Дарзи Ханна Залмановна: другие произведения.

Кукумария

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История актерской компании, которая озвучивает телевизионный сериал.

  КАРТИНА ПЕРВАЯ.
  
  (Тон-ателье. Микрофонные стойки, наушники, стулья. В углу на столике - стопки монтажных листов. Декабрь. В студии Люся и Стас. Стас читает вслух текст монтажки.)
  
  СТАС: "По-вашему, я должен смириться с тем, что отцовское наследство достанется женщине, обманом проникшей в нашу семью... Я молчал, когда вы все, как один, были очарованы ее манерами, ее кротостью и красотой, будь она трижды проклята. Но мое сердце крово..." Чего? (Всматривается в текст.) "кро-во-то-чи-ло", - а, понял... " ... при мысли о том, как легко вы растоптали память о нашей матери... Я, словно теперь, вижу ваши счастливые лица, обращенные к церковным дверям, откуда наш отец выводит под руку свою новую жену, эту чертовку Долорес...
  - Ричард!! - Я и так молчал слишком долго. Три года я молчал, зная, что возмездие неизбежно, и молился, чтобы сегодняшний день не наступал как можно дольше. - Тем не менее, этот сегодняшний день наступил, и ты, Ричард, можешь снова заткнуться, так будет лучше для всех нас... - Объясните мне кто-нибудь, я не сильна во всех этих юридических тонкостях, неужели отец не оставил нам ни цента? - О, да! Именно так он и поступил, дорогая Китти... - Вы несправедливы, дети мои. По завещанию моего покойного мужа вам достался великолепный дом, где все вы выросли и... - Смотрите! Долорес! Наша богатая мамочка пришла пожинать плоды своей победы... - Нет, вы только взгляните, у нее на шее колье нашей матери! Какая наглость! - Поверьте, завещание явилось для меня такой же неожиданностью, как и для вас... - Поверьте ей,- о, да! Поверьте ей, ступайте за ней, и не удивляйтесь, когда обнаружите, что в конце дороги вас ждет электрический стул! - Успокойтесь! Ни вам, ни мне не нужна вражда. Я пришла, чтобы предложить перемирие... - Силы небесные! Так я и знал! Долорес Морган пришла предложить перемирие! Господи, спаси и убереги всех нас!.."
  (Пауза.)
  Кукумария... И вот за это барахло я должен продать свою бессмертную душу?..
  ЛЮСЯ: Стасик, не суетись. На твою душу никто не покушается. Читаешь ты сносно, только зря выпендриваешься, я все равно не оценю. Сюда встанешь,
  свои слова в микрофончик скажешь, денежку получишь и домой пойдешь. Плохо, что ли? А душу здесь продавать не требуется.
  СТАС: Придется, Люсечка. Будто ты сама не знаешь, как это бывает.
  ЛЮСЯ: Не знаю.
  СТАС: Ой ли? А Крупскую Надежду Константинну кто изображал
  в Красноуфимске?
  ЛЮСЯ: Подумаешь, Крупская...
  СТАС: Молодая актриса Людмила Мальцева находит удивительно точные краски, подкупая глубиной проникновения в духовный мир своей героини...
  ЛЮСЯ: Крупская тоже человек.
  СТАС: Крупская в исполнении Лы Мальцевой предстает перед нами не молчаливой спутницей вождя, но его неизменной опорой, самым близким
  для Ильича человеком...
  ЛЮСЯ: Не Железный же Феликс, в конце-то концов...
  СТАС: И каждый зритель, покидая театр, навсегда унесет с собой частичку тепла, которым согревала жизнь Ленина простая русская женщина, Надежда Константиновна Крупская...
  ЛЮСЯ: Тебе бы предложили тогда Ленина сыграть - ты бы отказался?
  СТАС (поет): "И Лени-и-и-ин, такой молодой... - ну, совсем пацан! - и юный Октябрь впереди!.."
  ЛЮСЯ: Если хочешь знать, мне изображать Крупскую было интересно.
  СТАС: Правда?
  ЛЮСЯ: В сцене похорон Ленина заливалась, помню, настоящими слезами. Представляешь, задник черный бархатный, сбоку узкий луч, стою с прямой спиной, траурная музыка играет, а слезки катятся одна за другой, и в луче - так вспыхивают, вспыхивают, вспыхивают, - ну, до чего красиво...
  СТАС: А в нашей дурацкой профессии, Люсечка, самое страшное, что она нам нравится. Поэтому надо вовремя для самого себя определить, чем занимаешься.
  Я сериалы не смотрю. Жена смотрит. Как услышу эту музыку, бегом эвакуируюсь к соседу. Он меня жалеет, травяным чайком поит. Я не любитель, но уж лучше травяной чаек, чем такая беда.
  ЛЮСЯ: Одно тебе скажу, Каблуков - отказывайся, если ты дурак.
  СТАС: Ну, нет, ну, нет, ну, что ты, Люся... Отказываться! Что же я, дурак, что ли? Я просто хочу, чтобы ты поняла - пластаться тут, как в прошлый раз мы с тобой пластались на озвучке, на той французской комедии... как ее... - неважно! я не собираюсь.
  ЛЮСЯ: Ты понимаешь разницу между дубляжом и наложением?
  СТАС (после паузы): А неужели текст укладывать не надо?
  ЛЮСЯ: Ты, Каблуков, как на картошку ехать собирался...
  СТАС: Правда?
  ЛЮСЯ: Английский текст, объясняю, идет фончиком, а поверх него ты
  читаешь, Стасик, своим неповторимым голосом, не глядя ни на какую там
  их гадскую артикуляцию...
  СТАС: Понял. Но ты не обижайся, Люська, я выступаю в арьергарде.
  ЛЮСЯ: То есть?
  СТАС: То есть - художественная цельность... специфика, там, жанра, марка профессии и все такое прочее - это не ко мне.
  ЛЮСЯ: Само собой.
  СТАС: Люся, я с тобой прошлый раз вот так наработался, на всю жизнь хватило. И если ты думаешь, что я способен снова по шести часов кряду искать нужную интонацию, я лучше травяного чая пойду выпью.
  ЛЮСЯ: По шесть часов - не было такого!
  СТАС: А я, доверчивый, слушался тебя, думал, так и надо... "Прошу прощения, мсье, я могу увидеть мадмуазель Ивонн? Мсье, прошу прощения, я могу увидеть мадмуазель Ивонн? Могу, мсье, прошу прощения, увидеть я мадмуазель Ивонн, в самом-то деле?!"
  ЛЮСЯ: Не было никогда - по шесть часов!
  СТАС: Было или не было, а мне полтора года потом кошмары снились! Сейчас подписывал договор, рука не поднималась. Думаю, чего рука не поднимается?
  Вхожу и вижу - здра-а-а-авствуй, Люсечка!..
  ЛЮСЯ: Сочувствую.
  СТАС: А я уже дацзыбао подписал.
  ЛЮСЯ: Поторопился.
  СТАС: Деньги, Люсечка, нужны, я сюда деньги зарабатывать пришел.
  ЛЮСЯ: А я думала, за святым искусством.
  СТАС: Святое искусство у меня осталось в прошлом. На Хлестакова моего приезжали театроведы из Москвы... А каким я был Шутом в "Короле Лире"!
  Мазаев на фестивале посмотрел, - мне, говорит, Каблуков, за тебя не стыдно. А Гайворонский просто плакал!
  ЛЮСЯ: А Гайворонский-то к вам в Рыбинск как попал?
  СТАС: Господь с тобой, не в Рыбинск, а в Калугу. Гайворонский у нас играл короля Лира... Неужели не слыхала?
  ЛЮСЯ: Мотя Гайворонский?
  СТАС: Матвей Матвеич.
  ЛЮСЯ: Трилобит?
  СТАС: Трилобит.
  ЛЮСЯ: Трилобит - короля Лира? Серьезно?..
  СТАС: Трилобит - да, короля Лира.
  ЛЮСЯ: Не представляю...
  СТАС: Молчи, женщина! Гайворонский хорошо работал. Мне нравилось, как он делал сцену с бурей...
  ЛЮСЯ: "Дуй, ветер, дуй, пока не лопнут щеки..."?
  СТАС (подхватывает): "... Лей, дождь, как из ведра, и затопи верхушки флюгеров и колоколен..." Мурашки вот такие по мне бегали, я Шута играл...
  ЛЮСЯ: А ты этого Шута и по сей день играешь, никак из образа не выскочишь.
  СТАС: Играю.
  ЛЮСЯ: Играй, играй... (Пауза.) Гайворонский - король Лир, с ума сойти!
  СТАС: А помешательство как он, собака, делал! Хороший был спектакль, хороший, правда...
  ЛЮСЯ: Сколько же вы там выпили у себя в Калуге с Гайворонским, чтобы такой хороший спектакль получился?
  СТАС: Самое смешное, что нисколько.
  ЛЮСЯ: "Не верю!"
  СТАС: Верь, не верь, но Трилобит был завязамши, а я не пил с ним заодно, из солидарности...
  
  (Неслышно появляется Трилобит.)
  
  ЛЮСЯ (задумчиво, не видя его): Подумать только - Трилобит... король Лир... да еще трезвый! Все бы отдала, только чтоб увидеть!
  ТРИЛОБИТ: "Скажите, кто я? Видно, я не Лир?
  Не тот у Лира взгляд, не та походка?
  Скажите, кто я? Кто мне объяснит?"
  (Стасу.) "А, здравствуй, мой хороший. Как поживаешь?"
  СТАС (обнимает его): "Эта холодная ночь превратит нас всех в шутов и сумасшедших..."
  ЛЮСЯ: Трилобит! Родненький!
  ТРИЛОБИТ (Люсе): Милка, отпусти! Не видела она Трилобита трезвого!
  А вот он, я - человек-легенда...
  ЛЮСЯ: Неужели вместе будем работать?
  ТРИЛОБИТ: Пригласили на озвучание какой-то многосерийки...
  СТАС: Не многосерийка, а сериал...
  ТРИЛОБИТ: Сериал, так сериал. Платить будут?
  ЛЮСЯ: Само собой. Да ты не понял, Мотя. Сериал - это надолго.
  ТРИЛОБИТ: Как называется?
  ЛЮСЯ: Да какая разница, надолго, понимаешь?
  ТРИЛОБИТ: Тьфу, тьфу, тьфу, ну, и прекрасно.
  ЛЮСЯ: Чуть не триста серий, а может, больше, толком никто не знает.
  СТАС: Правда? Триста серий?.. Люська, это год работы, самое маленькое! Я с вами играю...
  ЛЮСЯ: Может быть, и дольше.
  ТРИЛОБИТ: Очень кстати, а то я безработный, теперь это модно.
  
  (Входит Валера Дроздов.)
  
  ВАЛЕРА: О-ля-ля, привет честной компании!
  СТАС: Валерка!
  ЛЮСЯ: Дроздов!
  ТРИЛОБИТ: Валера, дорогой, да где ж ты так отъелся?..
  ВАЛЕРА: Где отъелся, Митрич...
  ТРИЛОБИТ: Матвеич я...
  ВАЛЕРА: Ну, хорошо, пускай Матвеич, - где отъелся, я похудел уже на десять килограммов, вот ты бы раньше меня видел...
  ТРИЛОБИТ: Хорошо, не видел, я бы помер моментально. Валера, но ты ведь в Орле, помнишь, когда в театр пришел, ты ведь стройный такой был, как рюмочка, глаз не отвести...
  ВАЛЕРА: Что тебе сказать, Матвеич? Прости, если можешь!
  СТАС: Возмужал, с кем не бывает.
  ВАЛЕРА: Ну, и на какую авантюрку мы собрались в этот раз?
  СТАС: Будем, говорят, озвучивать сериальчик.
  ВАЛЕРА: А нам, татарам, однова, что пулемет, что водка, лишь бы с ног косило. Сколько серий?
  ЛЮСЯ: Ой, много серий.
  ВАЛЕРА: Поконкретней бы... Кто режиссер?
  ЛЮСЯ: Нет режиссера, есть редактор. Между прочим, раскидывать роли
  будем сами, полная свобода творчества...
  ВАЛЕРА: Плохо!
  СТАС: Зачем тебе, Валера, режиссер? Мало ты их видел? Мы что, без режиссера не управимся?
  ВАЛЕРА: Солидная контора не станет экономить на режиссере.
  СТАС: А кто редактор?
  ЛЮСЯ: Молоденькая такая, сейчас монтажки приносила. Викой звать, кажется.
  СТАС: Та девочка, у которой я договор подписывал? Понятно.
  ВАЛЕРА: Да-а-а-а...
  ЛЮСЯ: Что "да-а", Дроздов, опять чем недоволен?
  ВАЛЕРА: А то и да, что как бы нас не киданули.
  ЛЮСЯ: Ну, так и есть, опять Дроздец подкрался незаметно.
  ВАЛЕРА: Точно, Вика? (Кричит.) Викуля! Викочка!
  ГОЛОС ВИКИ (из аппаратной): Я здесь!
  ВАЛЕРА: Когда начинаем?
  ГОЛОС ВИКИ: Сейчас, еще два человека должны подойти, они подтянутся, и сразу же начнем.
  ВАЛЕРА: Хорошо! Конец связи... Подождем. Надо же, я только порадовался, все свои, а тут еще какие-то двое, неизвестно, кто. Куда им столько народа?
  ЛЮСЯ: Все правильно. Я же не могу разговаривать одна за всех баб в сериале.
  СТАС: Ой, правда, девок не хватает... У-у-у-у...
  ЛЮСЯ: Стасик, ты меня сегодня удивляешь, ну, не переставая... Чем тебе девки помешают?
  СТАС: А у меня у самого дома четыре девки, одна крупная, трое мелких, еще вот тещу в гости ждем. Думал, хотя бы здесь вздохну спокойно. Вот и вздохнул.
  ТРИЛОБИТ: Как, уже трое?
  ВАЛЕРА: Отчаянный ты, Стасик.
  СТАС: Да-да, я отчаянный. В стране такое творится, доллар скачет, людям жрать нечего, а некоторые знай себе размножаются, невзирая на тяжелейшую экономическую ситуацию.
  ЛЮСЯ: "Неистов и упрям, гори, огонь, гори..."
  СТАС: Хорошая эпитафия, в самый раз для меня. Дай слова списать.
  ВАЛЕРА: Кончайте вы собачиться, рассказали бы лучше что-нибудь интересное.
  ТРИЛОБИТ: Вот и рассказал бы сам, где процветаешь.
  ВАЛЕРА: Матвеич, обо мне рассказывать решительно нечего. Где в наше время можно процветать, ведь не в театре? Починяю вот машины.
  ТРИЛОБИТ: Получается?
  ВАЛЕРА: К сожалению, получается.
  ТРИЛОБИТ: Почему "к сожалению", Валера? Получается - и прекрасно, тут жалеть нечего...
  ВАЛЕРА: Себя, Матвеич, жалко.
  ТРИЛОБИТ: Я вообще безработный, теперь это модно. А ты где, Люсечка?
  ЛЮСЯ: Театральные классы. Преподаю себе потихоньку мастерство, с детишками вожусь...
  СТАС: Заметно.
  ЛЮСЯ: Начальство, вроде бы, довольно. Нам с дочкой хватает.
  ТРИЛОБИТ: А разве вы с Ленькой разошлись?
  ЛЮСЯ: Хватился. Ленька третий год загорает в Хайфе.
  ВАЛЕРА: А ты здесь.
  ЛЮСЯ: А я здесь, да.
  ВАЛЕРА: Понял. Дочка большая?
  ЛЮСЯ: Одиннадцать. А твоему?
  ВАЛЕРА: Пятнадцать.
  ЛЮСЯ: Умолкаю.
  ВАЛЕРА: Погодите, погодите, погодите. Так что же это получается?
  Неужели никто из наших не удержался на этих, как его? на контурах?
  ЛЮСЯ: На контурах?.. Валера, на котурнах!
  СТАС: Я удержался.
  ЛЮСЯ: Каблуков, как всегда, статистику испортил.
  ВАЛЕРА: Стас! Ну, преклоняюсь. Говори, а то не могу уже, кругом эти тачки чертовы, вся жизнь на них уходит...
  СТАС: Что говорить-то?
  ВАЛЕРА: Где ты, как там, кто главный, что творится - давай, Стасик!
  СТАС: Я там же.
  ВАЛЕРА: То есть... да? И как в театре?
  СТАС: Спасибо, хорошо. Здание ветшает, лепнина валится, а остальное все по-прежнему.
  ВАЛЕРА: Премьеры выпускаете?
  СТАС: Выпускаем.
  ВАЛЕРА: Пригласили бы, Станислав Викторович, а то ведь прямо беда, ведь никакой культурной жизни...
  СТАС: Приходи.
  ВАЛЕРА: Кто сейчас главным-то у вас?
  СТАС: И главный у нас все тот же самый.
  ВАЛЕРА: Как - тот же самый? А мне говорили, вроде, вы от него избавились?
  СТАС: Мы тоже одно время все так думали.
  ВАЛЕРА: Понятно. Вот и поговорили. Ну, где они там, эти двое?
  
  (Входит Таня.)
  
  ТАНЯ: Ой! И вы все тоже на озвучку?
  ЛЮСЯ: Танюша, ты?
  ТАНЯ: Танюша, я... Серьезно, вы на сериал?
  СТАС: Как видишь.
  ТАНЯ: И Мазаев здесь?
  СТАС: Где Мазаев?
  ВАЛЕРА: При чем здесь Мазаев?
  ЛЮСЯ: Мазаев сейчас в Испании чего-то ставит.
  ТРИЛОБИТ: Не надоело вам? Как ни сойдемся, сразу начинается - про Мазаева, как будто говорить больше не о чем!
  СТАС: Действительно! А кто первый начал?
  ТАНЯ: Начала я. Вхожу и вижу - о, все наши, все мазаевские, наверняка, думаю, и сам Мазаев с вами...
  ТРИЛОБИТ: Таня. Сплюнь три раза. Очень помогает.
  ЛЮСЯ: Танька права, смотрите, в самом деле, одних мазаевских набрали...
  ВАЛЕРА: Так. Наши начинают собираться. Плохой симптом!
  ТРИЛОБИТ: Я не мазаевский!!!
  СТАС: Матвеич, ты сам рассказывал, я помню, как у Мазаева учился...
  ТРИЛОБИТ: Я не мазаевский, не надо!
  ЛЮСЯ: Набрали актеров одной школы, и правильно сделали!
  Про единство стиля подумали! Радоваться надо!
  ТРИЛОБИТ (Стасу): Я только год учился у Мазаева, а выпускался я у Казанкова!
  СТАС: Все равно, считается.
  ТРИЛОБИТ: Ничего не считается, я не мазаевский, понятно?
  ВАЛЕРА: Люсенька, ты, можно подумать, не знаешь, какое к нашей, мать ее за ногу, знаменитой школе сложилось отношение.
  ЛЮСЯ: Тебя, между прочим, сколько лет кормила эта школа?
  ВАЛЕРА: Да не про школу речь сейчас, а про отношение к школе, понимаешь?
  ЛЮСЯ: Ну и какое к ней, по-твоему, особенное отношение?
  ВАЛЕРА: Сказать?
  СТАС (со вздохом закрывая уши): Надоело...
  ВАЛЕРА: Спроси любого режиссера, и он тебе скажет - мазаевские? Мазаевские тихие! С ними работать хорошо, они все безответные, слова поперек не скажут.
  ТАНЯ: Неправда!
  ВАЛЕРА: Танька, правда! Самое обидное, что правда! И то подумай - если выдержали по четыре года у Мазаева - по четыре года! - война Великая Отечественная столько продолжалась, - стало быть, эти привычные, эти все стерпят, значит, можно с ними и не церемониться.
  ЛЮСЯ: Вранье!
  ТРИЛОБИТ: Я не мазаевский!
  ВАЛЕРА: И получается - по логике, заметьте, получается! - кидать нас, не перекидать...
  ЛЮСЯ: Типун тебе, Валера, на язык.
  ТРИЛОБИТ: С чего вы взяли, что Мазаев в Испании? Я его видел неделю назад на улице, нес себе морковочку с базара, улыбался.
  ВАЛЕРА: А ты?
  ТРИЛОБИТ: А я проехал гордо мимо на троллейбусе.
  ЛЮСЯ: Ты хорошо разглядел, ты не ошибся?
  СТАС: Представляете, вот сейчас открывается дверь. Входит Мазаев. И говорит с этой своей фирменной улыбкой: "Как, и вы все тоже сериальчик озвучивать пришли?"
  ТАНЯ: Не продолжай, мне уже плохо.
  СТАС: А мы садимся дружно в полукруг и начинаем петь под дирижера: "Пусть бегут неуклюже пешеходы по лужам...". Поем - и плачем, пла-а-ачем...
  
  (Дверь приоткрывается. Немая сцена. Входит Роза.)
  
  РОЗА: Здравствуйте. Это триста четырнадцатая?
  ВАЛЕРА: Девушка!
  РОЗА: Я туда попала? На оз-ву-чи-ва-ние?
  ЛЮСЯ (с энтузиазмом): Конечно!
  ТАНЯ: Вы заходите.
  РОЗА: Меня зовут Роза.
  ТРИЛОБИТ: Хорошее имя, оно вам к лицу. Матвей Матвеевич.
  ВАЛЕРА: Валера.
  ТРИЛОБИТ (вдруг): "Не надо вынимать меня из гроба!
  Ты райский дух, а я приговорен
  К колесованью на огне, и слезы
  Жгут щеки мне расплавленным свинцом!"
  (Смутившись, умолкает.)
  ТАНЯ: Мужики, не надо, не грузите барышню.
  РОЗА: Стас?
  СТАС: Роза...
  
  РОЗА: А я смотрю, какое лицо знакомое, ну, прямо вылитый Кобельков. Смотрю-смотрю, а это ты и есть!
  ЛЮСЯ: Кто?..
  ВАЛЕРА: Пардон?
  РОЗА: Ну, Стасик это, Кобельков... а что вы смотрите, я что, не ту фамилию назвала?
  СТАС: Розка, ты... ты... я знать тебя, заразу, не хочу! И вообще, пошли вы все! (Выскакивает из студии, Валера бежит за ним.)
  ТРИЛОБИТ: Роза, вы у Мазаева учились?
  РОЗА: Бог миловал.
  ТРИЛОБИТ (радостно): Так, нас уже двое!
  РОЗА: А я не поняла, что вдруг случилось с Кобельковым?
  ЛЮСЯ: Он никакой не Кобельков, он Каблуков, вот в этом все и дело.
  РОЗА: А... давно?
  ЛЮСЯ: С рожденья, собственно.
  РОЗА: Ой, как неудобно получилось... догоню, извинюсь.
  ТРИЛОБИТ: Не надо. За ним Валера побежал.
  РОЗА: Мы вместе на телевидении снимались в сказке, а я и думаю еще -
  надо же, какая фамилия интересная...
  ТАНЯ: Бедный Стас! Всю-то жизнь его - то Колобков, то Кулаков... теперь вот Кобельковым стал... не позавидуешь.
  
  (Входит Валера, волоча за собой Стаса.)
  
  ВАЛЕРА: ... и прекрати истерику, понятно? Господа актеры! Мы с коллегой Каблуковым приносим извинения, и надеемся, что это досадное недоразумение
  будет забыто как можно скорее...
  РОЗА: Стас, пожалуйста...
  СТАС: Все, все, все, все, все!
  РОЗА: Я не нарочно...
  ВАЛЕРА: Работаем!
  СТАС (Розе): Отыди, сатана...
  РОЗА: Извини, ну, извини...
  ВАЛЕРА: Ра-бо-та-ем! (Кричит.) Викуля! Все собрались, можно начинать!
  ГОЛОС ВИКИ: Тогда смотрим.
  ТАНЯ: Куда смотрим, мы не разобрались по ролям-то!
  ЛЮСЯ: Успеем разобраться. Где-то здесь лежали уши...
  
  (Все разбирают наушники, монтажные листы и молча смотрят фрагмент сериала на экране, который в действительности не существует, а лишь предполагается на месте зрительного зала.)
  
  СТАС (после паузы): Тяжело.
  ЛЮСЯ (бодро): Втянемся как-нибудь.
  РОЗА: Я вообще ничего не понимаю.
  ВАЛЕРА: Сейчас начнется самое интересное...
  СТАС (кивая): Дележка добычи?
  ВАЛЕРА: Правильно. У кого какие есть идеи?
  ЛЮСЯ (твердо): Долорес.
  ВАЛЕРА: Дамы, вы, хочется верить, не возражаете?
  ТАНЯ: Там есть еще кто-нибудь?
  ВАЛЕРА (заглядывая в текст): "Дорогая Китти"? Сестричка-истеричка?
  ТАНЯ: Годится.
  РОЗА: Теперь моя очередь? Ой, я волнуюсь! Скажите скорее!
  ВАЛЕРА (заглядывая в текст): Мил-дред.
  РОЗА: А кто она такая?
  ВАЛЕРА: Тощая, жена Саймона. Мужики! Давайте по справедливости.
  СТАС: Может, не надо?
  ТРИЛОБИТ: Почему?
  СТАС: Потому что хуже нету, чем когда по справедливости.
  ВАЛЕРА: А чего бы ты хотел?
  СТАС: У меня смутное предчувствие, что мы с тобой хотим одного и того же.
  ВАЛЕРА: Вполне возможно.
  ТРИЛОБИТ: Хочу сказать - мне много не надо. Я согласен на Ричарда.
  СТАС: Трилобит, и все бы ничего, но мы оба тоже согласны на Ричарда.
  ВАЛЕРА (Стасу): Серьезно?
  СТАС: Валера, да.
  ТРИЛОБИТ: Схожу с дистанции. Кто в остатке?
  ВАЛЕРА (не глядя): Филип и Саймон. Филип - импозантный старикан,
  тебе понравится.
  ТРИЛОБИТ: Беру Филипа, хотя бы имя наше, русское.
  ВАЛЕРА: Стас, ты прости, я сразу понял, как только услыхал, это мое.
  СТАС: Я тоже.
  ВАЛЕРА: Ты свой голос вообще когда-нибудь слышал в записи?
  СТАС: Сколько раз.
  ВАЛЕРА: Значит, плохая была запись.
  СТАС: Нормальная.
  ВАЛЕРА: У тебя даже ритм речи другой, понимаешь?
  СТАС: Не понимаю, нет.
  ВАЛЕРА: Давай по-честному, бросим денежку.
  СТАС: Щ-щас.
  ВАЛЕРА: Бросим.
  СТАС: Валера, нет.
  ВАЛЕРА (роется в карманах, достает монету): Видишь, рупь? Орел - Ричард, решка - Саймон.
  СТАС: Не-а.
  ВАЛЕРА: Бросаю.
  СТАС (вдруг): Бросай!
  
  (Валера бросает, монета катится, Люся наступает на нее ногой, смотрит.)
  
  ЛЮСЯ: Решка!
  СТАС: Валера, Саймон.
  ВАЛЕРА (печально): Ну, ё-моё... (Люсе.) А точно, решка?
  ТАНЯ (смотрит): Решка.
  ВАЛЕРА (Стасу): Забирай своего неврастеника...
  (Жест, как будто что-то бросает.)
  СТАС ("ловит" на лету "брошенное" Валерой): Ладно, уговорил!
  ЛЮСЯ: Не понимаю одного - какая разница вам, Ричард, Саймон, когда еще неизвестно ничего, что будет дальше, и каждый - кот в мешке.
  ВАЛЕРА: Кстати, как-нибудь можно ознакомиться с содержанием, хоть в общих чертах? А то работать неудобно.
  ЛЮСЯ: Я узнавала. Все глухо.
  ГОЛОС ВИКИ: Пишем?..
  ЛЮСЯ: Сейчас! Объясняю - сюда с Дикого Запада привозят пачку кассет, серий тридцать или сколько там. Перегоняют в наш формат, монтажки переводят, и пока мы озвучиваем, занимаются следующей пачкой.
  ВАЛЕРА: И получается совсем, как в жизни - они там наворочают невесть чего, а нам расхлебывать...
  РОЗА: А как, действительно, можно работать, не зная сюжета?
  СТАС: Вслепую.
  ТРИЛОБИТ: Роза, как я вам завидую, у вас все впереди...
  СТАС: А вслепую, по-моему, гораздо интереснее...
  РОЗА: Я о таком никогда не слышала, чтобы актеры сами выбирали роли.
  ЛЮСЯ: Поскольку я пришла раньше всех, мы побеседовали с Викой. Она призналась честно, что работает недавно, знает всего два слова, "смотрим" и "пишем", и ничего не будет иметь против, если мы ей поможем на первых порах.
  ГОЛОС ВИКИ: Пишем?
  ЛЮСЯ (кричит): Пишем!
  ТРИЛОБИТ: Куда? Забыли самое-то главное!
  ТАНЯ: Чего?
  ТРИЛОБИТ: Плохое слово будем кричать или не будем?
  СТАС: А говорил - я не мазаевский...
  ТРИЛОБИТ: Я не мазаевский, но даже я знаю, что у мазаевских перед спектаклем принято кричать плохое слово...
  ЛЮСЯ: Во-первых, не кричать...
  ТАНЯ: Трилобит, не клевещи.
  ЛЮСЯ: ... а произносить, негромко и с достоинством.
  ТАНЯ: И вовсе не всегда, а только конкретно перед "Мухой".
  РОЗА: А какое именно плохое слово?
  СТАС: Которое кончается на букву "цэ".
  ВАЛЕРА: Вы что, серьезно, будете сейчас такой вот дурью заниматься?
  ЛЮСЯ: А почему бы и нет? (Вытягивает вперед руку.)
  ТАНЯ: Мы, как-никак, мазаевские. (Кладет свою руку на Люсину.)
  ВАЛЕРА: Идио-о-о-отство... (После того, как складывают свои руки с остальными Трилобит и Стас, поколебавшись, присоединяется.)
  
