Бранн Даша: другие произведения.

Криминальный сон

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это мое небольшое извинение всем тем, кто ждет продолжение других моих рассказиков. Хотя и это я писала достаточно долго. Я знаю, что далека от идеального автора, но я постараюсь уже отпинать муза и продолжить и волков и маску. Аннотацию я придумать не смогла и очень прошу тех, кто прочитает это произведение, придумать аннотацию, обещаю вам прибавку к карме. Возникнут идеи по поводу другого названия, тоже попрошу их высказать. Пока произведение будет называться так, потому что мне и правда это приснилось, не целиком конечно, но идея засела у меня в голове настолько, что я не думала ни о чем другом, кроме этого. Вобщем, приятного чтения. Надеюсь, что вышло что-то сносное)))) <3

  -Антонина, принесите, пожалуйста, кофе.
  Встав из-за стола, я быстро прошла в сторону небольшой кухоньки, чтобы сварить шефу и его клиенту кофе. Шеф пил у нас только свежемолотый кофе и подавать его следовало в маленькой чашечке и обязательно к кофе надо было принести молоко и тонко нарезанный лимон.
  Засыпав зерна в кофемолку, я вытащила из холодильничка лимон и быстро откромсала несколько тонких ломтиков. Как раз закончила работать кофемолка, достав турку, я сварила кофе. Разлив его по маленьким стеклянным чашечкам, всю посуду я загрузила на поднос и понесла все это в кабинет шефа. На мое появление шеф отреагировал улыбкой, не прекращая разговора с клиентом, точнее с клиенткой. Красивой женщиной неопределенного возраста. Выглядела она хорошо, и было трудно сказать, либо ей чуть-чуть за тридцать, либо ей уже за сорок. Расставив все перед ними, я вышла из кабинета.
  Дальше рабочий день протекал спокойно. Подай-принеси-позвони-разберись-сходи-составь. Как собственно и каждый день. Шеф еще во время обеда отчалил куда-то с клиенткой, сказав, что сегодня мы можем его уже не ждать. Этим и воспользовалась добрая половина сотрудников, разбежавшись почти за два часа до конца рабочего времени. Я же как честный секретарь, просидела ровно до половины шестого, а после спокойно покинула здание, хотя очень не хотелось домой. Но брат будет недоволен, если я приду позже восьми. А мне не хочется снова попадать ему под горячую руку. С братом мы жили за городом в небольшом одноэтажном доме, который достался нам от родителей, погибших больше десяти лет назад.
  Добравшись до дома за положенные полтора часа, я порадовалась отсутствию брата и смогла спокойно поесть. Я даже успела принять душ, как домой заявился брат со своим дружком Костиком и парой пакетов, которые отозвались характерным звоном, когда брат прислонил один из пакетов к стене, чтобы разуться. Я тихонько прошмыгнула в свою комнату и закрыла дверь на защелку. От брата это меня не спасет, если он потребует моего общества, но мне так будет немного спокойнее. Надеюсь, они сюда своих шалав сегодня не притащат.
  Воткнув в уши наушники, я включила музыку и прилегла на диван, стянув к себе электронную книгу. Сама не заметила, как уснула.
  Проснулась я от жуткого грохота, который был вызван столкновением моей выломанной двери об стену. На пороге стоял разъяренный брат, пьяный в стельку. Видимо, его терпение кончилось быстро, раз он не ограничился стуком и угрозами, а просто вышиб мою дверь. Я убрала наушники и испуганно уставилась на брата, боясь пошевелиться, боясь разбудить в нем зверя. Но все равно я понимала, что он слишком зол, что он все равно на меня кинется, чтобы наказать меня, сделать мне больно. Утром он спокойно скажет мне: "Сама виновата. Не надо было меня провоцировать". Самое страшное, что я ничего не смогу сказать против. Если я возражу, он снова начнет меня мучить, потому что он старший, потому что он мужчина, потому что он не может быть неправ.
  -Сколько раз я тебе говорил не закрывать дверь. -спокойный голос в противовес яростно перекошенному лицу и пылающим гневом глазам.
  -Вань, прости, я уснула. -оправдаться. Попытаться немного ослабить его гнев.
  -Ты же видела, что ко мне пришел гость. Невежливо запираться у себя в комнате. -он по-прежнему стоял в дверном проеме, а мое сердце бешено билось, я чувствовала, как ситуация накаляется.
  -Это же Костя, Вань, твой друг. Вы сидели выпивали. Ты же знаешь, что я не пью. К тому же я думала, что вы девушек приведете.
  -Ты видела, что мы пришли одни. Если бы мы собирались кого-то привести, я бы тебе сказал. -сказал бы...поставил бы перед фактом и запер бы меня в комнате. А на попытки выйти из комнаты, на попытки отпроситься ночевать к соседке, он бы просто несколько раз меня хорошенько ударил.
  -Не злись. Я же не специально уснула.
  -Еще бы ты это специально сделала. Но мне пришлось ухаживать за гостем самому. Поэтому сейчас иди, уберись на кухне. Или и это я за тебя должен делать?
  -Вань, иди ложись спать. Ты пьян, а я уберусь. -я тихонько встала , но все еще не делала попытки приблизиться к брату.
  -Осуждаешь меня. -это прозвучало больше как утверждение, чем вопрос, и это послужило запуском цепной реакции. Подскочив ко мне, брат схватил меня на горло, сильно сжав, почти перекрывая доступ кислорода. Я вцепилась в руку брата, широко раскрыв глаза. Как всегда такие моменты я поражалась, когда мой старший брат, гордость отца, стал таким монстром. Как так получилось, что всех собак он стал спускать на мне, как я умудрилась превратиться в грушу для битья?
  -Вань...
  -Ты. Какое право ты имеешь меня осуждать. Ты живешь в моем доме, я с детства обеспечивал тебя, кормил, одевал, заботился. А ты еще смеешь мне перечить? -в голос начали проникать яростные нотки. Брат начал тянуть меня вверх, вынуждая вцепиться в его руку и приподняться на цыпочки.
  Я даже заплакать боялась, чтобы не распались его еще больше. Я знаю, что ему нравится, когда я начинаю плакать и просить его остановиться. И я ненавидела себя. Ненавидела за слабость. Ненавидела себя за то, что все равно продолжала цепляться за далекие детские воспоминания о добром веселом братике, ведь кроме него у меня никого не осталось.
  Его дом. Я была еще несовершеннолетней, когда погибли родители. С помощью своего дружка, брат оформил дом не себя. Забота? Да он никогда не следил за мной, даже денег редко оставлял хотя бы на еду. Если бы не сердобольная соседка тетя Нюра, я бы тогда точно загнулась либо от голода, либо от язвы, потому что готовить было не из чего. Сам он мог на неделю куда-то пропасть, а потом возвращался, приносил несколько пакетов продуктов, заставляя меняя готовить для него и его многочисленных друзей, девушек, которые оказывались в нашем доме. Яне могла пойти гулять, потому что даже, если его не было дома, ему как-то удавалось проверить, дома я или нет. А потом он долго на меня ругался.
  А потом был счастливый момент. Четырнадцать лет, паспорт. Поиск работы. У меня появились собственные деньги, которых хоть было и мало, но я могла купить себе одежду, могла покупать еду. Удивительно, но тогда брат впервые был мной доволен, только говорил мне возвращаться домой не позже восьми часов. Вроде в тот момент все устаканилось, брат перестал часто на меня ругаться. А потом был выпускной в школе. И мой брат, который подарил мне красивое платье и всем говорил, как он гордится своей младшей сестренкой, какая я у него красивая. А потом были экзамены, поступление в институт. Я поступила в педагогический университет. Началась учеба. Вуз находился на противоположном конце города и мне приходилось убивать по три по четыре часа утром, чтобы добраться на него.
