sunra1se: другие произведения.

Атлас Богов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    По неволе, трое ребят вскроют "ящик Пандоры" с неприятным сюрпризом в виде древнего существа, миллионы лет мечтавшего вырваться из темницы былых врагов, с самого края Бездны. Волею случая, а может и самой госпожи Судьбы этот маленький шанс предоставится Забытому, и в водовороте событий трое ребят попадут в иной, мрачный мир, где и начнется их великое путешествие! Книга первая, прошу не судить строго. Надеюсь вам придется по нраву!

  
  АТЛАС БОГОВ
  
   Забытый узник вырвется из пределов Забвения! И пройдя тысячи божественных врат - вернется за долгожданным отмщением... Гибель и Хаос воцарятся в его время, и мрачные пророчества и легенды сойдут со своих древних барельефов забытых рас и народов громогласной поступью, возвещая о Его скором прибытии! Изначальные столпы Силы обрушаться великой лавиной в грядущем, рассыпая в прах сложившиеся устои народов Шанеалы! Никто не посмеет остаться в стороне! Ибо мириады душ будут на чашах рассвета и сумрака и только Великие Древние рассудят их в своём гневе и покое. Мир больше никогда не будет прежним...
  
  Запись пророка Заршана на Бзирисских Скрижалях Вечности о Конце времён.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ПРОЛОГ
  
  
   ...где-то во мраке, в древнейшей тюрьме на границе Пустоты...
  
  ...Сотни сакральных имен канули в забвение. Тысячи храмов в его славу, возводились и разрушались сменяющими друг друга эпохами... Счет, миллениумам заточения был давно потерян Забытым, но титаническая Астральная тюрьма так и оставалась нерушимой. Даже спустя минувшие миллионы лет, магические стены, не ослабевая продолжали давить на своего заключенного где-то за пределами мира, на грани с Бездной и бесконечным Ничто. Но воля... искаженный разум... и неугасимая ярость горели в нём с прежней силой! Пусть и не в полную мощь, а так... на краю забвения, будто в дремотном, кошмарном сне, от которого он постоянно просыпался в ярости.
  Иссохший нечеловеческий остов, в искорёженном, когда-то неразрушимом доспехе, распятый на границе мироздания - вот, что сейчас представлял собой, некогда могучий Древний. Но что-то внутри, некая тонкая линия судьбы или удачи, изредка шептала о возможности возврата былого величия...
  Может, вечно тлеющий огонёк злобы на заключивших его в тюрьму врагов и стал причиной того, что он не смог сойти с ума? Или наоборот, ему казалось, что он не потерял остатки разума? Не-ет, этого просто не может быть. Ведь где-то на грани расползшегося по бескрайней вселенной сознания, появилась тень возможности вырваться из клетки проклятых судей! И этой возможностью он собирался воспользоваться при первом же удобном случае, прокрутив миллионы вариантов развития событий за столь долгий срок заключения...
  Когда-то, владыка целого мира и всех его тонких планов, был низвергнут "Новым Порядком" в Бездну вместе со всеми его порождениями, за планы бытия... в гордом отказе подчинению непризнанной им новой Высшей Воле. Для него великая битва была проиграна, но не война, далеко не война...
  Возможность.
  Тысячи тончайших нитей его воли протиснулись сквозь громады придавивших массивов могучих заклятий его врагов, и нашли отклик в ослабших разумах смертных и... бессмертных. Нет, Древний не имел возможности управлять Своевольными, наоборот - это они делали свой, судьбоносный Выбор!
  Он постоянно посылал им свою волю, тончайшими отголосками доходившую до струн их души нотами Темной музыки, волю, в которой был четкий приказ ждать, копить Силу и искать любые зацепки о его заключении, и, эти старания начинали приносить плоды, пусть много поздние, но кропотливо взращённые самой вечностью.
  Изначально, неумелые последователи создавали целые секты поклонения ему под разными именами, имеющие впоследствии печальный опыт уничтожения и преследования по всем мирам. Это изрядно выматывало и даже невероятно бесило, выжигая спокойствие, от чего он всякий раз приходил в бешенство, но спешить в таких делах было попросту некуда, и холодный расчет всегда брал верх над яростными эмоциями.
  Великое терпение.
  Скрупулёзно, терпеливо и старательно, тратя на это не одно тысячелетие, он возводил новые культы, идеи и принципы и, в конце концов, смог добиться устойчивого успеха, "ведя" их по нужному ему пути уже несколько тысяч лет.
  И вот, совсем неожиданно, его внимание привлёк восторг, прошедший по духовной нити, от одного из многих миллионов его преклонивших колени перед истинным Мраком последователей...
  
  
  *****
  
  
  Огромная залитая светом луны ночная аллея, обычно тихая и спокойная, в один миг утратила свою привычную безмятежность. Старческий мудрый голос с небывалой силой уповал на чью-то безмерную твердолобость и безответственность.
  - Глупцы, в который раз говорю, пропустите меня внутрь! - старейший прорицатель Дарийского Аркана пытался прорваться через охрану роскошного поместья Архимага. - Он должен знать!
  - Ночью?! Совсем сдурел, старый? - охрана поместья боялась даже помыслить о последующем разносе после сообщения о безумном старике, смеющем нарушать покой главы государства магов, но и на пророка косились с опаской: а ну как выдаст час смерти, и живи потом с этим всю оставшуюся жизнь в страхе. - Я все записал, но какой здравый человек поверит такой писанине?
   - Дайте мне с ним поговорить, дети Бездны! Лично!! - старик с руганью снова рванулся через ночную охрану, но повис на руках магов, бессильно трепыхаясь, продолжая нести бессвязные речи из его недавнего пророчества.
  К шуму у ворот стягивалась дополнительная охрана, привлеченная необычным для такого времени суток, действом.
  - Старик, знаешь ли ты, сколько таких за последние месяцы отлавливаем? - маг говорил с сочувствием. - Весь прошлый год одни "пророки" да "ясновидящие" совались с предостережениями да видениями! И всем, как и тебе, именно к архимагу на приём. Теперь вот ты пришел. Если бы не твой почтительный возраст, то поступили бы, как с остальными...
  Старик оставил попытки пройти через охрану, тем более, за столь малое время, количество охранников удвоилось и многие из них стояли с сочувствующей полуулыбкой на лице.
   - Ничего... Придёт время - сами ко мне приползёте... - проскрипел старец и пошел прочь, опираясь на сухую ветку, которая служила ему вместо трости. - Попомните мои слова...
  Старший охраны ещё долго провожал неспешно удаляющуюся фигуру от особняка главы государства магов и почему-то в его душу закрадывались нотки сомнения в своём поступке. Слава пророка многого стоила, но четкий приказ нарушать было далеко не в его полномочиях.
  
  
  Массивная темная цитадель привычно и величественно возвышалась над столицей Кулантийского союза - трёх объединённых государств, братски сплетённых воедино после великих войн древности. Местная знать и высший свет больше привыкли величать столь радостное событие как Кулантийский Триумвират, но в столь кричащем названии сквозила какая-то покрытая тёмным налётом сплетен и заговоров тайна, передаваемая шепотом лишь в высших кругах посвящения: истинных правителя то было всего два...
  Тёмные коридоры Риадского Чертога хранили много тайн. Мрачная репутация главного средоточия мракопоклонников давно имела особую известность в кругах посвященных, пугающую даже опытных некромантов и магов Тьмы своими мерзкими запретными ритуалами и обрядами в секретных залах. Но сами хозяева не видели в них ничего из ряда вон выходящего, так как давно привыкли к подобным мероприятиям, и не одну сотню раз, лично в них принимали участие.
   И все же сегодня в тайных залах из черного камня, полы которого были давно пропитаны кровью всевозможных ритуальных жертв, царили покой и тишина вместо привычных стонов, криков, душераздирающих воплей о пощаде, сопровождающих все это выбросами эманаций Тьмы и Смерти, которые и притягивали сюда все новую нежить из неизученных древних подземелий. Владыки Нижних залов неспешно прогуливались по одному из длинных, широких подземных переходов, края которых были превращены в глубокие, под два человеческих роста стоки, облюбованные мертвяками, упырями и прочей нечистью, часто довольствующейся останками жертвоприношений.
   Один из повелителей как раз глубоко задумался и шел рядом со своим спутником, смотря прямо на свои рабочие кожаные мокасины, изрядно износившиеся не только от постоянных прогулок по залам, но и от того, что на его полных ногах они и так поскрипывали от натуги. Сам же хозяин был больше похож на бочонок с короткими руками, длинными волосами по плечи и несимметричным лицом дурацкого вида.
  - Тварей набралось почти в половину горожан столицы! Да, Приту? - его сухощавый спутник: высокий мужчина, с длинными руками, одетый в такие же черные одежды, отдающие бликами в свете редких магических светильников, слегка склонил голову к своему другу. На его бледном лице и впалых глазах читалась явная заинтересованность мыслями друга, что он и показывал, но не спрашивал напрямую. Так же Лельмер являлся высшим тенемантом и одним из истинных хозяев страны, вернее, объединения из трех стран спаянных веками в Кулантийский Союз, идейным центром которого являлась Куланта, со временем поглотившая соседей под общим названием.
   Очнувшись от раздумий, Приту только и отмахнулся:
  - Был бы ещё от них толк...
  - Терпение мой друг!
   Не успел Лельмер выдать следующую фразу, вертящуюся на языке, как рядом с ними сначала заклубилась черная тень, а потом сразу приняла очертания безногой сущности, не касающейся пола, зависшей в темноте, облаченной в рваный балахон с глухим верхом. В тени накинутого капюшона просматривались два уголька криво поставленных глаз существа, что сразу отбивало всякую мысль на былую человечность. Вестник Тени!
  - Хозяин... - тень шипяще поприветствовала мага Мрака и, стелясь клубами по грязному полу, припала к его ногам.
  - Не тяни! - заинтересованно покосившись на друга, проговорил Лельмер, протягивая руку в сторону прислужника.
   Тень лишь поклонилась и скрутилась до состояния пышущего тьмой комка в его ладони, в центре которого с каждым мгновением начинало происходить какое-то действо. Вот, через пару глухих ударов сердца перед ними раскрылась картина далекого места, сплошь усеянного древними обелисками, которые как раз достраивали порабощенные создания в виде шестируких гигантов с обрывками кандалов из черного металла на запястьях.
  - Тьфу! - плюнул от злости и выругался тенемант. - Чего замер и рот раскрыл? Срочно готовим Тёмный Мост!
   По подземным залам не промчался, а прокатился гневный Приказ, бурлящим мраком возвещая адептам Смерти и Тьмы, и тварям самого Мрака готовится к мерзкому ритуалу в скором темпе, не терпящим никаких возражений!
  
  
   Никто даже близко не предполагал, что именно привело в движение те древние силы, сдвинувшие саму суть бытия и судьбу бессчетных душ, возвестив о своём приходе тысячами пророчеств в разных мирах, расах и народах... Но одно, все "видящие" чувствовали точно - силы эти были древними и могучими, неподдающимися описанию, стирающими в пыль и забвение все, что вставало у них на пути!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Часть первая
  МЕСТНЫЕ ОБЫЧАИ
  
  
  Вселенная, Млечный путь
  Солнечная система, планета - Земля
  город Арианск
  год 2014, январь месяц
  суровая зима, апатия
  
  
  ГЛАВА 1
  
  
  Пробуждение суровой зимой всегда дается нелегко, особенно с утра, очередного будничного утра и его извечного сонного состояния, вяло разгоняющегося до рабочего режима будней, в которых попросту тонет подавляющая часть человечества. Проснуться будет тяжело всегда, от давяще-наскучившей работы, от огромного груза накопившихся дел которые лень решить одним махом и всегда их нужно подкопить побольше; от того, что даже природа засыпает на зиму под толстым слоем снежного одеяла в северном полушарии, иногда "выглядывая" во время короткой оттепели. Так же и человеку, с оглядкой на неё, даже под истеричным звоном будильника хочется только сильнее закутаться в теплое одеяло и переставить будильник ещё минут на пять, десять, раз так пару минимум...
  Потянувшись к источнику изрядно поднадоевших звуков, Артур рухнул на пол с кровати и, коротко обругав все и вся двумя словами, поднялся сначала на одно колено, а потом и вовсе сумел встать и потянутся, попутно ткнув пальцем в сенсор смартфона, выключая звонко играющую веселую мелодию, выбранную именно на пятничный день. И ведь встать было реально проще, чем обычно от предвыходных мыслей о заслуженном отдыхе, и без всяких прикрас, Артур такой отдыха заслуживал гораздо больше, чем всякие там "белые воротнички".
  Сам не заметил, как уже оказался на душе, за тем на кухне. Медленно пережевывая, доел остатки подсохшего вчерашнего ужина и оказался на пороге своей однокомнатной квартиры, натягивая высокие зимние ботинки на ноги. Надел куртку, шерстяной шарф, любимые перчатки и отправился на работу.
  Улица встретила его бодрым холодом. Пасмурное небо сегодня было особо хмурым, давящим, покрывающим все вокруг своим тяжелым, испорченным "настроением" передавая его многим людям, в число которых и входил Артур. Все вокруг казалось каким-то серым, приглушенным, потерявшим свой истинный цвет, где-то на задворках сознания даже появлялась нечто подобное тоски...
  Изрядно наскучившие за полгода, как он устроился в новое место, трудовые будни на стройке, многократно угнетали его зимой. Труд становился тяжелее вдвойне, желание работать напрочь пропадало. Хоть Артур и не был лентяем и всегда относился к любимому делу со всей ответственностью, стараясь достичь в нем высших результатов, вот только нынешняя его работа была далеко не любимой! Физическому труду - всегда предпочитал умственный, но в нынешний период жизни, попросту не было возможности заняться любимым делом, приносящим хороший доход. Вот и приходилось временно работать на стройке и ждать лучшего варианта.
  Опомнился уже в маршрутке и через час, подъезжал к работе, благо, что ехать на новый объект было совсем не далеко, по меркам их города. И издали можно было заметить строящуюся громаду здания очередного никому не нужного бизнес центра.
  Зашел на огороженную по всем строительным нормам территорию, поздоровался с мужиками и мрачноватого вида начальством, отряхнул ноги на входе во времянку, где быстро переоделся и пошел к высокому строящемуся зданию-небоскребу, мрачноватого вида, которое и являлось нынешним объектом. Сюда его перевели недавно, и работы было навалом.
  - Маканов! - приветствовал Артура его новый добрый прораб Василич, глаза которого всегда светились живыми, веселыми огоньками настоящего трудяги, готового работать в любое время и погоду, иногда даже за похвалу начальства, не подкрепленную премией.
  - Здаров Василич! - сняв толстую рукавицу, протянул ему руку Артур и искренне улыбнулся до ушей. Прораб всегда вызывал в нем только теплые чувства: не прикрытый лживой маской, честный, добрый, веселый и прямой. Хоть был старым, лет так под пятьдесят пять, но он так разительно отличался, от многих мрачных людей, так часто встречающихся в жизни, обожающих врать и думать, что они самые умные и уникальные, хотя очевидное гнилое нутро которых, часто, видно не вооруженным взглядом...
  Вот и в этот раз, потемневшие от внутреннего гнёта мысли, вновь сами собой осветились от одного присутствия такого человека, нет, конечно, он был не единственным! Много людей Артур отмечал для себя в лучшем свете, но сегодня первым он повстречал именно его. И это приподняло настроение ещё не много.
  - Сёдня надо на нижний уровень с ребятами, - Василич неопределенно махнул рукой в сторону одной из ряда тесно прижатых друг к другу времянок. - Чукилев заболел снова, взял отгул на пару дней до поправки! Так-то ты с ним должен быть, но...
  "Ещё бы он не болел... после зарплаты то!.." - Артур только довольно кивнул и с улыбкой сразу отправился к входу в подвал небоскреба, услышав вдогонку перекрываемое ветром напутствие:
  - Инструмент там-же найдете!..
  Войдя внутрь, подошел к грузовому лифту, нажал кнопку вызова. Могучий механизм пришел в действие: ожили лебедки, затрещал ротор, направляющие противовеса ушли вниз в темноту шахтного подъемника изредка освещенного красными фонарями, донесся гул поднимающейся из глубины платформы. Пока он стоял в ожидании, сзади успели подойти ребята и, поздоровавшись с ним, вместе стали рассказывать "послезарплатные" истории, часто, похабно-привычного содержания.
  Платформа поднялась и так же быстро и незаметно по времени, спустилась на минус пятидесятый этаж - самый нижний из всех этажей здания, придавливая и сковывая одним ощущением всей глубины, на которую они спустились.
  Все разошлись по своим участкам, Артуру достался самый дальний и темный, хотя уже через час ему был выделен переносной киловаттный прожектор, который щедро залил светом все помещение и даже пару соседних отростков прихватил.
  Тут же Артур обнаружил и инструмент - им оказался отбойный молоток, которым предстояло долбить соседнюю стену и насколько это будет каторжная работа, он убедился в первые пять минут. Поднявшееся было настроение, быстро спустилось "ниже плинтуса".
  "Ох, не зря заболел тот работничек... ох, не зря..." - поминая все непростым матом, не забывая при этом и Василича, бранился Артур, натужно удерживая работающий молот. Благо, что в таком шуме его "высокие" речи никто не слышал!
  Вернувшись с обеда обратно, время пролетело незаметно, и вот уже наверху давно должен был быть вечер, как внезапно, каменная стена пошла глубокой трещиной и с глухим звуком рухнула на пол целым пластом, обнажив за собой вмурованный прямо в каменную породу металлическую полусферу, размером с футбольный мяч, всю покрытую разными знаками.
  "Это ещё что?" - Артур смахнул грязный от пыли и мельчайших осколков камня пот со лба и подошел к торчащей из каменного монолита сфере.
  Черный матовый металл был полностью покрыт переплетениями разных символов и знаков, очень слабо светящихся тёмно-зелеными тонами. Причем символы, будто находились внутри, и способ их помещения внутрь не поддавался осмыслению. Сам металл был явно не прозрачным. Создалось непонятное ощущение, будто сфера старается втянуть свет прожектора, но одновременно его отторгает. При детальном рассмотрении они будто оживали, принимая эффект голограммы, у Артура даже начало рябить в глазах, от чего он часто заморгал посмотрев в бок чтобы отвлечься. От вещи и её архаичных символов тянуло самой древностью, в помещении даже потемнело, хотя наверное это был визуальный эффект после пристального рассматривания таинственного предмета, слишком сильно отсвечивающего в свете прожектора.
  Долго не думая, он обернулся посмотреть - нет ли кого сзади из случайных наблюдателей, и потрогал выступающий исписанный металл. Никого! Ощупал и надавил - вытащить её никак не получалось, тогда Артур попросту взял отбойник и приставил его повыше торчащего полушария. Пара секунд и металлический шар выпрыгивает прямо ему на ногу, больно ударив по пальцам и не избежать бы переломов, если не толстые зимние рабочие сапоги, сдержавшие большую часть удара, частично отклонившие её в сторону.
  Поморщившись от боли и отбросив отбойник, он поднял тяжелую сферу с пола и вздрогнул...
  В нише, откуда выпала черная сфера, отчетливо угадывался силуэт раскрытой ладони, частично выступающий наружу, закованной в похожий металл. Только вся ладонь с едва видимой пятерней утопала в камне... Кто был хозяином, как она тут очутилась, почему и сколько лет назад - Артур даже боялся представить, но от того его интерес с каждым мгновением разгорался все сильнее.
  - Ох, чую, проставляться придется! - помянув местные обычаи работяг и поправляя съехавшую шапку, с усмешкой шепнул он.
  Спеленав находку в бумажный мешок из-под цемента, он взглянул на часы - рабочий день как раз закончился. На всякий случай он взял широкий деревянный щит и приставил его к пролому, пусть на этом этаже, а особенно в этом месте, никого не будет ближайшие дня три, но все же. Рисковать не хотелось, если какой-нибудь сторож обнаружит найденное им сокровище, хотя, что делать с этой "рукой" он решил оставить этот вопрос на потом.
  Дождавшись пока все остальные работники уедут с его этажа, чтобы как можно меньше людей косилось на его неаккуратный свёрток из-под мешка цемента и не задавало ненужных вопросов, он вызвал платформу и поехал наверх.
  Томительное ожидание, и вот - первый "счастливый" наблюдатель. Но, слава богу, неизвестный работник, кивнув ему в приветствии, прошел куда-то мимо по своим делам. Пронесло! Артур отправился дальше один. Этажи начали медленно сменять друг друга один за другим, лишь на предпоследних ярусах до сих пор кипела работа, то и дело, освещая светом сварки и искр тёмные коридоры.
  Пять... четыре... три... остановка. Створки решетчатых ворот разъезжаются, входят люди. Он неприкрыто зевнул, склоняя голову. На втором этаже зашла группа ребят-сантехников весело обсуждающих футбольные новости. Никто даже глазом на него не повел, так и поднялись на цокольный этаж.
  Переоделся, засунул сверток в спортивную сумку, давно пустующую без дела, судя по толстому слою мусора и пыли, и отправился в сторону остановки. Все вокруг давно спешили домой в пятничный вечер, поэтому до него им не было никакого дела. Почти никакого.
  - Инструмент, никак, воруешь!? - с той же веселой задоринкой, окликнул его Василич, от чего Артур встал как вкопанный, но расслабился и обернулся.
  - Разве что, цементику немного прихватил! - нарочито позитивно бросил Артур, попутно показывая нутро сумки.
  Василич даже не заглянул внутрь. Только похлопал по плечу и добавил:
  - Много не пейте! Хороших выходных, молодежь!
   Очередная гора напряжения незаметно для всех остальных свалилась с его плеч, и он вымученно улыбнувшись, двинул дальше ускоренным шагом.
  Домчался до остановки, успел сесть на отходящий автобус. Народу было полно, что не удивительно в часы пик. Не давка конечно, но свободного места не было. Артур заметил, что у многих людей зазвонили телефоны, когда он зашел внутрь, но они с удивлением осматривали свои экраны смартфонов, выключая звонок, убирали их обратно в карманы и сумки, так и не поняв причины сбоя.
  Не вышел - выпрыгнул на своей остановке. И через десять минут уже открывал входную дверь своей квартиры на седьмом этаже, на ходу скидывая на пол ботинки и куртку. Занес сумку в комнату, достал содержимое и бережно поместил на пуфик-каплю, смахивая мусор салфеткой, предназначенной для чистки экранов телевизоров и мониторов.
  Достал смартфон, включил, и несколько раз пытался сфотографировать артефакт с близкого расстояния, но первые снимки, которые были сделаны в упор, получались размытыми, искажались, либо совсем не получались, то засвечиваясь, то наоборот - затемняясь. Результата удалось достичь, только отойдя на пару метров и хорошенько настроив фокус на камере. Благо смартфон был из флагманского сегмента.
  Не успел он толком рассмотреть качество и детали, явно, удавшегося фото, как приложение камеры свернулось само собой, и на смартфоне уже высветилась довольная улыбающаяся рожа Саймана, одного из лучших друзей. Хотя на самом деле его звали Юра, но такое "погоняло", устоялось с давних времен, когда они вместе играли в популярную онлайн игру.
  - Толстяк! Ты чтоль? - Артур вскинул телефон к уху, с довольной улыбкой, на что в ответ послышалось нечто завитое и нецензурное. - Хорошо! Приходи и не забудь Санька с собой по пути прихватить! Я вам кое-что покажу...
  Домофон разрывался уже через четверть часа - оба друга жили в паре минут ходьбы от его девяти этажного дома, поэтому, прослышав о сюрпризе, друзья примчались быстрее обычного.
  - Может это какое-то круглое яйцо, как в фильме "Чужой"? - в упор, рассматривая под лупой новую вещь Артура, Санек даже понюхал его на всякий случай, - Напоминает фаберже! Только круглое и не золотое... кхм, хотя нет - совсем не напоминает...
  - Яйцо из металла? - хмыкнул Артур. - Не думаю...
  - Да... на украшение это явно не похоже, - продолжил мысль Санек.
  - Говоришь, нашел расколов камень... в доброй сотне метров под землей? - просматривая картинки археологических находок за все время в поисковике, вклинился в разговор Юрий.
  - Да...
  - Ничего похожего нет, - повернулся к ребятам Саймон. - Вернее - ничего и близко не могу найти.
  - Интересно! Сколько дадут за такую штуку на черном рынке или аукционе? - загорелся Санек, улыбаясь и заглядывая в глаза Артура, который сразу проникся его мыслями, судя по его задумчивому лицу. - Частные коллекционеры из безумно богатых людей любят такие таинственные редкости! - И, понизив голос до тихого шепота добавил: - Вот только как туда попасть?..
  - Что-то внутри мне подсказывает - сфера стоит немыслимые деньги, - покачал головой Артур. - Если вообще стоит её продавать...
  Ребята задумались всерьёз. Их лица приобрели мечтательные выражения, но так же были видны и проблески здравого смысла, слишком часто возвращающие их в эту душную каменную комнатушку из лучших ресторанов, курортов и прочих мест, так сильно рекламируемых в интернете и по зомбоящику. Фантазия разыгралась не на шутку. Сейчас в их мыслях всплывали все мыслимые и не мыслимые даруемые возможности сферы: исполнение желаний, неуязвимость, высшие знания, невидимость, воскрешение мертвых, возможность летать! Корыстные цели и личное могущество быстро затмились более светлыми мыслями и образами: возможность путешествовать в космосе, изучать новые миры, лечить любые болезни и жить тысячи лет...! А самой главной мыслью крутилось в голове - мир без войн! Кто знает, на что способен этот металлический шар с закорючками и письменами?!
  - Точно, не стоит его продавать! - первым нарушил молчание Санек. - Вдруг железяка чего умеет и нас научит...
  - Ну да, тогда и деньги никакие нужны не будут, - Артур почесал подбородок в задумчивости. - А если повезет - и человечество на новый уровень сможем поднять! Технологиями, или саморазвитием.
  - Решено! - закрепил мнения друзей Юра. - Сегодня я угощаю!
  Они быстро оделись, вызвали такси и ушли. Лишь погас свет, помещение заполнилось темнотой, и только лунный свет постепенно подбирался к мирно лежащей на своём мягком пьедестале сфере. Постепенно, миллиметр за миллиметром, блеклый свет луны подползал к артефакту и самым краешком осветил её часть.
  Символы сразу волнообразно перестроились, поплыли будто живые. Приняли иные очертания и забегали бесчисленными строками и волнами по её окружности. Так, знак за знаком, сфера поменяла цвет с зеленоватого оттенка на мертвенно-голубой. Сама она будто налилась новой силой, пульсируя мягким светом.
  Загадочный артефакт вернулся к жизни...
  ...Друзья уже вовсю веселились в клубе, в то время как во всемирной паутине, их запрос путешествовал через тысячи серверов всего земного шара. Умная программа отослала через спутники копии снимков в облачное хранилище, не забыв прикрепить координаты места и времени фотографии. За тем, они были сразу просканированы поисковыми программами спецслужб, и, где-то на другом конце земного шара в красной мигающей рамке поисковой программы отразился давно искомый круглый предмет с зеленоватым свечением, едва заметным только на фото. Буквально через секунду первое активное "окно" уведомления было перекрыто вторым подтверждением, коим был поиск совпадений в глобальной сети через стационарный суперкомпьютер "Око".
  Человек, сидящий у монитора в полной темноте, с интересом перевел взгляд на мигающие уведомления. Неверяще сравнил его с огромной картиной за его спиной, написанной безумным художником и резко вскочил, роняя кресло от возбуждения. Вызвав кого-то по внутренней связи, он охрипшим и сдавленным голосом, на тайном языке, в максимальной спешке начал посылать запросы и отдавать команды по сверхсекретным, закодированным каналам в скрытые религиозные общины, секты, касты и тайные общества.
  
