Impaled with Extreme Prejudice: другие произведения.

Monster + Vampire

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 4.66*18  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Перевод фанфика, кросса Tsukihime, Rosario+Vampire и Fate/Stay Night. Добавлена двенадцатая глава, от 19.09.2012. Оригинал - http://www.fanfiction.net/s/8142808/1/Monster_Vampire Как ни печально, автор удалил текст :-( Если у кого-то есть хотя бы три оставшиеся главы на английском, вышлите мне, допереведу...

   Глава Один. Монстр в Школе Монстров
  
   - Итак, брат, как я посмотрю, из-за твоих похождений с этой вампиршей твои оценки серьёзно упали. Не был бы ты так любезен объясниться?
   Акиха Тоно нетерпеливо смотрела на своего брата, стеснительно почёсывающего голову.
   - Эм... Любовь слепа? - попытался я. Волосы Акихи стали красными, а её брови опасно задрожали.
   - Да, я это прекрасно знаю, но ты-то, знаешь ли, не слепой. И не глупый. Ты должен прекрасно понимать, что твоё образование - прежде всего. Даже если ты часть Клана Тоно и мой старший брат, я не могу поддерживать тебя всю жизнь. К тому же, как люди, мы должны найти своё место в обществе. Тут не о чем спорить. - Возразила Акиха. Её волосы всё ещё оставались красными.
   - Эм... Могу я это как-то компенсировать? - спросил я. Мои ноги опасно дрожали.
   - Как мило, что ты спросил. Да, можешь. Посещая школу. Причём с самого начала, не просто перевод, а полный повтор. Считай это особой формой наказания - ответила Акиха. Её волосы возвращались в нормальное состояние.
   - Эм, Акихочка, не слишком ли это сурово... - робко попытался я возразить.
   Большая ошибка. Её волосы снова покраснели.
   - Нет-нет, Акихочка, я отправлюсь в школу, только не убивай! - поспешил сказать я, ударившись лбом об пол.
   - Ну, учитывая, насколько плохи твои оценки, я зачислила тебя в единственное заведение, готовое принять - продолжила Акиха.
   - Какое? - поинтересовался я.
   - Академия Ёкай. Находится где-то в глуши, чтобы у людей была возможность испытывать близость к природе. Полагаю, эта зелень будет полезна для твоего здоровья, так что это определённо плюс. Это школа-интернат, так что будь готов.
   - Я так полагаю, меня никто не спрашивает? - хмыкнул я.
   - Нет - резко произнесла Акиха. Затем её выражение смягчилось. - Я люблю тебя и очень о тебе забочусь, братишка. Пожалуйста, пойми - то, что я делаю, в твоих лучших интересах.
   Мне стало стыдно. "Везёт мне с сестрой..." - подумал я. Пусть мы и не родственники по крови, но инцидент девять лет назад выковал между нами узы, не уступающие кровным. Она даже объявила, что её реальный брат ей больше не брат. Полагаю, трудно найти ещё кого-то, кому так повезло.
   - Могу я по крайней мере сказать об этом Арквейд? - нерешительно спросил я. Я ожидал, что Акиха возразит, но, подумав момент, она кивнула.
   - Я уже всё организовала. Ты отправляешься завтра - произнесла Акиха. Я просто кивнул и повязал на глаза повязку. Я снимаю её только для тех, кого действительно хочу видеть, или тех, кого мне нужно убить, в остальных случаях держу глаза завязаными. Закончив с этим, я отправился в свою комнату ждать наступления ночи.
   ***
   Была поздняя ночь - десять часов, если точно - когда она пришла. Красивая, как всегда, Арквейд вошла в парк и улыбнулась, увидев меня.
   - Шики, ты пришёл! - радостно произнесла она. Её радость и меня заставила улыбнуться.
   - Конечно, пришёл. Я всегда прихожу, забыла? - поддразнил я её.
   - Да, но это не значит, что это не может меня радовать - надулась она. Я просто усмехнулся и зашагал; она последовала за мной.
   Странно это... Отношения между двумя монстрами. Одна - принцесса вампиров, машина убийства, созданная с единственной целью держать других вампиров в узде. Другой - существо, способное убить что угодно, будь это человек, вампир, неживой объект или даже нечто абстрактное.
   Кто-то мог бы подумать, что мы должны сражаться насмерть. Но мы с Арквейд просто влюблены, ничуть не меньше, чем любая другая парочка.
   И ещё кое-что, Арквейд способна прикончить меня, даже не вспотев. Я бы предпочёл её не злить. Собственно, есть только один человек, которого я считаю более опасным, чем моя возлюбленная, и я бы предпочёл её не обсуждать.