  Тогда я в первый раз увидела, каким чудовищем может быть мой брат. Как-то я заикнулась о том, что хочу переехать в общежитие. И до корпуса недалеко и от работы будет ближе добираться. Тогда он впервые меня ударил. Дал мне пощечину. Полными обиды и слез глазами я смотрела на брата, держась за горящую щеку. А он кричал о том, что я неблагодарная, кричал про то, что мать и отец хотят, чтобы я выросла хорошим человеком, а без постоянного контроля я вырасту гулящей девкой. Когда я попыталась возразить он ударил меня еще раз, а потом еще раз. А потом, он, видимо, вошел во вкус. Следующим ударом он сбил меня с ног, а потом ухватив меня за шкирку. Намотав мои волосы, которые тогда длинной были ниже ягодиц, он больно оттягивал мою голову, заставляя меня смотреть в его глаза и обещать, что больше такого не повториться.
  А как я когда-то решила отстричь волосы, потому что мне неудобно было с ними возиться. Отстригла я где-то их до лопаток. А вот дома меня ожидал сильный скандал. Брат кричал, таскал меня за волосы, швырял по всему дому, душил. Я билась о мебель, наставляя себе синяки и шишки. В тот раз он слишком сильно разозлился и в порыве гнева сломал мне руку. Я до сих пор с ужасом вспоминаю тот момент. Он как будто вынырнул из какого-то омута. Глаза прояснились, он стал просить у меня прощение, отвез меня в травмпункт. Пока на мне был гипс, он ухаживал за мной, приносил мне вкусняшки. А я его боялась такого до жути. Заметив страх в моих глазах и то, как я дергаюсь от его прикосновений он снова разозлился, и снова его взгляд заволокло той злостью, тем безумием. "Не провоцируй меня": -это все, что он мне тогда сказал, перед тем как на три дня исчезнуть из дома. Эти три дня я плакала. Эти три дня заставили меня оглянуться назад и возненавидеть себя до такой степени, что мне становилось больно. Я смотрела на гипс и ненавидела за то, что поддаюсь брату, за то, что понимала, что я слабая, что у меня не хватит духу пойти против него. Я начала тихо ненавидеть его. Меня переполняла такая злость. Но как бы я себя не ненавидела за слабость, я знала, что брат меня никогда не отпустит, да и пойти мне было не к кому.
  -Не думал, что ты у меня такой невежливой выросла. -продолжал брат меня слегка душить.
  -Вань...отпусти. -я сильнее вцепилась в его руку, а брат, поморщившись швырнул меня в сторону выхода. Хорошенько приложившись спиной об косяк, я сделала неловкую попытку встать. Штанина домашних спортивок задралась, являя миру еще не зажившие синяки от его прошлой вспышки гнева.
  Его лицо потемнело еще больше. Он просто зверел, когда видел у меня старые синяки. Стало понятно, что на этот раз мне так просто не отделаться. И дело даже не в том, что я заперлась в своей комнате. Все дело в его работе. Брат никогда мне не говорил и запрещал узнавать, где он работает. Но его настроение напрямую зависело от этого. Он мог прийти домой в довольно хорошем расположении духа и не очень меня доставать, а мог прийти злой как черт, тогда всех собак он спускал на меня. Вот и сейчас он был зол еще до того, как вломился ко мне в комнату, до того, как увидел синяки.
  Не говоря ни слова, брат поднял меня за шкирку и дал мне сильную пощечину, снова отшвырнув. Вылетев в коридорчик, я сшибла рукой всякое барахло с тумбочки в попытке за что-нибудь зацепиться. При падении что-то сильно меня ударило по ноге. Опустив взгляд я наткнулась на пистолет. Не раздумывая над своими действиями, я потянулась и взяла его в руки.
  -Вань, откуда у тебя пистолет? -я почти с ужасом уставилась на брата, тем не менее не спешила избавиться от пистолета.
  -Не твоего ума дело. Положи его на место, мы с тобой не закончили. -Ваня продолжил наступать на меня, а я, словно со стороны наблюдая за собой, дрожащей рукой направила дуло пистолета в его сторону.
  -Неужели хватит духа нажать на курок? -брат расхохотался, и мне его смех показался каким-то...нездоровым. -Духу не хватит, ты же такая трусиха.-продолжал смеяться брат, а потом внезапно успокоился.
  И это спокойствие меня очень напугало: его лицо словно превратилось в восковую маску, он снова начал наступать на меня, а я сделала попытку отодвинуться, все еще удерживая направленный на брата пистолет.
  -Мне это надоело. -брат схватил меня за руку, в которой я держал пистолет и рывком дернул на себя. Раздался выстрел. С огромными от шока глазами, я смотрела на брата. Пару раз удивленно моргнув, он завалился на бок и перестал шевелиться.
  Я в шоке смотрела на брата. В голове не было не единой мысли. Почему-то мне казалось, что я спокойно отреагировала на это все, хотя со стороны все могли наблюдать широко раскрытые глаза, трясущиеся руки. Почему-то у меня не возникло мыслей о том, что мой брат жив. Я четко понимала, что мой брат мертв. "Что же в таких случаях делают?": -постоянно крутилась в голове эта мысль.
  -Скорая...надо вызвать скорую. -поднявшись с пола, я сходила в комнату за своим телефоном и трясущимися руками стала набирать номер.
  -Слушаю вас. -ответил на том конце женский голос.
  -Мужчина, пулевое ранение. -назвала адрес и повесила трубку.
  Мысли табуном скакали по голове, и мне никак не удавалось сосредоточиться хоть на одной из них. Полиция...обычно, когда совершают преступление, вызывают полицию.
  -Полиция, что у вас случилось?
  -Понимаете...он снова хотел меня избить...а тут пистолет...он дернул...я сама не понимаю как так получилось...Помогите! -последнее я уже выкрикнула.
  -Девушка, успокойтесь и назовите адрес. -я снова назвала свой адрес и повесила трубку. Что ж, теперь остается только ждать.
  Минуты ожидания превратились для меня в какой-то персональный ад. Я сидела прямо на полу недалеко от тела брата и мечтала встать и убежать куда-нибудь подальше, забиться в угол, закрыть глаза и все покажется просто страшным сном, такого со мной не могло произойти. Но в то же время я боялась, что как в американских фильмах, (а ведь там злодеи всегда оживают, чтобы нанести последний удар) он сейчас очнется и бросится на меня, а за такое он вообще убить может. Но брат не шевелился, он даже, кажется, не дышал, а я сходила с ума. Я сама себе напоминала сейчас психически нездорового человека. Я настолько пребывала в глубоком шоке, что даже не могла элементарно заплакать, как-то адекватно отреагировать на все. Только чувствовала, как меня потряхивает, стук сердца набатом звучит в ушах, а в голове ни одной связной мысли. Наверное, спроси меня кто сейчас как меня зовут, я бы ничего толком сказать не смогла, а, может, и смогла бы. Сама не знаю.
  Не знаю, сколько я так просидела, пока мою голову не посетила дельная мысль: "Надо что-то делать. Иначе я точно сойду с ума". Поднявшись по стенке, на дрожащих ногах дошла до кухни и включила чайник. Сделав несколько шагов назад, тяжело упала на стул и стала смотреть в окно, застыв немой статуей. И снова потекли минуты. За окном на заборе я заметила какие-то блики, тут же щелкнул чайник, возвращая меня в чувство. Поднявшись, я сначала решила выглянуть из другого окна, чтобы понять что творится на улице. По стеночке вышла в прихожую, опасливо покосившись на неподвижное тело брата. Аккуратно отодвинув штору, я с каким-то облегчением заметила патрульную машину и карету скорой помощи. Напротив патрульной машины стояло несколько человек и о чем-то разговаривали. Я поспешила выйти на крыльцо. В майке. В середине сентября. Но холода, как мне тогда показалось, я не чувствовала. Я смотрела на мужчин, один из них обернулся и пошел в мою сторону.
  