  - Кха-а-а... - Юрий первым очнулся после ночной гулянки и осмотрел комнату. На диване, прямо в одежде валялся Артур, а рядом с ним и Санек. Сил не было ни на что, кроме как оглядеться. Тяжкая цена за перебор с алкоголем, да и сознание мутное, а мысли разбегаются в стороны со скоростью маленьких мышек, среагировавших на резко включенный свет, в то время как они хозяйничали на кухне.
  Внезапно, за стеной послышался истошный вопль полный ужаса и нестерпимой боли. Орала соседка Артура - тетя Таня. Юра даже снова открыл глаза и часто заморгал, прислушиваясь. В это время проснулся и Артур, до конца не поняв, что именно его разбудило, Санек же остался спать, как ни в чем не бывало.
  Юрий вслушивался в происходящее за стеной, но там было подозрительно тихо. Артур увидел испуганный вид друга и мотнул головой в немом вопросе, на что тот только прижал палец ко рту. И тут раздался сильный удар чего-то тяжелого о потолок и новый крик, уже соседей сверху, свидетельствовал о какой-то чертовщине происходящей вокруг.
  - Чтоб тебя!! - выругался Юра и вскочил с кресла, в котором спал, на ходу разминая затекшие мышцы. Артур последовал его примеру и разбудил Санька. - Там что?! Режут кого-то?!
  - А? Чего? Что? - сонно и раздраженно, недовольно сводя брови, возмущался Санек.
  Но ребята молчали сами, напряженно вслушиваясь в тишину то и дело, выделяя странные звуки за стенами, полом и потолком, замирая и тыкая в ту сторону пальцами. Долго ждать не пришлось. Новый крик настоящего, непритворного, предсмертного страха, приглушенный стеной разрезал возникшее напряжение и влил в ребят настоящий ужас! И это было только началом...
  Раздался требовательный стук в дверь и чей-то незнакомый голос приказывал открыть дверь именем закона, вот только у ребят появились большие сомнения в правдивости слов незваного гостя. А когда Артур тихо подошел к двойной железной двери и взглянул в глазок, время на миг остановилось от немыслимости увиденной им картины. Такого просто не могло быть, вернее - он наотрез отказывался верить в происходящее... Там, за железной дверью, где просматривалась лестничная площадка - творилось настоящее безумие!
  Два человека, в черных балахонах, как раз тащили тело жестоко убитой соседки, оставляя за собой кровавый шлейф на полу. Стены были измазаны кровью в ритуальной манере, а наверху кто-то лежал в углу на полу в луже чего-то темно-бардового, прижимая руку к широкой вспоротой ране в животе, безуспешно пытаясь вызвать кого-то на помощь, измазав телефон кровью. Но это было не все...
  Краем глаза, уже замедленно отрываясь от глазка входной двери, Артур заметил, как один из людей, кисточкой или чем-то похожим - выводит какие-то буквы или символы на стене чем-то липким и красным. Черпая эту самую "краску" из темного цвета смутно знакомой кастрюли, человек (человек ли?) попутно напевал какую-то изломанную молитву или заклинание, в фанатичном трансе редко подергивая рукой. Да и сами сектанты - а это не мог быть никто другой - неестественно и, как-то бесновато и одновременно подергивали головой на определенных словах, находясь, будто в трансе. В последнюю очередь, Артур перевел взгляд на тяжело дышащего человека у двери, продолжающего приказывать открыть дверь не своим голосом. Почему не своим? Наверное сектант не знал или не чувствовал, что хозяин квартиры давно стоит за дверью и со вставшими дыбом волосами, боясь пошевелится - наблюдает за его меняющимися голосами! Вот уже звучит женский умоляющий голос откуда-то из-под капюшона, за ним уже тяжелый бас прокуренного мужчины и наконец - детский крик о помощи...
  Артур не веря своим глазам отпрянул от железной двери, судорожно сглотнув на автомате. Отошел ещё на два шага и за стеной услышал то же самое пение, как и у того безумного сектанта на лестнице. За тем звук того же пения раздался откуда-то сверху, будто человек напевал прямо в пол, и снизу... снизу - тоже звучал голос, пусть другого тембра, но он пел эту проклятую изломанную и мерзкую молитву!
  - Ну что там? - Санек дрогнувшим голосом нарушил оцепенение Артура и тот сразу вспомнил, что он не один в квартире. - Что-за странное пение?..
  Повернувшись к друзьям с перекошенным от страха бледным, подёргивающимся лицом, Артур зашептал срывающимся на хрип голосом:
  - Ножи, биту, ствол...
  Секунда понадобилась ребятам, чтобы понять всю серьёзность происходящего. Но ровно через ту самую секунду, переглянувшись, они рванули в разные стороны в поисках припрятанных вещей для возможности самообороны. Жизнь ведь полна сюрпризов - иногда таких, какие никак не должны были происходить...
  Юра первым выхватил биту из-под дивана и повернулся к Саньку, который уже заряжал пистолетную обойму дрожащими руками. Артур взял большой кухонный нож и надел зимнюю куртку, ребята последовали его примеру, в любой момент готовые выпрыгнуть и бежать на улицу без оглядки из страшного места.
  - А может?.. - Юра кивнул в сторону балкона.
  - Сдурел?! - напряженно прошипел Артур, лихорадочно соображая по пути. - Недавно всё таяло, сугробы ледяные! А у соседей все в стеклопакетах - не за что даже зацепиться будет...
  - Все равно лучше... чем так...
  Кто-то из друзей схватил мобильник и набрал три цифры экстренного вызова, но экран отозвался рябью и сразу погас, тем самым ещё больше омрачая без того упавшее настроение ребят. Но...
  На улице послышался приближающийся вой сирен, друзья в мгновение оказались у окна и смогли понаблюдать, как к дому стягиваются отряды правоохранителей с автоматами наперевес. Подтянули даже спецназ, а из соседнего двора заворачивали грузовики с ОМОНом, но штурмовать здание они не спешили. Ждали команды. И все же ребята не выдержали, открыли окно и заорали о помощи! Им даже кто-то помахал снизу рукой, мол, все скоро будет в порядке! Но никаким порядком пока и не пахло...
  Их крик был услышан не только прибывшими стражами порядка. В дверь начали колотить чем-то тяжелым, и все внутри подсказывало, что таких ударов она выдержит не много, да и вообще, человек ли бил с такой силой? В подтверждение их мыслей, в квартире сверху раздался нечеловеческий вой, пробирающий саму душу! Всех тут же сковало от страха, а взгляды их прикипели сами собой к потолку, чувствуя какой-то гранью неразвитого чувства смертельную опасность совсем рядом, и все сектанты и фанатики рядом с которой, не шли ни в какое сравнение! Это чувство вынырнуло откуда-то изнутри, из самих глубин инстинктов самосохранения, то чувство, когда человек боится даже представить что может издать такой звук, и сейчас оно било во все "колокола". Самые смелые опасения уже давно переросли в сущий, оживший кошмар.
  Удары в дверь прекратились, Артур боязливо подошел и прильнул к глазку с бешено колотящимся сердцем. Озноб прошелся от макушки до пят - увиденное за дверью настолько шокировало его, что он на какой-то момент лишился дара речи! Там, за металлической преградой - медленно, шатающейся из стороны в сторону походкой, спускались по лестнице люди, вернее бывшие люди...
  Их тела были заметно изувечены, лица перекошены от пережитого перед смертью ужаса, а в тупых, мертвых глазах таился кровожадный безумный голод, слегка подсвечиваемый красными огоньками. Мертвяки!?! Соседи шли, в чем попало, вернее - в чем застала их смерть. Истерзанные ужасными муками, они были ожившими свидетельствами безумства и мрачных тайн их убийц, жестоких тварей - фанатиков. И в какой-то момент Артуру даже показалось, что один из зомби вот - вот, и начнет пожирать, своего мучителя, раскачивающегося на полу в кровавом круге, обведенном вокруг него, но понадеялся он зря - тот просто прошелся мимо.
  Сдавленная ругань вперемешку с проклятьями, заставили Санька и Юра метнуться на помощь Артуру, когда тот начал валить в дверной проём шкаф с одеждой и прочую всевозможную мебель.
  Одновременно с тем, как они зашагали обратно в комнату на подкашивающихся от ужаса ногах - за стенами, потолком и полом, что-то начало скрестись, будто стараясь, дотянутся до них своими лапами. Такой звук попросту сводил ребят с ума, от чего они даже заткнули уши на какое-то время, и отошли на холодный балкон.
  - Идут на штурм! - раздался радостный возглас. Артур даже не понял, кому он принадлежал из друзей, настолько его поразила картина помятой от нечеловеческих ударов двери, уже засыпанной всякой мебелью.
  - Нет! Нет! Скажи, чтобы не заходили! - он рванул к балкону и истошно заорал в шум улицы, зевак которые собрались поглазеть на происходящее внутри дома, тревожный свет мигалок, вой сирен и крики таких же запертых людей на соседних балконах. - Назад! Тут бомба! - Артур не знал, что придумать и выкрикнул самую опасную фразу, как при террористической атаке. Но...
  Его голос потонул в общем шуме. На первых этажах затрещали автоматы прибывших вояк, и толпа радостно взвыла от вершащегося там правосудия, но, так продолжалось совсем не долго. Когда ожившие начинали вставать после града пуль, рвущих плоть в лохмотья, даже ветераны, повидавшие все на свете - дрогнули, и в спешке начали отступать к выходу, отбрасывая гранаты. Народ не понимал, почему вдруг ОМОН и полиция выпрыгивают из окон первого этажа и спешно отступают, а некоторые даже бегут прочь - куда глаза глядят, бросая бесполезное оружие прямо в снег! И ответ пришел сам собой. Когда за последними отстреливающимися стражами порядка, из подъезда, вывалились целых семь оживших мертвецов.
  Но, большая часть сохранивших дух полицейских не растерялась и ураганным огнём встретила противника на входе, просто превратив их в малопонятный фарш с костями. Каждый из них, когда выбегал из проклятого здания - видел стоящих детей, подростков, стариков, женщин, простых людей. Они просто не имели права отступать дальше этого места, так подсказывала душа, и каждый, кто видел все это своими глазами, мог подтвердить, как ужас на лицах полицейских сменялся суровой решимостью, губы сжимались в тонкие полоски, а руки уже нашаривали новую обойму на поясе.
  С замершими сердцами они смотрели на разворачивающийся внизу бой. Не прошло и пяти минут как у полиции начали заканчиваться патроны, а их начальник с раскрасневшимся лицом орал в мобильный телефон что-то невнятное, смачно-матерное, потрясая руками и изредка с силой стуча кулаком по капоту машины силовиков. Люди в панике начали разбегаться, куда подальше от такого зрелища, не все, но большая масса рванула в разные стороны с криками ужаса. Редкие группы смельчаков вытащили и растянули что-то вроде пледов, чтобы ловить, начавших выпадать из окон людей и кого-то даже успели поймать, но, к сожалению не всех...
  Ребята даже не увидели, как за их спинами незаметно что-то поменялось. Всеми забытая сфера налилась красным свечением, втягиваемым внутрь, будто из самих стен, пола и потолка. Пение фанатиков незаметно усилилось, но ребята заметили это не сразу. Далеко не сразу. Увлеченные развязкой внизу, даже просто морально стараясь поддержать занявшую оборону полицию, они пропустили самое главное - артефакт с каждой секундой наливался злым светом. Вот он уже осветил полкомнаты, отсвечивая жутковатым перестроением символов на своей поверхности, через миг начал раскручиваться, набрал скорость и, воспарил...
  В комнате рванул неожиданно взвывший воздух, трепля мокрые от холодного пота волосы. Непонятное жужжание, наконец, привлекло ребят, они постепенно обернулись, боясь представить что там, а там действительно было Нечто...
  Сфера зависла в воздухе и со свистом залила все помещение своим светом, даже люди внизу могли наблюдать странное свечение из окон квартиры седьмого этажа. Но само действо завораживало, друзья вслушивались в этот непонятный звук, старались понять, что это тут начало твориться, но первым неладное заподозрил Санек:
  - Это что, твой шар что ли?..
  Артур взглянул на то место, где находилась сфера, и тоже понял, что сфера пропала, но тут по комнате прошелся разряд. Короткая шерсть на пледе, которым ещё недавно укрывался Юра, поднялась дыбом. Ещё разряд, уже короче и злее. Прошелся по стене, соединяющей кухню и зал, и затих где-то внутри. Казалось, все начало успокаиваться, и ребята даже пошевелились, но тут, прямо из сферы ударила настоящая молния в сторону входной двери, что там произошло - потерявшие на несколько секунд зрение и слух ребята, даже не поняли. Но вернувшееся зрение подало неприятную новость...
  По полу, откуда-то из коридора - тянулся непонятный кровавый туман и втягивался в шар. Страшные разряды начали бить по всему помещению. Сфера, будто вампир, пожирала кровь, жертвованную для неё фанатиками. И, буквально через полминуты, они увидели для чего - новая молния выжгла дугой контур в стене за пару секунд. Вместе с тем артефакт загудел и раскрутился сильнее, давящим на уши шумом, заставив людей пасть на колени и зажать уши. Но не это было самым главным действом, от которого друзья не отрывали взгляда.
  Свист резко закончился, а между стеной и сферой прошла кривая дуга, постоянно бьющей в бетон молнии, и тут стена зашевелилась! Не рухнула, не посыпалась, как это бывает с мертвым камнем, а именно - ЗАШЕВЕЛИЛАСЬ! Будто живая, со страшным треском она пошла трещинами, роняя штукатурку, вещи, сломав край дивана, выстреливающими острыми брызгами бетона разбивая все стеклянные вещи и засыпав ребят, заставив их закрыться руками. Камень ожил и со страшным треском и скрежетом вышел из общей тюрьмы железобетона живым изваянием, только сейчас ребята заметили грубые, гуманоидные контуры, выжженные в стене сферой. Перед ними стояло то - ЧЕГО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!!!
  Выйдя на середину помещения, статуя развернулась к крутящейся сфере и, аккуратно повела её в центр комнаты...
  Тем временем дом вздрогнул от чудовищного взрыва, Артур развернулся и увидел зависший хищный вертолет, пустивший ракету куда-то на крышу, а теперь работающий крупнокалиберным пулемётом по этажам здания, с обратной стороны тоже висела вертушка, судя по сдвоенному шуму второго автоматического орудия.
  "Военные прибыли! Вот сейчас-то любая нечисть прикурит!" - подумалось ему радостно, но он повернулся обратно, с тревогой взирая на происходящее.
  Оживший монолит начал творить над визжащей сферой какие-то непонятные манипуляции от чего сфера вернула свой зеленоватый цвет, а ожившая стена придвинулась к ним вплотную и протянула левую руку.
  - Что ты такое?.. - со страхом спросил Артур, но Нечто не ответило, лишь повело рукой дальше - куда-то за спину и он повернулся в ту сторону, чтобы воочию стать свидетелем могущества пришельца извне.
  Вертушка уже зашла на новую цель, и теперь висела прямо около них. Пилот получил приказ, и ракеты сорвались к источнику поднятой тревоги! Ребята раскрыли рты в немом крике, приготовившись к неминуемой гибели, но Нечто молча, с неестественным скрипом камня и металла протянуло свою "руку", и все они, будто встретили на пути незримую преграду - взорвались в воздухе оглушительными взрывами. За тем, Воплощенный протянул руку в сторону вертолета. Пилот даже не успел ничего понять, как боевая машина, превратившись в смертельную ловушку, сначала сжимаясь, будто под давлением горной лавины, а затем воздух разрезал мощнейший взрыв боекомплекта, засыпавший все вокруг дымящимися осколками, устремившимися вниз настоящим огненным градом.
  Видать, этого ему показалось мало и Нечто протянуло руку в сторону соседнего здания, которое через мгновение со страшным грохотом начало разваливаться и перекрывать один из въездов во двор.
  Ребята, не веря смотрели на происходящее, всё это казалось каким-то страшным сном, бредом, да чем угодно, но не реальностью! Слава богу, все близлежащие здания были давно эвакуированы, но масштаб разрушений и могущество незваного гостя просто поражали...
  Повернув головы обратно, они увидели, что каменный истукан будто бы склонил голову к ним - так оно и оказалось. Первым встал Артур, распрямившись с ровной спиной, он будто бы и не горбился только что от настоящего ужаса, сковавшего его по рукам и ногам. Теперь же, он стоял во весь рост, как-бы собираясь бросить вызов смертоносному существу, и вдруг... камень осыпался, а торчащая во все стороны арматура завалилась навзничь пустым безжизненным остовом заваренных прутьев!
  - Как ты?.. - Санек с Юрой поднялись, не веря своим глазам, потрясенно смотря в спину другу, но когда тот обернулся - безысходность залила самые отдаленные участки их души...
  Перед ним стоял уже не их друг. Когда на них взглянули два светящихся злым красным светом глаза, они невольно заорали, но коротко, так же коротко, как неизвестному существу удалось проникнуть в их разум и захватить полный контроль над телами, запечатав всё вялое, помутнённое алкоголем сопротивление старых хозяев где-то в глубинах души...
  Страх, ужас, печаль и смирение - наконец заполнились темнотой, общей темнотой, в которую погрузилось три сознания. Артур погрузился в этот океан первым, и по этому, как-то отдаленно ощутил близкое присутствие друзей, но это все, что было ему позволено...
  
