Дарзи Ханна Залмановна: другие произведения.

Колдунцы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    пьеса в одном действии

  Памяти Маши Ланиной посвящается
  ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
  БашМаш (сокращение от бабушка Маша)
  Манька, ее внучка
  Машка, подруга Маньки
  ==================
  
  "Сначала были встречи.
  Что ни день - то встреча:
  с одним человеком,
  с другим человеком...
  потом начались расставания:
  с одним человеком -
  его обмотали шарфиком
  и куда-то увезли,
  с другим человеком -
  ей надели платочек
  и куда-то увели..."
  (Александр Володин)
  ==================
  Темная комната, посредине гончарный круг. За кругом сидит Баш, мы видим только ее руки на вращающемся кругу. Глины нет. Есть только движения рук, разглаживающих и тянущих невидимую глину.
  БАШ (напевает): Разлука ты, разлука, чужая сторона... никто нас не разлучит, лишь мать сыра-земля. Все пташки-канарейки так жалобно поют...
  МАНЬКА (сидит с ногами в кресле, не вставая, щелкает выключателем, загорается свет): БашМаш, не смешно!
  Баш умолкает. Продолжает лепить.
  БАШ (после паузы): Есть хочешь?
  МАНЬКА: Нет!
  БАШ: Хорошо. Готовить не надо.
  МАНЬКА: Я вообще теперь никогда есть не буду. Я же сказала!
  Пауза. Баш лепит.
  МАНЬКА: Я умру от голода!
  БАШ: Не будем противиться воле дорогого нам человека. (Снимает с круга невидимый предмет, рассматривает его критически, убирает лишнее, пальцем проминает ямки. Закрывает глаза, подносит предмет к лицу, делает долгий выдох. Поглаживает, показывает предмету "козу", шлепает легонько и отталкивает от себя, как некрупное животное. Провожает его взглядом.)
  МАНЬКА: Баш! А ты правда веришь, что они есть?
  БАШ: Абсольман.
  МАНЬКА: Ты их видишь?
  БАШ: А ты как думаешь?
  МАНЬКА: Какого они цвета?
  БАШ: Разного. Этот получился альмандиновый.
  МАНЬКА: Аль... какой?
  БАШ: Темно-вишневый.
  МАНЬКА: Куда он пошел?
  БАШ: Он еще не пошел. Сидит под стулом. Сил набирается. Он же еще только родился.
  МАНЬКА: А потом?
  БАШ: Далеко. Ему надо добраться к моей старинной подруге. Она живет в городе Воронеже.
  МАНЬКА: Для чего ты все-таки их лепишь?
  БАШ: Я их не леплю. Я их выращиваю.
  МАНЬКА: Зачем ты этим занимаешься?
  БАШ: Потому что, когда я их выращиваю, я чувствую себя ближе к богу.
  МАНЬКА: Ты же не ходишь в церковь. Не молишься. И икон у нас нет.
  БАШ: Бог во мне.
  МАНЬКА: Ну, ты ничоси сказанула. А почему я их не вижу?
  БАШ: Потому что твое время еще не пришло.
  МАНЬКА: А когда время придет, тоже буду видеть?
  БАШ: В нашей семье все их видят. По женской линии.
  МАНЬКА: Не хочу их видеть. Я боюсь. Вдруг они противные?
  БАШ: Как они могут быть противными? Когда тебя обнимает человек, по которому ты очень соскучилась, это разве может быть противно?
  МАНЬКА: Баш, ты очень странная. Ты всегда такая была?
  БАШ: Твоя мама тоже их видела. Но никогда не выращивала. Она другой человек. Холодный.
  МАНЬКА: Когда я вырасту, я тоже научусь быть холодным человеком.
  Звонок в дверь. Непрерывный звонок. Баш идет открывать. В комнату вбегает Машка, волоча за собой велосипед и большую сумку. Манька вскакивает.
  МАШКА: Манька! Никуда я не поеду! Я остаюсь у вас жить! БашМаш, не беспокойтесь! Я все придумала. Мы с Манькой будем мало есть! Мы будем раздавать флаеры!
