Дарь Пална: другие произведения.

Герои поневоле

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Вот так приключение! Не думала не гадала, а тут раз и в сказку попала. Да вот только дела в этой сказке творятся, что называется не для детских ушек и не для впечатлительных особ. Опять попаданка, опять другой мир :) Аннотации путевой пока нет, потом чего нибудь соображу ;) выкладка от 7.06.14 Ай-яй, совсем забыла предупредить, это первая книга (надеюсь) "Игры".

  Часть 1.
  
   Теплый июльский вечер плавно спустился на землю и погрузил небольшой, но весьма шумный городок в относительную тишину и покой. Где-то далеко-далеко немузыкально разрывалась автомобильная сигнализация, ей вторили мужские возмущенные голоса. Проходя мимо парка, я услышала игривый женский смех, который разлился не соловьиной песней и своей неестественностью, как серпом резал слух.
   Хотя, мне-то, что до этого смеха?
   Да, ничего! Просто раздражает.
  Я возвращалась домой от подруги. Немножко веселая, чуть-чуть грустная, в меру пьяненькая, на дне рождения ведь была. Танцы и вино были неизбежны, Ленка так и сказала: "Лизон, вот как хочешь, а выпить за мое здоровье ты просто обязана. Отмазки и попытку не явиться на моем празднике жизни, рассмотрю как личное оскорбление". Вот и докажи после этого, что ты не верблюд. А вообще, чего это я жалуюсь? Повеселились не плохо. Честно признаться - давненько так не отдыхала, чтобы с песнями, плясками и без укоризненных вздохов подруг о том, что они давно замужние дамы, имеют детей, а я все бобылем хожу. Тем более так удачно совпало: завтра у меня выходной, можно посвятить весь день себе любимой и не дай Боже позвонят с работы. Не скажу, что не люблю свою работу, но находясь на службе у государства, порой ловлю себя на мысли, уж не в рабство ли я попала, все получилось, как в том анекдоте "люблю свою работу, захочу - прихожу в семь утра, захочу - ухожу в двенадцать ночи". В свое время, насмотревшись полных героизма и романтики сериалов про работу в милиции, я крепко вбила себе в голову, что это - то самое будущее, о котором можно мечтать. Ага... Мечты сбываются, жаль не с Газпромом. Ах, да! Позвольте представиться: оперуполномоченная отделения уголовного розыска, капитан полиции Соловейко Елизавета Сергеевна.
  
   Я вышла на центральную дорогу. Через два перекрестка останется свернуть на площадь, а за ней уже и моя улица. Маленькие скверики, эдакие островки оазиса с удобными лавочками удобно размещались на протяжении почти всего пути до дома. Идешь, к примеру, с охапкой сумок, солнце припекает, устал - присел, отдохнул. Такие местечки после захода солнца пользуются популярностью еще у влюбленных парочек, уж не знаю почему, но их магнитом туда тянет и даже соседство с противными комарами ни сколь не напрягает. Однако, ни парочек, ни одиночек я, что-то не вижу, подозрительно как-то. Немного стало жутковато. Маршрут от центральной дороги крепко впечатался в мою память благодаря ежедневным пробежкам до работы, так что в случае чего я найду где спрятаться: каждый столбик, ямка, кустик...
  - А-а-а-а!! - колодец?! Почувствовав, как земля буквально уплывает из под ног, я только и успела вскрикнуть, да махнуть руками прежде чем провалилась в дыру. Приземление прошло крайне неудачно, мало того, что новое платье порвалось по швам, так еще и ногу кажется, подвернула!
  - У-уй! Больно, то как...- едва не плача от обиды за испорченный вечер, стащила с поврежденной конечности туфлю и запустила ею в зияющую пустоту над головой, где должен был быть люк. Преследуемая всемирным законом тяготения, туфелька не достигла свободы, а вернулась ко мне, стукнув тридцать девятым размером по макушке.
   "И какой идиот забыл закрыть колодец? Так ведь и убиться не долго! А я тоже хороша, рот раззявила и ворон считаю вместо того, чтоб под ноги смотреть... Вот выберусь отсюда, да задам им по самое не балуйся, чтобы в следующий раз за собой прибирали. Вдруг так ребенок свалиться, страшно подумать! За что они зарплату получают, в конце - концов? За свернутые шеи?!" - пока воображение рисовало картины возмездия над нерадивыми коммунальщиками, я исследовала западню на ощупь.
   Как есть бетонный мешок без лестницы, метра три в диаметре, без ходов и выходов, присущих канализационным шахтам. Наверное, запасной. Хотя на какой черт им сдался резервный люк ума не приложу. Сам пол был сухой, мусора под ладони не попадалось. Можно сказать мне еще повезло, а, то помню, ловили мы одного шестнадцатилетнего бунтаря по подвалам, да вот таким подземкам. Скажу одно - пренебрежение спец костюмом проредило мой гардероб, потому как все, начиная от обуви и заканчивая, пардон, трусами, пришлось вынести на мусорку.
  - Люди?! Помогите! - набрав побольше воздуха в грудь завопила я. - Вытащите меня отсюда!!
  Никто не торопился спасать попавшую в беду даму в моем лице. Погорланив еще часа полтора, я замолчала. Чего только не испробовала: и "пожар", и "умираю", "насилуют", любителей выпить заманивала халявной водкой, туфли подкидывала вверх в надежде зарядить кому-нибудь в лоб, но все тщетно. Можно было, конечно, позвонить знакомым, да вот незадача, сотовый телефон вместе с документами, кошельком и ключами от квартиры спокойненько покоился в сумке, которую я профукала, когда аки птица махала руками. Вот и получается, что сама выбраться не могу, помощь вызвать возможности не имею, сижу дура - дурой, а между прочим уже ночь на дворе и холодает.
  - Какие вы люди после этого? Одно слово - гады! - предприняв последнюю попытку воззвать к совести горожан, я окончательно умолкла.
  
   Утро нового дня не принесло ничего хорошего. Меня ждали крайне неприятные открытия. Во-первых, происшедшее накануне событие не сон, я по-прежнему сижу в колодце. Во-вторых, поврежденная нога очень сильно опухла, побагровела и пульсировала тупой болью, что указывало на трещину в кости или перелом. В-третьих, после ночных завываний и криков о помощи я посадила голос.
  - Япона мать! - выругалась я в сердцах, смахивая липкой от пота и пыли ладонью, слезы обиды. Если меня так и не вытащат из этой норы... Да, что за бред? Вытащат!
  "Развела тут сопли, идиотка", - саму себя мысленно отругала я.
  Глупые страхи и мысли типа: "а вдруг?", "как быть?", и "сколько придет человек проститься?" - отступили туда от куда вылезли, то есть в персональный "ларец Пандоры", который хранится в самом дальнем уголке моей души. В конце - концов, уже утро, скоро люди потянутся по своим делам и кто-нибудь обязательно найдет меня.
   В круглом окне над головой, в единственном источнике света временной темницы виднелось серое небо. Тупо уставившись в эту недосягаемую высоту, я стала прислушиваться к малейшим звукам, но все было тихо. Как ни странно, не было слышно проезжающих машин или лая собак, словно мир в один миг стал немым. Повинуясь тишине, я поддалась коварной дремоте, которая тут же уцепилась в меня своими клешнями и отправила в сон без сновидений.
  
  - Эй, глядите - ка! Нашлась гулена! - прогудел над головой грубый женский голос. - Идите сюда, достать подсобите горемычную.
  - Стыд бы поимела, дочь хозяина бранить, она госпожа твоя будет. - Осадила ту вторая женщина, но хамка не унималась.
  - Так она ж дурная, ежели б понимала, чего, так ладно еще, а то ить головушка больная, да и сама ни петь ни танцевать. Я вот чего уразуметь не могу, как она из конурки - то своей выбраться умудрилась, поди помогли ей.
  - Ну, ты думай, что говоришь-то! Кто ж так будет измываться над голубкой нашей?
  - Да мало ли. Может злодей, какой выкрасть ее хотел на выкуп, позарившись, а намаявшись, в колодец сбросил. Или того хуже - колдовство черное... - последнее добавили робко и с опаской в голосе.
  Пока женщины трепались о своем, то есть о моем, я успела окончательно проснутся и внимательно слушала все, что они говорили, но вот манера речи и упоминание "хозяев" мягко говоря, вводили в ступор.
  - Вона как глазенками лупает, - то ли потешалась, то ли сочувствовала широколицая мадам усмехаясь сверху. - Мы тебя сейчас достанем! - это она уже обратилась ко мне. - Если поняла, то кивни!
  Я послушно кивнула, отметив её тон, каким обычно разговаривают с отсталыми детьми - снисходительно - раздражительный.
  - Нешто поняла,- удивилась женщина, но не более того. - Гнеска,- куда -то в сторону,- где ж мужики пропали, а ну как простынет, так мне работы прибудет.
  - Ох, милочка, идут они, идут. - с осуждением в голосе ответила женщина.
  - Поторопите их... - просипела я, не пытаясь даже встать.
  - Нет, ну ты только глянь! - воскликнула "милочка" тыча в меня пальцем. - Кажись, она говорит чего-то. Или мычит? Голубка, не силься, все равно ж мне не понять, чего ты хочешь.
  "Вот тетеря глухая!"
  Через некоторое время послышались мужские голоса - прибыла подмога. Не размениваясь на лишние вопросы о самочувствии, компания по моему спасению быстренько выбрала одного легкого и ловкого добровольца, которого с помощью веревки спустили на дно колодца. Паренек связал достаточно широкую петлю, чтобы я могла устроится на ней как на качели, после чего дернул пару раз, тем самым давая понять, чтобы с того конца тащили.
   Сетуя на дневной свет, я зажмурилась и подождала пока "зайчики" прекратят свою скачку. Тем временем спасатели, не давая ступить мне на землю, осторожно ощупывали мои конечности.
  - Да чего вы ножки ей мнете - то? Голову, голову ей погляди! - возмущенно прокудахтали рядом. Я открыла глаза.
  -... растудыть твоё коромысло!
  И было от чего. Пропали пятиэтажки родного города, машины, асфальт и остальные признаки цивилизованного мира. Вместо этого теперь под ногами был песок, да редкая пожухлая травка рваными островками росла на ссохшейся почве, и только в метрах десяти от места столпотворения начинался лес. Мужчины и женщины, все как один одеты в костюмы феодального расцвета плотным кольцом окружили меня.
  - Вот! Я ж говорила, что голубка - то зачирикала! - обрадовалась круглолицая обладательница громоподобного голоса. Уперев одну руку в бок, второй указывая на меня, она светилась таким самодовольством, будто способность вещать целиком ее заслуга. Грубая серая ткань платья, плотно облепливала внушительную фигуру дамы, подчеркивая все ее совершенства и отсутствие таковых. Невообразимо как повязанный на голове платок, истрепанной чалмой украшал ее голову, вероятно он был велик женщине, потому как все время смешно сползал на брови. Может в любой другой ситуации я бы и посмеялась, но не сейчас. Едва оторопь прошла, как я завопила:
  - Верните меня на место!! Домой! В колодец!
  - Глянь, как заливает...
  - Я не знаю, что вам нужно, но родственников у меня богатых нет, так что выкуп платить никто не будет! Квартира съемная, машины не имею, продавать нечего! - убеждала я незнакомых подозрительных лиц, которые только снисходительно улыбались и качали головами.
  -Ну, вот что,- взял слово до того молчавший мужчина, державший меня за подмышками лицом к себе,- мы сейчас вас, госпожа, домой к родителю отведем, а там вы уж сами разберетесь. - Пока он говорил, я тупо уставилась на его русую бороду, которая топорщилась лопатой. Заметив нездоровый интерес к своей буйной поросли на лице, мужик только усмехнулся, подхватил меня как младенца на руки и под возбужденный гомон компании понес в направлении леса.
   Смятение, полная дезориентация и страх переполняли меня на протяжении всего пути. Мысленно запретив себе истерики, я старалась успокоиться, что оказалось едва ли под силу. Происходящее никак не хотело укладываться в единую картинку и восприниматься здравым умом, которым, как до сегодняшнего дня надеялась, обладаю.
   Изображая из себя ручную кладь, я все глаза проглядела, стараясь ничего не упустить. Стоило только нам выйти из перелеска, как взору предстали маленькие домики сложенные из серого грубого камня, с соломенными крышами, в беспорядке разбросанные под высокой каменной стеной, наверняка это были крестьянские жилища. Здоровяк быстрым шагом преодолел солидное расстояние, только мы оказались в воротах сурового на вид строения с неба упали первые капли дождя.
   То, что должно было быть дворцом, больше напоминало груду камней, бесформенный и безликий он возвышался в три этажа, и пугал своим сходством с логовом злодеев из фильмов ужасов. Довершали картину деревянные постройки во дворе, из которых доносилось то мычание коров, то ржание лошадей и нестерпимый запах отходов их жизнедеятельности навязчиво витающий вокруг. Все так же молчаливую, меня доставили на второй этаж, минуя огромный пустой зал и лестницу. Пройдя по длинному темному коридору, мужчина наконец-то остановился. Тяжелая на вид, деревянная дверь с трудом поддалась одной из сопровождавших нас женщин, растерянно оглянувшись, я заметила, что процессия рассосалась, кроме той круглолицей сороки и еще одной дамы больше никого не было. Носильщик шагнул в комнату и отпустил меня на узкую и твердую, как лавка, кровать, после чего вышел.
  - Гнеска, а Гнеска, я готова побиться об заклад, что наша госпожа за все это время не моргнула. - усмехнулась неугомонная толстушка. - Небось, опять недуг ее сморил.
  - Перестань,- отдернула ее матрона и провела по платью узкими ладошками, разглаживая не видимые складки. - Вот неймется же тебе! - тонкий острый нос ее при этом презрительно вздернулся вверх.
  - А чего такого-то?
  - Да ничего, разве не видишь, как госпоже плохо? Бедняжка...- последнее предназначалось мне, а потому было заботливо проворковано.
  И тут меня прорвало:
  - Тетеньки, милые, я же ничего не сделала! Отпустите меня пожалуйста. Мне домой надо срочно, завтра день рабочий, если не приду суровое начальство на дыбу отправит, а еще мне к доктору нужно, нога совсем опухла и болит! Отпустите, а? - кинулась умолять их.
  - Деточка, мы и так дома! - воскликнула Гнес и смахнула слезу сострадания. - Вы прилягте госпожа, отдохните. За лекарем уже послали, он скоро будет. Не бойтесь ничего! И батюшке вашему уже доложили, что Создатель проявил свою милость, что живы вы и э-э-э...здоровы.
  - Нет. Вы не за ту меня принимаете! Меня зовут Соловейко Елизавета Сергеевна, нет у меня ни пап, ни мам. В конце - концов, я капитан полиции!
  - Гнес, я кажись поняла,- побледнела толстушка. - В нее демон вселился, ее надо срочно очистить, иначе безумие поглотит всех нас! - и попятилась к открытой двери.
  - Стоять! - неожиданно громко рявкнула матрона. - С ума сошла такое заявлять? Девочка утомилась, вот и несет невесть что.
  - А если...
  - Никаких если. - отрезала Гнес. Взглянув в мои глаза женщина проникновенно проговорила. - Милый мой ребенок, я нянчила тебя с младенчества и поверь, что никакие силы не могли бы меня одурачить, подсунув другую девушку. Я стала свидетелем чуда, после двадцати пяти лет молчания, ты заговорила, а потому уверенна, что теперешнее помутнение рассудка так же излечимо. А теперь попробуй отдохнуть немного.
  Закончив свою торжественную речь, дама вышла из комнаты. В след за ней поторопилась и оппонентка.
  - И тебя вылечим...и меня вылечим! - пропела я в закрывшуюся дверь, за которой тут же скрипнул засов.
  Полумрак, царивший в помещение, навеивал чувство тревоги и отчаянья. В зарешеченное окно проникал слабый дневной свет и по мутному стеклу барабанили капли дождя. Обстановка апартаментов так же не внушала позитива, напротив, поражала своей скромностью. Кроме койко-места из мебели здесь располагались трехногий стул, сундук с замком, да туалетный столик с привинченным к нему зеркалом.
  'Значит так...либо у меня крыша поехала, либо я чего-то не понимаю. А понять не могу я следующее: во-первых, кто эти люди, во-вторых, что они от меня хотят и в третьих, где я и сколько мне еще тут сидеть??'
  Поток тяжких раздумий прервал деликатный стук, после чего в комнату вошла Гнес, а за ней проскользнула сухая сгорбленная фигурка в темно-коричневом балахоне. Спутник дамы озабоченно хмурил седые брови и от волнения теребил жидкую бороденку. В целом, дедушка производил вполне добродушное впечатление, пока не открыл рот.
  - Так, вы говорите, что убогая обрела дар речи и кроме того, может складывать слова в предложения. - скорее утвердил, чем спросил он скрипящим голосом, недоверчиво глядя на меня.
  - Да, господин лекарь. - смиренно сложив руки на груди склонила голову дама. - Но у госпожу преследуют видения, будто бы она это не она. Скажите, это излечимо?
  - Признаться честно, не думал, что настой из помета летучей мыши и кровопускание возымеют такое действие. - в глазах доктора при этом светился такой восторг и неподдельная радость. Тут до меня дошел смысл сказанного...
  - Вы совсем ненормальные? - осоловела я от признания светила науки. - Кто ж больных людей мышиным говном пичкает?!
  - Ну, как вы сами наверное заметили, оно пошло на пользу вашему здоровью...- вздернул крючковатый нос док и судя по виду, намеревался зачесть лекцию, но я его беспардонно перебила.
  - Не надо! Не надо мне тут 'ля-ля-тополя'. Еще раз говорю, вы меня с кем-то путаете.
  - Дитя,- вклинилась Гнес, предупреждая начавшуюся перепалку,- позвольте лекарю провести осмотр. Барон лично будет ждать его с отчетом о вашем здоровье, он очень волнуется. - пособница доброты и заботы воздела глаза к потолку.
  - Ладно, - согласилась я, тем более врачебная помощь мне действительно необходима. - Только вы идите, а он пусть смотрит.
  Тонкие губы дамы сложились в ниточку, от чего на лице отобразилось все не высказанное недовольство, но возражать она не стала, а покорно оставила нас вдвоем.
  Лекарь одобрительно причмокивал губами и приговаривал, что синяки и ссадины не так уж и страшны, пока не добрался до ноги. Нацепив на лицо хмурое выражение он осторожно ощупал посиневшую лодыжку, когда сухие пальцы сдавили предполагаемое место перелома, я не удержалась и вскрикнула. Закончив старик вынес вердикт:
  - Ногу будем отымать.
  - Дед, даже не думай. - тут же вцепилась в его балахон и притянув к себе зашипела. - Я уважаю старость, но если попробуешь хоть что нибудь от меня 'отнять', не постесняюсь и переломаю тебе руки. И дамочке этой сказать не вздумай, а не то найду и проведу полный курс уринотерапии.
  - Но как же так,- под носом лекаря проступили бисеринки пота. - Это просто необходимо!
  - Тихо! - шикнула на него и продолжила на пол тона тише, чтобы Гнес не услышала. - Ты что никогда гипс не накладывал? Знаешь, что такое гипс??
  Старик не знал.
  - Хорошо, а шину накладывал?? - в ответ лекарь развел руками, мол впервые слышит о таком. - Вы что тут переломы путем отрезания лечите?!
  - Бывает, что само зарастает...если меня не позовут.
  - И что-то мне подсказывает, эти люди очень рады тому что тебя не оказалось рядом док, не в обиду сказано. Ладно, - отпустила я старика,- кроме тебя врачи еще есть?
  - Врачи... - проскрипел старик в ответ и с опасением в глазах отошел подальше от меня. - Есть ведьма, но не думаю, что она вам чем-то поможет. Да и живет она в глухом лесу. Теперь позвольте, мне пора идти к другим пациентам.
  Лекарь ушел, наверняка жаловаться будет на меня и как пить дать, сдаст со всеми потрохами этой Гнес. Переживания по поводу сурового начальника, который не приемлет прогулы и отгулы, как-то потускнели на фоне того, что я реально вляпалась в совершенно нереальную историю. Самое обидное, что и поговорить толком не с кем, как показала практика я тут типа местного дурачка и слушать, а тем более уж воспринимать в серьез меня никто не будет. Да и не может быть такого, что я и хозяйская дочка - одно лицо. Нет, конечно мне приходилось слышать про параллельные миры, двойников и НЛО, но не до такой же степени все запущенно, в конце - концов, как они объяснят мой наряд и словарный запас, я уж молчу про уровень образования. Кстати, какого ляда все говорят по- русский??
  - Не спите? - без предварительного стука в комнату заглянула круглолицая болтушка, застав меня за неприличным занятием, я как раз от переполнявших меня нервов уничтожала ноготок указательного пальца.
  - Не сплю.
  - Вот и славно,- кивнула она и скомандовала себе за спину,- заносите!
  Двое крепких молодцев втащили деревянное корыто, которое должно быть есть ванна, следом внесли ведра с исходившим от воды негустым паром. Опрокинув содержимое ведер в корыто мужчины ушли.
  - Так, госпожа, давай-ка снимайте эти срамные тряпки, сейчас я вас накупаю. - закатала рукава служанка. За 'тряпки' стало обидно, если бы она только знала, чего мне стоило несколько месяцев откладывать из зарплаты заначку, чтобы в итоге купить это платье. Хотя в какой-то степени женщина была права - это уже не более чем просто тряпка.
  - Не - не - не! Спасибо, я сама как нибудь. - отмахнулась от предложенной помощи, на что она усмехнулась уперев руки в бока.
  - Хотела бы я на это взглянуть.
  - Не стоит, - огрызнулась на хамоватость служанки,- я натура утонченная и легкоранимая, а ну, как утоплюсь со стыда?
  - Даже не пытайтесь, я не уйду от сюда!
  Вот вредная баба!
  - Хорошо, - покорно вздохнула я,- как вас зовут?
  - Эва, как. За столько лет и не запомнила? - хитро сощурилась служанка.
  - Забыли, что ли, я же того...- и много значительно покрутив пальцем у виска, присвистнула.
  - Зоя, меня зовут Зоя. - наконец просветила меня женщина на счет своего имени. - А теперь залазьте-ка в ванну.
  - Зоя, - начала я вкрадчивым голосом, чтобы достучатся до понимания упертой, как Эверест, служанки. - может тогда хоть ширму поставите или шторочку натяните, а?
  Ну, не избалованна я таким вниманием к себе! Что, сама помыться не смогу что-ль? Даже будучи маленькой девочкой, вместо того чтобы звать маму, я тащила свой детский стульчик в туалет, дабы самостоятельно преодолевать трудности, то есть расстояние от пола до унитаза, ибо была уверенна, что ходить на горшок удел малышей.
  - Создатель, пошли мне терпение... То молчит как рыба, то хоть кляп ей в рот засовывай. - проворчала Зоя и покорно отправилась на поиски ширмы.
  
   В принципе, Зоя оказалась не такой уж плохой теткой, разве что болтушка страшная, не гнушается руганью и панибратским отношением, не смотря на разницу сословий. Хотите верьте, хотите нет, но я ни разу не встречала такого, чтобы прислуга горлопанила на хозяев. Во всех, мною прочитанных книгах, между теми и другими была прочерчена граница за которую ходу не было. А здесь что? Ворчит, как не знаю кто и строит зверские рожи, что я стала в серьез беспокоиться как бы она меня не стукнула ведром по голове. Пока я пыталась расслабиться в горячей воде, предварительно поместив поврежденную конечность на бортик корыта, за перегородкой сидела Зоя и рассказывала о том как был рад папа - барон, когда услышал о моем выздоровлении, и о том, что теперь тот колодец называют не иначе как целебным, и о том как признался сам барон, если бы он знал о его свойствах, то собственноручно скинул бы меня туда, а может быть и не один раз... Н-да, о его заботе можно легенды слагать.
  - Зоя, - прервала я поток бессмысленной болтовни. - Скажи, а ты знаешь где живет ведьма?
  - Нет. - слишком быстро ответила женщина. Врет! Ее пухлые щеки тут же покрыл предательский румянец. - Ничего не знаю и вам не советую.
  - Очень надо чтобы она пришла, мне нужна ее помощь. - настаивала я внимательно следя за ней, благо что ширмочка удобно стояла и у меня была возможность обозревать всю комнату. - У меня нога болит...
  - Так это к лекарю надо.
  - Не надо! Я этому садисту лишний раз без серьезного повода пощупать себя не дам, он меня калекой сделать хочет.
  - Но ведьма...- проворчала Зоя так и не договорив свою мысль. Почему-то моя просьба не привела служанку в восторг. Хм, здесь скорее не нежелание помочь мне, а что-то другое - личное.
  - Хорошо, - сдалась она после недолгих внутренних терзаний, - я приведу ее, но господину это не понравится.
  - Поверь мне Зоя, вашему господину много чего не понравится. - загадочно ответила ей я.
  Остаток купания прошел в тишине и уединении. Удостоверившись в том что я не собираюсь идти на дно корыта с пузырьками подобно Титанику и не в коем разе не буду грызть кусок дефицитного мыла, Зоя убежала за упомянутой ведьмой, предусмотрительно оставив рядом со мной стул и полотенце. На расстеленной кровати лежала застиранная, но миленькая сорочка в голубенький цветочек, а вот мое платье было убрано куда подальше. Быстренько облачившись в чужое имущество, я залезла под одеяло, чтобы хоть немного согреться. Минуты ожидания тянулись долго, очень долго. Хотя я этим только и занимаюсь с того момента как обнаружилась здесь - жду! В животе утробно заурчало, организм напоминал, что не плохо было бы и поесть, да залить это все дело горячим чайком. Но не попрыгаю же я на одной ноге в поисках кухни или где они там еду держат, пришлось молча терпеть и...ждать.
  
  'Усталость забыта, колышется чад.
   И снова копыта, как сердце стучат,
   И нет нам покоя, гори, но живи...'
  Горланил во всю мощь своих легких господин лекарь, размахивая перед собой бензопилой 'Дружба'. Гнес и Зоя с умильными рожами подкладывали под столб вязанки хвороста, и заверяли что будет больно, но совсем чуть-чуть, а тот мужик, что принес меня в замок, похлопал по моему плечу и уверенно сказал: 'Ничего мать, первые пять лет трудно, потом привыкаешь'. Я вырывалась изо всех сил, но веревки так крепко примотали меня к столбу, что невольно почувствовала себя бабочкой в альбоме энтомолога. Хотя нет, дохлой бабочкой я стану как раз в том случае если ватага незнакомых мне детей не перестанет бросать в хворост горящими спичками. С опозданием пришла в голову мысль, что не плохо было бы закричать, позвать на помощь.
  'Ага, уже один раз позвала и ничего хорошего из этого не вышло'.
  - Отвалите от меня! А-а-а-а!!! - завизжала я, раненным в мягкие ткани поросенком и тут же получила по лицу. Не сильно, всего лишь пощёчину.
  
  - Тише, тише! - встряхнула меня за плечи Зоя и обеспокоенно потрогала лоб. - Жара нет, а как в бреду мечешься.
  - Я и так в сплошной бред попала, куда уж дальше... Да хватит меня дергать, проснулась я! - оттолкнув руки Зои, потерла ноющие плечи и тут же заметила еще одного посетителя, вернее посетительницу. Поняв, что я за ней наблюдаю, она независимо выпрямилась и подошла к кровати.
  - Эта женщина сказала, что вы просили меня прийти. - хороший голос, приятный на слух и располагающий к беседе. Да, эта дамочка кого угодно при желании разговорить сможет, вызвав добрым тоном доверие у собеседника.
  - Да. - согласилась я и потеснилась на постели, чтобы дать возможность присесть ведьме. Сомнений не было, это она, хотя девушка и походила на скромную воспитанницу какого-нибудь монастыря, но разве кто-то может утверждать, что все ведьмы в обязательном порядке порочны и склочны или же безобразные старухи? - Ты понимаешь, что нибудь в медицине? Нет? А в лекарстве, целительстве, врачевании...в общем, как это у вас называется!
  - Я поняла, - спокойно отозвалась ведьма прищурив глаза ярко синего цвета. - И что вас беспокоит, леди Лизавет?
   Я рассказала о прогнозах дока и его намерениях, на что девушка недовольно фыркнула и подвергла меня еще одному осмотру. Прохладные сухие руки осторожно ощупали место предполагаемого перелома не причинив излишней боли. Ведьма чему-то улыбнулась и попросила Зою принести таз с теплой водой.
  - Кость цела, это обычное растяжение и сильный ушиб. Сейчас я наложу вам повязку и дам настойку чтобы снять боль. Советую воздержатся от каких-либо нагрузок, только покой, хотя бы несколько дней. - деловито произнесла она, закатывая длинные рукава простенького серого платья.
  - И все?! - не поверила я ей. А как же колдунство? Где спецэффекты? Демонстрация силы и все такое?! Да уж, ожидала конечно я большего, а тут вытянуло максимум на настойку, кстати неизвестного происхождения.
  - Если вы в чем-то сомневаетесь, то может стоит позвать лекаря? - брови девушки вопросительно приподнялись от чего выражение ее лица стало немного насмешливым.
  - Э-эм...не надо, у него и без меня работы хватит. - промямлила в ответ.
  Ведьма встала с кровати и легко пересекла комнатушку, чтобы взять оставленную у входа объемную сумку и вернуться обратно. Немного поколебавшись в сомнениях, я решилась заговорить о своем наболевшем.
  - Я не та, за кого меня все принимают.
  - А мне-то какое дело?
  - Ну, как же,- смутилась я на равнодушие ведьмы. - Разве ты каждый день встречаешь иномирянок?
  - Нет, - честно ответила она, - но это не мое дело.
  - И даже не интересно?!
  - Почему же, интересно, просто ввязываться в игры богов не хочу.
  - Так ты считаешь, что это вмешательство богов в мою жизнь?
  - Если ни это, то что тогда? - пожала плечами девушка.
  - Хорошо. - не стала настаивать я на теме о божественном проведении. - Тогда можно вопрос?
  - Ты поздно спросила разрешение задавать их, чтобы нуждаться в нем сейчас. Спрашивай.
  - Почему ты сразу мне поверила? Ты ведь веришь мне? Какой сейчас год? Что это за мир такой? И есть ли у меня возможность вернуться домой? - протараторила я со скоростью пулемета, даже дыхание перехватило.
  - Да, верю. Хоть ты и похожа внешне на дочь барона, но тем не менее вы очень разные, хотя бы потому что леди Лизавет с самого рождения была очень больна, а ты... В общем, не похожа ты на больную. На дворе сейчас трех сотый год от завершения великой войны, не знаю говорит ли тебе это о чем-нибудь, но новое время исчисление люди решили вести от первого мирного дня. Они решили, что так будет лучше, оставить прошлое и начать все с чистого листа, но прошлое до сих пор не желает отпускать их, по крайней мере большую часть людей. - ведьма говорила спокойно, без эмоций, но руки ее предательски дрогнули от упоминания минувших дней, когда она перебинтовывала мне ногу.
  - Что ты этим хочешь сказать?
  - Ничего особенного, просто человеческая жизнь значительно короче чем у обладателя магической силы или у представителя другой расы, а значит и память у людей коротка. Теперь уже не разобрать кто говорит правду, а кто просто хочет завести толпу своими бравадами о предках, но какой бы не была цель, угли ненависти и раздора не остывают между народами. Ни одна из сторон не может простить друг другу ошибки отцов.
  - Понятно. - протянула я. - А что это за мир такой? Где мы сейчас находимся?
  - В фамильном замке Ксарро на северной границе королевства. Хм, как иномирянке не советую тебе гулять одной, не узнав обычаи этого края и о его населении, а то последствия могут быть неприятными. - продолжала просвещать меня ведьма. С видом опытной рассказчицы она расписывала чудеса сказочного мира со звучным названием Дуборродам и о том, как мне 'повезло'очутиться в королевстве Велларр, а не где нибудь в подземелье с драконами. Узнала интересненький факт, оказывается могучие ящеры не так терпеливы по отношению к людям, хотя случается и так, что они не брезгуют снизойти до смертных будь то торговля, политика или же дела амурные. Неприязнь к прямоходящим появилась по вине все тех же людей, благодаря их жадности, склонности к различным видам пороков и глупости. Кстати, и принцесс драконы не похищают, те сами к ним лезут как мухи на мед, что тоже не добавляет симпатий. Послушав так ведьму, я драконов приравнила чуть-ли не к ангелам, пририсовав в буйном воображении ужасным ящерам яркие милые нимбы, а кожаные костяные крылья разбавила белым оперением. Беседа протекала в непринужденной манере, так сказать по душам о девичьем. Элен (так представилась ведьма) охотно поделилась тем,как ей живется в лесу. Девушка не боялась оставаться одна в чаще, наоборот она старалась как можно реже появляться на людях, чтобы не привлекать лишнего внимания. Видите ли народ здесь живет суровый, немного нервный и очень недоверчивый к магии, что не мешает им по одиночке бегать втихушку к Элен за помощью, мужики как правило просили, чего-нибудь для поднятия...ну, этого, духа мужского, а девушки (женщины, бабушки) травку какую от недуга, ну и зелье любовное, типа местный афродизиак длительного воздействия. Куда ж без него, ага. По последней причине и появилась неприязнь Зои к ведьме, так уж сложилось, служанка коротала свой век в гордом одиночестве, буйная молодость прошла, повторение ее не предвидится, а семейного счастья хочется какого никакого, вот она и обратилась к Элен со своей сердечной проблемой. Нашла претендента на свою руку и остальные части тела, выпросила зелье, долго благодарила и убежала строить свою любовь. Вернулась служанка к ведьме через неделю вооружившись железной претензией и оглоблей, мол, свела жениха в могилу прямо у алтаря из под клятвы нерушимой спровадила на тот свет.
  - Ну, я ведь не знала, что ему за сотню перевалило! - оправдывалась Элен под мой хохот. - Бедный старик, готова побиться об заклад, что у него сердце не выдержало от такой суженной, опять же старость свое дело сделала. Лучше бы она ему мази от боли в суставах взяла.
  - Господи, впервой слышу про смерть от приема афродизиака! - что тут сказать, смех и грех друзья.
  Мы раздухарились так, что не заметили возращение Зои. Судя по выражению ее лица, она как раз успела к концу истории о конфузе со свадьбой и выражение это не предвещало ничего хорошего. Положение усугублял металлический таз с водой в ее руках.
  - Значица, смеешься над людским горем? - проревела гром - баба сжав кулаки. Жалостливо скрипнул тазик и сдался под напором гнева несчастной в своей судьбе женщины. - Значица, весело тебе, поганка доморощенная? Обманула меня, моими руками тако-о-ого человека в могилу свела!
  - Зоя? - тихонько позвала я обезумевшую служанку и попыталась (попыталась!) предотвратить внеплановое кровопролитие. - Зоя, медленно положи оруж... Тьфу! Тазик! Тазик поставь на пол. Без резких движений, пожалуйста.
  Элен видимо тоже оценила всю прелесть положения и перспективы оказаться с пробитой головой. Ведьма настороженно поднялась с кровати, на которой мы буквально минуту назад так весело болтали, и стала отступать. К окну.
  - Стой, - выставила девушка руки перед собой и предупредила. - Еще один шаг и я буду защищаться! Я не шучу!
  - Та защищайся сколько тебе влезет, вот только космы твои прорежу, а там чего хочешь, то и делай. Стерва! - и окатив ведьму водой, Зоя перешла в наступление.
  Уж и не знаю, то ли рана сердечная была так глубока у служанки, то ли по гороскопу у ведьмы день сегодня неудачный, в общем, опять я не увидела никакой демонстрации магии. В место этого завязалась банальная женская драка со всеми вытекающими. Элен сначала мужественно огребала тазом по макушке, может вину свою признавала и каялась? Но когда Зоя в бессчетный раз замахнулась посудиной, я стала подозревать, что служанка просто на просто решила увековечить ведьму с орудием мести. Ага, чтоб так и похоронили не разлучая. Элен наверное подумала о том же и таки решилась дать отпор. Теперь на стороне Зои был опыт, злость и бесполезная для использования посуда, а на стороне ведьмы молодость, хрупкое телосложение и дикое желание жить. В пылу драки и мне немного досталось, как лицу не дееспособному. Упрыгать сама я не смогла, а перенести меня забыли вот и пришлось прижиматься к стеночке, изворачиваться от случайных снарядов и громко ругаться когда дебоширки оказывались в опасной близости от меня. Но к счастью все рано или поздно заканчивается, противницы выдохлись и каждая оккупировала себе угол дабы поправить прическу и привести мысли в порядок.
  - Ну, вы блин даете... - только и выдавила я из себя.
  - Она первая начала! - мигом откликнулась ведьма и тут же болезненно поморщилась - из ее губы тонкой струйкой сочилась кровь. Безукоризненно заплетенная русая коса, теперь больше походила на старый веник, проведя рукой по волосам, девушка только вздохнула.
  - Если бы по твоей милости этот старый хрыч не сподобился раньше времени, то у меня были бы свой дом и ферма, и не пришлось бы больше работать в этом замке. - потирала поясницу Зоя.
  - Так не по большой любви ты страдала, а об ушедшем достатке! - озарило меня и симпатия к служанке значительно приуменьшилась.
  - Да какой там достаток, просто угол свой хотела, - оправдывалась она в ответ. - И старику помощь по хозяйству была б не лишней.
  - А разве нельзя было бы приходить к нему время от времени 'помогать'?
  - Вот мне ближний свет бегать от замка до деревни! Тут с вашей милостью намаешься так за день, что вечерком сил до кровати и хватает дойти. Да, и нельзя незамужней женщине к мужику шастать, хоть стар тот, хоть молод, а все одно нельзя. Люди не поймут, житья не станет в деревне. Вот и решила я его подпоить малость, да к священнику сводить, чтоб союз наш закрепил.
  - А чего ж ты ему весь бутылек влила? - ехидно поинтересовалась ведьма. - Рука что-ль дрогнула?
  - Для верности! - припечатала Зоя.
  Воцарилось молчание и только обиженное сопение доносилось из углов.
  - Значит так, милые дамы, - вновь взяла слово я. - Ты, - ведьме,- идешь домой. До топаешь одна?
  - Да. - сухо бросили в ответ.
  - Вот и славно. А ты, новоявленная клафилинщица, сообрази чего нибудь пожевать, а то у меня от этих всех волнений живот к позвоночнику присосался.
  Женщины уже были у выхода когда Элен как бы невзначай спросила:
  - Леди Лизавет, а вы не боитесь, что эта ненормальная и вас отравить попробует?
  Ответом ей послужил увесистый подзатыльник от Зои.
  