  (Все беззвучно проговаривают "плохое слово" и, резко взмахнув руками, разнимают их. Роза смеется и хлопает в ладоши.)
  
  ТРИЛОБИТ (Розе, укоризненно): Нехорошо смеяться над традициями.
  ЛЮСЯ (кричит): Вика! Вот теперь - пишем!
  ГОЛОС ВИКИ (радостно): Поехали!
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Клянусь богом, это слишком невероятно, чтобы быть правдой!"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "И, тем не менее, Саймон, это правда, и мы должны принять ее такой, какая она есть..."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Милдред, твоя наивность порой бывает просто несносна! Пусть я плохой сын, но никто не упрекнет меня в том, что я недостаточно хорошо знал своего отца. Старик был способен на многое, но поступить с нами так..."
  СТАС-РИЧАРД: "Как он и поступил с нами напоследок - это ты собирался сказать?"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Ричард, тебе единственному из нас не о чем беспокоиться, пока процветает твой дурацкий ночной клуб. Ты мой брат, Ричард, и я не держу на тебя зла. Но по непонятному капризу судьбы то, чего я добивался долгие годы, само падало тебе в руки. Тебе никогда не понять, что значил для меня отцовский чек, который я вынимал из почтового ящика каждый понедельник, ощущая себя при этом последним мерзавцем! Ты не знаешь, каково это - лишиться даже той жалкой подачки, которая позволял нам с Милдред кое-как сводить концы с концами..."
  ТАНЯ-КИТТИ: "Мои взрослые братья начинают ссориться! Дикки, негодник, ты опять обидел Саймона?"
  РОЗА: "Китти, дорогая, а мне казалось, ты обещала больше не притрагиваться к наркотикам?"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Как ты посмела показаться здесь в таком виде?"
  ТАНЯ-КИТТИ: "Не горячись, братец Саймон, я сдержала свое слово в том, что касается наркотиков. Но я не припоминаю, чтобы когда-нибудь давала зарок не пить спиртного. Хвала Всевышнему, я совершеннолетняя!"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Ричард, уведи ее!"
  ТАНЯ-КИТТИ: "Вам не удастся сделать из меня монахиню только потому, что я все еще имею несчастье носить фамилию Морган!"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Замолчи, Китти, на нас уже обращают внимание..."
  ТАНЯ-КИТТИ: "Уж не ты ли заставишь меня замолчать, добродетельная леди? Эй, посмотрите на нее! Это Милдред Донахью-Морган, которую выгнали из колледжа после того, как застукали в душевой с преподавателем! Она влюбилась в одного моего брата, а замуж вышла за другого, так давайте спросим у нее все вместе - Милли, зачем тебе это было нужно?"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Пусть она замолчит!"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Китти, если ты не заткнешь свою пьяную пасть..."
  ТАНЯ-КИТТИ: "Ричард, мне больно! Ты ударил меня?"
  СТАС-РИЧАРД: "Прости, сестричка, ты не оставила мне выбора..."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Ричард, мы должны опротестовать завещание отца
  как можно скорее..."
  ТРИЛОБИТ-ФИЛИП: "Ну, наконец-то я вижу перед собой всех ныне здравствувющих членов семейства... моргал..."
  
  (Пауза.)
  
  ТРИЛОБИТ: А почему моргал-то, я не понял?
  ЛЮСЯ: Стоп!
  ТРИЛОБИТ: При чем здесь моргал?
  ТАНЯ: Матвеич, не позорься.
  ТРИЛОБИТ: Написано "моргал", и я читаю - "моргал", как написано, так и читаю, - вот, смотрите, не сам же я это придумал!
  ВАЛЕРА: Не "моргал", понимаешь, не "моргал", а "семейство Морган"!
  ТРИЛОБИТ: А-а, тогда другое дело... Я и то не понимаю - кто моргал?
  ЛЮСЯ: Ладно, все равно переписывать.
  СТАС: Зачем переписывать?
  ЛЮСЯ: Да все плохо.
  ВАЛЕРА: Терпимо.
  СТАС (Люсе): Объясни, пожалуйста, будь любезна, что конкретно тебя не устраивает?
  ЛЮСЯ: Грязно. Не успеваете вовремя, промахиваетесь, ритм не держите. Съедаете текст, какой бы он ни был - абы как, лишь бы только сказать. Про дикцию вообще молчу, бог вам судья. Но и это все полбеды. Почему вы жмете, жмете, жмете эти африканские страсти? Особенно тебя, Дроздов, касается.
  ВАЛЕРА: Пагарячылыс, панымаэш?
  ЛЮСЯ: Вика, сейчас пишем все по новой, с самого начала!
  ГОЛОС ВИКИ: Поняла!
  ВАЛЕРА: Кто не успел, загляните лишний раз в текст. (Стасу, который
  вдруг начинает безудержно хихикать.) Заглянул в текст?
  СТАС: Заглянул... (Хихикает.)
  ВАЛЕРА: Ну, и что смешного?
  СТАС: Да все...
  ВАЛЕРА (невольно тоже хихикает): Перестань!
  СТАС: Не получается...
  ЛЮСЯ: Прекратили хиханьки! (Сама начинает смеяться.)
  ГОЛОС ВИКИ: Пишем?
  ЛЮСЯ: Пишем!
  ГОЛОС ВИКИ: Тогда пишем...
  
  (Снова начинается запись того же куска, голоса постепенно звучат тише, свет гаснет - конец первой картины.)
  
  КАРТИНА ВТОРАЯ.
  
  (Та же студия. Август следующего года. Стас сидит, увлеченно роясь в своей пачке монтажек. Входит Люся.)
  
  СТАС: Люська! Поздравляю, у нас с тобою намечается роман. Я так и думал.
  ЛЮСЯ: Кто тебе сказал?
  СТАС: Прочитал последнюю серию.
  ЛЮСЯ: Тьфу, типун тебе, а я-то испугалась.
  СТАС (довольный): Правда?
  ЛЮСЯ: Где все? Через десять минут запись...
  СТАС: Зажрались. Вот что случается, если вкусить в изобилии незрелых плодов с древа успеха...
  ЛЮСЯ: Какой успех, о чем ты, Стасик...
  СТАС: Народ нас смотрит.
  ЛЮСЯ: Не нас, а их. (Жест в сторону экрана.) Давай, не путай.
  СТАС: Деньги плотют.
  ЛЮСЯ: Какие деньги...
  СТАС: Ну, какие-никакие, а все равно приятно, согласись.
  ЛЮСЯ: Скажи еще - а материал какой хороший!
  СТАС (машинально): А материал какой... Людмила!
  ЛЮСЯ: Почему непременно надо опаздывать, кончится когда-нибудь это безобразие?..
  
  (Входит Валера.)
  
  ЛЮСЯ: Валерик, птичка, третий день тебя ищу!
  ВАЛЕРА: Домой звонила?
  ЛЮСЯ: А куда же еще?
  ВАЛЕРА: И что тебе сказали?
  ЛЮСЯ: Твоя супруга очень вежливо объяснила, что ты недавно ушел, вернешься поздно; приходил, но убежал опять; обязательно будешь, но
  точно неизвестно, когда, и так далее, два дня без перерыва.
  ВАЛЕРА: Зачем искала-то?
  ЛЮСЯ: Валерик, поглядишь тачку?
  ВАЛЕРА: Не твою, надеюсь?
  ЛЮСЯ: Откуда у меня тачка, один знакомый, он заплатит...
  ВАЛЕРА: Оставь телефон, я ему проще сам перезвоню. (Вынимает ручку.)
  ЛЮСЯ: Неудобно как-то, давай, он тебе позвонит.
  ВАЛЕРА: Сказал - я позвоню, так будет проще. Диктуй телефончик.
  ЛЮСЯ: Может, лучше не надо, ну его совсем, зачем тебя так напрягать...
  ВАЛЕРА: Зачем-зачем, а деньги... (Пауза.) Люська... Я тебя правильно понял?
  ЛЮСЯ: Ну и что?
  ВАЛЕРА (листает записную книжку): Я позвоню. Как имя-отчество?
  ЛЮСЯ: Виктор Ефимович.
  ВАЛЕРА: Опять двадцать пять?
  ЛЮСЯ (хихикнув): Тогда уже, скорей, семь-сорок...
  СТАС: Расистом стал, Валера, что ли? Какая тебе разница?
  ВАЛЕРА: Ну, вырвалось нечаянно.
  СТАС: Тебя же ни о чем никто не спрашивает.
  ВАЛЕРА: Спасибо, я ценю!
  ЛЮСЯ: Смотрел кто-нибудь вчера "Морганов", а то я пропустила...
  СТАС: Я не смотрел, но жена говорит, закончилось на том, что у Таньки, тьфу, у Китти сперли сумочку...
  ВАЛЕРА: Какую еще сумочку?
  СТАС: Сумочку с любовными письмами у нее потырили, потом из-за писем
  ее всю дорогу будут шантажировать...
  ВАЛЕРА: Уже забыл... Так это все и было-то когда? Мы с той поры, наверное, полсотни серий записали - упомни все, попробуй...
  ЛЮСЯ: Плохо!
  СТАС: Люся, как их можно помнить? Они, как, извини, драконьи головы, только кто-нибудь в Австралию отвалит, не успеешь дух перевести, уже какой-нибудь кузен Тимоти из той же самой, на фиг, Австралии припрется, и пошел, и пошел киздеть, какая у них там жизнь в Австралии тяжелая...
  ЛЮСЯ: Вот я и говорю - давно пора составить картотеку...
  
  (Вбегает Таня.)
  
  ТАНЯ: Сидите? У меня сумочку украли!
  ВАЛЕРА: Чего кричишь, мы уже знаем.
  ТАНЯ: Откуда?
  ВАЛЕРА: Вчера по ящику показывали.
  ТАНЯ: Да при чем здесь вчера по ящику, когда у меня сегодня,
  только что украли сумку!
  СТАС: Правда? Танька, ты не сочиняешь?
  ТАНЯ: Поставила вот так на сиденье в автобусе, на секундочку буквально, серьгу поправить, тут толпа пошла на выход, я смотрю, а сумки нету!
  Вахтерша не хотела пускать, пропуск в сумке, сумка тю-тю, стою, как дура. Хорошо, Викуля подошла, а то и вовсе не пустили бы, наверное...
  ВАЛЕРА: Что было в сумке?
  ТАНЯ: Ой, барахло такое, что не жалко. Кошелек, правда, хороший - индийский такой кошелек, но денег мало... записная книжка... ерунда, я телефоны нужные и так на память знаю... пропуск... косметичка старая, очень кстати, а то не доходили руки выбросить... что же там еще было-то...
  
  (Входят Трилобит и Роза.)
  
  РОЗА: Здравствуйте. Мы сегодня почти вовремя.
  ТРИЛОБИТ: Если и опоздали, то самую малость, так сложились обстоятельства...
  ТАНЯ: Неужели больше ничего не было? Прямо не могу поверить.
  ЛЮСЯ: Танька, везучая!
  СТАС: Любовных писем не было? Ты вспомни...
  ТАНЯ: Да в том-то, Стасик, весь и ужас, что не было там никаких любовных писем... (Неожиданно начинает плакать.)
  ТРИЛОБИТ: "Не дайте мне с ума сойти, о боги,
  Пошлите сил, чтоб не сойти с ума..."
  ЛЮСЯ: Между прочим, ничего смешного нет, у Таньки сумочку украли!
  ТРИЛОБИТ: Видал вчера. Танюха, ты визжала бесподобно, я заслушался.
  ВАЛЕРА: Не в сериале, Трилобит, на самом деле сперли сумку.
  ТРИЛОБИТ: У Таньки?
  РОЗА: Ой, бывают же такие совпадения...
  ТРИЛОБИТ: У Таньки, правда, с любовными письмами свинтили сумку?
  СТАС: Украли сумку, да, у Таньки, но без писем.
  ТАНЯ: Ни одного любовного письма! - ни одного! За всю мою такую правильную жизнь ни одного любовного письма не получила! Ни даже пусть коротенького самого, с ошибками... ни одного! Да что вы слушаете так, вы не поймете
  все равно! (Упоенно рыдает.)
  ВАЛЕРА: Опомнись, Танька! В тебя было влюблено пол-курса, я с Романовским лично сам махался из-за тебя, два кровных зуба, как с куста, - "отчислим!", "из комсомольцев исключим!", а я ходил таким героем - подумаешь, не преуспел, зато хотя бы пострадаю...
  ЛЮСЯ: Танька, роковая женщина, прекрати вытье, противно слушать.
  ТАНЯ: И ни один, подумай, писем не писал! (Плачет.)
  ТРИЛОБИТ: Танюша, я тебя не понимаю. Твой благоверный Никитюк тебя встречает после работы, я сам видел! Нормальный мужик, не актер, симпатичный, непьющий, каких тебе любовных писем еще надо...
  ТАНЯ: Матвеич, мне ничего не надо, ноу проблем, жизнь удалась... (Плачет.)
  СТАС: А-а-а! (Швыряет с размаху об пол свою пачку монтажек, листы разлетаются.) Я, матка боска, сам не понял, почему никто мне не прислал любовного письма! А я в театре, чтоб его, работаю! Я иногда, бывает, и на сцену выхожу! Я читать умею! Я сохранился в полном блеске обаяния! Вы только посмотрите, я какой хорошенький - и никаких любовных писем! Да что там письма! После спектакля весь народ расходится с букетами, а я один, как та сиротка Хася, без цветочков! А до чего я ландыши люблю... Да хрен-то с теми ландышами, зашибись они совсем! Четыре бабы в доме, сам себе носочки штопаю! Плачь, Танька, громче! Я тебя понимаю, как никто! Тебе еще хуже, чем мне, приходится, если разобраться. И не писал никто, и не напишет, на голове у тебя черт-те что, красишься, как барменша, одеваться не умеешь, маникюр облез, колготки рваные...
  ТАНЯ: Где - рваные?! (Вскакивает.)
  СТАС: А ты, Таня, в свои сорок лет не знаешь...
  ТАНЯ: Какие сорок?!
  СТАС: ... не знаешь даже такой прописной истины, что в нормальных колготках любые ноги выглядят прилично, даже такие, Таня, как твои! (Отскакивает за спины остальных.)
  ТАНЯ (гонится): Куда?!
  СТАС (убегает): Некогда, Танюха...
  ЛЮСЯ: Мужики! Держите Таньку! Она его покалечит! Танька, дура, остановись!
  ТАНЯ (гонится): Сейчас! Вот только приложу об стенку мордой хорошенько этого паскуду Каблукова, руки с мылом вымою и в тот же миг остановлюсь!
  ТРИЛОБИТ: Танюша, мы же интеллигентные люди...
  ВАЛЕРА (свистит): Атас - Мазаев!!!
  
  (Общее оцепенение, как в детской игре "замри". Таня приходит в себя первой, хватает Стаса за рукав.)
  
  СТАС (безуспешно пытаясь вырваться): Танька, не надо, не убивай, я боюсь крови! Давай, лучше я тебе любовное письмо напишу, хочешь? Дли-и-и-инное... (Высвобождается, оставляя куртку в руках у Тани.)
  ТАНЯ (встряхивает задумчиво куртку, "душит" ее и со всего размаха швыряет в стену): Шпана!..
  ЛЮСЯ (кричит): Вика, ты на месте?:
  ГОЛОС ВИКИ: Я здесь. Что, смотрим?
  ЛЮСЯ: Смотрим, Вика, смотрим, и как можно скорее!
  
  (После просмотра. Запись.)
  
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Я знала, что рано или поздно судьба сведет нас снова вместе, о, мои нежно любимые пасынки..."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Дорогая матушка, я вынужден предложить вам место за нашим столиком..."
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Благодарю тебя, Саймон, ты всегда был добрым мальчиком."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Но делаю это, скрепя сердце. Долорес, я не верю ни в руку судьбы, ни в вещие сны, ни в случайные встречи. "
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "А ты, Ричард, тоже, как и твой брат, не веришь в то, чему нет объяснения?"
  СТАС-РИЧАРД: "Не смотрите на меня так, дорогая матушка, я теряюсь под вашим взглядом..." (Давится от смеха.)
  (Валера и Люся привычно дают ему тычка, не отрывая взгляда от экрана.)
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Долорес, не лучше ли будет, если ты скажешь нам прямо - зачем ты здесь?"
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Я здесь ради вашего блага. Вы оба затеяли опасную игру, и знаете это."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Не понимаю, о чем ты говоришь."
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Нанять частного детектива, чтобы следить за мной и сенатором Джайлсом - это была не самая удачная идея. Сенатор в бешенстве, Саймон, и если он узнает, чьих рук это дело, боюсь, всех моих денег будет недостаточно, чтобы оплатить пластическую операцию, которая вернула бы тебе прежний облик..."
  СТАС-РИЧАРД: "Частного детектива нанял я."
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Зачем, Ричард? Тебе в самом деле интересно знать, что происходит в моей жизни?"
  СТАС-РИЧАРД: "Семья заинтересована в том, чтобы именно сейчас, пока в суде штата решается дело о пересмотре завещания отца, наша легкомысленная мамочка не нашла подходящего способа пустить на ветер все наши деньги..."
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Ричард, мне всегда казалось, что мы с тобой смогли бы найти общий язык, не будь ты таким безнадежным упрямцем..."
  (Беззвучно хихикает.)
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Запомни, Долорес, пока я жив, тебе не удастся погубить душу моего брата. Если тебе есть, что сказать - говори, я готов тебя выслушать." (Давится от смеха.)
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Тогда слушай меня, Саймон, и слушай внимательно, потому что, ручаюсь, тебе никогда не доведется услышать ничего подобного. Я предлагаю вам сделку - все деньги, завещанные мне вашим отцом. в обмен на завещанный вам фамильный особняк, в котором, насколько мне известно, никто из вас не намерен поселиться."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Миллионы Морганов - в обмен на заброшенный дом? Я правильно понял?"
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Я не стану торопить вас с ответом. Мое предложение остается в силе, пока не начнется судебный процесс. Если, разумеется, он когда-нибудь начнется, в чем я глубоко сомневаюсь..."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Спасибо за предложение, милая матушка. Решение примет семейный совет, и я дам вам знать о том, каким оно будет."
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Насколько я понимаю, разговор окончен. Теперь, следуя правилам хорошего тона, я должна улыбнуться вам на прощанье?"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Не смею задерживать вас, дорогая матушка."
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Но напоследок я позволю себе сказать два слова твоему брату. Ричард, неужели ты до сих пор не понял то, что я поняла в тот же самый миг, когда увидела тебя? Мы созданы друг для друга... Посмотри на меня так, как смотрел тогда, при нашей первой встрече - ты помнишь, Ричард?"
  СТАС-РИЧАРД (сдерживая смех): "Ты хочешь невозможного, Долорес..."
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Моя беда в том, что я слишком поздно поняла, чего я хочу..." (Борется со смехом.)
  СТАС-РИЧАРД: "Единственное, что я могу теперь для тебя сделать - послать... (Переворачивает лист, мгновенная пауза.) ... тебе поздравительную открытку на День Матери..." (Зажимает себе рот.)
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Я сохраню ее навсегда, Ричард Морган, в память о той благословенной минуте, когда поняла, что как бы ни старалась, я не сумею стать для тебя хорошей мачехой..."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Ричард, теперь, когда она ушла, скажи мне, существует ли какое-то рациональное объяснение тому, что происходит с нашей милейшей мачехой? Это ее невероятное предложение... Что ты скажешь об этом, Ричард?.."
  СТАС-РИЧАРД: "Что я скажу? Скажу, что она - самая великолепная из всех женщин, каких я когда-либо встречал в своей жизни..."
  
  (Пауза.)
  
  ЛЮСЯ: Викуля, стоп!
  СТАС: Неужели все?
  ЛЮСЯ: Стасик, если ты еще раз позволишь себе хихикнуть на площадке...
  СТАС: Где я хихикал?
  ВАЛЕРА: В самом деле, Стас, надо как-то себя сдерживать...
  СТАС: А я что делаю?
  ВАЛЕРА: Я не понимаю, что ты делаешь, но работать с тобой невозможно!
  ЛЮСЯ: ... если хотя бы еще один-единственный раз...
  СТАС: Я виноват, что я смешливый? Вы, двое, зашпыняли меня совсем, сами посмотрите, уже все ребра синие!.. (Демонстрирует синие ребра.)
  ТРИЛОБИТ: Все равно, Стас, так нельзя, это непрофессионально...
  ЛЮСЯ: Если, говорю, хоть однажды...
  СТАС: Матвеич! Кукумария! Я живой, понимаешь? А они - говорящие чучела! (Жест в сторону экрана.) Ты не подумай, я ничего не имею против чучел, но только с какой стати я их должен признавать, как высшую форму жизни?!
  ВАЛЕРА: Доигрался Джон на скрипке...
  ЛЮСЯ: Короче! Еще хоть раз хихикнешь, Каблуков...
  СТАС (кивая): Дневник на стол, вон из класса, "неуд" по поведению, закончишь со справкой, без родителей в школу не приходи... Люся, скажи,
  чего ты от меня хочешь? Хочешь, я тебе свою почку завещаю?
  ЛЮСЯ: А куда она мне, твоя почка, спасибо, Стасик, вся прокуренная, когда у меня полный комплект своих на месте?
  СТАС: Возьми на счастье. Насчет "прокуренная" ты неправа, я курить бросил...
  ТРИЛОБИТ: Молодец!
  СТАС: Две недели держусь, пока Трилобит сейчас не сказал "молодец", мне даже ни разу и курить не захотелось...
  ВАЛЕРА: Мы собрались, чтобы работать, или слушать откровения Каблукова? Люся, что у нас дальше?
  ЛЮСЯ (смотрит в монтажку): Джайлс, Милдред, Саймон...
  ВАЛЕРА: Напомните, кто такой Джайлс, компаньон или сенатор?
  ЛЮСЯ: Сенатор Джайлс, которого я так усердно охмуряю.
  ТРИЛОБИТ: Спокойно, вспомнил - я за него.
  ЛЮСЯ: Викуля! Как там у нас предыдущий кусок, получился?
  ГОЛОС ВИКИ: Блестяще!
  ЛЮСЯ: Никаких посторонних звуков?
  ГОЛОС ВИКИ: Я поняла, поняла... Нет, все чистенько, можем смело продолжать.
  ЛЮСЯ: Тогда смело продолжаем. Пишем?
  ГОЛОС ВИКИ: Пишем.
  
  ТРИЛОБИТ-ДЖАЙЛС: "Входите, Милдред... В чем дело, вы не рады меня видеть?"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Я всегда счастлива принимать вас у себя дома, сенатор Джайлс, но не вполне понимаю, что вы делаете в моей спальне среди ночи и как вы сюда проникли?"
  ТРИЛОБИТ-ДЖАЙЛС: "Для одинокой женщины вы непозволительно забывчивы, Милдред. Я не застал вас дома, но дверь гаража была приоткрыта. Через гараж я прошел в кухню, поднялся по лестнице, очутился здесь и подумал - а вдруг это судьба? Путь в вашу спальню оказался не таким трудным, каким вы его представляли..."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Сенатор Джайлс, вы покинете мой дом той же дорогой, иначе я немедленно вызываю полицию!"
  ТРИЛОБИТ-ДЖАЙЛС: "Перестаньте, Милдред... Вы не так безрассудны, чтобы рисковать своей репутацией."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Мое лучшее вино! "Шато Шеваль Блан"! Вы его вылакали, сенатор? Как вы посмели? Эту бутылку покойный отец подарил мне в день нашей свадьбы с Саймоном!"
  ТРИЛОБИТ-ДЖАЙЛС: "Ваш старикан знал, что делает, и унаследуй вы хоть малую толику его житейской мудрости, вы не стали бы изображать сейчас передо мной Леди Годиву..."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Сенатор, вот вам мое последнее слово - сию же секунду убирайтесь отсюда!"
  ТРИЛОБИТ-ДЖАЙЛС: "Я уйду, но при одном условии..."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "В моем доме условия ставлю я!"
  ТРИЛОБИТ-ДЖАЙЛС: "В самом деле? Но я все равно поцелую вас прежде, чем уйти, неважно, хотите вы этого или нет..."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Сенатор Джайлс!"
  ТРИЛОБИТ-ДЖАЙЛС: "Ты можешь называть меня просто Роберт...
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Отпустите меня!"
  ТРИЛОБИТ-ДЖАЙЛС: "Милдред, мы знакомы уже две недели... еще ни одной красотке не удавалось водить меня за нос так долго..."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Уберите руки, сенатор Джайлс..."
  ТРИЛОБИТ-ДЖАЙЛС: "Роберт - просто Роберт, я настаиваю..."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Пусть будет просто Роберт... Предупреждаю, я закричу!"
  ТРИЛОБИТ-ДЖАЙЛС: "Милдред, мне не по нраву эти викторианские причуды. Кричать? Зачем? Как это глупо... А впрочем, почему бы и нет?"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Я ударю тебя!"
  ТРИЛОБИТ-ДЖАЙЛС: "Крошка, твой экстремизм меня пугает. Впрочем, рассерженная, ты нравишься мне даже больше. Я должен тебя поцеловать, чего бы мне это не стоило!"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Боже мой! Неужели я убила его?"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Милдред! Что все это значит? Сенатор Джайлс? В нашей спальне?.."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Ты, очевидно, хотел сказать "в нашей бывшей спальне"? Не забывай, Саймон, мы с тобой разведены."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Не будь мы разведены, Милдред, я не оставил бы на тебе живого места. Благодари бога за то, что мне удалось раскусить тебя прежде, чем ты оказалась в объятиях этой пьяной обезьяны..."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Выслушай меня, Саймон! Это чудовищное недоразумение!"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Не унижайся, Милдред, сочиняя на скорую руку сказку о том, что сенатор Джайлс оказался здесь вопреки твоей воле."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Саймон, я понимаю, это звучит неправдоподобно, но именно так все и случилось на самом деле."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Разумеется, дорогая..."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Ты не веришь мне, Саймон?"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Я только не понимаю, для чего тебе понадобился я? Зачем ты позвала меня сюда среди ночи? Тебе хотелось, чтобы я присоединился к вашему веселью? Или ты не могла придумать другого способа сделать мне больно? В таком случае, ты зря потратила время. За последний год благодаря тебе я испытал столько боли,
  что в конце концов перестал ее чувствовать..."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Я не звала тебя, Саймон! Что ты имеешь в виду?"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Разве не ты написала мне эту записку?"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Помилуй, господи, нет!"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Странно. Если это и шутка, то неудачная. Я выясню, чьих рук это дело. Прощай, дорогая. Извини, если помешал вам. Спокойной ночи, сенатор Джайлс!"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Саймон, не уходи!"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Какие-нибудь проблемы, дорогая?"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Проблема в сенаторе Джайлсе..."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Тут я ничем не могу тебе помочь. Чего ты вообще хочешь от бедняги, когда он в таком ужасном состоянии? Мой тебе совет - дай ему хорошенько выспаться."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Саймон, постой! Сенатор Джайлс... О, господи, кажется, я все-таки убила его!"
  
  (Пауза.)
  
  ЛЮСЯ: Викуля, стоп!
  ВАЛЕРА: Не надо "стоп", посмотрим дальше.
  ЛЮСЯ: Валера, подожди секунду. Вика, миленькая, ты можешь попросить, чтобы еще раз показали маленький кусочек, в самом начале этой сцены, там, где она его еще не видит и халатик не накинула?
  ТАНЯ: Ой, да-да-да! Я тоже хочу, пускай покажут! Вика, пожалуйста!
  ГОЛОС ВИКИ: Сейчас сделают.
  ВАЛЕРА: Девки, вы чего затеяли?
  ТРИЛОБИТ: "Откройте тайники своих сердец, вместилища порока... " Стас, как дальше?
  ЛЮСЯ: Вы покурили бы, сходили, я не знаю... Еще секунду потерпите, мы посмотрим, и прямо сразу быстро-быстро едем дальше...
  ВАЛЕРА: Куда смотреть-то, я не понял, объясните! Я, может, тоже посмотрел бы...
  СТАС: Валера, брось ты, все понятно. Небось, увидели какую-нибудь тряпку и рвутся ее теперь детально разглядеть...
  ЛЮСЯ: Стасик, я балдею... Как ты догадался?
  СТАС: А чего мне гадать, у самого такое дома сплошь и рядом.
  ЛЮСЯ (в экстазе уставившись на экран): О! Танька, ты видишь? Вот она!
  СТАС (смотрит): Ос-с-с-споди...
  ЛЮСЯ: Танька, видишь, видишь?..
  ТАНЯ: Вижу... Зачем смотрела, только зря расстроилась.
  РОЗА: А может, попросим Вику, пусть еще разок покажут?
  ВАЛЕРА: Чего покажут? Эту дикую ночнушку?
  ЛЮСЯ: Вика! Можно нам еще раз с того же места посмотреть?
  ГОЛОС ВИКИ: Сейчас вернемся...
  ТРИЛОБИТ: Подумать только, что им нравится...
  РОЗА: Оригинально так кружавчики пришиты на плече... Смотрите, смотрите!
  ВАЛЕРА (смотрит): Ой, не могу... ой, мать честна... как из борделя убежала!
  ТАНЯ: Да... Самой так не сошьешь, вот что обидно...
  ЛЮСЯ: Сошью!
  ТАНЯ: Не сошьешь. Люська.
  ЛЮСЯ: Сошью, посмотришь. У меня машинка есть.
  ТАНЯ: Дело не в машинке, а в материале, где ты такой возьмешь, как у нее.
  ЛЮСЯ: Материальчик найти можно. У меня выкройка похожая где-то есть, я знаю, как переделать, надо только поискать, если не выкинули, когда переезжали...
  РОЗА: У меня напротив дома магазин "Ткани", я могу поглядеть, а вдруг, найдется что-нибудь подходящее...
  ЛЮСЯ: У тебя есть мой телефон? На всякий случай, запиши...
  ВАЛЕРА (кричит): Не могу больше это слышать! Девки, есть у вас совесть или нет?!
  ТРИЛОБИТ: Вот именно.
  СТАС: Был бы здесь Мазаев, он бы вам такой материальчик показал, вы до конца бы дней своих потом вдоль плинтуса скользили, вспоминая...
  ВАЛЕРА: И правильно бы, я считаю, сделал! Вика! Смотрим дальше, с чем еще мы не работали!
  ГОЛОС ВИКИ: Сейчас подгоним...
  ЛЮСЯ: Все равно не удалось толком рассмотреть, она слишком быстро повернулась...
  ТАНЯ: Будут показывать, запиши на видик.
  ЛЮСЯ: Идея! А по каким дням крутят наших "Морганов", а то я, как ни включу, все пролетаю...
  ВАЛЕРА: Понедельник, вторник, пятница, сразу после новостей.
  ЛЮСЯ (бормочет): Понедельник, вторник, пятница... понедельник, вторник, пятница...
  ГОЛОС ВИКИ: Смотрим?
  ЛЮСЯ: Ой, смотрим...
  