   Мы долго разговаривали о всякой ерунде, радуясь просто тому, что живы. Арквейд всё интересовало, а я просто был счастлив, что счастлива она. Когда вы на большую часть тысячелетия прикованы к каменному трону, или находитесь ближе к смерти, чем кто-либо ещё, во всём хочется видеть хорошую сторону.
   Но глубоко внутри, несмотря на улыбку, я беспокоился. Как мне всё ей рассказать? Мы вместе всего год, но каждый момент вдали от неё для меня словно вечность. Когда она не рядом, я боюсь снова её потерять. Поэтому даже в усадьбу Тоно я возвращался неохотно... На самом деле, мне очень сложно выполнить приказ Акихи, но в то же время я не хочу огорчать свою младшую сестру.
   - Арквейд... - нерешительно начал я. Мы вернулись в парк; сейчас был час ночи. - Меня переводят в другую школу.
   - Это хорошо! - бодро произнесла она.
   - Это интернат - продолжил я.
   - Ладно - произнесла она. Затем задумалась. - Что такое "интернат"? Я мысленно приложил к лицу ладонь. Арквейд, хоть и является почти тысячелетней вампиршей, не слишком хорошо знает окружающий мир.
   - Это школы, в которых ученики живут, поскольку они далеко от города. Это должно быть удобно для учеников - не слишком хорошо объяснил я.
   - О... - произнесла Арквейд. Затем продолжила, и на этот раз в её голосе звучало беспокойство. - То есть ты уезжаешь?
   - Да, Арквейд. Приходится ехать... - печально произнёс я.
   - Нет, я не хочу, чтобы ты уезжал! Оставайся здесь, Шики!
   - Акиха сказала ехать - произнёс я. Арквейд замолчала. Я боялся, что произойдёт что-то плохое. Хотелось надеяться, что она не заплачет. Я никогда не видел, чтобы она плакала, но если это произойдёт, я определённо буду худшим человеком в мире.
   - Ты же вернёшься, верно? - тихо спросила она.
   - Конечно - ответил я.
   - И мы снова будем гулять.
   - Разумеется.
   - И мы сходим в кино.
   - Само собой - немедленно согласился я.
   - И ты отправишься со мной на следующую охоту на Мёртвых Апостолов.
   - Ну да... Погоди, что?
   Неожиданная смена темы сбила меня с толку.
   - Хе-хе, Шики, ты такой милый, когда волнуешься...
   Арквейд улыбнулась. Ну, если она улыбается, выслушав эту новость, полагаю, она в порядке. А вот о себе того же сказать не могу... Простая мысль о расставании с Арквейд сжимала сердце.
   - Ну, мне пора - произнёс я. Мы встали и я повернулся к дому.
   - Шики... - тихо произнесла моё имя Арквейд. Какой-то момент она смотрела на меня, а затем нежно положила руки мне на лицо и провела по нему пальцами. Мы простояли так несколько минут.
   - Что ты делаешь? - мягко спросил я.
   - Запоминаю твоё лицо - ответила она.
   - Ты уже знаешь, как выглядит моё лицо...
   - Я хочу не просто знать. Я хочу помнить... - ответила она. Эта простая фраза вызвала внезапную боль в моём сердце.
   - Арквейд... - вздохнул я. Затем внезапно я вырвался и побежал к усадьбе Тоно. Арквейд не протестовала и ничего не сказала; она просто молча следила, как я удаляюсь. Я достал свою повязку и обмотал её вокруг глаз. Хорошо, что шарф впитывает слёзы...
   Зовите меня трусом. Зовите меня сентиментальным. Плевать. Я просто не могу справляться с чувством расставания. Повязка намокла, когда я безмолвно плакал. В этот момент я впервые подумал, что ненавижу Акиху.
   ***
   - Итак, это весь мой багаж, верно? - спросил я Хисуи. Я кое-как справился с сердечной болью и сейчас контролировал свои эмоции.
   - Верно, господин Шики - ответила Хисуи. Я почувствовал, что она поклонилась.
   - Я же говорил тебе называть меня просто Шики - устало сказал я.
   - Да, господин Шики - ответила она. Есть битвы, которые просто невозможно выиграть...
   - Ты уверен, что будешь в порядке с этой повязкой, брат? - спросила Акиха с заботой в голосе. Если бы я был обычным старшекласником, это было бы оправданным беспокойством; однако за прошедшее время я так привык к завязаным глазам, что мог двигаться и действовать даже в таком состоянии. В школе, конечно, будут проблемы, но я разработал для них контрмеры.