  
  
   ГЛАВА 2
  
  
  Во тьме, он слышал отголоски боя и крики предсмертного ужаса, перед неминуемой гибелью. В один момент все это как-то смешалось и вдруг лопнуло грязным мыльным пузырём и теперь его посещали удивительные видения будоражащие сознание и заставляющие замереть в безмолвном трепете перед величием их хозяев или раскрывающихся перед глазами красот.
  Первым видением были огромные врата, если его не подводило восприятие - в сотни метров, а то и километров высотой. Они были испещрены странными символами, настолько сложными, что когда он смотрел на них, приближаясь к вратам - они постоянно меняли свой смысл и форму. Артур не видел ничего подобного даже в учебниках высшей школы знаний! Да что там, ничего и близко не было ни в одном фантастическом кино из тех, что когда-либо смотрел... Создавшие эти врата, были далеко за пределами человеческого понимания, и их хозяев не пришлось долго ждать...
  Вторым видением стало странное черное существо колоссальных размеров... Плоская голова с четырьмя прямыми рогами вместо ушей смотрящими в стороны, с наростами на концах пульсирующими зелёным светом. Страшные глаза, смотрящие рубиновым сиянием прямо в душу, три костяные полосы на лбу уходящие к темечку, мощное гуманоидное туловище с черным доспехом с теми же зелёными пульсирующими наростами, два огромных черных крыла с той же зелёной аурой вокруг и низ туловища с мощными четырьмя когтистыми, бронированными лапами...
   В руках невообразимого создания был огромный скипетр с раздвоенным верхом как у трезубца без центральной пики, но сияющим, будто далёкая ярко-зеленая звезда, сферическим светом меж зубцов. Созданный из такого же металла, как и доспехи, скипетр был крепко сжат в обеих трёх палых руках существа.
   Его страшная пасть загорелась зелёным огнём когда он приблизился ближе к стражу врат, и тот отреагировал мгновенно вздёрнув правую руку со скипетром со страшным рыком, раздался приглушенный звук, похожий на какое-то гудение и дверь скрылась из виду вместе со стражем...
  Кто знает, сколько протекало времени между очередной сменой непонятных картин в разуме, но судя по ощущениям - тянулись целые века, а может и тысячелетия...
  Третьим и последним видением был странного вида некто, полностью скрытый блестящим черным плащом, укутанный в нём так, что видно было только горящие красным пламенем глаза... Артур беседовал с ним на повышенных тонах, но о чем они спорили в этом состоянии, понять было не возможно... Его разум находился в искусственной, наркотической спячке. Он начинал отдалённо понимать, что Нечто, умело ввело его в данное состояние, и не было ни единой возможности ему что-либо противопоставить, оставалось только наблюдать за происходящим и стараться запомнить эти моменты.
   К тому времени, разговор с незнакомцем пришел к обоюдному согласию. Взгляд Артура упал вниз, обе его руки по-прежнему держали друзей, а незнакомец тем временем приближался.
  Достав какие-то предметы из-под плаща, он начал что-то читать на, совсем не понятном языке, но Хохол видел, как вокруг предметов струится призванная сила, с двумя разными оттенками. Первый был фиолетовым и окружал круглую печать, что наливалась красноватым светом, второй оттенок был розоватым и вливался в кинжал из прозрачного металла...
  Незнакомец в черном плаще подошел вплотную к Артуру и, сорвав с его левой части груди одежду - одним движением начала рисовать прямо на его коже острым, как бритва кинжалом какую-то замысловатую, виляющую из стороны в сторону фигуру размером с кулак. Порезы были совсем не глубокими, кровь едва выступала на поверхность. Довершив рисунок, незнакомец пристально посмотрел прямо в поднятые глаза Хохла и резко приложил к рисунку руку с печатью! От тупой и какой-то далёкой боли, сон или видение сразу закончилось...
   Снова сон. В этот раз какой-то кошмарный, ужасающий сон. Артур хотел проснуться, но никак не мог. Ему снилось, будто он бредёт почти в абсолютном мраке по какому-то черному с белесоватыми камушками песку... Медленной не много шаркающей безвольной походкой он мизерными шажками продвигался куда-то вглубь необычного места, а самое страшное - ждало впереди...
   Сначала раздался противный громко чавкающий звук, потом... к своему ужасу он увидел то, что его издавало! Прямо откуда-то из тьмы над головой по земле шарило черное щупальце с шипами и полу когтями на его конце... Совсем рядом было второе, точно такое же, но уже нашедшее свою жертву... Сложно было разобрать в такой тьме, что именно оно обгладывало, но судя по зеленовато-белесым костям, торчащим прямо изо... рта щупальца - это было какое-то жутковатое существо. Через мгновение он увидел ещё щупальца и ещё...
   Мгновенно замерев на месте и затаив дыхание, он встал на месте... Если бы Хохол сейчас управлял своим телом, то уже давно был бы так же обглодан одним из жутких отростков неведомой твари, ещё его крепко держало что-то сзади. Спустя мгновение, щупальца колыхнулись и втянулись куда-то вверх, доглодав остатки примерно трех метрового монстра, последнее щупальце тоже втянулось в темноту и исчезло. Спустя мгновение в тишине, в шагах в тридцати спереди и слева раздался титанический удар о песок, такой, что пустыня дрогнула под ногами! За тем раздался такой же глухой грохот сзади справа в шагах двадцати, затем сзади слева уже дальше...
   Ужас так и не отпускал Артура, даже его далеко не скудная фантазия пасовала перед неизвестной тварью такой породы... Тем временем его тело продолжило спокойный мерный, тихо шаркающий по песку шаг куда-то прочь от кошмарного создания неизвестных мест.
   Казалось, прошла вечность. Он сбился со счету уже на первом дне пути во тьме. Его сознание играло злую шутку, и любой счет казался бредом, особенно когда он досчитал секунды примерно до шестого дня...
   Бесконечное движение в темноте с перерывами и паузами пришло к концу. Мрачная высоченная черная стена преградила путь бредущему во мраке. Тем временем его тело само повернуло налево и пошло дальше. Спустя некоторое время там оказался подъем в виде ступенек не малой высоты. Путь продолжился уже по ступеням куда-то вверх.
   Различить что-либо рядом не удавалось совсем, зрение было как в тумане. Иногда он видел какие-то фигуры во тьме, похожие на силуэты бредущих рядом существ разных размеров, были и похожие чем-то на людей только без голов или с головами совсем не человеческими... Как оказалось дальше, оно и к лучшему, что он их не видел в полной красе...
   Над головой странно задул ветер, какими то накатами или даже сильными порывами воздуха... Воздуха ли?.. Много времени не понадобилось, чтобы понять, что это исполинское хлопанье крыльями существа, размером примерно со стадион... Его чуть не снесло в очередной раз, когда тварь над головой скрылась видать за углом каменной громады...
   Сложно было вообще что-то понять в этой кромешной тьме, но фантазия и образование делали своё дело... От таких порывов ветра о размахе крыла можно было только догадываться... Где-то вдалеке наверху, как на огромной горе раздался глухой рёв, быстро замолкший, будто челюсти существа нашли свою жертву, на какое-то время всё стихло, за тем раздались сначала удар по каменной горе, а за тем удаляющиеся медленные взмахи исполинских крыльев...
   Подъём продолжался. Каким бы безумием это не казалось, но кто-то упорно вёл и вёл их ввысь, преследуя какую-то призрачную, одному ему известную цель. Возможно желая скормить друзей для того монстра, что покинул свою обитель на какое-то время, возможно и за чем-то другим...
   На какой-то миг ему показалось, что он спит, что всё это безумный сон и вот он проснётся, но что-то внутри предвещало плохое предчувствие. Последние надежды проснуться, таили на глазах с каждой тянущейся минутой...
   И вот ступени кончились... Подул сильный ветер. Походка тела Артура изменилась на крадущуюся, аккуратную, что-то постоянно переступающую. В момент, когда взгляд упал вниз, он увидел груды ломаных, покрытых черно-зелёной, а где-то багровой истлевшей плотью костей разных размеров и форм. Многие были похожи на ствол дуба по толщине, другие были не больше кошачьих... Костей было столько, что вся поверхность представляла сплошной костяной ковёр... Шествие продолжилось куда-то в центр это жуткого кладбища тварей.
   Несколько раз из-за костей выглядывали светящиеся глаза... Постоянно что-то шуршало то где-то спереди, то за спиной, но обитающие тут твари не решались нападать на движущихся незнакомцев, предпочитая остатки падали, которой было хоть и не так много, но все же рисковать они не хотели...
   Прошло около получаса такого хода в ещё более страшную неизвестность. И тут, шаг прекратился. Из-за спины вышли Санек и Юрий, последний прижимал к себе правой рукой сферу. Глаза их загорелись странным огнём фиолетового оттенка. Они склонились и свободными руками начали собирать из костей жутковатый пьедестал... В тот же миг, кто-то будто бы "заметил" Артура, и картинка резко отдалилась со звенящей, похожей на ультразвук, волновой болью...
  
  
  
  ГЛАВА 3
  
  
  Всюду, насколько хватало взгляда, кипела суровая битва! Многоголосый рёв тварей Тьмы всех видов звучал наравне с боевыми горнами Светлых воинств, и понять что-либо в творящемся хаосе вокруг - не представлялось возможным. Туман, кровавя пелена перед глазами, грохот взрывов, вкус крови во рту и разрывающийся в муках от неизвестных воздействий разум - все это не давало понять ни время, ни место происходящего. Звон оружия перекрывал лязг доспехов, скрип големов и конструктов перемешивался с ужасающими магическими взрывами, распарывающими само пространство заклинаниями, бушующей стихией и вскипающим Астралом на поле битвы! Все это дополняли крики и стоны тысяч умирающих и раненых, догорающих в голодном пламени или пронзённых самим светом и тьмой, будто копьями. Шевелящиеся в судорогах останки от ударов великанов, разрубленные тела карликов, обугленные остовы, разорванные в клочья твари, неестественно изуродованные тела - все это на миг зависло... Превратилось в яркую картину знамения или предупреждения, и...
  - Слава Артоне, снова сон...
  Тяжело задыхаясь, молодая девушка резко приняла сидячее положение посреди ночи. Перед её взором, в темноте - до сих пор, угасая, проходили ужасные кровавые сражения, где перемешались вопли живых и неживых существ и тварей. Кошмарные создания, воины света, невиданные твари, люди, эльфы, орки и прочие существа, бились в её сне с невиданной ожесточенностью и, так же... гибли, сотнями, тысячами от клинков, когтей и в колдовском мареве созданном магами, демонами и высшими созданиями, которые так же принимавшими участие в битве не на жизнь, а на смерть...
  Только со временем отступил страх и наваждение, чувства приходили в норму, вырисовывая привычную обстановку просторной, дорого обставленной комнаты, даже ночью выглядевшей дорого и со вкусом. Женским вкусом.
  Картинка была настолько реальной и ужасающей, что девушка долго ещё не могла прийти в себя, вытирая дорожки от слез и тяжело дыша, а сердце билось настолько часто, что грозило выскочить из грудной клетки - напрочь, разорвав плоть, грудную клетку и легкую ночнушку.
  Посидев ещё немного в таком состоянии, она спустила босые ноги на пол и, почувствовав его легкую прохладу, легко подошла к столику с прозрачным кувшином, доверху наполненным водой.
  Пара судорожных глотков и сбившееся дыхание начинало приходить в норму. Образы в голове так и не желали уходить на задний план, ярко сменяя друг друга в хаотичной пляске.
  Как и во многих снах, она бежала к какой-то своей цели, всё никак не имея возможности её достичь. Вот только запомнилось чьё-то лицо, лицо какого-то воина, со странным выражением лица, будто желающего что-то сказать... и все...
  В конце концов, она сумела успокоить себя и легла обратно. Но что-то в душе не давало ей покоя. Что-то, что вот-вот должно было случиться, изрядно вытянув струны судьбы до критического состояния, и начали лопаться они, по всей видимости - именно сейчас.
  