  ***
  
  Сегодня мою сестру оставили дежурить в ночную смену, а она у меня работает диспетчером в нашем отделении полиции. Я же, как заботливый старший брат (а попробуй потом убедить маман в обратном) решил остаться вместе с ней, а со мной еще мой лучший друг, а по совместительству безумно влюбленный в мою сестру парень Семён. Чтобы не заскучать, мы с Сёмой уползли в диспетчерскую к сестре, где эти двое тут же начали препираться. Хм, надо поговорить что ли с мелкой. Кто знает, может, она тоже от большой любви на моего друга огрызается. Я даже начал засыпать под очередной гневный монолог моего друга, как раздался звонок.
  -Гордейка, съездите по этому адресу. Там что-то непонятное, но судя по всему есть раненые. -сестра протянула нам бумажку.
  -Ну, что, Гордый Шпрот, вперед спасать мир. -пафосность фразы испортил широкий зевок Семена.
  -Сам такой, поехали.
  Погрузившись в патрульную машину и включив мигалку, мы поехали по адресу, а привел он нас в небольшой поселок, который находился в получасе езды от города. Около самого дома нас догнала машина бригады скорой помощи. Выйдя с Семой из машины, мы пошли переговаривать с врачами.
  -Гордей, а это мой напарник Семен, знаете, что произошло?
  -Михаил. Позвонила девушка и сказала, что пулевое.
  -Понятно. Давайте такой план действий. Сначала мы зайдем осмотримся, а потом мы вас позовем.
  -Мы не можем вечно торчать около этого дома, у нас еще есть вызов.
  -Много времени мы у вас не отнимем. Просто сначала, свою работу сделаем мы. -сказав это, я повернулся в сторону и дома и заметил хрупкую женскую фигурку в майке (это в такой мороз!). я тут же направился в ее сторону. Свет, падавший из приоткрытой двери, позволил мне немного разглядеть ее лицо, что меня тут же заставило напрячься: восковое бледное лицо, круглые глаза, в которых одновременно плещется испуг, а в тоже время мелькает некая безумная искорка. Дрожащие пальцы до побелевших костяшек впиваются в плечи, которые она обхватила руками, а саму ее ощутимо потряхивает, и как мне кажется, что это не из-за холода.
  -Меня зовут Шпорт Гордей Львович, расскажите, что у вас произошло.
  -Я вам даже покажу. -каким-то механическим голосом ответила мне девушка и, развернувшись вошла в дом. Мне же ничего не оставалось, как пройти за ней.
  Первое на что наткнулся мой взгляд, стоило мне пересечь порог- это неподвижно лежавшее тело мужчины. В голове тут же включился следователь: явно труп, мужчина. Возраст, приблизительно около тридцати. Судя по валяющемуся недалеко пистолету и по поблескивающей ткани у него на груди, пулевое ранение. Судя по всему выстрел был сделан в упор. Я перевел взгляд на девушку. С каким-то сумасшедшим ужасом в глазах, она смотрела на мужчину. Мне ее взгляд не понравился. Я понял, что в таком состояния не смогу от нее ничего добиться, следовательно, надо ее увести отсюда.
  -Как вас зовут? -она вздрогнула и перевела более-менее осмысленный взгляд на меня.
  -Антонина..Андреевна. -снова механическим голосом.
  -Антонина, давайте пройдем с вами на кухню, а я пока приглашу в дом своего напарника и врачей, они осмотрят...
  -Моего брата...-она правильно поняла мою паузу.
  -...вашего брата, и уберут тело. -после этих слов ее затрясло еще сильнее, я про себя чертыхнулся. -Тоня, вы не против?
  -Нет. -она сама развернулась и пошла в сторону кухни. Выглянув на улицу, я дал отмашку Семёну и врачам, а сам прошел вслед за девушкой. Она сидела за столом полу боком ко входу. Пустой взгляд был устремлен в центр стола. А на столе стояло пару начатых бутылок водки, это не считая нескольких пустых бутылок, спрятанных под стол. Я внимательно начал смотреть на девушку, на пьянствующего человека она не была похожа, а ее неадекватное поведение можно скорее объяснить глубоким шоком, а не синькой. Я присел на табурет около входа в кухню.
  -Извините, тут такой бардак. Мой брат со своим другом тут сидели...они...я все сейчас уберу! -она подскочила с места, я еле успел перехватить ее за холодную ладошку.
  -Тоня, не суетитесь. Сядьте и перескажите мне все, что произошло.
  -Да, надо все рассказать. -заторможено ответила она и начала рассказывать, от чего даже у меня иногда волоски на теле шевелились. По моей просьбе она рассказала мне все от того дня, когда они с братом, Золотаревым Иваном, потеряли родителей. Я задавал уточняющие вопросы и пытался найти на ее лице хоть один след того, что она врет, но к своему некоему ужасу не находил.
  -...а потом я вызвала скорую и полицию, ну а дальше сходила с ума ожидая вас. -она издала истеричный смешок.
  -А у вас есть доказательства того, что ваш брат вас регулярно вас избивал?
  -Нет, хотя...у меня есть старая справка. Я ходила снимать побои, хотела на него написать заявление. Я думала, может тогда он бы осознал то, каким монстром он стал. Но мое заявление, подписанное мне вернули буквально следующим вечером. Мой брат, только тогда мне досталось сильнее обычного.
  -Как он смог забрать заявление?
  -У него в полиции работает, точнее работал друг...его друг Костя...Шахов Константин Павлович.
  -Шахов? Не припоминаю такого. Ладно, с этим разберемся. Больше у вас доказательств никаких нет?
  -Только собственное тело. -мозг отреагировал на эту фразу как-то не так, как следовало. Ну а что поделать. Какой бы ситуация не была, все же я мужчина, а передо мной сидит красивая несчастная девушка, которую так и хочется обнять и сказать, что никто ее никогда больше не обидит. Я пару раз резко тряхнул головой, задвигая ненужные сейчас мысли на задний план. Сейчас я все-таки полицейский, а не мужчина. Сейчас на первом месте работа.
  -Я не совсем вас понял. -таки решил я уточнить.
  Молча она встала, закатала почти до середины бедра сначала одну штанину, затем вторую, а потом задрала майку, где помимо начавших желтеть старых гематом на спине начали назревать новые. Молча я встал и пошел разыскивать друга. Его я обнаружил на улице, он как раз прощался с врачами, которые забрали тело брата Тони. В голове мигом созрел план, как сделать шансы Тони избежать уголовной ответственности максимально большими.
  -Стойте, Михаил! -врач развернулся. -не могли бы вы осмотреть девушку и зафиксировать все ее ушибы.
  -Надо везти ее в больницу? -прозвучало больше вопросительно.
  -Справку на месте написать сможете? -Семен решил поддержать меня. Знает, что просто так я ничего делать не стану.
  -Да, смогу.
  -Тогда прошу вас. -я пошел в сторону дома, друг и врач, после минутной задержки последовали за мной.
  -О, вы еще не уехали. -на звук наших шагов в прихожую вышла Тоня. Взгляд ее все так же возвращался к месту, где лежал ее брат, но в глазах я уже не видел той безумной искорки, что позволило мне с облегчением вздохнуть.
  -Тоня, я хочу, чтобы вас осмотрел врач.
  -Где будет удобнее проводить осмотр? -это уже Михаил.
  -Если нужно...пройдемте на кухню. -она развернулась, и мы пошли за ней. На кухне она протянула мне два листка. Справку и заявление. Заявление я оставил у себя, а справку отдал врачу. На несколько минут воцарилось молчание: мы с другом изучали заявление, а врач читал справку.
  Чтобы не мешать осмотру и не толпиться в довольно маленькой кухоньке, а заодно и обсудить ситуацию без лишних свидетелей, мы с другом вышли в прихожую.
  -Гордый, какая-то хрень получается. Заявление на липу не похоже.
  -Все равно мы ничего не можем решать, пока не проверим все. Надо будет наведаться в то отделение и поискать дежурного.
  -Гордый, ты понимаешь, что девочке грозит условка, даже, если мы ее от колонии отмажем, ссылаясь на то, что ее брат был домашним тираном.
  -Сем, врачи тело осмотрели?
  -Да. И знаешь, что я тебе скажу? Не так уж и чисто все с ее братцем. Я договорился, проведут экспертизу, а нам бы не помешало осмотреть комнату ее брата.
  -Для начала надо разрешение выбить, а ты сам знаешь, бюрократия, пока разрешения дождешься...А у меня чуйка так и вопит. Да и боюсь, как бы Тоне опасность угрожать не стала.
  -Есть основания для таких предположений?
  -Вот проверим дом, тогда скажу точно.
  -Мужики, я все зафиксировал.. вы это, за дамой приглядите, а нам нельзя уже дольше задерживаться. -с кухни вышел врач.
  -Спасибо, Михаил. Не могли бы вы оставить свой телефон? Я думаю, что ваши показания могут нам потребоваться. -врач пожал плечами, продиктовал свой номер и, попрощавшись ушел. Мы же с Семеном прошли на кухню, где осталась Тоня. Она сидела и задумчиво вертела в руках справку.
  -Антонина Андреевна, завтра к девяти часам вам нужно явиться в отделение.
  -Хорошо.
  -И захватите заявление и справки.
  -Антонина Андреевна, завтра при начальстве мы попросим у вас разрешение на обыск вашего дома. -пытался сема добиться от нее хоть какой-то реакции.
  -Хорошо...
  -Всего доброго. -вздохнул мой друг, -Гордый, жду в машине, -бросил он мне и ушел. А я подошел совсем близко к Тоне.
  -Тоня, нам придется сегодня уехать. Выпейте сейчас успокоительное и постарайтесь хоть немного поспать. -я взял ее холодные ладошки в свои горячие, она подняла на меня рассеянный взгляд.
  -Вы уходите?
  -Да, к сожалению, я не могу остаться и присмотреть за вами.
  -Ничего, я все понимаю. -она попыталась отстраниться, но я, поддавшись своему желанию, потянул ее за руки на себя, заставляя обнять меня за пояс, а сам крепко прижал к себе дрожащее тельце.
  -Всего до утра потерпи, а потом ты приедешь в отделение и там мы подумаем, как тебя обезопасить. -я гладил ее по голове, разговаривая как с маленьким ребенком. Я видел, что она уже держится из последних сил, чтобы не заплакать. Хотя, как мне кажется. Когда мы уйдем, она просто скатится в истерику. Но, к сожалению, я и правда не могу уйти с дежурства, чтобы провести ночь с ней. Если я хочу ей помочь, такого делать пока не стоит.
  -Думаете, что мне что-то может угрожать?
  -Пока не знаю, -я не стал делиться с ней своими домыслами, -но лучше перебдеть, чем недобдеть. Ты так не считаешь?
  -Ладно, сегодня я постараюсь отдохнуть. Запрусь на все замки, напьюсь валерьянки и лягу спать. -она настойчиво отстранилась от меня. -Завтра в девять буду у вас в отделении. Всего доброго, Гордей. Извините, что вас так гоню, но я устала.
  Видел я как она устала. От истерики ее сдерживало только мое присутствие. Но тем не менее, скрепя сердце, я отпустил ее, попрощался и покинул дом. В машине меня ожидал Сема, нетерпеливо барабаня пальцами по рулю. Я молча сел в салон, и он так же молча тронулся с места.
  -Друг, ты уверен, что стоит так напрягаться? Я конечно понимаю, жалко девчонку. По виду молодая еще, но может она все-таки...
  -Нет, Семен. Стоит, да и еще как стоит. -я тяжело вздохнул, -Не могу объяснить, но я понимаю, что сделаю все, чтобы ей как-то помочь и защитить.
  -Тогда я с тобой. -он оторвал одну руку от руля и протянул ко мне, сжав ее в кулак. Я ударил его по кулаку своим кулаком.
  -Спасибо, брат.
  -Будешь должен. -умеет он момент испортить...
  
