Дашук А: другие произведения.

Уха с с2н5он

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Просто добрый рассказ про рыбалку и планируемый Апокалипсис

  По реке стелился сизый предрассветный парок. Похожий, только горячий и пряный поднимается над кастрюлей с разваренной для холодца свининой. Мясо в капельках золотистого жира, пахнет чесночком... Дед Митяй крякнул и сглотнул слюну. Спеша к утреннему клёву, позавтракать не успел. Прихваченные ломоть хлеба, пара солёных огурцов и варёная картошка при воспоминаниях о душистом свином наваре поблёкли. Но ничего не попишешь... Митяй пошарил рукой под скамьёй и выудил оттуда припрятанный от Анфисы шкалик, разложил на тряпице закуску, потёр в предвкушении руки.
   В этот момент послышался плеск. Старик ругнулся. Не иначе, Чуйкин пожаловал! Давно подозревал, что Андрюха зарится на прикормленных им окушков. Такого Митяй стерпеть не мог.
   - Погоди, пёсий сын! - Дед поспешно свернул скатерть-самобранку.
  Звук плюхающих по воде вёсел приближался. "Грести научись, моторошник! - Старик, поморщился. - Хотя... легче догоню, чтоб прописать солёную ижицу". Плёк-плёк - вёсельные лопасти шлёпали шумно и неумело. Скоро из прибрежных зарослей воровато высунулся нос лодки.
  Митяй обомлел. Цепенея, он смотрел на выползающую из сочной зелени посудину. Вот кривоватая, выцветшая от воды и солнца звезда. Прошлым летом её старательно выводил на борту внук Алексашка. Вот на носовой части непотребное слово. Его недавно по злобе накарябал гвоздём Фомич. Всегда слыл мелким пакостником! То навоз у калитки накидает, то курей Митяевых по деревне распустит, то, пожалуйте, неприличность на лодке нарисует. А вот и брезентовый мешок. Оттуда Митяй несколько минут назад извлёк шкалик...
   Ошибки быть не могло - это его лодка.
   Вёсла ещё несколько раз бухнули по водному зеркалу, и ялик предстал перед очумевшим Митяем во всей красе. Старик медленно встал. Снова сел. Опять поднялся.
   - Допился, старый чёрт!
   Из лодки-двойника на него смотрел с настороженным любопытством ... дед Митяй.
  - Здравствуйте, - сказал он Митяевым голосом.
   - Это... и... э-э... - Дед развёл руками.
  - Надеюсь, не помешал? - Разговаривал прибывший точь-в-точь, как смешные городские дачники, снимавшие в их деревне домишки на лето. Митяя это немного успокоило. Хоть чем-то копия отличалась от оригинала.
   - Молотишь вёслами, чисто цепами,- проворчал старик.
   - Простите.
   - Да ладно, - Митяй отмахнулся. - Что-то я раньше тебя не видел. Не тутошний что ли?
   Гость скользнул взглядом по лицу старика.
   - Нездешний...
   - Чего ж один? Тут и заплутать недолго. Как звать-то?
   Гость пожевал губу, потёр ладонью седую щетину.
   - А вас как?
   - Меня-то Митяй. - Недоговорки собеседника старика начали злить. - А вот ты финтишь что-то. Рыбалить что ли наладился? - Он кивнул на сложенные у борта спиннинг, пару удилищ и сачки (такие же ждали своего часа в лодке Митяя). - Больно-то не примеривайся. Моё это место, прикармливал.
   - Вы задаёте вопросы, не получив ответа на предыдущие, - заметил гость. - Это говорит о непоследовательности мышления.
   - Чего?!
   - Начну по порядку. - Вспышку Митяя собеседник проигнорировал. - Моё имя 1.630a92/zu/skip...
   - Ты вот что, - старик потрогал спрятанный под рубахой крест. - Давай-ка отсюда! Не обломится!
   - Вы хотели узнать моё имя.
   Митяй, поднатужившись, выдернул из уключины весло.
   - С нами сила небесная! - гаркнул он и замахнулся.
