Дарк Лекс: другие произведения.

Неевангелион

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$

НеЕвангелион.

Своим коллегам по работе: Николаю, Павлу и Ксении,

благодаря которым жизнь выглядит не такой поганой,

какая она есть, посвящаю.

Пролог.

Поздний вечер. Веселая компания, с большим трудом разместившаяся в салоне Лэндкрузера, спешит в родной город. Все они возвращаются из загорода с ролевой игры по мотивам аниме "Неон Генезис Евангелион". Удачный отыгрыш одного из сюжетов аниме сопровождался обильным возлиянием спиртного и поэтому все участники игры, находящиеся в машине, сильно навеселе.

Сидящий за рулем молодой парень двадцати пяти лет от роду оборачивается в сторону пассажиров и спрашивает их: - Как вам эта игра? Понравилась?

- Очень, - произнесла одна из сидящих сзади девушек: - Я буду с нетерпением ждать нового приглашения на нее. Надеюсь, что мое ожидание не затянется надолго.

- Лучше бы ты смотрел на дорогу, Вадим, - произнес сидящий рядом с водителем парень: - А то столкнемся с каким-нибудь лихачом и угодим в больницу. Тогда новые игры будут нам только являться во сне, да и то, если сильно повезет.

- Не дрейфь, Александр, - бодрым голосом Вадим, бросив взгляд вперед: - В это время на дороге никого не бывает. Даже полицейские и самые безбашенные дальнобойщики уже спят. Я не первый раз езжу в это время и хорошо знаю, что дорога всегда свободна. Так что ни мне, ни тебе, ни всем остальным ничего не угрожает. Не так ли?

- Так-то это так, но все же лучше бы тебе быть поосторожней, - недовольным голосом произнес Александр: - Мы-то с тобой пристегнуты ремнями безопасности, а вот Люда, Ира, Миша и Маша могут серьезно пострадать.

- Ничего с нами не случится, - произнесла сидящая посередине заднего сидения машины на руках у Миши Ира: - Вадим - толковый водитель. Мы за ним как за каменной стеной. Вот если бы за руль уселся ты, то у нас был бы повод опасаться за свою жизнь.

- Ну, ну, - произнес Александр: - Блаженны верующие.

- А ты не каркай, ворон, - недовольным голосом произнесла Люда, сидящая справа от Миши с Ирой: - А то еще напророчишь нам что-нибудь этакое...

- Будет вам ссориться, товарищи, - попыталась успокоить своих друзей и подруг Маша: - Давайте лучше обсудим нашу следующую встречу с нашими компаньонами по игре.

- А что тут обсуждать? - удивился водитель внедорожника: - Решение было принято. Встреча назначена на следующей неделе. Так что скоро увидимся. Или ты боишься, что за это время Стас найдет себе какую-нибудь другую девушку?

- А причем тут Стас? - задала возмущенным голосом вопрос девушка: - Где он, а где я? Меня с ним ничто не связывает.

- А что ты так резко начала открещиваться от него? - спросил ее Александр: - Если бы он был тебе полностью безразличен, то такой реакции не было бы. Так что признавайся, когда состоится ваше новое свидание.

- Scheisse!! Idioten! - возмущенным голосом выкрикнула Маша и попыталась стукнуть своего обидчика по голове.

- Не надо входить в свою роль, фройляйн, - с усмешкой в голосе произнес сосед водителя: - Здесь тебе не игра.

- Я покажу тебе игру, засранец, - проворчала себе под нос девушка и посмотрела в окно роскошного автомобиля: - А что это там такое?

На этот вопрос никто так и не успел ответить. Именно в этот момент веселую компанию настиг рок в виде спешащего по своим делам бензовоза. Груженая до отказа машина не сумела разъехаться с внедорожником. Произошло столкновение. Из пробитой емкости на дорогу рекой выплеснулось горючее. Посыпавшиеся искры его воспламенили, и через несколько мгновений оба автомобиля охватило яркое пламя.

Последней мысль девушки Маши была: "Жаль, что нам не придется больше встретиться на игре".

А водитель внедорожника, тайно влюбленный в нее, в свою очередь подумал: "Хорошо бы нам встретиться в следующей жизни, даже если она будет похожа на аниме, которое мы отыгрывали на наших встречах".

И именно за эту мысль уцепилась высшая сущность, распределявшая души погибших раньше времени молодых людей. "Интересное пожелание" - подумала она про себя: "Стоит воплотить его в реальность. Да начнется большая игра! Наблюдать за ней со стороны будет очень интересно".

И сущность, воплощающая в себе ипостась Великого Игрока, приступила к выполнению намеченного плана.

Глава 1. Стукнутая - раз, стукнутая - два.

Маша очнулась в кровати и, открыв глаза, посмотрела на потолок. По высокому беленому потолку больничной палаты разбегалась сеть мелких трещинок. В одном из углов красовалась небольшая паутинка, сплетенная трудолюбивым пауком.

"И куда меня занесло?" - подумала девушка про себя: "Неужели после аварии нас доставили в какую-нибудь сельскую больницу? Ведь у нас в городе не должно было оставаться таких старых строений. Или все-таки они есть, но я про них ничего не знала? Надо осмотреться вокруг".

Маша повернула голову набок и увидела зеркало. Глянула в него и офигела. "Что это со мной случилось?" - удивленно подумала она: "Мне что после аварии сделали пластическую операцию, что ли? И когда только успели? И самое главное: кто заказал и оплатил ее? Ничего не понимаю".

Из зеркала, прикрепленного к стене, на жертву аварии смотрел ее любимый персонаж из аниме "Евангелион", которого она отыгрывала на ролевых играх. Огненно-рыжие волосы, голубые глаза, курносый носик. А в целом это пилот Евы-02 - Аска Сорью Лэнгли Цепеллин. И теперь это я. О боже!

И тут дверь палаты распахнулась, и в нее вошел мужчина тридцати лет. Его волосы были собраны в хвост на затылке, а карие глаза пытались проникнуть в душу находящегося рядом с ним человека. При виде его в душе пилота Евы-02 (той ее части, что досталась от хозяйки тела попаданке) возникло чувство, которое не имело рационального обоснования. Чувство любви.

Вошедший в палату инспектор ООН уселся на краешек койки и стал ожидать реакции от пациентки. Маша поняла, что если не сделает того, что следовало делать по канону, то обязательно проколется. И она закричала во весь голос: - Кадзиии!!!! Я так рада тебя видеть!!! Наконец-то ты нашел время для того, чтобы придти ко мне!

- И специально для этого ты угодила в госпиталь, Аска? - произнес укоризненным голосом Кадзи Рёдзи: - Я думал, что более благоразумна. Зачем ты без конца пытаешься доказать всем, что самая лучшая?

- Я самая лучшая! - выкрикнула попаданка, придерживаясь прежней линии поведения: - Никто не может превзойти меня! Я докажу всем это!

- И ради этого будешь рисковать своей жизнью? - спросил свою подопечную капитан НЕРВ: - А стоит ли оно этого? Жизнь одна. Ты не в компьютерной игре, где существуют сохранения и дополнительные жизни. Как ты не понимаешь этого?

- Я дала обещание своей матери, что буду лучшей, - выкрикнула девушка и ударила кулаком по стене: - И никто не может освободить меня от выполнения этого обещания.

Инспектор ООН окинул пристальным взглядом свою подопечную и тяжко вздохнул. Он знал, что Аска очень упертая особа, которая будет стоять на своем до последнего, и сбить ее с выбранного пути неимоверно трудная задача. И именно ему предстояло решать ее, не щадя своих сил.

- Пообещай мне, что больше не будешь творить такие безумства, - произнес капитан жестким голосом: - Иначе я больше никогда не приду к тебе, а все наше общение будет ограничиваться рамками службы.

- Кадзи!! - выкрикнула пилот Евы-02: - Я не могу без тебя! Ты мне нужен!

- Дай слово, иначе будет так, как я сказал, - последовал жесткий ответ куратора девушки.

- Хорошо, - произнесла попаданка: - В этот раз ты победил, но борьба на этом не окончена. Следующий раунд будет за мной.

Кадзи кивнул головой, выражая свое согласие с ее утверждением, и покинул палату неспешным шагом. А попаданка осталась сидеть на кровати, думая о предстоящих ей серьезных испытаниях. Но вскоре в ее палату вошли врачи и медсестры и у нее появились другие думы и заботы.

А в это же самое время на другом краю земли в Стране Восходящего Солнца в маленькой неуютной комнатушке проснулась другая жертва этой же самой аварии. В прошлой жизни она звалась Ирой, а вот кем она стала теперь, был большой вопрос, на который имелось большое количество правильных ответов.

Девушка проснулась и первым делом посмотрела вверх. Естественно, что она увидела низкий потолок покрытый пятнами от протечек воды и обильными скоплениями паутины по углам. "Ну, ни фига себе!" - возмущенно подумала она про себя: "И где только нашлась такая халупа? И кто только меня в нее запихнул? Полный беспредел".

Закончив с обзором потолка, который имел весьма неутешительный вид, Ира перешла к осмотру остальной комнаты. И тут ей окончательно поплохело. Вид комнаты внушал ужас. Минимум мебели старой и обшарпанной, скромный набор белья, висящий на спинке одного из стульев, рукомойник с пожелтевшей от времени эмалью. Все увиденное давало девушке впечатление дома полностью готового к сносу.

"И какая сволочь запихнула меня в этот бомжатник?" - подумала Ира про себя: - "Хватит валяться в кровати. Надо выбираться отсюда".

Подумано - сделано. Девушка откинула легкое одеяльце и привстала, опершись на руки. Дальше она собиралась встать с постели и одеться в имеющуюся в комнате одежду, которая ей что-то такое напоминала. И тут она увидела небольшое зеркальце, висящее на стене. Естественно, она не могла обойтись без того, чтобы заглянуть в него. Увидев свое отражение, она снова плюхнулась в кровать. Такого оборота событий она никак не ожидала.

Из зеркала на нее уставились рубиново-красные глаза, свойственные ее любимому персонажу из "Евангелиона". "Аянами Рей" - подумала она про себя: - "Вот кто я теперь. А может быть, это какая-то шутка, и сейчас дверь комнаты откроется, и сюда войдут другие ролевики из нашей тусовки? Перед тем как принимать окружающее на веру следует все тщательно проверить".

И девушка начала проверять реальность всего ее окружающего. Несколько ударов по стенам отразились в ее организме приличной порцией боли. Попытка сорвать голубой парик со своей головы окончилась ничем. Волосы оказались естественными, и попытка выдернуть их завершилась вспышкой боли. "Значит, это не игра" - испуганно подумала Ира: - "Я - то, что я есть. И что же мне теперь делать? Там я попала в аварию и очнулась здесь. Интересно, повторили ли мою судьбу остальные пассажиры машины. И если да, то где они сейчас? А пока не следует устраивать кипиш. Надо сидеть спокойно и ждать развития событий. А дальше будет видно, что делать".

Приняв такое непростое решение, попаданка надела платье и стала ходить по комнате, разглядывая ее обстановку. И тут она услышала звук зазвонившего мобильного телефона. Она пошла на звук и обнаружила его. Древний мобильник размером с половину кирпича с антенной из трех коленец.

Ира нажала на кнопку соединения и услышала откуда-то знакомый голос, которой сообщил ей следующее: - Аянами Рей. Немедленно пройдите к выходу из дома. Там вас будет ждать машина, которая доставит вас в Геофронт. Сегодня состоится активация Евы-00.

Произнеся эти слова, голос оборвался. Ира вздрогнула, так как поняла, в какой момент времени она попала. Попала на свою беду. Мысли суматошно забегали у нее в голове. "Первая попытка синхронизации Рей и Евы-00 закончилась аварией. Черепно-мозговая травма, переломы ребер и руки. Вот это я попала" - думала про себя попаданка: - "И что же мне делать? Не лезть в контактную капсулу никак нельзя. Должен же быть какой-нибудь выход. Надо его только успеть найти. Найти до такого момента, пока не стало слишком поздно".

А пока девушка вышла из своей квартиры и начала спускаться вниз по лестнице, в конце которой ее ждала судьба. Весьма незавидная, но другой не было. "Отныне и навсегда я - Аянами Рей" - подумала попаданка про себя: - "Старое имя мне лучше не вспоминать. Разве что мне попадется кто-нибудь из знакомых по прежней жизни. Да и то не факт, что такое вообще случится".

Спустившись вниз, попаданка села в машину, которая доставила ее в Геофронт. Спуск вниз на подъемнике, коридоры, лифты и как венец пути - ангар Евангелионов, в котором стоит готовая к запуску Ева-00.

При виде ее в теле фальшивой Рей возникла дрожь. Только теперь она окончательно поняла, что стала пленницей этой реальности, из которой у нее не будет выхода, кроме как вперед ногами. Но выбор был уже сделан, и пути назад больше не было.

Навстречу пилоту Евы-00 из лаборатории вышла пара женщин, в которых попаданка сразу же опознала начальника научного отдела - доктора Акаги и старшего оператора МАГИ - Ибуки. Рицко не стала играть словами, тяня время. Она сразу же отдала команду: - Рей, надевай контактный костюм и залезай в контактную капсулу. Поторопись, у нас нет лишнего времени.

Ира подчинилась полученной команде и выполнила все, что было сказано. Особое удивление у нее вызвало то, что одевание контактного костюма прошло без ожидаемых затруднений, что было очень странным. Ведь она надевала его первый раз в жизни. Но она списала все это на рефлексы выработанные телом во время предыдущих тренировок. Каким образом они передались новому хозяину тела, девушка не стала думать.

И вот, наконец, костюм надет, и жертва аварии занимает место в контактной капсуле. Капсула закрывается и ввинчивается в загривок механоида. Начинается процесс синхронизации.

А тем временем заполнившее запасной командный центр начальство НЕРВ убеждается в том, что все приготовления завершены и дает отмашку на начало процесса синхронизации. Звучат команды и отчеты технических служб. Первый этап заканчивается успешно, ученые приступают ко второму этапу. А вот тут все пошло наперекосяк. Евангелион полностью вышел из-под контроля создавших его ученых.

А было это так. Сначала в контактную капсулу Евы-00 залили ЛСЛ, которой девушка чуть не подавилась. Затем началась синхронизация, на последнем этапе которой попаданка столкнулась с очень сильным ментальным давлением неизвестной природы. Впрочем, почему неизвестной, Ира догадывалась, что ей пришлось столкнуться с подселенной в Еву-00 душой, которая используется для синхронизации механоида и его пилота. Напор был силен, но новая Рей была заранее подготовлена к такому противостоянию и не сдалась без боя.

Ученые, наблюдавшие за ходом этого процесса из командного центра, были застигнуты врасплох буйством Евангелиона и среагировали только тогда, когда он вырвался из креплений и начал разрушать командный пункт. В этом поведении боевой машины косвенная вина лежала на попаданке, направившей всю разрушительную силу в сторону от себя. И этот трюк сработал. Душа, запихнутая в Еву-00, вместо самозваного пилота направила свою агрессию против ученых, запихнувших ее туда.

Разбитое бронестекло командного центра настроило последних на деловой лад, и они поспешили отключить Еву-00 от питания.

Но Евангелион лишенный возможности отомстить своим создателям поспешил разобраться с тем, кто был у него под рукой. Со своим пилотом. За пять секунд до отключения запасных батарей прошла команда на катапультирование капсулы с пилотом внутри. Отстрел капсулы прошел как по нотам, но небольшие размеры помещения не дали двигателям нормально отработать программу. Контактная капсула начала биться о потолок и упала вниз только тогда, когда исчерпала весь запас горючего. Последствия биения капсулы о потолок помещения и ее падения со стометровой высоты очень сильно сказались на несчастном пилоте. Бедная девушка получила перелом руки и черепно-мозговую травму. Сразу же из контактной капсулы она отправилась в госпиталь НЕРВ в особую специально зарезервированную для нее палату.

А перед Командующим НЕРВ в полный рост нарисовалась неотложная задача поиска нового пилота для Евы-01. Аянами Рей и Ева-00 на долгое время выпали из игры, а значит, им была нужна замена, так как время испытаний близилось.

Глава 2. Жертва эксперимента - 2 или стукнутая - 3.

Эксперимент с активацией Евы-00 не ограничился одной жертвой. Кроме Аянами Рей серьезно пострадала начальник оперативного отдела - капитан Кацураги. Она получила прямое попадание массивного осколка бронестекла прямо в голову и была доставлена в госпиталь НЕРВ. Все остальные специалисты, присутствующие в запасном командном центре, отделались незначительными царапинами от осколков конструкций.

По пути в госпиталь состояние капитана резко ухудшилось, и по прибытии в лечебное заведение она была незамедлительно подключена к системе жизнеобеспечения. Вскоре состояние начальника оперативного отдела нормализовалось, и она пришла в сознание. Но это была уже не прежняя ничего не подозревающая женщина. Во время клинической смерти она кардинально изменилась. И причина такого изменения осталась тайной для ее знакомых и сослуживцев.

Третья жертва автомобильной аварии очнулась на больничной койке в просторной палате, которая была насыщена разнообразным медицинским оборудованием. Люда осторожно повернула голову вбок и посмотрела на прибор, к которому было подключено ее поврежденное тело. "Интересно, куда я попала?" - подумала она про себя: - "Неужели меня после аварии доставили в одну из столичных клиник? Кто бы мог это сделать? И зачем?".

Пока в ее голове проносились эти мысли, она продолжала лениво оглядывать окрестности своего ложа. И вскоре ее внимательный взор зацепился за хорошо знакомый символ, которому здесь просто-напросто было неоткуда взяться. Это была половинка листа инжира красного цвета с краткой надписью НЕРВ рядом. "А это откуда здесь взялось?" - подумала Люда про себя: - "Неужели кто-то решил подшутить надо мной? Попадись этот шутник мне в руки, ему придется очень туго. Но кто может решиться на такую шутку и почему медперсонал этого лечебного заведения согласился в ней участвовать? Наверно им заплатили за это нимало. А согласились они из-за низкой зарплаты. Ведь платят им не так много, как говорят об этом с экрана "зомбоящика" именуемого телевизором".

Пока в голове пациентки клиники крутились эти мысли, в палате произошло одно существенное изменение. В ней появилась медсестра, которая сразу же спросила обитательницу палаты об ее самочувствии. И этот вопрос отправил девушку в нокаут.

- Капитан Кацураги, как вы себя чувствуете? - спросила молодая медсестра Люду, которая тут же упала в обморок. Последней ее мыслью перед этим было: "Вот это я попала".

Обморок начальника оперативного отдела вызвал большой переполох в госпитале. Больную срочно снова подключили к системе жизнеобеспечения и организовали постоянное дежурство медицинских работников в этой палате.

Все принятые меры дали ожидаемый результат. Уже на следующий день капитан Кацураги пришла в себя. Никаких объяснений о причинах произошедшего с ней обморока она никому так и не дала. Выздоровление ее шло быстрыми темпами, и вскоре она покинула лечебное заведение и вернулась к своей работе, которой у нее заметно прибавилось. Из-за повреждения Евы-00 на нее легла дополнительная нагрузка по обеспечению ее ремонта. Кроме того, обязанностей по обеспечению Токио-3 средствами обороны против Ангелов с нее никто не снимал. Заказ орудийных и ракетных систем различного калибра, а также боеприпасов для них - все это проходило через нее. Именно поэтому она порой выражала свое недовольство по поводу такого положения дел.

- Вообще этими вопросами должны заниматься снабженцы, а не начальник оперативного отдела, - возмущенно говорила она своим подчиненным, когда пыталась свалить на них часть своих многочисленных обязанностей.

Но ее предпочтения мало интересовали Командующего НЕРВ Гендо Икари. Он, возложив на нее не свойственные для военного обязанности, неукоснимо требовал их выполнения. И капитан была вынуждена их выполнять, даже разрываясь на части.

А сам Командующий Икари в это время разрывался между своими чувствами и требованиями целесообразности. Он категорически не хотел призывать в Токио-3 своего сына для пилотирования Евы-01, но у него не было никакой разумной альтернативы. Аянами Рей и ее Ева-00 не были готовы к выполнению боевой задачи не только сейчас, но и в ближайшей перспективе. Доставка же Евы-02 и ее пилота из Германии заняла бы не один месяц и вылилась бы в гигантские траты материальных и денежных ресурсов. И если траты сырья и денег были вполне допустимым делом, то со временем все было гораздо сложнее. Его не хватало. Катастрофически не хватало.

Согласно Свиткам Мертвого Моря нападение Ангела было должно произойти не позднее чем через пару недель после инцидента с Евой-00. Поэтому единственное, что оставалось делать Гендо Икари, это призвать в Токио-3 своего забытого сына для пилотирования Евы-01. Но тут возникала другая проблема. Психологического характера. Согласно отчетам агентов НЕРВ, скрытно наблюдавшим за потенциальным пилотом, он совершенно не подходил для такого ответственного дела, как пилотирование Евангелиона. И первый же бой с его участием в роли пилота тысячетонного механоида грозил стать последним для всего мира в целом. Но другого пилота для Евы-01 у Командующего НЕРВ не было, и поэтому ему пришлось писать письмо к сыну, приглашая его в город.

Текст письма к сыну был очень кратким. "Сын, ты нужен мне. Приезжай".

А для того, чтобы пробудить у нерешительного и слабовольного подростка хоть какое-то желание ответить на призыв, Командующий велел капитану Кацураги вложить в письмо свою фотографию. И капитан воспользовалась этим для организации прикола большого масштаба. Эта фотография изображала ее в очень откровенном виде и сопровождалась следующей надписью: "Жди меня детка, и я встречу тебя".

Сразу же после написания послание отправилось в город, в котором проживал заброшенный сын Командующего. Гендо Икари после этого с нетерпением ожидал результата своей хитроумной комбинации по завлечению брошенного потомка в свои сети. Но подросток совсем не спешил залезать в расставленную для него ловушку. Прошла целая неделя, а ответа на послание так и не было. Командующий уже было решил, что его сын сорвался с крючка, как внезапно получил сигнал от одного из своих агентов. Синдзи Икари сел в поезд, идущий в Токио-3. И глава НЕРВ послал начальника оперативного отдела встречать своего будущего подчиненного. Той не оставалось ничего другого, кроме как выехать ему навстречу. И именно это время Ангел выбрал для своего появления.

Глава 3. Явление Сакиила или стукнутый - раз.

НЕРВ и Силы Самообороны были готовы к появлению Ангела и сразу же начали противодействие ему. Но тот не собирался поддаваться своим противникам и использовал активную защиту. Она состояла из АТ-поля, которое сводило наносимый Ангелу снарядами и ракетами ущерб к абсолютному нулю. Как военные не старались, стреляя по враждебному объекту из всех орудий и ракетных установок, толку от этого не было никакого. Вторым элементом его защиты были лучеметы в его руках. Они одним попаданием сбивали вертолет или сжигали танк дотла. Этому оружию военные никак не могли противостоять.

При приближении Ангела к городу-крепости тот был переведен в боевой режим и очень скоро стал ареной ожесточенного боя. И именно туда в самый эпицентр боя с новым никогда еще не встречавшимся военным противником ехала начальник оперативного отдела капитан Кацураги. Точнее говоря, туда ехало ее тело, в котором оказалась, заключена душа попаданки из другого мира. Она отлично знала, какие опасности грозят ей во время выполнения этой миссии, и лихорадочно прикидывала, как ей самой избежать грозящих угроз и уберечь кандидата в пилоты Евы-01 от очень серьезной опасности. Именно поэтому она спешила добраться до вокзала Токио-3 как можно быстрее. Но даже самые надежные планы и тщательные расчеты редко выдерживают столкновения с реальной жизнью. Так случилось и в этот раз. Военные, обстреливая Ангела из всего имеющегося у них вооружения, сильно раздолбали дороги, и поездка затянулась. Синдзи Икари был подхвачен капитаном в самый последний момент прямо из-под ног Ангела.

Попаданка старательно вглядывалась в подростка, которого затащила в свою машину. Робкий скромный хлюпик, который не представлял собой ничего особенного. "Лично я ни за что на свете не доверила бы такому пилотирование такой техники, как Евангелион" - подумала она про себя: - "Не зная того, что знает Командующий, это выглядит как безумие".

Но запихнуть подростка в машину и довезти его до нужного места без происшествий - это совсем два разных дела. Особенно в данном случае, когда в городе-крепости бесчинствует Ангел и военные, которые пытаются прихлопнуть его любой ценой, доказывая свою незаменимость.

А вот с уничтожением Ангела у последних дело не заладилось. Постоянные атаки на Сакиила обернулись ростом потерь и ничем кроме этого. И тогда генералы из Сил Самообороны решили пустить в ход свой последний козырь - Н2 бомбу, несмотря на разрушения, которые она могла нанести Токио-3. Это была последняя надежда военных на успех в деле противостояния с грозным для всего живого противником. Приказ был отдан, и самолет с самым сильным современным оружием на борту направился к выбранной военными цели.

В это самое время капитан Кацураги отчаянно пыталась вырваться из центра города и пробиться как можно ближе к одному из туннелей в Геофронт. Попаданка знала про бомбардировку Ангела, и ей совсем не хотелось испытывать силу этого оружия военных на своей собственной шкуре. И все же полностью уйти от судьбы своего любимого персонажа ей не удалось.

Взрыв прогремел в тот самый момент, когда ее машину отделяло от входа в туннель всего двести метров. Но знание грядущих событий помогло ей приготовиться к произошедшему событию гораздо лучше, чем ее оригиналу в реальности аниме.

При виде самолета, заходящего на цель, капитан без промедления свернула в узкий проулок между домами. Это было сделано для того, чтобы взрывная волна не кувырнула машину. Но у такого решения тоже оказался существенный минус, о котором стало ясно только после взрыва.

Вспышка взрыва Н2 бомбы озарила все небо. Сразу же за ярким всполохом, озарившим все небо, по городу прокатилась ударная волна, сметающая все на своем пути. При ее приближении вылетали стекла в домах, рассыпались на кирпичики старые строения, взлетали в воздух крыши домов и падали рекламные щиты. Последняя напасть не обошла стороной и автомобиль начальника оперативного отдела.

Рухнувший со стены близлежащего дома рекламный щит смял крышу машины капитана Кацураги и нанес серьезную травму сидевшему в ней кандидату в пилоты. Начальник оперативного отдела НЕРВ была тоже оглушена ударом, но в меньшей степени и поэтому пришла в чувства быстрее, чем подросток. Придя в чувства, она вытащила сына Командующего из машины и обработала рану на его голове кровоостанавливающим средством. После того как кандидат в пилоты Евы-01 так же пришел в чувства, капитан потащила его в сторону входа в туннель ведущий в глубины Геофронта.

Добравшись до туннеля, попаданка вызвала специальный поезд, на котором она и Синдзи поспешили к месту назначения. Во время этой поездки капитан Кацураги выдала подростку досье с информацией о работе НЕРВ и причинах Второго удара. Синдзи пролистал эту книжку, не задавая ни одного вопроса. Такое его поведение сильно озадачило начальника оперативного отдела, и та заподозрила, что дело не чисто. "Не может такого быть, чтобы подросток, допущенный к секретной информации, не удивлялся всему, что с ним произошло" - подумала женщина про себя: - "При взгляде на него у меня создается впечатление, что он все знает. Но как такое может быть? Или Командующий посвящал его в свои планы, и он знает больше, чем должна была знать я? Черт его знает, но будет лучше на всякий случай соблюдать мне осторожность. Мало ли что творится в его голове".

А в голове у кандидата в пилоты Евы-01 с самого момента получения травмы от упавшего рекламного щита действительно творилось не ладное.

Вадим открыл глаза и увидел себя внутри разбитой машины. "Не понял" - подумал он про себя: - "Мы же вроде столкнулись с бензовозом. Как же я уцелел в таком случае? И где все мои пассажиры? Почему я оказался тут один? Что за ерунда".

И тут он бросил взгляд в сторону, находившейся в водительском кресле, женщины и на какое-то время потерял дар речи. "Мать твою! Куда на фиг меня занесло!" - восклицал он про себя.

И такое его поведение было не удивительным. Он моментально узнал ту, которая оказалась рядом с ним. Узнал и не поверил своим глазам. Для того чтобы проверить свои предположения ему понадобилось зеркало, в которое он мог бы рассмотреть свое лицо. И парень нашел его. Зеркало заднего вида, висевшее под потолком машины. Правда, теперь оно висело перед самым его носом.

И Вадим из любопытства глянул в него. Очухался он после этого гораздо позже своей спутницы. А дальше ему пришлось играть роль спокойного безвольного послушного паренька из провинции, который случайно попал в большой город и вынужден во всем соглашаться со своим провожатым. Но это спокойствие было внешним. Внутри кандидата в пилоты Евангелиона бушевала буря чувств.

"Это что же такое творится? Я, получается, теперь Синдзи Икари? Пилот Евы-01? И какая же это сволочь меня сюда засунула?" - мысленно накачивал себя Вадим и внезапно осекся: - "А не связано ли это попадание с моим последним пожеланием в том мире в момент аварии? Что я там еще пожелал? Неужели остальные наши тоже здесь? Тогда надо будет их поискать. Вот сейчас выполню квест по убиению Сакиила и займусь этим".

И дальнейшее поведение Вадима укладывалось в одну парадигму: Не выделяться, ибо не фиг.

Следуя этому пути, он не задавал никаких лишних вопросов, не интересовался ничем не положенным, и вообще вел себя как пай-мальчик. "Лучше быть, чем казаться. Много делать, но мало выделяться" - думал он про себя и со спокойным видом читал служебные бумаги НЕРВ или спускался в глубину Геофронта.

Глава 4. Стукнутый против Гендо Икари.

Начальник оперативного отдела НЕРВ в сопровождении будущего пилота Евы-01 покинула поезд и направилась в пирамиду штаб-квартиры организации. Ее все больше удивляло его безразличие ко всему, что их окружало. Ей казалось, что попав в незнакомое место, подросток должен был растеряться и идти следом за своим провожатым. Но на самом деле все было совсем не так. Парень несся вперед, не теряя скорости. Лабиринт пирамиды не представлял для него никакой трудности. И тут у попаданки мелькнула довольно-таки еретическая мысль: "А что если он все тут знает? Может быть, он мой товарищ по несчастью и такой же попаданец, как и я? Если это так, то надо внимательно следить за ним и по возможности прикрыть от Командующего и доктора Акаги. Если раскроют его, то могут выйти и на меня".

Подросток, таща за собой своего будущего начальника, пробежал по извилистому коридору и выбежал прямо к лифту, который вел вниз к ангару Евангелионов. Он нажал кнопку вызова и стал ждать лифтовой кабины, которая поднималась снизу. Подозрения капитана Кацураги по поводу того, что с кандидатом в пилоты Евы-01 не все ладно превратились в уверенность, что все так и есть. Под видом обычного ученика средней школы скрывается человек, который хорошо знает все, что должно здесь произойти, и у которого есть свой план действий в этой ситуации.

И дальнейшие события подтвердили ее догадки. Когда двери в лифт открылись Синдзи ломанулся внутрь него и сразу же нажал кнопку нужного для них этажа. Попаданка сразу же захотела поговорить с ним, но из-за видеокамер, установленных в лифте, так и не решилась, отложив это дело на будущее. "Если ему удастся завалить Ангела, то тогда и поговорим" - подумала она про себя.

Тем временем лифт остановился на нужном этаже и при выходе из него начальник оперативного отдела и кандидат в пилоты Евангелиона увидели идущую к нему Рицко Акаги. Та взглянула на людей, выходящих из лифта, и произнесла: - Капитан Кацураги, наконец-то, вы прибыли. Хотя можно было добраться и быстрее. Время не ждет. Нам некогда терять его на всякую ерунду.

- Извини, Рицко, - сказала начальник оперативного отдела НЕРВ: - Мы добирались с большими приключениями. Синдзи чуть было Ангел не раздавил. Еле успела его вытащить из-под его ног.

Доктор Акаги взглянула на спрятавшегося за спиной подруги школьника и сказала: - А, это Третье Дитя. Рада, что он цел и относительно невредим.

Тут уже не выдержал подросток и сказал в ответ: - А, это Рицко Акаги. Тоже рад вас видеть.

Начальник научного отдела взглянула на него еще раз и, кивнув головой, повела гостей по лабиринту коридоров. Этот путь, довольно продолжительный, закончился в огромном темном ангаре.

Начальники отделов НЕРВ отошли назад, и внезапно включился свет. Перед Вадимом, ослепленным светом мощных ламп предстала громада Евангелиона номер 1. Большое человекоподобное тело, окрашенное в зелено-фиолетовый цвет, возвышалось перед ним, стоя по колено в жидкости цвета сильно разбавленной крови. И только теперь жертва автомобильной аварии окончательно поверил в свое попадание в мир аниме "Евангелион".

Пока он стоял и оглядывался по сторонам, слово взяла начальник научного отдела доктор Рицко Акаги. Она сказала ему: - Синдзи! Перед тобой находится вершина оружейного искусства - боевой комплекс Евангелион номер 1. Он предназначен для борьбы с разнообразными врагами, пытающимися уничтожить Землю и человечество.

- Так вот каких монстров разводит мой отец, - произнес попаданец и плюнул на пол со злости.

- Вот именно, мой сын, - произнес Гендо Икари с балкона центра управления, на котором он находился: - Давно не виделись.

- Еще столько бы не видеться, - произнес злым голосом Вадим: - А больше всего мне не хочется видеть эту мерзость, которая сожрала мою мать. Я надеялся, что ее разобрали на запчасти и пустили в переработку. Но тебе наплевать на память о матери, раз ты ее сохранил.

Гендо несколько опешил от такой тирады своего сына, которая совсем не вписывалась в его психологический портрет, составленный сотрудниками НЕРВ. "Значит, легких переговоров с ним не получится" - подумал Командующий про себя: - "Хорошо, что я предусмотрел такое поведение с его стороны и приказал привезти в ангар Аянами Рей из госпиталя. Конечно, пилотировать она не сможет, но как средство давления на него она может быть бесценной".

- Я вызвал тебя сюда для того, чтобы ты управлял им и уничтожил Ангела на поверхности, - произнес Командующий НЕРВ спокойным голосом.

Начальник оперативного отдела уже знавшая, что будет дальше, не стала влезать в разговор и задавать дурацкие вопросы. Попаданка точно знала, что никто в мире кроме него не сможет управлять этой махиной. А раз так, то он будет ей управлять. Иначе миру не жить.

- А это ничего, что меня этому никто не учил, - возмущенным голосом произнес сын Командующего: - Я отказываюсь работать на тебя!

- Раз ты - никчемный трус, то можешь убираться отсюда и возвращаться к себе домой, - произнес Гендо Икари: - Такой ты мне не нужен.

- Я бы и рад убраться отсюда, отец, - ехидным голосом произнес будущий пилот Евангелиона: - Но для этого надо чтобы у меня были ключи от этого помещения и схема переходов. А самое главное, чтобы снаружи не шаталась непонятная хреновина, называемая вами Ангелом. Стоит мне выбраться наружу, как она задавит меня. Это она уже попыталась сделать, когда я прибыл в Токио-3. Уж лучше я подожду здесь, пока ее кто-нибудь не уничтожит.

Новая тирада язвительного содержания со стороны своего сына заставила Командующего Икари задуматься над словами, которые должны были побудить пилота выполнять его план. И тут в разговор отца и сына влезла доктор Акаги.

- Синдзи! - сказала она громким голосом: - Если ты не будешь пилотировать Еву-01, то Ангел прорвется внутрь Геофронта, и человечество погибнет. Готов ли ты взять на себя ответственность за его судьбу?

Гендо обрадовался такому ходу своей подчиненной, которая попыталась напомнить непослушному подростку об ответственности. Но его ожидания согласия пилота были в очередной раз жестоко обмануты. Синдзи нашел ответ, который опечалил его.

- Мне нет никакого дела до человечества, - произнес кандидат в пилоты жестким голосом: - Погибнет оно или уцелеет мне все равно. Где оно было, когда ты скормил этому монстру мою мать? Когда он выкинул меня из своей жизни на долгие 10 лет? Если оно погибнет, то туда ему и дорога. Я ни на минуту не пожалею об этом.

"Раз он так уперся, то придется задействовать Рей" - подумал Командующий про себя и произнес громким голосом: - Фуюцки, немедленно доставьте сюда Рей.

И в ответ на его возражения по поводу приказа он сказал спокойным голосом: - Ну, она же не мертва, так что...

Сразу после получения подтверждения от своего заместителя Командующий отдал приказ доктору Акаги: - Перенастройте систему управления Евангелиона номер 1 на Аянами Рей. Немедленно.

Начальник научного отдела взяла из рук своей помощницы ноутбук и начала вводить в него соответствующие команды. Операторы в центре управления присоединились к ней и начали копошиться у терминалов МАГИ.

И тут открываются боковые ворота, и в зал с Евангелионом вкатывается кресло-коляска с девочкой, сидящей в нем. Ее голова тщательно забинтована, а на руке красуется гипс. Несмотря на это, она облачена в контактный костюм. Два мордоворота - охранника подкатывают коляску с ней к доктору Акаги. Рей смотрит на нее в оба глаза и ожидает команды к действию. Но команда приходит не от начальника научного отдела, а от Командующего Икари.

- Рей, - говорит он строгим голосом: - Замена оказалась бесполезной. Тебе предстоит пилотировать Евангелион.

- Я поняла, - говорит тихим голосом пилот Евы-00 и пытается встать с кресла, что ей не удается. Все-таки опираясь на одну руку делать это неудобно.

И в этот самый момент строение сильно содрогается. Ангел нашел нужное ему место и начал пробивать для себя проход. Первый удар, второй. С потолка летят вниз осветительные приборы. Один из них падает прямо на коляску с раненой девушкой-пилотом. Вадим пытается подскочить к коляске и отодвинуть ее в сторону, но он никак не успевает. Внезапно свет загораживает рука Евангелиона, которая самопроизвольно откидывается в сторону, прикрывая пилотов. Эта самостоятельность механоида сильно удивляет доктора Акаги, которая говорит: - Этого не может быть. К ней даже питание не подключено!

А Гендо Икари смотрит на все это с высоты и чему-то улыбается. Вадиму понятно, что он получил подтверждение своим догадкам о том, что душа Юй Икари по-прежнему находится в Еве.

- Она не сможет пилотировать Еву, - произносит Вадим: - Так и быть в этот раз это сделаю я. А условия мы обговорим после окончания боя.

Командующий НЕРВ улыбается и дает новую команду Рицко Акаги: - Вернуть начальные настройки для Евы-01.

Начальник научного отдела отдает команды своим подчиненным и говорит пилоту Евы-01: - Синдзи, иди за мной.

Тот послушно идет вслед за доктором. А тем временем из ангара выкатывают коляску с Рей, которая удивленным взглядом провожает остающихся в помещении сотрудников НЕРВ. Ее очень сильно удивила реакция Синдзи и капитана Кацураги на все произошедшее. И она теперь думает: - "Что бы это могло значить? Почему они так ведут себя? Неужели они знают гораздо больше, чем должны? А не потому ли, что они, как и я попаданцы? Надо будет проверить".

С этими мыслями в голове попаданка-пилот покинула ангар Евангелионов.

Глава 5. Попаданец в Еве-01. Синхронизация.

Вадим в сопровождении начальника научного отдела направился к лестнице ведущей наверх. Подъем до контактной капсулы не занял много времени. Всего пять минут и пилот стоит у сердца системы управления тысячетонного механоида.

- Надень это на голову, - произнесла Рицко Акаги, протягивая подростку ободок с двумя нейроконтактами: - Они помогут тебе синхронизироваться и управлять Евой.

После того как Вадим надел их на голову, его посадили в контактную капсулу. Первым делом он осмотрелся по сторонам. Увиденное его совсем не обрадовало. Внешне футуристичный дизайн сочетался в ней с отсутствием такого важного элемента, как ремни безопасности. "Теперь мне ясно почему Рей получила такие увечья во время происшествия с Евой-00" - подумал он про себя: - "Удивительно что она вообще уцелела. Или дело в том, что она полуангел, а не человек? Теперь пришел мой черед столкнуться с управлением Евой лицом к лицу".

И в этот момент дверь капсулы закрылась, и в ней наступила темнота. Но она не продлилась долго, так как включилось освещение. А затем она начала перемещаться в сторону Евангелиона.

- Начать загрузку капсулы в узел А-10, - произнес чей-то голос в голове пилота.

Тот вздрогнул, но сообразил что так действует связь через нейроконтакты. К его глубочайшему разочарованию в его капсулу передавались все команды из зала управления, а не только те, которые относились к нему.

- Заполнить капсулу ЛСЛ, - произнес женский голос, и внутрь потекла жидкость цвета разбавленной человеческой крови.

- Доктор Акаги, что это такое? - произнес полным возмущения голосом подросток: - Вы меня хотите утопить?

- Не волнуйся, Синдзи. Эта жидкость позволит тебе синхронизироваться с Евой. Она не помешает твоему дыханию, - произнесла в ответ начальник научного отдела: - Кроме того она уменьшит риск травмирования во время управления Евангелионом.

- Все ясно, - ответил ей Вадим и заглотил жидкость, уже заполнившую всю капсулу.

Ее вкус показался пилоту вполне допустимым. "И не такую дрянь приходилось мне пить" - подумал он про себя: - "И чего все пилоты в аниме так кривились от ее вкуса? Мулька как мулька".

Сразу после этого стенки контактной капсулы замигали разноцветными пятнами, и по ним прошла световая волна.

- Питание подключено! - прозвучал мужской голос в голове попаданца: - Все параметры в норме. Системы работают нормально.

- Синдзи! - прозвучал в голове Вадима голос Акаги: - Сейчас я разговариваю с тобой с помощью мыслесвязи. Для того чтобы отвечать мне тебе надо мысленно проговаривать слова ответа.

- Понял, - произнес свежеиспеченный пилот Евангелиона: - Учту в будущем.

- А теперь тебе надо расслабиться, - сделала ценное указание начальник научного отдела: - Мы приступаем к синхронизации.

- Соединение с нервом А-10 в норме! Первый контакт прошел успешно. Открываются двунаправленные контуры, - произнес женский голос.

- Первый этап синхронизации окончился успешно, - произнес мужской голос: - Начинаем второй этап синхронизации. Установить языком управления японский.

Сразу же после этих слов по стенке контактной капсулы пронеслась световая волна, которая была окрашена во все цвета радуги. Это явление заставило Вадима сосредоточиться. После того как волна схлынула он ощутил все возрастающее давление на психику. "Видимо это душа Юй пытается разобраться с чужаком в теле своего сына" - подумал он про себя: - "Надо сопротивляться, а то она уничтожит меня".

Напряжение в контактной капсуле Евангелиона возрастало. Вадиму даже начало казаться, что от ее стенок по направлению к нему протянулись мириады молний, атакующие его своими разрядами. Попаданец держался из последних сил, представляя щит в форме сферы окружающий его. Это снижало давление на его душу, но не спасало ее от атак.

В конце концов, парню надоела оборона, и он, сконцентрировав всю накопленную им энергию в копье, нанес им удар по агрессору. Давление на пилота сразу же ослабло, и попаданец воспользовался этим для решительного удара. Сразу после него мироощущение подростка резко изменилось. Он стал чувствовать себя и Евангелиона одним целым.

В то же самое время, как у пилота Евы-01 начался второй этап синхронизации, в командном центре воцарился самый настоящий переполох. Его заполнил голос сотрудников рапортующих о неполадках и выдающих рекомендации по их устранению.

- Четные гармоники смещаются относительно нечетных! Они стремятся к противофазе, - воскликнула старший оператор МАГИ взволнованным голосом: - Соединения начинают рваться!

- Этого не должно быть! - выкрикнула доктор Акаги: - Уменьшить коэффициент на 0,6 для четных гармоник!

- Смещение гармоник не уменьшается! - произнес другой оператор: - Разорвано уже 156 соединений! Ситуация близка к критической.

- Что происходит? - недовольным голосом поинтересовался у своих подчиненных Командующий Икари: - Почему синхронизация остановилась на половине пути?

- Контакт пилота и узла А-10 по непонятной причине нарушился. Уже установленные соединения разрушаются, - кратко доложила капитан Кацураги, выгораживая свою коллегу по работе: - В связи с этим я предлагаю извлечь контактную капсулу и выпустить пилота. Судя по всему, от него не будет никакого толка.

- Я запрещаю делать это, - произнес жестким голосом Командующий НЕРВ: - Никакого извлечения капсулы! Ждать еще 10 минут. Если соединение будет разорвано, то запустить синхронизацию по-новой. Других пилотов у нас нет!

Попаданка отошла в сторону от Командующего и уставилась на обзорный экран. А тем временем остальной научный персонал пытался устранить возникшую проблему.

Время шло, и по истечении пяти минут всем стало ясно, что ситуация улучшается. Четные и нечетные гармоники начали сближаться, создавая условия для резонанса. Еще через три минуты они слились окончательно. Второй этап синхронизации завершился.

Сразу по его окончании начальник научного отдела связалась с пилотом Евы-01 и поинтересовалась у него: - А что это было?

- Была атака на психику, но мне удалось ее отбить, - скромно произнес попаданец. О том, что душа Юй была серьезно повреждена или даже уничтожена им, он сообщать не стал. Реакция Гендо в ответ на такое заявление была непредсказуемой. "Пусть он считает, что пилот слабоволен. Так будет лучше и для него, и для меня" - подумал про себя Вадим.

Тем временем присутствующие в командном центре специалисты пристально уставились на мониторы, на которых высвечивалось значение уровня синхронизации. До пилота, находящегося в контактной капсуле доносились их удивленные голоса.

- Подумать только! Целых 85 процентов! - произнесла помощница доктора Акаги: - И это без контактного костюма.

- Одно слово - прирожденный пилот, - подтвердила ее слова начальник оперативного отдела: - У Второго Дитя после многолетних тренировок этот уровень гораздо ниже.

- Не зря его привезли сюда в последний момент, - произнес незнакомый мужской голос: - Так что риск при его доставке в Геофронт оказался вполне оправданным.

Голоса затихли на некоторое время, но вскоре снова вернулись в эфир.

-Ева 01, подготовка к запуску! - подала команду капитан Кацураги.

-Снятие первых замков фиксаторов! - произнесла помощница доктора Акаги.

-Готово! Начинаем сдвиг центрального моста! - произнес незнакомый мужской голос.

-Удаление первого и второго ограничителей! - произнесла начальник оперативного отдела.

-Снятие предохранителей с первого по пятнадцатый! - сказала старший оператор МАГИ.

-Внутренний источник питания Евангелиона полностью заряжен! Соединение с внешним источником энергии в норме! - сказал незнакомый мужской голос.

-Переместить Еву-01 к пусковой установке! Выбрать путь, ведущий на поверхность, к воротам номер пять! - скомандовала капитан Кацураги.

Сразу после этой команды Вадим ощутил, что его Ева начала перемещение спиной вперед. По окончании перемещения Ева была снова захвачена фиксаторами. Потом последовала очередная команда: - Шахта для запуска свободна! Подготовка к запуску Евангелиона завершена!

- Подтверждаете запуск? - спросила начальник оперативного отдела у Гендо Икари, и после его кивка, который обозначал согласие, подала громким голосом команду: - Запуск!

Глава 6. Бой с Ангелом. Начало.

Евангелион резко дернулся и помчался ввысь по пусковой шахте, стремительно набирая скорость. Вадим, предвидя резкую остановку, вцепился обеими руками в ручки управления Евангелионом. И предчувствия его не обманули. За резким разгоном и стремительным полетом последовало столь же резкое торможение. Только благодаря тому, что он крепко держался за ручки управления, ему удалось не погибнуть во время торможения.

Придя в себя после стремительного подъема, Вадим грубо выругался в адрес конструкторов допустивших такие ошибки при проектировании механоидов: - Чертовы придурки. Сами бы попробовали управлять этой махиной без ремней безопасности.

Но руганью дела не поправить и, облегчив свою душу, пилот Евангелиона стал смотреть по сторонам, пытаясь усмотреть Ангела. К своему удивлению вместо люка, из которого Ева-01 должна была подняться на поверхность, он увидел, что его Евангелион находится в высоком капитальном строении. Внимательно присмотревшись, попаданец увидел, что перед ним находится дверной проем, прикрываемый воротами гигантских размеров. Через эти ворота Евангелион мог пройти без малейшего труда.

В то время как пилот Евы-01 задумался над механизмом, открывающим эти ворота, в его голове снова прозвучал голос старшего оператора МАГИ: - Снять последние предохранители! Освободить Евангелион!

Вслед за ее голосом в голове Вадима прозвучал голос капитана Кацураги: - Синдзи, ты готов к ведению боя?

- Странно, что вы спросили меня об этом именно сейчас, а не перед отправкой на поверхность, - огрызнулся он в ответ и, немного помолчав, добавил: - Кстати говоря, у меня есть вопрос к доктору Акаги. Я надеюсь, что она выслушает его и примет к сведению.

- Что ты хотел у меня узнать, Синдзи? - безмятежным голосом произнесла начальник научного отдела: - Я буду рада просветить тебя по этому вопросу.

- А почему в контактной капсуле нет ремней безопасности? Если бы я не ухватился за ручки управления, то разбил бы себе голову во время подъема на поверхность. Действуя таким образом, вы рискуете потерять всех пилотов еще до начала боя, - произнес подросток ехидным голосом: - Надеюсь, что вы примете эту информацию к сведению.

- Можешь считать, что она уже принята и рассмотрена, - произнесла Рицко Акаги: - Но это все мелочь. Я хочу услышать вопросы по существу.

- Вопрос безопасности пилотов для вас мелочь? - произнес Вадим недовольным голосом: - Тогда мне не о чем с вами говорить. Времени для пустых разговоров у меня нет. Скажите, где находится Ангел, которого я должен завалить?

- Он находится в километре впереди, за двумя большими зданиями, - начала инструктировать пилота начальник оперативного отдела: - Для управления Евангелионом нужно четко формулировать свои мысли и знать то, чего ты хочешь. Рычаги в кабине служат для резервного управления Евангелионом. Теперь я скажу про вооружение механоида. На нем установлен квантовый нож. Он расположен в левом пилоне. Для того чтобы достать его достаточно подумать об этом. Тогда он выдвинется из пилона и станет доступным для захвата.

- Ладно, - произнес попаданец довольным голосом: - Информация получена. Теперь можно идти и уничтожать этого Сакиила.

Вадим отключил связь и попытался передвинуть ногу механоида. С большим трудом ему это удалось. Пятидесятиметровая махина шагнула за пределы лифтового строения. Первый шаг по асфальту, второй и третий. Ноги творения безумных ученых проминают асфальтовое покрытие и оставляют в нем глубокие ямы.

"Неужели эта хреновина не может идти по-нормальному?" - подумал про себя попаданец: - "Или я просто чего-то сам не понимаю? А, вспомнил! Эта же махина должна выставлять АТ-поле, которое может компенсировать ее вес. Надо попробовать".

Пока пилот делал первые шаги на поверхности, весь командный центр внимательно наблюдал за его действиями, которые сразу удивили сотрудников НЕРВ. Попытка выставить АТ-поле для облегчения передвижения сразу же привлекла к себе внимание специалистов НЕРВ.

- Никогда бы не подумала, что АТ-поле можно использовать подобным образом, - произнесла начальник научного отдела удивленным голосом, наблюдая за движением тысячетонной махины по улицам города.

- Этот парень положительно талантлив, - ответила ей начальник оперативного отдела: - Но как управляемая им Ева может использовать свое АТ-поле на таком высоком уровне? Насколько я знаю, такое его использование совсем не планировалось.

- Скажу больше, - произнесла Рицко Акаги, затягиваясь сигаретой: - Мы даже не предполагали, что Евангелион сможет его генерировать. Только надеялись на это, но точно ничего не знали.

- Ничего себе, - произнесла капитан Кацураги: - Так мы по сути дела выпихнули его наружу на потенциально не работающем образце техники. Даже мне понятно, что без наличия у Евы АТ-поля у нас нет шанса уничтожить Ангела. Одним холодным оружием его не одолеть. Если уж хваленая Н2 бомба не преуспела в этом, то у квантового ножа и подавно ничего не получится.

Доктор Акаги выслушала слова подруги и мотнула головой. Ее сейчас больше беспокоило совсем другое обстоятельство. Она обратила свое внимание на слова пилота Евангелиона, которые, как ей показалось, кроме нее больше никто не заметил.

"Откуда этот маленький нахаленыш, который смеет давать свои рекомендации уважаемым и опытным специалистам, смог узнать, как назвали этого Ангела? Ведь объявления об этом по громкой связи не было. Неужели он знает не меньше людей, работающих над проектом с самого начала? Или тут скрыто что-то другое? Но что именно?" - думала начальник оперативного отдела про себя.

А в голове начальника оперативного отдела тоже теснились мысли. О возможном раскрытии пилота и ее самой. "И дернул же черт этого придурка назвать Ангела по присвоенному ему названию, которое по открытой связи еще не оглашалось. Сейчас это осталось незамеченным, а вот после боя, когда начнут просматривать записи, все это всплывет наружу. И что тогда мне делать?" - предавалась горестным размышлениям практически загнанная в угол попаданка: - "Причем главная угроза в этом случае не для пилота, а именно для меня. Пилотов мало, и их вряд ли кто-нибудь посмеет тронуть. А вот меня, в отличие от них, можно очень легко заменить. Особенно в том случае, если попаданец знает всю историю от начала до конца".

А Гендо Икари внимательно смотрел за всем происходящим с высоты командного мостика и четко подмечал все несоответствия в происходящем, рассчитывая в будущем получить от подчиненных ответы на все возникшие у него вопросы.

Пока в недрах Геофронта все эти важные персоны думали свои думы, управляемый Вадимом Евангелион приблизился к домам, за которыми скрывался Ангел. Из-за капитальных строений доносился грохот взрывов, и мелькали вспышки энергетического оружия противника. Сам же пилот-самозванец старался особенно не шуметь, чтобы не предупредить раньше времени Ангела. Свежеиспеченный пилот не знал, что Ангел так сильно увлекся, копая проход внутрь Геофронта, что совсем не обращал внимания на творящиеся вокруг него дела, которые явно считал незначительными.

Обойдя строения, попаданец увидел Сакиила, который, стреляя из лучеметов расположенных в обеих руках, уже успел вырыть яму в половину своего немалого роста. Евангелион Ангел заметил в тот самый момент, когда механоид подошел к нему практически вплотную. Сакиил тут же повернулся к нему и уставился на нового врага.

- Ну, что сволочь, молись! Сейчас я тебя уничтожу, - произнес Вадим и бросил свой Евангелион в лобовую атаку на врага.

Следует отдать должное его противнику, тот не стал праздновать труса и совершил гигантский прыжок навстречу врагу. Две многометровых махины вступили в ближний бой. В бой, от которого зависело будущее этого мира.

Глава 7. Бой с Ангелом. Не на жизнь, а на смерть.

Ева-01 сосредоточила свое АТ-поле на ноже, вытащенном из пилона, и попыталась резануть им руку Ангела. Столкновение АТ-полей Евангелиона и Сакиила привело их к взаимному разрушению. Нож вонзился в руку Ангела и отсек ее. Ангел, естественно, не стерпел такого отношения к себе и ответил ударом из лучеметов, расположенных в маске на своем туловище. Сила сдвоенного выстрела была так велика, что оплавила броню и отбросила Евангелион далеко в сторону. Падая, тысячетонная махина свалила несколько многоэтажных домов. "Надеюсь, что там никого не было" - думал Вадим во время падения: - "Не хотелось бы отвечать за чью-нибудь гибель или травму. Тем более по канону такое должно было случиться с сестрой Тодзи Судзухары, который должен был стать пилотом Евы-03".

Ангел не стал дожидаться того, чтобы его противник поднялся на ноги, и прыгнул вслед за ним. Он навалился на Евангелион и попытался прижать его к земле. Но пилот Евангелиона понимал опасность такого развития событий и сумел не допустить его. В тот самый момент, когда Сакиил навалился на механоид, попаданец заставил его выставить особо мощное АТ-поле и отбросить в сторону Ангела. Тот отлетел на несколько десятков метров, сбивая очередное строение Токио-3. Место его падения окуталось клубами пыли.

Евангелион направляемый волей пилота направился в его сторону, чтобы добить поверженного врага, но тот подготовил свой сюрприз. Под прикрытием пылевого облака, которое имело достаточную плотность, Ангел подготовил ловушку. За время прошедшее с его ранения, он успел регенерировать утраченную руку. Поэтому приблизившегося к своей добыче охотника встретил одновременный залп из обоих излучателей, находящихся в руках Ангела. Сила его была так велика, что прожгла броню Евангелиона насквозь. Вадим, находящийся внутри контактной капсулы, почуял на себе только отголосок этой мощи, но и этого ему хватило для того чтобы начать ругаться дурноматом.

- Ах, ты кусотаре проклятый! Бакаяро! - выдавал он, скрипя зубами от фантомных болей, которые оказались совсем не шуточными.

Оглядевшись по сторонам, попаданец увидел, что ЛСЛ внутри капсулы постепенно меняет свой цвет, окрашиваясь кровью, текущей из раны на его теле. "Пора валить этого козла ксеножопого пока он не завалил меня на фиг!" - твердо решил про себя пилот Евангелиона: - "И сделать это надо как можно быстрее, а то истеку кровью".

А Ангел не стал дожидаться ответных действий противника. Он подскочил к врагу и схватил его своими руками, которые прямо на глазах начали надуваться. Сакиил накачивал мышцы, рассчитывая сломать Евангелион, устраняя тем самым последнюю существенную преграду на пути в недра Геофронта, куда его вела заложенная неизвестно кем и когда программа действий.

Вадим видел грозившую его механоиду опасность, но среагировать не успел. Ангел оказался шустрее своего оппонента. Он успел схватить Евангелион и нанести ему несколько сильных ударов в область головы. Последний удар пробил броню и вызвал серьезные неполадки в системе управления механоидом. Вадим на какое-то время потерял сознание.

Наблюдающие за боем из командного центра, сотрудники НЕРВ в этот момент потеряли свое хладнокровие. Операторы МАГИ пытались восстановить рвущиеся цепи, но у них ничего не получалось. Высокий уровень синхронизации, позволявший пилоту хорошо управлять Евангелионом, в этом случае сыграл против него самого. Повреждения, полученные боевым комплексом, спроецировались на его пилота полностью выводя его из строя. В довершение всех бед Ангел оборвал питающий кабель, и батареи Евангелиона начали разрядку. Энергии в них на данный момент хватало всего на четыре минуты, и это скромное время стремительно истекало.

Пока сотрудники НЕРВ развили лихорадочную деятельность, пытаясь реанимировать Евангелион, Ангел потерял интерес к нему и, отбросив его в сторону, отправился к месту раскопок, чтобы продолжить свою разрушительную деятельность.

Вадим очнулся. Ему было очень хреново. Сначала он даже не понял, где находится и что с ним произошло. Но цифры, ведущие обратные отсчет перед его глазами быстро настроили его на боевой лад. "Значит, у меня осталось не более двух минут" - подумал он про себя: - "Пришло время рискнуть и проявить те способности, которыми Синдзи Икари не должен был обладать. Ставки сделаны - ставок больше нет".

Тем временем паника в командном центре достигла своего апогея. Единственные из всего персонала, кто устоял против нее, были Командующий Гендо Икари и начальник оперативного отдела Мисато Кацураги. И он, и она знали, что Ангел будет повержен и Евангелион уцелеет. Остальные были не в курсе этого и имели законные основания для серьезного беспокойства. Но, несмотря на это, весь персонал старался выполнить свой долг до конца.

- Смотрите, что происходит снаружи! - выкрикнул один из операторов МАГИ и все единодушно уставились на обзорный экран. И увиденное ими зрелище стоило того, чтобы его смотреть.

А тем временем пилот Евы-01 поднял свой механоид и, сформировав перед собой клин из АТ-поля, обрушился на спину, уходящему в сторону раскопа, Ангелу. Сакиил оказался застигнут врасплох, но не прекратил сопротивления. Ангел вывернулся и оказался лицом к лицу со своим противником, что и погубило его.

Евангелион нанес мощный удар и срубил двуглазую маску с излучателями. Она упала вниз и обрызгала синей кровью все строения этого квартала. Пока Ангел пытался ее регенерировать, Ева-01 нанесла сильный удар и разрубила несколько ребер, которые прикрывали средоточие жизненной силы ее противника. Ангел почувствовал угрозу своему ядру и попытался отпихнуть в сторону Евангелион. Из-за этого телодвижения Ангела тщательно просчитанный удар, который должен был расколоть ядро Сакиила, не достиг своей цели. Вместо того чтобы разбить ядро, он только повредил его, заставив покрыться многочисленными трещинами.

Сразу же после полученного повреждения Сакиил прекратил свои попытки регенерировать утраченные части тела. Вместо этого он попытался обхватить своим телом Евангелион. Вадим сразу же понял, что означает такое поведение, и какова настоящая цель таких объятий.

"Хочешь самоуничтожиться - самоуничтожайся" - подумал попаданец про себя: - "Но вот утаскивать вслед за собой меня я тебе не позволю. Фиг тебе, образина ксеножопая, а не уничтожение Евангелиона".

А тем временем средоточие сил Сакиила начало светиться все ярче и ярче. Вадим в ответ заставил свой Евангелион выставить максимально возможное АТ-поле вокруг себя. И только он это сделал, как произошел взрыв огромной мощности. От тела Ангела, превращенного им самим в мощную взрывчатку, не осталось практически ничего. А вот Евангелион, прикрытый своей незримой защитой, уцелел. Тысячетонный механоид сидел посреди многометровой воронки, образовавшейся в самом центре Токио-3.

Вадим хотел вывести Еву-01 ближе к лифту, который вывез ее на поверхность, но не успел. Таймер на виртуальном экране управления Евангелиона отсчитал последние секунды работы батарей, и когда он обнулился, питание вырубилось, заставляя многометровую махину со страшным грохотом рухнуть на обожженную злобой Ангела землю.

В этот момент все специалисты НЕРВ, находящиеся в командном центре, вздохнули с облегчением. Ангел был уничтожен, а повреждения, полученные Евангелионом, не критичные и подлежащие исправлению.

Персоналу НЕРВ по окончании боя оставалось только эвакуировать механоид с поверхности и вытащить его пилота из контактной капсулы. Но это были простые и легко решаемые задачи по сравнению с уничтожением Ангела. Удовлетворенные таким завершением боя, сотрудники организации начали постепенно расходиться из командного центра. Последними из них центр управления покинули Командующий и его заместитель профессор Козо Фуюцки.

- Как ни странно в этот раз не наблюдалось ожидаемого нами "Берсерка", - произнес профессор, обращаясь к своему начальнику, когда-то бывшему его учеником: - Этот момент не особенно согласуется со Свитками Мертвого моря, не так ли, Гендо?

- Ангел был повержен Евангелионом, как и должно быть, - ответил ему Командующий:- А что касается "Берсерка", то последующие Ангелы будут гораздо сильнее этого. И тогда то, что мы ожидаем, обязательно случится. Жди и верь.

- Надеюсь, что мы не ошибаемся, - произнес бывший учитель Командующего и покачал головой.

Но тот хлопнул его по плечу и увлек вслед за собой к выходу из командного центра.

- И все-таки нам следует собрать дополнительное досье на нашего нового пилота, так как отчеты психологов и наших наблюдателей плохо согласуются с явленной нам реальностью, - произнес Козо, желая оставить за собой последнее слово в разговоре.

- И это тоже, учитель, - произнес Гендо Икари и поправил свои очки, которые попытались сползти на нос: - И вообще во всем этом деле очень много темных моментов, которые заслуживают нашего пристального рассмотрения.

Глава 8. Спасая рядового Синдзи.

Сразу же после окончания боя капитан Кацураги и доктор Акаги поспешили покинуть командный центр в Геофронте. И если начальника научного отдела НЕРВ гнало вперед желание узнать что-нибудь новое, то попаданку больше всего интересовала судьба невольного пилота Евы-01, которого она справедливо подозревала в попаданчестве. Подготовка к выходу на поверхность не заняла у двух ведущих специалистов и сопровождающей их группы много времени. Уже через каких-то пятнадцать минут группа уже занимала места в транспортном вертолете, который уже начал раскручивать свои винты.

Винтокрылая машина стремительно взлетела ввысь и очень скоро оказалась на месте последнего боя Ангела и Евангелиона. Как только колеса вертолета коснулись земли исследовательская группа по одному начала выпрыгивать на обожженную взрывом Ангела почву.

Пилот постарался посадить свою машину как можно ближе к лежащему навзничь Евангелиону, и это ему удалось. Поэтому исследователи очень быстро оказались около лежащей в глубине воронки тысячетонной махины.

- И как же нам теперь вытаскивать его из этой ямы? - сказал, почесав рукой затылок, один из экспертов: - У нас же нет техники с подходящей для этого грузоподъемностью.

- Да и если бы она была, - произнес другой специалист: - То как мы смогли бы подогнать ее сюда через эти развалины, образовавшиеся во время взрыва. Чтобы подвести сюда имеющиеся в нашем распоряжении тягачи потребуется выстроить для них дорогу. А сколько уйдет на это времени?

Тут в разговор экспертов вмешалась Рицко Акаги, которая произнесла недовольным голосом: - Зачем вы выдумываете сложные методы, когда можно найти простое решение проблемы? Проверьте состояние разъёма для подключения электричества на корпусе Евы-01 и доложите мне о его состоянии.

Пара экспертов быстро побежала в нужном направлении, и, вскоре один из них доложил начальнику научного отдела: - Разъем цел. Помех для подключения кабеля не имеется.

- Тогда начинайте тянуть сюда кабель от ближайшей запасной подстанции, - отдала им команду доктор Акаги и, повернувшись к своей коллеге по работе, произнесла: - Каковы бездельники! Вместо того чтобы найти реальный способ эвакуации Евангелиона, они начали оправдывать свое недомыслие невозможностью выполнения задания.

Мисато в ответ только кивнула головой и продолжила наблюдать за работой прочих экспертов, которые продолжали обследовать лежащий на обожженной земле Евангелион. А двое экспертов, которые попали под горячую руку доктора Акаги, вместе с группой подсобных рабочих начали тянуть бронированный кабель, предназначенный для подключения к Евангелиону электричества. Так как расстояние до этой подстанции было около трехсот метров, то этой работе не грозило быстрое завершение. Но любая работа, сколь долго она не тянется, имеет свой конец. И, наконец, в батареи Евангелиона начало поступать электричество.

А тем временем Вадим, запертый в герметичной капсуле Евы-01, отчаянно скучал. В самом деле, нет ничего веселого в том, что приходится сидеть взаперти в темном помещении без малейшей возможности сделать хоть что-нибудь. Такое времяпрепровождение не может вызвать иных чувств, кроме скуки. И чем дольше приходится сидеть, тем скука становится сильнее, постепенно пробирая человека до глубины души.

Но пилот Евангелиона, в отличие от обычного человека хорошо знал, что это заточение временное и что скоро оно закончится. "И чего эти сотрудники НЕРВ медлят с подключением электричества?" - задавал он сам себе мысленный вопрос: - "Ведь разъем для подключения питания должен быть не поврежденным. Ангел обрубил непосредственно кабель, а не повредил контактную систему в целом. Ничего не понимаю".

И тут к его глубокой радости в контактной капсуле появился свет, показывая, что электричество снова поступает в разряженные батареи тысячетонной махины. "Наконец-то" - подумал пилот поневоле про себя и включил связь с командным центром.

- Синдзи, как ты нас слышишь? - услышал он обращенный к нему вопрос со стороны начальника оперативного отдела.

- Слышу хорошо, - ответил подросток: - Как скоро вы меня отсюда вытащите? А то мне уже надоело сидеть в этом футуристическом гробу, который залит жидкостью.

- Сейчас батареи подзарядятся, и Евангелион сможет двигаться, - ответил голос капитана Кацураги на законные требования своего временного подчиненного.

- Хорошо, я подожду. Только не долго, - ответил Вадим, и на этом их разговор временно оборвался.

Время шло, и заряд батарей увеличивался. Наконец наступил такой момент, когда он превысил стартовый порог для запуска Евангелиона.

- Синдзи, - прозвучал голос в ушах пилота: - Запускай процесс синхронизации, и, когда она будет достигнута, выдвигайся к ближайшему выходу лифта. Он расположен в ста метрах севернее твоего Евангелиона.

- В какую сторону мне следует идти, чтобы добраться до него? - поинтересовался у своего будущего начальника Вадим: - Дайте мне ориентировку по ручным часам.

- На двенадцать часов. Сто метров, - произнесла начальник оперативного отдела, наводя пилота на цель.

- Все понял, - ответил подросток, и на этом связь пилота с командным центром оборвалась.

Запуск процесса синхронизации в этот раз совсем не отличался от предыдущей попытки. Единственное, что отличалось - это уровень синхронизации. В этот раз он был гораздо выше. Сейчас он достигал 96%, что вызвало удивление у начальника научного отдела. "И как только он ухитряется достичь такого высокого уровня?" - думала она про себя: - "Ничего, скоро мы вытащим его из контактной капсулы и проведем полное обследование. Никуда он от нас не денется. Все его тайны станут явными".

Взяв под полный контроль Евангелион, пилот-самозванец повел его в сторону, указанную из командного центра. После непродолжительной ходьбы механоид занял свое место на платформе грузового лифта, который начал с нарастающим ускорением двигаться вниз. Но, несмотря на немалую скорость, движение к конечной точке маршрута заняло немало времени.

И вот, наконец, тысячетонная махина очутилась в том же самом зале, из которого она начала свой путь наверх. После того как Ева-01 встала на свое место, сработали многочисленные предохранительные механизмы, которые жестко зафиксировали механоид в положении наиболее удобном для осмотра и ремонта.

А тем временем в контактной капсуле герой-попаданец начал готовиться к болезненной процедуре извлечения ЛСЛ из своих легких. В его памяти крутились кадры из аниме, в которых наглядно изображалось это действо. Но кино - это кино, а вот теперь ему предстояло пережить это наяву.

И вот оно началось. Уровень ЛСЛ в контактной капсуле начал понижаться и, когда он упал до половины, последовал мощный электрический разряд, который вызвал резкое сокращение легких пилота. ЛСЛ мощной струей вырвалась из его рта, покидая легкие. "Вот же суки!" - подумал про себя попаданец и потерял сознание.

Очнулся он, лежа на каталке, которая везла его в госпиталь. Рядом с ним шла доктор Акаги, которая яростно сверлила его своим взглядом. Тут пилот пошевелился и тем самым привлек к себе ее внимание.

- Неужели нельзя было придумать другой способ удаления ЛСЛ из легких? - тихим голосом прохрипел мученик, лежащий на каталке: - Уж больно это мучительное мероприятие.

- Увы, - притворно сокрушаясь, произнесла начальник научного отдела: - Альтернативой ему были бы реанимационные мероприятия, а они, к сожалению, еще более болезненные.

- Тут вы нашли отмазку, - прохрипел пилот Евангелиона: - А вот почему повреждения полученные Евангелионом спроецировались на меня? Я чувствую сильную боль в голове и в области груди. Именно в тех местах, в которые Сакиил поразил мой Евангелион. Как такое могло быть?

- Мы точно не знаем почему это произошло, - с некоторой грустью в голосе признала свое неведение доктор Акаги: - Согласно нашим предположениям и всем расчетам такого не должно было быть. А раз это явление существует, то у него должна быть причина. И я надеюсь, что в процессе твоего обследования, она раскроется перед нами.

- Великолепно, - сыронизировал будущий мученик от науки: - Сначала вы отправили меня в бой на технике, всех возможностей которой вы сами не знали, а потом выяснилось, что вы не знаете и побочных эффектов от ее пилотирования. На мой взгляд, со стороны научного отдела это совсем непрофессиональная работа.

- Зря ты так говоришь, Синдзи, - укоризненным голосом произнесла Рицко Акаги совершенно не понимающая шуток над своими людьми и их разработками: - Именно сейчас мы направляемся в то самое место, где ты увидишь профессионализм моих сотрудников. И тогда ты не сможешь сказать, что он отсутствует. Потому что демонстрировать они его будут на самом тебе.

"Уж лучше бы я промолчал" - подумал попаданец про себя: - "Дернул же черт меня за язык. Ну да ладно, пилот Евангелиона - это слишком ценная особь для того чтобы пускать его в распыл под влиянием дурного настроения. Я же не Рей. Запасных тел для меня нет".

Успокоив себя этими мыслями, Вадим расслабился и доверился крепким рукам санитаров, которые катили его каталку в глубины госпиталя НЕРВ.

Добравшись до своего места назначения, пилот Евангелиона сразу же угодил на такое продолжительное обследование, что проклял все на свете: и мир в который он попал, и всех людей, которые его окружали и даже самого себя. Обследование длилось более десяти часов и закончилось поздней ночью. Но это не принесло покоя душе несчастного попаданца, так как на смену упертым врачам-вивисекторам пришли ночные кошмары, от которых было нельзя отделаться простыми словами.

Глава 9. Рандеву попаданцев.

Очнувшись от очередного кошмара, Вадим с удивлением увидел, что у его кровати сидит начальник оперативного отдела. "Что она здесь делает?" - сразу же задал себе вопрос попаданец: - "Ведь согласно канону мы с ней должны были встретиться позже. Или жизнь - это совсем не канон, и она допускает и не такие изменения? Черт ее знает. Но все же мне следует проявлять осторожность".

Придя к этой разумной мысли, он потянулся и произнес притворно слабым голосом: - Мисато, а что ты тут делаешь?

Такой, казалось бы, бесхитростный вопрос разрушил все логические построения капитана Кацураги, которая хотела сразу же выбить из возможного коллеги по несчастью всю правду. Поэтому она произнесла совсем не те слова, которые собиралась.

- Жду твоего пробуждения, Синдзи, - сказала она спокойным голосом: - Насколько мне известно, твое состояние, по словам врачей, вполне удовлетворительно. Так что тебя уже сегодня выпишут из госпиталя.

- Как быстро, - удивленным голосом произнес Вадим: - Неужели все мои ожоги и прочие травмы уже исцелились?

- Конечно, нет, - поспешила развеять его радость начальник оперативного отдела: - Ожоги на твоем теле остались и их надо будет долечивать. Но сделать это можно в домашних условиях, а не в стенах госпиталя.

- Значит, я скоро покину эти стены и отправлюсь... - начал говорить пилот Евы-01: - А куда я направлюсь дальше. В Токио-3 я чужой. У меня нет ни жилья, ни родни, у которой я могу жить какое-либо время. Надеюсь, что такая серьезная организация, как НЕРВ, сможет помочь мне с жилищным вопросом.

- А как же твой отец? - с деланным удивлением произнесла попаданка: - Разве ты не будешь жить вместе с ним?

- Ни в коем случае, - резко ответил Вадим: - Этот убийца матери мне не отец. Я лучше буду жить в одиночку в самой захудалой трущобе Токио-3, чем делить роскошные апартаменты с этим ... недочеловеком. Да и он сам не захочет жить со мной. Готов поспорить на что угодно, что местом моего проживания будет выбран какой-нибудь район на окраине Токио-3, подальше от его центра.

- Нельзя быть пристрастным к своему единственному родственнику, - укоряющим голосом произнесла Мисато и покачала головой.

- Я не считаю его своим родственником, - резко ответил попаданец: - Лучше считайте меня сиротой. Так будет правильнее и лучше для всех.

- Как тебе будет угодно, - произнесла капитан и поспешила увести разговор в сторону от такой щекотливой темы: - Ты готов встать с постели? Если да, то вставай и одевайся. Нас ждут великие дела.

- Так точно, герр капитан, - шуточным тоном отрапортовал пилот Евангелиона, поднимаясь с кровати: - А теперь прошу вас не мешать, мне одеваться.

- Какой же ты стеснительный парень, - с легкой усмешкой произнесла начальник оперативного отдела: - Неужели, ты думаешь, что у тебя есть то, чего я, взрослая женщина, не видела? Но раз ты так настроен, то я могу отвернуться в сторону. Кстати, твоя одежда лежит в тумбочке, которая находится рядом с кроватью.

Попаданец встал, сделал первый шаг и охнул от боли в обожженном теле. "Кажется, я погорячился, отказываясь от помощи" - подумал он, делая следующий шаг: - "Но не идти же мне на попятную. Как себя поставишь, так и будут к тебе относиться. Нельзя показать себя бесхребетным существом. Иначе на меня сядут все подряд и поедут".

Думая эти мысли, пилот Евангелиона открыл тумбочку и вытащил из нее целый ворох одежды. Выкладывая ее на кровать, попаданец обратил внимание на то, что кроме гражданской одежды там присутствовали, по крайней мере, два комплекта формы, очень похожей на военную. Для своего первого появления перед глазами сотрудников НЕРВ он выбрал гражданский вариант одежды, а всю форму аккуратно сложил в недра тумбочки.

- Теперь я готов к тому, чтобы покорить НЕРВ, - пафосно заявил Вадим и сделал шаг в сторону своего будущего начальника: - Ведите меня на борьбу с разведенной здесь бюрократией.

- Ну, пошли, - со вздохом произнесла попаданка и потащила своего предполагаемого коллегу к выходу из палаты.

Первые несколько шагов он сделал, ведомый ей под руку, а потом начал резко вырываться, доказывая тем самым свою самостоятельность. Начальнику оперативного отдела такая подвижность пилота совсем не понравилась, но она уступила, понимая, что сдерживая его, может причинить ему больший ущерб, чем он сам. Пилот вырвался из цепких рук своей будущей начальницы и четким, практически строевым шагом пошел по коридору.

И тут навстречу ему из-за угла выкатилась коляска, на которой сидела пилот Евы-00, Аянами Рей. Она направлялась на очередные процедуры и встреча здесь и сейчас с подменившим ее пилотом - новичком была для нее не совсем неожиданной. Она, как и другие попаданцы, хорошо помнила сюжет аниме и помнила об этой встрече. Но Ира не ожидала, что она произойдет прямо сейчас. Поэтому она вскрикнула слабым голосом, показывая свое беспокойство возможностью их столкновения. Медсестра, катившая коляску, тут же среагировала на реакцию своей подопечной и остановила движение этого больничного транспорта.

И тут пилот Евы-01 сделал шаг, который сильно удивил всех окружающих его сотрудников НЕРВ. Он встал на колени перед коляской с обмотанной бинтами голубоволосой девушкой и попросил у нее прощения. Та сильно удивилась и произнесла в ответ только одно слово: - Почему?

- Ты пострадала из-за того, что я торговался с Командующим Икари, - ответил он на ее вопрос: - Если бы Евангелион не прикрыл нас своей рукой, то ты могла бы погибнуть.

- Но этого же не случилось, - продолжала строить из себя непонимающую сути происходящего девушку: - Зачем ты так заботишься обо мне?

- Твой вид мне напоминает о моей матери. Той, которой Гендо Икари спокойно пожертвовал для того чтобы оживить монстра, которого мне приходится пилотировать, - жестким голосом произнес попаданец и начал ожидать реакции Рей на свои неосторожные слова.

Ведь согласно канону Рей верила Гендо как богу, считая каждое его слово истиной в последней инстанции. И поэтому он ожидал от нее жесткого ответа. Но к его глубочайшему удивлению этого не случилось. Рей совершенно проигнорировала выпад попаданца в адрес своего отца и своего покровителя. Она просто ничего не ответила на его слова.

Тут в их разговор вмешалась медсестра, которая везла коляску с Первым Дитя. Она сказала: - Не могли бы вы пропустить нас? Рей ждут срочные процедуры, на которые ей никак нельзя опаздывать.

Услышав эти слова от медсестры, пилот Евы-01 удивленный отсутствием ожидаемой им реакции от будущей напарницы по пилотированию, встал с колен и освободил дорогу, чем медсестра и поспешила воспользоваться. Она быстро покатила коляску с девушкой - пилотом в сторону близлежащего лифта ведущего вниз. Очень скоро пара из пациентки и представительницы медперсонала НЕРВ исчезла из вида пилота Евангелиона и начальника оперативного отдела.

Как только это произошло, пара попаданцев продолжили свой путь по лабиринтам коридоров НЕРВ. Все они были погружены в свои мысли. И мысли эти были очень странные. Вот что мог бы увидеть посторонний наблюдатель, окажись он в это самое время в этом самом месте и, умея читать мысли других людей.

"Как странно себя вела Рей" - думал Вадим: - "Ее поведение совершенно не соответствует тому, которое должно быть согласно канону. Она не проявила никакой реакции на мои обвинения в адрес Гендо, а ведь этого быть не должно. Создается такое впечатление, что с нашим Первым Дитя что-то совсем не так. Или может быть она тоже попаданка, как и я сам? Надо будет провентилировать этот вопрос позднее. Сейчас для этого время еще не пришло".

Как ни странно, в голове попаданки, занявшей волей случая тело начальника оперативного отдела НЕРВ, крутились схожие мысли. Она также думала о несоответствии поведения Первого и Третьего Дитя эталону, показанному в аниме.

"Почему их поведение так сильно отличается от нормы?" - неоднократно задавала себе вопрос капитан: - "Ладно, Синдзи. Наблюдение за ним долгое время велось спустя рукава, и наблюдатели действительно могли просмотреть изменения в его характере. Но вот Рей. Она же провела вся жизнь в НЕРВ. Как она могла так измениться за короткое время? Или ее кто-то изменил? Но кто и как? Или она, так же как и я, стала жертвой переноса в чужую реальность? Неужели тут собралась целая команда попаданцев? Сейчас не время для разборок по этому поводу, но немного позже следует установить истину".

Пребывая во власти своих непростых мыслей, попаданец и попаданка дошли до лифта, идущего через всю пирамиду штаб-квартиры НЕРВ, и нажали кнопку вызова.

Глава 10. Встреча в лифте и разговор по душам.

И подъехавшая кабина лифта явила им Командующего Икари, который находился в ее глубине. Это зрелище ни капли не удивило ожидавших этого поворота событий попаданцев. Они дружно шагнули внутрь кабины и нажали кнопку одного из верхних этажей штаб-квартиры. Гендо Икари уставился в своих подчиненных пристальным взглядом, который должен был парализовать их и привести к полной покорности. Но расчеты руководителя организации не оправдались. Ни начальник оперативного отдела, ни свежеиспеченный пилот Евангелиона не подали ни малейшего признака смущения или страха. И тогда командующий НЕРВ решил напомнить подчиненным о своем присутствии.

- Капитан Кацураги, - обратился он к начальнику оперативного отдела, нажимая кнопку самого верхнего этажа пирамиды: - Нам с вами надо решить несколько вопросов, которые касаются Третьего Дитя. Эти вопросы не терпят отлагательства, поэтому мы сейчас поедем в мои апартаменты.

Начальник оперативного отдела бросила взгляд на своего будущего подчиненного, и тот вступил в разговор.

- Я думаю, что это место вполне подойдет для того, чтобы обсудить условия, при выполнении которых я продолжу пилотирование этой дур-машины, - с легкой улыбкой на лице произнес пилот: - Насколько я понимаю, этот Ангел не последний. А значит, нужда в моем тяжком труде сохранится длительное время. Не так ли?

В знак согласия, с этими словами пилота Командующий Икари кивнул головой. Вадим заметил этот знак и продолжил свой монолог.

- А раз дела обстоят именно так, то мне понадобятся деньги для оплаты моих потребностей, квартира для проживания и опекун, который будет следить за моим поведением, - произнес подросток деловитым голосом: - Кроме того, я буду настаивать на эмансипации, которая окончательно разорвет последние связи между мной и тобой. Пускай ее проведут не сразу, а через какое-то время, когда мой опекун сможет убедиться в моей самостоятельности.

Эти слова пилота руководитель НЕРВ одобрил и дал четко видный знак согласия. Начальник оперативного отдела НЕРВ внимательно наблюдала за словами и жестами собеседников, и то, что они пришли к согласию по этим важным вопросам, ее чрезвычайно обрадовало. "Может быть, назначение меня опекуном будет чистой формальностью и не доставит мне таких больших неприятностей, как я предполагаю" - подумала она про себя.

Тем временем кабина лифта доехала до своего конечного пункта. Прозвенел короткий звонок, и двери стали неспешно открываться. Командующий НЕРВ не стал дожидаться их полного открытия и пошел вперед. Следом за ним лифт покинули и прочие пассажиры.

Вадиму, вышедшему из лифта последним, сразу же бросился в глаза короткий коридор, который вел прямо к апартаментам Командующего Икари. Он был украшен роскошными драпировками и был похож на помещение из какого-нибудь дворца восточного владыки прежних времен. Завершением этого великолепного коридора была двухстворчатая резная дверь, сделанная из дуба или красного дерева. Перед дверью стоял небольшой стол, за которым в обычное время сидел секретарь Командующего. Но сегодня это место пустовало, и скорее всего это не было случайностью. Гендо не допустил бы такого события без веской причины, и раз оно произошло, то это ему было зачем-то нужно.

Командующий Икари легко отворил высокую дверь и степенным шагом проследовал в свой кабинет. Пилот и начальник оперативного отдела проследовали за ним. Как только они вошли в кабинет, дверь тихо затворилась как бы сама собой.

Гендо Икари проследовал через весь немалых размеров зал к столу из красного дерева, на поверхности которого находились терминал МАГИ и целый ряд приборов неизвестного назначения. Командующий уселся на роскошное кресло, сложил руки в характерную для него фигуру и впился взглядом в своих подчиненных. А те вели себя совсем не так, как было запланировано руководителем НЕРВ. Вместо того чтобы нервничать, они аккуратно осматривались по сторонам, изучая интерьеры этого обширного и странного зала.

Особое внимание в этом обширном помещении привлекал пол и потолок, на которых были изображены странные для непосвященного человека узоры. Но попаданцы хорошо знали, что именно они обозначают. Древо Сефирот - центральное понятие тайного учения, называющегося Каббалой.

"А где разместился сам командующий?" - внезапно задал себе мысленный вопрос пилот-попаданец: - "Раз его апартаменты так странно украшены, то, скорее всего, это несет некую смысловую нагрузку. Осталось только выяснить, какую именно".

И для того чтобы убедиться в этом Вадим взглянул на потолок над столом Командующего. Сефира Кетер - Корона. "Вот оно что" - подумал он про себя: - "Значит, Гендо себя позиционирует как абсолютную власть, эдакого царя. А что на это можем ответить мы, чтобы показать ему, что что-то значим? Да просто напросто встать на то место, где на схеме древа должен находиться сефирот Даат, который обозначает тайное знание и никогда не обозначается открыто. А значит, нам следует сделать еще несколько шагов в направлении стола Командующего".

И пилот взял под руку своего будущего командира и сделал эти необходимые шаги. После чего уставился прямо в глаза руководителя НЕРВ. А тот не проявил никакой реакции на произошедшее. То ли не знал, что именно такое перемещение означало, то ли не придал этому событию особого значения. Ну, подумаешь, захотели подчиненные поменять свои места, взяли и поменяли. Что тут такого.

После этого в роскошных апартаментах Командующего ничего не поменялось. Там царила все та же мертвая тишина. Обе стороны сверлили друг друга взглядами и молчали. Такое молчание могло затянуться надолго, но пилот Евангелиона разорвал своими словами это тягостное молчание.

- Ну и долго мы тут будем стоять? - поинтересовался он у сидящего, молча, Гендо Икари: - Мне кажется, что ты пригласил нас сюда для того, чтобы поторговаться со мной. Но ты молчишь, не спрашиваешь моих желаний и не ставишь своих условий. Как это понимать? Если мы не нужны тебе, то лучше пойдем заниматься своими делами.

- Твои предложения по оплате, - произнес сухим голосом Гендо Икари: - Я хочу, чтобы ты их еще раз озвучил.

- Раз ты так плохо слушал меня в прошлый раз, то я готов повторить снова, - покладистым голосом произнес подросток: - Во-первых, я хочу получать заработную плату. Это вполне естественное требование для любого работающего человека. Так как потенциальных пилотов Евангелионов очень мало, то это должна быть достойная оплата. Не меньше чем у начальника оперативного отдела, а то и больше.

- Я не возражаю, - ответил на его слова Командующий: - Говори, что тебе еще надо.

- По поводу денег я сказал еще не все, - произнес недовольным голосом пилот Еы-01: - Кроме зарплаты я не откажусь и от премий за убийство ваших Ангелов. По одному миллиону йен за голову. По моему мнению, это вполне достойная цена, которая соответствует риску.

- Деньги будут, - проскрипел отец пилота: - Что тебе нужно кроме них?

- Квартиру, естественно, - произнес подросток недоумевающим голосом: - Мне же надо где-то жить. Прошу предоставить мне достойную квартиру. И не в подземельях Геофронта в глухом подвале штаб-квартиры, а снаружи. По моему мнению, я вполне заслуживаю обычной квартиры без всяких претензий на роскошь, наподобие этих апартаментов.

- Будет тебе квартира, - произнес Гендо недовольным голосом, показывая, что просьбы заброшенного на долгие годы сына ему уже надоели.

- И последняя просьба, - произнес пилот Евангелиона: - Как можно скорейшая эмансипация. Я хочу разорвать последнюю связь, которая у нас осталась. Всем понятно, что сделать это за один день невозможно, и от временного опекуна мне пока не отделаться. В связи с этим я бы хотел, чтобы таким опекуном стала присутствующая здесь капитан Кацураги.

- А если я захочу назначить тебе другого опекуна, - попытался вредничать руководитель НЕРВ: - С чего ты решил, что именно она станет хорошей кандидатурой для выполнения этой ответственной работы. Кроме того, ты не учитываешь того факта, что капитан будет сильно занята работой в НЕРВ. Или ты думаешь, что она сможет не только работать по своей специальности, но и заботиться о тебе?

- Я могу позаботиться о себе сам, - выкрикнул громким голосом израненный подросток: - Если мне не будет предоставлен этот опекун, то мне не нужен никакой другой.

- А если я предложу тебе в качестве опекуна доктора Акаги? - задал неожиданный для попаданца вопрос Командующий Икари: - Она будет заботиться о тебе по долгу службу, так как контроль за твоим лечением входит в круг ее обязанностей. Как тебе нравится такое предложение?

- Совсем не нравится, - произнес с недовольной миной на лице Вадим: - Более неподходящей кандидатуры на эту роль невозможно представить. Так что я вынужден настаивать на своем законном требовании. Если ко мне должны приставить опекуна, то это будет только она, и никто другой. Кстати говоря, Командующий у меня появился еще один вопрос. Что в моем шкафчике в госпитале делала военная форма? Неужели меня уже успели призвать в состав Сил Самообороны и забыли сообщить об этом?

- А на этот вопрос тебе лучше, чем я ответит капитан Кацураги, - произнес руководитель НЕРВ и махнул рукой в сторону своей подчиненной.

И та была вынуждена отвечать на заданный другому человеку вопрос.

- Понимаешь, Синдзи, - начала объяснять подростку обстановку сложившуюся в организации: - Дело в том, что специальный институт НЕРВ - это полувоенная организация, в которой почти каждый имеет то или иное воинское звание. Даже простые операторы МАГИ являются младшими лейтенантами, а должности уровня начальника отдела приравниваются к капитанским или майорским. Тем более в связи с тем, что ты пилотируешь самое разрушительное на настоящее время оружие, ты автоматически получаешь офицерское звание. Без него тебя никто не пустит в капсулу Евангелиона. Теперь ты понимаешь, почему в твоем шкафчике появилась эта форма?

- Такой подход к делу мне понятен, - произнес подросток и почесал в голове: - Если так надо для дела, то пусть будет. А какое звание я получил в организации? Я не разбираюсь в знаках отличия и не могу судить о присвоенном мне звании.

- Младшего лейтенанта, - ответила капитан с удивлением в голосе, так как совсем не ожидала подобного вопроса: - Точь-в-точь, как у Аянами Рей.

- Я считаю, что заслуживаю большего, так как на моем счету уже есть одна победа над противником, который оказался не по зубам нашей армии, - возмущенным голосом произнес пилот Евангелиона: - Мне следует присвоить звание лейтенанта. А повышение в звании можно представить как результат боя.

- Я не возражаю, - сухо произнес Гендо Икари и уставился на подростка перед ним пристальным взглядом.

- Тогда у меня нет больше никаких пожеланий, - произнес пилот Евангелиона, радуя руководителя НЕРВ.

- Тогда капитан Кацураги и лейтенант Икари можете быть свободны, - произнес Командующий НЕРВ и уставился на экран терминала МАГИ.

Пилот и его опекун спешно покинули апартаменты, не видя довольной улыбки на лице главы НЕРВ. Он имел все основания для того, чтобы быть довольным. Несмотря ни на что, пилот согласился выполнять его волю и действовать в рамках придуманного им сценария. Про то, что это согласие было притворным, Гендо Икари не догадывался.

Глава 11. Поход по инстанциям НЕРВ.

Выйдя из апартаментов Командующего, пилот Евангелиона и начальник оперативного отдела отправились к лифту, ведущему вниз. Им предстоял путь на средний ярус пирамиды, где располагались кабинеты чиновников НЕРВ. Именно в этих кабинетах пилоту Евангелиона и предстояло провести немало времени. Ведь бюрократию к его глубочайшему сожалению не смог отменить даже такой мощный катаклизм, как Второй Удар.

Стоило им нажать кнопку вызова, как перед сотрудниками НЕРВ тут же открылась дверь лифта. Это было очень кстати, и пилот и его начальник воспользовались этим. Скорый лифт довез их до нужного этажа, где они и вышли. И тут начались их хождения по мукам. Точнее говоря, по бюрократическому лабиринту НЕРВ.

И первым в длительной череде кабинетов был кабинет начальника Второго отдела. Того самого, который отвечал за безопасность сотрудников и секретность на объектах организации. Короче говоря, службы безопасности.

Вопреки ожиданиям Вадима посещение этого кабинета не заняло много времени. Старый седоволосый офицер-отставник с погонами подполковника на мундире деловито приволок целую кипу документов, в которых пилот Евангелиона должен был расписаться, и плюхнул ее на стол прямо перед носом подростка, вызвав у него нешуточный интерес.

Попаданец сначала хотел прочитать их, перед тем как подписывать, но, одолев всего пять страниц из этой бюрократической макулатуры, резко охладел к этой оказавшейся не совсем разумной затее. Следующие продукты бюрократической системы он подписывал, практически не читая. Вскоре неподписанные талмуды на столе начальника закончились, и Вадим в сопровождении капитана отправился дальше.

Следующим местом их остановки стал отдел, занимающийся оформлением документов. И вот в этом отделе по воле бюрократов свежеиспеченному пилоту пришлось застрять надолго. Для начала он заполнил несколько многостраничных анкет, что довело его до белого каления. Потом его отправили фотографироваться на документы. С учетом того, что фотограф работал в отделе по связям с общественностью, который находился в другом крыле здания, прогулка туда заняла у пилота и начальника оперативного отдела немало времени. Придя туда, парочка выяснила следующий печальный факт. Фотографа в данный момент не было на месте. Это вызвало бурное негодование как у попаданца, так и у его начальницы.

- И долго нам его тут ждать? - возмущенным голосом произнесла капитан Кацураги, обращаясь к начальнику отдела: - Мы не можем тратить время на всякую ерунду. Или вы немедленно сфотографируете этого парня, или я буду жаловаться на вас Командующему Икари.

Начальник отдела начал отговариваться, что это не входит в его должностные обязанности, но капитан упорно настаивала на своем. После пяти минут спора в помещении, занимаемом отделом, появляется фотограф, и его сразу же припахивают к работе по специальности. После пяти минут работы профессионала фотографии готовы, и пилот вместе со своим командиром отправляются восвояси.

Еще полчаса ожидания, и пластиковая карточка с фотографией лежит в руке попаданца. Эта карточка в условиях Токио-3 является основным документом, который выполняет сразу несколько функций. Это одновременно и удостоверение личности, подобное пропуску в других организациях, и платежная карта, которая принимается во всех магазинах города, и средство оплаты за проезд в общественном транспорте и многое другое.

- А теперь мы посетим последнее место и можем быть свободны, - радостным голосом сообщает начальник оперативного отдела своему подопечному: - Можешь начинать радоваться.