  ***
  Они уехали, а на меня навалился весь ужас произошедшего. Запершись на все замки, я съехала по стеночке вниз. Меня начало трясти, истерика набирала обороты. Я зажала себе рот обеими руками, чтобы не завыть в полный голос. Было очень страшно, я поняла, что своего предела я достигла. Казалось, когда я уже была готова сдаться, когда я чувствовала, как во мне обрываются последние невидимые нити, мне помог этот полицейский...Гордей, кажется...его тепло помогло хоть ненадолго, но отодвинуть приближающуюся истерику. Мне не хотелось устраивать показательное шоу перед абсолютно посторонними мне людьми.
  А сейчас, на меня будто каменная плита свалилась. Я погасила во всем доме свет и и только тогда вспомнила про валерьянку. С трудом отыскав в темноте пузырек, я отыскала столовую ложку и заполнила ее до краев, кажется даже немного из ложки на стол вылилось. Кухню тут же заполонил резкий запах, залпом выпила валерьянку, поморщилась и запила водой из графина.
  Решила вернуться к себе в комнату и последовать совету полицейского поспать. Мне даже полежать спокойно не удалось, даже не столько из-за слез, которые лились у меня не переставая, не из-за того, что меня колотит будто после хорошей попойки. Голову просто разрывало. Память педантично раз за разом мне подбрасывала события сегодняшнего вечера. В голове набатом билось: "Убийца-убийца!". Я долго металась сначала по комнате, а потом по кровати, пока не сморил беспокойный сон. Во сне снова происходило это...злющий как все демоны ада брат...пистолет...выстрел...брат падает на пол и не шевелится. Только сон мой превратился в еще худший кошмар. Мне снилось, как он поднимается на ноги, а у него из дырки на груди хлещет кровь. Я видела, как его глаза становятся практически черными от обуреваемого его гнева. Он делает рывок в мою сторону, а его лицо перекашивает от гнева. Я закрываюсь и...просыпаюсь от собственного крика. Сердце колотится где-то в горле, постель вся мокрая. Я снова дала волю слезам
  Я поняла, что уснуть мне уже не удастся, да и не очень-то уже и хотелось. Вместо этого, я сходила, приняла душ, бросила белье в стирку.
  Остаток ночи я провела на кухне с чашкой кофе. Рядом на столе лежала найденная мной скалка и небольшой кухонный нож. Я ими конечно не воспользуюсь, но так мне было спокойнее. Мне казалось, что кто-то ходит возле дома, а потом мне слышались шорохи в комнате брата. Рациональная часть моего сознания понимала, что это стресс и богатое воображение играют со мной такую шутку, но ничего не могла с собой поделать.
  В итоге утром в участок я отправилась белая с красными глазами и вздрагивающая от каждого шороха.
  
  ***
  Утром я приехал на работу с небольшим опозданием. Пришлось делать большой крюк и везти младшую в институт, потому что это чудо в перьях умудрилось проспать. Всю дорогу мне пришлось следить за ее шаловливыми ручонками, которые так и стремились включить мигалку и сирену. В итоге в отделение, с учетом пробок, я приехал через сорок минут. В кабинете меня встретил недовольный Семен и злая сестренка. Ясно, опять отношения выясняли, может вмешаться разок?
  -Что за настроение? -спросил я, вешая куртку.
  -Опаздываешь. И зазноба твоя тоже еще не пришла.
  -Сколько в тебе ненужного ехидства, мой друг. А ты чего домой не поехала?
  -Между прочим, если бы кое-кто не начал мне выносить мозг как только я пересекла порог кабинета, то давно бы уже узнал, что какая-то девушка уже больше часа сидит в кабинете у Петра Николаевича, он ее чаем отпаивает.
  -Вот видишь, Семен, пока вы тут бойцовых петухов изображали, у нас возможно дело переманили.
  -Засранец.
  -Ладно, мальчики, ссорьтесь, но без меня. Гордейка, я домой поехала. -сестра клюнула меня в щеку, послала моему другу убийственный взгляд и вышла из кабинета.
  -Гордей, не слова. Мы сами разберемся. -он устало потер лоб.
  -Я вообще молчу. -сделал я невинные глаза.
  -Вот и молчи. И вообще, пошли уже работать.
  Мы пошли к Петру Николаевичу. Он сидел и забавно жестикулируя рассказывал какую-то историю. На стуле радом с ним сидела бледная Тоня, и, криво улыбаясь, делала глотки из большой чашки в руках.
  -А, вот и ребята, а то мы с тобой тут заболтались.
  -Что вы, Пётр Николаевич, было приятно с вами познакомиться. -сказала она, поднимаясь
  -Засмущала старика. Идите, молодежь. -наш начальник и наставник одобрительно кивнул, когда мы выходили. Это значит, что девушка получила его расположение. А у него чутье на людей.
  Мы прошли в наш кабинет, я усадил Тоню на стул, а сам прислонился напротив нее на уголок стола. Семен же сел за стол напротив нее. Я внимательно смотрел на Тоню. Видно было, что девушка провела бессонную ночь, но уже можно было заметить, что сегодня она адекватно воспринимает реальность. Она же в свою очередь смотрела на меня, от чего у меня по коже бегали мурашки.
  -Антонина Андреевна, вы привезли бумаги?
  -Да, вот. -она положила на стол сложенный файл.
  -Отлично. Вам нужно подписать согласие на обыск
  -Обыск?
  -Да, -парни переглянулись, -Понимаете, врачи сделали довольно интересное заключение. Если мы осмотрим ваш дом, то вы сможете избежать тюрьмы.
  -А смысл? Я убила собственного брата. Подняла руку на родную кровь. -она обхватила себя за плечи и пустым взглядом сверлила пол.
  -И что теперь стоит ставить на своей жизни крест? -Гордей присел перед ней на корточки, положив ладони на ее колени, -Неужели у тебя нет никаких желаний, стремлений. Слушай, -Гордей попытался собрать мысли в кучку, чтобы помягче донести до нее информацию, -У нас есть основания полагать, что твой брат несовсем здоров, именно поэтому нам надо осмотреть дом. А насчет тюрьмы, то единственное, что тебе могут инкриминировать, это превышение самообороны, и то мы постараемся этого не допустить.
  -Зачем? -с каким-то отчаянием спросила Тоня.
  -Можешь считать это профессиональным чутьем или моим личным к тебе интересом.
  -Интересно. Ладно, бюрократы, давайте сюда свои бумажки...
  