   Три дня! Три дня меня поили всякой дрянью с легкой руки моей камеристки, которая к огромному несчастию была Гнес. Стоило мне только заговорить о своем настоящем происхождении, как ловкая бабенка с лицом страдалицы, тут же совала мне в руку стакан с 'лекарством' от которого мысли заполнялись розовыми зефирными пони, язык отказывал ворочать, а сама я становилась как мотылек, такая же невесомая и веселая, разве что рожей в подушку. Утром второго дня интенсивного лечения, до меня дошло, что мою персону просто хотят споить до состояния близкому амебе. Тогда я взбунтовалась и когда пришла благодетель во плоти с неизменным стаканчиком лекарства, то демонстративно вылила все это на пол, не забыв высказать все что о ней думаю. Гнес не расстроилась, только укоризненно покачала головой и позвала санитаров. Гадина! Силы были не равны, меня спеленали в те же простыни на которых спала, влили двойную дозу успокоительного и в очередной раз посочувствовали моему здоровью. Так было подавленно мое восстание. Половину третьего дня я летала под действием неизвестных препаратов и ловила невидимых окружающим фей. Да, фей, такие маленькие с пестрыми крылышками, они порхали всюду и звали с собой в Диснейленд. Обещали, что познакомят с Питером Пеном, и что я вовсе не такая большая как кажусь на первый взгляд. А еще там был слоненок Дамбо, единственное жаль не долго мы с ним поболтали, он сказал ему пора на юг, но пообещал еще вернуться. После чего меня затянуло в страшный смерч, прямо в центр воронки, где не было ни мультяшек, ни света, ни той легкости в теле, лишь пустота и холод.
   Опухшие глаза распахнулись с огромным трудом. Потолок кружился и качался над головой, что наводило на думку о землетрясении, но прислушавшись к себе я отмела этот вариант. Тряски не было, просто было очень хреново, как с недельного беспробудного запоя. Очень хотелось пить и не меньше тошнило от мысли, что придется что-то глотать.
  - Ведьма, иди сюда. Она проснулась. - заговорщицки прошептали рядом. Я скосила глаза. Лучше бы я этого не делала...
  - Между прочим, у меня есть имя! - яростно зашипели в ответ, и тихим шагом приблизились.
  Зоя и Элен обеспокоенно уставились сверху вниз на меня. Наверное что-то ждали. В свете пламени свечи, женщины выглядели жутковато, еще эти ссадины на лицах - следы недавнего побоища не добавляли им шарма.
  - Ну, скажи уже что нибудь?! - взмолилась неожиданно тоненьким голоском Элен.
  - Добейте меня пожалуйста... - прохрипела сипло я.
  - Ну, нет, - облегченно выдохнула Элен. - Сейчас бульончику попьешь, потом ванну примешь и будешь как новенькая.
  - Мне бы твою уверенность. Что вообще происходит?!
  - Леди, тише. - шикнула на нас Зоя и поставив у дверей стул, села на стреме, то и дело прижимаясь к ней ухом.
  Так, я чего-то пропустила?
  - Твоя нянька не знает, что мы здесь. - ответила на мой недоумевающий взгляд ведьма. - Сегодня утром ко мне Зоя прибежала, сказала тебя опаивают странными травами.
  - Ага, травят как таракана...
  - Я заметила, но у тебя на удивление устойчивый организм. Обычно после приема горемы-травы мало кому удается быстро встать на ноги.
  - Не спеши с выводами, как видишь я в горизонтальном положении. Кстати, что это за трава такая? Не поверишь, но меня с нее та-а-ак козявило.
  - Гомема-трава,- пустилась утолять мое любопытство информацией Элен, пока я потягивала теплый куриный бульон, - вполне безобидна в малых дозах, из нее отвар - отличное обезболивающее, но надо точно знать дозировку и не злоупотреблять, а то это чревато последствиями.
  - На пример?
  - Люди от нее с ума сходят, потом умирают либо от истощения, либо заканчивают жизнь самоубийством...
  - Вот, сука! - гаркнула в голос я, забыв от злости, что важно сохранять тишину.
  - Тихо-о-о-о... - зашипела змеей Зоя страшно вращая глазами.
  - Значит меня ей целенаправленно накачивали. - снизила я вновь тон. - За чем? Какой мотив?
  - Не знаю. - повела плечами ведьма и подала мне вторую порцию супчика. - Но если подумать... Ты единственная наследница барона, к тому-же у тебя давно брачный возраст.
  - И что с того? - возмутилась я вмешательством в свою жизнь. - Гнес не должно это калышеть.
  - Ну, так-то да. Но если предположить, что нянька решила наложить лапу на состояние барона, то все сходится. - растопырив пятерню разглагольствовала девушка.
  В голове помаленьку прояснялось уже, но я до сих пор не могла понять, что там у ведьмы сходится, что расходится о чем честно призналась.
  - Смотри: настоящая леди Лизавет была очень больна, и не думаю, что ее можно было выдать замуж, а за неимением больше наследников, барону пришлось бы опять жениться, чтобы успеть заделать ребеночка, ну или хотя бы попробовать. - терпеливо излагала свои мысли Элен.
  - Так, - воображаемые шестеренки в голове мерзко заскрипели, но закрутились, обозначив начало умственной деятельности. - Ты хочешь сказать, что Гнес рассматривала себя как кандидатуру в жены господина?
  Ведьма кивнула выразив тем самым свое согласие.
  А теперь все по полкам: заботливая нянюшка устала менять простыни за своей подопечной и возжелала повторить путь Золушки от горшков к вершкам. А, что? Мужик он свободный, давно овдовел, незаконнорожденными отпрысками не обременен, а единственная наследница не является препятствием по причине недееспособности, сидит себе в клетушке да пузыри из носа пускает. Видимо Гнес каким-то образом умудрилась натоптать себе дорожку к сердцу немолодого отца - одиночки, тем более что она годы находится у него на службе и ведет ее исправно. Допускаем мысль (это еще проверить надо), что барон стал подумывать о втором браке, но тут такой фортель выкинула судьба в моем лице. Не ожидавшая такой откровенной подлянки, нянюшка решила действовать. Ведь не трудно догадаться что предпочтет господин: связать себя узами пусть и с верной, но все же простолюдинкой утратившей былой цвет или выгодно спровадить дочь под венец, дабы потом со спокойной душой и чистой совестью нянчить внуков, да встречать старость с полагающимися маразмом и ревматизмом. И вообще, эта свадьба с Гнес ему на фиг не сдалась под сраку лет, и решится он на нее только в крайнем случае. Вот так коварной дамочке пришла в голову мысль свести меня со свету. Сначала накеросинить до зеленных чертей, а потом устроить несчастный случай, или просто оставить открытым окно - сама бы спустилась на китайском лифте. Ага, прям до фамильного склепа. Но не тут-то было! Опять попала палка в колесо, а именно Зоя и Элен. Если ведьма спасала меня из симпатии, то у служанки был на Гнес свой зуб. Большой такой, изгрызенный кариесом, болящий зуб. Причины такой нежной ненависти Зоя оставила при себе (подозреваю, что это банальная зависть), но я обижаться не стала, а наоборот поставила ей плюсик в личное дело за игру на моих воротах.
  Господи, за какие такие заслуги меня закинуло в край несчастных невест - отравительниц?
  - Гадина!
  - Тварь!
  С единодушием подошли мы с ведьмой к вопросу личности няньки.
  - Да заткнетесь вы или нет?! - не выдержала бдительная Зоя. - Если нас застанут здесь в такой час, то я получу такой нагоняй, что и костей потом не соберу! А если Гнеска догадается...
  - Не догадается, - успокоила я служанку. - Она сама посвятит меня в свои планы, только нужны неопровержимые доказательства.
  - За чем нам доказательства искать? - удивилась ведьма. - И так все понятно, как ясный день.
  - Нету тела - нету дела, и будет лучше если это тело вообще не появится, я планирую долгую, ну или хотя бы счастливую жизнь. От нее в идеале добиться чистосердечного признания, публичного. Не то заявимся мы к ней с претензией, а она слезу пустит и скажет, что не приделах, слепая, мол, по причине старости стала, руки трясутся и вообще память плохая, чем поила господскую дочку не помню и злого умысла не имела. И хрен мы чего докажем. - отговаривала я ведьму от провальной затеи идти к няньке. - Нет, сейчас мы никуда не пойдем.
  Женщины согласились с моими доводами и стали по очереди предлагать пути решения проблемы. И таки придумали план! Который решили привести в действие с завтрашнего дня, а за одно поглядим зря ли мы сидели до глубокой ночи напрягая умы или нет.
  
   Утром, как уже завелось, Гнес пришла с 'лекарством' в сопровождении двух санитаров, которые после сцены неповиновения постоянно таскались с ней. И увиденная картина, кажется полностью удовлетворила ее.
  Я лежала как Ленин в Мавзолее по струнке смирно и без особого труда изображала на лице вселенское счастье с примесью энного количества придури.
  - Деточка, пора пить лекарство. - пропела няня, ласково пригладив беспорядок на моей голове.
  - Мя-я-яэ-э-эу-у-у...- проблеяла я собрав глаза в 'кучку' и причмокивая вытянула губы трубочкой.
  - Ой, ты моя дурочка. - улыбнулась Гнес, подставив щеку для поцелуя, чем я тут же воспользовалась и изгваздокала ее слюнями.
  - Фу! Какая же ты противная! - воскликнула отстранившись женщина, в ее голосе было столько отвращения, будто она жабу целовала в...хм. В руках няньки тут же появился платочек, чистенький и беленький. Приведя себя в порядок она вновь обратилась ко мне:
  - Ну, маленькая мерзость, открывай ротик. - поднеся стакан к моим губам.
  - А-а-а... - прогудела послушно я, давая влить в себя снадобье. - Брль-ль-ль...
  И оно растеклось грязно коричневым пятном на сорочку, струйки опасного для здоровья пойла стекали по подбородку, а на лице блуждала блаженная улыбка.
  - Милая, ты такая послушная и покладистая... - начала было лебезить Гнес, но ее перебил неприличный звук, характеризующий исправную работу кишечника, а в след за ним разлилось такое амбре, что не то, чтобы дышать, глаза резать стало.
  - Кх-кх-кх...- закашлялась нянька, зажимая рукой нос. Санитары так же не остались в стороне, детины так рванули из комнаты, что едва не расширили дверной проем в два раза. И только я беззаботно улыбалась, протягивая ручки к отравительнице, а по щекам катились крупные слезы.
  Утренние посетители очень быстро оставили меня в покое и я наконец - то вскочила на ноги.
  - Элен, давай вылезай. - тихо позвала я, едва сдерживая рвотные позывы.
  - Создатель, кажется я перестаралась. - пожаловалась ведьма, выгребаясь из под кровати.
  - Ага,- согласилась с ней, помогая подняться на ноги. - Духман, тот еще.
  - Думаешь, она не вернется? - озвучила сомнения девушка отряхнув пыль со своего платья.
  - Ты бы видела ее рожу. - усмехаясь успокоила ее. - Удивляюсь как она рядом не свалилась.
  В этот момент заявилась наша доблестная служанка. Переступив порог Зоя поперхнулась и стала медленно зеленеть от благоухания царившего в комнатушке. Женщина развернулась было с очевидным намерением сбежать, но спустя мгновенье справилась с собой.
  - Тут что, стадо коров обгадилось?! - в ужасе воскликнула служанка и кинулась открывать окно.
  - Нет, всего лишь протухшее яйцо с трехкратно усиленным запахом. - объяснила ей с готовностью Элен.
  - По мне так весь курятник протух. - ворчала на нас Зоя.
  - Зоя, а воду скоро принесут? - оторвала я ее от привычного бурчания. Мне как бы тоже мало приятного сидеть грязной и пахучей, не ведьма же раздавила заколдованное яичко.
  - Сейчас принесут, я сразу распорядилась. - отмахнулась от меня Зоя и обратилась к ведьме. - А ты прячься, давай!
  Тяжело вздохнув, Элен опять полезла под кровать, поминая нас и всю конспирацию недобрым словом. И очень во время - принесли корыто с водой. Пока добрые молодцы заносили все необходимое для водных процедур, я еле сдерживалась, чтобы их не подгонять. Наконец-то Зоя закрыла за последним слугой дверь, а я развернув ширму, что осталась после последнего купания, пошла в заплыв, составляя с куском душистого мыла неплохой дуэт.
  
   Здешняя мода очень походила на земную Елизаветинской эпохи. Такое обилие ткани, количество юбок и лишних деталей гардероба просто взорвали мне мозг, я хотела было воспротивится служанке, но та только сдвинула брови и показала внушающий уважение кулак (Зою удалось убедить в моем иномирном происхождении и теперь она считала, что на законных правах может дать мне нагоняй в воспитательных целях). Ладно, возражать не буду, но и запоминать все это не собираюсь, а то придумали же каждую тряпку в строгой последовательности надевать, создают сами себе трудности...
  - С начала сорочка, потом нижняя юбка, следом верхняя юбка, за тем нижнее платье, а уж только после того верхнее платье! - зудела как напильником по нервам Зойка, делая из меня леди. Я бы с радостью согласилась на штаны и рубаху какую-нибудь, чем на вот это орудие пыток по недоразумению названное платьем.
  Элен тем временем подсушила мои волосы, проведя по ним пару раз гребнем и помогла заплести косу. Когда с преображением образа было покончено, ведьма выудила из кармашка своей сумки ручное зеркальце и протянула мне, чтобы заценить результат. Я с опасением приняла его. В деревянной, резной оправе, чуть замутненное стекло отражало... Да, ничего нового оно не отражало! Какая была такая и осталась: темноволосая, голубоглазая, курносая и с ехидной улыбочкой, одно слово - красавица. Ну, подумаешь бледноватая и синева под глазами, как последствие заботы коварной няньки, щечки немного впали от недоедания наверное, да и челка отросла.
  - С пивом потянет. - как было давно заведено, подмигнула я своему отражению и вернула зеркальце владелице. - Ну, ведите меня к родителю.
  
   Зоя шла впереди показывала дорогу, следом семенила Элен, а я...я гордо несла себя в зыбкое будущее, которое маячило там, за поворотом в большом зале.
  Еще вчера я решила, что будет разумней для начала познакомиться с родителем этой леди Лизавет и сыграть любящую дочь. Так хоть будет гарантия, что одной безлунной ночью меня не придушат подушкой и не скажут, мол так и было, а там уже и Гнес за жабры можно будет брать. Но вот с каждой минутой уверенность моя таяла, не знание того, как примут и примут ли вообще меня, усугубляло положение и состояние верно приближалось к панике. Казалось не будет конца этим лестницам, да коридорам, еще немного и терпение вот-вот взорвется.
  'Я спокойная. Спокойная!' - повторяла я про себя мантру и едва не врезалась в спину Зои когда она остановилась у дверей. Пришли.
  Высокие окованные железом створки скрывали за собой того человека от которого на сегодняшний день зависела моя судьба. Если барон признает во мне свою обожаемую дочурку, то это будет хорошо, если нет, то даже боюсь подумать. Хотя с другой стороны у остальных сомнений ведь не возникло. Кроме ведьмы. Зоя занесла руку приготовившись постучать, как того требовали обычаи и...
  - Стоп! - не выдержала я и вцепилась в нее клещом. - Подожди. Может потом придем? - с надеждой. Все, держите меня семеро, сейчас от страха таких дел наворочу.
  - Сдурела? - вытаращила глаза служанка. - Сама придумала все это, а теперь на попятный идешь, нас подставляешь?
  - Зоя права, нельзя сейчас поворачивать. - тут же подперла меня с другого края Элен.
  - Бабоньки, ну давайте после обеда, а?
  - Шиш тебе, а не после обеда! - рявкнула мне в ухо Зойка и скомандовала. - Ведьма, на счет три впихивай ее!
  Элен напряженно кивнула.
  - Предательницы! - уперлась я пятками в пол, но с тем же успехом можно было тормозить лошадь на скаку. В последнюю секунду почувствовала, как чья-то ступня подтолкнула под пятую точку ускорив процесс явления меня народу.
  Уф! Кажется самое трудное позади, теперь осталось отодрать себя от стены и обернутся лицом к собравшимся. Гнетущая тишина уверенности не вселяла и я продолжала так стоять пока за спиной не стали раздаваться кряхтение и покашливание.
  'Была не была!', - набрав по больше в грудь воздуха, я обернулась.
  Люди как люди, сидят - ждут. Наверное меня. Ну, да, у кого-то удивление, кто-то просто офигел от возможности лицезреть леди в чистом платье, а не в смирительной рубашке.
  - Сюрпрайз-з... - неловко вскинула сразу обе руки в приветствии и на всякий случай помахала. От куда мне знать, как должен реагировать человек который до этого и двух слов связать не мог?!
  Глухой стук обозначил чье-то падение на пол - обморок. Ага, сюрпризы они такие, либо настроение поднимут, либо инфаркт схлопочешь.
  - Дочка? - раздался слабый не верящий голос со стороны огромного камина рядом с которым стояли три старинных громоздких кресла. С одного из них поднялся седобородый мужчина и сделал шаг ко мне. Значит вот он - папа. Глубокие морщины избороздили темную кожу на лице старика, что говорило о постоянном пребывании на свежем воздухе в любую погоду и время года. Редкая шевелюра открывала залысину, а то что еще не успело выпасть, заплеталось в тонкие косички. Не смотря на преклонный возраст, барон не производил впечатление развалюхи, наоборот такой бодрый дедок, и приодетый со вкусом, без излишеств. Видна сразу военная выправка, подтянутая фигура, нет намека на сутулость или расхлябанность, движения точные, скупые. Но вместе со сдержанностью смешалась усталость и какая-то обреченность, словно бы устал ждать чуда и верить в неведомую милость свыше.
  Чтобы я сделала, если бы на его месте был мой родной отец? Не знаю, хлопнулась бы в обморок наверное, а потом пришла бы в себя и скакала от счастья как сумасшедшая. Да вот вряд ли мне когда нибудь доведется увидеть своих родных: два года назад авиакатастрофа забрала их и еще двести тридцать человек, что находились на том злосчастном борту, включая экипаж. В списках погибших их не было, родители числились без вести пропавшими. Тогда я еще решила, раз тела не найдены - значит остается надежда, просто надо верить, после чего потянулись долгие месяцы ожидания. Ожидание со временем стало казаться бессмысленным, от чего делалось больно и чтобы не сорваться с катушек, я загрузила себя работой, искала утешения в казенных коридорах отдела и в бумажной волоките. Вроде бы боль притупилась немного, но обида за несбывшиеся надежды стала сильнее за все это время. Ну, а куда ты с ней пойдешь, со своей обидой, в небесную канцелярию жалобу катать?
  Я украдкой смахнула непрошенные слезы и улыбнулась замершему истуканом мужчине. Как там обычно говорят в сериалах, когда герои встречают родных, давно потерянных и вновь приобретенных людей?
  - Папка, родненький! - и побежала обнимать старика.
  По мере моего приближения глаза барона становились все круглее и круглее, в конце -концов он не выдержал и отступил. Поздно! Я уже добралась.
  - Папенька, ты чего как приведение увидел? - обнимая за шею незнакомого мужчину деланно возмутилась.
  - Ну, что ты, доченька! - нерешительно приобнял меня за плечи осчастливленный отец. - Как твое самочувствие? - голос мужчины подозрительно дрогнул.
  Если не считать того, что: я пришелица из другого мира, меня уже пытались свести могилу и мне не поздоровится когда раскроется обман (что жутко напрягает нервы), то в принципе нормально себя чувствую.
  - Как огурчик, - похлопав его по спине, отстранилась и заглянула в полные слез глаза. - Здоровьем так и пышу! Эй-ей, папа, ты чего?
  - Доченька, наконец-то боги услышали мои молитвы и обратили на тебя свои лики...
  Я бы поспорила по поводу того, что там на меня обратили эти самые боги, уж очень сомнительное счастье прилетело в мою сторону. Но противится не стала, а только согласно кивнула:
  - Конечно, должен же и на нашей улице праздник быть.
  Пока барон любовался прозревшей мной и все время как бы невзначай стремился прикоснуться, я понемногу свыкалась с мыслью, что теперь у меня есть родитель и дом, которых было бы желательно не профукать, тем более что Элен уверенна мое возвращение в свой мир невозможно, по крайней мере она не знает, как это организовать.
  - Батенька, у меня к тебе будет масю-ю-сенькая просьбачка, - надо сразу своих сообщниц определить к себе поближе, а то мало ли, что случится.
  - Конечно, проси все что угодно! - с готовностью кивнул его милость.
  - Я ж это... - и тут меня беспардонно перебили. В зал влетела фурия. Страшная, как прости меня Господи, на голове черте что творится, платье рванное самым нескромным образом, замызганное, а на лбу огромная шишка.
  - ...Кто посмел?!
  - Не иначе как единорог пожаловал...- пробормотала, глядя на разъярённую Гнес и поспешно спрятала глаза. Барон был в шоке.
  Женщина обвела собравшихся непримиримым взором, и разве что пар не валил из ее ноздрей от злости. Но стоило только ей разглядеть нас с бароном, как гнев куда-то испарился, выражение лица изменилось мгновенно, словно маску нацепила, а на губах уже играла добрейшая улыбка. Да только благостное впечатление видок подпортил.
  - Гнес, что с вами произошло? - изумленно протянул барон. - И почему вы в таком виде?!
  - Простите меня Ваша милость. - склонила голову брачная аферистка. - Должно быть кто-то из слуг подшутил надо мной и запер меня в комнате,- оправдывалась она. - Я испугалась, подумала вдруг это заговор, и в окно, но простыни оборвались...
  - Какой заговор?! - встрепенулся барон и прижал меня к себе еще теснее. - Гнес, на нас готовится покушение?
  Меня же больше заинтересовала история с окном.
  - Ох, нет никакого заговора, просто мне так подумалось...
  - Гнес, - нахмурился папа. В его голосе послышалось явное недовольство. - Хватит морочить мне голову. Идите и приведите себя лучше в подобающий вид. Это же надо такое придумать 'заговор'.
  - Слушаюсь господин... - еще ниже склонилась бывшая нянька и как бы между прочим заметила:
  - Ваша милость, простите меня за дерзость, но разве было разумным беспокоить госпожу в ее тяжелом состоянии?
  - Вы опять несете околесицу. Моя дочь совершенно здорова! - возмутился его милость и в подтверждении своих слов подтолкнул меня вперед, выпуская из родительских объятий.
  - Э-эм... Здрасьте? - помахав ручкой.
  - Но как?! - уверенность дамы сошла на нет и пламенные речи теперь походили на лепет. - Она ведь совсем была... еще утром я ее видела...
  - Милостью Создателя. - растроганно ответил барон.
  - И вашими молитвами. - гаденько улыбаясь, подытожила я. Глядя на мою довольную физиономию, женщина икнула (от нервов наверное) и брови ее недоверчиво поползли на лоб, а я развела руками, мол, прости старушка, но сегодня не твой день. Гнес правильно все поняла: не задавая больше никаких вопросов она еще раз поклонилась и поковыляла из зала не оглядываясь.
  Вот и славно, хоть не будет лезть со своими советами к барону. Нет, не то чтобы я такая бессердечная, раз могу спокойно наблюдать, как далеко не молодая женщина прихрамывает на обе ноги, но сами посудите, кто просил ее прыгать из окна? Ну, да, закрыла ее Зойка, чтоб она нам не мешалась. Так и сидела бы себе, крестиком вышивала, в место этого она сиганула со второго этажа. И отмазку еще такую придумала - заговор. Был бы настоящий заговор, сама забаррикадировалась бы изнутри и фиг бы взяли эту крепость! В общем, совесть во мне не проснулась, ибо актриса не вызывала зрительских симпатий, а потому прекратив из себя выдавливать жалость я вернулась к вопросу насущному, благо что папа напомнил.
  - Лизавет, так что ты хотела? - заботливо взяв меня под руку барон провел к креслу у камина и усадил в него, а сам расположился в соседнем:
  - Я готов выслушать тебя, дитя.
  - Думаю нам многое нужно обсудить, но пожалуй начнем с главного. И это, ты бы людей что ли отпустил, а то чего они стоят над душой...
  
   Две недели прошло с тех пор, как я оказалась в чуждом для меня мире. День, когда я предстала перед отцом леди Лизавет, был полностью посвящен 'знакомству'. Разговоры нескончаемым потоком занимали все время, мне не терпелось узнать, как можно больше, а барону так хотелось просто поговорить. Счастливый отец был уверен, что все теперь будет по-другому, ведь не иначе как судьба благоволит нашей семье, даже поделился своими планами в отношении меня. Его нисколько не смущали ни мой лексикон, который никуда не делся, ни знания какие, ни какие, ни мое возмущение излишнему официозу и пафосу, которыми все вокруг пропиталось. Нет, ну что это за феодализм какой-то, прямо слов нет! Я, конечно, понимаю, что время такое, мир другой, страна, свои порядки, но когда тебе каждый раз кланяются с подобострастным 'леди' или 'Ваша милость', то это сначала надоедает, а потом начинаешь ждать какой-нибудь подлянки, тем более когда сама леди не соответствует статусу. Для всех я собой являла человека необразованного и ограниченного (таблица умножения и высшее образование с планеты Земля не считается), это мнение служанок, которых я случайно подслушала, но чтоб не было обидно, мне сделали скидочку - я же была больна, а все эти закидоны с требованием выдать штаны и рубаху вместо платьев не более чем остатки безумия. В общем, народ втихушку надо мной потешался, а я не обижалась и использовала это как могла. Единственные кто пренебрегал правилами приличия (кроме меня разумеется) это ведьма и Зоя, они считали меня равной, что радовало. Если Зою без лишних вопросов приставили ко мне как горничную на полную ставку, от чего та танцевала с довольной физиономией сшибая косяки своим тазобедренным суставом, то с Элен пришлось повозится. Барон ни в какую не хотел принимать в свой замок ведьму, считая, что это пагубно отразится на урожае, его доходах, на удоях местных буренок, погодных условиях и на будущих внуках, кстати, при чем тут последнее вообще не поняла. Однако, выслушав отца, я выдвинула свои контраргументы: почему меня, наследницу и в принципе невинную девушку (не посвящать же в подробности своих прошлых лав стори барона) должен осматривать мужчина врач, когда есть на это женщина. Ну, и что такого, что она последние года живет в лесной глуши, подумаешь, колдует себе помаленьку на корочку хлеба к ужину, так-то ж не от хорошей жизни. Как доктор она толковая, если надо то и рекомендации насобирать можно, вон скольких вылечила по деревне, а самое главное, у нее руки чистые и аккуратные, и она не стремится, что нибудь кому-нибудь отрезать. В конце - концов, барон сдался и дал добро на переезд ведьмы в замок. Челядь конечно, повозмущалась некоторое время для виду, но после пары излеченных ушибов и удаления гнилого зуба с анестезией, сменила гнев на милость. Вроде бы все были довольны, разве что кроме самого лекаря и Гнес, в которой как в няньке отпала необходимость. Правда, Его милость помнил верность женщины и оставил ее в замке в должности младшего помощника управляющего, но это не то самое чего ей так хотелось, а значит будем ждать когда лиса осмелеет на столько, чтобы вылезти из норы и взять то чего ей так отчаянно хочется. И что-то мне подсказывает, это произойдет скоро. А пока барон, как заботливый отец решил наверстать упущенное, пристроить меня в добрые руки с максимальной выгодой для себя. Да, это я сейчас о свадьбе.
   Новость о возможном сватовстве застала меня врасплох, не ожидала, что так быстро надоем барону, хотя и его понять можно - возрастной счетчик не в его пользу мотает, а чем старше становишься тем быстрее кажется. Родитель не стал юлить и заходить из далека, а обрадовал за общим завтраком сам.
   Я успела немного пообвыкнуть с тем, что в огромной столовой за приемом пищи собираются не только хозяева, а еще рыцари, управляющий и некоторые из личной прислуги. Главный стол для господ находился на помосте, а потому возвышался над остальными, словно бы говоря, что каждому свое место, и кроме меня с бароном за ним больше никого не было. Когда Его милость вознес короткую благодарность Создателю за ниспосланные нам угощения, все расселись за столы и принялись за завтрак.
   Я, насвистывая немудренную мелодию, с нескрываемым удовольствием намазала масло на хлеб, который был еще теплый и источал такой аромат, что пальчики оближешь, сверху лег кусочек ветчины, веточка укропа: какая красота, не бутерброд, а загляденье.
  Барон так же привыкший к моим иноземным привычкам, молча наблюдал за манипуляциями с едой и не торопился притрагиваться к своей тарелке, в которой неприглядной размазней лежала каша на молоке (Элен решила, что кашки будут полезнее стареющему барону чем кусок прожаренной оленины). Завистливый вздох вырвался из груди отца и тот отвел глаза в сторону, чтоб не видеть, как я буду поглощать свое кулинарное творение.
  - Лизавет, завтра к нам с визитом прибудет леди Ливенд со своим старшим сыном.
  - Угу. - пережевывая.
  - Ее сын, юный Моркэтэр, уже достаточно взрослый чтобы составить тебе хорошую партию. Юноша он не плохой, да. Охотой увлекается, лошадьми занимается. Знаешь, у них прекрасные конюшни и все благодаря молодому лорду. - пустился расписывать барон достоинства незнакомого денди местного разлива. Ну, а мне то, что? Нравится он папашке, ну и пусть себе нахваливает. - Леди Ливенд сначала сомневалась, что ты подойдешь ее сыну, но наш род древнее чем их, да и король - мой добрый старый друг, а дружба монарха многого стоит. В общем, вчера прибыл гонец и принес добрую весть, они дали согласие. Прекрасно, не правда ли?
  - Угу. - подтягивая к себе поближе блюдо с жаренной курочкой, не прекращаю работать челюстями.
  - Лизавет, ты меня слушаешь? Я говорю, что завтра к тебе приедут делать предложение руки и сердца!
  Я услышала и... позорно подавилась хрустящим крылышком аппетитной курочки. Рука инстинктивно потянулась к горлу. Кашель сдавил все внутри, но так и не вырвался наружу. Хреново дело!
  - Доченька, я тоже несказанно рад, - принял удушье за безмолвный восторг барон. Но видимо заметив, что глаза у меня подозрительно округлились и, как из красного приобретаю синий цвет лица, понял, что что-то не так.
  Воздуха не хватало и вздохнуть я не могла, казалось бы еще минута и радость от предстоящей свадьбы, перейдет в скорбь болезненной утраты, а букет невесты заменит траурный венок. В глазах все поплыло и очертания обеспокоенного старческого лица смазались в неразличимое пятно. Кажется, я падаю-ю-ю... Встревоженные голоса слились в один гомон. В ушах стучал пульс. И кто придумал, что сердце уходить в пятки? В уши оно уходит, в уши!
  Все, не хватает только фразы: 'Мы, ее теряем!', как в кино про будни врачей. Разум на автомате подытожил: асфиксия верхних дыхательных путей, а память услужливо подсунула картину из давнего прошлого, когда я еще была девчонкой и смеялась над участью несчастного хомячка лучшей подруги, тогда зверек умудрился ночью выбраться из клетки, найти пачку печенья и точно так же подавился коварныммучным изделием, как я сейчас куриным крылом.
  Прости Хома! Я была не права!
   Резкий рывок вверх. Кто-то обладал достаточной силой чтобы меня удержать в положении стоя. С силой сдавили под грудью ребра. Раз. Еще раз. Еще.
  - Кх- кх- кх! Ээффф... - злосчастный кусочек птицы вылетел заряженным в пушку ядром.
  Со свистом всосав в себя воздух, как пылесос, я обессиленно повалилась на рядом стоящий стул.
  Барон, бледный, аки моль в обмороке, рухнул на колени у моих ног и вцепился в руку, с виноватым выражением лица, что-то силился разглядеть на моем. Кроме сходящей синевы и усталости там ничего интересного не было. Вот и глаза защипало от слез, наверное это нервное.
  - Слишком часто Вас приходится спасать, леди. - хлопнула меня по плечу Элен. Я с недоверием уставилась на хрупкую девушку, с огромным трудом верилось что она смогла меня держать на руках.
  - Может ее тоже имеет смысл перевести на кашу? - хохотнула рядом Зоя и похлопала по другому плечу.
  А. Ну, да, кто бы сомневался.
  