  МАНЬКА: Ура!
  БАШ: Возражений не имею.
  Баш снова садится за гончарный круг и лепит.
  МАНЬКА (Машке): Родители разрешили?
  МАШКА: Я их не спрашивала вообще-то. Пусть только попробуют не разрешить!
  МАНЬКА: А если не разрешат?
  МАШКА: Я все придумала! Велик видишь? Замок видишь? Если не разрешат, я прикую себя замком к велосипеду! Разве меня пустят с великом в самолет? Нет! Шикарный план, скажи? Пусть только попробуют! Что они сделают, руку мне отпилят?
  МАНЬКА: Замок можно перепилить... Останешься ты, Машка, без велосипеда.
  МАШКА: Ну как они могут не разрешить? Им же лучше будет без меня! В сто миллионов раз до неба!
  МАНЬКА: Чем лучше-то... Это неправильно.
  МАШКА (загибает пальцы): Кормить меня не надо! Одевать, обувать! В школу ходить на собрания! Следить, чтоб уроки делала! Не надо за брекеты платить! Манька, слушай,им это прямая выгода!
  МАНЬКА: А они знают, что ты к нам поехала?
  МАШКА: Нет. Но я им позвоню!
  МАНЬКА: Понятно.
  МАШКА: Коза валдайская, ты почему не радуешься?
  МАНЬКА: Я радуюсь. Просто я слишком сильно радуюсь. Поэтому не видно, что радуюсь.
  БАШ (продолжает лепить): Есть хочешь?
  МАНЬКА: Очень хочу!
  БАШ: Мороженое в морозилке. Картошка на сковородке. Котлеты в зеленом контейнере. Сами разогреете?
  МАНЬКА: Нееее...
  БАШ: Тогда подождите пять минут. Я не закончила.
  МАШКА: Я забыла, как эти штуки называются?
  БАШ: Какие штуки?
  МАШКА: Которые вы все время лепите и отпускаете. Как их там? КолдУнцы.
  БАШ: Не штуки, а незримые сущности. Не леплю, а выращиваю. Не отпускаю, а посылаю. Не колдУнцы, а колдунцЫ.
  МАШКА: А этот будет какого цвета?
  БАШ: Кошенилевый.
  МАШКА: Полосатый?
  БАШ: Нет. Ярко-красный.
  МАНЬКА: Ого. А куда он пойдет?
  БАШ: К одному моему товарищу, с которым мы не виделись семнадцать лет.
  МАШКА: Вы не можете просто к нему поехать?
  БАШМАШ: Это дорого. Каждый день не будешь ездить.
  МАШКА: Можно ведь по Ватсапу позвонить?
  БАШ: Нет.
  МАШКА: Почему?
  БАШ: Потому что это совсем не то.
  МАШКА: Как это?
  БАШ: Когда к тебе приходит чей-то колдунец, ты его чувствуешь. Видишь. Он подходит, забирается к тебе на колени, тихонько обнимает тебя. И исчезает.
  МАШКА: А в чем прикол?
  БАШ: Это не прикол. Это жизнь. И память. И любовь. И тепло. И нежность. Вот что такое колдунцы.
  МАНЬКА: А бывает, что они пропадают по дороге?
  БАШ: Никогда.
  МАШКА (скучным голосом): Как интересно! (Маньке.) Давай разбирать вещи!
  МАНЬКА: Может, позвонишь сначала...
  МАШКА: Успею!
  МАНЬКА: А если они не разрешат...
  МАШКА: Зануда! Они разрешат!
  БАШ: Маша, а вдруг ты будешь скучать по родителям?
  МАШКА: Я? Скучать? По родителям? Никогда в жизни!
  Баш заканчивает выращивать колдунца той же пантомимой, что и в предыдущем случае. Выпускает его и уходит на кухню разогревать еду.
  МАШКА: Слушай, а если она вдруг окончательно свихнется, что с нами будет?
  МАНЬКА: Она такая всегда была.
  МАШКА: А вдруг у нее случится обострение, и она нас убьет?
  МАНЬКА: Она безобидная.