  (Смотрят.)
  
  ТРИЛОБИТ: А моего сенатора, получается, совсем убили, прямо насмерть?..
  СТАС: Пустой бутылкой?..
  ВАЛЕРА: Не фиг делать.
  СТАС: Пигалица такая, эта Милдред, дала ему пустой бутылкой по башке, и он загнулся? Кукумария...
  ВАЛЕРА: Может, просто приварила в нужное место, там, где кости сходятся...
  ЛЮСЯ: Так ему и надо, паразиту. Я его охмуряю-охмуряю, а он - к Ми-и-илдред! в спа-а-а-альню! Спи спокойно, дорогой сенатор! Мотя! Не переживай, мы тебе найдем кого-нибудь получше!
  ТРИЛОБИТ: А мне он так чего-то нравился...
  ГОЛОС ВИКИ: Посмотрели, пишем?
  ЛЮСЯ: Готовы? Пишем.
  
  СТАС-РИЧАРД: "Алло! Саймон, ты знаешь, который теперь час?"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Ричард, я не стал бы беспокоить тебя по пустякам..."
  СТАС-РИЧАРД: "В чем дело? У тебя неприятности?"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Неприятности будут у всех нас, если ты не появишься здесь как можно скорее..."
  СТАС-РИЧАРД: "Что-то случилось с Милдред?"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Милдред в порядке, но... Ричард, мне бы не хотелось говорить об этом по телефону."
  СТАС-РИЧАРД: "Я выезжаю! Алло, Саймон... Алло! Черт побери, и зачем я только бросил курить?"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Саймон, ради бога, для чего тебе понадобилось впутывать сюда своего брата?"
  СТАС: Стоп! Вика, Вика, останови!
  ВАЛЕРА: В чем дело?
  СТАС (Валере): Дай сигарету.
  ВАЛЕРА: Может, тебе еще и огонькю?
  СТАС: Валера, дай сигарету мне, скорее!
  ВАЛЕРА: Не дам, ты бросил.
  СТАС: Трилобит!..
  ТРИЛОБИТ: "Беломор".
  СТАС: Неважно!
  ВАЛЕРА (сует сигарету): На, возьми, возьми нормальную, на, с фильтром возьми, а то еще подохнешь с непривычки...
  СТАС (закуривает): Спасибо.
  ТРИЛОБИТ: Кури, касатик, на здоровье.
  ЛЮСЯ: Сказано было - не курить в студии!
  ВАЛЕРА: Хорошо ли тебе, Стасик?
  СТАС: Хорошо!
  ВАЛЕРА: А почему так нервно, я не понял?
  СТАС: Ты слышал, да, что он сказал? Курить он, сука, бросил - извините меня, девушки!
  ВАЛЕРА: Ну, и что такого?
  СТАС: Ничего такого, только я, как ни странно, тоже именно сейчас бросил курить, и мне теперь что делать, подскажите, кто здесь умный!
  ЛЮСЯ: Почему странно, в Америке многие бросают курить, у них сейчас такая мода...
  СТАС: А-а-а, ну, тогда все понятно! Мода у них в Америке такая! А я-то все гадаю - в чем же дело? Оказывается, у них такая просто мода, да? В Америке! Земной поклон тебе, Люсечка, что бы я без тебя делал!
  ЛЮСЯ: А что я сказала? Да, у них такая мода.
  СТАС: При чем здесь мода?! Ёшь твою двадцать, неужели непонятно? Сперва украли сумочку у Таньки, а теперь мой придурок курить бросает в одночасье - ну, ничего себе, красиво получается... Вам нравится такое, да? А мне не нравится!
  ЛЮСЯ: Стас, только не надо, умоляю, так серьезно, ерундовое совпадение.
  СТАС: На хрена такие совпадения!
  ТРИЛОБИТ: Кукумария...
  ВАЛЕРА: Накурился?
  СТАС: Да!
  ВАЛЕРА: Можно продолжать?
  СТАС: Безусловно.
  ВАЛЕРА: Какое счастье... Продолжаем.
  ЛЮСЯ: Вика, пишем дальше, мы готовы!
  ГОЛОС ВИКИ: Пишем, пишем...
  
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Саймон, ради бога, для чего тебе понадобилось впутывать сюда своего брата?"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Меня всегда интересовало, любит ли тебя Ричард так же сильно, как ты его? Или ты полагаешь, я ничего не знал о твоей любви к Ричарду, которая длилась все эти годы и, я уверен, длится до сих пор?"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Саймон, о чем ты говоришь, когда здесь, в моей спальне лежит мертвый сенатор Джайлс?"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Ты права, Милдред, это серьезная проблема.
  Мы будем решать ее по-семейному, в узком кругу. Только ты, я и Ричард."
  РОЗА-МИЛДРЕД: Не понимаю, почему нельзя обойтись без Ричарда?"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Хорошо, пусть будет по-твоему. Ты поможешь мне избавиться от тела?"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Каким образом?"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Если я возьму покойного Джайлса за плечи, а ты за ноги, мы вдвоем сможем снести его вниз по лестнице."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "И что потом?"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Погрузим его в машину, отвезем подальше от города и выбросим на какой-нибудь свалке. Судя по тому, что ты мне сейчас рассказала, там ему самое место."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Саймон, не лучше ли будет пойти в полицию
  и рассказать все, как есть?"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Навряд ли они нам поверят."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Но ты поверил мне!"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Поверил потому, что был женат на тебе пять лет и знаю, что только с тобой могла случиться такая дурацкая история! Бери его за ноги!"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Наверное, сначала надо надеть перчатки..."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Это еще зачем?"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Разве ты ничего не слышал про трупный яд?"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Господь милосердный... Несем мы его или нет?"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Сейчас, Саймон, только не сердись, пожалуйста..."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Бери его за ноги, да поживее! Долго я еще
  буду держать эту тушу?"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Подожди, Саймон. Кажется, я теряю сознание..."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Нашла время!"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Или нет... по-моему, меня сейчас стошнит..."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Выбери что-нибудь одно, дорогая, и побыстрее..."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Извини, Саймон, мне срочно понадобилось в ванную..."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Не задерживайся! Помни, что у тебя гость...
  Ричард! Как ты вошел? У тебя были ключи?"
  СТАС-РИЧАРД: "Как могли попасть ко мне ключи от твоего бывшего дома? Дверь была не заперта... Что это, Саймон?"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Покойный сенатор Джайлс, собственной персоной."
  СТАС-РИЧАРД: "Ты убил сенатора Джайлса?"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "К сожалению, не я... Сенатора Джайлса убила Милдред. Покойный имел неосторожность спьяну забраться в ее спальню, получил бутылкой по голове и тут же отдал богу душу."
  СТАС-РИЧАРД: "Возможно, я вмешиваюсь не в свое дело, но мне всегда казалось, что ты напрасно расстался с Милдред."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Если бы я не расстался с Милдред, то возможно, лежал бы теперь на месте этого несчастного!"
  СТАС-РИЧАРД: "Так или иначе, сейчас мы должны решить другую проблему, и здравый смысл подсказывает мне поторопиться с решением, пока еще не рассвело..."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Ричард, ты единственный всегда понимал
  меня с полуслова..."
  СТАС-РИЧАРД: "Значит, вот как делаются теперь дела в семейства Морганов? Надеюсь, Милдред не станет возражать, если я закурю в ее спальне..."
  
  СТАС: Мать твою за ногу, вы посмотрите, что он делает!
  ВАЛЕРА: Курит он, Стасик.
  ТРИЛОБИТ: Курит, да.
  ЛЮСЯ: Имеет право... Вика, стоп!
  СТАС: Вы посмотрите, а? Все видели?
  ТАНЯ: Видели, Стас, а что поделаешь?
  ВАЛЕРА: Покури, успокойся... Хочешь сигаретку?
  СТАС: Не надо! Видели, да?
  ЛЮСЯ: Видели. Хочешь, открутим обратно, посмотрим снова,
  если тебе от этого легче...
  СТАС: Я не понимаю, он сам сейчас говорил, что бросил курить?
  ТАНЯ: А ты и поверил?
  СТАС: Так почему он теперь курит?!
  ВАЛЕРА: Почему-почему... Курить захотел!
  СТАС: Вот ведь сука какая...
  ВАЛЕРА: Нет, на сегодня хватит гуманизма! Стас, извини, ты уже всё или еще, может, чего-нибудь отмочишь всем на радость? Психуй скорее, не успеем,время уходит...
  ЛЮСЯ: Я опять забыла - по каким мы дням?
  ВАЛЕРА, СТАС, ТРИЛОБИТ, (хором): Понедельник, вторник, пятница!..
  ЛЮСЯ: Поняла. Пишем сразу, прямо дальше? Вика! Пишем!
  ГОЛОС ВИКИ: Откуда?
  ВАЛЕРА (смотрит в текст): Тыры-пыры... "всегда понимал меня
  с полуслова."
  ГОЛОС ВИКИ: Понятно. Поехали.
  
  СТАС-РИЧАРД: "Значит, вот как делаются теперь дела в семействе Морганов? Надеюсь, Милдред не станет возражать, если я закурю в ее спальне."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Это не все, Ричард. Взгляни сюда."
  СТАС-РИЧАРД: "Ты хочешь сказать, что Милдред не писала этой записки?"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Именно так."
  СТАС-РИЧАРД: "Боюсь, для нас наступают нелегкие времена."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Подумай хорошенько, Ричард, пока у тебя есть такая возможность..."
  СТАС-РИЧАРД: "Саймон, здесь не о чем думать, мы одна семья,
  и этим все сказано."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "В таком случае, у нас больше нет причин
  откладывать то, что мы должны сделать..."
  
  (Пауза)
  
  ВАЛЕРА: Дальше смотреть будем?
  ЛЮСЯ: Успеем ли?
  ВАЛЕРА: Вика, у нас есть еще время?
  ГОЛОС ВИКИ: Ну, а сколько вам надо? Полчаса хватит?
  ЛЮСЯ: Думаю, хватит. Остался последний кусочек, тут минут на семь, не больше.
  ГОЛОС ВИКИ: Только постарайтесь уложиться.
  ВАЛЕРА: Сейчас навалимся! Смотрим?
  ГОЛОС ВИКИ: Смотрим, смотрим...
  
  (Смотрят.)
  
  ЛЮСЯ: Тут у нас появляется какой-то полицейский...
  ТРИЛОБИТ: Возьму.
  ЛЮСЯ: Допустим. Милдред, Саймон, полицейский... Замечательно.
  РОЗА: А вы не знаете, почему она так хочет заполучить этот домик?
  СТАС: Кто хочет домик?
  ВАЛЕРА: Долорес хочет домик, предлагала нам с тобой миллионы Морганов, так не за эту же хрущобу. (Кивает на экран.) За фамильный особняк!
  СТАС: Отдадим?
  ВАЛЕРА: Я не отдал бы.
  СТАС: А деньги нам, по-моему, нужны.
  ВАЛЕРА: Деньги нам нужны, и у нее на это весь расчет. Иначе с чего она внезапно так нас полюбила?
  СТАС: Она меня всегда любила, предположим.
  ЛЮСЯ: Мне и самой, сказать по правде, непонятно с этим домом. Придумали глупость какую-то, зато, глядишь, и есть теперь, о чем поговорить... Пишем скорее! Готовы? Пишем, Вика!
  ГОЛОС ВИКИ: Пишем, пишем...
  
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Как ты мог отпустить его одного?!"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Успокойся, Милдред, он пошел на это ради тебя. Тебе необходимо алиби, а разве можно представить лучшее алиби, чем ночь, проведенная с бывшим мужем?"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Он уехал семь часов назад, и до сих пор не позвонил. Саймон, я чувствую, с ним что-то случилось."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Ты предпочла бы, конечно, чтобы на его месте оказался я?"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Если на то пошло, я предпочла бы, чтобы ты
  оказался на месте сенатора Джайлса!"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Милдред, я сам больше всего на свете хотел бы сейчас оказаться на месте сенатора Джайлса... Ударь по моей голове этой бутылкой французской микстуры, отправь меня к праотцам, и я буду тебе искренне признателен..."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Я открою!"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Не смей! Это не Ричард, он не стал бы звонить, зная, что дверь открыта..."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Саймон, чего ты боишься? Я спущусь и открою дверь, а там - будь, что будет."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Мы сделаем это вместе..."
  ТРИЛОБИТ-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: "Мистер Морган?"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Вы не ошиблись. Чем обязан?"
  ТРИЛОБИТ-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: "Офицер полиции Фланаган. Плохие новости, мистер Морган. Это касается вашего брата."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Офицер Фланаган, выслушайте меня..."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Милдред, иди в дом! Продолжайте..."
  ТРИЛОБИТ-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: "Сегодня ночью ваш брат, Ричард Морган, попал в автомобильную катастрофу на 43-м федеральном шоссе."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Он погиб?"
  ТРИЛОБИТ-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: "Сейчас он жив, но его состояние врачи оценивают, как крайне тяжелое."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Что вы хотите сказать?"
  ТРИЛОБИТ-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: "Вы должны понять, мистер Морган, произошла серьезная катастрофа. Пассажир, который находился в машине с вашим братом, скончался на месте. Сейчас мы как раз занимаемся идентификацией его личности..."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Что с моим братом?"
  ТРИЛОБИТ-ПОЛИЦЕЙСКИЙ:" Я не врач, мистер Морган. Я могу сказать только одно... хотя, возможно, это прозвучит жестоко - на вашем месте я не питал бы особых надежд на то, что он выживет."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Ричард..."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Где он сейчас?"
  ТРИЛОБИТ-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: "В госпитале святой Екатерины, мистер Морган."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Я виновата в том, что это случилось..."
  ТРИЛОБИТ-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: "Не стоит обвинять себя, мэм. Машину
  занесло на повороте, и..."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Я должен увидеть его как можно скорее..."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Как мне жить дальше, зная, что я погубила Ричарда?"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Благодарю вас, офицер Фланаган."
  ТРИЛОБИТ-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: "Я искренне сожалею. Прощайте, мистер Морган."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Ты отправил его в эту поездку, потому что надеялся на подобный исход? Не так ли, Саймон? Ты всегда умел просчитывать возможные повороты событий... Ты взвалил на него наши проблемы и послал на смерть, потому что ты всегда ненавидел Ричарда!"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Милдред, помолчи."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Ты думал, что моя любовь умрет вместе с Ричардом, и я стану принадлежать тебе безраздельно... Но ты ошибся, великий провидец Саймон! Я не прощу тебя никогда, до конца моих дней!"
  
  (Пауза.)
  
  ВАЛЕРА: Успели?
  ЛЮСЯ: Подожди... Вика, стоп! Осталось Ричарду сказать последнее слово.
  ТРИЛОБИТ (Стасу): Маэстро, вдарь им напоследок.
  СТАС: "В том мало смеха, что уходит шут,
  Вас тоже перемены в жизни ждут!"
  ЛЮСЯ: Вика, пишем последнее слово, только подгоните, если можно, сразу туда, где он губами шевелит. Чтобы не таращиться всем цехом полчаса на эти осциллографы в благоговейной тишине...
  ГОЛОС ВИКИ: Сейчас попробуем найти.
  ВАЛЕРА: Стас, ты приготовился?
  СТАС: Вхожу в образ...
  ТРИЛОБИТ: Выучил текст?
  ЛЮСЯ: Не приставайте вы к нему, а то собьется!
  ГОЛОС ВИКИ: Подогнали, пишем?
  СТАС: Расступись!
  
  ЛЮСЯ: Пишем!
  
  СТАС-РИЧАРД (шепотом): "Доло-о-о-о-орес..."
  
  (Пауза.)
  
  СТАС: "Погасла свечка, вот мы и в потемках."
  ВАЛЕРА: "Горит не свечка, горит мое воображение." Профессор Мазаев, избранные цитаты.
  ТРИЛОБИТ: Не свечка, а спичка, ученики херовы, не могут
  правильно запомнить!
  ЛЮСЯ: Вика, на сегодня все!
  ГОЛОС ВИКИ: Всем спасибо, встречаемся на следующей неделе, как договорились.
  ВАЛЕРА: Какая разница, свечка или спичка...
  ТАНЯ: А разве это Мазаев сказал про спичку? По-моему, не он...
  ТРИЛОБИТ: Чего "не он", когда он нам весь первый курс твердил про эту спичку?
  ЛЮСЯ: Ка Эс Станиславский, говорит вам о чем-нибудь это имя?
  СТАС: Только не надо, на ночь глядя, про Станиславского...
  ЛЮСЯ: Станиславский сказал про спичку первый, к вашему сведению!
  ТРИЛОБИТ: Кукумария...
  ВАЛЕРА: Люся! Какая разница, Мазаев или Станиславский?! Кто бы ни сказал, не в этом счастье. Спустя столько лет - я даже сам удивился! - помнится...
  СТАС: Ты только не заплачь, смотри, от умиления.
  ЛЮСЯ: Значит, на той неделе опять записываем. Вика! А когда? Викуля?
  ТАНЯ: Ушла Викуля.
  ЛЮСЯ: Она сказала или нет, когда встречаемся?
  ТРИЛОБИТ: Сказала - как договорились.
  ЛЮСЯ: А на когда конкретно мы договорились?
  ВАЛЕРА: В понедельник с утра мы все свободны, выяснили еще в прошлый раз, если кто не может, дайте отмашку.
  ТРИЛОБИТ: Я могу хоть каждый день, я безработный, теперь это модно.
  ЛЮСЯ: Кто не может, признавайтесь. Все могут? Поразительно. Кому до метро?
  ТРИЛОБИТ: Как обычно. Стас, ты с нами?
  ЛЮСЯ: Валерик, дорогой, ты помнишь про мою просьбу?
  ВАЛЕРА: Позвоню обязательно, как только разгружусь. Роза, тебя подвезти?
  РОЗА: Спасибо, я сегодня иду в гости, здесь недалеко. Все, побежала. До свидания! (Уходит.)
  ЛЮСЯ: Позвони, Валерочка, а то меня уже обещали свозить
  в Комарово на выходные...
  ТАНЯ: Неудачно прошел день. Ни слова сказать не дали, сумка пропала - только зря, получается, приходила.
  СТАС (Тане): Твоя алкоголичка хоть живая...
  ВАЛЕРА (Люсе): Комарово - это серьезный шаг.
  СТАС: Почему они моего Ричарда прикончили, чем он им не понравился, такой душевный был мужик...
  ТРИЛОБИТ: Стас, хорошие люди долго не живут.
  ЛЮСЯ: Тем более, неизвестно, может, он еще и выкарабкается...
  СТАС: Где "выкарабкается"? Ты видала, сколько к нему трубочек припаяно? Живого места не осталось... "выкарабкается"... Нет, Люсечка, этот уже не выкарабкается, я чувствую.
  ВАЛЕРА: А я тебе, помнишь, предлагал Саймона? Предлагал! "Валера, нет!"
  Сам выбирал, вот и нечего теперь убиваться.
  СТАС: Действительно, получается как-то даже некрасиво... Валерка, а давай, колыхнемся мы с тобой, как бывало? Ричарда помянем, царство ему небесное...а заодно и себя самих, молодых-способных...
  ЛЮСЯ: Каблуков, у тебя детишки дома плачут! Какие поминки, угомонись. Идешь ты с нами?
  ВАЛЕРА (Стасу): Идея замечательная, только я не могу никак сегодня, я на машине. Отложим до другого раза.
  СТАС: А в следующий раз пешком придешь?
  ВАЛЕРА: Приду.
  СТАС: Не надо.
  ВАЛЕРА: Приду, серьезно.
  СТАС: Делать тебе нечего? Ну, предложил, ну - не срослось. Ну, и всё...
  ЛЮСЯ: А сегодня будут показывать наших лапочек?
  ВАЛЕРА: Люся! Понедельник, вторник, пятница!!! Сколько можно повторять?
  ЛЮСЯ: Понедельник, вторник, пятница - я помню, а сегодня какой день?
  СТАС: Пятница.
  ЛЮСЯ: Ой, побегу скорей, себя послушаю.
  ТАНЯ: Мамочки! Я совсем забыла, у меня ключи от дома были в сумке! Как я теперь домой попаду без ключей? Я домой не попаду!
  ЛЮСЯ: Танька, не паникуй, вернется твой Никитюк со службы...
  ТАНЯ: Завтра вечером вернется Никитюк в лучшем случае, Никитюк на халтуре!
  ТРИЛОБИТ: Позвони ему или съезди - Валерка, вон, на колесах,
  подкинул бы тебя...
  ТАНЯ: Куда ты ему позвонишь, говорю, он на халтуре, где-то в области...
  СТАС: Чем он там занимается, в области, строит что-нибудь?
  ТАНЯ: Трехэтажный домик типа пряник Никитюк строит,
  типа как для наших Морганов, только без колонн и весь кирпичный...
  СТАС: Подумать только, весь наш десятый класс, все мужики - в ПТУ строительное на соседней улице, а я один, как дурак, один пошел в артисты! Чего мне не хватало? Строил бы сейчас дома или гаражи... На худой конец, свинарники...
  ЛЮСЯ: Умолкни, Каблуков, строитель Сольнес! Я никогда не забуду, он мне на день рождения полки принес книжные в подарок, сам повесил.
  СТАС: Правда? Не помню такого...
  ЛЮСЯ: Ну, еще бы...
  ТРИЛОБИТ: Я могу представить, чем все кончилось. Никого не задавило?
  ЛЮСЯ: Каблуков своей рукой повесил полки, и чтоб никто не пострадал? Трилобит, ты что, смеешься? Кошка моя спала под этими полками в тот момент, когда они бабахнулись!
  СТАС: Люська, я не знал!
  ТАНЯ: Кошка погибла?
  ЛЮСЯ: Умереть не умерла, но дерганая такая, знаешь, стала, на нервной почве облысела целиком, и гадила остервенело по углам до самой смерти...
  СТАС: Людмила, ты придумала про кошку, признавайся...
  ЛЮСЯ: У меня двадцать человек, как минимум, живых свидетелей, какая она раньше была, и что с ней стало после того, как она пережила, по твоей милости, Пирл-Харбор!
  СТАС: А почему ты мне ничего не сказала? Когда это случилось?
  ЛЮСЯ: Это случилось в прошлом веке. Все самое интересное с нами случилось в прошлом веке, вы не замечали? Ну, сказала бы я тебе, и что бы это изменило? Полки ты обратно бы повесил?.. Пожалела я тебя, Стасик, ты же у нас тогда в непризнанных гениях ходил, пусть, думаю, живет себе, не знает... Гений он, кура в полете, что с него возьмешь?
  СТАС: А теперь зачем сказала?
  ЛЮСЯ: Затем и сказала, чтобы ты, Каблуков, хоть самому себе признался честно - а хорошо ведь, господи, что ни строителем я не стал, ни шофером, ни моряком! Это подумать страшно, сколько жизней спасено! (Пауза.) Мы когда-нибудь уйдем отсюда?
  ТАНЯ: Добрые люди, признаюсь открытым текстом - напрашиваюсь в гости, если кто не понял. Сами мы не местные, приютите кто-нибудь, переночевать негде... Нет, я серьезно, я не знаю, куда деться. Выручайте, а?
  ЛЮСЯ: Короче, Танька, собирайся, ты ночуешь у меня на раскладушке.
  ВАЛЕРА: Люся, ты хорошо подумала? (Тане.) Не вздумай ехать к ней, предупреждаю...
  ТАНЯ: С тобой, Дроздов, я не поеду, это точно.
  ВАЛЕРА: Да почему?
  ТАНЯ: А то я не помню, как на меня посмотрела твоя жена, когда мы к Романовскому на дачу завалились бывшим курсом, отмечая Новый Год.
  ВАЛЕРА: Да? Все равно, я лучше придумал. Таня, у тебя какой этаж?
  ТАНЯ: Девятый.
  ВАЛЕРА: Последний?
  ТАНЯ: Да... Валера, но ты ведь не собираешься, я надеюсь...
  ВАЛЕРА: Собираюсь.
  ТАНЯ: Валера, ты рехнулся.
  ВАЛЕРА: Ночевать надо дома. Балкон есть?
  ТАНЯ: Балкон есть... нет... но, Валера, ты разобьешься. Исключено!
  ВАЛЕРА: У меня разряд по альпинизму. Когда еще он пригодится, сама подумай, если не сейчас?
  ТАНЯ: Взрослые люди... соседи увидят...
  ТРИЛОБИТ: Татьяна, что за безумная затея? Не поддавайся ни в коем случае!
  Ты посмотри, Валерка как разогнался, глаза горят знакомым светом...
  ЛЮСЯ: Танька, чего стоишь, тормози давай, его, пока не поздно! Он шмякнется с твоего девятого этажа, романтик запоздалый, тебя саму потом совесть до смерти замучает.
  ВАЛЕРА: О чем ты, Люся, дорогая, говоришь? Ты, кстати, не помнишь, по каким дням наших лапочек показывают?
  ЛЮСЯ: Понедельник, вторник, пятница.
  ВАЛЕРА: Диагноз - вменяема...
  ЛЮСЯ: Тань, и ты не боишься с этим типом через весь город ехать на ночь глядя? Я бы побоялась...
  ВАЛЕРА: Напрасно! Танька, ты решай чего-нибудь, неудобно, люди ждут...
  ТАНЯ: Валера, я не знаю...
  ВАЛЕРА (бухается перед ней на колени): "Заклинаю вас всеми святыми неба, не отвергайте любовь несчастного, который решится на любое безумство ради одного только взгляда ваших божественных глаз! Смилуйтесь надо мной, о, моя королева!"
  ТАНЯ: Узнаю, ой, узнаю... А как там дальше, я не помню?
  СТАС: Знакомый текст. Это не тот, скажи, отрывок, который вы с Танькой делали на третьем туре?
  ВАЛЕРА (Стасу): В капустнике, восьмого марта. (Тане.) "Не позволяйте голосу рассудка заглушить зов собственного сердца! В вашей власти даровать мне рай на земле или низринуть в геенну... Во имя спасения души, не медлите дольше, отвечайте - смею ли я надеяться на вашу благосклонность?" Ну? "Смею ли я надеяться на вашу благосклонность?"
  ТАНЯ: Дай вспомнить... а! "Я сожалею, милорд, но мое положение не позволяет ответить взаимностью на ваше чувство..."
  ВАЛЕРА: "Мне горько говорить вам это, сударыня, но в таком случае я должен арестовать вас по обвинению в государственной измене..."
  ТАНЯ: "Я невиновна!"
  ВАЛЕРА: "Приказ о вашем аресте, подписанный королем..."
  ТАНЯ: "Не прикасайтесь ко мне!"
  ВАЛЕРА: "Сударыня, таков мой долг, и я вынужден его исполнять, хотя и делаю это, скрепя сердце..." (Крякнув, взваливает ее на плечо и уносит.)
  ЛЮСЯ: Что творится...
  СТАС (махнув рукой): Кукумария...
  ЛЮСЯ: Ну, если Дроздов свалится с этой крыши...
  СТАС: Не свалится.
  ТРИЛОБИТ (задумчиво): Смотря какой дом, если нет козырька над балконом, этаж последний... вообще не о чем волноваться, я тоже, наверное, смог бы...
  СТАС (напевает): "Сползает по крыше старик Гайворонский..."
  ЛЮСЯ: Он свалится, помяните мое слово!
  СТАС: А может, мы поспорим на щелбан, что он не свалится?
  (Хватает Люсю за руку.) Трилобит, разбей!
  ЛЮСЯ (вырывает руку): Вы оба, вы уроды, самые настоящие...
  ТРИЛОБИТ: Почему уроды, может, все еще и обойдется...
  ЛЮСЯ: Ухожу, уроды, не могу вас больше слушать! (Уходит.)
  СТАС: Трилобит, пойдем. Кукумария.
  ТРИЛОБИТ: Слыхал? Мы уроды.
  СТАС: А ты не знал?
  ТРИЛОБИТ: Догадывался.
  СТАС (корчит рожу): "Это бес Флибертиджиббет! Он шатается по ночам..."
  ТРИЛОБИТ (подхватывает): "... наводит бельма, косой глаз..."
  СТАС: "... заячью губу..."
  ТРИЛОБИТ: "...гноит пшеницу на корню..."
  СТАС: и ТРИЛОБИТ (хором): "... и губит все живое!"
  (Уходят.)
  