   Клон издал утробный, похожий на гудок паровоза, звук, шарахнулся в сторону. Утлый ялик заходил ходуном. "Нечистый", не удержавшись на ногах, полетел в воду. "Пропала рыбалка! - с тоской подумал Митяй. - Уйдёт рыба".
   - Ап... - Вода за бортом закучерявилась бурунами, точно в неё опустили катерный винт. - SOS! SOS!!!
   - Чего говоришь? - Вопли гостя деда озадачили.
   - Спасите, говорю! - пояснил утопающий и пошёл ко дну.
   - Эй, ты что это?! Вылазь, давай! - Ответа не последовало. Белёсая пена сомкнулась. - Что ж за день такой окаянный!
   Старик несколько раз взмахнул вёслами, перегнулся через борт и сунул руки речную прохладу. Бр-р-р! Лезть в студёную воду не хотелось. Митяй принялся шарить в зеленовато-глинистой мути, пытаясь нащупать ворот незнакомца. Почти сразу наткнулся на что-то вялое, податливое. Вцепился, рванул и едва не вылетел через противоположный борт. Похоже, одёжка оказалось ветхой - не выдержала. В руках Митяя остался лишь какой-то клок. Упав навзничь, дед, пребольно треснулся темечком о скамью. В ушах зачирикало. Когда многоцветные звёзды в глазах рассеялись, старик разглядел злосчастный обрывок, едва не стоивший ему сознания, а то и жизни. Это была мужская пятерня. Посиневший от удара молотком ноготь на указательном пальце, родинка на тыльной стороне ладони - всё его, Митяевское.
   Прежде чем старик успел что-то сообразить, руки откатапультировали фрагмент человечьей плоти далеко за борт. Одрябшие с возрастом мышцы вспомнили былую молодость - тугими пружинами сжимались и выстреливали, загребая вёслами холодные толщи воды. Ялик улепётывал со скоростью гонимого собачьей сворой русака. В следующую секунду дед обнаружил себя уже метров за пятьдесят от злополучного места.
   - Едрить твою! - Опомнился старик и бросил вёсла. - Неужто и впрямь оторвал?!
   Он беспомощно уставился на серое покрывало реки. Тёмных кровяных пятен нигде не было. Митяй посмотрел себе под ноги - тоже ни капли. В голове шевельнулось - протез. Получается, калеку на произвол судьбы бросил? Митяй повернул назад. Добравшись до исходной точки своего позорного бегства, дед стянул кирзачи. Чёрт с ней, с одежей - нет на неё времени - а вот сапоги враз воды хлебнут, да на корм рыбе утянут.
   Дед Митяй бултыхнулся в воду. Нырнул раз, другой. Перед глазами плотным туманом висел взбаламученный ил. Старик пытался развести его руками, всматривался в клубящиеся речные облака цвета хаки. У самого дна в колышущихся, словно от лёгкого ветерка, водорослях приметил нечто бесформенное.
  
   Спасённый лежал на спине и неотрывно смотрел в небо. Молчал. Дед, матерясь на все лады, грёб к берегу. Крепкое словцо его согревало. Гость на выпады Митяя не реагировал. Скоро старик выдохся и примолк. Мучила одышка. Он прикидывал, хватит ли для согрева двоих его шкалика.
   - Вы для чего меня спасли? - подал голос лежавший.
  - Какой-никакой улов, - хмыкнул Митяй. - Рыбу-то ты мне распугал.
   - Съедите? - без тени издёвки осведомился клон.
   - Тьфу! Язви тебя! Лежи себе, отдыхай. Сейчас костерок разведём, "беленькой" тяпнем. Оттаешь.
   Спасённый сел.
   - Я всё же не понимаю ваших намерений. Я вряд ли могу быть чем-то вам полезен.
   Старик обозлился.
   - Чего тебе неймётся всё?! Обратно что ли захотел? Могу и обратно.
   - Не надо, - кротко попросил тот. - Не держит меня вода. Думаю, у меня плотность тела больше.