   Аппетит пропал, настроение тоже, но остался вопрос о замужестве. Как послушная дочь своего отца, я должна была тут же принять предложение, а потом до конца своих дней благодарить его за это. Однако в мои планы не вписывались ни муж, ни семья, да и чего греха таить, я то своего родного отца через раз слушалась, а тут полное подчинение чужому дяде. Оставив свое мнение при себе, покивала на слащавые речи барона о молодом лорде, которые должны были меня подкупить, и убежала отговорившись делами по дому, какими уточнять не стала.
   Прислуга носилась как при пожаре, все готовились к завтрашнему приезду гостей. Как стало известно леди Ливенд предпочитала путешествовать со своей свитой, а потому задействовали все силы, чтобы убрать пыль и сменить постельное белье во всех гостевых комнатах. Мои покои находились там же, то есть из той клетушки - комнатушки я не стала перебираться, место то спокойное, да и лишних ушей можно не боятся, правда сама обстановка комнаты претерпела некоторые изменения. Присев на уши барону, я выклянчила у него нормальную кровать вместо той скамейки, ковер, чтобы не бегать босиком по холодным камням, ну и всякие мелочи без которых невозможен уют в женской комнате.
  Я влетела в свою обитель и захлопнула за собой дверь. Меня уже ждали.
  Элен сидела на резном стульчике и задумчиво подпирала подбородок кулачком, без интереса изучая сверток лежащий на низком круглом столике.
  - Что это? - коротко спросила я, застав ведьму.
  - Это твой завтрак. - просто ответила девушка.
  - Спасибо, но ты опоздала. Скоро уже обед будет. - беззлобно усмехаясь устроилась напротив нее, водрузив локти на стол.
  - Да, я не про то. Это твой недоеденный завтрак. - не пускаясь больше в пустословное объяснение, ведьма откинула край ткани под которым лежала та самая курица.
  - Издеваешься?
  - Нисколько. Видишь ли птичка-то заговоренная оказалась, не зря в не то горло полезла. Я ее на всякий случай с собой со стола прихватила и не ошиблась. Кто-то хотел избавится от тебя.
  - Что значит 'кто-то'? - фыркнула я, слегка офигев от такого заявления. - Есть одна железная кандидатура у которой шило в интересном месте застряло.
  Раздражение, злость и жажда мщения кипели в одном котле, то есть во мне. Очень хотелось найти Гнес и популярно объяснить ей насколько та неправа, а потом в кандалы и по всей строгости закона. Но самоуправства позволять себе не стоит, а лучше сотрудничать с местной властью которую как раз таки олицетворяет барон. О чем тут же сообщила Элен:
  - Пошли, будешь свидетельствовать как эксперт криминалист, что пища была проклятой. И про все остальное ему тоже надо рассказать, как она меня травила вашей наркотой. - Господи, что я несу, 'проклятой'! Услышь меня кто-нибудь из сослуживцев, то на смех бы подняли.
  - Не проклятая, а заговоренная. - привычно поправила Элен, завернув курицу, и с готовностью встала.
  
  Как и предполагалось: барон выслушал и не поверил. Вызвал Гнес, расспросил ее, но ясень день, что злодейка не будет сама себя закладывать. Коварная женщина заломила ручки, пустила слезу и заголосила нечеловечьим голосом, что не виноватая она и вообще, к любому вида колдовства отношения не имеет. К своему стыду замечу, что сей факт я не учла. Гнес действительно не ведьмачила, следовательно и завтрак заколдовать не могла. Пока бывшая нянька ломала комедию перед своим господином, Элен тихонько шепнула мне на ухо, что курочку мог заворожить кто-нибудь другой, к примеру в соседней деревне тоже есть ведьма. Я взяла это на вооружение и поделилась информацией с Его милостью. Но и тут выкрутилась отравительница, она потребовала, чтобы вызвали управляющего на допрос и тот подтвердит, что его помощница из замка никуда не отлучалась. Надо же! Алиби себе смострячила, глядишь в скором времени и адвоката требовать начнет.
  Вызвали. Управляющий, дядька строгий, почем зря никого выгораживать не будет, уж очень он трепетно относится к своей должности, и как выяснилось, Гнес действительно трудилась под неусыпным взором своего руководителя с утра до вечера с перерывом только на обед, да на здоровый сон. Вскоре вызвали стражу которая утром несла службу на воротах, те так же подтвердили, что никто утром не входил и не выходил с территории замка.
  Дела- а-а! Неужели у Гнес есть сообщник? Если так, то это все равно что искать иголку в стоге сена, кто ж сознается в причастности к злодеянию, такого дурака еще поискать надо. А мне что-то подсказывает, дураков здесь нет, кроме меня разумеется, да и то в моем случае это скорее диагноз.
   Я хотела еще и служанок позвать, которые утром прислуживали за столами, но барон к тому времени потерял терпение и не позволил.
  - Лизавет, - предусмотрительно отпустив прислугу, терпеливо начал он, устало потирая глаза, - то что ты говоришь, серьезное обвинение. Гнес служила нам долгие годы верой и правдой, когда умерла твоя мать, она заменила тебе ее, окружила заботой и теплом.
  - А обо мне ли она заботилась? - самая моя неприятная черта характера, это - нетерпение, и сейчас кажется оно вырвется на волю. В голове не укладывалось, что барон даже слушать не хотел о причастности бывшей няньки к утреннему инциденту. - Может Гнес хотела о ком -то другом позаботится?!
  - Лизавет! - гаркнул неожиданно Его милость и стукнул кулаком по столу. Лицо его от гнева раскраснелось, а брови сурово сошлись на переносице. - Позвольте напомнить Вам, леди,- на последнем слове он сделал ударение, - что в нашем замке находится одна ведьма и, то которую пожелали видеть Вы! Кто кроме нее может подтвердить, что кусок несчастной курицы заговоренный? Может она наговаривает на верного мне человека? И спешу заметить, что доверять ведьме которая здесь без году неделя, глупо.
  - Глупо упиваться мнимой верностью и не замечать очевидных вещей, Ваша милость. - не осталась в долгу я. - Эта гарпия между прочим травила вашу дочь всякой отравой, пока та лежала как тюлень. - Опс! Кажется лишнего сболтнула. Но к счастью барон ничего не заметил.
  - Это было лекарство! - пискнула Гнес из-за спины господина.
  - Чета с два! Видала я таких благодетелей!
  - Лизавет!
  - Папа!
  - Ваша милость!
  - Гнес!
  - Элен!
  - Что?!
  - Ничего!
  Дурдом на колесиках. Гнес благополучно пряталась за широкой спинкой кресла, с плохо скрываемым любопытством ожидала дальнейшего развития скандала. Мнимый отец и я стояли друг против друга опершись на крышку стола, скрестив взгляды в безмолвном поединке. Элен от души забавлялась ситуацией и не пыталась спрятать улыбку. Конечно, ей - то что будет? Она ведьма, за себя постоять сможет.
  Я первая не выдержала и отвела глаза, на стороне барона все-таки многолетний руководительский опыт и твердая вера в Гнес.
  - Гром, молнии и тысячи чертей! - самое приличное, что пришло в голову вырвалось у меня. Однако, барон так не думал.
  - Иди к себе Лизавет, я больше не желаю слушать этот бред. Видимо Гнес была права, когда говорила, что ты так и не излечилась. - слишком тяжело вздохнул отец. - Уходи.
  - Как будет угодно Вашей милости. - неумело присела в реверансе перед ним. - Только свои касторки сами хлебайте.
  - А ты, гадина, попробуй только приблизится еще ко мне. Я на тебя капкан волчий поставлю, уж не сомневайся. - это уже для Гнес.
  С удовлетворением отметив как побледнела женщина, я круто развернулась и вышла из кабинета. Аудиенция закончилась.
  Скверно. Все очень - очень скверно.
  Элен вышагивала рядом, подстраиваясь под мой быстрый шаг, она не решалась начать разговор первой, а я не была против тишины. Возвращаться в комнату не хотелось категорически, поэтому миновав мрачные коридоры и переходы направила свои стопы во двор. Там как раз тренировка должна идти у рыцарей, вот хотя бы посмотрю как они друг друга в пыли кувыркать будут. Согласна, занятие так себе, но сейчас что угодно сойдет чтобы отвлечься от дурных мыслей.
  Как и ожидалось юноши и зрелые мужи во всю предавались легальному мордобою. Если за драку на улице или в трактире их могли задержать и наказать, то здесь, в пределах замкового двора, это поощрялось. Всего два волшебных слова - военная подготовка и никаких проблем нет. Хотя и мордобитием в чистом виде это не назовешь: те кто был по моложе стояли в спаррингах со старшими соратниками, а те в свою очередь учили их драться на мечах, которые успешно заменялись палками, по путно вбивая уважение к старшим.
  Отойдя в тенечек, прислонилась к пустующей коновязи и с тоской вспоминала себя на тренировках, как с друзьями отрабатывали бесконечные броски на матах, захваты, удары... Нашла и работа свой отклик в душе, жалящим сожалением, мне не хватало этих будней, насыщенных ежечасно меняющимися событиями, вечной суеты и редких выходных, когда никто не звонил и не требовал явится в кабинет сурового начальства. Не хватало шумных вылазок всем отделом на дачу к нашему криминалисту Лешке Кузьмину. Посиделок с верными подругами после удачных походов по магазинам. Скучала по родному городу, который мне когда-то казался слишком суетливым, слишком живым, да что говорить, мне не хватает орущей сигнализации под окнами для здорового сна! Теперь это все было в прошлом. Сейчас есть чужой мир, чужая страна, одежда, отец, имя и то чужое. Лизавет Ксарро...
  'Я - Соловейко Елизавета Сергеевна!', - взбунтовалась гордость, не желая мирится с чужой личиной.
  'Которая здесь никому не известна и не нужна',- осадил ее разум, пресекая какие-либо поползновения безрассудства.
   Рядом зашуршала ткань. Элен расправляла складки на юбке неизменно серого платья, опустив очи в долу. Кажется у нее тоже было интересное прошлое, во всяком случае есть чем поделиться.
  - Элен, а почему ты о себе ничего не рассказываешь? Ты ведь не всю жизнь прожила в лесу. - ведьма едва заметно дернулась в сторону от меня.
   В десяточку!
  - С чего ты взяла? - быстренько взяла себя в руки девушка. Понятно, не хочет так просто открывать душу, даже несмотря на доверительные отношения, которые в последнее время все больше смахивают на зачатки крепкой дружбы.
  - Да тебе до лесной отшельницы, как на велосипеде до луны.
  - А что такое велосипед? - некстати проявила интерес Элен.
  - Типа железный конь, только с педалями. Я тебе потом картинку нарисую. А ты не увиливай от разговора, давай уже колись!
  И она раскололась.
  Давным - давно, в одной очень уважаемой семье сильных магов родилась девочка, да такая хорошенькая, что мама с папой нарадоваться на нее все не могли. Спустя какое-то время у ребенка стал проявляться магический дар, правда какой-то сомнительный, однако, все списали на малый возраст и решили не торопиться с выводами. С достижением шестилетнего возраста малышки Элеоноры, стало ясно, что в семье чистокровных боевых магов появился уродец - целитель. Можно было бы и на это закрыть глаза, если б Элеонора могла наложением руки залечивать раны и снимать хвори, но не дано ей было того. Сразу нашли виноватого, им оказалась пра - пра - пра (еще много 'пра') бабка эльфийка, чья кровь аукнулась в Элеоноре. Девочка хорошо чувствовала травы, понимала растения, ладила с природой любого живого существа, что очень помогало в лечении, если бы еще родители могли это оценить... Когда крохе исполнилось семь, то в семье появились мальчишки - близнецы, как раз такие дети о которых мечтали отец с матерью, их гордость и надежда. Братья отличались отличным магическим потенциалом от старшей сестры, что послужило еще одним поводом для отдаления родственников от нее. И только бабушка со стороны матери не могла смотреть, как ее внучку презирают, называя позором фамилии. Состоятельная ведьма, не стерпела подобного отношения, разругавшись в пух и прах с детьми, забрала Элеонору к себе и окружила ее своей любовью на какую была только способна. Позволила получить образование, какое было по душе девушке, договаривалась с эльфами, чтобы те приняли ее к себе на дополнительное обучение после окончания академии, дала дорогу в жизнь. Когда пришло время и Элен решила, что не хочет больше жить в шумной столице, предпочтя ей лесную глушь, то и тогда бабушка не стала препятствовать. Она поняла и отпустила внучку, призвав Создателя чтобы тот оберегал ее.
  - Вот так я и осела здесь. - закончила рассказ Элен. На безмятежном лице за все то время ни разу не промелькнула и тень недовольства, только присутствовала нежность в голосе, когда она говорила о своей престарелой родственнице.
  - Дела-а-а. - растерянно протянула я. И перешла на нейтральную тему. - Слушай, а правда, что у эльфов уши вытянутые?
  - Правда, - с улыбкой подтвердила Элен и поспешила предупредить. - Только у меня нормальные, человеческие уши!
  Когда же я пред намерилась проверить на сколько ее слуховой орган похож на человеческий, внезапно появилась Зоя:
  - Ведьма, скорее! В деревне... там...- запыхавшаяся женщина сбивчиво пыталась что-то объяснить.
  - Если очередная драка из-за Глории, то не пойду. - нахмурилась Элен.
  Деревенская белокурая красотка Глория, дочь мельника, дурила головы парням налево и направо, а те в свою очередь потом выбивали друг дружке зубы в честь прекрасной дамы, что даме конечно льстило. И происходило это с завидной регулярностью раз в два - три дня. Когда последний раз приходил очередной побитый Дон Жуан местного разлива и в приказном порядке потребовал от ведьмы немедленного исцеления, то Элен сама едва сдержалась чтобы не стукнуть нахала кочергой.
  - Нет, - уже тянула за руку ведьму Зоя, - там Селлия рожает!
  - Так на это есть повитуха. - все еще упиралась Элен. Чего - чего, а отбирать хлеб у старухи она не собиралась. Сразу, как стало известно, что ведьма будет теперь лечить деревенских, к ней подошла единственная на все поселение повитуха и очень попросила не трогать рожениц. Элен вняла просьбе пожилой женщины и не собиралась теперь лезть на чужую вотчину.
  - Так там не просто роды! - тащила за собой несговорчивую девушку Зоя, по пути разъясняя ситуацию.
  - У Селлии живот крутить начало, а повитуха в соседнюю деревню ушла и будет только к завтрашнему дню, она возьми и позови лекаря, дурында такая!
  - Та-а-ак... - насторожилась ведьма.
  Присутствие лекаря испугало даже меня, тем более в опасной близости от беременной женщины.
  - Ну, чего 'так?'! Загнал он ее на Материнский Стул на осмотр, а у нее воды и отошли. У бабы сроку-то семь месяцев, так он ее еще дрянью опоил какой-то, теперь она лежит и в потолок улыбается! - плюнула в сердцах Зоя и притопнула ногой.
  - Где лекарь? - охрипшим от волнения голосом спросила я, стараясь не отставать о них.
  - Где, где... Мать ее как пришла, как увидела, так и погнала его палкой через огород. Муж ее на кровать перенес, а мамка сюда прибежала, плачет. Я ее домой отправила, чтоб следила за девкой, а сама вас искать кинулась.
  - Зоя, жди на воротах, - отдала жёсткий указ побледневшая Элен, - Лиза, за мной, поможешь собрать сумки.
  А дальше все как в тумане. Быстро собрав две большие сумки в комнате ведьмы, Элен и я поспешили за Зойкой. Та показывала дорогу до нужной хаты и даже не возмущалась, чей-то я с ними бегу, ведь недосуг дочке барона по деревне гулять, тем более уж при родах присутствовать.
   В небольшом, на две комнаты, крестьянском домике нас встретила женщина чуть старше самой Зои и уставшего вида мужчина. Внимательно приглядевшись, я узнала в нем того бородача, что в первый день моего пребывания здесь, нес меня на руках от колодца к замку. В маленьком темном помещении витал запах боли, горя, неизбежного рока и обреченности на смерть, словно бы присутствующие уже все решили для себя.
  - Она там? - тихо спросила я кивая на зашторенный вход в другую комнату.
  Мужчина сдержанно кивнул, а мать залилась слезами и кинулась в ноги Элен:
  - Бабоньки-и-и, помогите! Создателем заклинаю, сделайте что нибудь! Кровиночка погибает на глазах... ребеночка спасти не сможете, так дочь из лап костлявой выдерните-е-е... - вцепившись в сумку ведьмы причитала она.
  - Зоя, выведи всех. - коротко попросила ведьма, когда попытка отцепить убитую горем женщину не увенчалась успехом. Служанке два раза повторять не надо было. Подняв с пола мать, она ласково принялась ее успокаивать и только у выхода кивнула мужу пострадавшей, что приказ покинуть дом его тоже касается.
  - Боишься крови? - обратилась ко мне Элен, когда мы остались одни.
  - Мне по роду службы не положено боятся крови и трупов. - ответила честно и получила в ответ благодарный кивок:
  - Тогда будешь мне помогать.
  На этой невеселой ноте закончились разговоры, далее было время коротких указаний. Ведьма откинула край шторы и бесстрашно вошла туда, где как никогда нуждались в ее помощи.
   Комната еще меньше чем та из которой мы попали, пропахлась кровью и испражнениями. У кровати обнаружился ворох грязных простынь на которых даже кровь не успела запечься, там же обнаружился и бутыль с мутной жидкостью неизвестного мне происхождения. Половину комнаты занимала двуспальная кровать, на второй половине стояло деревянное сооружение, которое оказалось не чем иным как Материнским Стулом. Устрашающего вида бандура отдаленно напоминала гинекологическое кресло с минимальным комфортом. Просто гладко ошлифованная деревянная поверхность стула, без подушек в нужных местах, на подлокотниках которого крепились кожаные ремни, такие же ремни были и на подставках для ног, сиденье больше походило на стульчак унитаза, а спинке на этом чуде медицины ни на миллиметр не откидывалась назад. Я прикинула, как должны были проходить роды на этом монстре и честно признаться, мне поплохело.
  - Вот это вертолет...
  - Лиза, - окликнула меня Элен, закончив предварительный осмотр пациентки. - Иди найди таз и поставь греться воду.
  Женщина лежала распахнув широко глаза, взгляд остекленел и вперился в одну точку на потолке. Безучастная ко всему она не обращала внимания ни на то, кто с ней рядом, ни на то, что с ней делают. Ни один мускул не дрогнул на ее лице, когда я притащила нагретую воду и мы с Элен ее вымыли. Податливая как тесто... что ж она такого принимала, если слишком мертвая для живой, и достаточно живая, чтобы ее не завернули в саван?
  - Элен, на сколько все плохо? - наконец решилась я озвучить вопрос, не прекращая заданную работу: открыть окно, вынести грязное белье, перестелить постель, приготовить повязки, нагреть воды...очень много воды.
  - Хуже чем можно представить. - сухо отозвалась ведьма приготавливая на приволоченном с кухни столе инструменты и какие-то пузыречки с настоями. - Не знаю, как он проводил осмотр, но этот безумный старик повредил пузырь в котором находится плод из-за чего воды вышли раньше положенного.
  - Понятно. А почему она как не живая? Даже не моргает.
  - А почему Зоя ко мне прибежала когда тебя опаивали? - вопросом на вопрос ответила Элен. - Ей тоже отвар горемы - травы дали и не рассчитали.
  - Будешь приводить ее в чувство?
  - На это нет времени. - нервно дернула плечом ведьма и обернулась ко мне. - Лиза, - неожиданно тихо сказала она, глядя в глаза,- у меня до этого не было подобных случаев, я только один раз присутствовала при сложных родах и...мне страшно. Если вдруг ничего не выйдет, просто знай, что я не хотела им навредить.
  - Мать, там от куда я, это называется боевым крещением. - бодрила я подругу, слабо веря в успех предприятия после ее признания. Но и правда ведь, нет ее вины в случившемся и не будет. - Ты делай, что считаешь нужным, а я буду рядом, на подхвате.
  - Хорошо. - решительно кивнула она, повязав на голову косынку, чтобы волосы не лезли в глаза.
   И началось.
  Это был самый долгий и трудный день в моей жизни. Схваток у роженицы не было и каждая минута шла на вес золота. Элен с самого начала решила провести кесарево сечение, именно это и послужило причиной возникшего страха. Привязав женщину к столбикам кровати, на случай если та начнет приходить в себя, чтобы она не дернулась в ответственный момент под острым лезвием скальпеля, Элен начала операцию. Пара магических фонарей, прихваченных ведьмой из замка, давали ей достаточно света, но напряжение в котором работала девушка ошеломляло. Еще большей дикостью для меня было наблюдать как режут живого человека. Чтобы было сразу понятно, я не медик и общение со специалистами из этой области ограничивалось походами к участковому врачу, да по работе с судмедэкспертами и патологоанатомом. У меня не было боязни крови и я не страдала от бессонницы когда прибывала с бригадой на вызов где был изувеченный труп, ну или то, что от него осталось. Но происходящее в этой комнате на моих глазах стало настоящим потрясением. Я стояла наготове крепко зажмурив глаза, чтобы не видеть работу ведьмы, а когда та просила промокнуть выступивший пот с лица, то просто смотрела поверх ее головы не опуская взгляда. И вот...
  - Ну-ка малышка. - пробормотала Элен и звонкий шлепок разорвал нервирующую тишину.
  Поддавшись порыву я открыла глаза и уставилась на это.
   Ведьма держала на одной руке красный сморщенный комочек, а другой шлепала его по попке, пока младенец не издал еле слышимый писк:
  - И-и-и-и-и!
  - Бить ребенка было обязательно?
  - Помой ее, обмажь мазью из желтого пузырька и запеленай. - быстро проговорила подруга и сунула мне в руки младенца, который уже не собирался замолкать. - Мне еще с матерью возиться.
  Я опешила. Выпала в транс. Обалдела. Да нет такого слова, чтобы обозначить мое состояние!
  Заметив, что продолжаю стоять тупо взирая на пищащее существо, Элен гаркнула в голос:
  - Живо!!! - резкий окрик возымел действие. Прихватив пузырек и пеленки, я выскочила из комнаты.
  Готовая вода была достаточно теплой для купания ребенка. Обтерев на сухо девочку, следуя инструкции натерла мазью, которая пахла ромашкой или чем-то близким к тому, за тем завернула в чистую ткань. Делала все как во сне, то есть на автомате и как получалось, а не так как было правильно, ибо была в шоке. Закончив обрабатывать малышку, а села на скамейку, привалившись спиной к стене и прижала к себе ее. Ребенок кажется уснул, потому что вместо плача было мирное сопение. Маленькая, хрупкая и, простите, страшненькая, она произвела на меня неизгладимое впечатление.
   Любуясь спящей мордашкой, заслышала как тихо скрипнула дверь - в дом вошла бледная мать Селлии. Чтобы избежать воплей и причитаний, я освободила одну руку и прижала палец к губам, призывая ее к молчанию. Следом за ней появилась Зоя. Женщины медленно приблизились к нам.
  - Селли? - дрогнувшим голосом спросила мать.
  - С ней Элен, не мешайте ей.
  Женщина только кивнула.
  - Кто?
  - Девочка.
  - Можно мне ее? - протянула руки бабушка к младенцу.
  - Конечно. - я безропотно передала сверток, и свободно задышала, потому что с меня сняли груз ответственности за малышку.
  - Какая она крохотная,- обеспокоенно пролепетала бабуля глядя на нее. - Маленькая моя, кто ж тебя так завернул бездарно? - это уже адресовалось девочке. - Что за неумеха так запеленала нашу красавицу?
   Я немного обиделась за неумеху. По моим прикидкам, результат был отличный, если учесть, то что это первый младенец побывавший на моих руках. Я даже детей подруг боялась, и не ходила к ним, пока у киндеров не появлялись: более или менее разумная речь, зубы и способность самостоятельно ходить на горшок.
   Тем временем откинулась штора и к нам присоединилась Элен. Ведьма являла собой то еще зрелище: руки и фартук в крови, волосы вылезли из под косынки и растрепались, а на самой и лица нет. Зойка испуганно икнула, а женщина лишь теснее прижала к себе внучку.
  - Ну как? - со стыдом спросила ведьму, я ведь так и не вернулась.
  - Сделала все, что могла, - прислонилась к стене она и медленно сползла по ней на пол. - Селлия спит, я ей дала настой, чтобы она быстрее пришла в себя, так что с ней кому-то придется сидеть всю ночь. Она много крови потеряла, поэтому обещать, что все будет хорошо не стану, но и надежды терять не следует...
   Элен привела себя в порядок на сколько это было возможно и дала ценные указания матери пациентки. Та с серьезным видом ее выслушала, заверила что все исполнится как положено и послала зятя за сватьей, чтоб она пришла и помогла нести вахту у постели невестки. Ведьма оставила ей настои и травы, которыми надо потчевать больную и строго наказала, что если вдруг чего пойдет не так, то без промедления слать за ней в замок. Девушка продиагностировала младенца, к ее удивлению семимесячная девочка чувствовала себя хорошо, кроме слабости и желания есть ребенка ничего не беспокоило. Услышав, что внучка голодает, бабуля ревностно взялась за свои обязанности, а именно нашла кормилицу, на время пока родная мать не поправится. Попрощавшись с деревенскими, мы отправились восвояси. Путь до замка прошел в молчании и было в этом что-то особенное, Зоя поддерживала за плечи измотанную Элен, а я несла полегчавшие сумки, и нам не надо было слов. Солнце неумолимо уходило в кровавый закат, а с ним и радость редкого на счастье дня.
  
  Уже глубокой ночью, минуя выговор барона о том, что ушла в деревню и никого не предупредила, после купания и получасового ворочанья в кровати, которая внезапно стала неудобной: я спустилась в кухню замка с целью найти чего-нибудь пожевать. Еще в коридоре завидев свет от пламени свечей и приглушенные голоса прибавила шагу и застала бесподобную картину.
  Кто бы мог подумать, что недавние враги будут сидеть за одним столом и потягивать предусмотренное для прислуги и рыцарей пиво?!
  - А чего так тихо празднуете? - насмешливо спросила я присоединяясь к их компании.
  - А чего шуметь? - уже привычно переспросила Элен.
  - Будешь? - легонько встряхнула бутылью в оплетке Зоя и не дожидаясь ответа поставила на стол третью глиняную кружку.
  - Наливай!
  
  
   Пришел день смотрин, а с ним нежеланные для меня гости, то есть потенциальные родственники, новые заботы и немилосердный сушняк, как последствие ночных посиделок.
   Служанка, которая умудрилась на кануне не накидаться как мы, позже развела нас по комнатам, чем удостоилась огромной признательности в виде громких заверений в дружбе, да сердечный обниманиях. Причем обнимались только Элен и я, а Зоя только поддерживала крепкой рукой, чтоб ведьма с хозяйской дочкой совсем неприлично не свалились в замковом коридоре. Хотя что тут говорить о приличиях...
   И вот с приходом утра, служанка одним взмахом руки смела из моего сердца симпатии к ней и теплое одеяло с разбитой, душой и телом, меня.
  - Вставай, давай быстренько! - безапелляционно заявила она. - Проспала все на свете, а тебя ждут между прочим.
  - М-м-м-м... Дай поспать... - не особо надеясь на успех поканючила я.
  - Лентяйка, вот барон будет ругаться, а я ему как есть все расскажу, что к пиву прикладываешься. - пригрозила женщина отбирая подушку. Но я не сдавалась.
  - Зоя, знаешь кто ты? Змея Особой Ядовитости, вот ты кто. - все так же не открывая глаза.
  - Змея значит? Ну тогда получай свою порцию яду!
  Возмущенно пыхтя как самовар, она вырвала у меня подушку и хорошенько отходила ей по всей длине и без того ломящего от усталости тела.
  - Уйди старушка, я в печали...
  - Я те дам 'старушка'! - знай себе приговаривала обидевшаяся Зойка, лупцуя твердой рукой, но без особой жестокости, бишь прививала уважение к себе, воспитывала.
   Прилагая немалые усилия и превозмогая слабость, я нашла в себе силы сесть, а потом встать, умыть опухшую харю, одеться и спуститься к прибывавшей делегации жениха.
  Еще в первый день я выцыганила у ведьмы порошок для чистки зубов, эдакая зубная паста, только в сухом состоянии и состоящая исключительно на травках. Помнится когда снимала пробу с него, то разве что огнем не пыхала - пробрало до самого копчика, вот такая она термоядерная оказалась. Но сегодня даже ядреная смесь ментола и жгучего перца не могла перебить перегар. Пришлось встречать гостей молча, чтоб не дай боже, не дыхнуть, и строить рожу кисейной барышни, что получалось не очень. Вернее получалось, но кирпичом.
   Неизвестно ради чего во двор выгнали всю старшую прислугу, построили их прям как на парад, одев в праздничные формы (даже повару новый фартук выдали, под расписку наверное), поставив во главе барона и меня. Если Его милость переживал по поводу встречи, то я сохраняла полное спокойствие. Мне с ними детей не крестить, так что и повода для волнения не вижу. Под теплыми лучами приветливого до тошноты солнышка, прикрыв глаза, оперлась на руку отца, как подобало правилам и тихонечко закемарила, пока никто не видит. А чего время зря терять? Гостей-то нет пока, задерживаются чего-то. А солнышко припекает все, да припекает. Прямо в глазки светит, хорошо то как...
  - Кхм- кхм. - раздалось рядом.
  - Будьте здоровы. - вяло пожелала блага простывшему и облокотилась на что-то твердое, теплое и недовольно сопящее, удобно пристроив голову.
  - Лизавет, имей совесть. Ты...ты храпишь! -возмутилась опора голосом барона.
  - Нашел чем удивить. Я еще и во сне поболтать люблю. - пробормотала в плечо отцу и нехотя разлепила глазоньки. Как раз во время.
   В ворота замка, поднимая пыль, с грохотом вкатились три кареты. Громоздкие, уродливые, с причудливыми вензелями из светлого дерева, которые вились по всему корпусу, совсем не такие красивые как в сказках. Они прокатились одна за другой по двору не нарушая дистанции и остановились перед нами.
   Кучер спрыгнул с козел и поспешил открыть дверцу экипажа, подставил, как лесенку, предусмотрено прихваченный стульчик, под ноги пассажирам, после чего припал в глубоком поклоне. Из-за бордовой, вышитой золотом и украшенной бахромой шторы показалась тоненькая ручка, обтянутая в белую перчатку, сдвинув в сторону богатую ткань, явила ожидающим прекрасную незнакомку. Затянутая в корсет и огромное количество розовых юбок, дама величественно окинула всех презрительным взглядом, скривила пухлые губки в некоем подобии улыбки и не дождавшись чьей-либо помощи сама спустилась на землю. Юбки колыхнулись, как облачко и слабо зашелестели от движения. Драгоценности тут же послали блики и заиграли на солнце, слепя глаза, но незнакомка кажется не замечала какое причиняет неудобство встречающим. Светлые, почти белые, завитые волосы дамы были уложены не укоризненно, колечко к колечку, так что и придраться не к чему. Бледный лик, фарфоровая кожа едва тронутая морщинками, ясные синие глаза под тонкими бровями - ни дать ни взять, настоящая светская львица! Вот если бы еще не кислая мина и взгляд по добрее, то она несомненно вызвала бы у меня симпатию, а так... Что ж я баб красивых не видела?! Да у нас по отделу в каждом кабинете сидит своя красавица, а то и по две, что ни в сказке сказать ни пером описать. Так что мадам удостоилась только осмотра и равнодушного хмыканья.
  - Леди Ливенд... - с придыханием поприветствовал гостью барон. Его лицо так и светилось от восторга.
  Оглядевшись, я отметила, что ее приезду и радовался лишь он один, слуги не разделяли настроение своего хозяина.
  - Барон, - плаксивым тоном протянула леди. - Совершенно не учтиво держать даму моего положения на пороге. Право, где Ваши манеры?!
   Интересно, что это за положение такое, что и постоять на улице нельзя? Но от вопросов благоразумно воздержалась.
  - Простите меня леди, ибо я был ослеплен вашей красотой. Не гневайтесь на того, кто пал жертвой ваших чар... - кинулся престарелый, но еще пылкий влюбленный к 'прекрасной леди' и с чувством облобызал ее ручки.
   Мне оставалось только присвистнуть и наблюдать, как мой старик рассыпается в дифирамбах гостье.
  Он что, в самом деле флиртует?!
   Нет, не показалось. Вон как, половичком разве, что не расстилается.
  Бросив косой взгляд на Гнес, увидела, как та поджала тонкие губы, но вздернуть подбородок не решилась - опасается. Гримаса недовольства выдавала ее с головой, ревнует коварная тетка, как бы чего не случилось.
   Тем временем из той же кареты вылез еще один пассажир. Юноша, чуть выше меня ростом, худощав и слишком молод, чтобы быть женихом. Длинные светлые волосы, заплетенные в причудливые косички, украшенные розовыми лентами, лежали на плечах молодого человека. Богатые одежды, расшитые золотом и драгоценными камнями делали его похожим на сказочного принца, правда на женоподобного принца. Тонкий не ломанный нос, острые скулы, синие глаза в обрамлении золотистых ресниц, большой рот. Его поразительное сходство с леди Ливенд наводило на мысль, что таки это и есть наследничек, которому готовят незавидную судьбу.
   Без интереса осмотревшись молоденький лорд неспешно подошел к матери и барону.
  - Надеюсь мы не долго здесь пробудем? - надменно произнес он глядя на барона Ксарро сверху вниз. Вышло смешно, потому что голос парня только начал ломаться и от того получался писклявым.
   Отец стушевался от такой наглости, даже покраснел от возмущения, но перед холодными глазами леди не рискнул осадить заносчивого отпрыска. Между тем лордик продолжил:
  - Моя самая лучшая кобыла должна ожеребиться со дня на день, потомство это крайне ценное, поэтому хотелось бы закончить со смотринами побыстрее.
   Ах, да! Он ведь огромный любитель лошадей. Надеюсь, что никто не полезет своими аристократичными пальцами мне в рот проверять зубы... Откушу ведь к чертям собачим!
  - Позвольте представить вам моего сына, - глядя на юношу леди Ливенд ласково улыбнулась. Но стоило только ей перевести взгляд на барона, как от радушия не осталось и следа. - Лорд Ливенд.
  - Тогда и я прошу к вашему вниманию, моя дочь... - нахохлился было гордый отец, как его спустили с небес на землю.
  - Мы свое внимание можем обратить позже, когда отдохнем с дороги. - слишком резко отрезала ледяная леди, не удосужив меня даже взглядом.
   Стало обидно за барона. Хоть это и была его идея спровадить меня в счастливое замужество, но все равно, вон как перед ними петрушкой скачет, а они его только ведрами высококачественного презрения окатывают. Нельзя так с пожилым человеком, не по-людски это, тем более когда рядом егодочь, пусть и не настоящая, но страшно прогрессивная.
  - Лизавет. - плюнув на перегар, я вышла вперед и заняла свое место рядом с бароном. - Для хороших друзей - Лиза.
  - Хм. А для плохих? - не растерялась леди. Сморщив маленький носик, женщина смотрела на меня как на букашку. Сразу видно, свекровь из нее получится - 'мама дорогая!'.
  - А с плохими я не дружу. Или они со мной не дружат. Это как посмотреть еще. - вполне вежливым тоном ответила ледяной красавице, но кажется ей не по вкусу пришелся ответ. Не став заморачиваться по поводу приглашения под крышу замка, просто показала на двери приглашающим жестом:
  - Проходите гости дорогие, хлеб - соль кушать будем, а может и чаю по пьем с ватрушками. Как говорится: 'Чувствуйте себя как дома, но не забывайте, что находитесь в гостях!'
   Барон дернул меня за рукав платья призывая к молчанию.
  - Я разве что-то не так сказала? - удивленно воззрилась на стыдливо краснеющего папеньку. Гости же с интересом ждали продолжения.
  - Замолчи... - сквозь зубы произнес он, пряча глаза.
  - Нет, я что не права? - продолжила ломать комедию на радость прислуге и потеху двум синеглазкам. - В гостях себя надо вести прилично, просто напомнила им об этом. А то приспичит леди 'по-маленькому' сбегать и тут ты, папа идешь на встречу, а она не накрашенная, с маской из огурцов и сметаны на лице, так тебя инфаркт хватит от такого зрелища, это ж скандал получится. Или молодому лорду ночью водички попить захочется и пойдет он в труселях по замку шастать, как по Бродвею, а у нас между прочим девушки совсем молоденькие работают, и вообще комендантский час! - выпалила пулеметной очередью на одном дыхании свою тираду, чтоб не успели заткнуть рта.
  - Какой час? - с любопытством протянул наследничек.
  - Невиданная наглость! - пошла пятнами леди.
  - Лизавет. Иди к себе. - глухо проговорил барон.
   Ну, вот. Связь наладили, теперь можно и досыпать идти, а то подняли ни свет ни зоря и с глупостями пристают.
  Свадьба, свадьба... Кольца, кольца...
  