  
  *****
  
  
  Всё изменилось в один миг: прошла дремота, сны, видения и кошмары куда-то пропали, сразу окунув дремавший неведомо сколько разум в суровую реальность. Вокруг бушевала стихия, по лицу то и дело били песчинки, злобно и больно впиваясь в кожу своими острыми краями. Ураганный ветер ревел в настоящей ярости редчайшего гнева стихии! По-другому эти кошмарные порывы ветра называть было нельзя. Становилось тяжело дышать. Интуитивно хотелось прикрыться руками, спрятаться от всего этого, закутаться в материю, но Александр не мог, вернее, затекшим рукам что-то мешало.
  Чувствовал он себя как-то странно, спина занемела, но... небывалый прилив сил ощущался во всем теле!
  "Сколько же я спал?.." - он пошевелил пальцами, не веря самому себе. Вяло потрогал себя за джинсовую материю на ноге, не открывая слипшихся глаз, лежа на спине на чем-то неудобном и очень холодном, вжимая голову в плечи от буйства природы.
  Санек пошевелился ещё раз, контроль появлялся постепенно, но прилив сил давал знать о себе, стимулируя выбросом адреналина в кровь, от чего мозг сразу начинал работать быстрее, но появлялись некоторые болевые ощущения в области запястий.
  Он приоткрыл глаза...
  Перед взором носилась настоящая мгла из черного песка. Вдали он увидел сразу два огромных вихря, титанические силуэты, которых, то и дело выделяли на тёмном небе разряды неестественно огромных молний, разрезающих потемневшее небо с какой-то особой жестокостью. Создавалось впечатление, будто стихия обозлилась на кого-то или что-то дерзкое внизу, посмевшее призвать силы, находящие за Пределом. На самом верху же, прямо над ним - зиял зловещий провал в темноту, больше похожий на мрачную корону с изогнутыми зубьями из черных облаков, подсвечиваемых сполохами молний, самый центр провала венчала похожая на черную жемчужину луна.
  "Что-за дья...?" - не успев окончить мысль, Санек зажмурился от новой вспышки, лишившей его зрения на несколько секунд.
  Видимое место было похоже на Стоунхендж, только вместо зелёной травки по всему обзору был очень черный песок с пеплом и красноватыми камнями разной величины, расписанными невиданными символами, то и дело загорающимися в разном порядке колдовским, неестественным светом. Повсюду между камнями виднелись силуэты странных существ - это точно были не люди - кланяющихся кому-то в центре. Место напоминало выжженное страшным пожаром или вулканом пространство, везде, куда падал взгляд - был только небывало черный песок, уходящий за видимый горизонт и эту жуткие создания.
  Камни располагались строгими кругами и создавали площадку размером с маленький стадион в центре, только круглой формы. Санек лежал на одной из трёх горизонтальных плит головой в сторону центра неизвестного творения, спустя мгновение он смог разглядеть силуэты друзей, лежащих без сознания, но в тех же позах, на таких же плитах. Ещё через удар сердца он разглядел во внутреннем круге незнакомцев, полностью укутанных в черные плащи, не преклоняющих колени или лапы, без видимого труда передвигающихся даже в таком бушующем мареве разбушевавшегося пустынного ужаса.
  Рядом с плитой, на которой находился Юрий, разогнулась большая худая тень, метра под два ростом, в черном закрытом балахоне. Она что-то взяла из-под камня и двинулась медленным неспешным шагом куда-то в сторону центра нагромождения. Повернуть голову дальше не представлялось возможным из этой позы. Он попробовал пошевелить руками - не получилось. Что-то прочно держало их на месте, похожее на какие-то ремни, перевязанные под камнем, одна рука отозвалась болью. Санек почувствовал что-то липкое и местами подсохшее на левом запястье. Наконец поняв, что это сочится его кровь из пореза, он расслабил руки, чтобы приостановить кровь. Попробовал пошевелить ногами, слава случаю - они были свободны от пут.
  Спустя некоторое время он, больше почувствовал, чем услышал слева приближение незнакомца. Откинул на камень голову, расслабился, дабы не привлекать лишнего внимания и совсем легко прищурился. Незнакомец по-хозяйски подошел к нему вплотную. Худой, высокого роста с надвинутым наглухо глубоким капюшоном, защищающим от ветра, он вперил невидимый из тьмы взор на Санька, и склонился рядом с ним, сунув руки под жертвенный камень.
  "Ах, тыж мерзкая... ТВА-АРЬ!!!" - продолжения и так понятного действа, Санек ждать не стал.
  Страх перед жертвоприношением заставил мышцы черпать скрытые резервы организма, придавая им небывалую силу. Сердце забилось в бешеном ритме, дыхание сорвалось на хрип. Мгновенно рванувшись в сторону сгорбившейся фигуры ногами и обхватив, неумелым, но удачным захватом шею: сжал со страшной силой горло ничего не подозревающего незнакомца, перекрестив ноги на манер подсмотренных захватов из фильмов-боевиков. От удивления, тот даже не успел понять, в чем дело, но вцепился в плотную материю штанов на ногах нечеловеческой хваткой, от чего Александр даже коротко вскрикнул, но только усилил давление захвата. Сейчас на кону стояла если не жизнь, то хотя бы месть одному из этих неизвестных злодеев, и пока, он шел к успеху.
  Мгновение замерло. Тут же послышался сначала первый, жутковатый загробный голос вдалеке, тянущий какую-то неправильную, нечеловеческую, изломанную полу мелодию, полу пение. От страха, Саня сжал ноги ещё сильней, подозревая, что его заметили, и он не успеет расправиться с ним, прежде чем его убьют, но через несколько мгновений уже два похожих голоса, напевали на странном языке неизвестную музыку-песню. Их голоса были похожи на полу рык, исковерканное пение с вкраплением не слышанных доселе слов непонятного, мерзкого языка. В тот же момент, когда второе существо запело, удушаемая тварь захрипела подобным им голосом-рыком, но слишком слабо и как-то скуля. Со стороны круга явилось жуткое красноватое сияние, будто косматыми щупальцами, блекло освещающее картину происходящего только там, куда они касались своим неравномерным светом. С ним же и появился медленно нарастающий гул в ушах и давящее ощущение присутствия чего-то немыслимо огромного, запредельно могучего и величественного, того - что невозможно описать словами. Буря тоже заметно усилилась, пытаясь стереть смертных наглецов, призвавших столь огромную неестественную мощь во владения Стихии.
  Все символы разом, приветственно зажглись в полную силу, от чего Санек увидел, насколько огромное количество обелисков исписано ими и как далеко они уходят во тьму. Плита под ним тоже отдалась легкой вибрацией и призрачным светом, проводя через себя колоссальные энергии, стягиваемые куда-то в сторону этого злого света, с каждым мгновением обретающего силу. Некоторые обелиски начали потрескивать, только усиливая видимую напряженность.
  Именно когда одно из "щупалец" и обелиски осветили более полную картину происходящего - на короткий миг настала страшная, неестественная тишина, укрывшая их под куполом новопришедшей Силы, в которой тонул любой звук и не только, кроме непрерывного исполнении непонятной песни дуэта. Читающие демонической речью голоса как-то неестественно быстро стихли, фигура в черном, задыхаясь из последних сил и жуткими рывками рвущаяся из смертельной хватки, старалась высвободиться выхватила мерзкий костяной кинжал, больно полосуя по ногам своими длинными, кривыми ногтями свободной руки. И в том пылу с её головы упал капюшон... На долю секунды сердце Санька екнуло, а лицо побледнело от ужаса: страшные длинные клыки вместо зубов, на мерзкой, черной натянутой кожистой морде в костяных наростах, с тремя желтоватыми небольшими рогами на голове и... страшной ненавистью горящим взглядом, в прямом смысле горящем - глаза твари светились неистовой огненной злобой, и... раздался хруст... Тело дернулось и обмякло. Но взгляд... Глаза твари продолжали гореть, вперившись в лицо Сани, обещая тому страшную участь...
  Лишь мгновением позже Санек заметил вонзенный на пол лезвия в ногу кинжал твари, мертвым грузом сползающей на землю.
  Секунда и Александр услышал, как ему показалось, отовсюду бегущих в его сторону мерзких созданий. Красноватое сияние начало понемногу спадать, теряя силу, а он уже приготовился к смерти. Зажмурился... Представил, как его будут раздирать на части озверевшие твари в лютой злобе за своего сородича! Шаги... Близко... Краткая пауза... Начинают отдаляться...
  "Что!?!" - Не поверил Санек, мгновенно открыл глаза и увидел две убегающие с нечеловеческой скоростью фигуры на четырёх лапах за рисуемую воображением грань камней. И тут он понял, в чем причина...
  Зловещее сияние за спиной приобрело поистине угрожающие оттенки, символы на камнях загорелись ярким, загробным синим пламенем, местами плавя камень, а где-то кроша его в песок. Гул нарастал со страшной силой, Александр обернулся... За спиной творилось нечто...
  Набравшее силу сияние имело два четких красных ответвления изменяющих цвет с красного на голубовато-зеленый. Из чаш, что принесли твари, тянулись в центр бушующего сияния, утолщающиеся к центру аномалии нити-щупы, третья нить, блуждала и неведомой силой плавила камень и песок, вздымая клубы едкого дыма в месте недостающей чаши... Словно почувствовав взгляд Санька, нить потянулась к нему как змея, по зигзагообразному пути... Сердце начала стучать как бешеное. Дыхание, не успевшее восстановится от короткой схватки с тварью, снова сорвалось на максимум. В ужасе отвернувшись, уже через мгновение он почувствовал нестерпимый жар и страшную вибрацию за спиной: повинуясь только инстинктам, он рванулся вперед - единственное направление спасения от страшной участи... Тем временем, казалось, что незримое щупальце обволакивает камень вместе с ним...
   Случилось само Чудо!!! Ремни, закрепленные под камнем, не выдерживали натиска и жара щупальца и порвались. Выдернув из ноги костяной кинжал, он с небывалой скоростью для раненного человека рванулся сначала в сторону тьмы за камнями, но потом резко прибавил и рванул в сторону Юрия, не забыв прихватить жуткий инструмент своего палача. Хватило трех, четырёх секунд, чтобы оказаться рядом с ним срывая дыхание на хрип. И ещё около пяти ушло на разрезание пут. Медлить не стоило....
   Гул перерос в страшное монотонное натянутое до предела напряжение... Черный песок под ногами начал дрожать и перетекать в разные стороны, некоторый песчинки вообще поднимались в воздух. Первобытный страх и инстинкты самосохранения набатом били смертельную тревогу! Санек окончательно справился с кожаными ремешками под плитой Юрия и, что есть силы, влепил тому пощечину, скривившись от боли в слегка порезанных запястьях и начинающей болью заявлять о себе, ноге.
  - Там же Хоха... - прохрипел с округлившимися глазами Юрий Саньку, как только оценил ситуацию.
  - Нет времени!!! Похоже, не успеваем... - оборвал тот его на полуслове, развязывая последний ремень.
  - Саня!.. - взгляд Юры прикипел куда-то за спину Санька, но тот среагировать не успел. Сзади на него обрушилась каким-то чудом восставшая тварь, только что задушенная им возле жертвенного алтаря и добитая ритуальным орудием.
  Нечеловек с переломанной шеей и скошенной на бок головой ударил Санька по голове и спине, чем отбросил его в сторону. От такого страшного и неожиданного удара он даже растерялся, но ненадолго - тут же начав в спешке отползать назад, копая пятками песок. Что-то внутри подсказывало, о бесполезности применения сжатого в руке оружия против ожившего создания...
  Казалось, тварь потеряла разум, или сошла с ума, так как движения её были изломаны, совсем не те, что были на ритуале. Будто её суставы дергал за ниточки кукловод, но от этого картина становилась ещё страшнее. По какому-то наитию, Санек почувствовал незримую нить, уходящую куда-то за край видимости, но это было лишь мгновенным наваждением, смертельная опасность перед глазами сосредотачивала все мысли на собственном выживании.
  В то же время под отступающую завесу пробились ветры лютой бури, внеся свою лепту во все происходящее и на мгновение отвлекшие тварь, чем и воспользовался Юра, и со всей силы пнул с прыжка монстра в спину двумя ногами. Тот упал навзничь, и пока поднимался - ребята рванули в другую сторону, но пробежать они успели не много.
  Все вокруг вдруг озарилось бледным светом. Друзья успели укрыться за каменным обелиском. Прикрывая уши и успевая увидеть, как раскаленное пламя вместе с поднятой волной расплавленного песка обрушивается на снова, поднявшуюся на ноги тварь, успевшую сделать пару хромых изломанных шагов в их сторону. Видели, как с неё содрало балахон и плоть, обнажив нечеловеческий скелет с кипящими от немыслимого жара внутренностями. Этот момент Санек запомнил на всю жизнь, момент, когда даже после смерти, кошмарная тварь пыталась дотянуться до него своей костлявой горящей рукой... Последней, была засыпана протянутая уродливая рука, даже сейчас, старающаяся, дотянутся в предсмертном желании убить свою жертву. От близкого взрыва их контузило, и они потеряли сознание, но самое главное - выжили... правда, вдвоём...
  
   Очнувшись от страшного жара рядом, после в голове не укладывающихся событий в неизвестном месте, Саня только сейчас разжал побелевшую от напряжения руку с костяным кинжалом, вспомнив, что он находится в его руке. Опасливо оглянувшись, заткнул его за пояс и начал легко трепать друга. Юрий никак не мог прийти в себя после контузии, лежа у основания каменной плиты. Александр усадил его спиной к камню и, как следует, влепил пощечину обратной стороной ладони, сразу скривившись от пронзающей боли в проколотой кинжалом ноге.
   Взглянув на раскалённый песок рядом, оплавившийся до состояния черного стекла Санек выглянул из-за раскаленного почерневшего края камня в сторону места взрыва. На самом его центре, горело двухметровым столбом неестественное зеленоватое пламя. Искажение в разных местах самого пламени говорило о его необычном происхождении, явно нечестивого характера. Что именно продолжало там полыхать разглядеть не удавалось. Оставалось ждать, пока остынет песок и все вокруг, чтобы разведать обстановку. Ещё его беспокоили пропавшие в неизвестном направлении оставшиеся твари. Уж очень был велик шанс их возвращения. И, чтобы не встретиться снова с ними лицом к лицу, ребятам стоило поспешить.
  Пока полыхало пламя, большая часть периметра вокруг их камня и всего места были освещены достаточным светом. Саня крутил головой как локатором, выискивая малейшее движение.
  - Хохи там не видно?..
  - Нет... - на мгновение взглянув на друга, продолжил вертеть головой Санек.
  - Смотри... - Санек посмотрел на Юру, взгляд того был устремлён прямо вверх где перед его взором представилась зеленоватая, гораздо больше привычной, луна...
  - Там пламя... зелёное... - начал было Санек, но друг смотрел на него как на идиота.
  Большего не понадобилось. Оба удивлённо уже рассматривали необычную зеленоватую луну.
  - Зрение двоих сразу обмануть не может, - похолодевшим голосом прошептал Юра, и друзья переглянулись, - Думаешь о том же, о чем и я?
  - Ищи белую медведицу. И ещё - там, - Санек ткнул пальцев в ночное небо, - была ещё одна луна - черная, я точно видел!
  - Уже искал... И близко ничего похожего нет!
  - Таааааак! Приплыли... - Санёк лихорадочно искал взглядом знакомые созвездия, но его ждало разочарование. Даже близко ничего похожего не наблюдалось в ночном небосводе, что уже не вызывал давящего страха перед титаническими силами, что были разбужены неизвестными тварями, пытавшимися принести их в жертву.
  Тем временем песок успел подостыть, пахнуло прохладой. Жар спадал очень быстро, не имея подпитывающего очага. Пламя в центре круга тоже постепенно теряло былую силу, с каждой минутой сужая круг видимости вокруг эпицентра чудовищного взрыва.
  Осмотрев рану, Санек снял с себя майку и перетянул кровоточащее место, ещё раз скривившись от боли и не много затягивая узел. Рана только начинала заявлять о себе болевыми волнами при каждом новом шаге, куда-то быстро улетучивалась вся стойкость к боли, так сильно приглушившая все чувства в спасении самого главного - жизни, а может быть даже и души...
  Санек встал с колен и подошел к горячему черному стеклу около края камня. Плюнул на него, слюна не зашипела. Критическим взглядом осмотрел свои тапочки, одетые у Артура в гостях и принадлежавшие когда-то ранее его сестре или маме в форме сланцев, и тут же рванул в сторону плиты, на которой лежал Артур перед взрывом, ковыляя и прихрамывая, но двигаясь с максимально возможной скоростью.
  Опоздал...
  Только начали вырисовываться черты плиты, на которой лежал один из лучших друзей, как в глаза бросилась кровавая полоса, тянущаяся от побагровевшего камня и уходящая за видимый круг в темноту... Сердце рухнуло в пропасть. Перед глазами мелькали все вместе пережитые моменты жизни, начиная от знакомства и заканчивая столь бесславным концом.
  - Чертов шар!!! Ну зачем ты его взял тогда!?! Зачем?.. дружище... - еле шептал себе Санек, следуя по жуткой тёмной полосе на песке, а в мыслях росла стена подавляющей даже чувства боли и опасности, грусти.
  Внезапно полоса обрывалась в ночи, где-то между дюн. Санек обошел все ложбины вблизи, опасливо озираясь по сторонам, но Артура и след простыл...
  Скорей всего, его утащила одна из этих тварей, если взрыв не привлёк сюда ещё большее количество голодных хищников пустыни. И не смотря на все это, Саня медленно поплёлся по стеклянной черноте обратно. Юра даже привстал, с широко открытыми глазами, предчувствуя самое страшное.
  - Что там?..
  - Всё в крови, от алтаря тянется черный, запёкшийся кровавый след... Ну, ты сам понимаешь... - подняв глаза в незнакомое небо, продолжал Санек, - Его что-то утащило в пустыню и по ходу - съело...
  - Тела нет? - Вздохнул было Юра. - Пошли, поищем, нужно убедиться. Пока сам не увижу - не поверю.
  - Пошли!
  Они рванули к тому месту. Времени не стоило терять ни секунды, вдруг Артуру нужна была помощь, ну или хотя бы оставалась маленькая надежда на то, что он жив.
  Выбежав за грань света по истончающемуся багряному шлейфу в слегка освещаемую зеленоватым светом луны пустыню, они пришли в замешательство: оплавленная в стекло чернота заканчивалась, впереди был только черный песок, но никаких следов на песке не было...
  - Может его оттащили в другую сторону? - оглянувшись, на затухающее пламя предложил Санек, - сам он точно идти бы не смог... Никто бы не смог!
  - Разделимся, ты иди по левой стороне, а я по правой. Так будет в разы быстрее. Если кто-то из нас истошно заорёт - значит сожрали. Сразу уносим ноги в противоположную сторону. Опасно, но попробовать надо. И... Постарайся не кричать - шансы остаться живыми утроятся.
  Кивнув друг другу, они, мгновенно разделившись по разным сторонам, побежали как по кошмарному ночному стадиону с мрачными безмолвными хищными монолитами, вырисовывающимися во тьме и угрюмо наблюдавшими за их тщетными попытками найти друга.
  Хоть и зеленоватый свет луны давал какое-то освещение, но в такой кромешной тьме, вступившей в себя почти в полную силу, разобрать хоть какие-то намёки на следы было невозможно.
  Прошло около минуты как они встретились вновь, уже на другом конце круга. Задыхаясь от спешки, они согнулись, тяжело дыша и жадно набирая местный воздух огромными глотками.
  - Ничего?
  - Ничего... - кивнул Юрий, - как сквозь землю провалился! Только я увидел около...
  - А... Ты про "того"? Сам не знаю кто это... Я оставил лежать его там же где и придушил... - с остекленевши-задумчивым взглядом рассказывал Санек, прокручивая в голове те воспоминания и предсмертный взгляд жуткой твари, пробирающий до дрожи. - Тогда двинемся в сторону кровавого следа легким бегом, - Распрямляясь, скомандовал Санек, - Настигнем быстро, если уполз не далеко.
  - Тем более - тут оставаться совсем не лучший вариант.
  - Да, и не забудь что это пустыня. По ней лучше двигаться ночью, тем более нам... - Попутно окидывая взглядом свою и друга одежду, молвил Санек.
  Оба были одеты в джинсы и теплые свитера разных цветов, в носках и тапках-шлепанцах. В такой одежде по пустыне явно далеко не уйдешь...
  - Воды ведь совсем нет... - сглотнул Юрий. - А в горле уже совсем пересохло!
  - Решено! Выдвигаемся. Всё лучше, чем быть съеденным той мерзостью! - Санёк захромал в сторону, куда указывал кровавый след друга. Хоть и шансов найти его живым, было очень и очень мало, и с каждой секундой после взрыва они таяли все быстрее, но что-то внутри подсказывало, что ещё не всё потеряно! Пока они воочию не увидят его тело, или хотя бы намёк на смерть друга - ничего не потеряно! По крайней мере, так себя утешал Санек.
  