   - А-а, - протянул Митяй, но разговор решил перевести на менее замысловатую тему. - А рука что? - Он кивнул на пустой рукав. - Думал, как есть, оттяпал.
  - Простите. Не подумал, что это может вас напугать.
   Клон улыбнулся, потряс рукавом. На лицо Митяя полетели пахнущие тиной брызги. На свет показалась живая и невредимая кисть - синий ноготь, родинка на тыльной стороне ладони. Старик глотнул воздух и зачем-то стянул с головы потёртую кепку.
   - Вот же ж...
   - Экстремальная ситуация, был несколько дезориентирован, - пояснил клон. - Кто знает, для чего вы меня ловили...
   - Как это, а? А та-то, что?
   - Регенерация. Или... - Гость вонзился взглядом в зрачки своего спасителя. - Вам она несвойственна?
   - Ты вот что, - подвёл итог Митяй - довезу тебя до берега, и иди, куда подальше. Не чёрт ты, конечно, это ясно. Чёрта-то в речке не утопишь. Лешак, какой, да? Вот и ступай себе подобру-поздорову. А мне с тобой знакомство водить незачем.
   Гость обеспокоено заёрзал на месте.
   - Мне, собственно, необходимо поговорить с вами.
   - О чём мне с тобой разговоры разговаривать?! - возмутился Митяй. - Я крещёный, а ты... Чего в меня перекинулся?! Насолил я тебе чем? Умишком повредить хотел? - Дед запальчиво зыркнул на своё присмиревшее отражение.
   - Не в вас конкретно, - клон покаянно склонил голову. - Вы же не единственный представитель своего вида?
   - Чего-чего?
   - Хорошо, - гость вздохнул. - Ситуация такова - я нуждаюсь в вашей помощи. К сожалению, помочь мне вы не сможете, если не будете знать всей картины. Я принял облик жителя вашей планеты, во-первых, чтобы адаптироваться в здешней среде обитания и, во-вторых, для облегчения контакта с местными разумными существами. Вы были первым, кого я обнаружил. Как выяснилось, я скопировал лишь некоторые физиологические характеристики. Не все. Просто не знаю тонкостей. Тем не менее, в этом облике я, как и вы, нуждаюсь в тепле, пище и, доказано экспериментально, кислороде. Увы, самостоятельно добыть в новых для меня условиях еду я не способен. Кроме того, мне холодно и... - Глаза клона вдруг стали наливаться ужасом. Он широко открыл рот и громко со смаком чихнул. - Что это?! Непроизвольное действие!
   Половины из сказанного Митяй в толк не взял. Понял одно - искупавшегося в ледяной воде пришельца надо бы подлечить.
  
   Митяй и его двойник сидели у костра, завернувшись в найденные в лодке сухие тряпки. Дорогому гостю дед уступил плащ-палатку, сам довольствовался промасленной телогрейкой, служившей обычно подстилкой, если приходилось вздремнуть в ожидании клёва. Над мокрой одеждой, разложенной вокруг огня, поднимался пахнущий тиной и сыростью пар.
   Митяй плеснул в алюминиевую кружку пришельца грамм пятьдесят водки.
   - Пей, а то так лихоманка проберёт, что и ноги не потянешь.
   Клон понюхал кружку и с сомнением воззрился на старика.
   - C2H5OH?
   - Сам ты! - Митяй фыркнул. - Ну, химичит, знамо дело, Люська. Когда и палёнку подсунет. Тут не до жиру. Согреться сейчас - первое дело. Не помрёшь со ста грамм. Или вы там что, не пьющие все?
   - Пьющие, - оскорбился пришелец. - Мы влагу из атмосферы абсорбируем. Пополняем баланс в организме. А столько воды у нас, конечно, нет. Я потому и растерялся, не приспособлены мы к H2O в таких количествах...