   Кто-нибудь хоть раз в жизни на первом свидании горел яростным желанием убить ухажера просто за одни разговоры? Вернее когда ты сидишь и только качаешь головой, а он с упоением рассказывает о своих первых царапинах на коленках, о том как трепетно любит свою маму, с не меньшим трепетом разглагольствует о лошадях и кроликах, умничает о моде и как должна выглядеть настоящая женщина.
   Сами догадаетесь чья матушка выступала эталоном красоты и образчиком женственности?
   Именно на молодого лорда чесались мои руки, пока он сидел на резном золоченном стульчике с упоением вываливая на бедную меня тонны бесполезной информации о своем детстве и жизни в богатом дворце. Шестнадцатилетний сопляк и правда уверовал, что мир крутиться во круг него, а до других ему не было ровным счетом никакого дела. Страшно представить во что выльется идея с браком, если того не удастся избежать. Я ж его гонять буду, как сидорову козу!
   Вчера вечером после совместного ужина двух семейств, юноша не смотря на недовольство своей блистательной родительницы, пригласил меня на пикник, мотивируя это тем, что жениху и невесте не мешало бы познакомиться поближе. Я согласилась, только причина была у меня совершенно обратного рода - убедить лордика, что партия из меня никакая, я слишком старовата для него и вообще, как супруга не впишусь в интерьер их богатого дома.
   Мне думалось, запланированное мероприятие будет рассчитано на две персоны, прихватила покрывальце, чтоб не сидеть на земле и корзинку с легким закусем, но Моркэтэр собрался как в экспедицию. Двое слуг тащили стулья, еще двое стол, трое из прислуги, чтоб подавать блюда, повар, который должен рассказать о каждом своем кулинарном произведении, камердинер самого лорда (куда ж без него!) и молоденькая служанка для чистоты репутации леди, то бишь для меня.
  Я когда пришла со своей корзинкой с бутербродами и застала эту компанию, у меня челюсть чуть не брякнулась под ноги. О каком можно говорить единении, если нас будет сопровождать такая толпа народу?!
  - Ваша милость, а Вы что ж не взяли слуг с опахалами? - подколола я парня, на что тот вполне серьезно обеспокоился:
  - А надо? Тогда я сейчас распоряжусь...
  - Не надо! Это шутка юмора была, - поспешила притормозить шустрого лорда, который стремился сделать все красиво и по правилам тем более, что дама сердца стоит рядом. - Ну, пошли что-ль?
   Вернее поехали.
  Моркэтэр беззаботно щебетал в то время как я без интереса ковырялась вилкой в своей тарелке. В итоге терпение мое лопнуло и вопрос был задан в лоб без уверток и книксенов:
  - Юноша, тебя действительно все устраивает? - оставила я издеваться над куском пирога и не скрывая раздражения воззрилась на жениха.
  - Да. - Как ни в чем небывало ответил он и улыбнулся до того приторно, что у меня аж зубы свело.
  - Что, совсем ничего не напрягает? Неужели я устраиваю тебя как невеста?
  - Мама сказала... - начал было лорд, но тут же заткнулся под моим взглядом. Мама видите-ли ему сказала! Опять эта мама!
  - Вот понять не могу, то ли ты дурак, то ли действительно не понимаешь. Кому жить и детей делать, тебе или маме твоей? А?! Ну, поженимся мы, перееду я к вам, а дальше что? У нас разница в возрасте девять лет, даже поговорить не о чем, уже молчу о том, что ты делать со мной собираешься. Тетенька я серьезная и требовательная, кроме того двинутая на всю голову и не лишенная вредных привычек. Каких-то пять - десять лет и я состарюсь, буду пилить тебя каждый день похлеще твоей мамы, а если ты начнешь заглядываться на молодых красивых девушек, то и ревновать стану по страшному, а последствия моей ревности могут быть очень неприятными для тебя. Вот к примеру, посчитаю, что ты своим кобылам уделяешь больше внимания чем мне и отправлю их на живодёрню. - Расписывала я с упоением все прелести жизни под одной крышей. Надо заметить, что юноша был впечатлен до болезненной бледноты и икоты, особенно когда вопрос коснулся его лошадок.
  - Я так не хочу! - убежденно воскликнул он.
  - И я тоже! - участливо подхватила нащупанную ниточку и принялась разматывать клубочек. - Сам подумай, что лучше для тебя: жениться на молодой прекрасной леди или связать свою судьбу с такой сомнительной персоной как я? Поверь, мама твоя будет не рада в будущем, если сейчас не отговорить ее от этой дурацкой затеи.
   Судя по взгляду юноши, он сам уже не считал такой уж блестящей идеей женитьбу на мне. Что окажется сильнее: любовь к лошадям и беспечной жизни или плешивое счастье в моем лице? Очевидно первое перевешивало, да и перспектива найти более привлекательную партию была соблазнительна.
  - Леди Лизавет, - наконец выдохнул он. - Я обязательно отговорю маму от свадьбы. Позвольте Вас поблагодарить за честность на свой счет. Вы меня уберегли от огромной ошибки.
  - О! Да бросьте дорогой, - засияла улыбкой в ответ я. -Всегда рада помочь хорошему человеку, тем более когда он так молод и по неосторожности решит жениться на мне.
   На такой дружественной ноте мы с единодушием замяли разговор о бракосочетании, которое теперь стало не более чем фантазией вдовствующих родителей.
   К ужасу Моркэтэра и к моей досаде, леди Ливенд даже слушать не желала сына, считая, что тот напрасно беспокоится. На доводы юного лорда, она беспечно махнула рукой и заявила, что буйных и непослушных жен не возбраняется поколачивать в качестве воспитания. В ответ на недалекую науку я честно предупредила, что в случае рукоприкладства поломаю об ее благородную спину швабру и сыночку подкину, если вздумает испытывать судьбу. Папенька лорд, глядя на вопиющее поведение наследницы снова меня наказал и (о, ужас!) запретил присутствовать за общим столом.
  - Лизавет, ступай к себе! - в гневе повысил он тон и потряс кулаками в воздухе. - Я не желаю видеть тебя покуда не образумишься!
  - Ну, тогда давайте меня вообще замуруем в стену, потому что вразумляться на Ваш лад я не собираюсь. И выходить замуж за Моркэта не буду, так нельзя! - упрямо стояла на своем я.
  - Почему нельзя?! Свадьбу сыграете, наследничков нарожаете, мне внучков... - не отступался отец.
  - На преступление толкаете меня, папенька. Под статью за руку подводите.
  - Какая еще статья? - задохнулась леди Ливенд.
  - УК РФ 135 совращение несовершеннолетних, предусматривается лишением свободы от трех до пяти лет.
  - Я ничего не понимаю! - воскликнула растерянная женщина и провела рукой по волосам некрасиво ломая сложную прическу. - Лорд, скажите мне, у вашей дочери случаются припадки?!
  - Нет, это пока лишь цитирование уголовного кодекса, -сквозь зубы ответила за него я. 'А теперь бежим в комнату, пока еще что нибудь не ляпнула'.
   Господи, как они мне все надоели! Оставив изумленных господ гадать, что это за зверь такой 'уголовный кодекс', я направила свои стопы от них вон.
  'Идиотский мир, разнести бы его к чертям собачим. Какого хрена меня вообще сюда занесло?! Божье провидение, ага... Да сдалось оно мне, как носорогу слониха! Все, хватит с меня, сегодня же собираю манатки и сваливаю отсюда. А, то ишь-ты, нашлись лорды да леди...'
  - Да я вас всех на дне Северо-Ледовитого океана видала!- удалившись на приличное расстояние, проорала в сердцах я, выплескивая накипевшее. Даже полегчало, кажется. Уф!
   Тем временем от стены отделилась тень.
  - Что все так плохо? - молвила она голосом ведьмы. От неожиданности я подпрыгнула на месте.
  - С ума сошла так пугать? У меня чуть инфаркт не хватил.
  Но Элен не чувствовала за собой вину, так что взывать к ее совести смысла не имело. Вместо извинений она участливо похлопала меня по плечу и предложила:
  - Может на ярмарку сходим? Сегодня в деревне балаган представление давать будет. Развеемся, а то сидеть в сырых стенах достало уже.
  - Я бы с радостью, да вот меня вроде папа наказал, - произнесла с сомнением и только после того как ведьма рассмеялась, поняла какую глупость сморозила.
   - А если тебе папа скажет в угол встать, то, что пойдешь? - откровенно потешалась Элен.
   - Скорее его самого туда загоню. - Кровожадно усмехнулась я, понемногу оттаивая. Удивительное дело, ведьме так легко удается вернуть мне душевные силы всего лишь парой фраз, наверное такими должны быть настоящие друзья.
   - Ну, так что? Идем? - нетерпеливо выдернула она меня из потока мыслей.
   - Конечно идем! Вот только переоденусь. - почти жизнерадостно отозвалась в ответ, предвкушая предстоящее веселье.
  
  
   Как повелось с некоторых пор Зоя без стука вошла ко мне в комнату, притащив стопку чистого белья. Когда служанка узрела в каком виде я собралась идти гулять, то чуть дар речи не потеряла. Правда, после того как к ней вернулась способность членораздельно говорить, она такой разбор полетов учинила, что впору бежать и прятаться. Тыча пальцем в штаны и рубаху, которые сидели на мне, Зойка требовала, чтобы я сиюминутно сняла эту 'мужицкую срамотищу', а не то грозилась выходить поперек нижних полушарий. Зря! Между прочим, так на много удобнее и чувствую себя почти как дома. Штаны собирались веревочным пояском на талии, который можно было хоть на узелок завязать, хоть бантиком и не смотря на то, что ткань далеко не джинсовая неудобств это не причиняло, по крою они напоминали восточные шаровары, разве что плотные. Зеленная рубаха из тонкой материи была мне свободной и в плечах, и в талии, поэтому чтобы скрыть от любопытных мужских глаз свои прелести пришлось шнуровку на вороте затянуть туже некуда. Вместо домашних мягких туфлей я отдала предпочтение простым кожаным сапогам, без бляшек и прочей блестящей мишуры.
   - Ну, косу-то хоть заплети, что ж ты как оборванка-то голопупая бегать будешь! - причитала без устали Зоя, прикопавшись на сей раз к моим волосам.
   - Так, мать! Пуп у меня закрытый, а не голый, так что не выдумывай. Да и потом, где ж ты таких оборванок видела? - пыталась убедить подругу я, но безуспешно.
   - То-то и оно, что даже оборванка так не оденется. Это стыд какой, благородной девице задницей сверкать. - Не унималась упрямая служанка и продолжала гнуть свою правду.
   - Зоя, на улице духотень страшная и ты мне предлагаешь напялить на себя десять юбок...
   - Я предлагаю тебе одеться как подобает нормальной леди!
   - Во-первых, я ненормальная, во-вторых, совсем не леди и давай уже закончим об этом разговор.
   Ей-богу, временами Зойку как будто клинит на моем внешнем виде! Любая наседка удавилась бы, завидев такое проявление заботы и соучастия со стороны громоподобной тетки. Зоя набрала в грудь очередную порцию воздуха и было приготовилась к новой тираде, но к счастью мои уши были спасены вовремя подоспевшей ведьмой.
   - Ты готова? - так же не утруждая себя предварительным стуком заглянула она.
   - Бегу-бегу! - тут же сорвалась я и буквально вытолкала ее собой за двери. В отличии от меня ведьма не изменила платьям, единственное что она позволила себе это отступиться от привычных серого, черного и белого, а предпочла платье с белым верхом и нежно-желтой юбкой. На мой наряд Элен лишь вздернула вопросительно брови, но удержалась от нравоучений за что ей огромное спасибо.
   Ярмарка была похожа на один большой праздник жизни по-другому и не скажешь. Легкие пестрые палатки расположились на пустыре, чуть вдалеке от деревни, видимо, чтобы не мешать жителям. Торговцы шумно зазывали народ взглянуть на их товар, ну и купить чего-нибудь, ведь не для того шел караван, чтоб потом отпускать людей с пустыми руками. Торговали всем чем только было можно: ткани на любой вкус и цвет, иглы, нитки, пуговицы, специи, крупы и травы, украшения начиная от обычных медных колечек и заканчивая такими сокровищами, которые с честью может носить любая светская львица, пушнина, и даже пара палаток с оружием. Помимо торговли здесь шло еще и представление, балаган с успехом собирал публику. Акробаты ходили по натянутым канатам, силач к восторгу парней и томным вздохам девиц на раз гнул подковы и жонглировал пудовыми гирями, фокусник с помощью абра - кадабры из голубя делал лебедя и запускал в небо мыльные пузыри, которые принимали облик, то кроткого единорога, то яростного дракона. Потом вышел суровый, усатый мужчина в расшитом золотом камзоле, по хлысту в его руках я поняла, что это дрессировщик и с замиранием сердца ждала когда же выведут зверей. К моему удивлению в номере участвовали: обычный бурый медведь, лев, пара тигров, пони и пять маленьких, но очень звонких собачонок неизвестной породы. После того как животные ушли с импровизированной арены, на радость публике выкатились три круглых, размалеванных под хохлому клоуна, один из них все время падал и плакал, второй смеялся над первым, а третий с шапкой в руках ходил и клянчил у визжащей от восторга детворы сладости.
   Давно не испытывала такого восторга, наверное с тех пор как последний раз была в цирке, а сегодня будто в беззаботное детство вернулась. Вопреки опасениям Зои, в мою сторону даже не смотрели, а если и смотрели, то не подавали виду, что их волнует мой нескромный наряд. А вот Элен наоборот пала жертвой внимания парней, те подмазывались к ней не таясь, то цветы принесут прямо с корнями, то сладостей полный кулек или мешочек с орешками. Девушка с благодарной улыбкой принимала подношения, но никому не оказывала благосклонности, давая понять, что кроме приятельского отношения от нее больше ничего ждать не стоит. Парни разочарованно вздыхали, но покорно отходили от ведьмы, им хватало благоразумия не приставать к ней на виду у всей деревни. Я лениво грызла подгоревший сахарный леденец на палочке и откровенно забавлялась над тем, как Элен отшивала очередного поклонника, как вдруг кто-то пробасил у меня над ухом:
   - Красавица скучает?
   Леденец едва не был проглочен в один миг.
   - Нет, красавица ждет. - Прокашлявшись ответила я, и стерев выступившие на глазах слезы повернулась к негодяю из-за которого чуть не подавилась, с целью высказать все что думаю о нем, но слова застряли где-то в горле, как только я уткнулась носом в грудь незнакомца. Медленно подняв голову вверх посмотрела в жесткое мужское лицо.
   Обладатель высокого роста и могучего телосложения насмешливо взирал на меня, прищурив серые глаза. Легкая щетина украшала чуть впалые щеки и подбородок мужчины придавая ему вид эдакого брутала. Нос с горбинкой, очевидно ломанный и не раз, говорил о том, что этот товарищ знает не понаслышке, что такое получить в торец, а значит не чурается мордобоя. Он втянул воздух от чего ноздри хищно расширились, а меня этот жест привел в замешательство.
   Чей-то он там унюхал?!
   Немного полноватые губы незнакомца растянулись в улыбке, обнажив ровные белые зубы, а на твердом на вид подбородке появилась трогательная ямочка. Черные, короткие для здешней моды волосы, смешно топорщились во все стороны, придавая ему немного мальчишеский вид. Захотелось протянуть руку и пригладить 'гнездо' на его голове, но вместо этого...
   - Ёкарный - ты ж - бабай... - присвистнула я, неприлично разглядывая мужчину своей мечты. Остается надеяться, что не утону в собственных слюнях. Тот только шире улыбнулся и повторил:
   - Так отчего красавица одна грустит?
   - Подругу жду, - вернула улыбку ему, - и попутно зарабатываю кариес путем поглощения конфет. А, что у сударя имеется предложение?
  - Я мог бы составить Вам компанию. - Снова улыбка. Ух! Самоуверенность в собственной неотразимости так и прет из него, так и валит, как бы меня не завалило с головой страстями.
  - Э-э-м-м... Ну, если хотите, то можете рядышком постоять, - скромно предложила я и протянула кулек со сладостями, - угощайтесь!
  А внутри все вопило и кричало: вот он! Этого красавца впору за ухо хватать и тащить в свое логово, чтобы показать этим родовитым снобам каким должен быть настоящиймужик, а не вот, то тщедушное существо в рюшах и бантиках, которое мне в супруги пророчат, а потом уже в свою комнату сокровищ и как Шехерезада ему устроить тысячу и одну ночь.
   Солнце почти село и балаган запалил костры. Народ дорвавшись до праздника весело хлопал в ладоши когда молодая пара артистов задорно танцевала под музыку мини оркестра, очень смахивающую на фламенко. Девушка заразительно смеялась, когда парень делал вид, что хочет ее поймать в свои объятия и обманным маневром обходила его стороной. Темные кудри, то ложились на смуглые плечики, то взвивались волной стоило ей закружиться. Широкая красная юбка следовала ее движениям, то и дело развевалась по воздуху или наоборот плотно облепливала ножки танцовщицы. Парень такой же смуглый, как и напарница, напоказ расстраивался, когда красавица уворачивалась от его рук, но продолжалось это не долго. Рассердившись на непокорную девушку, он притопнул каблуком о землю и утроил напор. Движения вмиг стали агрессивными, быстрыми, резкими, даже музыка повинуясь настроению танца теперь была отрывистой и яростной. Запыхавшиеся, как после стометровки, они ходили друг против друга по кругу и в какой-то момент девушка отвернулась от партнера с намереньем уйти, как он одним движением поймал ее волосы и притянул к себе. Пара закружилась вокруг костра, но теперь никто не старался убежать или увернуться от объятий, напротив, они стремились воедино со всей искренностью и это завораживало. Но вот музыка стала стихать и на последнем аккорде, танцор прижав к себе крепко партнершу, нежно поцеловал ее.
   Стоянку балагана разорвали овации. Публика с восторгом аплодировала и требовала повторить на бис, и я не была исключением, потому что такое великолепие не каждый день увидишь. Даже про ведьму забыла и про то, что у меня вроде бы кавалер стоит за спиной, поэтому когда он предложил мне потанцевать, я едва вздрогнула.
  - А ты мне ноги не отдавишь? - с ехидцей посмотрела на мужчинку своих ванильных грез. Тот только усмехнулся и приглашающе протянул руку.
   Ну, что тут сказать... К собственному стыду признаюсь, что ноги оттаптывала я! А Рик (новый знакомый) со всей мужественностью сносил неудобство молча и улыбался так мило, что я сжалилась над жертвой и попросилась выйти из танца, хотя мне очень не хотелось покидать кольцо сильных рук. Но, что не сделаешь ради сохранения целостности такого экземпляра.
   Со смехом мы вырвались из круга веселящихся людей и неспешно направились в сторону огоньков деревни.
  - И как давно ты так ходишь с обозами? - любопытствовала я. Ухажер оказался обычным наемником. Его и еще с десяток вооруженных людей наняли купцы, пекущееся за сохранность своих товаров, ведь караван слишком легкая и прибыльная добыча для разбойников. Так что образ жизни вел Рик примерно, как перекати-поле, то тут, то там и подолгу не задерживаясь на одном месте. Не надо ванговать, чтоб понять, что с смазливой мордахой и началом альфа-самца его в каждом населенном пункте ждет своя красотка, а то и две.
  - Года три, - просто ответил он. - Раньше служил в королевской гвардии...
  - А почему со службы ушел? - неподдельно удивилась выплывшей подробности из биографии наемника.
  - Руководство сменилось. - Сразу помрачнел Рик и я решила свернуть неприятную для собеседника тему.
  - Вот ты все разъезжаешь, а как же жена, дети? Они ждут наверное тебя, беспокоятся. - Вот сейчас все и узнаем!
   Неожиданно Рик громко расхохотался закинув голову. Мне почему-то от этого стало обидно, можно подумать я ему анекдоты травлю.
  - Никто не ждет меня, - объяснил он отсмеявшись, завидев мою обиду. -Нет ни жены, ни детей. Какой женщине нужен муж, который месяцами дома не бывает? Да и не встретилась мне еще такая с которой можно семью создавать.
  - Так уж и не встретилась? - хитренько улыбнулась на такое пафосное заявление.
  - А, что можешь предложить свою кандидатуру? - хищно осклабился Рик.
   Твердая ладонь легла мне на плечо. Обернувшись к нему, я уставилась в блестящие серебром глаза. Странное дело, на дворе ночь, а глаза у него сверкают, как начищенные бляхи! Лицо мужчины опасно приблизилось к моему и из под соблазнительных мягких губ вылезли белые клыки.
  - Ух, ты... - с отстраненным равнодушием заметила я, - а ты знаешь, что у тебя зубы как у крокодила...
   Слабость мгновенно накатила на меня, но невозможно было противиться любопытству, и подняв непослушную руку легонько щелкнула по клыку опасного красавца. Рик дернулся в сторону, но поняв, что на большее сил у меня не хватит опять склонился.
  - Ну, так что? Предложишь себя? - руки крепко обняли меня за талию, а дыхание обожгло кожу на открытой шее и голос с хрипотцой манящий, обещающий прелести ночи искушал согласится на все. Может быть и согласилась бы, но я даже кивнуть не могла, не то, чтобы уже что-то ответить. Обвиснув на могучих руках наемника, словно тряпичная кукла, мысленно себя ругала за безалаберность и будто со стороны наблюдала, как мужчина меняется на глазах. Черты его лица стали резкими, почти неприятными, в волосах появились светлые пряди, как проседь, а на бледной коже проступила сетка черных вен...
  - Я тебе сейчас дырку во лбу предложу! - яростный вопль, как гром среди ясного неба разорвал томящее чувство обреченности. - Отпустил ее быстро!
   Полный недовольства рык вырвался из груди клыкастого существа и меня ему пришлось оставить, потому что ведьма с огромным обоюдоострым топором в руках была настроена решительно. Заляпанная чем-то темным юбка, была порвана от подола до бедра и блуза так же находилась в плачевном состоянии.
  - Отпусти ее! Ну! - замахнулась Элен секирой, ухватившись двумя руками за рукоять оружия.
   Лапы чудовища разжались и я рухнула навзничь на землю. По мере того, как он отступался от меня, с ним уходила и слабость, а вот ужас от происходящего имел место быть. И еще какой!
  - Лиза, иди ко мне! - напряженно крикнула спасительница и я тут же выполнила приказ, на четвереньках мигом переползла к ведьме.
  - М...м...м...м... Йк!
  - Потом расскажешь, - шикнула в ответ ведьма не отрывая глаз от Рика.
  - А теперь уходи отсюда! - прикрикнула Элен на существо.
  - Это моя добыча, - промурлыкал басом он, но не приблизился. - Она сама пришла за мной.
  - Ты ей голову задурил, - уличила его ведьма в обмане. - Уходи! Иначе я знаю кому отправить весточку в столицу о том, кто гуляет по трактам, и нескольких дней не пройдет, как маги будут прочесывать каждый шаг окрестностей.
  - Так может мне стоит и тебя взять. А, ведьма? - зашелся в утробном смехе нелюдь. - У меня ведь нет гарантий, что ты будешь молчать, если я вас отпущу.
   Я с полными штанами...пардон, глазами ужаса наблюдала как чудовище перешло в наступление. Чуть припав к земле, он оттолкнулся и парой прыжков оказался рядом с нами.
   Элен мелко задрожала. Меня же к тому времени просто колбасило, как при Паркинсоне.
   Когда Рик уже стоял совсем близко, ведьма с опозданием обрушила на него топор, но тот успел перехватить древко и вырвал его из рук у испуганной девушки, второй рукой он смел ее как пушинку с места, и ведьма совершила короткий полет до кустов. Ну, вот, теперь между ним и мной никто не стоит.
   Бежать!
   Куда?!
   Забавляясь над тем какое произвел впечатление, он схватил меня за горло и приподнял над землей, так чтобы я была на одном уровне с ним.
  - Нам никто не помешает. - Проурчала с удовольствием страхолюдина и раззявила клыкастую пасть по шире, притягивая меня ближе.
   Нет уж! Поздним ужином становиться я не хочу, а если даже нет вариантов, то поперек горла ему встану, но без боя не сдамся!
   Крепче ухватив массивную лапу двумя руками, я со всей силы заехала ему коленом в живот, особа не метясь. Сустав тут же заныл, словно ударила в стену, но результат стоил того. Лапа разжалась и Рик шипя от боли согнулся пополам. Не дожидаясь пока монстр поднимется, опередила его и ударом ноги в морду опрокинула тварь на землю. Что-то хрустнуло и чавкнуло, наверное у него нос сломался.
   Теперь найти ведьму и драпать!
   Незнакомые кусты окружали поляну на которой мы были. Нет ни света от деревни, ни шума от балагана, гнетущая тишина подсказывала, что мы далеко от дома, возможно в самой чаще леса. Но как у него это вышло?! Точно ведь помню, что мы недолго шли, просто не могли так далеко уйти! Однако, факты говорили сами за себя. Пошарив по кустам, как медведь в малиннике, я наконец нашла Элен. Девушка сидела прислонившись спиной к стволу дерева.
  - Эль? Живая? - кинулась тут же к ней.
  - Живая, - слабо ответила она. - Ты его убила?
  - Ага. Из пальца пристрелила. - Попыталась пошутить, но видимо не к месту, потому что ведьма нахмурилась.
  - Он не отстанет от нас. Его надо убить! - уперлась девушка, как баран в новые ворота со своим 'убить', отрицательно мотая головой на разумное предложение вернуться домой.
  - Да, ты на ногах не стоишь, зато боевичить собралась.
  - Сейчас если этого не сделать, то он за нами придет в замок, а там кто знает, скольких сожрать успеет. Он запомнил нас...
  - Хорошо. - Скрепя сердце согласилась я, признав правоту ее слов. Надо так надо.
  Настроение улет! Отдохнули, блин, называется. Мало того, что мужчина мечты оказался плотоядной тварюгой, которая с самого начала питала ко мне исключительно гастрономический интерес, так еще вместо того, чтобы с воплями бежать под спасительные стены замка, нам приходится ползать по лесу в поисках топора и неудавшегося героя-любовника, чтоб его замочить. К внушительному списку неприятностей прибавились неблагоприятные погодные условия: на наши бедовые головы неожиданно опустился туман, да такой густой, что впору ножом резать.
  К огромной удаче орудие убийства нашлось быстро, а вот с Риком вышли неприятности - он исчез. Ну, ясное дело, что шкуру спасал, я вон тоже не в восторге была, когда он мне клыки длиной с палец демонстрировал.
   Ведьма тихо вышагивала по траве и держала наготове секиру, чтобы в любую секунду опустить ее на голову врага. Себе же я подобрала палку по - увесистей с целью сломать ее о хребет подлеца за испорченный вечер и обманутые надежды.В прошлом у меня были инструктор рукопашного боя и физподготовка, а это кое-что да значит, теперь надеюсь, что труды мастера не пропадут со мной и знания эти пригодятся здесь.
   Позади треснула ветка. Опять Элен под ноги не смотрит, сказала ведь ей не шуметь!
  - Ты что как бегемотиха топаешь? - шикнула на ведьму я.
  - Я думала это ты, - так же тихо прошипела она в ответ.
  - Если не ты и не я, то кто тогда?
  - Не знаю... - проворчала было Элен и тут же зашлась нечеловечьим визгом. - А-а-а-а!!!
  Твою ж карусель, да через Дуськино коромысло!
  Ведьму сбило с ног и над кричащей девушкой нависла зубастая харя, придавив ее внушительной массой к земле.
  Я бросилась на спину твари. К неприятному удивлению, шея существа была мощной, как у быка, но мне хватило сил не дать ему добраться до Элен и лишь сильнее сжимала его горло. Когти больно прошлись по рукам, оставляя рванные борозды, когда оно попыталось освободиться, но удушающий в конце- концов дал результат. Чудовище оттолкнулось от земли и грузно завалилось на спину, подмяв меня под себя, обхватив его ногами я сжала колени. Вскоре по траве покатился рычащий и матерящийся клубок из тел.
   Нелюдь хотел жрать и жить, мне же хотелось, чтобы это скорее закончилось. Тварь была очень сильной и злой, а еще ему не нравилось мое соседство, поэтому я прочувствовала красоту местной природы по всей длине антифасада. После такого немилосердного долбления о деревья и камни, чувствую себя блохой на шкуре дворового Барбоса в период линьки, если выживу - с кровати месяц не встану, а то и дольше.
   Силы быстро заканчивались и онемевшие руки уже скользили от крови, не в силах сдерживать чудище. Тот словно почуяв освобождение, радостно взвыл и еще пуще забился. Очередной удар пришелся головой (моей!) об камень, резкая боль и помутнение в глазах добили меня окончательно.
  - Лиза?! Лиза! Отпускай его! - как вдалеке звучал голос ведьма.
  Кого отпускать-то? Вон он, уже на ноги поднялся, сейчас начнется званный ужин по полной программе с нашим участием.
  Глаза устало закрылись.
   Голодный вой раздался над головой, ему вторил женский крик, полный ярости и отчаянья. Все слишком медленно происходит, как в тумане...да мы и есть в тумане.
   Вой прервался с чавканьем и рядом что-то с глухим звуком упало.
   С трудом открыв глаза я уставилась на застывшую гримасу нелюдя. Изумленный взгляд серых глаз на небритом лице мужчины взывал объяснить произошедшее, он так и не понял, что случилось. Мгновение спустя обезглавленное тело поверженного рухнуло рядом. И только ведьма продолжала голосить, прижимая к себе окровавленную секиру.
  Истерика. Это пройдет.
  