  
  
  
  
  ГЛАВА 4
  
  
  В ложбине между тремя черными дюнами горел маленький огонь. У, казалось бы, обычного костра сгорбившись, сидел человек, закутанный в одежду пустынного скитальца. Скрестив под собой ноги в медитативной позе, его взор был устремлён прямо в пламя. В ожидании Видения...
  Он мог сидеть так часами, в чем ему помогал огромный опыт. Лицо было тщательно скрыто глубокой маской, оставляющей только прорези для глаз, для самого важного в этом замысловатом ритуале.
  Обычно пустынник чуял малейшие колебания мира духов и мира Астрала, но сегодня на тонких планах бытия творилось что-то невообразимое! Оставалось только дожидаться знака...
  Его взор блуждал на тысячи шагов по бескрайним черным пескам в истинном видении. Пустыня меняла свой цвет с черного на белый, где-то на золотой, в иных местах на серый, а в какие-то годы даже на голубоватый - но никогда прежде на зеленый и красноватый... Такие колоссальные изменения в течениях силы реальности он зрел впервые!
  В возбуждении от наблюдаемого в трансе, он мысленно отправлял команды телу щепотками подсыпать искристую пыль в огонь Видения, от чего пламя становилось ярче, приобретая новые краски и детали, а взор шамана - дальше!
  На какой-то миг, колдовское пламя притихло, а потом и вовсе угасло. Пустынник оторопел, не понимая в чем дело. Постарался разжечь новый огонь, но впервые за всю его жизнь, проверенное тысячи раз заклинание не подчинялось его воле. Спустя миг, он понял почему.
  Всю пустыню озарила ярчайшая вспышка! Пустынник, не веря, резко вздернул голову. Пламя колдовского костра само по себе вспыхнуло с утроенной силой рядом с ним, заставив того отшатнуться и привстать от колдовского жара, местами опалившего одежду через незримую защиту, но времени терять не стоило и шаман вновь бросил все силы на поиск очага магических волнений. Его опытный взор сразу узрел искомое - дав ему возможность понаблюдать на расстоянии.
  Событие, наблюдаемое в бешеной пляске магического огня, достигало апогея. Очаг сигнала стремительно угасал, если бы не этот всплеск разрушительной мощи, он бы ещё долго просидел за поисками искомого места, явно защищенного какими-то неизвестными чарами от всех любопытных, пугающие остатки которых развеяло непонятной катастрофой...
  Приблизив взор на максимальное расстояние, он наблюдал следующую картину: ранее невиданное место, с кругом камней, между которых сейчас гуляли невидимые ветры перекрёстков миров, на границе выделенного взором места бежали две стремительно уходящие во мрак тени скорее спешившие скрыться с горящей земли. Повсюду стонали жуткие тени, потревоженные духи в бешенстве метались из стороны в сторону, будто прикованные цепями, и над всем этим хаосом было ещё нечто непостижимое, ужасающее даже его - многое повидавшего шамана.
  Он не поверил своим глазам... Прямо по раскаленному от жара песку, по направлению от страшного, голодного до слабых душ отворившегося межмирного зева - ползло какое-то существо... Обгоревшее, все в крови, оно старалось любым способом убраться прочь из этого пылающего зелёным светом огня, ада. Отдалённо похожая на человека, фигура ползла за край тени в нескольких дюжинах шагов от спасительного мрака, из самого, пылающего страшной злобой безудержного пламени, демонова котла...
  Пустынник вздрогнул, его словно выдернуло из видения, а вокруг уже бушевала целая поляна магического пламени, будто сильный ветер раскинул его костер на поле с сухой травой! Оторопев ещё раз, он властно погасил разбушевавшуюся магию и только сейчас понял, что стало причиной всего этого - за горизонт уходила самая настоящая магическая ударная волна от небывалой катастрофы!
  Пустынник вскочил на ноги, быстро подхватив с собой все свои вещи, он поднялся на одну из дюн, развернулся и вскинул руку в сторону ложбины, где проводился обряд. С руки тут же сорвалось с нарастающим шелестением заклинание вьюна. Медленно растущий ветер, превращался в вихрь, заметая любые следы использования магии хозяина...
  Сам же пустынник уже мчался в направлении недавнего видения небывалой магической катастрофы.
  
   Ребята брели по ночной пустыне уже который час. Испуганно и раздавлено, редко озираясь по сторонам, Юрий поддерживал хромающего Санька и все же, они старались не терять скорость шага и не отдыхать по пути, понимая, что с восходом солнца их будет ждать смерть от жары и изнеможения. Санек, даже в свитере не смог избежать прохладного прикосновения ночной пустыни... Юрий же шел как-то бодрее, видать из-за своей слегка ожиревшей особенности тела. Пройдя уже довольно большое расстояние, они поняли, что уже не смогут отыскать друга, но прекращать свой путь не собирались ни на минуту, пребывая в мрачноватых мыслях. Ни одному, ни второму до сих пор не верилось в такую утрату.
  На горизонте уже начинало светать. Первый рассвет иного мира заставил их, стоящих на вершине черной дюны, раскрыть рты от красоты увиденной картины в неприкрытом восхищении... Поднимающийся из-за горизонта диск ярко золотого солнца, был крупнее привычного в два с половиной - три раза! Свет, будто живой, тянулся к ним своими ласковыми лучами, приобретая всё новую силу от рикошета черно-глянцевой пустыни...
  Прошло не менее трех минут, прежде чем ребята опомнились - этот, красивый яркий и необычный свет, скоро превратиться в самое страшное, что есть в этой пустыне: жестокое, безжалостное и иссушающее всё и вся, под своим неумолимым сиянием, солнце. Санек ткнул локтем Юрия в бок и указал в ложбину между дюнами.
  Туда, где в горсти пепла виднелись белесые кости какого-то существа, большего объяснения не понадобилось для скорейшего продолжения пути в том же направлении.
  Через пару часов пути, пока солнце ещё не набрало силу, Санек обернулся.
  Вдалеке, чего не могло быть никак, виднелся черный круг с багровыми камнями. Мурашки прошлись по всему телу. И все же разум подсказывал, об игре его воображения, или видимом мираже. Юрий, заметивший беспокойство друга, вглядывался в ту же сторону до рези в глазах, но именно эта его реакция и утешила Санька, иначе это проклятое место просто свело бы его с ума...
  Поднимался ветер, они дошли до некоего подобия торчащих из песка и пепла зубов, но на деле это были скалы острой формы. К тому времени ветер достиг немыслимой скорости, Юра показал куда-то за спину Саньку, туда... где была движущаяся в их сторону черная стена до самих небес... Санек впал в оцепенение, раскрытыми от ужаса глазами он смотрел на движущуюся в их сторону саму смерть в виде пепла и черного песка одновременно, высотой до самих небес... Страшнее зрелища в жизни ему видеть пока не приходилось!
  - Быстро падай под скалу и закрывай своим свитером и руками нос и рот, просто уткнись в рукава Саймон!!! Слышишь!?! И молись... Молись, чтобы мы остались живы!!! Иначе... Это наш конец...
  Юрий, не мешкая ни мгновения, сделал то, что велел Санек, краем глаза он увидел, друг делает то же самое. Небо почернело в своей ярости и тут же обрушило её на друзей. Вокруг стоял оглушительный свист ветра, мириады черных песчинок и мельчайших хлопьев пепла неслись по воле сильнейшей бури. На миг показалось, что сама пустыня решила придавить непрошеных гостей своей волей, но Санек тут же откинул такую глупую мысль. Ведь он знал, что это была пылевая буря - одно из самых смертоносных явлений пустыни.
  Когда всё закончилось, и они раскопали себя из-под полуметрового слоя песка, в первую очередь друзья проверили - все ли живы, за тем - осмотрев друг друга в новом обличии, их лица тронула легкая ухмылка: Юра был похож на недовольного упитанного вождя какого-то племени, весь серо-коричневый, даже лицо все равно было полностью серым от пепла и черного песка, особенно это подчеркивала не много выпятившаяся нижняя губа. Санек же больше напоминал какого-то взъерошенного призрака разгуливающего по замку из старых фильмов, только не хватало призрачных обрывков цепей на руках и ногах. Оба отплевывались и чистили друг друга, как могли от пыли и песка, попавших в рот, нос и уши, не смотря на их рукотворное убежище.
  Сотрясая с себя тонны пыли и песка, их взгляд упал на странно острый для камня угол. Нечто торчало из-под одной дюны, черного как вороново крыло цвета толи камня, толи металла. Юрий подошел и пнул выступ, предмет отозвался глухим коротким звоном. Хмыкнув, они направились дальше.
  Солнце начинало постепенно палить и припекать, пустыня нагрелась, и идти дальше стало невозможно. Они сняли свои свитера и использовали их как маленький навес друг над другом. Вместе с этим, жажда, начинала становиться, настоящей проблемой, грозя как минимум обезвоживанием.
  Под конец дня сил и желания не осталось даже на разговоры, но жар солнца пошел на сильный спад, Санек тут же встал и поплелся дальше, в ту же сторону что и шли раньше Юрий тоже последовал его примеру. Уже вечерело, а они все шли и шли... Казалось бы, бескрайние пески никогда не закончатся. В этой жизни точно....
  - Все... больше... не... могу идти... - Санек упал на песок, хватаясь за сильно покрасневшую тряпку из бывшей майки.
  - Смотри... - хриплым сухим голосом Юрий привлек внимание Санька и одновременно указал куда-то вперед. - Там!
  И в правду вдалеке мерцал какой-то тусклый огонёк. По-прежнему в молчании, друзья направились прямо к нему, но, не пройдя и двухсот шагов, услышали злой окрик.
  - Грам'нголис ахто! - С двух сторон одновременно поднялись две тени на вершинах дюн, вторя одну и ту же фразу почти в такт с какой-то злобной интонацией. Санек заметил какой-то отблеск в их руках, но в темноте понять, чем они трясли, удалось не сразу. Движения слишком сильно смазывались во мраке, но предметы походили на холодное оружие.
  - Мы мирные граждане... - начал было Санек, но следующая фраза с нарастающей злой интонацией свела на нет все мысли о понятности его слов для оппонентов.
  - Вальзиран гурмдаас!!! - тени направились в их сторону как по команде, подойдя на расстояние дух метров, друзья смогли различить в них двух сухих смуглых мужчин, замотанных в черную ткань с ног до головы. В руках один держал трезубец с черным отливом, поэтому его было не видно в тени, у второго, высокого, был длинный кривой клинок из такого же металла. Они приблизились вплотную и с интересом рассматривали друзей, о чем-то тихо переговариваясь на своём языке.
  Один из них, тот, что был с трезубцем, ещё раз спросил: - Вараам?.. - на что Юра и Саня переглянулись и пожали плечами. В то же время, широко скалясь, высокий обошел ребят и не сильно ткнул в свитер Санька, на что тот мгновенно развернулся и незнакомец принял боевую стойку, но поняв, что нападения не последует - принял уверенный расслабленный вид.
  Что-то угрожающе рыча, владелец изогнутого меча занес его над Саньком, обращаясь к Юре, но тот лишь вздрогнул и раскрыл в ужасе глаза, ярко представив потерю второго друга, он предостерегающе выставил руки и встал на защиту раненного. Но Санек успел выхватить кинжал и, держась за лезвие, протянул его мечнику. Остановив смертоносное лезвие в миллиметре от руки Юры, тот с интересом принялся изучать рукоять кинжала, аккуратно взяв его и крутя в руках, потом что-то скомандовал второму человеку.
  Владелец трезубца развернулся и засвистел в сторону огня, дождавшись ответного свиста, приглашающе помахал им и пошел в ночь вперед ребят. Второй же оставался сзади и ждал пока они пойдут в ту сторону. Друзья снова переглянулись и медленной походкой двинулись за местным антиподом Посейдона в сторону огонька, что-то тревожное начинало закрадываться в их сердца, но другого выхода не оставалось.
  Спустя несколько минут они оказались у костра, за которым сидело ещё пятеро человек. Похожие на сарацинских воинов, они пристально изучали непрошеных гостей. В основном это были такие же воины, какие их привели к огню, только у двух были луки и кинжалы больших размеров, один с молотом не малой величины и два человека, похожие на странствующих купцов или ещё какую знать, восседавшие на ковре и о чем-то тихо переговаривающиеся, то и дело посматривая на пришедших. Один из них что-то спросил на похожем языке с теми воинами, но друзья снова пожали плечами и всё же из вежливости поклонились перед не молодыми купцами. Тогда начал спрашивать второй, встав со своего места и тяжело и непривычно поклонившись своим грузным телом в ответ:
  - Фаллиатто?.. Зиббан?.. Дав"тир?.. Ахдарис?.. Гхумм?.. Шалаан!?! - меняя интонацию и выдерживая большие паузы между словами, он с изумлением оглянулся на последнем слове на второго, но тот тоже только чесал длинные грязные волосы на голове, и удивленно смотрел на происходящее большими недобрыми глазами, со сдержанной осторожностью и недоверием. Ему явно все это о-очень не нравилось.
  - Фардар?.. Гм... Джарр?.. Выждав ещё не много и долго подумав, он прошептал еле слышно: - Гарс'магар?.. - Но и на этом странном словосочетании ничего не произошло... Странно, но Саньку показалось, что в его хитрых, не много заплывших глазах начинали загораться маленькие огоньки неподдельного интереса или ещё чего похуже...
  Слово взял охранник каравана, мечник, что привел их к костру. Резкими гортанными фразами он коротко описал некоторые странности пленников, от чего "купцы" то и дело прикипали глазами к пленникам, не заметив какие-то мелочи с первого взгляда, в конце своего доклада он достал кинжал и подал его полному человеку. Взяв кинжал в руки, тот с хитрым взглядом уделил внимание не самому кинжалу, а излишне пристальному взгляду его спутника на данную вещь.
  Тогда хозяин каравана, а это не мог быть никто другой, сел на своё место и о чем-то сосредоточенно начал думать. Около магического костра воцарилась напряженная тишина, никто даже не посмел шелохнуться, за исключением пляшущих в своём диком и одновременно изящном танце языков пламени необычного костра, происходящего прямо из песка с оплавленной ямкой в центре.
  Принималось какое-то не простое решение.
  Видно, что-то для себя решив, хозяин каравана пригласил ребят к костру, протягивая по бурдюку с водой каждому из них. Лишь высокий воин по-прежнему продолжал скалиться как учуявшая падаль гиена, но жадно припавши к горлышкам с живительной влагой, им сейчас было не до высматривания мелких деталей и впечатлений на их появление.
  
  
  