   - Это чего ж, - Митяй недоверчиво потёр нос - и речки никакой нет? - Собеседник отрицательно покачал головой, глотнул из чашки. Митяй печально смотрел, как пришелец чихал и перхал. Старику было его жаль - ни реки-то у них, ни горячительного, судя по всему. - А я тебя, вот что, Василичем звать буду. Больно уж ты на меня похож. Я ведь Дмитрий Василич по паспорту. А те твои выкрутасы не запомню, разве ж честного человека кличут так? Счёт на сберкнижке какой-то, а не имя.
   Новоявленный Василич перевёл дух и согласно покачал головой.
   - Учитывая, что ваша память крайне несовершенна, вынужден согласиться. - Глянув на насупившегося спасителя, торопливо добавил. - А C2H5OH, действительно, даёт положительный эффект. Я согрелся.
   - Главно, не перебрать! - усмехнулся Митяй. - А так да, эффект... этот самый.
   Старик поднялся и направился к лодке.
   - Куда вы?! - всполошился Василич.
   - С бережка удочки поставлю, - не оборачиваясь, бросил Митяй. - Добрую рыбалку ты мне попортил, так хоть так. На уху, глядишь, надёргаю. Есть уж больно охота. А ты "беленькую"-то закусывай, ляжешь ведь с непривычки, чего я с тобой делать стану?
   Василич послушно сунул в рот кусок хлеба, запил его водкой, закашлялся и потрусил за Митяем. Ему было не по себе. В животе непривычно булькало и посасывало. Раньше подобного испытывать не доводилось. Текучая биомасса жителя его планеты была усеяна порами, через которые из наполненной тяжёлыми взвесями атмосферы организм получал всё необходимое. Думать о пропитании не было надобности. Примитивные же организмы земных обитателей требовали неусыпной заботы. Зато у них выработались определённые навыки, небезынтересные в данный момент Василичу.
  
   Дед Митяй уже приладил удочки и сидел подле, покуривая папироску. На подошедшего Василича не оглянулся. Молча, похлопал по пробитому кое-где тонкими язычками травы песку - садись. Небесная акварель разливалась по воде нежно-розовым румянцем.
   - Теплеет, - спустя минут десять произнёс Митяй.
   - Солнце, - со знанием дела подтвердил Василич. - Мощность излучения составляет 41026Вт.
   - Иди ты! - изумился Митяй. - Это сколько же будет?
   - Это... - Клон прикинул. - Земля получает одну двухмиллиардную долю солнечного излучения. Стоит заметить, что на других планетах Солнечной системы разумных существ нет. Такая мощь впустую пропадает...
   - Как, то есть, впустую! - обиделся Митяй. - Глянь вон, солнышко едва проглянуло, а портки твои уже, поди, высохли! Впустую...
   Василич вздохнул.
   - Моя планета насчитывает около девяноста восьми триллионов жителей, - зачем-то сказал он. - Наша цивилизация стоит на несоизмеримо более высокой ступени развития.
   - Это ж толкотня какая, - огорчился дед. - Я раз в Москве был. Как икры в щучьем брюхе, теснотища! А то что умные вы... И чего? Вот дачник у нас по соседству гостил. В очках. Доктор, вроде... А, вроде, и по другой какой части... Не поймёшь их. Только всё одно - доктор. - Митяй насмешливо отмахнулся. - С утречка бежит, печка у него коптит, видишь. Угорю, говорит. Да ты толком-то её растопи! Или там, баня не греется. Так и ходил за ним всё лето, как за дитём малым. Вот тебе и умный. А книжек с собой много привёз. Это врать не буду.
   - Хотите сказать, - Василич удивлённо заглянул в прищуренные от солнца глаза Митяя - жители Земли обладают разным коэффициентом интеллекта?!
   Дед почесал в затылке, неприязненно смерил взглядом собеседника.
   - Умный, говорю, а печку топить не умеет.
   Василич отвернулся. Он явно был раздосадован.
   - Мы мало знаем о вас. Смысла не видели до последнего времени...
   Договорить не успел. Леска на ближайшем к нему удилище дёрнулась, натянулась, лёгкий поплавок заплясал на месте и пошёл в сторону. Чудеса сегодняшнего утра в мгновение ока выветрились из головы Митяя.
