующие минуты всё прекратилось: тишина воцарилась в пещере. После того шума, который только что наполнял пространство внутри горы, тишина оглушила. Огненные раны на Вратах зарубцевались в одно мгновение, только едкий дым лез в горло и мешал смотреть. Мария ничком лежала на земле, поджав ноги и обхватив голову руками. Она огляделась по сторонам.
  Орландо закрывал своим телом Элизабет, та надрывно кашляла. Эд, испуганно озираясь, крепко прижимал к груди белоснежную жемчужную головку Елены. Странно было видеть величие неприступной красавицы, всецело доверившееся нескладной сущности этого парнишки. Широко раскрытые глазищи Сэма, наполненные слезами от дыма, восторженно сияли. Только его не испугало происходящее. Питер с гордостью держал своего малыша и широко улыбаясь, казалось, говорил: "Смотрите: это он - мой сын! Это он наделал столько шума".
  Вдруг Огненные Врата медленно со скрежетом стали открываться: просто разъезжаться в стороны, обнаруживая узкий проход вовнутрь. Там не было ни огня, ни дыма, ни громовых ударов сказочного молота о чудесную наковальню - ничего, что, по мнению Марии, должно быть в кузнице.
  
  
  Кузница Тёмного Лорда
  
  
  Чем дальше Мария и её спутники углублялись внутрь кузницы, тем спокойнее чувствовала себя Мария. Ровным счётом ничего не происходило: шершавые каменистые стены, которые, казалось, уходили вверх до самой бесконечности, всё тот же тусклый свет, не имеющий источника: просто свечение в воздухе, всё те же молчаливые спутники. Только теперь они держались за руки. Орландо вёл за собой Элизабет, а Эдуард - Елену. И Елена стала как-то ниже ростом, слабее и беззащитнее.
  Теперь Мария поняла, почему следовало взять с собой Сэмюеля. Он - Ключ, Ключ от ворот в кузницу Берингрифа. Только, почему он - ребёнок? Ни Питер, ни Эдуард или Елена, а именно малыш Сэм. Какой страшной опасности в этом магическом мире подвергают детей! Чудовищно.
  Вдруг в этом довольно узком каменном тоннеле Мария ощутила себя одинокой и бесполезной - совсем как когда-то в прошлой жизни. Зачем всё-таки она здесь? Какая-то Кочевница. Кому она нужна? Этим двум парочкам впереди, похоже, вполне хватает друг друга. Питер как знамя своего рода несёт малыша и больше ничего не видит вокруг. Даже Сэму она теперь совсем безразлична. А что, если отстать, вернуться обратно? И не важно, что будет с ней потом: погибнет или доберётся до Хайхилла. Всё равно. Ей не привыкать: жила же она никчёмным растением раньше, будет жить и теперь. И почему она решила, что здесь ей надо выполнить какую-то миссию? Чушь...
  Вдруг все остановились, и Мария наткнулась на идущую впереди Элизабет. Та пренебрежительно фыркнула и посторонилась. Мария попыталась выглянуть из-за плеча Орландо. Впереди ничего не было. Питер и Эд вопрошающе смотрели на Орландо, тот - переглядывался с Еленой.
  ― Что-то шумит, - сболтнула Мария.
  ― Ты тоже слышишь? - спросила Елена.
  ― Да.
  ― И ты до сих пор не веришь, что ты - Кочевница?
  ― Я...
  ― Помолчите. Надо выбрать направление, - сказала Элизабет.
  Действительно, тоннель разделялся на три рукава. Мария чётко слышала, что шумит справа, но не решилась поделиться своими наблюдениями.
  ― Сюда, - Орландо повернул вправо.
  Похоже, что Питер ничего не слышал. Но почему Эд делал вид, что тоже не слышит, Мария не понимала? И ещё: он всё время держит в руках факел. Не видит, что ли? И тут Марию осенило. Да он не волшебник, он просто человек! В лодке, когда исчез лунный свет, он был как слепой котёнок. В этом мире всё так переплетено. Колдуны и люди. А может он наполовину волшебник? Он ведь тоже прикидывался невидимым на чердаке и в спальне Сэма.
  Идти пришлось довольно долго. ...И скучно. Шум усилился. Теперь его слышали и люди. Сэмюель, и так долго для десятилетнего мальчишки молчавший на руках у отца, донимал всех вопросами. Эдуард разъяснял ему всё как любознательному ученику. Елена немного освоилась и снова начала подтрунивать над Эдом. Мария ловила каждое слово.