  ГЛАВА 5
  
  Нескольким ранее...
   Нестерпимая боль вырвала из блаженного сна своими уродливыми, безжалостными, кривыми когтями. Мгновенно открыв глаза, Артур увидел миг моря бушующей энергии в страшном загробном зеленом пламени с примесью чего-то мерзкого - того, от чего душа начинала разрываться в агонии, желая как можно скорее вырваться отсюда и спрятаться в самом темном углу мира. Вся эта бушующая мощь, ускоряясь, стекала куда-то вниз, к его ногам, жадно прогрызая его одежду и впиваясь в понравившиеся ей части тела... Кожа, на его глазах обугливалось в некоторых местах, кровь сочилась из треснувшей обгоревшей кожи и сразу запекалась от адской температуры, боль была настолько нестерпимой, что он рванулся и больно ударился о камень головой... Но это его не остановило, всеми силами он вырвался из горящих на руках пут, недавно связывающих его обожженное тело. И теперь единственной, мечущейся мыслью в чудом сохранившемся здравом рассудке - был побег из огненного ада, побег в манящую тьму за растворившейся в ней стеной пламени... скорей... скорей...
  Где-то между волнами боли последнего круга ада, Артур обнаружил себя лежащим на спине, хотя до этого ему казалось, что он был подвешен на каких-то путах. Перевернулся, рухнул с камня на раскаленный песок, тот быстро облепил его руки, остатки одежды, не много плавя их в некоторых местах. Ему сильно повезло, что под верхней, горячей корочкой был холодный песок, иначе он бы уже сварился в этом месиве его же крови и черного песка. Пахло палёными волосами и горелой синтетикой, где-то на задворках сознания Артур понимал: его остатки волос тлеют на голове вместе с его одеждой на теле, но все мысли были заняты только тем, как быстрее уползти из адской бездны, разверзшейся за ним. Каждое движение давалось сумасшедшей болью, запекшаяся кожа и кровь лопались и кровоточили в разных местах, обильно поливая проклятый пепел и песок под ним щедрыми каплями от каждого натужного движения. Горячий воздух, поднимавшийся с раскалённой земли сушил горло и срывал дыхание на сухой хрип, но его взор был устремлён на маленький огонёк в ночи, за несколькими шагами жгучего песка.
  "Скорей... скорей... туда... спасение..." - мешанина мыслей в содрогающемся от боли сознании выплескивалась лишь в направлении пути спасения, и это даже не было его волей, скорее первобытный инстинкт помогал сохранить последние капли рассудка...
  Несколько раз теряя сознание и вновь приходя в себя от немыслимой боли, Артур выполз в ночную прохладу и просто уткнулся в рыхлую тьму из странного и необычного песка, у него сейчас бы текли слёзы от этой адской боли во всем теле, но чертов огонь выжег все, от безысходности он начал ползти дальше, превозмогая самого себя. Ему казалось, что песок под ним слишком быстро нагревается от жара тела, и он постоянно полз вперёд, в спасительную ночную пелену, что так заботливо обволакивала его своей ночной прохладой. Темнота будто бы заботилась о его измученном, бренном теле, стараясь как можно скорее остудить весь жар, исходящий от него, негласно предлагаю вечный покой в обмен всего лишь на его жизнь... но как заманчиво в данный момент было это предложение...
  "После таких ожогов долго не живут..." - резко, как натянутая струна, пронеслась мысль в опалённом сознании, но мириться с ней Артур даже и не думал. Мысленно отрывая от себя лапы старухи с косой, посылая её куда подальше.
  Боль застилала глаза кровавой пеленой, разум пребывал в постепенной, но нехотя отступающей агонии, целебный холодный песок под ним делал своё дело как спасательный круг остановивший падение в мир безумия, в который бы он погрузился, если бы боль продлилась хотя бы ещё несколько минут... Через полчаса, он уже не мог двигаться и просто лежал во тьме в ложбине между дюнами. В ушах били барабаны, ему казались какие-то далёкие, смутно знакомые крики, но, похоже, это были очередные "сюрпризы" бьющегося в муках разума, верить которому сейчас, Артур наотрез отказывался, дабы не сойти с ума.
  "Кто бы мог подумать, что очередной сон обернется в такую неожиданную и далеко не самую приятную реальность!?!" - Артур лежал и думал о происходящем, сомнений быть не могло, это уже не сны и не видения... Ведь они не могут принести столько нестерпимых мук.
  Ему вспоминалось начало этих событий, необычайная легкость во всем теле, как их руки с друзьями аккуратно расцепили какие-то аккуратные "священники" в черных рясах, потом его проводили на каменное ложе и... он уснул... Сознание медленно, постепенно, но верно очищалось. Образы приобретали ясные очертания, чувство было такое, будто океан перетекает с одного места в другое, а он плыл вместе с ним, но потом... потом вокруг воцарился истинный АД.
  "Друзья?.." - Артур вспомнил, что с ним были Юра и Санёк... - Вряд ли они смогли выжить в том, что творилось... если я так пострадал - то ребята и подавно не выкарабкались..." - воспоминания об этом пришли в голову мгновенно.
  Нестерпимая боль.... Ужас от происходящего, появляющийся постепенно... Море пламени и хаос вокруг... Летящие частицы камней и песка больно впивающиеся в его тело тучами осколков... Ожоги и, самое страшное - красно-зеленый огонь, с нетерпением жаждущий вырвать саму душу, муки которой затмевали всю остальную боль надежным покрывалом...
  "Врагу такого бы не пожелал... Поганый же ШАР!!!" - Артур, тяжело дыша, приоткрыл высохшие глаза, но в этой тьме увидеть что-либо кроме луны оказалось довольно проблематично. Луна...
  Даже его дыхание успокоилось перед видом такой луны, он с интересом продолжал следить за её безмолвным, величественным полетом в небе. Остановившимся взором, разглядывая этот светло-зелёный диск в небе. Её цвет, форма, даже размер... Мысли по этому поводу вливались в разум с самыми безумными предположениями, помогающими как-то даже гасить боль, вопящую со всех сторон, будто бы кроме неё в этом мире ничего больше нет. И все же факт оставался фактом: зеленая, неземная луна блекло освещала странно-черную пустыню своим удивительным светом.
  Артур постарался перевернуться на уцелевшую спину, но раны ныли с такой силой, что это ему удалось только с третьей попытки в тяжелых стонах и адской болью в голове и всем теле. Перевернувшись, он побоялся даже посмотреть на своё искалеченное и испещренное жуткого вида ранами-ожогами тело. Теперь ему ничего не мешало просто лежать и смотреть вверх.
  "Поганая же тва-аарь..." - мысли Артура начинала заполнять ярость, перекрывающая боль ещё на какую-то часть. Он думал о том, как он тут очутился. Последние воспоминания его были связаны с шаром, друзьями, какие-то обрывки видений и снов, все это было разбросано в памяти, будто кто-то нагло рылся в его письменном столе, на котором лежало все по полочкам, и оставил такой невежественный бардак за собой, ничуть не побеспокоившись о желаниях и воспоминаниях их истинного хозяина.
  Боль мешала его воспоминаниям, вместо них на передний план выплескивалась, как магма из взорвавшегося вулкана, слепая ярость к виновникам его нынешнего состояния - кровавым фанатикам и тому Нечто, что захватило его разум и перенесло невесть куда и зачем!
  Не замечая, как его покидали силы и глаза начинали закрываться от усталости. Артур почувствовал необычайную легкость, мир перед ним вдруг предстал в новых красках и... Артур воспарил в небо... Вернее так ему показалось, на самом деле он попросту покинул своё тело, оторвавшись от него на расстояние вытянутой руки, поначалу даже подумав, что он успел умереть, но...
  Пустыня предстала перед ним совсем не той пустыней, что он видел лёжа на спине, она раскололась на огромные парящие острова и налилась яркими красками, источниками света и далекими перемещающимися фигурами, бредущими куда-то по своим делам в разных переливах цветов. Вокруг был словно лес, огромный, бесконечный, будто затеняющий некоторые места, как и то, в котором находился сейчас он сам. Артур любовался всем этим подергивающимся маревом разных красок и теней, до тех пор, пока не увидел самого себя, лежащего на песке под ногами...
  Вид был даже не плачевным.
  Его тело обгорело во многих местах, но сейчас оно выглядело черно-серым, будто его валяли в золе и мазуте. Артур склонился к своему телу, пристально начал рассматривать каждую рану, ощущения были такие, будто он парит в облаках, но они постепенно проходили, и его ноги наливались тяжестью. Пара минут и он уже ощущал себя, как воплоти, с тем же весом и прочими ощущениями. Вокруг его тела пространство подергивалось еле заметными колебаниями, это было похоже на горячий воздух, поднимающийся с поверхности накаленных солнцем предметов. Внутри же, при пристальном взгляде, обнаружилась целая сеть, местами поврежденных, микроузлов-сплетений энергий, больше напоминающих многоуровневую паутину тонких энергий жизненных сил организма.
  Артур посмотрел на все это более пристально и увидел некое подобие дыр или провалов во внешней ауре вокруг тела. Что-то подсказывало ему изнутри, что все это неспроста и очень важно. Недолго думая, он провел рукой по дыре, подпитывая, делясь оставшимися крохами энергии, и аура в том месте стала такой же, как и в обычных, здоровых местах. Проделав то же самое с остальными повреждениями и внимательно осмотрев всё тело, он прошелся вокруг, осматривая некое подобие кристалла, парящего в воздухе и волнообразно вибрирующего в такт некоторым потокам видимых энергий, расходящихся по глади его граней, потревоженных, будто от капель невидимого дождя. Парящий предмет удивлял, но Артур поспешил вернуться к телу.
  И тут мир вокруг начал стремительно меняться. Далекий край этой чудесной, необычной красоты озарился ярчайшим светом, в одно мгновение вся картина вокруг приобрела другие цвета, но в некоторых местах, тень осталась, даже не думая уходить с места, что было довольно необычно для его восприятия. Первые лучи накрыли и его своим ласковым и тёплым радужным светом. Артур почувствовал небывалую мощь во всём теле, ему захотелось взмыть в небо и парить там вечно, и никогда не возвращаться в бренную оболочку, но все же разум взял верх. Он подошел к месту, где должно было быть его тело, но там был лишь золотистая воронка из мелких искр, медленно протянул к ней руку и... провалился обратно...
  Щелчок в разуме, тоннель с ярчайшей точкой в конце, с огромной скоростью набирающей силу.
  Открыв глаза, он увидел самый яркий из виденных ранее рассвет, но это было жалкое подобие виденного только что царства красок и свободы передвижения. Как бы ни было странно, но ощущал он себя гораздо лучше, чем раньше, хоть он и по-прежнему не мог подняться и пройти хотя бы несколько шагов, но уже чувствовал, что не умирает, а восстанавливает силы. Поразительно, но раны, вывалянные в пепле и черном песке - тоже начинали затягиваться медленно, но верно...
  Ветер поднимался постепенно, он слышал его завывания на краях дюн, Песок то и дело срывало и несло вниз горстями, но Артур ничего с этим не мог поделать. Он и так лежал в самом низу.
  Уже через несколько минут вой ветра перерос в самый настоящий рёв. Резко потемнело. Артур видел через прищуренный взгляд, что вокруг начинает буйствовать настоящая мгла, затмевающая только-только проглянувшее солнце, будто кошмар, виденный ранее, до сих пор не мог смириться со своим окончанием и в спешке возвращался обратно именно к нему! Да, ощущения сейчас были именно такими. Прикрыв лицо рукой, и скривившись от боли в тысячный раз, он впал в забытье...
  
  
  
  
  
  ГЛАВА 6
  
  Тем временем, в разных уголках Шанеалы
  многие личности ощутили на себе сильнейшее колебание потоков Астрала...
  
  Первым катастрофу узрел Арахт - древнейший из шаманов Варахтанды. Восседая на Перекрестке Миров, он попросту не ожидал ничего подобного - его грубо выбросило из идеального равновесия и неведомой силой вернуло в мир живых: сработало защитное заклинание, защитившее связь с телом от распада. Открыв глаза, он обнаружил вокруг себя две дюжины встревоженных последователей из разных кланов, смотрящих на него со смешанными чувствами страха, удивления и благоговения. И только на лицах самых старых и мудрых последователей можно было понять - грядут большие перемены...
  Вторым ударную волну в Астрале пропустил через себя архимаг - Дреар, как раз находясь на связи в ином плане бытия. Мрачно посмотрев в сторону пришедшей волны, он снова требовательно воззвал к кому-то, с кем только что оборвал связь не по своей воле.
  Третьим "слышащим" был Лельмер, уже властно занесший руку для ритуального убийства человекоподобного существа с мешком на голове, в самом сокровенном своём тайном зале поклонению Вечному Мраку. Но замешкался он всего на миг, и темная кровь в отблесках магических светильников, щедро пролилась в колдовскую фигуру заранее приготовленного ритуала. И все же он хмуро посмотрел на своего коллегу, который, казалось бы, и ничего не почувствовал вовсе.
  Это необычное событие задело ещё много кого на Шанеале, но лишь сильные мира сего уделили ему достаточное внимание. Настолько достаточное, что в их разум, точно холодный ветер пустошей - проникли кричащие чувства скорых, сильнейших перемен в устоявшемся порядке вещей.
  
  
  
  
  *****
  
  Сгорбившаяся фигура пустынника шла в кромешной тьме, через песчаную бурю за блуждающим из стороны в сторону колеблющимся светящимся пятном, еле заметным во взбесившейся тьме летающих мириад черно-серых частиц. Если бы не его укрепленная маска и заклинания защиты, он бы не смог пройти и сотни шагов сквозь эти ожившие в своём непостижимом и смертельном танце черные пески, перемешанные с пеплом. Жестокие порывы ветра стегали целыми горстями летящих песчинок, настоящими пощечинами напоминая потерявшей страх перед бурей ничтожной двуногой букашке о её истинном месте.
  Через несколько минут шар нырнул в очередном спуске и поменял свой цвет, пустынник мгновенно раскинул руки в стороны что-то коротко, но повелительно выкрикнув. Заклинание мгновенно приобрело силу и накрыло куполом всю ложбину меж дюнами. Ревущий ветром шум бури тут же стих, чего нельзя было сказать о самой хозяйке. Внутри образовавшегося купола коротким дождем осыпались запертые черные песчинки вместе с пеплом, обессиленные, потерявшие всю свою недавнюю мощь, они снова превращались в неподвижную массу. Черный песок в бессильной злобе бился об округлые, почти не видимые стены заклинания, создавая ни на что не похожий звук трущегося обо что-то невидимое, но плотное песка.
  Пустынник вздохнул и взглянул на висящий над полузасыпанной фигурой шар. Рассеяв заклинание поиска, он быстро придвинулся к едва различимому в песке человеку, прикрывшемуся рукой, аккуратно стряхнул верхние черно-серые слои. Дождавшись пока вся пыль и песок улягутся, он снял руку с его лица...
  Перед ним лежал молодой человек возрастом примерно шестидесяти Двулуний, сильно обгоревший и просто источающий сырую силу. Пустынник для интереса достал шепотку какого-то порошка и быстро вдохнул его с ладони - результат не заставил себя ждать, через мгновение он уже рассматривал его в "истинном взгляде", пока по лёгким и горлу блуждала усиливающая восприятие пыльца редкого цветка, ослабевающая с каждым новым вдохом, от чего ему даже пришлось задержать дыхание.
  Незнакомец пребывал в разных цветах, верх человека просто сиял темно-зелёной аурой, центр горел ярко синим, бока ауры, ближе к рукам сияли красноватым свечением и самый низ, у ног - светло коричневым. Такого сочетания аур пустынник не видел никогда, выйдя из истинного зрения, он удивлённо обдумал увиденное.
  Сняв дорожный мешок, достал из него маленький, блекло искрящийся флакон и небольшую шкатулку в серых тонах. Разложив их перед собой и приоткрыв, он освободил левую руку от перчатки, взяв ею горсть порошка из шкатулки, правой рукой он вылил не много искрящейся жидкости во взятый порошок. Поставив флакон обратно, он накрыл правой рукой смесь и тихо что-то прошептал.
  Пара мгновений и в прорези между пальцев начали вливаться мерцающие потоки. Убрав руку с перчаткой, пустынник внимательно наблюдал за слегка пузырящейся претерпевающей изменения жижей в руке. Когда он досчитал до определённого момента - быстро рванул остатки лохмотьев, запекшихся в редких местах с кожей, на теле незнакомца и широкими и быстрыми движениями начал размазывать полученную мазь по груди, плечам и лицу лежащего. Тот только постанывал в ответ, периодически подергиваясь от болезненных прикосновений.
  Закончив обмазывать тело пострадавшего, пустынник вновь нырнул рукой в мешок. На этот раз достал небольшую бутыль, откупорив пробку, он подвел его к пересохшему рту раненого и постепенно влил какую-то жидкость.
  Вековой опыт врачевания давал о себе знать очень быстро. Пустынник сидел прямо напротив Артура и довольно смотрел на результаты. Усиленная заклинанием магическая мазь исцеляла раны, затягивала кожу, обугленные места уже розовели новой плотью и кожей, вот только оставалось решить самое главное...
  "Кто же явился в мой мир?" - пустынник с нетерпением ждал, когда очнется незнакомец. С каждой минутой вопросы в его голову только прибывали и, конечно же, в первую очередь его интересовали любые знания!
  "Скорей же просыпайся, Иной! Скорей!" - в нетерпении он жестом активировал заклинание прилива сил, веки лежащего подернулись и открылись....
  
  
  *****
  
  
  Тишина за костром сгущалась с каждой минутой, Саньку и Юрию становилось уже как-то не по себе. Почувствовалось растущее напряжение среди этих незнакомых людей, Саньку даже показалось, что он услышал, как кто-то за спиной скрипнул более крепко сжатым предметом в руках, но растущее беспокойство разрушил второй "купец". Встав со своего места, он приподнял халат на правой руке...
  На запястье красовался темно-коричневатый браслет, в два с половиной раза шире обычных наручных часов. На нём сидел то ли паук, то ли ещё какое-то шипастое насекомое в том же цвете. Второй сидящий человек пристально смотрел на реакцию ребят, но как-то заметно расслабился, когда первый протянул руку с браслетом ребятам в жесте рукопожатия. Остальные присутствующие заметно напряглись, один из них даже попятился назад, но Юрию все это казалось обыденным, как поздороваться со старым знакомым. Не размышляя ни секунды, он пожал руку высокому "купцу". Браслет на его руке отреагировал мгновенно, изменив свои тона на какой-то не понятный цвет ближе к кроваво-бардовым оттенкам.
  - Ихаар!- сообщил с довольной улыбкой человек с пожатой рукой. Второй, сидящий рядом с ним, широко заулыбался.
  Юрий отпустил руку, настала очередь Александра. Не мешкая и секунды, как-то даже расслабившись, Санек пожал протянутую руку и посмотрел на браслет. Тот принял яркий светло-голубой отлив, с примесью небесной синевы и темно-коричневого сияния. Санек оторвал взгляд от браслета и даже вздрогнул от пристального взгляда "купца" пожимающего его руку. Тот смотрел на него изучающе, с плотно сжатыми губами. Саньку даже показалось - немного враждебно. Отпустив руку, браслет снова принял свои темные тона. Что-то громко сказав на своём языке остальным, стоящий человек сел на своё место и жестом пригласил гостей присесть к ним, попутно доставая из котомки аппетитно пахнущее нечто, предлагая своему товарищу и ребятам. Остальные тем временем разбрелись кто куда, подальше от костра. Санек с удивленными глазами рассматривал магический огонь у их ног, который давал к тому же немало тепла в довольно прохладную ночь. Вновь поймав понимающий взгляд жующего "купца", он ткнул Юрия и указал на пламя. Тут удивленно присвистнул, смотря на танцующий огонь прямо из песка не имеющий под собой даже углей...
  - Как это они делают интересно? - с полным ртом вкусного запеченного мяса вопрошал Санек вновь поймавший на себе изучающий взгляд, - Я начинаю подумывать о магии...
  - Бред конечно, но другого объяснения я не вижу, - с завороженным видом смотря в магическое пламя, согласился Юрий.
  Доев угощение, им предложили две лежанки в виде постеленных шкур рядом с остальными спутниками купцов и дали некое подобие такой же верхней одежды и два глухих плаща. Ребята скинули свои лохмотья, одели предложенные вещи и обзавелись повязками на голову, которые больше походили на лыжные маски, после чего легли спать.
  ...Такого утра у них ещё не было... Проснувшись от грохота совсем рядом, они вскочили на ноги: рядом с их ложбиной, где они заночевали, шагала неспешной походкой в их сторону огромная каменная скала. Массивный остов, похожий на гуманоидный, но очень широкие в обхвате туловище и руки. Создание больше походило на осадную машину, под каждым его шагом, песок проваливался с глухим ударом одной из двух массивных коричневатых каменных ног-опор. Размером голем был в два с половиной - три человеческих роста.
  Ребята в ужасе побежали в сторону, но услышали только звонкий смех за спиной и тут же остановились. Обернувшись, они увидели двоих "купцов" согнувшихся в неугомонном смехе вместе со своими спутниками. До сих пор ничего не понимая, они встали в ошеломлении. Скала остановилась и, казалось, тоже хотела рассмеяться над ними, но её мрачность этого не позволяла.
  - Голем?.. - Юра, не веря спросил Санька. - Никогда бы не поверил, пока сам не увидел...
  - Гм... - Все что смог выдавить в ответ потрясенный до глубины души друг.
  Они пошли к купцам, уже унявшим свой смех. Один из них протянул руку в сторону голема и, посмотрев на ребят сказал:
   - Дальхар, - за тем, прижимая протянутую руку к своему сердцу, он добавил: - Занн Дальхар!
  Санек поклонился, протягивая руку в сторону говорящего, повторил: - Занн Дальхар, - за тем, повторив второе движение уже в свою сторону, сказал; - Александр! - "Купец поклонился в ответ и посмотрел в сторону Юры, тот проделал то же самое. Второй купец представился Занн Ахримасом, Санек, глядя на этих людей понимал, что это не фамилия и уж точно они не братья и не родственники. Скорей всего это был какой-то титул или подобие уважительного обращения.
  В ярком утреннем свете он разглядывал их с большим интересом. Дальхар был низкого роста, на голову ниже Санька, что обладал средним ростом, полон с мясистым лицом и толстыми пальцами, выглядывающими из-под его темно-красных одеяний, Ахримас наоборот был выше на две головы Дальхара, худой с более светлой кожей, будто недавно гостил у Дальхара, одет в белую одежду. Их одежды напрочь отличались от полностью черных одеяний их охраны, вооруженной самыми разными приспособлениями. Если взгляд на них падал не много под углом, то казалось, что вид вокруг "купцов" немного искажается или преломляется.
  Пришла очередь голема объявить о себе. Он встал на одно колено вблизи своих хозяев, ребята заметили ступеньки, выщербленные прямо в спине голема, где висело ещё немало всяких разных предметов, от оружия до всяких плотных кожаных мешков, наполненных разными предметами, о чем свидетельствовали многие выступающие выпуклости в натянутой коже на мешках. Хозяева живой скалы полезли на его верх и уселись на просторной площадке на месте, где по логике должна была присутствовать голова существа... Голем тут же встал обратно, повернулся и мерно и медленно начал шагать в восточную сторону пустыни, вся остальная группа тут же последовала за ним на приличном расстоянии.
  - Как думаешь? Куда они нас ведут? - Юрий повернул голову в сторону друга.
  - Раз не убили сразу, значит, ведут в поселение... караван или город. Только особо не радуйся - больно хитрые искорки в глазах у жирдяя... - Покосившись на толстого купца, подметил Санек.
  В душе Санек был мрачнее песка под ногами, в его голове просчитывались разные варианты предстоящих событий. "Самое худшее, что может быть - рабство...". Мысленно он три раза сплюнул через левое плечо, но так же спокойно, не показывая полностью своего внутреннего состояния, продолжал шагать рядом с Юрой. Как не раз показывала мировая история - самые воинственные племена были именно дети пустыни, у них всегда была жесткая религия и законы, да ещё и постоянные междоусобицы со своими соседями. В своих бесконечных кровавых противостояниях они с каждым поколением становились всё фанатичнее и беспощаднее друг к другу, один кровавый тиран сменял другого, одно племя уничтожало другое. Пусть и не все пустынные народы были такими, но в любой войне выживают только сильнейшие.
  - Слушай, пока что мы тут почетные гости, - серьёзным тоном Санек разъяснял уже наивно мечтающему о чем-то другу ситуацию, - но как только мы прибудем туда, куда они нас ведут - все может измениться в считанные секунды. При первом намёке на кандалы, смерть или ещё что подобное - стараемся выбраться и выжить. Остальное второстепенно...
  Юра внимательно слушал лучшего друга. Редко кивая на определенных моментах его отрывистых фраз. Он и сам, понимал, что шансов выжить тут, без помощи этих странных людей у них нет совсем, но и эти люди могут оказаться совсем не теми, за кого себя выдают. Но вырванный из своих мечтаний о былых благах его мира, он все ещё частично находился мыслями дома, в своей ванной, смывая всю грязь и блаженно отдыхая... Осознать, вернее, поверить в происходящее полностью - до сих пор не удавалось. Всё это казалось каким-то сном, который скоро должен закончиться. И все же реальность с каждой минутой подтверждала его худшие опасения...
  Солнце продолжало жарить их как на сковородке, но новая одежда пустынных людей хорошо защищала незваных гостей от сильного жара. К полудню пустыня накалилась так, что даже её жители решили остановиться и передохнуть в тени голема, чьё широкое основание создавало обширную тень под ним и люди спешили в ней укрыться. За все время отдыха, голем даже не шевелился, будто и не шагал только что рядом... У Санька создавалось впечатление, что он не может идти сам, без чьей-то незримой воли на это.
   "Эх, знать бы их язык!" - вопросы бы посыпались целым градом, и уж начал бы он точно не с голема...
  С ними снова поделились водой. Толстяк протянул им булькающий мешок, плотно закрытый пробкой и теплый на ощупь. Друзья жадно пили воду большими глотками. Санек, боковым зрением заметил подозрительный взгляд воина с трезубцем, который что-то тихо не первый раз шепнул на уху толстяку, тот в ответ лишь согласно кивнул и без тени интереса продолжил своё общение с высоким "купцом" оставаясь слишком спокойным. По их повторяющимся фразам Санек понял, что они что-то обсуждают или даже спорят. В любом случае их речь не стала понятнее ни на одно слово.
  Скоро разговор купцов пришел к завершению, оба встали и кивнули друг другу. Дальхар полез на голема и начал рыться в сумах, в то время как глаза Ахримаса заблестели, и в ожидании он начал потирать руки в нетерпении. Заметив любопытный взгляд Санька, он хищно улыбнулся краем губы и повернул голову в сторону спускающегося Дальхара. В руках у того был круглый свёрток размером с маленький бочонок. Ахримас разворачивать сверток не стал, лишь провел над ним ладонью и тут же начал запихивать его в свой дорожный мешок, одновременно вынимая из него два перевязанных продетой веревкой тугих кошелька. Как только он приоткрыл один из них, глаза Санька округлились...
  Из открытого мешочка с переливчатым мерцанием показалось золото, его странное и яркое мерцание только украшало видимую насыпь золотых монет. Дальхар высыпал оба кошелька на шкуру и ловкими, привычными движениями быстро сосчитал монеты, переложив их в свою суму на големе. Стражники вокруг, заметно, довольно заулыбались, то ли в предвкушении скорой оплаты своих услуг, то ли от избавления скопившегося гнетущего напряжения за всю дорогу.
  Убрав монеты подальше Дальхар вернулся на шкуру к заметно успокоившемуся Ахримасу и продолжил беседу. Судя по их речи, Ахримас хотел выторговать что-то ещё, но "купец" не соглашался, мотая головой из стороны в сторону. В конце концов, высокий сдался и достал свою воду, сделав несколько коротких глотков, он замолчал.
  Тем временем дневной жар умерил свой пыл, начинало вечереть. Они снова двинулись в свой путь, только на этот раз гораздо быстрее. Создавалось ощущение близкой цели их пути. Санек заметил это не только по ускоренному шагу, но и повеселевшие лица охраны просто кричали об этом.
  