  МАШКА: Или начнет по улице бегать голая. От таких чокнутых чего угодно можно ожидать. Как твоя мама не боится тебя с ней оставлять? Колдунцы эти. Брр. Она иногда так про них говорит, прямо тоже верить начинаешь, что они есть. Крипово.
  МАНЬКА: Может, они и есть. Не знаю.
  МАШКА: Повторяй за мной - нет никаких колдунцов!
  МАНЬКА: А вдруг есть?
  МАШКА: У тебя паршивая наследственность. Смотри, сама еще начнешь их лепить.
  МАНЬКА: Не лепить, а выращивать.
  МАШКА: Пускай. Главное, БашМаш согласна, что я теперь буду жить у вас!
  МАНЬКА: Будем, как сестры!
  МАШКА: Будем опять троллить физручку, и в тик-ток выкладывать!
  МАНЬКА: Ауф!
  МАШКА: Закончим школу! Я стану айтишницей. Фрилансером! А ты?
  МАНЬКА: А я хочу свой дом и двоих детей. Мальчика и девочку.
  МАШКА: Или блогером! Обьезжу весь мир! Буду заниматься дайвингом! Делать стримы!
  МАНЬКА: И собаку лабрадора.
  МАШКА: Сделаю пирсинг, крутую татуировку с бабочками, куплю самолет!
  МАНЬКА: А я сделаю брови, ресницы и ногти! И шугаринг, и эпиляцию зоны глубокого бикини!
  МАШКА: Потом стану самым знаменитым хакером!
  МАНЬКА: Я буду делать закрутки, покупать мясо по скидкам, по выходным ездить в гости к БашМаш. Куплю абонемент в бассейн! И робот-пылесос! Я хочу быть, как все! Но пока не знаю, хочу или нет...
  МАШКА: Мы с тобой все равно останемся лучшими подругами! Будем встречаться и рассказывать друг другу наши самые страшные тайны!
  Появляется БашМаш с двумя дымящимися тарелками. Ставит их на стол.
  БАШМАШ: Маша и Маня! Экзорциамус те омнис иммундус спиритус омнис сатаника потескас омнис инкурсио инферналис адверсарии омнис!
  МАШКА: Это что такое?
  МАНЬКА: Это на латыни. Есть зовет.
  Машка и Манька садятся за стол. У Машки в кармане звонит телефон. Она вынимает его из кармана, кладет на стол, но трубку не берет.
  МАНЬКА (читает на экране): Мама. Машка, возьми трубку.
  МАШКА (быстро засовывает в рот котлету): Я же не могу говорить с набитым ртом! Это неприлично!
  Телефон замолкает. БашМаш садится к гончарному кругу. Только она успевает его раскрутить, как звонит телефон, на этот раз у нее.
  БАШМАШ (берет трубку, говорит по телефону): Добрый вечер, Галина. Ваша дура? Да, Машенька у нас. Она не могла вам ответить, потому что ест. Хорошо воспитанная девочка. Надеюсь, вы знаете, что она планирует переехать к нам навсегда? (Выслушивает длинный ответ.) Понимаю. Не могу сказать, что разделяю, но понимаю. Да. (Убирает телефон.) Маша, твоя мама крайне недовольна. Если в восемь вечера тебя не будет дома, она вызывает полицию.
  МАШКА(отставляет тарелку): Зачем вы ей сказали?
  МАНЬКА: Но ты же сама хотела позвонить!
  МАШКА: Я сказала бы не так! Ну как ты не понимаешь? Я бы сказала так, что они бы меня отпустили! А вы все испортили! Зачем вы все испортили? Кто вас просил? Теперь мне действительно придется переезжать в эту паршивую Москву! (Плачет.)
  БАШМАШ: Прости меня, Маша. Что я могу для тебя сделать?
  МАШКА: Колдунца своего паршивого только мне не присылайте! Я их боюсь!
  БАШМАШ: Не пришлю. Обещаю.
  МАШКА: Я никуда не поеду! Я лучше с окна выкинусь!