   - Выводи!! - заорал он.
   Оглушённый Василич подхватился и заметался вдоль берега. Щедрая ноосфера Земли снабдила гостя исчерпывающей информацией о коммуникативных особенностях обитателей планеты. На полочках сознания инопланетянина были аккуратно разложены сотни тысяч сем, фонем, морфем и готовых словоформ, способных обеспечить полноценный вербальный контакт. Но от заполошных воплей Митяя они брызнули в разные стороны, перепутались, забубнили на разные лады. Единственное, что успел уяснить Василич - кого-то откуда-то требовалось выводить. Митяй нетерпеливо притопывал голыми ногами, обутыми в жёсткие кирзачи, и таращился на реку. Выводить требовалось кого-то из воды - как-то это связано с едой. Василич ринулся выполнять распоряжение.
   - Куда?!! - неслось в спину. - Подсекай, сучий ты потрох!
   Проанализировав новую конструкцию, Василич выстроил ряд аналогий - подсекай, отсекай, рассекай. Выхватив из кармана плащ-палатки перочинный нож, отчаянно рубанул по струной натянутой леске. Готово!
   На мгновение воцарилась звенящая тишина. Потом треснула, грянула громом словесных конструкций, в которых даже закалённый инопланетный разум не смог отдифференцировать информативное ядро от сугубо эмоционального.
  
   Учился Василич быстро. Не прошло и часа, как он самостоятельно насаживал жирных опарышей на крючок, деловито на них поплёвывал и залихватски закидывал едва ли не на середину протоки. Митяй одобрительно сопел, поглядывая на даровитого ученика. Первый промах он ему, разумеется, не простил, но смягчился. Тягать серебристых обитателей вод Василичу нравилось. Он готов был признать, что следить, затаив дыхание, за поплавком куда интереснее, чем собирать рыб на берегу.
   Час назад, стараясь загладить вину, Василич выбрал частоту сигнала, способного выманить хитрых водоплавающих из их среды обитания. Почему-то самостоятельно лезущие на прибрежный песок окуни и щуки разозлили Митяя ещё больше. Он истошно вопил что-то про мать, пугал каким-то Рыбнадзором и носился по берегу, швыряя рыбу в воду. Понять это было сложно. Землянин выкидывал еду, которую добывал с таким упорством. Озадаченный инопланетянин только пожал плечами и, прервав неуловимый для человеческого уха сигнал, пошёл помогать Митяю.
   Теперь Василич находил даже некоторое удовольствие в блаженном оцепенении рядом с удочкой. Солнце взошло и приятно пригревало подставленное ему лицо, просачивалось сквозь прикрытые веки. Василич заметил - если закрыть глаза и обратить их к свету, неприметные звуки становились явственней. Плеск воды, шелест травы и листьев, вскрики птиц складывались в непрерывный негромкий диалог. "Они же тут все живые, а, вероятно, и разумные, - догадался Василич. - Может быть, именно в этом смысл добычи еды таким растянутым во времени способом - Homo sapiens разговаривает с другими формами жизни на его планете!" Мысли текли неспешно и гладко. Василич сделал вывод, что просиживание в ожидании поклёва - дело вовсе не бессмысленное.
  
   В почерневшем от сажи котелке кипела уха. Митяй хлопотал над ней, подкидывая в варево то чёрные горошинки перца, то, подливая водки "для забористости". Рыбы наловили уже достаточно, но отогнать Василича от удочек Митяю не удавалось. То и дело со стороны реки слышался трубный гудок паровоза - так пришелец выражал все без исключения эмоции. Рыба к нему шла. Митяй подозревал, что Василич жульничает, призывая на крючок добычу покрупнее. Как это у него получается, дед уже убедился. Ну, да пусть жульничает, пока у него удочка в руках. А то, ишь, косяками брать навострился, в промышленных, так сказать объёмах! Браконьер. Да и какой интерес! Всё равно, что грибы в теплицах собирать. Митяй досадливо плюнул под ноги и снял котелок с костра.