  КАРТИНА ТРЕТЬЯ.
  
  (Та же студия спустя три дня. Валера сидит, рассеянно листая монтажки. Под глазом - угасающий синяк. Входит Таня в темных очках.)
  
  ТАНЯ: Привет, Вале... (Замечает синяк.) Ой-ей-ей-ей-ей... Ой-ей-ей-ей-ей... А теперь повернись к свету... (Снимает очки, при этом на ее лице обнаруживается такой же точно синяк.)
  ВАЛЕРА: Ой-ей-ей-ей-ей... (Хохочет. Таня, глядя на него, тоже. Смотрят друг на друга и смеются.)
  ВАЛЕРА: Прекрати. Больно смеяться.
  ТАНЯ: И тебе тоже больно, да? Какое совпадение... (Смеется.)
  ВАЛЕРА: Сравнила! Тебе врезали, жалеючи, а меня со всего маху саданули...
  ТАНЯ: А ты чего стоял, как елка на опушке, глазами хлопал? Ты и не отбивался даже, по-моему.
  ВАЛЕРА: Драться с ним, что ли? Да ну, неудобно...
  ТАНЯ: А мне удобно было голосить на всю округу: "Пожар! Горим!"?
  
  ВАЛЕРА: Вот это я совсем не понял. Пожар, думаю, какой еще, думаю, пожар, во дает, думаю, Танька, с перепугу весь текст переврала...
  ТАНЯ: Я нарочно кричала про пожар, теперь так принято, ты что, не знаешь? Если "убивают" кричать, какой тебе дурак на помощь побежит...
  ВАЛЕРА: Помогло?
  ТАНЯ: Да как сказать? Вот, Никитюк поверил, схватил ведро, воды налил, деловой такой, спрашивает - "Где горит?".
  ВАЛЕРА: Объяснила бы ему - горит не спичка, горит мое воображение. (Смеются.)
  ВАЛЕРА: Танька, ты можешь сказать, пока никто не подошел, ты можешь по секрету мне сказать - ну, и зачем нам это было надо?
  ТАНЯ (смеется): А я, Валера, и сама в недоумении...
  ВАЛЕРА: Как тебя на работу отпустили?
  ТАНЯ: Так я ему и скажу, что мы с тобой работаем вместе.
  ВАЛЕРА: А что ты ему сказала?
  ТАНЯ: Так я тебе и скажу, что я ему сказала... (Смеются.)
  ВАЛЕРА (передразнивает): Хю-хю-хю! Ой! (Скривился, держась за щеку.)
  ТАНЯ: Больно? (Проводит осторожно ладонью по его щеке.)
  ВАЛЕРА: Терпимо. Пока не подоспела наша конница, мы должны срочно сочинить достойную отмазку. (Всплескивая руками.) "Та-а-аня, что у тебя с лицом?!"
  ТАНЯ: На грабли наступила - не пойдет?
  ВАЛЕРА: Думал я про грабли... Примитивно!
  ТАНЯ: Перегорели пробки, ударилась в темноте с размаху об косяк.
  А у тебя какая заготовка?
  ВАЛЕРА: Да молоток, зараза, отскочил...
  ТАНЯ: Еще глупее... (Смеются.)
  ВАЛЕРА: Не вырастает. Посуди сама, как такое может быть, что у нас с тобой фингалы одинаковые, а отмазки разные?.. Несерьезно. (Пауза.)
  Тебе ничего не приходит в голову?
  ТАНЯ (сквозь смех): Перегорели пробки... стукнулись лбами в темноте.
  ВАЛЕРА: О, я придумал! Молодежь поддатая пристала... к нам с тобой...
  ТАНЯ: А ты их всех - через бедро! Об землю рылом! А они плачут, кричат: "Отпустите, дяинька, больше не будем!" - тык тебе в глаз, тык мне в глаз, и побежали, побежали, побежали...
  ВАЛЕРА: Танька, а с тобой весело... (Пауза.) Сейчас народ появится. Оправдывай!
  ТАНЯ: Комар кусил.
  ВАЛЕРА: Где же ты видела таких-то комаров... сказала бы - корова покусала, я бы еще, может, и поверил.
  ТАНЯ: Не ври, Дроздов, коровы не кусаются.
  ВАЛЕРА: Кусаются!
  ТАНЯ: Не кусаются.
  ВАЛЕРА: Кусаются коровы, кусаются, у них зубы - во, какие! - подойдет, раскроет пасть пошире и давай кусаться... (Целует Таню.)
  
  (Входит Трилобит.)
  
  ТРИЛОБИТ (громогласно): "Король, и до конца ногтей - король!
  Взгляну в упор - и подданный трепещет!"
  ВАЛЕРА (подскакивая): Трилобит! тьфу, пропади ты пропадом...
  ТРИЛОБИТ: "Дарую жизнь тебе... Что ты свершил?
  Прелюбодейство? Это не проступок.
  За это не казнят. Ты не умрешь.
  Повинны в том и мошки, и пичужки.
  Творите беззакония!"
  ТАНЯ: Привет, Матвеич.
  ТРИЛОБИТ (смотрит на нее): Таня!.. Ой-ей-ей-ей-ей... (Смотрит на Валеру.) И Валера...
  ВАЛЕРА: Пробки перегорели!
  ТАНЯ (быстро): У меня!
  ВАЛЕРА: У нее перегорели пробки. У меня молоток отскочил.
  ТРИЛОБИТ: Ребятки, я вас, вроде, ни о чем таком не спрашиваю. Дело молодое. И мне когда-то этим молотком, ой, тоже, помню, доставалось...
  ТАНЯ: Как жизнь, Матвеич?
  ТРИЛОБИТ: Спасибо, прошла. Позвонил в субботу этому (Машет рукой в сторону Валеры.) Бэтмену, узнать, не сковырнулся ли он с крыши. Его супружница со мной поговорила... (Валере.) Откуда она у тебя, скажи на милость, слова такие знает, я многих и не слышал никогда...
  ВАЛЕРА: Она филолог по образованию.
  ТРИЛОБИТ: Я и смотрю, по-матерному чешет, будто песню поет.
  ВАЛЕРА: Надо, наверное, домой съездить... узнать, как они там...
  ТРИЛОБИТ: Съезди, съезди...
  ВАЛЕРА: Я не говорил? Я в гараже сейчас у Генки обретаюсь... недели две, а может, три... черт его знает.
  ТРИЛОБИТ: Насовсем или на время?
  ВАЛЕРА: Если быть предельно точным, просто - на.
  ТРИЛОБИТ: А то ко мне переезжай.
  ВАЛЕРА: Твоя Лидуся не одобрит.
  ТРИЛОБИТ: Какая Лидуся, где она, та Лидуся... Переезжай хоть завтра.
  ВАЛЕРА: Поглядим. (С преувеличенным интересом листает монтажки.)
  Что у нас сегодня на десерт... Тыры-пыры-растопыры... "Ричард"? Смотри-ка ты, Ричард у нас оклемался, кто бы мог подумать... Снова жив и снова треплется вовсю... на радость Каблукову. Теперь никуда не денешься, придется со Стаськой за такое дело выпить.
  ТРИЛОБИТ: Не придется.
  ВАЛЕРА: Почему?
  ТРИЛОБИТ: А ты не знаешь?
  ТАНЯ: Что?
  ТРИЛОБИТ: Сегодня позвонили из театра, я уже выходить собирался, в прихожей стоял. Они мне как сказали, я и сел у телефона.
  ВАЛЕРА: Короче можешь?
  ТРИЛОБИТ: Ну, получается, если коротко - умер Каблуков, царство ему небесное.
  ТАНЯ: Ничего себе...
  ВАЛЕРА: Твою мать. (Пауза.) Матвеич, может, они ошиблись, а? Может, другой какой-нибудь Каблуков?
  ТРИЛОБИТ: Станислав Викторович.
  ВАЛЕРА: Твою мать.
  ТАНЯ: А когда это случилось?
  ВАЛЕРА: Да какая, на фиг, разница! (Пауза.) Твою мать... А почему тебе звонили, ты ведь у них не работал, кто звонил?
  ТРИЛОБИТ: Какой-то незнакомый мужик, откуда я знаю. Наверное, у Стаса в книжке взяли телефон.
  ТАНЯ: А почему он умер?
  
  ТРИЛОБИТ: Сказали, попал под машину, а уж как там вышло, не стал я спрашивать.
  
  (Входит Роза.)
  
  РОЗА: Здравствуйте.
  ТАНЯ (Трилобиту): Когда похороны?
  ТРИЛОБИТ: Завтра в два. (Валере.) Пойдешь?
  ВАЛЕРА: Придется. Неохота идти... Неохота мне идти, до чего неохота!
  ТРИЛОБИТ: Не говори...
  ВАЛЕРА: Хорошо Стасу, он помер, а нам теперь хоронить... надоело!
  РОЗА: Стас умер?
  ТАНЯ: Умер.
  РОЗА: Не может быть!
  ВАЛЕРА: И всякий раз думаешь - самому, что ли, тоже сдохнуть... все веселее, чем в эту волынку сызнова включаться...
  
  (Входит Люся.)
  
  ЛЮСЯ: Знаете?
  ТАНЯ: Знаем.
  ЛЮСЯ: Вот так. (Пауза.) Стрельну я у тебя, Валера, сигаретку?
  ВАЛЕРА (дает сигарету): Идешь на похороны?
  ЛЮСЯ (закуривает): Пойду, куда деваться.
  ТРИЛОБИТ (печально): Перепьемся все опять...
  ВАЛЕРА (кивая): Эт` мы умеем...
  ТАНЯ: Я его паскудой обозвала... напоследок... (Плачет.)
  ЛЮСЯ: И я, как нарочно, полки книжные зачем-то припомнила... Нормальные
  были полки, а чего, провисели у меня, слава богу, целый год, только через год
  упали... (Плачет.)
  ВАЛЕРА (Люсе): Отдай сигарету, все равно не куришь.
  ЛЮСЯ (отдает сигарету): Главное, ну почему именно он, не кто-нибудь другой?
  ВАЛЕРА: А ты кого бы предпочла похоронить?
  ЛЮСЯ: Правительство наше, хоть сейчас, что по отдельности, что вместе, спокойно бы похоронила... Без удовольствия, правда, но плакать бы не стала, это точно.
  ТРИЛОБИТ: Размечталась.
  РОЗА: А я фамилию перепутала, помните... (Всхлипывает.)
  ВАЛЕРА: Не переживай, Роза, нормальное дело. Я еще удивлюсь, если на памятнике правильно напишут, столько было всяких вариантов - и Облаков, и Кабаков, и Кулаков...
  РОЗА: Все равно, хуже, чем я, его никто не называл... он так тогда расстроился...
  ЛЮСЯ: Да это ерунда! Вот когда Стаса в каком-то концерте Голубковым объявили, ты бы видела, как он взвился - да ё-моё! мы, натуралы!
  ВАЛЕРА: Всякий раз - одно и то же, на похороны идешь, как на спектакль... лица одни и те же... сюжет знакомый, декорация прежняя. Даже мысли, и те одинаковые, вот что самое противное. Твою мать!
  ТАНЯ: Прекрати материться, Валерка. Умер человек, можно подумать, нет слов нормальных, чтобы высказаться...
  ВАЛЕРА: С прошлого раза, извини, столько вот здесь застряло матерщины, на всю жизнь мою хватит, до собственных похорон. (Тане.) Ты была, когда мы Сашку хоронили?
  ТАНЯ: На гастроли ездила.
  ВАЛЕРА (Люсе): А ты была?
  ЛЮСЯ: Ну и что?
  ВАЛЕРА: Отпевание помнишь?
  ЛЮСЯ: На кладбище не поехала, Ирка у меня, кажется, болела, не помню.
  ВАЛЕРА: Повезло вам, девки, что вы этого не видели. А я видел!
  ЛЮСЯ: Говорили, да, вышла какая-то накладка...
  ВАЛЕРА: Накладка вышла, да? Я тебе скажу, какая накладка вышла, хочешь? Собрались в церкви, стоим. Выходит к нам батюшка, холеный такой, красивый, молодой, и в самочувствии, сразу видно, Саваофа. Поставленным голосом заявляет на всю церковь - отпевание у нас в церкви проводится с хором, хору полагается платить, а один я отпевать не буду. Хотите, говорит, отпевайте сами...
  РОЗА: Так и сказал?
  ВАЛЕРА: Кавычки открываются - хотите, отпевайте сами, - кавычки закрываются, конец цитаты.
  ЛЮСЯ: А вы?
  ВАЛЕРА: Из наших кто-то говорит - давайте, мол, отпоем. Стою там, пауза затянулась, и представляю, вот мы сейчас все пустим по кругу чью-нибудь ушанку пыжиковую и по денежке туда, по мелкой... нищие актеры, на отпевание собрата по профессии... ну, до чего картинка трогательная, чтоб твою мать...
  ЛЮСЯ: Сами отпевали?
  ВАЛЕРА: Зачем? Нашлись деньги у... как его? Похоронами кто от театра занимался, у него уже пачка приготовлена была, просто сунуть вовремя замешкался. Слупил батюшка свои деньжата, и тут вообще самая веселуха началась! "Вы на-а-аходитесь в церкви свя-атого Серафима Саровского-на-Серафимовском кла-а-адбище... На-а-ачинаем па-анихиду по усопшему ра-а-абу-божьем А-александру! Быстренько все взяа-а-али свечечку-в-ле-вую-ручечку! От зажигалок свечки-упаси-боже-не-прикуриваем..." Народ в ступоре, не знает, чего делать, то ли ржать, а то ли плакать. А Каблуков еще рядом стоит, колется, я на него как поглядел, а он на меня... нам обоим совсем плохо стало, не помню, как и достоял, господи, думаю, только бы не засмеяться...
  ЛЮСЯ: Уроды вы, уроды... Снова все отмолчались, никто рта не приоткрыл? Уроды мазаевские...
  ТРИЛОБИТ: Зачем рот приоткрывать, элементарно набить морду надо было...
  ВАЛЕРА: А Каблуков завелся - "хочу с батюшкой поговорить", я смекаю, к чему идет, и давай его разворачивать...
  ТАНЯ: Морду ему набить никак нельзя, потому что он священник. Священнику бить морду - считается за большой грех.
  ВАЛЕРА: Я ему точно то же, слово в слово сказал. А Каблуков говорит, если такому ёвому попу дюлей хороших не навешать, вот это, говорит, и будет самый тяжкий грех из всех возможных...
  ЛЮСЯ: Навешали?
  ВАЛЕРА: Была пасхальная неделя, служба шла у них какая-то. Мы со Стасом ждали-ждали, пока она кончится, не дождались, плюнули и водку пить пошли.
  ЛЮСЯ: Жалко. (Пауза.) Работать будем?
  ВАЛЕРА: Надо. А как без Стасика, тем более, Ричард ожил не ко времени.
  ТАНЯ: Может, не стоит сегодня начинать? Все равно придется искать замену Каблукову.
  ТРИЛОБИТ: Справимся как-нибудь. Я Ричарда возьму?
  ВАЛЕРА: Быстро поднятое с пола не считается упавшим... Бери, чего там.
  ЛЮСЯ: Можно начинать?
  ГОЛОС СТАСА (замогильный, но узнаваемый): Не начинайте без меня-а-а-а... иначе стану вам являться-а-а-а...
  (Пауза. Общее остолбенение.)
  
  ТАНЯ: Твою мать...
  
  (Небольшая поправка к первой картине - в описании студии, там должен быть какой-нибудь шкаф или нечто подобное, откуда появляется в этот момент "воскресший" Стас.)
  
  РОЗА (бросается Стасу на шею): Стасик! ты живой!
  ЛЮСЯ: Каблуков... сволочь такая...
  ВАЛЕРА: Разыграл?..
  СТАС: Я думал, вы обрадуетесь.
  ВАЛЕРА: Радуемся, как умеем.
  РОЗА (продолжая висеть на Стасе): Я знала, что ты не умер...
  СТАС: Видели? Учитесь у девушки, как надо радоваться, она одна по-человечески прониклась.
  ТРИЛОБИТ: Ты извини меня, Каблуков, но так и знай, я с тобой на рыбалку никогда бы не поехал!
  ТАНЯ (задумчиво): Это же как же, я не знаю, головой удариться надо, чтобы такие хохмочки отмачивать...
  РОЗА: Стасик, это в самом деле ты или не ты?
  СТАС: Я, я, натюрлих!
  ЛЮСЯ: А я, дура наивная, поймалась... и главное, мелькнуло у меня, когда звонили... знакомый голос! Затмение нашло, не иначе, забыла, как ты весь театр одним звонком поставил на уши, от имени Мазаева, якобы тот возвратился с семинара на день раньше...
  ТАНЯ: Лечиться пора, Каблуков! Нельзя себя так запускать!
  РОЗА: Он все придумал, да? (Стасу.) Зачем ты это сделал?
  ВАЛЕРА: Спросите у него, зачем, спросите. Сейчас он вам ресничками захлопает - "а я не зна-а-а-аю..."
  СТАС (усиленно моргая): А я не знаю.
  ВАЛЕРА: Поняли? Не знает. Его спрашивать - бесполезно, воспитывать бесполезно, его бесполезно бить, я пробовал, он всю жизнь такой, засранец...
  ЛЮСЯ: Каблуков, любимый, откройся... Как тебе пришла такая небанальная идея?
  СТАС: Запросто. Сегодня утром сидел, курил. Размышлял о бездарно прожитой жизни. Жалко стало себя - неописуемо. И до чего вдруг захотелось услышать о себе что-нибудь хорошее! Сами знаете, скорее сдохнешь, чем дождешься.
  А до чего захотелось, чтобы именно при жизни... Не помирать же было мне по-настоящему! Какой смысл по-настоящему умирать, если можно понарошку? Ну, и умер.
  ТРИЛОБИТ: Не наигрался, Стасик, у себя в театре?
  СТАС: У меня редкое амплуа, "неведома зверушка", развернуться не дают, материала нету, ходим в аутсайдерах... Ну, в общем, умер. И оказалось, все напрасно! Сколько вас ни слушал, а ничего, кроме матов, не дождался.
  ЛЮСЯ: Не горюй, Каблуков, у тебя еще все впереди.
  ВАЛЕРА: А чего ты хотел, когда мы все были трезвые?
  ТРИЛОБИТ: Тем более, ты на самом деле и не умер!
  СТАС (Трилобиту): А надо было, чтоб взаправду? Ну, извини...
  ЛЮСЯ: Я-то настроилась - завтра Мазаева увижу...
  СТАС: На моих похоронах?
  ЛЮСЯ: Само собой... (Смотрит на часы.) Сколько времени убито, Каблуков, на твои поминки! Закончили быстро все дебаты, работаем скорее! Гляньте, сколько нам сегодня накидали, за один раз явно не управимся. Вика!
  ГОЛОС ВИКИ: Аушки?
  ЛЮСЯ: Смотрим?
  ГОЛОС ВИКИ: Смотрим, смотрим...
  
  (Смотрят.)
  
  РОЗА: Ой, как интересно, у нас опять получилось совпадение...
  СТАС: Какое совпадение?
  ЛЮСЯ: Стасик, мужайся. Ричард выжил. По твоему примеру, не иначе.
  СТАС: Ети-т твою налево...
  ЛЮСЯ: Пережимаешь.
  СТАС: Правда?
  ЛЮСЯ: Только не надо делать вид, что испытал сейчас большое потрясение. Подстраховался, да?
  СТАС: Нет такой буквы в этом слове, но если тебе непременно хочется, считай, что она есть, я переживу...
  ЛЮСЯ (кивая): Подстраховался...
  СТАС: Ничего подобного. Вика, пишем?
  ГОЛОС ВИКИ: Пишем, пишем...
  
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Китти, ты должна войти в эту палату, в конце концов, там лежит наш брат..."
  ТАНЯ-КИТТИ: "Я боюсь, я не могу войти в эту чертову палату, я ни за что туда не войду! Как только я его увижу, мне сразу станет плохо, я точно знаю."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Китти, пойми, наконец, у Ричарда амнезия, он не помнит, кто он такой и как оказался здесь, он не узнает ни меня, ни Милдред... Я привез тебя сюда, потому что надеялся, вдруг он узнает тебя и к нему вернется память... ведь Ричард всегда любил тебя больше, чем ты того заслуживала..."
  ТАНЯ-КИТТИ: "Я не хочу видеть его таким!"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Вспомни, из каких передряг выручал тебя Ричард, и чем ты ему обязана... Китти, ты должна преодолеть свой страх!"
  ТАНЯ-КИТТИ: "Саймон, прекрати немедленно, отпусти мою руку..."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Проклятье! Китти, перестань притворяться! Эй!
  Сестра! Подойдите кто-нибудь, женщине плохо..."
  
  (Пауза.)
  
  СТАС: "Упала... бе-е-е-едная..."
  ЛЮСЯ: Не останавливаемся, гоним дальше, смотрим-пишем, смотрим-пишем... Вика, смотрим!
  ГОЛОС ВИКИ: Смотрим, смотрим, смотрим...
  
  (Смотрят.)
  
  ВАЛЕРА: Амнезия или амнезия, как правильно произносится?
  ЛЮСЯ: Амнезия. Трилобит, берешь халтурку.
  ТРИЛОБИТ: Уговорила.
  ВАЛЕРА: А я как сказал?
  ЛЮСЯ: Так и сказал...
  ВАЛЕРА: Повезло. Хвалите меня, хвалите, а то помру!
  ТРИЛОБИТ: Жако-о-о-оня - молодец...
  ЛЮСЯ: Тихо! Пишем? Вика!
  ГОЛОС ВИКИ: Пишем, пишем, пишем...
  
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Странно. Вы говорите, что мы никогда прежде не встречались, но ваше лицо кажется мне таким знакомым..."
  ТРИЛОБИТ-НЕКТО: "Простите, по-моему, вы не слушаете музыку...
  Танцуйте, танцуйте, вы восхитительно танцуете..."
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Вы не ответили на мой вопрос. Отчего у меня такое чувство, будто я вас знаю?"
  ТРИЛОБИТ-НЕКТО: "Вы перестали танцевать..."
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Уйдем отсюда, здесь слишком душно."
  ТРИЛОБИТ-НЕКТО: "Вечер словно создан для романтической встречи. Взгляните на звезды..."
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "К черту звезды! Отвечайте, кто вы такой, иначе я найду способ вытрясти из вас правду..."
  ТРИЛОБИТ-НЕКТО: "Тише, Долорес, не стоит поднимать шум. Ты все еще не узнаешь меня?"
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Кто вы такой?"
  ТРИЛОБИТ-НЕКТО: "Ты действительно уверена в том, что хочешь это знать, Долорес Морган? Я помучил бы тебя еще немного, но искушение увидеть твое лицо, когда ты узнаешь правду, чересчур велико... Долорес Морган... звучит красиво. Но были времена, когда ты носила другое имя - Долорес Траск. Теперь твое любопытство удовлетворено?"
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Фредерик..."
  ТРИЛОБИТ-НЕКТО: "Ты называла меня Фредди, когда была моей женой. Что я говорю, Долорес! Ты и осталась моей женой, ведь я не дал тебе развода."
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Как ты нашел меня, Фредди?"
  ТРИЛОБИТ-НЕКТО: "Увидел твою фотографию в одной газетенке... Долорес Морган, самая богатая вдова во всем Техасе!"
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Тебе нужны мои деньги?"
  ТРИЛОБИТ-НЕКТО: "Мне нужна ты..."
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "О, как это трогательно!"
  ТРИЛОБИТ-НЕКТО: "Расскажи, как тебе удалось стать миссис Морган, все еще оставаясь моей женой."
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Опустим подробности. Сколько ты хочешь за развод?"
  ТРИЛОБИТ-НЕКТО: "Долорес, если я не развелся с тобой десять лет назад, то сейчас не разведусь и подавно. Мог ли я подумать, что когда-нибудь стану мужем самой богатой вдовы Техаса?"
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Чего ты хочешь, Фредерик Траск?"
  ТРИЛОБИТ-НЕКТО: "Для начала я хочу, чтобы ты улыбнулась своей самой очаровательной улыбкой... Вот так. Ты вернешься в дом и скажешь хозяевам, что тебе срочно понадобилось уехать, поскольку... изобрети предлог по своему вкусу. Я подожду тебя здесь. Долорес!"
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Что?"
  ТРИЛОБИТ-НЕКТО: "В беде и в радости... в болезни и в горе... пока смерть не разлучит нас! Аминь!"
  
  (Пауза.)
  
  ЛЮСЯ: Вика, смотрим.
  ГОЛОС ВИКИ: Ага...
  ВАЛЕРА: Худо-бедно, начались какие-то события... а то на одном месте телепаются...
  СТАС: Пусть телепаются, сколько угодно, лишь бы с нами не совпадали.
  ЛЮСЯ: Выдумал ты, Стасик, какие-то совпадения... Подумаешь, совпало по мелочи кое-что, а ты сразу - треух об пол, потроха на потолке, а сам и вовсе взял и умер...
  СТАС: Бог не фраер, Люсечка. Нагрянет Ленька твой без упреждения из Хайфы, я посмотрю, как ты тогда закувыркаешься.
  ЛЮСЯ (отмахиваясь): Типун тебе! (Трилобиту.) Опять берешь халтурку, Трилобит...
  СТАС: Нетушки, моя теперь очередь!
  ЛЮСЯ: Умер, и помалкивай.
  ТАНЯ: Покойся с миром, Каблуков, царствие тебе небесное.
  СТАС: Девочки, какие вы, все-таки... Дайте блеснуть!
  ТРИЛОБИТ: Действительно, безобразие какое! Бля, снуть человеку не дают! Да пусть он снет, чего вам, жалко? Сни, Стасик, я не возражаю.
  ЛЮСЯ: Готовы? Вика!
  ГОЛОС ВИКИ: Пишем.
  
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Доктор, вы совершенно уверены, что она не начала снова употреблять наркотики?"
  СТАС-ДОКТОР: "Результаты анализов будут готовы в конце дня, но если вас интересует мое мнение... Я обратил внимание на ее руки, как вы советовали, но не нашел свежих следов от инъекций... Могу сказать вам прямо сейчас - оснований для беспокойства никаких..."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Но чем вы объясните этот ее внезапный обморок?"
  СТАС-ДОКТОР: "Уверяю вас, беспокоиться не о чем, мистер Морган."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Вы хотите сказать, что она здорова?"
  СТАС-ДОКТОР: "Несомненно, так оно и есть."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Док, вам не удастся убедить меня в том, что здоровая молодая женщина может без всякой причины потерять сознание..."
  СТАС-ДОКТОР: "Ну, как выражались наши прапрабабушки,
  в ее деликатном положении это вполне естественно."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Что вы имеете в виду?"
  СТАС-ДОКТОР: "Она ничего не сказала вам, мистер Морган?"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Что, черт побери, она должна была мне сказать?"
  СТАС-ДОКТОР: "Мистер Морган, ваша сестра беременна, только и всего..."
  
  (Пауза.)
  
  ВАЛЕРА: О-о-о... Май гад...... (Изображает обморок.)
  СТАС: Танечка, ты все поняла?
  ТАНЯ: Чего тут понимать, не смотрела я такого барахла... Сейчас начнутся заморочки, кто отец и все такое...
  СТАС: Не врубаешься, Танюша... Я спрашиваю, ты морально готова к тому, чтобы стать матерью?
  ВАЛЕРА: Не циклись, Стас, надоело, не циклись!
  ТАНЯ: Эта напасть мне не грозит.
  ТРИЛОБИТ: Татьяна, сплюнь!
  ЛЮСЯ: Матвеич, с новым гадом...
  ТРИЛОБИТ: Благодарствуйте.
  ЛЮСЯ: Вика!
  ГОЛОС ВИКИ: Пишем? Пишем...
  
