Дарзи Ханна: другие произведения.

Битва за Гэллаис

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

Посвящается Илье Горбачеву - с благодарностью
  Я не хотел просыпаться этим утром. Мне все равно было, солнце за окном или дождь. Что-то маленькое и испуганное, забившись в самый темный угол сознания, лопотало без устали. "Не просыпайся, не вставай!" - только это и можно было разобрать, - да и то не разобрать, а угадать по интонации. Но просыпаться надо было, и надо было вставать, потому что уже меньше суток оставалось до трудового понедельника.
  Странно сознавать, что через двадцать три часа я буду сидеть в нашем офисе - с праведно-озабоченным лицом перетаскивая мышкой значки программ по рабочему столу. Тот, что выглядит как папка и называется "Work", на самом деле ведет в другое измерение под названием "Fallout". Я буду размышлять - сходить ли в курилку, дочитать "Код да Винчи" или все-таки поработать... А потом в аську постучит Кирилл Гановский, и мы пойдем с ним обедать в столовку, на второй этаж. Гановский возьмет салат с крабами, протрет вилку салфеткой и станет брезгливо ковырять в тарелке, приговаривая - ну, эти козы, они даже крабовые палочки порезать не умеют.
  Вспомнит к слову холодец, который его бабушка готовила только на свой день рождения, - холодец таял во рту, и его до сих пор вспоминают с восхищением все, кто вкушал хоть однажды. А я буду молча жевать свой винегрет, посматривать на круглое лицо Гановского и слушать, пока он не спросит, как прошли выходные. Он непременно спросит, потому что нельзя же все время говорить самому, не сверяясь с реакцией собеседника, об этом написано в "Заповедях успешного менеджмента", или как там она называется, эта толстая книга, которую должны наизусть выучивать все работники среднего звена... Тут подойдет и моя дежурная реплика, что-то наподобие театрального "кушать подано" разбивающего монолог большого актера, с тем, чтобы Маэстро мог набрать воздуха в легкие, взять незаметную передышку и продолжить.
  И я скажу: да ничего, все нормально, семья. Гановский кивнет, и разговор пойдет по давно знакомым рельсам, как заводной паровозик, поплевывая искусственным дымом, - ремонт, родители, премия, машина... Я буду кивать, пережевывая винегрет, и про себя радоваться: правильно я сделал, не сказал ему о том, что мои уезжали на дачу. А то сейчас друг мой Гановский, - и ведь многие убеждены, что он мой друг, - подмигивал бы мне и повторял - и как, ну? на самом деле как было, а? Я краснел бы, как дурак и говорил бы - да все было, как всегда, и в конце концов сказал бы, - вот, я потолок побелил, обои поклеил. Тут Гановский заржал бы на всю столовую, хлопая меня по плечу, и все повторял бы - я обои поклеил, мать моя женщина, семья на дачу уехала, он обои поклеил, молодец мужик! Все, кто сидел бы в этот момент в столовой, сделали бы вид, что ничего не слышат, пряча понимающие улыбки, и тут, пожалуй, я двинул бы Гановскому в челюсть от души, - раз, другой и третий, за холодец, за подколки, за болтливость, и кончилась бы наша настоящая мужская дружба.
  Но я не сказал ему, что Алка с Витюхастиком поехали на дачу, поэтому никаких подобных сцен в духе раннего романтизма не будет, а будет все тот же, намозоливший уши, рассказ про бабушкин холодец. Или про компьютерную игрушку, которую Гановский проходит в третий раз, но уже за другого перса, а быть может, про жену Гановского, она опять повадилась шастать в бассейн... но неизвестно, чего ради, собственно - чтобы плавать или пить коньячок с подругами после тренировки...
  Но это все будет завтра, а сейчас у меня есть еще время, чтобы привести в порядок квартиру после вчерашних гостей.
  - А ты помнишь, ты помнишь, Валик всех спали-и-ил... - захлебывался смехом, твердит двухметровый Паша, все мы со времен ролевок, которые и свели нас когда-то вместе, зовем его Бешеным Огурцом.
  И мы хохотали самозабвенно, вспоминая, как это было весело, когда мы крались к эльфийской крепости через поле, плотно уложенное коровьими лепешками, - сдерживая смех и матюги, и уже возле самого костра мобильник Валика поймал сеть, получил эсэмэску и радостно грянул - "Smoke on the Water".
  Мы вспоминали мастеров и руны, кольчуги и мечи, штурмы и мертвятник. Блики от электрического камина играли на лицах, словно все мы - Паша, Валик, Данька, Андрюха, Димыч и сам я, - были героями древней легенды, которые поговорят еще немного, вспомнят былые подвиги, а потом нацепят кольчуги и отправятся куда-то в ночь, где начинаются самые захватывающие приключения.