   - Васили-и-ич!
  
   Пришелец развалился на разогретой полуднем траве. В животе происходило нечто замысловатое, но приятное. Называлось это сытостью. Что-то тёплое, мягкое, заставляющее глаза слипаться. В голове и груди тоже радостно звенело и ликовало. Особенно после того, как они с Митяем допили огнедышащий C2H5OH, заев его не менее обжигающей ухой. Не в силах справиться с бурлящим внутри блаженством, Василич затянул:
   - У-у-у... - Стало ещё веселей.
   - А-а, - с пониманием кивнул Митяй. - Поёшь? Это можно. - Он набрал в лёгкие воздух и задребезжал надтреснутым дискантом: - Из-за о-острова на стре-е-ежень, на просто-о-ор речной волны...
   Репертуар у Митяя был невелик, но с Василичем тушеваться не приходилось - у того песенный запас был и того меньше, у-у-у да у-у-у.
   Внезапно клон открыл глаза и, прервав вдохновенный вой, сел.
   - Послушайте, летим со мной.
   - Это чего это? - опешил дед. Он только нацелился поведать гостю, как "летят утки и два гуся", поэтому предложение прорисовалось довольно двусмысленно - клин уток, пара гусей и они с Василичем в их рядах.
   - Вы меня спасли. - Пришелец передёрнулся, вспомнив, как едва не распрощался с жизнью на этой странной, полной воды и живых существ, планете. - Я вас тоже спасти хочу.
   - От чего спасти-то?
   Василич замялся.
   - Тут понимаете, какое дело ... война у нас.
   - Война это плохо, - помрачнел Митяй. - У нас с войны, почитай, полсела не вернулось. Батька мой, дядья...
   - Позвольте, я договорю. - Василич, не щурясь, смотрел на солнце. - В соседней с нами системе есть планета, Утреш называется. Она вот-вот должна погибнуть. По земному летоисчислению, веков через шесть. Ближайшая к ним планета, на которой они способны выжить - 175\ ARIS... - Василич глянул на Митяя и закончил - не важно. Наша, короче говоря, это планета. Но нас самих девяносто восемь триллионов. Поэтому вопрос стоит остро - мы или они. Утрешане развязали войну. Сейчас там ведётся разработка нового волнового оружия. Это страшное оружие. Одна атака и волны несколько раз обогнут нашу планету, уничтожая всех её обитателей, то есть нас. При этом всё, что было нами создано, не пострадает.
   - Как нейтронная бомба! - ахнул Митяй. - Мне сын рассказывал.
   - Возможно, - согласился Василич. - Не знаю. Мы провели расчёты. Чтобы защитить себя, нам необходима Сверхновая Система Обороны. Щит колоссальной мощности, мегаэнергия. Этот щит должен не просто закрыть нас от направленного излучения, но сконцентрировать его и, многократно усилив, вернуть противнику.
   Митяй сорвал травинку, пожевал, сплюнул.
   - Война, видишь, у вас. Чего ж к себе зазываешь? Или я главнокомандующий какой?
   Василич улыбнулся, но тут же снова стал серьёзным.
   - Есть один нюанс. Расчёты показали, что оптимальный вариант для сооружения космического щита - ваше Солнце...
   Многозначительное молчание деду Митяю не понравилось.
   - И чего? - поторопил он. - Солнце наше, оно ого-го! На всех хватит. Сам говоришь, нам вон полчиха его достаточно. Пользуйтесь, коли надо.
   Василич ещё немного поколебался, потом решился.
   - Ладно! Не вправе я это говорить, но ведь спасли вы меня. Нам необходима солнечная энергия в полном объёме. Наши технологии позволяют переместить раскалённую звезду, воспользовавшись её же тепловой энергией, и...
   - То есть, это как это? - глаза Митяя округлились. - Вы наше солнце... себе забрать хотите?! А мы как?!! Это что же, зима круглый год?! А огород как же?! У меня вон картошки одной, почитай, девять соток!
   Пришелец с тоской посмотрел на землянина.