  ТРИЛОБИТ-НЕКТО: "Успокойтесь, леди, он все равно не станет наливать вам больше, этот проклятый бармен, возьмите себя в руки, я его знаю, он не нальет вам ни капли, если вбил себе в голову, что вы пьяны..."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Я ничуть не пьяна, и требую, чтобы мне налили еще!"
  ТРИЛОБИТ-НЕКТО: "Леди, поверьте, вам вполне достаточно тех трех коктейлей, которые уже плещутся у вас внутри..."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Налейте мне еще..."
  ТРИЛОБИТ-НЕКТО: "Не унижайтесь перед этим болваном, леди..."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Я требую свою выпивку! Человек, которого я любила всю свою жизнь, оказался на самом краю могилы по моей вине, я расскажу вам как-нибудь, это длинная история... А сегодня, когда, наконец, свершилось чудо, и врачи сказали, что его жизнь вне опасности, ты ни за что не угадаешь, что он мне заявил! "Мне очень жаль, но я вас не знаю..." Дайте мне еще один коктейль!"
  ТРИЛОБИТ-НЕКТО: "Леди, я предлагаю кое-что повеселее, чем надираться в этом дрянном баре. Сейчас мы встанем и выйдем отсюда, купим столько пойла, сколько вашей душе угодно, а потом отправимся к вам домой, и там вы расскажете мне свою историю..."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Сначала я должна задать тебе один очень важный вопрос. Ты умеешь смешивать коктейли?"
  ТРИЛОБИТ-НЕКТО: "Леди, я служил в авиации..."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Превосходно! В таком случае, мы немедленно вылетаем!"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Как ты попала сюда, Милдред? Мне сказали, что ты сидишь в этом баре, но я не поверил, и пошел, чтобы собственными глазами... Милдред! Ты абсолютно пьяная!"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Привет, Саймон!"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Милдред, собирайся, я отвезу тебя домой..."
  ТРИЛОБИТ-НЕКТО: "Нет, это я отвезу леди домой..."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Сказано тебе, вставай! Дьявол, как же ты нализалась..."
  ТРИЛОБИТ-НЕКТО: "Я запрещаю вам сквернословить в присутствии дамы!"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Заткнись, приятель! Милдред, ты можешь встать на ноги?"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Оставь меня в покое, Саймон! Здесь найдется,
  кому обо мне позаботиться!"
  ТРИЛОБИТ-НЕКТО: "Прошу прощения, леди, это ваш муж?"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Слава богу, уже не муж."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Милдред, вставай!
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Не трогай меня, Саймон! Убери свои руки!
  Я все равно с тобой не поеду..."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Милдред, ты поедешь со мной, иначе я..."
  ТРИЛОБИТ-НЕКТО: "Ты не понравился мне с самого начала!"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Браво! Какой удар! Саймон, я всегда знала, что наступит день, когда в моей жизни появится, наконец, настоящий мужчина..."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Милдред..."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Мне некогда с тобой болтать, мы улетаем. Прощай, Саймон, и будь счастлив, если сможешь!"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Принесите мне один... нет, два... нет, даже три двойных виски, и чем быстрее, тем лучше!"
  
  (Пауза.)
  
  ТРИЛОБИТ: Лажа какая...
  ЛЮСЯ: Вика, стоп! (Беззвучно хихикающему Стасику.) Стасик ты имей в виду, пророки своей смертью не умирают... (Трилобиту.) Где, какая лажа? Я пропустила.
  СТАС (Люсе.) Правда?
  ЛЮСЯ (Стасу): Не в этой стране, во всяком случае...
  СТАС: А я ничего такого и не говорю.
  ЛЮСЯ: Вот и хорошо. Матвеич, где мы там налажали, далеко?
  ТРИЛОБИТ: Не мы налажали, а налажали эти, друзья наши по несчастью. Ни малейшего понятия о культуре мордобоя!
  ТАНЯ: Ой, да какое это имеет значение!
  ТРИЛОБИТ: Лажа есть лажа, никуда не денешься. Он, положим, удар пропустил, не успел взять защиту. Какой удар был, вы заметили? Полусогнутой рукой он ему до скулы едва дотронулся, так сказать, "уйди, противный"... А тот и полетел, и через весь кабак, и чувака какого-то по дороге с ног сбил, и сам еще
  напоследок об стенку шандарахнулся!
  ВАЛЕРА: Он от неожиданности!
  СТАС: Все равно, они меня не убедили...
  ТРИЛОБИТ: Откровенная лажа... (Валере.) Хлестался еще, небось, твой деятель потом, какую сложную драку без дублера отработал...
  ТАНЯ: А что тебя волнует, Мотя? Сериал, он ведь на то и сериал, чтобы там все было не как в жизни, нормальное дело.
  РОЗА: А почему тогда у нас все время с ними совпадения случаются?
  ЛЮСЯ: Роза! Никаких совпадений, запомни хорошенько, не было.
  РОЗА (Люсе): А почему?
  ЛЮСЯ (Розе): Никаких совпадений, понятно?
  ТАНЯ (Трилобиту): Если в сериале все, как в жизни, зачем тогда вообще его смотреть?
  ТРИЛОБИТ: Денег у них, можно подумать, не хватило снять лишний дубль... пленки пожалели... Стыдуха полная!
  ВАЛЕРА: А по-моему, они вполне приемлемо все сделали. Трилобит, чего ты прикопался, специалистом заделался крутым по сцендвижению?
  РОЗА (Люсе): Да, но почему...
  ЛЮСЯ (Розе): Потому что не надо никаких совпадений!
  СТАС: Ты, Валера, не трогай Трилобита, он у нас в Калуге был на театре первый каратист... Всю нашу гримерку веревочками с узелками обвешал, руками долбил по стенкам и мантры, не переставая, распевал. Как заведет, бывало, аж слеза прошибает... думал, еще немного, и сопьюсь. Хорошо, позвали меня сюда обратно, а то бы спился непременно! Не шути, Валера, с Трилобитом, он у нас каратист, человек серьезный, так вделать может...
  ВАЛЕРА: Пусть вделает. Если может, конечно.
  СТАС: Запросто.
  ВАЛЕРА: Вот и пусть вделает, если запросто.
  СТАС: Несерьезно, Валера. Куда тебе вделывать, у тебя вон, с прошлого раза еще толком глаз не приоткрылся.
  ВАЛЕРА: Матвеич, вделаешь?
  ЛЮСЯ: Так, не хватало еще только мордобоя...
  ТРИЛОБИТ: Валерка, я бы тебе вделал, нет вопросов...
  ВАЛЕРА: И вделай, Мотя, ну? Я разрешаю.
  ЛЮСЯ (Трилобиту.): Только попробуй, Гайворонский!
  ТРИЛОБИТ: Я бы, повторяю, вделал...
  ВАЛЕРА: Вделай, Мотя!
  ТРИЛОБИТ: Каратэ, это, видишь ли, боевое искусство...
  ВАЛЕРА: Цену набиваешь?
  ТРИЛОБИТ: Строжайше, видишь ли, запрещено, приемы каратэ
  на безоружном человеке, прямо строжайше!
  ТАНЯ: Матвеич, а я видела сама, по телевизору твои каратисты доски, кирпичи напополам ломают, это не запрещено?
  ТРИЛОБИТ: Живых людей запрещено трогать, а остальное - сколько хочешь...
  ТАНЯ: Матвеич, а ты можешь, как они, кирпич разбить напополам?
  ЛЮСЯ: Таня!!
  ТАНЯ (Люсе): Спросить нельзя?
  ТРИЛОБИТ: Татьяна, я в цирке выступать не собирался...
  ЛЮСЯ: Закрыли тему, все, работать надо!
  ВАЛЕРА: Трилобит, а зачем тебе твое каратэ, если ты даже плевого кирпича
  разбить не можешь?
  ТРИЛОБИТ: Кто тебе сказал, что не могу?
  ВАЛЕРА: Значит, можешь?
  ТРИЛОБИТ: Кирпичи бить - это профанация...
  ВАЛЕРА: Значит, не можешь?
  ТРИЛОБИТ: Я лично занимался каратэ не для кирпичей, а для само, так сказать, усовершенствования...
  ВАЛЕРА: Ты скажи попросту, можешь или не можешь?
  ТРИЛОБИТ: Смог бы, наверное.
  РОЗА: Как в телевизоре?
  ТРИЛОБИТ: Примерно.
  ВАЛЕРА: Сейчас вернусь!
  ЛЮСЯ: Куда, Дроздов, ты, интересно мне, намылился?
  ВАЛЕРА: Кирпич пойду, принесу, Трилобит разбивать будет!
  ЛЮСЯ: Я тебе принесу кирпич!
  СТАС: Валерка, не смей!
  ВАЛЕРА: Испугались? Думали, я сейчас, действительно, за кирпичом побегу?
  Не боись, Матвеич, не придется тебе демонстрировать сегодня свои каратистские прихваты! Лажа ему не нравится! Самому показать мастер-класс - кишка тонка! А как чужую работу поливать - всегда пожалуйста...
  СТАС: Валера, не о тебе шла речь, о твоем Саймоне...
  ВАЛЕРА: А вот и нечего моего Саймона топтать!
  ТРИЛОБИТ: Мастер-класс? Я вам сейчас покажу мастер-класс по высшему разряду!
  ЛЮСЯ: Трилобит, ну, неужели ты сам не видишь, он тебя, как пацана, на "слабо" берет...
  ТРИЛОБИТ: Спокойно! Сейчас вам будет мастер-класс... Видите стул?
  ВАЛЕРА: Видим, и что дальше?
  ЛЮСЯ: Трилобит, за стул будешь отвечать из своего кармана...
  ТРИЛОБИТ: Разобью!
  ТАНЯ (с содроганием): Живой рукой?
  ТРИЛОБИТ: Напополам!
  СТАС: Матвеич, а ты свои мантры будешь петь?
  ТРИЛОБИТ: Мантры я давно уж позабыл...
  СТАС: Я одну такую новую мантру знаю, заводную... Хотите, спою? "Чунга-чанга, в жопе динамит, чунга-чанга, весело дымит..."
  ЛЮСЯ: Трилобит, я тебя уважать перестану, честное слово, если ты это сделаешь...
  ТРИЛОБИТ (грозно): Отойти! Всем! И как можно дальше!
  
  (Все отступают.)
  
  СТАС: Зачем это?
  ТРИЛОБИТ: Могут полететь щепки... кому-нибудь в глаз еще, чего доброго, отскочит...
  ВАЛЕРА: Чего там полетит, чего отскочит...
  ТРИЛОБИТ: Тишина! Не даете сосредоточиться... (Закрывает глаза, сосредотачивается, делает странные движения руками.)
  Непростая задача...
  ВАЛЕРА: А ты как думал!
  ТРИЛОБИТ: Надо сконцентрировать всю внутреннюю энергию...
  ВАЛЕРА: Может, помочь?
  ТРИЛОБИТ: ... и когда вся энергия собирается в мощный пучок...
  ТАНЯ: Нет, я не могу смотреть, отвернусь лучше, вы скажите, когда все... (Отворачивается.)
  ТРИЛОБИТ: Важно только рассчитать правильно угол удара и найти на плоскости подходящую точку....
  СТАС: Тебя послушать - все так просто...
  ТРИЛОБИТ: Ничего сложного. Самое главное, надо верить, что все получится. Когда веришь, по-настоящему веришь, без дураков, - когда веришь, можно что угодно сделать... Подумаешь, стул! большое дело! Главное - верить надо! Верить!
  
  (Со всего плеча, размахнувшись, бьет ребром ладони по сиденью стула.
  Стул подскакивает и остается стоять, как стоял.)
  
  ТРИЛОБИТ (вопит, обнимая пострадавшую руку): У-у-у-у-у!..
  ТАНЯ (поворачивается): Можно смотреть?
  ЛЮСЯ (Трилобиту): Покажи руку! (Валере.) Уроды вы, чего веселитесь? Без руки человек остался, на всю жизнь, может быть!
  ТРИЛОБИТ: У-у-у-у-у...
  РОЗА (Трилобиту, участливо): Больно?
  ТРИЛОБИТ: Ерунда! У-у-у-у-у...
  ЛЮСЯ (Трилобиту): Дай посмотреть, тебе говорят!
  ВАЛЕРА: Матвеич, ты не брыкайся, пусть она посмотрит, покажи, чего там, вдруг серьезно...
  ТРИЛОБИТ (Валере): Уйди, гапонище, с глаз долой! у-у-у-у-у... напополам и против шерсти... Черт, больно-то как! У-у-у-у...
  ТАНЯ: Я знаю, если вывих, надо потянуть за руку со всей силы...
  СТАС (Тане): Щ-щас, потянем, только сначала на тебе потренируемся!
  ВАЛЕРА: Матвеич, прости, а? Дай поглядеть! Если дернуть надо, хочешь, дерну, только скажи...
  ЛЮСЯ (Валере): Ты дернешь!
  ТРИЛОБИТ: Стул целый?
  СТАС (осматривает стул): А что ему сделается?
  ТРИЛОБИТ: Не взошло...
  СТАС: Наплюй, Мотя, в другой раз получится...
  ЛЮСЯ (Валере): Ты дернешь, с тебя станется! А если у него там перелом?! Соображать надо!
  СТАС: Кости бы наружу торчали, если перелом...
  ТАНЯ: Фу!
  ЛЮСЯ: Совсем не обязательно, бывает, что и кости не торчат, а там, внутри,
  все переломано...
  ТРИЛОБИТ: У-у-у-у-у...
  ВАЛЕРА: Может, у него и торчат, откуда мы знаем, если он посмотреть-то не дает! Трилобит! Покажи руку, сейчас все сделаем, как надо!
  ТРИЛОБИТ (отбрыкиваясь): Дайте без мучений отойти!
  ВАЛЕРА: Люська, а как узнать наверняка, перелом или не перелом?
  СТАС: Посмотрите в пьесе, есть там какой-нибудь перелом, - если есть, тогда шандец...
  ЛЮСЯ: Хватит! Вика! Мы закончили на сегодня!
  ГОЛОС ВИКИ: Всем спасибо. Когда встречаемся?
  ЛЮСЯ: Завтра!
  ТАНЯ: У меня спектакль завтра, я не могу...
  ЛЮСЯ: Послезавтра!
  СТАС: А у меня послезавтра репетиция.
  ЛЮСЯ: Чума на оба ваши дома! Вика! Послепослезавтра!
  ГОЛОС ВИКИ: Значит, до четверга.
  ЛЮСЯ: Дроздов, заводи свой патефон, повезешь Трилобита в травму, сдашь, получишь, домой отвезешь, ужин ему приготовишь, накормишь с ложечки и позвонишь мне, отчитаешься!
  ВАЛЕРА: Разрешите идти?
  ЛЮСЯ: К чертовой матери!
  ТРИЛОБИТ: Пусть он меня за руку не хватает, скажи ему, Милка!
  ЛЮСЯ (Валере): И за руку его не хватай!
  ВАЛЕРА: Кто его трогает...(Уводит Трилобита, остальные, кроме Стаса, идут за ними.)
  ЛЮСЯ (на ходу): Доигрались, мазаевские уроды! Если понадобится, в четверг будем сидеть хоть до следующего четверга, пока последний листик не доделаем! (Уходит.)
  СТАС (вслед): Во, как... (Смотрит на стул.) Чунга-чанга... ля-ля-ля-ля-ля... (Примеривается, пробуя стул ребром ладони.) Чунга-чанга... ля-ля-ля-ля-ля... (Совсем было собрался ударить по стулу, но в последний момент передумал, махнул рукой.) Чунга-чанга, весело живем... чунга-чанга, песенки поем... (Уходит.)
  
  КАРТИНА ЧЕТВЕРТАЯ.
  
  (Та же студия. Время действия - декабрь, спустя год после первой картины. Все на сцене, у микрофонов. Запись.)
  
  ЛЮСЯ-БРИДЖЕТ: "Боже праведный, как я волновалась!"
  СТАС-КЛАРЕНС: "Успокойтесь, тетушка Бриджет. Свадебная церемония удалась на славу... Хотите шампанского?"
  ЛЮСЯ-БРИДЖЕТ: "Благодарю тебя, Кларенс, ты очень мил... Но меня просто терзают дурные предчувствия!"
  РОЗА-РУТ: "Тетушка Бриджет, не говорите так, прошу вас! Это была великолепная свадьба! Они оба выглядели такими счастливыми... А когда я увидела подвенечное платье Долорес, я просто потеряла дар речи от восхищения!"
  ЛЮСЯ-БРИДЖЕТ: "Какая ты, в сущности, еще дурочка, Рут... Наверное, поэтому я так тебя и люблю."
  ВАЛЕРА-СТЭНЛИ: "Что касается меня, я бесконечно горд тем, что приглашен на эту свадьбу. Я уверен, в наших краях о ней будут вспоминать долгие годы..."
  ТАНЯ-ШАРЛОТТА: "Какой ты смешной, Стэнли! Говоришь так, будто кто-то собирается с тобой спорить..."
  СТАС-КЛАРЕНС: "Я выразился бы иначе, Стэнли. В наших краях эту свадьбу не забудут никогда."
  РОЗА-РУТ: "Мы привезли им в подарок набор чудесных японских лаковых шкатулок, одна другой лучше. Не знаю, правильно ли мы выбрали, но мне кажется, Долорес с ее тонким вкусом оценит их по достоинству..."
  ТРИЛОБИТ-НОРМАН: "Не сомневайся, Рут. Когда речь заходит о том, что имеет цену, тут Долорес поистине нет равных."
  ВАЛЕРА-СТЭНЛИ: "Извини, Норман, но с такими суждениями, как у тебя, честнее было бы оставаться сегодня дома."
  РОЗА-РУТ: "Что ты имеешь в виду, Норман?"
  ТРИЛОБИТ-НОРМАН: "Не понимаю, за что вы оба на меня так напустились? Я просто отдаю должное непревзойденной деловой хватке всеми нами нежно любимой Долорес..."
  РОЗА-РУТ: "Не притворяйся, Норман! Возможно, я и дурочка, как утверждает тетушка Бриджет, но не настолько, чтобы не понять скрытого смысла твоих слов. Порой мне кажется, в нашем роду нет ни одного человека, который не затаил бы зла против бедняжки Долорес! После всех испытаний, которые выпали на ее долю, она заслужила, наконец, свое счастье!"
  СТАС-КЛАРЕНС: "Ты позабыла только одну небольшую, но существенную деталь - это счастье оплачено деньгами ее покойного мужа..."
  ВАЛЕРА-СТЭНЛИ: "Кларенс! Как у тебя повернулся язык сказать такое за свадебным столом?!"
  СТАС-КЛАРЕНС: "Я просто принимаю жизнь такой, какая она есть на самом деле..."
  ЛЮСЯ-БРИДЖЕТ: "Это не кончится добром, помяните мое слов.
  Любовь, купленная за деньги, еще никому не приносила счастья..."
  СТАС-КЛАРЕНС: "Тетушка Бриджет, я снимаю шляпу перед незыблемостью ваших моральных принципов..."
  ТАНЯ-ШАРЛОТТА: "Господи, да неужели вы все ослепли? При чем здесь деньги, когда совершенно очевидно, что эти двое влюблены друг в друга, как дети! Это так трогательно! Я дважды прослезилась во время венчания..."
  ТРИЛОБИТ-НОРМАН: "В наше время нечасто встретишь такое искреннее чувство..."
  ЛЮСЯ-БРИДЖЕТ: "Жених выглядит таким счастливым... Это и беспокоит меня больше всего."
  ВАЛЕРА-СТЭНЛИ: "Опять вы за свое, тетушка Бриджет..."
  РОЗА-РУТ: "Я просто не понимаю, за что вы все так ненавидите Долорес?"
  ВАЛЕРА-СТЭНЛИ: "Долорес не виновата в том, что ее покойный муж обезумел от любви к ней и не оставил по завещанию ничего своим детям..."
  ТРИЛОБИТ-НОРМАН: "Конечно, ведь он оставил им нечто, куда более ценное, чем деньги - их прекрасную мачеху..."
  РОЗА-РУТ: "По-вашему, она должна была взойти на погребальный костер, когда умер старый Дэвид Морган?"
  СТАС-КЛАРЕНС: "Это было бы слишком жестоко, Рут, дорогая... Но, согласись, хотя бы из уважения к памяти Дэвида, совсем необязательно было выходить замуж за его сына... да еще с такой помпой..."
  ТАНЯ-ШАРЛОТТА: "Вы заметили, какими глазами смотрел на нее Ричард? Будь я проклята, если не отдала бы десять лет жизни за то, чтобы кто-нибудь посмотрел так на меня..."
  ЛЮСЯ-БРИДЖЕТ: "Ричард так изменился... После этой ужасной аварии он стал совсем другим человеком. Я не узнаю его! Жениться на собственной мачехе! Нет, это уже не прежний Ричард..."
  РОЗА-РУТ: "Тетушка Бриджет..."
  ЛЮСЯ-БРИДЖЕТ: "Я только хочу сказать, что сегодня мне стало
  за него страшно!"
  ВАЛЕРА-СТЭНЛИ: "Что за нелепые фантазии, тетушка Бриджет! Нет никаких причин тревожиться за Ричарда. Он совершенно здоров, весел и счастлив!"
  ТРИЛОБИТ-НОРМАН: "Подумать только, в той же самой церкви, где она обвенчалась с их отцом! Я хорошо знал их покойную матушку. Какое счастье, что она этого не видит!"
  СТАС-КЛАРЕНС: "На мой взгляд, гораздо удачнее то, что этого не видит их покойный отец..."
  ТАНЯ-ШАРЛОТТА: "Довольно! Если бы вы только слышали себя
  со стороны!"
  ЛЮСЯ-БРИДЖЕТ: "А ведь это еще лишь начало... Сейчас мы с вами на свадебном банкете пьем шампанское, едим сандвичи с тунцом, светит солнце и поют птицы... Пересуды только начинаются, и видит бог, я не завидую ни Ричарду, ни Долорес Морган, хотя от всей души желаю
  им счастья..."
  
  (Пауза.)
  
  ЛЮСЯ: Сделали! Вика!..
  ГОЛОС ВИКИ: А?
  ЛЮСЯ: Мы отстрелялись.
  ГОЛОС ВИКИ: С ума сойти...
  ЛЮСЯ: Я всякую надежду потеряла, что мы вообще когда-нибудь закончим эту сцену.
  ГОЛОС ВИКИ: Девять раз начинали, я считала.
  ВАЛЕРА: Все бы ничего, не будь она последняя, а то обидно...
  ГОЛОС ВИКИ: Главное, что закончили.
  ЛЮСЯ: Самой не верится.
  ГОЛОС ВИКИ: Послезавтра встречаемся, как договорились... Хорошо, всем спасибо... Кстати, поздравляю всех вас с днем рождения.
  ЛЮСЯ: Спасибо, Викочка.
  ГОЛОС ВИКИ: Прямо в голове не укладывается, больше года работаем вместе.
  А вы день рождения отмечать не собираетесь?
  ТРИЛОБИТ: Нет, нет, ни в коем случае!
  СТАС: Нет, спасибо. Мы вчера с твоим начальством так наотмечались...
  ГОЛОС ВИКИ: Я и смотрю, вы все сегодня, как с креста снятые... Ладно, хорошо... Я побежала! Ой, чуть не забыла, тут письма для вас отложены, заберите, кто-нибудь, от благодарных телезрителей... Все сказала... До свидания!
  ЛЮСЯ: Пока...
  ВАЛЕРА: Письма я возьму... (Уходит.)
  СТАС: Утречком сегодня встал, хотел глаза открыть, не открываются, пришлось пальцами расколупывать... Глянул в зеркало, а на меня оттуда чмо тако-о-о-ое посмотрело...
  ЛЮСЯ: Нельзя, нельзя пить столько в нашем возрасте...
  ТРИЛОБИТ: Нельзя нарушать одиннадцатую заповедь...
  РОЗА: Какую?..
  ТРИЛОБИТ: Одиннадцатую.
  ЛЮСЯ: Это что-то новенькое...
  ТРИЛОБИТ: Не мешайте одно с другим, а другое с третьим, ибо воздастся вам наутро по делам вашим.
  ТАНЯ: А у меня сегодня утром голова болела...
  ЛЮСЯ: Твоей-то голове, Танька, с чего болеть, от полстакана пива или просто за компанию?
  ТРИЛОБИТ: Ходит вчера с этим полстаканом, а сама трезвая такая, пристает ко всем: "Вы совершенно не умеете веселиться!"
  ТАНЯ: Что вы хотите, я окосела от вашего выхлопа...
  СТАС: Я с директором фирмы нашей поспорил на щелбан, что он нам зарплату не поднимет...
  ЛЮСЯ (в шоке): Ста-а-асик... ноу?
  ТРИЛОБИТ: Айм сорри, йес. Я разбивал.
  СТАС: Он первый начал! Смотрел на меня, так смотрел - и смотрит, и смотрит, и смотрит... С перепугу, наверное, само вырвалось...
  ЛЮСЯ: Ноу коммент.
  ТАНЯ: Он и не вспомнит ничего, директор, он хуже вашего набрался под финал...
  ЛЮСЯ (с чувством): Дай-то бог...
  ТРИЛОБИТ (Люсе): Ты сама, кстати, директора весь вечер как грузила! Развал экономики, кризис науки и искусства, полный дефолт, вообще.
  ЛЮСЯ: Не может быть! Я не помню... (Пауза.) А разве это был директор?
  РОЗА: Они там все были, как один, директора, кто генеральный, кто по связям, из московского филиала тоже, кажется, директор...
  ТАНЯ: Один был, точно, спонсор. Он весь вечер меня клеил-клеил, а я все никак, он сдался, в конце концов, переметнулся к Люське. Почти совсем до нее дошел, стул обойти дважды пытался, не смог, сказал "пардон" и упал...
  СТАС: Ой, говорила мне мамочка-покойница - не пей, сынуля, с руководством...
  ТРИЛОБИТ: Прямо так и говорила?
  ЛЮСЯ: Чтобы я еще когда-нибудь так безобразно нализалась...
  ТРИЛОБИТ: Нельзя с собой так поступать, надо беречь свой организм...
  СТАС: С меня вчерашнего банкета на остаток жизни хватит... Только вспомню кошмар этот в зеркале...
  ЛЮСЯ: Никаких пьянок!
  ТРИЛОБИТ: Точно.
  РОЗА: Я тоже пить больше не буду...
  СТАС: А дома мне вчера что говорили... не для прессы......
  
  (Входит Валера с мешком.)
  
  ТАНЯ: Когда алкоголь проникает в кровь, там страшные вещи, я читала, происходят...
  ТРИЛОБИТ (кивая): Цирроз печени...
  СТАС: Зачем пить, когда в жизни столько всяких вполне невинных удовольствий... Книжку можно, например, прочитать... защелку починить в сортире...или на лыжах покататься...
  ВАЛЕРА: Вы, многоуважаемые коллеги, всякую совесть потеряли.
  ЛЮСЯ: Плюсовали, да, совсем немножко.
  ВАЛЕРА: Да я такого откровенного шакальства за всю жизнь не слышал!
  СТАС: Серьезно отнеслись.
  ТАНЯ: Ушла Вика?
  ВАЛЕРА: Вика ушла, все ушли, никого, кроме нас, не осталось.
  ЛЮСЯ: Тогда чего ради мы выпендриваемся, если все ушли? Доставай!
  ВАЛЕРА: Все в машине, я один не донесу.
  ЛЮСЯ: Да чего вы с Розой накупили такого, что тебе не донести - ящик водки? Постой, вы всю премию грохнули, целиком, ничего не осталось?
  ВАЛЕРА: Не суетись, осталось. Нормально - взяли колбасы, огурцов соленых,
  разных там всяких яблок, зелени, булки-хлеба, ну, и остальное, что положено.
  ТАНЯ: Пепси-колу купили?
  ВАЛЕРА: Еще лимон купили, чуть не забыл. Я не донесу, мне рук не хватит, все рассыплется.
  ТРИЛОБИТ: А сосиски?
  РОЗА: Сосиски взяли.
  ТАНЯ: Пепси-колу не купили? Я же просила пепси-колу...
  ВАЛЕРА: Розкина канистра там еще с домашним вином, я один не донесу.
  СТАС: Кукумарию не догадались, конечно, для Матвеича купить, его любимую консерву.
  ВАЛЕРА: Откуда мы знали?
  РОЗА: А что такое кукумария? Я думала, это у вас из спектакля такая поговорка.
  СТАС: Роза, кукумария - это такой деликатес...
  ТРИЛОБИТ: Кукумарию описать невозможно, ее вкус... и сравнить-то не с чем, если ты не пробовала...
  СТАС: Она не пробовала! Кукумария... Матвеич, помнишь, как она нас в Калуге выручала?
  ЛЮСЯ: Не слушай их, Роза, они тебе голову морочат. Спроси меня, я тебе скажу, что это было!
  СТАС: А что это было, кстати, я толком так и не разобрался, Люся, рыбка или водоросли?
  ЛЮСЯ: Никто, по-моему, не разобрался, пока она из продажи не исчезла. Я только помню, что ее есть было нельзя...
  ТРИЛОБИТ: Ты не распробовала, Милка!
  ТАНЯ: Вы пепси-колу мою купили или не купили?
  РОЗА: Купили, Таня, не волнуйся, я сама покупала.
  ТАНЯ: А я и не волнуюсь, было бы, из-за чего... А большую бутылку или маленькую?
  ТРИЛОБИТ (ностальгически): Она дешевая была, кукумария, невероятно... и надолго хватало одной банки...
  СТАС: Купишь кукумарии баночку...
  ВАЛЕРА: Не откосишь, Каблуков... (Тянет его к двери.)
  СТАС: ... сядешь за нее с вилочкой, и пошел жевать, и до самого вечера жуешь-жуешь, а ей, представьте, ничего не делается!
  ВАЛЕРА: Стас, побежали, принесем, потом вспомните...
  ЛЮСЯ: Кукумария... (Вертит пальцем у виска.)
  РОЗА: Мешок возьмите. Только вытряхните, что там, внутри...
  ВАЛЕРА: Умница какая - дай, поцелую... (Вытряхивает из мешка на пол кучу писем.) Оба-на!
  ЛЮСЯ: А это что еще за дребедень?
  РОЗА: Наверное, письма, про какие Вика говорила...
  ВАЛЕРА: Розочка, какая ты у меня догадливая... (Уходит, таща за собой Стаса.)
  СТАС: Не тяни, я сам пойду...
  ТРИЛОБИТ (глядя в задумчивости на гору писем): Ну, до чего народ нас любит!
  ЛЮСЯ: А ты, Трилобит, уже раздумал есть сосиски?
  ТРИЛОБИТ: Куда я им нужен, со своей рукой, только под ногами если путаться... (Подумав, уходит.)
  РОЗА: Надо отгрести, наверное, письма, а то мешать будут.
  ЛЮСЯ: Отгребай... Может, и нам пойти помочь, а то как они с этим мешком через вахту пройдут, все бутылки будет видно... Не продумали, как следует.
  ТАНЯ: Фантазии ваши, тетушка Бриджет... С каких пор стало нельзя господам артистам отметить свой законный день рождения?
  РОЗА: Год прошел, а я не заметила. Если бы нас вчера не пригласили на банкет, никто и не вспомнил бы, наверное...
  ЛЮСЯ: Я тоже удивилась, полезла в записную книжку проверять. Нет, все правильно, сегодня ровно год, как показали первую серию...
  ТАНЯ: Сегодня? А почему банкет был вчера, не понимаю?
  ЛЮСЯ: Танька, что ты меня спрашиваешь, это явно деловые какие-то игры, а я не больше твоего в них понимаю. Впервые в жизни начальство наше увидела. Спроси еще, зачем мы на этом банкете им понадобились, я всю ночь заснуть не могла, думала-думала... Не представляю, зачем вообще было затевать такую грандиозную попойку по пустячному поводу. Нужен им очень этот день рождения! Непонятно.
  РОЗА: Очень просто. Им понадобилось, наверное, перед кем-то козырнуть, или просто деньги списать... или растрясти того же спонсора в непринужденной обстановке...
  ЛЮСЯ: Значит, подали нас в качестве гарнира. Так я и думала.
  ТАНЯ: Первый раз, что ли?
  ЛЮСЯ: Все равно, у меня настроение пропало...
  РОЗА (читая письмо, начинает смеяться): "Вы - бессовестная женщина, Долорес Морган, скажу вам больше, вы - просто сволочь!"
  
