Дашук А.: другие произведения.

Хиж-2010 - Faq для кумира

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Осенняя аллея стыдливо прикрывала наготу деревьев жалкими обрывками желтовато-бурой ветоши. По едва проглядывающей сквозь опавшую листву тропинке брели двое. Леонид бережно вёл Катерину под руку. Говорил негромко, размеренно. Так говорить умел только он - словно тёплым одеялом укутывал.
  - Не думаю, что твоя проблема в технике. Сольники-то на уровне крутишь.
  - На уровне. - Она вздохнула. - Считаешь, всё дело в Витьке? Но он прекрасно работал и в паре, и в группе. И только со мной...
  Приостановившись, Леонид, взял спутницу за плечи, повернул к себе лицом. Легонько тряхнул.
  - Опять?
  - Помню, помню - не вини себя, а помоги себе! - Эту мантру именитого доктора Катерина затвердила давно.
  
  ***
  С Леонидом Меньшиным Катерину познакомила Галка. Труды вошедшего в моду психолога помогли ей преодолеть когда-то личную драму, и теперь она слыла преданнейшим из его приверженцев. Разумеется, чудо-доктор сразу вселился в одинокое Галкино жилище. Там-то Катерина с ним впервые и столкнулась на одном из устроенных хозяйкой ужинов.
  Поначалу общаться с ним Кате было странновато, потом настороженность прошла. Выглядел Леонид обычно, но в то же время располагающе: невысокий, полноватый, с внимательными светлыми глазами. Они пили на тускло освещённой веранде кофе, он курил трубку. Болтали, казалось бы, ни о чём. Катя слушала его вполуха. Отвечала на какие-то общие вопросы, рассеянно следя глазами за ночным мотыльком, который вился над едва теплящимся светильником. В заполненный шумными гостями дом идти не хотелось. Катя не заметила, когда вопросы Леонид задавать перестал. Начал говорить. Он не давал советов, не поучал. Нить беседы разматывал легко, словно между прочим.
  Когда всё изменилось, Катерина и сама не поняла. Очнулась от собственного захлёбывающегося голоса, от неудержимо рвущихся наружу откровений, которые не решалась произнести даже наедине с собой. Утрамбованная в бетонную плиту горечь дробилась на отрывистые фразы, выходила песком, оставляя после себя чувство облегчения - почти наслаждения.
  Она говорила, а он слушал.
  Он умел слушать.
  В отличие от...
  А ещё он умел находить единственно нужные в данный момент слова.
  В конце того разговора Катя неожиданно для себя разревелась. Леонид её обнял...
  На прощание Галка подарила Катерине одну из многочисленных книг её нового кумира. Томик был зачитанным до бахромы по краям вылинявшей обложки - очень домашним.
  Ну и что, что встреча оказалась тщательно спланированной акцией заботливой подруги. Главное, результат!
  
  Писал доктор просто, интимно - точь-в-точь, как говорил в тот вечер. Именно в эти уютные часы над старой книгой Катерине пришла мысль о кутающем озябшее сознание тёплом одеяле. Одеяло было соткано из ненавязчивых, плавно текущих бесед, убаюкивающих и пробуждающих одновременно.
  Солнце стало потихоньку возвращаться в изрядно потускневший дом.
  Книга, хоть и была толстой, скоро закончилась. А солнце из ожившего жилища отпускать не хотелось.
  Так в жизни Катерины появился Он - добрый гений, умеющий понимать её бестолковую натуру, как никто. Маг и волшебник. Её герой и заклинатель. Леонид Меньшин.
  Её Лёня.
  Жаль только, что умер знаток душ человеческих задолго до того, как Катя впервые с ним встретилась...
  
  Да разве это проблема по нынешним-то временам?
  Каких-то полтора года жёсткой экономии - и в банке личностных дубль-версий ей выдали документ о полноправном владении модулем Меньшина Л. М.