  
  Страсти понемногу улеглись и ведьма взяв себя в руки, скомандовала: копать, но как глубоко не уточняла. За неимением садового инвентаря в ход пошли палки и руки, сбивая и без того ноющие конечности о землю мы с завидным единодушием рыли могилу для убитой твари. Правда получалось у нас не так как хотелось бы, яма вышла кособокой с углублением в одну сторону, но ничего страшного, уверена, что он и этого бы для нас не сделал.
   В ушах до сих пор звенело, а к горлу подкатывала тошнота, когда приходилось наклоняться или случайно делала резкое движение, тело саднило нещадно, особенно исполосованные руки, но ведьма не позволяла тормозить, она пообещала залатать меня так, что буду как новенькая, когда закончим с трупом. Надо заметить, что и Элен выглядела немногим лучше меня, на опухшем лице девушки уже наливался синяк в половину лица. Кому больше всех не повезло, так это чудовищу, но тот по понятным причинам лежал и не жаловался.
  - Слушай, за чем нам его хоронить? - устало спросила я Элен, когда очередной мелкий камешек больно впился в ладонь. - Давай так оставим.
  - Ты хочешь, чтобы он в следующую ночь поднялся? - не менее усталым голосом ответила ведьма не отвлекаясь от процесса. - Я конечно, не уверенна, но лучше перестраховаться чем недоглядеть.
  - Как поднимется?! - вот это новость. Бились - бились, а толку ноль. - Он же дохлый! Что это за мерзота такая? Вампир? Упырь? Оборотень?
  - Оборотень, - подтвердила боевая подруга и добавила, - но необычный.
  - Что значит 'необычный'? Они все одинаковые. - Блеснула я своими познаниями в области чудовищ, подчерпнутыми из развлекательной литературы и Голливудских блокбастеров.
  - Нет, они разные, - возразили мне. Дальше я сидела и слушала коротенькую, но очень занимательную лекцию о существах подобному нашему новому знакомому:
  - Чаще встречаются оборотни со звериным началом, такие как волки, медведи, лисы или барсы, но они довольно таки долго живут рядом с людьми, поэтому с ними можно договориться. Некоторые из них даже выбирают себе спутника жизни из людей...
  - Угу. Это нам видать неразговорчивый экземпляр попался. - Буркнула я, а ведьма продолжила.
  - Есть еще одна разновидность оборотней, к примеру драконы и гаргульи. Первые - змееподобные, а вторые имеют демоническое происхождение...
  - Гаргульи?! - изумлению моему не было предела. - Так это ж каменные украшение на зданиях.
  - Каменные при полном обороте, - снисходительно усмехнулась девушка, - и они далеко не украшения. И не перебивай меня больше! Так вот, то что хотело тебя схарчить в какой-то степени гаргуйль и есть, но не знаю почему он не смог обернуться полностью. Обычно у них обращение происходит не частично, слишком бесконтрольны они в этом. Хотя от этого 'друга' магией несет за версту, возможно, что сила колдуна и помешала процессу, это все равно, что как костер поливать водой.
   Последние слова ведьма проговорила глядя на маску мертвеца. Держа голову за волосы, жестом остановила меня и приказала вылезать из могилы, сама же она заняла мое место и опустила ее лицом вниз, после чего выбралась. Вдвоем нам удалось подтащить тяжелое тело за ноги к краю, причем ведьма настаивала на том, чтобы развернуть существо стопами к голове, после чего успешно отправили его на дно. Ну, как на дно... Там-то глубина вышла чуть выше колена.Теперь дело оставалось за малым: прикопать, притоптать и клумбу сверху поставить красивую, ну или кустики какие-нибудь. Ведьма сказала придется вернуться сюда позже, чтобы сжечь тело. Даже и не знаю, либо в ней проснулась кровожадность, либо это необходимая мера.
  - Погоди, - допытывала я Элен вопросами, - если он гаргулья, то при чем здесь колдовские силы?
  - Как вы так быстро перенеслись в Злую чащу? - вопросом на вопрос ответила девушка. - Я еще на ярмарке почувствовала, что с ним что-то не так, а потом шла за вами, пока твой кавалер не открыл переход и не завел тебя туда.
  - Ты даже не подошла ни разу! - в душе шевельнулось сомнение на счет искренности ведьмы.
  - О! Ну, конечно! Ты на столько была поглощена этим самцом, что не заметила, как меня чуть девичьей чести не лишили у доброй половины деревни на глазах! - взорвалась ведьма, уязвленная моим недоверием. - Спасибо добрым людям, отбили от мерзавца!
   После ее слов меня обуял стыд, да такой сильный, что сходу и не вспомню когда в последний раз испытывала это чувство. Ведь она права на все сто процентов! За время проведенное в обществе плотоядной твари ни разу не подумала о подруге, и вполне возможно, что ей грозила реальная опасность. А я вместо того, чтобы поднять глаза выше пояса подлого сукиного сына и осмотреться вокруг, продолжала пускать слюни на сказочного брутала, и уже в мыслях называла его не иначе как 'шкодливый пупсик'.
  - Кто? - глухой от злости вопрос завис между нами.
  - Один из наемников. Не успел он ничего сделать, напугал больше, ну и одежду порвал, почти новую, зараза... - Слеза обиды прочертила на щеке еще одну грязную дорожку и девушка поспешно вытерла ее тыльной стороной ладони.
  - А топор откуда?
  - У него же и стащила, когда его деревенские мужики повалили. И сразу за вами побежала. - Ровным голосом продолжила рассказывать Элен и я больше не позволила себе перебивать ее, крепко держала язык за зубами: - Видимо он когда-то колдуном был, магия в нем черная чувствовалась, а потом скорее всего его укусила особь. Правда поначалу сомневалась, думала, что вампир, а когда глаза увидела его, то и поняла все. Самое странное, оборотни ведь редко когда нападают первыми на людей, если только это ни бешенство, а тут вроде бы разумный и такой охочий до крови оказался. Он тебя в переход затащил, и я следом юркнула, боялась не успеть, а там смотрю он уже кусать приготовился тебя, ну и выскочила.
   Дальше все видела сама. Вернее принимала активное участие.
  - Разве оборотням нельзя употреблять человечину? - удивилась я. Почему-то всегда думала, что они только людоедством и занимаются, да разорением селений, ну и воровством красных девиц грешат время от времени, чтобы потом с ними грешить...
  - Нет, это ненормально даже по меркам зверолюдей. - Покачала головой ведьма, опровергнув домыслы. - Таких сразу стараются поймать, ведь они совсем звереют от человеческой крови и становятся бешенными, а эта болезнь быстро распространяется среди их племени.
  - Тогда имеет смысл беспокоится! - поддакнула девушке и очень-очень медленно поднялась на ноги.
   Как тело-то ноет! Пора бы уже домой, скоро светать начнет. Тут еще такие чудеса приключаются, впору фильмы ужасов снимать без грима, неудивительно, что от усталости с ног валит, как после ведра сивухи.
   Ведьма последовала моему примеру.
  - Меня больше беспокоит другое. - Озадаченно задумалась Элен и озвучила свои опасения. - Гаргульи держатся особняком, живут далеко в горах с драконами и редко спускаются к нам, тем более поодиночке.
  - Не парься, мать! Сама ж говоришь, что он недоразвитый какой-то был, вот и занесло его сюда попутным ветерком.
  - Угу. Не забывай, что его кто-то укусил, а значит рядом ходит еще один такой же.
  - Ой, хватит уже жути нагонять, - проворчала на ведьму я. Лучше бы она что нибудь хорошее сказала! - Боюсь еще одной встречи с твоими гаргульями мне не пережить.
   Припираясь и придерживая друг дружку мы на авось продирались сквозь лесную чащу. Глядишь повезет и выберемся на дорогу, а там разберемся в какую сторону идти или встретим кого-нибудь на колесах.
   Элен все время нашего нелегкого пути развлекала меня мрачными рассказами и слухами, что ходили в народе о Злой роще. Надо заметить, что гиблые места честно заслужили свое название. Ведьма поведала, что во времена войны здесь остановились захватчики с пленными, которыми были преимущественно красивые женщины и девушки. Мужчин и детей безжалостно убивали. Среди плененных была одна девушка, которая своей хрупкой красотой и невинностью пленила жестокое сердце главаря бандитов. Воин пытался завоевать любовь прекрасной рабыни, но она не отвечала ему взаимностью, на ласки не откликалась и была глуха к красивым словам. Тогда бандит решил взять силой то, что она не хотела отдавать подобру, надругался над невинной девушкой и наверное она ему чем-то не понравилась, потому что потом злодей отдал ее солдатам на потеху. Женщины со слезами проклинали бандитов, призывали на их головы кары небесные, пока были слышны вопли несчастной. Глубокой ночью, когда лагерь уснул, чьи-то матери и сестры принесли себя в жертву, повесившись на ветвях могучих исполинов, чтобы больше никто не мог лишить их чести, они предпочли смерть рабству. В ту же ночь лесные духи вняли мольбам мучениц: слетела с крон зеленая листва, окаменела и почернела кора деревьев, вздыбилась плоть матери Земли и освободила корявые корни из своего плена. Лес вершил свою месть не зная сострадания, выполнял волю богов и ни один из захватчиков не ушел от возмездия. С того времени это место считалось проклятым, деревья застыли в уродливых позах и их больше не украшала зелень, не цвели цветы на полянах где пролилась кровь, а всякая живая тварь старалась избегать рощу. Даже спустя столько лет, солнечный свет не смог прогреть эти земли и иссушить слезы сотен женщин.
   По мне так это бред, но после увиденного ночью, я готова поверить и в легенду, тем более что стволы деревьев и правда были черными и причудливо закручены чье-то могучей рукой. Жуткое местечко.
   Туман понемногу рассеивался, а предрассветные сумерки почти сошли на нет - вот и утро наступило. Защебетали ранние птахи и ведьма сказала, что мы почти вышли из рощи. Вскоре безрадостную чащу заменил нормальный лес, с изумрудной душистой травой, цветами, шмелями и стрекочущими кузнечиками. Элен порадовала узнаванием местности и предложила пойти самым коротким путем до замка, ведомыми лишь ей одной тропами.
  
   Добрались мы до дома ближе к полудню. Еле волоча ноги, вошли через вход для слуг, а там уже короткими перебежками да темными коридорами в мою комнату. Удивило странное запустение, за то время, что мы хромали, ни один человек не встретился на пути, хотя может это удача к нам благоволит, но стоило переступить порог апартаментов, то поняла, что капризная судьба отвернула свой лик в более привлекательную для себя сторону.
   Нас ждали. И судя по красным Зойкиным глазам, давно.
  - Ой, Зоя, ты не поверишь... - не своим голосом пролепетала Элен и так не договорив подавилась словами, когда старшая подруга подняла на нас свое лицо.
  - Отчего ж не поверить, - слишком спокойно сказала служанка привстав со стула. - Вот сейчас отхожу вас обеих по задницам, а потом поверю.
   Пока Зоя говорила в ее руках появилось полотенце, которое она тут же скрутила жгутом:
  - Я тут ночь не спала, вас дожидалась. Все глаза проглядела - проплакала! Барону голову дурила, что вы, леди, занемогли!!!
  - Ты его почти не обманула. - Выдохнула я. Силы что плескались на донышке и те иссякли, чтобы не завалиться на ведьму я прислонилась к стене и вытянула руки, продемонстрировав последствия встречи с гаргульей. Зоя замерла.
  - Зверь что-ль какой напал? - после недолгого молчания недоверчиво спросила она. Ага, банда коварных белочек и кровожадных зайчиков.
  - Нелюдь. - За меня ответила ведьма.
  - Батюшки мои! - руки женщины взметнулись к лицу. - Где ж вы были все это время?
  - Из Злой рощи добирались... Слушай, давай я тебе потом все расскажу. А? - Элен тоже едва держалась на ногах, а ведь ей еще надо раны обрабатывать.
   Меня потихоньку тянуло вниз - ноги разъехались, но старшая подруга не дала осесть на пол. Держа под подмышки, женщина отволокла меня к кроватии уложила на нее. От соприкосновения с твердым матрацем избитая спина тут же заныла, и я шипя, кое-как перевернулась на живот.
  - Если Его Милость придет, что ж делать-то?! - металась Зойка по комнате, подготавливая рабочее место Элен. Стол был передвинут ближе к кровати, чтобы ведьме было удобнее лечить меня, не бегая туда-сюда.
  - Ничего. - Еле проворочала языком я. - Если придет, не пускай его, скажи, что у меня ветрянка...в общем, соври что нибудь.
   Зоя умчалась за чистыми тряпками и за водой по поручению ведьмы. Сама же Элен наспех умылась из дежурного для умывания кувшина, переоделась в одно из моих платьев и поковыляла к себе за лекарствами и инструментами - раны требовали штопки. Я осталась одна.
   Озноб пробивал до костей, как будто на жутком морозе в майке и трусах стою, хотя до этого в комнате с температурой было нормально, да и лето на дворе, но почему ж так холодно-то... Зубы выбивали дробь, а тело покрылось гусиной кожей, чтобы хоть как-то согреться, я стала зарываться под одеяло. Похоже, ночное блуждание по лесу аукнулось мне нехилой простудой, а может это и клыкастая тварь инфекцию занесла, кто его знает, какие микробы у него под ногтями плодились. Засохшие корочки ран ужасно зудели, отчаянно хотелось почесаться или еще лучше сдернуть их к чертовой матери, однако сил не было даже чтоб открыть глаза. Когда уже Элен вернется?! Словно отвечая моим страданиям, тихо скрипнула дверь.
   Наконец-то!
  - Очень плохо... - пробормотала я, надеясь, что ведьма разберет бессвязное мычание.
  - Сейчас я тебе помогу. - Голос принадлежал ни ведьме и ни Зое.
   Гнес! Что ей надо?! Зачем она пришла?!
   Бывшая нянька без слов поняла все. Цепкая рука вцепилась в мои волосы, которые успели высохнуть от крови и сбиться в колтун, и дернула вверх, лицом к неприятельнице. Тупая боль не стала неожиданностью, кажется, я просто привыкла ее не замечать. Усилием, заставив веки разлепиться, уставилась в рожу полную торжества и почти неземного счастья.
  - Не ждала меня гадина. - Скорее констатировала она факт. Естественно, если стол не накрыт, а курьер не принес пригласительную открытку, то надо полагать, что она нежелательный гость. Женщина сладко улыбалась своим мыслям и упивалась минутной властью над врагом. А я... Ну, что я. Тихо охреневала от превратностей судьбы, которая помогла прикончить оборотня и добраться до своей койки, но за пару минут до оказания медицинской помощи, подослала ко мне это одержимую жаждой мести бабенку. Идиотизм? Ну, вот и я о чем.
  - Недаром ведь говорят - если хочешь, чтобы все было сделано по-твоему, то сделай это сам. - Между тем говорила Гнес, открывая все свои козни и планы. - Я ведь почти сразу поняла, что ты не настоящая Лизавет. Несчастную леди недолжны были найти живой, я собственноручно отправила ее на дно того колодца, но когда эта толстуха набрела на тебя... Сначала подумала, что и впрямь случилось чудо, а оказалось одна ненормальная поменялась местами с другой. Не знаю, кто тебя подослал и с какой целью, но в этот раз ошибок не будет - задушу своими руками! Надо было и раньше так поступить, а не надеяться на этого старого дурня, что ядовитый корень от горемы-травы отличить не в силах и не тратиться на бесполезное колдовство. Три раза тебе удавалось избежать смерти, но сегодня ты точно сдохнешь! - Гнес шипела подобно змее. Улыбка, с которой она говорила, превратилась в безобразный оскал, а в глазах было столько ненависти, что удивляюсь, как она ее скрывала все это время.
   Мои волосы отпустили и голова безвольно упала на подушку. Почти сразу на шее сомкнулись сухие и не по-женски крепкие руки.
   Чувствую себя Ахиллесом, который успешно избегал встречи с праотцами, но в какой-то момент его настигла предательская стрела в пятку, после чего герой древних сказаний скончался. Было ли ему обидно? Ха! Еще как. Примерно, так же как и мне в данный момент. Сопротивляться сил нет, а жить страсть, как хочется. Неужели это конец?
  - Убери от нее руки, если не хочешь сей же час лишиться головы! - повелительно раздалось рядом.
   Дальше последовал шум из множества голосов и возня. Все смешалось воедино, какой-то безумный калейдоскоп из звона битого стекла, криков и бесконечных причитаний.
   'Господи! Как же я устала!' - неконтролируемые слезы намочили наволочку, а зубы вцепились в подушку, чтобы не заорать.
   Хм. Кажется, мои неуклюжие мольбы были приняты и исполнены, а иначе кто бы меня заботливо толкнул в безмолвную темноту?
  
   Подозрительно знакомый хомяк витал над моей головой удерживаемый в воздухе парой белых крылышек. Где-то я его уже видела... Персикового цвета шерстка смешно топорщилась, когда крылышки делали взмах, а еще зверек дергал маленьким носиком и что-то пытался объяснить мне на лапках.
  - Хомка! - прозрела я. Это ведь хомяк моей подруги, ну тот, что подавился! Что ж получается, я тоже... Страх ледяной рукой обхватил в груди замершее сердце. Завидев мое оцепенение, хомячок помотал мордочкой и тыкнул пальчиком мне за спину. Я обернулась.
   На стене светло - салатового цвета висел ярко - красный транспарант. На полотнище появлялись и исчезали огромные белые буквы, через некоторое время до меня дошло, что зверек так со мной общается и это его речь, а не очередной зрительный глюк.
   'Тебе пора домой!' - сложились буквы на полотне.
  - Куда именно? - вслух обратилась я к Хоме. - Ты имеешь ввиду тот мир, откуда я пришла?
   'Нет! Ты там больше не нужна! Возвращайся туда, где тебя ждут!'
  - Что значит, не нужна? Между прочим, у меня там работа, друзья...
   'Я сказал - тебе пора! Уходи!' - вспыхнуло с новой силой на красной ткани белым цветом.
   Странным жестом для хомяка, пусть и необычного, зверек вытер несуществующий пот со лба, словно бы очень устал.
  - Ладно - ладно! Ухожу. - Подняла я руки вверх, показав чистоту намерений и полное стремление к сотрудничеству. - Куда именно надо идти?
   Хома тыкнул лапкой вниз под ноги, а там... Видно все как на блюде! Вот я лежу в бинтах. Рядом сидит Зойка, что-то шьет. У окна барон и Элен о чем-то разговаривают. Кстати, у ведьмы синяка на лице уже нет! Эх, вот еще бы послушать о чем они говорят, а то немое кино получается.
  - Хома? А звук можно прибавить на минуточку? - изнывая от любопытства, попросила я хомячка. Уж очень задумчивые лица у них были.
   Зверек на просьбу нахохлился и весь подобрался в комочек. К полной неожиданности, неповоротливый на вид хомяк крутанулся в воздухе и со сноровкой шаолиньского монаха ударил задней лапкой мне по лбу. Отшатнувшись от драчливого грызуна, я оступилась и ухнула в черную воронку.
   Мир снов посыпался как не склеенная мозаика, миллионами кусочков одного пазла, уступая место суровой действительности. Было страшно до боли, до безумия дико и... великолепно вновь чувствовать себя живой!
  
   В утро того дня, когда мы с ведьмой вернулись из леса, барон решил устроить для гостей поездку по своим угодьям, так сказать, показать местные достопримечательности, совместив экскурсию с охотой, а попросту отвлечь леди Ливенд и Моркэтэра от моего недуга, который внезапно свалил меня. Поэтому-то нами не были замечены слоняющиеся от безделья слуги - их взяли с собой для сопровождения капризных господ. Крадучись пробираясь до спасительных стен комнаты, мы думали, что нас никто не видел, но напрасно, у Гнес был просто уникальный нюх на неприятности, тем более если они связаны со мной. Проследив за нами, женщина притаилась и не прогадала: Зоя и Элен оставили меня одну, умчавшись кто за чем, вероятно она успела подметить плачевность моего состояния, а потому и не побоялась выйти один на один. Гнес не знала сколько потребуется служанке и ведьме времени для возвращения поэтому нужно было действовать быстро, но...ее как и много других злодеев, возомнивших себя вершителями судеб, сгубила пафосная речь с чистосердечным признанием в грехах своих. Замечу, что я у нее ничего не спрашивала! К тому времени, когда она наконец приступила к убийству меня любимой, то было уже поздно - почти всю речь от начала до конца слышал и барон, и гости, и еще куча народу среди которых были и подруги. Мало того, что Гнес не использовала свой последний в прямом смысле слова шанс, так еще и двери закрыть забыла, собрав неприличное количество свидетелей. Барон хотел по всем правилам военного времени допросить преступницу и отправить ее в ссылку, но не успел. Коварная нянька решила воспользоваться подлым шантажом и разжалобить барона на помилование, чтобы тот дал ей самой уйти. Гнес разбила окно и забралась на подоконник, пригрозив что спрыгнет вниз, если Его Милость честью не поклянется не трогать ее, и возможно ей удалось бы избежать наказание, если бы не проворство Зойки. Служанка давно точила на няньку зуб и оказалась в пример мудрее ее, обойдясь без трагичных речей и зловещего хохота. Со стороны это должно было выглядеть так будто Зоя стаскивала Гнес с подоконника, а та вырывалась, но зная старшую подругу смело предположу, что все было с точностью да наоборот. Служанка просто вытолкнула ее, а барона заверила что Гнес сама прыгнула. Как бы то не было, нянька приземления не пережила и опровергнуть слова Зои не мог никто, а в некоторых случаях и не собирались, посчитав что Гнес получила по заслугам.
   Узнав, что я не та за кого себя выдавала все это время, Его Милость распорядился, чтобы мне оказали посильную и непосильную помощь в выздоровлении, а когда приду в себя, то известили его немедленно об этом. Для надлежащего ухода ко мне приставили все тех же Элен и Зою, похоже кто-то все-таки заслужил безоговорочное доверие со стороны лорда Ксарро.
   Уже несколько часов подряд ведьма умело рассказывала события минувших дней, меняя на моих руках повязки с примочками. Я внимательно слушала и не перебивала, но еще больше хотелось заглянуть под бинты, чтоб убедится, что там скрываются уродливые шрамы.
  - Ну вот и все. - Ободряюще улыбнулась девушка и добавила, увидев, как я зажмурилась. - Принимай работу, хозяйка.
  - Что там? - еще сиплым от долгого молчания голосом спросила я, морально готовясь к неутешительному ответу.
  - Руки. - Удивилась Элен. - Ты глаза-то открой! Что как маленький ребенок себя ведешь. Гляди как отлично получилось.
   Я глубоко вздохнула, насколько позволила тугая повязка на сломанных ребрах и посмотрела на труды ведьмы.
  - Ну, как? - нетерпеливо заерзала она рядом, лучась довольством.
   Шикарно! Аккуратные швы держали почти зажившие края ран и если посмотреть с расстояния вытянутой руки, то выглядели они как царапины от кошачьих лап. Некоторые, вероятно те что были неглубокими, уже зарубцевались и тонкими полосками розовели на смуглой коже. Ай-да ведьма! Вот же умница!
  - Ничего, через пару дней остальные швы сниму и примочки тебе поставлю полезные, тогда шрамов вообще почти не будет. - Заверила она меня, когда я притянула ее к себе и благодарно обняла.
  - Ладно, - смущенно отстранилась Элен, - хватит обниматься. Там лорд просил его предупредить когда ты проснешься - поговорить хочет. Сейчас его позвать или потом? - говоря про Его Милость ведьма немного обеспокоилась. Как я ее понимаю, мне и самой что-то не хочется с ним встречаться.
  - Зови, - кивнула я. Двум смертям не бывать, а одной не миновать, это к тому что бегать смысла нет абсолютно, да и не в той форме нахожусь сейчас, чтобы уходить кустами - огородами. - Чем быстрее это закончиться тем лучше.
  - Хорошо. - Согласилась со мной подруга и решительно встала на ноги.
   Юбки тихо прошуршали и она скрылась за дверью, бросив на прощанье полный жалости взгляд в мою сторону.
   Ничего - ничего, если бы хотели, то давно б уже прикончили, а не приказали заботиться обо мне. Тут что-то другое...
   Негромкий стук отвлек меня от мыслей и в следующее мгновение в покои ввалились трое: Его Милость, местное светило медицины в лице ведьмы и отважная Зойка. Отважная потому что держала барона за шкирку, а тот от нее отбивался и грозился показать 'эльфовну мать' (наверное это та самая что и 'Кузькина или ее ближайшая родственница'). Однако избавиться от Зои было не так-то просто, тем более весовая категория у них разная.
  - Отцепись от меня! Совсем бабы распоясались, одна интриги плетет, другая пожрать не дает - со своими кашами лезет, третья с кулаками бросается... Сумасшествие! - страшно угался лорд Ксарро. Вывернувшись из захвата могучей во всех смыслах служанки, он поспешил ко мне - камзол лорда остался в Зоиных руках.
  - Обнаглели... - пробормотал он разглядывая висящие на ниточке кружева, на рукаве сорочки.
  - Ваша Милость, - приняла я сидячее положение. Неудобно как-то, получается старшая подруга вроде как меня защитить хотела и на хозяина своего поперла, что есть против всяких правил, как бы ей такое поведение боком не вышло. - Не наказывайте пожалуйста Зою, она не со зла.
  - Сиди уж, защитница. - Махнул на меня Его Милость и сокрушенно вздохнул над испорченной одеждой. - Это если так каждая на меня бросаться будет и одежду срывать, что ж мне теперь с охраной постоянно ходить? Так кто ж тогда границу стеречь будет, коли при мне рыцари дежурить станут? Вот посидит твоя Зоя пару вечеров, пошьет мне сорочек новых и будет знать, как портить вещи!
  - Ваша Милость, - покраснела между тем Зойка и притворно опустила глазки в пол, - Вы уж простите меня, да разве ж это плохо когда настоящий мужчина так действует на женщину?
   'Вот хамка! Что сейчас буде-е-ет...' - на всякий случай зажмурилась я.
  - Совсем неплохо. - Согласился барон. Вопреки моим опасениям на Зойку не обрушился хозяйский гнев. - Но судя по тому как действую на тебя я, мне далеко до мужских идеалов.
  - Почему?
  - Потому что любимых не душат на их же одеждах! А теперь идите отсюда.
   Женщины нерешительно переминались, словно бы чего-то ждали. И дождались же!
  - Брысь, кому сказал! Не то прикажу и будите с утра до вечера камины чистить по всему замку, за непослушание. - Вывели они-таки барона из себя.
   Лишь услышав угрозу понижения до трубочистов, подруги как мышки шмыгнули из комнаты оставив нас наедине.
  - Зоя!? - гаркнул лорд.
  - Да? - тут же появилась из-за двери ее голова.
  - Камзол верни. - Суровым голосом молвил Его Милость, а глаза его напротив так и искрились от смеха, что не вязалось с общим образом. - И подслушивать не смей.
   Зоя покорно вернула одежду господину и снова оставила нас вдвоем, и все это демонстративно молча.
   Барон устроился у кровати на дежурном стуле и приготовился получать ответы на свои вопросы:
  - Ну, давайте знакомиться, Лиза.
  
   Я рассказала все! Без утайки и уверток. Когда речь шла о моем родном мире, барон задумчиво шевелил бровями и искренне смеялся, когда я заговорила о своем месте уже бывшей работы - не поверил. Ну, да ладно, ведь это дело каждого верить или нет. Его Милость привели в восторг ездящие и летающие железные машины, как мальчишка, он сбегал куда-то и приволок листы бумаги и уголек, чтобы я нарисовала ему их. Не имея никакого призвания к художествам всякого рода, изобразила требуемое как могла и совсем не удивилась когда борон скривился глянув на мои каракули. Рассказы о привычных для меня достижениях науки и технологий его изумляли, как папуаса микроволновая печь. Хотя чего бахвалиться, у меня самой не так давно глаза были как блюдца после встречи с одной недогоргулией (пусть земля ему будет...если еще не ожил и не убежал).
   Наверное он не отстал бы от меня со своими вопросами и еще не один день мне пришлось провести в образе рассказчицы, если бы меня не спасло мое незнание. Ну, да, я дитя продвинутого мира, но ведь это не значит, что мне в обязаловку встает все знать. В общем, барону пришлось ограничится лишь поверхностными знаниями, но и этого, я вам скажу, ему хватило чтобы прибывать под впечатлением с мечтательным блеском в глазах.
   Потом пошли разговоры о насущном, то есть где находится его настоящая дочь. Честно призналась, что не знаю. Если я здесь, то наверное она там и если Лизавет не убилась после падения подстроенного Гнес, то вполне возможно ее поместят в больницу, где будут лечить.
  - Откуда такая уверенность? - горестно вздохнул барон. Плечи старика поникли, а из взгляда пропала всякая смешливость уступив место отцовской печали.
  - Во-первых, там много людей и скорее всего Лизавет найдется в том колодце куда упала я. Во-вторых, меня будут искать безоговорочно, сослуживцы не оставят без внимание мое исчезновение. И самое главное: Лизавет и я похожи как две капли воды, Вы сами не заметили никакой разницы за все то время, что общались со мной. - Излагала я лорду свои мысли по поводу судьбы его дочери.
  - Но она больна... - с болью в голосе протянул Его Милость.
  - Да, - согласилась я и тут же добавила, - но не известно, что именно с ней. Зная о происках одной небезызвестной Вам особы, осмелюсь предположить, что Ваша дочь все это время находилась под действием дурмана. Когда ее найдут, то поместят в больницу, где сделают все анализы...ну, выяснят причину болезни и тогда ей обязательно помогут и вылечат.
   Моему вдохновению не было предела, сама придумала - сама поверила! Ложь во благо, так это называется, кажется? Честно признаться, мне с трудом верилось, что леди Лизавет не пострадала, да и даже в самом прогрессивном мире человека могут поджидать самые настоящие опасности не смотря на его развитость, вот та же самая проезжая часть, но понятное дело, об этом я предпочла умолчать. Пусть уж лучше барон думает, что его дочь сможет начать новую счастливую жизнь где-то там, и нет у меня такой смелости чтобы отнять у него эту надежду.
  - Ваша Милость, - голос немного дрожал от волнения, ведь мне так и не сказал он, что меня ждет, - что Вы решили на мой счет? Меня арестуют?
  - Зачем? - удивился барон, стерев скупую мужскую слезу.
  - Ну как же, я ведь самозванка выходит.
  - Не думаю. - Его Милость, как бывало по-отечески улыбнулся и успокаивающим жестом похлопал меня по руке. - Раз боги так решили и чуждый мир забрал мою родную дочь, то и я принимаю его дитя. Да и потом, тебя ведь тоже Лиза зовут, верно?
  - Значит ничего не изменится? - совсем эгоистично обрадовалась я, чего и устыдилась где-то глубоко в душе.
  - Ничего. - Улыбаясь подтвердил барон и добавил. - Только у меня будет условие.
  - Какое? - радость сменилась настороженность. Не нравятся мне всякие там условия, какой хитрости ждать или подлости?
  - Ты поедешь в столицу ко двору Ее Величества и там сама найдешь себе мужа. Первый мальчик, что родиться у тебя станет моим наследником, он должен будет носить мое имя, иначе род Ксарро прервется. Ты готова пойти на это? - вновь приобретенный отец говорил медленно и серьезным голосом, видимо этот вопрос очень важен для него, а до меня так и не дошло, почему я должна быть не согласна с этим условием.
   Мужа можно искать себе до китайской пасхи, думаю при дворе мне связывать руки и тащить силком под венец никто не будет: во-первых, свободу выбора дал сам барон, во-вторых, это может быть вредно для физического здоровья того, кто вздумает на меня накинуть узду. Что касается наследника, так до этого еще дожить надо. В общем, причин для отказа не было и мы ударили по рукам. Его Милость с неподобающей для его возраста резвостью ускакал отдавать надлежащие распоряжения о моем приданном и приготовлении для долгосрочной командировки в столицу, а я осталась в гордом одиночестве соображать где затаился подвох и как отнесутся к новости подруги.
  
   И потянулась вереница сумасшедших дней.
  Пока я шла на по правку меня никто не дергал и не тыркал, если не считать выборов ткани, фасонов платьев и туфлей, но стоило только проявить себя здоровым человеком и встать на ноги, то сама не заметила, как попала под замес. Все началось с примерок самого главного платья для дебюта. Мне как и всем остальным дебютанткам полагалось быть в белом скромном одеянии, не уступающим по пышности и легкости зефиру. В куче оборок из тончайших кружев, я с ужасом разглядывала себя в зеркале, которое притащили по такому случаю, и это было...блин, даже не знаю, как назвать это! Меня в этом наряде можно вместо куклы - грелки жопой на самовар сажать, разница не велика будет, разве что до конца жизни прогрею себе все ниже пояса. Но неудобные помпезные платья это еще не все! Его Милость посчитал, что я не должна отличаться от иных добропорядочных леди из родовитых семейств и мне надлежит изучить: столовый этикет, правило хорошего тона, правило общения при дворе, правило общения в танце (при всем при том, что танцую, как пою, а пою я очень хреново), правило общения с молодыми людьми которые посчитают меня достойной стать дамой их сердца, правило общения с молодыми людьми, которые посчитают меня недостойной...и наконец, сами танцы! От всего этого шла кругом голова, тошнило, чесались кулаки и хотелось выть волком. Хотя вру, тошнота была из-за вынужденного голодания, а вернее по вине одной недалекой швеи, которая решила, что я обязательно растолстею до дебюта и не влезу ни в одно из платьев. Ёперный театр, и ведь никого не волновало, что я после постельного режима была похожа на жертву Бухенвальда! Единственные кто жалились надо мной были по прежнему Зоя и Элен, последняя тайком проносила мне белый хлеб и жутко калорийные мясные блюда прямо под чутким на вкусности носом у вредной голосистой швеи, которая буквально следила за каждым моим шагом в сторону кухни или столовой. Как ведьма умудрялась протаскивать 'контрабанду' - удивляюсь. Кстати, учителем танцев и прочих 'правил' стала Элен, не смотря на регулярные подкормки и сетование на швею, она не знала жалости ни к музыкантам, ни ко мне, ни к стареньким ногам лорда, которому 'повезло' стать моим партнером по бальным танцам. Проведя большую часть жизни в столице и бывавшая на званных вечерах и балах, она как никто другой знала, как ведут себя настоящие леди. В отличии от меня, ее воспитывали согласно правилам этого мира с прицелом на блестящее будущее боевого мага.
  - Колени спрячь! - командорским голосом рычала ведьма, уча меня садиться в реверансе. - Движения должны быть плавными, но четкими, ничего лишнего: юбку подобрала, одну ножку согнула, вторую отвела в сторону, кланяйся ниже... Что ты изогнулась так?! Кланяйся, я тебе сказала, не извивайся! Вот - вот... Колени спрячь!
   Мои колени неоднократно пытались вывернуть, как кузнечику в обратную сторону, но благо, что у ведьмы ничего не получилось и я отделалась легким испугом.
   Изо дня в день только и слышалось: 'Леди должна... Леди не должна... Королеве в глаза смотреть нельзя - это неприлично! Вставать нельзя, пока Ее Величество не позволит - это оскорбление венценосной! Встретившись в коридоре с тем чей титул выше чем твой - уступи дорогу, поклонись! И самое главное - никаких доверительных отношений со слугами!'.
   Барон с сочувственными вздохами наблюдал за наукой озверевшей ведьмы и посылал мне виноватые взгляды в которых читалось: 'Погоди Лизка! Еще немного осталось и ты укатишь далеко, а мне еще жить с ней и с полезными желудку кашами...'. И тогда уже ему начинала сочувствовать я.
  