  (Входят Валера, Стас и Трилобит с канистрой, мешком и какими-то свертками.)
  
  ЛЮСЯ: Вы так и шли, с канистрой?!
  ВАЛЕРА: А чего?
  ЛЮСЯ: Уроды...
  СТАС: А чего?..
  ЛЮСЯ: Хоть какую-то, элементарную самую конспирацию надо соблюдать, нельзя же так...
  ТРИЛОБИТ: А чего нам конспирироваться, Милка! "Здесь, в этой заброшенной помещичьей усадьбе нас никто никогда не найдет", - а все почему?
  ТРИЛОБИТ, ВАЛЕРА, СТАС (хором): "Потому что мы на фиг никому не нужны!"
  ВАЛЕРА (освобождаясь от поклажи): А теперь, девки, мы, как ведется, сядем чинно в уголок, чтоб не мешать, закурим... (Закуривает.) ... и будем любоваться вашими проворными руками...
  ТРИЛОБИТ (отдавая Люсе свой сверток): Людмила, берешь халтурку. (Садится.)
  СТАС (вручая ножи Тане): Кромсать не надо... (Присоединяется к Валере и Трилобиту.)
  ТРИЛОБИТ: Я пошел варить сосиски... (Делает движение, чтобы встать.)
  ВАЛЕРА (сажает его) Сами сварятся.
  ТРИЛОБИТ: Они сварят неправильно, не снимая оболочку... (Снова поднимается.)
  СТАС (сажает его): Я прослежу.
  ТРИЛОБИТ: Кипятильник мой сожгут! (Вырывается и начинает суетиться вокруг сосисок.)
  СТАС (Валере, с некоторой гордостью): Я выучил по-английски новое предложение. "Ха-ва-ю".
  ТАНЯ (режет колбасу): Это намек?
  СТАС: Это "как поживаешь" по-английски...
  ЛЮСЯ (открывает какую-то банку, рассеянно): Поразительно...
  ТРИЛОБИТ: Горчицы купить не догадались?
  ВАЛЕРА: Девки, как вы медленно все делаете...
  ЛЮСЯ: А куда нам торопиться?
  ВАЛЕРА (достает пластиковые стаканчики): Ну, как сказал бы дедушка Мазаев, настало время выяснить - чего мы ждем от этой пьянки?
  (Разливает по стаканчикам вино из канистры.)
  СТАС (мрачно): Забвения.
  ЛЮСЯ: Наоборот, надо вспомнить все, что мы вместе пережили за этот год, что-нибудь хорошее припомним, выпьем, прослезимся...
  СТАС (Люсе): Эти ваши милые причуды, тетушка Бриджет...
  ТАНЯ: Ничего хорошего.
  ВАЛЕРА: Сплошная кукумария.
  ТРИЛОБИТ: Я руку сломал.
  ЛЮСЯ (Стасу): Перелома, между прочим, не было в сценарии!
  РОЗА: Голову я разбила Мотиному сенатору бутылкой...
  ЛЮСЯ: Не считается!
  СТАС: А сколько было зато всяких других интересных совпадений...
  ЛЮСЯ: Стасик, я тебя просила, кажется, не трогать эту тему...
  ТАНЯ (махнув рукой): Начинается...
  СТАС (Люсе): Ты сама предложила, давайте вспомним что-нибудь хорошее...
  ЛЮСЯ: Уже договорились - не надо про совпадения!
  СТАС: С кем договорились? со мной никто не договаривался...
  ВАЛЕРА: Бесконечно вкусный апельсин...
  ЛЮСЯ (Стасу): Тебя послушать - кругом сплошные совпадения!
  СТАС (напевает): "Укусила пчелка собачку за больное место,
  за... сра-а-азу тут собачка стала плакать..."
  ЛЮСЯ (машинально размахивая ножом): А на самом деле - никаких совпадений!
  ТРИЛОБИТ: Дай мне, Милка, ножик от греха подальше...
  СТАС: "...как же я теперь буду... ка-а-ак же тебе, пчелка, не стыдно! - стало Жучке больно и обидно."
  ТРИЛОБИТ (забирает у Люси нож): Тайм-аут!
  ВАЛЕРА: Сколько можно, я не понимаю, обсуждать бесконечно эту тему?! Люся! Он считает, что совпадения были, ты считаешь, что совпадений не было, почему тебе обязательно надо, чтобы он с тобой согласился? Хочешь, я с тобой соглашусь? Пожалуйста! Не было никаких совпадений! А даже если бы и были, объясни, что в них такого страшного? Помилуй, господи, говорить о них вслух нельзя! Объясни, попробуй!
  СТАС: Ей просто не нравится слово "совпадения". (Люсе.) Не нравится это слово, назови по-другому.
  ЛЮСЯ: Кукумария...
  ВАЛЕРА: Люся, ты объясни, чтобы я понял.
  ЛЮСЯ: Есть хорошая пословица - "не кликай - не накличешь". Теперь понятно?
  ВАЛЕРА (разочарованно): И все?
  СТАС: Глупо, но мило.
  ТРИЛОБИТ: Пи-и-ить... пи-и-ить......
  РОЗА (дикторским тоном): А теперь приятная новость для тех, у кого сегодня с самого утра чешется нос. Взгляните сюда! (Жест в сторону накрытого стола.) Сделайте глубокий вдох, и оставайтесь с нами!
  
  (Все рассаживаются.)
  
  ВАЛЕРА: Напрашивается банальный, но такой неизбежный вопрос... Итак, за что мы, собственно, пьем?
  ЛЮСЯ: Я говорю, сначала надо вспомнить что-нибудь хорошее...
  ТАНЯ: За то, что мы вместе.
  СТАС: Пейте, за что хочется, а я, как-нибудь, - за военные астры...
  ТРИЛОБИТ: А что мы пьем, тоже, кстати сказать, немаловажно...
  РОЗА: Домашнее вино, прислала моя бабушка из Казани.
  ВАЛЕРА: Предлагаю коротко. За - чтоб и дальше!
  
  (Пьют - пару мгновений потрясенно глядят друг на друга, переводят дыхание, лихорадочно заедают бутербродами, кашляют.)
  
  ВАЛЕРА (Розе): Это у вас в Казани такое домашнее вино?..
  РОЗА (откашливается, изумленно): Оно вообще-то, ведь не такое крепкое... (Кашляет.) То есть, не до такой же степени...
  ЛЮСЯ: Предупреждать надо.
  ТАНЯ: Это не вино!
  СТАС: Я чувствую, знакомый запах...
  ВАЛЕРА (Трилобиту): Матвеич! Слышь? Это у них в Казани идет
  за домашнее вино...
  РОЗА: Обычно бабушкино вино такое крепкое не бывает... может, прокисло?
  СТАС: Исключено.
  
  ВАЛЕРА (Трилобиту): Домашнее вино, прикинь, Матвеч, причем не очень даже крепкое у них в Казани это считается...
  ТРИЛОБИТ (крякнув): Хочу в Казань!
  РОЗА: Я все поняла!
  ЛЮСЯ: А чего тут понимать, обыкновенный самогон...
  ТАНЯ (с ужасом): Самогон?!.
  РОЗА (смеется): Бабушка просто перепутала канистры, когда посылала...
  ТРИЛОБИТ (Люсе): Сама ты обыкновенная, Люська, изумительно хороший самогон...
  ТАНЯ: Правда, самогон?
  ВАЛЕРА: Самый натуральный.
  РОЗА: Тофику, брату моему, послала, наверное, вино, а нам достался самогон, который Тофика...
  ЛЮСЯ: До чего дожили, стыд кому сказать... Самогонку глушим! (Залпом допивает свой стаканчик.)
  СТАС: Опускаемся все ниже и ниже... За неизведанные глубины! (Допивает.)
  РОЗА: Вы напрасно боитесь, бабушка готовит хороший самогон, всем нравится, за рецептом ходят, просят, только, как у нее, больше ни у кого не получается...
  ВАЛЕРА (приобняв ее за плечи): Все в порядке, Роза. Самогон замечательный. Если с нами и случилось что-то хорошее за год, то благодаря только твоему самогону...
  РОЗА (освобождаясь): Спасибо.
  ТАНЯ: Стасик, можно, я тебе перелью остатки из своего стакана, извини, но больше некому...
  СТАС (закрывает стакан ладонью): Таня, ты чего делаешь, это опасно, я же ведь напьюся, глазки стану тебе строить...
  ТАНЯ: Напугал...
  СТАС: Я предупредил, потом не жалуйся. (Забирает у Тани стакан, переливает к себе и собирается выпить.)
  ЛЮСЯ (забирает у Стаса стакан, ставит на стол): Потом пьянствовать, сначала культурная программа... (Берет одно из писем, читает.) "Здравствуйте, мои дорогие! Давно собиралась вам написать, но никак руки не доходили. Я смотрю все ваши серии, не пропуская ни одной, и каждый раз сердце бьется, как молодое, увидев эту красоту! Больше всего на свете я бы хотела сама съездить к вам в Америку, чтобы повидать все это собственными глазами. Напишите поскорей, как это сделать, и если возможно, пришлите заодно словарь, только самый толстый, потому что у меня сложности с английским языком. И еще, если это вас не обременит, хорошо бы машинку для вязания на дому, иначе трудно деньги заработать на билеты туда и обратно для всей семьи. Целую, и до встречи..."
  РОЗА: У меня еще лучше! (Читает.) "Как только вам не стыдно морочить головы людям? Вы маните молодежь роскошной жизнью за рубежом, затуманиваете им глаза радужными красками, а в результате, благодаря вам и таким, как вы, мы теряем мозги, которые рекой утекают на Запад!"
  ТАНЯ (тоже перебирает письма): "У меня будет к вам только одна настойчивая просьба - напишите сразу, чем кончается дело в вашем фильме, тем более, что телевизор мой сломался ..."
  СТАС: А мне самому хочется узнать, чем закончится вся эта наша кукумария...
  ЛЮСЯ: Я вчера звонила переводчику, как бы, чтобы поздравить, и выспросила у него все серий на пять вперед!
  
  (Пауза.)
  ТРИЛОБИТ (осторожно): Какие-нибудь новости?
  ТАНЯ: Моя родила?
  ЛЮСЯ: Мой бывший влюбился... твоя родила... А у тебя, Каблуков, поздравляю, внебрачный сыночка нашелся!
  СТАС (подавившись огурцом): Люська, дура ты какая, типун тебе, так и умереть недолго!
  ЛЮСЯ: Ты умирал уже однажды, сколько можно...
  ТАНЯ (Люсе): Мальчик или девочка?..
  ЛЮСЯ: Кажется, мальчик. Или нет, вроде бы, девочка... Да какая тебе разница, он все равно еще не может разговаривать!
  РОЗА: Стасик, тебе письмо! (Протягивает конверт.)
  СТАС: Мне письмо?
  ЛЮСЯ (выхватывает): Покажи! (Смотрит на конверт, хихикает.) Ошибочка... Это письмо не тебе совсем, Стасик, а другому какому-то - "артисту Кобелькову", здесь написано...
  СТАС: Правда? (Заглядывает Люсе через плечо.) Ну, да... конечно... это, значит, для Валерочки. Тебе письмо, Валера, почитай! (Отдает письмо Валере.)
  ВАЛЕРА (распечатывает письмо): "Дорогой незнакомый артист Кобельков! Ваша фамилия нам запомнилась, поэтому мы, ученицы восьмого класса "А" средней школы, обращаемся к вам с необычайной просьбой! Мы собираемся создать в нашем поселке фан-клуб вашего фильма, при условии, что вы нам пришлете фоту, чтобы было, с чего начинать. Напишите, как пригласить для выступления в нашем клубе артистов с американской стороны, и в какую цену это конкретно будет стоить, включая доставку и кормежку..."
  СТАС: Фоту я могу послать.
  ЛЮСЯ: Стасик, умоляю, не посылай им свою фоту!
  СТАС: Отчего же не послать людям фоту, если они просят?
  ЛЮСЯ: Твоя фота их разочарует.
  ВАЛЕРА: Меня бы, точно, разочаровала. (Сует письмо Стасу.)
  СТАС (вертит в руках письмо): Возьму себе какой-нибудь красивый псевдоним. В честь японского бывшего премьера - Тосики Кайфу...
  РОЗА (смеется): А почему ты хочешь быть Тосики Кайфу?
  СТАС: Потому что - кайфу, хоть и тосики... (Смотрит на письмо.) Простите, девушки. Я вам свою фоту не пошлю. (Рвет письмо.)
  "Отчего ж ты мне не встре-е-е-етила-а-а-ась..." (Всхлипывает. Посыпает обрывками письма голову. Подумав, пьет. Трилобит, глядя на него, тоже.)
  ВАЛЕРА: Э, погодите, за что пьем?
  СТАС: Как всегда - за военные астры... (Берет со стола лимон и начинает его грызть.).
  ВАЛЕРА: Я предлагаю выпить за наших зрителей, какие там ни есть, светлые они люди... и чтобы все у них в жизни сложилось хорошо! (Пьет.)
  ТРИЛОБИТ (Стасу, который продолжает грызть лимон): Стас, кончай выпендриваться, невозможно смотреть... Беременный ты, что ли?
  СТАС (откусывая лимон): Терпи, Матвеич. Вся наша бывшая советская бескрайняя страна смотрит себе Морганов три раза в неделю, и ничего, не морщится. Я рядом с ними, со своим лимоном вместе, отдыхаю.
  ТАНЯ: С каким еще лимоном... Отдай лимон! (Выхватывает лимон
  у Стаса.) Это мой лимон, я на него с самого начала глаз положила!
  СТАС: Ничего себе, заявки! (Пытается отнять у Тани лимон - безрезультатно.)
  ТАНЯ: Он лежал, вообще, рядом с моей тарелкой!
  СТАС: Мало ли, кто с кем лежал! Я его уже кушать начал!
  
  ЛЮСЯ: Танька, брось, неужели ты станешь есть лимон, обкусанный Каблуковым...
  ТАНЯ: Мне все равно, я не брезгливая... (Кусает лимон.)
  ТРИЛОБИТ (Валере): Не мог два лимона купить!
  ВАЛЕРА: А я откуда знал, что так получится?
  ЛЮСЯ: Та-а-а-аня... а ты почему, скажи, пожалуйста, не пьешь... второй день уже, я смотрю... из-за чего такая трезвость?
  ТАНЯ (вгрызаясь в лимон, с набитым ртом): Худею, за фигурой слежу.
  ТРИЛОБИТ: А по тебе не скажешь...
  ТАНЯ (так же): Опухаю с голоду, Матвеич!
  ЛЮСЯ: Тань, а ты извини, конечно, что я спрашиваю, ты, случайно, не того, не в положении?
  ТАНЯ (грызет лимон): А что, уже заметно?..
  ЛЮСЯ: Танечка, поздравляю! Как я за тебя рада! (Бросается обнимать.)
  ТРИЛОБИТ: За это срочно надо выпить...
  СТАС: Правильно, Танька! Давай, рожай! Ну, чем мы хуже этих Морганов?!
  ВАЛЕРА (Тане): Молодчина... И когда ты, если не секрет, намереваешься разродиться?
  ТАНЯ: Как получится - где-нибудь, примерно, в мае...
  ВАЛЕРА: Что значит - как получится? Ты что, считать не умеешь?
  РОЗА: Ну, вы подумайте, совсем, как в нашем сериале!
  ТРИЛОБИТ: Пить собираемся, нет? За будущего Моргана... тьфу!
  как там тебя, Тань? Никитюка!
  СТАС: За Никитюка - налейте! - выпью даже я.
  ЛЮСЯ: А кроме самогонки, выпить больше нечего?
  ВАЛЕРА (Люсе): Мы, понимаешь, думали, что там вино... а там возьми, да окажись такая прелесть!
  ЛЮСЯ (обреченно подставляя стакан): Треть стакана. Таньке не наливайте, она теперь трезвенница...
  ТАНЯ: Пепси-колу можно! (Льет себе пепси-колу.)
  РОЗА (Стасу): А что получится, если разбавить пепси-колу самогоном?
  СТАС: Получится теплый ужас, летящий на крыльях ночи... Другое дело, можно сосулек с крыши наломать туда, будет совсем, как виски со льдом и тоником. Но я на крышу, не надейся, не полезу. Это вон, к Валере, он у нас прирожденный альпинист, ты его только попроси...
  РОЗА: Спасибо, не хочется.
  СТАС: Твоя проблема, Розочка.
  ТРИЛОБИТ (поднимая стакан): Татьяна! Мы подождем пить за твоего потомка, чтобы, тьфу-тьфу-тьфу, не сглазить... Поэтому выпьем как бы иносказательно - за наше блестящее будущее. (Пьет.)
  СТАС (Трилобиту): "Если бы ты был моим шутом, дяденька, я бы всегда колотил тебя за то, что ты состарился раньше времени - тебе нельзя было стариться, пока не поумнеешь..." (Пьет.)
  ТРИЛОБИТ: "Я, кажется, сойду сейчас с ума - что, милый друг, с тобой? Озяб, бедняжка?"
  СТАС: Какое будущее, Матвеич?! Поди, кирпич разбей, чем тут трепаться, как на партсобрании! Что празднуем? Проснитесь, вы, солнечные марамои! Ухлопали год жизни на дерьмо! На сериал! На чушь собачью! На драных Морганов, чтоб им провалиться всем, куда подальше и не вылезти! Нет, давайте выпьем за наше блестящее будущее! Чтобы нам еще год, еще два года, а всего лучше, чтоб пожизненно в этой кукумарии полоскаться! Повод есть, зачем ломаться, тем более, мы неприхотливые - давайте, выпьем! Только стоя, как полагается, не чокаясь, за год жизни, который мы просрали незаметно!
  ВАЛЕРА: До слез довел, правдоискатель... (Всхлипывает.) Ничего не могу с собой поделать, люблю Каблукова, он до чего, собака, непосредственный, и весь в своих трофейных хризантемах... (Обнимает Стаса.)
  СТАС: Какие хризантемы? Убери с меня конечности, охальник, я не дамся! (Пытается вырваться.)
  ВАЛЕРА (не отпуская): А за какие хризантемы ты все пьешь, не просыхая?
  СТАС (устав бороться, кладет голову Валере на колени): Я пью за военные астры... серость ты, Валера, беспросветная... за все, чем корили меня, за барскую шубу, за астму, за желчь петербургского дня... за музыку сосен савойских, полей Елисейских бензин, за розу в кабине роллс-ройса... не смей меня за ухом чесать, извращенец, еще увидит кто-нибудь! - за розу в кабине роллс-ройса...... (Засыпая, бормочет.) ... и масло парижских картин...я сплю... тьфу!... ...то есть, я пью. Я пью, но еще не придумал - из двух выбираю одно, веселое асти-спуманте иль папского замка вино... (Спит.)
  ЛЮСЯ: Неужели уснул?
  ВАЛЕРА: Готов.
  ТРИЛОБИТ: Перенапрягся наш касатик, я все ждал, когда он прикорнет.
  РОЗА: Вы уверены, что он спит? Может, ему плохо?
  ТАНЯ: Ему хорошо. Он среди нас сейчас единственный счастливый человек.
  ВАЛЕРА (ногой подтягивает стул, сгружает Стаса на него и освобождается): Я давно понял, Стасика, главное, вовремя надо раскрутить на стихи. Он, как стихи прочитает, сразу отрубается...
  ЛЮСЯ (хихикает): А самое смешное... Вы обратили внимание, он, когда стихи читал, рукой вертеть принялся? Я смотрю, не понимаю, такой знакомый жест, где я его видела? (Повторяет жест.) Узнаваемо?
  РОЗА (автоматически делает тот же жест): Паваротти?..
  ЛЮСЯ: Нет...
  ТАНЯ: Мазаев?
  ВАЛЕРА: Джугашвили?
  ЛЮСЯ (качая головой): Кукумария... Это Ричард!
  
  (Общее веселье.)
  
  РОЗА (смотрит): Действительно, спит...
  ВАЛЕРА: Это с ним ненадолго, к сожалению.
  ТАНЯ: Люся, а я все спросить хочу тебя, ты для того, помнишь, пеньюарчика, который шить собиралась, выкройку нашла?
  ЛЮСЯ: Беда не в выкройке, там все уперлось в материал, нигде не отыскать такого цвета. Не водится он у нас, потому что всем без надобности... Называется... сейчас я вспомню... не оливковый...шафрановый? а, нет! Я вспомнила! Фисташковый!
  ВАЛЕРА: Люся! Разбудишь нашу дремлющую совесть - пеняй на себя! (Наливает.) Какое счастье, наконец, спокойно выпить, без каблуковских выступлений...
  ТАНЯ (читает письмо): "Каждый день и час я благодарю бога за то, что вы есть... Вы не представляете себе, как прекрасно это чудо, которое вы мне подарили! В наше трудное время так важно найти для себя утешение, и я бесконечно счастлива, что нашла его в вашем сериале... Я живу по-настоящему только те три дня в неделю, когда показывают ваш сериал - понедельник, вторник, пятница..."
  ВАЛЕРА (тоскливо): Почему нормальные люди нам не пишут?..
  ТРИЛОБИТ: Потому что нормальные люди нас не смотрят.
  ВАЛЕРА: Кунсткамера какая-то... (Смахивает письма со стола на пол.)
  ТРИЛОБИТ (жует, просматривая письмо): Одна дама прислала нам свои стихи.
  ВАЛЕРА (мрачно): Какие стихи?
  ТРИЛОБИТ: Хорошие, послушай. Стихи! "Я поняла, что не надо слов. Оснеженные ветки легки. Сети уже разостлал птицелов на берегу реки."
  ВАЛЕРА: Неплохо.
  ЛЮСЯ: Еще бы!
  ВАЛЕРА: Она еще стихи прислала, кроме этих?
  ТРИЛОБИТ (показывает пачку): Навалом!
  ВАЛЕРА: Матвеич, почитай!
  ЛЮСЯ: Не надо.
  ВАЛЕРА: А мне нравится! "Сети уже разостлал птицелов на берегу реки.".
  ЛЮСЯ: Я читала это письмо, она и остальные свои стихи все тоже у Ахматовой скатала.
  ВАЛЕРА: Люся, зачем ты сказала, я только обрадовался... Как дедушка Мазаев выражался, ты не помнишь? Мне дороги, он говорил, мои заблуждения...
  ЛЮСЯ: Мазаев по этому поводу сказал бы короче - мама мия!
  ТРИЛОБИТ: Вагон-вагон-вагон-вагон-вагон-допустим, вагон...
  вагон-вагон-вагон... курица!!!
  ТАНЯ: Переход со стулом темной ночью по минному полю...
  ВАЛЕРА: Держать концы...
  ЛЮСЯ (Валере): Никогда Мазаев такого не говорил!
  ТАНЯ: Конец фразы имелся в виду, господь с тобою, Люся,
  ты какая-то испорченная...
  ЛЮСЯ: Не трогайте учителя, уроды дед-мазаевские, зайцы шестилапые...
  СТАС (вскакивает с жутким воплем): У меня здесь нету никакого текста!
  ТРИЛОБИТ: Доброе утро.
  ЛЮСЯ (разочарованно): И это все?..
  ЛЮСЯ (кивая): До следующей пьянки.
  СТАС: Приснилось... дедушка Мазаев, репетиция, все наши, вы там тоже были... покойник Саша, как живой и в главной роли... Сашка, говорю, как же так? ты, вроде, умер? а он отвечает - ерунда... И Мазаев смотрит на меня, как кобра на хвосте, поднялся, а я ведь точно знаю, что у меня там никакого текста нет!..
  ЛЮСЯ: Как я хочу вернуться обратно в театр...
  ТРИЛОБИТ: В театр можно, а вот обратно - не получится.
  ВАЛЕРА: Мне и самому такое снится иногда - репетиция, Мазаев, все живые...
  СТАС: Дедушка Мазаев - проникающая форма радиации, все трепещут, все счастливы, всех тошнит, у всех симптомы одинаковые...
  ЛЮСЯ: Стас, меня возьмут к вам в театр, как ты считаешь?
  СТАС: Люся, зачем тебе идти в нашу богадельню? У нас Авдеев, главный режиссер, его никто, кроме собственной матушки, не любит...
  ТРИЛОБИТ: Не понимаю я вашего Авдеева. Раз не получилось, два не получилось, три не получилось... я бы повесился.
  ЛЮСЯ: Я хочу вернуться обратно в театр... Танька, ты сама не понимаешь, какая ты счастливая, что работаешь в театре...
  ТАНЯ: Это вам, тетушка Бриджет, померещилось по пьяни... Я каждое утро просыпаюсь и первым делом, не вставая, крест-накрест по календарю - чик-чирик! - на один день осталось меньше до декрета. Вот такие у меня теперь маленькие радости...
  СТАС: А мне звонил на той неделе Романовский. Говорит, посмотрел где-то какой-то хороший спектакль...
  РОЗА: Как называется?
  СТАС: Название дурацкое, я его забыл в ту же секунду, как услышал. Помню только театр.
  ВАЛЕРА: Ну, и какой театр?
  СТАС (после паузы): Проехали...
  ТРИЛОБИТ (задумчиво): Хороший спектакль...
  ВАЛЕРА: Я со своими халтурами совсем зарылся в гараже, никуда не вылезаю, кроме как в нашу кукумарию. А я сходил бы на спектакль, да еще на хороший... Стас, вспомнишь название, скажи мне, ладно?
  СТАС: Позвони Романовскому, чего проще.
  ВАЛЕРА: Я позвоню...
  ЛЮСЯ: Позвони, Валера, позвони...
  ВАЛЕРА: Люська! Прости! Опять я забыл позвонить твоему Виктору Ефимовичу... ладно, завтра позвоню!
  ЛЮСЯ: Спохватился ты, Валера... Виктор Ефимович собрал свой белый чемодан и отбыл восвояси. Так и не свозил меня, кстати, в Комарово.
  ВАЛЕРА: Да? Ну и подумаешь, говна пирога! Все поправимо! Весной полезет травка, ломанемся всей гурьбою по теплу на пикничок, чтоб только ветки затрещали! (Заводясь.) Микроавтобус я устрою... шашлыки организуем... гитару, домой сгоняю, заберу... В волейбол сыграем! Одуванчиков нарвем! Магнитофон с собой возьмем! Танцевать будем! А то собрались и сидим с кислыми рожами, как пыльным тапком шлепнутые... веселуха-а-а-а...
  ЛЮСЯ: А кто тебе сейчас мешает танцевать?
  СТАС: Без музыки танцевать, тетушка Бриджет, а капелла?
  ЛЮСЯ: Кукумария! Господь свидетель, я отношусь к вам лучше, чем вы того заслуживаете, о, мои недостойные родственнички... (Роется в своей сумке.) Так. Куда подевалась моя новая игрушка? Благодарение небесам, вот и она! (Вынимает из сумки плеер, торжествующе им помахивает.) Музыка? Уай нот?..
  ВАЛЕРА (в восторге): Вери гуд, вери велл, вери-сенкью-вери-мач!
  ЛЮСЯ (голосом заправского ди-джея): Все будет, как надо, пацаны, вынайте вставные челюсти и веселитесь вместе с нами! (Жмет кнопку -
  из магнитофона раздается нечто сугубо металлическое.)
  ТРИЛОБИТ: И ты, Люся, хочешь, чтобы мы под это танцевали?..
  ВАЛЕРА: А нет чего-нибудь повеселее?
  ЛЮСЯ: Сейчас поищем... (Перематывает кассету.)
  ТАНЯ: Люська, откуда у тебя такой шикарный плеер, признавайся...
  ВАЛЕРА: Виктор Ефимыч подарил?
  ЛЮСЯ: Никогда не догадаетесь! Моя оторва заключила с одноклассницей пари, что Долорес Морган затащит в койку этого зануду Ричарда! Выиграла, разумеется, моя! И приносится сегодня с этим плеером - маманя, поучись у дочки, как надо бизнес проворачивать.
  ВАЛЕРА: Ничего удивительного, если вспомнить кой-какие Ленькины гешефты...
  ЛЮСЯ: Папочкина дочка... Провела ей пятиминутку в стиле дедушки Мазаева, плеер отобрала, завтра пойдет возвращать, а пока - мы оторвемся! (Жмет кнопку, магнитофон отзывается чем-то уже запредельно тяжелым.)ТРИЛОБИТ (Люсе): Ваши молодежные вкусы, тетушка Бриджет...
  СТАС (пытаясь поймать ритм): Получается!
  ВАЛЕРА: Хреново получается...
  СТАС: Сам попробуй, профессор Дроздов...
  ВАЛЕРА (пробует): Смотри, как надо!
  СТАС (махнув рукой): Дроздец...
  ВАЛЕРА: По-моему, под эту музыку танцевать нельзя вообще, ее, наверное, только слушать можно... и только при условии, что после косяка...
  СТАС: Тогда облом, мне уже поздно переучиваться.
  ТРИЛОБИТ: Милка, перемотай вперед, вдруг найдется что-нибудь нормальное.
  ЛЮСЯ (наугад тычет пальцем в клавиши): Кто же его знает, где тут у него "вперед"...
  СТАС: Поищи, Люся, там наверняка есть медляки...
  ЛЮСЯ: Уот из ит?
  СТАС: Ит из кукумария... Вам понравится.
  