- Радоваться я буду только тогда, когда покину это творение сумасшедшего архитектора, - пробурчал себе под нос подросток.

Но Мисато не обратила внимания на его недовольство и потащила его по коридору, ведущему к очередному лифту, ведущему вниз. После быстрого спуска и ходьбы по паре-тройке извилистых коридоров пилот и его опекун остановились возле низкой деревянной двери с надписью "Вещевой склад". Капитан Кацураги постучала в нее и, не дождавшись ответа, распахнула ее.

Внутри находилось довольно-таки обширное помещение, заставленное стеллажами с различными кофрами. Командовал здесь молодой парень двадцати лет с погонами сержанта на форме. Увидев столь высокопоставленного посетителя в сопровождении незнакомого подростка, он застыл, изображая готовность к выполнению любых команд. И они не замедлили последовать.

- Сержант Минато, - громким голосом произнесла начальник оперативного отдела: - Приказываю вам предоставить полный комплект униформы для лейтенанта НЕРВ Синдзи Икари.

Сержант взглянул на подростка, стоявшего рядом с офицером НЕРВ, и произнес дрожащим голосом: - Лейтенант Икари, прошу вас предъявить ваши документы.

Вадим не стал спорить с младшим по званию сотрудником НЕРВ и покорно подставил свою идентификационную карточку под сканер в руке сержанта. Тот прочитал сообщение на его экране и поспешил к одному из стеллажей, с которого достал вместительный кофр.

- Лейтенант Икари, - произнес служащий интендантского отдела, доставая из сейфа увесистый гроссбух: - Прошу вас расписаться за получение полного комплекта униформы НЕРВ.

Попаданец взял ручку и оставил в гроссбухе свою подпись, после чего получил кофр в свои руки. Несмотря на свои габаритные размеры, он оказался совсем не тяжелым. Его можно было спокойно нести в одной руке.

Капитан Кацураги спросила у сержанта: - Скажите мне, Минато, в этот набор входит оружие?

- Так точно, капитан, - четко по уставу ответил сержант: - Это полный набор, предназначенный для офицерского состава НЕРВ. В него входит пистолет Глок-17 и две запасные обоймы, снаряженные патронами.

- Синдзи, ты должен вернуть оружие интенданту, - обеспокоенным голосом произнесла начальник оперативного отдела: - Ты еще несовершеннолетний для того, чтобы владеть и пользоваться им.

- Раз я достаточно взрослый для того, чтобы пилотировать Еву, то достаточно взрослый для владения пистолетом, - возразил своему начальнику и опекуну попаданец: - Ведь Евангелион гораздо опаснее пистолета. Кроме того, он мне положен как офицеру НЕРВ, и я не собираюсь отказываться от своих привилегий.

- Евангелион ты пилотируешь под контролем организации, а вот пистолет ты можешь применить по своему усмотрению, - возразила капитан Кацураги своему подопечному: - Я категорически против этого.

- Я все равно не откажусь от оружия, - упорно стоял на своем пилот Евангелиона: - Раз оно положено мне, то оно у меня будет.

- Хорошо, - произнесла недовольным голосом попаданка, которую совсем не радовало такое развитие событий: - Пистолет ты получишь. Но перед тем как пользоваться им ты сдашь мне экзамен по материальной части и зачет по стрельбе в тире. До тех пор пока ты не сделаешь этого, пистолета с патронами ты от меня не получишь.

- Пусть будет так, - недовольным голосом произнес Вадим: - Раз я получил все, что мне полагается, то я думаю, что мы можем идти дальше.

- Не спеши, - остановила его порыв попаданка: - А как же твоя квартира? Или ты уже забыл про нее?

- А разве распределением жилой площади занимается этот сержант? - удивленным голосом спросил у своего опекуна пилот Евы-01: - Не слишком ли мала его должность для решения таких важных проблем, как обеспечение жильем офицерского состава НЕРВ?

- Естественно нет, - с усмешкой в голосе произнесла Мисато Кацураги: - Этот сержант исполняет по сути дела обязанности простого кладовщика. Но есть в этом отделе и более высокостоящие персоны, с одной из которых тебе предстоит познакомиться.

Произнеся эти слова, начальник оперативного отдела взяла своего подопечного за руку и потащила по лабиринту коридоров в обратном направлении. В этот раз ее маршрут завершился перед резной дверью из мореного дуба, на которой красовалась бронзовая табличка с лаконичной надписью "Главный интендант". Капитан постучала в эту дверь и, дождавшись ответа, вошла в нее.

Такое поведение своего командира очень сильно заинтересовало Вадима, который думал, что его начальница войдет в это помещение так же, как и на склад, без малейших формальностей. Но только внутри ему стало понятно, почему поведение Мисато в первом случае отличалось от ее поведения во втором. Навстречу пилоту и сопровождающему его лицу поднялся стройный пожилой военный с майорскими погонами на форме. Он оглядел пристальным взглядом своих посетителей и поинтересовался у них, зачем они прибыли.

- Майор Кояма, - произнесла капитан Кацураги: - Позвольте вам представить нового офицера. Это пилот Евы-01 лейтенант Синдзи Икари.

- Рад познакомиться, - ответил тот сухим скрипучим голосом: - И какое дело вас привело ко мне?

- Квартирный вопрос, естественно, - с грустной улыбкой на лице произнесла начальник оперативного отдела: - Нового офицера надо куда-то поселить.

- А что мне скажет по этому поводу сам лейтенант, - ехидно прищурившись, произнес интендант: - Может быть, у него есть какие-нибудь пожелания по этому поводу?

- Достойное жилье рядом с моим опекуном, - быстро произнес Вадим и уставился пристальным взглядом на пожилого майора.

- Сейчас я посмотрю, что можно сделать, - произнес интендант и зарылся в свои талмуды.

После недолгого поиска он развернул один из журналов и произнес: - Вот то, что вам нужно. Квартира на одном этаже с капитаном. Надеюсь, она вам подойдет?

- Я согласен, - произнес попаданец: - Где мои ключи от квартиры?

- Не спешите молодой человек, - произнес пожилой интендант: - Сначала распишитесь в журнале, а потом получите ключи. Все должно идти по порядку.

Пилот Евангелиона оставил свой незамысловатый автограф в протянутом ему гроссбухе и протянул руку за ключом. Майор убедился в наличии подписи в журнале и достал ключ из специального шкафчика, расположенного у самой стены кабинета. Пилот взял его в руки и поспешил попрощаться с главой интендантской службы.

После короткого прощания попаданцы покинули кабинет и направились к выходу из штаб-квартиры. На этом их рабочий день был полностью закончен.

Глава 12. Путь домой. Разоблачение.

Выйдя за проходную штаб-квартиры организации, пара попаданцев направилась к транспортному туннелю, по которому они могли покинуть Геофронт. Путь до него не занял много времени, и очень скоро пилот Евангелиона и его провожатая достигли своей цели. Погрузив новую машину начальника оперативного отдела, выданную ей НЕРВ взамен утраченной, на транспортную платформу, сотрудники организации заняли места в кабине и приготовились к старту. И техника не обманула их ожидания. Платформа рванулась вверх со скоростью подстегнутой арапником скаковой лошади. Так что путь до поверхности у попаданцев занял совсем немного времени. Прибыв на поверхность, коллеги по попаданию сгрузили машину с платформы и поехали в сторону от города. Отъехав подальше от транспортного туннеля, капитан Кацураги посмотрела на своего подопечного и произнесла: - Синдзи, не хочешь ли ты посмотреть на одно довольно-таки любопытное зрелище?

Вадим понимал, что именно предлагают ему увидеть и не стал отказываться.

- Если это зрелище того стоит, то я не против этого, - выразил он свое согласие со сделанным ему предложением со стороны опекуна.

- Тогда поехали, - сказала капитан и повела машину НЕРВ в сторону от города.

Дорога по шоссе до близлежащих холмов заняла у женщины в военной форме не более пятнадцати минут, да и то, потому что выжимать до упора газ на чужой машине она не хотела. Но вскоре пилот и его сопровождающая прибыли к месту назначения. Оно представляло собой парковочный карман на шоссе, проходившем через вершину холма. С этого места открывался великолепный вид на Токио-3.

Собственно говоря, в данный момент смотреть там было особенно не на что. Все многоэтажные строения города-крепости были скрыты под бронелюками, а на поверхности были видны только малоэтажные дома, располагающиеся по окраинам. Если не знать того, что знали попаданцы, то можно было смело сказать, что смотреть здесь абсолютно не на что. Обычный городок, каких немало во всех странах и на всех континентах.

Начальник оперативного отдела вывела под руку подростка из машины и подошла вместе с ним к ограждению. Затем она оперлась на него и сказала: - Смотри, Синдзи. Сейчас оно начнется.

С последними звуками ее голоса на территории Токио-3 взвыли сирены. В другое время их рев наверняка обозначал бы приближение очередной угрозы в виде Ангела, но сейчас он имел совсем иное значение. Одновременно со звуками сирен город наполнили звуки многочисленных работающих механизмов. Как по манию незримой руки бронированные люки, расположенные в основном в центре города начали постепенно раскрываться, выпуская из себя громады небоскребов. Эти строения разной этажности и форм неспешно покидали места своего временного нахождения. Так что зрелище было довольно впечатляющим и, несомненно, заслуживало самого пристального внимания. И именно эта картина, так напоминающая кадры из аниме, вызвала желание у Вадима быть откровенным со своим командиром.

- Какая великолепная картина, - произнес он, посмотрев в сторону своего командира: - Тут так и напрашиваются слова о том, что это город-крепость, который я спас, не так ли?

Попаданка остолбенела, услышав такие слова из уст своего подопечного. "Откуда этот парень мог знать слова, которые согласно канону я должна была сказать?" - подумала она про себя: - "Неужели он также раскрыл меня и провоцирует на откровенность? Но в такую игру можно играть вдвоем".

- А ты не считаешь, что такие высокопарные слова очень редко произносятся в реальной жизни, Синдзи? - ответила на слова своего подопечного офицер НЕРВ: - Они больше подходят для сериалов или аниме.

- Таких как "Евангелион", не так ли? - произнес подросток и посмотрел прямо в глаза своему командиру: - И ты, Мисато, тоже знаешь это.

- На что это ты мне намекаешь, маленький нахаленыш? - с угрозой в голосе произнесла попаданка.

Но ее оппонент не поддался на угрозу и высказал свои мысли открытым текстом.

- На тот самый факт, что и ты, и я не являемся аборигенами этой реальности, - признал очевидный факт пилот Евангелиона: - Надеюсь, что у тебя хватит смелости для того, чтобы не открещиваться от этого.

- Раз сказал "А", то говори "Б", - произнесла капитан Кацураги на русском языке: - Как тебя звали в прошлой жизни? Может быть, мы даже были знакомы или участвовали в одной тусовке.

- Меня звали Вадим. Жил я в Москве. В Химках. Фан-клуб "Евангелион бессмертен" - кратко охарактеризовал себя попаданец и уставился на свою собеседницу, дожидаясь ее собственной характеристики.

- Интересно девки пляшут, - произнесла девушка и присвистнула: - Там меня звали Люда, и я тоже входила в состав московского фан-клуба "Евангелион бессмертен". Так что мы однозначно были знакомы.

- Кажется, я тебя вспоминаю, - произнес пилот Евы-01, прищуривая глаза: - Вроде мы вместе возвращались с последней ролевой тусовки за городом.

- И это из-за тебя мы угодили в аварию. Да, да, не ссылайся на обстоятельства, авария - это дело твоих рук, - произнесла Люда, прищурив глаза.

- Что было, то прошло, - произнес Вадим: - Прошлого нам не вернуть. Надо жить настоящим. Но меня очень интересует один вопрос. А не мог ли вместе с нами попасть сюда еще кто-нибудь из нашей прежней компании. Если ты помнишь, то в машине нас было шесть человек. Я не верю, что так повезло только нам. Есть у меня одно шаткое основание так думать.

- И какое именно? - поинтересовалась у собрата по несчастью начальник оперативного отдела НЕРВ: - Мне хотелось бы знать его.

- Потому что моей последней мыслью там была мысль о том, что хорошо бы нам встретиться в следующей жизни, пусть она будет похожа на наше любимое аниме, - произнес подросток: - И потом последовало вот такое попадание. И на случайность это совсем не похоже. Так не бывает.

- Да, единственное во что остается поверить при таком раскладе это чье-то вмешательство, - произнесла задумчивым голосом Люда: - Конечно, это все выглядит как полная мистика. Но мистики у нас здесь и так хоть отбавляй. Так что одним фактом больше или меньше, особого значения не имеет.

- А что имеет? - поинтересовался у своей прежней подруги по тусовке пилот Евангелиона.

- А то, что я знаю, в чье тело попал кто-то из нас, - радостным голосом произнесла Люда.

- А ты точно уверена в этом? - настороженным голосом произнес попаданец и начал сверлить пристальным взглядом собеседницу.

- Почти на сто процентов, - ответила попаданка: - Дело в том, что это Аянами Рей.

- Это плохо, - произнес подросток: - Тут нам никак нельзя проколоться. Если она окажется не тем, кем мы ее считаем, то она заложит нас Командующему Икари. Только потому, что привыкла верить каждому его слову. Она выдаст нас без всякого злого умысла. Просто проинформирует его об интересных открывшихся фактах. Не думая о последствиях своих слов, которые для нас могут быть плачевными.

- Да, Командующий Икари не станет стесняться с теми, кто может помешать его планам, - произнесла капитан НЕРВ: - А наши знания о возможном будущем, которое мы постараемся предотвратить - это прямая и явная угроза для Гендо Икари. Такую помеху своим далеко идущим планам он никак не может допустить и не допустит. Возможности для этого у него есть. Его должность позволяет совершить многое.

- Хорошо одно, - немного помолчав, произнес пилот Евангелиона: - Всех нас заменить он не сможет. Бака с запасными телами Синдзи Икари у него нет. Так что я в любом случае постараюсь развернуть ситуацию в нужную сторону.

- Повезло тебе, - полным зависти и скрытой жалости голосом произнесла начальник оперативного отдела: - В отличие от нас грешных.

- Ага, - скривившись, произнес попаданец: - Дальше некуда. Надеюсь, что ты не дашь мне поджариться во время боя с Рамиилом. Гореть заживо, пусть и из-за фантомных болей, это совсем не предел моих мечтаний.

- Ладно. Поговорим об этом в стенах моей квартиры, - произнесла начальник оперативного отдела и потащила подростка в сторону машины.

- Буду надеяться, что там не творится такой же хаос, как это изображалось в аниме, - тихим голосом прошептал себе под нос Вадим.

Пилот и его опекун заняли места в машине и покатили в сторону города.

Глава 13. Новое жилье и новые хлопоты.

Добравшись до своего нового места жительства, пилот окинул его взором и произнес: - Мне кажется или жилье у нас будет получше, чем могло быть?

- Ты прав, Вадим, - произнесла его опекун: - Я тоже не ожидала, что командующий Икари расщедрится на такие хоромы для своего подчиненного, которому не доверяет полностью.

- А кому он вообще доверяет? - задал риторический вопрос подросток в форме лейтенанта и сам же на него ответил: - Да никому. В его положении и с учетом всех его замыслов он и не может никому доверять. Кроме своего заместителя. Да и то я уверен, что всех планов своего бывшего ученика тот не знает.

- А вообще, почему полковник Фуюцки полностью поддерживает все затеи своего бывшего аспиранта? - задала вопрос своему подопечному капитан Кацураги: - Ведь он соглашается с каждым его словом. И готов идти на смерть ради его дела. Неужели он не понимает, что все действия Гендо ведут к Апокалипсису? Ладно, лидеры SEELE. Те законченные фанатики, которым что чужая, что своя жизнь ничего не стоит. А вот куда смотрит он и о чем думает понять трудно.

- Да и стоит ли? - спросил попаданец неизвестно кого, может быть самого себя: - А фиг его знает!

- Хватит трындеть как Троцкий. Пора топать домой, - произнесла Люда и подтолкнула своего сослуживца пониже спины: - Время не ждет. Тебе еще предстоит готовить ужин.

- Вот она самая настоящая дедовщина, то есть эксплуатация старшими по званию младших, - проворчал себе под нос пилот Евангелиона и поплелся в сторону открытой двери подъезда.

- Поворчи мне тут еще, - произнесла начальник оперативного отдела НЕРВ: - А то ты не знаешь, что на такой системе всегда строится любая армия. А НЕРВ хоть и является полувоенной организацией, но он унаследовал от своего прообраза все его характерные особенности.

- Нет в жизни счастья, - с глубоким вздохом произнес пилот Евы-01 и ступил на первую ступеньку крыльца, ведущего в подъезд: - Даже в загробной жизни меня достала проклятущая армейская дедовщина. Стоило ли получать второй шанс на жизнь в таком случае?

- Кончай философствовать. Топай быстрее, лейтенант, - скомандовала капитан и начала подгонять своего подопечного легкими тычками.

Вадим, молча, потопал вверх по крутой лестнице, перешагивая через две ступени. Его опекуну пришлось прибавить шаг, чтобы догнать своевольного подростка, который не хотел слушать приказов старших по званию.

Добравшись до нужного этажа, пилот и его провожатая сразу же уткнулись в нужную дверь. При этом пилот Евангелиона как-то странно захихикал. Начальник оперативного отдела сразу же уставилась на него и произнесла: - И что тут такого смешного?

- Я вот подумал над таким вопросом, - начал говорить попаданец, продолжая смеяться: - А как обстоят дела с порядком в твоей квартире? Насколько я помню из одного занимательного произведения, твой носитель никогда не являлся адептом порядка и чистоты. Мне интересно, как ее личностные установки пересеклись с твоими.

- А вот над этим смеяться не надо, Синдзи, - произнесла попаданка, показывая рукой вверх, где могли находиться скрытые камеры наблюдения: - С порядком у меня все более менее нормально. Хоть комнаты квартиры и не сияют чистотой, но и залежей мусора в моем жилье не наблюдается.

- А это мы сейчас проверим, - веселым голосом произнес пилот Евы-01 и открыл дверь квартиры.

- Ах ты, паршивец! - произнесла его опекун и вошла следом за ним в жилое помещение, которое стало для нее домом на ближайший промежуток времени.

Войдя внутрь квартиры капитана, подросток в военной форме увидел, что она совсем не соответствует его представлениям о жилье представителя старшего командного состава НЕРВ. Там не было ни роскошной мебели, ни множества техники. В целом эта квартира напоминала логово отъявленного аскета, который ограничивал себя во всем, чем можно.

Обстановка в комнатах этой квартиры была скудной. В каждой из трех комнат стояло по одной кровати, одному столику, одному шкафу для одежды и одному стулу. Вот этим набором и ограничивался ассортимент мебели в жилых комнатах жилья начальника оперативного отдела НЕРВ. Обширная кухня была заставлена очень плотно. Два стола, два холодильника, раковина и четыре стула сильно ограничивали пространство для маневра в этом помещении.

Оглядев эту обстановку, Вадим сразу же начал задавать своему непосредственному начальнику интересующие его вопросы, на которые последовали вполне ожидаемые ответы.

- А что мы будем сегодня готовить на ужин? - ехидным голосом спросил попаданец попаданку: - Надеюсь, что в холодильниках найдется хоть что-то кроме пива и закуски к нему? А я еще забыл про пингвина, который должен жить в одном из холодильников.

- Ну, живет там у меня пингвин, и что с того? - сказала в ответ начальник оперативного отдела: - Я люблю животных, особенно если они такие умные, как он. А вот пива у меня там нет. Я в отличие от тебя совсем не пью спиртного. Никакого. Так что во втором холодильнике у меня есть достаточное количество разнообразных продуктов, из которых можно готовить здоровую и вкусную пищу. А вот готовить для тебя я не нанималась. Так что придется тебе брать уроки кулинарного искусства.

- А я не умею, - попытался отвертеться от исполнения своих обязанностей по дому пилот Евангелиона: - Сроду этим не занимался. И даже в мыслях не держи, что я буду готовить для тебя.

- А придется. Иначе придется тебе голодать, - спокойным голосом произнесла капитан Кацураги: - Или питаться в столовой НЕРВ.

- Лучше столовая, чем самостоятельная готовка, - упорно стоял на своем малолетний лейтенант НЕРВ: - У меня нет времени на эту ерунду.

- Ну, нет, так нет. Это твое дело, - пожав плечами, сказала Люда: - И тебе самому решать, где и как ты будешь питаться.

Видя полное несогласие своего подчиненного помогать ей в готовке на кухне, попаданка отвела его в предназначенную для него комнату и сказала: - Если ты хочешь голодать, то можешь ложиться спать с пустым желудком. Спокойной ночи.

Вадим с гордым видом плюхнулся на кровать и уставился на стену, как будто на ней было нарисовано что-то необычное. Попаданка не стала ждать его дальнейших действий и покинула комнату, сказав напоследок: - Отдыхай, как следует. Тебе завтра предстоит нелегкий день. Тесты у Рицко часто длятся целыми часами.

Пилот Евангелиона сначала хотел последовать ее совету, но голод, который не тетка, не оставил подростка в военной форме в покое, а начал глодать его с новой силой. Повалявшись с боку на бок около получаса, паренек потопал в сторону кухни, из которой тянулись такие аппетитные запахи.

Войдя на кухню, попаданец потерял дар речи, так как его глазам представилось удивительное зрелище. А иным он вид готовящей ужин капитана НЕРВ признать никак не мог.

-Мисато, - произнес он жалобным голосом: - А когда будет готов ужин?

- Проголодался, - ехидным голосом произнесла опекун, смотря на своего подопечного: - К сожалению не скоро из-за того что один маленький нахаленыш отказался помогать мне в этом важном деле. Так что теперь сиди и жди.

Ожидание ужина затянулось на целый час. Когда же он был готов, хозяйка квартиры пригласила его к столу, предварительно заставив его вымыть руки.

После ужина начальник оперативного отдела и ее подчиненный уселись в любимой комнате хозяйки квартиры и стали смотреть телевизор. Их особое внимание привлекла программа новостей, в которой говорилось об отражении атаки инопланетного существа, которого назвали Ангелом. Причем в фоторепортаже были показаны кадры из реального боя Евангелиона и Сакиила. А затем с трибуны выступил глава НЕРВ и заверил всех зрителей, что враг не пройдет и будет полностью уничтожен.

Такое нарушение режима секретности вызвало сильное удивление, как у пилота, так и у его непосредственного начальника. "Что случилось с Командующим?" - подумала про себя капитан и содрогнулась от своей догадки: - "Неужели к нему тоже кто-то подселился? Как бы нам это проверить? Но нужно будет делать это очень аккуратно".

А вот в голове у пилота мелькнула совсем другая мысль о том, что кто-то подставляет НЕРВ и его работников. "А зачем в этом репортаже упомянули внутреннее название чужаков, с которыми мы боремся?" - думал в свой черед малолетний лейтенант: - "Неужели кто-то хочет натравить на организацию религиозных фанатиков, которых такое обозначение врага человечества привлечет в несметных количествах. Особенно в такие трудные времена, как это".

Сидящие в квартире попаданцы даже не подозревали, что Командующий не говорил этих опрометчивых слов, а весь репортаж был хорошо продуманной провокацией теневых боссов мира, которые хотели заставить Командующего Икари плясать под их дудку. Полунезависимое существование НЕРВ не совсем устраивало их, и они хотели прочнее привязать его к себе, чего совсем не жаждал Гендо Икари.

Узнав о репортаже глава НЕРВ впал в ярость и потребовал от начальника Второго отдела выявить источник утечки информации и пресечь повторение такого чрезвычайного события. Но дело уже было сделано, и джинн оказался выпущен из бутылки, будоража людские сознания по всему миру. Чем это могло кончиться для НЕРВ и самого мира в целом никто не знал.

А в далеком отделении НЕРВ, расположенном в Германии, еще одна попаданка смотрела этот репортаж и думала о том, что все еще только начинается. И что за ближайший год ей предстоит многое пережить. Но она смирилась с данностью и рассчитывала обернуть цепочку странных и страшных событий в свою пользу.

А третья попаданка лежала в госпитале НЕРВ и думала о своей тяжелой участи. Но несмотря ни на что она с оптимизмом смотрела в будущее, так как была злостной оптимисткой по своей природе.

Глава 14. Скандал на синхротестах.

На следующее утро Вадим проснулся очень рано. Даже раньше, чем его непосредственная начальница. Залеживаться в кровати он не стал и поспешил в ванную, чтобы взбодриться от сна. После проведения водных процедур он устремился в сторону кухни, где справедливо рассчитывал поживиться хоть какими-нибудь остатками от вчерашнего ужина. Готовить самому ему никак не хотелось, и поэтому он решил подобрать остатки прежнего пиршества. Но на кухне его встретила коллега по попаданию, которая доедала остатки ужина. Пилот Евангелиона посмотрел на нее недовольным взглядом и задал ключевой вопрос: - У нас что-нибудь осталось из готовой еды?

- Поищи в холодильнике, Синдзи, может быть, там что-то и осталось, - ехидным голосом произнесла его опекун.

Попаданец, скривив рожу, двинулся в сторону холодильника, в котором, как он подозревал, ничего не было. Но в этот раз его подозрения оказались обмануты, так как еда там имелась. Правда, не совсем та, на которую он рассчитывал, но у голодного подростка, которому было лень готовить самому, особого выбора не было. Пилот Евы-01 взял то, что ему оставила командир, и занял место за столом.

После завтрака офицеры НЕРВ быстро собрались и отправились на работу. Прибыв в штаб-квартиру организации, начальник оперативного отдела НЕРВ отвела своего подопечного в лаборатории научного отдела для проведения синхротестов, а сама отправилась в свой кабинет, где ее ждала целая залежь разнообразных бумаг, с которыми ей предстояло бороться до самого обеда, а то и дольше.

А вот Вадиму, сданному в аренду доктору Акаги и ее подчиненным, в этот раз пришлось очень туго. Начальник научного отдела НЕРВ в своей тяге к новым знаниям никогда не знала никакого предела. И почти все ее подчиненные в этом плане практически не уступали своему руководителю.

Конечно, попаданец подозревал, что у него будет сегодня непростой день, но не знал что настолько. Попав внутрь лабораторий, он сразу же угодил в руки ее начальника, которая тут же велела ему идти в раздевалку и мерить контактный костюм. На все его возражения по этому поводу у нее был только один ответ: - Синдзи, у нас нет лишнего времени. Программа исследований не терпит промедлений. Шевелись быстрее.

Пилот Евангелиона нехотя, нога за ногу, пошел в раздевалку, где его действительно ждал черно-бело-синий костюм, лежащий в его шкафчике. Попаданец вытащил его из шкафа и стал натягивать на голое тело. Процесс шел тягостно и муторно, так как без подробных объяснений и инструкций управляться с костюмом было совсем непросто. Но все же Вадим справился с этим делом.

Надев костюм и подтянув его по своим размерам, он покинул раздевалку и сразу же попал в руки Майи Ибуки, которая была первой помощницей начальника научного отдела. Та взяла его под руку и попыталась отвести в помещение, в котором стояли имитационные капсулы, в которых были должны проходить синхротесты.

И этот момент попаданец выбрал для того, чтобы показать свой характер. Он остановился на пороге помещения с контактными капсулами и произнес: - А где моя Ева? Разве я буду синхронизироваться не с ней?

- Ева-01 сейчас ремонтируется, - спокойным голосом произнесла помощник доктора Акаги: - Пока она не боеспособна, ты будешь синхронизироваться с модельным телом.

- Так дело не пойдет, - решительно заявил пилот и категорически отказался участвовать в запланированных научным отделом синхротестах: - Или синхронизация с моей Евой или ничего. Валять дурака для вашего развлечения я не собираюсь.

Майя Ибуки попыталась убедить строптивого попаданца в нужности этих исследований, но ничуть не преуспела. Тот был непреклонен. Старший оператор МАГИ уже отчаялась убедить его в необходимости этих исследований, как ей на помощь пришла начальник научного отдела. Рицко Акаги вошла в помещение и задала всего один вопрос: - Почему Третье Дитя до сих пор не заняло своего места в контактной капсуле?

- Почему я буду синхронизироваться с модельным телом, а не с моим Евангелионом? - тут же возмутился Вадим: - Какой в этом вообще смысл? Управлять же в бою я буду не им.

- Тренировки по синхронизации нужны для того, чтобы повысить ее уровень, - произнесла начальник научного отдела НЕРВ спокойным голосом: - Чем выше степень синхронизации пилота и его Евангелиона, тем лучше управление им. А лучшее управление дает больше возможностей уничтожить Ангела и не пострадать самому. Разве тебе это не понятно, Синдзи?

- Представьте себе, нет, доктор Акаги, - резко ответил ученому попаданец: - Мне хватило и моих процентов для того чтобы заработать эти травмы. А если бы уровень синхронизации достиг бы 100% или превысил это значение? Что бы было тогда? Повторить судьбу своей матери, погубленной Гендо, я совсем не желаю.

Эти слова пилота окончательно разозлили Рицко, и она позвонила капитану Кацураги, вызывая ее в лаборатории.

- Этот твой сопливый мальчишка совсем обнаглел и никого из нас не слушается! - выкрикнула она разозленным голосом в трубку мобильного телефона: - Срочно приходи сюда и запихивай его в контактную капсулу!

- Сейчас буду, - сдержанным голосом произнесла попаданка и покинула свой кабинет, оставив на потом кучу бумаг.

- Вот ужо, бунтовщик малолетний, - произнесла довольным голосом Рицко Акаги: - Все равно на тебя управа найдется.

- Посмотрим, - с вызовом в голосе произнес мятежный лейтенант.

Произнеся эти слова, пилот Евангелиона уселся на пол и отвернулся от сотрудников научного отдела, не смотря на них.

- Ну и что тут случилось? - прозвучал голос начальника оперативного отдела, стоящей в дверях лаборатории.

- Мисато, меня тут обижают! - крикнул попаданец, вызывая ступор у всех присутствующих в помещении.

- И в чем это выражается? - поинтересовалась капитан: - Что здесь тебя заставляют делать, что это вызывает у тебя такое отторжение?

- Заставляют заниматься всякой ерундой! - произнес пилот: - Зачем мне проводить синхротесты с модельным телом, когда есть мой Евангелион? Пусть он ремонтируется, но моя Ева - это моя Ева.

- И как тебе объяснили необходимость таких неразумных с твоей точки зрения действий, - произнесла старший офицер НЕРВ.

- Ремонтом моей Евы, - кратко ответил Вадим, смотря прямо в глаза своей бывшей подруге, пусть и оказавшейся в другом теле.

- Синдзи, давай не будем разводить демагогию, - сказала попаданка: - Давай залезай в контактную капсулу и не заставляй нас зря тратить свое время. А обо всем этом поговорим позже. После работы.

Попаданец нехотя поднялся с пола и, бурча что-то себе под нос, направился в сторону установки для проведения синхротестов. Подойдя к открытому люку контактной капсулы, он сделал оскорбляющий жест в сторону всех присутствующих и залез внутрь.

Доктор Акаги, которая только и ждала этого, тут же запустила заполнение капсулы ЛСЛ. Когда капсула заполнилась, был запущен процесс синхронизации. Процесс занял очень мало времени и результат, полученный в его итоге, не очень обрадовал исследователей. Степень синхронизации составила всего 76%. И несмотря ни на какие понукания со стороны руководителя научного отдела и ее ассистентов не могли изменить этот результат.

- Да он просто издевается над нами! - произнесла Майя Ибуки, выражая мысли всех ассистентов, участвующих в тестировании.

- Тогда пусть сидит тут до вечера, - недовольным голосом произнесла ее начальник: - Раз он хочет показывать нам свой характер, то мы тоже вправе показать ему, что на уступки не пойдем. И шантажу не поддадимся.

Противостояние пилота и ученых продлилось до самого вечера. Точку в нем поставила капитан Кацураги, которая вызволила своего подопечного из рук злобных и вредных ученых. После этого подвига начальник оперативного отдела и ее подопечный отправились домой.

Глава 15. Новости: приятные и не очень.

Прибыв домой, пилот Евангелиона хотел было направиться в комнату в квартире своего непосредственного начальника, которую он уже начал считать своей, как был остановлен капитаном Кацураги.

- Не спеши, Синдзи, - сказала она и подмигнула правым глазом: - У меня для тебя есть новости. Хорошая и плохая. С какой из них начинать?

- В соответствии со стереотипами, следует начинать с плохой новости, которую потом подсластят хорошей, - произнес с улыбкой на лице попаданец: - Но я это я, и поэтому начинайте с хорошей.

- Как тебе будет угодно, Синдзи, - елейным голосом произнесла начальник оперативного отдела НЕРВ: - Тогда я озвучиваю хорошую новость. Она заключается в том, что нанятые мной строители полчаса назад закончили ремонт и отделку твоей квартиры. Так что можешь заселяться на свое постоянное место жительства.

- А как же обстановка? - растерянным голосом произнес пилот Евы-01: - Вы же должны были посоветоваться со мной. Вдруг она мне совсем не понравится. И что я тогда буду делать?

- Так как я являюсь твоим опекуном, - жестким голосом произнесла старший офицер НЕРВ: - То я имею полное право распоряжаться от твоего имени, как от своего собственного. К тому же я хорошо знаю твои привычки и не сомневаюсь в том, что обстановка тебе понравится.

- А я в этом не совсем уверен, - тихим голосом произнес не обрадованный таким финтом со стороны начальства подросток в военной форме.

- Ну, так что? Мы пойдем смотреть твое новое жилье или мне выкладывать плохую новость? - подстегнула своего подчиненного капитан Кацураги.

- Если это была хорошая новость, то я боюсь услышать плохую, - съехидничал пилот Евангелиона: - Но все равно перед осмотром моего нового жилья, я хочу знать, чего мне следует бояться. Так что говорите.

- Я рада тому, что ты не прячешься от опасности и смело прешь на рожон, - произнесла Люда: - Так что крепись. С завтрашнего дня ты идешь в среднюю школу Токио-3. Я, как и многие другие специалисты, считаю это пустой тратой времени, но психологи дали заключение, что посещение школы стабилизирует твою психику. Поэтому Командующий Икари распорядился о твоем устройстве в школу для детей персонала НЕРВ. Это будет самое подходящее место для твоего обучения. На это имеется целый ряд причин, которые я пока не хочу озвучивать.

- Мисато, это же идиотизм! - воскликнул Вадим возмущенным голосом: - Какая еще на фиг может быть школа?! Меня должны учить пилотированию, а не написанию иероглифов. Какой толк может быть от уроков истории или иностранного языка. Мое дело сражаться с Ангелами, а не готовиться к карьере менеджера или мелкого клерка. Неужели Гендо этого не понимает?

- Что понимает Командующий Икари, а что нет, я не знаю, - произнесла опекун пилота Евы-01: - Но у меня есть четкое распоряжение, которое ни ты, ни я не можем не выполнить. Так что завтра с утра ты идешь в школу. Во 2-А класс. Кстати говоря, вместе с тобой в этом классе будет учиться и Первое Дитя, Аянами Рей. И ты можешь это использовать в своих целях.

- Ты намекаешь на... - произнес молодой лейтенант, осторожно поглядывая по сторонам в поиске видеокамер и прочего шпионского оборудования, наличие которого он справедливо предполагал.

- Вот именно, - подтвердила его предположение опекун: - Это может быть полезным и для тебя и для нее. Так что не думай, что тебе не повезло. Помни: Одиночки всегда ломаются и гибнут. Примером тому могут послужить Ангелы.

- Ну ладно, - произнес успокоившимся голосом подросток в форме: - Рей - это мой будущий напарник в боях с Ангелами и помочь ей надо по любому. Даже если она сама и не осознает необходимость этой помощи.

- Это хорошо, что ты понимаешь все это, - произнесла начальник оперативного отдела НЕРВ: - Значит, никаких дальнейших возражений по поводу посещения школы вместе с прочими подростками от тебя не будет.

- Я не стану возражать против посещения школы, - произнес попаданец: - Но тут встает еще одна проблема. Моя безопасность. В условиях школы полноценная охрана меня или Аянами Рей невозможна. А если учесть репортаж по телевидению, который прямо натравливает различных религиозных фанатиков на НЕРВ, то получается совсем скверно.

- Ты прав, Синдзи, - посерьезневшим голосом произнесла его опекун: - Обеспечить вашу безопасность в таком случае будет совсем непросто. Но Второй отдел будет работать над этим пробелом в обеспечении вашей безопасности. Я верю в то, что их работа не будет пустой тратой сил, времени и денег.

- Я тоже верю в работоспособность сотрудников НЕРВ, особенно в том случае, когда их простимулирует грозный рык из кабинета Командующего, - произнес Вадим спокойным голосом: - Но я напоминаю вам, что собираюсь воспользоваться правами офицера НЕРВ. И в соответствии с уставом организации собираюсь носить с собой выданное мне оружие.

- То есть ты хочешь сказать, что собираешься... - начала говорить капитан НЕРВ, но была прервана своим подопечным.

- Вот именно, Мисато-сан, я собираюсь носить свой пистолет в школу, - произнес он спокойным голосом, как будто речь шла о простой безделушке: - А для того, чтобы не возникло каких-нибудь юридических коллизий, на занятия я буду ходить в форме офицера НЕРВ, которым я, кстати говоря, и являюсь.

Получив такое обоснование совершенно невозможному с ее точки зрения поступку, начальник оперативного отдела НЕРВ малость офигела. Вследствие чего ее возражения носили неубедительный вид. К тому же она отлично понимала, что в данном случае пилот Евангелиона полностью прав, и он отстаивает свои законные требования. Поэтому после непродолжительной и вялой полемики она смилостивилась над ним и объявила свое решение по этому вопросу.

- Ношение оружия тебе, как офицеру НЕРВ, я запретить не могу, - произнесла капитан с недовольным выражением на лице: - Поэтому тебе разрешается носить заряженный пистолет, но без запасных обойм. Надеюсь на то, что ты будешь достаточно осторожен с ним и не устроишь никаких инцидентов. А еще здесь и сейчас ты мне дашь слово не применять его против мирных людей. Без выполнения этого условия наш договор считается недействительным. Идет?

- Идет, - произнес довольным голосом попаданец: - Какую клятву я должен дать?

После небольшого спора текст этой клятвы был согласован, и пилот Евангелиона быстро протараторил ее. Это чисто формальное действо несколько успокоило опекуна, и она попробовала сменить тему разговора и вернуться к теме новой квартиры коллеги по несчастью.

- Вопрос со школой мы обсудили, - произнесла девушка в офицерской форме: - Может быть, вернемся к начальной теме нашего разговора? Итак, Синдзи, ты хочешь посмотреть свою новую квартиру?

- Если там есть что смотреть, то я не против, - произнес пилот Евы-01.

- Ну, тогда пошли, - сказала капитан и повела подростка следом за собой.

Путь до новой квартиры пилота Евангелиона не занял много времени, так как она находилась на одной лестничной площадке с квартирой его опекуна.

Подойдя к обшитой деревянными пластинками двери, начальник оперативного отдела НЕРВ передала в руки подростка пластиковую карточку и произнесла: - Это твой ключ. Проведи ей по считывающему устройству.

Вадим сделал так, как было сказано, и дверь начала открываться. И тут он увидел, что это была совсем не простая дверь. Сверху она была покрыта тонким слоем дерева, создававшим иллюзию ее хрупкости. А вот под ним скрывалась добротная стальная пластина толщиной в полтора дюйма, которая могла выдержать попадание не только пули, но и заряда малокалиберного гранатомета. "Все-таки Гендо заботится о безопасности своих пилотов. По крайней мере, тех из них, кто может выбить для себя эту безопасность" - подумал про себя попаданец: - "Впрочем, посмотрим, что будет дальше, внутри этой квартиры".

Пройдя по коридору мимо туалета и кухни, пилот и его начальница вышли к комнате, которая выглядела как спальня. Чего там только не было! При виде такой футуристической обстановки попаданец с трудом удержался от того, чтобы выругаться. Да не скромно, на японском языке, а выдать весь Большой загиб Петра Великого. И такое поведение было вполне оправдано, так как фантазия оформителей помещения не знала никаких границ.

Одна кровать, оформленная в виде гроба, чего стоила. Про расцветку обоев на стенах можно сказать только одно. Такое сочетание цветов не могло пригрезиться ни одному даже самому закоренелому наркоману. Так что пилот Евангелиона вполне справедливо остолбенел от увиденного, а его опекун довольным голосом произнесла: - Синдзи, это тебе нравится?

Тот не ответил ни слова, и капитан НЕРВ сказала: - Молчание - знак согласия. Доброй ночи.

И после этих слов она исчезла за дверью, оставив подростка в полном одиночестве.

Когда попаданец очухался от нахлынувших на него чувств, он только и мог сказать: - Ну, Мисато! Как ты меня приколола. Ладно, в следующем раунде победа будет за мной.

После чего он улегся в эту кровать и очень быстро уснул.

Глава 16. Пришествие пилота в школу.

На следующее утро Вадим отправился на завтрак к своему опекуну, и она, накормив его, выдала пакет с документами.

- Вот эти бумаги надо будет занести к директору школы, в которую тебя переводят, - произнесла начальник оперативного отдела всесильной в Токио-3 организации.

- А как же я доберусь туда? - поинтересовался у своего начальника попаданец: - Ведь я совсем не знаю города. Кто меня отведет к месту обучения?

- На первый раз это сделаю я, - ехидно усмехнувшись, произнесла заготовленные слова попаданка в форме: - Но в следующие разы добираться в школу будешь сам. Так что во время поездки лучше запоминай дорогу.

- А нельзя ли мне выдать карту города с перечнем всех важных объектов, - спросил у своего опекуна несчастный подросток: - Она поможет мне ориентироваться в созданном вами технополисе.

- Эх, Синдзи. Да ты не знаешь, чего просишь, - с усмешкой произнесла капитан Кацураги: - Эту карту ты будешь изучать на тактических занятиях в НЕРВ. И на вынос ее тебе никто не даст. Так что придется тебе пользоваться своей зрительной памятью. Вот так то.

-Ладно, - произнес Вадим: - А когда мы отправимся в путь к знаниям?

- Очень скоро, - ответила ему собеседница: - Так что тебе следует поторопиться с одеванием. Ведь не пойдешь же ты в школу полураздетым? Я, как твой командир, не допущу такого безобразия и не позволю тебе опозорить НЕРВ неподобающим видом. Ты меня понял?

- Да, товарищ капитан, - произнес пилот Евы-01 и встал по стойке смирно.

- А почему ты тогда стоишь тут и ничего не делаешь? Быстро собирайся. У тебя есть пять минут. Время пошло, - скомандовала своему подчиненному старший офицер НЕРВ.

Вадим тут же выскочил из квартиры своего опекуна и, сломя голову, понесся в свою. Заскочив внутрь своего нового жилья, он начал одеваться в парадную форму НЕРВ. Несмотря на спешку, пилот все сделал правильно и ничего не забыл. В последнюю очередь он схватил свой портфель, в который запихнул пакет, полученный от своего командира.

Ровно через пять минут, как ему и было сказано, лейтенант стоял перед дверью жилья своего опекуна. Та, выйдя из двери, окинула его пристальным взглядом и произнесла: - Да ты, Синдзи, настоящий воин. Смотря на тебя, я верю в то, что ты не опозоришь НЕРВ.

Произнеся эти слова, она двинулась вниз по лестнице. Ее подопечный шаг в шаг повторял ее маршрут. Спустившись с крыльца, офицеры НЕРВ уселись в машину, и начался лихой заезд по улицам города.

"Похоже, что навыки вождения Люда унаследовала от прежней хозяйки этого тела" - думал пилот Евангелиона, стукаясь о потолок машины при особенно резких виражах капитана. Естественно, о том чтобы следить за дорогой никакой речи не было. Тут бы добраться до места назначения без новых травм.

Но рано или поздно все заканчивается. Последний вираж завершен, и машина останавливается перед крыльцом типового школьного здания, которых полно по всей Стране Восходящего Солнца. Как ни странно, для футуристического облика города школа выглядит как реликт минувших эпох - времени до Второго Удара.

Дождавшись полной остановки этой взбесившейся техники, Вадим приоткрыл дверь и поспешил покинуть ее салон, не забывая в нем своих вещей. Напоследок он услышал слова своего опекуна, которая сказала ему: - Ты тут не скучай, Синдзи. После окончания уроков я заеду за тобой и отвезу в НЕРВ. Нас там будут ждать великие дела.

Произнеся эти слова, начальник оперативного отдела НЕРВ резко нажала на газ, и ее машина стартанула, оставляя на асфальте следы от сгоревшей резины. Все встречные автомобили резко шарахались в стороны, освобождая путь для безбашенного водителя.

А пилот Евы-01 посмотрел ей в след тоскливым взглядом и пошел неспешным шагом к школьному крыльцу, которое ограничивали кованые перила. Поднялся по его ступеням и вошел через дверь в широкий вестибюль, по сторонам которого располагались лестницы, ведущие наверх, на второй и последующий этажи. А вот дальше он застыл, смотря по сторонам. Дело было в том, что где искать директора этого учебного заведения он не знал. И самое обидное заключалось в том, что спросить об этом было просто некого. Помещение было пусто. Кроме самого попаданца в нем никого не было.

"Ну и куда мне идти дальше?" - задал себе вопрос лейтенант НЕРВ: - "Плана школы я не имею, поэтому могу забрести, черт знает куда. Пожалуй, будет лучше подождать кого-нибудь из учеников или преподавателей. Так будет лучше".

Но время шло, а ни учеников, ни преподавателей в поле зрения подростка в военной форме не появлялось. Он уже хотел было идти на их поиски, но тут удача, наконец-то, улыбнулась ему. В помещение вошел рослый парень в спортивном костюме и уставился на новичка, как баран на новые ворота. Вадим не стал терять время зря и сам подошел к нему.

- Я буду учиться в вашей школе, - сказал он смотрящему на него во все глаза подростку: - А для этого мне нужен директор. Где я могу его найти?

- Иди вот по этой лестнице на второй этаж, - начал говорить ученик, не сводя с подростка в военной форме своих округлившихся глаз: - Там повернешь направо и пойдешь по коридору до самого конца. Там и увидишь дверь директорского кабинета. На ней будет соответствующая табличка.

- Спасибо, - произнес пилот Евангелиона и пошел в указанном ему направлении.

Пройдя по рекомендованному ему маршруту, подросток уткнулся в дверь с надписью " Директор школы. Танака Накамура". Из-за нее доносился сухой голос пожилого человека. Пилот не стал терять время зря и сразу же постучал в нее.

- Войдите, - прозвучал голос с той стороны, и молодой офицер открыл двери и вошел внутрь кабинета. Его глазам предстало совсем небольшое помещение с минимумом мебели и обилием цветов, которые росли во всевозможной посуде, начиная с глиняных горшков и заканчивая обрезанными пластиковыми бутылками.

Но главной целью пилота было не рассматривание цветов, которые были красивые, а разговор с начальником учебного заведения, в которое его закинула злая воля психологов НЕРВ. И этот разговор следовало провести в нужном ключе, чтобы получить максимум преференций при минимуме затрат.

Директор при виде гостя в военной форме встал из-за стола и дал возможность Вадиму рассмотреть себя с головы до ног. Как и предполагал пилот Евы-01, это был человек пожилого возраста с тронутыми сединой волосами. Одет он был в серый брючный костюм и белую рубашку с серым в черную полоску галстуком. Судя по тому, как он вытянулся перед подростком в военной форме, можно было сказать, что служба в составе Сил Самообороны не обошла его стороной. И, несмотря на свой возраст, директор сохранил выправку профессионального военного.

- Меня зовут Икари Синдзи, - представился попаданец директору: - Теперь я переведен в эту школу и буду учиться здесь. Вот мои документы.

Директор школы взял из рук пилота Евангелиона пакет с документами, раскрыл его и начал неспешно изучать их. Просмотря всю кипу, он отложил пакет на стол и произнес: - Да, все правильно. Ваш класс - 2А. У вас есть, что еще сказать мне?

- Да, есть пара моментов, на которые я хотел бы обратить ваше внимание, господин директор, - произнес спокойным голосом молодой офицер: - Во-первых, из-за службы в НЕРВ я буду, скорее всего, вынужденно пропускать занятия. Прошу предупредить об этом всех преподавателей. Во-вторых, я являюсь офицером НЕРВ и в соответствии с уставом организации буду вынужден присутствовать на занятиях в военной, а не в школьной форме. Надеюсь, что это не составит проблемы для вашего учебного заведения?

- Никаких проблем, - таким же спокойным голосом произнес директор: - Я сам отслужил в составе Сил Самообороны около десяти лет и хорошо знаю, что такое устав. Поэтому все преподаватели будут мной предупреждены об этом в самое ближайшее время.

- Очень хорошо, господин Накамура, - произнес пилот Евы-01: - Тогда я пойду в свой класс на занятия?

- А вы больше ничего не хотите сказать мне, лейтенант Икари? - произнес директор школы и посмотрел на подростка пристальным взглядом.

- Если у вас нет соответствующего допуска от НЕРВ, то ничего, - сказал, как отрезал, подросток в лейтенантской форме.

- Тогда можете быть свободны, - произнес Танака Накамура, не скрывая своего недовольства происходящим в его учебном заведении.

Пилот покинул кабинет директора и закрыл за собой дверь. Но вместо того, чтобы бежать разыскивать аудиторию, в которой будут проходить занятия, он затаился под дверью, подслушивая происходящее в интересующем его помещении.

А там директор сел на кресло, вытер от испарины лоб и тихим голосом произнес: - Еще один! За что ты меня наказуешь, Ками?

Но так как ответа свыше не было, директор школы снова вздохнул и вернулся к делам, которые прервал визит нового ученика.

А лейтенант убедился в том, что больше ничего ценного не услышит, покинул свой пост и направился на поиски своего класса. Впереди у него было много знакомств, и он не хотел откладывать их на потом.

Глава 17. Школьные знакомства.

Поиски своего класса у пилота Евангелиона не затянулись надолго. Очень скоро он наткнулся на дверь с табличкой "2А". Подойдя к ней, он постучал в нее и, не дожидаясь ответа, открыл ее. Войдя внутрь, он увидел вполне обычный класс. Парты стоящие строгими рядами, доска на стене, стол преподавателя рядом с доской. Обстановка свойственная любой японской, да и не только японской, школе. Единственное отличие, которое смог уловить взгляд лейтенанта НЕРВ, было наличие ноутбуков на каждом столе. Тут попаданцу вспомнились многочисленные фанфики, в которых говорилось о том, что в этой школе все учебные работы выполнялись на компьютерах, и ученикам не нужно было таскать с собой груду учебников.

Рассмотрев обстановку беглым взглядом, пилот Евангелиона сосредоточился на присутствующих в классе учениках. Особое внимание он обратил на тех из них, которые могли в будущем стать его друзьями и соратниками.

И первой из них под прицел его глаз попала Аянами Рей, пилот Евы-00. Голубоволосая красноглазая девушка с повязкой на голове сидела на последней парте в левом ряду и не обращала внимание на прочих одноклассников. "С ней будет совсем непросто" - подумал про себя: - "Если только она не наша коллега по попаданию. В этом случае может получиться очень интересная штука".

Следующей под пристальный взгляд подростка в военной форме попала староста класса, Хикари Хораки. Бойкая девушка, в данный момент занятая очень важным занятием - восстановлением порядка во вверенном ее попечению классе. И делала она это довольно агрессивным способом, выкручивая уши главному задире класса, Тодзи Судзухаре. У несчастного кандидата в пилоты Евы-03 не было никакого шанса вырваться из ее железного захвата. Поэтому он сжался и старался сохранить свои органы слуха в целости и сохранности, в чем у Вадима было большое сомнение.

Немного в стороне от этих действующих лиц находился Айда Кенске, которого можно было легко опознать по видеокамере, в которую вцепилась его рука. Прирожденный репортер готовый на любое безумство ради удачно снятого кадра. При виде его попаданцу сразу же вспомнился эпизод из аниме, в котором этот папарацци вылез на поверхность для того, чтобы снять бой Евангелиона и Ангела. "Хотя в теории он и может стать пилотом, как и все ученики этого класса, но лучше его использовать в отделе по связям с общественностью" - подумал про себя лейтенант НЕРВ: - "Там он будет на своем месте".

Все остальные присутствующие в классе ученики удостоились беглого взгляда, так как не имели никакого существенного значения в последующих событиях. Эти парни и девушки не должны были сыграть в будущем какой-либо серьезной роли, поэтому не заслуживали внимания офицера НЕРВ.

Зато все присутствующие в классе ученики, кроме Первого Дитя, дружно уставились на подростка в форме, появившегося среди них. Староста класса при виде такого гостя даже выпустила из своих объятий главного буяна класса, который этим тут же воспользовался и увеличил расстояние между руками старосты и своими ушами. Айда Кенске тут же переключился на новичка и направил на него свою видеокамеру, снимая его с ног до головы.

Пилот Евангелиона, видя такое поведение будущих одноклассников, только покачал головой. Привлекать к себе всеобщее внимание он совсем не собирался. Но дело было сделано, и пути назад больше не было. Теперь оставался только один путь. Путь вперед, который не предусматривал разворота назад.

- Здравствуйте, - произнес он безмятежным голосом: - Меня зовут Икари Синдзи, и я теперь буду учиться вместе с вами. Позаботьтесь обо мне.

Эти слова подростка в военной форме разрядили обстановку и снизили напряженность среди учеников. Первой от такого заявления очухалась староста класса, которая начала высказывать новому ученику свои претензии.

- Согласно школьным правилам, - начала поучать пилота Евы-01Хикари: - На занятиях ученики должны присутствовать в школьной форме. Никакой иной одежды не предусмотрено.

- Я являюсь офицером НЕРВ и в первую очередь подчиняюсь уставу организации, - твердым голосом произнес попаданец: - А в уставе НЕРВ записано, что офицеры должны ходить в присвоенной им форме и с оружием. Кроме того, директор школы знает об этом и разрешил мне такое отступление от правил.

- Так ты здесь с оружием?! - воскликнул Айда: - Хочу служить в НЕРВ! Как ты попал на работу в эту организацию?

- Не совсем по своему желанию, - произнес Вадим: - Но я сумел неплохо устроиться. А что касается службы в НЕРВ, то это вполне реальное дело. По крайней мере, для некоторых из вас.

Ученики, раззадоренные успехом своего одноклассника, готовы были закидать его разнообразными вопросами, на которые пилоту было бы очень непросто ответить, но тут в помещение вошло новое действующее лицо. Это был престарелый учитель обществознания.

Появление преподавателя сильно изменило обстановку в классе. Староста сразу же принялась командовать учениками. Причем все это она делала, как опытный армейский сержант.

- Встать! Поклон! Сесть! - прозвучали команды из уст девушки, которой почему-то хотелось подчиняться.

После выполнения этого ритуала учитель посмотрел по сторонам и, увидев незнакомого ему ученика, поинтересовался у него, что он тут делает.

- Я новый ученик, - ответил лейтенант НЕРВ: - Теперь буду учиться здесь.

- Тогда вам надо выйти к доске и представиться по всем правилам, - произнес поучающим тоном преподаватель обществознания.

Делать было нечего. Хоть пилоту Евангелиона и не хотелось следовать старым замшалым традициям, которые были чуждыми его истинно русской натуре, но ему пришлось это сделать. Он вышел к доске, написал свое имя, представился и кратко охарактеризовал себя. После пары вопросов от самых нетерпеливых учеников пилот вернулся на выбранное место, которое находилось недалеко от Рей.

Учитель убедившись в том, что все ученики находятся на местах, открыл свой ноутбук и начал вести рассказ про Второй Удар и события ему предшествующие. Но этот рассказ шел так заунывно, что слушать его у лейтенанта не было не сил, не желания. Поэтому подросток открыл свой ноутбук и начал искать, чем бы ему занять для скрашивания скуки, которая охватила его.

Но тут Вадима постигла очередная неудача. Устаревшая операционная система, которая по меркам его мира уже давно вышла из употребления, не могла поддерживать никаких привычных ему игр. Да и самих компьютерных игр не было. Второй Удар, поставивший человечество на грань выживания, не способствовал трате денежных и материальных ресурсов на всякие игрушки. Поэтому единственное, что пилот мог делать с помощью этой техники, это читать учебники, которые были заложены в его память, или общаться по внутриклассной сети с другими учениками. Последним попаданец и решил заняться.

Зарегистрировавшись в сети, Вадим вышел на форум и стал следить за обсуждаемыми на нем темами. Обсуждения были довольно бурные. В них участвовало до половины учеников класса. Несмотря на интерес к ряду затронутых на форуме вопросов, пилот Евангелиона не стал влезать со своими замечаниями в эту говорильню. Но отсидеться в стороне ему совсем не удалось. Очень скоро на его ноутбук пришло краткое сообщение, которое гласило: Скажи это правда, что ты пилот этого робота?

Лейтенант ожидал такого заподляка и сразу же ответил, что да. Поступить по-другому он просто не мог, так как ложь все равно очень скоро вышла бы наружу.

Этот ответ вызвал большой ажиотаж в классе, и старосте стоило больших трудов его усмирить. Впрочем, учитель не обращал никакого внимания на поведение учеников. Он бубнил себе под нос материал урока, не пытаясь заинтересовать им подростков. Поэтому на этом уроке можно было делать все что угодно. Даже ходить на голове, если будет такое желание. Единственной силой, которая мешала превращению занятия в полный бардак, была староста, которую все слушались. Именно ее старания по поддержанию дисциплины привели к отсутствию беспорядков при таком крышесносящем известии. Так что по окончании урока подростка ждал полноценный допрос, к которому он был неплохо подготовлен.

Глава 18. Новые друзья попаданца.

Как только урок общество обществознания закончился, парту нового ученика обступили его новые одноклассники, которые высыпали на него град вопросов. Все они говорили одновременно, и пилоту Евангелиона было трудно разобрать, кто и чего от него хочет. Как назло в этот момент староста отлучилась из аудитории и не могла восстановить в ней приличествующий учебному заведению порядок. Поэтому обязанности регулятора порядка ему пришлось взять на себя.

- Так, хорош галдеть, - крикнул Вадим, перебивая крики свои одноклассников: - Сейчас я вам ничего не буду рассказывать. Перемена слишком короткая для ответов на ваши вопросы. Пресс-конференция для всех желающих будет происходить после окончания уроков.

Такое решение попаданца было воспринято его новыми одноклассниками без восторга. Они начали возмущаться этим решением и устроили изрядный шум, на который прибежала завершившая свои дела староста. Она тут же включилась в дело наведения порядка со свойственным ей энтузиазмом. В итоге порядок в аудитории был восстановлен в кратчайшие сроки.

Все последующие уроки и перемены большинство учеников класса отвлекалось от учебы и старалось при малейшей возможности поглазеть на новичка. Наконец, последний урок закончился, и лейтенант НЕРВ начал собирать свои вещи.

- А как же обещанная пресс-конференция? - спросил у него разочарованным тоном Айда Кенске, занимающий соседнюю с ним парту.

- Да кому она интересна? - попытался отмахнуться от него офицер НЕРВ: - Можно подумать, что ее кто-то будет ждать.

- А ты посмотри по сторонам, - произнес серьезным голосом сосед попаданца: - И поймешь, что совсем не прав.

Пилот Евы-01 последовал совету Айды и увидел, что практически все его одноклассники столпились вокруг его стола и ждали возможности задать ему вопросы.

- Раз уж вы так жаждете задать мне вопросы, то задавайте их по одному, - со вздохом произнес подросток и занял место за столом учителя.

- А что за роботом ты управляешь? - первой спросила новичка Хикари Хораки.

- Это не совсем робот, - ответил Вадим: - Это боевой комплекс "Евангелион". Его собственное название Ева-01. На самом деле это творение ученых НЕРВ не имеет ничего общего с роботами в их классическом понимании.

- А каким оружием оснащен твой робот? - задал вопрос Кенске: - Наверное это что-то мощное и современное.

- А вот на этот вопрос, как и на вопросы об устройстве и управлении моего Евангелиона, я ответить не могу, - с деланным сожалением произнес попаданец: - Я подписал целую кипу документов о неразглашении. Вся эта информация представляет собой военную тайну. Так что я искренне сожалею, но вынужден ответить на этот вопрос отказом.

- Это нечестно! - попытался возмутиться несчастный Айда, которого интересовала разнообразная военная техника.

- Следующий вопрос, - произнесла староста, пресекая попытку юного милитариста развести ненужную бодягу.

Пилоту Евы-01 пришлось ответить на целый ряд разнообразных вопросов от парней и девушек. Естественно, что среди них оказались и личные. Так одна из девушек поинтересовалась тем, имеется ли у него подруга. И ответ пилота, что в настоящее время он полностью свободен от каких-либо привязанностей, только подстегнул интерес к нему со стороны женской части класса.

Но все рано или поздно заканчивается. Закончилась и эта импровизированная пресс-конференция. Большая часть учеников покинула аудиторию, и поспешила разойтись по домам. Настал такой момент, когда в классе остались пилот Евы-01, Айда Кенске и Тодзи Судзухара. Последний во время конференции не задал пилоту ни одного вопроса, и попаданец понимал по какой именно причине. Теперь Вадим хотел разрулить возникшую между ними неприязнь, не доводя дело до полноценного конфликта.

- Послушай, Тодзи, - сказал лейтенант НЕРВ примиряющим тоном: - Я вижу, что у тебя есть ко мне какой-то личный вопрос, который ты не решился задать в присутствии одноклассников. Спрашивай сейчас. Я готов ответить.

- Давай выйдем из класса и пройдем на задний двор школы, - недовольным голосом произнес Судзухара: - Там будет более подходящее место для нашего разговора.

- Ну что ж, я не против этого, - произнес офицер НЕРВ и сгреб свои вещи с парты: - Показывай дорогу. Я здесь первый день и еще не успел изучить план школы во всех подробностях.

А дальше трое подростков направились по лабиринту коридоров к запасному выходу, выходящему на задний двор. Скрипнула деревянная дверь, и парни оказались на дворе, который был совершенно пуст.

Выйдя во двор, пилот Евангелиона сразу же занял боевую стойку и спросил своего оппонента: - И по какому поводу мы будем драться? Чем я обидел тебя? Или дело в том, что в бою с Ангелом пострадал кто-то из твоих родственников?

Тодзи не стал отвечать на вопросы, а сразу же бросился в атаку. Он попытался нанести удар в грудь пилота, чтобы вбить из него дух. Вадиму пришлось уклоняться в сторону. Проводить более активных действий он не мог из-за неразработанности мышц этого тела. Если бы он находился в своем родном теле, то справиться с непрофессиональными действиями этого школьного хулигана для него не составило бы ни какого труда. Но в теле Синдзи Икари не подготовленном к таким нагрузкам это было невозможно. Поэтому попаданцу пришлось уйти в глухую оборону.

А Судзухара просто осатанел. Он не хотел слушать никаких уговоров своего друга Айды, который понимал, что эта драка может плохо закончиться. А лейтенант собирался с силами для того, чтобы нанести один ответный удар, который поставит точку в этом противостоянии. А для того чтобы нанести его ему было нужно только одно - ошибка противника. А спровоцировать Тодзи на эту ошибку можно было только одним способом - выведя его из себя.

- Так кто из твоих родных пострадал в этом бою? - спросил офицер НЕРВ противостоящего ему подростка-одногодка: - Брат или сестра? Или кто-то из родителей? Поверь мне, я этого совсем не хотел. Да и вдобавок ко всему, что они делали на улице, когда была объявлена тревога и все жители Токио-3 прятались в укрытия? Почему у них не хватило ума на то, чтобы воспользоваться ими? Разве это моя вина?

Слова о нехватке ума у пострадавшей сестры окончательно разъярили Тодзи, и тот поступил согласно ожиданиям пилота. Судзухара окончательно потерял самообладание и бросился в лобовую атаку на ненавистного врага. А Вадиму это и было нужно. Стремительный отход в сторону, подножка и долговязый противник падает на землю. Пилот прыгает ему на спину и прижимает своей массой к поверхности почвы. Затем выкручивает ему руку, и на этом все. Надежно зафиксированный противник уже сам не рискует двигаться, опасаясь повредить себе руку или спину. Тодзи проиграл этот бой и хорошо понимает это.

- Ну и зачем ты нападал на меня? - спрашивает подростка лейтенант НЕРВ: - Неужели ты не понимаешь, что в случае твоей победы, закончившейся моим серьезным ранением, тебе было бы очень плохо. Да и не только тебе. Могла пострадать вся твоя семья. Так зачем ты это сделал?

- Во время боя пострадала его младшая сестра, - вклинивается в чужой разговор Айда Кенске: - Она играла в одном из домов и не обратила внимания на сигналы тревоги. Если бы не это несчастье, то мой друг не напал бы на тебя.

- Ну, ничего себе! Во время нападения Ангела погибло около полутора сотен военных, - произнес попаданец: - И что, теперь вся их родня попытается свести со мной счеты за их гибель? А знаешь ли ты, что если бы я не победил в бою, то мир был бы уничтожен? Наверное, нет. Так что думай о том, что творишь.

- Но ты же мог сражаться осторожнее и не допускать таких разрушений в городе, - произнес Айда: - Зачем тебе понадобилось громить все вокруг?

- Да затем, что меня никто не учил пилотированию этой хрени! - возмущенным голосом произнес офицер НЕРВ: - Я прибыл в город прямо во время нападения и меня сразу отправили в бой. У меня не было времени на подготовку. Мне сказали: Иди и уничтожь эту образину, пока она все здесь не расковыряла. Ну, я и пошел драться с ним. Больше же было некому.

Услышав эти слова пилота, Тодзи Судзухара дернулся под его ногами, напоминая о себе. И это напоминание не осталось без ответа.

- А тебе, страдалец, можно вставать, - произнес подросток в военной форме, отпуская захват и давая возможность своему противнику подняться: - И не пробуй больше нападать на меня. Я, как офицер НЕРВ, имею оружие и не думаю, что меня строго накажут за самооборону. И вообще, я рассчитываю, что ты поймешь, как был неправ. Может быть, в будущем мы будем воевать в одном строю. Ведь в нашем классе я не единственный пилот.

- А кто еще? - тут же поинтересовался Айда.

- После узнаете, - ответил Вадим и неспешным шагом покинул двор, не оглядываясь назад.

А его одноклассники стояли посреди двора и раздумали над его откровениями, которые они сами себе пообещали хранить в тайне. Так ничего и, не решив по этому поводу, ученики 2А разошлись по домам.

А пилот Евы-01 отправился в сторону парадного выхода из школы, где его должна была ждать машина из НЕРВ. А по пути он о том, что можно будет сделать для пострадавшей из-за его лихачества при пилотировании Евангелиона сестры Тодзи. Он твердо решил обратиться за помощью к своему командиру, так как верил, что она ему не откажет.

Глава 19. Разоблачение Аянами Рей.

Добравшись до парадного входа, попаданец увидел машину с капитаном за рулем. Судя по всему, она ждала его не очень долго. Поэтому он подошел к машине и сказал: - Надеюсь, что я не задержал вас надолго. Теперь мы можем ехать на работу.

- И где тебя так долго носило? - поинтересовалась у молодого лейтенанта НЕРВ его командир, выходя из машины и окидывая его пристальным взглядом: - Ведь все остальные ученики уже давно покинули школу. И почему у тебя несколько потрепанный вид? Ты что затеял драку в первый день учебы?

- Мне пришлось улаживать мелкие разногласия с одним одноклассником, - дипломатично высказался пилот Евы-01: - А еще сегодня я столкнулся с одним занимательным фактом. И в связи с этим у меня возник один серьезный вопрос к руководству. Откуда мои одноклассники узнали про то, что я пилотирую Евангелион? Это осознанное разглашение информации или глупость сотрудников, которые не понимают разницы между обычной и секретной информацией? Тем более что это уже не первая утечка из нашей организации.

- Борьба с утечками не наша обязанность. Это дело Второго отдела, - начала говорить попаданка своему коллеге по несчастью.

- Который совершенно не ловит мышей, - перебил ее Вадим: - Имея такие возможности, они могли бы работать и лучше. Согласись со мной, Мисато.

- Что есть, то есть, - поддакнула его мыслям начальник оперативного отдела тоже недовольная сложившимся раскладом, но бессильная изменить его: - Нам остается только надеяться на лучшее.

- Надежда - это хорошо, - произнес пилот Евангелиона: - Но мне хотелось бы чего-нибудь более существенного. Хотя бы надежного тыла в этой борьбе. А то религиозные фанатики вот-вот начнут возбухать по поводу уничтожения нами Ангелов. И чем все это закончится, никто не знает.

- Хватит философствовать. Давай лучше залезай в машину, и поедем. Мы уже и так опаздываем, - недовольным голосом произнесла капитан Кацураги.

- Как скажешь, товарищ командир, - равнодушным голосом произнес пилот Евы-01, занимая свое законное место рядом с водителем.

- Уже готов? - спросила его офицер НЕРВ и, увидев, что ее подопечный пристегнулся к пассажирскому креслу, довольным голосом произнесла: - Тогда погнали.

Следующие двадцать минут пилот молился о том, чтобы эта поездка быстрее закончилась. По крайней мере до того момента, как они попадут в аварию и пропишутся в больнице НЕРВ. Раздраженная на весь белый свет капитан демонстрировала вождение достойное Формулы один. И если на гоночных трассах такое поведение могло быть вполне безопасным, то в условиях города с многочисленным населением такое лихачество могло закончиться очень скверно.

- Наконец-то, мы добрались до места назначения, - с трудом выдавил из себя Вадим по окончании поездки: - А то я думал, что так и не доеду до работы.

- Нечего ныть, - одернула его опекун: - Сейчас у нас будут занятия по тактике, на которых я тебе не дам спуску. Это тебе не лежание в ЛСЛ на синхротестах.

- А можно мне привести на занятия по тактике Аянами Рей? - спросил ее подросток в форме лейтенанта НЕРВ: - Тем более что нам с ней вместе воевать.

- Не можно, а нужно, - твердым голосом ответила ему старший офицер: - Иди за ней и веди ее в мой кабинет. А потом мы вместе пойдем в зал для проведения занятий по тактике.

- А где мне ее искать? - поинтересовался у своего опекуна Вадим: - Я не знаю, где она сейчас находится.

- Иди в лаборатории, - ответила капитан своему подопечному: - Скорее всего, она где-то там. Если там ее нет, то спросишь о ее местонахождении у кого-нибудь из персонала. Мир не без добрых людей. Кто-нибудь тебе поможет.

- Раз, два, три, четыре, пять, я иду искать, - произнес пилот Евангелиона и отправился на выполнение миссии.

- Какой же он все-таки ребенок, хотя и был взрослым, - тихо прошептала себе под нос попаданка: - Как бы нам всем не погореть из-за его фокусов.

Пилот Евы-01, получив совет от своего командира, тут же отправился на поиски возможного коллеги по попаданию. И удача ему улыбнулась. Пилота Евы-00 он встретил в коридоре, который вел в лабораторию.

- Добрый день, Рей, - вежливо поздоровался он с раненой девушкой: - Капитан Кацураги желает тебя видеть. Она прислала меня для того, чтобы я проводил тебя к ней в кабинет.

- Добрый день, Синдзи, - безразличным голосом произнесла Первое Дитя: - Я благодарна тебе за помощь, но я знаю, где находится ее кабинет, и могу дойти туда сама.

- Помогать жертвам честолюбия Гендо для меня всегда приятно, - произнес попаданец, рассчитывая проверить ее реакцию на упоминание своего отца в негативном ключе.

Но вопреки его ожиданиям никакой реакции от девушки не последовало. Это несколько обнадежило парня, и тот решил продолжить провоцирование своей коллеги по работе в НЕРВ. Тем более, сейчас они оказались в месте, которое не просматривалось видеокамерами, и могли быть откровенными.

- А что ты думаешь по поводу того, что Евангелион бессмертен? - вкрадчивым голосом он поинтересовался у девушки-пилота.

- Что? - удивленным голосом произнесла пилот Евы-00, на миг, сбросив свое безразличие ко всему окружающему: - Повтори мне, что ты сказал!

- Фан-клуб "Евангелион бессмертен", Москва, - пояснил свою мысль пилот Евы-01: - Что ты знаешь об этом? Или вернее говоря, помнишь?

- Откуда ты это знаешь? - испуганным голосом произнесла Ира и внезапно взглянула прямо ему в глаза: - Или ты тоже оттуда?

- И не я один, - подтвердил Третье Дитя ее догадку: - Скорее всего, нас тут немало, но о личности остальных нам пока только стоит догадываться.

- Как тебя там звали? - задала прямой вопрос пилоту Евы-01девушка с забинтованной головой: - Меня звали Ира.

- А меня Вадим, - представился лейтенант НЕРВ: - И мы тогда были хорошо знакомы.

- Так это из-за тебя мы угодили в аварию, - злым голосом произнесла попаданка: - И угодили в этот чокнутый мир.

- Неужели он тебе совсем не нравится? - с удивлением в голосе спросил ее пилот Евангелиона: - А на ролевых играх ты говорила, что мечтаешь попасть в него. Так значит, ты тогда нам всем врала!

- Я не врала! - возмущенно выкрикнула Первое Дитя: - Но я не хотела попасть в тело монстра созданного матерью твоего тела. Я рассчитывала занять более скромное и безопасное место. Я не хочу помирать!

- А что же на игре ты бралась отыгрывать именно эту роль? Неужели от нечего делать? - произнес с улыбкой на лице пилот Евы-01: - Или она на самом деле тебе была чем-то близка, и ты сейчас пытаешься откреститься от нее?

- Ничего подобного, - произнесла голубоволосая девушка: - Просто кому-то же из нас надо было ее играть. Иначе бы не было полного комплекта.

- Ну, ну, - произнес офицер НЕРВ своему оппоненту.

Эти препирательства между пилотами Евангелионов могли затянуться надолго, но им помешало постороннее вмешательство. Внезапно оба подростка услышали шорох шагов в коридоре, и для того чтобы не быть подслушанными посторонним человеком, они прекратили разговор и поспешили в сторону кабинета своего начальства.

По пути в кабинет начальника оперативного отдела НЕРВ пилот Евы-00 постаралась привести себя к обычному виду. И когда она дошла до него, никто не мог бы сказать, что может быть совсем другая эмоциональная Рей, которую никто и никогда до этого не видел. И это было хорошо. Именно для Рей, потому что ее можно было заменить в любой момент. А получившая второй шанс на жизнь не хотела терять его из-за всяких мелочей, наподобие неадекватного в понимании Командующего НЕРВ поведения.

Пилоты Евангелионов подошли к двери кабинета Мисато, переглянулись и постучали в дверь.

- Войдите, - донесся до них голос их командира.

И они вошли внутрь.

Глава 20. Совещание троих попаданцев.

- Долго же ты искал ее, - ехидным голосом произнесла начальник оперативного отдела НЕРВ, смотря прямо в глаза своим подчиненным: - Я не верю в то, что ты не мог найти ее быстрее. Наверно где-нибудь зажимались в уголке.

- На то была очень веская причина, которую я открою позже, - произнес Вадим и подал условный сигнал, призывающий командира включить глушилку.

- Ну, если ты так настаиваешь на этом, то я пойду тебе навстречу и стану пока расспрашивать об этом, - произнесла попаданка: - А сейчас мы приступим к занятиям. Для того чтобы нам никто не мешал, я включу систему защиты.
Включение глушилки сразу же отозвалось легкой зубной болью у пилотов и их начальника. Конечно, эти ощущения никак нельзя было назвать приятными, но все они сочли их приемлемой платой за конфиденциальность разговора. Все его участники хорошо понимали, что будет с ними, если об их заговоре узнает Гендо Икари.

- Я попросил об этой крайней мере неспроста, - произнес лейтенант НЕРВ, встречая вопросительный взор капитана Кацураги: - У Рей есть, что нам сказать. Короче говоря, наши предположения в ее адрес оказались полностью оправданными.

- Я совсем не та, кто я есть, - твердым решительным голосом произнесла Первое Дитя и взглянула в глаза своего будущего начальника.

- И в этом есть большая проблема для всех нас, - произнес Вадим, беря пилота Евы-00 за руку: - При длительном контакте Рей и доктора Акаги, последняя обязательно поймет, что с пилотом Евы-00 что-то не так. Мы должны сделать все возможное для того, чтобы этого неблагоприятного для нас события не произошло.

- А как мы это можем сделать? - задала вопрос своему подопечному Люда: - Не можем же мы полностью изолировать нашу коллегу от начальника научного отдела.

- Это и не нужно делать, - произнес пилот Евы-01: - А кому сейчас подчиняется Рей? Насколько я понимаю, то научному отделу.

- Да, - произнесла капитан и с пониманием во взгляде посмотрела на своего подчиненного: - То есть ты хочешь, чтобы я...

- Подала прошение о переводе моей коллеги в состав оперативного отдела в связи с начавшимися атаками Ангелов, - перебил своего опекуна Вадим: - Это до первого нападения Ангела на Токио-3 ее Евангелион мог считаться тестовым. Теперь он - один из элементов защиты человечества, и поэтому Ева-00 должна относиться к оперативному отделу, а Рей должна получить воинское звание и все, что к нему прилагается.

- Я завтра подам прошение Командующему Икари об этом, - серьезным тоном произнесла начальник оперативного отдела: - Надеюсь, что в нынешних условиях он не станет возражать против этого.

- Нападения Ангелов начались слишком рано, - произнес попаданец: - НЕРВ не успел полностью подготовиться к ним. Поэтому хотя Командующий и будет против этого предложения в душе, на деле он поддержит его.

- Кроме этого у меня будет одна просьба, - произнесла Аянами Рей, оглядывая пристальным взглядом своих коллег по попаданию: - Переселите меня в нормальную квартиру. Жить в этом противном бомжатнике я больше не собираюсь. Иначе я не выдержу и сотворю что-нибудь страшное.

- Да. Вопрос с ее жильем обязательно надо решить, - кивая головой в знак согласия, произнес ее коллега по пилотированию: - Если у нее жилье точь-в-точь как в аниме, то она абсолютно права. Так жить нельзя. С этим надо что-то сделать.

- Оно на самом деле гораздо хуже, - возмущенным голосом произнесла Аянами: - Такой срач редко можно встретить даже в самых отстойных бомжатниках!

- Тогда сделаем так, - произнесла командир, обращаясь к своим подчиненным: - Завтра ты пойдешь провожать Рей домой после школы. Посмотришь на бардак, который там творится, и вызовешь меня туда. На основании твоих и своих наблюдений я составлю рапорт, с которым я пойду прямо к Командующему. И буду добиваться у него перевода нашей девушки под свое крыло и переселения в более приличную квартиру. Идет?

- Заметано, мэм, - произнес лейтенант, обращаясь по армейскому обычаю к старшей по званию: - Приказ будет выполнен в точности.

- Раз ты показываешь, что точно следуешь уставу, то я налагаю на тебя следующие обязанности, - твердым голосом произнесла начальник оперативного отдела: - Во-первых - ты должен обучить свою подчиненную тому, как жить по уставу. Во-вторых - взять над ней неофициальную опеку, так как официальным опекуном, судя по всему, придется стать мне.

- Будет выполнено, - недовольным голосом произнес попаданец в военной форме.

- А ты, Рей, - обратилась к Первому Дитя старший офицер НЕРВ: - Веди себя как обычно и не позволяй доктору Акаги и прочим сотрудникам научного отдела разглядеть в тебе изменения, которые с тобой произошли. Я понимаю, что это совсем непросто, но лучше немного подождать, чем рисковать своей жизнью.

- Будет сделано, товарищ капитан, - произнесла красноглазая девушка с завязанной бинтом головой и встала по стойке смирно.

- Смеетесь, засранцы? - веселым голосом произнесла опекун пилота Евы-01: - Ну, смейтесь, смейтесь. Хорошо смеется тот, кто смеется последним. И это будете точно не вы. А теперь приступим к теме нашего сегодняшнего занятия. Запоминайте. Основные элементы обороны Токио-3.

Мисато Кацураги вывела на экран проектора изображение схемы города и начала показывать пилотам наиболее важные элементы системы обороны города-крепости. А было их там, по мнению Вадима, просто до хрена! И все их надо было запомнить и ни в коем случае не ошибаться.

- Даю вам на изучение этого плана целый час, - одарив пилотов Евангелионов белоснежным оскалом улыбки, произнесла их командир: - А потом проведем тестирование с целью проверки усвоения вами учебного материала.

- Капитан Кацураги! - возмущенно воскликнул ее подопечный: - Вы даете нам слишком мало времени для запоминания такого количества объектов. Вы просто напросто издеваетесь над нами.

- Лейтенант Икари! - жестким голосом произнесла опекун пилотов: - Согласно уставу вы обязаны выполнять приказ вышестоящего офицера без всяких сомнений и пререканий. Если у вас имеются какие-нибудь возражения по сути дела, то по выполнении приказа вы можете подать рапорт на имя Командующего. НЕРВ - это не гражданская организация, а военная. Так что следование ее уставу ваш долг. Вы меня поняли?

- Так точно, мэм, - с кислым выражением лица произнес пилот Евы-01, которого совсем не обрадовала такая приверженность его бывшей подруги уставу организации, в которой ему приходится служить.

- И не корчи такую рожу, как будто объелся лимонов, - съязвила капитан Кацураги: - Лучше запоминай объекты как следует. Время пошло.

И пилоты занялись порученным им начальством делом. А дело было совсем нелегким. Ведь на этой карте были отражены выходы лифтов, запасные подстанции, на которых можно было подключить кабель к Евангелиону, а также склады вооружения, которого у НЕРВ было много. Поэтому данное им начальником оперативного отдела время прошло быстро.

- Ну, кто первый ко мне на растерзание? - ехидным голосом поинтересовалась у своих подчиненных Мисато Кацураги.

- Давайте, пойду я, - произнесла Аянами Рей: - Я готова отвечать на вопросы.

- Пропускаешь девушку вперед, Синдзи? Как благородно, - с усмешкой на лице произнесла капитан НЕРВ: - Ну, что ж Рей, давай отвечай.

Последовал первый вопрос. За ним второй, третий и последующий. На все вопросы раненая девушка отвечала четко и подробно. И только в конце этого опроса она допустила одну незначительную ошибку, перепутав склад хранения ножей со складом хранения винтовок.

- Неплохо, - одним словом откомментировала ответы пилота Ева-00 капитан: - Хотя могло быть и лучше. Теперь твоя очередь, Синдзи. Сейчас мы узнаем готов ли ты блеснуть своими знаниями.

Наступил черед Вадима отвечать на вопросы высокопоставленной попаданки. И его ответы не были такими убедительными, как у его коллеги по пилотированию.

- Очень плохо, - недовольным голосом произнесла его опекун и посмотрела на него, как солдат на вошь: - Такие ответы были бы простительны для солдата первого года службы, а не для лейтенанта. Раз уж ты настоял на том, чтобы тебе дали это звание, то должен полностью соответствовать ему. Иначе нельзя. Даю еще полчаса на изучение карты, а потом будет переэкзаменовка.

Подросток в военной форме, яростно сопя, снова уставился в изображение на экране, мысленно прожигая его своим взглядом. Время, отведенное на подготовку, снова пролетело как молния, и пилоту снова пришлось держать ответ. На этот раз ему было задано гораздо больше вопросов, чем в первый раз. Но, несмотря на это, он ответил правильно практически на все из них. Единственной его ошибкой стала пропущенная подстанция в квадрате А7.

- Вот так надо было отвечать сразу, - произнесла Люда, выслушав его ответы: - Можешь же, когда хочешь. На этом наше занятие окончено, и вы можете быть свободны. Увидимся завтра после школы.

Подростки покинули зал для проведения тактических занятий и отправились по домам. Завтра им предстоял нелегкий день.

Глава 21. Спектакль для Гендо.

На следующий день пилоты Евангелионов встретились в школе. Они незаметно для других учеников обменялись рукопожатиями и заняли свои места. Рей вела себя как обычно, и на нее никто не обращал внимания. А вот вокруг пилота Евы-01 закружился хоровод из девушек, каждая из которых мечтала привлечь к себе его внимание. И это кружение юбок, напоминающее водоворот, вызывало у молодого офицера НЕРВ весьма противоречивые чувства. С одной стороны он был польщен таким вниманием со стороны красивых девчонок, а с другой стороны - этот водоворот раздражал его тем, что девушки вились вокруг него ради его статуса, а не из-за испытываемых к нему чувств. К тому же такое внимание к новичку очень сильно огорчало других парней, у которых имелись подруги среди класса.

Единственным из подростков мужского пола, который не проявлял к Синдзи Икари скрытой недоброжелательности, был Айда Кенске. Юный папарацци все перемены увивался вокруг пилота Евангелиона, пытаясь вытащить из его уст новые подробности об устройстве его механоида и его пилотировании. Несмотря на то, что все его попытки постичь истину оказывались неудачными, тот не отчаивался и продолжал стремиться к намеченной цели. А вот вчерашний противник пилота Евы-01 сегодня пропустил занятия. Вадим даже поинтересовался у юного фотографа причиной его отсутствия. Он сделал это не, потому что его действительно интересовало здоровье оппонента, а потому что так было принято в обществе, в котором он оказался волею рокового случая.

Вопрос о причинах отсутствия главного классного бузотера заинтересовал не только пилота, но и старосту класса. Хикари недолго думая потребовала объяснений у его друга, который был в пределах ее досягаемости.

- Айда, где сегодня находится твой друг? - спросила Хораки у Кенске: - Ты, как его друг, должен объяснить ему, что прогулы уроков ничем хорошим для него не кончатся. Без знаний, получаемых на занятиях, у него в будущем не будет ни хорошей работы, ни жилья, ни семьи. Не будет ничего. Даже его самого.

- Он навещает свою сестру в госпитале, - произнес Айда Кенске: - Он не может бросить ее на произвол судьбы и оставить в одиночестве. Она для него сейчас важнее учебы.

При этих словах друга Судзухары Вадим с трудом удержался от того, чтобы покраснеть. Он вспомнил об обещании данном самому себе. Обещании, которое он сам же и нарушил. Ведь у него была возможность поговорить с Мисато о помощи пострадавшей девочке, но он ей так и не воспользовался. Попаданцу стало стыдно, и он поспешил прикрыть свое лицо рукой.

- Конечно, не хорошо, что он пропускает занятия, - произнесла староста неодобрительным тоном: - Но с учетом того, что он это делает ради помощи пострадавшему ребенку, это можно простить. Айда, ты возьмешь задания и передашь ему. Будет совсем плохо, если он, ухаживая за ней, отстанет от остальных учеников класса.

- Хорошо, староста, - сразу же согласился юный папарацци: - Я обязательно передам Тодзи все предназначенные для него задания. Сразу же после уроков отправлюсь к нему домой и буду ждать его возвращения из госпиталя.

- Сначала сделай уроки, а потом будешь ловить своего товарища, - смягчившимся голосом произнесла староста 2А класса: - А то не хватало того, чтобы ты сам не выучил уроки и пострадал из-за своего друга-прогульщика.

На этом разговор парня и девушки закончился. Сразу после его окончания в аудиторию вошел учитель, и занятие началось. После окончания всех занятий пилоты Евангелионов начали играть свой спектакль. И забегая вперед, следует признать, что он им вполне удался.

Выйдя из класса во двор школы, Вадим нагнал Рей, которая неспешным шагом шла по направлению к своему дому. Он окликнул ее и, не дожидаясь ответа, встал у нее на пути.

- Рей, отдай мне твой портфель, - произнес подросток в форме лейтенанта НЕРВ.

Первое Дитя встала как вкопанная и спросила его безразличным голосом: - Зачем ты делаешь это?

- Затем, что ты пострадала из-за меня и я перед тобой в долгу, - произнес он громким голосом для того чтобы его слова как можно лучше расслышали шпионы Гендо: - Кроме того, ты станешь в будущем помогать мне в сражениях с Ангелами, а для этого тебе понадобится много сил и крепкое здоровье.

- Значит, ты помогаешь мне в расчете на будущую помощь, - произнесла Рей и решительно вручила в его руки увесистый портфель: - Тогда тащи мой вещмешок прямо до самого дома.

Пилот Евы-01 ухватил его покрепче и произнес: - А теперь ты покажешь мне дорогу до твоего дома. Ведь я никогда не был в нем и не знаю, куда мне следует идти.

Девушка с голубыми волосами усмехнулась и повела носильщика по направлению к своему жилью. Оно оказалось расположено в самом глухом углу квартала полуразвалившихся и недостроенных зданий. Внутри оно имело тот же самый вид, что и в аниме, так что Вадим совсем не удивился, оказавшись в квартире пилота Евы-00.

- Так жить нельзя, - произнес лейтенант НЕРВ и посмотрел в глаза своей бывшей подруги: - Надо вызывать сюда нашего командира.

- Если надо, то делай это, - произнесла Первое Дитя: - Я не против.

Вадим набрал номер телефона начальника оперативного отдела НЕРВ. Та уже знала о грядущем звонке и сразу же взяла трубку мобильника.

- Что у тебя случилось, Синдзи? - обеспокоенным голосом произнесла она: - Тебе нужна моя помощь?

- Приезжай на западную окраину 14 района как можно быстрее, - произнес ее подопечный: - Помощь нужна Аянами Рей, а не мне. Я тебя встречу. Позвони мне, когда будешь подъезжать.

- Я скоро буду, - кратко высказалась капитан и отключила связь.

Дорога до проклятого богами и людьми 14 района заняла у Люды всего пятнадцать минут. Въехав в его пределы, даже видавшая виды попаданка ужаснулась увиденному. "Человеки, человеки. Суки вы, а не человеки" - зло думала она про своего начальника: - "Поселил ребенка в развалюху и рад, скотина. Хорошо еще, что Ира в отличие от Рей понимает некоторые истины".

Подъехав к дому, в котором жила Первое Дитя, старший офицер НЕРВ позвонила своему подопечному. Тот проинструктировал своего опекуна, куда тому следует идти.

При виде обветшалого подъезда дома и разоренной квартиры злость внутри попаданки вспыхнула с новой силой, и она с трудом удержалась от того чтобы зарычать.

- Рей, - произнесла начальник оперативного отдела отдавающим металлом голосом: - Сейчас ты собираешь свои вещи и едешь со мной. Сюда ты больше не вернешься.

- Это приказ? - поинтересовалась Аянами, делая безучастный вид.

- Да! - рявкнула в ответ попаданка: - У тебя пять минут на сборы. Поторапливайся!

Так как вещей у Первого Дитя было совсем немного, то сборы закончились очень быстро. Уже через две минуты пилот Евы-00 стояла у двери квартиры с небольшим рюкзачком в одной руке и школьным портфелем в другой.

- И это все? - задала риторический вопрос Мисато Кацураги: - Тогда потопали к моей машине.

И пилоты потопали вниз по лестнице следом за своим командиром. Весь путь до дома капитан жала на газ как проклятая, тратя на это нехитрое дело всю свою злость, которую хотела, но не могла применить по назначению.

После того как пилоты Евангелионов разместились в квартире Вадима, капитан поспешила обратно на работу. Прибыв туда, она сразу же наехала на начальника научного отдела, которая в этом мире числилась официальным опекуном Рей. Рицко сильно удивилась наезду своей коллеги по работе и нечаянно проговорилась, что размещение Первого Дитя в этих руинах было произведено по прямому приказу Командующего НЕРВ, который был реальным опекуном Аянами. Это известие вопреки ожиданиям доктора Акаги совсем не удивило начальника оперативного отдела.

- Этого и следовало ожидать, - произнесла Мисато: - Сегодня я пойду с рапортом о переводе Первого Дитя в подчинение оперативного отдела НЕРВ. Тогда же я обсужу с Командующим место проживания пилота Евы-00 и вопрос опеки над ней.

- Неужели ты хочешь взять ее опеку на себя? - произнесла полным удивления голосом начальник научного отдела: - Не ожидала такого от тебя. Неужели у тебя проснулись неизвестно откуда взявшиеся материнские чувства?

- Это трудно понять человеку, у которого их никогда не было, и, скорее всего, никогда не будет, - съязвила в ответ на слова бывшей подруги Мисато: - Я делаю то, что нужно, и меня мало интересует мнение других людей по этому поводу.

Получив такой отлуп от своей подруги, расстроенная размолвкой Рицко пошла в свои лаборатории, подготавливать оборудование к новым экспериментам. А начальник оперативного отдела НЕРВ, развязав себе руки, наваяла рапорт на имя Гендо Икари и отправила его по инстанциям. Теперь ей оставалось только ожидать ответа Командующего НЕРВ.

И он не заставил себя долго ждать. Через два часа Гендо Икари позвонил на ее телефон и вызвал к себе на ковер.

Глава 22. Гендо и попаданка. Противостояние.

Сборы на ковер к грозному и безжалостному начальнику были предельно короткими. Попаданка взяла подготовленные для руководителя НЕРВ отчеты, оправилась и пошла к лифту, ведущему к вершине штаб-квартиры, где находились апартаменты Командующего.

По дороге к лифту капитану Кацураги не попался ни один сотрудник НЕРВ, что она сочла добрым знаком. Вызывая лифт, начальник оперативного отдела еще чуть-чуть надеялась на вызов по текущей необходимости, а не по поводу Аянами Рей. Когда лифт подошел к ее этажу, и его дверь открылась, внутри лифтовой коробки она увидела стоящую с бумагами доктора Акаги. Та совсем не удивилась, увидев свою коллегу.

- Тебя тоже вызвали к Командующему? - спросила начальник научного отдела, готовясь нажать на кнопку лифта.

- Да, - кратко ответила капитан Кацураги: - Насколько я понимаю, твой путь тоже лежит в его апартаменты. Так что поедем вверх вместе.

- Вот именно, - подтвердила ее подозрения Рицко Акаги и нажала кнопку верхнего этажа.

Лифт тронулся, и в нем воцарилось молчание. Впрочем, полной тишины не было из-за работы подъемного механизма. Конечно, он работал не так шумно, как памятные попаданке лифты из ее прошлой жизни, но полной тишины в его кабине не наблюдалось. Спустя полминуты лифт остановился на нужном начальникам отделов НЕРВ этаже, и женщины, переглянувшись, строевым шагом направились к дверям кабинета Гендо Икари.

В отличие от прошлого визита в чертоги главы НЕРВ секретарь гордо восседал на своем месте перед дверью и не пропустил визитеров без тщательного опроса. Убедившись в том, что они действительно прибыли к Командующему Икари по делу, он пропустил их в кабинет властелина "Всея НЕРВ".

Пройдя через раскрывшиеся перед ними двери, обе женщины ступили на расписанный каббалистическими символами пол. А дальше они шли к столу Командующего, находившемуся в другом конце обширного зала. Еще несколько десятков шагов и начальники самых важных отделов организации имеющей огромное влияние в мире остановились перед столом Гендо Икари.

И Мисато, и Рицко сразу же поняли, что эта встреча будет не совсем обычной. Из чего же они сделали такое заключение? Из отсутствия одной знаковой фигуры, которая всегда присутствовала в этом зале, пусть и на заднем плане. Сегодня в апартаментах руководителя НЕРВ отсутствовал его бессменный заместитель - полковник Козо Фуюцки. И его отсутствие о многом говорило знающим людям. "Какие же секреты откроются сегодня перед нами, что даже заместитель Командующего оказался, не допущен к ним" - подумала про себя попаданка: - "Или дело тут в чем-то совсем другом? Хотя куда мне теперь спешить. Сейчас Икари-старший скажет, что ему от нас нужно, и все станет понятно".

Но Командующий не спешил задавать вопросы своим подчиненным. Он впился в них своим взглядом, желая посеять в них нервозность и беспокойство, так как людьми, находящимися в таком состоянии легче манипулировать. И если с Рицко Акаги, которую в этот момент беспокоили многие проблемы, и она была податлива к такому воздействию, такой фокус прошел, и она начала нервничать, то начальник оперативного отдела не поддалась воздействию. Люда в отличие от подруги совсем не боялась действий Гендо, зная, что ничего серьезного тот не сделает, опасаясь испортить свою же игру.