   В один из немногих спокойных дней я нежилась на солнышке, удобно устроив свои косточки на крыше сарая.
   Ти-и-ши-и-на-а...
   Никто ничего не требует, не долбит мозг учениями с настойчивостью отбойного молотка, только солнышко греет, только ветерок ласкает, а до остального нету дела.
   Но видимо закон Великой Подлости писан для всех миров, потому что счастье длилось недолго, его просто отобрали у меня, как у ребенка долгожданную конфету. Голос ведьмы прозвучавший совсем рядом, заставил содрогнуться весь мой организм от ужаса предстоящих пыток.
  - Лиза?!
  'Нет! Нет! Нет! Только не это! Не спущусь!'.
  - Лиза, ну что ты как дите малое? Давай выходи, прибыл гонец из столицы! - не оставляла попытки выманить меня Элен. На уловку пошла, думает сейчас я плюну на все и покажусь. Держи карман шире!
  - Ну смотри. - Скучающим голосом протянула мучительница, словно бы ей никакого дела не было до моего нахождения. - Гонец завтра возвращается в столицу, барон хотел тебя с ним отправить. Но если тебе хочется сидеть здесь до следующего приема, то пожалуйста, может и получится тебя научить танцевать...
  'Неужели не шутит?'.
  - Стой! - поспешно вскрикнула я и поползла к краю крыши. - Ты серьезно?
  - Как никогда. - Подтвердила ведьма. - Спускайся, хватит прохлаждаться.
   Дважды просить меня не пришлось и вскоре я шла рядом с Элен в приемный кабинет барона, чтобы встретиться с гонцом и еще раз обговорить с Его Милостью детали поездки.
   Меня ждали, мягко говоря, с нетерпением.
   Названный отец прохаживался у широкого окна взад-вперед, грозясь в скором времени протереть дыры своими сапогами в ковре. Сложенные руки за спиной, задумчивое выражение лица, напряжение в каждом движении - барон явно был чем-то озадачен. Гость же напротив был спокоен: гонец расслабленно восседал в резном кресле и участливо наблюдал за суетливым хозяином. Одежда незнакомца источала неприятный запах пота и была щедро покрыта дорожной пылью - бедолаге даже отдохнуть с дороги не дали, зато нацедили бокальчик вина, как будто человека хлебом не корми, а дай накваситься. Что за нравы...
  - Вы звали меня, папа? - мы с бароном договорились, что при посторонних будет лучше играть любящую семью, дабы избежать ненужных разговоров и слухов. Как послушная дочь, я скромно опустила глаза в долу и слегка присела в приветствии, как учила ведьма, изобразив всем своим видом покорность и скромность.
  - О, ты пришла, - обрадовался Его Милость. - Ваше Сиятельство, позвольте представить Вам мою дочь, Лизавет...
   'Ваше Сиятельство?! С каких пор у нас высокородное дворянство почтовым голубем заделалось или у них так принято привилегированных на посылках отправлять?'.
   Пока я соображала каким ветром занесло в наши края графа или может даже герцога, объект моих размышлений улыбаясь поприветствовал меня.
  - Граф Эрмид, Ален Буше, - серые глаза нового знакомого изучали меня как диковинную зверюшку от чего стало неприятно. Темная густая щетина покрывала лицо мужчины, а из под платка на голове едва до плеч свисали сальные волосы, местами пряди были светлее - очевидно выгорели от долгого пребывания под солнцем. Губы графа изобразили подобие добродушной улыбки, а голос растекся патокой когда он произнес:
  - К Вашим услугам, милая прелестница...
   Сухая и шершавая на ощупь рука мужчины подхватила мою и он не касаясь губами тыльной стороны ладони склонился к ней.
   К каким услугам он предлагал себя, уточнять не отважилась. Я же типа скромная и все такое. Мне краснеть полагается не то чтобы от предложений, а от одного вида незнакомого мужика, так что изобразив смущение поспешила избавить свою ручку от дальнейших лобызаний обходительного гостя и вопросительно посмотрела на барона.
  - Лиза, - стушевался отец от пристального взгляда, - Его Сиятельство знает...э-э-э, нашу маленькую тайну.
   'Как? Откуда?! Дайте мне того урода, что нас сдал и я ему моргальник натяну на неприличное место!' - видимо эти мысли отразились на моем лице, потому что граф ошарашенно отстранился от меня.
  - Когда я отправил гонца с просьбой к Ее Величеству принять тебя ко двору, то пришел отказ - в столице ввели военное положение, на королеву было совершено покушение. Вместо тебя призывают меня, как верного вассала графа Эрмида, чтобы нести службу в личной гвардии Ее Величества...
  - Значит мне никуда ехать не надо? - нетерпеливо перебила я Его Милость.
  - Напротив, вместо меня поедешь ты и будешь охранять королеву пока заговорщики не будут пойманы.
  - А как же поиски идеального и родовитого мужа? - интересно, как они это себе представляют. - И вообще, с чего вам пришло на ум, что я подхожу на это дело? Между прочим у меня нет опыта возиться с венценосными особами. А если я ей не понравлюсь и она прикажет мне голову отрубить?!
  - Ну, ты ведь сама говорила, что служила в городской страже...
  - В полиции! И там нам не подсовывали таких свиней, пардон, королев. - Возмущению моему не было предела. Нет, кому бы понравилось если б его шею под топор укладывали, а именно это сейчас и делает барон с моей жизненно важной частью тела! Еще граф этот приперся...
  - Лиза...Вы ведь позволите мне так Вас называть? - подал голос вестник плохих новостей.
  - Давай тогда уж на 'ты', чего мелочиться. - Махнула рукой я на всякое приличие.
  - Отлично, - как ни в чем не бывало улыбнулся граф и подхватил, - тогда можешь обращаться ко мне Ален. Но перейдем к делу... - и понеслась!
   Граф Эрмид, Ален Буше, он же приближенный королевы - начальник личной гвардии Ее Величества, присутствовал во дворце когда на носительницу голубой крови напали с целью убить недостойную короны. Он как раз таки и получил прошение от своего вассала - лорда Ксарро, с просьбой принять меня при дворе и представить королеве, чтобы я могла достойно выйти в свет, но вместо разрешения пришел отказ с требованием собрать верных барону рыцарей и в срочном порядке двигать в столицу, дабы тот мог отдать долг короне, послужив той своим мечем или жизнью, там уж как повезет.
   Барон учуяв, что дело пахнет керосином (ему-то не охота на старость лет костями греметь в седле, лучше их у камина погреть), рассказал небывалую историю о том как в его замке появилась я, ну и о моем иномирном происхождении разумеется. И предложил не его в столицу вызывать с вооруженным отрядом, а меня заслать к Ее Величеству и внедрить в круг ее приближенных, чтобы я имела прямой доступ к королеве и могла в случае чего ее защитить.
   Аргументы у папы имелись просто убийственные. Первое - я девушка, а значит мне будет проще втереться ко всем в доверие, главное внимательно слушать, все запоминать, вдруг кто-нибудь из заговорщиков скажет что-то такое и выдаст себя. Второе - опыт работы в полиции, то есть в случае чего я смогу постоять и за державу, и за себя. Третье - поиски достойного жениха никто не отменял в свободное от 'службы' время, так сказать, двух зайцев одним выстрелом.
   Граф не поверил барону, решил своими глазами посмотреть на чудо в моем лице. Приехал, увидел и пока что ничего чудесного не нашел.
  - Охренеть... Ну, вы и понапридумывали тут мужики! А чем я ее оборонять должна? Грудью?! - выдохнула я, как только барон закрыл рот. - А если не уберегу, то что тогда? Нет, на это дело подписываться я не собираюсь.
   Нашли Джеймса Бонда в юбке, агента ноль - ноль восемь. Уроды...
  - Подожди отказываться. - Поспешил вставить слово граф. - О твоем предназначении никто не будет знать кроме нас троих, даже королева в неведении.
  - Что знают трое, то знают все!
  - Нет, только мы. Для остальных ты будешь исцелившейся дочерью барона, прибывшей ко двору чтобы ухаживать за Ее Величеством. Чем тебе больше хочется заниматься? Прислуживать ей во время одевания, за обедами, при купании или выносить ночной горшок?
  - Да, всю жизнь мечтала за какой-то бабой горшки носить. Не знаю, как я жила до этого дня, а тут раз - и счастье пришло, теперь у меня смысл жизни появится. Спасибо тебе, мил ты человек!
  - Значит не хочешь, - протянул Ален.
  Он что серьезно?!
  - Когда все закончится, ты получишь щедрое вознаграждение. - Продолжал уговаривать граф. - Титул, землю, золото, возможность самой решать свою судьбу...
  - Она и сейчас есть такая возможность. - Недобро посмотрела я на мужчину. - А титулы ваши мне до звезды, с землями и прочей ерундой.
  - Конечно, ты свободна и вольна идти куда угодно. Но как далеко тебе удастся уйти в незнакомом мире, без золота и положения в обществе?
   Так. Это сейчас, что было? Типа непрозрачный намек на то, что ждут меня вольные хлеба? А как же наш договор с бароном? Он ведь сам себя в родители записал!
   Чтобы найти поддержку в лице названного отца я посмотрела в его сторону. Барон стоял опустив глазоньки и казалось, что мужчину вообще ничего не волнует. Словно он мимо проходил и к возникшим теркам не имеет никакого отношения. Вот так-то...
  - То есть, если откажусь, мне дадут коленом под зад? Так? - уточнила на всякий случай и получив утвердительный кивок, воскликнула. - Да это развод чистой воды, господа! Вы ж меня без ножа режете.
  - Это значит 'да'? - самодовольная улыбка растеклась по морде немилого гостя и я реально пожалела, что не имею под рукой кирпича.
  - Это значит ты - козел, сударь. Куда ж мне деться с подводной лодки, разумеется согласна!
   Не время и не место делать грудь колесом, и громко хлопнув дверью, гордо выносить свои мощи вон. Идти по пыльным трактам с протянутой рукой не дело, а просто так, за красивые глаза, меня никто кормить не будет ясен день. О профессиях этого мира я толком ничего не знаю, впрочем, как и о самом мире. Поверхностные знания полученные путем разговоров с Элен и Зоей не в счет. Можно конечно отнестись творчески к вопросу заработка и выклянчить у подруг яркие тряпки, чтобы обрядиться а-ля великая провидица и пойти дурить народ, но опять же... Из меня ведьма, как из белки летяги шаман племени майя, то есть публика завалит мою персону тухлыми помидорами на первом же выходе и это в лучшем случае. В худшем мне оторвут голову.
  'Ну, что товарищи обстоятельства, будем свами мириться и обращать в свою пользу'.
  - Вот и отлично. А теперь мне хотелось бы проверить твои способности. - Граф обошел вокруг меня, довольно хмыкая и чему-то кивая.
  - Это как? - тут же насторожилась я.
  
  
  - Поднимайся Лиза, не так уж и сильно я тебя ударил...
   'Ага. Не так уж сильно. Тебя бы так спиной о землю приложить!'.
   Лежа в позе морской дохлой звезды на горячем песке в облачке пыли, я удивлялась отсутствию мыслей. Очень огорчало, что и ругательства не шли на ум, а так хотелось матюкнуться...
   Под проверкой 'способностей', Ален подразумевал проверку физической подготовки, вернее он хотел проверить сколько я продержусь против реального противника. И начало было очень даже обнадеживающим. Особенно порадовала неоднозначная реакция немногочисленной публики.
   Выполнив задание с переодеванием во что нибудь 'удобное', я вышла на тренировочный двор. Да-да, тот самый где с упоением предаются мордобою рыцари и обычные бойцы барона. Вот только кто бы мог подумать, что и мне придется здесь щеголять под улюлюканье и сальные шуточки мужиков, которые в кои-то веки увидели бабскую задницу в штанах. Нет, с одной стороны и понятно, что под кучей юбок и оборок толком ничего не разглядеть и остается уповать на фантазию, дай Бог ей быть богатой, а с другой стороны, они ж не с зоопарка строгого режима сбежали, чтоб так слюнями брызгать! Как бы то не было, деваться мне некуда, пришлось изобразить на морде лица полный пофигизм и терпеливо дожидаться несчастных шантажистов. Когда Ален в компании барона явился на площадку, мое терпение уже было готово лопнуть и забрызгать ядом все вокруг.
   Обманув ожидания, граф не сам вышел проверять мои силы, а вытолкнул вперед добровольца - щуплого парнишку лет девятнадцати. Наверняка юноша еще оруженосцем ходит, а все туда же, куда и его товарищи сослуживцы.
   С видом матерого мачо-мэна, сопляк вразвалочку направился ко мне, имитируя походняк ковбоя, который месяцами не вылезает из седла. Видимо решив, что это сделает ему еще больше чести, парень неумело сплюнул в щель между зубов и похабненько улыбнулся.
   Господи, страна нуждается в героях, а рожают дураков!
  Может в другой раз я бы испытала жалость к невиноватому в моих бедах юноше, но не сегодня. Хреновое настроение требовало выхода и оно его получило:
  - С виду еще мальчик - колокольчик, а уже демонстрируешь повадки настоящего мудозвона. - Со злостью прошипела я.
  - Че? - не допетрила жертва моего дурного настроения, за что и получила новую порцию словестного нагоняя:
  - 'Че? Че?', - передразнила парня, - ни чего! Я говорю, жмет тебе в области паха. Колени в разные стороны смотрят, ходишь в раскорячку.
   Под грубый солдатский смех юноша залился краской, до него дошел смысл слов. Но вместо того чтобы внять им и встать ровно, он разозлился и замахнулся, метя кулаком мне в ухо. Странное дело, над ним смеются мужики, а бить меня! Ну, нет. Невежество, как и глупость, я не прощаю, предпочитая либо лечить, либо выбивать.
   Без особого труда перехватив руку самонадеянного юнца, я завела ее за спину обидчику, так что он сразу бухнулся на колени и взвыл.
   Знаю, что больно. А кому сейчас легко?
  Подержав его так с минуту, чтобы закрепить результат, отпустила парня. Тот окинув меня злобным взглядом, в котором без труда читалась обида, поднялся из пыли и поплелся прочь придерживая висящую, как плеть, руку. Теперь он наверняка будет скромнее, и впредь не будет замахиваться на женщину кулаком.
   Посмеиваясь над неудачливым сослуживцем, с благосклонного позволения графа ко мне шагнул его старший товарищ. Мужчина на вид средних лет был прост и улыбчив. Приблизившись почти вплотную, он отвесил мне шутливый поклон и встав в стойку замер. Я сразу же отметила про себя неустойчивое положение противника и то, что он нарушил дистанцию. Мужчина не заметил моего изучающего взгляда или просто не подал виду, но обманный маневр он предупредил с огромным удивлением.
   Успев поставить блок, чтобы избежать мнимого поражения в лицо, воин открыл себя и получил ощутимо коленом в бок. Мужчина охнул и согнулся. Прижимая одну руку к ушибленному месту, он поднял вторую вверх - сдается. Била я не сильно, цели-то калечить не было, просто чтобы заказчик увидел мои 'способности'.
   Преимущество мое очевидно: во-первых, здешние воины отдавали свое предпочтение тренировкам с оружием будь то топор, меч, арбалет или ножи - просто не раз это наблюдала, а рукопашный бой у них сводился к обычной потасовке на гульбище типа как стенка на стенку. Во-вторых, я легче каждого из них в два, а то и в три раза. Нет, конечно, если кулак одно из этих доблестных рыцарей опуститься мне на голову, то сомневаюсь, что сразу встану на ноги, но тем не менее я легче, меньше и шустрее, и значит у меня есть шанс если не побить противника, то по крайней мере убежать от него же. В третьих, низкий поклон товарищу инструктору, за то, что гонял меня, как сидорову козу, со своими нормативами и зачетами.
  - Нет, - решительно провозгласил Ален хмурясь, - так дело не пойдет. Они ведь тебя тронуть боятся!
  - Ты намекаешь, что я вызываю брезгливость у этих мужланов?! - едва отдышавшись, справедливо возмутилась я.
   Третий 'доброволец' замер рядом, возвышаясь, как скала и был совершенно безучастен к моим потугам свалить его на землю. Великан наверное уже пол часа стоял на одном и том же месте сложив руки на груди, пока я вокруг него исполняла традиционный танец папуаса перед ужином.
  - Нет, я хотел сказать, что они бояться тебя покалечить или сделать больно. - Объяснил Ален.
  - А-а-а... Ну, тогда ладно. - Великана тут же оставила в покое. - Я тогда пойду, да?
  - Стой! Я выйду против тебя. - Вызвался на бой сам виновник торжества, прежде чем я успела сделать хоть шаг. Граф снял камзол и передав его в руки стоящему рядом барону, вышел в круг.
   В свое оправдание могу сказать, что я устала и Ален намного лучше, чем предыдущие противники. Да чего греха таить, лучше меня, как бы не было обидно.
   Оказавшись внимательным до неприличия, он вычислил мои слабые места и не стесняясь пользовался этим. Пару раз мне удалось достать его, но по сравнению с тем, что получила я, это просто мелочи.
   Мать моя честная женщина, да он мне практически на ноги не давал вставать. Такое впечатление будто он с одной кружки с Чаком Норрисом кисель пил!
   Покажите мне этот монастырь, где готовят таких бойцов, я обреюсь на голо и уйду туда!
  - Поднимайся и иди приведи себя в порядок. - Опять склонился надо мной Ален. - Скоро отправляемся.
  - А я разве подхожу?
  - Ну, скажем так, - прищурился мужчина, - для юбки вполне сойдет. Хотя я бы тебя еще поднатаскал, но на это нет времени.
  Граф миролюбиво протянул руку. От помощи отказываться я не стала.
  - Может ты удивишься, но мне хотелось, чтобы ты 'поднатаскал' меня. - Пропыхтела я, отряхивая с себя пыль. - Если согласишься, то до завершения дела я твоя с потрохами. По рукам?
  Брови Алена удивленно изогнулись и тот самонадеянно усмехнулся в усы, глядя с высока:
  - Не самая удачная мысль, проводить учения в дороге.
  - А когда еще? Представь, что в следующий раз к вашей королеве подошлют профессионального убийцу и только я буду рядом. Как прикажешь мне его обезвредить, если даже ты сбил меня с ног?
  - Позже обсудим это, - пообещал будущий сэнсэй одобряюще. - А теперь иди, собирайся.
  - Мы сегодня выдвигаемся?
  - Я планировал выехать после обеда, но будет лучше дождаться завтрашнего утра. Не смог устоять перед соблазном провести эту ночь в теплой чистой постели, а не в седле. Да и тебе наверное есть с кем попрощаться.
   За внимательность к моим чувствам, я почувствовала благодарность к Алену. Мне действительно было с кем проститься. Но что еще очень хотелось, так это не расставаться с подругами, чья дружба стала для меня дороже любых благ.
  - Спасибо. - Просто ответила я и, оставив графа, отправилась на поиски Зои и Элен.
  
   Волнение? Мандраж? Нетерпение? Не знаю, наверное все вместе одолевало меня, на протяжении доброй половины дня.
   Как только я покинула тренировочную площадку, подруги нашлись сами. Подхватив под руки, они буквально приволокли меня в комнату, и принялись пытать с чего ради гонец мутузил мою персону и вообще, вел себя как хозяин. Пришлось выложить все на чистоту, что гонец не гонец, а настоящий граф и ждет меня работа под прикрытием, а не халявное шампанское и танцы до утра.
   Позже ведьма сбегала к себе и принесла мешочек с припасенными медикаментами собственного производства, приготовленными строго по старинным рецептам прабабушек и исключительно на травках. Как пояснила сама Элен: 'Мало ли чего в дороге случится', прежде чем спрятать 'аптечку' на дно сундука.
   Зоя, отказавшись от нашей помощи, сама укладывала новые платья, что были пошиты специально для моего выхода в свет. Служанка с трепетом тщательно разглаживала каждую складочку на нарядах и зорко следила, чтобы мы жопорукие не посмели влезть и испоганить ее работу. Так Зойка в одного и подготовила все для моего переезда.
  - Девчонки, - закручинилась я, - как же я там без вас буду-то...
  - Нормально будешь. - Хмыкнула ведьма. - Ты главное не высовывайся лишний раз, и в случае чего все сваливай на свое скудоумие.
  - Ну, спасибо тебе подруга!
  - Элен дело говорит, - поддержала ее Зоя. - С дуры взять нечего и доверить ничего нельзя. Люди тебя стороной обходить будут.
  - Мне надо слиться с толпой, а ты говоришь 'стороной'.
  - Сливайся, - хмыкнула толстушка, - только не переусердствуй!
  - Так! - подняла я ладони вверх, чтобы остановить этот поток дружеских напутствий. А не то им дай волю и они мне на уши до самого утра присядут. - Товарищи женщины. У меня сегодня последний день в кругу друзей, а вы мне мозг ломаете еще не случившимися проблемами. Не стыдно вам?
  - По мне так лучше, пусть у тебя сейчас голова болит, чем потом задница горит. - Пробурчала Элен. Но Зоя успела уловить мою мысль, а потому я получила значительную поддержку со стороны служанки - халявщицы, которую хлебом не корми - дай наквасится за чужой счет.
  - Дамы, предлагаю собраться после ужина и хорошенечко гульнуть на дорожку. Ибо путь предстоит мне не близкий и кто знает, чем эта авантюра закончится!
  
  Часть 2.
  
   Три дня в пути. Дорога желает лучшего. Транспорт далек от идеального. А меня в очередной раз укачало.
   Вынужденная остановка повергла в раздражение Алена, которому не терпелось поскорее выбраться из медвежьего угла, добраться до первой встречной гостиницы и провести ночь в кровати, а не на земле. Но я была неумолима в своем стремлении спуститься на твердую почву, даже пригрозила своему родовитому попутчику, что всенепременно опозорюсь и заляпаю всю карету, если он не даст мне отдых.
  - Создатель, что ж ты такая изнеженная на мою голову. - Зудел мужчина над ухом, пока я прикрыв глаза пребывала в блаженстве, стоя лицом к ветру.
  - Сударь, отвалите пожалуйста. Это твоя затея, притащить меня ко двору как можно быстрее.
  - Да! А движемся мы, как древние старухи у которых вместо ног палки!
  - Не злись. - Миролюбиво предложила я. Кажется помутнение прошло и можно продолжать путь, не беспокоясь, что ближайшие час - полтора меня будет плющить. - Все шеф, я готова. Можешь занять место у руля.
  - Перестань меня обзывать. - Возмутился Ален, но послушно полез на козлы. Раздался хлесткий щелчок вожжами и карета плавно двинулась с места.
   Мы снова тронулись в путь.
   Незначительные перепалки за три дня стали делом обычным, если не сказать привычным. И я искренне начинала беспокоится, когда Ален переставал меня донимать своими придирками или не отвечал на подколы. Но к счастью случалось такое редко, и чаще всего он просто засыпал сидя на месте возницы, а не отмалчивался из вредности. С одной стороны, его как человека понимаю - он зверски устал, а с другой - это нытье, что я такая - сякая, и его вечно недовольная, аристократичная, небритая рожа, меня жутко бесят. За всю жизнь мной не было получено столько претензий от бывших ухажеров, сколько пришлось выслушать за эти гребанные три дня от какого-то там графа, который даже ни разу не Монтекристо! И все началось, с первого дня путешествия, когда мы остановились на ночлег.
   Ален распряг лошадей, дабы дать им отдых, развел костер и строго наказал мне поддерживать его, чтобы пламя не погасло, а сам скрылся в ближайших кустах с мешком. Я, как умная Лиза, пока ждала подкидывала веточки в огонь и уплетала пирожки, что завернула заботливая Зойка нам в дорогу, и так получилось, что совсем упустила тот момент, когда вернулся Ален.
   С торжеством первобытного человека, который удачно 'сходил' на мамонта, добытчик кинул к моим ногам мешок, в котором оказались три дохлых кроля и заявил, чтобы я быстро разделала тушки и приготовила нам ужин на углях. Но весь трагизм ситуации заключался даже не в моем неумении, а в безмерной любви к животным. Смешно вспомнить, но как-то раз меня сослуживцы угостили дичью, так я утку ощипать без слез не могла, а тут кролики... В общем, той ночью граф для себя выяснил три вещи: 'А' - охотиться, готовить, чистить лошадей и отвечать за комфорт нашего путешествия он будет сам; 'Б' - по моей философии, если мясо не в пищевой пленке или не в готовом виде, то его надо похоронить, ибо от вида мертвого животного во мне просыпается неистовый гринписовец, а на ум приходит статья о жестоком обращении с животными (правда куда это все пропадает потом не знаю, потому что я ни разу не вегетарианка); и наконец, 'ЖО' - жить со мной в лесу под открытым небом это полная жопа, ибо толку от меня никакого, а вот претензий и мозгодробильного дребезжания предостаточно. Ну, что поделать...меня-то в детстве было трудно вытащить на лоно природы с ночевкой, а теперь, когда я давно не миленькая девочка Лиза с большими, сиреневыми бантами, и рядом находится первый претендент на подлянку, то тем более не собираюсь себя сдерживать. В конце - концов, это он выступил инициатором поспешного отъезда, а инициатива, как известно, лупит по голове самого идейного. Вот, пусть и получает!
   Зеленый, однообразный пейзаж стремительно проплывал за окном, что очень раздражало - невозможно сосредоточится на чем-то. Монотонное покачивание кареты, то и дело прерывалось резкими встрясками на колдобинах, навеивая ностальгию о асфальтированных дорогах и более комфортабельному авто, чем гужевой транспорт. А еще пребывавшее безоблачным ясное небо, заволокло тучками, с очевидным намереньем полить нас дождем. Даже погода против меня!
   Устав бессмысленно пялиться на флору чуждого мира, я откинулась на жесткую спинку сидения и предприняла попытку поспать, хотя бы пол часа.
  
