Долина Даниэла: другие произведения.

Кочевница (Продолжение 5)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


  • Аннотация:
    Вы ещё не читали эту сказку? Тогда - в путь! С Кочевницей вы не узнаете, что такое усталость! Продолжение следует...

  Начало пути
  
  
  Стоит ли говорить, что волшебники оказались в лесу гораздо раньше Марии. Но она сделала вид, что не замечает их. Ведь может же маг не позволять другим видеть себя? Значит, может в исключительных случаях не позволить другим быть видимыми. Сейчас Мария вообще не хотела кого-либо лицезреть, в том числе и тех, кто, утирая слёзы, махал ей вслед. Ей до безумия хотелось вернуться обратно, нет, ни в Хайхилл, а домой, где её никто не ждал, где телевизор и Интернет, где Фотошоп и тетрадка со стихами. И чтобы никто не звонил по телефону. Пусть время повернётся вспять. Интересно, а могут кочевники не по внутреннему глупому совету делать что-либо, а сами осознанно действовать - по уму, а не сердцу?
  Широко шагая, перекинув через плечо котомку с уже известным набором вещей, Мария шла, не разбирая дороги. Опомнилась не скоро и осмотрелась по сторонам. Она была уверена, что давно одна бредёт по лесу.
  Всё оказалось совсем не так. Она не брела, а просто неслась как ракета, сметая всё на своём пути. Ветки хлестали по лицу и изодрали его в кровь. Крепкая юбка Нэнси, которую спешно подгоняли вчера по фигуре Марии, превратилась в тряпку. И в лесу Мария была не одна. Её спутники были здесь же, смотрели на неё дикими глазами и, едва дыша, утирали пот с раскрасневшихся лиц.
  ― Ну, и сколько будет продолжаться эта гонка? Может пора сделать привал? Вечер скоро, - захлёбываясь произнесла Элизабет.
  ― Вечер?
  ― Да, мадам. Вы нас загнали.
  ― Не знаю...
  ― Что - не знаю? А куда идёшь-то хоть, знаешь?
  ― Нет.
  ― Как и предполагалось, с курса мы не сбились, даже совсем не отклонились от него. - Эдуард достал из своей сумки какое-то подобие карты и компаса и внимательно их изучал, поглядывая на небо, деревья вокруг, что-то сверяя и бормоча себе под нос.
  ― Скоро начнётся Форест Феори. Там и заночуем. Под наблюдением лесных фей нам ничего не грозит, - сказал Орландо, и никто не стал возражать, все продолжили путь.
  ― С ума сойти! Это сколько же мы отмахали за день? - удивилась Лизи.
  Орландо, улыбаясь, обнял её за плечи, что-то шепнул на ушко и нежно поцеловал. Элизабет засмеялась и тоже в полголоса стала что-то говорить возлюбленному. Так в обнимку они и прошли остаток пути, отстав ото всех и рискуя заблудиться в лесу. Елена снисходительно улыбалась и закатывала глаза, посматривая на Эдуарда. Тот тоже усмехался. Чтобы не чувствовать себя абсолютно лишней на этом празднике жизни, Мария решила начать разговор:
  ― Послушай, Эд, вот ты не маг, а тоже можешь делать всякие штуки. Как это?
  ― Очень просто. Магам их способности даны от рождения, надо только научиться ими управлять. А люди научаются колдовать с помощью магических знаний, их передают из поколения в поколение, записывают в магические книги, а потом применяют на практике. Я занимаюсь магией чуть ли не с рождения. В моей семье все занимались магией. Вот эту книгу, - парень потряс своей внушительной котомкой, - начал составлять ещё прадед моего прадеда, представляешь? В ней - всё. Такие секреты и заклинания, какие не известны даже Орландо. Ещё сэр Флориан обращался к моим предкам за советом. Теперь вот я с Орландо. Ну... мы вместе. Понимаешь?
  ― Эдуард Наимудрейший, - с насмешкой картинно произнесла Елена. Правда, на этом весь её сарказм закончился. Она просто захлёбывалась воздухом и то приподнимала свои юбки, чтобы не запутаться в них, то поправляла выбившиеся из косы локоны.
  Эдуард тоже едва поспевал за Марией, запыхался и не мог долго говорить, а Марии было интересно. Она сбавила шаг и снова начала расспросы:
  ― Но если все мы можем перемещаться в пространстве без особого труда и очень быстро, что бы нам не махануть сразу через всю страну на этот ваш Юг?