   - Дурень ты, Митяй. - Он вдруг перешёл на "ты". - Не будет Земли! Всей солнечной системы... Непредсказуемые процессы начнутся во всей вашей галактике. Поэтому и хочу, чтобы ты со мной летел.
  Старик сидел оглушённый.
  - Это что же, вроде как атомную бомбу бросить?
   - Гораздо хуже, - Василич потупился. - Ты пойми, мы тоже хотим жить. Вас каких-то семь миллиардов, а нас...
   - Слыхали! - Митяй вскочил. - Девяносто восемь... этих самых... Нам-то как быть?! Мы-то не виноватые!
   - Наша цивилизация стоит на несоизмеримо более высоком... - Пришелец страдал.
   Митяй сел, обхватил голову руками.
   - Это что же, и Анфиса моя... и Алексашка?
   - Подумай, у нас время течёт иначе. К тому же... технологии. Проживёшь лет девятьсот!
   - Это без речки-то? - Старик горько скривился. - Без огорода? Без бабки моей? И... это... имя мне ещё такое дадут, семь-твою-восемь. Да пошёл ты!
   Оба замолчали.
   Со стороны реки послышался гул мотора. Митяй вскинул голову.
   - Глянь, Чуйкин озорует, - сказал он. - На место моё, шельмец, намылился.
   - Догоним? - предложил Василич, чтобы хоть как-то угодить старику.
   - Догоним... - проворчал Митяй. - Это у вас, чуть что, лучами по мордасам, а у нас... Что мы, не люди что ли? Не куплена ж рыба, пусть ловит.
   Дед Митяй поднялся и пошёл к реке. Василич потрусил за ним. Они смотрели на приближающуюся со стороны села моторку. Негодник Андрюха давно заметил на берегу своего недруга, но демонстративно воротил нос в сторону. Солнце светило старикам в спины, ничего странного Андрюха не заметил.
   - Я думал, все представители вашего вида выглядят одинаково, - тихо произнёс Василич. - Потому тебя и скопировал, когда собирался в контакт входить.
   - Не, все разные, - не глядя на двойника, сказал Митяй. - И с лица, и по умишку, и по совести.
   - А у нас все одинаковые.
   - Тоска.
   - Да-а-а...
   - Ладно, - дед Митяй оторвал взор от удаляющейся на реке точки. - Чего балясы точить. Пошли что ли, научу с лодки спиннинговать. Обсохли уж.
  
   На закате клёв был знатный. В мешке уже трепыхались несколько здоровенных жерехов, щук и несчётно ровных пузатых окушков. Митяй сначала шумел на хитрого Василича, чтобы тот не приманивал рыбу своими фокусами, потом махнул рукой. В голове созрел план реализации первосортного продукта и последующей покупки цветастого платка Анфисе. Она давно мечтала. С тех самых пор, как плутоватый Егорка Фёдоров купил такой своей бабе на вырученные от продажи ворованного сена деньги. Натаха форсила по селу в обновке, поводила плечами и хвастала своим мужиком. От этого у Анфиски портилось настроение, и она костерила мужа почём зря. А будет платок - будет и свиной холодец с хреном, и бутылочка на обмывку...
   - Солнце у вас тоже всё время разное, - вывел Митяя из грёз Василич.
   Старик вздрогнул. Посмотрел на близнеца, потом на, точно политое вишнёвым варением, небо. Красное солнечное блюдце уже коснулось потемневших макушек леса. Вдруг вспомнилось, что скоро казавшееся вечным светило упакуют и увезут какие-то неведомые никому пришельцы. Станет у них оно Сверхновой Системой Обороны, а вовсе никаким и не солнцем. Будет не пригревать и переливаться алыми, оранжевыми, пурпурными всполохами, а отражать и убивать.
   - Картоха-то у вас там есть? - спросил почему-то Митяй, следя как лиловый облачный дракон на небе превращается в хвостатую жабу.
   - Нет, у нас плазма, - отозвался Василич.
   - Будет, - пообещал дед. - Солнышко будет - будет и картоха.