   Дремоту и остатки сна сняло, как рукой, когда отворилась дверца экипажа и счастливый голос оповестил:
  - Просыпайся красавица! Мы прибыли.
   На улице совсем стемнело и капли дождя, яростно лупили по обшивке кареты, создавая глухой дробный звук, словно кто-то невидимый сыпал горох на барабан. Мокрый, как мышь, Ален сиял улыбкой по чище медного тазика. Протянув руку, чтобы помочь мне выйти, мужчина терпеливо ждал, пока я протру глаза.
  - Как себя чувствуешь? - просто спросил он.
  - Как сосиска в миксере... - пробурчала в ответ. Тело ужасно ломило, а шея затекла, в добавок ко всему нестерпимо хотелось принять горячую ванну и после сытного ужина принять горизонтальное положение в компании подушки и одеяла.
  - Не знаю, что такое 'сосиска в миксере', но вид у тебя не важный. Идем.
   Едва я вывалилась из кареты в подставленные Аленом руки, как тут же съежилась на пронизывающем ветру - тонкий плащ совсем не спасал от холода и дождя.
  - Замерзла?
  - Да уж, не Африка у вас! Кстати, где мы?
   Не дожидаясь пока попутчик снизойдет до объяснений, огляделась. За спиной Алена скромно возвышалась деревянная двухэтажная постройка из окон которой лился слабый свет, и судя по гулу доносившемуся из самого здания, там кто-то шумно отдыхает. Немного поодаль от крыльца стояла уже знакомая мне коновязь, служившая в этом мире своеобразным местом парковки непарнокопытных, но видимо из-за дождя никто не рискнул привязывать скотинку на улице, в стойле-то оно спокойней будет. Рядом (как я поняла) с главным зданием, находилась конюшня из которой время от времени доносилось лошадиное ржание. Собственно и все, глазу больше не за что было зацепиться, да и само обозревание построек было не на столько интересное, чтобы я тут же пошла гулять по населенному пункту, в любовании местных достопримечательностей.
   Тем временем к нам поспешил малахольного вида паренек, высокий и тощий, как жердь. Он поклонился и молча выслушал приказ графа, чтобы лошадей расседлали, почистили и как следует накормили. Подкрепив свои слова парой монет, Ален повел меня в тепло гостиницы.
   Стоило только ступить на порог сомнительного на вид заведения, как в нос ударил запах, переводящий его автоматический из заведения в гадюшник.
  - Ты, куда меня привел? Что это за бичарник? - закрыв рот и нос рукой пробубнила я, оглядывая обстановку зала. Под ногами лежало непонятное что-то, то ли опилки, то ли трава, вперемешку с костями и черепками битой посуды. По стенам висели подсвечники на пол десятка свечей каждый, от которых шло скудное освещение, но и того вполне хватило, чтобы разглядеть все минусы этого заведения.
  - Чтоб ты знала, это самое приличное место в деревне где можно надеется на ужин и ночлег, и кстати, единственное. - Со смешком отозвался мужчина.
  - Тогда я не была бы против еще раз переночевать на улице...
  - Тебя никто не держит.
  - Ага. Кажется я это уже слышала.
  - Тогда закрой рот и наслаждайся крышей над головой.
  - Еще бы не помешало хорошей компании и можно считать, что жизнь удалась. - Только из вредности оставила последнее слово за собой, и с удовлетворением отметила, что Ален не собирается продолжать спор.
   Граф шел впереди, а я за ним, старательно огибая столики и тех кто сидел за ними. Постояльцами были в основном мужчины: кто-то так же как мы - застигнутый в пути непогодой и теперь вынужден коротать вечер в компании бутылки пива, и одинокой свечки на столе, кто-то из местных жителей убегал от быта, в поисках отдыха после тяжелого трудового дня, подальше от жен, тещ, отпрысков (нужное подчеркнуть). Однако, не смотря на то, что зал был почти полон, Алену удалось найти для нас свободный столик и как на удачу в углу, подальше от любопытных глаз. Оставив меня 'сторожить' местечко, он ушел под видом делать заказ и узнать на предмет свободных номеров, но подозреваю, он просто хотел на минуту забыть о присутствии нелюбимой меня, ибо на проверку нервные клетки графа оказались не железными, даже аристократичное хладнокровие не спасло их (Аминь!). Пока Его Светлость прохлаждалась избегнув моей компании, я во все глаза разглядывала посетителей трактира, которого по очевидным причинам чесалось на языке обозвать притоном. И хитро-то как получилось, меня почти не видно в темном углу, а вот другие этим похвастаться не могли, поэтому практически все подверглись придирчивому осмотру. Переводя взгляд с уставших лиц на откровенно пьяные рожи, совсем не заметила, как ко мне присоединился Ален.
  - Скоро ужин принесут. - Пояснил он на вопрошающий взгляд, присаживаясь напротив меня, так чтобы быть спиной к залу. - Надеюсь, ты не будешь против рагу из домашней птицы и бутылочки вина?
  - Курица что ль? Нет возражений, а то если честно, зайчатина поперек горла стоит, да и вино не помешало бы... Что с комнатами?
  - Есть одна свободная. Я заплатил за нее до утра, так что сегодня еще можно рассчитывать на горячую ванну.
  За ничего незначащей беседой, мы дождались пока разносчица донесет до нас заказ. Добротная деваха некультурно шваркнула поднос на стол, прям перед моим носом, что посуда подпрыгнула на месте. Не глянув в мою сторону, она принялась строить глазки графу, то и дело поправляя выцветший сарафан в голубой цветочек на своей необъятной груди, кажется пятого размера.
   Тот кто сейчас подумал о ревности, оказался в корне не прав. Меня возмутило пренебрежение и неуважение обслуживающего персонала к клиенту (то есть ко мне). В конце - концов, она могла и попозже полапать свои телеса, в более интимной обстановке (например в своей комнате, или где это чудо обитает), а не портить мне аппетит. Да и Ален хорош оказался! Нет бы ее отправить восвояси, так он улыбается сидит, как дурак.
  'Так, надо что-то делать мать, а то эта профурсетина сейчас в нашу тарелку своим фелеем полезет в погоне за мужчинкой!!' - завопил расстроенный желудок, подтолкнув к действию свою хозяйку тошнотой.
  - Голубушка, спасибо за заботу, но думаю дальше мы сами справимся. - Спокойным тоном попыталась я образумить нахалку, намекая, что без ее томных вздохов процесс приема пищи пройдет более успешно.
  - Чё казала? - протянула Венера местного разлива и обратила на меня свой недовольный взор прекрасных, но по коровьи глупых глаз.
  - Я тебе, чудо в перьях, 'КАЗАЛА' дергай на фиг отсюда! Разве не видно, что у этого Квазимоды есть уже одна Эсмеральда? - поняв, что вежливость тут не в чести, я плюнула на мамины уроки хороших манер, которые старательно пыталась привить мне родительница на протяжении всей средней школы, мысленно закатала рукава и приготовилась к грандиозному скандалу.
   Наглая подавальщица не разочаровала меня, обернувшись она демонстративно уперла руки в бока и все тем же противным голосом пошла в наезд:
  - Боишься отобью клиента? Так поздно бояться, господин уже соизволил видеть меня сегодня. Так что иди, ищи работу в другом месте!
   Гром, молния и тысяча чертей на голову этой чучундры! Это меня сейчас, видимо, случайно перепутали с представительницей древнейшей профессии. Господи, неужели я так плохо выгляжу, а??
   Ален молча давился смехом, пока дама изволила гневаться (если, что это о предприимчивой работнице - ударнице), а я прихлопнула себя по руке, которая поползла было в сторону подноса за ножом. Кое-как овладев собой, я посмотрела в глаза 'сопернице' и заговорила так, чтобы потом не возникло лишних вопросов:
  - Значит так, сейчас я сделаю вид, будто тебя не видела и не слышала. А ты быстро потеряешься, как ежик в тумане и до утра не показываешься. Мне глубоко наплевать, что именно тебе наобещал этот муд...мужик, но если ты еще раз откроешь свою пасть на того, кого не следует, то обещаю, что как минимум неделю будешь питаться исключительно кашками. Все поняла? Свободна!
   Сама себе удивляюсь, а главное, как проникновенно получилось! Вон, ночная бабочка прониклась ведь и упорхала, как ужаленная.
  - Господин, - елейным голоском обратилась я к смеющемуся графу, - не хотите ли объяснить, с чего ради этот Кин - Конг в сарафане принял меня за проститутку? А?
  - Должно быть она слышала, как я заказывал комнату для нас. - Пожал плечами Ален. Хоть его вид и выражал непричастность к возникшему инциденту, а вот хитрые, бегающие глазки говорили об обратном.
  - И?
  - Понимаешь... Так принято, что в одной комнате ночуют, либо супруги, либо любовники.
  - Разумеется, когда ты отдавал деньги, то уточнил, что мы не муж и жена. Так ведь?
  - Ну, в общем-то, да.
  - Поздравляю! Теперь как честный человек, ты просто обязан на мне женится. Не допустишь же ты, чтобы моя репутация невинной девы была погублена. - Последняя фразы была произнесена заговорщицким шепотом, а чтобы закрепить эффект я подмигнула ошарашенному собеседнику.
   Следующие несколько минут я с непередаваемым наслаждением наблюдала, как бледность коснулась лица графа, а сам он воззрился на меня с таким ужасом, что невольно почувствовала себя героем ужастика, в роли главного злодея. Ага, не улыбается ему остаток жизни видеть меня рядом с собой в качестве законной супруги. Ну, да ладно, я-то не скончаюсь в муках от знания своего несовершенства, а вот Ален походу всерьез решил отдаться в руки инфаркту. Чтобы прекратить страдания героя любовника, пришлось его успокоить:
  - Расслабь булки амиго, не потащу я тебя под венец. Если тебе станет легче, то ты не в моем вкусе.
  На удивление, мое признание вызвало обратную реакцию. Вместо того, чтобы улыбнуться шутке, товарищ обиделся и пошел на меня с наездом.
  - Что значит, я не в твоем вкусе? Сама-то себя в зеркале давно видела, плебейка.
  - Вообще-то, я имела ввиду не внешность. Но спасибо за откровенность, теперь буду спать спокойнее, зная, что ты не покусишься на мои прелести.
  - А они хоть у тебя есть эти прелести? - зло прищурился Ален.
  - А, что, горишь желанием проверить? - вернула шпильку хозяину. Удивительное дело. Не так давно, меня по его вине проституткой обозвали, а он из себя глубоко униженного корчит.
   Чтобы не провоцировать скандал, я уткнулась в свой ужин и активно заработала ложкой. Не смотря на желание от души погавкаться с Аленом, изо всех сил старалась держать язык за зубами, мне ведь с этим особо ранимым еще в одной комнате спать, мало ли какая мстя придет в его аристократичное умишко, да еще не известно какие фантазии о расправе способен породить воспаленный мозг оскорбленного мужика.
   Рассудив, что он никуда не денется - мы вроде как в одной связке, я пообещала себе попозже сбить с его головы графскую корону палкой и понемногу успокоилась.
   Трапеза подходила к концу. Расправившись со своей порцией, я откинувшись на спинку стула, не спеша потягивала вино. Правда назвать эту бурду в глиняном стакане благородным напитком можно с огромной натяжкой, но ничего. Мне после дружеских попоек в компании судмедэкспертов вообще ничего не страшно в плане выпивки, а коллеги у меня такие, кроме медицинского спирта и Балтики девятки на опохмел ничего не держат в холодильнике, не считая закуски разумеется.
   Как известно хорошие посиделки делают хорошими ни качество и количество, а настроение и компания, и с первым и со вторым мне не повезло. Сидеть и любоваться на хмурую рожу Алена надоело мне быстро, поэтому что бы больше не искушать себя, я поспешила откланяться.
  - Какая там комната?
  - Спроси у хозяина. - Неопределенно махнул рукой в сторону стойки граф.
  Ну-ну... Я-то спрошу, вот только потом кое-кто подойдет к моему забору так же жопу почесать, а там гвоздики понатыканы будут. Угу. Пройдет ускоренный курс йоги.
   Гордо ретировавшись (как мне показалось), я потелепала в сторону где должен был быть хозяин сего чудесного заведения. Растолкав толпу у облупленной барной стойки, нашла глазами бармена. Дождавшись пока мужчина обратит на меня свое внимание, жестом позвала его к себе.
  Бармен покрутил ус, оценяюще смерил меня взглядом и только после этого соизволил приблизится:
  - Что малышка, от твоих услуг отказались? - усмехнулся индивид дыхнув на меня перегаром. - Если ты еще свободна, то можешь погреть мою постель этой ночью.
  Вы когда нибудь видели подмигивающего усатого пьяного пингвина? А я увидела и он мне не понравился.
  Кстати о пингвинах, возникла тут у меня одна идейка...
  - Сын мой, что же ты творишь. Покайся!! Встань на путь исправления! Сходи в церковь, поставь свечку, и обязательно внеси пожертвование и тогда быть может Бог услышит твои молитвы, и дарует тебе прощение. - Я вещала с нудностью советского будильника, которого можно было заткнуть лишь посредством выбрасывания в окно.
   Под конец моей пламенной речи, мужик выглядел серьезным, а от похабной улыбочки не осталось и следа.
  - Кто такая? - без интереса спросил он, скорее всего из вежливости.
  - Я смиренная раба Божия из монастыря матери Терезы, и по совместительству сиделка этого несчастного мужчины, в сопровождении которого я имела счастье остановиться в Вашем доме. - Сложив ручки на груди я опустила очи в долу, чтобы у собеседника не возникло сомнений в моей отрешенности от всего земного. А чего? Во всех фильмах невесты Господня так делают, значит положено у них это.
  - Что-то не похожа ты на монахиню, - подозрительно покосился в мою сторону дядька и вернулся к своим делам - протиранию стаканов.
  - Сын мой, много ли тебе довелось повидать моих сестер? - не поддалась на провокацию я.
  Бармен задумался. Через несколько минут он нехотя признал, что я первая монашка, которая остановилась на его дворе. После обмена вежливостями, между нами завязался непринужденный разговор. Я выспрашивала как долго еще ехать до столицы, как много встретится на нашем пути подобных его трактиру заведений, ну и в каких лучше останавливаться. Дюк (он же бармен и хозяин) охотно разрекламировал своих коллег трактирщиков, среди которых будто случайно затесалось половина родни гостиничного магната. Поведал он и том, что до Царьграда этого царства - государства неделю пути по хорошей дороге, и как минимум три по плохой. Будем надеется на то, что дождь к утру закончится, а потом вылезет солнышко и все утрясется. Потому что если неделю я еще как-то выдержу Алена, то боюсь на исходе второй его просто прирежу во сне и закопаю в ближайшей лесополосе. Леса у них тут хорошие, как заметила, широкие, глухие, почти что дебри...хрен когда с собаками найдут.
   Трактирщик тоже не скупился на вопросы, его очень интересовало отчего такой молодой и крепкий мужчина, мой спутник, держит при себе сиделку специально выписанную из монастыря. Ежеминутно вздыхая я поведала о страшном недуге несчастного графа, разве что только слезы не пускала.
  - Это он с виду только такой крепкий, а на самом деле он очень несчастный человек. Его как-то раз лошадь скинула с себя, чуть не убился, и он после этого стал страдать кошмарами. Вот приснится ему кобыла, а он от страха того... Ну, сами понимаете.
  - Чего того? - не понял Дюк.
  - Ну, того...напрудит целое озеро и все! От него болезного даже жена ушла к теще, ага, и детей с собой забрала, и кошку. - Сделав большие глаза, шептала я в краснющее ухо любопытного трактирщика. - Вот я за ним и ухаживаю, за сирым и убогим.
  - Бедный парень. - Удрученно покачал головой заговорщик. - А что совсем нельзя излечится от этого недуга?
  - В том-то все и дело, что это вроде как и не болезнь, а чего-то с психологией связанно. И лошади ему не каждую ночь снятся, только когда он в поездках. Вот как сейчас например.
   Дюк согласно покивал, особенно когда про психологию услышал, но сдается мне что он все равно ни черта не понял, а просто не захотел показать непросвещённым в некоторых вопросах. Ну, да ладно, главное, что общую мысль уловил, мне и этого хватит. И в самом деле, трактирщику не пришлось лишний раз объяснять за чем и для кого нужна вторая кровать в номер, желательно без матраца, и горячая ванна. Дюк заверил, что все будет сделано (разумеется за отдельную плату) и отрядил мне в сопровождение одну из подавальщиц, чтобы девушка показала нашу комнату.
   Прежде чем покинуть радушного хозяина, я попросила его оказать мне маленькую услугу, всего ничего, просто напомнить моему подопечному сходить за угол перед сном.
  
   С воплем:
  - Какого хрена, ты, ненормальная наговорила хозяину этой дыры, что он отказывается пускать меня в комнату, пока я не схожу... Ой!!! - Ален влетел в отведенный нам общий номер, как раз в тот момент, когда я как Афродита выползла из пены. Мыльной! Я даже удивится не успела, а граф увидев меня в ню, как истинный джентльмен отвернулся к стене, чтобы дать возможность одеться.
   Дабы окончательно не травмировать психику аборигена, я обошлась без традиционного метания мочалки, обливания водой, и терзания его слуха визгом на тему 'Людь добрые-е-е, насилую-ю-ють!!', а молча вылезла из ванны, обтерлась куском чистого полотна, заменяющим полотенце, и облачилась в глухую от пяток до подбородка сорочку.
  - На тебя можно смотреть? - Ален нетерпеливо переминался с ноги на ногу, но вот обернуться без разрешения не решался.
  - Если не боишься, что без верхнего платья я оскорблю твое чувство прекрасного, то да - можно. - Милостиво дала отмашку Его Светлости.
   Красный как рак, Ален походил на мальчишку, которого за ухо поймали у женской бани. Отчаянно пряча виноватый взгляд, он кажется совсем забыл с какой целью присайгачил чуть не сняв двери с петель.
   Думаете это смешно наблюдать, как взрослый мужик мнется аки кисейная барышня? Лично мне стало неприятно. Такое впечатление будто он застал меня за непотребством, а не за водными процедурами.
  - Я не пойму, у меня что, хрен на лбу вырос, или ты голой тетки в жизни не видел? - разозлившись рявкнула на него.
  - Это не прилично. - Вяло промямлил тютя, избегая смотреть мне в глаза и опустил голову еще ниже.
  - Что именно? Мыться неприлично?!
  - Нет. - Выдохнул Ален и таки осмелился поднять на меня взгляд, в котором плескалось море страданий, что захотелось пристрелить его, дабы не мучился. - Теперь я точно обязан на тебе жениться. После того что между нами произошло...
  Э-э-э... Я чего-то не заметила?? На непонимающий взгляд, Ален пояснил.
  - Я обесчестил тебя.
  Повисло тягостное молчание.
  Граф метался в муках совести. А я зависла, силясь понять, как так без моего ведома прошло занимательное действие, под кодовым названием 'обесчещивание'. Силой мысли что ли?!
  - Алик, ты главное успокойся. - Выдохнув принялась убеждать впечатлительного и очень добросовестного дворянина, что в случившейся сцене нет его вины, даже предложила написать расписку, что претензий не имею и на его свободу посягать не буду. Подумаешь, случайно заглянул не в подходящее время и без стука, с кем не бывает.
  Страдалец не отреагировал на смену имени, хотя до этого очень напрягался и болезненно переживал, когда я пыталась наградить его каким-нибудь прозвищем.
  - Ну, хорошо, - сдалась я. - Допустим это верх неприличия, ты меня обесчестил взглядом (хотя что ты там успел разглядеть не пойму), но кто об этом узнает кроме нас двоих? А?
  - Достаточно того, что я об этом знаю. - Нахмурился Ален. - Это пятно на моей чести. И на твоей, кстати, тоже. Если Халивалиан услышит о моем позоре, то будет катастрофа.
  Чего?! Какая (или какое) Халивалиан? Это имя такое что-ль такое?
  - Вот это твое Хали - Гали, кто, девочка или мальчик? Просто для себя интересуюсь.
  - Леди Халивалиан - благородная и честная девушка, которой я хотел сделать предложение руки и сердца! - вспылил граф, сорвавшись на фальцет.
  - А чего ж раньше не сделал? Никак девица отдала предпочтение твоему лучшему другу? - блеснула я знанием неудачных лавстори, подчерпнутым из личного опыта и тех немногих любовных романов, которые довелось мне почитать.
  - Нет, я не успел, - сник Ален. - После покушения на Ее Величество пришлось оставить свои ухаживания на потом. Теперь вот с тобой...
  Большего абсурда мне наверное не приходилось слышать никогда. Вот как тут не посмеяться?
  Не сдерживая больше себя, я повалилась на кровать с диким ржачем, забив на укоризненные взгляды графа.
  - Не вижу ничего смешного.
  - Прости, но мне не понятна причина паники. - Успокоившись утерла рукавом сорочки выступившие слезы и уже осмысленно взглянула на мужчину:
  - Мой нехороший товарищ, от кого твоя леди может услышать об этом маленьком недоразумении кроме как от тебя? Если ты сам не проболтаешься, то и боятся нечего.
  - А ты?
  - А я буду жить с этим грузом на сердце и каждую ночь замаливать наш общий грех, но не под какими пытками не выдам тайны. Так нормально будет? И давай уже заканчивай с пафосом, я конечно понимаю, что воспитание и положение обязывает, но не будет-ли лучше упростить наше общение, хотя бы когда мы одни?
   Ален еще некоторое время поломался, изобразив борьбу с совестью, но в конечном счете согласился, что в данном случае мы напарники и дело у нас общее, ради которого стоит на время забыть о реверансах. После, обменявшись взаимными извинениями за дурацкие шутки и скрепив воцарившийся мир рукопожатием, я залезла в чистое дорожное платье и пошла вниз, чтобы дать спутнику возможность принять нормально ванну и не смущать того своим присутствием. Вдруг у него потом комплексы появятся и опять я окажусь крайняя.
  
   Погода нам благоволила. После того ливня небо поутру стало вновь синим и безоблачным, солнце за один день иссушило лужи и вскоре из под колес кареты снова поднимались столбы дорожной пыли. Природа освежившись дарами неба, словно ожила и опять заиграла изумрудным цветом. Зеленые леса, луга, возделанные под рожь поля перемежались с небольшими деревеньками, и редкими поселениями в несколько дворов. На пути нам встречались чистые озера с травянистыми берегами, мимо которых просто невозможно было проехать не искупавшись. Вода в них была аки парное молоко и, прозрачная как слеза младенца, что сквозь ее толщу можно было разглядеть дно сплошь усыпанное разноцветными камешками. Эх, будь моя воля, я бы прям на одном таком бережку поставила шалашик и жила в нем в единении с природой, ни забот ни хлопот, вечный релакс под стрекотание кузнечиков!
   Но все хорошее когда нибудь кончается. Чем дальше от глубинки, тем ближе к цивилизации. Чаще стали встречаться провинциальные городки, зачем-то обнесенные высокими каменными стенами, наверное это на случай вторжения вражеских сил. В них мы не заезжали, для экономии времени, которого у нас и так не было, да и тошнотворный запах исходивший от рвов, доносимый легким ветерком до большака, убивал на корню желание и мысли об их посещении. Встречались и заброшенные замки, но Ален наотрез отказался даже приближаться к ним ближе чем на пушечный выстрел, ограничившись объяснением, что это гиблые места от посещения которых не следует ждать добра. Не увидев в нем ни насмешки ни издевки, а только тревогу, я поверила своему патрону и больше не поднимала этот вопрос. Пусть уж лучше призраки чужого прошлого продолжают мирно спать, а тревожить их в угоду своему любопытству по меньшей мере глупо и по большей части кроме как себя винить потом некого будет. Да и хватит искать приключения на свой филей, с одним бы разобраться.
   После выяснений отношений между графом и мной завязались более дружеские отношения, не то чтобы я забыла кто ввязал меня в сомнительную авантюру, а скорее постаралась понять его с точки зрения человека связанного пожизненной клятвой хранить и оберегать первое лицо государства чего бы это ему не стоило.
   В последний вечер нашего совместного путешествия, теплой звездной ночью, у трещащего костра, когда казалось, будто время остановило свой бег и завтра не придется куда-то спешить, когда прошлое вспоминалось особенно ярко и остро, у нас произошел разговор по душам. Мы охотно делились пережитым и виденным нами в жизни. Я рассказывала о своем мире, таком родном и одновременно недосягаемом, о родителях, друзьях, работе...о всем что осталось далеко позади и к чему мне навряд ли удастся вернуться. Ален ни разу не перебил меня, даже когда речь зашла о чудесах техники таких как сотовый телефон, микроволновая печь, телевизор, интернет в конце - концов. Мужчина терпеливо слушал, а потом наверное поддавшись порыву, тоже начал изливать мне свою судьбу. О детстве в окружении мамок и нянек, потом о юности прошедшей в доме какого-то герцога, друга его отца, в качестве пажа, а за тем оруженосца, и в плоть до посвящения в рыцари. О том как принял дар королевы, когда она предложила ему служить при ней начальником личной гвардии и о том, как повстречался с самой прекрасной девушкой на свете - леди Халивалиан (попросту Халявой). Имея легкий и беззлобный характер, добрая красавица одномоментно завладела сердцем Алена, и кажется даже отвечала ему взаимностью. Она, как и ее избранник, служила фрейлиной венценосной особе и работенка у нее была не пыльная, всего-то рассказывать сказки королеве.
  - Значит сказки... - прищурившись взглянула я на замечтавшегося графа. А тот принялся перечислять многочисленные достоинства своей ненаглядной.
  - Слушай, раз ты ее так любишь, то почему не женился на ней раньше, а тянул до последнего? - решительно прервала поток его сладких речей по мне так адресованных богине, чем обычной девушке.
  - Она просто не верит в мою искренность. - Вздохнул с грустью Ален. Отчего-то стало противно видеть, как у уверенного в себе мужчине поникли широкие плечи стоило лишь дело коснуться розовых соплей. - Леди Халивалиан предложила проверить наши чувства временем.
  - Стесняюсь спросить, а она не уточняла до которого времени эта проверка продлиться? Просто так можно тянуть пока тебя не скрутит радикулит, а к ней не постучится маразм. Да только боюсь вам уже не до светлого чувства будет.
  Ален собирался было запротестовать, но я успела вставить пять копеек:
  - Дружище, а хочешь я помогу тебе подвести твою красотку под венец??
  - Зачем тебе это? - недоверчиво посмотрел на меня граф. В свете костра лицо мужчины выглядело хищным, немного напряженным и очень даже мужественным.
  Надо же, ни разу за десять дней не видела в нем мужика, а тут как ведро снега за шиворот упало. Вот если б он не был таким еще моральным... Н-да, чертово целомудрие, дери его за ногу!
   Мысленно дав себе по рукам, чтоб спрятались по карманам и не лапали что плохо лежит, я сосредоточилась на насущном:
  - Элементарно Ватсон, - и с видом каталы раскинула перед ним свой нехитрый расклад. - Мне не хочется слоняться во дворце по углам, как тень отца Гамлета, подслушивая и подглядывая. И отходы жизнедеятельности за вашей королевой я выносить не собираюсь, даже если это позволит мне круглосуточно находиться рядом с ней, может у нее и течет по венам голубая кровь, но пардон, пусть со своими гадостями она сама бегает. Я вот что подумала, если ты женишься на своей Халяве, ей же наверняка придется покинуть свой пост?
  - Да, только незамужние девицы могут занимать место фрейлин.
  - Ну вот и все значит! Она выходит за тебя замуж, а я занимаю ее должность сказочницы. Там ведь ничего не надо делать, кроме как болтать?
  На такое самонадеянное заявление Ален повалился со смеху.
  Я терпеливо дождалась пока граф надрыгается ножками в приступе нереального веселья, хотя очень хотелось отпустить ему на голову бревно в целях ускорения процесса.
  Некоторое время спустя, размазывая слезы по лицу, оппонент принял сидячее положение и снисходительно улыбаясь выслушал мои соображения, чтобы парой слов убить надежду на будущее, веру в себя и угробить идеальный с моей точки зрения план.
  - Это не возможно. - Убежденно, словно бы повторяя писанную истину, заявил пылкий влюбленный не юнец. - Во-первых, леди Халивалиан отнюдь не смазливая глупышка, чтобы так скоро оставить высокий мост при монархини, польстившись на мои чувства. Во-вторых, если даже она и согласится выйти за меня, то это еще не значит, что тебя назначат на ее место. С тем же успехом его может занять другая девушка.
  - А вот это уже твоя головная боль. Сделай так, чтобы королева назначила меня рассказчицей, в конце- концов это только поможет нашему делу - мне не придется отвлекаться на пустяки и можно будет большую часть времени находится с вашей владычицей. Твою леди я возьму на себя, и клянусь начесом Элвиса Пресли, она поймет, что ты самое лучшее, что могло с ней случиться в этой жизни!
  - Я не знаю кто такой Элвис Пресли, но мне кажется, ему не понравится, что ты смеешь клясться чем-то принадлежащим ему. - С улыбкой глядя на меня протянул Ален.
  - Не парься, - беспечно отмахнулась я. - Он давно помер, так что ему до лампочки кто и при каких обстоятельствах поминает его.
  
   Катомия - столица новой родины, встречала нас запертыми на все засовы воротами. Звучит корявенько на слух, но все же лучше, чем какая-нибудь Леперталенгандурландия, такое-то во спасение бессмертной души не с первого раза выговоришь. Свернув с большого тракта, наша карета вскоре въехала на окраину столицы. Такой нищеты я в своей жизни никогда не видела. Да, что говорить, глядя на редких прохожих я поняла, что наши бомжи по сравнению с жителями этих трущоб выглядят как эталон процветания и благополучия. Живые скелеты во рванье, в которых с трудом узнавались замученные голодом и болезнью люди, замирали при приближении кареты и провожали нас ненавидящими взглядами! А воздух! Вонь распространявшаяся вокруг проникала всюду, и мне пришлось замотать лицо платком, чтобы не вдыхать сомнительные ароматы, потому что кто его знает, какие бациллы передаются тут по воздуху.
   Но все когда нибудь кончается. Так и мы, промчавшись на всех порах через нищий участок столицы, остановились у мрачных высоких ворот. Высунуться мне конечно же не дали. Проходя мимо окошка опекун предупредил, чтобы я даже не смела носа показать своего, если не хочу застрять на воротах с 'досмотром'. Пришлось держать любопытство в узде и сидеть смирно. Вскоре Ален вернулся и мы снова тронулись в путь.
  Минуя неприветливый 'вход', карета плавно катилась по мощенной дороге, на которой ни колдобин тебе и ни ям, а главное отсутствие жуткого грохота. Запрета разглядывать сам город не было, чем я и воспользовалась. Отодвинув в строну тяжелую занавеску, уставилась в окно и от увиденного трудно было удержаться от изумленного свиста. Совершенно с другой стороны показала себя столица, если за мрачными воротами царили нищета и разруха, то в этой части города даже тротуары сияли чистотой, как будто их каждое утро намывают с порошком. Аккуратные двухэтажные домики стояли строго по рядам, словно застраивали улицы под линейку, уютные дворики, обнесенные не высоким забором, вмещали в себя миленькие клумбочки с пестрыми цветами и деревянные скамеечки на крылечках. Дворы были как под копирку, только по цветам иногда различались, да местами деревянный забор заменяла живая изгородь. От всех этих милостей и кисельной прелести аж зубы свело. Ни бумажки ни фантика не валялось на улице, захотелось хотя бы плюнуть на мостовую, чтоб немного привнести в сладкую картину маленький бардак. Ну, что поделаешь, ненавижу я излишнее чистоплюйство! Словно не живые люди здесь обитают, а сплошные уроды в стерильных скафандрах. А если учесть, что кроме конного транспорта в этом мире нет никакого другого, то могу только посочувствовать дворникам...
  Красивый город, не придраться. И огромная круглая площадь с фонтанами потрясает воображение количеством скульптур и их исполнением. Каменные изваяния замерли в сидячих - танцующих позах будто бы живые люди, настолько хорошо потрудились каменных дел мастера.
  Поколесив какое-то время по сказочной Катомии, экипаж остановился. Ален открыл дверцу кареты и услужливо подал руку, дабы леди в моем лице позорно не навернулась этим самым лицом на твердую землю. Затекшие от отсутствия многочасовой разминки ноги гудели, а натертая сидением до мозолей попа колола от прилива крови. Приходилось крепко цепляться за довольного мужчину и смотреть под свои непослушные ноги, чтоб не запутаться в юбках осточертевшего платья, но радость от окончания путешествия все равно была сильнее, чтобы зацикливаться на таких мелочах.
  - Посмотри, вот мой дом, - гордо произнес граф, глядя снизу вверх на четырехэтажный особняк из серого камня.
  - Я бы с удовольствием посмотрела на санузел этого дома и на свою комнату...
  - Вот сразу видно, что ты глупая женщина. - Фыркнул родовитый поганец и потащил меня по ступенькам в шикарное логово среднестатистического аристократа. - Ничего не понимаешь в архитектуре.
  - Да, куда уж нам темным. Подумаешь, космос покорили, компьютер освоили, на самолетах летаем как нефиг делать, а в средневековых склепах ни хрена не научились понимать...
  - Перестань! - одернул меня на полу слове Буше. - Слуги кругом.
  Действительно. Нам на встречу уже торопились шустрые ребята в париках и синих униформах, штанишки которых чуть прикрывали колени, а все что ниже, ноги обтягивали белоснежные гольфы. Глядя на ухоженных и даже чем-то женоподобных парней, захотелось выразиться нелитературным, но очень точным словом. Однако, представив себе как графа скрутит сердечный приступ, отказалась от этой идеи, тем более что потом приступ диареи скрутит меня от проповедей на тему как должна себя вести настоящая леди.
  Ален как истинный джентльмен не оставил меня на пол пути и собственноручно ввел в дом. Ну, что сказать. Да - богато по сравнению с домом барона. Да - все смотрится на своих местах. Но эта роскошь и помпезность быстро надоест и через какое-то время начнет раздражать. Если же еще начать складывать стоимость всего этого великолепия, то возникает чувство, словно находишься не дома, а в музее, где не то чтобы присесть нельзя - пукнуть совестно. Двумя словами - сплошной дискомфорт.
  - Может вопрос окажется не в тему, - задумчиво протянула я, разглядывая стоящую в холле скульптуру какого-то голого мужика в полный рост. Мне кажется или рожей он действительно похож на моего сопровождающего?? - Но очень интересно знать, зачем ты привез меня сюда? Разве мне не надо быть во дворце?
  - Не торопись, - скептическим взглядом смерили меня в ответ, - для начала тебя надо привести в подобающий вид. Не думаешь же ты что я тебя в таком виде доставлю ко двору? Тебе еще надо собрать приличный гардероб, все-таки будешь фрейлиной, а не обычной дебютанткой.
  - Зачем?? Ведь мне нашили уже кучу платьев! - представив, как снова придется проходить процедуру снятия мерок, эти примерки, подгонки и нечаянные уколы иголками, в трясущихся от усталости руках швей, я содрогнулась от ужаса.
  - Эти наряды слишком просты, - безапелляционно отрезал мерзкий граф. - Мода при дворе уже другая и ты должна ей следовать.
  - А если эта мода будет меняться каждые три дня, ты мне, что предлагаешь сдохнуть в погоне за идеалом?
  - Нет, просто настоятельно советую не отличаться от других молодых леди. Запомни, ты здесь в первую очередь для того, чтобы уберечь жизнь королеве. Развлечения и собственные желания оставь на потом.
  - Как будто об этом можно забыть, когда ты каждые пять минут повторяешь в чем смысл моей жизни на первые три месяца...
  - Кто его знает, - пожал плечами Ален, - может все закончится завтра и без твоей помощи, а может и через год.
  За разговором мы поднялись из помпезного холла по широкой белокаменной лестнице на второй этаж. Белые мягкие ковры покрывались пятнами дорожной грязи под сапогами графа и того это нисколько не смущало, я же напротив старалась идти на цыпочках, чтобы самой не наследить. Вдоль стен стояли огромные горшки с какими-то тропическими кустами, напоминающие своими широкими листьями пальмы, но вместо кокосов на них росли дивной красоты цветы. Бархатные на вид багровые лепестки, каждый из которых был в две ладони в ширину и столько же в длину, притягивали к себе взгляд, а сладковато удушающий аромат забил ноздри так, что другие запахи меркли. Захотелось склониться над этими цветами, просто уткнуться носом в ярко желтую сердцевину, закрыть глаза и забыться.
  Предупреждающий крик с опозданием достиг моих ушей.
  - Стой!
  И прекрасные цветы ощерились острыми иголочками зубов на меня, а тот над которым я склонила лицо, с громким чавком захлопнул клыкастую пасть и чуть не отхватил кончик носа.
  Спустя какое-то мгновение обнаружила, что валяюсь на полу, придавленная Аленом.
  - Что это за хрень такая?! Ты куда меня привел?! - зарычала я в испуганное лицо хозяина дома, как собака Баскервилей.
  - А зачем ты полезла к хибарусу? Совсем идиотка! - рожа графа покраснела. Не стесняясь в выражениях, мужчина высказал свое нелестное мнение на счет моего ума.
  Забывшись кто из нас вроде как дворянин, а кто, так, мимо проходил, я от души отвесила ему подзатыльник.
  - Чтоб предупреждал в следующий раз.
  В злых глазах спасителя читалось обещание навсегда запомнить этот подзатыльник. А с другой стороны - пошел он к черту! Пусть помнит хоть всю жизнь. По его вине я чуть было на удобрение не пошла 'домашним цветам' и хоть бы спасибо сказал за то, что в мордель не заехала, а ведь могла.
  Ален, пыхтя, поднялся на ноги, потом помог встать и мне. Хорошее настроение мужчины испарилось как будто того и не бывало. Хмурясь и бросая в мою сторону недовольные взгляды, он пошел дальше, при этом таща меня за собой как на буксире.
  - Никогда больше не пытайся приближаться к хибарусу. Ты просто представления не имеешь на сколько он опасен! Эти цветы за несколько минут разорвут тебя на части так, что и следа не останется.
  - Да что вы такое говорите? А то я не заметила зубы у этого мутанта. Мне вот одного не понятно, зачем держать в доме этот гибрид пальмы и пираньи? Неужели нельзя было завести безобидную герань в горшках?
  - А ты бы могла не совать свой нос куда не следует. Все, пришли. - Ален остановился у одной из дверей. Та оказалась не заперта, толкнув ее мужчина вошел во внутрь. Я разумеется следом.
  - Здесь будет твоя комната на ближайшее время.
  Чудненько. В смысле миленько. Бежевые стены, лепнина на потолке, широченная кровать, на которой с легкостью поместятся пять таких как я, украшенная позолотой и шкодливыми херувимчиками, исполненных в соблазнительных позах, на столбиках. Кровать конечно же под балдахином, куда уж без него, но было бы и в половину не так противно, если бы плотная ткань не была цвета детской неожиданности. Я бы даже смирилась с розовым, а теперь придется держаться чтобы не спалить к чертям часть интерьера чужого дома.
  - Какая мерзость... - пробормотала себе под нос, так чтобы гостеприимный хозяин не расслышал и не обиделся на мою оценку предоставленным апартаментам.
  - Прости, что? - Ален, чему-то глупо улыбаясь, обернулся, и тут же продолжил:
  - Здесь недавно поменяли мебель, обшивку стен, расширили оконные проемы, чтобы было больше света. Как думаешь, она понравится леди Халивалиан? Наверное это глупо торопить события, тем более когда я еще не получил ее согласия, но если ей не понравится все можно поменять.
  Нехитрая исповедь влюбленного графа настигла меня в момент увлеченного отколупливания позолоты с курчавого затылка одного из херувимов.
  - Мужчина, ты меня убиваешь. Поселить незнакомую девицу в комнату будущей невесты-жены. Что случилось с твоей моралью? - действительно откуда эта смелость и пренебрежение чистотой репутации. Не хотелось бы думать, что правильный аристократ попал под мое пагубное влияние.
  - Ну, скажем, ты не совсем чужая мне, ведь твой 'отец' мой вассал и он поручил мне заботу о тебе, а значит я теперь твой патрон. - Тем временем разжевывал Ален. Вот только не понятно, кого он стремился убедить своими рассуждениями. - Нет ничего предосудительного в том, что ты будешь жить в моем доме. Да и потом, от кого еще об этом узнает моя невеста кроме как от нас?
  - Действительно, меньше знает - крепче спит. - Легко согласилась с ним я.
  Поддерживать разговор отчего-то не хотелось. Даже и не знаю почему настроение попортилось так быстро, то ли из-за того, что мне предстоит жить в этой кошмарной комнате пока не перееду во дворец, то ли от того, что эти апартаменты предназначены для одной высокородной леди, которую я в глаза не видела, но уже тихо ненавижу благодаря томным вздохам и грустным взглядам своего благодетеля. Уверена на сто процентов, что эта леди окажется той еще сучкой, чтоб так из-за нее убиваться... Хотя чего это я? Зависть чувство недостойное, особенно когда дело касается сердечных мук! Но и порой чертовски полезное. Точно. Завтра же найду, не поверю, что у безнадежно влюбленного нет постера своего кумира. Ну или нарисую, на худой конец, ее портрет от руки угольком, повешу на стену и буду метать дротики, так хоть польза будет.
  - Что-то ты бледная, - обеспокоенно заметил Ален, стоило мне только рухнуть на кровать.
  - Просто я очень устала. А еще мне хочется горячую ванну, сытный ужин и пару дней тишины. Это-то я могу себе позволить??
  Как оказалось нет. Максимум на что мне можно было надеяться это один единственный вечер в четырех стенах и то, потому что Алену требовалось время, чтобы поработать с домовыми книгами.
  От трапезничать предпочла я в комнате в гордом одиночестве, впрочем, желание побыть наедине с собой никто не стал оспаривать, из чего я сделала вывод, что граф так же не появится в столовой. Остаток дня был посвящен себе любимой, тем более любезно предоставленные первые предметы для наведения красоты очень согрели душу, с ними-то я и заперлась, чтобы никто не смог потревожить мой покой и полностью отдалась во власть косметическим маслам, краскам, маскам и духам. В замке барона я ни разу не видела, чтобы кто-то из женщин пользовался косметикой, разве что леди Ливенд во время своего визита блеснула красотой, поэтому удивление, когда молоденькая горничная принесла небольшой деревянный чемоданчик со всем этим сокровищем, было не только приятным, но и большим. Испробовав на себе всю свалившуюся прямо в руки халяву, с чувством выполненного долга отправилась на боковую, предвкушая трудности завтрашнего дня.
  