  
  Уже к середине ночи они подошли к скромному оазису, залитому тусклым светом зеленоватой луны. Санек и Юра без лишних слов двинулись в сторону воды, но их вовремя остановил один из стражей. Они непонимающе уставились на осторожничающего воина, но тот оставался невозмутимым и во что-то пристально вглядывался. К тому времени, к оазису подошел Дальхар. Проведя ладонью по её поверхности, он что-то прошептал и от его зависшей над водой ладони во все стороны пошла едва заметная рябь. Самой ладонью он не двигал и не касался воды, рябь имела другой цвет, нежели чем сама вода в этой грязной луже. Через какие-то мгновения вода приобрела прозрачный цвет, а вокруг Дальхара тут же появилось еле заметное свечение. Страж, выждав ещё не много, отпустил ребят и что-то сказал им на своём языке не забыв усмехнуться. Дальхар уже осторожно испивал воду, сложив ладони лодочкой.
  Санек смекнул - вода была отравлена местным же пеплом или ещё какой гадостью. Только сейчас в глаза бросились белесые кости, усыпавшие скудную лужицу около нескольких довольно высоких высохших деревьев, при чем, между рёбер местных животных явно угадывались округлости людских и не только черепов.
   Тут его внимание привлёк маленький блестящий бугорок около засохшего корня. Не успел он и глазом моргнуть, как прямо из бугорка что-то блеснуло, раздались щелчки, рядом послышался чей-то хрип, и на него сразу свалилось сзади тяжелое хрипящее тело, заливая затылок чем-то липким и тёплым. В то же время вокруг всего оазиса с яростными криками прямо из черного песка вскакивали тени и бросались на их путников.
  Юрий присел от неожиданности, события разворачивались слишком быстро. В их рядах было уже два трупа. На Санька завалился пронзенный стрелами владелец трезубца. Один из лучников уже лежал навзничь, под ним что-то растекалось по склону дюны, а из головы торчало бликующее, в свете одной из сестёр лун, лезвие. Голем ускоренными шагами гнался за тремя тенями и со страшной силой обрушивал громадные руки-скалы на песок в темноте, от чего вздрагивала вся рыхлая масса под ногами и волны песка раскатывались от места удара...
  Вот, послышался жуткий предсмертный крик, и сдавленный хрип глухо разнесся по округе - ожившая с помощью неведомого заклинания скала догнала первого обреченного. Двое других разбойников, побросав свое оружие, побежали прочь, но было слишком поздно - нечеловеческими изломанными движениями голем настигал их очень быстро, ввергая в предсмертный ужас неудачливых разбойников.
  Юра увидел, как в руку Дальхара мгновенно набралась сияющая в ночи мощь, и он метнул это светящееся средоточие, похожее на небольшую лучистую звезду, в сторону скопления нападающих, поочередно атакующих стража с двумя мечами. Мощный взрыв, на короткий момент, одновременно оглушил и ослепил бьющихся в смертельной схватке, кто-то закричал и в этих воплях побежал за край дюны в пылающей как факел одежде. На том месте, куда угодил Дальхар, снесло часть бархана, живых там уже не наблюдалось ни с той, ни с другой стороны...
  Санек тем временем выкарабкался из-под обмякшего тела и взглянул на происходящее, попутно прихватив увесистый трезубец павшего телохранителя. Скоротечный бой заканчивался, так и полностью не начавшись. Взгляд успел выделить возникшее в бледном свете, исходящем из рук мага в белых одеждах, лицо Ахримаса. Маг резко вздернул руки над головой - тут же рванул ледяной ветер и послышался жуткий загробный вой, волосы Санька встали дыбом даже на руках от ужаса! Почувствовалось само дыхание смерти за его спиной, но от такого эффекта он даже не смог сдвинутся с места. И тут послышались первые вопли настигнутых заклинанием просчитавшихся разбойников... Полные невиданного ужаса и нечеловеческой боли, умирающие кричали что-то на своём языке в страшных муках... А их тела превращались в неестественное месиво перекрученных мышц и изломанных костей.
  Санек отвернулся от той жуткой картины, увидев сражающегося война с молотом в руках, в не равной схватке с двумя противниками. Не теряя ни секунды, он быстро побежал к ним и со всей силы ударил в спину одного из нападавших. Оказавшись рядом с тем, он увидел, что тот ниже его ростом почти на голову, в то время как трезубец вошел тому в спину как в трухлявый пень, обагрив кровью оружие и землю под неудачливым разбойником. Второй нападающий замешкался и тут же получил неожиданно быстрый и смертельный удар по макушке. Чавкнуло, и молот застрял на мгновение в голове противника с остановившимся взглядом, но тут же был выдернут обратно, увлекая за собой длинные багровые брызги...
  Наступил момент напряженной тишины, маги стояли в ожидании новой волны нападения, Санек и Юра после этих событий потрясенно разглядывали поле боя. Из-за одной из дюн возвращался голем. В лунном свете было заметно, как что-то вязкое стекает с его правой глыбы-руки. Расслабившись, Ахримас склонился над одним из раненых стражей и стонущим в предсмертных муках разбойником. Задав тому несколько вопросов, на что тот промолчал. Он резко рванул руку ему в живот и начал поворачивать её против часовой стрелки, раздался полный мук и боли крик, а за ним... поспешили непонятные Саньку откровения на чужом языке во всех подробностях... После того как высокий маг потерял к нему интерес, тот как-то неестественно резко замолк выгнувшись и побледнев...
   Их караван потерял троих охранников убитыми, один из лучников был смертельно ранен и доживал свои последние минуты, на ногах из охраны остался лишь воин с молотом, сидевший рядом со своим товарищем, лежащим на спине и плотно сжимающим смертельную рану в груди.
   Нападавших было около дюжины. Всех тел было не видно, да и от некоторых почти ничего не осталось... Если бы не маги-хозяева каравана, то у них не было бы никаких шансов на выживание. Только они смогли среагировать мгновенно и уничтожить большую часть нападающих, пусть даже такой кровавой ценой, но по всему виду, магов это вообще никак не интересовало.
   Юра тем временем до сих пор ошеломленно смотрел на снесенный бархан Дальхаровым заклинанием, если бы он сейчас не видел сам лично поднимающуюся дымку с воронки вместо части песчаной насыпи, то никогда не поверил в такое! Так вот почему каменный истукан бродит как верный пес всюду за хозяином и этот странный огонь на привале... Последние сомнения улетучились, перед ним были настоящие Маги, при чем - не сказочные немощи, шарлатаны и дешевые фокусники, а воочию доказавшие своё могущество люди! Вот почему стражи сидели в такой расслабленности при гостях и ничуть не беспокоились за своих хозяев, оставляя их наедине с неизвестными лицами. Непонятные части картины становились на свои места - то на что раньше Юра даже не обращал внимания, теперь было понятно как ясный день.
  Санек, взглянув в сторону Дальхара, сразу заметил у его ног множество - около семи или восьми, черных лезвий и коротких болтов арбалетов. Им очень сильно повезло, что разбойники направили свою первую атаку в основном на хозяина голема, если бы двое из них целились в них с другом, то смертельный исход был бы уже предопределён. Представив себя лежащим рядом с их охраной, захлебывающимся собственной кровью, Санька передёрнуло... Мурашки прошли по всему телу. Новый мир начинал показывать им, на сколько, они ошиблись в его начальной гостеприимности, приоткрывая истинное лицо и доказывая, что и тут хватает "добрых" людей, запросто лишающих жизни простых путников.
   Ахримас, подойдя к Дальхару, поклонился и начал о чем-то беседовать. Пока оставшийся страж вместе с големом стаскивали за соседнюю дюну тела погибших разбойников.
  Ребят трясло до сих пор, от такого прилива адреналина за эти несколько минут, когда их жизнь снова висела на волоске...
  
  
  
  ГЛАВА 7
  
  
  На дворе стоял один из самых жарких дней в году. В тени, на своём грубом не для такой роскошной виллы стуле, сидел человек в светло-голубых одеждах. Он что-то сосредоточенно вычитывал в большой книге, исполненной в металлическую оправу, на его коленях. Редко перебирая толстые листы страниц, и часто вдумчиво поднимая взгляд вверх, его мыслям что-то не давало покоя. Какое-то далекое чувство или даже предчувствие чего-то неопределенного.
  Рядом с ним, расслабляюще журчала вода по затейливому сооружению в виде лесенки со второго этажа и текла прямо в бассейн в середине просторной, открытой для солнца центральной части огромного дома, позволяя его хозяину спасаться от любой жары, когда ему вздумается.
  Его чтение прервал далекий дробный стук металлической ручки в дверь. Незваный гость стучал быстро и нетерпеливо, будто за ним кто-то гнался или ещё что похуже.
  "Кого там ещё чертовы пески принесли?" - Палуим был полностью, погружен в своё чтение и думы и совсем не заметил, как к нему подкрались.
  - Диар Пал, - перед ним, выныривая откуда-то с боку, склонилась его сестра, - к вам диар Арон со срочной новостью из Аркана... - с небольшой улыбкой, в слегка видных из-за спадающих волос в поклоне уголках своего милого ротика продолжала она.
  - Дорогая сестра! - мгновенно вскинув голову, он уперся в её поднятый на него веселый взгляд сиреневых глаз. - Даже вне родных стен, Аллиэн, ты продолжаешь смущать меня своим излишним почтением...
  Маг понимал, его сестра хоть и добилась успехов в своих достижениях Силы, но между ними лежат годы практики и опыта. Все же, он очень не любил лишнего внимания к себе, но понимал, что сестра любит его, и таким образом заигрывает с ним, хоть он и не раз заявлял об этом, и все же младшая чертовка искала все новые способы тонкого родственного заигрывания с братом.
  Проводив её легкую походку задумчивым взором, он отложил в сторону книгу и встал в приветствии давнего друга.
  - Диар Арон!
  - Диар Пал!!! - во внутренний двор не входил, а вбегал молодой черноволосый мужчина в алых одеждах. Покрыв немалое расстояние в несколько шагов, он буквально на бегу обнял своего друга в приветствии. Похлопав его по плечу, он в возбуждении вскричал. - Аркан призывает! Для нас есть неотложное дело! Сам... магистр Теачир дает нам поручение разведки ситуации!
  Дождавшись, пока все лишние уши покинут зону слышимости, он взахлеб продолжал тихим быстрым тоном, в некоторых местах срывающимся на писк, рассказывать дальнейшую суть поручения. Его глаза горели двумя яркими огоньками, всматриваясь в них Палуиму, казалось, будто вокруг начинает понемногу темнеть...
  - Зрители Потоков утверждают об огромных приливах Сил и особой её концентрации в зоне "пепельного океана". Пару дней назад я почувствовал волну Силы, сидя у себя дома!!! - Запыхавшись и склонившись с быстро пересыхающим горлом над журчащей прохладой, продолжал Арон. - Спустя полчаса кристалл связи начал разрываться от магических запросов... Ты... не поверишь...
  - Что!? - севший обратно на свой стул и выставив одну ногу в нетерпении чуть подавшись вперед, Палуим наблюдал как его коллега и друг жадно пьет воду из рукотворного источника, стекающую по его же творению из редкого камня. - Не тяни, Арон!
  - А то, что входящие переговорные заклинания были не ниже лиценциата... А самым первым из них было...
  - Теачир? - догадливо кивнул Пал, перебив друга.
  - Вот и нет... - Арон, снова оторвавшись от живительной влаги, такой манящей прохладной и хаотично булькающей в такую несусветную жару, повернул свои горящие глаза в сторону друга. - Глава серого магистрата опередил Теачира на целых несколько минут. По инструкции я должен был ответить именно ему, но...
  Взгляд Арона даже как-то немного остекленел, вода в горле встала комом и не хотела глотаться с былой легкостью. Перед его взором так и маячил посеревший переговорный кристалл, изредка подергивающийся рябью как по водяной глади и призывающий его к ответу перед... самим магистром Алиласом - главой Тайного магистрата, самым страшным человеком дарийского Аркана...
  Тут же он провалился во всё ещё яркие, воспоминания жуткого наказания его зарвавшегося мастера, никогда не видевшего силу магистра воочию. Он был его учителем, обучавшим Арона с настоящим пристрастием. Только он заметил в Ароне настоящие искорки истинного влечения к тайнам Силы, только он мог обучать его не смыкая глаз, целыми неделями напролет, и только он - мастер ар-Крий, мог так зазнаться и дерзко бросить смертельный вызов старшему магу. Перспективный маг, добившийся огромных высот в изучении смертоносных заклинаний, он... посмел вызвать на дуэль главу тайной службы Аркана, самого загадочного и, страшного в своей беспощадности, магистра Алиласа...
  Магистр уничтожил учителя так - будто это был его самый заклятый враг. Не оставляя ему ни единого шанса, на глазах его же друзей и почитателей, собравшихся вокруг их перепалки. Та картина запомнилась ему надолго... А особенно - лицо учителя Ар-Крия, лежащего на полу в собственной крови и до сих пор улыбающегося в своём мнимом превосходстве, даже не успевшим понять, что он уже мёртв...
  - ...Я решил ждать указаний от своих прямых начальников, - Арон сделал ещё пару глотков и повернулся к Палу. - Долго ждать не пришлось, и кристалл поменял цвет на алый. На связи был сам Теачир!
  - Ну же, не тяни! Это все я уже и так понял! - с разгорающимся интересом вспылил Пал.
  - В общем - мне было дано указание быстро добрать половину Длани и выдвигаться в сторону "прилива". Имена группы - Палуим, Арон и Шеалт. Как ты уже догадался, нам не хватает только серого доносчика, будь он неладен!
  - Я не питаю такой ненависти к Тайному магистрату, но все же нам с тобой нужно будет вести себя поаккуратней в выражениях, - задумчиво протянул Пал, - Иначе нас призовут к ответу на собрании коллегии Мастериата, чего ни мне ни тебе бы совсем не хотелось.
  В тот же момент послышались легкие и быстрые шаги сестры Палуима, и она выскользнула из-за угла:
  - Там... на улице вас ожидает диар Шеалт с двумя служителями. Он попросил передать, что все готово к отправлению...
  Маги переглянулись от неожиданности, но заставлять ждать свой интерес к закручивающемуся вихрю событий они совсем не хотели.
  