  Но вчера я понял - приключений больше не будет. Сколько бы мы ни хорохорились, вспоминая боевые приемы и прикидывая, не пора ли поехать на хишку... Я догадывался об этом давно, но окончательно убедился только вчера.
  Мы повзрослели и заматерели, из безбашенных толкиенистов обратились в добропорядочных клерков и преподавателей, обзавелись семьями. И теперь нам казалась безумной сама мысль о том, чтобы поехать куда-то в пятницу на электричке, сгибаясь под весом доспехов и оружия, а потом под холодной моросью, во тьме кромешной ставить палатки, морщиться от запаха мокрых носков, отмахиваться от комаров и закусывать водку ирисками...
  Воображение перестало высекать волшебную искру, и силосные башни на краю полигона не напоминали больше замок. Теперь они гораздо больше напоминали именно силосные башни... Руны нашей юности и знамена с гербами утратили смысл. А тот гонец, который бежал когда-то по рассветному лесу с письмом королю за пазухой, легконогий и отчаянный, переполненный предчувствием счастья... Мне иной раз кажется, он и по сей день бежит где-то в другом мире - там победа достается лишь в честном поединке и правила игры нельзя нарушать, заклинания ломают копья и лечат раны, песня поднимает умирающих, и нет такой силы, которая могла бы уничтожить этот веселый, прекрасный, сияющий мир...
  - Мы с тобой пройдем по кабакам, - с придыханием пел Андрюха на двух аккордах, и мы подтягивали вразнобой:
  - ... команду старую разыщем мы!
  Но не ходить нам больше по кабакам и не пугать грибников в осеннем лесу воинственными криками. Я тоже пел, когда поймал внимательный взгляд Паши. Он кивнул, как будто знал, о чем я думаю. Ничего удивительного - о чем еще было нам думать на этой встрече. Мы соберемся, конечно, как-нибудь при случае и посидим еще не раз - когда Данька отправит семейство на Кипр или Валик расстанется с очередной своей девочкой-лаборанткой.
  Так я размышлял, пока мыл посуду и выискивал по всему дому пустые пивные бутылки, - их заметно поубавилось по сравнению с прошлым разом, - опорожнял пепельницы и протирал пол. Гитара заняла привычное свое место между стеной и шкафом. Текстолитовый меч, которым вчера так красиво орудовал Димыч, кольчугу, шлем, наручи и амулеты я завернул в плащ и убрал на антресоли. И ушки мои, эльфийские мои ушки - поролон, ПВА, проволока...
  Не так уж много времени у меня это все заняло - часа полтора, а ни следа вчерашних гостей не осталось. Теперь мне и самому не верилось, что вчерашняя наша посиделка состоялась не только в моем воображении.
  Вот и закончилась "неделя свободы", как назвал ее вчера Данька. Пора было забирать семейство с дачи. Не считая потолка и обоев, я расчистил балкон. Поговорил с дедулей сверху, и тот обещал больше никогда-никогда нас не заливать. Прочел два с половиной детектива, посмотрел штук десять не запоминающихся фильмов по кабельному. А еще я выспался, да. По-настоящему выспался, - некому было прыгать мне на спину с разбегу в седьмом часу утра с криком "папа проснулся!". Я попытался представить себе Витюхастика лет через пятнадцать - прыщавым серьезным парнем, отправляющимся на ролевку с отцовским мечом, под причитания Алки "вы все идиоты, когда же это кончится!". И у меня ничего не получилось. Взрослый прыщавый Витюхастик нахмурился, осторожно отложил меч и сказал:
  - Папа, мне это не нравится.
  Я узнал, конечно же, Алкину интонацию и только пожал плечами, зная, что спорить бесполезно.
  Когда-нибудь так все и будет. Прошлое превратится в смазанную фотографию, отливающую синевой - дешевая пленка, дрянная мыльница, - куда ушло ощущение безграничного, пронзительного счастья на лицах тех, кто стоит на осенней поляне под березами, улыбаясь и раскидывая руки в стороны, словно готовясь взлететь? Я не знаю.
  А иногда мне все еще этот сон - я гонец, я бегу по лесу с письмом короля за пазухой, и я должен успеть раньше, чем предатель распахнет перед врагами ворота крепости. И я просыпаюсь с колотящимся сердцем. Иду на кухню, зажигаю свет и долго курю, успокаивая себя воспоминаниями. Гонец опоздал, и эльфы проиграли битву за Гэллаис. Дым пожара был виден издалека, а после перемирия на руинах веселились чужие и свои вперемешку, не помня зла и не хвастаясь доблестями. Все кончилось так, как кончилось, и ни к чему теперь думать, что можно было изменить что-то в течении истории.
  Поздно.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"