  - Леди, пгошу вас, не дегайте лиф! Это непгилично и, вы погтите изумительное платье. - Картавя, кудахтала старшая белошвейка, сурово взирая на меня с высоты табуретки.
  'Изумительное' по ее мнению платье, едва прикрывало грудь, а его верх все время норовил сползти на живот, но мастерица упорно не хотела приделывать бретельки, считая, что они попортят весь вид. Воздушная и белая, как зефир, юбка мешалась при ходьбе из-за чего приходилось двигаться по комнате медленно и внимательно смотреть себе под ноги.
  - Мадам Мари, может как нибудь приклеим его? - наконец устала я бороться с одеждой и жалостливо взглянула на розовощекую пампушку.
  - Догогуша, не нужно ничего пгиклеивать. Попгобуйте для начала выпгямиться и дегжать спинку говно. - Снисходительно посоветовала мне прислужница моды. Обворожительно улыбнувшись, поприветствовала заглянувшего графа. - Добгого дня вам ваша светлость.
  - Здравствуйте Мари, - также улыбнулся Ален и поинтересовался. - Как идут приготовления?
  - Все чудесно, - всплеснула руками швея и ловко сползя с табурета, кинулась к работодателю с отчетом о проделанной работе. - Сегодня у нас пгимегка последнего платья дебютантки. Головой гучаюсь, это будет самое шикагное платье. Девушки дгугих семей, пгосто плакать будут от зависти!
  Высокий напудренный парик на голове женщины опасно раскачивался из стороны в сторону, но вопреки моим ожиданиям падать не собирался. Ушитое все сплошь бантиками и бусинками платье наталкивало на мысль, что эта стильная личность нехило стукнутая на голову творчеством, а уж про ее стремление сделать вокруг себя все прекрасным молчу. Вот взять хотя бы меня. Ну какая я нафиг 'скгомная дегевенская кгасавица, с запахом луговых тгав, с солнечным светом в глазах и очевидным намегинием выйти замуж и нагожать дюжину детишек'? Этот вывод она сделала когда Ален признался, что является моим опекуном и вместо отца сопровождает на бал ко двору. С тех самых пор женщина твердо решила, что костями ляжет, но неюная и еще совсем не старая звездочка обязательно загорится, и ее успеху не будет предела, всего-то надо начать с правильно пошитого гардероба.
  Вторая неделя моего пребывания в столице подходила к концу. Вчера Ален торжественно сообщил, что через два дня королева даст прием в честь открытия сезона (по факту завтра), где он меня представит ее величеству, а сегодня вот последняя примерка. Выделенные покои для моего временного проживания потерпели значительные изменения отчасти с появлением мадам Мари, которая превратила комнату в ателье и заставила все манекенами, да рулонами разнообразных тканей. Так что единственное, что могло сойти за мой угол стало равносильно аду, потому что находиться в компании модистки для меня стало почти непосильным испытанием. Женщина хоть и старалась быть милой, но получалось это у нее плохо. Желание командовать и строить всех под свою линейку убивало ее милость на корню, а танцевать под чью-то дудку хочется мне меньше всего, тем более что от присутствия этой мадам моя жизнь не зависит. В общем, нашла коса на камень и я наше общение старалась свисти к минимуму.
  Вдоволь наслушавшись дифирамбы мадам Мари в честь себя самой, Ален отправил ее в гостиную попить чаечку с печеньками, попросту выдворив настырную даму вон.
  - На редкость себялюбивая особа, - хмыкнул граф и вернулся ко мне. - Ну, как ты сама?
  - Если в двух словах - я рада. - Пользуясь отсутствием швеи, натянула лиф платья по самый подбородок и безжалостно сминая юбку уселась в кресло - ноги гудели от многочасового стояния. - Надеюсь к вечеру эта мегера вывезет свои манатки из замка и больше никогда не повстречается на моем пути. А я, после того как ее провожу, сяду за стол и съем все что приготовил повар, и выпью половину стратегических запасов вина в замке.
  Представив себе праздничный ужин чуть не захлебнулась слюной, но граф быстро вернул меня на землю:
  - Про вино даже думать не смей. И от плотного ужина тебе тоже стоит отказаться, иначе придется все платья перешивать.
  Ну уж нет! Две недели издевательств я с чистой совестью пережила, но дальше мучить себя не дам.
  - Ал, вы хотите, живите сами со своей диетой 'ешь - вода, пей - вода, запора не будет никогда', но если я сегодня не получу кусок жаренного мяса, то за последствия не ручаюсь.
  - Успокойся, осталось потерпеть немного, а завтра вечером мы едем во дворец. - Упорствовал граф, игнорируя мои голодные взгляды.
  Наивны-ы-ый...
  
   Дом мирно спал, погруженный в тишину и мрак ночи. Хозяину дома даже в голову не могло прийти чем сейчас занимается его подопечная, я же тихо радовалась тому, что Ален педантичный до безобразия и засыпать предпочитает по расписанию, а не засиживаться допоздна. Столько времени засыпали бок о бок в дороге, трудно было бы не заметить эту черту у дворянина.
  Часы пробили полночь. Выждав для верности еще немного, я вооружилась приготовленной загодя палкой и пошла на охоту. На кухню. Дверь открылась без скрипа, а толстые ковры заглушили шаги когда я вышла в погруженный в полу мрак коридор. Кровожадные, но не потерявшие от этого своей красоты, цветы пришли в движение стоило мне только поравняться с ними, бутоны зашипели и красноречиво оскалились в мою сторону.
  - Это я - ваша добрая фея. Ага. У меня и палочка с собой есть. - Продемонстрированный дрын оказался лучше всяких слов. Хибарусы как будто подавились своими слюнями и тут же потеряли к моей персоне интерес. Наконец-то узнали. Три вылазки было уже - не узнавали, а вот на четвертый раз что-то отложилось видимо в этих зубастых бутонах.
  Слетев, как призрак ночи, почти не слышно, по широкой лестнице на первый этаж особняка, безошибочно направилась в сторону кухни. Все! Нет больше препятствий для меня. Посмотрим за что там сегодня наш графчик хвалил повара...
  У-у-ух, как интересно и как все вкусно! Курочка фаршированная, мясо на углях (а местами даже и с углем), заливное, пирожки... От умопомрачительного запаха вкусностей, я чуть было не брякнулась в обморок (после пресной кашки-то, с чаем без заварки и без сахара).
  А-а-а!! Прощай мое сознание!
  Сознание и правда предпочло постоять в сторонке дабы не мешать мне предаваться чревоугодию. Не подумайте, не то что бы я такая обжора, просто кушать очень хочется и пусть уж лучше сегодня наемся до отвала чем завтра на балу опозорюсь на весь свет.
  Увлеченная уничтожением кулинарных шедевров, я не сразу заметила, что уже не одна на кухне.
  - Кхм - хм. - Нарочито громко закашлял кто-то за спиной.
  Опа! Кажись спалилась.
  'Может сделать вид что не слышала' - промелькнула в голове сомнительная идея, а челюсти со скоростью электрической мясорубки продолжали лихорадочно перемалывать то, что успела по-надкусать.
  - И долго ты еще будешь так стоять? - перестал быть вежливым Ален и мне все-таки пришлось обернуться.
  - Какое жалкое зрелище, - скривился его благородие, глядя, как я прячу за спину недогрызенную куриную ножку и надкусанный с четырех сторон пирожок. - Думала я не узнаю, что ты по ночам тут зверствуешь? Господин Форент считает, что на кухне завелось прожорливое привидение и сегодня утром он заявил, что намерен оставить службу на моей кухне.
  - Я не виновата. - Наконец удалось мне прожевать. - А твой повар - суеверный балбес.
  - А ты, то самое привидение.
  Мог бы и не говорить, как будто сама не догадалась.
  - И вообще, мне кажется мы обо все договорились. Не могла немного подождать?
  - Чего? Пока просвечиваться не стану? - хмыкнула на отповедь графа. Злость на Алена медленно закипала где-то внутри. Вот стоит он напротив, смотрит так обвинительно и претензии предъявляет, а с лица не сходит гадкая ухмылочка полная превосходства. Аристократ чертов! - Ты меня конечно извини, но сам подумай, что изменится во мне от нормального питания? Я не корова, чтоб меня одним силосом кормить и, опека о моей фигуре уже стоит поперек горла. Мне надоело примерять эти бесконечные тряпки. Меня достали твои вечные придирки и поучения. Я хочу...нет, даже не так! Я МЕЧТАЮ, чтобы меня оставили в покое хотя бы на день!!
  - Не кричи, а то весь дом разбудишь.
  - Плевала я на твой дом, на твою королеву, да и на тебя тоже! Ты просто не хочешь меня слышать, эгоист, я уже сама себе не принадлежу. Вынуждена дергаться под твою дудку, словно марионетка. У меня нет личного пространства, свое мнение я должна держать при себе, глупые правила и условности сковывают по рукам и ногам. Ненавижу этот мир! Ненавижу тебя! Я устала.
  Ну вот. Вроде бы выговорилась. А легче почему-то не стало.
  Ален хмурился, но слушал молча. Когда я выдохнула, мужчина подошел ко мне вплотную, что пришлось отступиться назад и упереться в стол. Он протянул руки и завел мне их за спину.
  - Эй, ты чего? - глаза округлились как блюдца, когда патрон склонил свое беспристрастное лицо к моему.
  - Ал, не делай этого...у тебя невеста, помнишь?! - завопили остатки некогда потерянной совести, а вторая натура, которая истосковалась по мужскому вниманию в целом, уже успела проснуться и тихо нашептывала: 'Дура, это наш шанс на нескучную ночь и на приятное утро. Хватай!'.
  - Лиза, будь любезна, достань нам приборы и бокалы. - Просто сказал Ален отстраняясь. В его руках было два блюда с недобитым ужином. - Думаю ничего не будет страшного, если мы немного посидим здесь и перекусим.
  А-а-а-а! Болванина такая размотала губешку. Так теперь обратно заматывать!
  Глупо хлопнув ресничками я уставилась на графа, вернее на его спину. Тот уже успел расставить блюда на столе и выжидающе взглянул на меня.
  - Ага. Сейчас найду.
  Стыдно? Досадно! Может я где-то в глубине своей нежной, трепетной душонки хотела совсем иного развития, а тут...приборы, бокалы. Хотя о чем это я? С тем же успехом страстных признаний можнобыло ждать от истукана стоящего в холле.
  Раздражение с новой силой было завозилось, но пришлось сцепить зубы, чтобы снова не наговорить лишнего.
   - Что, не спиться? - вопрос по мимо воли получился едким, а голос до противного гаденьким. Отвесив себе мысленный подзатыльник, дала установку в самое ближайшее время заняться личной жизнью.
   - Завтра последний день, а вечером нас ждут во дворце, - невесело усмехнулся чему-то Ален, не заметив моего яда.
   - И чего мы печалимся? Радоваться надо, от меня скоро избавишься, кончатся бессонные ночи! А там глядишь и твоя Халява на свадебку согласится. - Да какая муха меня покусала сегодня?!
   - Боюсь, что не расстанемся мы пока это дело не закроем, - все так же не замечал моих припадочных нападок товарищ по несчастью, а так же мой непосредственный командир, - как капитану личной гвардии ее величества мне надлежит находиться во дворце все время расследования, уж тем более, пока заговорщики не пойманы.
   Разговаривать не хотелось совсем. Граф без интереса ковырял вилкой в том, что еще до моего налета называлось фаршированной курочкой, а я совсем, потеряв аппетит, приуныла. Настроение испорчено, хотя с чего бы вдруг, можно подумать между нами никогда не было ссор. Да еще какие были! И все-таки что-то продолжало грызть изнутри, то самое что-то, что заставляет злиться, говорить гадость, совершать безбашенные поступки...в общем, вспомним первую любовь и переходный возраст, вот это были не самые спокойные времена для родителей. Но одно 'но' - переходный возраст остался далеко позади и на него уже не спихнешь все свое сумасбродство.
   Нужно занять себя чем-то полезным!'.
   Подняв взгляд на Алена, я замерла. Тот внимательно разглядывал меня с любопытствующим выражением лица, и словно бы силился, что-то разгадать.
   - Что??
   - Я говорю, может вина?
   Надо же, со мной разговаривают, а я как в танке - все мимо ушей.
   - Нет, спасибо.
   - А сама грозилась проредить винный погреб. - Насмешка не была обидной, а скорее доброй, однако самого факта хватило и за глаза и за уши. Может, будь я умнее, то прожевала бы и проглотила, но, увы и ах.
   - У меня нет настроения. - Отчеканила я твердым голосом и, собиралась было покинуть общество нежданного гостя, но тот, преследуя не ясную для меня цель, снова прицепился.
   - Еще раз убеждаюсь, что ничего кроме как капризов и пустых угроз ждать от тебя не следует. Слабачка...
   - Это ты меня сейчас провоцируешь?
   - Ага.
   - Что тебе от меня нужно?
   - Ничего кроме компании. - Просто пожал плечами Ален. - Сегодня мне не спится, и я тоже порядком устал. Так почему бы не расслабиться?
   Это кто сейчас сказал про расслабиться?! Это он сказал?! Кара небесная на мою голову, такого паренька испортила. И где наши поучения о здоровом питании и о вреде вина здоровью?
   Тем временем хозяин дома деловито распечатал кувшин с вином, попросту сдернув сургучную печать с деревянной крышкой и, разлил темно-алую влагу по хрустальным бокалам. Один себе. Второй для меня.
   - Говоришь, устал. Ну, давай отдохнем! - вернулась я к столу. Отчасти у него-таки получилось взять меня на слабо, но по большей одолело любопытство, что ж за праздник-то такой, что наш непоколебимый (и непокобелимый) аристократ решил нарушить сухой закон. - За что пить будем?
   - А разве нужна причина?
   - Конечно! Мы ж приличные люди, а не какие-то там забулдыги подзаборные. Толкай тост.
   - Приличные люди сейчас спят... - проворчал Ален, но бокал поднял и покорно провозгласил: - За успех нашего общего дела!
   - Аминь.
   Ну вот. Как говориться, одна пролетела, вторую позвала крылом...
  -Эй! - обеспокоенный окрик собутыльника достиг моих ушей. - Ну, кто так пьет дорогое вино?
  - Как так? - выдохнула я на возмущенного мужчинку.
  - Махом! Это благородный напиток, его надо неспешно вкушать, а не так как ты проглатывать.
  - Знаешь, может это вино и стоит кучу денег, но на вкус оно мало чем отличается от обычного. Поэтому не надо мне втирать про культуру питья.
  И правда. Не смотря на пресловутое благородство, пойло било по шарам и капитально, не хуже самогона, производимого почетным ветераном судмедэкспертизы Семенычем. Дед несколько раз угощал 'сопливую молодежь' из нашего отдела своей огненной водой, после употребления которой, с Семенычем у меня ассоциировались жуткое веселье и головная боль.
  Граф еще какое-то время позыркал на меня недовольно, а потом смирился и махнул рукой. Вот и славненько, хоть на один вечер можно забыть про творящийся вокруг бред.
  Между тем гуляние организованное на два лица только начинало набирать обороты, а вместе с тем начались разговоры за жизнь типа 'ты меня уважаешь?', 'я вот тебя люблю почти как родного!', 'что носом шмыгаешь, Халявушку вспомнил?', ну и излюбленное, как вишенка на самой верхушке десерта - 'все бабы дуры и мужики туда же!'. Впрочем подобные беседы быстро наскучили мне, зато впрыснутый в кровь алкоголь пробудил мирно спящее желание поиграть в настоящую леди, чем собственно и озадачилась. Ален насмешливо фыркал на неуклюжие попытки держать спину прямо и состряпать высокомерную мину, но видимо придурь моя оказалась заразна, потому что граф вскоре сам включился в придуманную забаву. Наверное со стороны выглядели мы необычайно глупо, расшаркиваясь не вставая со стульев, парадируя завсегдатаев великосветских раутов, благо что не было свидетелей, а то быть мне прибитой Аленовыми муками стыда и совести. Когда вино закончилось было единогласно принято решение, что пора бы и на боковую. Мой галантный кавалер предложил мне руку, дабы проводить до покоев и честно приложил все усилия чтобы до конца остаться рыцарем, но увы, чести его хватило лишь до первой ступеньки лестницы, после чего граф повис на мраморных перилах и успешно прикинулся шлангом. Теперь 'рыцарем' пришлось быть мне, и вовсе не из-за пресловутого чувства товарищества, которое сопровождается высокопарным 'Друг познается в беде!', 'Врагу не сдается наш гордый варяг!' и 'Теперь ты не один, теперь ты непобедим!'. Хотя не скрою, первое что пришло в голову не было лишено своей привлекательности, попросту оставить пьяно храпящее тело там, где оно бросило якоря, но прикинув на сколько низко падет аристократ в глазах своих слуг, когда они по утру обнаружат новый коврик под лестницей, решила тащить до конца. О чем пожалела не преодолев и половины пути. Все- таки не приучена я мужиков на своем горбу таскать, опыта маловато...
  
  Спать хотелось страшно, тем более что и сны такие приятные снились, а потому идею с пробуждением встретила без воодушевления. Перед глазами, на бледном лице недавнего собутыльника замерла маска священного ужаса. Ален беззвучно открывал - закрывал рот, но какое-то необъяснимое чутье подсказало, что это не на долго, еще немного и он сорвется на безобразный визг.
  - Не ори. Убью. - Предупредила я графа и перевернулась на другой бок, спиной к невменяемому товарищу. Если его беспокойное ерзанье я пережила, то покаянные вопли, как способ самобичевания, боюсь не вынесу.
  За спиной громко засопели. Спустя несколько минут молчаливых самоистязаний, Ален толкнул меня в плечо.
  - Ты что здесь делаешь? - закономерный вопрос, с неподдельным возмущением и ни капли благодарности. Кто он после этого, если не свинья?
  - Сплю. Чего и тебе советую. - Почти прохрапела в подушку, лелея надежду, что от меня сейчас отстанут и дадут вновь окунуться в красочный мир бессмысленных снов. Но блажен тот кто верует.
  - Ты не можешь спать в моей постели! Давай...давай проваливай отсюда. Если кто-нибудь застанет нас в таком виде, то проблем не избежать.
  Господи, ну какой же он противный! Вредный! Нудный!
  Ну, вот! Кажется это бессердечное существо добилось своего. Глаза теперь упорно не желали закрываться, а остатки сна как рукой сняло. Снедаемая справедливым раздражением, я обернулась к возмущенному хозяину ночного прибежища:
  - Не будь идиотом, пол ночи значит я могла спать, а теперь нет. Сам-то понимаешь, что говоришь?
  - Тебе лучше сейчас уйти, - устало потер красные с недосыпу глаза Ален.
  - Да щаз-з-з, разбежалась! Тебе надо, вот и дергай отсюда.
  Совсем ни стыда ни совести! Я его, значит, как конек - горбунок на себе таскала, спасала, так сказать, честь мундира, чтоб слуги не видели своего барина в непрезентабельном виде, даже до койко-место дотащила, зарабатывала себе грыжу и геморрой. А он меня выставить пытается! Гад неблагодарный! Подумаешь, устала и рядышком прилегла, совсем на краешек кровати, сил себя дотащить-то уже не было.
  - Алик, ну ты и сволочь. - Вынесла в слух вердикт, когда точка внутреннего кипения достигла неприлично высокой отметки. Чтобы хоть как-то достигнуть душевного равновесия и компенсации за потерянные минуты сладких снов, я нащупала рукой уголок подушки...
  - Это тебе за то, что меня морили голодом! - тяжелая перьевая подушка описала дугу и впечаталась в скорбное лицо моего визави.
  - Это за то, что ты слабонервный гад!! - Ален успел прийти в себя от первого удара и даже попытался увернуться от второго, правда безуспешно.
  - Это за твое вечное нытье! За последний и испорченный день беззаботной жизни!
  Бах!! Подушка взорвалась в моих руках и облако перьев разлетелось во все стороны, забив и рот, и нос.
  Мы сидели на широкой кровати, как на ринге, лицом к лицу. Я еще цеплялась за остатки подушки, а противник с самодовольным оскалом демонстрировал мне кинжал. Теперь понятно от чего мой 'меч возмездия' сдулся!
  - Ты знаешь, что сейчас похожа на курицу? - расхохотался Ален мне в лицо, после нескольких минут напряженных гляделок.
  Ну-ну. На курицу значит.
  Позабытое желание надрать по-взрослому задницу отдельно взятому аристократишке вспыхнуло с новой силой. Кажется хук с левой еще никогда не приносил мне столько радости, как в этот раз.
   Карета неспешно проехала через высокие кованные ворота на широкую площадку, перед парадным входом королевской резиденции. Десятки фонарей рассеивали мглу наступившего вечера, позволяя разглядеть аккуратно подстриженные кусты живой изгороди, большой фонтан в виде свирепого дракона, изо рта которого вместо огня били струи воды, ну и собственно сам дворец. Белокаменное строение произвело на меня куда большее впечатление чем дом Алена. Словно кто-то невидимый и обладающий достаточной властью перенес сие творение со страниц сказок на землю специально, чтобы люди смотрели, восхищались им и, конечно, же завидовали тем, кто имеет счастье проживать во дворце. Сотни горящих окон, приветствовали новоприбывших на праздник королевы в числе которых находились и мы.
  - Не пялься так, потом все рассмотришь. Гляди под ноги. Рот держи закрытым. И я тебя умоляю, не вздумай выкинуть какую-нибудь глупость. - Наставлял меня на дорожку Ален. Этим вечером ему предстояло явиться пред очами Ее Величества в образе разбойника и как она отнесется к его маскараду мы не знаем. Широкая шелковая повязка скрывала правый глаз, под которым красовался синяк, как результат утренней потасовки.
  - Спокойно шеф. Я все помню. Мне нужно улыбаться и кивать, и временами приседать. Видишь, ничего сложного. - Я широко улыбнулась, глядя в уцелевший глаз своего опекуна. Отчего-то око начальства дернулось и Ален поспешил отвернуться.
  - Я выйду первым. Ты за мной. - Предупредил мужчина и замолк - дверца кареты услужливо распахнулась.
  Ален шустро спрыгнул на землю, а вот мне пришлось ждать пока лакей опустит для меня ступеньку, предусмотренную специально для дам. Опершись на подставленную руку, я неспешно покинула мрачное нутро экипажа и предстала перед взором высшего света...
  Явление меня народу прошло незаметно. Вообще. То есть с тем же успехом над головами присутствующих мог пронестись Боинг или делегация НЛО с Юпитера под предводительством Годзиллы. Людям было глубоко плевать на происходящее вокруг, их взоры устремлялись туда, куда уводила парадная лестница шикарного дворца. Дорога к величию, власти, богатствам и...большим проблемам. Наверняка, многие из них видели себя на месте царствующей шишки, чего только стоят завистливый шепоток, недобрые взгляды и алчный блеск в глазах. Если так подумать, то у королевы 'доброжелателей' навалом и искать отравителя здесь, это все равно что пытаться найти иголку в стоге сена, если, конечно, на нее не нарвешься пятой точкой. Интересно, с чего граф взял, что злодей должен быть в окружении Ее Величества? Ведь он может руководить и на расстоянии, скажем так, с помощью подкупа слуг...
  Пока я терзалась догадками на пустом месте, по сути занималась бесполезным занятием, Ален мягко взял меня под локоток и повел через разряженную толпу к парадному входу.
  - Сделай лицо попроще и улыбайся, - прошипел мне на ухо провожатый, выдергивая из пучины тяжких дум.
  Незамедлительно на моей физиономии расплылась широкая улыбка, за что я тут же удостоилась благосклонного кивка от начальства.
  Не получив больше никаких устных ЦУ от графа, начала разглядывать всех и все вокруг, а поглазеть было на что. Из предварительного осмотра мной был сделан вывод, что портниха так и останется непризнанным гением, а все потому что в пышных платьях никого кроме меня пока не замечено. Женщины высшего света многочисленным юбкам и оборкам, предпочитали платья весьма простенького кроя, никаких каркасов, минимум корсетов, сплошь удобства и скромность граничащая с роскошью. Что тут скажешь. Скотство! Теперь я вообще буду белой вороной среди этих павлинов. И как теперь следовать наказаниям Элен, не привлекать к себе лишнего внимания, а?
  Белые колонны подпирали испещренный лепниной потолок над нашими головами. Сверкающий и, как успела проверить, чертовски скользкий пол отражал свет тысячи огней под ногами. Огромные расписные вазоны с пышными букетами благоухающих цветов стояли в каждом углу и под каждой колонной (так что если вдруг возникнет необходимость, то местечко где схорониться у меня есть).
  Ален вел меня...да бог знает куда он меня вел, но ноги порядком устали от стаптывания атласных туфелек, а скулы начало сводить от не сходящей улыбки, чую совсем скоро она превратиться в оскал не лишённой нотки кровожадности. Провожатый то и дело с кем-то здоровался, кланялся, несколько раз даже останавливался, чтобы перекинуться парой фраз со знакомыми, но при этом не терял бдительности - граф по прежнему крепко держал меня и на любые попытки открыть рот, до зловещего хруста в кости сжимал руку. Мои поползновения пообщаться с народом убивались в зародыше.
  Ален как раз заканчивал раскланиваться с почтенного вида дедушкой, на руке которого, скуксив от нетерпения кукольное личико, висела белокурая фифа в розовом платье. Скромный по размеру кусочек лифа платья, едва сдерживал волнительно вздымающуюся грудь девицы, заставляя дедушку бросать обеспокоенные взгляды в область декольте своей спутницы. Граф, кстати, тоже не лишил ее своего внимания, но он поглядывал на соблазнительные холмы скорее из-за глубокого соучастия пенсионеру. Когда противоречивый тандем остался за нашими спинами я уже хотела съязвить на счет того, что неприлично раздевать взглядом барышень, но внезапно напавший на товарища столбняк низверг меня в пучину недовольства. Вместо заготовленного выговора, я проследила взглядом в то место, куда посылал свои гипнотические посылы Ален.
  Ну, как чувствовала! Можно было даже не поворачивать голову, чтобы догадаться... Опять баба!
  О нет-нет, это сейчас моя зависть истекает ядом ко всему прекрасному и имеющему внеземное происхождение. На самом же деле в нашу сторону уже неспешно плыла девушка отнюдь не отвратимой наружности. Да чего мелочиться. Красавица! Богиня! Золотистый шелк неслучайно, а с легкой руки парикмахера, выбившихся из прически локонов обрамлял тонкий лик прекрасного видения. Пушистые ресницы взмахнули и тут же прикрыли заблестевшие от радости два синих озера надежды на ее лице. Девушка потупила взор, а на матовой, без единого видимого изъяна нежной коже, проступил стыдливый румянец.
  И Ален потерялся. Суровый поборник морали и честных правил чуть ли не потек слюной, словно бульдог, блуждая тупым взглядом по всей площади девушки - мечты. Я была тут же забыта и брошена (вернее отпущена). Наверное прейди мне в голову потеряться на этом празднике жизни, моего исчезновения вряд- ли кто-нибудь заметил бы. Но обида была бы и в половину не такой сильное, если бы мой работодатель сам следовал установленным им же правилам - первым делом самолеты.
  - Рада видеть, что вы вернулись к нам лорд. - Тихо молвила дива.
  Голосок, скажем так, не ахти у нее. Мышь и то громче бы пропищала.
  - Леди Халивалиан, вы сегодня обворожительны как никогда...- с придыханием ответил очнувшийся от затянувшегося молчания идиот и радостно припал к милостиво протянутой узкой ладошке.
  На моей памяти это второй случай когда мужик от присутствия отдельно взятой женщины приходит в восторг граничащий с фанатизмом. Первая такая парочка - моя подруга и ее муж. Но! То крепкая семья уже со сложившимся укладом и солидным сроком службы. Попробуй Ник не кинь на Аську восторженный взгляд, или не скажи он ей, что она его 'котеночек', как минимум ему придется есть на ужин кавказское блюдо 'жричедали', и как максимум ночевать на раскладушке на кухне! То есть с первыми все понятно, а вот с графом и этой красоткой нет. Неужели ему и правда башню сносит только от одного ее вида? Страшно представить, что тогда с ним случиться если она даст добро выйти за него замуж. Его ж кондратий на радостях хватит!
  Замонавшись слушать нечленораздельное мычание графа, которое потихоньку начало вытекать в оду в честь прекрасной леди, я бочком отодвинулась от их компании. Пока они будут обмениваться любезностями оглядеться успею, а то Ален меня таскает за собой, как Цербер девочку на ленточке вместо поводка (если, что, то я за девочку).
  Среди блистательных дам и не менее блистательных господ мелькали ребята в униформе, разнося легкие закуски и высокие бокалы с белым вином, причем закуски скорее были невесомыми на мой вкус. Хотелось бы посмотреть на ту птичку, которая могла б наесться одним просвечивающимся бутербродиком размер которого приблизительно спичечному коробку. Это же сплошное издевательство над здоровым организмом! Съев три таких бутерброда я даже не прониклась моментом, а желудок так и вовсе воспринял произошедшее как издевательство над собой и требовательно заурчал. Надеюсь попозже нам организуют нормальный праздничный ужин, не зря же я дома ничего не ела.
  Потеряться в толпе оказалось проще простого, поток состоящий из разряженных в пух и прах аристократов потянулся в сторону шикарного зала, вовлекая в толчею и меня. Над нашими головами полилась нежная, но в то же время торжественная мелодия незнакомого вальса (сдается мне, сегодня танцпол не взорвется) и вот преодолев кованную арку стою столбом, и утопаю в немом восхищении.
  Промелькнула, как-то по детски, радостная мысль, что это мой первый в жизни бал.
  Настоящий бал, в самом настоящем дворце и даже это чертово платье, как у всамделешней принцессы!! Стены сверкают золотом, а пол под ногами натерт до блеска, что даже можно в нем разглядеть свое отражение. Прислуга ловко носится с подносами, не забывая баловать гостей выпивкой и закусками, а сами гости уже успели разбрестись по огромной зале и разбиться на парочки, да на компашки по интересам. По другую сторону залы, на возвышении под балдахином пустовало громоздкое, оббитое красной тканью кресло - трон. Чуть в стороне от него стояли, кем-то предусмотренные стулья, наверняка они предназначаются для фрейлин.
  Пока я изучала обстановку и завистливо вздыхала, мимо проскочил слуга. Но, что видимо его во мне зацепило, так как паренек вернулся и участливо осведомился:
  - Леди что-то подсказать?
  'Блин, что там Элен-то говорила на счет общения с прислугой?! Не пить, не курить, не дружить... Не помню!'
  - Леди? - обеспокоился форменный парикононосец, прерывая затянувшийся мыслительный процесс.
  - Все в порядке, - улыбнулась ему я. - Спасибо.
  Тот пожал плечами и снова исчез.
  С опозданием пришло, что стоило у него взять бокальчик вина, чтобы хоть как-то занять руки и смотреться со стороны скучающей барышней, а не стоять как кадет на посту, вытянувшись по струнке смирно. Вот как теперь ловить этих шустрых разносчиков бесплатных угощений? Их маршрут передвижения просто нереально отследить, носятся как угорелые!
  Но на мое счастье на горизонте в пределах вытянутой руки замаячил очередной 'поднос'.
  - Оп-па. - Ловко сцапала я хрустальную тару, а 'поднос', даже головы не повернув в мою сторону, отправился дальше. Мило улыбнувшись какой-то пожилой паре, пригубила вина.
  - Да ты с ума сошла!! - зло прошипел над ухом Ален.
  - Не понимаю о чем вы...
  - Брось! Все ты понимаешь. Скоро я должен буду представить тебя королеве, а ты уже напилась. - Красная от возмущения рожа графа подтверждала, что тот находится в крайней степени раздражения. Мне даже показалось, что он сейчас достанет откуда-то из-за спины топор и зарубит меня нафиг.
  - Было бы с чего напиваться, нет ни повода, ни бухла. Зато имеется пафосное мероприятие и лимонад без пузырьков. Успокойтесь сударь, я чиста как слеза младенца. Хочешь, могу дыхнуть?
  - Не нужно на меня дышать. - В ужасе отстранился Ален. Видимо поняв, как напрасны были его опасения, мужчина успокоился и заговорил совершенно нормальным тоном:
  - Я договорился, после третьего танца, Ее Величество желает познакомиться с тобой.
  - Да я хоть сейчас могу, все равно не танцую.
  - Ты - нет, а она - танцует. Так что постарайся не влезть никуда, хотя бы до тех пор пока я тебя не представлю. - Ален все это говорил не отрывая взгляда от компании молодых людей. С каждым словом граф менялся в лице на глазах, стало очевидно, что присутствие кого-то из этой компании испортило моему шефу настроение.Последовав его примеру, я тоже принялась разглядывать весело галдящую толпу. Среди них очень выделялся один, он-то и привлёк мое внимание в первую очередь, а вот почему - затруднюсь ответить.
  Незнакомец возвышался над некоторыми своими товарищами, но вот широкими плечами и богатырским телосложением похвастать не мог. Короткая по местным меркам стрижка выделяла его из друзей, но по мне так, он более походил на юного бунтаря, с торчащими во все стороны темными волосами, чем на взрослого мужчину. Однако, стоило чуть внимательнее приглядеться и сразу стало ясно, что передо мной не безусый юнец, а вполне себе зрелый мужчина. И этот мужчина беззастенчиво сейчас разглядывает меня.
  - Лиза, я тебя прошу держись подальше от этого мерзавца. - Тихо попросил Ален.
  - А если он будет искать со мной встречи? - незнакомец тут же был оставлен в покое - все-таки не мой вкус, но вот узнать предысторию не помешает.
  - Просто отшей его. - Отчего-то пришел в раздражении мой опекун.
  - А если он будет очень настойчив??
  - Значит очень грубо отшей. Лиза, я знаю ты это умеешь лучше всего, так что не морочь мне голову. Но не приближайся к Максимилиану Вартрайну, если не хочешь похоронить свою репутацию и доброе имя.
  - Я тебя умоляю...- хотела было я поделиться на счет моих предыдущих парней, но под хмурым взглядом чуть язык себе не откусила. - Да поняла я все. Подойдет - пошлю, не поймет - дам по роже.
  

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"