  
  *****
  
  
  Разлепив глаза, Артур увидел необычную картину. Перед ним сидела закутанная в пустынные лохмотья фигура в, жутковатого вида костяной маске с дополнительными прорезями для глаз, служившей черепом какому-то хищнику при жизни. Казалось, что все шесть её пустых глазниц пристально смотрели на Артура. Судя по широким плечам это был "он", в зрелых годах. Рядом с закутанным человеком, лежал развязанный мешок с каким-то скарбом. На поясе виднелось белесое оружие с костяной ручкой и не большой кожаный бубен, увязанный разными маленькими косточками по всей окружности, чем-то на подобии тонких жил...
  Тут же его проясняющийся взор приковал висящий над ними шар размером с футбольный мяч, даже чуть больше, который тускловато освещал очень правильный темный купол над головой, изредка подергивающийся в разных местах вихреватыми сполохами. Глухой, непонятного происхождения, шум в ушах только добавлял вопросов о его местонахождении. Ровные края купола заканчивались прямо на дюнах, за ними виднелись черные песчаные насыпи на этих не понятных стенах чудо сооружения. Существо перед ним было похоже на статую. Не двигая ни единым мускулом, и даже приглушенно дыша, оно будто ожидало каких-то действий от него.
  - Кхрак... жизнь, Пугало?.. - прорезающимся голосом из хриплого кашля вопросил Артур загадочную фигуру. - Не знал... что ад, выглядит именно так...
  - Гаарак зарма диир?
  - Я... кхм... кхм... тоже рад тебя видеть. - Артур облокотился на песок, осматривая своё замазанное странными узорами из какого-то вещества тело. Вонь стояла, конечно, нестерпимая, он даже болезненно чихнул от резкого запаха.
  Существо отодвинулось и медленно сняло с себя маску. Это был темный человек, с многочисленными шрамами на лице. Обладающий пронзительным взглядом красноватых глаз, смотрящим на него, как на подопытного - с великим интересом.
  - Артур. - Хохол протянул руку для рукопожатия к незнакомцу, на что тот протянул костяную дубинку-нож вместо своей руки и промолчал. Ничего не оставалось, как пожать дубинку вместо руки незнакомца. - Ниче-ниче, и так тоже сойдет для первого раза...
  Артур недолго потряс дубинку рукой и отпустил, не переводя такой момент в излишнюю глупость. Ощущал он себя уж слишком хорошо после всего пережитого накануне. Раны не ныли и не болели той адской болью, вонючая мазь творила невиданные чудеса с его телом. Надо было как-то отблагодарить его спасителя, но как - он не знал.
  - Клакдо! Дарас фидьевил да Шанеала! - Раскинув в стороны руки и поднимая взор в самую верхушку темного купола, торжественно произнес пустынник.
  - Шанеала говоришь? Нормально че... Ещё бы узнать, что это за Шанеала такая... - Артур не запомнил ничего кроме последнего слова. Так же не знакомого ему, как и все остальные. Местный должен был знать хоть что-то об этом странном месте или дать ему хоть какие-то ответы на накопившиеся вопросы. Оставалась только одна проблема - понять хотя бы одно его слово...
  Пустынник склонился над ним и с поднятыми бровями рассматривал полупрозрачные рисунки на груди Артура. Заживление ран проходило невероятно быстро даже для него самого. Чего он только не видел в жизни, но одно он знал точно - так излечить его раны не могла даже усиленная заклинанием мазь.
  Артур заметил его взгляд на себе и принял полу сидячую позу. Ему самому было интересно посмотреть на свои розоватые шрамы от недавних ожогов. Его грудь была покрыта толстым слоем пульсирующей мази, смотря на неё, он чувствовал, как она пульсирует в ритм его ударов сердца. Пустынник потянул к нему руку.
  Как только он коснулся мази, она мгновенно затвердела как глина и, под движениями Артура начала осыпаться неровными черепками на песок. Живительный доспех исполнил своё предназначение полностью. Даже внутренне Артур чувствовал себя гораздо лучше, будто его душу тоже немного подлатали... В некоторых местах былые раны, конечно, ещё чесались, но в основном все было в порядке, или, по крайней мере, так казалось.
  В это же время постоянно присутствующий гул почти полностью стих, верх купола начинал медленно светлеть. Только сейчас Артур понял, что это за купол, так бережно укрывший их от суровой и неумолимой черной пустыни без каких-либо видимых опор изнутри. В просвете четко было видно структуру купола, толщину и переливающуюся основу. Он мог четко различить прозрачные символы внутри толщины купола, быстро, но в абсолютной точности, протекающие в основном из его вершины к краям. Их четкий и завораживающий порядок сам отпечатывался в сознании. Хохол даже присвистнул когда понял что это какое-то заклинание.
  Пустынник мгновенно обернулся на свист. Увидев рассматривающего его заклинание незнакомца, с интересом то и дело поднимающего и опускающего голову, он щелкнул пальцами, а потом повелительно и широко взмахнул рукой. Накрывающий их пузырь заклинания тут же лопнул и испарился вместе со светляком, так для себя обозвал светящийся висящий шар Артур, отбросив в стороны большую часть нанесенного бурей песка. Артур успел закрыть глаза, и пригнутся от щедро сыплющегося на него черного песка и пепла. За спиной послышался ехидный смех его шутливого спасителя.
  - Мог бы и предупредить, - без злости буркнул Артур, даже не отряхиваясь от просыпавшейся массы, но внутри начинала расти самая настоящая неприязнь к этой чертовой пустыне.
  К тому времени пустынник уже собрал все свои вещи и натянул костяную маску обратно на худое лицо. Сгорбившись, рваной походкой подойдя к нахмурившемуся Артуру, он взял его за руку и потянул за собой в одну ему известную сторону.
  
  Прошли они не много, Артур уже выбился из сил от изнеможения, пустынник же чувствовал себя, по-видимому - замечательно. Найдя торчащие острым оскалом огромные камни, расписанные витиеватыми узорами, они сделали привал. Артур попросту рухнул в спасительную тень, пустынник же просто сел рядом на колени и достал свою кость. Артур с интересом наблюдал за движениями его спутника, которыми тот вырисовывал на песке какие-то символы. Каждый раз, проговаривая на одном из символов какой-либо звук. Так на пример на конце спирального символа он говорил "Арр", далее следовал похожий на не законченный квадрат символ с комментарием пустынника "Шабб"... Интерес Артура даже заставил его подняться с песка и привалиться спиной к камню с великим вниманием, изучающим последовательность символов и их звуки. Даже пересохшее горло и его общее состояние не мешали ему сейчас сконцентрироваться на чем-то новом! Интересном!
  Видя его неприкрытое любопытство, после начертания около дюжины символов, человек в костяной маске продолжил... Артур, в общем, насчитав около тридцати трех символов, заметил, что пустынник пошел по второму кругу. Снова и снова повторяя линии на черном песке и не знакомые звуки-буквы местного алфавита. Нужно быть совсем тупым, чтобы не осознавать истинное значение всех этих букв, но Артур заметил разность рисуемых пустынником символов в один определенный момент, и тут же начертил символ, который должен был идти за ним в прошлый раз, не забыв произнести и звук символа. На что пустынник сразу одобрительно кивнул маской и продолжил начертание в старом порядке. Долго это не продолжалось, прошло около получаса по земным меркам. Ещё через полчаса, Артур уже сам чертил эти символы, не много передвинувшись под более большой участок убегающей от солнца тени, а пустынник или уже его учитель алфавита - сидел и кивал на каждом символе, изредка поправляя произношение Артура.
  Через некоторое время они прекратили. Артур откинулся на скалу, прокручивая в голове порядок и произношение иного алфавита. С его натренированной памятью это была не сложная задача. Покрутив головой по сторонам, он заметил круглый камень прямо около скалы, взяв его и задумчиво крутя в руке, он ярко представлял найденный не так давно шар, но никаких совпадений по символам на нём и на песке он не вспомнил. Камень в руках был излишне правильной формы, размером с теннисный мячик, такой же черный, как и вся пустыня вокруг. Артуру вспомнился один из уроков по развитию памяти, в котором детально описывалась, что нужно взять предмет и, глядя на него запомнить то, что нужно и положить предмет в карман. И потом, когда это понадобиться, предмет напомнит о том помысле.
  - Так и поступим,
  Артур засунул камень в не много прожженный карман штанов и ещё раз прокрутил в голове все звуки и символы алфавита. Снова подняв взор на скалу, он заметил и на ней какие-то символы, отдаленно напоминающие те, что рисовал пустынник перед ним только что.
  - Эй! Бедуин, - дождавшись пока на него обернется пустынник, занятый своим дорожным мешком, Артур продолжил, тыкая пальцем в скалу. - А это что?
  - Эрдис храас дааль! - многозначительно произнес его новый спутник, хотя ничего другого Артур от него и не ждал, но запомнил все высказанные слова.
  - Думаешь? - недоверчиво спросил Артур, прищуривая глаза, понимая из сказанного столько же, сколько и в прошлые разы. Не дождавшись ответа, он погрузился в свои думы, смотря в самую даль пустыни. Вокруг были только бескрайние черные дюны и гуляющий ветер, переносящий с собой целые моря пепла.
  "И откуда тут столько пепла?" - думы Артура нырнули в глубокую древность этих мест. Будто раньше тут были целые сады вековых деревьев, поглощенные неумолимым и беспощадным вечным пламенем. Если тут раньше и царствовала природа, то она проиграла... Новый хозяин этих мест - палящее солнце, неустанно бдящее за своими бескрайними владениями почти не смыкая своего единственного глаза...
  Артур повернул голову в другую сторону, но там были те же пески, простирающиеся до самого горизонта. Он даже не ощутил, как его начало клонить в сон. Остаточное действие заклинания пустынника последними каплями уходило из его тела. С закрывающимися глазами, каким-то внутренним зрением Артур наблюдал, как из его тела медленно вытягивались тонкие белесые нити, растворяясь в окружающем пространстве. С каждой новой появляющейся ниточкой его клонило все больше в сон, но это было уже не важно...
  Момент, немного затянулся, и он снова открыл глаза. Перед ним, как и тогда, предстала совсем другая картина. Вместо бескрайних черных песков вокруг плыли странные мутные тени, но не существ, а уцелевших в этом странном мире непонятных величественных зданий, невиданных деревьев, скал и странных кустов. Среди всего этого, Артур разглядел какой-то храм или его подобие - огромное каменное сооружение, казавшееся поначалу целой горой с пристройками зданий и статуй, фигуры на которых невозможно было разглядеть. Вообще в этом странном сне он отчетливо видел не дальше пятидесяти шагов, всё остальное больше ощущалось неким шестым чувством и мутными образами, но само место по-настоящему пестрило разными переливчатыми окрасками...
  "Да уж, воистину странное место..." - Не много посмотрев по сторонам и убедившись, что никого нет рядом, он взглянул себе под ноги, но к своему же удивлению не обнаружил своего тела. Странно, но он будто бы находился в другом мире, доселе совершенно не знакомом ему даже во снах.
  Артур встал из своей сидячей позы и пошел в сторону храма, попутно, пытаясь лучше разглядеть столь странное место. Путь был совсем не близким, каким он показался в начале. Он шел спокойно, никуда не спеша. Рассматривал каждый уголок опустевших зданий, судя по всему покинутых либо совсем не обитаемых уже очень давно. Некоторые здания или сооружения никак не вязались с образом обычного дома или жилища. Скорее это были места для краткосрочной ночлежки либо ещё для чего, но уж точно не для постоянного проживания. "Да и как тут вообще можно жить?" Он подошел к подобию какого-то растения, протянул руку и погладил местный цветок, на что цветок на короткий момент засветился изумрудным цветом и тут же погас, как он убрал руку. Внимание Артура привлекла его же рука, она была обычной, но в то же время какой-то уж слишком легкой. Он постарался себя ущипнуть, боль отдалась, имея совсем другие ощущения, будто он щипал себя всего целиком.
  На этом странности не закончились. Далеко впереди на дорогу между храмом и Артуром вышла огромная тень пугающего одним своим видом существа. Гуманоид имел две очень коротких ноги под массивным туловищем и четыре огромных руки, заканчивающиеся когтями. Голова его больше напоминала насекомое, чем стандартные формы животных или знакомых Артуру существ. Позади существа болтался толстый длинный хвост, отдаленно напоминающий хвост скорпиона с жалом на конце. Чудовище, не раздумывая ни секунды, направилось в его сторону. Артур застыл на месте посреди дороги и не знал что предпринять. Тварь издала нереальный рев и ринулась на него с удвоенной скоростью. Артур вышел из оцепенения и сломя голову метнулся назад, прочь от храма. Обратно к тому месту, из которого пришел. Невиданная тварь не теряя ни одного драгоценного мига, помогая себе всеми четырьмя руками, сломя голому помчалась за ним.
  Добравшись за считанные секунды до места его появления, Артур впал в ужас. Ровная поляна, на которой совсем ничего не было, не давала ни малейшего намёка на какой-то выход или вход куда-либо. Чудовище было уже в пятнадцати шагах от него, и, не колеблясь, приближалось, оставляя на раздумья считанные мгновения. Он судорожно представлял своё тело, обмякшее в чертовой пустыне около скалы, попутно наращивая бег, прочь от кошмарного создания.
  Сзади послышался надсадный хрип и взмах чем-то огромным, рассекающим пространство с нечеловеческой скоростью. Повинуясь только инстинктам, он подпрыгнул и, приземляясь, начал перекатываться в сторону кустов, как тут же провалился в пространство... Падая, как во сне, он очнулся.
  Судорожный вздох и хрип раздались возле скалы... Пустынник обернулся и увидел настоящий панический ужас в глазах спасенного недавно им человека. С непонятно откуда взявшейся силой тот подпрыгнул из лежачего состояния и извернулся в воздухе, приземляясь на руки и колени, со страхом смотря на скалу. В непонимании он так и просидел следующие мгновения уже закатного дня. На всякий случай пустынный маг встал, подошел к полуголому напряженному человеку и более внимательно осмотрел его.
  Сердце Артура колотилось как бешеное. Он проспал неизвестно сколько, но таких снов ему ещё не снилось никогда. Рядом с ним уже склонился пустынник, а он все никак не мог прийти в себя. В его ушах до сих пор звучал этот жуткий загробный рёв кошмарного чудовища из неизвестного места... Что-то ему сильно подсказывало, что это был далеко не сон... Как бы то ни было, к следующей такой встрече надо было подготовиться, хотя бы научится входить или выходить вовремя из этих снов. Теперь этот кошмар никак не желал оставлять его мыслей.
  Пустынник тревожно рассматривал его с ног до головы, но ничего не сказав, он просто встал. Убедившись что Артур может идти, повел того дальше, по утихшему жару пустыни в то самое направление что и раньше - куда-то на восток пустыни.
  
  ...Они шли весь вечер, и вот настала ночь. Артур посмотрел в небо и не поверил своим глазам - черная луна, чуть меньше той, что была зеленой, еле заметная на небе. Может он ошибся, или сполохи зеленого пламени повлияли на оттенок той, первой луны, но как тогда можно было объяснить размер? Сомнений не оставалось - вторая луна кружила вокруг не известного ему мира, покрывая всё и вся своей зловещей тенью.
  Странно, но когда пустынник заметил его тревожный взгляд в ночное небо, то никак не отреагировал, будто и не видел этой самой луны. Он торопясь шел куда-то вперед, изредка поглядывая на спасённого после Астральной катастрофы, Артур следовал за ним, изо всех сил пытаясь не отставать. Былого прилива сил почему-то не ощущалось, наоборот - внутри он чувствовал какое-то глубокое опустошение, как физически, так и духовно. Самая страшная усталость, но, тем не менее, каждый шаг только усиливал его волю к жизни, пусть он и давался с такой тяжестью. Похоже, в его жизни наставали не самые лучшие дни.
  Усталость оставалась как-то на заднем плане, всего его мысли были погружены в эти страшные события.
  "Какого черта и что взорвалось рядом со мной? Собственно где я нахожусь? Кто этот человек рядом и, конечно же, что это за сон такой?" - Перечень вопросов пополнялся уже чуть ли не каждый час. От такой умственной статистики становилось совсем не весело. Что ждет его дальше - неизвестно...
  Внезапно он воткнулся опущенной головой в спину пустынника, чем вызвал несколько гневных слов даже в нынешней ситуации - о-очень понятного назначения. Пустынник стоял на самой вершине одной из тысяч дюн и что-то тихо шептал, вяло потрясая бубен в левой руке, а кость в правой. Артур уселся рядом и смотрел в ту сторону, куда молился его сосед. Пока ничего не происходило.
  В желудке уже начинало негодующе бурчать, горло тоже поднимало восстание, перекрывая нормальный голос неузнаваемым хрипом. Пока Артур размышлял о еде, вдалеке прямо в середине пустыни разверзая объёмные черные массы пепельного песка и тучи пыли - вздымались огромные скалы заострённой формы. Через некоторое время стало понятно, что это огромные лапы какого-то колоссального существа. Такую картину Артур не видел даже в фантастических фильмах...
  Песок под ногами начал сотрясаться. Под тусклым светом звёзд, на огромном расстоянии от них, выкапывалось из самой черноты поистине титаническое создание. Его огромные острые лапы были похожи на опоры моста по толщине, как только показалось плоское туловище с непонятным отливом и короткий хвост создания, оно незамедлительно направилось огромными шагами куда-то в сторону, на юг. Приблизительно размером со стадион - жук или что-то похожее на него шло огромными шагами в ночи, сотрясая ближайшие окрестности пустыни своей поступью хозяина этих мест. Пустынник провожал его почтительным взглядом, замерев на одном месте и почти не дыша.
  Насекомое передвигало лапы, поочередно втыкая их в песок, как ножи в мягкое масло, они погружались почти на треть высоты. С его непробиваемого панциря осыпались реки песка и пыли, создавая нечто подобное плотного занавеса. Картина выглядела по настоящему эпично, одновременно красиво и опасно, поражая самые далёкие уголки воображения Артура о могуществе этих созданий далёкой древности...
  Артур сидел с выпученными глазами, забыв обо всём на свете. Такого... Он не мог представить себе уж никак. Этот мир, конечно, был горазд на сюрпризы, но его фауна просто поражала воображение своими сюрпризами.
   "Этож если тут такие жуки... То, какие птицы и рыбы обитают в этих просторах? Час от часу не легче. От такой твари в пустыне уже не скрыться никак, и уж точно злить её не собирался никто из местных жителей. Когда научусь разговаривать - расспрошу пугало обо всех этих странностях чертовой пустыни..." - мысленно набросал себе заметок Артур.
  В скором времени гигантский жук скрылся из поля зрения, но чуть ли не сразу они почувствовали слабое подобие землетрясения. Пустынник, не много повеселев, снова повел быстрым шагом Артура по местным "достопримечательностям" изрядно надоевшей однообразной пустыни. Временами ему начинало казаться, что тот бормочет себе что-то под нос, но разобрать или услышать наверняка мешала маска, если это конечно не было его галлюцинациями от долгого пребывания в этих местах и предыдущих событий.
  Примерно через полчаса, спутник в лохмотьях и маске вновь взял в свои руки бубен и что-то напевая, начал плясать посреди ночи прямо в пустыне... Артур посмотрел на все это действо и тоже начал приплясывать рядом от нечего делать, правда, более вяло и менее энергично, коряво кривляясь в бессмысленном танце, но прихлопывая в ладоши и подыгрывая полоумному соседу даже выкриками.
  Юмор испарился в одно мгновение, когда тени вокруг сгустились, а барабан принял кровавый оттенок, пустынник тут же с силой взмахнул барабаном, будто стряхивая с него нечто невидимое, тени расступились, теперь они были похожи по очертаниям на воинов, но спустя пару мгновений пропали вовсе. Артур уже без смеха смотрел на все это и задумчивого оборванца. Тот думал не долго, и чуть изменяя путь, нахмурившись, снова пошел в ту же сторону. Не задавая бессмысленных вопросов, Артур поплелся за ним.
  Где-то в середине ночи, пустынник развернулся и посмотрел на плетущегося из последних сил Артура. Протянув в его сторону руку, он поводил своей костяной дубинкой в замысловатых движениях и тут же Артур увидел, как её основание словно укуталось в паутину светлых нитей, выступающую во все стороны. Сила наполняла дубинку пустынника большими порциями, с каждым движением он умножал растущее малыми темпами само по себе плетение вокруг его оружия. Спустя примерно три секунды, плетение сорвалось в сторону Артура и окутало того нежной паутиной, которая в миг распространилась по всему телу, наполняя его силой и энергией. Поначалу Артур почувствовал даже какой-то страх перед происходящим, такого он не ожидал, что в его сторону будет использовано прямое заклинание, но этот внутренний бунт сразу прошел, как только он почувствовал новые силы, так необходимые ему в данный момент.
  Пустынник простоял в ступоре ещё некоторое время, ему до сих пор не было понятно - разглядывал ли этот странный человек структуру его заклинания или просто инстинктивно дернул головой, как и в тот раз... Такое по силам далеко не каждому известному ему шаману, но он уже второй раз замечал странный взгляд коричневых глаз его спутника...
  Избавившись от глупых мыслей и посмотрев в небо, пустынник прибавил шагу. Впереди был далеко не близкий путь, да ещё нужно было обучить основам "тандия" незнакомца. Для себя он отмерил около недели времени, на основы языка. Слишком хорошая память и сильное желание учиться говорили о многом. Перед ним был не какой-то там дикарь или айшимский раб, тут пахло чем-то совсем другим, более глубоким и сложным в понимании. В любом случае, как бы там ни было - он должен был познать хотя бы край сущности этого пришельца.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Каменистый "Исчадия техно" (Боевая фантастика) | | Э.Широкий "Красный бог" (Киберпанк) | | Д.Владимиров "Киллхантер" (Боевая фантастика) | | М.Эльденберт "Скрытые чувства" (Любовное фэнтези) | | А.Каменистый "S - T - I - K - S. Цвет ее глаз" (Постапокалипсис) | | С.Ледовская "Соната для сводного брата" (Любовное фэнтези) | | Д.Гримм "Ареал Х" (Антиутопия) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. (трилогия)" (Антиутопия) | | Ю.Бум "Я не парень!" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"