  (Люся включает магнитофон снова, на этот раз он издает "My Heart will go on".)
  
  ТАНЯ: О-о-о-о...
  СТАС: Знакомая песня...
  ВАЛЕРА: Только этой залипухи не хватало...
  ЛЮСЯ: По-моему, я эту музыку слыхала... она из какого-то спектакля?
  ТРИЛОБИТ: Кукумария! Это же "Титаник"!
  ВАЛЕРА: Не хватало нам "Титаника".
  ЛЮСЯ (Валере): А остальное, извини, тяжелый рок. Придется танцевать под то, что есть.
  ТРИЛОБИТ: Издеваешься?
  ЛЮСЯ: "Ша-ба-бу-да" - было не лучше.
  СТАС: Бросьте вы, симпатичная музыка, если отвлечься от "Титаника"... я его, тем более, не видел...
  ТРИЛОБИТ: Я не понимаю, как под такое можно танцевать.
  СТАС: Вспомните, как мы танцевали в пионерском детстве, то есть, надо обняться и топтаться, сурово глядя в одну точку...
  ТАНЯ (подходит к Валере): Помоги, господи, вспомнить, как же оно было... (Танцует с Валерой.) Помню?
  ВАЛЕРА (кивая): Абсолютно правильно.
  ТРИЛОБИТ (Розе): Разрешите?..
  РОЗА (Трилобиту): Следующий котильон за вами... (Стасу, который делает движение, чтобы пригласить Люсю.) Простите, вы обещали танцевать со мной.
  СТАС: Я такого не помню.
  РОЗА: Да? Видимо, это следствие вашей знаменитой амнезии. (Танцует со Стасом.)
  ТРИЛОБИТ (Люсе): Потанцуем?
  ЛЮСЯ: Имеет смысл... (Танцуют.)
  
  (Диалоги всех пар звучат как бы изолированно, не слышимые для остальных.)
  
  ВАЛЕРА (Тане): Ты что-нибудь хочешь мне сказать?
  ТАНЯ: Может быть.
  ВАЛЕРА: Говори.
  ТАНЯ: Тебе не идет такая стрижка.
  ВАЛЕРА: Спасибо. Зачем ты меня потащила танцевать?
  ТАНЯ: А почему бы не потанцевать - мне с тобой, тебе со мной... с кем тебе еще танцевать, ведь не с тетушкой Бриджет...
  РОЗА (Стасу): ... только не кривляйся, хорошо?
  СТАС: Я в стельку трезвый, я внимательно вас слушаю...
  РОЗА: Хочешь, анекдот расскажу?
  СТАС: Не надо.
  РОЗА: Почему?
  СТАС: Потому что потому, все кончается на "у", куку-маку, съел собаку, кошку драну, мышь погану...
  РОЗА: Классная считалочка...
  СТАС: Аск!
  ТРИЛОБИТ(Люсе:) ... и если вдуматься, чем дольше живешь, тем меньше понимаешь в этой самой распрекрасной жизни. Кажется, другой раз, все про нее знаешь, удивляться начисто разучился, а она возьми, да и вдруг выкини такой фортель - похлеще любого сериала...
  ЛЮСЯ: Матвеич, как по-твоему, для чего моей красотке понадобилось предлагать миллионы Морганов за обшарпанный фамильный особняк?
  ТРИЛОБИТ: Без понятия.
  ЛЮСЯ: А если поразмыслить?..
  ТАНЯ (Валере): У тебя такой вид, как будто ты собираешься меня о чем-то спросить.
  ВАЛЕРА: Собираюсь.
  ТАНЯ: Спрашивай.
  ВАЛЕРА (после паузы): Тьфу! Что ни скажи, получается совсем, как в сериале... почувствуйте себя идиотом! Короче, Танька, да или не да?
  ТАНЯ: Честно говоря, сама не знаю.
  ВАЛЕРА: Врешь.
  ТАНЯ: Вру.
  ВАЛЕРА: Таня, ты можешь сказать внятно, чей детеныш?
  ТАНЯ: Мой.
  ВАЛЕРА: Логично. Поговорим, как в сериале - кто отец твоего ребенка?
  ТАНЯ: Ты.
  ВАЛЕРА: Господь милосердный, какая приятная неожиданность, на склоне лет мне вновь предстоит познать счастье отцовства...
  СТАС (Розе): Чего ты смотришь, и улыбаешься, и молчишь все время?
  РОЗА: А это под Джоконду я закашиваю.
  СТАС: Не похоже.
  РОЗА: Хочешь, анекдот расскажу?
  СТАС: Зачем?
  РОЗА: Мне нравится, как ты смеешься. У тебя такой интересный смех, как будто гремят камушки в пригоршне.
  СТАС: Нельзя тебе пить...
  РОЗА: А ты кто такой, собака или кошка?
  СТАС: Не знаю.
  РОЗА: Надо проверить.
  СТАС: Боязно.
  РОЗА: Закрой глаза. (Быстро проводит рукой ему по волосам.) "Мяу" или "гав"?..
  СТАС (открывает глаза): Бляха-муха...
  РОЗА: Ты не поверишь, но именно так я и подумала... (Смеются.)
  ВАЛЕРА (Тане): Если я правильно понял, ты хочешь мне сказать, что все нормально?
  ТАНЯ: Все совершенно нормально.
  ВАЛЕРА: А я беспокоюсь.
  ТАНЯ: Зря.
  ВАЛЕРА: Беспокоюсь, потому что плохо верится, что ты будешь по-человечески относиться к этому ребенку, если на меня, как на такового, тебе плевать...
  ТАНЯ: Видишь ли, как выражаются в такой ситуации наши лучшие друзья Морганы - я должна тебе кое в чем признаться. В общем, совсем не исключено, что я об этом, кажется, мечтала всю свою жизнь...
  ВАЛЕРА: Не свисти!
  ТАНЯ: Увидела я тебя однажды в колхозе, на первом курсе, как ты сидишь на корточках, картошку из грядки выколупываешь. Такой старательный, морда вся забрызгана грязищей, сидишь, нахохленный, обтираешь земляной рукавицей каждую картошку перед тем, как ее в ящик положить... и что меня больше всего тогда поразило, улыбаешься ты, неизвестно, почему. Смотрю на тебя и рассуждаю - жизнь впереди, в театральный институт поступила, может, когда-нибудь великой актрисой... стану... хорошо... а не стану великой актрисой, тоже не беда, можно выйти замуж за Валерку Дроздова и не потому, что я его как-нибудь там особенно люблю, а просто хочется мне, чтобы мой ребенок на Валерочку Дроздова был похож...
  ВАЛЕРА: Поэтому ты на меня и смотришь, как на пустое место?
  ТАНЯ: Смотрю, как смотрится. Чем я тебе могу помочь? Нечем. Могу только посочувствовать. Я тебе, действительно, очень сочувствую, и тебе, Валера, и Трилобиту, и Стасику. Я видела, какие у вас глаза шальные делаются, едва она через порог переступает. Можете вокруг нее суетиться и дальше, сколько угодно, только ничего у вас с этой барышней не выйдет, так и знай.
  ВАЛЕРА: С чего ты это взяла?
  ТАНЯ: Со стороны всегда виднее...
  ТРИЛОБИТ (Люсе): Люся, зачем усложнять? Такие вещи объясняются примитивно. Найдут в этом особняке замурованный клад, вот тебе и вся недолга... Или какой-нибудь дневник прапрапрабабушки, где она описывает свою интрижку с английским королем и ее последствия, а в результате каждый Морган получит титул и пожизненное содержание в старых добрых фунтах стерлингов... Или полоумная гувернантка утопила фамильные брюлики в колодце... Или прадедушка в нужнике на гвоздь повесил карту заброшенного золотого рудника и позабыл использовать... Выбирай, что больше нравится.
  ЛЮСЯ: Нет.
  ТРИЛОБИТ: А ты знаешь, в чем там загвоздка?
  ЛЮСЯ: Не знаю. И с одной стороны, хочется поскорей узнать, а с другой - мне нравится, когда есть какая-то недосказанность...
  ТРИЛОБИТ (с пафосом): Как я вас понимаю, моя дорогая! Мое сердце тоже начинает биться сильнее, когда я замечаю нечто необъяснимое, и оттого особенно прекрасное... потому что это напоминает нашу любовь - не правда ли? (Смеются.)
  ВАЛЕРА (Тане): Я серьезно говорю.
  ТАНЯ: Тем более, глупо.
  ВАЛЕРА: Почему?
  ТАНЯ: Ты кому-то зачем-то что-то рвешься доказать - пожалуйста, доказывай. А при чем здесь я?
  ВАЛЕРА: Ты хорошо подумала?
  ТАНЯ: Спасибо, да - спасибо, нет.
  ВАЛЕРА: Стало быть, разрешаешь мне отойти куда подальше, чтобы ты со своим экстремистом растила без помех наше общее дитятко...
  ТАНЯ: Нет, сейчас разбегусь и рухну в твои объятия с криком - Валерочка, милый, как давно я ждала этого момента, давай отныне никогда не расставаться. И мы поедем к тебе в гараж, и будем жить там долго и счастливо, пока на экране не появится надпись "хэппи-энд"...
  ВАЛЕРА: А почему бы и нет?
  ТАНЯ: Потому что сети уже разостлал птицелов - ну, разостлал, понимаешь, птицелов такие свои сети, и что характерно, прямо на берегу реки, на самом берегу реки птицелов сети уже разостлал, на берегу реки, где которая, нам неизвестно...
  СТАС (сквозь смех): ... ...и адмирал говорит: "Георгинов!", и тут, представляешь, оба этих охламона делают шаг вперед, и один орет: "Я!", а другой возражает: "Нет, я!.."
  РОЗА: Я хотела с тобой посоветоваться... (Смеется.)
  СТАС: Это ты здорово придумала... (Смеются.)
  РОЗА: По-моему, я влюбилась.
  СТАС: Правда? (Смеется.)
  РОЗА: Ничего смешного... (Смеется.)
  СТАС: Тебе потом станет смешно, как вспомнишь, сразу ухохочешься...
  РОЗА: Подожди...
  СТАС: Э, чур, только не надо уточнять, в кого, это жутко снижает тему.
  РОЗА: Я только хотела спросить - а может, мне ему признаться?
  СТАС: Ни в коем случае. (Хихикает.)
  РОЗА: Почему?
  СТАС: Если не дурак, сам догадается, а если дурак - из-за чего рубахи рвать, пупки царапать? Но ты не беспокойся, догадается, - мы, мужики, в принципе, народ сообразительный...
  РОЗА: А мне кажется, он догадался, только молчит и делает вид, что ничего не понимает.
  СТАС: А может, ему сказать нечего.
  РОЗА: Да? И что мне теперь делать?
  СТАС: Живи дальше.
  РОЗА: Интересная мысль. (Смеется.) И как, по-твоему, я буду дальше жить?
  СТАС: Нормально. Твои тараканы, ты с ними сама и разбирайся. Хочешь - корми, хочешь - трави, хочешь - дрессируй...
  РОЗА: Хороший совет.
  СТАС: Спасибо на добром слове. Советую, как умею, да и что я в этом понимаю? Вам время цвесть, а мне - тлести...
  (Подходит Трилобит.)
  ТРИЛОБИТ: Роза, можно спросить... извини, Стасик, - можно тебя спросить, ты не в курсе, случайно, кто делал змеевик для самогонного аппарата твоей бабушке?
  РОЗА: Мой дедуля.
  ТРИЛОБИТ: Роза, а как бы с твоим дедушкой связаться, заказать ему другой такой же змеевик?..
  РОЗА: Уже нельзя, к сожалению, дедуля умер...
  ТРИЛОБИТ: Жалко дедулю...
  
  (Музыка обрывается.)
  
  ВАЛЕРА: Кончилась музыка?
  ЛЮСЯ (осматривая магнитофон): Батарейки сдохли.
  ВАЛЕРА: А шнура нет?
  ЛЮСЯ: Откуда?
  ТРИЛОБИТ: Может, его потрясти, так заработает, мы бы еще потанцевали...
  ЛЮСЯ (трясет магнитофон): Бесполезно.
  ТАНЯ: Ну и не надо. Все равно время позднее.
  ЛЮСЯ: Да, хорошо мы посидели, пора и разбегаться. Роза, Роза! Ро-о-о-о-оза...
  Ты что делаешь?!
  РОЗА (невозмутимо наливает себе в стакан самогона и выпивает): Тараканов морю, тетушка Бриджет.
  СТАС: Правильно...
  ЛЮСЯ: Чего тут правильного, нам ее потом на руках нести придется!
  ВАЛЕРА: Зачем же на руках, я отвезу...
  СТАС: Правда? Люди добрые, смотрите, сколько самогону остается! Налетайте, кто во что горазд, и ни о чем не беспокойтесь! Валера всех нас отвезет!
  (Разливает самогон по стаканам.)
  ЛЮСЯ: Треть стакана!
  ТРИЛОБИТ: Сегодня праздник в доме дяди Зуя? (Берет стакан.)
  СТАС: За нашу замечательную компанию! за красивую жизнь, которая нас благополучно миновала! за то, что мы с вами пьем здесь и сейчас, а не вчера при начальстве в их сволочном евростандартном офисе! за всех мазаевских уродов и персонально за дедушку Мазаева! за то, что мы живы, и так далее! Короче говоря - за военные астры. (Пьет.)
  РОЗА: А вы сегодня песни петь будете?
  ЛЮСЯ: Песни в другой раз будем петь, сейчас пора собираться домой, пока доедем...
  РОЗА (всхлипывая): Пожалуйста, я вас очень прошу, спойте мне ту песню, помните, про мужика......
  ТАНЯ: Про какого мужика?
  РОЗА: Ту песню про мужика, которую вы вчера пели на банкете......
  ВАЛЕРА: М-да. Чего мы только там не пели......
  ТРИЛОБИТ: Про дядю Зуя?..
  РОЗА: Не-е-е-ет... про другого мужика... (Плачет.)
  СТАС: "У маршала была грудная жаба?"
  ТРИЛОБИТ: Кой черт - у маршала - у лошади!
  РОЗА: Про лошадь не надо... (Плачет.)
  ТАНЯ: "Моцарт на старенькой скрипке играет?"
  РОЗА: Не надо про Моцарта, там было про совсем другого мужика......
  ЛЮСЯ: Про какого другого мужика? быстро все вспоминаем! Роза, не плачь!
  Народ! Пока метро не закрылось, в темпе вспоминаем, какие мы вчера пели песни про мужиков?
  ТАНЯ: Я только помню, что под конец всего этого безобразия Каблуков залез на стол и орал оттуда "Белла, чао" со слезами на глазах......
  ТРИЛОБИТ: "Он упал возле ног вороного коня?"
  РОЗА: Не-е-ет... он не падал ниоткуда...... (Плачет.)
  СТАС: "Вот ктой-то с горочки спустился"?
  ЛЮСЯ: Не надо! мы не пели "кто-то с горочки", мы до такого никогда не опускались!..
  ТАНЯ: Роза, ты успокойся, попробуй описать своими словами, в чем там было дело, с этим мужиком... Мне уже самой интересно!
  РОЗА: Такая печальная история... Про мужика, который пришел, плащ на гвоздик повесил, а потом и сам ушел, и плащ забрал, а гвоздь оста-а-а-ался-а-а... (Плачет.)
  ЛЮСЯ: Так, слава богу, с песней все понятно... (Розе.) Сейчас я тебе эту песенку спою, а потом все сразу же поедем по домам, иначе Валера, чего доброго, и в самом деле нас повезет противолодочным зигзагом......
  СТАС (Трилобиту): Эх, сюда бы еще баночку кукумарии для полного счастья!
  ВАЛЕРА: Ладно, вы тут, давайте, пойте, а я пока схожу, мотор прогрею. (Встает.)
  ЛЮСЯ: Куда ты сходишь?..
  ВАЛЕРА: Машину заведу.
  ЛЮСЯ: Валера, сядь.
  ТРИЛОБИТ: Люся, не переживай, он в таком состоянии все равно ничего не заведет.
  ВАЛЕРА: Спокойно! (Нетвердым шагом идет к двери.)
  ТАНЯ: Валерка, не гоношись......
  ВАЛЕРА: А ты чего, так волнуешься за меня?
  ТАНЯ: Ты пьяный...
  ВАЛЕРА: Ну и что?
  ТАНЯ: Разобьешься...
  ВАЛЕРА: А тебе меня жалко будет, да? Плакать будешь? Приходи на похороны. И Никитюка тоже приводи, я приглашаю. (Идет к двери.)
  ЛЮСЯ: Валера, если ты собираешься кого-то отвозить, то ты напрасно собираешься, с тобой никто никуда не поедет.
  ВАЛЕРА (Люсе): Вот и хорошо, потому что я никого с собой не возьму, и тебя в частности......
  ТРИЛОБИТ: Люсь, чтоб завести машину, надо сперва ключом открыть дверку, он не попадет.
  ВАЛЕРА: Я не попаду?! (Вытягивает руки, смотрит на них.) С первой попытки, может, и не попаду, но с тридцать второй - мое почтение!
  СТАС: Да не трогайте вы его, дурака, пускай себе едет, куда хочет.
  ВАЛЕРА (Стасу): Брателло! Нехорошо такие вещи говорить, но я на тебя зла не держу, потому что я - как его? - я этот, камикадзе...... Вот только Розу поцелую на прощанье, и отправлюсь в свой последний путь......
  ЛЮСЯ: Не отпускайте его, вы что, не видите, он еле ноги переставляет, чем это кончится, вы соображаете?
  СТАС: Оставьте Валерку в покое! Пусть едет, если ему надо, - может, его ждет кто-нибудь, может, ему надо ехать, откуда вы знаете?
  ТАНЯ: Посмотри на него, он пьяный в хлам!
  СТАС (подходит к Валере, смотрит): Он пьяный? Какой он пьяный? Вы его пьяного не видели!
  ВАЛЕРА: Вот именно!
  СТАС: Ну, и пьяный, ну и что, ну, и подумаешь... Если он пьяный, что же он, по-вашему, машину вести не сможет?
  ВАЛЕРА: Смогу.
  СТАС: Валера доедет куда угодно в любом состоянии. Ну, максимум, побьет машину, эка невидаль, он потом ее сам же и починит.
  ЛЮСЯ (сокрушенно): Ты, Каблуков, как холерная бацилла, умеешь выбрать момент и во всей своей красе развернуться......
  РОЗА (Люсе): Неправда, Стасик не похож совсем на холерную бациллу, он хороший... (Всхлипывает.)
  СТАС: Не перебивай! Валера классный водитель, это я вам говорю... Он выпил, но самую малость, поэтому уезжает от нас, практически, трезвый...
  ТАНЯ: Ты с этим трезвым, может, и в машину вместе сядешь?
  СТАС: Запросто! Сейчас мы с Валерой выпьем для настроения и поедем, куда глаза глядят. Люська, быстро наливай!
  ЛЮСЯ: Каблуков, убийца, ты что делаешь, хоть сам-то понимаешь?!
  СТАС (Люсе): Не нальешь?
  ЛЮСЯ: Никогда!
  СТАС (Валере): Она не хочет нам с тобой наливать, думает, мы уже пьяные.
  ВАЛЕРА: Люся, ты ошибаешься...
  СТАС: А мы не гордые, сами себе нальем, сами выпьем, сами поедем.
  (Люся делает движение к канистре.)
  Матвеич, подержи ее, дай нам выпить спокойно, может быть, последний в жизни раз! (Протягивает Валере стакан.) За нашу суровую мужскую дружбу!
  ВАЛЕРА: За георгины!
  СТАС: За какие георгины?
  ВАЛЕРА: За те самые, военные... (Пьет.)
  СТАС: Присядем на дорожку. (Садится.)
  ТАНЯ: Нечего рассиживаться, вы хотели куда-то ехать, вот и поезжайте.
  СТАС: Валера, слышал, она нам сесть не позволяет.
  ВАЛЕРА: А кто ее спрашивает? Сейчас возьмем и сядем, будем сидеть, сколько понадобится! Садись, Стасик, не обращай на нее внимания, тоже мне, нашлась хозяйка!
  СТАС: "Хозяйка ять, пирог давно, пахал я ваши именины!" (Садится.)
  ВАЛЕРА (Стасу): У тебя стакан полный...
  СТАС: Правда? Это горе. (Пьет.) Танька, ты девка умная, налей нам своей красивой трезвой рукой по стакану, чтобы мы с Валерой могли, наконец, сесть в машину и поехать...(Шипит Тане, которая наливает.) Куда мне льешь до края, я же упаду!
  ВАЛЕРА (отпихивая стакан): Хватит...
  СТАС: Валера, мы с тобой забыли выпить за самое главное в жизни, за наших матерей, которые родили нас и правильно, я считаю, сделали...
  ВАЛЕРА (берет стакан): Святое дело. (Собирается пить.)
  СТАС: Сначала за святое дело встали, потом выпили...
  ВАЛЕРА (заплетающимся языком): Кого волнуют эти тонкости...
  СТАС: Валера, за наших мамок мы обязаны пить стоя...
  ВАЛЕРА: Зачем вставать, моя, того, еще живая...
  ТРИЛОБИТ: Не можешь встать, Валерка, так и говори...
  ВАЛЕРА: Я не могу встать?! Сейчас увидишь, Трилобит, я встану, и выпью, и хоть бы хны, и поедем со Стаськой по городу кататься! (С огромным усилием встает.) Вива Куба! (Показывает Стасу вскинутый к плечу кулак.)
  СТАС (так же): Кукумария! (Встает, незаметно подает Трилобиту какие-то знаки. Трилобит кивает и так же незаметно вытягивает из-под Валеры стул.)
  ВАЛЕРА: За что мы пьем?
  СТАС: За матерей! (Пьет.)
  ВАЛЕРА: Понял. (Пьет, собирается сесть на то место, где был стул.)
  СТАС (удерживает его): Валера, так не пойдет, сначала надо поклониться в пояс нашим мамочкам за то, что они родили нас и вырастили...
  ВАЛЕРА (со вздохом): Эти ваши китайские церемонии... (Кланяется, теряет равновесие и плюхается на кучу писем. Смотрит на письма.)
  Как это называется?
  СТАС (садится рядом с ним): А это, понимаешь, наши лавры...
  ВАЛЕРА: А зачем они здесь раскиданы, чтобы я об них спотыкался?..
  СТАС: Ты сам сказал, что сегодня ночью желаешь почивать на лаврах.
  ВАЛЕРА: Чего я желаю?
  СТАС: Весь вечер разорялся, уснуть на лаврах - твоя заветная мечта.
  ВАЛЕРА: Я говорил, что буду спать на лаврах?
  ЛЮСЯ (кивает): Не переставая...
  ТАНЯ: Всех заколебал своими лаврами...
  ТРИЛОБИТ: В грудь себя колотил, клялся, гад буду, усну на лаврах...
  СТАС: Говорил, дескать, в моей жизни другого такого случая не будет, и не прощу вам, если помешаете...
  ВАЛЕРА (задумчиво): И на хрена мне это было надо?
  СТАС: Действительно!
  ВАЛЕРА: Идиотство...
  СТАС: А ну, подвинься... (Спихивает Валеру с писем.)
  ВАЛЕРА (сопротивляясь): Чего пихаешься?..
  СТАС: Передумал, так теперь и отвали с лавров, я на них сам буду спать. Одному тебе, думаешь, хочется? Тут много желающих найдется, кому занять почетное место.
  ВАЛЕРА: Нет, ты не спи на моих лаврах!
  СТАС: Валера, ты передумал, имей совесть, освободи лежбище.
  ВАЛЕРА: Лавры-то мои под себя не подгребай!
  СТАС: Ты передумал.
  ВАЛЕРА: А теперь передумал обратно! (Сталкивает Стаса с писем и падает на них.)
  СТАС: Окончательно?
  ВАЛЕРА (сонно): Ага...
  СТАС: Насовсем?
  ВАЛЕРА (засыпая): К такой-то матери... (Спит.)
  СТАС: Спасибо всем, кто принял участие в нашей маленькой импровизации...
  Все свободны, счастливого пути!
  ТРИЛОБИТ: А ты чего, Стасик, домой не едешь ночевать?
  СТАС: Кукумария! Куда я теперь такой поеду? Спасибо, Таня, наливала от души. Думаю, господи, хоть бы ты надоумил ее пепси-колой развести - нет, какое там...
  ТРИЛОБИТ: Чего ты хочешь от беременной-то женщины?
  ЛЮСЯ: Странно, что мы еще живы при нашей вредной профессии. (Смотрит на часы.) Успеваем на метро нормальным шагом. Стас, ты остаешься?
  СТАС: Перезимую здесь, на лаврах.
  ТАНЯ: Я думала, Валерка никогда не наберется...
  ТРИЛОБИТ: У него уже глаза плавали, он и до машины своей дойти бы не сумел...
  СТАС: Если я после вчерашнего домой сегодня опять такой же заявлюсь, меня все равно обратно выгонят. Зачем, спрашивается, кататься через весь город взад-вперед, создавать себе проблемы на ровном месте, когда можно сразу здесь и переночевать за милую душу...(Устраивается рядом с Валерой на письмах.)
  ТАНЯ (Люсе): Вчерашний спонсор звал меня с собой в круиз на Сейшельские острова, называл он их по-свойски так - Сейше-е-е-елы...
  РОЗА: А вы мне песенку про мужика еще споете?
  ЛЮСЯ: Мы ведь нормальные были люди до этих Морганов, еще совсем недавно...
  ТАНЯ: Собрались, так идем, чего вы ждете, пока метро закроется?
  СТАС: Не обижайте девочку, спойте вы ей песню, что вам стоит?
  ЛЮСЯ: Не плачь, Роза, мы тебе другую песенку споем, гораздо лучше,
  и самое главное, что тоже про любовь!
  (Все затягивают с чудовищным произношением "Yesterday" и исчезают за дверью. В студии остаются Валера, мирно спящий на лаврах, и Стас, который сидит рядом с ним и насвистывает мотив вслед удаляющемуся хору.)
  
  КАРТИНА ПЯТАЯ.
  
  (Та же студия. Четыре месяца спустя. Апрель. В студии Таня с животом внушительных размеров и Роза.)
  
  РОЗА: ...... а кто знал, что все так кончится?
  ТАНЯ: Надо уметь радоваться тому, что есть. Если есть, конечно, чему радоваться. (Пауза.) Он замечательный мужик, мой Никитюк. У него только один недостаток, он почему-то через каждые два слова произносит: "Порядок в танковых войсках!". То ли он нервничает, то ли я раньше не замечала, пока еще работала... Господи, помилуй, ну, при чем здесь эти танки?! (Пауза.) Твой американец не говорит: "Порядок в танковых войсках"?
  РОЗА: Он не американец, у него русские родители.
  ТАНЯ: Все равно, американец. Как услышишь от него про танковые войска, Роза, смывайся сразу, в тот же миг, все бросай, беги и не оглядывайся...
  РОЗА: До последнего момента откладывала, а теперь не знаю, как сказать, вроде, не ко времени.
  ТАНЯ: Не хочешь - не говори. Им совсем не обязательно знать. Тем более, теперь, когда мы разлетаемся. Пройдет месяц, они и не вспомнят, как тебя звали.
  РОЗА: Надо сказать, неудобно.
  ТАНЯ: Скажи. Они за тебя порадуются.
  РОЗА: Думаешь?
  ТАНЯ: Ага. Каблуков спросит: "Пра-а-а-а-вда-а-а-а?", как всегда,... и побредет домой, к своим каблучатам.
  РОЗА: А тетушка Бриджет скажет: "Розочка, поздравляю, как я за тебя рада!" (Изображает.)
  ТАНЯ: Вполне возможно. (Пауза.) Смотри, не передумай. Зачем тебе здесь торчать, только напрасно время потеряешь.
  
  (Входит Валера.)
  