   - Да, Акиха, я в этом уверен - ответил я, повернувшись в направлении, с которого доносился её голос.
   - Ну, в таком случае - удачи - произнесла она. Я кивнул и поднял свою сумку, оказавшуюся неожиданно лёгкой. Я направился к остановке автобуса; Хисуи провожала меня, её тихое присутствие успокаивало.
   - А вот и автобус, господин Шики - произнесла она. Я и сам чувствовал запах дизельного топлива из двигателя, но ничего не сказал.
   - Спасибо тебе, Хисуи, что проводила - произнёс я, поклонившись в её направлении.
   - Вы слишком добры, господин Шики - ответила она, и я почувствовал, что она снова поклонилась.
   - Эй, пацан, готов отправляться? - услышал я мужской голос. Я без слов поднял сумку и поднялся в автобус.
   - Хехе, ты неплохо движешься для кого-то с повязкой на глазах - заметил он. Движок автобуса ожил и мы покатили.
   - Ну, к этому привыкаешь - сухо заметил я.
   - Как скажешь, пацан - усмехнулся он. Автобус уже двигался довольно быстро; я заметил, что кроме меня здесь никого нет.
   - Эм, сэр, больше пассажиров брать не будете? - осторожно спросил я.
   - Ну, так получилось, пацан, что ты оказался последним зачисленным в Академию Ёкай. Поэтому ты здесь один - произнёс он, испустив сильный табачный запах. Он курил сигару, причём дешёвую.
   - Вот как, понятно - пробормотал я и немного выпрямился.
   - Знаешь, пацан, Академия Ёкай - очень опасное место - заметил водитель автобуса, выпустив ещё одно облако дыма.
   - И почему я не удивлён... - пробормотал я.
   - Если хочешь, можешь вернуться - предложил он.
   - Не, если я сейчас вернусь, то не смогу закончить образование - ответил я. Это правда, я, скорее всего, взбунтуюсь против Акихи, и, скорее всего, снова сбегу с Арквейд.
   "В конце концов, это всего три года. А потом смогу всё время быть с Арквейд" - попытался я утешиться. Чем и занимался остаток пути.
   Мы проезжали что-то вроде туннеля, если судить по звучанию двигателя, когда моя кровь Нанайя начала реагировать на что-то. Я год учился её сдерживать, так что некоторым контролем владел, но что бы это ни было, сейчас я ощущал множество демонов, монстров и... всякого, что не подпадало под определение "людей". Мне нужно было срочно принимать меры, пока не сделал что-то излишнее. Я залез в свой багаж и после короткого поиска наконец нашёл кое-то, что дала мне Сиэль.
   Это был кусок красной ткани, бывший частью Савана Святого Антония. Он жил жизнью, свободной от искушений, и его саван ограждал от искушений любого рода. Как-то раз во время встречи с различными членами Церкви и Ассоциации Магов я испытал порыв прикончить нескольких из них, бывших не совсем людьми. Сиэль почувствовала это и вырубила меня, а потом дала мне эту ткань и объяснила её свойства. Я был бесконечно рад, что не забыл положить её в багаж...
   Я быстро поменял старую повязку на Саван. Снова завязав глаза, я обнаружил, что инстинкт Нанайя действительно угас. Глубоко вздохнув, я снова обратил внимание на окружение.
   Отзвуки голосов означали, что здесь ходит много учеников - по крайней мере, я полагал, что это ученики.
   - Вот мы и на месте, пацан. Общага для новичков там.
   Он помедлил.
   - Тебе помочь? В смысле, ты не видишь, в том духе...
   - Справлюсь - осторожно ответил я. Хоть я и знаю, что что некоторые не-люди не так плохи, как кажутся, но не могу не чувствовать беспокойство. Я буквально входил в логово зверя, без какой-либо защиты кроме наследного фамильного ножа. Но не думаю, что он был бы особо полезен, учитывая количество слышимых голосов.
   Я направился к общежитию, держа все чувства настороже. В любой момент может появится враг, а я не люблю неожиданностей... Саван может не справиться со сдерживанием моих импульсов, и я могу в конечном итоге кого-то прикончить.
   - Извините, где я могу найти список распределения по комнатам? - вежливо спросил я у ближайшей персоны в зоне обнаружения.
   - Вау, у тебя глаза завязаны, а ты меня всё равно видишь! - произнёс он, а это определённо был парень, полностью проигнорировав главное.
   - Да, да, но где я могу найти список?
   - А ты сможешь прочитать?