  ― В Рив.
  ― Куда?
  ― В Рив. Мы идём в Рив. Это столица Юга. Там полно чародеев и простых людей, которые занимаются магией, астрологией, магическими науками. Там здорово. Тебе понравится... А насчёт перемещаться без особого труда - это ты не права. Любое магическое действие отбирает много сил и у человека, и у мага. Поэтому приходится выбирать. Да и перемещение на слишком большое расстояние практически невозможно. Максимум километров сто - сто десять. Ничего, с тобой мы быстро доберёмся.
  ― Не поняла.
  ― Что не поняла?
  ― При чём здесь я?
  ― Кочевница никогда не сбивается с пути, умеет задать нужный ритм движения. И, вообще, рядом с Кочевницей у всякого прибавляются силы, ну... быстрее все двигаются и не устают. Понимаешь?
  ― Здорово. А ты уверен?
  ― В чём?
  ― Что, это действительно так?
  ― Абсолютно.
  Некоторое время Мария переваривала сказанное. Но вопросы множились в её голове в геометрической прогрессии:
  ― А почему мы всё-таки идём пешком? Можно же ехать. На лошадях, например.
  ― Не здесь. Берингриф контролирует всю округу, и всадники всегда более заметны, чем пешие. Возьмём лошадей в Оттеле. Как ты думаешь, Орландо? - по привычке решил посоветоваться с приятелем Эд.
  Так и не услышав ответа, немного помолчав, Мария остановилась и сказала:
  ― Это несправедливо.
  ― Что несправедливо?
  ― Кому-то дана магия от рождения, а кто-то должен всю жизнь что-то изучать, тренироваться.
  ― Тренировки, кстати, и потомственным магам очень полезны. Только я не в обиде. Это не интересно: протянул руку и сорвал ветку, не прикасаясь к ней. - Эдуард в точности повторил, как сказал: протянул руку, и ветка сама хрустнула и упала. - А ты попробуй ощутить это каждой клеточкой... - Он замедлил шаг и совсем остановился. - Протягиваешь руку и буквально ощущаешь, как она удлиняется, проистекает из твоего тела. - Глазам изумлённой Марии явился плавно увеличивающийся фантом - облако наподобие длинного безобразного щупальца. - Потом нащупываешь нужный предмет. Вот веточка, колючая, тонкая, хрупкая. - Щупальце трогало ветку, гладило её. - Ну и: хрясь! Дело сделано. - Фантом вернулся в тело Эда, а ветка оказалась в его руке. Он протянул веточку Марии. Та взяла и брезгливо отбросила, как змею. Сама отпрянула и спрятала руки за спину.
  ― Циркач, - укоризненно произнесла Елена. Орландо с Элизабет, успевшие догнать впереди идущих, аплодировали, изображая восторг, а Эд раскланивался на все стороны как артист:
  ― Я года два учился это делать, а у тебя сразу получится - попробуй.
  ― Как-нибудь в другой раз...
  
  
  Форест Феори
  
  
  Очень скоро путники оказались в лесу, который все называли Форест Феори - лес фей. Он мало, чем отличался от обычного леса. Разве что чуть постарше и погуще, а так - обыкновенный лиственный лес.
  Елена рассказала, что в этом лесу живут лесные феи - магические существа, очень похожие на людей. Только... Когда Елена начала рассказывать о феях, молодые люди не переставали перебрасываться шутками, подтрунивали над своими подружками, надо сказать, не без причины. А вообще с этими чародеями было не скучно, даже забавно. Столько нового узнавала Мария. И молодой задор, какая-то особенная жизнерадостность передавались ей самой. Она действительно почти не чувствовала разницы в возрасте и подальше прятала мысль о том, что, наверное смешна и неуместна в своей инфантильности перед молодыми волшебниками.
  Лесные феи бывают только женского пола. Они обладают мощной магической силой - чаруют, заморачивают, одурманивают, заводят в чащу на смерть, если человек со злом пришёл в лес. Любовь феи - райское наслаждение, никто из мужчин не устоит перед лесной красавицей. Стать возлюбленным феи и сладко, и страшно. Особенно страшно, если мужчина уже любит кого-то. Он забывает любимую и верен всю жизнь только своей новой возлюбленной. Хуже всего то, что жить с феей в лесу человек не может, поэтому остаётся жить дома, иногда даже с женой, но до конца дней чахнет и тоскует по лесной фее. И феи даже рожают детей от мужчин, только девочек - таких же лесных чаровниц, как и они сами.