  Оказывается, здесь в кузнице куётся небывалая магическая сила Берингрифа. Его предки вечно владели ею, пока в прошлую смуту кто-то не запечатал Огненные Врата, лишив Тёмного Лорда силы. Прадед Питера был назначен Хранителем Ключа, и каждый младший мужского пола в роду Питера становился Хранителем. Вот почему малютка Сэм вынужден нести столь опасное и ответственное бремя. Ключ от ворот - ладонь мальчика. И это великая тайна. Знают её избранные, и Берингриф не в их числе. Многое отдал бы Тёмный Лорд, чтобы найти ключи от Огненных Врат.
  "Вот засада, - подумала Мария. - Теперь и я посвящена в тайну Ключа. И что мне с этим делать? Теперь эта компания не выпустит меня из рук. Но могу ли я сама им всецело довериться?.. Их волнует сила Берингрифа, чума, пожары... А кого беспокоит моя судьба?"
  Воздух давно приобрёл запах гари и ядовитых испарений, но дышать пока удавалось. Шум стал таким, что приходилось повышать голос или даже кричать. Отчётливо слышался скрежет железа, шипение и какое-то мощное уханье, напоминающее звук машины, забивающей сваи, только усиленный в несколько раз. Что там - впереди? Может это ад на земле? Только нечеловеческих криков грешников не было слышно.
  Могла ли Мария представить, какая жуткая и мистическая картина откроется её взору через несколько минут? Впереди - алое свечение, временами недра с рёвом изрыгают столб безудержно рвущейся к вершине горы плазмы. Движением руки Орландо приказал всем прижаться к стене. Стали продвигаться медленно и боком. Все молчали, хотя вряд ли кто-нибудь мог услышать их голоса в таком грохоте. Факелы давно были погашены. Питер с головой укутал своего сына в плащ, и только любопытные и испуганные глаза сверкали в складках грубой ткани.
  Вскоре тоннель закончился. Люди были совсем близки к краю пропасти. Когда огненный столб устремлялся ввысь, прижимались к земле. Огонь увлекал за собой со дна огромные камни. Странно, но от этого огня не было жара, иначе все давно изжарились бы заживо. Орландо велел спутникам вернуться назад, взял с собой Эдуарда, и они, защищая головы плащами, перебежками между камнепадами, продвигались вперёд. У самого края пропасти, найдя укрытие за огромным камнем, выброшенным чудовищной силой из жерла кратера, молодые люди стали всматриваться в происходящее внизу. Они разговаривали, но голосов не было слышно. Эд размахивал руками и что-то пытался объяснить Орландо. Орландо так близко подошёл к краю пропасти, что у Марии перехватило дух. Она, наверное, закричала, но этого никто не услышал.
  Мэри так была поглощена зрелищем, что не сразу почувствовала, что кто-то трясёт её за плечо. Это Питер. Его лицо перекосило от страха. На руках не было Сэма, и Мария поняла - случилось непоправимое: мальчик в беде! Но она ошибалась: метрах в пяти от неё золотистым огоньком отливала пушистая головка Сэмюеля. С ним всё в порядке. Тогда что? Питер надрывно орал ей в ухо:
   ― Всадник Берингрифа на реке! Он обнаружил расщелину! Наверняка Тёмному Лорду уже известно, что кто-то покусился на Огненные Врата!
  ― Откуда ты знаешь?!
  ― Глупая женщина! Надо возвращаться, иначе все погибнем!
  Какая сила руководила Марией в тот момент, но только ноги сами понесли её к краю пропасти. Она бежала как по полю боя, где свистят пули, каждая из которых норовит попасть тебе в голову или сердце. Пуль не было, но то там то здесь падали камни, и она прикрывала голову руками. Очутившись рядом с Орландо и Эдуардом, Мария не сразу заговорила. Её глаза помимо воли устремились вглубь кратера.
  Внутри в огромном каменном котле бурлили алая как кровь жижа. Из неё выползали и лезли на стены, лязгая латами, всадники - близнецы тех, которые уже были знакомы Марии. Тысячи, сотни тысяч всадников! Прямо из стен котла, из чёрного камня сами собой появлялись их вороные гигантские кони. Всадники садились на своих коней... И... снова падали в огненное месиво, поднимая столб искрящейся огненной магмы. Их кони крошились, и камни - осколки коней увлекались столбом огня ввысь. Так рождалось и снова погибало огненное войско Тёмного Лорда. Ужас охватил всё естество слабой женщины. Что она делает здесь - в этом аду? Бежать, бежать, не разбирая дороги! Пусть погибнуть, только не здесь! Нет. Надо просто крепко зажмуриться. Это наверняка сон. Надо как бы уйти в себя, начать сон заново, чтобы выйти из...