Видя, что сверление глазами своих подчиненных не дает такого эффекта, на который он рассчитывал, Командующий Икари перешел к своей обычной тактике и начал задавать вопросы. Большое количество вопросов имеющих второстепенное значение, среди которых прятались несколько первостепенных. И ответы на них интересовали руководителя организации больше всего. Но эта тактика тоже не привела к успеху, и тогда Гендо начал прямо спрашивать руководителей отделов о том, что его интересует.

- Капитан Кацураги, - произнес Икари-старший жестким голосом: - Почему вы допустили сближение Первого Дитя с Третьим? Кто вам разрешил такие действия?

- Генерал, - оправдывающимся голосом произнесла начальник оперативного отдела: - В полученных мной инструкциях по поводу пилотов прямого запрета на подобные действия не было. Кроме того, пилот Евы-00 может стать одним из якорей для пилота Евы-01. Эта дружба повысит их психическую устойчивость и мотивирует на противостояние Ангелам.

- А если один из пилотов погибнет в бою, то, что будет со вторым? - спросил свою подчиненную генерал Икари: - Он или она может сломаться. И кто тогда будет пилотировать оставшийся беспилотным Евангелион? Вы сами хорошо знаете, что пилоты Евангелионов - это штучный товар. И хотя говорится, что незаменимых людей нет, но на эту категорию это правило не распространяется. Мы с большим трудом нашли пилотов и не собираемся рисковать ими зря.

- У уцелевшего из пары появится новый мотив для борьбы с Ангелами - месть, - спокойным голосом произнесла попаданка и посмотрела Командующему прямо в глаза: - В конце концов, Ангелы рано или поздно закончатся, и в подростках и управляемых ими механоидах больше не будет надобности. Они не будут никому нужны.

- Интересный подход к делу, - с ехидной улыбкой на лице произнес Командующий НЕРВ: - И именно поэтому вы решили переселить Аянами Рей в одну квартиру с Третьим Дитя? С какой целью вы это сделали?

- В первую очередь из соображений безопасности, - сходу ответила капитан своему начальнику: - Проживание одинокого подростка в заброшенном квартале не способствует его безопасности. Тем более что вы сами совсем недавно сказали про то, что запасных пилотов для Евангелионов у нас нет. А проживание в доме, заселенном сотрудниками НЕРВ, гарантирует ей практически полную безопасность. Все в соответствии с вашими представлениями об ее роли в проекте.

Получив такой ответ от своей подчиненной, глава всемогущей организации поморщился. Честно говоря, намерения капитана были самыми благими, но это оказался тот самый случай, когда они привели совсем не в ту сторону, в которую нужно. И самое плохое было в том, что исправить последствия ее самовольного вмешательства не представлялось возможным. Ну не будешь же переселять Рей обратно в ее жилье. Третье Дитя примет такое действие генерала в штыки, а он пока единственный действующий пилот, что дает ему дополнительные возможности. И Ева-00 пока находится в заморозке, и сама Рей не готова к пилотированию из-за травм.

- Хотя вы, капитан Кацураги, поступили не совсем как надо, а точнее говоря, совсем не как надо, - начал выговаривать ей генерал: - Я принимаю ваши доводы, и не буду пересматривать принятые вами решения. Но в ответ на вас ложится дополнительная нагрузка, заключающаяся в опеке над Первым Дитя, которую вы возьмете на себя. Отныне именно будете отвечать и за Первого Дитя и за Третье.

- Меня не пугают обещанные вами трудности, генерал, - с чувством глубокого удовлетворения произнесла старший офицер НЕРВ, которая добилась того, чего хотела: - Я ведь подала рапорт об этом на ваше имя всего пару часов назад. Меня радует положительное решение этого важного вопроса.

Услышав эти слова начальника оперативного отдела, Гендо Икари снова поморщился. Он понял, что сделал именно то, что капитан от него хотела. И вместо наказания для самостоятельной подчиненной вышло поощрение. Но слово было дано, и взять его назад просто так он не мог. Поэтому опытному интригану пришлось признать временное поражение перед своей подчиненной. Но нет такого поражения, которое со временем нельзя превратить в победу. Гендо ехидно хмыкнул и подумал: - "Решила потягаться со мной, дорогуша? Ну, это зря. Хорошо смеется тот, кто смеется последним. А последним смеяться буду именно я, когда мой план, несмотря на все помехи, завершится полным успехом".

После окончания разборок с начальником оперативного отдела, генерал Икари приступил к активному опросу начальника научного отдела. Его в первую очередь интересовала психическая устойчивость пилотов и степень их социализации в обществе. Доктор Акаги давала по каждому заданному ей вопросу подробные ответы, которые вполне удовлетворили Командующего.

Наконец, он решил, что на сегодня с его подчиненных хватит, и отпустил их. Выйдя из его кабинета, Мисато Кацураги прислонилась к стенке и глубоко вздохнула. Тяжелое испытание было пройдено с успехом.

Глава 23. Поход в школу и примирение с Судзухарой.

А пилоты Евангелионов, в то время как их матери-командиры получали втык от Командующего НЕРВ, делили между собой комнаты в квартире Вадима. В результате этого дележа спальня осталась за хозяином квартиры, а квартирантка, которую он приютил, получила комнату меньших размеров. Но по сравнению с ее прежним жильем даже такая комната с ее скудной обстановкой казалась верхом роскоши. Впрочем проблема с недостатком предметов обстановки в комнате пилота Евы-00 оказалась вполне решаемой. Для ее разрешения оказалось достаточным сделать звонок в ближайший мебельный магазин. Его хозяева даже согласились доставить мебель по указанному адресу без предоплаты. Так их впечатлила платежная карточка НЕРВ, на которой красовалось лицо пилота Евы-01.

После доставки мебели для своей боевой подруги, попаданец за небольшую плату уговорил грузчиков выполнить не свойственную для них работу по сборке мебели. Подогретые этой подачкой, грузчики в кратчайший срок собрали мебель и расставили ее в комнате в соответствии с просьбами Аянами Рей, которая в ней стала хозяйкой.

В общем, для пилотов этот день прошел весело, совсем не так как для их начальников. Поэтому к вечеру они проголодались не на шутку и пошли искать пропитания в квартире начальника оперативного отдела. Та, совсем не обрадовалась появлению нахлебников, из-за которых она только сегодня получила нехилую нахлобучку от главы НЕРВ, но отказать им в их настойчивых просьбах не смогла. Просто не хватило духа.

После приема пищи капитан Кацураги вернула себе хорошее расположение духа и кратко рассказала подросткам о событиях, произошедших в кабинете Гендо Икари. Пилоты слушали ее в оба уха и мысленно прикидывали свои возможные действия в подобной ситуации. Они очень хорошо понимали, что в подобную ситуацию могут попасть и сами.

Выслушав красочный и эмоциональный рассказ своего непосредственного командира, пара попаданцев отправилась ночевать в свою квартиру. День, полный самых неожиданных впечатлений, привел к тому, что подростки очень быстро заснули. А вот их командира одолела бессонница. Она пыталась просчитать все возможные последствия своих действий, и это у нее не совсем получалось. Все-таки свою роль сыграло ее происхождение и чуждость к всевозможным интригам, в которых поднаторел глава организации, считавшейся многими сильнейшей в мире.

Но все же бессонница капитана оказалась не всесильной. Постепенно сон одолел и ее. И обе квартиры погрузились в полную тишину, которая продлилась до того самого времени, когда в квартире пилотов тонким противным голоском пробренчал будильник, подавая сигнал к началу нового трудового дня.

Поднявшись с кроватей, подростки первым делом посетили душ, где привели себя в порядок после сна. Затем их пути разделились. Вадим отправился на кухню готовить хоть какую-то пищу для себя и для Рей, а Ира начала делать себе перевязку, в которой поднаторела в условиях одиночного проживания. Конечно, она могла бы попросить помощи у Третьего Дитя, но отрывать его от приготовления пищи показалось ей не совсем удачной затеей. Ведь готовить сама она не умела, да и с раненой рукой любая готовка становится довольно затруднительным делом.

Закончив перевязку, пилот Евы-00 направила свои стопы прямо в кухню, чтобы отдать должное трудам Третьего Дитя на ниве кулинарии. Конечно, никаких особых деликатесов он не приготовил, но девушка и не ждала от него такого геройства. Впрочем, справедливости ради следует отметить, что приготовленная им пища была вкусной и сытной.

Прикончив завтрак, который оказался гораздо меньше по объему, чем это хотелось двум подросткам, пилоты Евангелионов подхватили свои портфели и потопали на занятия в школу. Впрочем, Рей шла в школу с пустыми руками, так как Синдзи отобрал ее портфель в момент выхода из дома и так не отдал его до самого порога класса.

Войдя в класс под ручку, пара попаданцев повергла в ступор всех присутствующих в нем учеников. Такого от новичка никто из них не ожидал. Закадрить за несколько дней совместной учебы скромную и нелюдимую девушку - это, по понятиям школьников, было нереально круто. Поэтому от вида такой картины все остолбенели. Единственным исключением среди 2А класса был юный фотограф, который тут же стал снимать их на камеру.

После того как ученики пришли в себя безмолвие в классе сменилось бурей. Парни стали докапываться до пилота Евангелиона, пытаясь выведать у него секрет столь быстрого обольщения. Они справедливо решили, что если этот способ подействовал на такую одиночку, как Аянами, то на остальных девчонок он окажет еще большее действие.

В противоположность мужской части класса, которая восторгалась успеху Синдзи, у девушек из 2А это событие получило совсем другую оценку. Они были очень недовольны выбором пилота, о прогулках с которым мечтали сами. Но он сделал свой выбор, и изменить его было нельзя. Им только и оставалось, что сидеть в углу и перемывать кости удачливой сопернице, которую никто из них с самого начала не брал в расчет.

И все эти пересуды и пляски вокруг стола пилота Евы-01 продолжались до самого прихода учителя. А дальше все пошло как по накатанному. Привычные команды от старосты класса и их беспрекословное выполнение. Учитель рассказывающий заунывным голосом о Втором Ударе и героической борьбе с его последствиями. Пилоты, которые лучше всех остальных знали об истинных причинах этого события, просто пережидали его речи и старались не уснуть.

Но вскоре урок кончился, и началась перемена, на которой к парте лейтенанта НЕРВ подошел Тодзи Судзухара. Он оперся на парту новенького ученика и произнес: - Синдзи, мне надо с тобой поговорить. Давай выйдем из класса.

- А это нельзя отложить до большой перемены? - поинтересовался у него попаданец: - Если мы снова будем драться, то можем не успеть на урок. А прогуливать алгебру, в отличие от обществознания, я не собираюсь.

- Мы будем говорить, а не драться, - твердым решительным голосом произнес его одноклассник: - Пошли. Время идет.

- Ну, пошли, - произнес подросток в военной форме, поднимаясь из-за парты: - Поговорим, если ты этого так хочешь.

Оба подростка вышли за дверь класса, и пошли по коридору.

- Так что ты хотел мне сказать? - обратился к своему былому противнику Вадим: - Говори или проваливай. Не надо тратить моего времени зря.

- Я хотел бы извиниться за ту попытку напасть на тебя, - совершенно серьезным голосом произнес Судзухара: - Я сожалею, что между нами возникло такое непонимание.

- Интересно, - произнес пилот Евангелиона: - Еще совсем недавно ты бросался на меня как бешеный, а теперь уверяешь в своей дружбе. Как могли произойти такие глобальные изменения в такое краткое время? Кто натолкнул тебя на мысль о примирении? Я не верю в то, что ты сам додумался до этого.

- Я вчера поговорил со своей сестрой в госпитале, - со слегка покрасневшим лицом признался Тодзи: - Она объяснила мне всю глубину моих заблуждений по этому поводу. Наоми сказала мне, что я очень глупо поступил, нападая на себя. Ведь ты выполнял свой долг. Что ты можешь сказать по этому поводу?

- Только то, что она права, - произнес спокойным голосом лейтенант НЕРВ: - Если бы я проиграл этот бой, то весь мир, каким мы его знаем, исчез бы. Погиб без права на возрождение. Почему и отчего, я не могу сказать никому. Военная тайна.

- Так ты меня прощаешь? - спросил обеспокоенным голосом Судзухара, вглядываясь в лицо новенького ученика.

- А что это изменит, - равнодушным голосом произнес пилот: - Какое это теперь имеет значение? Травмы, нанесенные твоей сестре из-за моего пилотирования, от этого никуда не денутся. И заживление их от этого не ускорится. Зачем тебе это надо?

- Моя сестра сказала мне, что я могу придти к ней, только получив твое прощение, - признался Тодзи: - И я не хочу огорчать ее. Раз это так нужно ей, то пусть будет.

- Но ты же мог сказать, что получил прощение, - произнес пилот Евы-01: - Как бы она могла проверить истинность твоего утверждения?

- Я никогда не унижусь до простого вранья! - громко выкрикнул разозленный подросток: - Тем более перед своей сестрой. За кого ты меня считаешь?

- Ну, извини, извини. Я просто неудачно выразился, - поспешил извиниться перед своим одноклассником попаданец: - Я принимаю твои извинения. Да будет между нами мир.

И лейтенант НЕРВ, произнеся эти слова, протянул руку Тодзи. Тот пожал ее. И подростки поспешили в класс, так как новый урок должен был начаться через пару десятков секунд.

А тем временем внутри класса продолжалось обсуждение Первого и Третьего Дитя. Поэтому на отсутствие подростков их одноклассники практически не обратили внимания. Единственной ученицей, которая обратила внимание на их отсутствие, была Рей, которая не участвовала в споре. Но она верила в возможности коллеги по попаданию и не сильно беспокоилась о нем. Когда оба подростка вошли в аудиторию, она кивнула своему боевому товарищу. Тот дал сигнал, что все в порядке, и она спокойно села за парту и уставилась в окно. Следом за ними в класс вошел учитель, и занятие началось, вышибая из голов учеников посторонние мысли.

Глава 24. Рабочий день в НЕРВ.

Так прошел этот учебный день, в конце которого Вадим получил вызов от своей начальницы. Капитан Кацураги вызвала его в штаб-квартиру НЕРВ для участия в синхротестах. А вот приглашения для Рей не последовало, чему пилот Евы-01 ничуть не удивился, но это не помешало ему притащить ее вместе с собой.

Прибыв в пирамиду НЕРВ, попаданец первым делом направился не в лабораторию, где его уже ждали с нетерпением, а в кабинет начальника оперативного отдела. Та встретила его совсем не так дружелюбно, как он полагал.

- И что ты ко мне приперся? - огорошила она его прямым вопросом, увидев в дверях кабинета: - Ты сейчас должен быть на синхротестах, а не здесь. Так что топай прямо туда и не заставляй занятых людей ждать тебя.

- Никуда я не пойду, пока не получу ответа на один вопрос, - встал в позу пилот Евангелиона: - И выгнать меня отсюда у вас не получится. Даже не надейтесь на это.

- Ну и клещ же ты, - вздохнув, произнесла попаданка: - Задавай свой вопрос быстрее. Не медли.

- Во время моего боя с Сакиилом пострадала одна девочка, - начал говорить Вадим: - Может ли НЕРВ чем-нибудь помочь ей или мне надо заняться этим делом самому?

- Во время боя с Ангелом пострадало немало народу и среди него немало детей, - произнесла капитан, не отрывая глаз от документов на своем рабочем столе: - Не можешь ли ты, Синдзи, уточнить о какой именно девочке идет речь?

- Наоми Судзухара, - произнес он сдавленным голосом: - А как велики потери среди гражданских лиц из-за боя с Ангелом?

- Не беспокойся, - попыталась успокоить его старший офицер НЕРВ: - Около сотни погибших и до полутора сотен раненых. Все живые пострадавшие сейчас находятся в центральной больнице Токио-3, где их лечат от полученных травм.

- Так много, - расстроенным голосом произнес подросток в военной форме и повесил нос: - Можем ли мы перевести Наоми из этой больницы в госпиталь НЕРВ? Ведь ее родители работают в организации, и она, наверняка, имеет право на более тщательный уход.

- Я посмотрю, что тут можно будет сделать, - дала уклончивое обещание командир пилота и тут же погнала подростка из своего кабинета: - Ответ тобой получен? Получен. Так что проваливай отсюда. И чтобы я тебя не видела до вечера.

- А как мне поступить с Рей? - задал новый вопрос лейтенант НЕРВ: - Она еще слишком слаба, чтобы участвовать в синхротестах.

- А ты притащил ее сюда? - спросила его Мисато: - Хотя кого я спрашиваю. Веди ее сюда, и я присмотрю за ней.

- Идет, - радостным голосом произнес пилот Евы-01 и покинул кабинет начальника для того, чтобы через пару минут снова появиться в нем с Аянами под ручку: - Вот. Я вверяю ее вашей опеке и надеюсь на вашу совесть.

Произнеся эти слова, парень покинул кабинет так же быстро, как и появился. Начальник оперативного отдела схватилась за голову. Возиться с Первым Дитя ей было просто некогда. Но она сдержала свои эмоции и сказала Рей: - Будь добра, посиди тут до окончания синхротестов у Синдзи. Если хочешь, то я дам тебе какую-нибудь книгу для чтения.

Но Рей отказалась и осталась сидеть на кресле, в которое ее посадила будущий начальник. Видя, что девушка ведет себя спокойно, капитан перестала обращать на нее особое внимание.

А пока Аянами Рей отдыхала в кабинете начальника оперативного отдела, ее будущий партнер по боям с Ангелами проходил синхротесты во владениях доктора Акаги. Явившись туда со значительным опозданием, он спокойно переоделся в специальный костюм и залег в имитатор контактной капсулы на продолжительное время. Начальник научного отдела хотела получить как можно больше информации о состоянии подростка, который управлял самым мощным оружием в мире. И ради достижения своих целей, она не собиралась останавливаться ни перед чем.

Впрочем, Вадиму в этот раз было пофигу, что с ним собирался делать персонал научного отдела организации, в которой он работал. Он спокойно лежал в имитаторе контактной капсулы и не проявлял никакой излишней активности. Выдаваемый им уровень синхронизации в 80% не совсем удовлетворил сотрудников отдела. Доктор Акаги хотела добиться от пилота более впечатляющего результата, но все ее попытки закончились ничем, натолкнувшись на его пассивное сопротивление. Подросток в контактном костюме не пытался никому ничего доказывать, он просто лежал и бездействовал, вызывая активное недовольство у всех сотрудников лаборатории, которые мысленно проклинали эти затянувшиеся синхротесты. Но от этих проклятий не было ровным счетом никакого толку. Коэффициент синхронизации намертво застыл на одной отметке и не сдвигался ни в одну из сторон ни на одну сотую долю процента.

- Видимо, сегодня у нас ничего не получится, - разочарованным голосом произнесла Майя Ибуки, когда пошел седьмой час эксперимента: - Этот мальчишка не пойдет к нам на уступки, даже если мы продержим его в капсуле до завтрашнего утра.

- Судя по всему ты права, - в тон ей заявил Хьюга Макото, который тоже сегодня присутствовал на синхротестах, подменяя зарывшуюся в груде бюрократической макулатуры начальника оперативного отдела: - Надо завершать тесты и идти домой. Завтра тоже будет трудный день. Так что нечего нам сегодня перенапрягаться.

Рицко Акаги слышала слова своих помощников и мысленно негодовала. "Как могут они отказаться от познания новых истин? Разве такие люди должны занимать места работников научного отдела?" - задавала она мысленные вопросы самой себе и сама же на них отвечала: - "Конечно же, нет. Но других специалистов у меня нет, и поэтому приходится работать с теми, кто имеется".

Эти мысли наполняли душу доктора наук горечью, которую следовало выплеснуть хоть в чью-нибудь сторону. И этой стороной не должны были быть разочарованные результатами экспериментов сотрудники, а кто-нибудь со стороны. Кто-нибудь наподобие Рей, которая не посмеет жаловаться на действия вышестоящего начальника.

Но к глубокому сожалению Рицко Первое Дитя находилась вне ее досягаемости и не могла попасть в ее руки. Поэтому разочарованной нелегкой жизнью ученой оставалось только копить злость, рассчитывая вылить ее на кого-нибудь потом. Ведь рано или поздно хоть какая-нибудь жертва да подвернется.

К исходу восьмого часа эксперимента Рицко Акаги поняла, что сегодня ей ничего не обломится, и произнесла раздраженным голосом: - Пора заканчивать. Сливайте ЛСЛ и вытаскивайте пилота из капсулы. Продолжим тесты через два дня.

Вадим, лежащий в имитаторе контактной капсулы, почувствовал, что уровень жидкости вокруг него начал понижаться. "Значит, мое заточение на сегодня окончено" - подумал он про себя: - "Пора готовиться к разряду тока. Неужели, они не могут сделать извлечение ЛСЛ из легких менее болезненным?"

И только эта мысль промелькнула в сонной голове подростка, как последовал мощный разряд, исторгший из его легких лишнюю влагу. Попаданец закашлялся и заворочался на тестовом ложе. Пока он приходил в себя, крышка капсулы открылась, давая ему свободный путь наружу. Пилот Евангелиона собрался с силами и выбрался из этого узилища.

А снаружи его встречали сотрудники научного отдела НЕРВ, которые сразу же повели его в душевую. По дороге в нее Вадим поинтересовался у них продолжительностью его заточения в капсуле. Их ответ полностью вывел его из состояния душевного равновесия.

- Как?! - воскликнул негодующим голосом лейтенант НЕРВ: - Вы продержали меня в этой душегубке целых восемь часов без малейшего перерыва? Да вы совсем охренели! Я буду жаловаться на вас моему командиру!

Такой взрыв чувств у обычно спокойного парня застал сотрудников научного отдела врасплох, и те от удивления даже начали оправдываться перед ним. Но он отмел в сторону все их попытки и произнес: - Я с вами по-хорошему, а вы со мной по-плохому? Тогда будем играть по новым правилам. Посмотрим кто кого.

Произнеся эти слова, подросток замолчал. После мойки от ЛСЛ он направился в кабинет своего начальника и забрал оттуда Первое Дитя. Вместе они отправились домой, где и завалились в кровати.

А сотрудники научного отдела до самого утра возились с полученными во время тестирования результатами, лихорадочно думая, в какой форме выразится недовольство пилота Евангелиона их экспериментом.

Глава 25. Рождение фальшивого Ангела.

А в то же самое время, когда пилот Евы-01 проходил синхротесты в лаборатории доктора Акаги, на одном затерянном в Тихом океане острове завершался некий научный эксперимент. Он проходил в лаборатории принадлежащей серым кардиналам этого мира. Это они в свое время устроили Второй удар, а после него взяли под частичный контроль весь потрепанный этим катаклизмом мир. Это они приложили много усилий для создания организации ГЕХИРН, которая впоследствии была переименована в НЕРВ. Их цели и личности были таинственны и не понятны. Созданная ими организация была устроена по типу тайного ордена и звалась SEELE.

Эта организация обладала колоссальным могуществом и могла делать все, что ей угодно. Официально она помогала НЕРВ в ее борьбе с Ангелами, которых считала своими прямыми конкурентами. Выбивала деньги и материальные ресурсы на дорогостоящие эксперименты и исследования НЕРВ в ООН, заметала следы незаконных и запрещенных исследований, ведущихся под руководством Гендо Икари, и творила многие другие темные дела.

Но истинных намерений этой горстки чрезвычайно богатых людей, объединенных одной идеей, не знал ни один человек в мире. За исключением немногих посвященных, к числу которых относился и Командующий НЕРВ. Но даже он не знал, на какую авантюру решились его тайные покровители.

И сейчас цель их эксперимента была близка как никогда. В подземной лаборатории в данный момент был готов родиться созданный учеными SEELE Ангел. Один из тех, о которых было написано в свитках Мертвого Моря - этой Библии членов правления тайной организации. Точнее говоря, ученые не создали его сами. Они просто сумели поймать его информационную матрицу и заключить ее в подходящее тело. Тело парня родившегося в день Второго Удара, которого звали Нагиса Каору.

Процесс ловли этой матрицы был очень непрост, да и вселение ее в тело было очень сложным делом. Так во время этого процесса несчастный подросток перенес несколько клинических смертей из-за остановки сердца, но ученые-фанатики каждый раз вытаскивали его из лап смерти. В конце концов, последние процедуры, которые больше отдавали магией, а не технологией, были завершены. И тело подростка, вместившего в себе сущность Ангела и находящегося в состоянии комы, было доставлено в реанимацию. Только после этого весь научный персонал смог вздохнуть спокойно.

Профессор, возглавлявший этот эксперимент, сразу же по его окончании удалился в свой кабинет, взял специальный сотовый телефон и позвонил главе комитета SEELE.

- Герр Лоренц, - уважительным голосом произнес профессор Алекс Коннор: - Эксперимент закончился успехом. Нам удалось заточить матрицу Ангела в смертное тело.

- Каково его состояние в настоящее время? - поинтересовался глава организации, скрывающийся за обозначением SEELE 01: - Могу ли я вести с ним беседу?

- Уважаемый господин, к моему глубочайшему сожалению Вестник впал в кому, поэтому разговор с ним не возможен, - произнес извиняющимся голосом ученый: - Предваряя ваш следующий вопрос, я хочу сказать, что время его выхода из комы нам не известно.

- Пусть будет так, - произнес серый кардинал: - Все равно его время еще не пришло. Я успею с ним поговорить позже. А теперь скажите мне, как шел процесс поимки его души.

- Чрезвычайно трудно, герр Лоренц, - произнес Коннор, низко кланяясь голографическому монитору, на котором отображалась надпись SEELE 01: - По ни кому не понятной причине тело подростка пыталось умереть, хотя мы придерживались всех рекомендаций из старинных трактатов в полном объеме. Но все-таки наши труды закончились полным успехом. Вестник теперь рядом с нами. С ним будет можно работать.

И тут разговор двух участников тайной организации внезапно прервал стук в дверь кабинета профессора. Алекс Коннор сначала не хотел отрываться от телефона, но настойчивость стучащего произвела на него впечатление. Профессор извинился перед своим собеседником и пообещал перезвонить ему позже. Оборвав разговор с главой SEELE, ученый подошел к двери и открыл ее. В открытую дверь тут же заскочил ассистент профессора и радостным голосом воскликнул: - Он очнулся!

- Кто он? - строгим голосом произнес раздосадованный прерванным разговором с куратором проекта и нечеткостью высказывания своего помощника: - Будьте добры, молодой человек, высказывайтесь точнее. О ком вы говорите?

- О нашем подопытном, конечно, - произнес ассистент, удивляясь недогадливости своего научного руководителя: - Он только что очнулся, и я, как узнал об этом, сразу же поспешил к вам с известием об этом событии.

- А почему вы прибежали сами и оставили подопытный объект без присмотра, - попытался нажать на своего ассистента профессор: - Ведь можно же было позвонить мне по сотовой связи или на стационарный телефон в моем кабинете.

- Я так и сделал, но вы были недоступны, - произнес молодой человек, пожав плечами: - Поэтому я побежал за вами. А присмотреть за ним остался Джон. Он тоже неплохо разбирается в лечении и не допустит, чтобы подопытный допустил себе или другим людям хоть какой-нибудь вред.

- Ну, ладно, - произнес все еще недовольным голосом профессор: - Пойдемте, посмотрим, что у нас получилось. Все-таки подобный эксперимент я провожу первый раз.

"И скорее всего последний" - подумал Коннор про себя: - "Кто ж мне позволит проводить подобные исследования в массовом порядке?"

Ученый и его помощник скорым шагом направились в реанимационное отделение, куда был помещен их объект, на котором был проведен этот неординарный эксперимент. Войдя в палату, профессор спросил у караулившего возле кровати с пойманным Ангелом Джона: - Он готов говорить со мной?

- Полностью, - кратко ответил зафиксированный на кровати Ангел и открыл свои глаза.

На профессора и его ассистента уставился алый взгляд глаз существа, не принадлежащего к роду человеческому, что заставило их отшатнуться от кровати.

- Не бойтесь, - произнесло их создание с ехидной усмешкой: - Я вас не трону. А то кто мне ответит на один очень важный вопрос. Кто я такой?

- А что ты помнишь про себя? - задал встречный вопрос Коннор: - Не можешь же ты забыть все.

- Мои мысли путаются, мне очень трудно вспомнить что-либо, - признался Ангел, прикрывая свои глаза, чтобы они не выдали его истинных чувств.

- Тебя зовут Нагиса Каору, - начал свое повествование ученый, а его творение внимало всем его словам.

После продолжительного монолога Коннор спросил у зафиксированного на койке подростка: - Ты все понял?

- Да, - лаконично ответил тот: - Готов к сотрудничеству.

Профессор возликовал в глубине своей души, видя триумф своего дела. Теперь он получит заслуженную оценку от самого председателя Лоренца. Тот не сможет отказать ему в одной просьбе, которая всегда была недостижимой мечтой ученого.

Но профессор ликовал рано, и его надеждам не суждено было сбыться. Если бы он знал, что вместо матрицы Ангела в бездушное тело высшие силы загнали душу постороннего человека, то тут же прибил бы его без долгих рассуждений. Но всеведение свойственно только богам, а члены SEELE и все их прислужники не были ими, хотя стремились именно к этому.

Личностью, которую высшая сущность загнала в тело, приготовленное для Ангела был ни кто иной, как очередной пассажир из разбитого Лэндкрузера. Всех его соратников по попаданию воля Творца занесла в человеческие тела, а вот ему досталось тело, предназначенное для Ангела.

Следует отметить, что душа парня успела надежно угнездиться в чужом теле и приспособиться к нему. Поэтому матрица Ангела не смогла взять над ним контроль и канула в неизвестность.

Процесс борьбы за тело был быстротечен и жесток. Тело избранного били судороги, оно извивалось как змея. Бой закончился тем, что матрица Ангела потерпела поражение и исчезла, но в процессе борьбы телу от нее достались некоторые дары, которые остались с ним на всю жизнь. Красный цвет глаз, повышенная регенерация, способность генерировать свое АТ-поле - это краткий перечень отличий нового Нагисы Каору от обычного подростка пятнадцати лет от роду.

Очнувшись после схватки с Ангелом, Миша сразу же вспомнил все, что с ним случилось, и посмотрел по сторонам. В первую очередь он увидел эмблему SEELE на стене палаты и понял все. А дальше была простая игра, на которую купился профессор и его сотрудники. "Зачем мне выдумывать для себя легенду?" - задавал себе мысленно вопрос подросток: - "Пусть лучше они сами придумают ее для меня. Так будет гораздо лучше".

И его ожидания полностью сбылись.

Глава 26. Беседа Лже-Табриса с Килом Лоренцем.

После получения от фальшивого Ангела согласия на сотрудничество профессор сразу же перезвонил своему боссу и уведомил его об этом достижении. Председатель комитета SEELE поблагодарил своего подчиненного и уведомил о своем желании увидеть подопытного объекта. Профессор Коннор был рад похвале, но заметил, что пленного Ангела небезопасно перевозить в другое место, и предложил председателю самому прибыть в лабораторию, где проводились исследования. После небольшого спора Кил Лоренц согласился прибыть для того, чтобы заключить договор с Ангелом. Тем более что это и так входило в его обязанности, как самого высокопоставленного лица в тайной организации.

Но прибытие главы комитета потребовало от начальника лаборатории определенной подготовки. Дело заключалось в том, что Кил Лоренц старался сохранить свое инкогнито. Практически никто из членов тайной организации не знал его лично, и он очень хотел, чтобы такое положение сохранялось и впредь. Для обеспечения секретности профессору пришлось изолировать весь персонал лаборатории и остаться наедине с Лже-Ангелом. Именно они встречали конвертоплан с главой SEELE на борту, когда он прибыл на остров.

Сразу после посадки винтокрылая машина выпустила трап, по которому на потемневший от времени бетон посадочной площадки спустился человек среднего роста с тронутыми сединой волосами и странным прибором, опоясывающим голову в районе глаз. Одет он был в мундир Сил Самообороны без знаков отличия.

После того как эта загадочная личность покинула трап, тот тут же втянулся внутрь машины, и та незамедлительно покинула взлетную полосу и полетела в сторону Японских островов. Хотя истинного места прибытия этой летающей машины не мог угадать никто кроме ее пассажира. Господин Лоренц всегда считал, что секретность никогда не бывает лишней.

Профессор и фальшивый Ангел приблизились к председателю комитета и поприветствовали его. Потом они направились к шахте лифта, ведущего в недра острова к секретной для посторонних людей лаборатории. Именно там было самое подходящее место для намеченных главой тайной организации переговоров.

И вот все действующие лица собрались в нужном месте. Переговоры начались.

- Господин председатель, - первым начал говорить Лже-Табрис: - Что вы хотите от меня получить и чем будете за это расплачиваться?

Такой меркантильный подход к делу сильно удивил как председателя комитета, так и профессора, который тоже присутствовал на переговорах в роли наблюдателя без права голоса. Но старый финансист не был застигнут врасплох этим вопросом. У него были разработаны предложения, для Ангела учитывая даже такой сценарий.

- Мы бы хотели получить возможность исследовать вас, - произнес Лоренц хриплым голосом: - Для того, чтобы узнать все ваши способности. Ведь не исключен такой вариант, что какими-то из них нам самим удастся воспользоваться. Лишних знаний, как известно, не бывает.

На какое-то мгновение глава SEELE замолчал, и Миша воспользовался этой паузой для того, чтобы высказать свое мнение.

- Что вы хотите получить от меня, мне понятно, - произнес он мягким голосом: - А вот ответа на вторую часть своего вопроса я так и не получил. Так все-таки, что я получу за это? Так как вы хотите от меня немалого, то и плата должна быть соответствующей. Так что предложите вы, жаждущие нового знания, за его получение?

- Плата будет всего одна, но она этого стоит, - произнес серьезным голосом председатель комитета: - Возможность слиться с телом прародителя Адама. Точнее с тем, что от него осталось. Мы знаем, где оно находится, и можем в нужный момент времени доставить тебя к нему.

- Плата достойная, - кивнув головой, произнес ложный Ангел: - Но как я могу знать, что вы не обманете меня. Что, получив от меня всю нужную вам информацию, не уничтожите на всякий случай, вместо оплаты по счетам. Ведь людям свойственно коварство и предательство. А как я могу защититься от него? Конечно, мои возможности велики, но на всякую силу всегда найдется большая сила.

- Я готов предоставить вам необходимые гарантии, - проскрипел недовольным голосом Кил Лоренц, который не привык к тому, что его слова могут кем-то ставиться под сомнение: - Более того, мы всемерно поможем вам в этом деле. Предоставим всю информацию, которая у нас имеется, проведем через оборону НЕРВ и снабдим самым совершенным оружием, какое только будет возможно создать.

- Хорошо, - прошелестел вкрадчивый голос Лже-Табриса: - Такие условия меня устраивают, лилим. Пусть будет так, как вы хотите. Пока.

- Что значит "пока"? - произнес недовольным голосом господин Лоренц: - Если мы заключаем соглашение, то делаем это на полный срок, без возможности его изменения по желанию одной из сторон вопреки воле другой стороны. В противном случае соглашении не имеет никакого смысла.

- Смысл всегда есть, - усмехнувшись во весь рот, произнес Миша: - После слияния с праотцем Адамом вся власть над миром будет в моих руках. И тогда наш договор, может быть, подвергнут определенной ревизии. И тогда вы будете полностью зависеть от меня. Вам следует заранее подумать об этом, чтобы не выдвигать потом претензий, которые никто не примет к вниманию.

- Пусть весь мир погибнет, но восторжествует справедливость! - с пафосом в голосе произнес Кил Лоренц, выдавая свои истинные чувства.

Чувства закоренелого фанатика готового на все ради достижения поставленной перед самим собой цели. Такого фанатика, которому своя жизнь не стоит ничего, а чужая тем более. Именно такие люди, как он, дорвавшись до власти, устраивали величайшие бедствия для огромного количества ни в чем не виноватых перед ними людей.

"Еще один фанатик" - подумал про себя попаданец в тело, предназначенное для Ангела: - "Сколько их еще будет на моем пути? Судя по всему немало. Но не сдаваться же из-за такого дурацкого стечения обстоятельств. Надо действовать и, по мере сил и возможностей, спасать мир, который совсем не заслуживает конца, планируемого для него этим уродом".

- Я понял вас, - снова прозвучал мягкий голос неправильного Ангела: - И полностью согласен с вашим мнением. Я готов скрепить договор, когда вам это будет угодно. Хоть прямо сейчас.

- Пусть будет так, - произнес строгим голосом глава SEELE и потянулся к своему портфелю, из которого достал целую кипу вариантов соглашений, и начал неспешно листать ее.

Найдя подходящий по смыслу к условиям соглашения с Ангелом документ, Лоренц, вытащил его и предложил подростку, в теле которого должен был находиться Ангел, подписать его.

- Сначала я прочитаю его, и только потом подпишу, - мягким голосом произнес ложный Табрис: - По крайней мере, среди вас, лилим, такое поведение считается общепринятым. Было бы странно, если бы я поступил по-другому.

"Похоже, что Ангелочек не сказал нам всей правды" - подумал про себя председатель комитета: - "Ведь из отчета профессора следует, что вся память подростка при подселении матрицы Ангела стерлась. И вместе с тем он демонстрирует такие способности к юриспруденции, какие бывают не у всякого человека. Тут что-то не так. Неужели, он уже начал свою игру? Придется за этим временным союзником приглядывать в оба глаза".

После внимательного прочтения представленных ему документов попаданец, засунутый высшей силой в тело, предназначенное для Табриса, подписал их. Следом за ним поставил свою витиеватую подпись и Кил Лоренц. Сразу же после подписания договора они расстались. Ложный Ангел отправился в лабораторию к профессору Коннору на обследование, а председатель тайной организации к лифту, ведущему на поверхность, где по поданному заранее сигналу его должен был ждать конвертоплан.

Летающая машина прилетела вовремя, и глава SEELE отбыл с тайной островной базы. А фальшивый Ангел начал проходить обучение по ускоренной программе. Ему предстояло узнать все, что знают подростки его возраста. Это должно было затруднить его разоблачение, как Ангела. В промежутках между занятиями попаданец проходил тесты, и участвовал в различных экспериментах. Одним словом вел насыщенную разнообразными событиями жизнь.

Глава 27. Подготовка к встрече нового Ангела.

Все следующие дни проходили по одному и тому же графику: занятия в школе, работа в НЕРВ. Последняя разделялась на два вида занятий: синхротесты или компьютерный имитатор. Иногда начальник оперативного отдела проводила для своих подчиненных занятия по тактике. Но это было не чаще одного раза в неделю, так как поток бумаг, требующих ее решения, не ослабевал ни на минуту. И это были не простые бумажки, от которых можно было просто отмахнуться. Это были запросы по вооружению для артиллерийских и ракетных батарей Токио-3, счета на строительные материалы для ремонта повреждений, устроенных Сакиилом, документы о поставках продовольствия для дислоцированных в городе военных и многое другое без чего невозможно ведение военных действий.

А в школе дела у попаданца пошли в гору. К устойчивой дружбе с Айдой Кенске, основанной на тяге ко всему военному последнего добавились дружеские отношения с Тодзи Судзухарой, сестру которого перевели для лечения в госпиталь НЕРВ. Это событие заставило драчливого подростка забыть о своей обиде на одноклассника. Ведь именно пилот Евангелиона пообещал позаботиться о пострадавшей в бою девушке, и он выполнил свое обещание. Но спасая сестру Тодзи, Вадим невольно подставил парня под удар. Так как для ее лечения понадобились многочисленные переливания крови, которую брали у брата, ее анализами заинтересовались в научном отделе НЕРВ. А это грозило тем, что Тодзи придется управлять Евой-03 или другим Евангелионом, когда он будет запущен в эксплуатацию. А этот момент был не за горами.

Пилоту Евы-01 совсем не хотелось этого, но сделать в этом случае он ничего не мог. Разве что полностью раскрыться перед доктором Акаги, что было чревато гибелью его самого и всех связанных с ним лиц, на что он пойти никак не мог. Поэтому единственное, что он мог делать, это терзаться угрызениями совести, от которых всем втянутым в эту нехорошую историю людям было ни тепло, ни холодно.

Между тем время летело неумолимо. И визит нового Ангела приближался, а с этим надо было что-то делать. И для решения этого вопроса пилоту Евангелиона пришлось обращаться к начальнику оперативного отдела. И между ними произошел примечательный разговор полный недомолвок.

- А что мы будем делать, если нас посетит Ангел совсем другого типа, не похожий на Сакиила? - задал он вопрос своему командиру во время очередного занятия по тактике: - Как мы поступим в таком случае? Дело в том, что на компьютерном симуляторе я отрабатываю только один вид возможного противника.

- Тебе хочется разнообразия? Устал от повторения одного и того же противника? - ехидным голосом произнесла капитан: - Тогда тебе надо обратиться к доктору Акаги. Пусть ее сотрудники запрограммируют тебе что-нибудь новенькое.

- А разве такое возможно? - удивленным голосом произнес подросток в военной форме: - И начальник научного отдела снизойдет к моим видениям ситуации? А я лично вижу совсем другой вариант развития событий. Меня просто пошлют. Далеко и надолго. Возможно, даже нецензурно. Слишком мал мой вес, чтобы оказать давление на такую высокопоставленную персону.

- То есть ты хочешь, чтобы с этой просьбой вместо тебя сходила я, - сделала заключение из услышанных слов старший офицер НЕРВ: - Не слишком ли многого ты от меня хочешь?

- К вашим словам, в отличие от моих, руководитель научного отдела может прислушаться, - продолжил убалтывать своего начальника попаданец: - А ведь нам не нужен результат, не являющийся победой над Ангелом. Это вы знаете гораздо лучше меня, как старшая по должности.

- Хорошо, - со вздохом произнесла Мисато Кацураги: - Я внесу это предложение на рассмотрение доктора Акаги, но не ручаюсь за то, что она его примет.

- Примет, не сомневайтесь в этом, - поспешил уверить ее молодой лейтенант: - Она ни за что не откажется от возможности узнать что-нибудь новенькое о незадекларированных возможностях Евангелиона и о моих.

- Тогда я пошла, - произнесла начальник оперативного отдела, поднимаясь с кресла: - Жди меня здесь. Я скоро вернусь.

Она стремительной походкой покинула кабинет, а ее коллега по попаданию уселся на кресло и стал ждать ее возращения. Вопреки его ожиданиям, капитан пришла очень быстро. Следом за ней в ее кабинет вошла запыхавшаяся от быстрой ходьбы Рицко Акаги. Вадим присмотрелся к ней и с удивлением увидел на руках доктора следы крепких объятий. "Судя по всему" - подумал он с ехидством про себя: - "Капитан просто притащила ее сюда. Дотащила до дверей кабинета и дала войти самой. Это правильное решение. Не стоит капитану озлоблять свою коллегу по работе".

- Я привела ее сюда, - начала говорить тем временем попаданка обращаясь к пилоту Евангелиона: - Теперь можешь высказать ей свои пожелания по поводу тренировок.

Подросток в офицерской форме воспользовался этим щедрым предложением своей начальницы и обрушил на Рицко Акаги град вопросов и рационализаторских предложений. Та еще не успевшая отойти от испытания, которому ее подвергла Мисато Кацураги, смотрела в оба глаза на пилота Евы-01 и начальника оперативного отдела, которая явно плясала под его дудку. "Странно" - подумала Рицко про себя: - "С чего бы это Мисато стала слушаться этого подростка? Неужели только потому, что он единственный пилот в НЕРВ, который имеет опыт боев с Ангелом. Или дело в том, что он сын Командующего Икари? Мог ли Гендо рассказать ему что-нибудь о предстоящих впереди испытаниях? Вполне мог. Остается только дождаться прихода следующего Ангела и удостовериться в основательности своих подозрений".

Выслушав речь молодого лейтенанта, доктор наук начала аргументировано отвечать подростку по каждому интересующему его вопросу.

- Так вы ничего не имеете против изменения программы тренировок на имитаторе? - поинтересовался у нее попаданец, дослушав ответ до конца.

- Нам надо только, чтобы ты объяснил, с каким именно противником ты хочешь сражаться, - ответила ему любовница Командующего: - А запрограммировать на МАГИ мы можем все, что тебе угодно. Это только вопрос времени.

Тут уже настало время для попаданца брать паузу для ответа. Конечно, у него возник соблазн максимально подробно описать своих следующих противников, но пилот мужественно преодолел его. Лейтенант НЕРВ очень хорошо понимал, что такое совпадение не останется без внимания Акаги и Командующего Икари. И если повышенное внимание начальника научного отдела можно было просто перетерпеть, то вот с главой НЕРВ такой фокус бы не прошел. Гендо Икари постарался бы добраться до корней этого непредусмотренного его проектом знания.

- Пусть, один Ангел будет летающий с мощным АТ-полем и излучателями, как у Сакиила, - произнес спокойным голосом попаданец: - Второй - прямоходящий с длинными щупальцами вместо рук и одним излучателем. Для начала мне этого хватит.

- Хорошо, я скажу Майе, чтобы она внесла изменение в программу симулятора, - безэмоциональным голосом произнесла Рицко Акаги: - Так что завтра ты будешь наслаждаться лицезрением нового противника. А за то, что я пошла к тебе на уступки, то ты будешь мне должен. Помни об этом.

- Я постараюсь погасить этот долг как можно быстрее, - серьезным голосом произнес подросток в военной форме: - Если надо, то я добуду для вас какую-нибудь запчасть от следующего Ангела. И тогда мой долг будет полностью закрыт. Идет?

- Ты сказал, - произнесла с ехидством в голосе начальник научного отдела НЕРВ: - Я услышала и запомнила. Буду ждать исполнения обещаний.

После этих слов доктор Акаги повернулась спиной к пилоту и его начальнице и покинула помещение, не прощаясь. Оставшиеся в кабинете попаданцы переглянулись между собой и улыбнулись. Теперь они верили, что намеченная ими цель будет достигнута полностью и без малейшего риска для них самих.

Пока пилот Евангелиона сидел в кресле и смотрел, как его начальница возится с бюрократической продукцией толстым слоем покрывающей ее стол, доктор Акаги давала задание своей помощнице Майе Ибуки по перепрограммированию симулятора боевых действий. Но ее мысли все равно витали совсем в другой стороне. "Что знает Синдзи Икари такого, чего не знаю я?" - думала она, распределяя работу между своими подчиненными: - "И кто поведал ему эти тайны? Сам Командующий или кто-то иной?"

Но ответа на все эти интересующие ее вопросы у нее не было, и где взять его она не знала. Так что ей оставалось только ждать. Ждать того самого времени, когда все тайное станет явным. А время это все равно придет. Рано или поздно.

Глава 28. Явление Самсиила.

После перепрограммирования симулятора прошло три дня, которые попаданец потратил на тренировки по уничтожению новых видов противника. Это благое дело давалось ему совсем не просто. Ведь в научном отделе работали мастера своего дела, и созданная ими игровая локация была очень непростой. Далеко не каждый бой с этими противниками был выигран пилотом Евы-01, который прикладывал все свои усилия для достижения этой цели. В случае неудачи происходило разбирательство, в котором участвовали начальник оперативного отдела и ее сотрудники. Они легко находили возможные ошибки в действиях подопечного капитана НЕРВ и вбивали в его голову правильный алгоритм действий в различных ситуациях.

И вот пришел очередной рабочий день, который не сулил персоналу НЕРВ никаких новых потрясений. Молодой лейтенант НЕРВ уже собирался покинуть кабинет своего начальника, как вдруг по всей штаб-квартире взвыли сирены громкой тревоги.

- Мне кажется, что пришло время для нового Ангела, - произнес Вадим, подмигивая своему командиру одним глазом: - Мне идти прямо к ангару Евангелионов?

- Подожди, - произнесла серьезным голосом Мисато Кацураги: - В таком случае нам бы уже позвонили по телефону.

И тут сразу же зазвонил телефон, лежащий в кармане мундира у старшего офицера НЕРВ.

- Капитан Кацураги слушает, - произнесла попаданка в телефонную трубку.

- Обнаружен Ангел, - произнес голос Командующего: - Третье Дитя срочно доставить в ангар Евангелионов.

- Так точно, генерал, - ответила ему капитан: - Я уже веду его к месту назначения.

Выключив телефон, она бросила пронзительный взгляд на своего подопечного, заставив его поежиться, и произнесла: - Ну что, пророк хренов. Пошли в ангар. Пришло время отрабатывать твою зарплату и премию.

И они пошли. Их путь по коридорам пирамиды штаб-квартиры не занял много времени, и вскоре офицеры оказались в ангаре, по которому неспешным шагом расхаживали сотрудники организации, которая должна была спасти мир от Ангелов. При виде руководителя высокого ранга все они дружно забегали и стали показывать свое усердие. При виде этой суеты капитан улыбнулась и сказала пилоту Евангелиона: - И вот так всегда. Ну что ты будешь с ними делать?

- Простить и понять, - произнес с философским выражением на лице ее подопечный: - Или наоборот. Не знаю, как будет правильнее сказать.

- А иди ты в раздевалку, - напутствовала своего подчиненного капитан, а сама поспешила в командный центр.

Придя на свое рабочее место, попаданка поинтересовалась у своего заместителя: - Где был обнаружен Ангел? И где он находится сейчас?

Хьюга Макото отвлекся от терминала МАГИ и произнес: - Сначала наши датчики АТ-поля засекли всплеск излучения в океане в 100 километрах от побережья. Авиация, привлеченная к проверке этого сигнала, подтвердила наличие в этом месте неопознанного существа, которое обладало ярко выраженным АТ-полем. Через пять минут после его обнаружения Ангел направился в сторону Токио-3, и сейчас он находится в пяти километрах от внешнего периметра обороны города.

- Выведите его изображение на экран, - произнесла серьезным голосом начальник оперативного отдела: - Я очень хочу взглянуть на этого урода, пока он еще цел. До того как пилот Евангелиона разберет его на запчасти.

Заместитель начальника оперативного отдела нажал несколько клавиш, и на экране появилось изображение очередного монстра. Вид его был настолько омерзительным, что Мисато стало чуть-чуть не по себе.

Новый Ангел выглядел как многометровая летающая креветка. Он передвигался по воздуху, перебирая множеством ножек, которые шевелились у него под брюхом. Из места, которое можно было назвать головой, у этой страхолюдной образины выходили два щупальца или бича, которые светились красным светом. Ядро у этого Ангела находилось на брюхе и его прикрывали беспрестанно шевелящиеся ноги. Окраска этого творения была розово-фиолетовой.

- Ну и мерзость, - произнесла капитан, с трудом удерживаясь от того чтобы плюнуть на пол: - Прошлый Ангел выглядел гораздо приличнее. А этот...

- Нам не приходится выбирать своих врагов, - произнесла старший оператор МАГИ, которая тоже занимала место на этом ярусе командного центра: - Мы можем только уничтожать их и ничего более.

- Майя, какова величина АТ-поля этого монстра, - поинтересовалась у раскрывшей рот сотрудницы опекун Синдзи Икари: - Сможет ли Ева-01 разорвать его как в прошлый раз?

- Капитан Кацураги, - начала отвечать на вопрос старшей по званию помощница доктора Акаги: - Ориентировочная величина АТ-поля Самсиила составляет порядка 300-400 единиц, а вот вокруг его щупалец она достигает 500 единиц, и это, по моему мнению, еще не предел. Ева-01 может выставить АТ-поле порядка 300 единиц. Так что вопрос с разрывом АТ-поля Ангела очень сложный. Если Синдзи постарается, то он может преуспеть в этом, хотя гарантий такого исхода у меня нет.

- Понятно, - произнесла злым голосом начальник оперативного отдела: - Придется ему снова пройти по грани. Буду надеяться, что он не облажается.

Пока капитан Кацураги добиралась до своего места в командном центре, пилот Евангелиона не терял времени зря. Он зашел в раздевалку и надел контактный костюм. Подогнав его по своей фигуре, подросток покинул раздевалку и направился к контактной капсуле Евы-01, которая уже ожидала его. Попаданец залез внутрь ее и приготовился испытывать неприятные ощущения, памятные ему по прошлому разу. И они не замедлили наступить. Сначала было ощущение движения вверх и сразу же после него вниз. Так воспринималось пилотом перемещение контактной капсулы и ее помещение в Евангелион. Следом за этим действием произошло другое. Капсула начала заполняться ЛСЛ, причем происходило это достаточно быстро. Но пилот во время синхротестов уже успел привыкнуть к этой довольно-таки неприятной процедуре и не оплошал. Резкий выдох, выталкивающий воздух из легких, и не менее резкий вдох, заполняющий органы дыхания этой жидкостью, имеющей вкус и запах чьей-то крови.

А после окончательного заполнения контактной капсулы кровью Лилит был запущен процесс синхронизации. Снова по стенкам контактной капсулы побежали световые полосы всех цветов радуги, а в голове пилота зазвучали команды, отданные в командном центре. Но вскоре все это прекратилось. Синхронизация была установлена, и ее уровень достиг 85 процентов. Пилот дожидался окончания этого процесса с закрытыми глазами. Когда сообщение об установившейся синхронизации прозвучало в его голове, он открыл глаза и увидел ангар во всем его великолепии. Но наслаждаться долго этой картиной ему не удалось. Евангелион начал постепенно разворачиваться к выходу из ангара. Процесс его транспортировки на поверхность начался.

А пока внутри штаб-квартиры НЕРВ происходили все эти события, новая угроза для всего населения Земли неспешно приближалась к месту боя. Ангел левитировал в воздухе, опираясь на свое АТ-поле, которое имело достаточную для таких манипуляций мощность. При взгляде со стороны казалось, что ему предстоит легкая прогулка, но это только казалось. Когда Самсиил приблизился к городской черте на расстояние километра, в бой снова вступили военные. Им было дано право первого удара, хотя в эффективность их действий никто из знающих возможности Ангелов не верил.

По приказу с командного центра на висящее в воздухе существо обрушился град ракет и снарядов самых разнообразных калибров. Но все они детонировали на АТ-поле Ангела, не доставляя ему существенных неудобств. Единственное, что смогли сделать военные, это несколько замедлить продвижение противника. А Самсиил не обращал на их жалкие потуги практически никакого внимания.

Тем временем в командном центре НЕРВ обстановка накалялась. У начальника оперативного отдела снова зазвонил телефон. Это Командующий Икари интересовался, когда будет запущен Евангелион.

- Очень скоро, генерал, - ответила ему капитан Кацураги: - Его транспортировка к лифту, выходящему на поверхность, уже началась.

- Поторопитесь, - сказал глава организации: - Мне уже оборвали все телефоны представители Контрольного комитета.

- Будет исполнено, генерал, - произнесла в ответ начальник оперативного отдела, и на этом их разговор завершился.

Оправдавшись перед своим начальником, попаданка повернулась к своему заместителю и спросила у него: - Каким маршрутом Ева-01 будет выведена на поверхность?

- Шахта А-4, - кратко ответил он, собираясь возвращаться к своим делам: - Это самый короткий путь на поверхность.

- Нет, - сказала, как отрезала, его начальница: - Этот маршрут выведет его прямо к Ангелу. У
пилота не будет времени на подготовку противодействию. Запускаем Евангелион через шахту А-6.

- Так точно, капитан, - отрапортовал старший лейтенант: - Пуск Евы-01 будет произведен через шахту А-6.

А тем временем Евангелион уже занял стартовую позицию в шахте лифта. Пилот приготовился к перегрузкам, которые ожидали быть не малыми.

- Старт! - подала команду Кацураги и тысячетонная махина Евангелиона устремилась наверх к месту боя со своим врагом.

Глава 29. Завязка битвы с Самсиилом.

Пилот Евы-01 услышал команду своего начальника и приготовился к стремительному рывку вперед. Но, вопреки его ожиданиям, толчок был не такой силы, как он ожидал. Кроме того, движение заняло гораздо больше времени, чем в прошлый раз. "Что-то пошло не так" - подумал подросток про себя: - "Видимо капитан выбрала другой маршрут для выхода на поверхность".

Только попаданец успел додумать эту мысль, как движение прекратилось полностью. Он открыл глаза и увидел перед собой ворота лифтового сооружения, которые начали открываться. Из них лейтенанту открылся вид на город, пока еще не потревоженный вторжением Ангела. "Что за черт?" - подумал Вадим про себя: - "Где же мой противник? Надо будет связаться с командным центром и узнать в какую сторону двигаться".

Сказано сделано. Пилот Евангелиона вышел на связь со своим командиром и задал очевидный вопрос: - Где противник?

- Ангел находится в пяти километрах от тебя, - произнесла Мисато: - У тебя есть время на подготовку к бою и снаряжение оружия. В здании справа от тебя находится арсенал, в котором есть 2 винтовки. Вооружайся и иди в бой.

- Спасибо, - лаконично ответил своей коллеге по попаданию Вадим, обрадованный наличием времени на подготовку. Он хорошо помнил, как в аниме его героя выпихнули прямо перед Ангелом и не дали подготовиться к бою. В этот раз у него было время на подготовку, и он им воспользовался сполна.

Евангелион управляемый подростком подошел к зданию-арсеналу и открыл его. Его глазам предстали два монструозных орудия достаточно крупного калибра со встроенной обоймой. Их вид вызвал у молодого лейтенанта одновременно восхищение и негодование. И для того и для иного у пилота имелись веские доводы. Не сдержав своих чувств, он обратился к командному центру со своим воплем души.

- И что за хреновину вы мне тут приготовили? Что это такое и где запасные обоймы для этого рукоделия безумного оружейника? - ехидным голосом поинтересовался он у руководства НЕРВ.

- Это винтовка Гросс Гевер -2, предназначенная для использования Евангелионами, - отозвался из командного центра специалист по вооружению Аоба Шигеру: - Калибр 150 мм, встроенная обойма на 10 снарядов. Запасных обойм к ней не имеется, так как ресурс ствола составляет всего 10 выстрелов.

- Эта фиговина может сделать всего десять выстрелов?! Офигеть! - возмущенно-восхищенным голосом выразил свои чувства лейтенант НЕРВ: - И сколько денег потратили на разработку этого "вундерваффе"? Наверное, до хрена! А впрочем, этому не следует удивляться. Это ведь НЕРВ, а не армия, где такая ерунда невозможна в принципе. А это ничего, что военные убедительно доказали, что орудия и ракеты против Ангела не эффективны. Или вы думаете, что у меня получится лучше, чем у целой армии, сосредоточенной в Токио-3?

- Это оружие может перегрузить АТ-поле Ангела, и тебе потом будет легче его разорвать, - попыталась уговорить строптивого пилота Майя Ибуки, которая тоже находилась на втором ярусе командного центра: - А разорвав его, ты получишь прямой доступ к его ядру и уничтожишь его.

- Хорошо, я согласен использовать эту хреновину, - недовольным голосом произнес пилот Евы-01: - Хотя, я не верю в ее возможности. А теперь разговор о главном. Где находится Ангел? Что-то я его не вижу.

- Двигайся в северном направлении. Тебе надо выманить его из города, а потом устраивать бой, - дала совет начальник оперативного отдела: - Нельзя чтобы этот Ангел устроил такие же разрушения, как и предыдущий. Мы еще не успели исправить все повреждения в Токио-3.

- Хорошо, - произнес подросток в контактном костюме: - Я постараюсь выполнить ваши пожелания в полном объеме. До встречи.

Произнеся эти слова, лейтенант НЕРВ повел свой Евангелион навстречу противнику, который уже добрался до центра города и собирался проковырять себе дорогу внутрь Геофронта.

А пока НЕРВ делал все для того, чтобы остановить очередного врага человечества, в городе происходили очень интересные события. Дело в том, что эвакуацией в укрытия воспользовались не все. Среди населения многотысячного города будущего нашлась пара сорвиголов, которым захотелось увидеть бой своими глазами. Предвкушение такого зрелища заставило подростков, учащихся в той же школе, что и пилоты Евангелионов, полностью забыть об осторожности. Это были Айда Кенске и его приятель Тодзи Судзухара.

Айда, мечтавший о работе в НЕРВ и пилотировании Евангелиона, не мог удержаться от такого соблазна, как личное наблюдение за боем с близкого расстояния. Во время эвакуации в убежище он специально отстал от своего класса, сказав старосте, что ему надо забрать документы из дома. Та, успокоенная его уверениями в том, что подросток пойдет в убежище со следующей группой, отпустила его. И юный папарацци воспользовался этой уступкой в своих интересах.

Айда и на самом деле поспешил из школы домой, но не за документами, а за видеокамерой для съемки боя. На обратном пути на его беду ему повстречался Судзухара, которого в этот день не было в школе.

Он тут же спросил у своего друга: - Что ты делаешь в городе? Или ты не слышал сигналов тревоги? Все наши одноклассники уже убрались в убежище, и я собираюсь туда же. Или ты решил остаться снаружи и посмотреть на бой?

Судзухара схватил своего друга за шиворот и, не слушая его оправданий, потащил в сторону убежища. Айда сопротивлялся этому насилию над собой, замедляя движение своего друга к цели. И он в этом преуспел. Когда рослый спортсмен дотащил тощего очкарика с камерой в руках до дверей укрытия, те были уже заблокированы. Подростки остались в городе, который начал переходить в военную формацию.

- Что ты наделал, придурок? - сердитым голосом спросил у юного папарацци и милитариста спортсмен-любитель: - Что нам теперь делать? Куда прятаться от грядущего боя?

- Не беспокойся, - спокойным голосом произнес Кенске: - У меня есть на примете одно местечко, с которого мы можем смотреть бой. Там должно быть безопасно. Пошли туда, а то попадем под раздачу.

- Веди, папарацци недоделанный, - произнес Судзухара: - Надеюсь, что там будет действительно безопасно. Так как ты об этом говоришь.

Двое школьников побежали в сторону примеченной деловитым подростком наблюдательной точки. А вокруг них началось движение. Одни здания уходили вниз, а другие поднимались на поверхность для того чтобы принять тяжелый бой. Бой с самым грозным противником, с которым когда-либо сталкивалось человечество. Победить которого могли только Евангелионы, один из которых уже был в пути на поверхность.

Подростки прибавили шаг и поспешили покинуть городскую черту, которая стала небезопасной для них. Выбравшись из Токио-3, Тодзи Судзухара смог вздохнуть спокойнее. Он в отличие от своего одноклассника не видел ничего хорошего в наблюдении за военными действиями, особенно когда в них участвуют гигантские боевые роботы и не уступающие им по размеру внеземные существа непонятной природы.

- Ну, вот мы и пришли, - радостным голосом произнес юный папарацци поднимаясь на небольшой холм, покрытый зеленый травой и мелким кустарником: - Отсюда мы можем наблюдать за битвой из первого ряда. Смотри, уже начинается.

И взоры школьников устремились к парящему на небольшой высоте над землей Ангелу и Евангелиону выступающему ему навстречу с оружием наперевес.

- Это будет замечательная битва, и я очень рад, что смогу за ней наблюдать, - восторженным голосом произнес Айда Кенске и посмотрел на своего приятеля, ожидая его словесной поддержки. Но тот промолчал, так как все его думы в этот момент были о совсем другом.

Товарищ юного милитариста мысленно прикидывал, не слишком ли близко они окажутся от эпицентра битвы титанов, и в какую сторону драпать, если эти махины двинутся в их сторону. А его товарищ не думал ни о чем плохом. Айда настроился на зрелище и был готов на все за то, чтобы снять его.

Глава 30. Новая битва при Токио-3.

Получив наводку на врага всего живого, пилот Евы-01 развернул свой Евангелион и направился прямо к противнику. Тот сначала не реагировал на приближение противника, а потом резко повернулся в сторону своего главного врага. Лейтенант НЕРВ хорошо знал, что приближаться к этому Ангелу следует с опаской и не стал дожидаться сближения. Подросток прицелился в Самсиила из "вундерваффе" взятого из арсенала и открыл огонь на поражение.

Разрывы снарядов калибра 150 мм ничем не повредили Ангелу, который был защищен от их действия АТ-полем. Но Самсиил остановил подготовку к пробитию для себя прохода внутрь Геофронта и нанес ответный удар. Одно из его энергетических щупалец метнулось в сторону Евы-01, собираясь рубануть ее. Попаданец в ответ выставил усиленное АТ-поле и прикрылся оружием без боезапаса. Последнее его действие показалось бессмысленным сотрудникам НЕРВ, наблюдающим за боем из командного центра, но именно оно спасло пилоту жизнь.

Бич Ангела играючи разрубил винтовку на 2 части в области механизма подачи снарядов. Если бы там имелся хотя бы один снаряд, то последовал бы мощный взрыв, который наверняка нанес бы Евангелиону значительные повреждения, выводя его из строя. Но так как снаряды были потрачены, то сила удара истратилась на разрушение уже бесполезного орудия, сопротивление которого ослабило удар. АТ-поле Евы-01 сумело отразить удар этого бича.

Вадим видел все неудобства боя в условиях города и начал отступать к его окраине. Его действия преследовали сразу две цели. Главной из них был вывод агрессивно настроенного противника за пределы города, что сокращало количество повреждений в нем. И кроме того открытое пространство давало простор для активных действий Евангелиона.

Ангел, видя отступление противника, полетел следом за ним. Он не хотел оставлять такого противника сзади себя перед пробоем прохода в полость, содержащую остатки Первого Ангела. Оставленный позади враг мог ударить в спину и помешать его миссии.

Преследуемый ударами бичей Самсиила, Евангелион спешно прорывался к выходу из города, стараясь не допустить больших разрушений на своем пути. Совсем без повреждений строений не обошлось, но основную ответственность за них нес не пилот Евы-01, а Ангел, желавший уничтожить своего врага. Самсиил легко разрубал своими щупальцами капитальные строения, стараясь уничтожить увертливую Еву.

И вот, наконец, настал тот миг, которого ждали и лейтенант НЕРВ, сидящий внутри контактной капсулы боевого комплекса, и его противник. Оба противника вышли на открытое поле по соседству с бугром, на котором засели жаждавшие увидеть битву подростки. Школьники в этот момент подумали, что им чрезвычайно повезло, но это было не так. Совсем не так.

А между тем на поле, лежащем перед холмом, развернулась лютая сеча. Евангелион отчаянно сражался со своим грозным противником, и небезуспешно. Выведя АТ-поле Евы-01 на максимум, подросток в контактном костюме разорвал АТ-поле Ангела и отрубил ножом одно из щупалец врага. Но Самсиил не сдался. Он отбросил ударом уцелевшего бича Еву-01 в сторону холма, на котором находились одноклассники пилота.

Айда Кенске и Тодзи Судзухара увидели падающую на них махину Евангелиона и попытались увернуться от нее. И это им удалось. Они оказались зажаты между пальцами правой руки боевого комплекса. Им было очень страшно, так как стоило Евангелиону чуть-чуть изменить положение пальцев, и они будут раздавлены.

Вадим сразу увидел своих одноклассников, которые оказались не там, где следует. Он знал, что этого следует ожидать, и поэтому это событие не застало его врасплох. А вот большинство сотрудников командного центра не ожидали этого. Поэтому там на какое-то время возникли разброд и шатания. А перед подростком пятнадцати лет от роду возник вопрос, так свойственный всем русским: Что делать? Оставить одноклассников на произвол судьбы или попытаться вытащить их, рискуя выполнением задания.

И тут оперативно сработала капитан Кацураги. Она тоже знала о возможном развитии событий и сразу же приняла решение. Оно было спорным и сомнительным, но обязательным для выполнения.

Попаданка вышла на связь со своим коллегой по попаданию и сказала короткую фразу: - Возьми их к себе в капсулу. Быстро!

Эти слова начальника оперативного отдела вызвали сильное удивление у сотрудников НЕРВ, находящихся в командном центре. Некоторые из них выразили свое сомнение этим приказом, но капитан НЕРВ проигнорировала их мнение. Ведь она знала, что подростки не помешают пилоту управлять Евангелионом. Ведь в этой Еве им не с кем синхронизироваться.

Получив недвусмысленный приказ, лейтенант НЕРВ начал быстро действовать. Он отдал приказ, и из загривка Евангелиона начала выдвигаться контактная капсула. После того как она выдвинулась на две третьих своей длины, ЛСЛ начала покидать контактную капсулу и легкие пилота. Когда этот процесс завершился, подросток в контактном костюме открыл ее и выкинул лестницу, по которой его одноклассники могли забраться вовнутрь.

- Залезайте сюда! Быстро! - крикнул он оторопевшим от увиденного ими подросткам: - Шевелитесь! У меня нет лишнего времени, чтобы тратить его на вас.

Очухавшиеся школьники с некоторой опаской полезли внутрь капсулы. Они озирались по сторонам и вздрагивали от каждого резкого звука. А их хватало, так как Ангел не дал времени на эвакуацию нежелательных свидетелей. Самсиил продолжал атаковать Евангелион, который в данный момент времени находился в очень уязвимом положении. И ему удалось добиться определенного успеха, обрубив питающий кабель боевого комплекса. Теперь Евангелион работал только от батарей, ресурс которых был очень ограничен.

Наконец, эвакуация одноклассников пилота закончилась, и пилот мог приступить к активным действиям против врага. Он оглядел своих попутчиков и произнес: - Ребята, сидите спокойно и не дергайтесь. Сейчас капсула заполнится специальной жидкостью, которая будет защищать нас. Никакого вреда вам от нее не будет.

Произнеся эти слова, пилот запустил процесс заполнения капсулы ЛСЛ и своей синхронизации. Одноклассники Вадима сначала отнеслись к его словам с легким недоверием, но когда капсула начала заполняться жидкостью, они несколько запаниковали. Пилот успокоил их, сказав следующее: - Я проходил эту процедуру не один раз и еще жив. Выдохните воздух из легких и вдохните жидкость. Будет немного неприятно, но к этому можно привыкнуть.

Подросткам не оставалось ничего иного, как последовать его совету. И вот капсула заполнилась ЛСЛ и по ее стенкам побежали световые полосы. А затем попаданец почувствовал себя единым целым с Евой. Это было прекрасное ощущение, которое хотелось испытывать снова и снова.

А в командном центре Майя Ибуки дрожащим голосом произнесла: - Уровень синхронизации пилота равен 100%. Это очень опасно. Надо заставить Третье Дитя снизить его.

Мисато Кацураги сказала в ответ: - Не надо этого делать. Пусть он пилотирует так, как умеет. Меня больше интересует влияние других подростков на боевой комплекс. Займитесь его отслеживанием.

А тем временем лейтенант посмотрел на таймер и увидел, что у него осталось чуть больше одной минуты на бой с Ангелом. Надо было действовать быстро. Пилот бросил свою Еву в стремительную атаку, и Самсиил оказался застигнут этими действиями врага врасплох. Ева-01 разорвала АТ-поле Ангела, и ее нож срезал несколько ножек, прикрывающих ядро Ангела. Этого замаха хватило только для того, чтобы слегка поцарапать ядро, но эта угроза не оставила Самсиила безучастным. Он взмахнул щупальцем и рассек броню Евангелиона. Ранение было глубоким, и пилот почувствовал его на себе. Почувствовал и разъярился. И эта ярость загадочным способом передалась пилотируемому им Евангелиону.

Ева-01разорвала скрепы, удерживающие ее челюсти, и издала ужасающий вопль. А затем она рванулась вперед. Разорвав в очередной раз АТ-поле Самсиила, Евангелион не стал тратить время на разборку его по частям, как сделал бы это человек, а сразу вцепился своими зубами в ядро Ангела. Один укус - и от средоточия жизни врага человечества осталась только половина, которая уже не горела ярким красным огнем. Но Ева-01 не остановилась на достигнутом. Подстрекаемая к действиям не только волей пилота, но и своей собственной, она продолжила начатое дело и заглотила уцелевший огрызок ядра. Совершив это ужасающее глаза наблюдателей действо, Евангелион снова взревел и рухнул на землю. Причиной этого послужило полное истощение заряда его внутренних батарей. Пилот и его попутчики оказались отрезаны от окружающего мира. Подростки сидели внутри контактной капсулы в полной темноте и ждали, когда их из нее вытащат.

А вот в командном центре НЕРВ возникла кризисная ситуация, в стороне от которой не мог остаться никто из присутствующих там сотрудников. Даже Командующий Икари сильно побледнел, когда Ева-01 поглотила ядро Ангела.

- Этого не было в Свитках Мертвого Моря, - тихим дрожащим голосом произнес он, обращаясь к своему заместителю.

- Не было, - согласился с ним его верный конфидент: - Но теперь это есть. И SEELE это очень не понравится.

- Можно подумать, что я рад произошедшему, - произнес, вернувший себе самообладание, Гендо: - Теперь нам следует ожидать их ответа, и он будет неприятным и болезненным. Следует незамедлительно усилить охрану, как самих пилотов, так и близких к ним лиц из числа сотрудников. Займись этим, профессор, а то на Второй отдел у меня очень мало надежды.

- Хорошо, - ответил тот, кивнув головой: - У меня есть обязанные лично мне люди, которые могут подстраховать нашу службу безопасности и проверить правильность их работы и верность императивам НЕРВ.

Ярусом ниже командного центра, события временно вышли из-под контроля капитана. Сотрудников охватила паника, которую начальник оперативного отдела подавила в очень краткие сроки. А дальше перед ней стал такой же вопрос, как и перед пилотом Евы-01: - Что делать? И ответа у нее на него не было. Единственное решение, до которого она додумалась и смогла устроить, это вызов доктора Рицко Акаги. Именно ей предстояло оценить безопасность Евангелиона и его пилота. А пока она не даст заключение, Евангелион, вместе с находящимися в нем подростками, было решено не трогать.

Глава 31. Спасение пилота и его пассажиров из Евы-01.

Когда начальник научного отдела прибыла из недр НЕРВ на командный мостик, все присутствующие на нем вздохнули с облегчением. Сотрудники могущественной организации радовались приходу человека, который может дать ответ на интересующие всех вопросы. После кратких расспросов о произошедшем событии, женщина заняла место за одним из терминалов МАГИ, и работа закипела. После проведенных исследований и наблюдений за Евой-01 доктор наук огласила решение, что Евангелион безопасен для эксплуатации. Именно этого вердикта и дожидалась капитан НЕРВ, чтобы начать операцию по эвакуации пилота и его пассажиров из контактной капсулы. Разрешение на начало работ было получено, и они начались.

Сначала к Еве-01 был подключен кабель для зарядки ее батарей. Убедившись в их исправности, для чего потребовался дополнительный осмотр, на них было подано напряжение. Зарядка началась.

А тем временем внутри капсулы Евангелиона трое школьников изнывали от безделья. Быть заточенными в темном замкнутом пространстве это довольно фигово, а когда это помещение еще и заполнено жидкостью, то это вообще каюк. Поэтому для того чтобы скоротать время они рассказывали разные истории про себя. Постепенно разговор коснулся пилотирования Евангелионов.

- Если бы вы знали, что я вижу сидя здесь и как я это вижу, то позавидовали мне, - произнес подросток в контактном костюме своим пассажирам: - Вы даже представить не можете, какой отсюда открывается вид.

- Почему это не можем, - с возмущением в голосе произнес Айда Кенске, который фанател по всему связанному с оружием, и Евангелионам в том числе: - Здесь же имеются экраны, на которых мы могли смотреть, как шел твой бой. Это было так классно. Мне очень понравилось.

Слова одноклассника так удивили Вадима, что он не нашел слов для ответа. Вместо него это сделал Тодзи Судзухара, который сказал: - Какие такие экраны? Ничего подобного в капсуле нет. Я лично видел только ее стенки и светящуюся жидкость вокруг меня.

- Ты что хочешь сказать, что я вру? - возмущенным голосом произнес его школьный товарищ и бросил злой взгляд на своего одноклассника.

- Стоп, стоп, горячие японские парни, - произнес попаданец, успокаивая их спор, который был близок к тому, чтобы перейти в драку: - Каждый из вас в чем-то прав и в чем-то заблуждается. Но то, что ты, Айда, видел бой это очень странно. И этот факт наводит меня на некоторые мысли, о которых я обязательно поведаю доктору Акаги во время нашего обследования.

- Какого такого обследования? - в один голос сказали пассажиры Евы-01: - Не надо нас обследовать! Мы не хотим этого!

- Такого обследования, которое я прохожу после боя, - произнес спокойным голосом лейтенант НЕРВ: - Раз вы оказались в капсуле Евангелиона во время боя, то с вами произошли некие изменения, которые надо отслеживать. А это входит в работу научного отдела НЕРВ, и доктора Акаги лично.

Пораженные таким исчерпывающим объяснением подростки на некоторое время замолчали, и тут внутри капсулы появился свет.

- Значит, к Евангелиону подключили питание, и нас скоро вытащат отсюда, - сделал заключение по этому факту подросток в контактном костюме: - А значит, скоро начнется откачка ЛСЛ, а это очень, очень плохо для вас. Надо думать, как вас спасать.

- Что такое ЛСЛ и от чего нас надо спасать? - встревоженным голосом произнес Айда Кенске, немного побледнев от страха.

- ЛСЛ - это жидкость, которой мы сейчас дышим, - начал разъяснительную работу среди подростков офицер НЕРВ: - А опасность заключается в том, что когда уровень ее упадет и в капсулу попадет воздух, то ЛСЛ из легких никуда не денется. И тогда она будет мешать вам дышать воздухом. Получится такая же ситуация, как при утоплении. В отличие от вас у меня есть нейроконтакты, которые позволят выбросить лишнюю жидкость из легких. Кроме того в контактный костюм входит дефибриллятор, который дает разряд способный выгнать ЛСЛ из моих легких. Но все это есть у меня, а вот у вас... У вас ничего этого нет.

- И что же нам делать? - спросил растерянным голосом Кенске.

- Ты слабее Тодзи, поэтому наденешь нейроконтакты, - произнес пилот Евангелиона и передал ему нужную для спасению вещь: - У меня останется мой костюм, а вот тебя, Тодзи, мы будем откачивать в четыре руки. Айда, ты умеешь делать искусственное дыхание? Если умеешь, то быстрей вспоминай, как это делается. Ответственность за жизнь твоего товарища теперь лежит и на тебе тоже.

Только Вадим произнес эти слова, как уровень ЛСЛ в капсуле начал понижаться. Когда он опустился до пояса пилота, последовали сильные разряды, которые исторгли из легких подростков бурные потоки жидкости. Айда Кенске с непривычки сильно закашлялся, но сильная рука лейтенанта НЕРВ привела его в чувства.

- Нам некогда расслабляться, - объяснил он обиженному подростку свои грубые действия: - Надо откачивать нашего друга, а то он того и гляди загнется.

Юный папарацци глянул на своего одноклассника и понял, что пилот полностью прав. Тодзи действительно загибался, и его надо было срочно спасать. И операция по спасению друга началась.

Два подростка в поте лица откачивали своего товарища от неминуемой смерти. И это им удалось. Тодзи изверг ЛСЛ из своих легких и прохрипел: - И чего же мне так хреново?

- А с того что мы только что вытащили тебя с того света, - ответил молодой офицер НЕРВ: - Ты просто еще не успел привыкнуть к этому.

- Тогда ладно, - произнес хриплым голосом школьник и попытался рассмеяться.

Но лучше бы он этого не делал, так как его смех выглядел как смесь хрипов с карканьем и ни капли не воодушевлял тех, кто его услышал.

Сразу после того, как Судзухара общими усилиями был поднят на ноги, капсула раскрылась и подростки, находящиеся в ней, услышали голос начальника оперативного отдела, которая сказала им: - Парни, вам пора выходить. Вас уже ждут врачи из госпиталя.

Школьники вздохнули и, держась за руки, последовали к выходу. А на выходе их встречали врачи, которые без долгих разговоров закинули их на каталки и потащили в госпиталь.

Прибыв в госпиталь на каталке, пилот Евангелиона тут же попал в цепкие руки доктора Акаги, которая собиралась провести его возможно более полное обследование самолично. Подростку эта затея одного из доверенных лиц руководителя организации совсем не понравилась, и он постарался увильнуть от нее, подставив своего одноклассника. Впоследствии ему стало стыдно за свой поступок, но в данный момент это был единственный шанс на спасение.

- А у меня для вас, доктор Акаги, есть новость, услышав которую вы сразу решите, что я не самый важный объект для ваших исследований, - произнес попаданец, видя начальника научного отдела НЕРВ радостно потирающую руки.

- Ну и что такое может сказать мне пилот, Евангелион которого слопал ядро Ангела, чего я не могу узнать из других источников? - поинтересовалась женщина, яростно сверкая глазами.

- Хотя бы о том, что один из моих пассажиров увидел в капсуле Евангелиона то, чего не должен был видеть ни в коем случае, - ответил на ее вопрос лейтенант НЕРВ: - А вот другой, который не видел ничего, повел себя полностью предсказуемо и обвинил его во лжи. Как вам нравится эта история?

- Погоди, погоди, - произнесла доктор наук: - Ты хочешь сказать, что он сказал, что...

- Видел бой, - продолжил ее предположение подросток: - Ведь это невозможно, если не синхронизироваться с Евой. Но у него это как-то получилось, и я догадываюсь почему. Но вам этого не скажу. Докапывайтесь до истины сами.

- Ну, хорошо, - произнесла начальник научного отдела: - Я займусь проверкой этой версии в первую очередь, но если ты меня обманул, то я тебя...

Озвучив эту невнятную угрозу, Рицко Акаги покинула больничный покой. Пилот Евангелиона после этого вздохнул с облегчением.

Глава 32. Страдания Айды Кенске и его вербовка.

В отличие от пилота Евы-01, его пассажиры угодили в двухместную палату, где предусматривался минимальный набор удобств. Руководство госпиталя не посчитало нужным тратить его ресурсы на совершенно левых подростков, которые влезли не в свое дело и чуть не помешали победить Ангела.

После краткого осмотра и бинтования полученных ими в бою синяков и ссадин, школьники под конвоем были переправлены из госпиталя в мрачное помещение тюремного типа. Охрана, состоящая из пары бойцов НЕРВ, во время конвоирования не давала им смотреть по сторонам, и поэтому ученики 2-А класса могли только догадываться о том, где они оказались и что их ожидает. И при взгляде на глухие стены помещения, освещенного тусклой лампочкой, в головы пассажиров контактной капсулы как нарочно лезли одни неприятные мысли.

"И дернул же черт меня оставаться снаружи и смотреть сражение лично" - горестно думал Айда Кенске: - "Можно же было сделать совсем по-другому. Подсоединить камеру к источнику питания и оставить на поверхности. Или сделать что-то наподобие радиоуправления для нее. А теперь камера попала в руки людей из Второго отдела, и совсем не факт, что я получу ее обратно целой и невредимой. А то ведь могут и сломать ее. Чисто случайно. И у отца на работе могут быть проблемы. И немалые".

Подобные мысли мелькали в голове и у его компаньона Тодзи Судзухары. Единственным существенным отличием от мыслей его друга было то, что он беспокоился за свою младшую сестру, пострадавшую во время первого боя в Токио-3.

"Неужели из-за того, что я пошел за этим недоумком, руководство НЕРВ выпихнет ее из своего госпиталя в городскую больницу?" - думал подросток, бросая недобрые взгляды на зачинщика этой истории: - "Они и так не хотели ее туда брать, а теперь у них появился повод избавиться от этой обузы. И зачем только я пошел с ним? Надо было мне уходить в убежище вместе с прочими одноклассниками, а не бегать хвостом за этим папарацци безмозглым".

А пока подростки сидели в карцере НЕРВ и крутили в своих головах эти невеселые мысли, начальник научного отдела готовилась закогтить очередную жертву для своих научных исследований. И стать ей должен был ничего не подозревающий ученик 2-А класса Айда Кенске.

Узнав от сотрудников госпиталя о том, что школьники отправлены под конвоем в штаб-квартиру организации, Рицко Акаги отправилась следом за ними. Сделав звонок начальнику Второго отдела, она установила, куда именно их поместили. Как понимающий психологию ученый, женщина решила не вытаскивать учеников из заточения сразу, а немного помариновать их в четырех стенах. Это должно было сделать школьников гораздо сговорчивее.

Для того чтобы оценить их поведение и уловить подходящий момент для вербовки, любовница Гендо засела в комнате охраны у монитора, на который выводилось изображение из карцера со школьниками. Рицко настроилась на долгое ожидание, но ученики оказались не такими стойкими, как она о них подумала. И очень скоро начальник научного отдела заметила первые признаки разлада у подростков. Этого она и ждала.

- Приведите ко мне вот этого очкарика, - произнесла доктор Акаги, показывая Айду Кенске охраннику на экране компьютера: - Пришло время поговорить с ним.

- Хорошо, - ответил охранник и собрался уходить, но в последний момент остановился и задал вопрос: - А что делать с другим подростком?

- Пусть пока посидит там, в одиночестве, - ответила ему правая рука Гендо Икари: - Может быть, поумнеет, и не будет участвовать в чужих авантюрах. Хотя он тоже может пригодиться для нас. Поэтому я поговорю с ним позже.

А тем временем обстановка в карцере накалялась с каждой минутой. Тодзи обвинил своего школьного товарища в том, что из-за него может пострадать его сестра. Кенске же встретил эти обвинения в штыки, говоря, что он не звал его с собой смотреть битву. Таким образом, в этом тюремном помещении была готова вспыхнуть драка. Но этого не случилось.

Подростки уже начали сближаться, как вдруг заскрипели петли двери, и она начала отворяться. В открывшемся проеме показался охранник, который произнес жестким голосом: - Айда Кенске, за мной! На выход.

Подросток вздрогнул и шагнул в сторону двери. Для него этот приход охранника означал спасение, так как выстоять в драке против своего одноклассника он не смог бы ни при каком раскладе. Школьник спешил покинуть столь негостеприимное место как можно быстрее.

Тодзи Судзухара, видя уход своего одноклассника, решил задать вопрос конвоиру Кенске.

- А что будет со мной? - спросил он у охранника, который, несомненно, вел Айду на допрос.

- Посидишь здесь и подумаешь над своим поведением, - с ехидной насмешкой ответил охранник и закрыл наглухо дверь.

Тодзи остался в полном одиночестве и в темноте, так как, уводя его одноклассника, охранник погасил в карцере свет. Подросток не придумал ничего лучше, как улечься на койку и закрыть глаза. Именно так он рассчитывал скоротать время до своего освобождения.

А его собрата по приключениям тем временем рослый и суровый боец НЕРВ тащил по лабиринту коридоров штаб-квартиры. Айда сначала пытался запомнить маршрут, но после двадцатого поворота полностью потерял ориентировку на местности. Охранник увидел снижение активности подростка и перестал кружить его по коридорам, как это посоветовала сделать начальник научного отдела. Боец вышел на краткий путь к комнате для допросов, где пассажира контактной капсулы уже поджидала доктор Акаги.

- Объект для допроса доставлен! - громко отрапортовал начальнику научного отдела охранник НЕРВ.

- Можете быть свободны, - произнесла она и указала рукой на дверь, после чего посмотрела в глаза школьнику и сказала: - А ты, герой, садись сюда и объясняй, почему тебе не сиделось в бункере. Или ты хотел помешать Евангелиону уничтожить Ангела?

- Ни в коем случае, доктор Акаги, - принялся оправдываться перед руководителем отдела юный папарацци: - Я просто хотел посмотреть на бой. Своими глазами, а не со стороны.

- Ну и как? Посмотрел? - произнесла женщина, не скрывая своего недовольства: - Ты понимаешь, что мог погибнуть сам и погубить весь мир? Если бы ты помешал Евангелиону сразить Ангела, то все вокруг перестало бы существовать. А если бы Евангелион раздавил тебя или твоего товарища, то, как бы на это отреагировал после боя его пилот? Ты, маленький пустоголовый придурок, хоть иногда думаешь своей глупой головой, или она у тебя только для того, чтобы в нее есть? Отвечай!

Не дождавшись от оторопелого подростка никакого вразумительного ответа, она снизила тон и более спокойным голосом произнесла: - Ладно. Что сделано - то сделано. Больше навредить у тебя все равно не получится. А теперь отвечай на мои вопросы и не медли. Помни, что твоя судьба и судьба твоего друга в твоих руках, и от ответов на вопросы зависит ваше будущее.

- Я готов отвечать, - пролепетал испуганным голосом ученик 2-А класса.

И тут на несчастного подростка обрушился град вопросов. Первые вопросы не имели особого смысла и задавались для подтверждения анкетных данных и установления пристрастий подростка. И тут ему удалось рассмешить доктора. Когда она услышала от Кенске, что тот хочет сражаться с Ангелами на Евангелионе, то она с трудом удержалась от того, чтобы не рассмеяться. "Кто же тебя пустит в бой" - подумала начальник научного отдела про себя: - "Неужели ты думаешь, что твое желание что-то значит? Для управления Евангелионом мало простого желания. Надо иметь некую генетическую предрасположенность. Да и то не факт, что она поможет".

- Что ты ощущал, находясь в капсуле управления? - задала Рицко Акаги наиболее интересующий ее вопрос: - Отвечай подробно и не спеша.

И Айда начал отвечать, припоминая малейшие подробности произошедшего с ним внутри контактной капсулы. Выслушав его рассказ, доктор Акаги немного помолчала и озвучила свой вердикт: - Ты должен пройти полное медицинское обследование в нашей лаборатории. Если мои предположения подтвердятся, то ты станешь кандидатом в пилоты Евангелиона.

Айда Кенске хотел было радостно воскликнуть, но его остановил жест правой руки Командующего НЕРВ. Она посмотрела на него строгим взглядом и произнесла: - И не спеши радоваться. Управление такой техникой, как Евангелион, потребует от тебя очень многого. Так что ты еще проклянешь тот день, когда попал в контактную капсулу. А теперь я задаю последний вопрос. Готов ли ты, Айда Кенске, пройти проверку на наличие способности к управлению Евангелионом? Подумай. Не давай поспешного ответа, так как пути назад не будет.

- Я готов! - решительным голосом выкрикнул подросток, заветная мечта которого начала сбываться.

- Ну и хорошо, - произнесла Рицко Акаги и взяла его за руку: - Иди за мной на обследование.

Школьник сначала пошел следом за ней, но внезапно остановился. Он задал вопрос, на который не мог до этого решиться.

- А что будет с Тодзи? - спросил он начальника научного отдела: - Меня вы забрали, а он остался один. Вы отпустите его из своей тюрьмы?

- Конечно же, отпустим, - произнесла с улыбкой на лице Рицко: - Только это произойдет немного позже.

Удовлетворенный таким ответом, кандидат в пилоты поспешил за своим проводником в светлое будущее.

Глава 33. Второй кандидат в пилоты Евангелиона.

Доктор Акаги довела Айду Кенске до лабораторий и отдала его в надежные руки своей помощницы. Та начала полный осмотр, а свободная начальник научного отдела отправилась по прежнему маршруту. Теперь ей предстояло вести разговор с другим подростком. Она уже получила информацию на него и знала, чем может подцепить его на крючок. Но перед тем как приказать охраннику привести его пред свои глаза, она просмотрела видеозаписи из камеры, в которой он находился. Увиденное на них ей понравилось, и охранник отправился за своим подопечным в карцер.

А тем временем Тодзи Судзухара лежал на койке в карцере и мирно спал. Когда его начал будить охранник, он попытался отмахнуться от него и сказал: - Не надо, мама. Я через пять минут сам встану. Погоди.

Но это дежурное заклинание, которое должно было успокоить будящего его человека, в этот раз не сработало. Охранник не поддался уговорам будущего кандидата в пилоты Евангелиона. Он гаркнул подростку прямо в ухо: - А ну вставай, засранец! Тебя ждут важные люди, а ты, паразит, дрыхнешь, как незнамо кто!

Разбуженный таким непривычным образом подросток вскочил с койки, и чуть было не стукнулся головой в низкий потолок.

В его голове лихорадочно замелькали мысли следующего содержания: "Где я? Как я сюда попал? Что со мной случилось? Где Кенске?".

Но постепенно школьник 2-А класса пришел в себя и вспомнил все. Он поправил свою одежду и посмотрел на ожидающего его в дверях карцера конвоира. Тот перехватил его взгляд и сказал: - Ты готов? Тогда пойдем. Доктор Акаги не любит терять время зря. Говори ей правду и ничего не бойся.

Тодзи Судзухара сделал первый шаг к дверям карцера, но внезапно остановился.

- А где мой друг? - спросил он охранника: - Его уже отпустили или нет?

- Он проходит обследование в лабораториях, - лаконично ответил ему охранник: - Иди быстрее. Мы уже опаздываем.

Произнеся эти слова, боец НЕРВ подхватил ученика под руку и потащил по лабиринту коридоров штаб-квартиры в комнату для допросов. Дорога в это помещение заняла у охранника меньше времени, чем в прошлый раз. Наконец, он дотащил несчастного подростка до нужной двери, открыл ее и сказал ему: - Иди вперед. Там тебя ждут.

Тодзи открыл дверь и вошел в комнату для допросов. Дверь за его спиной сразу же затворилась.

- Иди сюда, - произнесла уставшая от ожидания доктор Акаги: - Садись на стул и смотри мне прямо в глаза.

Школьник неохотно подчинился ее команде и занял место напротив нее. Он уставился на начальника научного отдела и стал сверлить ее взглядом.

- Почему ты не пошел в убежище во время нападения Ангела? - задала, наконец, вопрос подростку Рицко Акаги: - Разве ты не понимал, что нахождение снаружи опасно для жизни? Или ты хотел помешать вашему однокласснику вести бой, заставив его делать выбор между вашей жизнью и выполнением поставленного задания?

Обвинение в пособничестве Ангелу настолько ошарашило ученика 2-А класса, что он даже на какое-то время потерял дар речи. Но вскоре эта потеря вернулась, и он начал оправдываться.

- Я не хотел наблюдать за боем этих проклятых монстров, - возмущенным голосом произнес он: - Наоборот, я пытался дотащить этого папарацци до убежища, но у меня не хватило времени. Двери закрылись прямо у меня перед носом. И мы тогда начали отступать за пределы города, чтобы не помешать битве. То, что ваше творение и Ангел выбрали местом для своей разборки холм, на котором мы прятались, это чистая случайность.

- А видеокамера в руках твоего друга - это тоже случайность? - ехидным голосом произнесла доктор: - Или это средство для защиты от Ангела?

- А почему я должен отвечать за него? - снова возмутился подросток: - Устройте между нами очную ставку, и пусть он скажет, как это было. Если у него хватит духа признать мою правоту.

- Тодзи, здесь НЕРВ, а не полиция, - произнесла начальник научного отдела: - У нас нет времени на такую ерунду. Кроме того, твой друг сейчас проходит проверку на способность пилотировать Евангелион. И если он пройдет ее, то перед ним откроются такие возможности, о которых прочим можно только мечтать.

- Он мечтал работать в НЕРВ, так что я рад за него, - произнес ученик 2-А, с трудом скрывая свое раздражение этим разговором: - Но причем тут я? Зачем меня запихнули в эту камеру? Или предъявляйте мне официальное обвинение или отпускайте на свободу!

- Сначала ты ответишь на ряд вопросов, а потом мы решим твою судьбу, - безэмоциональным голосом произнесла правая рука Командующего НЕРВ.

- А если я откажусь это делать? - с негодованием произнес Тодзи, провоцируя женщину, сидящую напротив него, на откровенность.

- Тогда ты можешь серьезно пострадать, - сделала ему предупреждение доктор Акаги: - И вместе с тобой пострадают твои родители и твоя сестренка Наоми, которая сейчас находится в госпитале организации. Мы просто вернем ее обратно в городскую больницу.

- Не трогайте ее! - воскликнул кандидат в пилоты: - Я сделаю все, что вам нужно.

- Отвечай на вопросы верно и без промедления, - сказала строгим голосом глава научного отдела: - И помни, что от искренности твоих ответов зависит очень многое. Ты меня понял?

- Да, - лаконично ответил Судзухара: - Спрашивайте.

-Какие необычные ощущения ты испытывал, находясь в контактной капсуле Евангелиона? - спросила школьника Рицко Акаги.

- Да особенно никаких, - замялся с ответом ученик 2-А класса: - Разве что, когда капсулу заполнила эта жидкость, мне показалось, что по ее стенкам пробежали радужные полосы, и у меня резко заболела голова. Но эти ощущения быстро прошли, поэтому я не придал им никакого значения. Ведь я, в отличие от Айды, не смотрел за боем прямо из капсулы. Я простой парень, а не избранный, как они двое.