  ВАЛЕРА: Девки, вы уже видели, какая забегаловка у нас рядом появилась?
  РОЗА: Не обратила внимания.
  ТАНЯ: Теперь уже не у нас, Валера, не у нас.
  ВАЛЕРА: Я чуть не рухнул замертво, когда вывеску прочел. Бросился перечитывать - все правильно. Вот такими буквами написано, додумались - "Говинда"!..
  ТАНЯ: Ничего не скажешь, очень заманчиво звучит.
  ВАЛЕРА: Не перевелись еще на Руси честные люди! (Берет тощенькую стопку монтажек.) Интересно, какую подлянку нам приготовили напоследок?
  ТАНЯ: Никакую. Подлянки, надо полагать, уже закончились.
  ВАЛЕРА: Радуешься?
  ТАНЯ: В каком-то смысле - да, наверное, радуюсь. Теперь, по крайней мере, у нас опять начнется нормальная жизнь, без этих идиотских совпадений.
  ВАЛЕРА: Недаром бесновалась тетушка Бриджет. Во совпало, так совпало!
  ТАНЯ (кивая на листки): Неужели еще совпало что-нибудь?
  ВАЛЕРА: Хватит и того, что ест. Мазаев умер, сериал накрылся, и совпадать больше стало нечему. (Взвешивает стопку на руке.) Вот и все, что нам осталось. Чао-какао, киселя не будет...
  
  (Входят Люся и Трилобит.)
  
  ЛЮСЯ: Привет! Удивительное дело, все уже здесь?
  ТАНЯ: Каблукова ожидаем с минуты на минуту.
  ЛЮСЯ: А я-то размечталась, хоть в последний раз начнем вовремя...
  ТРИЛОБИТ: Тут по соседству сделали новую кафешку с аппетитным названием "Говинда", чудеса кришнаитской кухни, никто не хочет приобщиться?
  ВАЛЕРА: Всенепременно, в следующей жизни.
  ЛЮСЯ: Каблуков обиделся, ну, прямо насмерть.
  ТАНЯ: Нечего обижаться, сам виноват.
  
  ТРИЛОБИТ: Никто не виноват, что так случилось. Первого апреля умереть,
  на это один дедушка Мазаев был способен...
  ЛЮСЯ: Ну! И я, естественно, первым делом, как узнала, Каблукову бросилась звонить - твои, Стасик, шуточки? А ему уже все, кто мог, с тем же вопросом позвонили, он чуть не в голос плачет, и матерится, почем зря!
  РОЗА: Первое апреля, никому не верю.
  ТАНЯ: Мне и сейчас не верится, что Мазаев умер по-настоящему, то есть, я понимаю головой - да, это правда, и в то же время на заднем плане мельтешит одна нелепая идея - а вдруг он просто уехал в какую-нибудь там свою Испанию, на постановку, как обычно?
  ЛЮСЯ: Мне почему-то всегда казалось, дедушка Мазаев - это нечто вроде Агасфера... Привыкли жить с ощущением, что он есть, теперь придется отвыкать. Странно - вот еще недавно можно было ему позвонить, в гости забежать, на улице встретить... и не то, чтобы какая-то была во всем этом большая необходимость, но просто теперь, когда понимаешь, что ничего этого уже нельзя... в общем, совсем неинтересно стало жить...
  
  (Входит Стас.)
  
  СТАС: Вы представляете, напротив нас открылось новое кафе, называется - "Говнида"!
  ЛЮСЯ: "Говинда", Каблуков, иди, перечитай...
  ВАЛЕРА: Стаська, а ты помнишь, как мы называли ту забегаловку, куда перед стипендией таскались трескать халявный хлеб с халявной же горчицей? Вчера понесло на воспоминания, все помню, а название позабыл, вертится в голове, но не всплывает, до утра промучился. Она как-то по-смешному называлась, помнишь?..
  СТАС: "Смерть цыгана"?
  ВАЛЕРА: Точно!
  РОЗА: Почему?
  ВАЛЕРА: Вокзал рядом, цыгане вечно ошивались, может, и в самом деле помер кто от тамошней кормежки...
  ЛЮСЯ: Весело.
  СТАС: Вены вскрывать не будем, безусловно.
  ЛЮСЯ: Валера, насчет похорон Мазаева, ты завтра нас свезешь, как договаривались, ничего не изменилось?
  ВАЛЕРА: А что могло измениться? Смешная ты, Люся... Если только, прости, господи, Мазаев оживет, но на это рассчитывать не приходится. Да, завтра в час у метро, я все помню, буду ждать вас, как договорились.
  ТАНЯ: Я тоже поеду.
  ЛЮСЯ: Куда ты со своим пузом потащишься на кладбище, даже и не думай, еще родишь там, на могиле...
  ТАНЯ: А это хорошая идея.
  ЛЮСЯ: Изумительная. Сиди дома. На кладбище воды по колено, сплошные лужи, все растаяло.
  ТАНЯ: Ничего. Меня Валера на руках перенесет. Перенесешь, Валера?
  ВАЛЕРА (кисло): Попытаюсь...
  ЛЮСЯ: Что я вам еще хотела сказать? Вроде, все сказала... Пора начинать.
  Точнее, заканчивать. Вика!
  ГОЛОС ВИКИ: Я здесь.
  ЛЮСЯ: Смотрим?
  ГОЛОС ВИКИ: Да, конечно...
  
  (Смотрят.)
  
  ТРИЛОБИТ (мрачно): Финал получается - ну, просто загляденье...
  СТАС (напевает на мотив "Танца маленьких лебедей"): "По стенке бегали клопы, туды-сюды, туды-сюды... туды-сюды..."
  ЛЮСЯ (Трилобиту): Тебе же объяснили, это не конец, на самом деле там еще незнамо сколько серий...
  ВАЛЕРА: Понятное дело, чем-то наша кукумария должна была заканчиваться, так не все ли равно, чем...
  СТАС: "Таскали лифчики они от Сыктывкара до Москвы, туды-сюды..."
  ТАНЯ: Я не понимаю, неужели ничего нельзя было сделать?
  ЛЮСЯ: Деньги были - покупали серии, деньги кончились - перестали покупать...
  ТАНЯ: Люди смотрели и радовались, такие письма нам писали...
  СТАС: "По стенке бегали клопы, туды-сюды, туды-сюды..."
  ЛЮСЯ: Спонсор, говорят, поиздержался, финансировать отказывается.
  ТАНЯ: Он на Сейшелы на свои съездил, не иначе...
  ТРИЛОБИТ: А где же наше начальство, которое нас так неистово любило?..
  ВАЛЕРА: Скажу тебе попросту, Матвеич - хэ его зэ... Руководство сменилось, новый шеф предпочитает фильмы стиля "экшн", и в скором времени вместо нас будут показывать народу высококлассный полицейский сериал...
  ЛЮСЯ: Откуда ты знаешь?
  ВАЛЕРА: Только не говорите никому, страшная тайна...
  СТАС (кивая): Прочитал вчера в программке...
  ЛЮСЯ: Вика говорила, у них перестановки, но мы, как обычно, были в зашоре, внимания не обратили...
  СТАС: "По стенке бегали клопы..."
  ТРИЛОБИТ: А интересно, они возьмут нас в полицейский сериал?
  ВАЛЕРА (Трилобиту): Угадай до одного раза.
  ТРИЛОБИТ (печально): Так я и думал.
  ЛЮСЯ: Зачем строить иллюзии, такая знакомая до боли ситуация - здесь, в этой заброшенной помещичьей усадьбе нас никто никогда не найдет, потому что мы на фиг никому не нужны... И хватит попусту болтать, пора работать! Приготовились? Вика, пишем?
  ГОЛОС ВИКИ: Пишем.
  
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Скажу тебе начистоту, Долорес, я в полном отчаянии..."
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Мой милый Саймон, успокойся. В последнее время ты все больше становишься похож на тетушку Бриджет..."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "О каком спокойствии ты можешь говорить сейчас, когда на карту поставлено все?"
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Твой отец рассказал мне индейское предание, связанное с этими землями, специалисты провели исследование, наконец, я чувствую - она там!"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Долорес, выслушай меня! Мы снесли фамильный особняк, истратили впустую колоссальную сумму денег - вспомни, во что обошлась нам буровая установка! Каждый час работы на ней заколачивает еще один гвоздь в крышку нашего гроба... Что мы будем делать, если вся наша затея лопнет, как мыльный пузырь?"
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "А разве ты не знаешь, что делают любовники,
  оказавшиеся в одном гробу?.."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Долорес, пусти!"
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Саймон, ты меня пугаешь. Я целую неделю провела в ожидании, и вот теперь, когда Ричард, наконец, отправился в ритуальное воскресное плавание на яхте, а я приготовила своими руками королевский ужин, ты делаешь все, чтобы испортить мне настроение!"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Долорес, дальше так продолжаться не может.
  Мы должны остановиться!"
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Что ты имеешь в виду?"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Скоро мы доберемся до центра Земли, и тогда станет ясно, что под этим проклятым домом ничего нет!"
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Ах, ты снова об этом... Мне показалось, ты боишься, как бы Ричард не узнал о нашем с тобой романе..."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Долорес, ты прекрасно знаешь, что Ричарду наши отношения глубоко безразличны. Помнится, ты говорила в прошлое воскресенье, что Ричард стал сам не свой с тех пор, как спутался со своей новой подружкой..."
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "А я сказала тебе, как зовут новую подружку Ричарда?"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Почему мне должно быть это интересно? Я ее знаю?"
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "У нее очень красивое имя. Ее зовут Милдред."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Долорес, ты лжешь!"
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Новую подружку Ричарда зовут Милдред. Твоя бывшая жена сейчас вместе с моим мужем плывет по океанским волнам на яхте, и будь уверен, они не теряют времени зря, в отличие от нас с тобой."
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Я рад за нее. Она получила то, к чему так стремилась всю свою жизнь... Порой мне кажется, я ненавижу тебя, Долорес..."
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Я знаю, милый... Алло? Да, это я. Вы абсолютно уверены, мистер Гаррисон? О, я понимаю ваше волнение, я и сама волнуюсь...
  Мистер Гаррисон, я поздравляю вас! Саймон! Свершилось!"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Долорес, неужели?.."
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Саймон, они нашли эту чертову нефть!"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "О, пресвятые небеса!"
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Они нашли нефтяное месторождение прямо на том месте, где стоял особняк Морганов! Твой отец был прав! Ты понимаешь,что это значит?"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Это значит, что скоро мы будем фантастически богаты!"
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Гаррисон уверяет, что нефтяной фонтан бьет на тридцать футов в высоту, он боится, как бы его не заметил кто-нибудь с дороги!"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Я поверю в это лишь тогда, когда увижу собственными глазами! Одевайся скорее, Долорес, мы должны это видеть!"
  ЛЮСЯ-ДОЛОРЕС: "Саймон, где мои туфли... Боже мой, все-таки, это невероятно!"
  ВАЛЕРА-САЙМОН: "Долорес, мне хочется кричать от восторга! Я самый счастливый человек на свете!"
  
  (Пауза.)
  
  ЛЮСЯ (мрачно): Готово. Смотрим дальше.
  ГОЛОС ВИКИ: Смотрим.
  ЛЮСЯ: Нефтяной фонтан нашли под домом Морганов... господи ты боже мой, пошлость-то какая! Даром я только на своей даче полы поднимала...
  СТАС: Люська, ты рано сдалась. Надо было побурить еще маленько, глядишь,
  и отыскала алмазные бы залежи...
  ЛЮСЯ: Кукумария...
  ТАНЯ: А сколько денег было вбухано в тот безумный банкет по случаю нашего с вами дня рождения! Лучше бы закупили пару лишних серий, честное слово...
  СТАС: Я уже бесплатно бы озвучить согласился...
  ВАЛЕРА: Люся, а если взять и позвонить Леньке в Хайфу, вдруг у них шла наша кукумария, мы бы узнали, чем все кончилось...
  ТРИЛОБИТ: А смысл какой?
  ВАЛЕРА: Да никакого смысла, Трилобит, вот что самое противное...
  ЛЮСЯ: Готовы?
  ТРИЛОБИТ: Собо самой...
  ЛЮСЯ: Вика, пишем.
  ГОЛОС ВИКИ: Пишем...
  
  ТАНЯ-КИТТИ: "Фред?.."
  ТРИЛОБИТ-ФРЕД: "Я пришел поговорить с тобой, Китти..."
  ТАНЯ-КИТТИ: "Ты выбрал не самый удачный момент. Малышка Джозефина только что уснула. В доме ужасный беспорядок. Может, поговорим
  как-нибудь в другой раз?"
  ТРИЛОБИТ-ФРЕД: "Ты впустишь меня в дом, или нам придется
  разговаривать на пороге?"
  ТАНЯ-КИТТИ: "Входи, Фред. О чем ты собирался со мной поговорить?"
  ТРИЛОБИТ-ФРЕД: "Я пришел, чтобы рассказать тебе одну романтическую историю. Год тому назад на вечеринке в Нью-Джерси я познакомился с очаровательной девушкой. Встреча с ней перевернула всю мою жизнь.
  Три дня, которые мы провели вместе с ней в гостинице, я был счастлив, но на рассвете четвертого дня прекрасное видение исчезло, прихватив с собою мой бумажник..."
  ТАНЯ-КИТТИ: "Да, это чрезвычайно романтическая история. Хотя я не совсем понимаю, какое отношение..."
  ТРИЛОБИТ-ФРЕД: "Не перебивай меня, Китти! С того дня все остальные женщины перестали для меня существовать. Я думал только о ней. Я уверял себя, что она не стоит того, чтобы о ней помнить, а сам искал ее повсюду, пока не понял, что это бесполезно. Однако я так и не сумел ее забыть, сколько ни старался."
  ТАНЯ-КИТТИ: "О, Фред, дорогой, как я тебе сочувствую..."
  ТРИЛОБИТ-ФРЕД: "Вообрази мое удивление, когда я снова повстречал ее в доме одной моей старинной приятельницы. Я узнал ее, но она держалась так, как будто мы никогда с ней не были знакомы..."
  ТАНЯ-КИТТИ: "Возможно, ты ошибся?"
  ТРИЛОБИТ-ФРЕД: "Сначала и я тоже так подумал, но постепенно, с течением времени, наблюдая за ней, я все больше убеждался в том, что это именно та, кого я так долго искал. Сегодня утром я понял - еще немного, и я
  сойду с ума, если не расскажу ей все, как есть!"
  ТАНЯ-КИТТИ: "Что ж, теперь, когда ты рассказал ей все, тебе стало легче?"
  ТРИЛОБИТ-ФРЕД: "Китти, как ты могла поступить так со мной..."
  ТАНЯ-КИТТИ: "Зачем тебе это знать?"
  ТРИЛОБИТ-ФРЕД: "Когда-то мне казалось, что ты меня любишь..."
  ТАНЯ-КИТТИ: "Я полюбила тебя с первого взгляда, но там, в гостинице, мне казалось, что я ничего для тебя не значу... Поэтому я ушла и сделала все, чтобы ты меня не искал..."
  ТРИЛОБИТ-ФРЕД: "Китти, скажи мне... этот ребенок..."
  ТАНЯ-КИТТИ: "Ты угадал. Малышка Джозефина - твоя дочь."
  ТРИЛОБИТ-ФРЕД: "Я люблю тебя, Китти!"
  ТАНЯ-КИТТИ: "Почему ты не сказал мне эти слова год назад? Ты мог бы сделать меня такой счастливой..."
  ТРИЛОБИТ-ФРЕД: "Мы снова будем счастливы, моя дорогая... Но сначала пообещай мне, что ты никогда больше меня не покинешь!"
  ТАНЯ-КИТТИ: "Я обещаю больше не покидать тебя, Фред..."
  ТРИЛОБИТ-ФРЕД: "Господи, пошли мне сил, чтобы не умереть от счастья!"
  
  (Пауза.)
  
  ЛЮСЯ: Смотрим дальше, Вика.
  ГОЛОС ВИКИ: Последняя часть...
  ТРИЛОБИТ: Итак, готовьтесь - наступает Апокалипсис...
  СТАС (напевает на мотив "А по ка-по ка... - по камушкам..."): Апока-пока-покалипсис... Апока-пока-покалипсис...
  РОЗА: А я через неделю улетаю в Америку.
  ТРИЛОБИТ: На гастроли или в гости?
  РОЗА: Я туда замуж выхожу.
  СТАС: Правда?
  ЛЮСЯ: Розочка, поздравляю! Как я за тебя рада, ты не представляешь!
  ВАЛЕРА: Морганов увидишь, привет передавай.
  ТРИЛОБИТ: Напиши сразу, как устроишься, мы к тебе в гости будем ездить.
  РОЗА: Я напишу, у меня Люсин адрес есть. Я вам пришлю что-нибудь такое... что вам прислать?
  ТРИЛОБИТ: Маленькую коробочку с надписью "счастье".
  ВАЛЕРА: Банку кукумарии для Трилобита.
  ТАНЯ: И тетушке Бриджет фисташковую тряпочку на пеньюар не забудь, пришли.
  РОЗА: Фисташковая тряпочка у меня уже в списке первым номером...
  СТАС: А телефон у тебя есть свой американский?
  РОЗА: Есть.
  СТАС: Оставишь?..
  РОЗА (роется в сумочке): Записывай...
  СТАС: А вообще-то и не надо.
  РОЗА: Запиши на всякий случай.
  СТАС: На какой случай? Я тебе все равно не позвоню - откуда,
  когда и на какие шиши?
  РОЗА: Понятно.
  СТАС: Незачем.
  РОЗА: Правильно.
  СТАС: А то ты будешь ждать звонка, а я не позвоню.
  РОЗА: Кукумария... Вика, Вика, Вика! Мы готовы, уже можно начинать!
  ГОЛОС ВИКИ: Пишем?
  ЛЮСЯ: Понеслись...
  
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Ричард!"
  СТАС-РИЧАРД: "Держись!"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Как ты считаешь, наш кораблик может перевернуться?"
  СТАС-РИЧАРД: "Милдред, надень спасательный жилет и держись крепче!"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Ричард, а тебе не приходило в голову поднять паруса?"
  СТАС-РИЧАРД: "Я плохой моряк, Милдред, но если мы поднимем паруса, яхта перевернется, это понимаю даже я!"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Ты же уверял меня, что твои предки были знаменитыми пиратами и мореплавателями?"
  СТАС-РИЧАРД: "Так оно и есть, но к сожалению, это не передается по наследству... Надень спасательный жилет!"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Ты думаешь, нам лучше будет добраться до берега вплавь?"
  СТАС-РИЧАРД: "Ветер усиливается! Если яхта зачерпнет еще немного воды, она не удержится на плаву!"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Что это значит?"
  СТАС-РИЧАРД: "Это значит, что наш кораблик пойдет ко дну!"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "А что будет с нами?"
  СТАС-РИЧАРД: "Посмотрим!"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Ричард, нельзя сидеть, сложа руки... Куда девался топор?"
  СТАС-РИЧАРД: "Ради всего святого, что ты собираешься делать с этим топором?"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Старинное проверенное средство, надо срубить мачту! Так раньше всегда поступали моряки во время бури... Я уверена, что это поможет!"
  СТАС-РИЧАРД: "Милдред, положи топор и успокойся..."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Ричард, а шторм скоро кончится?"
  СТАС-РИЧАРД: "Навряд ли! Он начался всего пять минут назад.В этих местах штормы налетают внезапно и продолжают бушевать иногда по несколько суток..."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Ты хочешь сказать, что нам придется провести так несколько суток?!"
  СТАС-РИЧАРД: "Теперь уже не придется... Руль вышел из строя, и боюсь... Да, я точно вижу, нас несет прямо на скалы!"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Ричард... где мы находимся?"
  СТАС-РИЧАРД: "Не имею ни малейшего представления. Видимо,
  это какой-то остров. Где наша яхта?"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Вон там плавает все, что от нее осталось."
  СТАС-РИЧАРД: "Не так уж много."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Как по-твоему, нас будут искать?"
  СТАС-РИЧАРД: "О да, разумеется, нас будут искать и найдут.
  Теперь все неприятности позади."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "А если поиски затянутся?"
  СТАС-РИЧАРД: "Ну, и что с того? Это вполне приличный остров,
  не меньше десяти шагов в поперечнике. Здесь достаточно места для нас двоих. Мы будем просто смотреть на море и ждать."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "А вдруг нам придется ждать слишком долго?"
  СТАС-РИЧАРД: "Еще недавно я мечтал только об одном - чтобы мы выбрались живыми из этой передряги. Но даже если нам предстоит умереть на этом острове от голода и жажды, я хочу, чтобы ты знала - я не перестану благодарить судьбу за то, что свои последние часы я проведу с той единственной женщиной, которую всегда хотел бы видеть рядом с собой. Почему ты улыбаешься, Милдред?"
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Я думаю, как это нелепо, что именно теперь, вопреки всем доводам рассудка, я совершенно счастлива."
  СТАС-РИЧАРД: "Милдред, ты права, это нелепо, это дико, это, наконец, попросту глупо, но я и сам испытываю сейчас то же самое, что и ты. Беспредельное счастье на этом крошечном островке, который не указан ни на одной карте, не имеющем даже названия..."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Мы назовем этот остров - Счастье..."
  СТАС-РИЧАРД: "Неплохое имя для острова."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Даже если нам суждено остаться здесь навсегда."
  СТАС-РИЧАРД: "Ты слышишь, как чудесно это звучит - остров Счастье..."
  РОЗА-МИЛДРЕД: "Остров Счастье. Отныне и навсегда..."
  СТАС-РИЧАРД: "Навсегда..."
  
  (Пауза.)
  
  СТАС: Так твою мать, далось им это счастье!
  ЛЮСЯ: Вот и кончилась наша бурная, красивая, сумасшедшая жизнь.
  Вика! Мы все сказали.
  ГОЛОС ВИКИ: Жаль...
  ЛЮСЯ: Ну, а что поделаешь?
  ГОЛОС ВИКИ: С вами интересно было работать. Спасибо вам.
  ЛЮСЯ: И тебе, Викуля, спасибо - не поминай, как говорится, лихом.
  ГОЛОС ВИКИ: Я краем уха слышала вчера, нам дают озвучить многосерийный японский мультик, называется "Маленькие эльфы". Если все благополучно сложится, я вам сразу позвоню. Договорились?
  ЛЮСЯ: Хорошо.
  ГОЛОС ВИКИ: Ну, на том и до свидания...
  ЛЮСЯ: Счастливо!
  ТРИЛОБИТ: Ни пуха, ни пера!
  ТАНЯ: Пока!
  ВАЛЕРА: И так далее.
  ЛЮСЯ: Я вдруг подумала, какая у нас искаженная точка отсчета...
  Пройдет время, станем вспоминать, когда это было, когда то... И не скажем - "когда Трилобит руку ломал" или - "когда Танька беременная ходила", а скажем - "когда мы озвучивали Морганов".
  ТРИЛОБИТ: Полтора года, как-никак, с ума сходили!
  СТАС: Это вы все с ума сходили, а я просто взял и умер.
  ЛЮСЯ: Завтра увидимся на похоронах... потом будем еще сколько-то времени перезваниваться, иногда встречаться, а потом надолго забудем друг о друге... до следующей оказии...
  ВАЛЕРА: А, наплевать-то! Мы идем в "Говинду"?"
  СТАС: Аск!
  ТАНЯ: На эти слезы, что они нам заплатили?
  ТРИЛОБИТ: Невелика беда, вскладчину купим один пирожок, будем его кусать
  по кругу... В сущности, много ли нам надо? Идем!
  ЛЮСЯ: Пропадать, так за компанию... Пошли!
  РОЗА: Я с вами прощаюсь.
  ВАЛЕРА: Почему?
  ТРИЛОБИТ: Роза, посиди с нами напоследок хоть полчаса, куда ты так торопишься?
  РОЗА: Не могу.
  ТАНЯ: Человек выходит замуж, мало ли, какие могут быть дела у человека. Отцепитесь!
  ВАЛЕРА (Розе): Значит, больше не увидимся?
  РОЗА: Увидимся.
  ТРИЛОБИТ: Она еще сюда приедет, правда, Роза?
  РОЗА: Конечно.
  ЛЮСЯ: Звони, пиши, приезжай, у меня всегда можно остановиться,
  если понадобится.
  РОЗА: Спасибо. А теперь я пойду, потому что мне, действительно, уже пора.
  Ну - до свидания.
  СТАС: Пока!
  ТРИЛОБИТ: Ни пуха, ни пера!
  ВАЛЕРА: До встречи!
  РОЗА: К черту! (Уходит.)
  СТАС: Апока-пока-покалипсис...
  ТРИЛОБИТ: "Мой бедный шут, средь собственного горя
  Мне так же краем сердца жаль тебя..."
  СТАС: "Такая ночь не разбирает ни дураков, ни умных..."
  ВАЛЕРА: Давайте, решайте поскорее, идем или не идем, если идем, так уже пошли, завтра вообще тяжелый день...
  ЛЮСЯ: Хоть бы проводили девочку до угла! Уроды вы, уроды...
  СТАС: Какую девочку?
  ЛЮСЯ: Ту самую.
  СТАС: Вечно вы, тетушка Бриджет, выдумываете то, чего нет на самом деле... Придумали вот теперь - какую-то девочку... зачем? Ваши знаменитые фантазии, черт бы их побрал, тетушка Бриджет, и вас вместе с ними... Никакой девочки, тетушка Бриджет, не было, и забудьте вы ее, вам, что ли, делать больше нечего?..
  ЛЮСЯ: Куда мы с вами собирались идти?
  ТАНЯ: В "Говинду", Люсечка...
  ТРИЛОБИТ: Как-нибудь просуществуем, тьфу-тьфу-тьфу, с голоду не помрем...
  ВАЛЕРА: Глядишь, еще и пригласят когда-нибудь озвучить мультик...
  ТРИЛОБИТ (Валере): Простота!
  СТАС: "Ма-а-а-аленькие эльфы"...
  ТРИЛОБИТ: Дожидайся.
  ВАЛЕРА: А нам, татарам, однова, что пулемет, что водка, лишь бы с ног косило...
  ТРИЛОБИТ: Мне вообще привередничать смешно, я безработный, теперь это модно.
  ТАНЯ: Мы идем или расходимся, скажите прямо, вы, мечтатели!
  СТАС: Идем!
  ЛЮСЯ: В "Говинду"?
  ТРИЛОБИТ: А куда нам еще идти, если не в "Говинду"? Самое для нас подходящее место...
  ЛЮСЯ: Меня название смущает. Вдруг отравимся? При нашем-то везении...
  СТАС: А чего нам терять?
  ВАЛЕРА: Хорошо, пошли травиться. Танька, идем?
  ТАНЯ: Идем, идем, полчаса уже идем, а все ни с места...
  ЛЮСЯ: Уходим.
  СТАС: Дурачье! Вы думаете, то, что сейчас кончилось, это была жизнь?..
  ЛЮСЯ: Ну, а что же это такое, по-твоему, было?
  СТАС: Я могу ошибаться, но мне кажется, это была самая, что ни на есть, обыкновенная кукумария...
  
  
  КАРТИНА ШЕСТАЯ.
  
  (Все та же студия. Все стоят у микрофонов с монтажными листами, глядя на "экран", в том числе и Таня все с таким же животом. Роза здесь.)
  
  ЛЮСЯ: Вика, мы готовы.
  ГОЛОС ВИКИ: Пишем, пишем...
  ВАЛЕРА: "Подумать только, неужели мы обречены провести в этом мрачном подземелье всю свою жизнь?"
  ЛЮСЯ: "Увы, нашим тоненьким ручкам не под силу справиться с железными решетками..."
  ТАНЯ: "Мы худеем и чахнем день ото дня... Крошка Пит совсем продрог, у него горячий лобик!"
  ТРИЛОБИТ: "Апчхи! апчхи!"
  СТАС: "Иногда мне кажется, лучше нам было умереть, чем оказаться во власти этого жестокого чародея..."
  ЛЮСЯ: "Разве ты не знаешь, что мы, маленькие эльфы, не можем умереть, потому что мы бессмертны..."
  РОЗА: "Мы никому не причинили зла, так почему же нас заточили в подземелье?"
  ТРИЛОБИТ: "Мы хотели порхать над цветущими полями,
  слушать пение птиц, пить росу и есть землянику..."
  СТАС: "Мы совсем перестали радоваться жизни..."
  ТАНЯ: "Наши легкие крылышки поникли... боюсь, я больше никогда не сумею взлететь..."
  ЛЮСЯ: "О, как все это невыносимо печально..."
  ВАЛЕРА: "Слышите?"
  ТРИЛОБИТ: "Сюда летит добрая фея! Сейчас она взмахнет своей волшебной палочкой и освободит нас!"
  ТАНЯ: "Ты ошибся, крошка Пит. Это не добрая фея, а всего лишь кукушка..."
  ЛЮСЯ: "Кукушки умеют предсказывать будущее, это все знают!"
  РОЗА: "Скажи, добрая птица, сколько еще нам предстоит прожить
  в этом ужасном подземелье?.."
  СТАС: "Ку-ку...ку-ку...ку-ку... ку-ку... ку-ку...ку-ку...ку-ку...ку-ку...ку-ку...ку-ку...ку-ку...ку-ку...ку-ку...ку-ку...ку-ку...ку-ку...
   К О Н Е Ц
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Гаврилова "Не дразни дракона"(Любовное фэнтези) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) М.Малиновская "Девочка с развалин"(Постапокалипсис) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-3. Сила"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"