  БАШМАШ: Не "с окна", а из окна. Следи за речью. Ничего не имею против. У нас первый этаж, тебя это не смущает?
  Маша срывается с места, бежит к своей сумке, роется там. Вынимает ободок с кошачьими ушками. Надевает его и садится на пол.
  МАШКА: Мяу!
  БАШМАШ: Что "мяу"?
  МАШКА: Видите, на мне кошачьи уши? Я не человек. Я кошка. Раз так! Раз меня можно, как кошку, взять и увезти!
  БАШМАШ: Не преувеличивай.
  МАШКА: Нельзя так поступать с живыми людьми!
  МАНЬКА (сквозь слезы): Это неправильно!
  БАШМАШ (Маньке): А ты что плачешь, она же еще не уехала?
  МАНЬКА: Потому что она уедет!
  БАШМАШ: Ну, так скажи ей что-нибудь, пока она еще здесь?
  МАНЬКА: Досвидос! (Плачет)
  БАШМАШ: Не так!
  МАНЬКА: Какая разница, что я скажу? Если она все равно уедет!
  БАШМАШ: Самое главное.
  МАНЬКА: А что самое главное? Я же не знаю!
  БАШМАШ: Самое главное не то, что она уезжает. Вот смотри, она сидит перед тобой. Сиди и запоминай, как она одета, какие у нее глаза...
  МАНЬКА: Заплаканные!
  БАШМАШ: Зеленые. У нее зеленые глаза. Самый редкий цвет глаз на свете. Он называется берилловый.
  МАНЬКА: Я же буду ей звонить. По видео.
  МАШКА: Это совсем не то! Теперь все, все, все будет по-другому! Мы будем жить в разных городах! Ходить в разные школы! Дружить с разными одноклассниками! Тебе будет неинтересно, о чем я рассказываю! Потому что ты не будешь знать этих людей! Тебе станет скучно со мной! Сначала мы будем перезваниваться каждый день по несколько раз. Потом каждый день. Потом через день. Потом раз в неделю! И в конце концов... в конце концов... (Плачет.)
  МАНЬКА: Никогда!
  МАШКА: Ты меня забудешь!
  БАШМАШ: Девочки, да о чем вы говорите. Конечно же, вы друг друга не забудете.
  МАШКА: Забудем!
  БАШМАШ: Встали!
  Машка и Манька встают.
  БАШМАШ: Сели! Ты - туда, а ты - сюда!
  МАНЬКА: Башмаш, а как же круг?
  БАШМАШ: Не нужен вам круг! Он только для ускорения процесса!
  МАШКА: Ой, вот только не начинайте снова весь этот бред!
  БАШМАШ: А чего ты-то возникаешь, я не понимаю? Ты же их видишь!
  МАШКА: Откуда вы знаете?!
  БАШМАШ: Я не знаю. Я вижу. Какого цвета вон тот под стулом? Скажи!
  МАШКА: Оранжевый.
  БАШМАШ: Померанцевый! А теперь выпрямитесь!
  Машка и Манька повторяют ее движения.
  БАШМАШ: Протяните руки ладонями вверх... а теперь сводите ладони вместе... Не до конца! Нащупайте это... Я не знаю, как это называется. Потому что оно еще не началось. Это не воздух, и оно теплое.
  МАНЬКА: Я не могу.
  БАШМАШ: Постарайся. Это не всегда получается. Но оно есть.
  МАНЬКА: У меня не получится!
  БАШМАШ: Сосредоточься.
  МАНЬКА: Не могу!
  БАШМАШ: Ты почувствуешь это не руками.
  МАНЬКА: А как?
  БАШМАШ: Собой. Всей собой целиком, и только так. (Протягивает руки, сдвигает ладони.)
  МАНЬКА (повторяет ее движения): Я не... (Пауза.) Да! Ауф!
  БАШМАШ: Хорошо!
  МАШКА: А почему оно невидимое?
  БАШМАШ: Потому что ты его еще не вырастила.
  МАШКА: Но оно есть?
  БАШМАШ: Ты его чувствуешь?
  МАШКА: Да...