- На самом деле их не двое, а трое, - поправила подростка Рицко: - И решать по поводу твоей избранности будешь не ты, а я и мои специалисты. Больше ты ничего такого странного не видел или не слышал?

- Нет, - твердо ответил школьник, которому совсем не хотелось ввязываться в такое мутное дело, как пилотирование Евангелиона: - Ничего не видел и не слышал

- Плохо, - недовольным голосом произнесла начальник научного отдела НЕРВ: - Я думала, что ты годишься на роль пилота. Впрочем, окончательное решение будет принято, когда ты ответишь на все вопросы. Так что не отчаивайся.

И на офигевшего от такой откровенности одного из начальников могущественной организации подростка посыпался град вопросов, каждый из которых требовал четкого и подробного ответа. В случае получения расплывчатого ответа доктор Акаги не стеснялась переспрашивать парня, и в ходе двухчасового допроса просто напросто вывернула его наизнанку. Но все рано или поздно заканчивается. Закончился и опрос. Тодзи Судзухара утер пот со лба и приготовился выслушать заключение доктора наук.

- Можешь приободриться, Тодзи, - неожиданно ласковым голосом произнесла она, глядя прямо в глаза подростку: - Особенно выдающихся способностей к пилотированию у тебя, скорее всего, нет, но пилоты так редки, что мы не можем пропустить ни одной мало-мальски подходящей кандидатуры. Поэтому ты сегодня же пройдешь обследование в нашей лаборатории. Твои родители, так же как и родители твоего друга будут уведомлены об этом. У тебя есть какие-нибудь вопросы ко мне?

- А что будет с Наоми, если я не пройду тест на пригодность к пилотированию? - задал сильнее всего волнующий его вопрос школьник: - Вы же не переведете ее обратно в городскую больницу?

- Мы не будем отыгрываться на ней за свою неудачу, - резким голосом произнесла Рицко Акаги: - Но это вовсе не повод для того чтобы валять дурака на тестировании. Все попытки скрыть что-либо или работать вполсилы будут замечены приборами, и мы сделаем из этого соответствующие выводы, которые вряд ли понравятся тебе и твоим родителям. Ты меня понял?

- Понял, - унылым голосом произнес Тодзи Судзухара, которому совсем не нравилась мысль о пилотировании огромных биороботов и сражениях с пришельцами из других миров.

- Ну если так, то иди следом за мной, - произнесла начальник научного отдела и повела попавшую в ее лапы жертву в ту же самую лабораторию, где уже проходил обследование его собрат по несчастью Айда Кенске.

Глава 34. Проверка новичков на пригодность к пилотированию.

По пути в лабораторию Рицко Акаги и Тодзи Судзухара повстречался с выпущенным из больничной палаты Синдзи Икари. Попаданец прицепился к этой паре и пошел рядом с ними. Благо, что ширина коридора вполне позволяла подобные телодвижения. Часть пути эта троица провела в полном молчании, но Вадиму это надоело, и он начал говорить первым: - Ну что Тодзи, тебя уже можно поздравить с вступлением в наши дружные ряды? Если считать Кенске, который уже и так наш, ты будешь уже четвертым пилотом. И когда только для вас всех построят Евангелионы?

- А почему я четвертый? - заинтересовался Тодзи: - Ты, я, Айда - это всего трое. А кто еще в одном ряду с нами?

- Немного погоди и все узнаешь, - произнес подросток в военной форме: - Может быть, даже сегодня.

И тут в разговор подростков вмешалась доктор Акаги, которую не устраивал разговор, во время которого пилот Евангелиона выдает секретную информацию постороннему человеку.

- А с чего ты, Синдзи, взял, что твой одноклассник может стать пилотом Евангелиона? - произнесла она недовольным голосом: - Или ты не допускаешь даже мысли о том, что все случившееся с ним это простое везение?

- А нет никакого везения, начальник научного отдела, - произнес лейтенант НЕРВ, поворачиваясь к ней: - Просто есть прирожденные пилоты. Те, кому суждено сражаться с Ангелами и одолевать их при любом раскладе. Я, Аянами Рей, Аска Лэнгли и эти двое подростков - в их числе.

- Аянами Рей? - с удивлением произнес Тодзи: - Она что тоже пилот Евангелиона?

- Ага, - кратко сказал попаданец: - Пилот тестового прототипа, который называется у нас Ева-00. Вообще-то ее Евангелион не предназначался для участия в боях, но, судя по всему, эта участь ее не минует. И будет это очень скоро. А потом придет и ваш черед. Ангелов много. На всех хватит.

Тут пилот Евангелиона и его свита подошли к дверям лаборатории. Вадим встал в сторонке, пропуская Судзухару и его провожатую вперед. Сам же он хотел побыстрее смыться, так как чуял, что от соседства с начальником научного отдела ничего хорошего не будет, но опоздал. Недаром говорят, что хорошая мысля, приходит опосля.

- А ты куда собрался, Синдзи? - прозвучал из дверей лаборатории голос Рицко Акаги: - После боя ты не прошел полного обследования. Значит, сделаешь это сейчас. Иди вперед, лейтенант.

Попаданец выругался вполголоса и пошел в сторону дверей. Шел он нога за ногу, но путь был коротким и преодолел его подросток быстро. Войдя в лабораторию, пилот Евы-01 не поверил своим глазам. Кроме Айды Кенске, которого ожидал увидеть здесь, он увидел Рей, которой здесь было нечего делать. При виде своих одноклассников его пробрал смех, и попаданец выдавил из себя всего одну фразу: - Научный отдел НЕРВ сегодня решил выполнить эпический квест - задолбать всех имеющихся в его распоряжении пилотов Евангелионов и кандидатов на эту роль.

Никто из окружающих не понял смысла этих слов, но это не помешало им посмеяться над этим. А потом парней раздели и запихнули в медсканеры для глубокого сканирования организма. Эта процедура обычно занимала немало времени, и поэтому лейтенант НЕРВ не стал терять время зря и постарался уснуть. И это ему удалось. В отличие от бывалого пилота, кандидаты не додумались до такого способа бегства от реальности и терпели издевательства над ними, находясь в полном сознании.

В итоге, к моменту окончания обследования кандидаты в пилоты были измотаны до последнего предела, а пилот Евы-01, проспавший большую часть обследования выглядел как огурчик. Впрочем, доктора Акаги и ее подчиненных мало интересовало физическое состояние подопытных, их целью был сбор как можно большего количества информации об их возможностях. И такой подход был с их точки зрения вполне оправдан. А мнение об этом самих пилотов и прочих приравненных к ним лиц в учет сотрудниками научного отдела и их начальником не бралось. Совсем не бралось. После окончания обследования пилоты вернулись к себе домой, а кандидаты в пилоты были размещены в специально выделенном для них помещении внутри штаб-квартиры организации, которое имело минимальный набор удобств. Обратно в карцер они не вернулись. И это навело их на мысль о том, что их одноклассник был прав и что черная полоса в их жизни закончилась.

На следующее утро вместо того, чтобы пойти на занятия в школу, пилоты сразу же отправились на работу. В штаб-квартире НЕРВ их уже ждала доктор Акаги. Она приняла подростков из рук капитана Кацураги и потащила в свои лаборатории.

Придя туда, пилоты Евангелионов обнаружили своих одноклассников, которые уже ждали их. Пилоты и кандидаты в пилоты встали в ряд и приготовились выслушать начальника научного отдела, которая должна была поставить им задачу на сегодняшний день. Та не стала медлить и произнесла серьезным голосом: - Сегодня у вас всех будут проводиться синхротесты. Прошу новичков приложить максимальные усилия к этому делу.

- А что именно мы должны делать? - попросил уточнить стоящую перед ним задачу Тодзи Судзухара: - Мы ведь никогда их не проходили.

- Обратитесь к Синдзи. Он вам объяснит, что нужно делать, - перекинула разъяснительную работу на плечи опытного пилота Рицко Акаги: - А сейчас идите в раздевалку и переодевайтесь в контактные костюмы. И не медлите. Лишнего времени ни у кого из нас нет.

Айда Кенске и Тодзи Судзухара пожали плечами, и пошли следом за своим проводником туда, куда было сказано. Придя в раздевалку, они начали озираться по сторонам. Видя их замешательство, пилот Евы-01 сказал им: - Сначала полностью раздевайтесь, а потом берите свои костюмы и повторяйте за мной все движения.

Школьники подчинились своему однокласснику и стали неуклюже повторять все его движения. С большим трудом они нацепили тесные костюмы и встали у стенки. Вадим проверил их экипировку и, не заметив никаких ошибок, велел им идти следом за ним. Парни вышли из своей раздевалки, и пошли к выходу, где их уже ждала переодевшаяся Рей. Она в отличие от новичков не один раз пользовалась контактным костюмом и хорошо знала, как его следует надевать и снимать.

- Наконец-то, пришли, - поприветствовала такими словами вход в лабораторию переодевшихся подростков доктор Акаги: - Теперь идите к имитаторам контактных капсул и залезайте внутрь них. Лейтенант Икари, покажите пример этим новобранцам.

- Будет выполнено, госпожа Акаги, - отсалютовал ей подросток в контактном костюме, а потом повернулся к своим подопечным и строгим голосом скомандовал им: - Взвод, за мной! Шагом марш!

Школьники, пытаясь держать строй, потянулись следом за своим самоназначенным предводителем. Видя это, находящиеся в лаборатории сотрудники научного отдела с трудом удержались от смеха.

- Сразу видно, что это Икари, - прошептала Майя Ибуки на ухо одному из ассистентов: - Вот она - кровь Командующего!

- Ты права, Майя, - ответил он шепотом: - Лет через десять - двадцать этот скромный на вид паренек вполне может занять место Командующего или, в крайнем случае, его заместителя.

Наблюдавшие из командного центра за синхротестами, Гендо Икари и его заместитель услышали эти слова подчиненных доктора Акаги и переглянулись.

- Мне кажется, что тебе был нужен не совсем такой пилот, - произнес Козо Фуюцки, глядя в глаза своему боссу: - Не допустили ли мы ошибку, позволив событиям развиваться своим чередом? Ведь сценарий, изложенный в Свитках Мертвого Моря, не предусматривал происходящего. Не следует ли нам исправить возникшие погрешности?

- Нет, Козо, - покачав головой, сказал Гендо Икари: - Ты знаешь, каким будет следующий Ангел. Бой с ним не пройдет для пилотов даром. По итогам грядущего боя мы добьемся того, что нам нужно.А что касается дополнительных пилотов, то пусть они будут. Лишних пилотов не бывает.

- Боюсь, что это все очень не понравится нашим номинальным хозяевам из SEELE, - произнес заместитель Командующего: - А они найдут способ, чтобы продемонстрировать нам свое недовольство. Гендо, ты не опасаешься какой-либо пакости с их стороны? Ведь подготовиться ко всему просто напросто не возможно.

- Я учитываю их недовольство в своих планах, и уже приказал усилить охрану пилотов и ключевых людей, отвечающих за проект "Е". Но всего предусмотреть, как ты совершенно правильно заметил, невозможно, поэтому будем реагировать на их ходы, - произнес Командующий НЕРВ недовольным голосом и покинул командный центр.

Следом за ним из командного центра убрался и его бессменный заместитель.

А в лаборатории пилоты заняли места в контактных капсулах и тестирование началось. Согласно ожиданиям Вадима и Тодзи и Айда смогли синхронизироваться с устройством имитации, что убедительно доказывало его правоту. А Рицко Акаги, наблюдавшая за этим процессом, думала: - "И откуда он столько много знает. Неужели ему довелось читать полную версию Свитков Мертвого Моря? Хотя Гендо мог предоставить своему сыну доступ и к этим бумагам, но я в это не верю".

А время шло. Прошел час, второй, третий. И вот уже наступил момент, когда все данные необходимые для окончательного определения уровня синхронизации были получены. На мониторах МАГИ высветилось значение коэффициента синхронизации для каждого участвующего в опыте подростка. Начальник научного отдела взглянула на свой монитор и начала объявлять результаты.

- Икари Синдзи - 69%, Аянами Рей - 48%, Кенске Айда - 33%, Судзухара Тодзи - 28% - вынесла свой вердикт доктор Акаги: - Все вы пригодны к управлению Евангелионами. Майя, передаю управление имитаторами тебе.

Произнеся эти слова, женщина покинула лабораторию и отправилась готовить ежедневный доклад для главы организации. Майя приняла власть в свои руки и не стала злоупотреблять ей. Уже через полчаса подростки были выпущены из имитаторов контактных капсул и отправились в мойку.

По пути туда новички расспрашивали бывалых пилотов обо всем, что их окружало. После мойки и раздевалки пути подростков разошлись, и они расстались до следующего дня.

Глава 35. Разговоры начальников отделов между собой и с боссом.

С увеличением количества пилотов в НЕРВ у начальника оперативного отдела предсказуемо возникли дополнительные проблемы. "И что мне с ними всеми теперь делать?" - думала она про себя, сидя в кабинете, заваленном кучей отчетов и прочих бумаг: - "Как уберечь их от грозящей им опасности? Ведь старые маразматики из SEELE постараются исправить это отклонение от их сценария. Исправить любой ценой. А денег у них до фига, и они могут позволить себе потратить их так, как им будет нужно. Что-то надо делать. Но одна я в поле не воин. Значит, надо идти к Командующему Икари, чтобы он выделил дополнительную охрану для пилотов".

Сказано - сделано. Капитан НЕРВ взяла со своего стола кучу отчетов и счетов, которые нуждались в подписи главы организации, и отправилась в его апартаменты на вершине пирамиды. По пути туда она повстречалась с начальником научного отдела, которая спешила туда же, куда и капитан.

- Рицко, - произнесла попаданка ехидным голосом: - Мне, наверное, следует тебя поздравить с появлением новых подопытных объектов. Теперь объем исследований можно будет увеличить в два раза.

- Я тебя тоже поздравляю с появлением двух новых пилотов, - произнесла в ответ правая рука главы НЕРВ: - Интересно кого назначат их опекуном? Неужели эту ношу опять возложат на твои изнемогающие под потоком бюрократической макулатуры плечи?

- Какая еще опека? - с искреннем недоумением в голосе произнесла переселенка из другого мира: - У них же есть родители. Какая еще тут может быть опека?

- Ну у Третьего Дитя тоже имеется официальный отец, - многозначительно произнесла доктор Акаги: - А его опекуном почему-то назначили именно тебя. Почему ты думаешь, что история не может повториться снова?

- Ты что-то знаешь об этом? Слышала что-нибудь? - испуганным голосом произнесла Кацураги: - Или ты хочешь подколоть меня, а на самом деле опекунство подсунут тебе, подруга?

- Командующий никогда не пойдет на это, - отмахнулась от слов начальника оперативного отдела Рицко: - Он очень хорошо знает, что у меня нет лишнего времени на возню со всякими подростками, хоть они и являются потенциальными пилотами. Пилотами без Евангелионов.

- А кстати, раз уж речь пошла о них, - произнесла Мисато серьезным голосом: - Когда будут готовы два Евангелиона, которые строятся в американском отделении НЕРВ? Руководитель этого отделения не может назвать мне окончательную дату их готовности, ссылаясь на дополнительные исследования которые отрабатываются на этих моделях.

- Да, там ведутся специальные исследования по увеличению продолжительности их работы без кабеля, - поделилась с начальником оперативного отдела секретной информацией ее подруга: - Представь себе, на Еву-03 собираются установить С2-двигатель.

- А что это такое? - задала вполне резонный вопрос далекая от науки капитан НЕРВ: - И что он может дать Евангелиону? Какая прибавка времени автономной работы Евангелиона будет при его установке?

- Это аналог ядра Ангела, - понизив голос до шепота, выдала секрет Рицко Акаги: - Теоретически оснащенный им Евангелион получает безграничный ресурс времени работы. Как оно будет на практике, мы пока не знаем.

- А их руководство не боится того, что случится какое-нибудь ЧП? - поинтересовалась у своей подруги старший офицер НЕРВ: - Когда Ева-00 вышла из-под контроля, то она успела устроить приличный погром. А если из-под контроля выйдет Ева с С2-двигателем, то остановить ее будет очень непросто. Кроме того, кто из этих звездно-полосатых бракоделов даст мне гарантию, что их хваленый С2-двигатель будет работать нормально. Малейший сбой в его работе, и от всего комплекса, в котором его собирают, могут остаться развалины. Хорошо, если не радиоактивные. Почему-то мне кажется, что такие рискованные эксперименты не понравятся Командующему Икари. По крайней мере, на его месте я бы наложила запрет на эти испытания. Пусть испытывают свою игрушку на чем-нибудь другом, а не на Еве.

- Возможно, он так и поступит, - произнесла доктор Акаги, подходя к дверям апартаментов Гендо Икари: - Это решение никак не пройдет мимо него.

На этом разговор начальников отделов закончился. Мисато Кацураги постучала в дверь и, услышав разрешение Командующего, открыла ее и зашла внутрь. Следом за ней в кабинет своего босса просочилась Рицко Акаги.

Две женщины неспешным шагом пошли по направлению к большому столу, находящемуся на противоположном от дверей конце зала. Немного не доходя до стола, Мисато остановилась и придержала готовую идти вперед подругу. Та неохотно подчинилась капитану НЕРВ и осталась стоять на месте, хотя первоначально собиралась подойти поближе к столу Командующего. Они встали по стойке смирно и приготовились отвечать на вопросы, которые ожидали услышать от главы организации.

А Гендо Икари не спешил задавать им вопросы. Он внимательно всматривался в своих подчиненных, гипнотизируя их своим взглядом. Хотя эффект от этого действа был в достаточной степени утрачен из-за частоты его применения, Командующий НЕРВ не мог отказаться от этой старой привычки, которая в прошлом не раз помогала ему выходить победителем из противостояний с многочисленными противниками. А врагов у Гендо было немало. И самыми опасными из них были не открытые противники, а притворявшиеся союзниками члены комитета SEELE. Окинув в очередной раз глазами своих подчиненных, властелин НЕРВ разжал свои губы и выдавил из себя краткую фразу.

- Отчет по оперативному отделу за прошедшие сутки, - сказал он и оперся локтями рук на стол, приняв свою излюбленную позу.

И начальник оперативного отдела начала вываливать на главу организации поток разнообразной информации. Икари-старший слушал ее слова, не требуя никаких уточнений. Но это было до той поры, пока речь не пошла о новых кандидатах в пилоты. Тут Командующий НЕРВ потребовал объяснения и уточнения от всех присутствующих в зале. Начальнику научного отдела пришлось тоже отвечать на вопросы босса, которые были совсем непростыми.

Слово за слово, а отчет капитана Кацураги подошел к концу. И в самом его конце она сделала нечто, что очень удивило Командующего, который не ожидал от нее таких сюрпризов. Мисато обратилась к нему с просьбой, которую никак нельзя было игнорировать.

- Генерал Икари, - произнесла она по-военному четко: - Прошу у вас разрешения на выделение средств на организацию дополнительной охраны для всех пилотов Евангелионов. В свете имеющейся у меня информации она им очень скоро понадобится.

- Необходимые вам средства будут выделены в полном объеме, - неожиданно для всех произнес Гендо: - Второму отделу также будет поставлена задача обеспечить безопасность ключевых специалистов проекта. И вас в том числе. У вас еще имеются вопросы ко мне, капитан?

- Да, генерал, - произнесла попаданка: - Где мне разместить новых пилотов Евангелионов? Размещение подростков дома, вместе с их родителями, не способствует обеспечению их безопасности. Там нашим врагам будет очень просто добраться до них и уничтожить их.

- Разместите новичков в том же доме, где живете сами, - предложил Командующий НЕРВ: - На вашем этаже есть еще одна свободная квартира. Вот в ней и разместите этих любопытных школьников, которые могут оказаться полезными нам.

- Будет выполнено, генерал, - четко ответила капитан НЕРВ своему начальнику.

- Раз у вас больше нет ко мне вопросов, то можете покинуть кабинет, капитан, - деликатно выставил свою подчиненную из апартаментов глава организации.

Капитан отсалютовала ему и покинула кабинет строевым шагом. Гендо проводил ее пронзительным взглядом и повернулся к доктору Акаги: - А теперь я хочу услышать ваше мнение по поводу сложившейся в НЕРВ ситуации. Особенно меня интересует состояние Евы-01 после поглощения ядра Ангела.

И Рицко Акаги начала свой рассказ, старательно подбирая слова, чтобы избегнуть их неправильного толкования. Рассказ затянулся на несколько минут, во время которых глава организации сверлил ее своим пронзительным взглядом. Дождавшись окончания ее доклада, мужчина произнес твердым голосом: - Значит, вы считаете, что Ева-01 полностью безопасна в эксплуатации. Не так ли?

- Пока у научного отдела нет никаких оснований для отстранения Евы-01 и ее пилота от боев с Ангелами, - произнесла начальник научного отдела: - К тому же у нас все равно нет для нее равноценной замены. Ева-00 еще не готова к вводу в строй, а Ева-02 находится в Германии, и вопрос с ее доставкой к нам до сих пор не решен.

- Если это так необходимо, то я могу поставить вопрос о доставке Евы-02 сюда, - произнес Гендо жестким голосом: - ООН не посмеет противиться интересам НЕРВ.

- Даже если мы затребуем ее перевозку к нам прямо сейчас, то все равно она не успеет к следующему Ангелу, - возразила своему боссу начальник научного отдела: - Так что у нас остается надежда только на Еву-01 и Еву-00, которую надо в ближайшее время вводить в строй.

- Именно к этому вам и надо приложить все усилия, - произнес Командующий НЕРВ: - Аянами Рей должна синхронизироваться с ней без таких проблем, какие были в прошлый раз. Провал недопустим. Можете быть свободны.

- До свиданья, - произнесла Рицко и покинула апартаменты, оставив своего любовника в полном одиночестве.

Но главу НЕРВ это обстоятельство совсем не расстроило. Он прилип к экрану терминала МАГИ и изучал видеозаписи из лаборатории и коридоров, ведущих к ней. Его очень интересовали знания, неизвестно откуда взявшиеся у его сына. Это наводило его на неприятные мысли, которым он не хотел верить. И что делать с этим он не знал. Пока не знал. Но глава НЕРВ был твердо уверен в том, что в случае надобности решение для любой проблемы будет найдено. И найдено вовремя.

Глава 36. Собрание членов SEELE и его последствия для НЕРВ.

В то время как в штаб-квартире НЕРВ начальники оперативного и научного отделов отчитывались перед Командующим Икари, на одной из тайных баз SEELE проходило совещание ее главарей. Как было принято в этой тайной организации, прямого общения между представителями ее верхушки не было. Общались они при помощи конференцсвязи посредством виртуальных мониторов, на которых могли отображаться их лица. Могли, но не отображались. Причиной этого было желание каждого из участников верхушки этого тайного общества сохранить свои личности втайне от остальных. Единственным человеком, который знал всех участников комитета и которого знали все остальные, был его председатель Кил Лоренц, прятавшийся за обозначением SEELE 01. Он мог не скрывать свое лицо от других, но он четко следовал правилам сообщества и поступал точно так же, как и все остальные его участники.

Дождавшись того чтобы все участники комитета вышли на связь председатель начал свою речь.

- У меня нет никакого сомнения в том, что уважаемые участники комитета знают о причине нашего сегодняшнего собрания, - начал повествование Кил Лоренц: - Дело в том, что наш труд, который осуществлялся на протяжении многих лет, сегодня был поставлен под угрозу. Нахождение НЕРВ двух новых пилотов не описано в Свитках Мертвого Моря, и поэтому может нанести ущерб проекту Комплементации человечества к достижению которой мы прилагаем все свои усилия. Это недопустимо. Но раз это не предвиденное никем из нас событие произошло, то мы должны скорректировать его влияние на выполнение нашего проекта. Поэтому я спрашиваю вашего мнения по этому поводу. Что нам следует делать?

- Нам следует исправить ошибку, возникшую при исполнении пророчества, - произнес хриплый голос SEELE 02: - А для этого число пилотов должно вернуться к своему нормальному значению. Лишние должны исчезнуть. И с этим надо спешить.

- Не спешим ли мы с принятием такого необратимого решения? - спросил у членов комитета звонкий голос SEELE 03, который в организации отвечал за анализ информации: - А что если мы устраним одного из тех, кто должен участвовать в проекте для его успеха? Уничтожить помеху на нашем пути никогда не поздно, а вот вернуть из мертвых мы никого не сумеем.

- Я соглашусь с мнением предыдущего выступающего, - произнес женский голос SEELE 04: - Пусть он еще раз проанализирует скрижали с письменами в поисках новой информации. Когда анализ будет закончен, мы снова встретимся и решим судьбу этих "левых" пилотов.

- Я считаю, что следует действовать решительно, - произнес голос SEELE 07: - Любая угроза осуществлению желаемого нами плана должна быть устранена. Для этого допустимы любые средства. Медлить с этими мерами нельзя.

- Позвольте не согласиться с вами, - произнес строгим голосом SEELE 11: - Пусть лучше наш коллега дополнительно изучит Свитки Мертвого Моря. Дополнительные знания нам не помешают.

- Я тоже думаю, что спешить в этом вопросе не следует, - произнес SEELE 12: - Спешка в важных делах редко приводит к положительному результату. Я считаю, что этот вопрос можно отложить до тех пор, пока наш коллега не изучит скрижали. Время терпит.

- Кто еще за то, чтобы отложить решение этого вопроса на некоторое время? - произнес SEELE 01, обращаясь ко всем членам тайной организации: - Прошу вас голосовать.

И голосование началось. В итоге выяснилось, что голоса участников совещания разделились почти поровну. Шесть голосов за уничтожение фактора нестабильности и такое же количество голосов против вмешательства в естественный ход событий. Единственным, кто не высказал свое мнение по этому поводу, был председатель комитета. И теперь его слово должно было стать решающим.

- Я тоже за уничтожение лишних помех плану, - произнес Кил Лоренц спокойным голосом, обрекая кого-то из подростков на гибель: - Решение принято большинством голосов. Теперь осталось только выбрать способ их устранения.

- Нет ничего проще, - прохрипел SEELE 02, который с самого начала настаивал на их уничтожении: - Натравим на них сектантов. В моем подчинении имеется немало такого расходного материала. НЕРВ сам подставил себя, назвав Ангелов их собственным именем. Вот пусть Гендо Икари и отвечает за провал.

- Только нужно дополнительно позаботиться о том, чтобы Второй отдел не вышел на наш след в этой истории, - произнес тихим голосом SEELE 06: - А то Командующий Икари постарается нам отомстить. Ведь возможности для этого у него есть.

- Мы не будем бояться свою марионетку, - снова прохрипел SEELE 02: - Наши возможности многократно превосходят его. Мы создали НЕРВ, и если это будет нужно, то уничтожим его. Все сотрудники этой организации находятся под нашим присмотром, и горе тем из них, кто решит вести свою игру.

- Хорошо, - произнес председатель комитета, останавливая своим словом излишние в данный момент прения: - Комитет разрешает действовать нашему коллеге. Раз у него есть агенты влияния в различных сектах, то пусть он задействует их для устранения этой проблемы. У кого из членов комитета есть еще вопросы к нашему коллеге?

- У меня есть вопрос, - произнес молчащий до поры до времени SEELE 09: - Есть ли у вас, уважаемый господин, в подконтрольных вам организациях люди, которые могут перехватить управление ими. Я задаю этот вопрос на случай выхода сектантов из-под контроля. Мало ли какая мысль придет этим фанатикам в голову. Нельзя допустить того, чтобы ими были уничтожены ключевые лица, которые играют в нашем плане определенные роли.

- А также нельзя допустить бесконтрольной резни, - продолжил мысль своего коллеги SEELE 13: - Что очень вероятно при использовании нами фанатиков.

- Я понял, в какую сторону вы клоните, - произнес хриплым голосом SEELE 02: - Могу заверить всех членов комитета, что их опасения полностью беспочвенны. Верхушка этих сект состоит из разумных людей, которые только притворяются фанатиками. Все они будут выполнять любые приказы нашей организации без малейшего сомнения. В этом вопросе уважаемые члены комитета могут быть спокойны.

- Мы вам верим, - произнес SEELE 01, пресекая готовый начаться между членами комитета спор: - Поэтому ответственность за проведение всех необходимых мероприятий возлагается на ваши плечи. Если вам понадобится денежная или иная материальная помощь, то мы все окажем ее вам по первому требованию. Наш проект превыше всего!

После слов Кила Лоренца в зале, где размещались голографические мониторы, воцарилось молчание. И председатель, прославившийся как опытный политик, воспользовался этим для того, чтобы завершить это собрание.

- Если ни у кого из нас нет ни вопросов, ни пожеланий к прочим присутствующим, - произнес он строгим голосом: - То я заявляю о том, что совещание закончено.

Вопросов и пожеланий не последовало, и мониторы один за другим начали гаснуть, показывая отключение членов комитета от средств специальной связи. Последним из всех погас монитор председателя SEELE Кила Лоренца.

А так решения принятые такими влиятельными людьми не могли остаться без последствий, то вскоре НЕРВу предстояло столкнуться с проблемами самих разнообразных калибров.

И в первую очередь с обеспечением безопасности пилотов-подростков и ключевых лиц проекта "Е", которые также могли попасть под удар специально настроенных против них фанатиков. Так что для считавшейся самой могущественной в мире организации теперь наступали совсем непростые времена. Время, когда ей предстояло обороняться от тех, кого они так самоотверженно старались защитить.

Но глава организации Гендо Икари предвидел такой вариант и готовился к тому, чтобы бороться против этого. И в этом деле у него было достаточное количество союзников, как внутри НЕРВ, так и извне. Поэтому шанс на успех у него были.

Глава 37. Разговоры в школе после боя.

На следующее утро Первое Дитя и Третье Дитя пошли в школу держась под руку. Дойдя до строения, в котором проходило их обучение, они повстречались со своими новыми коллегами по работе. Тодзи и Айда были выпущены из штаб-квартиры под честное слово и надзор агентов Второго отдела. Придя в школу, они собирались заявить о себе, как о новых пилотах Евангелионов, но были жестко раскритикованы своими коллегами по работе.

- И зачем вам понадобилась эта дешевая слава, за которой ничего не стоит? - прямо спросил своих одноклассников пилот Евы-01: - Все равно Евангелионов для вас пока нет, и соберут их еще не скоро. Так что вы можете пока только заниматься подготовкой к грядущим боям на имитаторах, и не более того.

- Ну как же так? - возмутился Айда Кенске: - Это такая романтика! Героизм! Слава! Почести! И многое, многое другое. Как же можно отказаться от такой удачи?

- Очень даже можно, - произнесла молчавшая до этого момента Рей: - Лично я по доброй воле никогда бы не полезла в контактную капсулу моего Евангелиона. Особенно после неудачи во время первой попытки синхронизации.

- А что там у тебя случилось на самом деле? - поинтересовался лейтенант НЕРВ у своей будущей напарницы: - Мисато мне рассказывала об этом в общих чертах, а мне интересны подробности.

- Эти подробности совсем не те, которыми следует делиться в такой обширной компании, - произнесла Аянами и показала в сторону двух пилотов-новичков: - Особенно если некоторые из ее участников не умеют держать язык за зубами.

- Это я-то не умею молчать? - возмущенным голосом произнес Судзухара и отвернулся от обвинившей его девушки.

- Речь идет не о тебе, Тодзи, а о твоем друге, - уточнила свое обвинение Первое Дитя: - Согласись со мной. Он является лучшим разносчиком новостей в нашем классе. Ты же не можешь отрицать этого, не так ли?

Тодзи хотел было возразить пилоту Евы-00, но ее правота заткнула ему рот. Он припомнил несколько случаев, когда болтливый язык его товарища навлекал на них неприятности. А связываться с секретами всемогущей в Токио-3 организации ему совсем не хотелось.

Этим молчанием подростков воспользовался Вадим, чтобы привести еще один убедительный довод в пользу секретности.

- Я советую вам не высовываться еще и потому, что враги НЕРВ, которых у него немало, могут натравить на его сотрудников каких-нибудь полусумасшедших фанатиков-сектантов, - произнес он уверенным голосом: - В таком случае секретность поможет вам сохранить вашу жизнь.

- А разве у НЕРВ есть враги? - удивленным голосом произнес Айда Кенске:- Ведь эта организация защищает весь мир от внешнего врага. Как же может кто-то желать ей неуспеха и препятствовать ее деятельности?

- Враги есть у всех, - ответил на вопрос своего одноклассника пилот Евангелиона: - У тебя, у Тодзи, у меня. Есть они и у НЕРВ. Различие только в их величине. Если у нас, как у простых подростков, враги маленькие, не крупнее нас самих, то у такой серьезной организации, как НЕРВ, враги тоже соответствующего калибра. В первую очередь это концерны и корпорации, которых наша организация обделила заказами. Дело в том, что НЕРВ не существует сам по себе. Это специальный институт при Организации Объединенных Наций. И все его счета оплачивает именно она. Бюджет НЕРВ сравним с бюджетом любой большой страны. Поэтому так вращаются огромные деньги, и те, кто оказались не допущены к этой кормушке, вправе не любить организацию, на которую мы работаем. И вполне естественно, что они будут пытаться вредить ней. А проще всего и безопаснее это сделать чужими руками. Руками сектантов-фанатиков. Ты меня понял?

- Я никогда не думал об этом с такой стороны, - расстроенным голосом произнес жаждущий известности и славы подросток: - Неужели любая слава имеет такую оборотную сторону?

- Пока ты не работал в НЕРВ, тебе можно было не думать об этом, - попытался закрепить эффект от своих слов подросток в военной форме: - Но вот теперь ты имеешь права относиться к важным вещам так легкомысленно. Одно слово, сказанное в неправильном месте и в неправильное время, может принести всем немалые неприятности. Так что лучше тебе и твоему другу молчать о том, кем вы стали. Тем более вы должны были подписать бумаги о неразглашении секретной информации. Вас это заставили сделать?

- А как же, - произнес недовольным голосом Тодзи Судзухара: - Притащили нам такую кипу листов, что у меня чуть не отвалилась рука, пока я их подписывал.

- Так вот, мои друзья, - произнес одноклассник Тодзи и Айды: - То что вы являетесь будущими пилотами Евангелионов, это тоже секретная информация, которую надо хранить в тайне до ее официального оглашения. Поняли меня?

Мы поняли, - в один голос произнесли одноклассники пилота Евы-01 и гордо вошли в класс.

И сделали они это совершенно зря, так как в классе их поджидала рассерженная их поведением староста. Хикари прицепилась к провинившимся перед ней подросткам в тот самый момент, когда они прошли через дверной проем.

- Айда! Тодзи! - выкрикнула она в виде приветствия: - Где вы были во время прошлого боя? Почему ты, Кенске, не явился в убежище, как обещал мне? Я так беспокоилась за вас. Как староста класса, я несу за вас ответственность, а вы так подставили меня.

Тодзи Судзухара лихорадочно пытался подобрать слова для своего оправдания, но его одноклассник поломал всю его затею.

- Мы не успели добраться до убежища вовремя, - признался он, глядя прямо в глаза старосты: - И поэтому остались на поверхности смотреть сражение.

- Что!? - разъяренным голосом выкрикнула Хикари Хораки: - Что ты сказал!?

- Кенске, придурок! - в свою очередь крикнул его товарищ, попавший из-за болтливого языка друга по раздачу: - Что ты несешь?! Хикари, мы не хотели этого!

Но разозленную такой глупостью подростков старосту 2-А класса теперь ничто не могло остановить. Она начала гоняться за парнями по всей аудитории, имея твердое намерение объяснить этим двоим недоумкам, что так поступать нельзя.

От участи провести всю последующую жизнь с оторванными ушами будущих пилотов Евангелионов спасло чудо. Оно заключалось в том, что в класс вошли Аянами Рей и Синдзи Икари. Внимание старосты переключилось на них, и Айда вместе с Тодзи спрятались за их спины.

Пилоты Евангелионов прикрыли своих будущих коллег по работе от гнева старосты, и та сорвалась уже на них.

- Почему вы вдвоем ходите, держась за руки? - спросила она у пилота Евы-01: - Разве подобает подросткам вашего возраста вести себя, как взрослые люди? Отвечай, Икари!

- А почему я с моей коллегой по работе не могу вести себя, как мне угодно? - возмущенным голосом произнес лейтенант НЕРВ: - Если организация, в которой мы с Аянами работаем, считает нас достаточно взрослыми для того, чтобы доверить в наши руки самое разрушительное неядерное оружие на Земле, то почему мы должны вести себя, как простые подростки?

- Как?! Аянами тоже работает в НЕРВ? - полным удивления голосом произнесла Хикари: - А я об этом ничего не знала! И кем же она там работает?

- Позвольте вам представить. Аянами Рей - пилот Евы-00, - официальным тоном представил замершему в ожидании классу свою боевую подругу попаданец.

Эти слова вызвали среди учеников бурю эмоций, что было совсем не удивительным. Никто из учеников, не посвященных в тайны НЕРВ, не мог даже предполагать, что такая девушка как Рей тоже может управлять многометровой махиной, которая может развалить целый город или уничтожить врага наподобие Ангела.

Видя это оживление среди своих одноклассников, подросток в военной форме невольно усмехнулся. Вадим мысленно представил, какой бардак воцарился бы в классе, если бы ученики 2-А узнали, что среди них есть еще два будущих пилота. "Даже такая энергичная староста, как Хикари, не смогла бы унять беснующихся учеников" - с каким-то нелогичным удовольствием подумал он про себя.

Но тут в аудиторию вошел учитель геометрии, и оживление учеников сошло на нет. Ведь они хорошо понимали, что проявлять излишнюю активность в его присутствии - верный шанс на выход к доске, где придется доказывать какую-нибудь нудную теорему. А желающих участвовать в этом ни у кого из них не было.

По окончании урока одноклассники попытались было подкатить к Аянами и расспросить ее о службе, но попаданец и его новые коллеги по работе не дали им ни одного шанса на это. В таком же духе прошли и все остальные уроки, а по их окончании пилоты собрали вещи и дружно потопали в штаб-квартиру организации, где их уже ждала начальник оперативного отдела.

Глава 38. Разговор с Кацураги и оформление новичков.

Пройдя до кабинета начальника оперативного отдела, пилоты остались ждать рядом с ними, а пилот Евы-01 пошел на разведку. Войдя внутрь, он увидел заваленное кипами различных бумаг помещение, посреди которого стоял стол. А за столом, опершись на него локтями, сидела капитан Кацураги. Сидела и спала. Вадим ущипнул себя, для того чтобы убедиться в том, что он не спит. Стало больно, но видение спящего за столом командира не исчезло. И тогда у подростка в голове возникла мысль, что ее надо разбудить. Оставалось только сделать выбор, каким способом это сделать. Выбор у лейтенанта был невелик. Или будить ее по-хорошему, или хулиганским способом, рискуя вызвать скандал после пробуждения. Немного подумав, подопечный капитана решил остановиться на хорошем методе. Для этого он подошел к столу и пару раз стукнул по нему. Увидев отсутствие реакции на его действия, пилот Евангелиона громким голосом произнес: - Капитан Кацураги, лейтенант Икари в сопровождении прочих пилотов в ваше распоряжение прибыл!

Эта фраза, сказанная громким голосом, оказала на опекуна подростка поистине магическое действие. Услышав ее, Мисато подскочила и встала по стойке смирно.

Увидев перед собой своего подопечного, молодая женщина не знала, что ей делать. То ли рассмеяться над своим промахом, то ли рассвирепеть и начать тиранить подростка, подшутившего над ней из

самых хороших побуждений. Немного подумав, она решила помиловать своего подчиненного.

- Так, - произнесла она строгим голосом: - Лейтенанта Икари я перед собой вижу! А где все остальные пилоты? Требую представить их пред мои глаза!

- Будет исполнено, капитан! - произнес подросток и пошагал строевым шагом в сторону двери.

Дойдя до нее, он открыл ее и позвал всех своих коллег внутрь кабинета. После того как они вошли внутрь, парень наглухо закрыл за ними дверь.

- Раз уж вы все собрались здесь, то нам надо будет решить несколько вопросов, - произнесла капитан, обводя взглядом своих подчиненных: - И первый из них - это место проживания двух новичков. Проживание Тодзи Судзухары и Айды Кенске вместе с их семьями признано не оптимальным в плане защиты их от возможных атак сектантов и наемников противников НЕРВ. Поэтому вам, детишки, придется переселиться в более надежное место.

- И куда нас переведут? - вяло поинтересовался Тодзи, подготовленный к такому решению своего будущего командира недавними словами одноклассника: - И сможем ли мы видеться со своими родственниками?

- Проживать вы будете в одном доме с пилотом Евы-01. Этажом ниже его, - ответила на вопрос подростка начальник оперативного отдела: - Что касается встреч с родственниками, то они будут ограничены по продолжительности. Впереди у вас много специальных занятий, которые будут отнимать у вас немало времени. Поэтому на общение с родными у вас его просто напросто не останется.

- Значит, вы переводите нас на казарменное положение, - произнес юный папарацци, скривив лицо от такой нерадостной перспективы.

- Вовсе нет, - ответила ему опекун пилота Евы-01: - Никакой казармы. Будет посещение школы, а после занятия в штаб-квартире. Правда свободных прогулок по городу больше не будет. Все перемещения будут осуществляться в сопровождении охраны. Кстати говоря, вам всем строго настрого запрещается отрываться от нее. И вообще в вопросах безопасности вам следует слушаться их рекомендаций.

- Приношу извинения за свою ошибку, капитан. Это не казарма, а самая настоящая гауптвахта, - произнес, смотря в глаза своему командиру, Айда Кенске.

- У тебя еще хватает наглости выражать свое недовольство? - с возмущением в голосе произнесла старший офицер НЕРВ: - Не ты ли орал на всю школу, что хочешь служить в НЕРВ? Мы пошли тебе навстречу и зачислили в штат организации, хотя Евангелион для тебя еще не построен, а ты в ответ начинаешь выдвигать нелепые претензии. Претензии по поводу того, что организация, в которой ты работаешь, заботится о твоей безопасности. Ну и как после такого поведения тебя следует назвать? Кто ты после этого?

Ученик 2-А класса, пристыженный словами взрослой женщины, замолчал и закончил делать свои замечания по поводу услышанного. Теперь капитан могла продолжить свою речь, не отвлекаясь на возгласы с мест.

Второй вопрос, который нам надо решить с вами, школьники, - произнесла попаданка, намекая на новичков: - Это постановка всех, кроме Синдзи, на денежное и вещевое довольство. Поэтому пилот Евы-01 сейчас отправится на синхротесты к доктору Акаги, а мне с вами троими придется пройти через горнила бюрократии. Предупреждаю заранее: я очень не люблю общаться с этой категорией служащих НЕРВ, поэтому хочу находиться в каждом из их кабинетов как можно меньше времени. И тот, из-за кого мне придется в них задержаться, станет моим личным врагом и незамедлительно почувствует это на своей шкуре. Вы все поняли?

Подростки, не желавшие вызвать недовольство своего будущего начальника, закивали головами в знак согласия. А вот Аянами Рей, догадывающаяся про напускной характер негодования, легонько улыбнулась. Эта улыбка не осталась незамеченной капитаном НЕРВ, и та хотела сказать по этому поводу пару ласковых слов. Но тут Аянами спасли слова пилота Евы-01, который сказал: - Капитан, я могу быть свободен?

- Иди быстрее в лаборатории, лейтенант, - произнесла Кацураги: - Там тебя уже давно ждут.

Вадим отдал ей честь и покинул помещение, оставив своих коллег наедине с грозным начальником.

Добравшись до лаборатории, он отдался в заботливые руки ее начальника и всех ее помощников. Лежа в имитаторе контактной капсулы, он думал о тех муках, которые выпали на долю его коллег, вынужденных ходить по инстанциям вместе с начальником оперативного отдела.

А вот троим школьникам пришлось пройти все круги бюрократического ада НЕРВ. Сначала они отправились на фотографирование, где к глубочайшему удивлению Тодзи и Айды, Аянами Рей заставили пройти ту же самую процедуру, что и их. Это вызвало у них законное недоумение.

- А почему Аянами проходит все бюрократические процедуры вместе с нами? - выразил свое удивление Айда Кенске: - Ведь она начала работать в НЕРВ гораздо раньше нас, и даже раньше, чем Синдзи. Как такое могло случиться?

- Очень просто, - ответила капитан своим новобранцам: - Сначала Ева-00 и ее пилот относились к научному отделу, а не к оперативному. В связи с переводом в другой отдел ей придется оформлять все документы по-новой. Здесь мы уже все закончили. Пойдем дальше.

И новички вместе с Рей в сопровождении Мисато Кацураги пошли дальше. На их пути были вещевой склад, где парни придирчиво подбирали для себя вооружение из того ограниченного списка, что им предоставили. Затем они побывали у главного интенданта, который устроил их прописку на нужном месте. И после этого подростки отправились к своему новому месту проживания в сопровождении охраны, которая старалась быть незаметной.

А тем временем пилот Евы-01, заключение которого в капсуле имитатора закончилось, подал доктору Акаги новую замечательную мысль.

- Доктор Акаги, - произнес он серьезным голосом: - Я знаю, что самая первая попытка Рей синхронизироваться с предназначенной для нее Евой-00 закончилась полным провалом. Насколько я понимаю, скоро предстоит новая попытка. Что вы планируете сделать для того, чтобы это не повторилось?

- Рей стала более устойчивой с психологической точки зрения, - ответила на вопрос лейтенанта НЕРВ ученая: - Поэтому повторения того что случилось с ней в прошлый раз не последует. А что можешь предложить нам ты? Может быть, пилот Евангелиона видит проблему с другой стороны. Мы, в отличие от тебя, не синхронизируемся с Евангелионом и поэтому можем только предполагать, что происходит во время этого сложного процесса.

- Я могу попробовать активировать ее Еву, - произнес подросток в контактном костюме: - Если у меня это получится, то я передам Аянами свой опыт, и тогда ее собственная синхронизация пройдет без проблем.

- А ты уверен, что сможешь активировать чужую непредназначенную для тебя Еву? - задала вопрос ему глава научного отдела НЕРВ: - Ведь это даже теоретически считается невозможным. А если у тебя ничего не получится?

- Попытка не пытка, как говорят наши былые противники, а нынешние союзники, - веселым голосом произнес лейтенант : - Если у меня ничего не получится, то мы ничего не потеряем, а вот если я сумею сделать это, то перед нами откроются такие перспективы, что даже представить невозможно.

- Меня интересует этот эксперимент, - произнесла грустным голосом Рицко: - Но Командующий наверняка запретит его, сославшись на риск для тебя. И будет полностью прав. - А разве мы не можем провести его без разрешения? - удивленным голосом произнес подросток: - Не может же мой биологический отец следить за всем круглые сутки напролет. Ему тоже нужно время на отдых. Вот этой-то его слабостью мы и воспользуемся. Когда он проснется, все дело будет уже сделано, и возразить он не сможет. Победителей не судят.

- Судят, да еще как, - возразила ему неуверенным голосом ученая: - Правда, если мы добьемся успеха, то нам многое простится. Многое, но не все. Готов ли ты рискнуть ради своей подруги? Цена риска может быть высока.

Но эти попытки запугать школьника не увенчались успехом. Попаданец был твердо уверен в своей правоте и не пошел на уступки. Он произнес громким голосом: - Я беру ответственность за результаты эксперимента на самого себя. Так что вам, доктор Акаги, осталось только определиться со временем его проведения.

- Об этом мы поговорим в другой раз, - уклончивым голосом произнесла начальник научного отдела: - А сейчас иди в раздевалку и проваливай отсюда.

Пилот, получив долгожданное разрешение, тут же покинул лабораторию, оставив доктора Акаги наедине с ее собственными мыслями. "Может, действительно стоит провести подобный эксперимент" - подумала про себя доктор Акаги и закурила очередную сигарету: - " А с Гендо Икари как-нибудь договорюсь. Или поставлю этот вопрос на очередном отчете. И тогда можно проводить эксперимент открыто, не таясь".

Глава 39. Подготовка к опасному эксперименту.

Доктор Акаги не стала выжидать лишнего времени. Она в этот же день на отчете у Командующего Икари высказала эту идею.

- А вы уверены, что это сработает? - произнес Гендо, сверкнув своими глазами из-под очков: - А если с Третьим Дитя что-нибудь случится? Кто тогда будет пилотировать Еву-01? Мы не можем так рисковать!

- Синдзи твердо уверен, что с ним ничего плохого не случится, - произнесла начальник научного отдела тихим голосом: - В этом случае у меня создается такое впечатление, что он знает гораздо больше, чем я сама. И это меня беспокоит. Сильно беспокоит.

- Вопрос о причинах его знаний не должен беспокоить вас, - произнес в ответ глава НЕРВ: - Вы должны делать то, что нужно для уничтожения Ангелов. Все остальное находится вне вашей компетенции. А кстати говоря, как вы планировали обеспечить безопасность пилота Евы-01 при его синхронизации с Евой-00?
- Так же как и в случае с Аянами Рей, - безмятежным голосом произнесла Рицко Акаги: - В стандартную схему синхронизации пилота и Евангелиона введены механические прерыватели, которые сработают по определенному сигналу и оборвут процесс на любой стадии. Этот механизм разрабатывался на случай совместного использования псевдопилота и обычного пилота.

- Меня радует, что несмотря на обилие дел, которые на вас возложены, вы не оставляете без присмотра прочие проекты, - сдержанным голосом похвалил ее Командующий: - Но по поводу синхронизации Третьего Дитя с Евой-00 я позже вынесу специальное решение.

- А как быть с подготовкой Евы-00 к запуску? - спросила у своего босса, довольная его похвалой, ученая: - Ее следует продолжить в том же темпе или несколько замедлить?

- Пусть все идет так, как следует, - произнес твердым голосом Гендо Икари: - Не надо опережать график, но и отставать от него не следует.

- Я вас поняла, - произнесла доктор Акаги и закрыла папку с документами, которую она держала в руках.

- Тогда можете возвращаться к своим обязанностям, доктор, - вежливо выставил свою подчиненную из своих апартаментов Икари-старший.

После того как начальник научного отдела покинула его кабинет, Гендо Икари откинулся на спинку кресла и погрузился в размышления. Были они невеселыми, что совсем не мудрено при таком непростом положении дел. "И почему все идет не совсем так, как мне нужно? Почему Третье Дитя ведет себя совершенно неправильно? Откуда у него взялись дополнительные знания, которых быть не должно? Зачем капитан Кацураги переселила Рей, наплевав по сути дела на мое недовольство? Неужели у нее проснулись инстинкты, заложенные в каждой женщине самой природой?" - задавал сам себе мысленные вопросы Командующий специальным институтом и сам же отвечал на них: - "А что, собственно говоря, я хочу? Еще ни один план, как бы хорош он ни был, не переживал столкновения с объективной реальностью. Даже в самых идеальных планах всегда находилось место для некоторых отклонений. Самое главное для успеха проекта, чтобы они не вышли за некоторые пределы. Пока этого не произошло, мне можно особенно не беспокоиться. Пусть уж лучше грязную работу выполняют люди Кила Лоренца, а мы в очередной раз предстанем перед миром в образе невинной жертвы. А что касается вопросов к Третьему Дитя, то они подождут".

Приняв такое решение, Глава всемогущей организации покинул свои апартаменты и отправился отдыхать. Ведь даже такому сильному человеку, каким являлся он, тоже время от времени требовался хоть какой-нибудь отдых.

В отличие от Гендо Икари спокойно удалившегося ко сну, его подчиненная была твердо настроена на проведение эксперимента, идею которого ей подбросил один малолетний лейтенант. И запрет своего любовника она сразу же приняла в штыки. Но обойти его пока было нельзя, а значит, следовало заняться чем-нибудь другим. И дело нашлось, стоило ей только подумать, как следует.

"И чего я так расстроилась?" - мысленно спросила себя глава научного отдела: - "Ведь я ожидала такого ответа от Командующего. Но подготовительные работы с Евой-00 мне проводить он не запретил. Значит, сосредоточимся пока на этом, а по поводу пилота Евы-01 в Еве-00 его можно будет уломать позже. Время еще терпит".

Поэтому вернувшись в отдел, она собрала всех своих сотрудников и заявила им следующее: - С завтрашнего дня мы приступаем к подготовке Евы-00 для повторного запуска. Мне нужно, чтобы вы были предельно внимательны и аккуратны. Поэтому на сегодня наш рабочий день закончен".

Выслушав такое необычное для своего начальника объявление, ее сотрудники оставили все свои дела и потихоньку начали покидать лаборатории. Завтра предстоял нелегкий день, и к нему следовало тщательно подготовиться.

И на следующее утро работа в научном отделе НЕРВ закипела. Ведь подготовить к вводу в эксплуатацию старательно законсервированный после неудачного запуска Евангелион это совсем не простое дело. Сначала требовалось очистить его от супербакелита, которым он был залит. Затем отладить его системы, встроив внутрь них механизм для принудительного разрыва синхронизации, что представляло собой немалую трудность. Следующим этапом должно было стать полное тестирование Евы без пилота и дополнительная отладка. И только потом в его капсулу должен был попасть пилот для проведения реактивации механоида. Все эти этапы были очень важны, и ни один из них было нельзя пропустить или провести по сокращенной программе. Поэтому у сотрудников научного отдела НЕРВ начинались тяжелые дни.

А для пилотов Евангелионов все пока проходило по-прежнему. Занятия в школе с утра и синхротесты или занятия по тактике после учебы. Попаданец, правда, поинтересовался у начальника научного отдела по поводу предложенной им идеи, но получил такой отлуп, что больше не рискнул задавать не относящиеся к своей компетенции вопросы. "Значит, Командующий не одобрил это предложение" - подумал подросток про себя: - "А жаль. Может быть, я смог бы помочь как Аянами, так и другим потенциальным пилотам. Ева лишенная внедренной в нее души может синхронизироваться практически с любым человеком. Примером чего являюсь я сам".

Но у пилота Евы-01 не было лишнего времени для того чтобы тратить его на пустые сожаления, поэтому он оставил свои расспросы и продолжил заниматься тем, что входило в его прямые обязанности.

А начальник научного отдела не оставляла своих попыток достучаться до Командующего и уговорить его дать согласие на проведение рискованного эксперимента. Она возвращалась к этой теме при каждом докладе или любом удобном случае. И, в конце концов, Рицко добилась того, чего хотела. Командующий Икари после долгих уговоров, к которым хитрая Акаги привлекла начальника оперативного отдела, дал согласие на этот эксперимент.

- Даю его под вашу личную ответственность, - произнес он сердитым голосом, зыркая глазами по лицам своих подчиненных: - И не дай Ками, если с пилотом что-нибудь случится... Я вас всех... Ну вы меня поняли, не так ли?

- Отлично поняли, - в унисон произнесли начальники обоих отделов НЕРВ и быстрым шагом покинули апартаменты, пока глава организации не передумал и не захотел отменить свое же собственное решение.

Об этом решении своего босса начальники отделов сразу же оповестили своих подчиненных, которые начали готовиться к этому эксперименту. И если подчиненные доктора Акаги восприняли это решение вполне спокойно, то среди пилотов Евангелионов довольным оказался только пилот Евы-01. Новички оказались несколько обижены тем, что им высказано такое недоверие со стороны их начальства.

- Мы бы могли не хуже тебя запустить эту Еву, - расстроенным голосом говорил жаждущий славы Айда Кенске своему сослуживцу: - Почему это дело не доверили мне или Тодзи, раз Рей пока еще не здорова для этого?

- Никто из наших научных сотрудников не знает точно, сможет ли ваш одноклассник синхронизироваться с чужой Евой, которая была создана не для него, - пресекла его причитания строгим голосом Мисато: - А ведь у него опыта гораздо больше, чем у вас всех вместе взятых. Ваши Евангелионы никуда от вас не уйдут.

- А как же бои с Ангелами? - спросил у нее юный папарацци: - Вдруг пока мы готовимся, они закончатся? Что мы тогда будем делать?

- Не бойтесь, - поспешил успокоить и обрадовать своих коллег по работе попаданец: - Впереди еще много этого добра. Так что можете не волноваться. Ангелов хватит на всех.

Совсем другой была реакция Аянами, от которой Судзухара и Кенске ожидали проявления недовольства. Внешне она осталась равнодушной к такому попранию ее прав и обязанностей, что показалось очень странным ее одноклассникам. Но она не стала показывать свои сомнения прилюдно, а подошла к коллеге по попаданию, когда он остался один.

- Зачем ты это делаешь? - спросила она его грустным голосом:- Раз уж так все получилось, пилотирование - это мой долг, от которого мне никуда не деться. Зачем ты рискуешь своей жизнью? Ты и так должен знать, что...

- Тихо, тихо, - произнес подросток в военной форме, затыкая рот коллеге по работе: - Не надо говорить лишних слов, о которых потом возможно придется пожалеть. Я подчинил свою Еву своей воле, а значит, могу поступить так и с твоей. Управлять укрощенным Евангелионом гораздо проще, чем укрощать его самому. Особенно, в том случае, когда у тебя уже был неприятный опыт неудачного укрощения. Ты меня поняла?

- Да, Синдзи, - ответила девушка и попыталась поцеловать его: - Большое спасибо тебе за то, что ты так заботишься обо мне.

- Не стоит благодарности, - произнес пилот Евы-01 и они разошлись по своим делам.

Глава 40. Укрощение Евы-00.

Подготовка к реактивации Евы-00 затянулась еще на пять дней, и по истечении их все было готово. Перед началом эксперимента начальник научного отдела получила дополнительные инструкции по его проведению от самого Гендо Икари. Командующий НЕРВ не мог самоустраниться от такого важного дела, как повторная активация аварийного Евангелиона. Более того он собирался лично наблюдать за его проведением из командного центра.

И вот день проведения этого эксперимента наступил. В этот день пилоты Евангелионов не отправились, как обычно, в школу. С самого утра они прибыли в штаб-квартиру организации, и там школьники провели весь день. Для всех них, за исключением пилота Евы-01, это был день отдыха. А вот для самого попаданца это был день величайшего испытания.

Прибыв рано утром в НЕРВ, пилот Евы-01 сразу же прибыл в лабораторию доктора Акаги. Та ждала его, чтобы провести медицинское обследование перед началом такого важного эксперимента. Увидев его, она посмотрела ему в глаза и прямо спросила его: - Ну как, Синдзи, ты еще не передумал участвовать в этом эксперименте? Я знаю, что ты твердо уверен в том, что с тобой ничего не случится. Не знаю, на чем основана твоя вера, но мне это не нравится. Ведь ответственность за этот эксперимент Командующий возложил на нас. А нам не хотелось бы пострадать из-за твоей самоуверенности.

- Доктор Акаги, не надо беспокоиться обо мне, - спокойным голосом произнес подросток: - Я готов взять ответственность за эксперимент на себя, если вам будет от этого легче. Но я делаю это для того, чтобы защитить Рей от грозящих ей неприятностей. Очень серьезных неприятностей, которые грозят ей смертью. Я знаю это.

- Интересно, откуда ты все это знаешь, - произнесла начальник научного отдела: - Не поделишься ли информацией со мной? Особенно меня интересует, что именно угрожает Аянами в контактной капсуле Евы-00, и от чего ты ее собираешься спасать.

- Командующий знает все об этом, - произнес спокойным голосом школьник 2-А класса: - И если он не посвятил своего ведущего научного сотрудника в эти секреты, то кто я такой, чтобы идти против его воли. А по поводу источника угрозы подумайте сами. Делаю вам намек. При первой попытке активации Евы-01 погибла моя мать. Ее душа оказалась заключена в Евангелионе. Так вот вопрос: Чья душа оказалась внутри Евы-00? Кто был настроен против нее при жизни, тот мог постараться навредить ей и после смерти.

- То есть ты намекаешь, что... - начала говорить потрясенная его откровениями Рицко, но была прервана пилотом Евы-01, который сказал: - Я не на что не намекаю. Это моя и только моя версия. Не надо делать поспешных выводов. И вообще разговоры пора заканчивать. Пришло время делать дело.

- Иди следом за мной, - произнесла разочарованным голосом ученая и направилась в сторону сканера, под которым подростку предстояло пролежать не менее часа.

Она делала свою работу, но ее мысли крутились вокруг последних слов подростка. И в самом деле, чья душа оказалась в заточении внутри Евы-00?

Прошел час, и обследование пилота закончилось. Результатом его стало признание у подростка наличия такого психофизического состояния, которое позволяло ему участвовать в этом рискованном эксперименте. Последняя преграда на пути талантливого экспериментатора и безбашенного школьника была героически устранена. Теперь уже никто не мог отказать им в праве провести эксперимент. - Иди в раздевалку, герой, и переодевайся в свой контактный костюм, - произнесла Рицко Акаги, изучив результаты сканирования тела подростка: - Ева-00 уже готова и настроена на твои параметры. Шевелись. Никто не будет ждать тебя вечно. - Слушаюсь и повинуюсь, госпожа Акаги, - с ехидством в голосе произнес попаданец и отправился в раздевалку за своим контактным костюмом.

Переодевание своей одежды у набравшегося опыта в этом деле подростка не заняло много времени, и уже через пару минут он уже стоял в контактном костюме перед лицом начальника научного отдела.

- Молодец, - сказала она: - А теперь пошли в сторону ангара с Евой-00. Она находится не там, где Ева-01, поэтому иди след в след за мной.

Парень в контактном костюме выполнил совет главы научного отдела и перед ним открылись новые маршруты, о которых он ранее ничего не знал. Пройдя несколько извилистых коридоров и спустившись на лифте на несколько уровней вниз, пилот оказался в огромном зале, в центре которого стоял Евангелион совсем не похожий на его Еву-01. Этот механоид был ниже ростом и раскрашен в другие цвета, но самым главным отличием его было отсутствие челюстей и наличие одного глаза вместо двух, которые имелись у Евы-01.

Увидев это творение высоких технологий, хорошо знакомое ему по аниме, Вадим специально повернулся лицом к Рицко и спросил у нее: - И такую несуразную хреновину должна пилотировать Аянами? Неужели нельзя было сделать нормальный боевой комплекс, имеющий два глаза и нормальный рост? Или дело заключается в том, что это экспериментальный образец, совсем не предназначенный для боя?

- Твое последнее высказывание абсолютно правильное, - произнесла обиженным голосом доктор Акаги: - Эта Ева действительно не предназначалась для боя, а только для отработки технических решений. Надо же было нам на чем-то экспериментировать, создавая технику, у которой не имелось аналогов. Впрочем, хватит разговаривать. Контактная капсула ждет тебя. Залезай в нее.

Подросток в контактном костюме слегка вздохнул и полез внутрь контактной капсулы. Внутри она выглядела точно так же как и капсула Евы-01 до первого боя. "И как только Рей не убилась в ней" - подумал про себя пилот-испытатель: - "Ни ремней безопасности, ни ручек, за которые можно ухватиться. Ничего. Ладно. Сейчас я запущу Евангелион, а потом подам рапорт о модернизации этой недоделанной техники".

Только лейтенант НЕРВ успел подумать об этом, как его организм ощутил перемещение объекта внутри, которого он находился. Это движение не заняло много времени, и сразу по его окончании внутрь капсулы полилась оранжевая жидкость с характерным запахом. "Могли бы, и предупредить об этом" - обиженно подумал подросток, выпуская воздух из легких и заглатывая взамен него ЛСЛ.

Сразу после окончания этого процесса с пилотом Евы-01 связалась доктор Акаги и сообщила о начале синхронизации. Вслед за ее словами по стенкам капсулы пробежали разводы всех цветов радуги. ЛСЛ стала прозрачной, и лейтенант увидел стенки капсулы, светящиеся красным цветом. "Это что еще за фигня?" - подумал он, перед тем как подвергся мощной атаке на психику.

А тем временем в командном центре помощник доктора Акаги снова отметила расхождение гармоник по фазе относительно друг друга. Рицко сразу поняла, что именно так выглядит борьба пилота с поглощенной Евангелионом душой. Ученым оставалось только ждать ее исхода и надеяться на то, что пилот окажется крепче, чем его оппонент, и сможет удержать контроль над Евангелионом. В противном случае от всего НЕРВ может не остаться камня на камне.

А внутри пространства капсулы тем временем шла борьба души пилота с душой... Нет не Рей-1, которая погибла от рук Наоко Акаги, а ее убийцы. Душа погибшей ученой пыталась взять под контроль тело пилота и использовать его для того, чтобы покинуть Еву и отомстить Гендо Икари за его давнюю подставу, которая закончилась ее смертью.

Как описать бой в виртуальном пространстве Евангелиона? Это плохо представляемое, никогда не бывавшему в виртуальном пространстве, действо. Там нет ни верха, ни низа, ни переда и ни зада. Это круговой фронт, где нападения происходят одновременно со всех сторон. Тут нет надежной преграды для атак врага кроме твоей собственной силы. И именно в такой бой ввязался подросток с душой взрослого человека. В неравный бой, который мог окончиться чем угодно, не исключая его собственной смерти. И смерть внутри Евангелиона, в отличие от таковой же в компьютерной игре, была бы окончательной и не подлежащей пересмотру, так как никаких сохранений здесь не было предусмотрено. Поражение души в таком случае обязательно сопровождалось бы растворением тела, как это произошло с Юй Икари, ставшей жертвой Евы-01.

Этот бой по меркам пилота длился целую вечность, когда подросток заметил, что противостоящая ему сила уменьшается. Он усилил свой натиск и сумел разорвать противника на части, заставив его почти полностью прекратить сопротивление. А затем он подчинил своей воле каждый из этих клочков, лишая их самостоятельности. Это было не просто, но Вадим справился с этой задачей. Ведь на кону стояла жизнь его подруги, которую он не собирался терять.

В командном центре момент укрощения пилотом Евы-00 заметили по резкому изменению характера гармоник, которые практически мгновенно слились друг с другом.

- Активация Евы-00 завершена! - объявила на весь командный центр Майя Ибуки: - Уровень синхронизации составил 55%.

- Это меньше, чем у пилота с Евой-01, - произнесла доктор Акаги: - Но следует учитывать, что это не предназначенная для него Ева. У Аянами уровень синхронизации наверняка будет выше.

- Посмотрим, - произнесла в ответ, находящаяся рядом с подругой, Мисато Кацураги: - Теперь Синдзи может покинуть Еву-00?

- Да, да, - произнесла начальник научного отдела: - Только пусть он пройдет в лабораторию на обследование. Мы должны установить, как эта синхронизация повлияла на него. Это будет очень интересное исследование.

- Все бы тебе исследовать, Рицко, - со вздохом произнесла капитан: - А ведь иногда надо быть не исследователем, а просто человеком. Ну, да тебе это наверно не понять.

А пилот Евы-01, узнав об успехе своей синхронизации с чужой Евой, невольно возликовал. И он имел на это полное право. Ведь Аянами Рей все-таки была спасена от грозившей ей опасности. Что произошло благодаря его стараниям.

- Эксперимент закончен, - услышал он по связи голос начальника научного отдела: - Синдзи, готовься к сливанию ЛСЛ.

- Вас понял, - произнес подросток в контактном костюме, и его лицо озарила улыбка.

Глава 41. Выход из контактной капсулы и разговор с Рицко.

Процесс сливания ЛСЛ прошел как обычно. Пилот исторг остатки ЛСЛ из своих легких и слегка закашлялся. Он уже успел привыкнуть к этой довольно-таки неприятной и мучительной процедуре и поэтому перенес ее относительно безболезненно. Когда остатки этой жидкости покинули контактную капсулу, та начала открываться. А за ее крышкой уже стояли те люди, присутствия которых он так опасался. И были это Рицко Акаги и ее верная помощница Майя Ибуки. "Проклятье" - подумал про себя попаданец: - "Неужели они прямо сейчас потащат меня на свое обследование? Даже не дав мне небольшого отдыха. Это будет исключительным свинством с их стороны, и если они так поступят со мной, то я выскажу им прямо в глаза все, что о них думаю. И пусть потом начальник научного отдела и старший оператор МАГИ обижаются на меня сколько угодно. Мне будет на это наплевать".

Но вопреки опасениям пилота Евы-01 ученые не вцепились в него сразу после выхода из контактной капсулы. Доктор Акаги оглядела своим взглядом измученного подростка и вынесла свой вердикт: - Иди, мойся. А через два часа придешь ко мне на обследование. Прошу не опаздывать. Ты меня понял?

- Понял, - обрадованным голосом произнес лейтенант и потопал по указанному ему маршруту.

После посещения душевой и отмывания своего костюма и тела от ЛСЛ пилот Евангелиона направился в столовую. Перед продолжительным обследованием у доктора Акаги следовало, как следует подкрепиться. И эта мысль пришла в голову не ему одному, так как он встретил там всех остальных участников их дружной компании, в том числе и своего командира.

Пилоты и начальник оперативного отдела обступили подопытного со всех сторон и, судя по всему, хотели вытрясти из него какую-либо информацию. Но Вадим остановил их жестом руки и произнес: - Рассказ будет только после еды. Раньше я вам не скажу ни слова.

Произнеся эти слова, он подошел и взял обед. Зная, что ему предстоит долгое лежание под сканером и прочие продолжительные процедуры, пилот Евангелиона взял все в двойном размере. Погрузив все тарелки с едой на свой поднос, школьник направился к столу, вокруг которого собрались его коллеги по работе и их общий начальник. При виде количества еды взгроможденного молодым лейтенантом на поднос у других пилотов, за исключением Рей, начали плавно отвисать челюсти. Начальник оперативного отдела сначала попыталась протереть себе глаза, думая, что это ей только кажется, а когда попытка не увенчалась успехом, Мисато спросила своего подопечного: - А ты, Синдзи, уверен, что сможешь съесть все это и не лопнуть? Не слишком ли много на этом подносе пищи для одного подростка?

- Ничего, не лопну, - ответил пилот-испытатель и, видя направленные на него взгляды, пояснил причину этого окружающим его сотрудникам НЕРВ: - Мне скоро предстоит визит в лаборатории, где я задержусь надолго. Вряд ли глава научного отдела выпустит меня из-под сканера, пока не удовлетворит свое любопытство. А с учетом того, что оно явно не знает границ, то сидеть мне там до вечера, если не до ночи.

- Да, с Рицко шутки плохи, - подтвердила его слова серьезным голосом капитан Кацураги: - При проведении любых исследований наша коллега по работе действительно не знает меры. Так что мне тебя заранее жалко. Садись за стол и кушай. Мы не будем мешать тебе есть, и все вопросы зададим после окончания приема пищи.

Попаданец воспользовался этим милостивым разрешением и сел за стол. Палочки для еды в его руках замелькали с двойной скоростью. Все остальные смотрели на то, как он ест, и удивлялись его способности к быстрому поглощению пищи. "Ну, надо же так жрать" - думала про себя Рей: - "У моего коллеги по несчастью явный талант к этому делу. Если бы он так же хорошо умел готовить, как ест, то цены ему бы не было".

А у другой попаданки мысли двигались в сходном направлении, больше акцентируясь не на скорости поедания пищи, а на количестве съеденного. "И куда у него это все влезает?" - думала про себя Люда: - Ведь он в теле обычного подростка, а не взрослого мужика. Надо же так разработать себе желудок".

Когда трапеза лейтенанта НЕРВ закончилась, то на него обрушился целый водопад вопросов, посвященных сегодняшнему эксперименту. На большинство из них подросток старался отвечать кратко, сообщая любопытным как можно меньше подробностей. И только на вопрос Рей, касающийся Евы-00, пилот ответил максимально подробно. Он постарался уверить ее в том, что отныне ее Евангелион полностью безопасен в эксплуатации.

- Угроза, которая исходила от него для тебя, Рей, полностью устранена, - сказал парень в мундире и случайно глянул на часы.

Согласно их показаниям до встречи с начальником научного отдела и ее не менее ретивыми подчиненными оставалось всего пятнадцать минут.

- Все остальные вопросы потом, - скороговоркой произнес пилот Евангелиона: - Я уже опаздываю! До встречи! Выкрикнул эти слова, подросток оставил свой поднос с пустыми тарелками на нем и как раненый медведь ломанулся к выходу из столовой. Это поведение было таким необычным, что вслед ему смотрели все сотрудники организации, оказавшиеся в этот момент в ней. Выбравшись за ее пределы, лейтенант сбавил темп и вместо бега перешел на быстрый шаг. По его прикидкам он и так успевал вовремя, а раз так, то спешить было уже не обязательно.

И действительно он вошел в лабораторию, внутри которой его ожидала доктор Акаги, за две минуты до назначенного времени. Рицко взглянула на него внимательным взором и вернулась к своим текущим делам. Закончив их, она произнесла ласковым голосом: - Синдзи, перед началом твоего обследования я бы хотела провести небольшой опрос. Как ты смотришь на это?

- Я готов отвечать на любые ваши вопросы, - выразил свою готовность к сотрудничеству на словах пилот Евы-01.

И опрос, или точнее говоря допрос, участника произошедшего совсем недавно события начался. Сначала начальник научного отдела интересовалась у него мелкими подробностями, связанными с работой отдельных систем Евы-00, и ощущениями, которые испытывал он, находясь внутри чужого Евангелиона. Но постепенно вопросы начали крутиться вокруг и около синхронизации. Пилоту было ясно видно, что ученую мучает один совершенно не относящийся к сути исследования вопрос, который она никак не решается задать. И тогда подросток решил помочь ей в этом.

- Доктор Акаги, - произнес он спокойным голосом: - Я вижу, что вы меня хотите спросить о чем-то другом, но не решаетесь задать вопрос. Не бойтесь, я готов ответить и на него. Только необходимо сохранить это в строжайшей тайне от некоторых ушей, которым это не следует слышать.

Рицко Акаги побледнела. Она хорошо поняла, на что именно намекает подросток в военной форме. Какое- то время она боролась со своими эмоциями и желаниями, но они взяли над ней верх. Главная ученая организации быстрым шагом подошла к терминалу МАГИ и набрала на нем длинную кодовую комбинацию, после получения, которой камеры внутри лаборатории уставились в потолок, а их индикаторы погасли. Все это свидетельствовало об отключении системы прослушивания. Теперь можно было говорить откровенно, и руководитель научного отдела воспользовалась этим сполна.

- Скажи мне, Синдзи, - произнесла она тихим голосом: - С чем, или вернее говоря с кем, ты столкнулся внутри контактной капсулы Евы-00? Что препятствовало твоей синхронизации?

- Доктор Акаги, - таким же полушепотом ответил ей лейтенант НЕРВ: - Мои предположения на этот счет оправдались полностью. Там оказалась заточена... не буду говорить кто. Вы и сами понимаете. А помехи возникли из-за того, что она пыталась вырваться наружу и отомстить виновнику смерти. Но это ей не удалось. Во время сражения мне удалось перехватить у нее информации. Так что я теперь знаю много больше вас. И об истинном смысле проекта "Е" и о многом другом. По мере необходимости я буду открывать эти тайны. Но это будет происходить там, где нас никто не сможет подслушать.

- Что случилось с ее душой после синхронизации? - дрожащим голосом произнесла Рицко Акаги, смахивая с лица одинокую слезинку.

- Расщепление, - безжалостно поведал правду пилот Евы-01: - И подчинение мне или тому, кто усядется в контактную капсулу. Теперь Еву-00 может пилотировать не только Аянами Рей, но и другие пилоты.

- Вот оно как, - полным удивления голосом произнесла ученая: - Чего-то подобного я и ожидала. А скажи мне, Синдзи, во время запуска Евы-01 ты поступил точно так же?

- Естественно, доктор Акаги, - произнес подросток грустным голосом: - У меня не было никакого выбора. Так что на всех надеждах Гендо Икари вытащить мою мать из Евы-01 мною невольно был поставлен жирный крест. Некого ему теперь вытаскивать. И нет смысла губить все человечество, как этого от него хотят боссы из SEELE. Но это слишком опасная тема для разговора, так что лучше пока вернуться к прежним вопросам.

Начальник научного отдела прислушалась к здравому совету подчиненного Мисато и вернулась к прежней теме разговора. Перед тем как сделать это она снова включила системы наблюдения.

Промурыжив пилота некоторое время, Рицко Акаги отправила его на сканирование, которое должно было затянуться на несколько часов. Подросток воспользовался этим временем для того, чтобы вздремнуть после сытного обеда, а вот доктор ломала голову над тем, что именно он смог получить из памяти его и ее матерей.

Но все рано или поздно заканчивается, закончилось и сканирование пилота. Рицко Акаги получила заключение МАГИ, которое гласило следующее: Подросток полностью пригоден к пилотированию. Никаких изменений в нем не замечено.

- Отлично, - произнесла ученая: - Значит, мы ничего не потеряли, проведя этот эксперимент. Гендо будет очень доволен этим.

И подруга капитана Кацураги отправилась будить своего подопытного.

Глава 42. Склад вооружений НЕРВ.

На следующий день после эксперимента с синхронизацией Третьего Дитя и Евы-00, капитан Кацураги поинтересовалась у своей подруги, Рицко Акаги, о возможности синхронизации Синдзи Икари с его Евой-01.

- Раз уж вы признали, что Ева-01 пригодна к эксплуатации и поглощенное ядро Ангела не оказало на нее никакого влияния, то почему не проводятся эксперименты по синхронизации Синдзи с его Евангелионом? - спрашивала Мисато у начальника научного отдела: - Ведь такая синхронизация была бы гораздо полезней, чем синхротесты проводящиеся в имитаторах контактных капсул, разве нет?

- Это так, - с неохотой признавала ученая: - Но у меня есть строгий запрет на такие действия. И он исходит не от кого иного как Командующего Икари. А против его воли никто из сотрудников НЕРВ не пойдет. А если кто и рискнет, то последствия для него будут не лучшими. Как ты сама знаешь, Гендо Икари не терпит возражений и сопротивления его планам. С такими подчиненными его разговор очень короткий.

- Значит, пока сделать ничего нельзя, - подвела итог под высказываниями коллеги по работе начальник оперативного отдела: - Это очень печально. Ведь следующий Ангел может нагрянуть в любой момент. Я опасаюсь, что к его появлению мы опять будем совершенно не готовы. И чем эта неготовность закончится для самой организации и всего мира в целом, нельзя даже предположить.

- Я постараюсь снова поговорить об этом с Командующим, - произнесла раздраженным голосом доктор наук: - Но ничего гарантировать не могу. Все решения глава организации принимает сам. Я имею совещательный голос и не более.

- А что вы можете сказать о синхронизации Рей и Евы-00? - переключилась на другую тему капитан НЕРВ: - Как скоро она будет проводиться?

- Как только Аянами поправится, так и проведем, - бесстрастным голосом ответила Акаги: - Ориентировочно это произойдет через полторы недели.

- А нельзя это сделать побыстрее? - произнесла умоляющим голосом начальник оперативного отдела: - А то у меня очень нехорошие предчувствия.

- Посмотрим, - все тем же безэмоциональным голосом сказала ее коллега по работе: - Если Рей будет готова раньше, то и запуск будет перенесен на более ранний срок. Ева-00 полностью готова к запуску. Теперь все дело за твоей подчиненной.

Мисато Кацураги отвернулась от подруги и направилась к выходу из ее кабинета, когда та окликнула ее и заставила обернуться.

- Что еще ты хочешь мне сказать? - спросила попаданка у Рицко Акаги: - Я очень занята.

- Мисато, через пару дней ко мне придет дополнительное медицинское оборудование, а нашем складе из-за твоего вооружения черт копыта сломит, - пожаловалась капитану ученая: - Прикажи своим подчиненным навести там порядок. Пусть как-нибудь уложат все поаккуратней.

- Хорошо, - произнесла недовольным голосом попаданка: - Я сама разберусь со всем этим и заодно проведу инвентаризацию всего барахла, которое кто-то туда натащил. Ну почему, Рицко, я должна заниматься этим? Я же военный, а не завхоз. Ну, за что вся эта хрень падает на мою голову?

- За грехи, подруга, - ехидным голосом произнесла глава научного отдела и отвернулась к терминалу МАГИ, по экрану которого бежали длинные цепочки каких-то непонятных формул и трехмерных графиков.

Мисато какое-то время постояла рядом с ней и, не видя от нее никакой подсказки, пошла по своим делам. Сначала она прикидывала на кого можно будет спихнуть эту неприятную работу, но потом решила заняться ею сама. А чтобы не было скучно, то припахать к ней пилотов. И это была вполне здравая мысль. Ведь раз оружие предназначалось для их Евангелионов, то пусть они и помогают с его осмотром и подсчетом.

Сказано - сделано. Начальник оперативного отдела взяла свой сотовый телефон и позвонила товарищу по попаданию.

- Здравствуй, Синдзи, - произнесла она серьезным голосом: - После окончания занятий приходи в штаб-квартиру. И захвати с собой всех остальных пилотов. Если новички вздумают ворчать, то скажи им, что сегодня они увидят нечто интересное.

- И куда мы сегодня отправимся? - заинтересованным голосом произнес подросток в военной форме: - Наверное, на какую-нибудь экскурсию по Геофронту?

- Нет, - ответила Мисато, разочаровывая все его ожидания: - На инвентаризацию склада вооружений. Там будет что посмотреть, особенно для твоего друга - папарацци.

- Мы будем вовремя, - произнес пилот Евы-01, и на этом их связь оборвалась.

Лейтенант НЕРВ сдержал свое слово, и сразу после окончания уроков вся четверка пилотов собралась под дверьми кабинета Мисато. Начальник оперативного отдела оглядела зорким взглядом трех парней и одну девушку и произнесла: - Идите за мной следом и не отставайте. Если вы отстанете, то можете заблудиться в лабиринте коридоров под штаб-квартирой. Особо предупреждаю любопытных, что их искать никто не будет. Все меня поняли?

Подростки в знак согласия кивнули головами. Капитан Кацураги пошла вперед, и они следовали за ней по пятам, повторяя каждый ее шаг. Маршрут их движения был совсем не прост. Он пролегал по незнакомым пилотам коридорам и, в конце концов, вывел их к грузовому лифту.

- Кажется, это здесь, - произнесла их провожатая и нажала кнопку вызова.

Двери лифта отворились, и подростки оказались на громадной платформе, на которой можно было поместить тяжелый танк. Новое нажатие на кнопку и лифт с огромной скоростью рванулся вниз. Цифры этажей так и мелькали перед глазами подростков. Но всему есть конец, и махина последний раз дернулась и встала. Двери открылись, и перед пилотами предстало огромное пространство заполненное грузами, которые лежали неровными штабелями на выровненном каменном полу пещеры.

- Вот это да! - произнес Айда Кенске, пораженный открывшейся перед ним картиной: - И это все оружие!? Как мы будем обходить все это пространство? Нам же на это понадобится целый день!

- Ничего подобного, - ответила на его вопли начальник оперативного отдела: - Зачем обходить эти склады пешком, когда есть специальная техника? Мы вызовет ее и объедем все помещения за пару часов.

Произнеся эти слова, Кацураги нажала на большую красную кнопку на щитке расположенном рядом с лифтом. Прошла пара минут и к пилотам и их проводнику подъехала грузовая машина с открытым верхом. Из ее кабины выглянул водитель и, отдав честь начальнику оперативного отдела и пилотам Евангелионов, спросил: - Госпожа капитан, куда вас везти?

- Вези по кругу, - отдала приказ шоферу попаданка строгим голосом: - И не забывай останавливаться у каждого места груза. Поехали.

И поездка началась. Водитель останавливал машину возле каждой кучи контейнеров с помещенным внутри них оружием. Мисато сверяла спецификации с накладными на полученный НЕРВ груз. Это было долгое и очень непростое дело. Ведь копаться в бумагах она не любила, что вполне естественно. Кто из нас любит возиться с бюрократической продукцией?

Большинство пилотов относились к этой поездке, как к экскурсии. Но это большинство, а вот юного папарацци все это оружие безумно интересовало. Он хотел бы потрогать все, что запаковано в эти контейнеры, и только Синдзи и Тодзи, удерживающие его с обеих сторон, не давали ему соскочить с машины и начать взламывать контейнеры.

И вот ревизоры добрались до центра склада, в котором на большой платформе лежала интересная фиговина, похожая на орудие крупного калибра. Что это такое никто из пилотов не понял, и пилот Евы-01 обратился с вопросом к своему опекуну: - А это еще что такое? Первый раз вижу такой образец вооружения.

Мисато Кацураги посмотрела на лежащую на полу конструкцию и уткнулась в описи. Найдя искомое, она произнесла: - А это не наше оружие. Оно предназначено для установки на корабли, которые будут прикрывать с моря Токио-3. Это первый образец. Прототип.

- А все-таки, что это такое? - снова спросил ее Вадим: - На каком принципе оно работает?

- Это пучковое оружие, которое стреляет разогнанным до световой скорости пучком позитронов, - произнесла с недовольным лицом, не терпящая физики, капитан: - Предполагается, что это оружие может пробивать АТ-поле Ангела. Надо будет связаться с ВМФ, чтобы они забирали свою игрушку.

- Не надо спешить с этим, капитан, - произнесла Рей Аянами: - Это оружие может пригодиться нам самим. Только надо будет предусмотреть подачу большого количества энергии для его использования.

- Я подумаю над этим вопросом позже, - сказала задумчивым голосом опекун Синдзи: - А пока продолжим нашу поездку.

И поездка продолжилась. В итоге обследование склада и сверка его содержимого с накладными заняло еще три часа. По истечении их Мисато получило полное представление о том, что имеется в арсеналах НЕРВ. Теперь ей предстояло продумать вопрос размещения всего этого добра для более эффективного использования помещений складов. Но делать ей следовало одной. Подростки не могли ей в этом ничем помочь. Поэтому она вывела их из-под земли и отпустила по квартирам. На этом рабочий день пилотов в НЕРВ закончился.

Глава 43. Последствия ревизии на складах НЕРВ.

Рабочий день Вадима и его коллег по пилотированию закончился, а вот для капитана Кацураги все еще только начиналось. Мало произвести учет имеющихся на складе материальных ценностей. Надо еще и разработать план их нового размещения в соответствии с возможными в них потребностями в ближайшем будущем. А вот это было самой тяжелой работой, которую никак нельзя было спихнуть на кого-нибудь из своих подчиненных, так как в случае надобности командир должен сам знать, откуда можно взять то или иное оружие, а не интересоваться этим у кого-нибудь другого. К тому же этот другой может волей случая оказаться вне доступа, что может привести к тяжелым, как для НЕРВ, так и для всего человечества защищаемого им, последствиям.

Мисато сидела в кресле и перебирала бумаги с описями вооружения, лежащего на обширных складах организации, в которой она работала, но ее мысли постоянно возвращались к позитронному орудию.

"Если действовать по уму, то следует прямо сейчас готовить разводку электрической сети для него, чтобы потом действовать без лишней спешки" - думала старший офицер НЕРВ про себя: - "Но на каких основаниях мои подчиненные могут производить эту работу? Затраты на нее будут велики, и это обязательно привлечет внимание Командующего. А объясняться с Гендо Икари по этому поводу у меня нет никакого желания. Но что-то же надо делать. А что именно? Вот в чем вопрос".

И тут стройный ряд мыслей начальника оперативного отдела был разорван грубым вмешательством одного из ее подчиненных, который принес к ней в кабинет папку с бумагами. Мисато взяла ее из его рук и начала листать эти продукты бюрократии. Дойдя до середины, она наткнулась на чертеж, который привлек ее внимание.

- И где планируется поместить эту батарею? - спросила она своего подчиненного, который являлся специалистом по вооружению.

- На горе Футаго, - ответил тот, не понимая подоплеки вопроса: - Эта батарея должна простреливать центральную часть города в том случае, если Ангелу посчастливится прорваться туда. Хоть вероятность этого события не особенно невелика, но мы должны предусмотреть даже ее.

И тут в голове Мисато Кацураги мелькнула мысль, которую она сама посчитала гениальной.

- А что если мы превратим эту господствующую над местностью высоту в настоящий укрепрайон? - высказала она свое предложение подчиненному: - На вершине разместим самоходные ракетные установки, а ниже по склону будут размещены ракетные шахты. Пусть на это будет затрачено больше бетона и прочих строительных материалов, но мы и получим долговременное укрепление, а не одноразовую огневую точку.

- Гениально! - воскликнул пораженный идеей своего начальника специалист по оружию: - Почему наши проектировщики не подумали об этом? Я незамедлительно отправлю им этот чертеж для исправления в соответствии с вашим предложением. Может быть, у вас будут толковые замечания и по другим проектам размещения тяжелого вооружения в Токио-3? Вам надо обязательно их все просмотреть.

Попаданка тяжело вздохнула, хорошо понимая, что только что она сама обрекла себя на очень непростую работу. Но слово было дано, и отступать от него было нельзя. Подчиненный уже начал рыться в папке в поисках остальных чертежей.

- Доставай их все, - произнесла она и снова тяжко вздохнула.

Из-за просмотра этих чертежей работа с документацией затянулась на лишний час, но капитан НЕРВ не сильно жалела об этом. Главным для нее было то, что подчиненные ей работники могли начинать подготовку площадки под Евангелионы на горе Футаго, не вызывая абсолютно никаких подозрений у Командующего Икари. Закончив с работой с бумагами, начальник оперативного отдела отдала соответствующие приказы своим подчиненным и поспешила в сторону дома, где ее уже ждали пилоты.

Вернувшись в свою квартиру, Мисато первым делом пришла на кухню, где в это время находились остальные попаданцы. Они ждали ее прихода для серьезного разговора. И его темой должен был стать Пятый Ангел. Но, несмотря на наличие актуальной темы для беседы, подростки подождали, пока их опекун поужинает, и только потом начали разговор.

- Ну и что ты собираешься делать с позитронным орудием, которое пылится на складах НЕРВ? - поинтересовался у своего официального опекуна пилот Евы-01: - Надеюсь, ты не заставишь военных забрать его под предлогом нехватки места?

- За дуру то меня не считай, малолетка хренова, - окрысилась на своего подопечного попаданка: - Естественно, нет. Более того, я уже приказала своим подчиненным готовить площадку на горе Футаго для стрельбы по Рамиилу. Так что все будет пучком. Ломать канон очень сильно еще слишком рано. И так находка еще двух кандидатов в пилоты осложнила наше положение, а тут еще и это.

- Значит, мы начинаем готовиться к бою заранее, - произнес пилот Евангелиона: - Это вполне разумное действие, которое можно только приветствовать. Единственное, что меня беспокоит в этой ситуации, это синхронизация Рей с Евой-00. Когда доктор Акаги планирует провести ее?

- Как только твоя подружка поправится, - произнесла с ехидством в голосе начальник оперативного отдела НЕРВ: - Что же еще, кроме этих слов, вы бы хотели услышать от нашего начальника научного отдела. А точнее говоря, новый запуск Евы-00 планируется через неделю или полторы. Вот так-то, парни.

- Это вполне ожидаемо, - произнесла Рей: - Без помощи Евы-00 Пятого Ангела нам не одолеть. Если Рицко Акаги читала Свитки Мертвого Моря, то она должна понимать важность тестового прототипа Евы и не отказываться от его использования.

- Никто и не собирается отказываться от Евангелиона, - произнесла спокойным голосом Мисато Кацураги: - Командующий Икари не позволит этого совершить, так как такой поступок сильно повредит его планам и планам тех, кто за ним стоит. Особенно пострадают от провала проекта именно они.

- На мой взгляд, такой исход тоже устроит лидеров комитета SEELE, - произнес подросток в мундире лейтенанта: - Умирая сами, они будут рады утащить следом за собой весь мир. Хотя осуществление их мутного проекта не намного лучше гибели мира под влиянием Ангела.

- Ну, это ты уже загнул, - возмущенным голосом произнесла Аянами Рей: - Как раз такого хода событий они постараются избежать. Они слишком долго жили для того, чтобы отказаться от шанса продолжить ее, пусть и в таком непривычном виде.

- Хватит обсуждать планы кучки старых маразматиков по поводу будущего человечества, - произнес лейтенант НЕРВ: - Вернемся к тому, с чего мы начали свой разговор. Позитронная пушка у нас уже есть. А где у нас щит, которым один Евангелион будет прикрывать своего напарника от ярости Ангела? Его надо будет привезти заранее, чтобы мы могли потренироваться с ним. Как у нас обстоит дело с материалом для него?

- А с чего ты взял, что моя Ева не сможет поразить Рамиила с первого выстрела? - спросила попаданка с голубыми волосами у попаданца мужского пола: - А вдруг мне повезет, и я сумею добиться успеха? Почему ты не веришь в это?

- Рей, мне хотелось бы верить в это, - грустным голосом произнес подопечный начальника оперативного отдела: - Но я не имею права на такое прекраснодушие. И веря в возможность лучшего, я предпочитаю рассчитывать на худшее. Так что если я ошибусь в своих ожиданиях, то это будет ошибка в лучшую сторону, а не в худшую. Так все-таки что у нас с материалом для щита?

- Пока ничего, - грустным голосом произнесла его опекун: - На наших обширных складах нет ничего подходящего на эту роль. И самое паршивое в этой ситуации то, что у нас нет никаких обоснований для доставки в НЕРВ какой-либо замены для него. Все запросы на транспортировку подобных грузов должны быть подписаны рукой самого Командующего, а убедить его в необходимости этого я не смогу.

- Значит, у нас будут проблемы, - недовольным голосом произнес Вадим: - Остается надеяться только на то, что канон не будет нарушен, и дно от шаттла будет доставлено в НЕРВ вовремя.

- Хватит грустить, - произнесла бодрым голосом капитан Кацураги, стараясь развеять крайне пессимистический настрой своих подопечных: - Все будет хорошо. Я верю в это сама и советую вам делать так же. А кстати вам уже пора ложиться спать. Завтра у вас нелегкий день.

- А когда у нас были легкие дни? - пробурчал себе под нос пилот Евы-01 и покинул кухню.

Следом за ним помещение покинула и его напарница по пилотированию. Капитан осталась одна. И это ощущение одиночества так сильно давило на нее, что она не удержалась и открыла холодильник, в котором стояло пиво. Как попаданка добралась до своей постели, так и не сохранилось в ее памяти.

Глава 44. Подготовка к запуску Евы-01.

На следующий день, на вечерний отчет у Командующего Мисато Кацураги направилась, имея твердое намерение задать ему вопрос о синхронизации его сына и Евы-01. Время шло, новый Ангел был уже не за горами, а глупый запрет существенно мешал ее работе. Ведь с кого спросят, если пилот не будет, как следует, подготовлен к бою? Понятное дело, что с нее, и ни с кого иного. А отвечать за чужие косяки тридцатилетняя начальница оперативного отдела не желала.

Разговор с Командующим вышел совсем непростым. Гендо Икари давил на свою подчиненную как мог, но она упиралась и давала ему понять, что отказывается отступиться от своих вполне законных требований.

- Если вы, генерал, не удовлетворите мое прошение, то я подам в отставку и уволюсь из НЕРВ! - произнесла не помнящая себя от ярости капитан НЕРВ: - И сделаю это без малейшего промедления, так как за чужие авантюры я отвечать не намерена.

Это была достаточно сильная угроза, на которую глава организации, с точки зрения начальника оперативного отдела, был просто обязан отреагировать. В самом деле, искать нового начальника оперативного отдела во время тяжелых боев, когда каждая минута на счету, это бестолковое занятие. Это сломает всю сложившуюся систему подчинения и наверняка приведет к печальным последствиям. Смогут ли подчиненные предыдущего начальника сработаться с новым - это тоже очень большой вопрос, а менять весь состав отдела полностью - чистой воды самоубийство. Пока новые люди будут введены в курс дела и освоятся на своих местах, пройдет немало времени, а нападения Ангела следует ожидать в любой момент. И если оно не будет отражено, и Ангел сумеет прорваться в глубины Геофронта, то все планы Командующего Икари и стоящих за ним членов Комитета рухнут. И никакого шанса на исправление ситуации не будет.