  ― Сумасшедшая, что ты здесь делаешь?! - услышала она почему-то очень близкий даже какой-то родной голос. Она ничего не могла ответить. Её лицо, наверное, было глупым и одновременно смешным, выказывая животный отвратительный страх. - Да не бойся ты, они не опасны. Берингриф не смог открыть ворота.
  ― Зато теперь сможет! - проорала Мэри. - Питер сказал, что всадники увидели расщелину на берегу и всё сообщили Берингрифу. Он... или они скоро будут здесь.
  Орландо больше ничего не говорил.
  Эд уже мчался прочь от края пропасти, бежал так быстро, как бегают только бегуны на короткие дистанции. Схватив за руку Елену, он скрылся из виду. Орландо вырвал Марию из укрытия как опытный хирург зуб из насиженного места, увлёк её за собой. Элизабет нигде не было. Во всяком случае, Мария её не заметила. По пути Орландо подхватил Сэма. Тот беспомощно повис у него на руке.
  ― Пробирайся к Вратам! Если Врата будут закрыты, жди - либо мы, либо смерть придёт за тобо-о-о-й!!! - крикнул Орландо на ходу Питеру.
  В следующее мгновенье всё понеслось с невероятной скоростью мимо и сквозь Марию. В ушах свистело, звенело и визжало. Тело сплющивалось и вытягивалось. Где-то кричал Сэмюель. Сэмюель или она сама. Всё говорило о том, что теперь Мария в иной реальности, а может уже и за пределами неё. Только что-то, и она не могла пока понять - что, продолжало удерживать её в этой жизни. Это рука! Он держит её за руку: крепко, будто приклеился.
  ...Мягкое столкновение с упругим слоем уплотнившегося воздуха, какая-то слабость: просто бессилие и усталость во всех членах. Она сидит на берегу озера в пещере перед воротами. Сэм плачет и зовёт отца, девушки успокаивают мальчика и обещают, что они встретятся с Питером дома. Сэмюеля невозможно обмануть.
  Она подползла к ним на четвереньках и, едва шевеля пересохшими губами, сказала:
  ― Если ты сейчас не закроешь ворота, погибнут все. Сделай это, и у твоего отца будет шанс.
  Сэм перестал плакать. Все замолчали и ждали. Но ждать было некогда. Орландо взял мальчика на руки и пошёл к Вратам...
  Огненные Врата удалось закрыть.
  Одна маленькая беспомощная детская ручка и огромная чудовищная смертельная сила. В этой ладошке как в заточении заключена и запечатана мощь древнего колдовского рода Тёмного Лорда. Великая мудрость или беспредельная глупость устроила это заточение. Время покажет, кто выйдет победителем в шахматной партии, разыгрываемой силами зла и силами, удерживающими этот мистический мир в зыбком, но таком необходимом равновесии.
  
  
  "Тайна должна быть раскрыта!"
  
  
  Питера удалось освободить из ловушки в ту же ночь. До следующего полнолуния он бы не дожил, а кольцо на скалистом берегу реки являлось только полной луне.
  Для рождённых огнём всадников Берингрифа вода была серьёзным препятствием. И все, кроме Орландо и Сэмюеля, успели выбраться наружу. Питер, выбиваясь из последних сил, вернулся к воротам и затаился за ними в ожидании помощи.
  Когда Мария и её спутники выходили на берег у Хайхилла, глухой стук о плотную землю коснулся их ушей. Мимо них проскакали гигантские всадники на вороных конях, сверкающие тёмным металлом своих доспехов и оружия. Целая дюжина! Воздух вокруг стал густым и плотным, звуки увязли в нём. Стук копыт, скрежет железа, лошадиный сап и ещё какой-то странный, будто колокольный, гул вползли в уши, заполонили череп, пытаясь разорвать его изнутри... Только теперь всадники не заметили Марию. Ни Марию, ни кого-либо ещё. И девушки, и Эд были невидимы для этих чудовищ. Мария тоже была невидима. Как говорила Елена, теперь она знает о себе многое и поэтому может видеть в темноте, быстро перемещаться на большие расстояния и становиться незаметной.