  БАШМАШ: А зачем тогда спрашиваешь?
  МАШКА: Потому что... ну, это странно так все.
  МАНЬКА: Похоже на колдовство.
  БАШМАШ: Почему они называются колдунцы, как ты думаешь?
  МАНЬКА: Колдовство...
  БАШМАШ: Магия.
  МАШКА: Получается, все люди могут заниматься магией?
  БАШМАШ: Нет. Конечно, нет. Только те люди, в которых есть материал, из которого делается магия.
  МАШКА: Какой материал?
  БАШМАШ: Не знаю.
  МАШКА: А улыбаетесь так, будто знаете!
  БАШМАШ: Есть вещи, для которых не придуманы слова. И мы не будем их придумывать.
  МАШКА: Но все-таки?
  БАШМАШ: Пустотелые люди. Люди, у которых внутри ничего нет. Они никогда не смогут этим заниматься. Люди, которые не видят колдунцов.
  МАШКА: А что будет, если послать колдунца такому человеку?
  БАШМАШ: Может быть, он его почувствует... Может быть, даже увидит. Краешком глаза. А со временем, может быть, он и научится. Может быть. Мы отвлеклись. Теперь осторожно потяните ладони в стороны.
  МАНЬКА: Оно не убежит?
  БАШМАШ: Как оно убежит тебе, если оно неживое?
  МАШКА: И не упадет?
  БАШМАШ: Никогда. Оно просто станет больше. Не бойтесь, потяните, только очень нежно.
  МАНЬКА (разводит ладони, хихикает): Щекотно!
  МАШКА: А до какого размера тянуть?
  БАШМАШ: Не слишком большой, не слишком маленький. Золотое правило выращивания колдунцов.
  Все трое тянут, каждая своего невидимого колдунца.
  МАНЬКА: Может быть, хватит?..
  БАШМАШ: Вы сами почувствуете, когда придет время остановиться.
  МАШКА: Еще немножко.
  Тянут.
  МАНЬКА: Да! (Прекращает тянуть.)
  МАШКА: А теперь?
  БАШМАШ: Теперь вам надо придать ему форму.
  МАШКА: Какую форму?
  БАШМАШ: Какую угодно.
  МАНЬКА: Совсем любую?
  БАШМАШ: Только не забывайте, у колдунца должны быть ноги. Иначе как ему добраться до того человека, к которому он должен прийти?
  МАШКА: А ног можно сделать больше, чем две?
  БАШМАШ: По количеству ног у колдунцов нет ограничений.
  МАШКА: Тогда у моего будет шесть!
  МАНЬКА: А у моего семь!
  БАШМАШ: На полное ваше усмотрение.
  Все трое лепят колдунцов на протяжении следующей сцены.
  МАНЬКА: Нет. Ему не надо семь ног. Три. И ни одной больше.
  МАШКА: А что еще должно быть у колдунца?
  БАШМАШ: Хорошие ходовые качества. Зоркие глаза. Чуткие уши. Можете сделать рот, если вам кажется, что безо рта никак не обойтись.
  МАНЬКА: Но не обязательно?
  БАШМАШ: А зачем. Они ведь не едят и не разговаривают.
  МАШКА: А зоркость влияет на размер глаз?
  БАШМАШ: Нет. Но слишком маленькие тоже нехорошо.
  МАШКА: А хвост нужен?
  БАШМАШ: Можешь сделать. Но это ухудшит его аэродинамику.
  МАШКА: А если сделать крылья, он будет летать?
  БАШМАШ: Колдунцы не летают. Это же колдунцы!
  МАНЬКА: Я не понимаю, где тут можно сделать уши...
  БашМаш показывает пальцем, не прикасаясь.
  МАНЬКА (протягивает ей колдунца): Помоги!
  БАШМАШ: Нет! Никогда нельзя трогать чужих колдунцов.
  МАНЬКА: Почему?
  БАШМАШ: Потому что твой колдунец - это только твой колдунец. Никто, кроме тебя, не должен к нему прикасаться.
  МАШКА: А что будет, если прикоснуться?