Но у проблемы замены начальника оперативного отдела имелся еще один аспект, который глава всесильной организации не мог пропустить мимо своего внимания. Это был вопрос опеки над пилотами Евангелионов. В случае увольнения капитана из организации опеку придется кому-то передавать. Согласится ли новый начальник оперативного отдела принять на себя эту ношу или нет - это большой вопрос. Но даже если согласие от него будет получено, то согласятся ли с такой заменой Первое и Третье Дитя? Конечно, их можно поставить в известность об этом постфактум, когда ничего нельзя будет изменить, но никто не даст гарантии, что у них не случится нервного срыва, который уменьшит их уровень синхронизации до нуля. А без боеспособных пилотов Евангелионы не имеют никакого смысла. Так что Гендо Икари просто был обязан идти на уступки своей подчиненной, и она отлично понимала это, выставляя ему этот ультиматум.

Командующий Икари хорошо понял, чем именно ему угрожает его подчиненная. В другой обстановке он бы без всякого сожаления выкинул осмелившегося на такую выходку сотрудника с работы и позаботился бы о том, чтобы тот не смог найти равноценную ей. Но в этот раз так поступить было нельзя. И Гендо Икари, скрепя зубы, пришлось идти на уступки. После долгого торга генерал с капитаном договорились о следующем. Запуск Евы-01 с Третьим Дитя в контактной капсуле должен был произойти через два дня. Именно столько времени было выделено Командующим НЕРВ доктору Акаги и ее подчиненным на проверку Евангелиона и медицинский осмотр его пилота.

Начальник научного отдела, присутствующая в апартаментах Командующего во время отчета, начала уверять того в том, что выделенного на проверку времени очень мало.

- Такую серьезную работу нельзя провести в столь короткие сроки! - возмущенным голосом выкрикнула она прямо в лицо своему боссу и любовнику: - Мы просто напросто ничего не успеем! Случись что, вся ответственность упадет на научный отдел и это уничтожит как его репутацию, так и репутацию всей организации! Так делать нельзя!

Но глава НЕРВ оказался глух к ее настойчивым увещеваниям и не выделил дополнительного времени на исследования Рицко, из-за чего последняя сильно расстроилась. Но, немного подумав, талантливая ученая решила эту сложную задачу. Если дают два дня на исследования, то их надо использовать с толком. А для этого надо превратить эти дни в одно сплошное исследование. Сказано - сделано. Пилоты получили освобождение от занятий в школе по состоянию здоровья, и доктор занялась ими вплотную. Того что несчастные школьники пережили за эти два многократно проклятых ими дня хватило бы на весь их класс на достаточно продолжительное время. Каких только анализов у них не брали ассистенты доктора Акаги. На второй день исследований подростки с выражением ужаса на лице приходили в лабораторию, где их тут же брали в оборот цепки е руки начальника научного отдела и ее многочисленных подчиненных. Но к счастью пилотов и к глубокому сожалению главы научного отдела два дня кончились очень быстро.

И вот наступил день запуска Евы-01. Первого запуска после поглощения ей ядра Ангела. Запуска, которого некоторые сотрудники организации, имеющие доступ к секретной информации, опасались, а другие, напротив, неистово жаждали. Одним словом, события, которое вызывало у всех вовлеченных в него людей очень противоречивые чувства.

Пилот Евы-01 в связи с этим в очередной раз пропустил занятия в школе. Но он не печалился об этом, так как знаний из прошлой жизни ему вполне хватало, чтобы выдавать приемлемые результаты на тестированиях по большинству предметов. Остальные пилоты этот день провели в школе и очень жалели, что пропустят зрелище запуска Евангелиона.

Придя в лабораторию, попаданец сразу же направился в раздевалку, чтобы нацепить свой контактный костюм. Сделав это, он вышел к начальнику научного отдела, которая повела его в сторону ангара, в котором находилась Ева-01. Путь до него занял не очень много времени, и вскоре женщина и подросток стояли на его пороге и смотрели на открывшуюся перед ними картину.

Перед ними предстала голова Евы-01, торчащая из супербакелита, которым по плечи было залито ее многострадальное тело. Из спины на уровне шеи была выдвинута контактная капсула, которая ждала своего хозяина.

- А зачем мою Еву замуровали здесь? - поинтересовался подросток в контактном костюме у своего провожатого: - Неужели вы ее так боитесь?

- Мы ничего не боимся, - соврала пилоту Евангелиона Рицко Акаги: - Мы просто старались остановить возможные разрушения в том случае, когда она выйдет из-под контроля. Ты знаешь, что выход из-под контроля Евы-00 чуть было не стоил Рей жизни.

- А с чего вы вообще решили, что она может выйти из-под моего контроля? - поинтересовался у начальника научного отдела пилот Евы-01: - Неужели из-за того, что она проглотила ядро Ангела? Ну, это же просто смешно.

- Кому как, - с деланной улыбкой на лице произнесла главная ученая НЕРВ: - Многие на командном мостике не были обрадованы таким окончанием боя. Командующий Икари точно был не рад, хотя старался сделать вид, что все идет по плану.

- Это его проблемы, - равнодушным голосом произнес лейтенант и посмотрел в сторону своего Евангелиона: - Я тот, кто я есть. И мне нет абсолютно никакого дела до его заблуждений по моему поводу. Плясать под его дудку я не собираюсь.

- Желаю тебе удачи, - ехидным голосом произнесла начальник научного отдела НЕРВ и махнула своей рукой, указывая на контактную капсулу Евы-01: - Поторопись. Евангелион уже ждет тебя. Надеюсь, что ты сможешь удержать его под своим контролем.

Подросток кивнул одному из главных специалистов всемогущей в Токио-3 организации и полез по лесенке к контактной капсуле своего Евангелиона. Рицко помахала рукой ему вслед и поспешила в сторону командного центра, куда стекалась вся информация от Евангелионов и всевозможных приборов, размещенных внутри этого ангара. Но даже она не знала, многие из приборов, размещенных по периметру помещения, имели некие, официально никем не задокументированные возможности. И те, кто знали о них, всегда могли ими воспользоваться.

Так случилось и в этот раз. Только слушателями этого разговора стали глава НЕРВ и его верный конфидент профессор Фуюцки. Услышав последние слова подростка в контактном костюме, они переглянулись, и их лица озарила ехидная усмешка. НЕРВ, ставший цитаделью имени Гендо Икари, был под полным контролем этой пары высокопоставленных особ, которые могли позволить себе творить все, что им будет угодно. И видимое отсутствие видеокамер совсем не означало, что помещение оставлено без надлежащего контроля. Это было частью ведущейся главой организации игры, в которой он всегда одерживал верх над любыми своими врагами.

Глава 45. Запуск Евы-01.

Пилот Евы-01 залез внутрь контактной капсулы своего Евангелиона, и она закрылась. После этого последовало быстрое перемещение вниз и фиксация. А затем внутрь нее полился поток ЛСЛ. Все это было уже так привычно для пилота Евангелиона, что он не обращал на такие мелочи никакого внимания. Затем началась первая стадия синхронизации, которая прошла как обычно, без малейших отклонений от программы.

А вот начало второй стадии вызвало беспокойство, как у подростка в контактном костюме, так и у сотрудников внутри командного центра. Произошло событие, которого не ожидал никто из них. У Евы-01 начало просыпаться поглощенное ей ядро Ангела. Этот процесс был медленным, и поэтому его заметили не сразу, а когда заметили, то стало слишком поздно для того чтобы что-то делать. Вот как выглядел этот процесс для сотрудников, находящихся в командном центре штаб-квартиры организации.

- Доктор Акаги, - с легкой тревогой в голосе произнесла ее помощница Майя Ибуки: - Потребление энергии Евой-01 начало уменьшаться. Вместе с тем процесс идет точно так же как при полном потреблении энергии от внешнего источника.

- Проверьте состояние внутренних батарей, - быстро отдала приказ озадаченная докладом своей подчиненной начальник научного отдела: - Может быть, что часть энергии поступает от них. Тогда нам придется локализовать место утечки и заняться ремонтом.

- Заряд батареи - 100% , - произнесла через несколько секунд, успевшая проверить их состояние, старший оператор МАГИ: - Никакой утечки не обнаружено. Потребление электроэнергии упало в два раза по сравнению с номиналом.

- Неужели это... - начала говорить Рицко Акаги и внезапно скомкала свою речь: - Датчики АТ-поля! Каковы их показания!?

- Они отключены, - растерявшимся голосом произнесла Майя, понявшая допущенную ей при подготовке к запуску Евангелиона ошибку.

- Немедленно активировать их! - отдала приказ ученая: - Мне нужны эти показания. И чем быстрее, тем лучше.

Помощница доктора Акаги нажала несколько кнопок на терминале МАГИ, который стоял перед ней, и система заработала. Майя посмотрела на монитор и не поверила своим глазам. Она моргнула и протерла свои глаза, но показания от этого не стали меньше, а наоборот несколько подросли.

- Что показывают приборы? - строгим голосом произнесла ее научный руководитель, подойдя к ней сзади.

- АТ-поле. 50 единиц. Медленно растет, - пролепетала помощница доктора Акаги и, не дожидаясь дополнительных вопросов, дополнила свой доклад словами: - Спектр АТ-поля - красный.

- Отсоединить питание от Евы-01! - подала команду главный ученый НЕРВ: - Блокировать синхронизацию пилота с ней!

Майя Ибуки нажала соответствующие кнопки и инициировала запуск соответствующей программы. Подчиняясь командам МАГИ, временный разъем, по которому на Евангелион подавалось электричество, выскочил из места подсоединения и упал на застывший бакелит. Теперь находящимся внутри командного центра специалистам оставалось надеяться на то, что без подпитки извне синхронизация быстро заглохнет, и Ева-01 не успеет причинить слишком большого вреда помещению, в котором она находится, и своему пилоту. Особое беспокойство за участь Третьего Дитя испытывала его опекун, пробивавшая проект этого эксперимента у Гендо Икари. Остальные большие начальники твердо верили в записи Свитков Мертвого Моря, и их способность сомневаться была подавлена ими. Но думая так, они допускали существенную ошибку, забывая о том, что в этих рукописях не было ни одного слова о поглощении Евангелионом ядра Ангела, которое могло направить историю в совсем другое русло.

Так как команда на обрыв питания явно запоздала, то ядро успело выйти на минимальную необходимую мощность для того, чтобы процесс синхронизации не останавливался. И он не остановился, заставляя ядро увеличивать отдаваемую мощность.

- Уровень АТ-поля - 200 единиц, - сообщила дрожащим голосом своему наставнику Майя через полминуты после отключения питания: - Что нам теперь делать?

- Объявлять эвакуацию, - грустным голосом произнесла ее учитель и, придвинув к себе устройство громкой связи, включила его и произнесла: - Срочная эвакуация! Всем незанятым в эксперименте сотрудникам срочно предписывается покинуть штаб-квартиру!

- А что теперь будем делать мы? - спросила у нее капитан Кацураги, находящаяся на этом же ярусе и старающаяся не терять спокойствия даже в такой сложной ситуации.

- Молиться о том, чтобы Синдзи справился с управлением этой махиной, которая решила стать самостоятельной, - тихим голосом произнесла ее подруга: - Ведь при таком уровне АТ-поля никакие команды до управляющих устройств внутри Евангелиона просто напросто не дойдут. Поле с такой интенсивностью глушит любую связь, включая и радиоволны всех диапазонов.

Видя, что ничего нельзя сделать, капитан НЕРВ уселась на одно из свободных кресел и начала полировать ногти на правой руке специальной пилочкой. Доктор Акаги от горя закурила сигарету, нарушая все возможные нормы и правила. А сверху на весь этот бардак любовался глава организации, который был твердо уверен в положительном исходе этого инцидента.

А пока в командном центре НЕРВ творились эти довольно-таки странные дела, пилот Евангелиона пытался понять, что произошло с его Евой. Ведь он был совсем не дурак и заметил, что второй этап синхронизации прошел совсем не так, как должен был идти при естественном ходе событий. Сначала в голове подростка мелькнула мысль о том, что все произошедшее с ним - это какая-то грандиозная подстава со стороны главнокомандующего НЕРВ - Гендо Икари. Но немного поразмыслив и оценив ситуацию, лейтенант НЕРВ решил, что его недостойный отец мог бы выдумать подставу и попроще, а не рисковать неизвестно ради чего единственным находящемся в строю Евангелионом.

Тогда школьник 2-А класса попытался обратиться к своим чувствам в надежде на то, что именно они выведут его из тупика, в который он забрался самостоятельно. И это оказалось его спасением. Необычные ощущения у него вызвало поглощенное Евой ядро Самсиила. Оно пульсировало и лучилось энергией. И именно эта пульсация сильно влияла на все ощущения подростка, который был вынужден стать пилотом самой разрушительной техники известной людям в это время. "Вот он что" - подумал про себя попаданец: - "Именно поэтому синхронизация пошла так криво. Но что же мне со всем этим делать? Или точнее говоря, что будут делать сотрудники НЕРВ, когда обнаружат кривую синхронизацию? Ведь они не могут не видеть того, что вижу я".

И тут мысли подростка в контактном костюме были резко разорваны неприятным ощущением, которое пробежало по его телу. Так в нем отдалось отключение Евангелиона от внешнего источника питания. "Значит, персонал НЕРВ пытается что-то делать" - понял лейтенант НЕРВ: - "Но в данном случае этого явно не хватит".

И в подтверждение этой мысли пилота Евангелиона, он ощутил, что ядро начало пульсировать совсем в другом ритме. И еще подросток ощутил покой, характерный для Евангелиона в бою. "Значит Ева-01 выставила АТ-поле и теперь она недосягаема для управляющих воздействий со стороны НЕРВ" - подумал про себя ученик 2-А класса: - "А ее нельзя оставлять без контроля. Придется мне заняться этим. Больше некому".

И пилот попытался взять ее под контроль. Это было совсем не простым делом. Ведь ядро Ангела было не только источником его энергии, но и резервной копией сознания, или, говоря другими словами, копией его души. И вот эту-то копию и предстояло одолеть подростку в контактном костюме. Одолеть, в смысле подчинить себе или уничтожить. Причем последнее сделать было гораздо проще, а первое - полезнее. Вадим никогда не искал легких путей, и поэтому уничтожение он отверг практически сразу. А если за обладание силой требуется бороться, то это вполне оправданно.

И грянул бой. Вадим был не новичком в виртуальных боях и уже успел победить нескольких грозных противников, но этот бой был особенным и не похожим на другие. Ведь душа Ангела не похожа ни в чем на душу человека, и правила боя с ней имеют свои особенности. Лейтенант НЕРВ хорошо понимал это и действовал осмотрительно и осторожно. Вместо грубого натиска он использовал осторожное прощупывание и короткие стремительные атаки. Бой, если мерить мерками виртуального пространства, шел целую вечность, и, в конце концов, завершился победой юного бойца. Подчинив себе управление ядром, полученным в качестве трофея от Ангела, школьник начал сворачивать его активность, завершая управление обновленной Евой.

И эту его активность очень быстро заметили в командном центре. Сначала АТ-поле Евы-01 начало резко убывать, затем активность ядра сократилась до минимума, и последним звеном в цепи событий стало выдвижение контактной капсулы из загривка Евангелиона. Сразу после этого события АТ-поле окончательно исчезло, и ядро утратило даже малейшие признаки активности.

И, наконец, из контактной капсулы появился подросток, который помахал руками, глядя прямо в объектив камеры, и спустился по лесенке на застывший слой бакелита. А потом... Потом он улегся на него и отключился.

Видя такое, начальники отделов НЕРВ и их подчиненные поспешили в ангар. Их подгоняли разные чувства, но все они желали единственному пилоту, имеющемуся в распоряжении НЕРВ, всего самого наилучшего.

Глава 46. Происшествие в НЕРВ-Германия.

А пока в головном отделении НЕРВ, располагавшемся в Токио-3, творились эти странные и довольно-таки опасные дела, в НЕРВ-Германия все шло своим чередом. Попаданка в Аску усиленно тренировалась. Она хорошо понимала, что жизнь - это не компьютерная игра. Второго шанса или сохранения тут не будет, и для того, чтобы уцелеть придется приложить все возможные усилия. В связи с этим она постепенно меняла свое поведение и старалась держаться подальше от своего опекуна и наставника. Кадзи Рёдзи в этом отношении был для нее гораздо опаснее других, так как мог заметить резкую смену ее поведения. Наставника Аски такие перемены в ее характере очень радовали, так как подростковая влюбленность в него не доставляла ему никакого удовольствия. Лично он предпочел бы иметь дело с женщиной постарше, а не с несовершеннолетней малолеткой. Но отказывать своей подопечной он не решался, так как опасался нервного срыва у Второго Дитя, который мог сильно повлиять на ее способность пилотировать Евангелион.

Сразу после нападения Сакиила на Токио-3 ее режим тренировок был пересмотрен в сторону увеличения рукопашной, которая стала считаться основным способом борьбы с Ангелами. Руководитель немецкого филиала сразу понял, что все огнестрельное оружие малоэффективно и велел сделать упор на владении пилота холодным оружием. По просьбе Второго дитя было создано оружие напоминающее гибрид копья и меча. От проекта до выполнения его в металле в обычное время прошло бы немало времени, но так как заказчиком был НЕРВ, то еще до нападения Самсиила новое оружие заняло место в арсенале НЕРВ-Германия.

Разработанное по ее эскизам оружие очень понравилось рыжеволосой девушке, и она уделяла ему большую часть времени, отведенного для тренировок. Хотя справедливости ради следует сказать, что владение ножом у нее тоже было на должной высоте. Вместе с тем руководство немецкого филиала не теряло надежду на то, что разработанное ими огнестрельное оружие тоже поставят на вооружение организации, поэтому занятия в тире продолжались, только их интенсивность была сильно снижена.

А тем временем на Токио-3 напал следующий Ангел. Отбитая атака подстегнула рвение Второго Дитя, и она начала проситься на фронт. Глава немецкого филиала НЕРВ отказал ей, заявив, что без приказа главы организации, находящегося в Токио-3, никакая перемена дислокации Евангелиона и его пилота невозможна, и он не собирается потакать капризам своевольной девчонки. Такое заявление не на шутку разозлило девушку, и она в ответ начала всеми силами бойкотировать мероприятия, проводимые в НЕРВ-Германия. Такое ее неадекватное поведение могло привести к самым серьезным последствиям, если бы в конфликт не влез ее наставник, который всеми силами старался уладить конфликт.

Именно Кадзи Рёдзи сообщил девушке, что в Токио-3 найдены еще два подростка, годящиеся для управления Евангелионами, чем поверг ее в состояние глубокого шока. Несмотря на неожиданность такого известия, Аска не подала вида, что как-то обеспокоена им. Наоборот она выразила притворную радость пополнением в рядах пилотов. Когда капитан НЕРВ покинул ее комнату, потрясенная до глубины души произошедшим, девушка с рыжими волосами схватилась за свою голову. Принесенные капитаном Рёдзи известия переворачивали весь мир, в который она попала, с ног на голову. "Как же такое, вообще может быть" - думала она про себя: - "Неужели я попала не в оригинальный мир, а мир-отражение, основанный на одном из ребилдов аниме "Евангелион"? Или тут действует чья-то воля, не предусмотренная исходным сценарием? Поживем - увидим. А пока следует налечь на тренировки, а то..."

От следующей мысли, пришедшей в голову закончившей колледж девушки, у нее даже перехватило дыхание. "Неужели Кадзи сообщил об этом событии мне не просто так?" - подумала попаданка про себя: - "Может быть, это его намек на то, что меня могут заменить? Ведь, судя по его словам, оба новичка начали проходить синхротесты. Стоп! А с каким Евангелионом они синхронизируются? Ева-00 еще не введена в строй. По крайней мере, сообщения об ее реактивации с участием Рей Аянами еще не было. Неужели они каким-то загадочным способом сумели пройти тест на синхронизацию с Евой-01? А если это так, то не смогут ли они синхронизироваться и с ее Евангелионом? Кто знает, каковы планы Гендо Икари на ее счет? Никто. Значит, следует быть осторожней".

Девушка приняла твердое решение идти на тренировки и больше не провоцировать нового скандала. Но когда она пришла к своему наставнику, чтобы озвучить свое решение, то выяснила, что он отсутствует на рабочем месте.

- Отлучился по делам, - сказал один из его подчиненных и предложил Второму Дитя подождать капитана: - Он скоро вернется. У него назначена встреча с нужным человеком.

- Хорошо, - ответила на его слова Аска: - Я подожду его здесь. Надеюсь, что ожидание не затянется надолго. Подчиненный с погонами младшего лейтенанта на мундире кивнул головой в знак согласия, и пилот Евангелиона осталась в полном одиночестве. И это одиночество затянулось надолго. Прошло два часа, а капитан Рёдзи так и не вернулся. Такая задержка вызвала у девушки беспокойство за него, но младший лейтенант успокоил ее, сказав: - Все мы иногда недооцениваем свои возможности. Значит, что-то помешало ему вернуться вовремя. Подожди еще немного, и он вернется.

Аска Лэнгли не осталась ждать его, и пошла ему навстречу, покинув комплекс строений, принадлежащих организации. Долгожданная встреча пилота и его наставника состоялась за периметром охраны отделения. Кадзи Рёдзи медленным шагом приближался к ней. Но в каком он был виде! Разорванный мундир весь в крови и затекший от удара по лицу правый глаз составляли краткий перечень его ранений, которые были на виду. Но кроме них имелись и скрытые раны. Недаром капитан НЕРВ волочил правую ногу, и левая рука наставника висела как плеть.

- Что случилось, Кадзи? - воскликнула Аска и схватилась за него, чтобы довести его до контрольно-пропускного пункта.

- Меня ранили, - прохрипел тот, падая на землю: - Брось меня. Ты все равно не дотащишь до КПП. Беги лучше за помощью. Охрана справится со мной гораздо лучше, чем ты.

Второе Дитя еще раз окинула взглядом своего наставника и поняла, что он полностью прав, и дотащить его ей будет не по силам. Она сделала выбор в пользу разумного решения и поспешила к КПП, крича на бегу: - Я приведу помощь! Держись, капитан! Не умирай!

Тем временем охрана НЕРВ-Германии спокойно сидела в мягких креслах и пила кофе. Ее сотрудники еще не подозревали о куче проблем, которая вот-вот свалится на их головы. Время от времени они по очереди глядели на мониторы системы наблюдения и, не увидев на них ничего интересного, возвращались к своему занятию. Основное наблюдение за окружающей периметр охраняемого объекта местностью было возложено на молодых контрактников, не имевших большого опыта несения такой службы. Старослужащие охранники следили за обстановкой внутри помещений организации.

Именно поэтому бегущую по направлению к объекту девочку заметил один из новичков. Сначала он не понял, кто бежит к ним, но потом вспомнил, где видел это лицо. Вспомнив это, он нажал кнопку объявления тревоги. Резкий звук оборвал спокойную трапезу прочих охранников. Они тут же собрались у монитора своего коллеги, подавая ему ценные советы.

- Открывай ворота! Дежурную смену на выход! - звучали со всех сторон советы начинающему охраннику.

Ворота открылись, и навстречу пилоту Евы-02 выскочила дежурная смена охраны. Та запыхалась от долгого бега и произнесла тихим голосом: - На капитана Рёдзи напали неизвестные. Он ранен. Помогите ему!

Охрана, узнав о ранении одного из офицеров организации, безопасность которого она была должна обеспечить, ломанулась в ту сторону, в которую показала пилот Евангелиона. Очень скоро в этом направлении выехала специальная машина, которая должна была доставить раненного высокопоставленного сотрудника в госпиталь принадлежащий НЕРВ.

- Скажите офицер, с капитаном будет все в порядке? - поинтересовалась Аска Лэнгли у одного из охранников, который остался караулить пилота Евы-02: - Он ведь поправится?

Охранник задал вопрос по рации старшему сотруднику группы, отправленной для эвакуации капитана Рёдзи. Выслушав его ответ, он посмотрел в глаза Второму Дитя и произнес, стараясь ее успокоить: - У капитана Рёдзи многочисленные мелкие ранения по всему телу и серьезные повреждения правой руки и левой ноги. Сейчас его доставят в госпиталь, и уже завтра вы сможете навестить его в палате. Перед тем как он потерял сознание, он велел заверить вас, что помирать не собирается. Девушка взглянула строгим взглядом в глаза охранника и покинула дежурное помещение, в которое ее запихнули из соображений безопасности. Охранник, видя ее уход, радостно вздохнул. Ему не хотелось расстраивать молодую девушку известием о том, что ранения капитана были не такими безобидными, как он утверждал совсем недавно. Простреленная рука заживет быстро, а вот повреждение коленной чашечки может потребовать серьезной операции, которая может закончиться неизвестно чем. Хотя офицеру НЕРВ можно не особенно беспокоиться об этом. Ведь в госпитале организации ему сделают все необходимые операции забесплатно. И результат у них будет гораздо лучше, чем в других госпиталях и больницах. Поэтому не пройдет и месяца, как капитан встанет на ноги.

Охранник отвлекся от своих мыслей и впился в экран монитора, выискивая на нем возможных злоумышленников. То, что раньше считалось, что таковых быть не может, теперь было отброшено, как устаревшие сведения. Теперь от охранников требовалась постоянная бдительность, и благодушие было более не уместным.

Поэтому охрана была ужесточена, а в головной офис организации полетело сообщение об этом грозном инциденте. Все остальные отделения НЕРВ также получили предупреждения и ужесточили режим охраны. Для организации наступали нелегкие времена.

Глава 47. Явление миру нового попаданца и его разговор с Аской.

Как ни пыталась Аска Лэнгли попасть в госпиталь НЕРВ к своему наставнику, но это ей не удалось. Палату, в которой лежал Кадзи, караулила охрана, которая никого не пропускала к нему. Даже проверенных людей, таких как пилоты Евангелионов.

Видя, что преуспеть в деле проникновения через эту преграду ей не суждено, Второе Дитя бросила осаждать лечебное учреждение, и вернулась к тренировкам, которые занимали все ее свободное время. И такая ее тактика принесла свои плоды. Коэффициент синхронизации с Евой-02 резко повысился до 85%, выполнение упражнений по управлению АТ-полем, информация о возможности которых поступила в НЕРВ-Германия из Токио-3, получалось все лучше и лучше. Одним словом, дела шли хорошо.

А тем временем капитан Рёдзи лежал в госпитале. Пребывая на лечении, он не терял времени зря, а готовил диверсию против своих обидчиков из комитета SEELE. Он знал, что за нападением сектантов на него стоят их интриги против НЕРВ и его главы Гендо Икари, доверенным человеком которого он считался. Серые кардиналы мира пытались выполнить пророчество в полном объеме, несмотря ни на что. И жизнь одного или нескольких непричастных человек в глазах этих фанатиков не стоила ровным счетом ничего.

Но совершив нападение на офицера НЕРВ, тайные владыки мира совершили очередную ошибку, которая сильно повредила их замыслу. Вместо внешне лояльного к их планам и планам главы НЕРВ человека на свет появилось нечто новое. И этот новый человек сочетал в себе способности тела капитана со знаниями человека из другого мира. И этим человеком был пассажир сгоревшей машины по имени Александр, которого Великий Игрок переместил в наиболее подходящее для него тело. И так как с чувством юмора у сверхсущности все было в порядке, то вселение попаданца в тело реципиента произошло в момент удара по голове капитана НЕРВ.

И теперь новый попаданец лихорадочно пытался вырваться из трясины обмана и лжи, в которую злая судьба закинула его реципиента, так как погибать от выстрела наемного убийцы он не собирался. Парень собирался по возможности предотвратить такое развитие событий, не доводя дело до таких крайностей. И у него были для этого все возможности. Ведь все еще только начиналось.

Прошло несколько дней. Состояние Кадзи Рёдзи заметно улучшилось, и к нему в палату вереницей потянулись разные люди. Среди них были следователи из полиции, сотрудники собственной службы безопасности НЕРВ и подчиненные капитана.

Аска Лэнгли, узнав, что к ее наставнику начали запускать посетителей, тоже поспешила попасть к нему в палату. Ее очень интересовало, что именно произошло с ее вторым опекуном, так как в событиях канона аниме ничего подобного не было. И вообще Второе Дитя очень быстро заметила, что мир вокруг нее не совсем такой, каким он должен был быть.

Посещение госпиталя по согласованию с охраной было назначено на послеобеденное время, поэтому всю первую половину дня пилот Евангелиона провела в мучительном ожидании. Ей не хотелось ничего делать, из-за чего давно отработанные упражнения выполнялись ее Евой с очень большим трудом. Специалисты в командном центре, видя такие косяки со стороны пилота, просто не верили своим глазам. В конце концов, они поняли, что из-за волнения девушки программа, намеченная на сегодня, не будет выполнена и отпустили ее на отдых.

Но и во время отдыха попаданка продолжала нервничать. Ей казалось, что когда она придет в госпиталь, то случится что-то такое, что помешает ее посещению. Поэтому когда за ней пришли сотрудники службы безопасности для ее сопровождения в госпиталь, рыжеволосая девушка очень сильно обрадовалась. Но радость очень быстро сменилась печалью, когда на улице ее обступило не меньше десятка охранников, которые ее окружили со всех сторон. Идти в госпиталь под таким конвоем свободолюбивой Аске совсем не улыбалось, и она недовольным голосом поинтересовалась у старшего группы сопровождения: - Это что такое? Мне теперь каждый раз предстоит покидать базу НЕРВ с такой свитой? У меня же должно быть право на личную жизнь!

- В связи с грозящей вам опасностью, фройляйн Лэнгли, - ответил ей безэмоциональным голосом командир группы: - Руководство отделения приняло решение об усилении вашей охраны. Такая охрана будет сопровождать вас во время каждого выхода за пределы особо охраняемой территории. Таков приказ генерал-майора, командующего отделением. К нашему глубокому сожалению изменить его не может никто из нас.

- А как же моя личная жизнь? - слегка закапризничала попаданка, изображая из себя прежнюю Лэнгли, которую сотрудники НЕРВ уже начали забывать: - А что если я захочу поцеловаться с кем-нибудь. Вы так и будете стоять, и смотреть на это?

- Нет, мы отвернемся в сторону, - произнес один из окружающих пилота Евы-02 охранников и, немного помолчав, прибавил ехидным голосом: - Ненадолго. Настолько насколько нам разрешит наш командир.

При этих словах по толпе телохранителей прошли смешки. Аска обиделась и замолчала. За всю дорогу до госпиталя, принадлежащего организации, в которой ей выпала судьба работать, она не произнесла ни одного слова.

Добравшись в сопровождении этого конвоя до госпиталя НЕРВ, попаданка поспешила в палату к своему наставнику. Тот встретил ее сидя на кровати. Аска попыталась было наброситься на него, как это делала раньше, но капитан остановил ее, сделав взмах рукой. Получив недвусмысленный сигнал о том, что проявление чувств в этой ситуации не имеет смысла, пилот Евангелиона уселась на кровать рядом с ним. В палате на какое-то время установилась тишина, которую вскоре разорвал тихий голос девушки: - Кто напал на вас и почему?

- Аска, - произнес капитан НЕРВ таким же тихим голосом: - Это дело рук сектантов из братства "Рыцари Бога". Наша служба безопасности следила за этими фанатиками, но они сумели переиграть наших агентов. Я как раз шел на встречу с одним из наших информаторов в их рядах, когда на меня напали. Но самое важное во всем этом следующее. Их главной целью, Аска, был не я, а ты. Меня они схватили для того, чтобы я провел их боевиков внутрь НЕРВ-Германия.

Произнеся эти слова, Кадзи Рёдзи откинулся на подушку и стал ожидать реакции своей подопечной. И реакция не замедлила со своим проявлением. Только выражалась она не совсем так, как ожидал попаданец.

- А чем я виновата перед ними? - поинтересовалась у него девушка, в голосе которой капитан не услышал ни страха, ни удивления.

- Ничем, - констатировал сухим голосом ее наставник: - Просто этих бешеных умалишенных натравили на НЕРВ. Натравили очень умело и подло. И стоит за этим тайная организация, названия которой практически никто не знает. Но, несмотря на свою неизвестность в широких кругах, она достаточно влиятельна для того, чтобы лоббировать свои интересы по всему миру и на всех уровнях управления.

- А вы не боитесь говорить об этом прямо здесь? - обеспокоенным голосом произнесла Второе Дитя: - Ведь здесь может стоять прослушка, и если эта организация так влиятельна, как вы о ней говорите, то информация об утечке может дойти до ушей тайных правителей мира очень быстро. И что они сделают с вами за разоблачение их тайн, вам очень не понравится.

- Здесь прослушки нет, - ответил твердым голосом капитан Рёдзи, успокаивая девушку: - Я не один раз проверял это, находясь в его стенах. Поэтому тут можно говорить спокойнее, чем во многих других местах, таких как местное отделение НЕРВ.

- Разве там установлена система прослушки? - с деланным удивлением в голосе произнесла девушка с рыжими волосами: - Кому и зачем это понадобилось?

- Все тем же многократно проклятым серым кардиналам, которые по моему мнению стоят за произошедшим пятнадцать лет назад Вторым Ударом, - произнес специальный агент НЕРВ спокойным голосом.

- Как? - снова притворно удивилась пилот Евы-02: - Разве это было не случайное пробуждение Первого Ангела Адама?

- Адам действительно пробудился, - согласился капитан Рёдзи со словами Второго Дитя: - Но вот его пробуждение случайным назвать нельзя, как и многое другое, что произошло после этого рокового для всего мира события.

- Хоть вы и уверены в безопасности этого помещения, но дальнейшие разговоры об этом желательно вести в других местах, - произнесла Аска и встала с кровати: - До следующей встречи, Кадзи.

- До свидания, Аска, - произнес офицер НЕРВ в спину уходящей из его палаты девушке.

Покинув палату госпиталя, в которой лежал раненый фанатиками капитан, Второе Дитя оставила его наедине со своими мыслями. И мысли его были исключительно об ушедшей посетительнице. Попаданца очень сильно беспокоил тот факт, что один из пилотов Евангелиона оказался совсем не таким, каким он должен быть, согласно сведениям из аниме. Аска реальная ничуть не походила на ее аналогию из мультсериала. Впрочем, Александр еще слишком мало знал об окружающем мире, чтобы безоговорочно судить о его правильности или неправильности. Но время для получения информации у него еще было, а пока следовало отдохнуть и собраться с силами, чем капитан НЕРВ и поспешил заняться.

Глава 48. Отзвуки нападения на НЕРВ-Германия.

Известие о нападении на сотрудника НЕРВ-Германия со скоростью света долетело до Токио-3, заставляя его хозяина принять срочные меры по усилению охраны как пилотов Евангелионов, так и ключевых сотрудников. Гендо Икари фактически перевел штаб-квартиру организации на осадное положение, наводнив ее охранниками, которых в спешном порядке перебрасывали в Токио-3 из второстепенных отделений организации. Поэтому на следующее утро после нападения на капитана Рёдзи пилоты, выходя из дома, наткнулись на значительный отряд охранников, который ожидал их сразу за дверьми. - Лейтенант Икари? - задал вопрос пилоту Евы-01 один из бойцов с сержантскими погонами на плечах и, получив утвердительный ответ от подростка в военной форме, произнес: - Прошу вас и ваших коллег по службе пройти за мной. Мне приказано доставить вас в Геофронт. - А что случилось, сержант? - поинтересовался у него попаданец: - И как же нам быть с занятиями в школе? Мы же не можем пропускать уроки!

- Мы выполняем приказ Командующего Икари об усилении вашей охраны, лейтенант Икари, - произнес командир группы: - Все вопросы о причинах этого задавайте ему или старшим офицерам НЕРВ. Наше дело выполнять поставленный перед нами приказ, а расспрашивать о причинах его постановки в армии не принято.

Пилот Евангелиона замолчал и дал знак своим коллегам, чтобы они топали за ним, не задавая лишних вопросов. Аянами Рей молча выполнила его распоряжение, а вот Тодзи Судзухара и Айда Кенске начали возмущаться и требовать объяснений. Такое поведение неугомонных подростков заставило пилота Евы-01 прикрикнуть на них.

- Нечего болтать! - произнес он громким голосом, в который подпустил видимую толику недовольства: - Придем в штаб-квартиру организации и спросим у нашего командира о том, что творится в городе. А пока молчите.

Восстановив порядок среди своих будущих подчиненных, попаданец с гордым видом повел их вперед, тщательно оглядываясь по сторонам. А посмотреть сегодня в Токио-3 было на что. По всему городу суетилось много людей в военной форме. Каждая машина сотрудника НЕРВ сопровождалась военной техникой. Нападение в далекой Германии серьезно расшевелило муравейник НЕРВ, и тот начал готовиться к обороне от внешнего врага.

По пути к штаб-квартире пилотам Евангелионов попалось немало таких групп, в центре которых находился кто-нибудь из сотрудников всемогущей в Токио-3 организации. Тут до всех стало доходить, что причина такой активности охраны достаточно серьезна для того, чтобы Командующий Икари предпринял такие нешуточные меры.

Проходная НЕРВ встретила подростков и их провожатых во всеоружии. На каждом из постов стояло по несколько бойцов вооруженных до зубов. Айда Кенске впоследствии уверял своих коллег по пилотированию в том, что за углом он видел пулемет, подготовленный к стрельбе, и десяток одноразовых гранатометов. При приближении к проходной отряда ее гарнизон всполошился и занял позиции для отражения атаки возможного противника. Внутрь штаб-квартиры подростков и их сопровождающих пропустили только после обмена паролем с охраной и тщательной проверки. Внутри самой штаб-квартиры особых военных приготовлений пилотами Евангелионов замечено не было, но никто из подростков не сомневался в том, что они ведутся, пусть и с соблюдением должной секретности. Поэтому весь их путь по территории штаб-квартиры организации прошел в некоем напряжении, как будто школьники опасались нападения. И только войдя в кабинет капитана Кацураги, пилоты Евангелионов смогли вздохнуть спокойно.

Войдя в кабинет своего начальника, пилоты расселись на стоящих в нем стульях и стали ждать Мисато, которая, по словам ее заместителя, ушла за чем-то в научный отдел. Ожидание пилотов не затянулось надолго. Прошло десять минут, и капитан НЕРВ появилась на своем рабочем месте.

- Здравия желаю, капитан, - произнес пилот Евы-01 при ее появлении и, выслушав ответное приветствие, сразу спросил ее: - А что у нас такое случилось? Почему нас сегодня вели на работу под конвоем? Зачем в город нагнали столько военных? Неужели сотрудникам НЕРВ, которые не щадя себя защищают Землю и все человечество, угрожает реальная опасность, бороться с которой призваны расквартированные в Токио-3 дополнительные силы?

- Эх, Синдзи, Синдзи, - произнесла старший офицер НЕРВ и посмотрела подростку в военной форме прямо в глаза: - К сожалению, у НЕРВ, как и у любой другой крупной организации, имеются противники. И они сумели натравить на нас самую опасную категорию населения Земли - религиозных фанатиков. Именно из-за них введены дополнительным меры безопасности с которыми вам пришлось столкнуться сегодня утром. Скажу больше, из-за повышения уровня опасности для вас до критического, вам всем придется временно переехать в Геофронт на постоянное жительство и оставить занятия в школе. Так будет лучше для всех.

- А что именно случилось и где? - спросил у капитана Кацураги Айда Кенске, которому не давало покоя свойственное ему любопытство: - По дороге сюда я не заметил никаких следов чрезвычайных происшествий, которые бы потребовали такой реакции.

- Мы не единственное отделение НЕРВ в мире, - начала объяснять любопытному подростку ситуацию его командир: - Кроме головного отделения НЕРВ, расположенного в Японии, существуют отделения в США, Германии и России. ЧП случилось в немецком отделении НЕРВ. Фанатики устроили засаду на наставника немецкого пилота и сумели захватить его в плен. Правда, он оказался более умелым, чем ожидали эти одурманенные религией болваны. Ему удалось убежать от них и добраться до местного отделения, где ему оказали необходимую помощь. Но самое главное в этом то, что основной целью этих придурков был не он, а его подопечная, которая тоже является пилотом. Фанатики хотели от него, чтобы он провел их внутрь отделения и помог в уничтожении девушки, вся вина которой перед ними заключается в способности пилотировать Евангелион. Раз такое случилось в Германии, то подобные ненормальные могут найтись и у нас. Теперь тебе, Айда, понятно, почему так резко усилили меры по вашей охране?

- Понятно, - за ошарашенного таким объяснением товарища ответил пилот Евы-01, который тоже не ожидал такого развития событий: - А что с немецким пилотом? Когда ее Евангелион перебросят сюда? Ведь Ангелы атакуют только Токио-3, и в Берлине ее Ева полностью бесполезна.

- Очень скоро, - ответила на вопросы своего подопечного начальник оперативного отдела НЕРВ: - Переброска запланирована на следующий месяц. Так что скоро ты, Синдзи, будешь принимать пополнение.

- А почему это я? - с удивлением в голосе произнес пилот Евы-01: - Командиром всех пилотов Евангелионов являетесь вы, капитан. Какое отношение ко всему этому имею я?

- А вот такое, - поспешила огорошить своего коллегу по попаданию капитан НЕРВ: - Сегодня Командующий Икари подписал приказ о том, что ты, Синдзи, назначаешься моем заместителем и полевым командиром всех остальных пилотов Евангелионов. К тому же ты старше всех остальных пилотов по званию. Так что принимай назначение на должность старший пилот.

- Есть, капитан, - отдал честь своему опекуну подросток с лейтенантскими погонами на мундире: - Разрешите приступить к исполнению своих обязанностей?

- Разрешаю, лейтенант, - шуточным голосом произнесла начальник оперативного отдела организации, которая имела мировое значение.

- Капитан Кацураги, - обратилась к своему опекуну Рей Аянами: - Вы сказали, что нам придется переселиться в Геофронт и бросить занятия в школе. Но ведь получение образования это очень важное дело в нашем возрасте. Если мы его бросим, то это будет иметь нежелательные последствия в будущем.

- А кто вам сказал, что вы бросите образование? - удивленным голосом произнесла Мисато Кацураги: - Если вы не ходите в школу по определенным обстоятельствам, то это будет скомпенсировано специальными курсами для младшего офицерского состава. Программа этих курсов эквивалентна программе колледжа. Так что вы ничего не потеряете в качестве образования.

Услышав о такой замене учебы Тодзи Судзухара и Айда Кенске заметно приуныли. Они уже успели почувствовать на себе армию с ее дисциплиной и хорошо понимали, что потачки на этих курсах им не будет.

А начальник оперативного отдела НЕРВ продолжила свою речь, не обращая особого внимания на желания своих подчиненных.

- А жить вы будете прямо в Геофронте, в шестом блоке. Там есть вполне приличные квартиры, совершенно не похожие на классические казармы, - произнесла капитан и бросила пронзительный взгляд на подростков: - Так что ваш переезд состоится уже сегодня. На прежнее место жительства вы пока не вернетесь.

- А как же наши вещи, госпожа капитан? - растерянным голосом произнес юный папарацци: - Что будет с ними? Мы же прибыли сюда безо всего.

- О вещах можете не беспокоиться, - поспешила успокоить подростка и его коллег по пилотированию Мисато Кацураги: - Их уже перевезли в ваши новые квартиры. Они уже ждут вас там. Кстати говоря, я тоже переезжаю в Геофронт. И моя квартира будет рядом с вашей.

- И когда мы сможем взглянуть на наше новое жилье? - поинтересовался у своего командира старший пилот.

- Да хоть прямо сейчас, - сказала она: - Мне тоже интересно посмотреть на свое новое жилье.

Прошло еще пять минут и пилоты с сопровождением из их командира и целого отделения охраны направились в сторону шестого блока, которому суждено было стать их новым домом.

Глава 49. Совещание комитета SEELE и интриги его членов.

А пока отделения НЕРВ по всему миру крепили свою обороноспособность, на тайной базе SEELE состоялось новое совещание с теми же самыми участниками. На нем те участники прошлого совещания, которые выступали против устранения незапланированных текстами Свитков Мертвого Моря пилотов Евангелионов, единодушно обрушились с критикой на своего коллегу SEELE 02.

- Вы нам обещали в прошлый раз, что у вас есть достаточное количество расходного материала для уничтожения возможных помех пророчеству, - недовольным звонким голосом произнес SEELE 03: - А сами не только не выполнили свои обещания, но и поставили под угрозу наше общее дело. Этот провал целиком и полностью на вашей ответственности.

- Мы оказали вам всевозможную помощь людьми и прочими материальными ресурсами, которые могли пригодиться в других местах, - подхватил критику коллеги SEELE 11: - А что мы получили в обмен на это? Одиночную атаку, которая закончилась ранением нашего же человека. Разве стоило выбрасывать на это такое количество денег?

- Кроме того, - продолжил критику вслед за своим предшественником тихим голосом SEELE 06: - Эта бестолковая атака пробудила подозрение в отношении нас у Командующего НЕРВ Гендо Икари. Прежнего доверия между ним и нами теперь не будет. И это может серьезно помешать нашим планам в будущем.

- Может помешать? - недовольным голосом переспросил у SEELE 06 его коллега под номером 10: - Слишком слабо сказано! Это неосторожное вмешательство может полностью похоронить их вместе с нами!

Следом за этими выступающими поспешило высказаться еще несколько членов верхушки тайного общества. Не все они пытались обвинить своего коллегу в недальновидности и авантюризме. Некоторые из них пытались оправдать его ошибки, говоря о том, что заблуждения произошли из-за излишнего идеализма SEELE 02 и его непреклонной веры в пророчество, что с их точки зрения заслуживало некого снисхождения. После того, как высказались все желающие обвинить или оправдать своего коллегу, слово взял председатель Кил Лоренц. И сказал он следующее.

- Конечно, критиковать своего коллегу за допущенные им ошибки проще всего, - произнес решительным голосом SEELE 01, пытаясь обелить свою правую руку: - Гораздо труднее самому выполнить поставленную задачу. И смею заметить, совсем не простую задачу. Пусть пока это у нас не получилось, но это не значит, что у нас не получится это в будущем. Так что нам следует понять, что эта проблема не решается с наскока, и готовиться к ее медленному неспешному решению.

- Позвольте, позвольте, - воспользовался небольшой заминкой главы организации SEELE 03 и его звонкий голос снова огласил зал заседаний: - Но ведь наш коллега гарантировал нам окончательное решение этой проблемы. И он не выполнил своего обещания. Теперь уже не важно, по какой именно причине это произошло. Провал уничтожения пилота Евангелиона - это факт, который никто из нас не может отрицать. И наш коллега приложил к этому прискорбному событию свою руку.

- Вы хотите устроить в отношении его расследование? - произнес сердитым голосом председатель комитета: - Наши правила вообще-то запрещают устраивать подобное, чтобы не нарушать тайну личности, за которую пуще всего держится каждый из нас. Мне стыдно за вас, если вы забыли об этом исконном правиле нашего сообщества.

- Что вы, господин председатель, - поспешил отвести от себя подозрения в посягательстве на запретное знание SEELE 03: - Меня не интересует тайна личности моего коллеги. Я просто хочу получить от него ответ на один принципиально важный вопрос. Почему подконтрольные ему фанатики пытались уничтожить именно Второе Дитя, а не кого-нибудь из непредусмотренных пророчеством пилотов? Я изучил все Свитки Мертвого Моря по-новой и установил, что наличие Второго Дитя необходимо для полного осуществления пророчества и выполнения нашего проекта. Так что, пытаясь уничтожить эту девушку, его подручные чуть было не оказали нам очень дурную услугу. Если бы замышленное ими дело выгорело, то наш проект с очень большой вероятностью потерпел бы крах.

Уверенные слова признанного всеми аналитика попали в душу многим членам комитета SEELE, и они практически единодушно потребовали от своего коллеги, чтобы тот ответил на обвинения в его адрес. Несмотря на то, что сам председатель был настроен против этого, большинство голосов было на стороне обвинителя, и Килу Лоренцу пришлось смириться с таким оборотом событий. Смириться, но не забыть. Чем-чем, а излишней способностью прощать нарушение своих планов он никогда не страдал. В противном случае, он никогда бы не занял место председателя в этой тайной организации, которая пыталась вертеть всем миром.

Теперь наступила очередь слов SEELE 02, которому пришлось оправдываться за нарушение его собственных обещаний. А так как серьезных доводов в свою пользу у него не имелось, то правой руке Кила Лоренца пришлось увиливать от взятой на себя ответственности.

- Уважаемые коллеги, - произнес он своим хриплым голосом: - Мои люди, управляющие сектантами, до конца выполнили свой долг и подвинули их на самоубийственную атаку против представителя одного из отделений НЕРВ. Почему для атаки было выбрано немецкое отделение НЕРВ? Все очень просто. Дело в том, в штаб-квартире сразу же после обнаружения лишних пилотов была усилена охрана, и мои люди не смогли проникнуть внутрь нее. Кроме того, не следует забывать о том факте, что Токио-3 является закрытым городом и провести внутрь него какие-либо силы извне очень трудно, а в условиях действия специальных мер охраны вообще невозможно. Поэтому в качестве объекта для атаки мной было выбрано отделение НЕРВ-Германия. Про то, что жизнь Второго Дитя важна для выполнения нашего проекта я узнал только что. Знай, я об этом раньше, то этой опрометчивой атаки, встревожившей наших друзей-противников, не произошло бы.

Все участники совещания, которые слышали речь своего коллеги, остались не совсем довольны его речью, но были вынуждены принять ее, так как в ней они услышали то, что желали услышать. А именно раскаяние в излишней поспешности и принятие вины за провал на себя. Из-за этого положение SEELE 02 в кругу избранных несколько пошатнулось, и его соратники начали строить планы по занятию его места. И это было вполне логично с их стороны. Быть правой рукой председателя - это крайне почетное и выгодное дело.

И именно этот момент председатель комитета выбрал для того, чтобы завершить эту встречу, которая пошла по совершенно иному сценарию, не так как ему хотелось.

- Уважаемые коллеги! - произнес он безэмоциональным голосом: - Раз наше разбирательство о причинах постигшей нас неудачи благополучно закончилось, и наш коллега признал допущенные им ошибки, то я предлагаю на этой ноте закончить наше заседание.

Слова главы организации об ошибках, допущенных его правой рукой, понравились всем участникам, которые метили на место SEELE 02, и они единодушно поддержали это решение своего предводителя. Все их мысли были исключительно о том, как оттереть своих соперников подальше от Кила Лоренца и занять вакантное, как им всем казалось, место его правой руки. Именно на такую реакцию своих коллег по тайной организации и рассчитывал SEELE 01, заканчивая свою речь этими словами.

После того как о завершении совещания верхушки тайного общества было официально объявлено, голографические терминалы, принадлежащие его участникам начали один за другим отключаться. Их хозяева завершали конференцию и выходили из сети. Так продолжалось до тех пор, пока в безлюдном помещении не осталось гореть только два из них. Это были терминалы SEELE 01 и SEELE 02, принадлежащие как не трудно понять председателю и его правой руке.

- Герр Лоренц, - устало прохрипел голос правой руки председателя: - Я подвел вас, и мне нет никакого прощения. Проект, над которым мы начали трудиться еще в конце 80-х годов двадцатого века, чуть было не провалился. И все это произошло по моей вине.

- Не надо винить себя, мой старый друг, - неожиданно ласковым голосом произнес Кил Лоренц: - Не совершает ошибок только тот, кто ничего не делает. Мало говорить правильные слова на наших совещаниях. На это способен любой смертный. Надо делать дела. А вот таких людей даже в нашем узком кругу очень и очень мало. Поэтому каждый человек дела ценится гораздо выше, чем болтун с хорошо подвешенным языком.

- И все же эти "интеллектуалы" выступили против нашей программы, - прохрипел SEELE 02, когда-то носивший военный мундир с немалым количеством наград: - Это очень глупо с их стороны. Они обязательно поплатятся за это.

- Пусть они пока интригуют, пытаясь занять место рядом со мной, - ехидным голосом произнес председатель комитета: - Со временем каждый из них получит заслуженную им награду. Как говорят русские: По делам вору и мука.

- Да будет так, - прохрипел отставной военный: - Прощай, товарищ. До следующей встречи!

Сразу после этих слов голографический экран с эмблемой SEELE 02 погас, и в помещении остался светиться только монитор с надписью SEELE 01. Но вскоре и он погас, свидетельствуя об отключении последнего абонента этой закрытой для всех посторонних системы связи. Совещание закончилось, и его решения ожидали скорейшего воплощения в жизнь.

Глава 50. Покоя в жизни не бывает даже на выходных.

Прошло еще два дня, которые пилоты Евангелионов провели на своих новых квартирах. По делам службы подростков особенно не беспокоили, на обещанные курсы для младшего офицерского состава их так и не отправили. Поэтому трое парней и одна девушка страдали от безделья. Видя это, капитан Кацураги старалась найти для них хоть какое-нибудь занятие, так как из памяти своего реципиента хорошо знала, что такое поведение в армии до добра никогда не доводило. И если реальных занятий у этих малолетних офицеров НЕРВ не было, то им следовало их предоставить. И сделать это следовало не теряя времени, пока кучка подростков в погонах не нашла приключений на свою нижнюю часть тела. А это было очень и очень вероятным.

Придя этим утром на работу в штаб-квартиру, начальник оперативного отдела сразу же отправилась к доктору Акаги, которая должна была помочь ей выдумать занятие для этих школьников, которое должно было занять их на ближайшую неделю. Именно через такое время по расчетам попаданки должна была состояться попытка синхронизации Рей и Евы-00. Но начальник научного отдела сразу же по приходу к ней подруги потребовала срочного вызова всех пилотов в штаб-квартиру.

- А что такого случилось, что ты решила притащить их всех сюда? - с некоторым удивлением в голосе спросила у нее Мисато Кацураги: - Ведь еще вчера ты утверждала, что пилоты сегодня будут не нужны. А тут вдруг такая резкая перемена. С чего бы это?

- Сегодня меня вызвал к себе Командующий Икари и потребовал провести как можно скорейшую синхронизацию Аянами и Евы-00, - ответила главная ученая НЕРВ: - Вот и придется тебе ехать за этими скороспелыми военными к себе домой.

- А чем он объяснил причину такой спешки? - задала очередной вопрос коллеге по работе капитан НЕРВ: - Ведь вчера на дневном отчете об этом не было сказано ни одного слова. Иначе бы уже с утра все они были бы на месте.

- Видимо, Гендо получил какую-то информацию из дополнительных источников, которой он не мог поделиться с нами. Скорее всего, это были Свитки Мерт... - внезапно осеклась на полуслове начальник научного отдела и лихорадочно вцепилась в терминал МАГИ, стоящий перед ней, нажимая на нем кнопки.

- Мертвого Моря, - продолжила слова коллеги по работе попаданка, предварительно убедившись в том, что камеры нацелились в потолок и огоньки на контрольных устройствах погасли: - Не так ли?

- А ты откуда знаешь про них? - с удивлением уставилась на свою коллегу по работе, которую до сих пор считала недалекой воякой, доктор Акаги: - Это же секрет, за знание которого можно лишиться всего. И жизни в том числе. Неужели Гендо показывал тебе их переводы? Или это сделал профессор Фуюцки? Но зачем бы ему понадобилось делать это?

- Нет, Рицко, - произнесла капитан Кацураги: - Ни Командующий Икари, ни его бывший учитель не открывали передо мной тайны. Я все узнала сама. И узнала гораздо больше, чем ты или они сами. Но это тема для отдельного разговора, который не следует проводить в стенах НЕРВ, где все под контролем у Гендо Икари и его загадочных боссов, которых он мечтает кинуть.

- Кинуть? - недоуменным голосом произнесла Рицко: - В каком это смысле?

- Ну, обмануть, - пояснила ей старший офицер НЕРВ: - Так об этом говорят наши коллеги из России. А вот людям из комитета SEELE эта затея Командующего однозначно не понравится. Поэтому нам следует опасаться их не меньше, чем его самого. Ведь когда под угрозой будет проект, к которому они приложили неимоверные усилия, они не остановятся ни перед чем, для того чтобы вернуть события в приготовленное для них русло. Нападение на наставника Второго Дитя, скорее всего, дело рук их агентуры.

Проговорив эти слова скороговоркой, попаданка поспешила покинуть свою неосторожную на язык подругу и отправилась за вверенными ее попечению подростками. Оставшись наедине сама с собой, доктор Акаги принялась думать и, поскольку у нее это дело получалось лучше всего, то очень скоро она дошла до мысли, что сообщать о произошедшем событии Гендо Икари будет очень дурной идеей. И что эта идея вряд ли будет способствовать увеличению продолжительности ее жизни. А помирать в цветущем возрасте лучшей ученой современности явно не улыбалось. "Молчание - это именно то, что может спасти наши с Мисато жизни" - мысленно сказала сама себе Рицко Акаги и принялась устранять последствия организованной ею же самой диверсии. Делая это, она мысленно представляла себе, как будет вытрясать из подруги информацию об источнике ее знаний, и это заставило ее улыбнуться.

Пока начальник научного отдела НЕРВ возилась с терминалом МАГИ, маскируя свои предыдущие действия и синтезируя ложную картинку, которая должна будет обмануть ее босса и любовника, капитан НЕРВ уже успела покинуть пирамиду штаб-квартиры. Она добилась того, чего хотела, не прилагая к этому никаких усилий, но радости у нее это не вызвало. Капитан серьезно опасалась за жизнь Рей, которой предстояла синхронизация с Евой-00 без всякой подготовки. И виновата в этом была воля всего одного человека, которого дружно ненавидели все попаданцы в этот мир. И звали его Гендо Икари. Именно этот талантливый, но совершенно беспринципный человек стоял у истоков создания НЕРВ. И он был чертовски опасен для тех, кто не собирался играть по придуманным им правилам. А капитан собиралась поступить именно так, что могло поломать всю его тщательно просчитанную игру.

Добравшись до дома, где жили пилоты, Мисато Кацураги вихрем взлетела по лестнице вверх и громко постучала в дверь квартиры, где жили Тодзи Судзухара и Айда Кенске. Когда ей никто не открыл, она взяла свою карточку и провела ей по кодовому замку, заставляя его сработать. Замок щелкнул, и капитан твердой рукой отворила дверь в квартиру своих подчиненных. Там было пусто. Начальник оперативного отдела НЕРВ прошла по комнатам, занятым подростками, и, не найдя в них того беспорядка, который ожидала обнаружить в месте бесконтрольного проживания пацанов, покинула квартиру, тщательно захлопнув за собой дверь. "Раз их здесь нет, то они, скорее всего, находятся у своих коллег" - справедливо решила старший офицер всемогущей в Токио-3 организации: - "А значит надо идти туда. Так в прочем будет еще лучше. Не придется несколько раз говорить одно и то же".

Для того чтобы подняться на следующий этаж у командира пилотов Евангелионов ушло всего несколько секунд. Подобравшись к двери квартиры, в которой жила она сама и ее подопечные, капитан прислонилась ухом к тонкой двери и прислушалась. Из-за двери квартиры до нее донеслись спокойные голоса четырех подростков, которые обсуждали что-то свое. Шума возни или драки не было, что заставило офицера НЕРВ вздохнуть с облегчением. "Значит, они еще не успели найти какие-нибудь неприятности на свои места, расположенные пониже талии" - подумала начальник оперативного отдела НЕРВ про себя: - "И после моих новостей они не станут задумываться об этом".

Дальнейшие ее действия удивили бы любого знакомого с ней во времена службы в армии человека. Она ворвалась в квартиру и громким голосом выкрикнула: - Хватит сидеть! Вставайте! Нас ждут великие дела!

Такое появление начальника было очень неожиданным для его подчиненных, и они даже вздрогнули от ее крика. Но это замешательство оказалось недолгим, и вскоре пилот Евы-01 спросил у своего босса: - Что такое случилось? Какие еще дела могут ждать нас в официально объявленный выходным день?

- Великие! - еще раз повторила непонятливому заместителю Мисато Кацураги: - Что вы сидите на своих местах?! Я же вам ясно сказала, что вы должны начать собираться на работу. Доктор Акаги ждет вас!

- А для чего она ждет нас? - голосом полным недоумения произнесла Рей, до которой начала доходить причина этого несвоевременного вызова.

- Сегодня должна состояться очередная попытка твоей синхронизации с Евой-00, - обрадовала девушку капитан НЕРВ: - Конечно, ее предполагалось провести позже, но обстоятельства таковы, что лишнего времени на подготовку у нас нет.

- Ясно, - безэмоциональным голосом произнесла Аянами и направилась в свою комнату переодеваться в военную форму.

Все остальные подростки остались сидеть на диване, и на них обрушился гнев начальника оперативного отдела. Мисато посмотрела на них и сказала: - А вам что требуется особое приглашение?! Быстро идите и переодевайтесь в нашу форму, чтобы не позорить НЕРВ! А ну, пошли! Живо!

И подростки подчинились указаниям, прозвучавшим из уст их командира. Вадим пошел в свою комнату, а его школьные товарищи нехотя покинули квартиру коллег и потопали вниз по лестнице.

Прошло пять минут, и все пилоты были уже готовы к марш-броску в сторону пирамиды НЕРВ. Капитан Кацураги дала им сигнал, и движение вперед началось. Небольшая пробежка подняла боевой дух школьников и развеяла дурные мысли, витавшие в их головах. Пилоты были полностью готовы к предстоящей им работе. Даже если она заключалась в защите всего мира.

Глава 51. Подготовка к синхронизации Рей и Евы-00.

Добравшись до проходной основного строения штаб-квартиры организации, в которой им выпала честь работать, пилоты Евангелионов смогли перевести дух. Дальнейший их путь лежал в лаборатории научного отдела, куда им идти совсем не хотелось. Особенно это нежелание проявлялось у Рей, которая хорошо помнила, чем для нее обернулась прошлая попытка синхронизироваться с Евой-00, которая не признала полуангела в качестве своего пилота и попыталась уничтожить ее. Хотя коллега по попаданию и попытался убедить Аянами в безопасности модернизированной лично им системы управления Евангелионом, легкое опасение не давало ей быть полностью спокойной.

Пилот Евы-01 заметил это беспокойство и постарался приглушить его, сказав ей следующие слова: - Не бойся, Рей. Этот раз будет совсем не такой, как прошлый. Будь спокойна и все будет хорошо. Я гарантирую тебе это.

Получив такое заверение в безопасности Евы-00, попаданка немного успокоилась и перестала демонстрировать всем окружающим ее людям свои истинные чувства, но внутри она все равно сомневалась в успехе затеянного доктором Акаги с подачи Командующего Икари дела.

Путь до лаборатории не занял у молодых офицеров НЕРВ очень много времени, так как Мисато спешила и вела их самым коротким путем.

Войдя в лабораторию, пилоты сразу же разделились. Аянами Рей пошла переодеваться в контактный костюм, а трое подростков остались стоять, как неприкаянные. Сотрудники доктора Акаги ходили вокруг них, совершенно не обращая на троицу пилотов никакого внимания. И это было совсем не удивительным. Ведь у них шла работа по подготовке к запуску Евы-00, и отвлекаться на незанятых делом подростков им было некогда.

Но пилота Евы-01 такое отношение к нему и его коллегам по пилотированию совсем не устраивало, и он перехватил, спешившую по своим делам, начальника научного отдела и задал ей вопрос.

- Доктор Акаги, - произнес лейтенант НЕРВ недовольным голосом: - Зачем на синхронизацию Рей вызвали нас всех? Ваши сотрудники совершенно не обращают на нас никакого внимания. Сидеть на диване мы могли бы и у себя в доме.

- Синдзи, - произнесла начальник научного отдела: - Мы пока заняты более важным делом, которое касается непосредственно Рей. Вами мы займемся позже.

- И что? Мы будем все это время стоять тут, как статуи? - вновь продемонстрировал свое недовольство сложившейся ситуацией подросток в военном мундире: - Так дело не пойдет. Или давайте нам какое-нибудь занятие, или я уведу своих подчиненных отсюда. А кстати, скажите мне доктор, какие меры приняты руководством организации на случай нового выхода Евы-00 из-под контроля? В прошлый раз такое явление закончилось травмами среди персонала и значительными разрушениями.

- Можешь не беспокоиться об этом, Синдзи, - снисходительным голосом произнесла Рицко Акаги: - Повторение прошлого сценария в этот раз исключено. Ты же сам проверял Еву-00 и сказал нам, что она будет послушной. Или ты нам сказал неправду?

- Я - не мой отец, и лгать о таких важных вещах не стану, - недовольным голосом произнес сын Командующего: - Я действительно подчинил себе Еву-00 и заставил ее выполнять мои команды. Но сможет ли Рей сделать это? А что если это у нее не получится?

- Я понимаю, что ты не затеял бы этого разговора, не имея конкретных предложений, - со вздохом произнесла понявшая, что не сумеет отделаться от старшего пилота, главная ученая НЕРВ: - Давай, выскажи их, и мы посмотрим, годятся ли они для применения в этой ситуации.

- У меня действительно есть такое предложение, - не стал скрывать старший пилот НЕРВ: - И заключается оно в следующем. Я занимаю место в контактной капсуле Евы-01 и подстраховываю синхронизацию Рей. Если что-нибудь пойдет не по плану, то мой Евангелион сможет связать Еву-00 по рукам и ногам, не давая ей устроить значительные разрушения и, тем более, не давая погубить Рей. Как вам нравится такое предложение?

- Идея неплохая, - задумчивым голосом произнесла Рицко: - Мне она нравится. В целом ты полностью прав, но как посмотрит на эту идею твой отец. Вот это главный камень преткновения во всем плане. Такие изменения в испытаниях я не имею права устраивать сама. Все должно быть согласовано с ним.

- Так позвоните ему, - дрожащим от нетерпения голосом почти выкрикнул подросток: - Раз он решает все, то пусть берет на себя ответственность и за это.

- Хорошо, хорошо, - произнесла главная ученая НЕРВ и достала из кармана телефон.

Она нажала на кнопку вызова и немного отошла в сторону, чтобы пилот не мог подслушать ее разговора. Но все ее потуги сохранить тайну оказались напрасными. Командующий Икари громким голосом отчитал ее за совершенно напрасную инициативу и посоветовал заняться своими прямыми обязанностями, а не выдумывать что-нибудь новенькое.

Попаданец, вопреки своему желанию, услышал все высказывания Гендо в адрес ученой, и ему стало стыдно, что он подставил ничего плохого не сделавшую ему женщину под удар такой критики. Пилот Евангелиона хорошо заметил, что, ругая ее, Командующий не особенно следил за своими словами, чем нанес молодой женщине душевную рану. Видя покрасневшее лицо направлявшейся к нему главной ученой организации, подросток в военной форме сделал вид, что не слышал грубых слов своего отца.

- Ну как там Командующий? - поинтересовался он у начальника научного отдела с притворно спокойным видом: - Разрешил он мне подстраховать Аянами или положился на волю божью, как это чаще всего у него случается? Ведь ощущать на себе последствия своих собственных решений ему, скорее всего, не придется. За все заплатят их исполнители, а он останется сидеть в своем кабинете, сложа ручки.

- Ты абсолютно прав, Синдзи, - деланно спокойным голосом произнесла подруга Мисато: - Полный и безоговорочный отказ. Плюс выговор за то, что лезу не в свое дело.

- Ну, этого-то от старого маразматика только и следовало ожидать, - с четко подчеркнутым презрением в голосе высказался старший пилот НЕРВ о своем биологическом отце, которого ни капли не уважал: - Он только и способен, что на всякие пакости и подставы различных калибров. Взять ответственность на себя это выше его сил. Придется ограничиться приободрением Рей перед началом эксперимента. Надеюсь, что вы разрешите это сделать?

- Лично я не буду против этого, - произнесла начальник научного отдела и пошла в сторону своего кабинета.

Но уходя в ту сторону, она услышала слова пилота, которые не предназначались для всеобщего слуха, но ей очень понравились.

- А мнение этого старого придурка я и не подумаю спрашивать, - прошипел себе под нос лейтенант НЕРВ, отправляясь в сторону раздевалки.

Пока парень в военном мундире преодолевал последние метры до своей цели, дверь нужного ему помещения отворилась и голубоволосая девушка в обтягивающем ее контактном костюме прошла через дверной проем. Лицо ее было необычайно бледным, что говорило о сильном волнении, которое та испытывала. От глаз пилота Евы-01 не ускользнули все эти свидетельства ее сильно подорванного духа, и он поспешил успокоить и ободрить ее.

- Рей, - произнес попаданец дружелюбным голосом: - Иди ко мне.

Та послушалась его слов и подошла к нему. Пилот Евы-01 обнял ее и прошептал ей на ухо: - Ира, не беспокойся. Все будет хорошо. Верь мне.

Та прижалась к нему всем телом, что выглядело, не совсем прилично, учитывая костюм, натянутый на нее. Это простое действие успокоило ее и придало сил для преодоления очередных трудностей.

- Иди и действуй, - произнес ее коллега по попаданию в этот мир, и эти слова придали несчастному полуангелу, в тело которого вселилась попаданка, уверенность в своих собственных силах и веру в счастливое будущее.

Получив этот толчок, Аянами Рей воспрянула духом. Она выпрямилась, отлипла от своего коллеги по работе в НЕРВ и пошла навстречу к ожидающим ее сотрудникам доктора Акаги чеканным шагом. Сотрудники научного отдела наблюдали за этим загадочным для них преображением, разинув рты. И в голове у них крутился один и тот же вопрос: Что такого сказал ей пилот Евы-01, что она так резко изменила свое поведение. Но этим вопросом задавались не одни они. Тот же вопрос мучил и Командующего НЕРВ генерала Гендо Икари. Но его решение хитрый и коварный манипулятор отложил на будущее.

Глава 52. Синхронизация Аянами Рей и ее Евангелиона.

Аянами Рей, не обращая внимания на толпящихся вокруг нее сотрудников научного отдела, подошла к Рицко Акаги и произнесла: - Я готова. Куда мне идти?

Доктор наук окинула ее мимолетным взглядом и произнесла в ответ: - Майя тебя проводит к Евангелиону. Иди следом за ней.

Из толпы сотрудников научного отдела выскочила старший оператор МАГИ, взяла за руку Первое Дитя и потащила следом за собой. Путь до помещения, в котором находилась Ева-00, занял у ее пилота около десяти минут. Немного запыхавшись от быстрого бега вслед за своим проводником, Аянами Рей влетела в обширный зал, сердцем которого был бассейн с охлаждающей жидкостью. И посередине его находилась ее горе и мечта, надежда и отчаяние - Евангелион 00 или, попросту говоря, Ева.

Окинув пристальным цепким взглядом возвышавшуюся до самого потолка помещения махину, рубиновоглазая девушка в контактном костюме глубоко вздохнула и направилась в сторону стоящей рядом с краем бассейна контактной капсулы. Та была открыта и ждала того самого момента, как кто-нибудь отважится залезть в нее. Попаданке было боязно лезть внутрь, но она ничего не могла сделать для того, чтобы изменить этот сценарий. И поэтому девушка сделала то, что от нее ожидали, - залезла внутрь и зафиксировала себя ремнями на кресле пилота.

Сразу после этого капсула герметично закрылась и начала перемещаться в сторону загривка Евангелиона, где находилось ее приемное гнездо. Подъем очень быстро закончилось, и началось внедрение контактной капсулы в узел А-10, который отвечал за синхронизацию пилота с его Евангелионом. Процесс внедрения закончился быстро, и очень скоро капсула начала заполняться ЛСЛ. Это свидетельствовало о том, что процесс синхронизации вот-вот начнется.

И вот по стенкам капсулы побежали радужные разводы и жидкость вокруг Аянами Рей начала светлеть.

- Первая стадия синхронизации закончена, - прозвучал в голове попаданки голос Майи Ибуки, которая была правой рукой доктора Акаги во время всех ее самых ответственных исследований: - Начинаем вторую стадию. После этих слов на голову пилота Евы-00 обрушился целый поток различных рапортов, приказов, запросов, исходивших от всех сотрудников НЕРВ, находившихся в командном центре во время этого эксперимента. Этот шум в голове вызывал у Первого Дитя желание раздолбать своим Евангелионом все лаборатории под нолик. "Если они не уймутся" - зло думала про себя младший лейтенант НЕРВ: - "То я брошу Еву-00 в атаку, и пусть они восстанавливают лаборатории вплоть до самого приезда Аски Лэнгли. Будет им всем наука, как злить пилота Евангелиона".

Замечтавшись об этом, девушка с нетипичным фенотипом даже не заметила, как сотрудники НЕРВ, наблюдающие за процессом ее синхронизации, доложили о завершении второй стадии. И вот до нее донеслись радостные крики из командного центра: - Синхронизация завершена! Уровень синхронизации составляет 50,5%!

"Как странно" - подумала девушка в контактном костюме: - "Самого процесса синхронизации я и не почувствовала. Значит, мой товарищ по попаданию не ошибся, когда говорил об уничтожении матрицы, оккупировавшей этот Евангелион. А как же я тогда синхронизируюсь с ней? Ведь по идее без наличия в ней души этот процесс вообще невозможен. Хотя в прочем какая мне разница. Пусть об этом думает начальник научного отдела и ее подчиненные. Ведь им за это платят деньги. И очень немалые".

Первое Дитя так погрузилась в свои ощущения, что даже не заметила, что к ней по специальной связи пытается обратиться начальник оперативного отдела. Мисато Кацураги пыталась достучаться до своего пилота, используя все способы, имеющиеся в распоряжении НЕРВ. И это у нее не получалось. Пилот не отвечала на вопросы, обращенные к ней, что вызывало у капитана серьезные опасения по поводу ее состояния. "Неужели она не справилась с подчинением Евы и впала в кому или, и того хуже, оказалась под контролем матрицы, которую пилоту Евы-01 не удалось уничтожить полностью" - думала про себя старший офицер НЕРВ: - "И если такое случилось с ней, то, что мы будем делать? Как нам защитить остальных пилотов от такого воздействия на их психику? Черт его знает".

И тут хоровод мыслей капитана Кацураги был разорван ответом по громкой связи, который она уже отчаялась услышать.

- Капитан Кацураги, - прозвучал безэмоциональный голосок Первого Дитя: - Что мне делать?

- Рей, как ты себя чувствуешь? - первым делом поинтересовалась о здоровье своей подопечной высокопоставленная сотрудница НЕРВ сильно беспокоившаяся за ее будущее.

- Все нормально. Я чувствую себя как обычно. Не лучше и не хуже, - все тем же спокойным голосом ответила на вопрос опекуна пилот Евы-00.

Мисато хотела задать своей подчиненной очередной вопрос, желая уточнить ее состояние, так как ответ общими словами пилота Евангелиона ее категорически не устраивал. Но начальник научного отдела опередила свою подругу и влезла в их диалог.

- Рей, скажи мне, как прошла твоя синхронизация с Евангелионом? - в первую очередь задала интересующий ее вопрос Рицко Акаги: - Какие ощущения ты испытывала при этом? Были ли они неприятными или нет?

- Рицко, поимей совесть, - воскликнула капитан НЕРВ, показывая свое недовольство активностью коллеги по работе: - Ну, нельзя же так!

- А что тут такого? - удивленным голосом начала говорить главная ученая НЕРВ, но тут же оборвала свою речь, так как Аянами Рей начала отвечать на поставленные перед ней вопросы.

- Синхронизация с Евангелионом прошла незаметно, - произнесла Второе Дитя: - Никаких ощущений у меня во время нее не было. Совсем никаких.

- Такого не может быть, - удивленным голосом произнесла доктор Акаги и, глянув в очередной раз на монитор терминала МАГИ, сказала пилоту Евы-00: - Приборы показывают, что синхронизация состоялась, а раз так, то ты, Рей, можешь видеть ее глазами и осуществлять управление ее телом.

- Я вижу зал, в котором находится Евангелион, - поспешила ответить Рей на незаданный ей вопрос.

- Погоди, Рей, - произнесла строгим голосом начальник научного отдела: - Чтобы доказать возможность управления Евангелионом, ты должна заставить ее сделать шаг. Один шаг в любую сторону. Это докажет твою правоту. Действуй, Рей.

- Хорошо, доктор Акаги, - ответила девушка-пилот и замолчала.

Все присутствующие в командном центре сотрудники НЕРВ дружно прилипли взглядом к экрану, на котором отображалась обстановка в помещении с Евой-00. И увидели, как нога Евангелиона пришла в движение, и многотонная машина сделала свой первый подконтрольный человеку шаг. А следом за ним еще один. Это зрелище так заворожило сотрудников всемогущей в Токио-3 организации, что опомнились они только тогда, когда Ева-00 уже собиралась вылезти из бассейна с жидкостью.

- Рей, хватит! - произнесла Мисато Кацураги, и махина Евангелиона в один момент превратилась в неподвижную статую.

- Я только начала ходить, - произнесла огорченным голосом Первое Дитя: - А мне уже запрещают делать это. Как это глупо.

- Не спеши, Рей, - произнесла успокаивающим голосом начальник оперативного отдела: - Впереди у тебя будет все. И ходьба, и бои, и многое другое. Сегодня ты сделала только первый шаг к своему будущему. И мне верится, что оно будет блестящим.

Эти слова Кацураги воодушевили не только пилота Евы-00, но и всех сотрудников, присутствующих при запуске Евы-00. Единственным человеком, который недоверчиво хмыкнул при этом громком заявлении, был Командующий НЕРВ Гендо Икари. Он отлично знал о планируемом им для Первого Дитя будущем и знал, что ничего подобного не будет. Не потому, что он имел что-то против нее, как личности. Рей для него была только элементом его грандиозного плана. Ключевым, но все-таки элементом. Как человека он ее не воспринимал.

И генерал Икари воспользовался своими правами для того, чтобы разрушить эту иллюзию, вредную с его точки зрения. Он взял микрофон в руки и произнес: - Пилот Аянами, верните Еву-00 на исходное место.

Эти слова разрушили очарование момента и вернули завороженных сотрудников к нормальной работе. А пилот Евы-00 начала выполнять полученный от главы организации приказ. Евангелион сделал шаг назад. Затем еще один и еще, и еще. В конце концов, Ева-00 выбралась на исходную позицию.

Тут уже командование взяла на себя главная ученая НЕРВ, которая приказала своим подчиненным обрывать синхронизацию. Приказ был выполнен.

Сидя в контактной капсуле, попаданка видела, что уровень ЛСЛ вокруг нее начал понижаться и приготовилась к неприятной процедуре извлечения этой жидкости из легких. И когда она произошла, Первое Дитя перенесла ее с достоинством стоика. А затем капсула вернулась на место старта и открылась. Пошатывающая от усталости девушка вышла из нее и угодила в руки коллег по пилотированию, которые уже ждали ее в этом зале. Этого измученная испытанием девушка уже не смогла вынести и упала в обморок. Очнулась от него она уже в больнице НЕРВ, где у нее имелась персональная палата. И первым кого она увидела, был ее напарник Синдзи Икари.

Глава 53. Призрачная угроза.

- Доброе утро, Рей, - произнес он, увидев пробуждение своей напарницы по пилотированию: - Как тебе спалось?

- Да нормально, - сонным голосом ответила на его вопрос попаданка и огляделась по сторонам: - А где я нахожусь и как сюда попала?

- Это зарезервированная за тобой палата в госпитале НЕРВ, - начал ей объяснять положение дел парень в военной форме: - А доставили тебя сюда вчера после синхронизации с твоим Евангелионом.

- Синхронизация провалилась? - встревоженным голосом произнесла голубоволосая девушка и мотнула головой: - Такого же не должно было быть.

- Все было нормально, - ответил молодой лейтенант: - Просто выходя из капсулы, ты упала в обморок. Скорее всего, перенервничала. Это встревожило доктора Акаги, и тебя по ее распоряжению отправили в госпиталь.

- Вот оно как, - произнесла пилот Евы-00: - Теперь мне пора отсюда выбираться. Время не ждет. Ты же сам знаешь.

- Я-то знаю, - произнес попаданец: - А вот ты попробуй убедить в этом врачей и начальника научного отдела, которая помыкает ими как может. Если справишься с этой задачей, то все остальное тебе будет проще простого.

- Буду стараться, - криво улыбнулась Аянами: - Можно подумать, что у меня есть какой-то иной выбор.

- Выбор всегда есть, - сказал пилот Евангелиона: - Только не все видят его, и если видят, то зачастую не решаются им воспользоваться.

Рей собиралась ответить своему коллеге по работе, но не успела. Ей помешала капитан Кацураги, зашедшая в ее палату в поисках своего подчиненного и заместителя.

- Вот ты где спрятался, лейтенант, - произнесла начальник оперативного отдела довольным голосом: - Пошли со мной. Нам надо решать серьезную проблему.

- Капитан Кацураги, - официальным тоном обратился к своей начальнице пилот Евы-01: - Помогите мне вытащить из госпиталя мою подчиненную. После этого я готов идти за вами хоть на край света.

- А ты уверен, что ее стоит вытаскивать отсюда? - произнесла старший офицер НЕРВ, окинув Аянами Рей беглым взглядом: - Может быть, ей будет лучше побыть пока здесь, где за ней есть надежный присмотр, а не болтаться вместе с нами по всяким объектам организации? Пусть лучше Рей сама скажет, что будет лучше для нее.

- Капитан Кацураги, - жалобным голосом пролепетала Аянами: - Вытащите меня отсюда. Я буду вам благодарна. Я согласна ходить следом за вами везде, где будет нужно. Только уведите меня отсюда, пожалуйста.

- Такой просьбе я никак не могу отказать, - произнесла начальник оперативного отдела НЕРВ и посмотрела в глаза сначала Синдзи, а потом Рей: - Пойдем к врачам, пилот Евы-00.

И трое сотрудников НЕРВ отправились к руководству госпиталя. Там им пришлось выдержать серьезный бой, так как накрученные доктором Акаги врачи ни в какую не собирались выпускать девушку из своего заточения. Но капитан Кацураги надавила на них своей должностью и принадлежности к организации, представителям которой в Токио-3 и его окрестностях не было принято отказывать. И после продолжительного спора главный врач госпиталя выписал пилота Евы-00 под ответственность капитана. А той это только и было нужно.

И вот через какие-то полчаса все сотрудники НЕРВ покинули госпиталь. Выйдя за его пределы, пилот Евы-01 поинтересовался у своего командира причиной такой спешки.

- А куда мы так спешим, Мисато? - задал он вопрос прямо в лоб: - Мы что куда-нибудь опаздываем?

- Почти опоздали, - недовольным голосом произнесла его начальница: - Военные моряки собираются забрать хранимое на нашем складе предназначенное для них оружие. Позитронную пушку, которая нам самим нужна.

- Не за горами пришествие нового Ангела, и без этого оружия мы с ним вряд ли справимся, - взволнованным голосом произнес подросток в военном мундире: - Нам надо задержать его отправку получателям, во что бы то ни стало. Так надо сделать, Мисато. Надо, надо.

- А ты думаешь, что я этого не понимаю? - набычилась на своего подчиненного капитан НЕРВ: - Только и надо мной до хрена начальников, которые пытаются надавить на меня. Я все же не Главнокомандующий НЕРВ и не генерал, как твой отец. А ведь есть люди, которые могут надавить и на самого Гендо Икари. Куда уж мне тягаться с ними.

- А разве нельзя заиграть документы на эту игрушку? - поинтересовалась у своего командира Рей Аянами: - А пока они найдутся, то и Ангел появится. А в случае его появления у нас будут полностью развязаны руки. И мы сможем делать с их собственностью то, что сочтем нужным, и не понесем за это никакого наказания.

- Хорошая идея, - немного подумав, произнесла начальник оперативного отдела: - Вот этим мы сейчас и займемся.

Прибыв в штаб-квартиру организации владеющей Токио-3, ее высокопоставленный сотрудник сразу же приступила к саботажу. Капитан Кацураги лично уничтожила абсолютно все бумаги касающиеся позитронной пушки. Описи военного имущества, находящегося на складах НЕРВ, так же подверглись необходимой подчистке. И еще начальник оперативного отдела НЕРВ с большим удовольствием уничтожила запрос на передачу орудия военным, предварительно заметя даже малейшие следы его существования. "Пусть эти водоплавающие думают, что их бумажка затерялась где-то в инстанциях" - с какой-то злобной радостью подумала она про себя: - "Пока они пришлют новый запрос, пока его рассмотрим мы и Командующий, пройдет немало времени, а там уже всем будет не до него. Когда нагрянет очередной Ангел, многое им станет не нужным".

Совершив эту диверсию, старший офицер НЕРВ со спокойным сердцем отправилась посмотреть на успехи своих подчиненных в лаборатории доктора Акаги. А посмотреть там было на что. Все пилоты Евангелионов , как действующие, так и будущие, проходили групповое упражнение на компьютерном имитаторе. Их целью был Ангел, напомнивший попаданке гибрид Рамиила и Зеруила. Она сразу поняла, что такой противник был выбран по наводке кого-то из попаданцев, а вовсе не случайно, как подумал бы любой другой сотрудник организации не читавший Свитков Мертвого Моря.

Но визит в вотчину главы научного отдела не ограничивался наблюдением за успехами пилотов, которые сумели-таки обломать такого серьезного противника и нанести ему урон гораздо выше допустимого. Другой целью этого визита был разговор с Рицко, которую Мисато собиралась просить о помощи с позитронной пушкой. Прототип был слишком несовершенным оружием для той цели, против которой его планировалось использовать. Нужно было срочно сделать для него прицельное устройство, которое позволило бы завалить противника хотя бы со второго выстрела. В вероятность уничтожения Ангела с одного выстрела капитан НЕРВ не верила. Совсем.

- Добрый день, Рицко, - произнесла старший офицер НЕРВ, незаметно подошедшая к своей подруге сзади.

- Мисато! - воскликнула недовольным голосом главная ученая организации: - Зачем тебе понадобилось меня пугать? И вообще что ты здесь сейчас делаешь? Ты же должна разбираться с военными, которые хотят забрать назад свою новую игрушку.

- Тут нечего разбираться, - ответила Мисато и посмотрела в глаза подруге: - Оружие нужно НЕРВ и я его им не отдам. Новая угроза затмит все предыдущие, так что все сойдет нам с рук.

- Новая угроза? - произнесла заинтригованная словами подруги начальник научного отдела: - Говоря о ней, ты, скорее всего, имеешь в виду следующего Ангела. Так вот для военных это выглядит как призрачная угроза.

- Призрачная? - зловеще ухмыльнулась капитан Кацураги: - Очень скоро она станет реальной. Смертельно реальной. Особенно для военных, которые являются нашей первой линией обороны. Тогда они убедятся в нашей правоте и своей недальновидности, но будет уже поздно.

- Ты говоришь так, как фанатик свято уверенный в своей правоте, - попыталась охладить пыл своей коллеги по работе Рицко Акаги: - Нельзя же быть такой упертой!

- Пусть я прослыву фанатичкой, но выполню свой долг до конца, - сказала старший офицер НЕРВ: - И ты, Рицко, мне в этом поможешь. Ведь ты не откажешь мне в помощи?

- Что тебе от меня нужно? - со вздохом произнесла ученая, понявшая, что так просто ее подруга от нее не отстанет.

- Прицельное устройство для позитронной пушки, - ответила капитан НЕРВ: - Оно нужно для того, чтобы Ева-00 стреляла из нее по Ангелу. Позиция для стрельбы уже готовится. Втайне.

- Как интересно! - воскликнула доктор: - А почему Ева-00, а не Ева-01? Не останется же наш герой без дела.

- У него тоже будет важное дело, - теперь уже вздохнула капитан Кацураги: - Но об этом ты узнаешь позже, когда придет время. Так что с помощью? Ты же не откажешь оперативному отделу?

- Естественно, не откажу, - произнесла Рицко: - Уже сегодня моя помощница займется этим делом.

- Хорошо, - удовлетворенным голосом высказала свое мнение начальник оперативного отдела: - Тогда я покину тебя, чтобы не мешать работе твоих подчиненных. Тем более, упражнения на имитаторе у моих подчиненных уже закончились, и скоро они будут здесь.

Прошло еще несколько минут, и пилоты покинули имитатор, и попали в руки своего опекуна, которая потащила их в свой кабинет. Только после ухода этой шумной компании начальник научного отдела всемогущей в Токио-3 организации смогла вздохнуть спокойно.

Глава 54. Явление Ангела грома и молнии.

Прошло еще два дня, заполненных активной работой всех сотрудников организации призванной спасти мир, когда произошло ожидаемое попаданцами событие. Явился Ангел в силах тяжких.

А начиналось все вполне безобидно. Ранним утром спутники контролирующие поверхность Тихого океана отметили возникновение АТ-поля в 100 милях от Токио-3. Всплеск длился несколько секунд, но все же привлек к себе пристальное внимание сотрудников НЕРВ, которые ожидали скорого нападения и изо всех сил готовились к нему. Особое внимание этому неожиданному импульсу уделила доктор Акаги, которая знала о том, что приход Ангела неминуем.

Импульсы АТ-поля повторялись еще несколько раз, постепенно увеличивая свою силу. И вот после очередного импульса в месте его возникновения появилась странная фиговина похожая на кристалл имеющий форму октаэдра. Свидетелями ее возникновения из ниоткуда стал весь персонал НЕРВ, находящийся в это время у мониторов МАГИ, на которые транслировался сигнал со спутника.

- Кажется, в этот раз нам будет противостоять новый вид противника, - глубокомысленно произнес Аоба Шигеру: - Первый наш враг был в виде человека, второй - в виде креветки. Теперь же нам будет противостоять неправильный кубик.

- Это вовсе не кубик, а октаэдр, - поправила своего коллегу по работе Майя Ибуки, которая во время боя находилась на том же ярусе Командного центра, что и он: - Специалисту твоего класса стыдно не знать этого.

- Какая разница? - спросил он у присутствующей рядом с ними Мисато Кацураги: - Каким словом обозначить нашего противника. Враг есть враг, и его надо уничтожать. Не так ли?

- Именно так, - подтвердила слова своего коллеги начальник оперативного отдела: - Ангела нужно уничтожать любой ценой. И как можно скорее.

- Но что мы можем сейчас с ним сделать? - спросил у своего начальника Хьюга Макото, тоже присутствующий в командном центре: - Он же находится далеко от нас.

- Это и к лучшему, - произнесла капитан и взяла в руку трубку телефона.

- Первый действуйте, - отдала она команду громким голосом: - Две единицы. Не меньше.

- Будет сделано, - послышался четкий ответ, и звонок оборвался.

- А теперь смотрите на экран и наслаждайтесь зрелищем, - произнесла старший офицер НЕРВ.

Все присутствующие внутри командного центра впились взглядами в экран, по команде капитана разделившийся на несколько частей. На одной из них отображался голубой октаэдр Ангела, а на остальных отдельные участки моря, ничем не отличающиеся от других.

Прошло около минуты с того момента, как Мисато сказала свои слова. И статичная картинка на экране сильно изменилась. Из глубин спокойного моря, оставляя широкие дымные следы, в небо устремились ракеты. В месте их старта расплывались облака белесого дыма.

- Что это такое было? - поинтересовалась у капитана Кацураги Майя Ибуки: - Какие-то ракеты? Разве они смогут пробить АТ-поле Ангела?

- Ракеты с Н2 боеголовками мощностью около 1 мегатонны каждая, - пояснила своим подчиненным увиденную ими картину начальник оперативного отдела: - Вблизи от Токио-3 применить подобное оружие мне никто бы не разрешил, а вот в нейтральных водах можно творить все что угодно.

Теперь взор всех сотрудников НЕРВ был прикован к экранам, на которых отображалось движение этих зарядов из сконцентрированной смерти по направлению к Ангелу. Ракеты уже захватили цель, и их скорость давала надежду, что мишень не успеет уклониться от предназначенного для его уничтожения удара.

Но Ангел и не подумал уклоняться от оружия военных, выпущенного по нему. Он спокойно левитировал над водной поверхностью, слегка покачиваясь из стороны в сторону. Но эта его неподвижность оказалась обманчивой. Как только ракеты приблизились к нему на расстояние полукилометра, из граней октаэдра, сориентированных в их сторону, ударили лучи яркого света, которые впились в тела ракет, вызывая их преждевременный подрыв. Пространство вокруг Ангела вскипело от взрывов основной начинки боеголовок ракет, которые не смогли нанести Рамиилу никакого урона.

- Вот же гаденыш, - прошипела сквозь зубы опекун Синдзи и Рей: - Думаешь бессмертный? А вот фиг! И не таких гадов мы отправляли к черту на сковородку. Не получилось это - попробуем что-нибудь иное.

А Ангел спокойно висел в воздухе и делал вид, что его совсем не волнуют жалкие потуги каких-то ничтожных людишек уничтожить его. Но это спокойствие продлилось совсем недолго. Через четверть часа после неудачной попытки его уничтожения Рамиил сдвинулся с места и направился в сторону Токио-3. Он летел по прямой, не обращая внимания, ни на какие преграды, которые пытались ему чинить существа, считающие себя единственными законными владельцами Земли.

- Как скоро Ангел доберется до нас? - поинтересовался Макото у своего командира.

- Если будет двигаться с такой же скоростью, то через пару часов, - ответила ему начальник оперативного отдела: - Я думаю, что пора вызывать пилотов Евангелионов. Пусть они не спеша займут свои места в контактных капсулах и приготовятся к бою.

А в это самое время пилоты Евангелионов находились у себя дома и были заняты очень важным делом. Они готовили обед для себя и ужин для своего командира. И прозвучавший звонок телефона стал для них очень несвоевременным сюрпризом. Трубку телефона поднял Вадим, в квартире которого происходило это мероприятие.

- Лейтенант Икари слушает, - важным голосом произнес он прямо в трубку, которую держал в руке.

- Боевая тревога! - услышал он в ответ: - Обнаружен новый Ангел. Лейтенанту Икари и прочим пилотам предписывается срочно прибыть в штаб-квартиру организации и готовиться к выполнению обязанностей.

- Вас понял, - сухим голосом произнес лейтенант НЕРВ: - Приступаю к выполнению приказа командования.

Произнеся эти насквозь казенные слова, подросток опустил трубку и громко выругался.

- Что случилось? - спросила его Рей, находившаяся рядом с ним: - Нас снова вызывают в НЕРВ?

- Обнаружен Ангел, - сказал подросток: - Придется нам бросать всю нашу стряпню и бежать к нашим Евангелионам. И еще нам надо захватить с собой наше пополнение.

- Ну, с этим у нас проблем не будет, - спокойным голосом произнесла полуангел: - Они сейчас, как и мы, сидят дома. Так что сбегай к ним и предупреди о срочном вызове в штаб-квартиру.

- Хорошо, - сказал пилот Евы-01 и, надевая на ходу форму, побежал по лестнице вниз.

Путь до квартиры Тодзи и Айды занял у него совсем мало времени, так как спуститься на один этаж для подростка не составляло особого труда. И уже через полминуты он звонил в дверь квартиры, в которой жили его будущие коллеги по пилотированию. На звонок из приоткрывшейся двери высунулось заспанное лицо Тодзи.

- А это ты Синдзи, - произнес он, зевая во весь рот: - Что-то случилось в НЕРВ?

- Случилось, - произнес подросток в военной форме: - Объявлена боевая тревога. Обнаружен Ангел. Нас вызывают в штаб-квартиру. Срочно.

- Ангел?! - воскликнул показавшийся из-за спины Тодзи юный папарацци: - Как здорово! Тодзи, не медли, мы должны как можно скорее увидеть его.

- Давай одевайся, фотограф-самоучка, - недовольным голосом произнес Судзухара и закрыл дверь.

Пилот Евы-01 выполнил свой долг и отправился восвояси. Вернувшись в квартиру, подросток увидел, что его напарница уже облачилась в военный мундир и готова к выходу из дома.

- Ну и как они там? - спросила попаданца голубоволосая девушка: - Готовы ли они к выходу?

- Какое там! - махнул рукой ее коллега: - Эти сони еще только проснулись. Дай бог, чтобы они хотя бы через пять минут оделись, как следует. Это же не профессиональные военные. Чего ты от них хочешь?

- Порядка, - со вздохом произнесла Первое Дитя: - Бардак в нашей шарашке и без них есть кому устраивать.