  Магия помогла и Орландо скрыть от огненных чудовищ себя, мальчугана и лодку. Постояв у закрытого входа в лоно, породившее их, файрбонинги обшарили испепеляющими очами всю пещеру, но, не обнаружив видимой жизни, вернулись к реке.
  Сэм опять открыл Врата, освободив Питера, запечатал их вновь и едва живой упокоился на руках отца...
  ...Лорд Берингриф, чьё лицо стало ещё темнее, а в глазах ещё ярче горели алые искры леденящего пламени, смотрел в чашу - каменный цветок, сквозь лепестки которого, огибая красивые руки тёмного человека на пол медленно сползали алые клубы дыма. Они были ледяными и замерзали, касаясь пола. Внутри чаши сквозь языки холодного пламени возникали и исчезали образы.
  Вот полная рыжеволосая женщина растирает в ступке какую-то сухую кору. Вот удивительно похожий на неё парень склонился над бледным худеньким личиком больного мальчугана, утонувшего в пуховой перине. Вот невысокая ширококостая крестьянка хлопочет у его кровати. Когда она остаётся одна, то становится на колени и, обращаясь к кому-то невидимому в углу комнаты, беззвучно шевелит губами и поминутно пальцами правой руки, собранными в щепоть, касается своего лба, живота и плеч.
  Надо было видеть её лицо, скуластое и обветренное, но такое горестное и умоляющее, что только слепой мог бы не внять его разрывающей сердце скорби. По бледным щекам текли слёзы, губы дрожали, и всё чаще и чаще взлетала рука, осеняющая неведомым Берингрифу знаком поникшее тело женщины. Но в чёрных как уголь глазах, огромных и пронзительных, была надежда. И никакая сила не могла лишить их надежды.
  ...Берингриф размышлял. Лохматый волк сидел у трона хозяина. Гробовая тишина царила в огромном зале. Кто сумел открыть Огненные Врата? Кто владеет Ключом? Тёмный Лорд был уверен, что проникнуть внутрь кузницы теперь не суждено никому. Пришлось производить воинов другим способом. Это было трудно и долго. Да и получались всадники не такими сильными и безжалостными, как рождённые огнём.
  Причастна ли к проникновению в кузницу Кочевница? Не похоже. День за днём она проводит на постоялом дворе в Хайхилле. И что удерживает её там? Невыносимее всего для Кочевницы сидеть на месте. Значит, есть причина столь долгого её пребывания в доме Питера. Неужели привязанность к мальчишке?
  "Эта женщина давно готова стать матерью, ей только следует найти подходящего отца своему ребёнку..." - так думал Тёмный Лорд, вновь вглядываясь в туманную гладь на дне каменного цветка.
  Мария прижала губы к горячему виску Сэма... Ледяное пламя из чаши почти коснулось виска Берингрифа, каменное лицо дрогнуло, внутри вспыхнул огонь, и по горячей спине господина покатилась капелька холодного пота.
  Лорд Берингриф никогда не звал к себе слуг. Они сами знали, когда хозяин хотел видеть их. Вот и сейчас из вдруг определившейся ниши в стене вошёл, наполнив зал гулом и дурным запахом ядовитых огненных испарений, великан Хэбиткилл. Полыхающие алым огнём глазницы боялись смотреть прямо на господина.
  ― Ты узнал, кто входил в кузницу моих предков?
  ― Нет, мой господин.
  ― Что помешало тебе?
  ― Вода, мой господин. Вода в этой реке и в озере пещеры особенно губительна для вашего войска, мой господин.
  Тёмный Лорд всегда тяготился непрозорливостью ума своих слуг. Они были верны и иногда догадливы, но советоваться с кем-либо из них не имело смысла. Берингриф привык советоваться только с собой и ещё со всевидящим оком своей колдовской чаши, что являло своему владельцу разное: и бесполезное, и важное, и известное всем и каждому, и тайное. "Сейчас ты мне покажешь место, где хранится Ключ от Врат. Только это место и более ничего. Яви мне его!" - руки Берингрифа вцепились в края каменного цветка как хищные лапы грифона, каменное лицо приблизилось к мутноватой глади на дне чаши. ...Тесная комната постоялого двора, белоснежная пастель, на ней мальчик, рядом Мария и Питер...
  ― Пусть твои сыновья обыщут весь Хайхилл. Ключ от Огненных Врат здесь. И он рядом с Кочевницей, скорее всего на постоялом дворе. Тайна должна быть раскрыта!
  
   ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"