  ***
  Пока они добивались разрешения и еще чего- то там, меня отконвоировали обратно в кабинет к тому старичку, как оказалось, начальнику и наставнику моих следователей. Отказавшись от очередной чашечки чая, коих он в меня влил немереное количество, я просто сидела и слушала полицейские байки, он мне рассказывал про то, какими в детстве были Гордей и Семен. Очень много рассказывал про детство Гордея, что заставляло меня чувствовать себя очень неудобно. Явно, что его пытались мне сосватать, но...как-то мои мысли были повернуты не в ту сторону, хотя не могу не признать, что Гордей мне понравился еще вчера среди этого сумасшествия.
  -Ну, девонька, пора. -поговорив по телефону, Петр Николаевич проводил меня к ожидавшим парням.
  Спустя еще час с небольшим мы оказались около моего дома, тут же находились еще какие-то люди.
  -Это следователи, не бойся, среди них мой дядя. -сказал Гордей.
  -Я смотрю дядя Эльдар не терял зря времени, понятые уже тоже есть и судя по всему ваш участковый.
  Да это он и соседка с мужем...Они к внуку вчера ездили на день рождения.
  -Понятно. Ну, лучший кладезь информации это соседи. С ними мы тоже пообщаемся.
  Мы вышли из машины, а сердобольная Василина Романовна кинулась меня обнимать, щупать и утешать, при этом причитая по большей части про супостата брата, были бы ваши родители живы. Я заметила, что следователи с интересом слушали ее.
  -Василина Романовна, успокойтесь.
  -Как же, деточка моя, мы же вас с детства знали, а тут такое. Но ты не волнуйся, мы тебя не дадим посадить. Какая беда, какая беда!
  -Василина Романовна -я поморщилась, слушая ее причитания.
  -Что Василина Романовна! И, кстати, соберешь вещи, будешь у нас жить.
  -Извините, Василина Романовна? Меня зовут Гордей Львович, я один из тех, кто ведет это дело. Антонина Андреевна поживет у меня.
  -Молодой человек... -возмущенно начала, соседка, но Гордей подцепил ее под локоток и отвел в сторону, что-то начал ей негромко говорить. По тому, как посерела Василина Романовна, это что-то было явно очень неприятным.
  -Тонюшка, девочка, ты правда поживи пока у Гордея Львовича, тебе сейчас вредно оставаться рядом с домом, столько плохих воспоминаний, бедная моя девочка.
  -Хорошо...-сделаю вид, что поверила.
  -Тонь, пошли. -меня позвал Гордей.
  Мы прошли в дом, где меня снова будто горой придавило. Гордей кинул на меня сочувственный взгляд и они скрылись в недрах дома. Пока они проверяли мою комнату, ванну, шкафы в коридоре, кухню, я тенью слонялась за ними, ощущая в душе некую гадливость от того, что в моем доме находится столько посторонних людей, которые шарят по моим личным вещам, хотя мысленно успокаивала себя тем, что сама а это согласилась, что так надо.
  И вот напоследок осталась комната Вани. Мне было страшно туда зайти, я даже не смогла пересечь порог комнаты, а памятником самой себе застыла на пороге, круглыми глазами смотря на следователей, которые методично стали обыскивать его шкафы.
  -Дядя Эльдар. -Семен позвал высокого грузного следователя к одному из шкафов, в котором он копался.
  Дядя Эльдар, как его все называли подошел к шкафу и с мрачным лицом начал в нем копаться. Из шкафа он достал толстую папку, записную книжку и плотный пакет, чем-то набитый. Он перевернул пакет на Ванькин диван и подозвал всех. Пока он осматривал какие-то ампулы и баночки, он что-то говорил понятым и своему напарнику, который внимательно все записывал. Я заметила, как от удивления все больше и больше расширялись глаза нашего участкового и как с каждым словом все больше и больше мрачнели Гордей и Семён.
  -Антонина, ваш брат был чем-то серьезно болен?
  -Нет, не думаю, он не обсуждал это никогда со мной.
  -У вашего брата часто возникала немотивированная агрессия?
  -Довольно часто...а...
  -Скажите, ваш брат употреблял какие-нибудь наркотические вещества?
  -Что? Нет, не принимал! -крикнула я.
  -Вы можете знать это наверняка?
  -Нет, но...
  -Понятно. -он отошел и, присев на старый скрипучий стул, взял в руки папку. Я же пыталась совладать со своими эмоциями. "Мой брат не такой! Он бы никогда не стал употреблять наркотики!".
  -Тонь? -рядом со мной оказался Гордей, -Тонечка, тебе надо собраться. -он обнял меня за плечи рукой, крепко прижав к теплому боку. Я огляделась, почти половина присутствующий смотрела на меня сочувственно. Василина Романовна кидала на меня грусные взгляды и утирала слезы, прислонившись к обнимающему ее мужу. Видимо, я надолго зависла.
  -Антонина, вы знали, что ваш брат занимался сутенерством?
  -Что? -если бы не обнимающий меня Гордей, я бы точно упала, а так только покачнулась, зато Гордей вцепился в меня уже обеими руками.
  -Судя по записям в записной книжке и по документам в папке явно, что ваш брат занимался "поставкой девочек" разномастной клиентуре. И судя по некоторым записям, далеко не все девушки шли на это добровольно, именно поэтому он давал им таблетки. Здесь есть несколько фотографий, может вы узнаете кого-нибудь?
  Гордей вместе со мной подошел к своему дяде и заставил меня посмотреть на фотографии.
  -Да, я знаю некоторых девушек, они часто появлялись в компании моего брата и его друга Кости Шахова.
  -Да, дядя Эльдар, насчет Шахова мы выясняем.
  -Вы сможете его описать?
  -Да...вот он есть на одной из фотографий. -я ткнула пальцем в одну из фотографий, где кто-то запечатлел его с размалеванной девицей на коленях.
  -Думаю, как приедем, его надо объявить в розыск. Поскольку главный организатор мертв, единственное, что нам остается, это поймать его сообщника.
  -Дядя Эльдар, а Тоня?
  -А что твоя Тоня? Пока у родителей ее оставь, а у нас работы много. На суде все возможное сделаем, чтобы ее даже от условки отмазать. Иннуся займется ее делом. А она у меня акула, сам знаешь.
  -Это да.
  -Это все действительно так необходимо? -устало спросила я, почти повиснув на Гордее, ноги отказывались меня держать.
  -Тонь, мы все сказали. -отрезал Гордей и потащил меня к машине.
  -Эй, Шпрот, можешь в участок опоздать, я прикрою! -крикнул Семен, когда мы уже в машину сели.
  -Как он достал, постоянно коверкая мою фамилию. -недовольно заворчал Гордей, выезжая из поселка.
  -И часто он так делает? -рассеянно спросила я, провожая взглядом облезлую березку.
  -Сколько лет его знаю, столько и дразнит.
  -И сколько же это?
  -Тридцать два года. -он хмыкнул.
  -Целая жизнь. Вы собираетесь ловить Костю?
  -В такой ситуации он больший преступник чем ты.
  -Минус десять к карме за неудачную шутку.
  -Прости.
  -Забыли. Мне больше интересно, как он отреагирует, когда узнает, что мой брат мертв.
  -Почему ты решила, что он еще не знает?
  -Элементарно, Ватсон. Если вы говорите, что они занимались сутенерством и...наркотиками, то он должен будет вернуться за документами к нам в дом. А я уверена, что он узнает, что в доме была полиция.
  -Думаешь, он решит добраться до тебя?
  -Я не знаю, что думать. Я вообще не понимаю кто я, что я делаю, что мне вообще делать дальше.
  -В такой ситуации это нормально. Тонь, пойми, ты красивая девушка, у тебя еще вся жизнь впереди. Да, я знаю, что говорю банальные вещи, но это так. Не буду врать, вчерашний день еще долго будет преследовать тебя в кошмарах, пока со временем это не превратится просто в неприятное воспоминание.
  -Неприятное воспоминание? Ты издеваешься?! -я рассмеялась.
  -Уже ничего нельзя изменить. -он сказал это жестко. -И что, ты хочешь всю жизнь жалеть себя? Или ты поднимешь голову, встанешь и примешь то, что да, ты убила человека. Да, это был твой брат. Но ты уже ничего не можешь исправить. Ты не виновата в его смерти. Это была трагическая случайность. Он мог погибнуть от рук этого твоего Кости, от рук собственных клиентов, его могла во сне прирезать девушка, которой он торговал.
  -Утешение так себе, но в одном ты прав. С этим нужно смириться. Но мне нужно время.
  -Смотри только не пропусти жизнь мимо.
  -Спасибо...Гордей.
  