- Давай немного подождем и потом пойдем и поторопим их, - сделал предложение Третье Дитя: - Дадим им шанс проявить себя с лучшей стороны.

И пара подростков уселась на футон, выжидая время. И вот оно вышло. Подростки покинули квартиру, которая уже стала им домом и пошли вниз по лестнице. К их глубочайшему удивлению Судзухара и Кенске уже ждали их в полной готовности.

- Ну, что же пойдем, - сказал своим коллегам по работе пилот Евы-01, и они поспешили в штаб-квартиру, где их уже ждали.

Глава 55. Начало прямого сражения с Рамиилом в Токио-3.

Пока подростки спешили на свое место работы, Ангел продолжал свой неспешный полет над морем. Прошло около часа с момента его первой атаки, и Рамиил приблизился к береговой полосе, где его уже ждали военные. И ждали не с пустыми руками. Прошлый опыт генералов из Сил Самообороны остался явно невостребованным.

Как только октаэдр Ангела пересек береговую черту, по нему был открыт плотный артиллерийский огонь, дополненный залпами из ракетных установок самого разного калибра. Вокруг голубого кристалла распустились цветы разрывов снарядов и ракет, остановленных его АТ-полем. Ни малейшего ущерба от этой непродуманной атаки Ангел-кристалл не понес. Но один положительный момент у этого бестолкового действа все же был. Сотрудники доктора Акаги сумели оценить мощь АТ-поля Рамиила, и она их неприятно удивила.

- Доктор Акаги, - произнесла дрожащим голосом помощница начальника научного отдела НЕРВ: - Получены данные об АТ-поле этого Ангела. Оно очень мощное.

- Цифры, Майя, озвучь мне цифру, - недовольным голосом произнесла Рицко, которой требовались конкретные значения, с которыми можно было работать.

- Согласно расчетам МАГИ величина его АТ-поля может достигать в максимуме 1500 единиц, - озвучила вердикт биокомпьютера его старший оператор: - Я три раза проверила все расчеты и не нашла в них никаких погрешностей или ошибок.

- Это плохо, - недовольным голосом произнесла главная ученая НЕРВ: - Совместной мощи АТ-полей Евы-00 и Евы-01 не хватит для его преодоления. Придется нам придумать что-нибудь более эффективное. Только вот что?

- Надо запускать Евангелионы, - произнес Шигеру: - Ничего лучшего мы просто напросто не выдумаем при всем нашем желании. Это последний шанс на успех.

После этих слов специалиста по оружию все взгляды сосредоточились на начальнике оперативного отдела, которая должна была отдавать приказ о запуске боевых комплексов. Та увидела, что на нее смотрят с надеждой, и покачала головой.

- Еще слишком рано, - произнесла она тихим голосом: - Евангелионы начнут действовать только тогда, когда Ангел войдет в Токио-3. И не раньше.

- Но мы же можем..., - начал было высказывать свое мнение Макото, как его резко оборвала тирада со стороны капитана Кацураги.

- Ничего мы не можем, - произнесла женщина твердым голосом: - У нас в направлении побережья ничего нет. Ни дополнительных подстанций, ни складов оружия, ни лифтов, по которым можно переправить Евангелионы на поверхность. Вся оборона сосредоточена вокруг Токио-3. Так что наше поле боя будет именно здесь.

Все подчиненные капитана сразу замолчали придавленные ее весомыми словами и сосредоточили свое внимание на обзорном экране, на который транслировалось перемещение Ангела. А он тем временем без особой спешки левитировал над позициями, занимаемыми танкистами и артиллерией. Военные к этому времени поняли свою беспомощность против этого противника и прекратили огонь по нему.

В командном центре установилась полная тишина, которую внезапно разорвал звонок телефона специальной связи. Капитан Кацураги подняла его трубку и услышала голос министра обороны, который поинтересовался у нее, когда будут запущены Евангелионы.

- Скоро, господин министр, очень скоро, - лаконично ответила она высокопоставленной особе и повесила трубку.

Попаданка знала, что запуск Евангелиона в этом случае не приведет ни к чему хорошему, но избежать этого действа она не могла. Особенно в присутствии Гендо Икари, безмолвно сидящего в своей любимой позе на верхнем ярусе мостика управления. Поэтому ей приходилось отыгрывать анимешный сценарий и надеяться, что ее коллега по попаданию окажется более удачливым, чем канонный Синдзи Икари.

Прошло еще десять минут, и Рамиил приблизился к городской черте. Наступило время действовать.

- Еву-01 подготовить к старту! - отдала недрогнувшим голосом приказ начальник оперативного отдела НЕРВ: - Использовать для доставки на поверхность лифт номер 5.

- А почему именно этот? - удивленным голосом произнесла Майя Ибуки, которая в этот момент смотрела на схему Токио-3 на мониторе одного из терминалов МАГИ: - Эта точка находится далеко от Ангела. Евангелиону придется добираться от нее до цели через весь город. Зачем поступать так нерационально?

- Удаленность от Ангела в данном случае не недостаток, а преимущество, - отмахнулась от подчиненной Рицко Акаги старший офицер НЕРВ: - Пилоту Евангелиона тоже нужно время на подготовку к сражению. Пока Ангел будет двигаться к нему, Синдзи разомнет мышцы Евы-01 и будет готов встретить его во всеоружии. Это позволит нашему лейтенанту получить дополнительный шанс на победу в бою.

- Ева выведена на место старта, - прозвучал голос оружейника НЕРВ: - Расчетная трасса готова для прохождения Евангелиона. Все промежуточные люки и заслонки открыты.

- Синдзи, ты готов к бою? - для порядка поинтересовалась желанием обреченного на схватку с Ангелом огромной силы подростка его непосредственный командир.

- Я готов, капитан Кацураги, - четко по-военному ответил своему опекуну подросток в контактном костюме: - Можете отдавать приказ на запуск Евы.

- Синдзи, будь осторожен, - попросила своего подопечного Мисато Кацураги: - Если поймешь, что противник тебе не по силам, то отступай. Помни, у тебя будет возможность для нового удара, но если твой Евангелион будет поврежден, то все погибнут, так как Ева-00 в одиночку не справится с таким врагом.

- Понял, госпожа капитан, - ответил попаданец: - Приказ будет выполнен в точности.

- Ну, тогда, - начала говорить опекун Первого и Третьего Дитя: - Старт!

И не успело отзвучать последнее слово начальника оперативного отдела НЕРВ, как тысячетонная махина разогнанная ускорителями понеслась по шахтам навстречу к Ангелу. Сначала всем сотрудникам НЕРВ, присутствующим в командном центре, казалось, что все идет нормально. Но прошло несколько мгновений, и Ангел показал всем, что его зря перестали брать в расчет.

- Ангел остановился над центром города, - прозвучал доклад Майи Ибуки, который стал для многих из присутствующих в командном центре неожиданным: - Наблюдается непонятная энергетическая реакция внутри Ангела!

- Заряд концентрируется на грани, направленной в сторону выхода лифта, к которому движется Ева-01! - воскликнул Аоба Шигеру.

- Немедленно перевести Евангелион на другую ветку пути! - выкрикнула Мисато, обращаясь к своим подчиненным: - Иначе Ева-01 сразу же после выхода окажется под ударом Ангела.

- Ева-01 миновала последнюю развилку, - доложил Хьюга Макото: - Мы не можем перенаправить ее в другую точку.

- Проклятье! - выругалась капитан Кацураги: - Немедленно разблокируйте захваты, удерживающие Евангелион на платформе! Иначе Евангелион и его пилот обречены на уничтожение.

- Захваты разблокированы! - отрапортовал мастер по оружию: - Евангелион может начать движение сразу после остановки платформы.

А в это самое время пилот Евы-01 почувствовал нависшую над ним угрозу. Он приготовился к рывку в сторону, который должен был спасти его самого и Евангелион от первого удара Рамиила. Большего в этот момент он сделать не мог.

И вот наступил момент, когда многометровая махина Евангелиона вынырнула на поверхность. Рамиил не пропустил появления своего врага, и от его грани в сторону Евангелиона ударил ослепительно-белый луч, который разрушал все строения оказавшиеся на его пути. Многометровые нагромождения стали и бетона мгновенно расплавлялись под ударом этого света. Вскоре луч ударил по месту нахождения лифта. Но Евы-01 там уже не было. Вадим вовремя уронил Евангелион на колени, благодаря чему основной поток всеразрушающего света прошел мимо цели. Попаданец почуял на себе огненное дыхание Ангела Грома и поспешил найти надежное укрытие. Сражаться с этим монстром в открытом бою ему не улыбалось. Пилот постарался быстрей вспомнить, где именно находятся ближайшие лифтовые шахты, пригодные для эвакуации его Евы внутрь Геофронта.

Сотрудники НЕРВ, находящиеся в командном центре, пытались помочь пилоту, выходя на связь с его Евангелионом, и это им удалось. Подросток получил маршрут до ближайшего лифта, и теперь ему предстояло им воспользоваться.

Но Рамиил не собирался оставлять в покое своего врага, который мог в будущем доставить ему немалые неприятности. Ангел полосовал своими лучами город, разрушая одно его строение за другим. Но Ева-01 передвигалась зигзагами и мастерски уклонялась от огня своего противника. Ангелу удалось нанести Евангелиону только незначительные повреждения до того момента, как он нырнул в приготовленную для него шахту и спасся от уничтожения.

В этот момент многие в командном центре НЕРВ вздохнули с облегчением. Но спасение Евангелиона не решало основной проблемы стоящей перед организацией. Ведь проблемой был сам Ангел. Точнее говоря, его существование, которое угрожало существованию человечества.

И теперь на лицах сотрудников НЕРВ вместе с облегчением была тревога за исход боя, который еще только начался.

Глава 56. Подготовка к операции "Ясима".

Ангел, увидев исчезновение своего врага с поля боя, двинулся к центру города, где завис на небольшой высоте. Из нижней части голубого октаэдра выдвинулся бур, который начал быстро вращаться, разбрасывая грунт и асфальтово-бетонное покрытие, на котором стоял город. Пройдя эти слои за какую-то минуту, бурав уткнулся в первую бронеплиту, которая серьезно замедлила его продвижение. Замедлила, но не остановила.

Тем временем в командном центре штаб-квартиры НЕРВ сотрудники научного отдела проводили спешный анализ проникающей способности этого орудия Рамиила. И результаты анализа никого из присутствующих в командном центре не обрадовали. Они были таковы, что объявлять их никому не хотелось, но все-таки кому-то это надо было сделать. И эту нелегкую миссию взяла на себя старший оператор МАГИ Майя Ибуки.

- Первая бронеплита начала поддаваться напору Ангела, - произнесла она слегка обеспокоенным голосом: - По расчетам МАГИ к полуночи все бронеплиты, отделяющие внутреннюю часть Геофронта от поверхности, будут полностью разрушены, и Рамиил беспрепятственно проникнет внутрь.

- Надо принять меры для затруднения его работы, - сказал специалист по оружию: - А что если мы будем обстреливать бур, мешая его нормальной работе?

- Сплошной обстрел приведет к тому, что Ангел выжжет все уцелевшие огневые точки внутри города, - произнес Хьюга Макото и недовольно покачал головой: - У нас и так их осталось совсем немного. Надо же думать о будущем.

- Никаких сплошных обстрелов, - возмущенным голосом произнес недовольный тем, что его не поняли, Шигеру: - Только одиночные точечные удары. Выстрел из крупнокалиберного орудия или запуск ракеты из передвижной установки.

- Еще можно попробовать закачать в пространство между бронеплитами супербакелит, который замедлит движение бура, - подала идею помощница доктора Акаги: - Тогда пространство между плитами ангел пройдет не так быстро, как мог бы в случае наличия пустоты. Ведь супербакелит может удержать даже Еву, так что замедлить продвижение орудия Ангела ему вполне по силам.

- Это не более чем полумеры, - произнесла недовольным голосом Мисато Кацураги: - Они, конечно, в чем-то хороши, но не решают главной проблемы - уничтожения Ангела. Для этого нам понадобится более мощное средство. Мощнее чем Евангелион.

- А как сейчас обстоит дело с Евой-01? - поинтересовалась у начальника оперативного отдела главный помощник Рицко Акаги: - При просмотре видео мне показалось, что она вышла из боя без больших повреждений. А как все обстоит на самом деле.

- Евангелион успешно добрался до нужного лифта и был спущен в Геофронт, - проинформировала подчиненную своей подруги попаданка: - Скоро его пилот прибудет сюда для отчета о действиях.

Все сотрудники НЕРВ, находящиеся в командном центре, так увлеклись своими разговорами, что совершенно забыли про Командующего Икари, который со спокойным видом сидел в кресле на верхнем ярусе. И вот пришло время главе организации напомнить о своем присутствии. Сделал это он в свойственной ему манере, поставив перед подчиненными задачу, для которой у него самого не имелось никакого решения.

- Операция по уничтожению Ангела Грома и Молнии начнется в 23:00, - произнес он твердым голосом: - До этого времени руководители научного и оперативного отдела должны составить приемлемый план и выполнить все подготовительные мероприятия. Личная ответственность за ее успех возлагается на доктора Акаги и капитана Кацураги.

Произнеся эти слова, Икари-старший покинул свое кресло и удалился в неизвестном направлении.

"Вот мерзавец!" - подумала про себя начальник оперативного отдела: - "Взвалил на нас все дела вместе с ответственностью за них и смылся в неизвестном направлении! И ведь знает, собака, что выхода у нас все равно нет. Все равно этого гадского Ангела нужно уничтожать".

Но мысли опекуна Первого Третьего Дитя так и остались мыслями, а вслух женщина произнесла следующее: - Раз ни у кого из вас нет толковых мыслей по уничтожению Ангела, то будем отрабатывать мой план. Он довольно прост. Устанавливаем на гору Футаго позитронную пушку с нашего склада и расстреливаем Рамиила из нее. При удачном для нас варианте мы уничтожаем его с двух-трех выстрелов, а если удастся нанести ему серьезные повреждения, а не убить, то Ангела добьют Евангелионы. Как вам нравится моя идея?

Идея капитана НЕРВ не очень понравилась сотрудникам НЕРВ, но за неимением лучшего варианта было решено реализовать именно ее. Правда доктор Акаги возражала против того, чтобы стрельбой из этого экспериментального орудия управлял Евангелион. Ее возражения по этому поводу были неплохо аргументированы, но сегодня был явно не ее день, и потому ее несогласие с затеей Кацураги было проигнорировано, как Командующим Икари, так и ее собственными подчиненными.

И работа закипела. Все-таки для того чтобы сделать выстрел из позитронного орудия надо очень многое. Первым пунктом тут идет электроэнергия. После того, как все технические моменты были просчитаны с помощью МАГИ, стало ясно, что наличной энергии никак не хватит. Поэтому к подстанции, спешно возводимой на обратном склоне горы Футаго, начали подводиться кабели высокого напряжения, на которые должна была поступить энергия со всей страны Восходящего Солнца. Да, да, это не преувеличение. Ради нескольких выстрелов из этого оружия, эффективность которого была никем не доказана, пришлось отключить половину предприятий не самой маленькой страны. Работа по их подключению шла максимально возможным темпом и должна быть закончена к 22:00 сегодняшнего дня.

Кроме недостатка в электроэнергии перед оперативным отделом стояла проблема в отсутствии надежного прицельного устройства для созданной учеными "вундервафли". Доктор Акаги прислушалась к просьбе капитана Кацураги и выделила людей для его разработки, но Ангел нагрянул раньше времени, и прицельное устройство было еще не готово. Поэтому пришлось срочно его дорабатывать, что в условиях ограниченности времени было совсем не легким делом. Ведь спешка очень часто приводит к ошибкам, последствия которых могут поставить крест на человеке, как на виде.

Еще на одну проблему обратил внимание сотрудников научного отдела пилот Евы-01, который задал им очень простой вопрос, на который у них не нашлось ответа.

- А что будет с Евой, если она промахнется и не поразит Ангела насмерть? - ехидным голосом задал ученым вопрос подросток в военной форме и, немного помолчав, сам же ответил на него: - Ангел обязательно ответит ударом на удар. Что может сделать луч Ангела, мы уже видели. При этом надо помнить о том, что отойти с занятой позиции и убрать орудие пилот Евангелиона не успеет. Значит, кто-то должен прикрыть Евангелион и оружие, из которого будет сделан выстрел. А для этого будет нужна надежная защита, так как АТ-поле Евы не сможет полностью защитить от этого потока энергии огромной мощности. Понимаете это? Тот из пилотов, которому придется прикрывать его коллегу, будет подвергаться значительному риску.

- А может быть и не надо этого прикрытия? - поинтересовался один из научных сотрудников: - Сделаем один точный выстрел и уничтожим Ангела.

- А вы уверены, что никакой случай не помешает поразить цель с первого выстрела, - с сомнением в голосе произнес пилот Евангелиона: - Лично я в этом не уверен. Случись промах и что мы тогда будем делать?

- Значит, надо доставить щит, который будет держать Евангелион, - произнесла присоединившаяся в разговору доктор Акаги: - Или то, что его может заменить.

- Днище шаттла, - произнес один из ее сотрудников: - Его доставили в НЕРВ на прошлой неделе и до сих пор не пристроили к делу. Я думаю, что оно подойдет для выполнения этой задачи.

- Где оно находится сейчас? - спросила у своего подчиненного начальник научного отдела: - Его надо срочно доставить на гору Футаго. Синдзи, тебе придется потренироваться работать с этим щитом.

- Я не возражаю против этого, - спокойным голосом произнес попаданец: - Я сам хотел просить о том, чтобы стреляла из позитронной пушки именно Рей, а я прикрывал ее.

- Тогда хватит разговаривать здесь, - произнесла строгим голосом Рицко Акаги: - Надо расходиться по своим местам и выполнять работу. Ведь она сама собой не сделается.

После этих слов сотрудники доктора Акаги поспешили покинуть помещение, где шел разговор с пилотом. Третье Дитя тоже не остался в нем, а поспешил к своему Евангелиону. По пути к нему он повстречался с Рей, которая искала его.

- Рей, - произнес он спокойным голосом: - Нам пора занимать Евангелионы и помогать в работах по обустройству позиции, с которой тебе предстоит стрелять по Рамиилу.

- Мне? - удивленным голосом сказала девушка: - Разве стрелять будешь не ты?

- Не я, - признался подросток и продолжил шепотом: - Я не хочу видеть на твоем месте куклу, которая будет выполнять команды Гендо и уничтожит мир в угоду ему. А это может случиться, если ты погибнешь, прикрывая меня. Ведь в успешный первый выстрел я не верю.

- Я тоже не верю, - шепотом произнесла Первое Дитя: - И боюсь за твою жизнь. Мне так страшно.

- Не бойся Рей. Все будет хорошо, - произнес пилот Евы-01, взял ее под руку и повел в сторону ангара Евангелионов.

А за идущими к своим боевым машинам подростками наблюдали хищные глаза главы НЕРВ Гендо Икари. Ему совсем не нравилось поведение подростков, но ничего сделать он пока не мог. Но в будущем он рассчитывал восстановить свое влияние на Аянами. И тогда желания Третьего Дитя не будут играть никакой роли.

Глава 57. Операция "Ясима".

Для занятых делом подростков время до момента истины пролетело очень быстро. Начальник научного отдела очень быстро припахала их к работе по устройству огневой точки на горе Футаго. Она вполне здраво решила, что Евангелионы можно использовать не только в боях, но и в мирной жизни. Поэтому тысячетонные махины в данный момент времени занимались совсем не свойственной им работой, перетаскивая различные тяжести, как какие-нибудь краны. Именно Ева-01на своих руках вытащила из склада позитронное орудие и разместила его на площадке, выбранной капитаном Кацураги в качестве огневой точки. После установки этого орудия вокруг него сразу же начали копошиться ученые, которым предстояла серьезная работа по подключению к нему кабелей высокого напряжения. А для Евангелионов нашлась работа в другом месте.

Как бы ни шло время медленно, по мнению одних или быстро, по мнению других, но к 21:00 все работы на объекте были закончены. Пушка была нацелена на пытающегося пролезть внутрь Геофронта Ангела, а щит, выполненный из днища шаттла, занял свое место чуть ниже площадки, с которой должен был вестись огонь по Рамиилу. Поэтому начальник оперативного отдела велела своим подчиненным хорошенько отдохнуть перед решающим боем. И они выполнили этот приказ своего командира.

Пара подростков сидела на краю площадки на горе Футаго, и смотрели на далекий Токио-3, над которым висел октаэдр Ангела. Его бурав неспешно вращался, пробивая своему хозяину путь туда, где ему было нечего делать, так как это проникновение могло привести к гибели мира. И это были совсем не шутки. Хотя внутри Терминальной догмы еще не было Адама, с которым должен был слиться Ангел Грома и Молнии, вызывая великую трансформу бытия, но там была Лилит, и что стало бы с миром, слейся Ангел с ней, никому из пилотов Евангелионов не хотелось узнать на своей собственной шкуре.

А пока у них оставалось время, парень и девушка разговаривали на несвязанные с их опасной работой темы. Разговор грозил затянуться надолго, но тут попаданец взглянул на свои наручные часы и спокойным голосом произнес всего одно слово: - Время.

Его напарница по попаданию оторвала свой взгляд от Ангела на горизонте и посмотрела в другую сторону. Ее кавалер сделал то же самое, и они увидели, как огни большого города находящегося в нескольких километрах от Токио-3 начали гаснуть один за другим.

- Началось отключение энергии, для того, чтобы ты смогла завалить этого Ангела, - произнес лейтенант НЕРВ и обнял свою подругу: - Постарайся завалить этого паразита с одного выстрела, а если не получится, то хотя бы со второго.

- Извини, Вадим, - ответила коллеге по работе красноглазая девушка: - Этого я тебе никак не могу гарантировать. И никто во всем мире не может.

- Ну, ты все-таки постарайся, Ира, - произнес с улыбкой на лице подросток в лейтенантском мундире: - А то будет как-то нехорошо. Ладно?

- Ладно, - ответила она и, немного помолчав, промолвила: - Нам, наверное, уже пора занимать места в Евангелионах? Пошли.

- Пошли, - сказал пилот Евы-0,1и быстро вскочил на ноги.

Затем он протянул руку пилоту Евы-00 и помог ей встать, а затем двое подростков направились в сторону, где их ждали боевые комплексы. Там их ждали Рицко Акаги и Мисато Кацураги.

- Вы пришли вовремя, - сказала начальник научного отдела: - Занимайте свои места в Евангелионах и запускайте синхронизацию.

Пилоты подчинились команде и выполнили то, что им было сказано. Ева-01 передвинулась к краю площадки и взяла в свои руки огромный щит, а Ева-00 легла на бетонное ложе и принялась наводить на Ангела его будущую погибель.

Все это время пилоты получали советы от своего начальства, как следует действовать в той или иной ситуации. И эти напоминания не на шутку бесили их, так как не хуже своего командира знали, что и как им следует делать.

А тем временем в мобильном командном пункте завершались последние приготовления к выстрелу, который должен был поставить крест на очередном враге человечества.

- Зарядка устройства синтеза позитронов - 100%! Все электростанции работают 100% мощности. Система прицеливания захватила Ангела! - один за другим сыпались доклады капитану НЕРВ, которая должна была отдать приказ о стрельбе по цели.

Уже можно было отдавать приказ, но у капитана было нехорошее предчувствие, и она не спешила сжечь мосты, отдав роковой приказ. И первым приказом, отданным ей, был приказ уцелевшей в Токио-3 артиллерии открыть отвлекающий огонь по Рамиилу. Военные выполнили приказ, и в воздух взвились крупнокалиберные снаряды и ракеты. Ангел отреагировал на эту угрозу незамедлительно. Не прекращая бурить очередную бронеплиту, он огрызнулся во все стороны потоками яркого всесжигающего света. Но распылив все свои силы, Ангел ослабил себя на главном направлении. Его АТ-поле заметно ослабело, что повысило шанс его пробития пучком позитронов. Еще пара минут, и он исправил бы свою ошибку, но этого времени ему никто не дал.

- Огонь! - громким голосом скомандовала Мисато Кацураги, и рука Евы-00, приводимая в движение волей Аянами Рей, нажала спусковой крючок.

Из ствола футуристического орудия вырвалось никем до этого не виданное пламя. Пучок позитронов, вырвавшихся из орудия, прочертил в воздухе гигантскую светящуюся полосу. И один из концов этой полосы воткнулся в одну из граней октаэдра. Рамиил в месте попадания заряда почернел, грань получила серьезные повреждения. Из-за резкого снижения поврежденного Ангела его бур раскололся на несколько частей, что остановило бурение бронеплит на неопределенное время.

В командном центре на какое-то время воцарилось общее ликование, очень скоро сменившееся тревогой. Ведь Ангел оказался только поврежден, а не уничтожен полностью.

- АТ-поле цели около 300 единиц, - прозвучал доклад Майи Ибуки: - Ядро повреждено, но активно. Рамиил нацеливается на площадку! Отмечена регенерация повреждений, пока еще очень слабая.

И действительно, на глазах у сотрудников НЕРВ Ангел начал разворачиваться к стрелковой позиции неповрежденной стороной, доказывая этим, что одного попадания недостаточно для его полного уничтожения.

- Проклятье! - выругалась старший офицер НЕРВ, присутствующая в мобильном командном центре: - Синдзи, занимай позицию впереди Евы-00! Твой долг, как можно дольше продержаться под ударом Ангела. От твоей стойкости зависит исход операции.

- Вас понял, - ответил попаданец, поднимая на ноги свой Евангелион и заставляя его крепче держать тяжеленный щит.

И сделал он это вовремя, так как через несколько секунд после этого в днище шаттла уперся поток света, исторгаемый Ангелом из своих глубин. Напор был так мощен, что руки Евангелиона с трудом удерживали тяжелую железяку, не давая ей упасть на землю, обожженную дыханием Ангела. Но тяжесть щита не была главной проблемой, с которой пришлось столкнуться Вадиму. Под действием потока света днище начало накаляться и плавиться, стекая вниз струйками расплавленного металла. АТ- поле Евангелиона пока защищало его от повреждений, но скоро щит должен был окончательно развалиться, открывая доступ свету Ангела к Еве-01. И сколь времени после этого продержится Евангелион, никому не было известно.

А поток света тем временем, не уменьшая своей интенсивности, изливался на гору и местность перед ней. На счастье пилота Евы-01 фокусировка луча у Рамиила сбоила, и он не мог полностью сконцентрироваться на своей цели, растрачивая свою энергию на выжигание посторонних объектов. Но и того, что перепадало Евангелиону, было вполне достаточно для его полного и гарантированного уничтожения.

И вот наступила роковая минута, когда щит развалился на куски, и свет обрушился на прикрытое только АТ-полем туловище Евангелиона. Попаданцу хватило ума для того, чтобы прикрыть туловище Евангелиона его же руками. Это уберегло основные механизмы Евы-01 от разрушения.

А пока поток света лился на Еву-01, Аянами Рей терпеливо выжидала момента, когда луч оборвется. Именно в этот момент у нее появится шанс окончательно уничтожить врага человечества. Конечно, ей было жалко своего напарника, страдавшего в контактной капсуле от фантомных болей, но долг был превыше всего. Голубоволосая девушка - полуангел могла только надеяться на то, что запаса энергии в поврежденном ядре не хватит для продолжительного выстрела, способного полностью сжечь Евангелион. И ее надежда оправдалась. Поток света, идущий от Ангела, оборвался так же неожиданно, как и начался. Сильно обожженная Ева-01 рухнула навзничь спиной вверх, открывая взору пилота Евы-00 ее цель. Быстрое нажатие на спусковой крючок, и очередная порция позитронов отправилась в путь, из которого нет возврата. И этот выстрел попал прямо в точку. Заряд антиматерии вошел в середину одной грани голубого октаэдра и вышел на противоположной стороне, разбив по пути ядро Рамиила. И с разбитием ядра к Ангелу пришла смерть. Октаэдр грохнулся на землю и остался лежать неподвижным.

А в мобильном командном центре капитан Кацураги слушала доклад Майи Ибуки.

- Энергетическая активность тела Ангела отсутствует. АТ-поля не наблюдается, - говорила обрадованным голосом помощница Рицко Акаги: - Судя по всему, Ангел Грома и Молнии уничтожен!

- Значит, операция "Ясима" увенчалась полным успехом, - произнесла начальник оперативного отдела: - Теперь только осталось узнать, как обстоят дела с пилотом Евы-01. Все же ему целых десять секунд пришлось стоять под ударом Рамиила без всякой защиты. А такое не могло пройти для него бесследно.

- Сейчас мы отправим Рей для того, чтобы она узнала, цел ли ее напарник или нет, - спокойным голосом произнесла доктор Акаги и вышла на связь с пилотом Евы-00.

Отдав четкие указания и получив такой же четкий ответ, начальник научного отдела села на стул и лаконично сказала: - Она выполнит все что нужно.

И все сотрудники НЕРВ, присутствующие в мобильном центре поверили, что все будет хорошо.

Глава 58. Итоги боя.

А пока в мобильном командном центре сотрудники радовались своему успеху, в глубинах Геофронта глава организации подсчитывал ее потери. И их цифры его совсем не радовали. Наконец, он поднял голову от терминала МАГИ, на который поступали интересующие его сведения, и встретился с взглядом своего постоянного заместителя.

- Боюсь, что председателю комитета и его прочим участникам не понравятся затраты на восстановление повреждений в Токио-3, - произнес Козо Фуюцки: - А затраты на ремонт Евы-01 вообще выходят за все возможные пределы.

- Конечно, эти старикашки будут недовольны тратами, но у них не будет иного выбора, - произнес безэмоциональным голосом Гендо Икари: - Иначе нам с этим Ангелом было не справиться. Слишком он оказался силен. А другого оружия против Ангелов у нас нет. Хотя я собираюсь отправиться в Антарктическое море и поискать там реликт из прошлого. Времен Второго Удара.

- Ты хочешь доставить в Геофронт Копье Лонгиния? - удивленным голосом произнес профессор: - Зачем оно тебе будет нужно? Или это связано с доставкой сюда эмбриона Адама?

- Копье должно приглушить мощь Лилит и затормозить ее регенерацию, - ответил своему бывшему наставнику Командующий НЕРВ: - Кроме того это мощное противоангельское оружие, которое лучше держать под своим контролем. Пусть лучше оно будет в руках, чем им снова воспользуются члены SEELE и устроят новый непредсказуемый катаклизм.

- Но ведь Свитки Мертвого Моря не предсказывают ничего подобного, - покачав головой, сказал заместитель Командующего: - Члены комитета воспримут это как отклонение от их проекта и обязательно примут меры по его устранению.

- Пусть попробуют, - ехидно улыбнувшись, ответил глава НЕРВ: - Внутри НЕРВ хозяин только я, а не эти престарелые олигархи. Совсем недавно они уже попробовали устранить одного из лишних пилотов, но у них ничего не получилось. Раз уж злой рок допустил такое резкое отклонение от их плана, то и это будет не смертельным.

- Ты ходишь по краю, Гендо, - произнес Козо Фуюцки и снова покачал головой: - Как бы эта игра не вышла для всех нас боком. Ты разрушаешь их планы, а они разрушат твои, если узнают о них.

- Ты абсолютно прав в своих высказываниях, профессор, - произнес Гендо серьезным голосом: - Если они узнают об изменении, которое я хочу внести в их план, то постараются минимизировать его. Но кто поделится с ними секретами, покоящимися в подземельях Геофронта? Слишком мало людей знают хоть что-то обо всем этом, чтобы допустить вероятность предательства. С этой стороны я неплохо подстраховался.

- Не стоит недооценивать своих противников, Гендо. Особенно если это такие могущественные люди, как члены комитета, - произнес бывший наставник Командующего: - Недооценка врага погубила слишком многих. И не надо уповать на свою незаменимость. Для Кила Лоренца незаменимых людей нет. И тебе надо помнить об этом и быть осторожней, а не бросаться на всевозможные авантюры, которые не доведут до добра.

- Ладно, учитель, - отмахнулся от увещеваний профессора Фуюцки его бывший ученик: - Это мы обсудим в следующий раз. А пока наш разговор можно считать законченным.

- Как тебе будет угодно, Гендо, - со вздохом произнес его заместитель и, сгорбившись, покинул апартаменты Командующего.

- У нас просто нет другого выбора, - вслед ему произнес Икари, но его бывший учитель не услышал его слов.

Убедившись в отсутствии ответа от него, Командующий, снова уставился в экран монитора и стал зорким взглядом озирать Токио-3 и его окрестности. И там было на что посмотреть. Пришествие Пятого Ангела сильно изменило город и его окрестности. Многие строения были расплавлены, как свечи, и их обгоревшие остатки возвышались над сплошной стеклянной равниной, которой стал цент города. Посреди этой выжженной дотла равнины красовалось пробитое насквозь тело Рамиила. Оно возвышалось над строениями города-крепости, уцелевшими в буйстве выпущенных здесь стихий, которые оказались необычайно разрушительными.

"Чтобы убрать этот проклятый октаэдр потребуется немало усилий" - подумал про себя глава всемогущей в Токио-3 организации: - "Но у нас есть все необходимые ресурсы для того, чтобы справиться с этой задачей, и мы сделаем это".

А затем взгляд Гендо Икари обратился к горе Футаго, на которой находилась та самая огневая позиция, выстрелом с которой уничтожили Рамиила. Точнее говоря, к тому огрызку, который от нее остался. Луч света, выпущенный Ангелом, сжег все на своем пути к цели. Зеленые луга и молодой подлесок превратились в дым. От них не осталось даже малейшего напоминания, и на их месте теперь красовался каньон, стенки которого остекленели от бушевавшего здесь неудержимого пламени. Именно здесь Ангел показал свою мощь в наиболее полном варианте.

Гора Футаго, ставшая основной целью удара Рамиила тоже очень сильно обгорела. Ее склоны сильно оплавились и превратились в сплошной каток, состоящий из расплавленных горных пород. Единственным местом, которое практически не пострадало, была площадка прикрываемая Евангелионом.

Бросив пристальный взгляд на Еву-01, Командующий НЕРВ невольно поморщился. Обгоревшие до костей руки гиганта и растерзанная броня по всему телу говорила ему о том, что Евангелиону предстоит сложный и дорогостоящий ремонт, который нельзя произвести в короткие сроки. "Значит, пришло время вытаскивать сюда Еву-02 из немецкого отделения организации" - подумал он про себя: - "Да заодно и забрать у моих друзей-противников из SEELE зародыш Адама. Незачем им держать в своих грязных лапах это сокровище. Пусть лучше этот эмбрион хранится под защитой Евангелионов в Геофронте. Пришла пора нашему сотруднику Кадзи Редзи совершить новое чудо".

Гендо Икари увлекшись своими мыслями отвернулся от монитора, на который ему следовало бы посмотреть, так как там отображалась картина, которую властелин Всея НЕРВ никогда не рассчитывал увидеть.

А там Аянами Рей, получившая официальное разрешение от начальника научного отдела, поспешила на помощь своему напарнику по битве с Ангелом. Собственно говоря, она и так собиралась вытащить коллегу по попаданию из ловушки контактной капсулы, но сделать это без приказа было нельзя. Такое своевольство сотрудники НЕРВ ожидали увидеть от пилота Евы-01, а не от скромной и послушной девушки, каковой в их глазах выглядела Рей. Кроме того, такое резкое несоответствие объекта выбранной для него роли сразу бы заметил Гендо Икари. И обязательно бы принял соответствующие меры, которые крайне печально отразились бы на попаданке. Она-то хорошо знала, что ее душа - это не душа Лилит, которую можно пересаживать из одного тела в другое неограниченное количество раз. Для нее такая попытка прививки лояльности к Командующему грозила неминуемой смертью.

Как бы то ни было, Ева-00, ведомая попаданкой, в данный момент пробиралась через обломки стрелковой площадки к склону на котором когда-то стоял Евангелион ее напарника. Добравшись до склона, Рей увидела Еву-01, лежащую полусотней метров ниже. Луч Рамиила хорошо подрезал склон горы, сильно изменив ее профиль. "Надо прыгать вниз" - подумала она про себя: - "По-другому тут не спуститься. А обход провала - это потеря времени, которая может оказаться роковой для моего напарника. Кто его знает, в каком он сейчас состоянии".

А пилот Евы-01, которого в прошлой жизни звали Вадимом, в данный момент времени чувствовал себя очень хреново. Фантомные ожоги на его руках горели совсем как настоящие. Кроме того он чувствовал сильные боли в ногах и спине, передавшиеся ему от упавшей со ставшего внезапно крутым склона Евы. Конечно, он мог провалиться в беспамятство, но это было решение слабака, а идти таким путем он крайне не любил. Ни в прошлой жизни, ни в этой. Поэтому парень в контактном костюме плотнее сжимал зубы и терпел адскую боль, надеясь на то, что его командование не бросит подчиненного на произвол судьбы. По крайней мере, такого поведения от капитана Кацураги он не ждал. Вот Гендо Икари, тот мог поступить еще и хуже, если бы нашел в этом хоть малейшую выгоду для самого себя.

Эти мысли крутились бы в голове попаданца без остановки, если бы не произошло событие, которое изменило решительно все. Ева-00 прыгнула вниз с обрыва. Падение тысячетонной махины сильно тряхнуло окружающую местность, что сказалось и на Еве-01 и ее пилоте.

Лейтенант НЕРВ ощутил сильную вибрацию, которая вскоре сменилась тряской. И тут он почуял, как начала ломаться его Ева, с которой он был по-прежнему связан. "Это пришла помощь" - подумал он про себя и потерял сознание.

А Рей, спустившись к Еве-01, не стала терять времени зря. Она, действуя руками Евы-00, разломала броню на загривке Евангелиона и вытащила из него капсулу с Третьим Дитя. Опустив ее на землю, голубоволосая девушка уложила свой Евангелион на живот, и отдала команду на выход из него контактной капсулы, внутри которой находилось ее тело.

Затем последовала неприятная процедура извлечения ЛСЛ из легких полуангела и по ее окончании девушка покинула капсулу и поспешила на помощь другу и товарищу. Добравшись до контактной капсулы Евы-01, пилот Евы-00 открыла ее и вытащила обмякшее тело парня наружу. Сделав ему искусственное дыхание и убедившись в том, что он дышит, Первое дитя уселась рядом с ним и стала дожидаться прихода помощи.

Прошло несколько минут, и на свободную площадку рядом с Евой-01 приземлился вертолет, из которого вывалилась целая группа медиков. Все они прибыли для осмотра пилота Евы-01 и скорейшей доставки его в госпиталь НЕРВ. Процедура погрузки тела подростка в винтокрылую машину не заняла у них много времени, и вскоре вертолет отбыл в направлении госпиталя, в котором уже ждали своего пациента. Вместе с пациентом в госпиталь НЕРВ отправилась и Аянами Рей.

Глава 59. Отчеты по Еве-01 и доклад у Командующего.

После отбытия пилотов в госпиталь НЕРВ, руководитель оперативного отдела приказала своим подчиненным начинать подготовку к осмотру Евы-01 сильно пострадавшей от огня Рамиила. Эта подготовка не затянулась надолго, и уже через пару десятков минут две винтокрылые машины высаживали десант из представителей научного и оперативного отделов НЕРВ прямо на махину Евангелиона.

- Да, нам предстоит немаленькая работа, - произнес специалист по вооружениям, осматривающий лежащий под его ногами Евангелион лишенный всей своей брони.

- И на эту работу потребуется, чертова уйма времени, - поддакнул ему его коллега по работе: - По крайней мере, не менее двух недель.

- Нашему начальнику придется с головой зарыться в бумаги, - ехидно улыбнувшись, произнес Макото: - А она этого совсем не любит. Мне заранее жаль ее.

- Мог бы быть не таким ехидным, - попрекнул своего коллегу по работе Аоба Шигеру: - Ведь это ее самое слабое место.

- А что ты думаешь, о вооружении Евангелионов такими орудиями, как это? - произнес Хьюга и махнул рукой в сторону площадки с позитронной винтовкой.

- Довольно перспективно, но вот энергоемкость, - произнес Аоба и несколько поморщился: - Если для каждого выстрела понадобится отключать от электричества всю страну, то даже такая щедро финансируемая организация, как НЕРВ неминуемо разорится. Кто будет вкладывать деньги в такое неэкономичное оружие. ООН или другие спонсоры? Сильно сомневаюсь в этом.

- Тому, кому это надо, тот и заплатит, - взмахнув рукой, произнес его собеседник: - Лишь бы эти выплаты шли не из нашего с тобой кармана. А все остальное - полная ерунда.
- Хорош базарить, - произнес еще один лейтенант НЕРВ, подходя, к двоим своим сослуживцам: - Надо сочинять акт осмотра и подписывать его. Начальству нужны бумаги для Командующего Икари, и оно направило меня к вам, чтобы оказать помощь.

- Какой специалист по написанию бумаг нашелся, - тихим голосом произнес Макото и подмигнул своему коллеге: - Прямо без него просто никуда. Посмотрим, на что он способен на самом деле.

Произнеся эти слова, специалист по вооружениям достал из сумки, висевшей на плече, ноутбук, открыл его и начал быстро набирать текст, в котором описывал состояние Евангелиона и свои рекомендации по его скорейшему вводу в строй. Написание этого образца бюрократической литературы заняло у подкованного в этом отношении молодого человека около тридцати минут времени. По его истечении готовый текст был предоставлен на рассмотрение прочим участникам этого десанта. Так как возражений с их стороны не последовало, то Хьюга Макото скинул готовый текст на флэш-диск.

На этом миссия по осмотру Евы-01 была закончена, и винтокрылые машины приняли участников комиссии на свои борта и направились в сторону ближайшего исправного лифта, ведущего внутрь Геофронта.

Прошло еще какое-то время, и готовый распечатанный отчет улегся на стол начальника оперативного отдела. Мисато Кацураги ознакомилась с ним и сказала своим подчиненным: - Теперь мне можно со спокойной совестью предстать перед главой организации. Интересно, что написано по поводу произошедшего в отчете доктора Акаги? Впрочем, это совсем неважно. Через какой-нибудь час состоится совещание, на котором я все узнаю. А вы, ребята, можете быть пока свободны.

Макото и Шигеру отдали честь капитану и покинули ее кабинет. Мисато вздохнула и снова зарылась в груду бумаг на своем столе, перебирая их в соответствии с известными только ей критериями. Но работа с бумагами не была ее любимым делом, и вскоре капитан забила на нее.

- Хватит на сегодня, - произнесла женщина раздраженным голосом: - Пора топать на совещание. А по пути зайду к Рицко и поинтересуюсь ее мнением по поводу всего происходящего. Все-таки она имеет очень оригинальный взгляд на некоторые вещи.

Сказано - сделано. Старший офицер НЕРВ отправилась в чертоги своей подруги, располагающиеся в сердце ее лабораторий. Во время своего похода капитан думала о том, что может узнать из отчета начальника научного отдела, если та, конечно же, позволит в него заглянуть.

Войдя в лаборатории научного отдела, Мисато столкнулась с Рицко, которая собиралась покинуть свои владения. "Опоздала" - горестно подумала про себя попаданка: - "Надо было идти сюда раньше, а не ждать неизвестно чего. А по пути к Командующему у меня не будет ни малейшего шанса заглянуть в ее бумаги. Придется ждать ее отчета перед лицом Икари".

По пути к апартаментам Командующего Икари доктор Акаги не выразила ни одним жестом своего желания поделиться с коллегой содержанием своего отчета. Это несколько огорчило начальника оперативного отдела, но та не сильно расстроилась этим, так как подсознательно ожидала такого исхода.

И вот сменив несколько лифтов и пройдя по целому ряду коридоров, начальники отделов НЕРВ
оказались перед заветной дверью. Секретарь, в этот раз присутствующий на своем рабочем месте, уведомил своего босса о посетителях и получил приказ пропустить их внутрь.

- Капитан Кацураги, доктор Акаги, - произнес он с спокойным голосом: - Можете зайти в кабинет. Командующий Икари ждет вас.

Тяжелая дверь распахнулась, и перед военной и ученой предстал зал, пол и потолок которого были украшены рисунком Древа Сефирот. "Опять эта пакость" - мысленно выругалась про себя попаданка: - "И какого черта всех этих деятелей так сильно тянет в мистику? Не понимаю".

Когда оба начальника основных отделов НЕРВ заняли места перед лицом Гендо Икари, тот позволил себе оторваться от терминала МАГИ, вмонтированного в его стол, и посмотрел на них. Но взгляд его глаз прикрытых стеклами очков не оказал того воздействия, на которое рассчитывал Командующий. Доктор Акаги слишком устала для того, чтобы его опасаться, а Мисато после попадания в ее тело другой души вообще перестала испытывать страх перед главой организации. Не добившись никакого результата от своего взгляда, генерал Икари произнес холодным голосом: - Капитан Кацураги, я готов выслушать ваш рапорт.

И начальник оперативного отдела начала четким монотонным голосом озвучивать основные выводы из своего доклада. Генерал Икари терпеливо выслушал ее довольно-таки продолжительную речь и под конец задал ей только один вопрос: - Капитан, вы твердо уверены в том, что исправить повреждения Евы-01 раньше, чем в течение двух недель невозможно?

- Да, генерал, - произнесла попаданка твердым голосом: - В нашем распоряжении нет никаких ресурсов для этого. Ремонтные работы в Токио-3 и так встанут в неимоверную сумму. Ни лишних денежных средств, ни дополнительных ресурсов нам никто не даст.

- А что думаете обо всем этом вы, доктор Акаги? - переключился на начальника научного отдела глава НЕРВ: - Можем ли мы выполнить ремонтные работы в городе и восстановление Евангелионов в заданные сроки?

- К моему глубочайшему сожалению, я вынуждена дать тот же ответ, что и капитан Кацураги, - произнесла главная ученая НЕРВ: - Без дополнительных вложений поставленная перед нами задача не решается.

- Это несколько усложняет дело, - слегка нахмурившись, произнес Гендо Икари, строгим взглядом посмотрев на своих подчиненных: - Но это все решаемо. Прошу вас оставить здесь ваши отчеты и покинуть апартаменты. Мое решение я доведу до вас позже. Мисато Кацураги и Рицко Акаги синхронно повернулись и чеканным шагом проследовали к выходу из кабинета Командующего. Гендо Икари в полной тишине смотрел, как за ними захлопнулась дверь помещения, которое он использовал в качестве своих личных апартаментов. С их уходом тишина полностью завладела помещением.

- И что мы теперь будем делать? - произнес из-за спины Командующего Икари голос его бывшего учителя: - Снова обращаться за помощью к этим паукам из SEELE? Не слишком ли дорого нам встанет их помощь?

- А у нас, что есть другой выбор? - поинтересовался у него бывший ученик: - Конечно, мы предпримем некоторые меры по своей линии, но и от их помощи нам отказываться не следует. Кроме того...

Начатую фразу главы организации прервал резкий звуковой сигнал, исходящий от терминала МАГИ вмонтированного в стол Гендо. Командующий глянул на него и невольно нахмурился.

- А ты пророк, Козо, - произнес он недовольным голосом: - Пауки уже заинтересовались новой битвой и желают услышать от нас подробности.

- Тогда пошли в зал для конференций, - со вздохом произнес профессор: - Раньше отчитаемся - раньше вернемся к своим делам.

И генерал Икари вместе со своим заместителем сделали шаг к тайному лифту, ведущему в комнату связи с тайными владыками мира. Этот разговор был неприятен для них, но избежать его они никак не могли. Ведь при создании НЕРВ эти господа тоже приложили свои лапы, и теперь имели право оказывать на него некоторое влияние.

Глава 60. Толковище Гендо Икари и лидеров SEELE.

Войдя в комнату связи, Гендо Икари уселся в кресло, находящееся в центре помещения, а его заместитель встал у него за спиной. Почти сразу после этого нехитрого действия, на стенах комнаты специальной связи появились двенадцать мониторов украшенные надписями SOUND ONLY. Кроме этих слов на них красовалось название организации, членам которой они принадлежали и их порядковый номер.

От монолитов мониторов не исходило ни одного звука, и глава НЕРВ понял, что первое слово сегодня предстоит сказать ему самому.

- Уважаемые участники совета SEELE, - произнес он безэмоциональным голосом: - Я откликнулся на вашу просьбу и отвлекся от дел, связанных с устранением последствий нападения очередного Ангела. Довожу до вашего сведения, что очередная атака на Токио-3 была отбита, и Пятый Ангел пал, как и предшествующие ему Третий и Четвертый. В процессе его уничтожения Евангелионы и сам Токио-3 получили значительные повреждения. И теперь возглавляемой мной организации предстоит их исправлять.

- Командующий Икари, - донесся голос от монитора с надписью SEELE 01: - Комитет хочет знать о повреждениях полученных Евангелионами и вверенным вашему управлению городом. Все произошедшее потребует выделения дополнительных средств на исправление повреждений, и нам хочется знать, в какую сумму нам влетят ваши эксперименты.

- Да, да, - произнес хриплый голос, исходящий от монолита с надписью SEELE 02: - Траты на нужды НЕРВ уже превысили все возможные пределы. Дальнейшее их возрастание недопустимо.

- НЕРВ отработал все эти деньги сполна, - спокойным голосом произнес Гендо Икари: - Нападения Ангелов отбиты. Проекту Комплементации Человечества ничего не угрожает. А затраты - это всего лишь деньги.

- Да вы вообще понимаете, Икари, - возмущенным голосом произнесла SEELE 04, судя по всему являющаяся финансистом мирового масштаба: - Какой ценой достаются нам эти презираемые вами деньги? Вы тратите их, как хотите, а мы их зарабатываем!

- Все равно после завершения процесса Комплементации они никому из нас больше не понадобятся, - резко оборвал его глава НЕРВ: - Они всего навсего средство для того, чтобы дожить до этого самого момента.

- Пусть так, - произнес спокойным голосом SEELE 01: - И мой коллега несколько забылся. Но это допустимая с его стороны профессиональная деформация. И все же мы хотели бы знать точные цифры предстоящих расходов.

- А еще нам хотелось узнать, на что именно, они будут потрачены, - произнесла SEELE 04 обиженным голосом: - И в какие сроки. Ведь от этого зависит очень многое.

- Так как Евангелион 01 вышел из строя, по крайней мере, на две недели, а мощь Евы-00 явно недостаточна для надежной защиты Геофронта и его содержимого от атак Ангелов, - начал говорить Гендо: - То я буду настаивать на ускоренной переброске в Токио-3 Евы-02 из германского отделения НЕРВ. Только она сможет восстановить баланс сил, потерянный из-за повреждений Евы-01.

- Это правильная мысль, - похвалил Командующего Икари SEELE 01: - И насколько я понимаю ситуацию, для судна-носителя Евангелиона потребуется сопровождение. Не меньше эскадры.

- Так точно, - подтвердил его предположения Гендо Икари: - Не можем же мы отправить в путь через половину мира такую ценность, как Евангелион, без соответствующего конвоя. Так же как не можем выделить в ее сопровождение пару-тройку кораблей.

- Ладно, - произнес безэмоциональным голосом Кил Лоренц: - С расходами на транспортировку Евы-02 комитету все понятно. А вот как обстоят дела в Токио-3? Какие разрушения получены инфраструктурой города? И самое важное на данный момент, какие повреждения у Евы-01и Евы-00.

- Половина города стерта Рамиилом в пыль, - произнес недовольным голосом Командующий НЕРВ: - Серьезно повреждены десяток лифтов предназначенных для подъема Евангелионов на поверхность. От дислоцированных в городе артиллерийских батарей практически не осталось ничего. Луч Ангела превратил их позиции в расплавленные композиции из бетона и стали. Ракетные установки, расположенные на постоянных местах, уничтожены полностью, а у передвижных исчерпан запас ракет. В придачу ко всему погибло большое количество военнослужащих и гражданского персонала. Так что ситуация очень далека от идеальной. Бюджет НЕРВ придется, по крайней мере, удвоить, если не утроить.

- Немыслимо! - воскликнула громким визгливым голосом SEELE 04, прерывая отчет своего оппонента: - Деньги из ваших рук текут как дождевая вода! Такими темпами можно за половину года разорить всю ООН.

- Не будем отвлекаться на эти мелочи коллега, - произнес успокаивающим тоном председатель Лоренц: - В очередной раз спрашиваю вас, Икари, о повреждениях Евангелионов.

- У Евангелиона 01 наблюдаются значительные повреждения брони, которую, судя по всему, придется практически полностью менять. Кроме того замене подлежат и часть внутренних систем и электроника Евы-01, - отрапортовал о вверенной его попечению технике хозяин Токио-3: - Обстановка с Евой-00 гораздо лучше. Повреждения брони малочисленны и имеют малую площадь.

- Мы посмотрим, что с этим можно сделать, - дипломатично высказал свое мнение по поводу доклада Гендо SEELE 01: - И возможно увеличим расходную часть вашего бюджета на требуемую сумму. Хотя такой рост расходов нам совсем не нравится.

- Это слишком мягко сказано, - произнес хриплый голос монитора SEELE 02: - Расходы на обслуживание Евангелионов и НЕРВ растут в геометрической прогрессии, а эффективность их применения падает. Не удивительно, что ассоциация тяжелой промышленности Империи сейчас пытается создать свою альтернативу Евангелиону.

- Альтернатива? - удивленным голосом произнес уязвленный предательскими действиями своего родного правительства Гендо Икари: - У Евангелиона нет никакой реальной альтернативы. И вам это должно быть хорошо известно. Какая к чертовой матери, может быть, альтернатива?! Кому в голову могла придти такая бестолковая идея?

- Заместителю министра тяжелой промышленности, - ехидным голосом произнес SEELE 05: - И его компаньонам из АКП. Они тоже решили получить заказы от ООН.

- Так их же поделка никуда не годится, - усмехнувшись, произнес глава НЕРВ: - ООН уже один раз отказался от их робота. Неужели они рассчитывают, что кто-то изменит свое решение ради их красивых глаз. Таких дураков среди руководства ООН в настоящее время нет. Вымерли после Второго Удара.

- По имеющейся у нас информации, - произнес решительный голос SEELE 01: - АКП серьезно доработало свою первую игрушку, и она, по их собственному, мнению выглядит вполне конкурентоспособной. Так что наши "конкуренты" рассчитывают отхватить свою долю от потока денег, переводимых НЕРВ.

- Этого нельзя допустить, - произнес Гендо Икари, поправляя свои очки: - Я надеюсь, что совет SEELE не будет возражать против того, чтобы НЕРВ показал этим выскочкам их настоящее место. Пока они не возомнили о себе неизвестно чего и напакостили нам по-серьезному.

- Мы не против того, чтобы АКП и ее друзья в правительстве Империи получили отлуп за вмешательство не в свое дело, - произнес монитор с надписью SEELE 11: - Но все должно быть сделано аккуратно, чтобы на НЕРВ не пало ни малейшего подозрения. Или хотя бы подозрения этих выскочек не подтверждались доказательствами.

- Будет сделано, - с недоброй улыбкой на лице произнес хозяин Токио-3: - Мы найдем способ поставить этих нахалов на место.

- А по поводу денег на перевозку Евы-02 из Германии в Токио-3 и для проведения прочих работ вам не стоит беспокоиться, - произнес Кил Лоренц: - Они будут выделены вовремя. Только тратьте их экономно, так как следующего транша придется ждать очень долго.

Получив такие заверения и ценную информацию о планах конкурентов, Командующий Икари поспешил отключиться от системы связи, и из-за этого не узнал о разговоре членов тайной организации между собой. А ведь это знание могло бы стать бесценным, если бы оно попало в его руки. Но чего не случилось, того не случилось. И история вновь пошла предначертанным волей серых кардиналов путем.

- Теперь Икари обязательно сцепится с министерством тяжелого машиностроения и директоратом АКП, - произнес довольным голосом экран с надписью SEELE 06: - Он нанесет им некоторый ущерб и у них появится на него зуб. В будущем они с удовольствием предоставят своих людей нам в помощь. Месть Гендо станет их идеей-фикс, и мы воспользуемся этим.

- Все равно генерал постарается обмануть нас, - произнес грубый голос SEELE 08: - Так что мы только нанесем по его планам превентивный удар.

- И все же нам следует внедрить своего агента, в ближний круг Командующего, - прохрипел SEELE 02: - Мы должны знать все о планах этого талантливого проходимца.

- У нас есть агент в немецком отделении НЕРВ, - произнес SEELE 01: - В связи с переводом Евы-02 на новое место дислокации, он отправится в Токио-3 в качестве куратора Второго Дитя. В этом случае Гендо не сможет нам отказать.

- Капитан Кадзи Рёдзи будет сторожем возле генерала Икари, - прохрипел SEELE 02: - Но кто будет сторожить его самого? Что если он попытается сменить сторону и перебежать к Икари?

- Если он сделает это, то будет уничтожен, - строгим голосом произнес Кил Лоренц: - У нас найдется способ взять его деятельность под контроль. Это окончательное решение. Все согласны с ним?

Зал для связи огласили громкие возгласы согласия всех членов верхушки тайного общества. Когда они отзвучали, слово снова взял SEELE 01.

- На этом совещание объявляется оконченным, - произнес глава тайного общества и отключил свой экран связи. Вслед за ним погасли и остальные экраны спецсвязи.

Глава 61. Планы Гендо Икари и его действия по их осуществлению.

- Ну, и что ты обо всем этом думаешь, Козо? - спросил своего заместителя глава НЕРВ, выйдя из комнаты для спецсвязи: - Случайно ли эти мечтающие о бессмертии старики выдали мне этот секрет или они ведут свою игру цели, которой нам пока не понятны?

- Почему же непонятны? - произнес бывший профессор: - Они хотят стравить нас с министерством тяжелого машиностроения и корпорацией АКП. И что самое плохое это столкновение неминуемо. Лично я не вижу ни одной возможности избежать такого хода событий. Поделку этих "механиков" нам все равно придется уничтожать, что дискредитирует ее разработчиков и исполнителей. Все это заставит их понести большие убытки и потерять лицо. А для представителей министерства потеря лица гораздо хуже потери денег. Так что этот шаг увеличит количество наших врагов, как в самой Империи, так и за рубежом.

- А ты не рассматриваешь никакой альтернативы этому необратимому действию? - поинтересовался у своего бывшего наставника глава специального института: - Нечто, что позволит не доводить дело до таких крайностей.

- Таких вариантов нет, - произнес Фуюцки: - Если мы не остановим этих деятелей на полигоне, то они навяжут нам эту конструкцию. Мне не хотелось бы, чтобы она бабахнула у нас в Геофронте из-за какой-нибудь нелепой случайности.

- Раз так, то пусть Рицко займется этим делом, - произнес спокойным голосом глава НЕРВ: - Само собой разумеется, после тщательного сбора информации. А нам следует думать о более важном деле. О доставке Евы-02 в Геофронт.

- Так это же совсем просто, - удивленным голосом произнес заместитель Командующего: - Разве нам надо вмешиваться в процесс ее доставки к нам в Токио-3? Или тут есть еще какая-нибудь цель, которая входит в твой тайный план?

- Мне надо чтобы сюда вместе с Евой-02 наш агент доставил артефакт из закромов наших друзей-оппонентов из SEELE, - ехидно улыбнувшись, произнес властелин Всея НЕРВ: - Он долго и успешно работал в среде этих параноиков, так что его вряд ли заподозрят в этой диверсии.

- Если это не входит в их планы на процесс Комплементации, - поспешил охладить радость своего босса старый профессор: - Они могут воспользоваться этой диверсией, чтобы помочь своему человеку втереться к нам в доверие.

- В любом случае эмбрион Адама нужен мне здесь, - произнес, как отрезал, Командующий Икари, с лица которого исчезла улыбка: - Он должен быть в моих руках. В руках наших оппонентов этот артефакт полностью бесполезен. Но в связи с его скорым появлением у нас, нам следует позаботиться об еще одном элементе плана, который находится за Вратами Рая в Терминальной Догме.

- Лилит? - встревоженным голосом произнес Козо Фуюцки: - Ты ожидаешь, что из-за появления у нас зародыша Адама, она начнет вести себя... неправильно.

- Такие опасения у меня действительно есть, - не стал скрывать своих подозрений от своего конфидента Гендо Икари: - Поэтому нам нужно средство для ее нейтрализации. Надежной нейтрализации. Так что очень скоро мы отправляемся в дальний вояж в Антарктиду.

- Ты хочешь забрать оттуда Копье Лонгиния, - проявил свойственную ему прозорливость бывший учитель Гендо: - Разве оно не было уничтожено во время Второго Удара? По крайней мере, в имеющихся в информатории материалах такая версия четко озвучена. И это знают все допущенные к ним люди. Так что же везде присутствует ложная информация? - Чему ты удивляешься, профессор? - произнес тихим голосом хозяин Токио-3: - Истина всегда прячется от недостойных людей. А всяким профанам сойдет и ложь. Иногда очень грубая, а иногда и смешанная с правдой, но от этого не становящаяся истиной. История Копья Лонгиния так же темна и запутана, как и история эмбриона Адама. Официально Первый Ангел был уничтожен во время Второго Удара, но на самом деле его эмбрион уцелел. Почему же Копье Лонгиния не могло уцелеть? Что вы скажете об этом, профессор?

- Как ты планируешь его найти и доставить сюда? - задал своему бывшему ученику вопрос заместитель Командующего: - Ведь теперь на месте Антарктиды образовалось воистину Мертвое море, в воде которого не живут даже бактерии. И его площадь составляет сотни тысяч квадратных километров. Найти на такой площади предмет подобный Копью будет очень и очень непросто. Поиски могут занять очень много времени.

- Это если не знать где и как искать, - отпарировал его доводы Командующий Икари: - За день до Второго Удара я покинул базу на которой недоумки покойного профессора Кацураги тормошили спящего Гиганта. Я увез материалы для совета SEELE и именно поэтому уцелел. Но координаты базы навсегда запечатлелись в моей памяти. Так что место поиска мне известно. А кроме того я знаю о некоторых интересных свойствах Копья, которые помогут нам его легко обнаружить. Так что приводим дела в порядок и отправляемся в экспедицию.

- Вдвоем? - произнес удивленным голосом бывший наставник Гендо Икари: - А кто останется руководить организацией в наше отсутствие? Не можем же мы оставить вверенный нашему попечению объект без присмотра.

- С военными делами прекрасно справится капитан Кацураги, - постарался развеять сомнения своего доверенного лица: - А научный отдел будет заботиться обо всем остальном. Сегодня же мы доведем до сведения Кацураги и Акаги информацию о своем длительном отсутствии, а завтра с утра отбудем в антарктические воды.

- А судно для экспедиции будет готово вовремя? Вдруг его экипаж не успеет приготовиться к этому вояжу в небезопасные воды? - спросил профессор Фуюцки и посмотрел пристальным взглядом в глаза своего бывшего ученика.

Тот ни капли, не смутившись, дал ответ своему бывшему наставнику: - Судно уже в течение месяца находится в двенадцатичасовой готовности к выходу в море. Так что мне достаточно отдать соответствующий приказ и через половину суток мы окажемся в водах Тихого океана. Вот так-то.

- Я никогда не сомневался в твоей предусмотрительности, Гендо, - сказал заместитель Командующего и отдал короткий церемонный поклон: - Но тут ты меня порядком удивил. Что ж пойду собирать свой рюкзак для экспедиций.

- Можешь не спешить, у нас еще есть время для сборов, - ответил ему безэмоциональным голосом генерал Икари, и два единомышленника расстались на какое-то время.

Вернувшись в свои апартаменты, Гендо позвонил своему секретарю и велел ему вызвать на отчет начальников оперативного и научного отдела. Причем для каждого из начальников было назначено свое время. Хозяин Токио-3 не собирался делиться конфиденциальной информацией, полученной от лидеров SEELE, с капитаном Кацураги, которая не умела хранить тайну. Поэтому разговор со своей любовницей он назначил гораздо раньше, чем с начальником оперативного отдела.

Но до момента отведенного Командующим специальным институтом НЕРВ для разговора со своей подчиненной еще оставалось немного времени. А Гендо Икари славился тем, что не умел тратить время зря. Хозяин Токио-3 и в этот раз остался верен себе. Он взял свой телефон, подключенный к специальной линии, не допускающей прослушивание разговоров посторонними людьми, и набрал на нем короткий номер. Нажав на клавишу вызова, генерал Икари терпеливо ожидал ответа.

- Капитан Насагава вас слушает, - отозвался голос из трубки: - Что вам от меня угодно, генерал Икари?

- Каково состояние вашего судна, капитан? - лаконично произнес Командующий НЕРВ.

- Как всегда, превосходное, генерал, - быстро ответил капитан корабля: - Если вам будет угодно выйти в море, то на подготовку к походу у моей команды уйдет не более паря часов.

- Капитан, готовьтесь к дальнему походу, - серьезным голосом произнес Гендо: - Запасы продовольствия на две недели, теплая одежда, вооружение. Все это должно быть на борту судна к моменту его отхода. Отход я назначаю на следующее утро. Надеюсь, что у вас хватит времени на подготовку к походу.

- Так точно, генерал, - четко отчеканил Насагава: - Все будет выполнено в установленные вами сроки.

- До встречи утром, - кратко попрощался со своим доверенным лицом Командующий и положил трубку на аппарат.

Все дела, требующие срочного вмешательства, были выполнены, и хозяин Токио-3 развалился на своем кресле, ожидая прихода доктора Акаги, с которой у него предстоял серьезный разговор.

Глава 62. Разговор Гендо с Рицко и Мисато.

Начальник научного отдела не обманула ожиданий Командующего Икари и пришла на аудиенцию раньше назначенного времени. Причиной этого, скорее всего, было желание побыстрее отчитаться перед своим боссом и поскорее вернуться к работе, которая в последнее время стала невероятно увлекательной.

Войдя в роскошные апартаменты главы организации, контролирующей Токио-3, ученая остановилась в центре зала и приготовилась отвечать на вопросы Гендо Икари. Но тот, молча, смотрел на нее, не произнося ни слова. Это молчание грозило затянуться надолго, так как ни одна сторона не желала делать первый шаг, раскрывая свои намерения.

Первой этого незримого противостояния не выдержала Рицко Акаги, которую ждала ее работа. Тратить свое время, которого ей и так катастрофически не хватало, на безмолвное стояние в кабинете Командующего она не собиралась. Поэтому собравшись с духом, женщина открыла рот и произнесла следующее: - Командующий Икари, я подготовила доклад по Пятому Ангелу и последствиям его атаки для Евангелионов и Токио-3. Угодно ли вам будет выслушать меня по этому вопросу?

- Ваш доклад я просмотрю позже, - произнес Командующий НЕРВ: - А сейчас я вызвал вас по совсем другому делу.

Такое начало разговора сильно удивило начальника научного отдела, которая была совершенно не готова к такому поведению своего босса. "И чего тогда ему от меня надо?" - подумала она про себя: - "Первый раз он вызывает меня в свои апартаменты не для доклада о положении дел в научном отделе. Неужели о хочет... Хотя что я думаю. Для этого есть другое место и время".

Неизвестно куда завела бы Рицко Акаги ее фантазия, не знающая границ, если бы Гендо не начал посвящать своего старшего научного сотрудника во внезапно возникшие перед специальным институтом проблемы.

- Из совершенно секретного источника мне стало известно, что министерство тяжелого машиностроения Империи совместно с корпорацией АКП пытаются создать чисто механический аналог наших Евангелионов, - строгим голосом произнес глава специального института НЕРВ: - На эту работу правительством тратятся деньги, которые следовало тратить на совершенствование обороны Геофронта. В связи с этим я приказываю получить максимально подробную информацию об их планах и степени их реализации, а впоследствии помешать испытаниям их поделки. Вам все ясно или у вас есть какие-нибудь вопросы?

- Насколько достоверна эта информация? - сразу же воспользовалась своим правом ведущая ученая НЕРВ: - Я не совсем верю в то, что эти бездари сумели создать аналог АТ-поля. Ведь даже дураку ясно, что без него ни Евангелион, ни робот не смогут на равных противостоять даже самому слабому Ангелу. Чиновники из министерства, даже если жажда наживы совсем затмила их глаза, не могут не понимать этого. Или они думают, что лучше профессионалов знают, что такое Ангелы и как с ними следует бороться?

- Источник информации самый достоверный, - поспешил развеять опасения своей подчиненной Командующий Икари: - Надежнее не бывает. Так что я думаю, что их утверждения быстро подтвердятся. А после подтверждения и сбора всей информации придется решать, что делать со всем этим. А ведь делать придется.

- Способ вывода из строя их поделки вы, как я понимаю, предоставляете на мое усмотрение, - произнесла доктор Акаги и посмотрела на своего начальника, ожидаясь его одобрения.

Дождавшись от него легкого кивка головы, который у Командующего означал согласие, она продолжила свою речь.

- Значит, я вольна воспользоваться любым способом, который посчитаю нужным, - промолвила ученая безэмоциональным голосом: - Должна ли я предоставить план этого мероприятия на ваше рассмотрение?

- Разумеется, нет, - не промедлил с ответом Гендо: - Меня мало интересует, как конкретно вы выполните поставленную перед вами задачу. Самое главное, чтобы нужное дело было сделано, и необходимый результат был достигнут.

- Я поняла поставленную передо мной задачу и готова выполнить ее в полном объеме, - произнесла начальник научного отдела НЕРВ: - Могу ли я приступить к ее выполнению прямо сейчас или должна дождаться неких указаний?

- Можете немедленно приступать к этому делу, если, конечно, вас не сдерживают другие более важные дела, - сказал хозяин Токио-3: - Помните о том, что основные дела организации не должны пострадать от вашего отвлечения на важный, но второстепенный проект.

- Тогда, я ухожу заниматься делами своего отдела, - произнесла Рицко Акаги: - Мой следующий доклад будет готов к завтрашнему вечеру.

- Завтра утром я отбываю в продолжительную поездку вместе со своим заместителем, - уведомил босс могущественной в Токио-3 организации свою подчиненную: - И продлится она от одной до двух недель. Все это время власть над НЕРВ будет в руках начальников отделов. Я надеюсь, что вы и Мисато Кацураги справитесь с любыми проблемами и не допустите ущерба репутации нашего института.

- Мы постараемся, - произнесла встревоженным голосом главная ученая НЕРВ и направилась к выходу из кабинета.

- Стараться мало - надо сделать, - произнес в спину уходящей подчиненной владелец кабинета: - И сделать все так, как следует. Иначе не стоит браться за дело.

Но этих слов своего начальника покидающая кабинет тридцатилетняя женщина не услышала. Да и услышь их она, ничего в ее поведении не изменилось бы. Она всегда была нацелена на победу, и ее цена для ученой никогда не имела особого значения.

Покинув роскошные апартаменты Командующего НЕРВ, доктор Акаги чуть было не столкнулась с начальником оперативного отдела, которая спешила в них войти. Из-за краткости их встречи Мисато Кацураги так и не успела поинтересоваться у своей коллеги по работе о причинах их раздельного вызова. Да и задай она вопрос напрямую, все равно Рицко вряд ли бы поведала то, что узнала от своего любовника.

Мисато Кацураги вошла в кабинет начальника института и заняла свое обычное место, готовясь дать отчет по проделанной работе. Она начала читать его и вдруг заметила, что Командующему совсем не интересны ее слова. У начальника оперативного отдела сразу создалось впечатление, что он думает о чем-то своем, не обращая внимания на все ее попытки привлечь внимание к проблемам, отмеченным в докладе. Видя такое отношение властелина Всея НЕРВ к ней самой и подготовленному ее подчиненными отчету, попаданка быстро свернула свой доклад. Капитан НЕРВ не стала растекаться мыслью по древу и метать бисер перед свиньями.

- На этом все, - произнесла она, завершая свое выступление.

- Я благодарю вас за такой подробный доклад, - произнес генерал Икари ласковым голосом, который вызвал у его подчиненной нешуточные опасения за свое будущее. Из памяти своего прототипа ей достались сведения, что таким образом Гендо Икари ни с кем себя не ведет. И если в данном случае наблюдается такая девиация его поведения, то для ее свидетеля это ничем хорошим, скорее всего, не кончится.

- Но я бы просил вас оставить его полный текст для более подробного изучения, - сказал Гендо: - А вызвал я вас совсем не для этого.

При этих словах сердце старшего офицера НЕРВ невольно дрогнуло. Она подумала, что ее боссу стало что-то известно о происходящих в специальном институте незапланированных им чудесах. И он собирается что-то сделать с этим. А действий Командующего Икари попаданка не на шутку боялась.

- Дело в том, что я и мой заместитель будем вынуждены покинуть штаб-квартиру организации на неопределенно долгое время, - все тем же голосом довел до сведения своей подчиненной высокопоставленный военный чиновник: - А в наше отсутствие вся власть над военным крылом организации будет сосредоточена в ваших руках. Вы получаете временное право приказывать научному отделу.

- То есть мне предстоит исполнять обязанность главы организации? - спросила капитан у своего начальника и нахмурилась, так как взваливать на себя такую ответственность ей совсем не улыбалось.

- Это будет недолго, - постарался успокоить свою подчиненную хозяин Токио-3: - Не более двух недель.

- Но как я буду приказывать нашим союзникам и военным? - задала вполне резонный вопрос старший офицер НЕРВ: - Мое звание слишком мало для того, чтобы давать указания более высоким чинам.

- Это не проблема, - отмахнулся от женщины Гендо: - Сегодня же я подам представление на присвоение вам звания майора. А это вполне достаточная должность для того, чтобы на равных говорить с более чиновными особами. Уже завтра вы можете прицепить к вашей форме новые погоны.

- Хорошо, - со вздохом произнесла Мисато: - Я готова выполнить все ваши указания.

- Я и не сомневался в этом, майор, - спокойным голосом произнес генерал Икари: - Можете быть свободны. Майор Кацураги отдала честь своему боссу и чеканным шагом покинула его кабинет. Только за его дверями она смогла вздохнуть спокойно. "Кажется, наш устроитель Третьего Удара ни о чем не подозревает" - подумала она про себя: - "Ну и хорошо. А мне надо будет сегодня же устроить совет с остальными попаданцами и выработать стратегию, которая поможет спасти мир".

Подумав это, она поспешила не на свое рабочее место, как этого следовало ожидать, а в госпиталь, где находились пилоты Евы-01 и Евы-00. Все-таки забота о пилотах была частью ее службы.

А Командующий НЕРВ в своих апартаментах сидел и улыбался. Все разговоры были проведены в нужном ключе, и каждый из его подчиненных цапнул предназначенную для него наживку. "Теперь можно спокойно отправляться в Антарктический Геофронт, или то, что от него осталось" - подумал Гендо Икари про себя: - "Эта пара отлично справится со всеми делами в мое отсутствие. И вся ответственность за произошедшее тоже ляжет на них, а не на меня".

Глава 63. Майор Кацураги в госпитале.

Добравшись до госпиталя НЕРВ, майор Кацураги поспешила в палату, внутри которой находились пилоты. Но врачи всячески сопротивлялись ее встрече с подопечными, говоря прямым текстом, что те еще слишком слабы для того, чтобы делать доклады о прошедшем бое. Но все же упорство начальника оперативного отдела всемогущей в Токио-3 организации смогло преодолеть упертость врачей, и те, скрипя зубами от бессильной злобы, были вынуждены пропустить ее к своим пациентам. Но сделав это, они напомнили старшему офицеру НЕРВ, что ей не следует переутомлять подростков, выдержавших серьезный бой.

- Мы даем вам не более десяти минут времени для ваших разговоров, - строгим и решительным голосом произнесла лечащий врач пилотов Евангелионов: - А по истечении их мы выдворим вас из палаты. Здоровье этих жертв военщины для нас превыше всего. И даже ваша должность и звание не дают вам никаких привилегий в этом вопросе.

- Хорошо, хорошо, - произнесла голосом полным с трудом сдерживаемого раздражения опекун пилотов: - Я не хуже вас понимаю, что переутомлять пилотов нельзя, так что могли бы и не напоминать мне об этом.

- Проходите внутрь и следите за временем, - сказала врач и открыла перед майором НЕРВ дверь палаты.

Мисато вошла внутрь нее, и дверь за ее спиной бесшумно закрылась. Майор бросила беглый взгляд на временное пристанище подростков, которым она стала опекуном. Типичное больничное помещение, которое после Второго Удара можно встретить во всех частях оставшегося цивилизованным мира. Беленые потолки с лампами дневного света, застеленные белыми простынями кровати, пестрые одеяла на них. И самое важное для начальника оперативного отдела - тела подростков, лежащие на кроватях. При взгляде на них профессиональная военная на миг испытала жалость. Но она подавила свои чувства и подошла к больничным ложам, занятым ее подопечными.

А подопечные совсем не выглядели, как люди, которым грозит смерть. Пилот Евы-00 практически не пострадавшая при отражении атаки Рамиила сидела на кровати и смотрела в окно. Почуяв дуновение воздуха, рубиновоглазая девушка сразу повернулась в сторону своего командира и поздоровалась с ней.

- Здравствуйте, капитан Кацураги, - произнесла она, не обращая внимания на новые погоны на мундире офицера НЕРВ: - Вы пришли сюда ради Синдзи и меня?

- Здравствуй, Рей. Я действительно пришла к вам, но судя по всему не вовремя, - сказала майор и посмотрела на укутанного одеялом пилота Евы-01: - Твой напарник не готов отвечать на мои вопросы. Так что мой приход сюда оказался напрасным. - Ну почему же, - произнесла безэмоциональным голосом Аянами: - Помимо пилота Икари есть еще я. Ответить на все интересующие вас вопросы для меня не составит никакого труда. А пока мы будем разговаривать с вами, мой напарник может проснуться. И тогда вы продолжите разговор с ним.

- Увы и ах! У меня нет лишнего времени, - сокрушенно произнесла начальник оперативного отдела: - Ваши врачи впустили меня к вам всего на десять минут, из которых уже пара минут прошла. А шанс, что Синдзи проснется вовремя и успеет ответить на мои вопросы, очень мал.

- А если его разбудить? - произнесла все тем же безразличным голосом Первое Дитя: - Тогда времени на все хватит.

- Не надо, Рей. Пусть он отдыхает, - со вздохом в голосе произнесла опекун пилотов Евангелионов: - Все-таки он сильно пострадал в бою.

Говоря эти слова, майор Кацураги пробежалась быстрым взором по открытым участкам тела пилота Евангелиона 01. Руки, шея и часть лица были обмотаны специальными бинтами, которые должны были ускорить заживление ожогов. Все остальное тело скрывалось одеялом, и можно было только догадываться, что именно скрывается под ним. Но и без этого было понятно, что Третье Дитя практически превратилось в классическую мумию.

- Да, - снова произнесла офицер НЕРВ: - Пострадал он изрядно. Так что будить его не надо. Пусть он отсыпается, пока у него есть время. А то кто знает, что может случиться в будущем.

- Да, - поддакнула своему опекуну пилот Евангелиона 00: - Случиться может все что угодно. Начиная от нападения Ангела и заканчивая взбунтовавшейся механической хреновиной. Кстати говоря, этот момент не за горами. И думать надо об этом.

- Не говори мне, о чем именно я должна думать, - недовольным голосом произнесла майор: - У
меня и так хватает проблем с ремонтом Евангелионов и Токио-3. Да еще Командующий подкинул мне халтуру, от которой никак не получится отделаться.

- И что же такое придумал генерал? - поинтересовалась у своего опекуна Первое Дитя: - Неужели он заставил вас, навести порядок с документацией? Или он придумал что-то похуже?

- Командующий Икари решил покинуть нас на неопределенно долгое время, - скривив лицо, произнесла Кацураги: - А старшей над боевым крылом организации он оставил меня. Рицко будет командовать своим научным отделом.

- А как же его заместитель, профессор Фуюцки? - заинтересованным голосом произнесла пилот Евы-00: - Обычно в случае отсутствия Гендо вся власть переходит в его руки. По крайней мере, так было всегда. Или сейчас что-то изменилось?

- В этот раз он покидает НЕРВ вместе с Гендо, - ответила на вопросы своей подопечной попаданка: - И взваливает на меня ответственность за все происходящее в нем.

- То есть уничтожать мятежную технику тебе придется самой, без его ведома, - поняла коварство хода Гендо Аянами Рей: - Ну и хорошо, что этих стариков не будет. Мы можем воспользоваться этим временем и распропагандировать доктора Акаги. Сильно сомневаюсь в том, что она жаждет умирать ради выполнения мечты Гендо.

- Рей, ты высказываешь опасные мысли, - предостерегла Первое Дитя капитан Кацураги:- В палатах госпиталя, как и в прочих значимых местах Геофронта обязательно установлены видеокамеры. Что будет, если Командующий прослушает эту запись?

- Не будет никакой записи, Мисато, - с улыбкой на лице произнесла пилот Евангелиона: - Не стоит тебе забывать о моем происхождении. Как потомок Ангела, я могу вывести все подслушивающие и подглядывающие устройства из строя, не вызвав ни у кого даже малейших подозрений. И это я сделала перед началом нашего разговора. - А ты не боишься, что тебя засекут? - встревоженным голосом поинтересовалась у коллеги по попаданию ее старший товарищ: - Если датчики АТ-поля сработают здесь, то поднимется тревогаё как при нападении Ангела. - Ничего подобного не случится, - произнесла веселым голосом Аянами Рей: - Не все формы АТ-поля датчики могут засечь. Я не дура, и понимаю, что саморазоблачение не пойдет мне на пользу.

И тут начальник оперативного отдела взглянула на часы и обомлела. От выделенных ей церберами от медицины десяти минут остались гораздо меньше половины. И это время неумолимо сокращалось с каждым движением секундной стрелки по циферблату. "А я еще не задала ей ни одного вопроса по существу" - подумала про себя свежеиспеченный майор: - "Значит, надо делать свое дело, а то персонал госпиталя не станет со мной шутить".

И капитан Кацураги начала опрос единственного участника боя, который мог ей отвечать. От спящего пилота Евы-01 ей сейчас не было никакого толку. Ну, живой пацан, и то хорошо. А что касается ожогов и прочих травм, то на это в госпитале имеются специалисты высочайшей квалификации. Не дело профессиональному военному соваться в их дела. Каждому свое!

Опрос Аянами Рей шел быстрым темпом, и Мисато уже стала питать надежду, что успеет получить от нее всю необходимую ей информацию, но судьбу не переспоришь. Последние секунды, отведенные врачами для разговора с их пациенткой, истекли, и майору НЕРВ тут же напомнили об этом. Послышался стук в дверь палаты, который старший офицер НЕРВ проигнорировала. После второй неудачной попытки достучаться до обнаглевшего посетителя дверь палаты распахнулась, и внутрь нее вошла главный врач.

- Так-то офицеры НЕРВ держат свое слово, - обрушилась она на начальника оперативного отдела: -
Ваше время истекло еще три минуты назад. Я требую, чтобы вы немедленно покинули палату и не появлялись в госпитале до завтрашнего дня. В противном случае я подам жалобу на вас Командующему Икари лично.

- Я уже ухожу, доктор, - смиренным голосом произнесла майор и поспешила к выходу из палаты.

- Эта нахалка чуть не замучила своими вопросами одного и чуть не разбудила другого ребенка, - вслед ей прошипела главный врач госпиталя: - Я всегда говорила, что армия вредно влияет как на мужчин, так и на женщин.

- Не вините ее, - произнесла слово в защиту своего опекуна Первое Дитя: - Она не хотела нам зла. Она хотела, как лучше.

- Все хотят как лучше, а выходит как всегда, то есть плохо, - произнесла медицинский работник: - Ваше дело лечиться, а не подвергаться допросу.

Осмотрев своих пациентов, главный врач покинула палату и оставила подростков в одиночестве.

Глава 64. Новые хлопоты капитана Рёдзи.

А пока в Токио-3 происходили напряженные бои с разнообразными не похожими друг на друга Ангелами, в прочих отделениях НЕРВ, расположенных в других странах, кипела работа. Каждое отделение занималось решением определенной группы проблем. Так в НЕРВ-США пытались создать новый двигатель, который можно было устанавливать на Евангелионы, в НЕРВ-Германия вели конструкторскую работу по созданию нового вооружения для боевых комплексов. Одним словом, никто из сотрудников НЕРВ не сидел без дела. Но вместе с тем у всех этих отделений было одно дело на всех. Все они строили и вводили в эксплуатацию новые Евангелионы. Конечно, ни одно из них не могло соперничать с головным отделением организации, на которое тратились огромные денежные средства, и в котором стояло два готовых к бою боевых комплекса. Ни немецкое отделение с введенной в эксплуатацию Евой-02, ни американские отделения, в которых строились еще два Евангелиона, ни один из которых еще не был запущен в эксплуатацию, не могли сравниться с НЕРВ-Япония, в котором располагалась штаб-квартира организации. И их персоналу казалось, что вся основная деятельность организации так и будет сосредоточена в городе будущего Токио-3, а на их долю выпадет мелкая кропотливая работа над множеством проектов, облегчающих победу над Ангелами. Но все они обманывали себя. Все кроме пилота Евы-02 и ее куратора капитана Рёдзи. Они знали, что скоро все изменится, и в Берлин придет вызов для Евангелиона 02, которому предстоит дальний путь по морю в Страну Восходящего Солнца. Но не догадывались, что это произойдет именно сегодня.

Темное время для темных дел. Похоже, именно этот принцип исповедовал глава НЕРВ Гендо Икари, так как он позвонил своему доверенному лицу в НЕРВ-Германия точно в полночь.

Разбуженный неожиданным телефонным звонком, Кадзи Рёдзи взял свой телефон с тумбочки, находящейся рядом с кроватью.

- Я слушаю вас, - сонным голосом произнес он в трубку, не ожидая никакого подвоха.

Но слова, которые агент Второго отдела НЕРВ услышал из нее, заставили его мобилизовать себя и сосредоточиться. - Пришло время Еве-02 направиться на поле боя, - произнес из устройства связи голос Гендо Икари: - В связи с этим тебе следует готовиться к переезду в штаб-квартиру. Но перед тем как Евангелион покинет порт Берлина и направится в Токио-3, тебе предстоит выполнить особую миссию. Надеюсь, что ты не забыл того, о чем мы в последний раз говорили в Токио-3?

- Я помню все, что было там сказано, - произнес безмятежным голосом капитан НЕРВ: - Вплоть до последнего слова. Значит, сейчас время для нашего мероприятия пришло?

- У тебя еще сохранился доступ к хранилищам сектора 777? - задал своему агенту прямой вопрос хозяин Токио-3: - Если да, то можешь действовать немедленно. Только не забудь поместить артефакт в специально предназначенный для него контейнер. Нам ведь не нужно, чтобы кто-нибудь случайно наткнулся на него.

- Допуска у меня уже нет, - признался своему боссу: - Но это и к лучшему. Никто не заподозрит меня в том, что произойдет на спецобъекте SEELE. А ведь те начнут поиск виновника пропажи артефакта. Сразу же после обнаружения этой пропажи. Конечно, со временем они докопаются до подоплеки всех этих событий, но будет слишком поздно. Хотя я бы хотел, чтобы их поиски зашли в тупик, так как не жажду стать мишенью для наемников этих фанатиков.

- НЕРВ постарается обеспечить вашу безопасность, - произнес глава специального института: - Я лично гарантирую это. В штаб-квартире организации никто из наших врагов не достанет вас.

- Я дал в свое время клятву и собираюсь ее сдержать, не смотря ни на что, - произнес Кадзи: - Когда мне следует приступать к активным действиям?

- Транспорт с Евангелионом на борту выйдет в море через пять дней, - проинформировал свое доверенное лицо Гендо: - Так что у вас есть еще немного времени для разработки надежного плана.

- Все будет сделано вовремя, - усталым голосом произнес капитан НЕРВ и отключил телефон.

Время разговоров для попаданца в одну из ключевых фигур прошло, наступило время действий. Он тяжело вздохнул и полез в карман, в котором лежали ключи от сейфа, вмонтированного в одну из стен его квартиры. Капитан подошел к шкафу с одеждой и, поднатужившись, отодвинул его в сторону. Перед ним предстала обычная на вид стена, на которой были видны два бугорка, похожие на некачественную работу штукатура. Рёдзи нажал на них указательными пальцами обеих рук, и они отодвинулись в сторону, обнажая скважины замков скрытого сейфа. Ключи тут же заняли свои законные места в соответствующих скважинах и с легким щелканьем повернулись, открывая замки. После того как замки были открыты, тяжелая дверь открылась без малейшего шума, давая возможность хозяину тайника заглянуть внутрь. А внутри был обычный интерьер, свойственный подобным тайникам других тайных агентов. Несколько пачек денежных купюр разного достоинства на верхней полке соседствовали с парой пистолетов с глушителями. А вот нижнее отделение полностью занимал загадочный контейнер в обертке, который и был целью наставника Второго Дитя.

- Вот время и пришло, - произнес капитан и вытащил контейнер наружу: - Он выглядит точно так же, как и в тот момент, когда я его запихнул сюда. Такое впечатление, что он пребывал вне пространства и вне времени.

Капитан открыл крышку контейнера, украшенную грозными знаками биологической и радиационной опасности, и заглянул внутрь него. Его глазам предстало небольшое углубление прямоугольной формы. "И в этом мне предстоит везти через половину мира эмбрион того, кто пятнадцать лет назад чуть было его не уничтожил?" - задал сам себе мысленный вопрос попаданец: - "Хотя секретность требует этого. Тут не до богато украшенных золотом и самоцветами сундуков. Впрочем, сейчас надо думать совсем не об этом, а о походе за добычей в логово SEELE. А эти господа славятся тем, что не прощают нанесенных им обид. Так что время ошибок прошло безвозвратно. Пришло время пустить в ход оружие".

Капитан протянул руку и вытащил из сейфа два пистолета. Теперь они станут его постоянными попутчиками до самого отбытия Евангелиона в Токио-3. Теперь ему без них никуда. Капитан решительно запихнул оба ствола в предназначенные для них кобуры скрытого ношения. После этого он крутанулся перед зеркалом, проверяя, не топорщится ли его одежда от скрытого под ней оружия. Все было нормально. Даже наметанный взгляд не заметил бы в скромном капитане вышедшего на тропу войны мастера войны.

Приготовившись к активным действиям, Кадзи собирался покинуть свое жилище, но его взгляд упал на раскрытый сейф. "Это не порядок" - подумал он про себя и поспешил восстановить прежний вид комнаты. На закрытие сейфа и подталкивание к нему шкафа у опытного шпиона-диверсанта не ушло много времени. А потом он поместил контейнер в специально купленную для него сумку камуфляжной окраски и покинул комнату, которая служила его домом на протяжении нескольких лет.

Дальнейший его путь лежал в командный центр, где уже должен был получен приказ о перевозке Евангелиона на новое место. По прибытии в отделение, попаданец сразу же обратил внимание на несвойственную эту месту суету. "Значит, приказ уже получен" - подумал он про себя: - "Иначе никто не стал бы ничего делать в это время. Надо идти к начальнику отделения. Но перед этим надо поместить контейнер в безопасное место, где его никто не обнаружит".

Позаботившись о безопасности своего специфического груза, попаданец направился на прием к главе немецкого отделения НЕРВ. Похоже, что там уже ждали его прихода, и секретарь, обратившийся за указаниями к своему боссу, получил приказ немедленно пропустить офицера Рёдзи к начальнику.

Войдя в кабинет генерала Мюллера, капитан Рёдзи удостоился его пронзительного взгляда.

- Вы-то мне и нужны, капитан, - произнес начальник отделения, обращаясь к своему подчиненному: - Этой ночью из штаб-квартиры пришел приказ на перемещение Евы-02 и ее пилота в Токио-3. Вы как опекун и наставник Второго Дитя переводитесь туда же.

- Я готов выполнить свой долг, генерал, - встав по стойке смирно, отрапортовал пожилому военному доверенный человек Гендо: - Но мне хотелось бы знать, на какую дату назначено отбытие судна-носителя с Евангелионом на борту. Мне надо подготовить пилота Евы к переезду на новое место, а также выполнить еще несколько важных поручений, полученных мной от самого главы организации.

- У вас, капитан, есть на все эти дела пять дней, - произнес Мюллер: - А после транспортный корабль вместе с эскадрой прикрытия покинет нашу землю. И помните, что к отходу кораблей вы должны быть на своем месте.

- Вас понял, господин генерал, - произнес Кадзи и покинул кабинет своего начальника.

- Далеко пройдет этот прохвост, - тихим голосом произнес генерал Мюллер: - Если его не убьют. Выполнять в таком возрасте личные поручения самого Командующего - это серьезный показатель. Но и плата за это может быть очень большой. Как бы парню не сломать всю свою жизнь.

Глава 65. Раскрытие Аски и Кадзи.

Покинув кабинет начальника отделения НЕРВ, капитан поспешил к своей подопечной. Его первой целью было предупредить Аску о скором переезде в Токио-3. И кроме того он хотел понаблюдать за девушкой в домашней обстановке, так как ее поведение сильно отклоняющееся от того, что было в каноне, беспокоило его. Путь до дома в котором жила Второе Дитя не занял у него много времени.

Добравшись до него, Кадзи предъявил свои документы охране, которая тщательно изучила их перед тем, как пропустить его к пилоту Евангелиона. Конечно, сотрудники Второго отдела хорошо знали капитана, но служба есть служба. Ведь строки ее уставов в прямом смысле написаны кровью. Кровью ее нарушителей и тех, кого они охраняли. А немцы - это чрезвычайно дисциплинированная нация, которой не свойственно наплевательское отношение к законам, правилам и уставам. Поэтому попасть в дом пилота Евы-02 без прохождения проверки не было возможно никому. Даже ее наставнику и опекуну.

Убедившись в том, что капитан не подставное лицо, а реальный сотрудник, старший охранник сказал своим подчиненным: - Открывайте дверь. Это свой.

И запуская внутрь доверенное лицо Командующего, поинтересовался у него: - А с какой стати вы, капитан приходите к пилоту в такое позднее время? Неужели вам не хватило дня для решения ваших вопросов?

- А почему это вас беспокоит, сержант Шиллер? - поинтересовался у охранника Кадзи Рёдзи: - Не ваше дело лезть в секреты командования. Ваш долг охранять пилота от всех возможных угроз и не более. Обо всем остальном и так есть, кому заботиться.

- Ну, просто так никогда не было, - произнес сержант: - Чтобы старшие офицеры ходили тут по ночам. Как-то это непривычно и подозрительно. А мы ведь должны обеспечить безопасность пилота. Обеспечить любой ценой. Понимаете, сэр?

- Хотя это и тайна, но скоро она раскроется, поэтому я скажу вам, зачем я здесь, - произнес попаданец: - Пришел приказ о перебазировании Евангелиона в Токио-3. А я пришел обрадовать девушку, которая так и рвется в бой.

- Тогда понятно, - произнес охранник с легким вздохом: - Это дело нужное. Но все-таки, почему защищать мир от опасности должны эти дети? Неужели среди нас не нашлось бы подходящих кандидатур для пилотирования этой техники?

- Увы и ах, - сокрушающимся голосом произнес капитан: - Только родившиеся после Второго Удара могут пилотировать эти боевые комплексы. Но хватит разговаривать о посторонних предметах. Время не ждет. Мне пора.

Произнеся эти слова, Кадзи Рёдзи прошел через импровизированную проходную и ступил на лестницу, которая вела к жилью его подопечной, находившемуся на втором этаже. Идя вверх, он еще раз подумал, что скажет своей подчиненной, и не нашел ответа. А времени для долгих размышлений у него не было, так как он стоял перед дверью, ведущей в квартиру Второго Дитя.

Доверенное лицо Командующего НЕРВ не нажал на кнопку звонка, будоража ночную тишину. Он провел по кодовому замку специальной карточкой, и тяжелая дверь с легким скрипом отворилась. Капитан шагнул через порог и прислушался. Не услышав ничего подозрительного, он закрыл за собой дверь и пошел по узкому коридору к спальне Аски. "То-то она удивится, увидев меня во внеурочное время" - подумал про себя Александр и мысленно улыбнулся: - "Самое главное, чтобы не бросилась обниматься. А то оттолкнуть ее нельзя, так как это может вызвать у неуравновешенной девушки сильную негативную реакцию. И лезть в объятия малолетней - это как-то неправильно. Я же не педофил какой-нибудь".