  Кате нередко приходилось видеть людей, гордо шествующих по улицам в обществе Мерлин Монро или Эйнштейна (кому что ближе), однако сама обзаводиться чьей-то восстановленной личностью не спешила. Нет, она не отрицала - живое общение с культовыми персонажами, обмен идеями, прорывы в науке, сохранение интеллектуальной массы и всё такое, но... Это было лишь поначалу. А потом дело поставили на коммерческие рельсы и понеслось. Зажиточные юноши и барышни принялись обзаводиться модулями ныне здравствующих поп-идолов. Те с удовольствием предоставляли свои данные для считывания личностного отпечатка с ноосферы Земли и сохранения его копии на носителях - реклама как-никак. Вполне себе дееспособные двойники это вам не постер в глянцевом журнале!
  Покупателей звёзд-однодневок Катя понять не могла. Зачем отваливать бешеные деньги за смазливых куклят, в девяти случаях из десяти не способных связать и двух слов? Капризные и вертлявые, как жестяные флюгеры в бурю - таких и настоящих навалом.
  А чего стоили извлечённые из информационного поля типы, вроде Джека Потрошителя или маркиза де Сада, коих взялись заказывать разные маргинально настроенные индивиды?! Ужас просто!
  После нескольких леденящих кровь скандалов коммерсантов, правда, приструнили - составили чёрные списки, куда были внесены наиболее неблагонадёжные исходняки - но ящик Пандоры уже открылся. Были бы деньги.
  Впрочем, безумцев, готовых делить пространство с монстрами всех времён и народов в их первозданном виде, находилось немного. Подавляющее большинство покупателей были людьми разумными - приобретали Модулей по официально разрешённым каналам. Лицензионные копии были социально адаптированы и абсолютно безопасны. Умные программы, скрупулёзно проанализировав отпечаток исходной личности, безжалостно отсекали сомнительные поползновения кумиров, сохраняя 'сливки': талант, интеллект, профессиональные навыки и так далее. По причине жёсткой фильтрации ощутимо сужались рамки вероятностного поведения, но в целом характер и привычки восстановленных знаменитостей сохранялись. А нюансы...
  А что нюансы? Многие ли будут копаться в душевных хитросплетениях живого-то человека? Важно то, что ощутимо и зримо, остальное - как получится.
  И всё же, с точки зрения Катерины, к приобретению Модуля стоило подходить более ответственно, нежели это делали многие. Платить, так уж за что-то дельное.
  У Артёма, например, был Модуль известного философа. Это да! Немного барахлил, русификатор, но разобрать, о чём азартно рассуждал основатель философского течения, было можно. Во всяком случае, Тёмка его понимал. Они часами спорили на кухне о высших материях, поглощая килограммами жареную картошку и абсолютно не замечая Катиного присутствия. Признаться, к философу Катерина Артёма ревновала. Не могла она поручиться и что в его доме не отыскались бы другие Модули, которых он извлекал на свет божий в её отсутствие. Клеопатра, какая-нибудь, или Нефертити... В банках выбор богатый. Ноосферный отпечаток-то с чего угодно снять можно - с портрета, с рукописей, с изречений, с принятых во времена незапамятные решений, с ДНК, наконец!
  Но стоп. Об Артёме больше ни слова! Клялась ведь!
  
  Придя домой, трясущимися пальцами Катерина ввела крошечный носитель в базу. Началась загрузка. Пока шла обработка данных, она углубилась в изучение инструкции.
  Леонид Михайлович Меньшин, как говорилось в FAQ, человеком был неконфликтным, стрессоустойчивым, психических отклонений не имел, агрессию проявлял исключительно по отношению к тараканам. Из вредных привычек значились курение трубки и всенощные бдения над статьями в компании бездонного кофейника. Что ж, это она как-нибудь переживёт.