   Василич встал.
   - Пора мне.
   - Уже? - расстроился Митяй. - Чего так скоро-то? Останься хоть на недельку. Я б тебя рыбу вялить научил.
   Пришелец покачал головой.
   - Мы же не едим рыбу. - Он помолчал. - У нас и рыбы-то никакой нет.
   - М-да... - протянул старик. - Ну, надо, так надо. А чего прилетал-то?
   - Информацию собирал. У нас прагматичное общество, с бухты-барахты ничего не делаем. Надо было оценить обстановку. Вдруг уникальную цивилизацию загубим.
   Митяй сморкнулся за борт.
  - И как, оценил?
   - Оценил. Уровень развития, конечно, низкий. Сканирование ноосферы показало: технологии примитивны, физиологию свою и ту не используете в полной мере, но... - пришелец повертел рукой в воздухе. - Мне кажется, вселенная что-то потеряет, если лишится Земли и всех её обитателей. Такую ответственность мы на себя не возьмём.
   - Это что же, - Дед Митяй осторожно заглянул в глаза двойника - не заберёте у нас солнце что ли?
   - Думаю, нет.
   - А как же щит?
   - Солнце не единственная звезда, обладающая необходимой для наших целей энергией. Оно оптимально, но... В конце концов, почему бы нам не начать переговоры с утрешанами. Наши технологии позволяют перемещаться практически без всяких временных и пространственных ограничений. Это секретные разработки, однако, ради спасения двух планет... - Пришелец осёкся, посмотрев на Митяя. - Трёх... нет, гораздо большего числа планет, можно поделиться.
   - Это правильно! - дед Митяй расплылся в улыбке. - Я вот Андрюхе тоже уступил. Никто ж не помер. - Василич улыбнулся в ответ и стал медленно таять в воздухе. - Ты что же, - Митяй засуетился. - Рыбки хоть возьми... Ах, ты, господи! На дорожку-то не присели! - Черты лица Василича смазались, словно кто-то капнул водой на мокрую акварель. - Ты что ж, без ракеты даже, пешком?! - совсем расстроился старик.
   - Мы энергией мысли перемещаемся, - шепнул Василич и подмигнул расплывающимся глазом. - Только т-с-с. Никому!
   - Не-е! - дед замотал головой. - Я - могила!
   - Вот ещё что, последнее, - былой двойник уже дрожал в воздухе едва различимым сероватым фантомом - не только из-за энергии мы выбрали ваше Солнце.
   - А чего ж ещё?
   - Мы многое можем просчитать, в том числе и наиболее вероятные события будущего. Расчёты показали, что через сто три года земляне сами уничтожат свою планету. Слишком много оружия и слишком велико нежелание идти на компромисс. Поэтому мы рассматривали Землю, как неперспективную. Думали, вы все, как и мы, одинаковые. А вы разные... Позволил же ты Чуйкину ловить рыбу в твоей заводи.
   - Что рыба! Рыбы полно, другая приплывёт!
   - Точно. Ты скажи им там...
   - Скажу, не сомневайся! Я их на рыбалку... Скажу, разве ж можно, чтоб уничтожать! Скажу, гляньте пропасть какая всего: и жерех, и сом, и щука... Всем хватит! А то, что ж это - раз и всё. Ни картохи тебе, ни солнышка... плазма одна. Это ж куда такое годится?!
  
   Андрюха Чуйкин возвращался домой с богатым уловом. На реку опускался густой ультрамарин июльской ночи. Вдалеке он заметил тёмный силуэт лёгкого ялика. Чуйкин сразу узнал ветхую посудину деда Митяя. Старик стоял в раскачивающейся лодке, размахивал руками и выкрикивал что-то в звёздное небо. Не спятил ли? Андрюха заглушил мотор. С минуту вслушивался в пылкие речи, потом встал и, приложив рупором ладони ко рту, заорал:
   - Эй, де-е-ед! Чего там застрял?!! Тебя бабка Анфиса ище-е-ет! Давай на буксир возьму-у-у!!!
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"