  Гордей привез меня в простой панельный дом в спальном районе города. Я с интересом осматривалась, мне еще не доводилось побывать где-то за пределами нашего поселка. Работа не в счет.
  -Ну, вот это твое временное пристанище.
  -Двор?
  -Что? Нет. Пойдем. -мою несопротивляющуюся тушку потащили в сторону подъезда.
  Мы поднялись на седьмой этаж, и Гордей позвонил в одну из квартир. Дверь открыла высокая полноватая женщина с волосами, убранными под цветастый платок.
  -Гордей, сынок, ты чего так рано пришел?
  -Мама это Антонина, она какое-то время поживет у меня, а пока я хотел попросить тебя посидеть с ней мне на работу надо.
  -Гордей, поганец! Папа, иди сюда и посмотри, что натворил твой сын! -прокричала женщина на весь подъезд.
  -Мам, может мы хотя бы зайдем в квартиру? -поморщился Гордей.
  -Ой, да что же это я! -всплеснула руками женщина и втянула нас внутрь. -Меня зовут Маргарита Юрьевна, можешь звать меня просто мама.
  -Ма-ам. -простонал Гордей.
  -Не мамкай, паршивец. Почему ты скрывал от нас, что у тебя появилась невеста?
  -Это не то, что ты думаешь. Мам, давай Тоня тебе сама все объяснит, а я пойду, мне правда надо. -и он быстро побежал по лестнице вниз, оставив меня наедине со своей бойкой маме.
  -Тонечка, что же ты встала как неродная, проходи на кухню, я тебя накормлю, а ты мне расскажешь почему наш сын скрывал тебя.
  -Маргарита Юрьевна, я вовсе не невеста вашего сына, я его знаю всего второй день...и...здравствуйте. -под конвоем я прошла на кухню, где увидела высокого сутулого мужчину.
  -Здравствуйте. -спокойно кивнул он мне и продолжил спокойно пить чай.
  -Лёва, это Тонечка, ее Гордей привел.
  -Лев Константинович. -улыбнулся мне мужчина
  -Тонечка, -меня усадили за стол и Маргарита Юрьевна стала быстро заставлять его тарелками, -ты нам расскажи, как вы с Гордейкой познакомились.
  -Ну...-я рассказала им все, что вчера произошло, сегодня и замолчала, уткнувшись взглядом в свою тарелку.
  -Ты не волнуйся, Тоня, раз Гордей взялся за это дело, то сделает все, чтобы тебе помочь. -мне ободряюще улыбнулся Лев Константинович.
  -Тонечка, жалко, конечно твоего брата, но...фух...о мертвых либо хорошо, либо ничего. Ты вон лучше салатик с рыбкой скушай...
  Мы просто сидели, Маргарита Юрьевна рассказывала мне истории из детства Гордея, рассказывала про своих дочерей и параллельно впихивала в меня очередной салатик. Лев Константинович выпил еще чая, а потом ретировался с кухни, когда его жена начала заново наполнять его тарелку. А потом я познакомилась с младшей сестрой Гордея, которая быстро поела и, попрощавшись, ушла готовиться к завтрашним лекциям.
  Когда стрелки часов передвинулись на начало двенадцатого, вернулся Гордей. Тётя Рита, все-таки она уговорила меня так ее называть, усадила его за стол и тоже начала запихивать в него еду.
  -Мам, я же лопну.
  -А ты поешь и отойди. Весь день носился, голодный как волк, поэтому не спорьс мамой. -Гордей только тяжело вздохнул.
  -Тонь, пойдем, я тебе твою новую жилплощадь покажу. -сказал Гордей.
  -Хорошо. -я попрощалась с тетей Ритой (меня расцеловали в обе щеки) и мы спустились на два этажа вниз.
  -Ну, вот моя скромная обитель. Ты на лабиринты пыли не обращай внимания. -как-то смущенно закончил Гордей.
  -Спасибо.
  -Тебе в ту комнату, там и сумка с твоими вещами. Ты ничего не думай, я попросил сестру собрать.
  -Спасибо, наверное.
  -Так-с, ладно, я в душ, а ты чувствуй себя как дома.
  -Я постараюсь. -я аккуратно осмотрелась и прошла в комнату. На широком диване стояла моя спортивная сумка. Я решила сходить в душ утром, переоделась ко снуи, завернувшись в простыню уснула.
  
  ***
  Гордей вышел из душа, вытирая голову полотенцем. Перед сном решил проверить, как там Тоня, аккуратно заглянул в комнату. Девушка спала, укутавшись в простыню. Губы были плотно сжаты, а брови сведены к переносице.
  -Ну-ка милая, давай нормально тебя уложим. -Гордей подошел и аккуратно взял девушку на руки. Отнес ее в свою комнату и положил поверх одеяла. С боем отобрал у спящей Тони простыню и вернулся в комнату, отведенную девушке. Быстро постелил постель и вернулся за тоней. Она свернулась калачиком и тихо сопела. Перенес девушку обратно и укутал ее в одеяло. Не удержался, нагнулся, поцеловал ее в складку между бровей и тихо шепнул на ухо "Все будет хорошо"...
  