С этими мыслями в голове сотрудник НЕРВ приблизился к двери спальни пилота Евы-02 и услышал донесшийся оттуда стон. Эти звуки заставили его насторожиться. Неужели с девушкой что-то случилось? Или ей стало плохо? Придется спешить, времени для того чтобы осторожничать ней.

Капитан резко дернул дверную ручку, и дверь бесшумно распахнулась. Его глазам предстала рыжеволосая девушка, раскинувшаяся на кровати. Она тихонько стонала и с кем-то ругалась во сне. "Значит, это просто ночной кошмар" - подумал про себя попаданец: - "Все, как и должно быть согласно канону. Тут не о чем беспокоиться. Но будет лучше, если я ее разбужу. Ни к чему подростку эти войны со своим подсознанием".

И только он собирался разбудить свою подопечную, как сквозь ее стоны прорвались слова. Слова на русском языке, которых он совсем не ожидал услышать.

- Александр, где ты? - произнесла Второе Дитя: - Как мне с тобой встретиться? Проклятая игра! Чертов Вадим! Водила косорукий!

Эти слова заставили попаданца остолбенеть. "Что это такое?" - лихорадочно начал думать он про себя: - "Неужели она такая же, как и я? Как такое могло случиться и что мне теперь делать? Беда, да и только".

И в этот момент спящее Второе Дитя сказало следующие слова: - Евангелион бессмертен, не так ли? Хорошее название для сборища недоучек и мажоров. Хотелось бы мне увидеть кого-нибудь из них сейчас. Хотя это и полная фантастика.

"Сейчас или никогда" - мелькнула мысль в голове офицера НЕРВ: - "Только надо проверить, есть ли в этой комнате подслушивающие устройства, и если есть, то вывести их из строя".

Подумано - сделано. Кадзи Рёдзи вытащил из внутреннего кармана своего мундира крохотный тестер, включил его и провел им по кругу. Сигнала не было. На его панели не загорелся ни один из индикаторов, свидетельствующих о наличии в помещении жучка или камеры. Это означало, что здесь можно было вести откровенный разговор.

Доверенное лицо Гендо коснулось голого плеча девушки, прерывая ее нелегкий сон. Аска проснулась, и ее взгляд сразу же упал на сидящего возле ее кровати куратора. Она даже сначала не поверила своим собственным глазам, но, помотав головой из стороны в сторону и ущипнув себя за руку, признала, что это не иллюзия, а самая настоящая реальность.

- Кадзи, - произнесла она дрожащим голосом: - Что ты тут сейчас делаешь?

- Спасаю одну маленькую дурочку от разоблачения, - на чистом русском языке произнес капитан НЕРВ: - Тебе никто никогда не говорил, что у тебя есть вредная привычка разговаривать во сне. И сейчас ты это делала на русском языке, хотя твой родной - немецкий. Что ты можешь сказать мне об этом?

- Я... - произнесла Второе Дитя: - Ничего не могу сказать об этом.

- Не можешь или не хочешь? - с ехидной улыбкой на лице произнес попаданец: - Хватит притворяться глупой девчонкой! Я и так знаю, что ты совсем не та, за кого себя выдаешь. Попаданка из другого мира - вот ты кто!

- Ты не сможешь это доказать! - воскликнула девушка: - Отстань от меня, а то я позову охрану!

- А мне и не надо это доказывать, - произнес Кадзи: - Я сам такой же. Фан-клуб "Евангелион бессмертен" из города Москва, если ты помнишь, что это такое.

Это признание капитана Рёдзи окончательно вывело попаданку в теле Аски из себя.

- Ах ты, гад эдакий! - крикнула она и бросилась на взрослого мужчину с кулаками: - Да я тебя сейчас!

Попаданец оторопел от такой реакции на свои слова и пропустил первый удар. Хотя его наносила несовершеннолетняя девушка, он оказался достаточно силен для того, чтобы уронить капитана на пол. Но рывок для удара был так силен, что и сама Второе Дитя не удержалась на ногах и упала на своего наставника.

- Ты, что совсем озверела маленькая дрянь! - рявкнул на свою своевольную подопечную доверенное лицо Командующего НЕРВ: - Мало на меня покушаются всякие безмозглые фанатики, так еще и ты, засранка, пытаешься отправить меня на тот свет!

- А что ты делаешь в моей спальне в такое позднее время? - задала прямой вопрос своему наставнику пилот Евы-02: - Разве я приглашала тебя к себе на ночь?

- Совсем не то, о чем ты думаешь, - решительно отверг подозрения Аски капитан НЕРВ: - Просто я хотел сообщить тебе известие, которого ты долго ждала.

- И что же это за известие? - слегка заинтересованным голосом произнесла разоблаченная попаданка: - Надеюсь, что оно касается меня и моей Евы.

- Именно так, - подтвердил ее надежды и опасения куратор: - Получен приказ на передислокацию Евы-02 в Токио-3. Через несколько дней мы уходим в море.

- Наконец-то, - обрадованным голосом произнесла Аска: - Пора воевать по-военному.

- Пора, Аска, - сказал Кадзи: - Собирай свои вещи и готовься к переезду. Я буду ждать тебя внизу.

Ответа на свои слова он не услышал. Попаданка перестала обращать на него внимание и приступила к самому ответственному делу - сбору вещей. Ведь у нее в отличие от профессиональных военных не имелось заранее собранного чемоданчика с минимальным набором для путешествий. Но, несмотря на свою неподготовленность к такому ответственному делу, попаданке не потребовалось много времени для сборов. И уже через пять минут к капитану Рёдзи ожидающему внизу присоединилась Аска, одетая в военную форму немецкой армии. В ее руках был небольшой чемоданчик. Кадзи оглядел ее и сказал: - Ну что, пошли?

И они пошли. Вперед. К победам и поражениям, к счастью и к горю. В вечность.

Глава 66. Кража эмбриона Адама.

Отведя свою подопечную к командующему отделением, доверенное лицо Гендо Икари начал думать над стоящей перед ним задачей по добыче артефакта. Ему было хорошо известно, что такие ценности тайное общество хранит в максимально надежных местах под постоянным присмотром. Проникнуть в одну из таких цитаделей SEELE было непростым делом, а выйти из нее целым и с ценной добычей и подавно казалось совсем невозможным. А сектор 777 отличался среди всех объектов тайного общества самой рациональной системой сигнализации. Система безопасности объекта включала в себя не только многочисленные датчики движения и объёма, прочные двери с многочисленными кодовыми замками, но и добрую сотню охранников, подкрепленную парой свор сторожевых собак. И вот такую защиту офицеру предстояло преодолеть целых два раза. Первый раз с пустым контейнером, а второй раз - с артефактом, всех свойств и возможностей которого ему не могло дать даже знание из прошлой жизни. Причем пройти через защиту в первый раз предстояло не поднимая ни малейшего шума и не вызывая никаких подозрений. Малейшая ошибка на этом этапе неминуемо привела бы его к мучительной смерти, так как члены тайной секты, опутавшей своими сетями весь послеударный мир, постарались выведать у него все знания. При этом эти "серые" кардиналы не остановились бы ни перед чем ради достижения своих целей.

И тут было над, чем задуматься. Ведь в случае провала, который мог произойти по не зависящей от самого капитана причине, под угрозой оказался бы не только он сам вместе с Командующим НЕРВ, но и Второе Дитя. Главари SEELE не стали бы разбираться знает ли она что-нибудь об их задумке или нет. Эти денежные мешки поступили бы так же, как всегда. Зачистили бы всех людей имеющих какое-либо отношение к попытке кражи артефакта.

В конце концов, после продолжительного размышления у доверенного лица хозяина Токио-3 начал наклевываться план дерзкой операции. Конечно, его предстояло еще немного доработать, но это уже было гораздо больше чем ничего. С этим планом можно было начинать действия.

Конечно, у Кадзи возник соблазн как можно быстрее похитить эмбрион Адама и смыться под защиту главы НЕРВ, но он сумел удержаться от того, чтобы поддаться ему. И для этого у него было несколько веских причин. Первой из них была пилот Евы-02, ответственность, за судьбу которой он взял на себя после ее разоблачения. Его побег, несомненно, сказался бы на ней самым негативным образом. Вторым аргументом против ускорения операции был высокий риск разоблачения его самого, как диверсанта, что ставило крест на его доступе к секретной информации SEELE.

Поэтому капитану НЕРВ пришлось ждать своего времени. И вот оно пришло. Отправив Еву-02 и ее пилота под надежной охраной к месту погрузки на транспортный корабль, попаданец развязал себе руки. И после тщательной подготовки занявшей один день полез прямо в логово современного монстра.

И вопреки его опасениям ему все легко удалось. На его пути не попалось ни одного охранника, половина видеокамер была отключена, собак, о наличии которых он хорошо знал, не было. У бывалого военного все это создавало впечатление грандиозной западни, в которую он лезет как глупый мальчишка. "Чистой воды подстава" - крутились мысли в голове офицера НЕРВ: - "Для полного счастья мне не хватает только открытой двери в специальное хранилище и пометки на сейфе, в котором находится артефакт. Неужели эти проклятые фанатики сумели спрогнозировать мои действия и готовятся к моему захвату сразу после того, как я сцапаю зародыш Ангела? Или они действуют еще хитрее, и я чего-то не понимаю? Ладно, будущее покажет бой. Так было всегда и будет".

Добравшись до двери нужного ему хранилища, попаданец посмотрел на нее пристальным взглядом, надеясь, что она откроется сама собой. Когда же этого чуда не произошло, он вздохнул и стал по очереди набирать коды на нескольких замках украшавших ее. Первый, второй и третий код подошли идеально, и замки тихонько щелкнули, открывая доступ к святая святых хранилища SEELE - сектору 777, в честь которого и был назван этот объект.

Перед глазами Кадзи предстало огромное помещение, стены которого были выкрашены в серый цвет. Капитан не решился лезть в него, не предпринимая нужных мер безопасности и сначала включил свой прибор, который обнаруживал датчики. Это решение спасло его жизнь, так как прибор взвыл от большого количества обнаруженного им следящего оборудования и датчиков.

- Ну, ни фига себе! - произнес попаданец, вглядываясь в показания на экране спасшего его жизнь прибора: - Боссы не поскупились на защиту своей сокровищницы. Теперь надо искать контроллер всего этого хозяйства, чтобы через него отключить все это хозяйство.

Доверенное лицо Гендо отошел от дверного проема и стал смотреть по сторонам. "Что бы сделал я сам, если бы мне потребовалось поместить пульт управления всего этого немалого хозяйства?" - подумал он про себя: - "Поставить его в командном центре? Нет. Тогда при каждом визите сюда его пришлось бы отключать, и зал хранилища на несколько минут оставался бы без присмотра. Этим временем мог бы воспользоваться какой-нибудь ловкий человек и пошарить в закромах. А при некоторой удаче он смог бы скрыться с добычей. Логичнее установить пульт рядом с проходом в зал. Но где? На наружной стене? Там он будет бросаться в глаза. А что если...".

Взор капитана Рёдзи обратился к открытой им двери хранилища. Она имела колоссальную толщину, и стена, в которую она была вмонтирована, не уступала ей ни на дюйм. "Я бы установил пульт в косяк этой двери" - подумал он про себя: - "Тогда доступ к этой системе получил бы человек знающий коды от самой двери, что отсекло бы от пульта управления посторонних. Главари SEELE не дураки, и должны были думать сходным образом".

Приняв такое решение, офицер НЕРВ стал всматриваться в косяк двери, отыскивая на нем следы, которые должны были появиться при пользовании пультом управления. И такие следы в виде царапин нашлись очень быстро. Они оказались на уровне глаз капитана, на правом косяке двери.

- Ага, - сказал Кадзи: - Похоже, что это именно то, что мне нужно.

Попаданец провел рукой по косяку и обнаружил еле заметное углубление в нем. Он зацепил за него ногтями и потянул обнажившуюся крышку в сторону. Перед его глазами предстала панель с буквами и цифрами. Именно на ней следовало ввести соответствующий код. Это было не сложным делом, но доверенное лицо Командующего не знал этого кода. И теперь ему предстояло рисковать своей жизнью. Офицер НЕРВ застыл в недоумении.

- Не знаешь кода? - донесся голос из-за его спины: - А он довольно простой.

Кадзи резко обернулся назад, резко выхватывая оружия из кобуры. Перед ним стоял подросток с красными глазами и пепельно-серыми волосами. "Семнадцатый Ангел" - мелькнуло воспоминание в голове попаданца: - "Что же он тут делает? Или это какая-то ловушка со стороны моих работодателей? Если у него есть АТ-поле, то я ему не смогу навредить".

- Что ты тут делаешь, Табрис? - произнес недовольным голосом пойманный с поличным диверсант: - Ты мешаешь мне. Уходи отсюда по-хорошему.

- Ты знаешь, кто я такой? - произнес подросток слегка удивленным голосом: - Странно, я ведь не представился тебе, капитан Рёдзи. Не надо хвататься за свое оружие, ты же должен знать, что против АТ-поля оно бессильно.

- Ты пришел сюда для того, чтобы издеваться надо мной? - произнес попаданец: - Или ты сейчас вызовешь службу безопасности и сдашь меня им?

- Ни то ни другое, - сказал лжеАнгел: - Я здесь для того, чтобы помочь тебе похитить эмбрион Адама и вынести его отсюда.

Произнеся эти слова, странный подросток ввел код и шагнул через порог. Потом обернулся назад и произнес: - Кадзи, не спи. Нам надо спешить. Через полчаса обход. Если мы не успеем смыться до этого времени, то у нас будут большие проблемы.

Доверенное лицо Гендо сделал шаг вперед, все еще опасаясь какого-нибудь подвоха. Подросток же в отличие от него ничего не боялся, и смело шел вперед. В конце концов, он подошел к дальней стене зала и коснулся ее. Это касание привело к тому, что из нее выдвинулся ящик, в котором что-то лежало.

- Иди быстрее сюда, - крикнул ложный Ангел офицеру НЕРВ: - Времени мало.

Кадзи несколькими прыжками пересек помещение и заглянул в ящик. Перед его глазами предстал искомый им артефакт, который выглядел как большой глаз, залитый бесцветным желе. Офицера НЕРВ даже передернуло от необходимости брать руками эту гадость.

- Брезгуешь? - задал прямой вопрос Табрис: - Давай сюда контейнер. Я так и быть положу в него эту гадость.

Кадзи Рёдзи подчинился и подал свой ящик. Подросток легко открыл его и закинул внутрь артефакт.

- Давай запирай его, - сказал фальшивый Ангел и передал контейнер в руки диверсанта.

Кадзи выполнил все, что было сказано, и легким шагом направился в сторону двери хранилища. Дальнейший путь доверенного лица хозяина Токио-3 до конспиративной квартиры полностью стерся из его памяти. А оставшийся в секторе 777 попаданец в тушку Ангела вздохнул и стал восстанавливать прежний порядок. Закрыл сейф в хранилище, активировал систему контроля над ним, закрыл дверь в него на все замки. А потом прошел по следу двойного агента и устранил все следы его вмешательства в работу системы.

- Так будет лучше, - произнес пепельноволосый паренек мягким голосом: - Каждый должен делать свое дело. Кто-то воровать, а кто-то охотиться на воров. Да и эта кража полностью в моих интересах. Мне не очень нравилось присутствие этой дряни рядом со мной, а теперь я от нее свободен.

Глава 67. Поиски Копья Лонгиния.

В то самое время, как капитан Рёдзи с риском для жизни добывал для своего босса бесценный артефакт из хранилища злобных сектантов, а в штаб-квартире НЕРВ готовились к отражения атаки очередного Ангела, Командующий НЕРВ на своем судне приближался к тому месту, где когда-то находился шестой континент. Разнесенная на мельчайшие обломки пробуждением Первого Ангела Антарктида утратила свой ледяной покров и практически полностью скрылась под волнами океана. Эти волны в память о Втором Ударе имели ярко-красную окраску и были полностью безжизненными. В них не водилась рыба, не размножались водоросли. И даже бактерии, случайно попавшие в эти воды, переставали размножаться. Все это считалось следствием Второго Удара и гибели Ангела. Но это была официальная информация, которая насаждалась волей главы НЕРВ и ее закулисных покровителей из SEELE, а как все было на самом деле, не знал практически никто.

Путь до этих безжизненных вод занял у хозяина Токио-3 и его бессменного заместителя занял несколько дней. Небольшое скоростное судно, ведомое твердой рукой капитана Насагавы и его помощника, который делил с ним вахты у штурвала, прибыло к своей цели. Японские моряки выполнили свою работу на отлично. Оторвавшись от возможных хвостов, судно вплотную подошло к тому месту, которое пятнадцать лет назад называлось берегом Королевы Мод. Теперь вся ответственность за результаты экспедиции в эти суровые и опасные воды полностью лежала на работодателе капитана. Только Гендо Икари знал, где находился Антарктический Геофронт, в котором пробужденный злой волей лидеров SEELE устроил свой дебют Первый Ангел. Да, да, это не ошибка автора. Профессор Кацураги и его помощники не знали, что они делают, но тайная организация, финансировавшая эту экспедицию, хорошо знала, чем все это может закончиться. Именно поэтому нынешний глава специального института НЕРВ и сумел уцелеть, не разделив участь остальных участников этой злосчастной экспедиции, за исключением дочери профессора, которой чудом удалось уцелеть в эпицентре Второго Удара. Гендо покинул Геофронт за один день до решающего эксперимента, который поставил весь мир на грань гибели. Официальным предлогом для этого отъезда послужила необходимость доставить полученные образцы в научно-исследовательские институты на большой земле, так как их исследование в суровых условиях Антарктиды было признано нерациональным и невозможным. Но на деле лидеры тайного общества не хотели складывать все яйца в одну корзину и учитывали возможный неуспех своего начинания. И в случае провала своей затеи они рассчитывали на новую попытку, которая должна оказаться для престарелых миллионеров более удачной. Ведь имея знания о причинах провала можно учесть их в разработке плана новой попытки.

Капитан Насагава вызвал своего босса на мостик, когда корабль достиг заданных Командующим НЕРВ координат. Это событие произошло поздней ночью, но хозяин Токио-3 ожидал его и поэтому прибыл в ходовую рубку уже через две минуты после сообщения своего подчиненного. Капитан поприветствовал своего начальника и занял место у штурвала, чтобы, повинуясь приказам знающего местные особенности человека, провести корабль к нужному месту без повреждений. Прибыв в ходовую рубку, генерал Икари отдал приказ двигаться вперед на малой скорости. Ему тоже требовалось время для того, чтобы сопоставить очертания берегов, сильно изменившихся во время Второго удара, с тем что он запомнил о них во время последнего визита. Все-таки с тех пор прошло пятнадцать лет, и память Командующего не сохранила многих подробностей, которые могли понадобиться в этот момент. Но Гендо не надеялся исключительно на свою память, и на корабле имелся полный комплект судоходных лоций, предназначенных для проводки судов в этом районе. Конечно, они устарели на пятнадцать лет, но имея в своем распоряжении их и свои воспоминания можно было ориентироваться на местности. В придачу ко всему судно капитана Насагавы было оснащено по последнему слову техники, и изменившиеся после исчезновения большей части ледников глубины не составляли для опытного моряка никакой трудности. Риска сесть в этом случае дном на риф или песчаную банку у экспедиционного корабля не было. В помощь своему начальнику капитан Насагава выделил своего помощника. И Командующий НЕРВ вместе с помощником капитана определили маршрут движения судна к цели. Когда он был выработан, корабль двинулся вперед.

Прошло три часа, и судно добралось до места, где когда-то находился Геофронт, называемый членами SEELE яйцом Адама. Все это время Гендо Икари пребывал на мостике корабля и тщательно наблюдал за происходящем вокруг. "Как все изменилось" - думал хозяин Токио-3 про себя: - "Тогда тут были мощные ледники, а теперь глубины превышающие сотню метров. Искать тут Копье без прибора, разработанного в лабораториях моих друзей-соперников, просто невозможно. Хорошо, что он у меня есть".

И тут ход мыслей Командующего был грубо нарушен докладом капитана корабля, который сообщил о выходе в намеченную точку. Пора было начинать поиск артефакта, который грозил затянуться на продолжительное время. Ведь чувствительность прибора была невелика, и объект поиска можно было обнаружить на расстоянии не более двух сотен метров, что означало движение корабля по расширяющейся спирали вокруг выбранной в качестве основной точки.

Гендо Икари не стал медлить с началом работы. Он расстегнул сумку, принесенную с собой на мостик, и достал из нее некую фиговину, не похожую ни на один известный простым людям прибор. Затем он размотал идущий от нее провод и подключил его к судовой сети.

- Вот подождем еще пять минут, - произнес хозяин Токио-3: - Когда он подзарядится. И тогда можно будет начинать движение по спирали с шагом 10 метров, как мы решили.

Присутствующие при этом загадочном действе японские моряки смотрели на все это с широко раскрытыми глазами, но свойственная им дисциплинированность заставила их молчать и не задавать глупых вопросов, на которые им не светило получить разумных ответов. Да и сами эти вопросы грозили им не ответом, а пулей в затылок. Излишние знания никого никогда до добра не доводили.

По истечении указанного Гендо времени, прибор пискнул и на короткое время мигнул своими индикаторами, показывая свою готовность к работе.

- Можно начинать, - произнес Икари: - Действуйте, капитан Насагава.

Капитан встал к штурвалу судна и дал медленный ход. Корабль начал медленное движение по постепенно расширяющейся спирали. Вот он сделал один виток вокруг предполагаемого центра Второго Удара. За ним последовал еще один, а следом еще и еще. И тут Командующий спросил своего подчиненного, занимающего свое место за штурвалом, о том, что его беспокоило в данный момент сильнее всего: - Скажите, капитан, а мы сможем поднять некий ценный груз с глубины примерно сотни метров или нет? Допустим, что он будет выглядеть как стальная труба длиной около полусотни метров с разветвлением на конце.

- Технически это будет совсем не сложным, - произнес капитан, внимательно следя за курсом корабля, успевшего совершить несколько кругов вокруг выбранной Гендо опорной точки: - Для проведения подъемных работ у нас имеется все необходимое оборудование, но...

- Что еще за но? - поинтересовался у капитана его работодатель: - Если уж начали говорить, то говорите до конца.

- Это оборудование годится для подъема обыкновенного груза, генерал, - произнес взволнованным голосом Насагава: - А вот если груз будет иметь отношение к чему-то сверхъестественному, то я не могу вам дать ни каких гарантий.

"А вот об этом-то я и не подумал" - стрелой мелькнула мысль в мозгах Гендо Икари: - "И это недомыслие может обрушить весь мой план. Времени на второй поход в эти негостеприимные воды у меня не будет. А если эмбрион Адама окажется рядом с неуспокоенной Лилит, то беды не миновать. А для ее смирения мне нужно Копье, вонзенное в ее тело. Нужно позарез".

- Ничего, капитан, - произнес хозяин Токио-3 успокаивающим тоном: - Было бы оборудование исправно, а груз от нас не уйдет.

- Хорошо, - ответил капитан и снова замолчал.

И в таком молчании прошло несколько часов. Капитан просто выполнял свой долг, а глава НЕРВ думал о том, что, судя по всему, Копье откинуло взрывом дальше, чем он рассчитывал. Экспедиция тщательно прочесала акваторию в радиусе полумили и до сих пор ничего не нашла. Но Гендо знал, что в мире нет силы, способной уничтожить этот артефакт, и поэтому рассчитывал на успех своих поисков.

И его вера в чудо полностью оправдалась. На очередном витке спирали он заметил, что прибор начал светиться всеми цветами радуги, что свидетельство о близости объекта поисков. Но для полной уверенности в успехе Командующий велел сделать еще один круг. И прибор не подвел ожиданий владельца судна. На следующем круге точно в этом же месте он разразился целой серией вспышек, свидетельствующих о близости копья. Частота этих вспышек постепенно нарастала, и Гендо был вынужден отключить прибор, чтобы избежать его возможного разрушения.

- Начинаем работу, - произнес он спокойным голосом: - Так как в этой воде ничего не видно, то будем закидывать трал. Придется нам прочесывать дно по всей округе.

Капитан согласно кивнул головой и отдал своим подчиненным соответствующий приказ, после которого работа закипела. Матросы вытащили из трюма противоминный трал и начали без лишней спешки выкидывать его за борт. Когда особо прочная сеть скрылась под кроваво-красной водой, капитан дал полный ход. Сначала судно шло быстро, но очень скоро его ход замедлился, свидетельствуя о том, что какой-то объект попался в сеть.

- Начинаем подъем, - отдал команду капитан, и тяжелый трал начал наматываться на барабан подъемного устройства.

Тяжелая сеть медленно вылезала из воды метр за метром, и когда уже всем находящимся на борту судна стало казаться, что проход прошел впустую, в ней что-то блеснуло.

- Стоп! - крикнул судовладелец и поспешил на корму судна.

Подойдя ближе к тралу, он увидел, что в нем запутался предмет больших размеров похожий на красную трубу с извилистой поверхностью. Длина ее видимой части составляла не менее двадцати метров, а все остальное скрывалось в воде.

- Тянем потихоньку, - произнес Гендо, впиваясь взглядом в вожделенный предмет, в котором он сразу узнал искомое Копье.

Барабан подъемного устройства совершил еще несколько оборотов, и Копье Лонгиния предстало перед людьми во всей красе. Еще один оборот барабана, и артефакт упал всей своей массой на палубу корабля. Матросам оставалось только надежно закрепить его и закрыть брезентом.

Экспедиция увенчалась полным успехом, и хозяин Токио-3 мог спокойно возвращаться в свое логово с ценной добычей.

Глава 68. Подготовка к бою с "Одиночкой".

А в это самое время начальница научного отдела НЕРВ доктор Акаги сидела у терминала МАГИ и в очередной раз просматривала собранную компьютером информацию о планах конкурентов НЕРВ. Она была неглупой женщиной, что было вполне логично. Ведь ни в одной из организаций глупый и ограниченный сотрудник не мог подняться по карьерной лестнице так высоко, как она в специальном институте под патронажем ООН. Именно поэтому ей хватило одного только намека Гендо на козни врагов организации, которой она отдала всю свою жизнь.

Видя все собранные данные по проекту "Элон Джет", доктор наук только и делала, что удивлялась нахальству чиновников от министерства машиностроения и их вороватых заокеанских компаньонов. "Ну, как же так можно" - в которой раз думала главная ученая организации про себя: - "Не имея никаких источников АТ-поля в конструкции своей убогой поделки, выставлять ее против Ангела, которого не берет практически ни одно оружие на Земле, кроме атомной бомбы и Евангелиона. Да и то проверка мощи атомного оружия на живом и полном сил Ангеле никем и никогда не проводилась. Все эти потуги просто смешны и опасны. И даже более опасны, чем смешны. Ядерный реактор на беспилотном управляемом посредством радиосвязи роботе - это чистой воды бред и ничего кроме этого. Но их так обуяла жажда денег и славы, что они забыли обо всем прочем. И все они поплатятся за свою глупость. И будет это очень скоро".

Перед глазами Рицко Акаги на экране терминала МАГИ развернулся новый документ, в котором говорилось, что сборка и отладка робота закончена, и испытания можно будет провести через пять дней. Местом проведения испытаний был выбран старый Токио. Точнее говоря, те развалины которые появились на его месте после Второго Удара и войны с китайцами и корейцами.

"Значит, через пять дней" - мысленно произнесла подруга майора Кацураги: - "Что ж для написания вируса мне понадобится всего один день. И тогда мы посмотрим кто кого".

При этой мысли ведущая ученая зловеще улыбнулась. И если бы кому-нибудь довелось увидеть эту улыбку, тот неминуемо содрогнулся от ужаса. Настолько она была похожа на оскал хищника, готового вцепиться в свою жертву.

Решив для себя эту проблему, которая была по своей сути второстепенной, доктор Акаги вернулась к своей обычной работе. А дел у нее было очень много. Конечно, с большей частью из них вполне справлялась ее помощница Майя Ибуки, но даже такого работоспособного сотрудника, как она, требовалось контролировать, чтобы она нечаянно не влезла в дела организации, которые могут оказаться для нее роковыми. Ведь доступ помощницы был гораздо ниже доступа начальника научного отдела НЕРВ.

А пока глава научного отдела НЕРВ занималась своими делами, пилоты Евангелионов, находящихся в Токио-3, и их командир тоже не сидели без дела. Хотя пилота Евы-01 еще не выпустили из госпиталя, он участвовал в разработке плана обуздания сошедшего с ума робота. Первоначальный план по его успокоению пришлось корректировать из-за того, что персонал госпиталя никак не хотел выпускать подростка из своих цепких рук. И помочь попаданцу выбраться из медицинского узилища не могли ни его уверения в том, что он и так поправится, ни настойчивые уговоры его начальника. Может быть, если бы к этому делу приложила бы свою руку Рицко Акаги, то подростку и удалось бы покинуть палату раньше времени, но начальник научного отдела была плотно занята своими делами и дополнительным поручением Командующего. И вмешиваться в процесс лечения пилота у нее не было ни сил, ни желания. И очень скоро тесно общающаяся с ней майор Кацураги поняла это и прекратила свои уговоры. - Ничего у нас не получится, - со вздохом произнесла она при очередном посещении палаты своего подчиненного: - Рицко категорически не хочет влезать в это дело, а у меня без нее не получится уговорить этих церберов. Придется Рей останавливать эту дур-машину.

- Мы ведь догадывались об этом, не так ли? - ответил на ее слова временно прикованный к постели подросток с погонами на плечах: - И план действий у нас уже разработан. Так что пускай все идет своим чередом. Самое главное для нас сейчас, чтобы никто не заподозрил, что мы знаем то, чего не имеем права знать. Так что будь осторожней, командир.

- За кого ты меня принимаешь? - вспыхнула от возмущения начальник оперативного отдела: - На себя посмотрел бы.

- Пока я в госпитале меня некому пытаться разговорить, - ответил попаданец серьезным тоном: - А вот Акаги может и выспросить у тебя что-нибудь секретное. Особенно если ты забудешь об осторожности и станешь трындеть как раньше.

- Сам не трынди, малявка, - огрызнулась в ответ майор и, состроив недовольную рожу, покинула его палату.

Дальнейшее обсуждение этого животрепещущего вопроса Кацураги проводила с пилотом Евы-00 на своей квартире, где ее никто не мог подслушать.

- Рей, обезвреживать робота, судя по всему, придется тебе, - строгим голосом произнесла попаданка, направив свой пристальный взор на коллегу по несчастью: - Синдзи при всем его желании не выпустят из госпиталя. Выйти из лап этих инквизиторов раньше времени он сможет только при нападении Ангела.

- Я готова выполнить свой долг до конца, - спокойным голосом произнесла голубоволосая девушка, выдержав взгляд своего командира: - План действий у нас уже есть, и нам остается только следовать ему. Так что все будет в порядке.

- Не надо успокаивать себя, - покачав головой, сказала майор НЕРВ: - Это жизнь, а не игра и не мультсериал. И все может пойти совсем не так, как должно было идти. Так что не расслабляйся и готовься сражаться с будущим противником по-настоящему, по-боевому.

Эти слова старшего офицера НЕРВ подвели черту под их разговором, и больше к этой теме начальник оперативного отдела НЕРВ и ее подчиненная сегодня не возвращались.

А дальше все пошло, как и прежде. Доктор Акаги сидела в своих лабораториях и занималась своими делами, которые не терпели вмешательства посторонних. Программа перехвата управления над поделкой конкурентов НЕРВ была закончена, и теперь она ждала своего времени. Мисато Кацураги и Рей Аянами занимались изучением тактики совместного применения Евангелионов и прочей боевой техники против Ангелов или им подобных противников. Пилот Евангелиона 01 лежал в госпитале и мечтал о наступлении того момента, когда врачи будут вынуждены выпустить его на волю.

Но все это творилось в головном отделении НЕРВ, а что творилось в стане их конкурентов, которые собирались бросить вызов организации находящейся под прямым патронажем ООН. А в стане противников специального института тоже царило внешнее спокойствие. Чиновники министерства тяжелого машиностроения строили эту махину на чужие деньги, и финансовый вопрос, связанный с этим роботом, их не особенно беспокоил. Затраты на эту специфическую технику полностью ложились на корпорацию, которая представляла услуги наемников по всему миру. Основной задачей чиновников в этом тандеме было лоббировать интересы корпорации, которая выплачивала им за это суммы, сравнимые с их жалованием на службе государству.

А спокойствие корпорации было вызвано тем, что техника была тщательно проверена и надежно, по мнению ее руководства, защищена от любого нападения. Кроме того, представители корпорации позаботились о том, чтобы к ней не было доступа никого из посторонних. Поэтому вероятность диверсии службой безопасности корпорации отметалась полностью. А самым важным успехом боссы корпорации считали тот факт, что весь этот проект не привлек внимания тех, против кого он был направлен. Несчастные лидеры наемников даже не подозревали, что члены SEELE выдали их тайну Командующему НЕРВ, и тот озаботился ответными действиями против возможных конкурентов. И эти действия должны были серьезно подорвать репутацию корпорации и нанести ей значительный финансовый урон.

И все было спокойно. До поры до времени. Пока не наступил день "Д", час "Ч" и минута "М". И тогда все пришло в движение, отсекая многие варианты будущего и создавая взамен них новые и никем не просчитанные. Приносящие радость и счастье одним, и горе с несчастьями другим участникам событий.

Глава 69. Выбор свиты для майора.

Наступил новый день. Майор Кацураги в сопровождении своей подопечной и пары кандидатов в пилоты Евангелионы отправилась на службу. Сегодня у школьников был свободный от занятий в учебном заведении день, поэтому его предполагалось отвести под синхротесты. Ведь это очень важное дело, которым тоже надо когда-то заниматься. Трое подростков и молодая женщина строевым шагом шли вперед и не чуяли грядущих неприятностей, которые поджидали их сразу за проходной штаб-квартиры.

- Доброе утро, Мисато, - произнесла внезапно вынырнувшая из-за поворота коридора начальник научного отдела.

- Доброе утро, Рицко, - поздоровалась со своей подругой начальник оперативного отдела.

- Доброе утро, доктор Акаги, - в один голос произнесли Аянами Рей, Тодзи Судзухара и Айда Кенске.

- А у меня есть для тебя очень важное известие, - попыталась заинтриговать свою подругу главный ученый НЕРВ.

- Говори, - лаконично ответила ей майор и подумала про себя: "Значит, время пришло. Интересно сколько дней осталось до конференции".

- Завтра в Старом Токио состоится конференция по новым видам вооружений, - спокойным голосом произнесла Рицко: - Хоть нас и забыли пригласить ее устроители, но мы все равно собираемся поучаствовать в этом сборище. Я предлагаю тебе сопровождать меня на показ новой техники.

- А разве нельзя было предупредить об этом заранее? - недовольным голосом спросила свою коллегу старший офицер НЕРВ: - Мы же не успеем подготовиться, как следует, к такому важному событию.

- А зачем? - ответила вопросом на вопрос начальник научного отдела: - Ведь НЕРВ официально не участвует в этом действе. Нас туда даже не пригласили официально. Так что мы будем присутствовать там исключительно как частные лица.

- А могу ли я в качестве частного лица взять туда хотя бы кандидатов в пилоты? - поинтересовалась у доктора Акаги майор Кацураги: - Ведь Аянами останется здесь вместе с Евой-00 на случай нападения Ангела.

- Если они сами захотят, то я ничего не имею против их присутствия, - произнесла Рицко Акаги: - Только заранее предупреди меня об окончательном составе нашей делегации на этом мероприятии. Мне же надо будет заказать соответствующий транспорт, который доставит нас всех до места проведения показа техники.

Произнеся эти слова, главная ученая НЕРВ покинула своих коллег по работе и скрылась в неизвестном направлении. Майор же повернулась к своим спутникам и произнесла: - Ну, детишки. Кто из вас хочет посмотреть на новую технику?

И самым первым откликнулся Айда Кенске, который в своем 2-А классе слыл отъявленным милитаристом и был помешан на всем, что имело самое малейшее отношение к вооруженным силам.

- Я хочу! - крикнул он громким голосом: - Майор Кацураги, пожалуйста, возьмите меня с собой.

- Хорошо, Кенске, - произнесла офицер НЕРВ строгим голосом: - Я возьму тебя на полигон, но только при выполнении тобой некоторых условий. Согласен?

- Конечно, согласен, - обрадованным голосом произнес юный фоторепортер, представляя себе какие кадры можно будет снять на этом мероприятии и сколько за них ему могут заплатить его друзья и знакомые.

- Не спеши, - постаралась осадить его рвение попаданка: - Первым условием будет то, что будешь выполнять все, что я тебе прикажу. Скажу лечь на пол - ляжешь и будешь лежать до исчезновения опасности. Скажу прыгать - будешь прыгать во всю силу. Надо будет квакать - постараешься переорать веслоногую лягушку. Понял?

- Согласен, - радостным голосом крикнул подросток, сияя лицом.

Но его командир еще не закончила свою речь, и ее второе условие нагнало на юного милитариста нешуточную хандру.

- Вторым условием будет отказ от съемок на территории полигона, - строгим, отдающим сталью голосом высказала свое требование временный заместитель Командующего НЕРВ: - Это секретный объект, и все те военные и гражданские специалисты, которых ты там встретишь, не будут рады тому, что их фотографии попадут на всеобщее обозрение. Это второе и последнее условие, выполнив которое ты можешь попасть в Старый Токио.

- Это нечестно! Майор Кацураги! - взвыл разочарованный в своих ожиданиях ученик 2-А класса: - Если я не могу там снимать, то визит туда вообще бессмысленен. Посмотреть и забыть? Так никуда не годится!

- Ну, если ты не хочешь ехать туда, то можешь не делать этого, - спокойным голосом произнесла начальник оперативного отдела: - Но перед тем как озвучить свое решение подумай вот над чем. Запрет съемок касается только выставленного перспективного вооружения и всех присутствующих на мероприятии чиновников, представителей корпораций и различных ведомств. А вот съемки Старого Токио тебе никто не запрещает. И эти кадры, в связи с закрытостью этой зоны для посещений, будут стоить дорого.

- Я подумаю над этим, - произнес грустным голосом Айда Кенске и ушел в себя, не обещая вернуться в ближайшее время.

- Подумай, подумай. Это бывает полезно, - произнесла майор и посмотрела в сторону второго подростка: - А что на мое предложение ответишь ты, Тодзи?

- Ну, я пожалуй не против этой поездки, - произнес с сомнением в голосе Судзухара: - Надеюсь, что там будет, не так скучно, как здесь, в недрах Геофронта.

- Если я не ошибаюсь, то там будет весело, - улыбнулась его будущий командир: - Может быть, там будет не меньше веселья, чем в деле с Четвертым Ангелом. Но это все развлечения для любителей, а ты в этом, в отличие от твоего товарища, совсем не замечен.

- Там будет бой? Я должен это видеть! - воскликнул одноклассник Судзухары, мгновенно выходя из отстраненности от реальности.

- Если согласишься с моими условиями, то увидишь, - обнадежила парня попаданка: - Мне нужно от тебя согласие, и ничего кроме него.

- Да согласен я, согласен, - произнес подросток, потирая руки в предвкушении будущего зрелища: - А там точно будет битва?

- С большой вероятностью будет, - со вздохом произнесла Мисато Кацураги: - Хотя мы бы предпочли всего этого избежать. После этих слов начальник оперативного отдела и ее подчиненные ненадолго замолчали. Через пару минут старший офицер НЕРВ снова спросила своих подчиненных о поездке в Старый Токио, и те ответили согласием.

- Раз вы согласны на поездку, то я звоню доктору Акаги и сообщаю о вашем согласии, - сказала Кацураги, доставая из кармана мундира мобильный телефон: - Если кто-то из вас передумал, то сейчас последний момент, когда вы можете отказаться. Молчите? Тогда я звоню Рицко Акаги.

Майор набрала короткий номер и связалась со своим абонентом.

- Рицко, мне понадобится два дополнительных места, - сказала она в микрофон телефона: - Так что заказывай для нас на завтра небольшой транспортный вертолет. Вчетвером мы туда отлично поместимся.

Выслушав ответ своей коллеги, она посмотрела на подростков, стоявших рядом с ней, и произнесла: - Вы все еще здесь? Быстро топайте на тесты! И не забудьте вы, двое, что завтра надо быть в парадной форме. И только попробуйте придти в неопрятном виде. Такого позора для нашей организации я не допущу!

Пилот Евы-00 и два ее одноклассника посмотрели на полную негодования женщину в военной форме и поспешили исчезнуть с ее глаз. "Чем дальше от начальства, тем лучше" - думали они про себя: "Даже если это начальство майор Кацураги".

А попаданка, выпроводив своих подопечных, пошла заниматься своими делами. Ведь ей предстояло выполнить работу за два дня. Ведь она хорошо знала, что завтра будет непростой день, который породит много проблем в самом ближайшем будущем. И самые первые из них придется решать менее чем через двадцать четыре часа. Но вера в чудо была так сильна у попаданки в другую реальность, что она отбросила все свои сомнения в сторону и убедила себя в том, что, несмотря на все трудности, все будет хорошо.

Глава 70. Путь-дорога к полю боя.

На следующее утро майор Кацураги вопреки своему обыкновению поднялась рано. Ей предстояло выполнить много дел, которые нельзя было откладывать на потом. И первым делом она разбудила кандидатов в пилоты Евангелионов, которые безмятежно спали в своих кроватях. В отличие от них Аянами Рей уже не спала и собиралась на работу в штаб-квартиру организации. Именно на ее долю должно было выпасть основное испытание сегодняшнего дня - перехват потерявшего управления робота или его уничтожение в случае непредвиденного развития событий.

Прошло около получаса, и дружная четверка из двух женщин и двух парней потопала на свое рабочее место. Мисато Кацураги не спешила, так как хорошо знала, что они придут на работу раньше времени и была сильно удивлена, увидев на проходной поджидающую ее подругу.

- Давайте быстрей! - крикнула доктор Акаги начальнику оперативного отдела и ее сопровождающим: - Вертолет уже ждет нас на посадочной площадке. Надо спешить!

- А почему так рано? - поинтересовалась у подруги майор НЕРВ: - Ведь начало показа назначено на 11:00 и у нас еще много времени. Куда нам так спешить?

- А регистрация? - последовал резонный вопрос главной ученой НЕРВ: - Это закрытое мероприятие и нас там никто не ждет. Поэтому нашему присутствию на нем вряд ли будут рады. Поэтому надо попасть туда как можно раньше и занять самые хорошие места.

- Хорошо, - успокаивающим голосом произнесла Кацураги и рявкнула на идущих следом за ней парней: - Бегом марш! Чтоб через полминуты были у лифта! Опоздаете - пеняйте на себя!

Тодзи и Айда сорвались с места и устроили забег по коридорам специального института, вызывая беспокойство у его персонала не привыкшего к такому поведению в его стенах. После того, как подростки покинули место действия, Мисато повернулась к пилоту Евы-00 и сказала, глядя в ее рубиново - красные глаза: - А ты, Рей, будь готова действовать, когда придет время. Так что не уходи далеко от ангара Евангелионов. Чую, что тебе сегодня выпадет работа на миллион.

Услышав эти слова от своей подруги, Рицко Акаги не на шутку удивилась. Целый рой мыслей пронесся в ее голове, ставя все в ней вверх ногами. "Неужели она что-то знает?" - задала себе мысленный вопрос глава научного отдела: "Может быть, ей что-нибудь сообщил сам Командующий. Недаром он тогда вызывал нас отдельно друг от друга. Но что он мог ей сказать, если у меня тогда еще не было готового плана действий? Или он сумел просчитать меня и выдал Мисато мои вероятные действия в качестве реального плана? Надо будет об этом поговорить с ней, но позже, когда Рей уйдет. Незачем ей узнавать лишние тайны".

- Я готова, - лаконично произнесла голубоволосая девушка и направилась к лифту, ведущему в глубины штаб-квартиры.

Рицко с трудом дождалась ее ухода, и когда пилот Евы-00 скрылась за поворотом коридора, прямо спросила у Мисато: - Ты что-то знаешь о том, что должно случиться сегодня?

- Я много чего знаю, - ответила та доктору: - Но этот разговор не для этого места и времени. Будет лучше, если мы поговорим об этом после сегодняшнего мероприятия.

- Хорошо, поговорим позже, - согласилась с ней Акаги: - А пока нам надо идти к лифту, а то, как бы твои новобранцы не натворили там чего-нибудь неподобающего. Ведь они на это очень даже способны.

- Ты несколько преувеличиваешь, Рицко, - произнесла в ответ на ее слова майор НЕРВ, но все же на всякий случай прибавила шаг. Мало ли какую штуку могут отколоть два безбашенных подростка, оставшись без контроля взрослых.

Вопреки тайным опасениям начальника оперативного отдела двое школьников - стажеров спокойно стояли у лифта и ждали свое начальство. Мисато Кацураги внимательно осмотрела их и, оставшись удовлетворенной их внешним видом совсем не пострадавшим во время дикого забега по коридорам штаб-квартиры, произнесла: - А теперь вперед. И помните, что надо делать то, что я вам скажу. Поняли?

Дождавшись кивка головой от обоих кандидатов в пилоты Евангелионов, старший офицер НЕРВ вызвала лифт. Не прошло и десяти секунд как перед отправляющимися к вертолетной площадке сотрудниками НЕРВ открылись двери. Начальники отделов и сопровождающие их подростки в военной форме вошли в кабину, и майор нажала кнопку нужного этажа. Лифт тронулся, и на панели управления замелькали номера остающихся позади этажей. Но очень скоро лифт слегка вздрогнул и остановился. Двери открылись, и перед глазами сотрудников открылся коридор, ведущий в сторону вертолетной площадки.

Добравшись до нее, подростки с восхищением, горящим в глазах, уставились на ожидающую их прихода винтокрылую машину. Это была новая модель транспортного вертолета, которая еще не поступила в массовое производство, и поэтому о ней мало кто знал. Но это не мешало пользоваться ей владельцам самых крупных корпораций, главам государств и ключевым представителям таких могущественных организаций, как НЕРВ или SEELE.

Почему же ее выбрали сильные мира сего? Для этого у них был целый ряд причин, первой из которых была высокая надежность этой винтокрылой машины. За все время эксплуатации этой модели не случилось ни одной аварии из-за отказа многочисленных устройств размещенных внутри нее. Еще одной причиной было то, что исполнение вертолета имело двойное назначение. Выпускаемый как гражданская машина, он мог быть оснащен всем возможным оружием, выпускаемым в наиболее развитых странах мира, за исключением атомной бомбы. Но и найти дурака, который полетит в рейс с атомным боезарядом на борту, очень непросто. Ведь у вертолета не хватит скорости, чтобы уйти от ударной волны, порожденной ядерным взрывом. Кроме этого существенным достоинством была экономичностей двигателей, которые потребляли на 20% меньше горючего, чем аналогичные им двигатели, установленные на других моделях. Но наряду с этими достоинствами у этой модели имелся один недостаток. Один, но очень существенный. И это была цена, измерявшаяся не в сотнях тысяч, а в миллионах, что отпугивало большинство ее потенциальных покупателей.

При виде этой винтокрылой машины Айда Кенске так растерялся, что даже не вспомнил о своей видеокамере, пока Тодзи не шепнул ему на ухо: - Снимай быстрее, дурень! Когда еще тебе подвернется такая возможность.

И его товарищ тут же расчехлил свою камеру и принялся лихорадочно снимать машину со всех возможных ракурсов. Мисато не стала препятствовать ему в осуществлении этой деятельности, так как знала, что самое интересное снять ему на камеру не удастся.

Кандидаты в пилоты Евангелионов и начальники отделов НЕРВ подошли к вертолету и неспешно заняли места в его роскошном салоне. Айда Кенске сразу же устроился у иллюминатора и начал снимать виды Геофронта, которые сменились видами Токио-3, а затем и его окрестностей. Но вскоре съемку пришлось прекратить, так как вертолет добрался до полигона, на котором должен был проходить показ альтернативы Евангелиону. Подросток собирался продолжать снимать хронику, но его остановил голос начальника оперативного отдела: - Айда, мы же договорились. Заканчивай съемку.

С нескрываемым сожалением подросток запихнул свою камеру в специальный чехол, который, повинуясь невысказанному приказу, передал в руки своего командира. Та взяла и убрала его в сумку, гарантируя невозможность своего подчиненного нарушить данное им слово.

А тем временем вертолет начал заходить на посадку, поднимая клубы пыли. Последовало осторожное касание бетона площадки, легкий толчок и в салоне стало тихо.

- Мы прибыли, - произнес пилот винтокрылой машины, выглядывая в салон: - Можете выходить. Трап уже выдвинут.

- Хорошо, мы сейчас идем, - сказала майор и выглянула в иллюминатор.

Картина, которую она увидела за ним, ей совсем не понравилась. Со всех сторон к приземлившейся на площадку винтокрылой машине приближались вооруженные люди в форме Сил Самообороны.

- Это еще кто такие? - недовольным голосом спросила она у пилота: - Какого дьявола они сбежались сюда?

- Это охрана объекта, - пояснил офицеру НЕРВ летчик: - Судя по всему, они не получали известия о вашем прибытии и теперь хотят выяснить, кто прилетел на мероприятие.

- Ничего себе, - сердитым голосом произнесла Кацураги: - Мне что теперь придется объяснять этим ... кто мы такие и что нам нужно. Рицко, проконтролируй, пожалуйста, чтобы наши школьники не выходили из вертолета до моего разрешения.

Майор встала с кресла и направилась к двери вертолета. С небольшим усилием отворив ее, попаданка спустилась вниз по трапу и произнесла громким голосом: - Эй, охрана! Зовите сюда старшего из вас. Да живее, мне некогда ждать!

От толпы подбежавших к вертолету охранников сразу же отделился один парень высокого роста с погонами лейтенанта на форме.

- Лейтенант Хидэки, мэм, - представился он, отдавая честь более высокопоставленному военному: - Позвольте поинтересоваться у вас, кто вы такие и зачем сюда прибыли.

- Майор Кацураги, НЕРВ, - произнесла Мисато жестким голосом: - Делегация НЕРВ прибыла для участия в показе новой техники. Со мной сопровождающие лица в количестве трех человек. Где нам можно пройти регистрацию для участия в мероприятии?

- Следуйте за мной, госпожа майор, - произнес лейтенант и направился ко входу в бункер.

- А моим сопровождающим будет дозволено выйти или им придется сидеть в салоне вертолета? - прямо в лоб спросила у старшего охранника глава оперативного отдела.

- Пусть выходят, - дал свое устное согласие Хидэки: - Только пусть идут следом за нами и не отстают. Все-таки здесь закрытая зона и ходить, куда попало тут не положено.

- Они будут идти следом за мной, - пообещала охраннику Кацураги и, обернувшись к вертолету, громко крикнула: - Команда, на выход! Быстрей!

Вскоре доктор Рицко Акаги и два кандидата в пилоты уже стояли рядом с ней, а вертолет взлетел и направился восвояси. Три сотрудника НЕРВ быстро подошли к своему предводителю и вместе с ней пошли в бункер на регистрацию.

Глава 71. Диверсантка и защитники.

Узнав от начальника службы безопасности объекта о прибытии на показ новой техники сотрудников НЕРВ, заместитель министра, который отвечал за ее представление посетителям, не на шутку расстроился. "Как же так" - подумал он про себя: - "Мы же предприняли специальные меры, чтобы эти любимцы ООН ничего не пронюхали о мероприятии. А они все равно приперлись на него, как ни в чем не бывало. И теперь могут испортить нам всю игру. Надо быстрее посоветоваться с отставным генералом, который командует всеми сотрудниками АКП, участвующими в показе техники. А этим нахалам из НЕРВ придется все-таки выделить один из столиков в зале. Вот же гады! И черт их принес сюда так не вовремя".

Но время терять было нельзя, и заместитель министра достал свой телефон и связался с представителем верхушки АКП. Генерал Коул не обрадовался появлению представителей НЕРВ на специально организованном показе их боевого робота и долго бранился по этому поводу. В конце концов, когда запас ругательств у отставного военного иссяк, и он начал повторяться, последовали первые разумные слова.

- Придется нам как-то дискредитировать этих людей, не останавливаясь даже перед возможным конфликтом с их организацией, - прохрипел Коул в телефонную трубку: - Хорошо, что вы меня предупредили заранее, и еще можно переиграть кое-что.

Произнеся эти слова, представитель корпорации оборвал связь. Заместитель министра невольно поежился от услышанных им слов. Влезать в разборки крупнейшей организации наемников и специального института ООН ему совсем не хотелось, но ход в партии между этими двумя игроками уже был сделан, и ничего изменить было нельзя. Оставалось только ждать ответных шагов и надеяться на то, что именно он не окажется крайним в этих разборках сильных мира сего.

А отставной генерал отдал приказ своим подчиненным из корпоративных войск готовиться к презентации робота. Особое внимание он велел обратить на безопасность системы управления этой многотонной махиной. У него были очень веские подозрения, что сотрудники НЕРВ прибыли на показ не просто так, от нечего делать, а с целью совершения диверсии. Генерал хорошо помнил, как предложенный его корпорацией механоид не прошел испытания, из-за чего на вооружение сил ООН, обороняющих Токио-3, были взяты Евангелионы, которые, по мнению военных специалистов АКП, были не совсем оптимальным оружием. А все утверждения НЕРВ о каком-то мистическом АТ-поле старый вояка пропускал мимо ушей, считая дезинформацией со стороны специального института.

Поэтому отставной военачальник велел взять под жесткий контроль действия всех посторонних во время показа "Элон Джета". Никто и ничто не должно было сегодня помешать триумфу корпорации. А сотрудников НЕРВ Коул считал способными на все. И был полностью прав. Действительно, в этот раз сотрудники этой могущественной организации прибыли совсем не с благой целью, но об этом добрая половина из них ничего не знала. Доктор Акаги в данный момент сжимала своей цепкой рукой сумочку, в которой находился микрокомпьютер с записанной в его памятью вредоносной программой, называемой вирусом. И целью этого вируса была система управления разработанного корпорацией АКП и министерством тяжелого машиностроения робота. Под его влиянием машина должна была выйти из-под контроля и устроить серьезный погром на полигоне, хороня репутацию заморской корпорации, как разработчика высокотехнологического оружия.

Майор Кацураги, в отличие от начальника научного отдела, не испытывала веры в благополучный исход такой игры и по пути в зал управления старательно смотрела по сторонам, высматривая места, в которых можно будет спрятаться в том случае, если вышедшая из-под контроля машина начнет крушить все на своем пути.

А двое подростков, волею случая оказавшихся там, где им совсем нечего было делать, смотрели в оба глаза во все стороны. Они никогда раньше не попадали на подобные объекты, и все здесь им было странно и удивительно. Они даже не догадывались о том, что через несколько часов окажутся в эпицентре техногенного боя, в котором их выживание без помощи опытного специалиста будет вопросом случая.

Пройдя регистрацию, как участники мероприятия, сотрудники НЕРВ направились в зал, где должен был проводиться показ новейших достижений военпрома. Помещение находилось под землей на минус втором уровне бункера. Оборудование зала внушало гордость за родную промышленность. На одной из стен висел огромный экран, на который должно было транслироваться проведение испытаний, а у боковой стены находились многочисленные пульты управления. Это футуристичное оборудование сразу же привлекло внимание не только подростков, но и доктора Акаги, которая сразу же начала прикидывать, как подключиться к этому оборудованию и загнать в него вирус. Но видя большое количество сотрудников АКП крутящихся вокруг него, глава научного отдела НЕРВ решила не рисковать и пойти другим путем, тем более что созданный ей вирус допускал и такую необычную возможность его использования.

- Мне надо пройти в дамскую комнату, - громким голосом произнесла Рицко Акаги и потопала в соответствующем направлении, что не вызвало никакого беспокойства ни у прочих ее попутчиков, ни у шпионов АКП, приставленных к слежке за персоналом НЕРВ. Последние даже обрадовались этому, так как количество объектов наблюдения уменьшилось на одну четвертую. Только вот радовались они зря, но стало понятно гораздо позже.

Добравшись до туалета, глава научного отдела огляделась по сторонам и юркнула в просторное помещение с многочисленными кабинами. Ее взгляд быстро пробежал по потолку и углам стен, где обычно устанавливаются камеры наблюдения. Камер не было. Но доктор наук не успокоилась на достигнутом и проверила помещение с помощью специального прибора, подключенного к микрокомпьютеру. Когда и он подтвердил отсутствие подслушивающих и подглядывающих устройств внутри комнаты, женщина приступила к диверсионным действиям.

Сначала она заблокировала дверь изнутри, на всякий случай. Вероятность того, что кто-то из мужчин зайдет в женскую комнату была невелика, но это возможное вторжение Рицко постаралась пресечь. А затем она подобралась к распределительной коробке с проводами, торчащей из стены, и быстро вскрыла ее. Руководствуясь схемой электроснабжения, полученной МАГИ из закрытых сетей военных, доктор быстро подсоединила нужные провода к разъемам своего микрокомпьютера. И вредоносная программа начала быстро распространяться по сети электроснабжения, захватывая все новые и новые устройства. А глава научного отдела НЕРВ, сделав свое черное дело, отсоединила компьютер и привела распределительную коробку к прежнему виду. Теперь, в случае возможного расследования инцидента с вышедшим из-под контроля роботом, у следствия не останется никаких зацепок, которые могут связать это происшествие с делегацией НЕРВ. Конечно, подозрения на их счет останутся, но что значат подозрения, не подкрепленные соответствующими доказательствами. Меньше, чем ничего.

Скрыв следы проведенной ей диверсии, Рицко Акаги разблокировала дверь и скорым шагом вернулась в зал, где ее возращения терпеливо ждали остальные участники делегации. На пристальные взгляды, направленные в ее сторону со стороны сослуживцев, доктор ответила лаконичным: - Видимо что-то не то съела.

Эти слова главы научного отдела специального института успокоили наблюдателей АКП и кандидатов в пилоты Евангелионов, которые не подозревали о истинной цели появления их группы на этом показе новой техники. Подростки даже не подозревали, что одному из ведущих специалистов организации, в которую их приняли служить, приходится заниматься такими недостойными делами, как диверсии. Майор Кацураги знающая, с какой именно целью их дружная четверка прибыла на полигон, не была настроена так благодушно. Попаданка сильно нервничала, так как опасалась провала, затеянного ее подругой действия. Хотя она верила в талант близкой подруги Командующего, но в любой ситуации всегда есть место для случая, который может испортить самый прекрасный план. "Гладко было на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить" - промелькнула мысль в голове майора НЕРВ и немного погодя она сменилась совсем другой: - "Надо будет спросить у нее, получилась ли ее задумка или нет. И уже, исходя из этого, планировать свое дальнейшее поведение в зале".

А доктор Акаги, как ни в чем не бывало, прошла в зал и заняла место за центральным столом предназначенным для высокопоставленных гостей. При виде такого наглого поведения незваной гостьи лица сотрудников АКП скривились так, как будто они съели по десятку неспелых лимонов. Но противостоять открыто они не стали и вынуждены смириться с этим нарушением правил приличия. Рицко, захватившая лучший стол, не растерялась и тут же позвала к нему своих коллег по работе. И очень скоро стол был оккупирован незваными гостями.

Вскоре после занятия своего стола делегацией НЕРВ, в зале появились представители министерства тяжелого машиностроения и дочерних компаний корпорации АКП. И их шишкам пришлось занимать те места, которые остались после того, как НЕРВ оккупировал центр зала. Но они сумели показать свое недовольство бесцеремонными посетителями, оставив между своими столами и их столом обширное пустое пространство, что совсем не смутило ни доктора Акаги, ни прочих участников мероприятия со стороны НЕРВ.

Глава 72. Начало показа вооружения.

После сбора всех заинтересованных лиц долгожданное мероприятие началось. Показ начался с нового вооружения для пехоты. На суд зрителей были выставлены новая штурмовая винтовка, пистолет-пулемет и противотанковый гранатомет. Ведущий презентацию нового вооружения, разработанного корпорацией АКП, демонстрировал на экране зала записи их испытаний. Новое вооружение заинтересовало всех профессиональных военных, оказавшихся в смотровом зале бункера. Майор Кацураги по старой памяти недолюбливающая американцев и их продукцию тоже оценила показанные образцы. Она повернулась к доктору Акаги и сказала ей: - А вот это оружие следовало бы закупить для нашей службы безопасности. Хотя бы небольшую партию. На пробу.

- Неужели оно так хорошо, как о нем говорят? - произнесла безэмоциональным голосом ее подруга: - Ты же никогда не любила штатовцев и их поделки. Неужели они сумели растрогать твое каменное сердце? - Эту заокеанскую погань я, как ненавидела, так и продолжаю ненавидеть, - произнесла жестким голосом старший офицер НЕРВ: - Но эти образцы, которые они выставили на всеобщее обозрение, заставили меня на какое-то время забыть о неприязни к ним. Любить их я, конечно же, не стала, но оружие, если оно соответствует заявленным характеристикам, вполне заслуживает самого пристального внимания. И когда Командующий Икари вернется из своей затянувшейся поездки, я обращусь к нему с просьбой о закупке этого вооружения. И я надеюсь, что он не откажет мне в этой просьбе.

И тут в их беседу вмешался юный милитарист, кандидат в пилоты Евангелиона, Айда Кенске. Он уже давно порывался схватиться за свой фотоаппарат, но каждый раз вспоминал, что сам отдал его своему командиру. И именно этот момент он решил использовать для попытки вернуть свою собственность, чтобы воспользоваться ей в личных интересах. Ученик 2-А класса в военной форме дернул майора за рукав мундира и заставил таким образом обратить на себя внимание.

- А тебе что надо? - произнесла старший офицер НЕРВ тихим шепотом: - Ты не в школе за своей партой, а среди приличных людей. Поэтому веди себя как положено в таких случаях. Или попал на новое место и сразу же забыл о правилах приличия? Так я тебе о них напомню. Вот вернемся в штаб-квартиру, и я покажу тебе, где раки зимуют!

- Позвольте задать вам вопрос, госпожа майор, - сразу же перестроил свою линию поведения подросток, вполне справедливо отказавшись от уговоров и причитаний по причине их абсолютной неэффективности в отношении его командира.

- Говори, - лаконично ответила ему начальник оперативного отдела: - Да побыстрее. Нечего отвлекать меня от наблюдения за обстановкой.

- А можно мне будет сделать несколько фотографий нового вооружения, - просящим голосом произнес юный милитарист и папарацци: - Для своей личной коллекции. Я клянусь, что никому не покажу их. Я обещаю!

- Ближе к перерыву нам всем раздадут рекламные буклеты, - произнесла серьезным голосом майор Кацураги: - И в них написано все, что нам надо знать про эти модели. Этот зал - не место для фотоаппаратов и камер.

- Это не честно! - жалобным голосом пропищал Кенске и сразу же подавился, придавленный ее строгим взглядом.

А между тем в зале начался показ новых бронежилетов, которые могли выдерживать попадания пуль калибром до 10 мм. Такая защита от огнестрельного оружия сильно заинтересовала военных Сил Самообороны, которым она могла сильно помочь во время боевых операций против китайских и малазийских повстанцев. Именно поэтому никто из присутствующих в зале и не обратил внимания на происходящие за столом НЕРВ непорядки.

- Я тоже не отказалась бы от такого бронежилета, - произнесла попаданка тихим голосом: - Но кто же мне его купит. Тем более по такое цене.

Цена нового бронежилета действительно впечатляла. Девяносто тысяч по нынешним временам было целым состоянием. Зарплата начальника отдела НЕРВ за два месяца.

- А ты поклянчи у Командующего, - тихим ехидным голосом произнесла беспокоящаяся за исход своего дела Рицко Акаги: - Может быть, он снизойдет к твоим молитвам и расщедрится на выделение денег. Только для этого тебе придется быть чертовски убедительной, в чем я лично сильно сомневаюсь.

- Ну и язва же ты, - прошипела в ответ командир Евангелионов: - И за что только твои подчиненные и твой босс терпят тебя. Разве только за твою светлую голову. Другого объяснения этому чуду я не могу себе представить. Доктор Акаги, ведя обмен колкостями со своей сослуживицей, внимательно прислушивалась к оборудованию, находящемуся в ее сумке. При захвате контроля над комплексом управляющей аппаратуры робота, прибор должен был дать характерный сигнал. Но время шло, а ожидаемого сигнала все не было. Ученая уже начала было беспокоиться о том, чтобы вся затея не завершилась крахом. И тут в глубинах сумки прозвучала короткая трель, исходящая от микрокомпьютера. Это и был долгожданный сигнал готовности вируса к действию. "Вот теперь мы вам покажем, кто в доме хозяин" - подумала про себя начальник научного отдела НЕРВ: - "Скоро, очень скоро ваша техника выйдет из-под контроля и никто кроме нас не сможет остановить ее. Да будет так".

А тем временем показ нового бронежилета завершился, и устроители мероприятия по его окончании устроили небольшой перерыв. Как это было ими заявлено, на обед. Все присутствующие в демонстрационном зале военные Сил Самообороны, представители министерства тяжелого машиностроения, сотрудники корпорации АКП и делегаты НЕРВ спустились в импровизированную столовую, находящуюся уровнем ниже. И там случился неприятный инцидент, который испортил немало нервов устроителям мероприятия.

Один из сотрудников АКП в чине младшего лейтенанта позволил себе очень грубо отозваться о майоре Кацураги. Он громко произнес следующие слова: - Да что они стоят эти диванные вояки из НЕРВ? Они только и могут, что прятаться за спины подростков, которые вытягивают всю войну с Ангелами на своем горбу. А награды и почести достаются тем людям, которые не смеют сделать ни одного шага из своего бункера, находящегося под штаб-квартирой. Таким как эта "майор" Кацураги.

Эти слова начальник оперативного отдела НЕРВ вполне справедливо расценила, как намеренное оскорбление ее как военного специалиста и сотрудника НЕРВ. Она неспешным шагом подошла к разглагольствующему наемнику и схватила его за плечо.

- А ну-ка ублюдок повтори мне, что ты тут протявкал, - произнесла она отдающим сталью голосом: - Ты, презренный наемник, ворюга и лжец, смеешь что-то квакать против защитников Земли от угрозы, с которой никто из вас не может справиться. Ты не заслуживаешь присвоенного тебе звания и позоришь своей рожей офицерский корпус. Справедливости ради, тебе следует снять свои погоны и убраться отсюда в свой офис в Вашингтоне.

Такая резкая отповедь не на шутку разозлила молодого офицера АКП, публично опозоренного перед лицом своих коллег. И он не сдержался и сделал то, чего ему никак не следовало делать. Младший лейтенант вступил в полемику со старшим по званию. Но после публичного оскорбления ему уже было все равно.

- Я сражаюсь на поле боя лицом к лицу с врагами, а не сижу в подземелье, - произнес глупый парень: - И именно поэтому у меня честные заработанные в боях погоны, а не липовые, как у вас, майор.

Мисато Кацураги с трудом удержалась от того, чтобы выхватить свой пистолет и разрядить его в нахальную морду молодого глупца. Ее остановило только соображение, что чего-то подобного и ожидает от нее устроитель этой провокации. Ведь от этого разговора сильно отдавало театральщиной.

- Ну и быдло же ты, - выплеснула поток презрения на офицера АКП тридцатилетняя женщина: - Быдло и хам. Мне даже стыдно находиться с таким отбросом общества в одном помещении. Так что я предлагаю людям чести оставить столовую этому заокеанскому придурку и его дружкам, которые не знают с какой стороны хвататься за оружие, а самим вернуться в смотровой зал. Пусть эти грязные свиньи чавкают здесь в полном одиночестве.

Произнеся эти слова, майор НЕРВ направилась к выходу из столовой. Следом за ней пошли доктор Акаги и кандидаты в пилоты Евангелионов. После ухода делегации НЕРВ в столовой воцарилась тишина. Но вскоре она сменилась грозными воплями сотрудников корпорации и шумом уходящих представителей Сил Самообороны и доброй половины сотрудников министерства тяжелого машиностроения, которые еще не успели забыть о таком понятии, как честь.

А что же стали делать люди, оставшиеся в зале? Они расселись за столики и принялись жрать в две глотки, компенсируя излишком пищи нанесенное им оскорбление, на которое они не смогли достойно ответить. А чего бы вы ожидали от потомков каторжников, высланных из родной страны и пытавшихся впоследствии ограбить весь мир? Да ничего кроме этого.

Глава 73. Знакомьтесь - "Элон Джет".

Вернувшись в демонстрационный зал, делегация НЕРВ и другие люди чести заметили, что за время их отсутствия там произошли значительные изменения. Пульты управления, ранее стоявшие у стен, были развернуты к залу и подключены к сети. Под потолком был натянут широкий плакат с надписью большими буквами: "Проект "Элон Джет" закончен! Поздравляем с успехом!". Перед экраном неизвестно откуда появилась кафедра со встроенным в нее микрофоном. Одним словом, пока гости мероприятия спорили в столовой с некультурными американцами из вооруженных сил корпорации, простые работяги из АКП развернулись на всю катушку.

При виде этого плаката доктор Акаги ехидно ухмыльнулась и произнесла тихим голосом: - Я готова поспорить, что они очень сильно гордятся своей никуда не годной поделкой, которой самое место на свалке, а не на поле боя с Ангелами.

- Пусть выпендриваются сколько хотят, - поддержала ее своим высказыванием Мисато Кацураги: - Но мы-то отлично знаем, что Евангелион куда лучше их корявой поделки, даже если на ней стоит ядерный реактор, не так ли?

- Воистину так, - произнесла начальник научного отдела НЕРВ, занимая свое место за захваченным делегацией столом.

Вскоре после того, как представители НЕРВ заняли места, в зале появились представители Сил Самообороны и министерства тяжелого машиностроения, которые тоже стали чинно рассаживаться по бокам от представителей НЕРВ. Но презентация нового беспилотного робота не начиналась до тех пор, пока из столовой не приперлись наемники АКП. С их приходом началось активное шевеление вокруг пультов управления и возня у экрана. Вскоре работы по настройке системы были закончены, и один из ее разработчиков вышел к кафедре и стал представлять свою поделку.

- А теперь, господа, позвольте мне представить вам новую модель беспилотного робота огневой поддержки с ядерным источником энергии на борту! - пафосно произнес ведущий презентацию специалист и махнул рукой в сторону экрана, на котором отображался небольшой участок полигона со стоящим на нем ангаром значительных размеров.

И тут как по манию руки огромное строение разделилось посередине и начало складывать по двум направлениям - от центра к краям. Вскоре половинки полностью легли на землю, и перед глазами наблюдателей предстала махина, которую они никак не ожидали увидеть. По мнению майора Кацураги это творение американского сумрачного гения было сильно похоже на боевую технику из сериала "Звездные войны", а точнее говоря, на боевой шагоход имперцев АТ-АТ. А мнение всех остальных можно было выразить словами доктора Акаги, которая не выдержала и произнесла: - Ну и бандуру же они состряпали!

И под этими словами мог подписаться любой из присутствующих в зале, за исключением сотрудников корпорации АКП, которые радостно оглядывали дело своих рук. А посмотреть тут было на что. На четырех ступоходах высотой десяти метров, громоздилась огромная прямоугольная коробка высотой около семи метров с горбом трехметровой высоты, из которого торчали два странных орудия, которые были ни на что не похожи. Другого оружия при первом взгляде замечено не было, но это совсем не означало, что его нет и в помине. Простая логика говорила, что рассчитывать на два орудия пусть и с очень хорошими характеристиками со стороны АКП было полным безрассудством. А корпорантов можно было обвинять в чем угодно, но не в такой глупости. Пока все с офигением на лице уставились в сторону экрана, пытаясь понять, что они видят, специалист начал озвучивать ТТХ отображенного на нем монстра.

- Главное оружие "Элон Джет" представляет собой спаренный рельсотрон калибром 50 мм, - произнес специалист и показал лазерной указкой на орудия, торчащие из горба на корпусе робота: - Их основные характеристики: начальная скорость снаряда - 5 км/с; дальность стрельбы - 60 км; скорострельность - 2 выстрела в минуту; масса снаряда - 10 кг. Кроме основного вооружения на производственной модели установлены средства защиты от атак противника. К ним относятся 10 автоматических гранатометов (по пять с каждой стороны) - боекомплект 500 гранат , 2 установки для запуска зенитных ракет с общим боекомплектом 30 штук, и автоматические пулеметы калибра 10 мм. Боевой комплекс прошел полевые испытания на полигоне корпорации и уничтожил 99% целей с первой попытки.

Специалист прервался на какое-то мгновение, чтобы немного передохнуть, и этим его упущением тут же воспользовалась глава научного отдела НЕРВ. Она встала из-за стола и задала интересующий ее вопрос: - Вы упомянули про ядерную силовую установку. Можете ли вы назвать нам ее основные характеристики?

- С превеликим удовольствием, - ехидно улыбнувшись, произнес специалист, смотря прямо в глаза представителю организации-конкурента: - Вырабатываемая мощность - 10 МВт, срок службы до полной замены тепловыделяющих элементов - 1,5 года. Реактор двухконтурный уран-графитовый, оборудован двумя независимыми системами отключения в случае возникновения нештатной ситуации. Вполне соответствует всем требованиям, предъявляемым к ядерным силовым установкам.

- Вы упомянули о требованиях, предъявляемых к реакторам, - произнесла Рицко Акаги: - Но ведь вашему боевому комплексу предстоит участвовать в боях. А, как всем хорошо известно, даже самая прекрасная боевая техника имеет склонность к поломкам. Какая площадь окажется зараженной в случае повреждения вашего реактора? Вы позиционируете своего робота, как средство борьбы с Ангелами, а ведь они могут сломать даже самую совершенную броню. И уж тем более повредить ядерный реактор, прочность которого заведомо ниже, чем у внешней брони корпуса. Неужели вы думаете, что нам в Токио-3 нужен возможный источник радиоактивного заражения? После Второго Удара и последовавших за ним войн в нашей стране и так образовалось достаточное количество зон заражения. Разве нам нужна еще одна?

- Эта техника абсолютно надежна и может выдержать гораздо больше, чем ваш Евангелион привязанный километровым кабелем к электростанции и запаса внутренних батарей которого хватает только на пять минут, - произнес специалист АКП, потрясая грудой бумаг с грифом "Совершенно секретно" в своих руках: - Или вы будете отрицать все это? Вот смотрите, доказательства налицо. В довершение всего наш "Элон Джет" совершенно не зависит от эмоционального состояния управляющего им человека. Не то что ваша человекоподобная поделка.

Эти слова сотрудника АКП заткнули рот главе научного отдела НЕРВ, и та тяжело плюхнулась на сиденье, переводя дух. Кандидаты в пилоты Евангелионов с полными удивления глазами смотрели из стороны в сторону. Невозмутимой осталась только начальник оперативного отдела, которая произнесла бесстрастным голосом: - Похоже, что у нас в организации где-то сильно течет. Не должны такие данные на наших фирменных бланках попадать в руки заокеанских бандитских контор. Совсем наш Второй отдел мышей не ловит. Вот вернется полковник Фуюцки, и я введу его в курс дела. С этими безобразиями следует заканчивать. Причем самым решительным способом. А пока майор НЕРВ успокаивала свою сослуживицу, специалист ведущий показ робота продолжил озвучивать другие технические характеристики, разработанного корпорацией боевого комплекса. И речь его текла гладко, как ручей без камушков в нем. И, завершая свое описание построенного корпорацией, в которой он работал, боевого комплекса, он предложил всем присутствующим в демонстрационном зале бункера устроить демонстрацию его работы. Большинство из присутствующих в зале обеими руками были за это, но нашелся и один голос против начала испытаний. И это был голос начальника оперативного отдела НЕРВ майора Кацураги.

- И все-таки я сомневаюсь в надежности этого робота, - произнесла она громким голосом, вскакивая с кресла, на котором сидела: - И я уверена, что этот показ закончится полным крахом.

- Боитесь, что наш боевой комплекс окажется достойным конкурентом вашему биомеханоиду, - произнес специалист АКП: - Вас голос не является здесь решающим. Джон, запускай аппаратуру управления.

При этих словах наемника, Мисато села на свое место и приготовилась к созерцанию грядущего действа, которое грозило стать весьма разрушительным. И тут ее плеча коснулась рука Рицко, которая тихо прошептала ей на ухо: - Зря ты выступила здесь. Когда это барахло выйдет из-под контроля этих индюков, то они припомнят тебе эти слова.

- Ну и плевать на них, - произнесла Мисато и впилась взглядом в экран.

Глава 74. Железяка взбунтовалась.

А на экране начиналось самое интересное. Повинуясь командам с пультов управления, копия имперского шагохода сделала первый шаг, а за ним второй и третий. Походка многотонной махины была очень тяжелой. При каждом шаге ее ступоходы проваливались на двадцать - тридцать сантиметров в бетон, покрывающий территорию площадки. Затем, получив команду с пульта управления "Элон Джет" начал поворот для того, чтобы стрелять по выбранной военными мишени. Поворот был очень неуклюжим и вызвал у сотрудников НЕРВ ехидные смешки. Майор Кацураги произнесла тихим голосом: - Да по сравнению с этой кракозяброй наш Евангелион движется как балерина. А как эта хреновина будет ходить по обычной дороге, если на толстом бетонном покрытии она проваливается на добрую четверть метра. Этот робот такое же полено, как и его разработчики.

Рицко Акаги в знак согласия кивнула головой и снова впилась взглядом в обзорный экран. А там робот уже закончил поворот и приготовился к стрельбе.

- А теперь наша разработка покажет вам всем всю мощь своего вооружения! - пафосно произнес специалист АКП и отдал команду своим подчиненным: - Перевести "Элон Джет" в автоматический режим! Выбор средств поражения мишеней предоставить на усмотрение центрального компьютера боевого комплекса.

Операторы АКП, находящиеся у пультов управления ввели соответствующие коды, и отошли от них в сторону, демонстрируя свою непричастность к дальнейшим действиям робота.

- "Элон Джет" введен в автоматический режим! - четко доложил старший оператор своему боссу и снова замолчал.

А на полигоне многотонная махина зашевелилась. Рельсотроны на ее горбу начали нацеливаться на потрепанную временем и войной высотку, находящуюся на другом конце Старого Токио. Все это нацеливание заняло не менее двух минут, и когда цель была взята на мушку, последовали выстрелы. Две ярких вспышки и два громовых раската практически слившиеся в один разорвали тишину полигона. Снаряды с громадной скоростью пронеслись над развалинами старой столицы Страны Восходящего Солнца и врезались в намеченную цель. Попадание двух разогнанных до многократно превышающих скорость звука скоростей вольфрамовых болванок сказалось на целостности мишени самым негативным образом. Высотка сумевшая перенести Второй Удар и войну с соседними странами рассыпалась по блокам. В момент попадания ее окутали клубы пыли, поднявшейся высоко в воздух. Когда же строительная пыль развелась по ветру, вместо многоэтажного строения зрители увидели невысокий холм из ее обломков.

- Неплохое вооружение, - резюмировала увиденное начальник оперативного отдела: - От такого вооружения в нашем арсенале я бы не отказалась. Может быть, нам в будущем и стоит заказать пару таких штучек вместо обычных ракетных установок и артиллерийских орудий, от которых мало толку. Но этот вопрос следует решать после возвращения Командующего.

А ведущий презентацию специалист дал время собравшимся в зале людям для того, чтобы осмыслить произошедшее на полигоне и продолжил рекламировать изделие корпорации.

- А теперь вы увидите, как "Элон Джет" работает против воздушных целей! - гордо произнес он: - Сейчас на него будет произведена атака беспилотных летательных аппаратов, вооруженных ракетами и бомбами. Доказательством высочайших боевых качеств нашего боевого комплекса будет тот факт, что он отобьет их, не понеся никаких серьезных повреждений.

Все присутствующие в зале уставились на экран и стали ждать обещанного им боя. И он начался. Да еще какой. На многотонную махину робота сразу с трех направлений обрушились стайки беспилотников, состоящие из пяти единиц каждая. Лидеры этих стай сразу же запустили ракеты по "Элон Джету". Всем присутствующим в зале в этот момент показалось, что эта многотонная махина будет буквально изрешечена ими. А на самом деле ни одна из ракет не смогла преодолеть незримый барьер, проходящий на расстоянии полусотни метров от гиганта. Все они попали под удар крупнокалиберных пулеметов робота и взорвались гораздо раньше времени. Покончив с ракетами, боевой комплекс занялся их носителями. На верхней поверхности робота открылись люки пусковых шахт, и из их глубины в небо взмыли сразу четыре ракеты, которые взорвались внутри двух стай дронов, полностью уничтожая их. Боеголовки несли большое количество поражающих элементов, которые разорвали в клочья корпуса беспилотных летающих аппаратов. Операторы, управляющие беспилотниками, попытались вывести из под удара хотя бы их последнюю стаю, но это им не удалось. "Элон Джет" запустил еще пару ракет, которые растерзали уцелевшие дроны, тщетно пытавшиеся спастись от неминуемой гибели. Зрелище, представленное на большом экране смотрового зала, было таким красочным, что даже после его окончания зрители не могли оторвать глаз от места, где оно совсем недавно отображалось.

И тут специалист объявил о начале нового показа. Его темой была борьба робота с пехотными подразделениями, оснащенными легким и тяжелым оружием. Конечно, реальных бойцов под огонь грозной боевой машины никто подставлять не стал. Их роль играли мишени и одноразовые пусковые установки, подключенные к единой системе управления, которые должны были изображать выстрелы из гранатометов и безоткатных орудий. Это зрелище было менее интересным для зрителей, так как, видя расправу с беспилотниками оснащенными ракетным вооружением, можно было сразу спрогнозировать, что мишени будут разорваны в клочья, а ракеты - сбиты в первые мгновения полета. Так оно и вышло, так что зрелище оказалось не таким интересным, как могло быть.

Специалист АКП сразу же заметил отсутствие интереса у зрителей к этой съемке и понял, что этот сюжет может смазать эффект от предыдущего показа. Чтобы предотвратить такой эффект, он быстро свернул изображение и произнес: - Мы продемонстрировали вам все основные возможности нашего боевого комплекса, и на этом показ объявляется законченным. Джон, отключай автоматический режим.

Старший оператор последовал приказу проводящего презентацию специалиста и ввел соответствующий код, но результат оказался неожиданным для него. Робот остался стоять на месте, а не стал возвращаться на свое место в разборный ангар. Причиной этого был компьютерный вирус, который подчинил себе систему управления, замкнутую на главный компьютер "Элон Джета". Теперь нужен был только дополнительный толчок для того, чтобы боевой комплекс начал действовать по своему усмотрению. И этим толчком стала попытка аварийного отключения робота. Компьютер воспринял это действие операторов, как попытку своего уничтожения и перешел в режим полной автономии. Операторы все еще бегали вокруг пультов управления и пытались устранить неисправность, а проводящий презентацию специалист, которому сразу же доложили про чрезвычайную ситуацию, начал отвлекать внимание зрителей от экрана. Но полностью одурачить всех посетителей ему не удалось. Специалисты, прибывшие на мероприятие из НЕРВ, сразу заметили, что с роботом творится что-то не то.

- Видимо их поделка все-таки сломалась, - произнесла Мисато нарочито громким голосом: - Недаром все они так забегали вокруг пультов системы управления. Неужели хваленая американская электроника допустила сбой, и теперь люди пытаются исправить последствия ее зависания.

- Я же всегда говорила, что американское качество - это миф и не более, - поддержала ее высказывание коллега по работе и громко крикнула: - Смотрите! Это еще что такое?

При ее вопле внимание всех людей устремилось к экрану, и они увидели, что робот запустил две зенитные ракеты и окутался дымом от выстрелов автоматических гранатометов. Ракеты взмыли ввысь по крутой траектории и врезались в крышу бункера. Последовало два мощных взрыва, от которых задрожал потолок демонстрационного зала. С него посыпалась побелка и осветительная аппаратура. Мощные толки заставили упасть на пол большую часть зрителей и участвующих в проведении презентации сотрудников АКП. На какое-то мгновение в зале воцарился беспорядок, но твердая рука военных из Сил Самообороны пресекла панику и навела порядок.

А к представителям АКП с недоброй усмешкой на лице проследовал целый ряд генералов и офицеров из состава Сил Самообороны. Они не собирались церемониться с устроителями этого безобразия и сразу же поставили вопрос ребром.

- Генерал Коул, какого черта ваша дур-машина нанесла удар по бункеру, в котором мы все находимся, - поинтересовался у американца пожилой мужчина с погонами генерала армии на мундире: - Я требую, чтобы вы немедленно отключили ее!

- У нас произошла небольшая неполадка в управлении, - дипломатично высказался отставной генерал: - Мы постараемся восстановить управление над ней в ближайшее время.

- Потерю управления вы, генерал, называете небольшой неполадкой? - с удивлением в голосе произнес японец: - А что же вы назовете серьезной проблемой? Взрыв ядерного реактора, что ли?

А робот снова намекнул зрителям о своем существовании, нанеся повторный удар по бункеру. И этот новый удар полностью разрушил его перекрытия. После него с потолка демонстрационного зала не только упали все уцелевшие осветительные приборы, но и местами откололся бетон, осколки которого ранили многих зрителей и работников АКП.

- Это вы тоже назовете небольшой неприятностью? - злым голосом произнес генерал Сил Самообороны: - Немедленно отключите свою хреновину или я отдам приказ о ее уничтожении.

- Джон! - громко крикнул генерал Коул: - Немедленно возьмите под контроль робота и отключите его!

- Генерал, мы не можем сделать этого, - произнес подбежавший к своему боссу старший оператор боевого комплекса: - Робот перешел в полностью автоматический режим и сменил все коды. Мы ничего не можем с ним сделать.

- Раз вы не можете справиться со своей поделкой, то нам придется ее уничтожить, - сделал четкий вывод старший представитель Сил Самообороны: - Правы были представители НЕРВ, когда говорили, что этот робот такое же тупое полено, как и его разработчики. Господа офицеры! Предлагаю вам войти в состав штаба по устранению этой чрезвычайной ситуации. Всем, кто готов участвовать в отражении этой угрозы, я предлагаю переместиться в столовую. Совещание начнется через десять минут. Прошу никого из заинтересованных лиц не опаздывать.

Генерал армии пошел к выходу из зала, и следом за ним потянулась немалая толпа зрителей, которые имели знания в военной области и были готовы дать полезный совет. Вскоре в демонстрационном зале остались только представители АКП, которые пытались вернуть контроль над взбунтовавшейся техникой.

Глава 75. Подготовка к борьбе с механическим Ангелом.

Перейдя в столовую, представители Сил Самообороны и специального института при ООН расселись за столы, подвинутые как можно ближе друг к другу, и начали думать, что делать с вышедшей из-под контроля заокеанских придурков техникой. Лобовой атаки на боевой комплекс никто предлагать не стал, так как всем было понятно, что бой закончится большими потерями и кровью. Предложение использовать авиацию стратегического назначения, поначалу поддержанное всеми было провалено делегацией НЕРВ, напомнившей о ядерном реакторе боевого комплекса.

- Кто может дать гарантию, что реактор не получит повреждение во время атаки? - спросила у военных доктор Акаги: - А если он будет поврежден, то выброс радиоактивных веществ в окружающую среду неминуем. Нам не нужен второй Чернобыль. И так наша родная земля сильно пострадала от ядерного оружия наших врагов.

Напоминание об этой опасности, таившейся за броней "Элон Джета" сразу же заставило военных говорить совсем по-другому. Теперь они собирались пересидеть угрозу внутри бункера, надеясь на то, что у робота откажут еще какие-нибудь важные системы, и его можно будет взять голыми руками. В отличие от военных доктор Акаги и майор Кацураги хорошо понимали, что эти надежды бессмысленны. Энергии боевому комплексу хватит на долгий срок, а подход помощи маловероятен. Да и в процессе устранения угрозы спасатели могут навредить так, что мало никому не покажется. Спор представителей Сил Самообороны, министерства тяжелого машиностроения и делегации НЕРВ грозил затянуться на долгое время. И тут в столовой появился глава делегации АКП, несущий очень неприятное известие.

- Господа, - произнес он, входя в столовую: - У меня есть для вас неприятное известие. Даже не одно, а целых два. Первое из них заключается в том, что реактор боевого комплекса показывает нестабильность в своей работе. По расчетам наших экспертов примерно через 24 часа он полностью выйдет из строя. Что будет после этого с местностью, в которой окажется робот, я не знаю.

После этих слов выдавленных из себя генерал Коул замолчал, а вместо него заговорил японский генерал. И он задал прямой вопрос представителю АКП: - Вы сообщили нам только одно неприятное известие. Мы бы хотели услышать и второе.

- Роботу надоело стоять посреди полигона, - произнес тихим голосом отставник в генеральском звании: - Он двинулся в направлении Токио-3. И будет там примерно через шесть часов.

- Что!? - воскликнула глава оперативного отдела НЕРВ: - Только ходячей ядерной бомбы нам там и не хватало! Надо срочно принять все меры по недопущению этой заразы к городу.

- А что мы можем с ним сделать? - пожав плечами, сказал генерал Коул: - Все наши попытки установить связь с ним и вернуть управление ничего не дали. Единственное что мы можем сделать - это очистить от радиоактивных изотопов землю в районе его уничтожения. Все остальное не в наших силах.

- Так дело не пойдет, - произнесла попаданка: - Генерал Такахито, у меня есть план действий. Мы попробуем остановить боевой комплекс без разрушения. Только нам будет нужна некая помощь от вас и от представителей АКП.

- В чем он состоит? - произнес генерал армии и посмотрел в глаза майору: - И какая помощь вам от нас будет нужна?

- Мы задействуем Евангелион, - произнесла Мисато Кацураги: - Один из тех, которые участвовали в бою против Пятого Ангела. Но для этого нам надо, чтобы вы объявили "Элон Джет" механическим Ангелом. В противном случае мы просто напросто не имеем права выводить Евангелион в бой. И еще нам будет нужна помощь беспилотных аппаратов для отвлечения внимания робота и для слежки за ним.

- Хорошо. Такую помощь мы можем вам оказать, - произнес генерал Сил Самообороны: - А какая помощь вам нужна от АКП?

- Схема устройства их хреновины и средства связи, для того чтобы отдать приказ об использовании Евангелиона, - произнесла майор НЕРВ: - Наши телефоны из-под земли не достанут до Токио-3. А без моего приказа никто не выпустит Еву на поле боя.

- Генерал Коул, - жестким голосом произнес генерал Такахито: - В ваших интересах немедленно предоставить майору все нужные для нее сведения. Иначе, после уничтожения вашей поделки, вы предстанете перед судом, как террорист. И приговор будет суровым.

- Какая информация об устройстве "Элон Джет" вам нужна, майор? - произнес недовольным голосом американский генерал.

- Место расположения реактора, - сказала Мисато Кацураги: - Мы не хотим его повредить во время обезвреживания робота. Радиоактивное загрязнение нашей земли - это не предел наших мечтаний.

- Я сейчас приведу сюда одного из конструкторов боевого комплекса, и он прояснит вам интересующие вас вопросы, - произнес отставной генерал и медленным шагом пошел к выходу из зала.

- А разве использование средств связи АКП не навлечет нового удара на бункер? - поинтересовалась у Мисато доктор Акаги: - Ведь их боевой комплекс может посчитать это действие новой атакой на него и нанести ответный удар. И не факт, что поврежденное строение его выдержит.

- У нас нет альтернативы, - произнесла майор и показала подруге свой телефон, на экране которого красовалась надпись "Связь отсутствует": - Так что придется рисковать. Авось прорвемся.

Рицко Акаги хотела еще о чем-то спросить свою сослуживицу, но именно в этот момент в зал вошел американский генерал в сопровождении высокого светловолосого парня с майорскими погонами на мундире.

- Это майор Уильям Морган, - представил своего попутчика генерал Коул: - Один из ведущих конструкторов "Элон Джет". Майор, ваше дело максимально точно ответить на вопросы майора Кацураги.

- Майор, где находится реактор "Элон Джет"? - сразу же спросила Мисато Кацураги у вызванного генералом специалиста: - Все остальное его устройство меня мало интересует.

- Ядерная силовая установка расположена в центральной части корпуса боевого комплекса. Реактор окружен тройной броневой защитой. Системы охлаждения расположены справа и слева от ядерной силовой установки, - прочитал по памяти соответствующую главу из руководства по эксплуатации конструктор взбунтовавшегося робота.

- Какова стойкость брони к повреждению? - спросила у майора АКП начальник научного отдела, которую больше беспокоил этот вопрос.

- Броня, окружающая корпус реактора представляет собой диполимерный титан с соответствующими добавками, - постарался успокоить опасения представительницы НЕРВ конструктор "Элон Джета": - Так что ее прочность не подлежит никакому сомнению. Во всяком случае, во время испытаний она выдержала прямое попадание трехдюймового бронебойного снаряда.

- Если это правда, то это очень неплохой результат, - произнесла подруга Мисато: - Теперь я верю, что случайным образом такую защиту не сломать. Так что заражения местности, скорее всего, не будет.

- Так вы хотите... - начал было говорить Уильям, но майор резко прервала его речь, произнеся: - Иного пути у нас нет. А пока поведите меня к оборудованию, с помощью которого я смогу связаться со штаб-квартирой НЕРВ.

Конструктор тяжело вздохнул и, напутствуемый строгим взглядом отставного генерала, повел офицера НЕРВ наверх в демонстрационный зал, где находилась нужная аппаратура. Придя в зал, майор АКП подошел к одному из операторов и дал ему задание. Тот немного удивился ему, но все равно приступил к его исполнению.

А в это самое время в командном центре НЕРВ коротали время Майя Ибуки и Хьюга Макото. Обязательная программа сегодняшнего дня была ими выполнена полностью, но их начальники заранее предупредили их о возможных неприятностях, которые могут возникнуть во время показа новой техники, и попросили посидеть на своих местах до окончания мероприятия. Вот они и скучали до той поры, когда тишину помещения разорвала трель телефона Макото.

- И кто бы это мог быть? - заинтересованным голосом произнес офицер НЕРВ: - Незнакомый номер. Странно. Алло. Кто это?

Услышанное по телефону вывело его из себя, и он переспросил: - Механический Ангел? Вы это серьезно?

- Шутки кончились, - рявкнула полным раздражения голосом глава оперативного отдела: - Немедленно объявляйте тревогу и выводите на поверхность Еву-00. Пусть она ждет Ангела в засаде. Действуйте!

Повинуясь приказу своего командира, лейтенант Макото объявил тревогу. По всему Токио-3 завыли тревожные сирены, жильцы приступили к эвакуации, а сотрудники НЕРВ наводнили командный центр и стали готовиться к новому бою. К бою с не предсказанным свитками Мертвого Моря Ангелом.

Глава 76. Бой с Тикаилом.

А тем временем, окончательно вышедший из-под контроля робот корпорации АКП приблизился к Токио-3 на такое расстояние, что был засечен радарными установками системы обороны города. Приказом штаб-квартиры навстречу к приближающейся угрозе были высланы несколько беспилотников. Ни один из них не вернулся обратно, но собранная ими информация стала достоянием защитников Геофронта. И в сочетании с информацией, полученной от начальника оперативного отдела, она дала возможность специалистам, находящимся на командном мостике, разработать план действий против робота, объявленного военными Ангелом Тикаилом.

План был довольно прост. Подпустить бешеного робота на минимальное расстояние, на котором тот не сможет воспользоваться своим главным калибром, и стремительно атаковать его из засады. В первую очередь Рей Аянами следовало повредить рельсотроны, а затем ракетные установки и всякую прочую мелочь, которая не могла нанести Евангелиону никакого вреда даже в том случае, если бы он не был защищен АТ-полем.