  БАШМАШ: Тогда ты не сможешь его оживить.
  МАШКА: А если он не оживет, что с ним будет дальше?
  БАШМАШ: Тогда здесь будет лежать неживой колдунец.
  МАШКА: Прикольно. Долго будет лежать?
  БАШМАШ: Не очень. День или два. Потом он исчезнет.
  МАНЬКА: А чем мы будем их красить?
  БАШМАШ: Они становятся цветными, когда оживают.
  МАНЬКА: Сами по себе, что ли?
  БАШМАШ: Да.
  МАНЬКА: А от чего их цвет зависит?
  БАШМАШ: Я не знаю.
  Машка заканчивает лепить своего колдунца. Выразительно смотрит на Маньку.
  МАНЬКА: Мне еще немножечко осталось.
  БАШМАШ: Не торопись. Я тоже не закончила.
  МАШКА: Скоро вы там?
  БАШМАШ: Если ты нас будешь подгонять, мы начнем волноваться. (Маньке.) Правда?
  МАНЬКА: Отож.
  БАШМАШ: А когда мы начинаем волноваться, мы почему-то все делаем очень медленно. Это у нас семейное. Правда, Манечка?
  МАНЬКА: Правда-правда! (Заканчивая работу.) Все! Я закончила.
  Машка и Манька выжидающе смотрят на БашМаш, но молчат.
  БАШМАШ (доделывает своего колдунца): Ну, вот и все. А теперь самое главное! Мы будем их оживлять.
  МАНЬКА: Ауф!
  БАШМАШ: Подносим колдунца к самому лицу... Очень сильно думаем про того человека, к которому колдунец должен отправиться. О том, как сильно нам его не хватает. И вдыхаем в него жизнь! (Делает выдох.) Вот видите, как все просто. (Производит какие-то манипуляции со своим колдунцом, поглаживает его и выпускает.)
  Машка и Манька провожают колдунца взглядом.
  МАНЬКА: Красивенький какой! Желтый!
  МАШКА: Нет, коричневый!
  МАНЬКА: Желтый и немножко коричневый.
  БАШМАШ (кивает): Камелопардовый.
  МАНЬКА: Аккуратный, складненький... Мне ни в жизнь так не научиться... (Смотрит на своего колдунца, подносит его к лицу, делает выдох.) Ой!
  МАШКА: Красный!
  МАНЬКА: Красный!
  БАШМАШ: Стразовый.
  МАНЬКА: Это хорошо или плохо?
  БАШМАШ: Не хорошо и не плохо. Цвет нужен только для красоты.
  МАНЬКА: Неудобно ему с тремя ногами.
  БАШМАШ: Далеко ты его отправляешь?
  МАНЬКА: К маме. БашМаш, а может, я его переделаю?
  БАШМАШ: Как же ты его переделаешь, если он уже живой?
  МАНЬКА: Эх...
  БАШМАШ: Он на трех ногах, конечно, дольше будет добираться. Но в итоге доберется все равно.
  Машка подносит своего колдунца к лицу и делает выдох.
  МАНЬКА: Ничоси!
  БАШМАШ: Орельдурсовый.
  МАШКА: Коричневый. А я думала, он будет синий...
  МАНЬКА: Ой, как смешно он ходит!
  МАШКА: А они видят друг друга?
  БАШМАШ: Видят.
  МАШКА: А почему они друг с другом не играют?
  БАШМАШ: Они друг другу неинтересны.
  МАНЬКА: Почему? Мы их плохо вырастили?
  БАШМАШ: Потому что для них важно только одно.
  МАШКА (кивает): Обнимашки!
  БАШМАШ: Именно.
  МАШКА: И мы никогда больше их не увидим?
  БАШМАШ: Нет.
  МАНЬКА: Жаль.
  МАШКА: Они такие прикольные!
  БАШМАШ: Но ведь мы для того их и выращиваем, чтобы они уходили.
  МАНЬКА: Ничего. Мы новых сделаем.
  МАШКА: Ой!
  БашМаш и Манька смотрят, как Машка следит за колдунцом, забирающимся к ней на колени.