  Смутил Катю разве что пункт о гастрономических изысках, к коим был привержен доктор. Подгоревший омлет оставался верхом её поварских достижений. Придётся поднапрячься и освоить профессию кулинара. Ничего не поделать, от своих привычек Модуль отказаться не в силах. Как и от поведенческих реакций (по замысловатому выражению составителей FAQ). В инструкции говорилось прямо: 'Попытка изменений закреплённых исконной личностью характеристик влечёт за собой необратимые последствия'. Грубо говоря, дохнет программа. Перекроить Александра Македонского в бесшабашного Казанову не удастся. Не получится и пристрастить завзятого гурмана к фаст-фуду. Всё раз и навсегда зафиксировано исходняком. Баста! Хочешь Казанову - покупай Казанову, и не морочь голову ни людям, ни своему Модулю.
  Поразмыслив, Катерина пришла к выводу, что это, пожалуй, даже неплохо. Штудируй инструкцию и никаких сюрпризов. Вариантов поведения личностной копии, безусловно, несчётное множество (вон сколько понаписали!), но всё же вероятности остаются в заранее оговорённых рамках.
  Не то что у людей...
  Перевоспитывать своего кумира Катя не собиралась. Напротив, надеялась, что его участие поможет ей разгонять тучи, регулярно собиравшиеся над её кривоватой судьбой.
  Так и случилось.
  Леонид оказался чудесным чело... То есть... Ах, да не всё ли равно! Внимательный и тонкий, рассудительный, как азиатский змей и добрый, как панда. А что ростом мал и лицом не вышел - кто ж из умудрённых жизненным опытом женщин на это смотрит?! С ним было тепло и надёжно, как с тем самым одеялом.
  Кстати, об одеялах. В делах постельных Лёня как-то терялся. Его больше тянуло к трубке и кофейнику. Тоже не катастрофа. На этот случай у Катерины со временем появился ещё один Модуль - малоизвестный широкой публике японский адмирал, вершивший свои многочисленные победы ещё при царе горохе. Адмирал был брутален, молчалив, но чертовски сексуален и хорош собой. Нестыдно с ним и на публике появиться.
  Выбираться на концерты, в рестораны или просто на прогулку с Леонидом Катя с некоторых пор опасалась. И дело вовсе не в его непрезентабельной внешности. Беда в том, что Лёнины Модули попадались на каждом шагу. Многие в своё время хотели заполучить в личное пользование такого всепонимающего милягу, как доктор Меньшин. Несколько раз Катерине приходилось попадать в весьма двусмысленные ситуации. Оказаться лицом к лицу с женщиной, с которой угораздило нарядиться в одинаковые платья - кошмар! А каково столкнуться парам, где один из спутников... То-то и оно. Такой конфуз Кате пришлось пережить не однажды. Мороз по коже! Адмирал же по причине своей редко поминаемой исходной личности был, можно сказать, эксклюзивом. С тех памятных случаев на прогулках её чаще сопровождал именно он.
  Только не в этот раз.
  
  ***
  В этот раз ей был необходим вдумчивый собеседник.
  - Я мало что смыслю в подкупольных делах, - Леонид смущённо потеребил кончик носа - но, думаю, номер у вас не складывается не потому, что техника подводит.
  - Почему же? - Катя заглянула Меньшину в глаза. Не сомневалась, ответ у доктора уже найден - у него всегда был ответ.
  Леонид склонил голову набок, чуть помедлив, произнёс.
  - Он мужчина. Ты ему не доверяешь.
  Катерина насупилась.
  - Виктор мой коллега и только. Всё что мне от него нужно, чтобы он сделал нормальный захват, и я не болталась бы на лонже, как червяк на крючке. Страховка, знаешь ли, может однажды и подвести.
  - Не кипятись. - Леонид положил мягкую ладонь ей на плечо. - Я был на репетиции. Виктор отличный 'верхний'. Ты - тоже. Но, когда вы работаете перехват...
  - Я срываюсь! - Журчащий голос Леонида начал Катю порядком злить. - Не надо пересказывать мне то, что я и без того знаю! Только причём здесь пол моего партнёра?!
  Меньшин уставился на неё немигающими почти прозрачными глазами. Несмотря на невысокий рост и солидное брюшко, он как никогда напоминал сейчас гипнотизирующего свою жертву удава.