  Пять месяцев спустя.
  Прошло пять месяцев с того дня, как я убила своего брата, и ровно месяц как мне во сне перестал сниться мой брат. Через месяц состоялся суд, на котором Гордей и его дядя Эльдар смогли перевести меня из разряда обвиняемых в разряды свидетелей. Начались розыски Костика, которые пока не приносят результата.
  Я так и продолжаю жить с Гордеем, я подружилась с его сестрами, с его другом. Я стала частым гостем в доме Шпортов, Маргарита Юрьевна относилась ко мне как к родной, с отец Гордея стал моим другом и наставником, дядя Лев оказался психологом, он помог мне сгладить плохие воспоминания, помог понять, чего я хочу в этой жизни. Я продала дом, забрав оттуда все личные вещи, тетя Рита заверила, что с удовольствием позволит мне жить с ними, даже если мы с Гордеем не будем вместе. Я уволилась со старой работы и с помощью знакомых родителей Гордея устроилась учителем младших классов в школу недалеко от дома.
  Что же касается нас с Гордеем, то мы вместе. У нас не было никаких вечных заверений в любви, не было никаких романтических встреч. Просто, одним вечером он поздно вернулся с работы, а я как раз выходила из душа в одном полотенце, когда он зашел в квартиру. А потом, нам не нужны были слова. Тяжелое хриплое дыхание, пальцы до боли впивающиеся в разгоряченную кожу, мгновенная боль, а потом только удовольствие и хриплое "Мой-моя" на самой вершине.
  С того дня, наши отношения изменились на радость родителям Гордея, ну и нам. Все шло конечно не так гладко, как это описывается в любовных романах. Когда наши отношения перешли на другую стадию, мы столкнулись с таким явлением как банальная бытовуха. Не сажу, что мы ругались каждый день, ну так, были небольшие стычки, пару раз возникали громкие скандалы с битьем посуды и не менее жарким примирением. Через пару месяцев мы притерлись к друг другу. Он перестал ворчать га то, что моя косметика занимает всю полочку в ванной, я перестала ругаться на него за разбросанные носки и за то, что он иногда берет мою бритву. Мы каждое утро уходили на работу, вечером встречались дома, я кормила его ужином, мы разговаривали, проводили вместе время.
  Единственное, что омрачало мне жизнь это то, что Костик словно сквозь землю провалился, хотя это не значит, что он пропал насовсем. Недавно мне на телефон стали приходить сообщения с угрозами. Гордей бесился, но ничего поделать не мог. Единственное, что удалось выяснить, это то, что он все-таки не покинул пределов страны. Дядя Эльдар предложил ловить его на живца, Гордей был категорически против подвергать меня хоть малейшей опасности и они из-за этого скандалили с дядей.
  -Разве ты н хочешь уже создать нормальную семью и не злиться от того, что твоей женщине угрожает опасность?! -говорил дядя Эльдар, а я мысленно соглашалась с ним.
  
  ***
  -Не-нет и еще раз нет! -кричал Гордей, пока дядя Эльдар пытался достучаться до него.
  -Гордей, мы же не собираемся оставить Тоню совершенно одну. Она всегда будет под наблюдением, мои люди в любой момент вмешаются.
  -И для этого на нее надо натравить этого сутенера?
  -Гордей, родной, я хочу перестать ожидать удара в спину от Кости. Я хочу, чтобы ты уже успокоился и не переживал по этому поводу. А сколько еще он проституток из девушек сделает.
  -Тонь, но это не значит, что ты должна подставляться.
  -Гордей, -я тяжело вздохнула, -Сколько вы еще собираетесь его ловить. У Кости явно есть связи среди полиции, именно поэтому вам никак не удается его поймать.
  -Да, племяш, мы пустим небольшой слух, что нашли записную книжку, где брат Тонечки вел бухгалтерию, где записаны имена клиентов, контакты поставщиков.
  -И он на такое купится? -скептично спросил Гордей.
  -Гордей, мой брат конечно был не совсем хорошим человеком, но...он всегда был очень аккуратным, он всегда дотошно перепроверял все то, что касалось непосредственно его. Поэтому нет ничего удивительного в том, что разбирая коробки с привезенными мелочами, я наткнулась на какую-то книжку. Это ускорит дело Гордей, Костя захочет добраться до этой книжки, а значит, ему придется как-то проявить себя.
  -Мне все равно это не нравится. -Гордей был все еще недоволен, но было видно, что он сдает позиции.
  -Значит решили, -хлопнул ладонями по столу дядя Эльдар, -Завтра мы с тобой все обыграем, а я поехал, меня жена ждет. -дядя Эльдар ушел и мы остались одни.
  -Будешь звонить мне каждый час, нет, каждые полчаса, а мы с Семеном с тебя глаз не спустим.
  -Гордей, будет лучше, если ты постоянно будешь в участке, это может вызвать подозрения.
  -Хорошо, попрошу парочку хороший друзей за тобой посмотреть, а ты мне будешь писать каждый раз, когда решишь куда-то пойти.
  -Ладно. -я подошла и обняла его за плечи.
  
  ***
  Утром проснулся в поганом настроении, но постарался не показать этого Тоне, только она все равно все поняла. Она у меня такая, умная, наблюдательная. Отвез ее в школу, около которой уже стояла машина с моими парнями. Поцеловал мою Тонечку на прощание и поехал в участок. Еще со вчерашнего вечера меня не покидает напряжение, как полицейский я понимаю, что это выход из сложившегося "висяка", а как любящий мужчина, я готов убить кого-нибудь, я очень боялся, что с что-то пойдет не так и Тоня может пострадать. В мрачном настроении, на взводе я зашел в наш кабинет.
  -Привет Шпрот, ты чего из себя ангела мести корчишь?
  -Сем, ради всего святого не лезь ко мне сегодня.
  -Что с Тоней поругался?
  -Нет. -отрезал я.
  -А...
  -Сем, как друга прошу отстань. -друг покрутил пальцем у виска, но тем не менее больше не пытался со мной заговорить.
  Во время обеда к нам в отделение приехал дядя Эльдар.
  -Гордей, ты сегодня с Тоней разговаривал? -мрачно начал дядя, а я даже как-то забыл о нашей договоренности, так сердце сжалось из-за моей девочки.
  -Нет, а что? С ней что-то случилось? -я подскочил с места, а дядя сделала страшные глаза и посмотрел на меня как на идиота, зато до меня медленно дошло. -Просто ей сегодня с утра плохо было, вот я и испугался.
  -Нет, ничего такого она мне не сказала.
  -А зачем она тебе звонила. -дядя прикрыл дверь и подошел ко мне.
  -Она перебирала вещи, которые из дома привезла, и в них нашла записную книгу с цифрами, телефонами и именами. Говорит, подчерк ее брата.
  -Цифры и имена?
  -Думаю, ее брат записывал всю бухгалтерию для себя и, имена поставщиков и клиентов, наверное, тоже.
  -Хорошо, я возьму эту книжку у нее и завтра вам передам...
  
  ***
  Мужчины не заметили как от двери отошел молодой человек и кому-то позвонил. Но то, что Гордей и его дядя не заметили молодого человека, не значит, что его не заметили другие. Эльдар приказал своим ребятам отслеживать звонки и наблюдать за всеми на участке.
  Через два часа схватили неприметного молодого офицера, которого обвинили в пособничестве разыскиваемому Шахову Константину. Молодой человек оказал ярое сопротивление при задержании и покалечил полицейского. Позднее парня приговорили к двадцати годам лишения свободы в колонии строгого режима, его прошлое хранило много черных эпизодов. Парень прожил в колонии четыре года. Он погиб, когда в колонии заключенные устроили бунт.
  
  
  Полторы недели спустя.
  Гордей рвал и метал, прошло полторы недели, а Костя никак не проявил себя, он даже перестал писать мне сообщения. Я уже сама начинала потихоньку злиться из-за этого подвешенного состояния, в котором мы все находимся уже почти полгода. Вчера я узнала, что беременна. На одной из перемен мне стало плохо. Бледно-зеленая я пронеслась мимо детей и мимо своей подруги, учительницы физкультуры Лизы в туалет, где всю перемену не расставалась с "фаянсовым" другом.
  -Тонь, а ты часом не того? -постучалась Лизав кабинку.
  -Сама ты того. -огрызнулась я на подругу.
  -Тебе тест принести, болезная? -насмешливо спросили с той стороны.
  -А есть? -я высунула нос из кабинки.
  -Есть, мы с мужем решили завести ребенка, я каждое утро тесты делаю. -на мой скептичный взгляд, она фыркнула. -Чтоб наверняка.
  -Лиз, от того, что ты каждое утро делаешь тесты, ты не забеременеешь, -и ехидно добавила, -детей немного по другому делают.
  -Тоже мне великий гинеколог. Ладно, сейчас тест принесу, детишек твоих я заняла.
  -Ты настоящий друг.
  -Я знаю .-фыркнула Лизка и ушла, вернулась она через пять минут и протянула мне коробочку с тестом.
  -Давай делай, а я на урок.
  Я открыла коробочку и сделала все согласно инструкции. Поняла, что ждать долго не смогу, поэтому убрала тест в коробочку и взяла ее с собой. Урок я провела как в тумане. Кое-как закончив урок, я дала детям домашнее задание и с миром отпустила, а сама минут пять сидела и таращилась на коробку на ядовитую змею. Мои терзания прервала Лизка. Молча подошла, достала тест, посмотрела, хлопнула по плечу и сказала "Поздравляю, мать!". Я сидела и попыталась понять, что я чувствую. Однозначно я была в шоке, пока это было моей единственной эмоцией.
  -Когда папашку обрадуешь? -спросила Лизка, вырывая меня из оцепенения.
  -Когда Костика поймаем (Лиза была вкурсе моей истории).
  -А если вы его еще года три-четыре ловить будете?
  -Ну, когда живот расти начнет, Гордей явно заметит...
  -Тонька, ну ты и балда. -фыркнула Лиза.
  