  МАШКА (БашМаше): Это ваш леопардовый!
  БАШМАШ: Камелопардовый.
  МАШКА: Коричневый. (Гладит сидящего у нее на коленях колдунца.) Какой... (Подбирает слово, не найдя, машет рукой.)
  МАНЬКА: Приятный?
  Машка отрицательно машет рукой.
  БАШМАШ: Волшебный.
  МАШКА: Да! Исчезает, исчезает! Исчез.
  МАНЬКА: А мой пошел! До чего же он все-таки медленный... Мама раньше вернется с вахты, чем до нее дойдет.
  МАШКА: БашМаш, его надо выпустить!
  БАШМАШ: Не надо.
  МАШКА: Потому что еще рано?
  БАШМАШ: Колдунцы умеют проходить через закрытые двери. Далеко ему идти, твоему колдунцу?
  МАШКА: Не очень.
  МАНЬКА: А ты кому его послала?
  МАШКА: Так... одному человеку.
  МАНЬКА: Понятно.
  МАШКА: Мы же все равно с ним больше никогда не увидимся.
  БАШМАШ: Ну почему же. Иногда люди встречаются через много лет. Случайно. Такое бывает.
  МАШКА: Со мной такое никогда не случится. Я невезучая.
  БАШМАШ: Никогда так не говори. Иначе сама в это поверишь. Должна тебе сказать, далеко не каждый может слепить с первого раза орельдурсового колдунца. Это сложный цвет!
  МАШКА: Спасибо.
  БАШМАШ: А теперь... Девочки, ну вы все сами понимаете, да?
  МАНЬКА: Да.
  БАШМАШ: Времени у вас не осталось.
  МАШКА: Я буду очень скучать. (БашМаше.) И по вам тоже.
  МАНЬКА: Но мы же не навсегда прощаемся!
  МАШКА: Нет!
  МАНЬКА: Мы будем переписываться.
  МАШКА: И перезваниваться.
  МАНЬКА: И... (показывает руками, как лепит колдунца)
  МАШКА: Да.
  МАНЬКА: Ты только не забывай меня. Пожалуйста.
  МАШКА: Я не забуду.
  БАШМАШ: Девочки...
  МАШКА: Мне, наверное, пора. Спасибо вам, БашМаш. (Застегивает сумку, берет велосипед и быстро уходит.)
  БашМаш закрывает за ней дверь.
  МАНЬКА: По-моему, я уже начинаю по ней скучать.
  БАШМАШ: Может быть...
  МАНЬКА: А потом я буду скучать еще сильнее?
  БАШМАШ: Да.
  МАНЬКА: А ты когда-нибудь уезжала так? От друзей. Или от тебя уезжали?
  БАШМАШ: Бывало и так, и эдак.
  МАНЬКА: А как ты жила после этого?
  БАШМАШ: По всякому.
  МАНЬКА: А я не знаю, как.
  БАШМАШ: Знаешь. (Делает движение руками, как будто лепит колдунца.)
  Непрерывный звон дверного звонка. БашМаш открывает дверь. Вбегает Машка.
  МАШКА: Я совсем забыла! (Обнимает БашМаш, потом обнимает Маньку. )
  МАНЬКА: Я знаю, кому ты послала колдунца.
  МАШКА: Я знаю, что ты знаешь.
  МАНЬКА: Он такой придурок...
  МАШКА: Неважно. Все, теперь до свидания. (Выбегает за дверь.)
  БашМаш закрывает за ней дверь.
  МАНЬКА (садится к гончарному кругу): А какого еще цвета бывают колдунцы?
  БАШМАШ: Всякого.
  МАНЬКА: Ну какого, например?
  БАШМАШ: Кармезинного...Жонкилевого. Гелиотропового. Вердепомового. Винного. Купоросного. Коричного. Жонкилевого. Баканового...
  Манька кивает. Вытягивает руки ладонями вверх. Сводит их и начинает выращивать колдунца. Она делает это так сосредоточенно, что на какой-то момент зрителям кажется, что они тоже его видят.
   КОНЕЦ
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"