  - Хорошо, я тоже профессионал, и тем не менее... Кого ты увидела во мне прежде всего? Попробуй разобраться, кто я для тебя на самом деле.
  'Одеяло...' - мелькнуло в голове у Катерины. Стало не по себе. Так прямо деликатный доктор никогда с ней не говорил. Она отвернулась. В груди шевельнулся липкий комок сомнений.
  Неужели Меньшин прав?
  Как же надоело, что он всегда прав!
  - Я... - Катя потупилась. - Нет, Лёнь, он для меня партнёр по номеру и только.
  - Знаю. Я не говорил, что ты имеешь на него виды. Я говорил о недоверии. Он мужчина - этого достаточно, чтобы ты наделила его чертами, свойственными сложившемуся у тебя образу.
  - Но ведь тебе я верю!
  - Мне веришь. - Леонид поправил выбившийся из-под воротника Катерины шарфик. - Потому что у меня было время доказать, что не всякий мужчина вписывается в сколоченное тобой прокрустово ложе. У Виктора такой возможности не было. В конце концов, он не обязан тебе что-то доказывать. Вы просто вместе работаете. Он остался для тебя тобой же созданным макетом. То есть тем, кто уходит, не прощаясь, кто не слышит, не желает понять, кто занят только собой и, следовательно, тот, кому верить нельзя.
  - Ну, знаешь ли! - Отчего-то на этот раз Катерина обиделась. - Я тоже профессионал, я знаю что такое купол. Там, на высоте шестнадцати метров, не до самокопаний. Там нет места твоим пресловутым комплексам и негативному опыту - расчёт и техника, техника и расчёт! Там я не помню, когда кто и как со мной обошёлся! Я вообще не знаю и знать не хочу, кто такой Артём!
  Меньшин глянул на Катю искоса.
  - Я и словом не обмолвился об Артёме...
  'Сейчас он меня обнимет, - с тоской подумала Катерина, чувствуя как краска заливает лицо. - Господи, лучше бы с адмиралом пошла...'.
  Леонид её обнял - ласково, по-отечески. В груди у Кати заныло. 'Хоть бы поцеловал что ли...'. Но она знала - не поцелует. Такой поворот в FAQ не описывался, значит, его не существовало в природе. Доктор Меньшин никогда не целовал своих пациенток, а в данный момент Катерина была для него именно ею. Жаль.
  - Когда будете работать номер, посмотри на Виктора как на хорошо отлаженный механизм. Он не человек, не мужчина, он - идеально функционирующая машина. Этот механизм не даёт сбоя. Отработает по чётко прописанному алгоритму: подхватит, удержит... Что там у вас ещё по программе? Просто попробуй. Я знаю, у тебя получится.
  Леонид шептал, грея её в объятиях и легонько похлопывая по спине. Так он делал всегда, если Катя была расстроена. Когда-то её это успокаивало.
  Сейчас возьмёт за ручку, и поведёт, как маленькую, по парку. Потом непременно скажет какую-нибудь глупость...
  Меньшин разомкнул объятья и нащупал заледеневшие на ветру пальцы Катерины.
  - Пошли, я знаю местечко, где до сих пор продают сладкую вату.
  Идя по алее, Катерина мечтала, как, вернувшись домой, отключит всезнающего зануду. Ей и самой было необходимо отключиться. Отключиться от всего: от идущего коту под хвост номера, от косорукого Витьки, от истекающей липкой моросью осени, от бесконечно повторяющих самих себя Модулей... От всей этой жизни, бегающей по пыльному кругу цирковой арены.
  Загрузить адмирала и напиться с ним вдрызг! Услужливый опыт тут же рисовал следующую за тем картину - брутальный адмирал молча швыряет её на давно нечищеный ковёр, точно тряпичную куклу... FAQ своего воинственного эксклюзива она изучила не хуже докторского. И какого чёрта его диван не устраивает, извращенец!
  'Всё равно, напьюсь! - раздражённо думала Катерина, неприязненно косясь на интеллигентские очки Меньшина. - С адмиралом или без. Репетиции завтра нет. Имею право!'.