  Для Орландо и Эдуарда лесные феи были не опасны. Этот лесной народ давно дружил с добропорядочными жителями южной столицы. В былую смуту многие леса пострадали от пожаров, без разбору чинимых файрбонингами. А сэр Флориан укротил огненную прыть всадников Берингрифа и спас от гибели заповедные леса. Теперь слуг Тёмного Лорда не так много шастает по лесам, и они не надолго выползают из своего надёжного убежища - Северных гор. Правда, последнее время случались пожары в Оттеле, Ремене и Раволсе. Горели не только поселения, но и близлежащие лесные массивы. И это только сплотило лесных жителей и южан против бандитов Лорда Берингрифа.
  Устраиваясь на ночлег, договорились, что мужчины будут по очереди не спать всю ночь. Это снова было обыграно шуточками о лесных красавицах. Потом Елена совершенно серьёзно сказала, что шутки о лесных феях в Форест Феори совершенно неуместны. Здесь всюду могут быть уши, а дежурить будут все, не только мужчины. И это было довольно здраво. Мария согласилась со всем сказанным, как и Лизи.
  Первым не спал Орландо. Он не спал, и Мария тоже. Не то, чтобы условия были неудобными: твёрдая земля, прохладный воздух, насекомые, а просто стеснялась она спать, когда такой красавец сидит неподалёку и посматривает на тебя своими глазищами. Только усталость всё же взяла своё, сон подкрался незаметно и овладел всецело. Мария спала и видела сначала маму, потом институт и своих студентов, потом Сэма... Бедный малыш... Кто ему расскажет сказку на ночь? Питер? Он тоже знает сказки. Вот Сэм больной, в пастели. У него жар: горят ручки и ножки, полыхают щёки. И пастель, и половицы, и всё в комнате горит адским огнём. И Питер! Нет, у Питера не температура, на нём одежда горит, волосы! Его уже не видно: только огненные очертания большого пылающего человека. "Питер! Пите-е-ер!
  Пите-е-е-е-ер!"
  Пожар? Лес горит? Нет. Темно, и лёгкое свечение вокруг. Она сидит, а перед ней на коленях - Орландо:
  ― Что случилось?
  ― Питер сгорел.
  ― Как сгорел?
  ― Просто воспламенился и сгорел. Он умер, его больше нет!
  ― Ну что ты говоришь? Это дурной сон. Питера здесь нет, и пожара тоже. Успокойся. Спи. Ты и так долго не могла уснуть, только задремала. Просто тебе тяжело было прощаться со всеми там в Хайхилле. Правда? - он вынул из её рук соломенную куклу и положил в сумку, что заменяла Марии подушку.
  ― Да.
  ― Это пройдёт. Кроме того, мы наверняка когда-нибудь туда вернёмся. Сэм подрастет, будет рад тебе.
  ― Не будет. Он вообще теперь никогда не бывает рад. Жестоко с ним поступили. Правда?
  ― Наверное... Только иначе нельзя... Только такая беззаветная и безгрешная любовь и преданность, что живёт в сердце ребёнка, может сдерживать зло, стремящееся расползтись как проказа по всему миру.
  ― Вот так?
  ― Да, так.
  ― А как же Питер?
  ― С ним всё в порядке. Воркует со своей толстухой Нэнси в тёплой постельке. А мы тут на земле мёрзнем.
  Он снял свой плащ и укрыл им Марию. Может это наркоз, только Мария заснула сразу же, как только вдохнула в себя аромат его походной одежды...
  ...Она проснулась от холода и какой-то возни всюду. Уже светало. Кругом ничего и никого не было, кроме леса и спящих волшебников. Только у дерева сидел Эд. Мария поняла, что ребята всё-таки сделали, что задумали - не стали будить девушек, пожалели, сами просидели всю ночь настороже. Он смотрел в небо широко открытыми глазами. На небе ни звёздочки. Что он там видит? А может, он умер? Убит? Мария видела в кино, как человека убивают, и он каменеет с открытыми глазами. Толкни, и труп упадёт...
  ― Э-эд...
  ― Что?
  ― Ты ничего не слышишь?
  ― А что я должен слышать?
  ― Возня какая-то и рычание, что ли?