   Хороший вопрос. Я могу двигаться по незнакомым местам, используя остальные чувства, я могу писать, не видя бумагу, на которой пишу, и готовить, не пользуясь зрением, но чтение за пределами моих способностей. И я не хочу убивать этого парня. Моя кровь Нанайя говорила мне, что этот парень определённо не человек, но он не предпринимал никаких враждебных действий, так что я не хотел бы его убить. К тому же убийства неважно влияют на рассудок; так что это то, без чего я прекрасно могу обойтись.
   - Не могли бы вы мне его прочитать? - вежливо спросил я. После некоторой нерешительности, он согласился.
   - Тебя зовут Тоно Шики, верно? Посмотрим... - произнёс он, проглядывая список. - Твоя комната - номер 4-7. Четвёртый этаж, седьмая комната.
   - Благодарю, э... - произнёс я, сообразив, что не знаю, как его зовут.
   - Меня зовут Куроджима Акамару - пояснил он.
   - Понятно. Благодарю за помощь, Куроджима - поклонился я и направился к лестнице.
   ***
   Комнаты были рассчитаны на одного жильца. Это показалось мне странным, поскольку большинство школ-интернатов придерживается политики запихивания в комнату как можно большего числа студентов. Даже престижные школы обычно держат в одной комнате двух учеников, вероятно, чтобы помогали друг другу в учёбе и всяком прочем. Само общежитие разделялось на женскую и мужскую части, чему я был определённо рад.
   Я решил разведать соседние зоны общежития. После года, прожитого как Сатсуджинки, у меня выработались инстинкты солдата. Даже Сиэль удивлялась, как естественно я адаптировался к полю боя. По её словам, всего несколько человек были так хороши в сражении. Одним из тех, кого она упоминала, был рыжий идиот, ученик в Ассоциации Магов. Впрочем, сейчас это не важно.
   Я на суровом опыте узнал, что время, использованное на ознакомление с территорией, никогда не бывает потрачено зря. Свою территорию нужно знать, как свои пять пальцев.
   За общежитием находился лес. Я вздрогнул, вспомнив Лес Эйннаше. Чтобы прикончить эту жуть, потребовались совместные усилия Сиэль, Мерема, Форте и мои, и даже их едва хватило. С того времени мне не по себе, когда я захожу в лес.
   Однако, это необходимо, так что нужно делать. Я собрался и вошёл в холодный сырой воздух леса. Я держал левую руку слегка поднятой перед собой, чтобы ощущать путь перед собой и не врезаться в дерево.
   - Давай, не жмись! Тебе понравится! - услышал я чей-то громкий голос. Ну вот же... Это явно нехорошо.
   - Н-но, Хакасе не хочет!..
   На этот раз ответил женский голос на грани слёз.
   - Вы это слышали? Она сказала, что не хочет! - засмеялся ещё кто-то.
   - Слушай, сучка, ты должна гордиться, что кто-то вроде меня обратил внимание на кого-то вроде тебя! А теперь... - прорычал второй голос. Послышался звук, с которым кто-то что-то тащит, полагаю, они пытаются куда-то утащить свою жертву. Кто-то, видимо, жертва, скулил почти как раненый щенок.
   Это оказалось последней каплей. Хотя я и предпочёл бы не использовать насилие, происходящее звучало слишком серьёзно. И определённо позже нужно будет поговорить со здешним начальством об этом отсутствии дисциплины и порядка...
   Я сделал шаг к источнику звуков. С каждым сделаным шагом, кровь Нанайя вопила, призывая к действию; однако благодаря Савану порывы были сильно ослаблены. Без Савана я бы просто убил всех и всё в поле зрения; с ним, однако, эти порывы воспринимались как комариные укусы - раздражает, но если почесать, будет ещё хуже.
   Я вошёл на поляну и чётко слышал плач девушки. Подобное шаблонное событие не должно бы меня затрагивать, но я всё же обратил внимание на шпану.
   - Вы уверены, что хотите это делать? - чётко произнёс я. В холодном воздухе мой голос звучал немного хрипло, но, по крайней мере, я привлёк их внимание. Судя по количеству голосов, я полагал, что их здесь двое, но тут заговорил третий голос.
   - Проблемы нужны, чувак? Не видишь, что старшие делом заняты? - произнёс этот третий.
   - Погоди-ка, он же слепой, так что конечно не видит! - произнёс второй. Все трое заржали, как будто это была хорошая шутка. Ну, по крайней мере смех подтвердил, что их тут трое. Теперь я различал голоса всех троих.
   - Уматывай, чувак, и, может быть, мы не станем тебя воспитывать - приказал мне первый голос, более глубокий, чем два остальных. Я предположил, что это главарь.
   - Я даю вам две секунды, чтобы умотать. После этого сами отвечаете за всё, что с вами случится - тихо произнёс я.