  
  Леонид галантно пропустил её вперёд. Учтив он был в любых обстоятельствах, как и обещал неумолимый FAQ.
  Они вошли в кабину лифта. Мягкий толчок - сердце пушистым комком покатилось вниз. Как было до того сотни тысяч раз...
  Скучно...
  Приехали.
  
  На пороге Катиной квартиры, привалившись спиной к косяку, стоял человек. Кого-то ждал. Кого-то... Не доктора же! И уж, тем более, не японского вояку. Модули не заводят друзей среди не оплативших их людей. Модули, вообще, невозможные снобы - считают себя выше любого из homo sapiens,ов, ибо являются, по их словам, плодом разума, а не инстинктов. Исключение делают лишь для тех, кто выложил за их материализацию кругленькую сумму. Такие уж они.
  Зато никуда от тебя не денутся...
  Катерина сделала глубокий вдох, стараясь придушить в зародыше подступающую к горлу панику.
  Заслышав звук приближающихся шагов, мужчина обернулся. Шагнул навстречу.
  - Привет. Узнала?
  Катерина обошла его и принялась негнущимися пальцами набирать код. Бросила, не оборачиваясь:
  - Узнала. - Голос предательски дрогнул.
  - Почти час жду.
  - Ничего. Я ждала дольше.
  Меньшин оставался невозмутим, подал гостю руку.
  - Леонид Михайлович Меньшин, модуль-версия XXI3-05.exe, профессор психологии, автор...
  - Очень приятно. - Мужчина тряхнул протянутую ему кисть. - Артём.
  Не дожидаясь полного отчёта о регалиях нового знакомого, ступил в полумрак прихожей. Катя думала, сейчас Артём включит свет, как делал когда-то тысячи раз, входя в её дом, но незваный гость лишь повторил:
  - Ну, здравствуй.
  - Я не предлагала тебе войти.
  Следовавший за Артёмом Леонид щёлкнул выключателем. Прихожую залил бестактный свет.
  Катерина подняла глаза, оглянулась. Артём изменился: возмужал, широкие скулы обозначились упрямыми углами - тронь - уколешься. Отросшие пряди падали на лоб. Раньше он стригся коротко.
  Густеющее с каждой секундой молчание нарушил Меньшин.
  - Что же мы в коридоре! Проходим, проходим! Сейчас кофейку поставлю. Тапочки надевайте. Прохладно у нас.
  Достав из шкафа две пары домашних шлёпанцев, мужские и женские, аккуратно поставил напротив каждого. Деловито засеменил на кухню. Скоро оттуда послышался звон посуды и жужжание кофемолки. По коридору поплыл терпкий аромат свежемолотых зёрен.
  Такой домашний, уютный...
  Осточертевший до зубовного скрежета!
  - Прости. - Взгляд Артёма оставался колким, как и угловатые его скулы; не глаза - мартовские проталины.
  Катерина не ответила. Что сказать не знала - просто никогда до того не слышала из его уст ничего подобного. Она была растеряна.
  Сказать прощаю - не слишком ли малая цена за все эти годы? За бессонные ночи, когда в стотысячный раз на аптекарских весах взвешивала и перевешивала каждое своё слово, движение, каждый взгляд - где была неправа, чем оттолкнула. За мучительные приступы вины, то и дело сменявшиеся иссушающей ненавистью - к нему, к себе, ко всему миру. За поселившееся в ней недоверие. За бессилие - не сумела забыть, найти замену, начать сначала. Не слишком ли много за одно короткое прости?
  Сказать, не прощу - уйдёт... Всегда был таким, бескомпромиссным до жестокости: сказал - отрезал, решил - сделал. Зачем ей только такой нужен!
  - Почему ты тогда ничего мне не сказал? - Слова выдавились сквозь зубы трудно, причиняя почти физическую боль.
  Артём покачал головой.
  - А что бы это изменило? Я уехал бы всё равно.
  - Изучать свои чёртовы грунты на Маране?