  ― Странно. Я ничего не слышу. Но тебе виднее. На всякий случай разбужу Орландо.
  Орландо тоже слышал возню. Он встал в полный рост и почему-то показался выше, чем обычно, окинул взглядом округу. Как молния рассёк его острый взор всё, что попалось на пути.
  ― Доброе утро, дамы. Придержите своих махайродов, они могут испугать моих спутниц.
  ― С кем? С кем он разговаривает? - все уже проснулись и растерянно осматривались по сторонам.
  Из кустов, сбивая утреннюю росу, медленно и мягко ступая гигантскими когтистыми лапами, вышли косматые бурые чудовища ростом с лошадей. Их было, по меньшей мере, пятеро или шестеро. Они окружали людей с тихим рыком, похожим на урчание. Из огромных слегка приоткрытых пастей до самой земли опускались жёлтые клыки. "Да это же саблезубые тигры - махайроды", - вспомнила Мария. Она читала о таких и даже видела окаменелые останки не очень большой особи в зоологическом музее. Она тогда и подумать не могла, что найдёт свой конец в пасти этого чудовища.
  Почему никто не убегает? Пора перемещаться! Но все встали крỳгом, лицом наружу и сосредоточенно всматриваются в просветы между деревьями, сквозь которые уже скользили первые солнечные лучи.
  Вдруг словно из воздуха над уродливыми зверюгами появились парящие над землёй, казалось, сотканные из тончайшей шёлковой материи, существа. Это были потрясающей красоты и изящества женщины. Только сейчас Мария заметила, что все махайроды держатся ими на поводках. Было похоже, что это звери ведут за собой воздушных красавиц, а не наоборот. Как будто бледно-салатовые шарфики привязаны к ошейникам лохматых чудовищ. Бледно-салатовыми были шелковистые струящиеся одежды лесных фей, рельефно облачающие их кукольные фигурки. И прекрасные восточного типа лица женщин, и миниатюрные ручки, едва придерживающие поводки, и даже изящные босые ступни, приоткрытые чуть выше щиколотки, не касающиеся земли, были бледными, отливали едва уловимым перламутром. Но самым невероятным в их облике были волосы. Длинные слегка волнистые пряди цвета древесной коры не падали на худенькие плечи, а парили, как и носители этих волос, против всех законов гравитации, в воздухе. Лесные феи плыли в воздушной толще как в толще воды, очаровывали красотой и загадочностью, излучали покой и умиротворение. Мария на время даже забыла об их грозных стражах, что продолжали выжидающе урчать, слегка позёвывая и демонстрируя мощь саблезубого оружия.
  ― Лесные сёстры счастливы приютить тебя - сын Флориана и твоих спутников в своём зелёном доме. - По мнению Марии именно так должна была звучать речь сладкоголосых сирен.
  ― Благодарю тебя, прекрасная Виола. - Орландо с такой галантностью приклонил колено перед обратившейся к нему феей, что дал бы сто очков вперёд самому отпетому ловеласу. И что за человек этот Орландо? Он не переставал удивлять Марию каждым своим поступком. Никогда нельзя было сказать наверняка, что собирается сделать или произнести он. И если Эдуарда, Елену или Элизабет можно было просчитать на много ходов вперёд, то Орландо был непредсказуем всегда. Сколько ещё граней своего ума и сердца откроет ей этот потомок великого Флориана?
  ― Как невероятно похож ты на своего отца. Тот же профиль и те же повадки, жесты, даже походка.
  ― Надеюсь, из перечисленного тобой ничто не раздражает тебя, сестра.
  ― Ха! Ха-ха-ха! - зазвенело над поляной. - Раздражает... Сестра... Ха-ха-ха-ха! Нам нужно поговорить, милый Орландо. И пусть никто из претендующих на него женщин не опасается, - это было обращено к стоящим рядом с Орландо дамам. - Вам придётся делить его только между собой. Моё сердце уже давно не свободно.
  Виола подала невесомую руку Орландо. Он ловко вскочил на загривок махайрода, и они углубились в лес, сопровождаемые величественным эскортом из прекрасных фей и чудовищных зверей.
  Остальные в растерянности оставались на месте. Долго молчали. Наконец Эд набрался смелости и произнёс:
  ― Для беспокойства нет повода. Во всяком случае, пока.
  ― Интересно, о чём они там говорят? Как ты думаешь, Елена? - с тревогой в голосе произнесла Лизи. Елена только пожала плечами. Элизабет с какой-то детской наивной надеждой взглянула на Марию.