А для того, чтобы засада была успешной, надо было, чтобы выдвижение Евангелиона на боевые позиции не было замечено врагом. Именно поэтому Ева-00 была в спешном порядке отправлена на поверхность и размещена в мелководном озере на окраине города с той самой стороны, с которой ожидалось нападение. Еве-00, находившейся на мелководье, вода никак не мешала, а вот для робота Евангелион был практически незаметен. Тем более что объекты, не проявляющие по отношению к нему никакой агрессии, по умолчанию считались безвредными и не заслуживающими траты на них боеприпасов. И это было вполне резонным. Ведь боезапас, помещенный внутри корпуса многотонной махины, был ограничен, и часть его уже была истрачена во время испытаний на полигоне и во время бунта против своих создателей.

Приблизившись к границам города специального назначения, "Элон Джет" на какое-то время остановился. И причиной этого было противостояние программ внутри его главного компьютера. Вирус, написанный доктором Акаги, вовсе не подстрекал эту махину тупо переться в любой населенный пункт, оказавшийся на его пути. Он просто отключил большинство кодов управления или изменил поведение при получении того или иного сигнала, а основная программа воспринимала это как неисправность и требовала немедленного ремонта, который был возможен только в условиях города. А таковым в данной местности мог считаться только Токио-3. Поэтому столкновение боевого комплекса с защитниками Токио-3 было неминуемым, и ни одна сторона не хотела и не могла его избежать.

Преодолев противоречие между программами, многотонная махина робота двинулась вперед. Это продвижение не осталось незамеченным, и робот был тут же атакован несколькими звеньями беспилотников. Конечно, устроившие эту атаку люди не рассчитывали на ее эффект. Основной целью нападения было опустошение арсеналов робота. Поэтому после имитации неудачной атаки эти юркие машины разлетелись в разные стороны, не давая накрыть разрывом ракеты сразу несколько единиц. И такая тактика оказалась вполне успешной. Для уничтожения беспилотных машин "Элон Джет" потратил 16 зенитных ракет, сократив их запас до минимума. Это очень обрадовало специалистов НЕРВ, пребывающих в командном центре. Зная о том, что на борту ненормального робота осталось только 4 зенитные ракеты, можно было бросать Евангелион в атаку, как только робот подойдет на полкилометра к нему.

А в это время Аянами Рей, находящаяся в контактной капсуле Евы-00, ждала приказа от командного центра о начале атаки. Попаданка прокручивала в своей голове ситуацию, сложившуюся на поле боя, и чем дальше, тем больше она ей не нравилась. В конце концов, пилот Евангелиона не выдержала и вышла на связь с командным центром.

- Ну и долго я буду ждать, сидя по уши в воде? - непривычно жестким голосом произнесла девушка, приводя в изумление весь персонал командного центра, не ждущий от нее ничего подобного: - По моим прикидкам Тикаил сейчас сможет противопоставить Еве-00 только 4 ракеты, гранаты и пули калибра 10 мм. Все это можно отразить без малейшего риска для Евангелиона. По-моему его давно пора атаковать.

- А выстрелы рельсотронов, Рей? - поинтересовалась у самонадеянного пилота Майя Ибуки: - Ты уверена, что АТ-поле может устоять перед ними? А если эти снаряды пробьют его и повредят твою Еву? Что ты будешь делать тогда?

- Скорострельность их, согласно данным майора Кацураги, невелика. Уклониться от пары снарядов я успею, а новой попытки не будет, - сказала Рей безмятежным голосом: - Все же я собираюсь атаковать его не с предельной дистанции, а с минимально допустимого расстояния. Даете вы мне разрешение на самостоятельные действия или нет?

После этих слов пилота Евы-00 в командном центре НЕРВ возник небольшой спор между присутствующими там специалистами. Всем им было дико услышать из уст голубоволосой девушки слова о самостоятельных действиях, к которым она никогда не была склонна. Но они так же понимали, что вышедшая из-под контроля машина может ни с того ни с сего взять и обстрелять Токио-3. И если у Евангелиона есть шанс устоять перед этим оружием механического Ангела, то у построек города такого шанса не было. И разрушения в таком случае были бы очень велики. А ведь город еще не успел оправиться от визита Рамиила, который наломал столько, что ремонт грозил затянуться на очень долгое время. И новые разрушения НЕРВу были ни к чему. Но и довериться Рей они опасались. Кто знает, что она может выкинуть, оставшись без контроля? Никто. И это всех страшило. Но время не ждало, и решение было принято. Дать пилоту Евангелиона свободу выбора.

- Рей, действуй по своему усмотрению, - произнесла Майя: - Но только будь осторожна. Повреждение Евангелиона и твоя гибель для нас не допустимы.

"Гибнуть я и сама не собираюсь" - подумала про себя попаданка: - "Я не прежняя Рей и погибну только один раз. Второй жизни у меня нет".

- Раз разрешение дано, то я приступаю к действиям, - деловитым голосом произнесла Аянами и отключила связь.

К этому времени "Элон Джет" приблизился к берегам озера, в глубине которого находилась засада. И этот момент был наилучшим для внезапного нападения. И рубиновоглазая девушка не упустила его. Внезапно вырвавшийся из-под воды Евангелион застал своего оппонента врасплох. Ева -00 нанесла сильный удар по стволам рельсотронов, погнув их и сделав невозможной стрельбу из них. Следующий удар был нанесен по крышкам пусковых установок. Сила Евангелиона вмяла их в корпус и сделала невозможным запуск ракет. Основное вооружение боевого комплекса корпорации АКП было выведено из строя.

Но "Элон Джет" не сдался и пустил в ход дополнительное вооружение, предназначенное для борьбы с людьми и легкой техникой. Захлопали гранатометы, выплевывая свои заряды, затарахтели пулеметы, щедро раскидывая пули, способные пробить легкую броню. Но все это было тщетно. АТ-поле Евангелиона даже выведенное на минимум удержало все выпущенные в него боеприпасы. А затем Ева решила проблему с лишним вооружением робота. Рука механоида один за другим выкорчевала гранатометы и погнула стволы пулеметов. Очень скоро многотонная махина стала относительно безопасной. Почему относительно? Так это просто. Внутри робота остался последний убедительный довод в виде ядерного реактора, который мог рвануть в любой момент.

Майор Кацураги, находящаяся на прямой связи со штаб-квартирой организации, была потревожена толчком в бок. Она повернулась в сторону удара и спросила у оператора, который потревожил ее: - И какого дьявола?

- Нестабильность реактора нарастает, - дрожащим голосом офицер АКП: - Если его не отключить, то возможен взрыв. Пускай не ядерный, а газовый, но все равно он будет сопровождаться выбросом радиоактивных веществ.

- Как его отключить? - произнесла недовольным голосом Мисато Кацураги: - Что для этого надо сделать?

- Разобрать корпус и загнать в него регулирующие стержни до упора, - произнес оператор, дрожа всем телом: - Это должно погасить цепную реакцию. Потом ректор можно будет доставить в специальный центр для ремонта.

Получив эту информацию, глава оперативного отдела немедленно связалась со штаб-квартирой и дала свои рекомендации, которые тут же были переданы пилоту Евы-00. И та поспешила последовать им, тем более что и сама думала также. Повинуясь воле своего пилота, Евангелион сначала повредил ступоходы робота, и тот со страшным грохотом упал на грунт. После этого Ева достала нож и начала рубить им броню сотворенного заморскими умельцами робота. За счет того что нож окутывало АТ-поле, резка по металлу шла очень быстро. Не прошло и пяти минут, как основная броня была разрезана на кусочки, ракетные установки выпотрошены, арсеналы опустошены, и перед глазами пилота Евангелиона предстало ядерное сердце этой махины. Оно еще продолжало дышать нерастраченной мощью, но время его существования уже подошло к концу.

И Аянами Рей без малейших сомнений и колебаний нанесла решительный удар. Рука Евангелиона загнала внутрь активной зоны реактора стержни поглощающие нейтроны, и цепная реакция начала затухать. Поскольку сила удара была велика, то устройства для извлечения стержней были необратимо сломаны и подаваемые компьютером робота сигналы уходили в пустоту. Но голубоволосая попаданка не успокоилась на достигнутом. Она оборвала все связывающие реактор и компьютер, управляющие кабели и тем самым окончательно угробила технику, цена которой измерялась в миллиардах единиц самой твердой на данный момент валюты.

На этом бой закончился, и теперь предстояло подводить его итоги. А это было непростым и опасным делом. Ведь все замешанные в этом инциденте наверняка постараются замести свои следы, скрывая свою вину в происшедшем. А расхлебывать ошибки начальников всегда приходится их подчиненным. И это закон любой бюрократической системы. Строгий и не терпящий исключений.

Глава 77. Разборки между АКПешниками и министерскими чиновниками.

Одолев нового Ангела, Ева-00 гордо прошествовала в сторону ближайшего лифта, с помощью которого она была возвращена на свое законное место в ангар Евангелионов. Для механоида НЕРВ бой на этом закончился, а вот противостояние людей еще только началось.

В то время как в штаб-квартире НЕРВ все ликовали, радуясь уничтожению врага и унижению соперников, в бункере полигона, на котором проходили испытания "Элон Джета" царило глубочайшее уныние. Представители АКП и министерства тяжелого машиностроения тяжело переживали крах своего детища. Но причины для печали у них были разные. И если сотрудников министерства больше беспокоила потеря лица, которую они допустили, участвуя в этом проекте, то их заокеанских партнеров беспокоили потерянные деньги. Репутация этих господ с большой дороги волновала очень мало. Сегодня она есть, а завтра ее не будет. Ну и что из этого? А вот потерянные деньги - это было серьезно. При их отсутствии возможности агентства наемников сокращались в разы. Нет денег - нет поставок нового вооружения, нет притока бойцов, желающих служить в твоих отрядах разбросанных по всему миру, и самое важное, нет уверенности руководства в спокойном завтрашнем дне. Ведь жить на государственную помощь - это совсем не то, что жить на накопленный, на службе капитал. А возникшая ситуация угрожала интересам многих заправил из АКП, которые могли лишиться своих должностей и пенсий.

И поэтому радость от известия об уничтожении "Элон Джета", выраженная на лицах делегации НЕРВ, невероятно бесила представителей конкурентов этой организации. Но все же они смогли сдержать свое негодование, не поддаваясь на провокацию майора Кацураги, которая торжественно заявила об уничтожении механического Ангела по громкой связи.

После уничтожения робота АКП Силы Самообороны начали разбор основательно покореженного ракетами "Элон Джета" бункера. В связи с тем, что в его недрах оказались заточенными не только представители НЕРВ, АКП и министерства тяжелого машиностроения, но и представительная делегация Сил Самообороны, работы по его разборке шли полным ходом. Никому из исполнителей не улыбалось навлечь на себя гнев начальства, вынужденного сидеть в заточении из-за их нерасторопности. Поэтому на полигон было нагнано большое количество специальной техники, которая работала без остановки. Многотонные обломки поднимались кранами и грузились на специальные машины, которые одна за другой выезжали за пределы полигона, где сваливали свой груз, и стремительно возвращались обратно. И такая ударная работа не могла остаться без последствий.

Уже к вечеру этого же дня проход на подземные уровни бункера был разобран, и его узники обрели долгожданную свободу. Добившись того, чего так долго ждали, все присутствующие в бункере поспешили покинуть это место, которое теперь вызывало у абсолютного большинства из них очень неприятные воспоминания. И эти воспоминания грозили значительно усилиться, так как впереди всех этих личностей ждала грандиозных размеров разборка с поиском и строгим наказанием виновников происшествия и наградой героев. Или, что бывает гораздо чаще, отдачей под суд тех, кого назначили козлами отпущения для успокоения встревоженной общественности, и наградой совершенно непричастных к событиям людей, которые находились далеко от места действия и никак не могли повлиять на его исход.

После того как сотрудники НЕРВ улетели на вертолете, представители АКП, раздосадованные уничтожением их боевого комплекса, постарались сорвать зло на своих компаньонах из министерства. Прицепиться к служакам из Сил Самообороны заморские нахалы не посмели.

- Вы нам обещали, что наш комплекс будет принят без проблемм и поставлен на вооружение, - прорычал генерал Коул, впиваясь своими глазами в глазки заместителя министра: - И никаких сотрудников НЕРВ тут не должно было быть. А вы не смогли сохранить тайну мероприятия и из-за вас мы понесли финансовый урон. Кто компенсирует нам наши потери? Уж не вы ли выложите деньги из своего кармана?

- Утечка произошла от вас, - злым голосом произнес заместитель министра, не привычный к такому обращению с собой: - Все остальные наши сотрудники и представители Сил Самообороны узнали об этом только сегодня и никто не смог бы предупредить НЕРВ заранее. Тем более, что их делегация прибыла на место даже раньше, чем большая часть моих подчиненных. Они явно обо всем знали заранее.

- Знали они заранее об испытаниях "Элон Джета" или нет сейчас уже неважно, - произнес главный представитель АКП: - Важно установить кто и как сумел помешать испытаниям.Виновный не должен уйти от ответа. Ведь на нашем полигоне испытание прошло как положено, и мы все являемся этому свидетелями. У кого из вас есть какие-нибудь мнения по этому поводу?

- Это все НЕРВ виноват, - поспешил свалить вину на голову незванных гостей представитель министерства: - Это их делегация учинила здесь диверсию. Именно для этого они сюда и прибыли.

- А как они это сделали? - поинтересовался у представителя своих партнеров отставной генерал: - Ведь наши люди ожидали неприятностей с их стороны и поэтому следили за ними в оба глаза. Никто из них не выходил из-под нашего контроля на длительный промежуток времени, необходимый для проведения такой диверсии. Да и вдобавок ко всему никто из них и близко не подходил к устройствам управления боевым комплексом. Даже если у них и был с собой вирус, то как они смогли заразить им систему управления "Элон Джета"? Объясните мне, как это могло произойти.

- Вообще-то объяснять это происшествие должны ваши специалисты, которые обеспечивают информационную безопасность, - ехидным голосом произнес уязвленный упреками заокеанских гостей заместитель министра: - Но их тут почему-то нет, что очень странно. А что касается возможности или невозможности того или иного действия, то следует помнить о том, что НЕРВ зачастую делает то, что все остальные считают невозможным. Кто из нас знает, что может, а что не может доктор Акаги, которая возглавляла делегацию специального института при ООН на этом мероприятии? Я лично не знаю границ ее возможностей, а как вы? Вы знаете, что она может, а что нет?

- Специалисты сейчас придут, - сбавив тон, произнес глава делегации АКП: - И они представят нам все имеющиеся доказательства по этому делу. А вот вы точно уверены в вине НЕРВ? Может быть, это дело рук кого-нибудь из ваших сотрудников? Мало ли какие у них могут быть побудительные мотивы для проведения этой диверсии.

- Я верю моим людям, - произнес заместитель министра: - Лучше поторопите своих людей.

Генерал-отставник хотел сказать своему компаньону очередную колкость, но не успел, так как в помещение, в котором шел разговор, вошли эксперты. Этот приход тут же поставил их под удар разозленного главы делегации.

- Почему допустили выход "Элон Джета" из-под контроля? - сразу же обрушился с критикой на своих подчиненных генерал Коул: - Кто и как осуществил эту диверсию? Отвечайте немедленно!

Специалисты по кибербезопасности сначала опешили от такого натиска, а потом начали оправдываться перед своим боссом.

- С наших пультов управления были отправлены только те команды, которые были нужны для управления роботом, - произнес старший по званию из них: - Подключения к нашему оборудованию посторонних носителей информации не было. По крайней мере, мы их не выявили.

- Если следы вмешательства и есть, то искать их надо в компьютере боевого комплекса, так как основная деятельность вредоносных программ протекала именно в нем, - произнес один из программистов, стоящих за спиной старшего эксперта: - Но вот с этим у нас будут проблемы.

- Какие еще проблемы?! - вызверился на экспертов отставной генерал: - За что спрашивается, мы платим вам такие большие деньги?! За то, чтобы вы кормили нас пустыми обещаниями и нелепыми отмазками? Так что ли?

- Дело в том, что корпус "Элон Джета", в котором находится компьютер, лежит на территории Токио-3, - произнес старший эксперт: - А это вотчина НЕРВ, и нас туда никто не пустит. Пока корпус боевого комплекса находится на их земле, все следы вмешательства могут бесследно исчезнуть.

- Надо потребовать его выдачу нам! - выкрикнул глава делегации АКП: - Это наша собственность, и они должны вернуть его нам!

- Потребовать у НЕРВ? - с удивлением в голосе произнес заместитель министра, хорошо знавший местные особенности и привыкший к ним: - Да кто осмелится на такое?! Командующий Икари пошлет всех, кто решится на такое, далеко и надолго! Так что можете считать, что ваша техника безвозвратно пропала. С территории НЕРВ выдачи нет.

- Проклятый НЕРВ!! - прошипел отставной генерал: - Мы еще поквитаемся с этим сборищем выскочек, поддерживаемым ООН.

- Но это будет потом, - постарался остудить пыл своего компаньона: - А сейчас вам придется отступить. Так будет лучше для всех.

- Хорошо, - произнес недовольным голосом Коул и, посмотрев в сторону экспертов, отдал им четкий и краткий приказ: - Быстро сворачивайте свое оборудование и готовьтесь к возвращению на родину. Сюда мы больше не вернемся. До поры до времени.

Прошло несколько часов, и грузовой самолет, наполненный оборудованием АКП, покинул воздушное пространство Страны Восходящего Солнца и взял курс на американский континент, где его пассажиров ждали продолжительные разбирательства и прочие сопутствующие им неприятности. А вот в НЕРВ праздновали победу. Опасный конкурент был устранен, и финансирование, предназначенное для этого проекта, было направлено по новому адресу. Естественно, что получателем его стал НЕРВ. Ведь кто кроме них сможет спасти Землю от Ангелов и прочих им подобных угроз?

Глава 78. Разговоры, разговоры...

Одолев механического Ангела, пилот Евы-00 вернула свою боевую машину на место ее постоянной дислокации в недрах Геофронта. Выполнив свой долг, она посчитала себя свободной и сразу же отправилась навестить своего товарища по несчастью, который прозябал в госпитале НЕРВ. Пилот Евы-01не ждал ее визита, но был очень обрадован, когда за стеклом двери своей палаты увидел знакомое ему лицо. "Значит, в этот раз все закончилось, так как и должно было быть" - подумал он про себя: - "И то, что вместо меня Евангелион пилотировала Рей, никак не сказалось на результатах боя. Это очень хорошо, так как серьезные изменения на этом этапе привели бы к полной непредсказуемости дальнейшей игры. А это было бы очень-очень плохо".

- Привет, Рей, - произнес он спокойным голосом, не выдавая своих истинных чувств и своего беспокойства за коллегу по пилотированию: - Чем закончился сегодняшний день?

- Нападением очередного Ангела, - с ехидной усмешкой произнесла попаданка - пилот Евангелиона: - Только на этот раз он оказался рукотворным. Наше командование назвало его механическим. Но это ничуть ему не помогло. Наоборот, стало самым слабым звеном, которое способствовало его уничтожению.

- Вот оно как! - притворно удивился лежащий на больничной постели пилот Евы-01: - И кто же сотворил это чудо чудное и диво дивное?

- Да такие же люди, как и мы с тобой, - произнесла пилот Евы-00: - Обыкновенные люди, которые как всегда хотели как лучше, а вышло хуже некуда.

- Э, нет, - поспешил возразить голубоволосой красноглазой девушке коричневоглазый парень: - От нас они отличаются, как небо отличается от земли. Мы, в отличие от них, не способны на такую глупость, как создание самоходного ядерного реактора, который в довершение всего может взбунтоваться и выйти из-под контроля. До такой дурости не дошла даже организация, в которой мы имеем счастье работать.

- Счастье? - воскликнула пилот Евангелиона, теряя свое хладнокровие, вошедшее в легенды: - Да какое тут может быть счастье!? Это, скорее всего, несчастье неописуемого размера.

- Ладно, Рей, успокойся. Конечно же, ты абсолютно права, - произнес парень в военной форме: - Лучше расскажи мне, как проходил бой.

И Аянами Рей начала свой рассказ, который растянулся на целых полчаса. Она бы рассказывала об этом сражении и дольше, но ей помешал старший врач, который отважно вытеснил пилота Евангелиона из своей вотчины. Такое поведение медицинского работника весьма огорчило попаданку, но он был в своем праве, и девушке пришлось покинуть госпиталь, не доведя до конца свой рассказ. Но пилот Евы-01 и так догадывался, чем закончился бой, поэтому неоконченный рассказ его не сильно опечалил.

Выдворенная из госпиталя пилот Евы-00 направилась неспешным шагом в сторону дома, где жили все пилоты и кандидаты в пилоты Евангелионов. Там ее уже ждали Айда Кенске, Тодзи Судзухара и их командир Мисато Кацураги. Парни поинтересовались у девушки-пилота состоянием здоровья своего сослуживца и, получив искренние заверения в том, что он скоро выпишется из лечебного заведения, отстали от нее. Совсем иное отношение к сложившейся в НЕРВ ситуации было у начальника оперативного отдела. И Мисато поспешила донести его до своей подопечной.

- Ты же понимаешь, Рей, - произнесла старший офицер НЕРВ, оставшись с пилотом Евы-00 наедине: - Что то, что произошло сегодня на полигоне, может привести к нежелательным для нашей организации последствиям? АКП не простит нам своей подпорченной репутации и потери тех денежных средств, которые были вложены в их боевой комплекс. Ведь на самом деле его выход из строя - это дел рук нашего главы научного отдела. И об этом руководство АКП очень скоро догадается.

- Если уже не догадалось, - прервала речь своего командира Первое Дитя: - Я думаю, что они этого ждали с самого начала. Самое главное, чтобы у них не было никаких веских доказательств о причастности НЕРВ к этому инциденту. А слова без доказательств останутся просто словами. В наше время каждый имеет право говорить, о чем хочет, лишь бы его слова не превращались в соответствующие действия. Но в таком случае говоруна можно привлечь к ответственности, например, за экстремизм. А это самая тяжелая статья современного уголовного кодекса.

- Так-то оно так, - поддакнула своей подопечной старший офицер НЕРВ: - Но у АКП есть немалые деньги и большое влияние, так что они нам постараются отомстить в самом ближайшем времени. Тебе Рей, как никому другому, не следует забывать об этом и проявлять максимальную бдительность. Хотя бы до прибытия Командующего Икари, который замнет это дело и поставит заокеанских наемников на заслуженное ими место.

- А как скоро он прибудет? - поинтересовалась у своего непосредственного начальника попаданка в пилота Евы.

- Согласно имеющимся у меня сведениям, через два дня, - ответила командир своей подчиненной: - А почему тебя это так заинтересовало? Вряд ли Командующий вызовет тебя к себе на ковер. За все эти игры отдуваться придется мне и Рицко, а никак не тебе.

- Интересно, - задумчивым голосом произнесла Аянами: - Почему выписку моего коллеги задерживают до его приезда? Неужели это простое совпадение? Что мне в это совсем не верится.

- Мне тоже, - таким же задумчивым голосом произнесла Кацураги: - Об этом стоит подумать, но не очень сильно. Все равно Командующего на этом поле нам не переиграть. Если он что-то задумал, то постарается выполнить это в полном объеме.

- И что же нам в таком случае делать? - обратила свой взор к начальнику оперативного отдела пилот Евы-00.

- Прежде всего, не паниковать, - сказала спокойным голосом Мисато: - До финала еще далеко, поэтому не надо делать резких движений. Надо ждать. Ждать момента, когда придет время действовать.

- Ясно, - сказала Рей: - Так и будем действовать. Молчать и ждать.

- Именно так, - подтвердила высказанные своей подчиненной мысли старший офицер НЕРВ.

Сказав это, она покинула помещение и оставила Первое Дитя в одиночестве. Пилот Евы-00 тоже покинула помещение и отправилась в свою комнату готовиться ко сну.

На следующий день Мисато и Рей вели себя так, как если бы между ними не было никакого тайного для всех остальных разговора. После очередных синхротестов в штаб-квартире Первое Дитя направилась в госпиталь, чтобы дорассказать пилоту Евы-01 свою историю. Но по какой-то совсем не понятной причине разговор между пилотами начался не с описания боя, а с обсуждения разговора с Кацураги.

- Это действительно очень странно,- согласился с Рей Третье Дитя: - Что при наличии всего двух пилотов Евангелионов в строю, врачи не спешат выпускать меня из больничной палаты. А если следующий Ангел придет раньше срока? Кто будет сражаться с ним? Одна ты или Аска, которая еще не успела сюда прибыть? Но с какой целью бы это все не затевалось, мне ясно одно. Без руки хозяина Токио-3 в этих делах не обошлось.

- А зачем Гендо может понадобиться твое заточение в больницу? - спросила у пилота Евы-01 голубоволосая девушка: - Или он хочет, чтобы ты не помешал ему в каком-то важном деле?

- Скорее всего так оно и есть, - задумчивым голосом произнес лейтенант НЕРВ: - Так что, Рей, не удивляйся ничему и выполняй его указания, как он говорит. Еще не время показывать ему, что у него нет больше власти над нами.

- Хорошо, - ответила Первое Дитя и улыбнулась: - Пусть будет так, как ты хочешь. А теперь я дорасскажу тебе историю моего боя с Механическим Ангелом.

- Я готов слушать тебя, - так же улыбнувшись, произнес паренек в военной форме, опершийся на спинку своей кровати.

А дальше был рассказ, на этот раз, доведенный до конца.

Прошел этот день, а за ним и следующий. А потом состоялось явление Гендо Икари сотрудникам НЕРВ. Оно не было триумфальным, но заставило всех работников штаб-квартиры серьезно беспокоиться за свое будущее.

Глава 79. Возращение Гендо из экспедиции.

Вернувшись из Антарктической экспедиции с ценным трофеем, глава специального института НЕРВ сразу же обеспокоился его возвращением на то самое место, откуда оно когда-то было изъято. По крайней мере, так о его происхождении говорилось в Свитках Мертвого Моря. Насколько точно надписи на этих древних артефактах были переведены специалистами - языковедами из SEELE, Гендо Икари судить не мог. Кроме того, хозяин Токио-3 вполне допускал вероятность внесения в текст перевода некоторых неточностей, которые могли помешать не посвященным в тайну людям препятствовать достижению тайным обществом его целей. А цели эти были достаточно грандиозными, и вовсе не факт, что они понравились бы всем остальным людям. По крайней мере, сам Командующий вовсе не жаждал такого бессмертия. У него был свой план действий, который только частично совпадал с планом его тайных боссов. Но в вопросе уничтожения Ангелов и генерал Икари, и лидер тайного общества Кил Лоренц были едины. Все эти конкуренты должны были быть уничтожены, как крайне опасные помехи планам всех заинтересованных сторон.

Придя в свой рабочий кабинет, Командующий Икари уселся в кресло и перед его мысленным взором замелькали самые яркие моменты рискованной экспедиции к эпицентру, вызванного неосторожными учеными, Второго Удара. К тому самому месту, из которого можно было просто напросто не вернуться.

Тяжелые волны красного цвета валяли корабль с бока на бок. Это было совсем не удивительно, так как Копье Лонгиния, лежащее на его палубе, серьезно нарушало его остойчивость. Капитану приходилось постоянно следить за направлением ветра, который грозил накренить судно так, что оно могло бы лечь на борт и перевернуться. "Только бы не шторм" - думал про себя глава экспедиции: - "Если он случится, то мы как-нибудь спасемся на плотах или лодках, а вот Копье... Артефакт однозначно утонет, и достать его будет практически не возможно. Не та здесь глубина, чтобы устраивать такие трюки".

Очередной толчок сбил ход мыслей Командующего, и тот направился в сторону корабельной рубки для того, чтобы узнать у капитана, когда закончится эта проклятая болтанка. Передвигаться по борту судна качающегося из стороны в сторону было совсем непросто. По пути до мостика корабля Гендо попал под пару гребней волн, которые захлестнули его судно, и серьезно промок.

- Какого ёкая!? - выругался он, вваливаясь в рубку корабля: - Капитан, на нас что снова идет шторм? Сколько мы будем спорить с этой безмозглой стихией?

- Столько сколько нужно, - ответил своему боссу капитан корабля: - Примерно через пару часов мы выйдем из-под удара циклона. Хотя следует заметить, что когда мы шли сюда, погода была гораздо лучше. У меня даже создалось впечатление, что эта несвойственная для Антарктики погода вовсе не случайность, а следствие...

И тут разговорившийся капитан внезапно замолчал. Видимо он осознал, что вот-вот произнесет слова, которые ему никто не простит. Но это молчание оказалось запоздалым, так как Гендо Икари понял то, что его подчиненный нечаянно ему сказал.

- И следствием чего является эта несудоходная погода? - строгим голосом произнес глава специального института: - Раз вы начали говорить об этом, капитан, то доводите свою речь до логического завершения.

- Во всем виновата эта проклятая хреновина, которую мы вытащили из воды, - произнес капитан Насагава: - У меня есть подозрение, что Второй Удар из-за нее и произошел. А теперь это богомерзкое творение снова творит злые чудеса. Лучше бы нам было не трогать эту пакость.

"Ты даже не знаешь насколько прав, капитан" - подумал про себя Командующий Икари: - "Только зря ты завел об этом разговор со мной. Сделав это, ты сам подписал себе смертный приговор. Никто из непосвященных не должен знать истины о причинах Второго Удара. Как не жаль, но от Насагавы придется избавляться. Не прямо сейчас, а немного позже, когда он приведет корабль в порт назначения. А пока надо его успокоить, а то мало какую штуку он может выкинуть, почуяв для себя прямую угрозу".

- Ну что ты, капитан, - с деланным удивлением в голосе произнес замысливший уничтожение своего подчиненного хозяин Токио-3: - Что касается погоды в этих широтах, то она и раньше никогда не была приятной. Антарктике всегда были свойственны сильные ветра. Уж я-то знаю это лучше всех, так как пару раз побывал здесь до Второго Удара. По сравнению с тем временем здешний климат несколько смягчился. Морозы и снежные бури ушли безвозвратно и больше никогда не вернутся.

- И все равно мне не нравится эта фиговина, - проворчал себе под нос капитан корабля: - И я жду не дождусь того момента, когда она покинет борт этого прекрасного судна.

- Как только придем в порт, так сразу и заберем ее, - пообещал Насагаве Гендо Икари: - Никто не оставит этот артефакт валяться на палубе. Не для того мы везли ее за тысячи миль, чтобы оставить без употребления.

В этот момент судно в очередной раз содрогнулось, и капитану стало не до разговора. Он вернулся к исполнению своих обязанностей, а Командующий НЕРВ покинул рубку и направился в сторону своей каюты, куда пришел весь облитый океанской водой.

Как и обещал капитан, через пару часов судно вышло за пределы шторма, и его дальнейший путь не омрачался какими-либо происшествиями. А потом судно вошло в порт, и с его капитаном случился несчастный случай. Бедняга стал жертвой немногочисленной банды грабителей, которые убили его, заметая следы происшедшего. Таким образом тайна Второго Удара снова оказалась скрыта во мраке прошлого.

И тут резкий звонок телефона оторвал Командующего Икари от воспоминаний. Немного помедлив, глава НЕРВ взял трубку. На другом конце провода обнаружился его секретарь, который доложил о начальнике научного отдела, который просит срочного приема. Гендо велел ему пропустить доктора Акаги без малейшего промедления. "Как вовремя она пришла" - подумал хозяин Токио-3 про себя: - "Мне как раз надо с ней обсудить возвращение Копья на прежнее место в глубины Терминальной Догмы. Ведь командовать этим непростым делом придется ей. Рицко сумеет молчать обо всем увиденном, в отличие от начальника оперативного отдела. Для капитана Кацураги знания о содержимом Догмы будут явно лишними. Особенно учитывая тот факт, что она искренне ненавидела Ангелов, для чего у нее имелись веские причины".

Пока эти мысли текли в голове Командующего НЕРВ, дверь его апартаментов отворилась, и доктор Акаги неспешным шагом вошла внутрь зала. Сразу после этого секретарь закрыл дверь и вернулся на свое рабочее место в приемной. "Лучше не знать, о чем будут они говорить" - подумал он про себя: - "Так будет полезней для моего здоровья".

Начальник научного отдела неспешным шагом прошла через все апартаменты и остановилась рядом со столом, за которым сидел ее босс. Хотя у нее было о чем доложить Командующему Икари, но она решила оставить первое слово за ним.

- Доктор Акаги, у меня есть для вас очень важное поручение, - начал свою речь неожиданными для Рицко словами Командующий НЕРВ: - Нам необходимо вернуть на место в Терминальную Догму наше достояние, которое я недавно вернул из экспедиции на место Второго Удара. Как вы уже, наверное, догадались, речь идет о Копье Лонгиния. Реликвия должна вернуться на свое законное место, откуда ее забрали недалекие умом авантюристы.

- Копье вернулось в Токио-3? - переспросила у своего босса начальник научного отдела: - Тогда надо его воткнуть в тело Второго Ангела, распятое на кресте. Но для этого нам потребуется Евангелион. Никакая другая техника не сможет выполнить эту непростую задачу.

- Вот именно, - произнес глава специального института при ООН: - И тут нам поможет Ева-00 и ее пилот. Никто не сможет лучше ее справиться с этим делом.

- А это не слишком опасно? - произнесла встревоженным голосом Рицко Акаги: - Ну, я имею в виду прямой допуск Рей вместе с Копьем к Лилит. А что если она поведет себя не совсем правильно? Ведь может же сказаться ее происхождение. Конечно, она ничего не знает о своем прошлом, но вдруг?

- Не стоит паниковать раньше времени, - произнес недовольным голосом Гендо Икари: - Рей ничего не знает, если, конечно, вы ей ничего не сказали. Я надеюсь, что у вас хватило ума промолчать об этом?

- Естественно, - недовольно фыркнула главная ученая НЕРВ: - Я знаю, о чем можно говорить, а о чем следует молчать.

- Это хорошо, - сказал Командующий НЕРВ: - Значит, завтра мы выполним дело. Управлять действиями Евы-00 будете вы.

- Почему я? - спросила у своего босса доктор Акаги: - Ведь командование Евангелионами - это дело начальника оперативного отдела.

- К сожалению, капитан Кацураги не имеет допуска к секретам Терминальной догмы, - ответил Гендо: - И она по очень веской причине не должна знать о планируемой нами операции. Поэтому на время ее проведения придется удалить вашу подругу за пределы НЕРВ. Но это уже мое дело.

- А как же мой отчет о происшествии с "Элон Джетом"? - огорченным голосом произнесла доктор: - Разве мы не будем его рассматривать?

- Можете оставить его здесь. Я изучу его позже, - процедил сквозь зубы хозяин Токио-3: - Сейчас есть дела и поважнее.

- Тогда я могу быть свободной? - задала очередной вопрос своему боссу Рицко.

- Да, ступайте, - лаконично ответил ей Икари, и уперся взглядом в стол.

Глава 80. Подготовка к возвращению реликвии.

Больше никаких заметных событий в этот день в штаб-квартире НЕРВ не было, но незримая подготовка к транспортировке артефакта к месту его хранения началась. Сотрудники научного отдела и приданные к ним техники проверяли работоспособность лифтов, ведущих внутрь Геофронта и Терминальной Догмы. Для постороннего глаза, если бы он мог оказаться на закрытом для посещений объекте, все это выглядело бы как обычная повседневная работа по обслуживанию гигантского технопарка Токио-3, но знающие местные порядки люди поминали что грядет какое-то событие. И именно к нему приурочены все эти мероприятия, которые должны были влететь НЕРВ в немалые деньги.

Мисато Кацураги шла по коридорам штаб-квартиры в сильном недоумении. Она хорошо видела какие-то непонятные для нее приготовления к какому-то событию, о котором ее явно забыли предупредить. Это не мог быть выход Евангелионов, так как такое мероприятие, по ее мнению, никак не могло обойти ее стороной. Да и о каких Евангелионах можно было говорить. Пилот Евы-01 все еще пребывал в госпитале, а Первое Дитя пока еще не тянула на полноценного пилота, и дальний поход был ей пока не по силам. Да и какой смысл поднимать на поверхность Еву-00, которая имеет более низкие боевые характеристики, по сравнению с Евой-01. Если рассуждать здраво, то абсолютно никакого. Значит, все творящееся внутри Геофронта и штаб-квартиры организации имело какую-то другую подоплеку, которая была непонятна старшему офицеру НЕРВ. Сначала у нее мелькнула мысль пойти к Командующему Икари под предлогом отчета о работе и попросить объяснений, но, немного подумав, начальник оперативного отдела сама отказалась от этой идеи. "Если я буду нужна Гендо, то он сам меня вызовет" - здраво рассудила она и пошла в свой рабочий кабинет, где и просидела никем не потревоженная до самого конца рабочего дня.

А вот следующее утро для нее началось с неожиданного события. Сразу после прихода на работу ее потребовал к себе Командующий Икари. Идя по вызову генерала, попаданка не думала ни о чем хорошем. Ведь всем известно, что несвоевременный вызов к начальству, особенно с самого начала рабочего дня, это не к добру.

Подойдя к апартаментам главы организации, которая контролировала Токио-3, капитан попросила секретаря Гендо доложить о ее приходе. Тот поднял трубку телефона и уведомил своего босса о приходе офицера. Мисато прислушалась к словам, доносящимся из трубки, и услышала слова Командующего: - Пусть войдет. Немедленно!

- Капитан Кацураги, - произнес секретарь бесстрастным голосом: - Вы можете зайти в апартаменты. Командующий ждет вас.

Попаданка сразу же последовала его совету и вошла в распахнутые перед ней двери, которые закрылись за ее спиной. Пройдя по залу, начальник оперативного отдела остановилась перед столом, за которым сидел Гендо Икари. Тот поднял свои глаза и произнес: - Капитан Кацураги, сегодня вы отправитесь в Токио-2, чтобы представлять НЕРВ на церемонии награждения участников боев с Ангелами. К сожалению, наши пилоты не могут присутствовать на этом мероприятии, поэтому вам придется заменить их и получить заслуженные ими боевые награды. Вам все ясно, капитан?

- Так точно, генерал, - встав по стойке смирно, отвечала своему командиру старший офицер НЕРВ: - Вы позволите мне задать один вопрос?

- Разрешаю, капитан, - произнес глава НЕРВ и опустил свой подбородок на скрещенные кисти рук.

- Почему, генерал, я не получила уведомления об этом заранее? - задала вполне резонный вопрос Мисато Кацураги: - Если бы я знала о том мероприятии, на котором мне предстоит сегодня присутствовать, то подготовилась бы к нему и с большей вероятностью предстала бы образцом для прочих офицеров из состава Сил Самообороны. Это повысило бы авторитет НЕРВ в наших вооруженных силах и среди представителей наших союзников.

- Приглашение пришло только сегодня, - не моргнув глазом, соврал генерал, который сам и протолкнул эту идею в среде военных: - Поэтому вам, капитан, придется постараться, чтобы быть на высоте. Церемония назначена на 12:00. Идите и готовьтесь.

- А если... - начала было возражать старшему по званию капитан Кацураги, но была резко оборвана Командующим, который строго произнес: - Никакой отказ от нашего участия невозможен! Выполняйте приказ, капитан!

- Есть, генерал! - ответила попаданка и четким строевым шагом покинула апартаменты главы специального института.

Дождавшись ее ухода, хозяин Токио-3 снял трубку телефона и отдал команду на корабль первому помощнику капитана: - Снять брезент с объекта и приготовить его к транспортировке. У вас час времени на подготовку.

Выслушав его уверения в том, что дело будет выполнено в установленные сроки, Командующий Икари повесил трубку. Время для следующего звонка, который надо было адресовать специальной вертолетной части, еще не пришло.

А попаданка, покинув апартаменты своего босса, сразу же отправилась приводить себя в соответствующий такому торжественному мероприятию вид. Это заняло у нее около часа, в течение которого она не прекращала мысленно ругать своего начальника за проявленное коварство. "Ведь этот гад, наверняка, знал о приглашении еще вчера и ничего не сообщил" - костерила Командующего про себя начальник оперативного отдела: - " Ведь такие мероприятия не устраиваются с бухты барахты. В то, что НЕРВ забыли предупредить об этом, я категорически не верю. Такого просто не может быть".

Закончив свои сборы, капитан НЕРВ вышла на вертолетную площадку, где ее уже ждала винтокрылая машина. Прошла еще пара минут, и вертолет взмыл в воздух, унося своего единственного пассажира в столицу Страны Восходящего Солнца на церемонию награждения.

Как только начальник оперативного отдела покинула штаб-квартиру, Гендо Икари позвонил доктору Акаги и приказал привести к нему Первое Дитя. Рицко, не любившая голубоволосую девушку до глубины души, была вынуждена подчиниться его приказу.

Сама Рей в это время находилась в компьютерном симуляторе и отрабатывала стрельбу по Ангелам из новой штурмовой винтовки, которая была недавно доставлена из российского отделения НЕРВ. Внезапно картинка перед глазами пилота Евы-00 исчезла и вместо нее появилась надпись: Симуляция закончена. Пилоту срочно покинуть компьютерный комплекс. "Ничего не понимаю" - подумала про себя Аянами, но подчинилась инструкции на экране.

На выходе из симулятора ее поджидала начальник научного отдела, которая схватила девушку под руку и потащила по коридору. Рей попыталась сопротивляться ей, но была остановлена злым шепотом ученой, которая довела до нее приказ Командующего. И пилот Евангелиона также была вынуждена ему подчиниться, хотя и подозревала, что в этом неожиданном вызове кроется какой-то подвох.

Путь до апартаментов Командующего не занял у двух объектов женского пола очень много времени, и очень скоро двери кабинета Икари распахнулись перед ними во всю ширь. Начальник научного отдела втолкнула внутрь объект своих исследований и закрыла за собой дверь. Аянами четким шагом проследовала через весь зал и остановилась перед столом, за которым заседал Командующий НЕРВ. Доктор Акаги заняла место за ее спиной.

- Рей, - обратился к Первому Дитя Командующий Икари: - Сегодня тебе предстоит совершить великое дело, которое пойдет на пользу всему миру. Сейчас ты сядешь в контактную капсулу твоего Евангелиона и выведешь его из Геофронта. На поверхности ты примешь некий груз, который оттранспортируешь в Терминальную Догму. Дальше ты поступишь с ним так, как тебе скажет доктор Акаги. Ты меня поняла, Рей?

- Да, Командующий, - бесстрастным голосом ответила пилот Евы-00.

- Ты готова выполнить это поручение? - задал ей новый вопрос глава организации: - Помни, что об этом будет нельзя говорить никому. Даже начальнику оперативного отдела, в подчинении которой ты находишься.

- Готова, - все тем же безэмоциональным голосом произнесла Первое Дитя неотрывно смотря прямо в глаза хозяина Токио-3: - Это мое предназначение - служить человечеству.

- Хорошо, - слегка помягчевшим голосом сказал Гендо Икари: - Иди. Приступай к выполнению боевой задачи.

Пилот Евангелиона повернулась и направилась к выходу из кабинета главы специального института. Следом за ней апартаменты покинула и глава научного отдела.

- А теперь пора звонить вертолетчикам, - тихим голосом произнес Гендо и взял трубку телефона. После короткого разговора Командующий откинулся на спинку кресла и застыл. Теперь ему оставалось только ждать. Ждать и надеяться на лучшее. А ждать глава специального института при ООН умел гораздо лучше многих других.

Глава 81. Возвращение легендарного артефакта в Геофронт.

Первое Дитя в сопровождении начальника научного отдела спустилась в ангар Евангелионов. Контактная капсула Евы-00 уже была открыта, безмолвно ожидая прихода своей хозяйки. Рей посмотрела на нее пристальным взором и, не спеша полезла внутрь нее. Она устроилась внутри ложемента и подготовилась к последующим процедурам, которые не замедлили последовать. Крышка капсулы стремительно закрылась, как будто тот, кто управлял этим механизмом, опасался того, что пилот попытается покинуть ее. Следом за закрытием капсулы последовал ее подъем на значительную высоту и плавное движение вниз. После двух завершающих стыковку с узлом А-10 оборотов внутрь контактной капсулы полилась ЛСЛ. Очень скоро эта жидкость, чем-то напоминающая кровь, заполнила внутренности капсулы, полностью вытесняя из нее воздух. Но ЛСЛ сама содержала достаточное количество кислорода, и поэтому воздух пилоту был не нужен. Аянами уже привычно заглотнула ее и расслабилась. А затем по стенкам капсулы побежали радужные волны, которыми сопровождался процесс синхронизации пилота с его Евангелионом.

А в командном центре НЕРВ в это время находились доктор Акаги, Майя Ибуки и ряд других представителей научного отдела. Все основные представители оперативного отдела отсутствовали на своих местах. Причиной этому было отсутствие возможного боестолкновения с Ангелами, а так же повышенный уровень секретности проводимой руководством НЕРВ операции.

Пока Еву-00 транспортировали к соответствующей шахте, которая должна была вывести ее на поверхность рядом с северной окраиной Токио-3, сам город постепенно приводился в боевое состояние. Как это делалось при нападении очередного Ангела, была объявлена тревога и началась эвакуация гражданского населения. Все офисные многоэтажки скрылись в глубинах Геофронта, но орудийные установки, которые должны были разрядиться в нового Ангела так и не появились. Эта конфигурация еще никогда ранее не применялась в боях с "посланниками небес". Но теперь возникла ситуация, когда она была полностью оправданна.

Пока Еву-00 поднимали наверх, а город переводился в новую конфигурацию, в порту рядом с Токио-3 происходили очень интересные события. Копье Лонгиния, находящееся на борту экспедиционного судна, было полностью подготовлено к транспортировке. Многометровая громада артефакта блестела, как натертая воском. На нее были присоединены несколько захватов, за которые должны были прикрепляться тросы с вертолетов, выбранных для перевозки Копья в штаб-квартиру НЕРВ, где его давно ждали.

Рабочие закончили работы по креплению захватов и на время покинули палубу корабля. Теперь дело было за летчиками, и они не подкачали. Пара транспортных винтокрылых машин подлетела к судну и зависла над его палубой. От них отделились тросы и устремились вниз. В одно мгновение из-под палубы выскочили работники, которые подсоединили тросы с захватами. Выполнив эти несложные действия, они снова скрылись из глаз возможных наблюдателей. Хотя никаких наблюдателей в этом районе не было, и быть не могло. Ведь в целях секретности весь этот район был тщательно оцеплен, и появление здесь постороннего человека было бы самым настоящим чудом.

После того как рабочие покинули палубу, вертолеты начали наращивать обороты своих винтов и начали синхронный подъем вверх. Тяжелый артефакт плавно оторвался от палубы и взмыл вверх. Экипажи вертолетов, убедившись в том, что их груз не зацепится за какую-нибудь помеху, дали газ, и покорные их чутким рукам винтокрылые машины начали неспешное движение к точке рандеву с получателем этого загадочного груза. Местом встречи была назначена северная окраина Токио-3.

И вот, наконец, Евангелион под управлением Аянами Рей поднялся на поверхность. Многотонная машина покинула лифтовую шахту и остановилась, ожидая приказов из командного центра. И они не замедлили последовать.

- Рей, - донесся до попаданки голос начальника научного отдела: - Стой и жди. Скоро со стороны побережья появятся вертолеты, у которых ты должна будешь принять груз. Обращайся с ним осторожно и аккуратно.

- Принято, - лаконично ответила Первое Дитя и замолчала.

Ева-00 неспешно повернулась в сторону побережья и уставилась своим одним глазом в далекий горизонт. Для пилота Евангелиона началось ожидание. К счастью оно оказалось недолгим. Уже через десять минут на горизонте показались силуэты винтокрылых машин, тащащих какой-то груз. Прошла еще пара минут, и висящее на тросах Копье Лонгиния предстало перед девушкой-пилотом во всей его красе.

Как ни странно об этом говорить, но у любого оружия, даже такого странного, как Копье Лонгиния, имеется своя красота. У одного вида она отражается в особой форме, у другого - в отделке, а Копье сочетало в себе и то и другое.

Вертолеты подлетели к ожидающему их Евангелиону и начали потихонечку спускаться вниз. Их спуск продолжался до того самого момента, как груз, несомый ими, коснулся поверхности земли. Как только Копье коснулось земли, вертолеты зависли над ним.

Дальнейший ход был за пилотом Евы-00. И Аянами сделала его. Многотонная махина Евангелиона сделала несколько шагов вперед и нагнулась, беря правой рукой древний артефакт. Ева-00 отцепила захваты, и вертолеты поспешили удалиться с ее пути.

- Возвращайся к лифту и спускайся в штаб-квартиру, - снова прозвучал голос доктора Акаги в ушах пилота Евы-00: - Не спеши. У тебя достаточно времени для успешного выполнения задания.

Но в этот раз попаданка не сразу ринулась выполнять полученный из командного центра приказ. Повинуясь ее приказу, Евангелион повернул копье раздвоенным наконечником вверх и на мгновение застыл в такой позе. Причиной этому было то, что девушка-пилот почувствовала ток какой-то энергии исходящей от артефакта. Эта незримая энергия влияла на ее чувства и заставляла подготовленную к более серьезным испытаниям девушку вести себя не совсем естественно. На какое-то мгновение этот поток почти смог подчинить себе психику Первого Дитя. Еще немного и она совершила бы какие-нибудь действия, о которых ей пришлось бы пожалеть. Но наваждение рассеялось так же быстро, как и возникло, поэтому никто из присутствующих в командном центре специалистов не обратил своего внимания на эту заминку. Конечно, при повторном просмотре записей и проведении их анализа при помощи МАГИ это не осталось бы незамеченным, но из-за секретности операции записи не велись, и риск, что сбой в поведении предназначенной для пилотирования девушки будет замечен, был минимален.

Как бы то ни было, Аянами Рей очнулась и спокойным равномерным шагом повела свою Еву к тому самому лифту, из которого она совсем недавно вышла на поверхность. При подходе многотонной махины к лифту, он занял нужное положение для транспортировки самого Евангелиона и его ценного груза. Заняв место на платформе, Евангелион ухватился за специальные устройства, которые должны были обеспечить его безопасную транспортировку. Сразу после этого платформа с нарастающей скоростью рванула вниз. Впрочем, сказать, что она рванула - означало погрешить против истины. Лифт двинулся вниз на пониженной скорости, так как командование НЕРВ не испытывало никакого желания повредить или утратить могущественный артефакт. Поэтому прошло немало времени до того момента, как лифт остановился в ангаре, из которого начинался путь Евангелиона на поверхность земли. Ева-00 неспешно слезла с платформы и заковыляла по маршруту, который ее пилот получила по связи от командующей миссией начальницы научного отдела специального института НЕРВ. И маршрут, обрисованный главной ученой НЕРВ, вел Евангелион в сторону от обычных лифтов, ведущих на поверхность. Для доставки Копья Лонгиния в Терминальную Догму требовался специальный лифт ведущий не вверх, а вниз. Наличие такого лифта было одной из главных тайн организации. Никому не следовало знать о том, что он есть и куда он ведет. И дело было в таинственном содержимом находящегося в самом низу помещения, называемого в узких кругах Терминальной Догмой.

Конечно, этот объект защищали самые совершенные системы охраны, по пуще любой защиты, которую все же можно преодолеть или обойти, Терминальную Догму и ее содержимое охраняла секретность. Все сотрудники НЕРВ слышали об этом месте, но точно не знали, ни где именно оно находится, ни какими системами охраны оно защищено.

И вот теперь сам Командующий Икари открывал доступ к этому святая святых НЕРВ для постороннего человека, не посвященного в тайны организации. Это было вынужденное действие с его стороны, так как без пилота доставка Копья к месту назначения была невозможна. Но Гендо верил, что Аянами полностью послушна ему, и не выдаст эту тайну посторонним людям. И это было бы верным суждением, если бы Рей осталась прежней. Но подселение чужой души серьезно подорвало лояльность Первого Дитя Командующему Икари, что ставило крест на его намерении соблюсти тайну.

После продолжительного пути Ева-00 уткнулась в дверь специального лифта, и та открылась перед ней. Начался новый этап возвращения реликвии.

Глава 82. Ева, Лилит и Копье Лонгиния.

Евангелион ведомый попаданкой вошел в дверь, которая тут же за ним закрылась. Лифт сразу тронулся вниз, постепенно набирая скорость. Путь в глубины Геофронта не занял много времени, несмотря на то, что Терминальная Догма находилась на значительной глубине. Прошло меньше минуты, и двери тайного лифта начали раскрываться. Перед взором Первого Дитя предстал короткий коридор ведущий к вратам огромного размера. Через них можно было спокойно провести механоид, превышающий по размерам Евангелион не менее чем в три раза. "Так вот как сюда доставили крест, на котором распята Лилит" - мелькнула мысль в голове девушки-пилота: - "Вот оно как! Да жизнь - это совсем не аниме".

Посмотрев на потолок, который украшали турели крупнокалиберных пулеметов и пусковые установки для ракет с неизвестной начинкой в боеголовках, Аянами перевела свой взор вниз и увидела доктора Акаги, стоящую внизу у пульта управления. Да, да, отдельного пульта управления. Хотя вся штаб-квартира НЕРВ была максимально автоматизирована, это место не было подключено к общей сети. Поэтому для получения доступа к нему надо было ввести коды и пройти опознание по целому набору биометрических показателей прямо на месте. В противном случае в доступе человеку, желающему попасть внутрь, отказывалось, и объявлялась тревога. В случае неоднократной попытки не допущенного к объекту человека попасть внутрь охраняемой зоны произошла бы активация системы безопасности, которая постаралась бы уничтожить возможную угрозу. И для этого у охранной системы имелись многочисленные возможности.

Пока пилот Евы-00 оценивала оружие преграждающее доступ возможному врагу к святая святых НЕРВ, главная ученая специального института заблокировала систему безопасности и открыла доступ внутрь Терминальной Догмы для Евангелиона с Копьем Лонгиния в руке.

На глазах Первого Дитя "Врата Рая" начали раздвигаться, уходя в толщу ограничивающих их стен. И что самое интересное, все это происходило абсолютно бесшумно, а ведь при движении таких громадин следовало ожидать определенного шума, свойственного абсолютно всем движущимся механизмам. И по мере их раздвижения пилоту Евангелиона стало понятно, что они не так просты, как выглядят снаружи.

На самом деле комплекс состоял из трех расположенных друг за другом ворот, имеющих толщину в несколько метров. Все они были отлиты из сплавов, используемых при строительстве Евангелионов, поэтому их стоимость была астрономической. Но если учесть что именно пряталось за ними, то такие траты на защиту нельзя было считать чрезмерными.

Процесс открытия створок ворот затянулся на пять минут, что было совсем не удивительным. Ведь даже для того, чтобы сдвинуть со своего места эти махины, надо было затратить немалые усилия. Но когда створки врат полностью отворились, глазам попаданки предстало величественное зрелище, которое кроме нее видели очень немногие.

Перед ногами Евангелиона лежал каменный монолит тридцати метров шириной. По обе стороны от него в глубоких бассейнах неспешно текла ЛСЛ. Несмотря на ее постоянный приток от источника, находящегося в другом конце гигантского зала, уровень в бассейнах оставался неизменным, что свидетельствовало о наличии системы, способствующей ее оттоку. Посмотрев себе под ноги, пилот Евы-00 обратила свой взор к месту, где находился источник этой загадочной жидкости.

Источник, как того и ожидала голубоволосая девушка, представлял собой гигантских размеров крест, выполненный из неизвестного материала. Он был окрашен в багрово-красный цвет. И это творение неизвестно чьих рук не было пустым. На нем висело человекоподобное существо белого цвета, которое крепилось к своему ложу гвоздями или их имитацией. Лицо этого странного существа закрывала маска фиолетового цвета, на которой была изображена странная для непосвященных людей эмблема.

Выглядела она как равнобедренный треугольник, направленный своей вершиной вниз. С одной из сторон треугольника было изображено три открытых глаза, которые частично пересекали сторону треугольника. С другой стороны треугольника в нарушение принципов симметрии красовалось не три, а четыре глаза. И выглядели они точь-в-точь, как их соседи по рисунку. Аянами Рей сразу же вспомнила, какой организации принадлежит эта эмблема, и ее сердце наполнилось злобой. А какое еще чувство она могла испытывать к этим манипуляторам мирового масштаба, которые хотели уничтожить всех уцелевших во время Второго Удара людей и их детей. Со стороны этих серых кардиналов 21 века это самоуничтожение человечества подавалось как очередной виток эволюции и стремление к совершенству, но это была ложь, в которую никто бы не поверил. Поэтому истинные планы безумных старикашек-миллиардеров никогда не выставлялись на всеобщее обозрение, но это не мешало тайному обществу не покладая рук трудиться над всеобщим апокалипсисом. Находясь на пороге собственного гроба, они хотели утащить в него следом за собой весь мир.

Эти мысли могли еще долго крутиться в голове Первого Дитя, но их оборвал звуковой сигнал пришедший извне. Его источником была доктор Акаги, которая поставила перед жертвой своих экспериментов новую задачу, ради выполнения которой Ева-00 и была запущена в это тайное место.

- Рей, - произнесла глава научного отдела слегка подрагивающим голосом: - Подойди к кресту и воткни в распятое на нем существо Копье. Когда ты это сделаешь, твоя миссия будет выполнена.

"Придется выполнить ее приказ, хотя мне он совсем не нравится" - подумала про себя Аянами: - "Но время для мятежа еще не пришло. Так что прости меня, Лилит".

Повинуясь командам Рей, Ева-00 переложила артефакт из одной руки в другую и мерной поступью направилась в сторону распятого на кресте Второго Ангела. Подойдя к нему на максимально возможное расстояние, пилот еще раз оглядела висящую на кресте массу с ног до головы. В отличие от аниме, которое попаданка смотрела в другом мире, эта Лилит имела ярко выраженную человекообразную форму. Форму женщины, которая подтверждала ее право зваться матерью человечества. Никаких многочисленных ножек, отходящих от обрубков нижних конечностей, у плененного Ангела не имелось и в помине, как не было и самих отрубленных конечностей. А источником ЛСЛ были раны в руках Второго Ангела в тех местах, где его руки были приколочены к кресту.

Сделав еще шаг вперед, Евангелион сделал короткий, но сильный замах и вонзил древний артефакт прямо в середину груди Лилит. Сила удара была так велика, что Копье Лонгиния прошло насквозь через тело Второго Ангела и воткнулось в крест, на котором он был распят. Махина креста даже загудела от пришедшегося на него удара. А вот сам Ангел, душа которого витала в неизвестных сферах, так как была выбита из тела своего временного носителя, не проявил никакой реакции на покушение на свою особу. Белая антропоморфная фигура так и осталась висеть без движения. Единственное изменение, произошедшее с телом Второго Ангела после поражения копьем, было связано с увеличением потока ЛСЛ, вытекавшего из его израненного тела.

Нанеся удар Копьем Лонгиния по неподвижному телу Лилит, Аянами Рей поспешно отвела свой Евангелион в сторону. Мало ли что может случиться при контакте Копья и Ангела. Аналогичный контакт этого артефакта с Первым Ангелом Адамом привел к масштабному катаклизму, названному Вторым Ударом. Это только в аниме копье можно было безнаказанно воткнуть в прародительницу человечества, а что произойдет с ней на самом деле, не знал абсолютно никто. И никому не хотелось узнать это на своей собственной шкуре. Убедившись в том, что пригвожденный к кресту Ангел безопасен, Первое Дитя замедлила отход Евы-00 от цели своего задания. Но, даже, несмотря на пониженную скорость, Евангелион очень скоро достиг "Врат Рая" и прошел через них. Сразу после этого доктор Акаги ввела на пульте управления соответствующие коды, и многотонные врата начали закрываться одни за другими. На этом миссия Аянами Рей на сегодня была закончена, и ей пришлось ретироваться из самого секретного места НЕРВ.

Но это испытание имело еще одно следствие, о котором попаданка совсем не задумывалась. Дело в том, что за всеми этапами возвращения в оба глаза смотрел Командующий Икари. Это поручение своему пилоту он воспринимал как тест этого пилота на лояльность ему самому и всему НЕРВ. И Аянами этот тест прошла и тем заслужила некую толику доверия Командующего, что могло ей пригодиться в ближайшем будущем.

Глава 83. Поездка на мероприятие в Токио-2.

А пока в НЕРВ начинались мероприятия по возвращению древнего артефакта на его законное место, капитан Кацураги летела в вертолете в столичный город Страны Восходящего Солнца. После гибели во время войны с Северной Кореей и ее китайскими союзниками старой столицы Японии правительство озаботилось постройкой нового города, из которого можно было управлять страной. Для размещения правительства был отстроен небольшой современный город, получивший название Токио-2. К настоящему времени он серьезно расстроился и занимал площадь около двадцати квадратных километров.

Мисато Кацураги ненавидела летать на вертолетах, так как ее прошлый опыт спецназовца Сил Самообороны говорил о том, что это исключительно ненадежный вид транспорта. Сама она трижды попадала в авиационные аварии, каждый раз, только чудом оставаясь в живых. Пару раз вертолет, на котором она летела, подбивали китайские повстанцы, а еще один раз случился банальный отказ двигателя. "Неужели Гендо специально отправил меня в столицу вертолетом?" - задавала она себе мысленный вопрос и сама же на него отвечала: - "Это вряд ли. Какой смысл ему устраивать мне такую мелкую пакость? Показать свое недовольство мной он мог совсем иным способом".

Поэтому приземлению вертолета на площадку одного из районов Токио-2 капитан НЕРВ обрадовалась, как человек, выигравший миллион в лотерею. Все мысли о коварном замысле своего босса тут же вылетели из ее головы, а зря. Ведь она хорошо знала, какой коварный человек, Командующий Икари и на что он способен ради достижения своих целей.

Покинув с большим облегчением транспортное средство, попаданка направилась к встречающим ее лицам. Все они занимали должности среднего уровня в составе Сил Самообороны и были хорошо знакомы Кацураги как по прошлой службе, так и по сотрудничеству в деле борьбы с Ангелами.

- Капитан Кацураги, - произнес один из офицеров, несущий на своих погонах знаки отличия капитана: - Прошу пройти вас вместе с нами. Нас с вами уже ждет специальный транспорт, который доставит на церемонию награждения.

- Благодарю, Миято, - ответила офицер НЕРВ, идя следом за своим провожатым: - А разве теперь награждения проводятся в другом месте? Раньше это всегда делалось в министерстве обороны, которое находится отсюда в двух кварталах.

- Вы давно не были у нас, Мисато, - ответил на вопрос своей бывшей сослуживицы капитан Сил Самообороны: - Еще полгода назад было построено новое здание, в которое переселилось большинство министерств. Этот же дом стал и резиденцией премьер-министра. Кстати говоря, проводить награждение отличившихся военных специалистов будет именно он.

- Как странно, - задумчивым голосом произнесла начальник оперативного отдела НЕРВ: - Ведь так никогда раньше не делалось. Обычно награждение проводит заместитель министра обороны или, при особо выдающихся заслугах перед отечеством, сам министр.

- Ты, Мисато, забываешь всего один, но чрезвычайно важный аспект, - произнес капитан строгим голосом: - То о чем говоришь ты, касается заслуг исключительно перед нашим отечеством. А ведь борьба с Ангелами - это война, имеющая мировое значение. Ведь если случится Третий Удар, то погибнем не только мы, но и весь мир. Поэтому и вручать награды за успехи в этой борьбе следует не простому министру, а более высокопоставленному лицу, каких у нас в стране всего два. Нельзя же припахать к этому делу самого Императора? Вот и остается одна кандидатура подходящего уровня, которой является глава правительства.

- А много ли народу соберется на это мероприятие? - поинтересовалась у Миято, как у местного, Мисато Кацураги: - Сегодня будут награждать только военнослужащих или всех подряд?

- А ты как думаешь, подруга? - ехидно улыбнувшись, произнес бывший сослуживец Мисато: - Естественно, гражданские чиновники сумели примазаться к этому награждению, как же без этого. Но премьер-министр будет награждать исключительно нас, военных. Он сам отслужил в армии более десяти лет и хорошо знает, чьи заслуги в этой войне весомее.

"Да" - мысленно согласилась с капитаном из Сил Самообороны офицер НЕРВ: - "Премьер-министр заслужил звание генерал-полковника не за происхождение из правильного рода, и не из-за мохнатой лапы в верхах. Поэтому он точно знает, кого и как ему следует награждать за определенные заслуги".

Пока шел этот неспешный разговор, оба капитана дошли до ожидающей их машины. При их виде из-за руля выскочил молодой человек в военной форме с погонами младшего лейтенанта. Он поспешил отворить своим пассажирам двери автомобиля и произнес, отдавая церемониальный поклон: - Господа офицеры, прошу вас занять свои места.

Мисато и Миято переглянулись и заняли места на заднем сидении. Парень прыгнул за руль, и уже через пять секунд машина рванула с места и на полной скорости понеслась по городу. Мисато Кацураги очень любила экстремальное вождение, но вынуждена была отметить, что этот молодой человек ничуть не уступает ей в качестве езды. Управляемая им машина лихо проскакивала перекрестки на желтый сигнал светофоров, подрезала автомобили и выполняла рискованные обгоны по встречной полосе. Короче говоря, за рулем этого бронированного монстра оказался водитель от бога, которому без лихачества на дороге не было нормального жилья. "Интересно, кто он такой?" - задала сама себе мысленный вопрос попаданка, которая сразу же вознамерилась переманить его под свое крыло в НЕРВ.

Дорога через весь город заняла у этого лихого гонщика не более десяти минут. Именно через это время машина подъехала к свежепостроенному высотному зданию, над входом в которое развивались флаги Страны Восходящего Солнца, ООН и специального института НЕРВ. "Кажется нам сюда" - подумала глава оперативного отдела НЕРВ и не ошиблась в своих предположениях, так как их тут же подтвердил шофер, произнесший короткое слово: - Приехали.

Капитан Кацураги и ее попутчик не стали дожидаться, когда им откроют дверь автомобиля, и сами покинули это средство передвижения.

- А дальше нам куда? - поинтересовалась у Миято капитан НЕРВ, еще ни разу не успевшая побывать в этой цитадели власти.

- Идите за мной, - произнес капитан и повел свою попутчицу к двери, ведущей в дом правительства: - Сейчас я вам все покажу и расскажу.

- Это будет исключительно мило с вашей стороны, - сказала ему Мисато: - Вдруг мне еще когда-нибудь придется оказаться здесь по делам организации. Тогда я сразу попаду туда, куда будет нужно.

- Тогда запоминайте маршрут движения, - произнес капитан и повел свою бывшую сослуживицу по коридорам власти.

Мисато шла по коридорам обширного здания и старательно запоминала, где и что в нем находится. А ее проводник вываливал на нее потоки информации обо всем, что им встречалось по пути. И вон, наконец, они достигли цели своего путешествия.

Миято привел начальника оперативного отдела НЕРВ к раскрытым дверям большого зала и произнес: - Это актовый зал, в котором через двадцать минут начнется церемония награждения. Давайте войдем туда и займем места поближе к сцене.

Мисато последовала совету своего бывшего коллеги и прошла через двери зала. Первым делом она огляделась по сторонам, как всегда поступала, попадая в какое-нибудь неизвестное ей помещение. А здесь было на что посмотреть. Обширное помещение, предназначенное для проведения приемов и других торжественных мероприятий, было оформлено в традиционном японском стиле. На стенах висели флаги участников мероприятия, чередующиеся с картинами, на которых отображалась история страны. Вдоль стен были расположены вазы с живыми цветами, свойственные для всех подобных заведений Страны Восходящего Солнца. Единственным исключением из правил оформления этого зала был гигантских размеров плазменный экран, висящий на стене прямо над сценой. Судя по всему, на нем должны были показать отдельные эпизоды трудной борьбы НЕРВ с Ангелами. По крайней мере, это было бы очень логичным с точки зрения начальника оперативного отдела специального института при ООН.

Внимательно рассмотрев оформление зала, взгляд попаданки перекинулся на присутствующих в нем людей в военной форме и в гражданском. Так как до начала мероприятия оставалось еще много времени, то большинство роскошных кресел, обтянутых кожей, пустовало. Но и присутствующих в нем людей хватало для того, чтобы оценить уровень мероприятия как самый высокий. Память Мисато, доставшаяся по наследству попаданке, помогла той опознать министров иностранных дел, промышленности и торговли, пару адмиралов из военно-морского флота, и трех генералов, которые выделяли войска и технику для прикрытия НЕРВ от Ангелов.

Мисато и Миято неспешным шагом прошли через зал и заняли места на первом ряду, ближе к сцене, на которой должно было проводиться мероприятие.

А время неумолимо бежало вперед, и зал поначалу пустой постепенно заполнялся народом. К назначенному времени в обширном зале не было пустого места. Последним в зал вошел, глава правительства, который занял место за столом, стоящим на сцене. Рядом с ним заняли места министр обороны, министр иностранных дел и представитель ООН.

Долгожданное мероприятие началось.

Глава 84. Награждение героев и возвращение в Токио-3.

И началось оно совсем не с награждения, а с долгих пафосных речей ни о чем. И первым такую речь задвинул премьер-министр. Хотя представитель ООН имел большее значение, чем представитель страны-хозяина церемонии, право первого слова он уступил главе кабинета министров. И тот разошелся на добрых полчаса. В своей речи пожилой японец вспомнил о Втором Ударе, тяжелой войне с соседями, трудной послеударной жизни и только потом начал говорить о борьбе с пришельцами извне, которых какой-то остряк-самоучка назвал Ангелами, хотя в их внешности и образе действия не было ничего ангельского. Наоборот, все они были квинтэссенцией грубой силы и воплощением стихии разрушения.

- И именно награждаемые нами сегодня люди стояли, и будут стоять на пути нашего врага до полного его уничтожения. И я верю, что победа останется за ними, а, следовательно, и за нами! - на этой пафосной ноте закончил свою речь престарелый глава правительства, которому в этом году исполнилось 85 лет.

Следующая высокопарная речь обрушилась на собравшихся в этом зале военных, чиновников и ученых со стороны представителя ООН. Эту международную организацию, получившую после взрыва Адама в Антарктиде практически полную власть над обитаемым миром, на этой церемонии представлял европеец сорока лет от роду. Мужчина в полном расцвете сил. И говорить он мог очень долго, но посчитал ненужным излишнее словоблудие и ограничился речью, вместившейся во временной интервал продолжительностью десять минут. В своей речи он делал упор на пропаганду международного сотрудничества в нелегком деле борьбы с Ангелами. А трудности, имеющие другую природу, будут преодолены со временем, ведь по-другому просто не может быть. Был ли он таким оптимистом по жизни или просто не владел секретной информацией, но у всех, кто его слушал, сложилось твердое мнение, что тот сам верит в то, о чем говорит. Поэтому эта речь вызвала в массе людей, оказавшихся в зале, рост оптимизма и хорошего настроения.

После представителя ООН выступили сидящие за столом министры правительства Страны Восходящего Солнца, на территории которой находился Токио-3 и Геофронт. Где люди в военной форме и без оной не жалея сил сражались с агрессивными чужаками и пытались раскрыть их тайны. Воодушевленные продолжительным выступлением главы правительства они растянули протокольную часть еще на полчаса. В своих речах они собрали в одну кучу то, что говорил премьер-министр и то, что говорил представитель ООН, создав эпическое произведение убойной силы. По крайней мере, большинство из присутствующих в зале лиц с трудом удержалось от зевоты, слушая их опусы.

Но всему, не важно: хорошему или плохому, рано или поздно приходит конец. Пришел он и этой болтовне. И теперь после иссякания запасов казенных слов и канцелярских выражений, можно было приступить к тому, ради чего и затевалось это сборище. К вручению наград от правительства и от ООН для героев минувших сражений.

И первыми на сцену поднялись танкисты первыми встретившие удар Сакиила. После ответного удара Ангела их уцелело совсем мало, поэтому их награждение не заняло много времени. Все они получили кресты от ООН и награды "За выдающиеся заслуги" от Страны Восходящего Солнца. Награды им вручал сам министр обороны. Награждение сопровождалось громкой музыкой аплодисментами зрителей. Видя это, Мисато поинтересовалась у своего соседа: - А как же наградят тех, кто погиб в бою? Не может же правительство оставить их без награды?

- Награды погибших участников сражений получат члены их семей, - тихим шепотом произнес капитан Сил Самообороны: - Для них будет отдельное награждение, так как в этом зале едва хватило места для живых участников боев.

После того как танкисты получили свои награды, на сцену вышли летчики, которые участвовали в боях со всеми тремя Ангелами. Все они получили такой же комплект наград, как и танкисты.

Следующими на сцене появились операторы ракетных установок и артиллеристы. Их награждение заняло гораздо больше времени, так как их было больше, чем летчиков и танкистов вместе взятых. Но все же награждение прошло в бодром темпе, не растягиваясь на долгие часы.

Следом за представителями сухопутных сил на сцене появились представители военно-морского флота, которые тоже внесли значительный вклад в дело борьбы с Ангелами. Именно они отвечали за своевременное обнаружение чужаков в водной среде, контролируя подступы к Токио-3 со стороны моря. Единственным их участием в боях был эпизод с обстрелом Рамиила ракетами с Н2 боеголовками. Поэтому дождик наград, доставшийся им, был жиже, чем у других родов войск.

На этом награждение военных закончилось, и после небольшого перерыва началось награждение сотрудников НЕРВ, которые были представлены на этом сборище всего-навсего одним человеком - капитаном Кацураги.

- Майор Кацураги, - прозвучал голос выкрикивающего награжденных представителя ООН: - Пройдите на сцену.

Офицер НЕРВ не поняла, что это обращаются именно к ней. "Какого черта!?" - подумала она про себя: - "Они что издеваются, что ли надо мной? Какой дурак составлял списки на награждение? Неужели нельзя было написать в них правильное звание? Или я торможу и тогда...".

Новый вызов майора Кацураги окончательно заставил попаданку поверить в свое счастье, и она строевым шагом проследовала к сцене, на которой происходило награждение.

В отличие о предшествующих ей военных, вручать награды свежеиспеченному майору вышел сам премьер-министр. Он пожал ей руку крепкой для человека его возраста хваткой и вручил крест ООН, орден Восходящего Солнца 8-й степени и медаль за заслуги перед отечеством. После короткого поздравления от всех присутствующих за столом, она было собралась уходить, но премьер-министр остановил ее, сказав: - А как же награды для пилотов? Раз вы единственный представитель от НЕРВ в этом зале, то будет правильно, чтобы их получили именно вы.

Мисато согласилась с этим мнением главы правительства и осталась дожидаться обещанных наград. К ее удивлению ей были выданы два кейса средних размеров. На одном из них было написано Аянами Рей, а на другом красовалась надпись Синдзи Икари. "Ну, ни фига себе!" - восхитилась про себя начальник оперативного отдела НЕРВ, ощутив их вес в своих руках: - "И чего только они туда напихали? Одни награды, даже если их будет вдвое больше чем у меня, не могут так много весить. Значит, там есть что-то еще, помимо них. А вот что именно я узнаю, когда буду возвращаться обратно в Токио-3.Так и сделаю".

Остановясь на этой мысли, как руководству к действию, майор Кацураги не стала даже пытаться открыть доверенные ее рукам кейсы раньше времени. Стоя на сцене, она выслушала много добрых слов в адрес своих подчиненных и себя самой. Но опытная женщина очень хорошо понимала, что многие выступающие изрядно кривят душой, говоря их. Они сами бы предпочли оказаться в роли единственных спасителей человечества, и их чрезвычайно раздражал тот факт, что все эти награды пролетели мимо них. Кроме того, многие из присутствующих в этом зале хотели бы получать в свое распоряжение деньги щедрой рукой выделяемые ООН своему специальному институту. Эти злостные корыстолюбцы считали, что гораздо лучше других смогут распорядиться ими, отделяя некоторую часть финансовых потоков в свою пользу. А монополия НЕРВ в этой сфере сводила все их усилия по перераспределению денежных ресурсов на нет. И причиной этому было то, что Гендо Икари хорошо знал счет деньгам и не позволял воровать у возглавляемого им института никому. А те, кто пробовал конкурировать с ним, терпели убытки колоссальных размеров. Последним таким примером был крах проекта "Элон Джет", к которому, по мнению многих нечестных на руку личностей, приложил руку возглавляемый Гендо институт.

Дождавшись окончания потока неискренней похвальбы, новоиспеченный майор вернулась на свое место перед сценой. Все дальнейшие награждения прошли мимо нее. Ведь эти чиновники, которые сумели подсуетиться и выискать для себя заслуги не имели никакого отношения к военным делам и совершенно не заслуживали ее внимания. Примерно через час поток этих героев от бюрократии закончился, и представитель ООН произнес речь, которая подвела итоги под этим награждением. На этом мероприятие и закончилось.

После него должен был быть торжественный банкет, но майор Кацураги не захотела задерживаться в этом гадюшнике полном лицемеров дольше необходимого и под предлогом службы поспешила улизнуть от этого мероприятия. И тут все окружающие показали свое настоящее лицо. Практически никто из них не стал уговаривать ее остаться. "Не хочешь быть с нами - и черт с тобой" - такая мысль была четко выражена на лице каждого второго участника мероприятия.

Сопровождаемая своим бывшим сослуживцем, Мисато проследовала к вертолетной площадке, где ее ждала винтокрылая машина. Пилот увидел приближение своего пассажира издалека и уже прогревал мотор на холостом ходу. Майор попрощалась с капитаном и быстро залезла в кабину летательного аппарата. Пилоту она лаконично сказала: - Полетели.

Тот в знак согласия кивнул головой, и машина стремительно взмыла вверх. Затем она легла на курс в Токио-3, где майора Кацураги ждали новости и очень неприятные открытия.

Глава 85. Все тайное становится явным.

Полет до Токио-3, где располагалась штаб-квартира НЕРВ, не доставил начальнику оперативного отдела никаких неприятностей. Впрочем, она их особенно и не опасалась. Только, подлетая к окраине Токио-3, она поняла, что неприятности ее не минуют. Причиной таких размышлений с ее стороны стали странные следы, обнаруженные с воздуха во время полета над одним из лифтов системы транспортировки Евангелионов. Это были свежие следы Евангелиона, которым там было неоткуда взяться. Но кто мог вывести тысячетонную махину на поверхность без ведома главы оперативного отдела, которой подчинялись все находящиеся в Геофронте Евы? Сделать это мог только глава специального института генерал Икари, пользуюсь своими полномочиями, выданными ему ООН. А если для этого ему потребовалось удалить начальника оперативного отдела, то этот выход Евы на поверхность не вел ни к чему хорошему. И теперь Мисато следовало начинать беспокоиться о своем будущем.

Рассмотрев очередное свидетельство коварства Гендо Икари, попаданка недовольно хмыкнула, но не стала проявлять видимую для посторонних людей, наподобие пилота вертолета, реакцию к этому неожиданному событию. Она легко вздохнула и сосредоточилась на предстоящей ее транспортному средству посадке на площадке, расположенной рядом с пирамидой НЕРВ. Посадка была легкой, и очень скоро Мисато Кацураги вместе со своими подарками для пилотов прошла через проходную штаб-квартиры. Дальнейший ее путь лежал в оперативный отдел, где она рассчитывала найти пилота Евы-00 и двух кандидатов, которые были там, на момент ее отлета в Токио-2.

Но ни Аянами Рей, ни Айду с Тодзи, она там не нашла. Да и вообще отдел оказался пустым, что навело его начальницу на очень неприятные мысли. "Что же такое тут сотворил наш Командующий, что для этого понадобилось удалять из штаб-квартиры всех моих подчиненных?" - подумала про себя попаданка: - "Наверное, это были какие-то приготовления к Третьему Удару. Зайду ка я к Рицко за информацией. Не может же она не знать, какая чертовщина творилась тут в мое отсутствие".

Сказано - сделано. Не теряя времени зря, молодая женщина направилась в лаборатории своей подруги, рассчитывая тем или иным способом добиться от нее разъяснений произошедшего.

Придя в лабораторию, майор Кацураги увидела, что никого из персонала там нет, а ее подруга спит сидя за терминалом МАГИ. "Вот сейчас я подшучу над ней" - мелькнула мысль в голове старшего офицера НЕРВ: - "Не все ей с Гендо шутить и издеваться надо мной. Так что начнем будить коллегу. Хватит ей спать".

Попаданка бесшумным шагом подкралась к своей будущей жертве, нагнулась над ней и громко крикнула ей прямо в ухо: - Ангел! Боевая тревога!

Только вот результат этой побудки оказался очень неожиданным для ее инициатора. Разбуженная громким криком под самым ухом доктор Акаги вскочила, как ошпаренная. К ее собственному несчастью над ней в этот момент склонилась ее подруга. Начальник научного отдела НЕРВ со всей силы долбанула ее своей макушкой прямо в подбородок. Не ожидавшая такого подвоха, майор НЕРВ отлетела в сторону ближайшей стенки и чудом удержалась на ногах, вцепившись за нее. Сама же Рицко со стоном плюхнулась обратно на кресло, с которого и произвела этот впечатляющий воображение старт. А еще через несколько мгновений две разозленные случившимся женщины уставились друг на друга злым пронизывающим взглядом.

- И что это было? - сердитым голосом произнесла главная ученая НЕРВ, почесывая свою макушку пострадавшую от столкновения с челюстью майора: - Какую хрень ты творишь, Кацураги? Совсем что ль сдурела?

Начальник оперативного отдела помассировала свою челюсть и ответила встречным вопросом: - Точно такую же, какую вы творили здесь в мое отсутствие. Кто выводил в мое отсутствие Еву-00 на поверхность? Или вы вытащили Синдзи из госпиталя и заставили его пилотировать Еву-01? Я требую объяснений произошедшего, и пока не получу их, то не покину лаборатории и не дам тебе покоя. Ты поняла меня, Рицко?

Доктор Акаги заметно помрачнела, услышав претензии своей коллеги по работе. Конечно, у нее был ответ на все вопросы подруги, но давать ей их не хотелось. Не хотелось от слова совсем. И дело было не в том, что ответы не понравятся профессиональной военной. Все обстояло гораздо хуже. Доступа к тайнам, связанным с выходом Евы-00, у начальника оперативного отдела не было, и предоставить ей его не было никакой возможности. Все упиралось в категорический запрет со стороны самого Командующего Икари, а спорить с ним не решился бы ни один из сотрудников специально института при ООН.

А попаданка увидела реакцию своей подруги на вопросы и продолжила свою атаку на нее.

- Кто будет отвечать за возможные повреждения Евангелионов во время ваших экспериментов? - прошипела Мисато, уставившись прямо в глаза начальника научного отдела: - Кто будет пробивать сметы на их внеплановое обслуживание и ремонт? А ремонт сооружений Токио-3, которые могут пострадать при прогулке Евы по поверхности. Кто будет отвечать за него? Ты, Командующий Икари или я?

- Я не могу тебе сказать ничего про выход Евы-00 на поверхность, - несколько виноватым голосом произнесла ничего не значащие слова Рицко: - Цель этой операции - личный секрет Командующего. Если хочешь знать больше, то запрашивай допуск у Гендо. Все будет так, как он решит.

И тут у начальника оперативного отдела появился повод для раздумья. Конечно, было можно последовать совету подруги, но это ничего бы не дало. Командующий Икари никогда не даст доступа к своим секретам постороннему человеку, пусть даже он и работает в НЕРВ под его руководством. А если он и расщедрится на какую-нибудь информацию, то она будет фальшивой. Тщательно разработанной фальшивкой. Поэтому попаданка решила не спешить и не рисковать, а просто поговорить с пилотом Евы-00, которая была ее коллегой по несчастью.

Именно поэтому ответа на слова доктора Акаги с ее стороны не последовало. Майор просто повернулась к ней спиной и, не говоря ни слова, покинула лаборатории. Дальнейший путь офицера НЕРВ лежал в сторону своего дома, где она рассчитывала найти источник информации, для ознакомления с обстановкой. А главная ученая НЕРВ осталась в сильном недоумении от таких неожиданных поступков изученной ей вдоль и поперек подруги. И в голову начальника научного отдела начала закрадываться мысль о том, что Мисато вовсе не та, за кого она себя выдает. Хотя эта мысль была довольно абсурдной, но она хорошо объясняла все странности начальника оперативного отдела. Единственное, что не могла понять Рицко, когда и как произошла эта подмена. Поэтому главный научный сотрудник НЕРВ решила начать сбор информации о двойнике своей подруги. А до его полного завершения Акаги приняла решение ничем не выдавать своих подозрений, так как они могли спровоцировать самозванку на действия непредсказуемого характера.

А начальник оперативного отдела, не подозревая о тараканах беспардонно шляющихся по голове ее подруги, спокойным шагом дошла до дома, где ее встретили двое ее будущих подчиненных, которые обступили Рей и пытались выудить у нее информацию о сегодняшнем происшествии.

- И какой это был Ангел? - яростно напирал на девушку фанатик пилотирования и всего, что с ним было связано Айда Кенске: - Как он выглядел? Как ты его одолела?

- Да не было никакого Ангела, - упорно говорила истинную правду, в которую никто не хотел верить, Первое Дитя: - Это была ложная тревога. Никого из сотрудников оперативного отдела даже не было на рабочем месте.

- Капитан Кацураги, - обратился к своему будущему командиру Айда, сразу не заметивший новые погоны на мундире: - А что вы скажете... Ой, простите меня, майор Кацураги. С каким Ангелом сегодня сражался НЕРВ?

- Я была на мероприятии в Токио-2 и ничего не знаю ни про какого такого Ангела, - строгим голосом произнесла майор: - А вот выход Евы-00 на поверхность меня очень интересует. Кто его санкционировал и для чего?

- Я не могу дать ответ на этот вопрос, - спокойным голосом произнесла пилот Евы-00: - Я дала слово держать все в тайне.

- Вот оно как, - недовольным голосом произнесла старший офицер НЕРВ: - А подать сигнал жестом ты нам можешь? Надеюсь, что Командующий не запрещал тебе этого?

- Прямого запрета не было, - подтвердила догадки своего командира Первое Дитя: - Так что данное мной слово не будет нарушено.

И началась словесная игра, в ходе которой майору удалось узнать, что командовали выводом Евангелиона на поверхность сам Командующий и доктор Акаги. А вот с целью выхода все было гораздо сложнее. Передать жестами сообщение о Копье Лонгиния пилот Евангелиона не могла. И тогда, отчаявшись, она попросила лист бумаги и ручку. Майор Кацураги отдала своей подчиненной просимое ей, и девушка нарисовала раздвоенное Копье. Кому-нибудь другому этот корявый рисунок не дал бы никакой зацепки, но попаданка знала, что ее коллега по несчастью опознает этот предмет. Так оно и вышло. Поняв, что она видит на листе бумаги, Мисато тут же задергалась. Она слишком хорошо знала о возможностях этого древнего артефакта и ни капли не сомневалась в том, какое применение для него нашел Гендо. Но попаданка, имеющая опыт военного командования, сделала вид, что ничего не поняла. Ее рука скрутила листок в трубочку и запихнула в карман мундира.

- Об остальном мы поговорим позже, - произнесла она бесстрастным голосом: - Сейчас время ложиться спать. Ведь завтра нам снова на работу.

Кандидаты в пилоты Евангелионов, так и не добившиеся полных ответов на свои вопросы, покинули квартиру майора и оставили двух женщин в одиночестве. И у их разговора не было свидетелей, которые окажись в это время в этом месте могли бы узнать величайшие тайны. Но чего не было, того не было. И эти тайны остались тайнами для всех остальных, кто не должен был быть посвящен в них.

Глава 86. Кукловод делает новый ход.

Прошел еще один день, и тут случилось событие ни одним человеком в этом мире не оставшееся замеченным. Великий Игрок заглянул в мир посмотреть на то, что с ним сотворили несколько заброшенных в него его волей попаданцев. Эта сущность могла свободно читать как прошлое, так и будущее, и поэтому узнать все о похождениях жертв своего эксперимента для нее не составило никакого труда. И увиденное Великим Игроком его совсем не обрадовало.

- Вот же, люди! - с чувством произнес он, хотя способ общения подобных ему сущностей сильно отличался от человеческого и был непостижим людьми: - Вам же дана свобода выбора, а что творите вы? Пытаетесь внести мелкие незначительные изменения в канон. И на фиг вам это нужно? Так дело не пойдет! Придется принять решительные меры.

Показав свое недовольство сложившейся в игровой реальности ситуацией, Великий Игрок поспешил покинуть ее. Дальнейший его путь лежал в тот мир, откуда он вытащил эти души, пытающиеся изменить ситуацию в игровой реальности, превращая ее в новый реальный мир. Именно там он рассчитывал навербовать новых бойцов, которые будут действовать с огоньком, а не жевать сопли, как эти ролевики - неудачники.

Попав в нужный ему пространственно-временной континуум, Игрок создал себе тело по образцу и подобию ходящих вокруг него людей. Теперь Великая Сущность, которой было вполне по силам создавать новые миры и разрушать их, выглядела как человек двадцати лет от роду, не имеющий никаких особых примет. Одним словом - мечта любой разведывательной службы этого мира.

Создав себе тело, которое облегчило бы для него поиск наемников, Великий Игрок отправился в свой поиск. И первым объектом, который привлек его высочайшее внимание, стал клуб "Евангелион бессмертен". Именно в него и направился гость реальности.

Войдя в помещение, где размещался этот клуб, Игрок сразу же наткнулся на стенд, на котором висели фотографии шести подростков, обведенные черной рамкой. Так как время в игровом мире и в реальности текло с разной скоростью, то здесь прошло около двух недель с момента гибели попаданцев. Увидев идущего навстречу ему человека, Игрок спросил его, показывая рукой в сторону стенда: - А кто это такие? Что с ними случилось?

- Попали в аварию, - произнес грустным голосом участник клуба, машинально отвечая на заданный ему вопрос, и только потом поинтересовался у спрашивающего его чужака: - А ты кто такой? Я тебя раньше здесь не видел.

- Я хочу вступить в ваш клуб, - произнес гость реальности: - И ищу кого-нибудь из ваших старших.

- Иди прямо вперед, - махнул рукой завсегдатай этого заведения: - Там будет белая дверь, за которой обычно сидят мастера игры. Обратишься к ним, и они примут решение на твой счет. Да не беспокойся ты так. Они очень редко отказывают желающим вступить в наши ряды. Не так уж много желающих стоит у наших дверей, чтобы выпендриваться при их отборе.

Последовав совету старожила фан-клуба, Игрок прошел по короткому коридору и уперся в нужную ему дверь. Стукнув в нее два раза и не дождавшись никакого ответа, гость из запределья вошел в небольшую комнатенку, скрывавшуюся за ней. Глазам Творца миров предстало ничем не примечательное зрелище. Скудная обстановка комнаты навевала тоску. Стол, три стула и один шкаф представляли собой обстановку этого помещения. Вся мебель была выдержана в грязно-серых тонах, что способствовало унынию у любого человека, который взглянет на нее. Единственным исключением в этом унылом помещении, к которому непременно прилип бы взор зашедшего в него человека, были стены, увешанные самодельными плакатами. Художники, рисовавшие их, явно не поскупились на краски, и с фантазией у них все было в полном порядке. Поэтому их творения сразу же притягивали взгляд любого посетителя этого кабинета.

Но Великий Игрок пришел сюда не для того, чтобы разглядывать стены, поэтому, бросив на них мимолетный взгляд, он вернулся к цели своего визита - разговору с мастером игры, один из которых сидел за столом. Точнее говоря, этот парень не сидел, а лежал на столе, слегка посапывая. Если бы эту картину увидел бы такой же человек, как и он, то у него вряд ли бы поднялась рука разбудить мастера, который всем своим видом показывал окружающим, что хронически не высыпается. А вот Творец Миров не был человеком, и поэтому сделал то, что сделал. Он подошел к столу и хлопнул по нему рукой. От неожиданного шума под ухом мастер игры вскочил, как укушенный.

- Кто ты и какого дьявола тебе тут нужно? - грозным голосом рявкнул он прямо в лицо незваному им гостю.

Тот только улыбнулся смелости этого человека и произнес: - Я новый игрок. Хочу поступить в ваш клуб.

- И для этого надо было так меня будить? - хватаясь за голову, произнес недовольным голосом мастер игры: - И почему к нам в клуб идут только одни отморозки? Мало мне тех, кто погиб в аварии, так еще и ты приперся.

Видя, что разговор зашел об интересующих его персонажах, гость из другого мира насторожился и стал внимательно слушать стенания мастера игры о своей тяжкой жизни и прочих проблемах и печалях. А хозяин комнаты, найдя внимательного слушателя, разошелся во всю. Он вываливал на своего гостя тонны информации, которая тому была совсем не нужна, а Игрок не прерывал его монолог, рассчитывая выловить в нем то, что ему было нужно. И такой момент наступил.

- Да еще эти родственники проклятые, - жаловался постороннему для него человеку мастер игры: - Все ходят и ходят к нам, как привязанные. Ну, не виноваты мы в их гибели, не виноваты. Сами напились и погнали по ночной дороге. А к нам теперь как крестный ход. Ни дня покоя. То одни, то другие. Ну, разве это справедливо?

- И кто именно к вам ходит? - с деланно незаинтересованным видом произнес, почуявший своих будущих наемников, Великий Игрок.

- Да много их, - жалобным голосом произнес ролевик: - У Александра осталась сестра двенадцати лет, у Михаила - младший брат, которому исполнилось пятнадцать. У Иры - брат, ему семнадцать. А все остальные уже взрослые. С ними проще. Они уже смирились с потерей родни. А вот эта троица. Никакого покоя от них нет.

"Вот это и будут мои клиенты" - подумала про себя сущность: - "Уж кого-нибудь из них я обязательно сагитирую на спасение мира. А если с ними не повезет, то всегда можно найти других желающих приключений и славы. Ведь это же люди, и тщеславие свойственно даже самым лучшим из них".

- И где же они живут? - тем же безэмоциональным голосом произнес Великий Игрок, вкладывая в свой голос силу подчинения, которой простой человек не мог не подчиниться.

- Да в нашем районе, - произнес старший ролевик, мотая головой: - Сейчас я соберусь с мыслями и расскажу, как их всех найти.

- Не надо, - произнес гость этого мира, просматривая память сидящего перед ним человека: - Забудь об этом.

- Так вы говорили, что хотите участвовать в наших ролевых играх, - тут же переключился на новую тему предводитель ролевиков: - Мы рады принять вас в свой круг. Чью роль вы собираетесь отыгрывать?

- Естественно, капитана Рёдзи, - произнес Великий Игрок: - Хотя могу взяться и за любую другую роль, если это будет нужно.

- Этот персонаж нам нужен, - покивав головой, сказал мастер игры: - Я думаю, что вы нам подходите. Оставьте, пожалуйста, мне номер вашего телефона. Мы свяжемся с вами, когда придет время для очередной игры.

- Хорошо, - ответил гость из-за предела мира, доставая из своего кармана сотворенную им самим визитку с вымышленной фамилией и несуществующим номером: - Я буду с нетерпением ждать вашего звонка. До встречи.

- До встречи, - ответил своему посетителю ролевик и снова повалился на стол, за которым сидел.

Великий игрок улыбнулся и покинул кабинет мастеров игры. Его миссия в этом клубе была закончена. Теперь надо было двигаться дальше и искать исполнителей для миссии в игровом мире. Уходя из фан-клуба, сущность привычно стерла в памяти всех присутствующих в нем людей момент своего присутствия в нем. Зачем ей это было нужно, она и сама не знала.

Глава 87. .




РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  М.Атаманов "Искажающие реальность-3" (ЛитРПГ) | | А.Калина "Прогулки по тонкому льду" (Любовное фэнтези) | | А.Тарасенко "Замуж не предлагать" (Попаданцы в другие миры) | | Я.Ясная "Академия Семи Ветров. Спасти дракона" (Любовное фэнтези) | | Р.Ехидна "Мама из другого мира. Делу - время, забавам - час" (Попаданцы в другие миры) | | М.Ваниль "Чужая беременная" (Женский роман) | | О.Адлер "Сначала кофе" (Женский роман) | | Т.Блэк "Невинность на продажу" (Современный любовный роман) | | У.Соболева "Твои не родные" (Современный любовный роман) | | О.Обская "Проснуться невестой" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"