  - Это и ещё многое другое.
  Артём подошёл к Катерине, долго всматривался в её чуть приподнятое навстречу ему лицо.
  Сейчас погладит по щеке... Как раньше...
  Не погладил.
  Даже руки не поднял.
  -Я задыхался здесь. Движение мне было нужно, как воздух. Ты не хотела этого принять. Ты просто не поняла бы этого тогда.
  - Я и теперь этого не понимаю. Как не понимаю и зачем ты вернулся.
  Артём хмыкнул. Смешок вышел, нервным, болезненным, как судорога.
  - Люди меняются.
  - Хочешь сказать, ты готов остаться? Тебе не нужно будет никуда ехать, что-то искать, гоняться за своими фата-морганами?
  - Не так. Дорога мне будет нужна всегда. Но теперь я знаю, что мне нужна не только дорога.
  Он осторожно коснулся кончиками пальцев Катиной щёки. Сейчас она этого не ожидала. Отпрянула. Её душила обида. Дороги! Он говорит прости и снова заводит речь о дорогах! Будь они прокляты!
  Катерина ощерилась.
  - Твои скитания чересчур дорого мне обходятся! Последние стоили семи лет жизни! Убирайся и дай мне, наконец, жить спокойно! И никогда, слышишь, ни-ког-да, здесь больше не появляйся! У меня есть всё, что нужно! Ты сюда не вписываешься!
  Перекошенные от бешенства губы выстреливали раскалённые фразы, и только в груди что-то отчаянно скулило - уйдёт... уйдёт...
  - Артём, вам кофе с сахаром?
  Долетевший из кухни тенорок Леонида ударил наотмашь.
  Сейчас он нарисуется в дверном проёме с подносом. На подносе будут расставлены фарфоровые чашки (обязательно с розочками - те что для гостей) и вазочка с рафинадом...
  Появился Меньшин - поднос в руках, чашки в розочках, рафинад в хрустале.
  - Всё готово. Прошу!
  Бежать!
  От кутающего в безвоздушную духоту голоса. От всепрощающей улыбки. От медленно засасывающей в смертельную трясину надёжности. Бежать туда, где упрямые скулы и холодные проталины тёмных глаз. Где ждёт вечная борьба с непобедимыми дорогами. Где она не умела угадать, в какой момент тронут её щёку пахнущие табаком пальцы.
  Только бы успеть!
  Остановить!
  Вернуть!
  Не отдавая себе отчёта, Катерина рванулась к двери и... ткнулась лицом в плечо Артёма.
  Он улыбался.
  - Ты похожа на пропущенную сквозь соковыжималку рысь.
  Катерина не верила глазам. И это после того, что она ему наговорила?! Где только в Тёмкином FAQ прятался пункт о том, что её несговорчивый, взрывной гордец способен слышать не жалящие слова, а едва пробивающийся скулёж в груди! Обрывки мыслей суматошно метались в голове, пытаясь выстроиться хоть в какое-то подобие логической цепочки. Тщетно. Или именно так должна себя чувствовать пропущенная зачем-то через соковыжималку рысь?
  - Остался? - Голос у Катерины сел.
  Артём утвердительно кивнул.
  - Говорю же, людям свойственно меняться. Раньше и ты была другой.
  Катерина закусила губу. Он прав. Разве смирилась бы она несколько лет назад с его нескончаемыми дорогами? Да что там лет! Всего несколько минут назад она не желала принять этого. Не желала, не умела и не желала уметь! Не было в её FAQ подобного пункта! И вот, пожалуйста, появился...
  Она стояла, уткнувшись носом в свитер Артёма. Колючий свитер, колючие скулы, колючие взгляды - он весь был какой-то колючий, несуразный, непредсказуемый.
  Родной до боли.
  - Что ж, - кутающий в тёплое одеяло голос доктора казался довольным - выключусь сам. Но, если когда понадобится моя помощь, обращайтесь. Счастливо оставаться!
  На подносе звякнули уносимые на кухню чашки.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"