  ― Может феи хотят заключить союз с южанами, чтобы снова противостоять файрбонингам? - слова Марии прозвучали довольно убедительно. Даже Эд согласился, что это предположение самое здравое. В самом то деле, не совращать же его утащила эта сестра Виола?
  Вскоре Орландо вернулся на поляну. Вид у него был потрясённый. Элизабет пыталась заглянуть любимому в глаза и прочитать, не охладело ли к ней сердце милого, не поселилась ли в нём лесная чаровница - Виола. Опасения Элизабет были напрасны. Сегодня Виола не пленяла молодца сладкими любовными речами. Сегодня другие заботы наполнили помыслы красавиц: этой ночью слуги Берингрифа сожгли постоялый двор в Хайхилле и на многие сотни километров лес вокруг селения.
  
  
  Тайна не раскрыта
  
  
  Этим вечером впервые за много вечеров в комнате Сэмюеля не появилась уставшая и, как всегда, опрятная к вечеру Мария. Он вспоминал её тихий голос и добрые глаза, вспоминал волосы какого-то необычного для здешних мест цвета. Цвет этот назывался русый, и многие женщины в тех краях, откуда пришла Мария, имели такие же русые косы. Она собирала их на затылке, и выбивающиеся пряди изящно спадали на скулы, шею и плечи.
  Сэм думал о том, как уходила Мария. Она не хотела покидать Хайхилл, но больше не могла сидеть на месте. Освещая стену у кровати огоньком свечи, мальчик рисовал грубоватые, но такие милые черты Мэри.
  Внизу ещё слышались пьяные голоса, на улице надрывно лаяла, а потом завыла собака. И ничто: ни грозный окрик Нэнси, ни палка Роланда, загнавшая её в будку, не могли унять взбесившуюся псину.
  Вдруг дверь в комнату распахнулась, на пороге стоял Питер. Вид у него был испуганный и растерянный. Он стал собирать, бегая по комнате, какие-то вещи. Потом остановился, словно час пробил, и торопиться уже некуда, и тихонько опустился на краешек кровати.
  ― Что?
  ― Они здесь.
  ― Кто?
  ― Всадники.
  ― Где - здесь? В нашем лесу?
  ― Нет, сынок. В нашем доме.
  ― Не может быть. Они ни разу не...
  ― Послушай, Сэм. Я не знаю, что заставило их прийти сюда. Но Берингриф теперь знает наверняка, что Огненные Врата открывались. Он станет искать Ключ. Ради всего святого, ты не должен ни при каких обстоятельствах раскрывать Тайну Ключа. Даже если...
  Сэмюель только теперь заметил, что во всём доме и на улице воцарилась гробовая тишина. Потом он ощутил знакомое: воздух вокруг стал густым и плотным, звуки увязли в нём.
  ― Надо спуститься вниз. Мы не сумеем скрыться от слуг Тёмного Лорда, - сказал Питер. В его словах слышалась безысходность.
  ― Нет, папа. Окно...
  ― Они сожгут дом. Внизу Нэнси и Рол. Мы постараемся их обмануть. Кочевник учил, что файрбонинги глупы, без Берингрифа они - ничто. Тёмного Лорда с ними нет, поэтому...
  ― А если он связан с кем-нибудь из всадников, как ты связан с котом?
  ― Почему молчит Нэнси? Она не может молчать. Наша мама ведь никогда не молчит. Что с ней?! - Питер бросился вниз.
  Там, в душном зале для посетителей были они. Если бы глаза Питера не искали знакомые фигуры жены и сына, то заметить их на фоне двух чудовищных металлических гигантов было бы невозможно. Нэнси, поверженная наземь, сидела неестественно широко расставив ноги. Прижавшись к её груди, как беспомощный младенец дрожал всем телом Роланд. В его глазах стояли слёзы, а Нэнси беззвучно шевелила губами и тихохонько охала, как подбитая меткой стрелой охотника птица. Что, что должен сделать мужчина, чтобы защитить от вероломства дом и семью? Если бы сюда ворвались люди: разбойники или грабители, Питер знал бы, как поступить. Да и вряд ли кто-то осмелился бы потревожить покой его - Питера семьи. Его уважали и побаивались в округе. Он был могучим и сильным человеком.