  Дальше уроки прошли на полном автомате, в голове я все твердила себе, что стану мамой, спустя часа три на моем лице расплылась счастливая идиотская улыбка, все-таки ребенок это благо, вот только я переживаю из-за Гордея, ведь мы не так давно вместе, хотя мы уже не подростки, но все равно страшно.
  После уроков отзвонилась Гордею и вышла из школы проводить ребят, которые оставались на продленку. Немного пообщавшись с родителями детей, я вышла за ворота школы, когда меня кто-то схватил за локоть, а в мой бок что-то болезненно ткнулось.
  -Сейчас ты сделаешь радостное лицо и тихонько пойдешь со мной.
  -Костя. -буквально выплюнула я его имя, повернув голову в его сторону. Костик сдал за эти полгода, исхудал, на лице подживающие синяки, глаза лихорадочно горят.
  -Рад, что ты меня помнишь, Тоня. Сейчас мы с тобой поедем, и ты заберешь ту книжку у своих бобиков и отдашь ее мне, а потом мы с тобой прокатимся за город.
  -Глупо везти меня в участок, там тебя сразу схватят.
  -Схватят, а вот если я буду угрожать твоей жизни, я уверен, что меня отпустят с миром. Посмотри вниз. -я аккуратно скосила глаза вниз и увидела пистолет.
  -Тебя все равно достанут, не полиция, так бывшие клиенты точно.
  -Замолчи, а не то...-Костя как-то странно дернулся и стал заваливаться на меня. Я сделала небольшой шаг в сторону, и он мешком свалился на землю.
  Я обернулась, за нами, перехватив поудобнее швабру стоял школьный охранник Роман Степанович.
  -Антониночка Андреевна, я давно этого типа заметил, он тут слонялся туда-сюда уже часа три, а детишки-то все ушли уже.
  -Почему вы решили, что он не к невесте пришел? -от стресса меня начало потряхивать.
  -Так он за все время ни разу ни на одной камере лицо не засветил, а вас увидел, то сразу затаился как кобра перед броском, вот я неладное-то и заподозрил.
  -Спасибо, вам, Роман Степанович, вы мне сегодня жизнь спасли.
  -Ох, да что вы, Антонина Андреевна. -засмущался старичок.
  -Надо нам только как-то проследить за ним, а то вдруг он очнется.
  -Я прослежу, а вы полицию вызывайте.
  Я быстро достала телефон и набрала номер Гордея.
  -Да, родная?
  -Гордей, у нас тут Костя...-в трубке повисла тишина.
  -Где? -неживым голосом спросил Гордей.
  -Мы около школьных ворот.
  -Ты в порядке, он тебе как-то навредил?
  -Нет, но я в шоке и меня трясет. А Костя без сознания валяется, его охранник по голове шваброй огрел.
  -Пятнадцать минут и мы у тебя.
  Пока ждали Гордея, вернулись парни, которые за мной все время наблюдали. Оказалось, Костя пустил их по ложному следу и увел от школы. Им позвонил Гордей, наорал и они примчались обратно на сверхзвуковой скорости. Парни быстро застегнули на руках Кости наручники.
  Через пять минут из-за угла показалась куча машин с мигалками. Перед нами резко затормозила машина Гордея. Сам он вылетел из салона и подбежал ко мне, крепко стиснув в объятьях и не отпускал все то время, пока Костю грузили в машину, а дядя Эльдар всех допрашивал. Роману Степановичу пообещали выдать награду за помощь в поимке опасного преступника, от чего старичок очень смутился.
  А меня Гордей забрал домой, где весь вечерне выпускал меня из постели. "Такая вот у меня реакция на стресс" отшутился он. Мне не нужно было слов, чтобы понять, что он за меня сильно испугался сегодня. Гордей же у меня полицейским, а суровым стражам порядка не пристало сопли распускать, объяснил он мне, сверкая лукавыми глазами.
  О том, что я беременна, мне удалось рассказать ему только перед заседанием суда, которое состоялось через две недели после заключения Кости под стражу. Гордей обрадовался, очень, но мне по попе надавал за то, что долго не говорила и за то, что подвергла себя опасности, правда потом он затащил меня в один из кабинетов в здании суда и очень упорно извинялся, из-за чего мы вошли в зал взбудораженные и помятые. После суда Гордей сделал пару звонков, и мы с ним расписались в тот же день. Правда потом, стоило нам только приехать домой, к нам влетела разгневанная тетя Рита. Мы пообещали, что позволим ей устроить праздник, какой ей захочется. Окончательно успокоила ее новость о том, что она скоро станет бабушкой.
  
  ***
  В прошлом Шахова Константина Павловича нашлось слишком много "прегрешений". Приговором суда ему было вынесено пожизненное заключение. Константин не прожил и года в тюрьме. В одной колонии с ним оказался один из торговцев, который снабжал его наркотиками и, имя которого присутствовало в записях моего брата и Кости. Такой подставы Косте не простили и его прирезали в тюремном душе.
  
  ***
  Чтобы организовать пышный праздник у тети Риты ушло четыре недели. К организации она нас с Гордеем не подпустила, сказала, что "неча было втихаря расписываться". Через две недели после регистрации мне поменяли все документы и теперь я носила фамилию Шпорт и тоненькое золотое колечко на безымянном пальце правой руки.
  Сам праздник прошел с размахом. Я только осоловело хлопала глазами на очередного родственника, а их у Гордея было бесчисленное множество. Это если не учитывать близких друзей. С моей стороны была только Лизка с мужем и моя старая соседка Василина Романовна. Торжество прошло на ура, тете Рите удалось создать для нас сказку. я даже тихонечко расплакалась, чем перепугала Гордея. Просто было так приятно почувствовать себя частью большой семьи.
  
  Эпилог.
  -...да ты достал меня, неандерталец с погонами!
  -Кто бы говорил, мисс Всезнайка!
  -Опять они друг на друга орут. Сколько можно-то уже. -заворчал Гордей, аккуратно обнимая жену со спины и поглаживая ее большой живот.
  -Родной, просто они два упертых барана. Видно же, что оба любят друг друга, но никто из них первым не решается пойти на признание. Вот и бесятся оба. -Тоня с удовольствием прислонилась спиной к груди мужа.
  -У нас с тобой все было проще без признаний. -Тоня слегка ткнула мужа кулачком в бок. -Нет, я люблю тебя, люблю. Но все-таки у нас с тобой все как-то произошло полегче.
  -И я тебя люблю. Просто с тобой мы были знакомы всего ничего, а они знают друг друга с детства. Вот им и тяжело как-то проявить чувства, -супруги проследили за полетом яблочного огрызка в Семена, -по крайней мере, положительные чувства.
  -И что они теперь будут до старости так друг на друга верещать. -снова заворчал Гордей, недовольный тем, что его жена никак не хочет зайти в дом. Семья Шпортов отдыхала за городом на даче.
  -Знаешь, глядя на них, я тоже начинаю так думать.
  -Пошли в дом, Тонь. Тебя сейчас продует.
  -Не-а, я еще жить хочу. Хотя, -девушка тяжело вздохнула, -Пошли их разнимать. А заодно нам с тобой надо придумать, как их сблизить.
  -Ничего, родная, мы обязательно что-нибудь придумаем. -супруги вошли в дом, где Гордею с трудом удалось оторвать сладкую парочку друг от друга.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Конец первой части.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"