  Сейчас, как жалкая букашка, он силился выдавить из себя хоть слово. Он знал, что один только взгляд файрбонинга уничтожит его и испепелит весь дом.
  ― Что желают господа? - удалось промямлить дежурную фразу.
  ― Великий Лорд Берингриф шлёт тебе привет, Питер из Хайхилла, и спрашивает, не прячешь ли ты в своём доме то, что принадлежит хозяину?
  ― Нет. Здесь только то, что принадлежит мне.
  ― А знаешь ли ты, презренный человечишка, что всё на сотни тысяч миль вокруг принадлежит древнему роду хозяина?
  ― Да. Наверное.
  ― Нам нужна комната твоего младшего сына, он сам и твоя служанка - Мэри.
  ― Сын. Какой сын? А Мария, Мария... Она ушла.
  ― Куда?!! - голос Хэбиткилла взорвал воздух вокруг. Посыпалась штукатурка. Нэнси забилась в безмолвной конвульсии, закатила глаза и потеряла сознание. Рол плакал навзрыд и всё крепче прижимался к недвижимому телу матери.
  ― Послушайте, послушайте, господа. Она, она вернулась в Оттел. Она оттуда родом. Из Оттела. Она вернулась домой. Если вы пришли за ней, то опоздали.
  ― Конечно. Кочевница очень быстро путешествует.
  ― Ну да, она крепкая женщина... - Питер пробирался к Нэнси. Любимая Нэнси - вот, что сейчас беспокоило его больше всего.
  ― Если она унесла Ключ, то можешь прощаться со своей коровой и этим слюнтяем. Я не люблю проигрывать. Где сосунок?!
  ― Он давно спит. Он не может ходить. От рождения. Калека.
  ― Пусть его и тебя это больше не беспокоит. Я избавлю его от мучений. С кого начать, Питер? Какие дрова будут гореть жарче? Люблю растягивать удовольствие: сначала я прикончу трусишку. Мне надоели его мерзкие сопли. Потом я растоплю жир твоей беременной коровы. Что Питер, я не ошибся? Баба на сносях? Ну а на десерт - любимчик твой и твоей... служанки. Подумать только, Питер, ты заставил мыть горшки саму Кочевницу! За какие твои достоинства она так покорилась тебе. Может, и её ты обрюхател? Ха. Ха-ха-ха. Сынок, прикончи парня!
  Другое чудовище, не произнесшее ни слова, со скрежетом поворотило голову в сторону Нэнси и Роланда. Рол заметался, как раненый зверь. Бросился ползком за стойку. Всадник направил горящие очи туда, где прятался Рол. Питер рванул с места и стал на пути у убийцы. В секунду вспыхнула одежда и волосы, холодное, но смертельное пламя охватило всё его тело. Огонь закрутился в воздухе и исчез... Облако пепла медленно опускалось на земляной пол.
  ― Папа-а-а-а-а! - пронзительный детский крик заставил Нэнси очнуться. Она не знала, что секунду назад стала вдовой. Но потерять детей не могла. Из последних сил женщина встала и направилась к Сэмюелю, который замер в дверном проёме с открытым ртом, сидя прямо на полу, неловко подвернув под себя непослушные ноги. Роланд опередил мать. Парень схватил брата под мышки, запрокинул на плечо, вцепился в гриву растрёпанных материнских волос и вытащил всех на улицу. У забора, едва дыша, стояла Оливия в одной рубашке.
  ― Где отец? - спросила Нэнси.
  ― Мама, он велел бежать!
  ― Где?!
  ― Уже в лесу.
  Нэнси, Оливия и Роланд, который крепко прижимал к себе брата, неслись в сторону леса. Потрясённые необычным исходом убийства, всадники не сразу оправились. Им понадобилось время, чтобы принять решение, в ярости спалить постоялый двор и броситься в погоню. Всю ночь их жуткие кони, раздувая ноздри и истирая копытами головешки сожженного леса, носились в поисках беглецов. Хэбиткилл и его сынок уничтожили весь лес в округе, испепелили уйму зверья и птиц, но так и не нашли вдову и её детей. Нэнси очень хорошо знала лес и смогла найти укрытие в старой землянке, где, по словам её прабабки - знаменитой в округе знахарки, когда-то жил отшельником пришлый старец. Здесь ей поведали страшную правду о Питере, и ещё много долгих и безликих дней жена оплакивала мужа, чей прах развеял ветер, а душа отправилась в долгое и одинокое странствие.
  
   ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"