   - Чё за хрень, чувак? Пытаешься нам угрожать? На! - произнёс второй. Я ощутил движение воздуха, когда он попытался меня ударить.
   Персона передо мной сильнее среднего человека. А так же быстрее, и, несомненно, выносливее среднего человека. В контраст, я был намного слабее в нескольких отношениях. Моя рана всё ещё не давала мне достичь моего максимального физического потенциала.
   К этому следует добавить, что я технически не боец передовой; я обучался как убийца. Сильное место убийцы - не рукопашный бой; вместо этого - тихое и чрезвычайно быстрое убийство. Технически, всё против меня.
   Это меня не остановило. Одно из правил, которые я помнил - если убийца вынужден сражаться, то должен закончить бой как можно быстрее. А сделать это лучше всего, уклонившись от атаки противника и изо всех сил нанеся удар в его слабое место.
   Удар наверняка нацелен мне в голову, из-за распространённого мнения, что удар в голову равняется нокауту. И даже если бы я не понимал, как думает противник, я всё равно слышу и ощущаю движение воздуха, созданное движущимся кулаком.
   Я просто отклонился в последнюю секунду и с силой треснул коленом туда, где по моему предположению должно было находиться солнечное сплетение. Мой оппонент издал странный звук и свалился; удар вышиб из него дух.
   - Хренов ублюдок! - завопил третий голос. Ещё одно движение воздуха, более резкое и дикое, чем удар первого.
   "Удар ногой", - определил я - "и, судя по резкости движения воздуха, этот оппонент - более умелый, чем предыдущий". Я присел и пнул ногу, на которой он стоял. Этот парень упал и завопил неожиданно женским воплем. Думаю, он сломал себе что-то при падении.
   - Извини! Прости нас, пожалуйста - умоляюще попросил первый голос. Воздух не двигался, так что, похоже, он говорил искренне.
   - Уматывай - произнёс я. Он поспешил прочь, а я обратил внимание на звук тяжёлого дыхания девушки, которую я спас.
   - Ты в порядке? - спросил я.
   - Д-да - ответила она дрожащим голосом.
   - Можешь встать? - успокаивающе спросил я.
   - Н-нет. Кажется, я вывихнула лодыжку, когда упала.
   "Ну вот, классическое романтическое событие... Интересно, как на это среагирует Арквейд?" - подумала циничная часть меня.
   "Арквейд всё поймёт" - попытался я убедить себя. Голоса Тоно и Нанайя спорили в моей голове.
   - Держись - произнёс я, протягивая руку. Мягкая рука ухватилась за мою, и я вдруг понял, что мне сложно думать о чём-то кроме рук.
   "Какая неверность" - прокомментировал голос Нанайя. Печально, но голосу Тоно было нечего возразить.
   - Спасибо, что спас меня - произнесла девушка, пытаясь встать. Встать ей удалось, но она споткнулась и упала на меня; я сумел подхватить её, не дав упасть. Внезапно я осознал, что ко мне прижимается нечто мягкое.
   "Аааа! Думай о чём-нибудь другом! Неро Хаос! Лес Эйннаше! Стэнроб Калин! Дракула! Альтруж! Влад Сажатель На Кол!"
   - Без проблем. Не возражаешь назвать своё имя?
   Похоже, девушка оправилась, поскольку ответ последовал почти сразу.
   - Инугами Хакасе - ответила она.
   - Ну, Инугами, позвольте проводить вас до общежития - произнёс я и пристроил её руку себе на шею, в каком виде мы и проследовали к женскому общежитию.
   - Я оборотень клана Инугами - неожиданно произнесла она. Я поднял брови.
   - Понятно.
   Вот почему её хныканье напоминало щенка. Она действительно имеет отношение к собакам.
   - Могу я узнать твоё имя? - застенчиво спросила она.
   - Меня зовут Тоно Шики - с улыбкой ответил я. Затем хмыкнул и спросил:
   - Инугами, почему ты сказала мне, что ты за монстр?
   - Ну, потому что ты не видишь - ответила она. Угу, спасибо, что на это указала...
   - Что ты за монстр, Тоно? - спросила она.
   Я задумался о том, что ей ответить. К счастью, дилемма разрешилась самостоятельно.
   - Извини, я виновата, что задала такой наглый вопрос. Можешь не отвечать - поспешно произнесла она. Я хмыкнул.
   - Действительно? Почему? - спросил я.
   - Потому что мы это обычно говорим только тем, кому доверяем, и с моей стороны нечестно требовать этого, и, ну...
   Я вздохнул. По крайней мере, я кое-что знаю. Очевидно, что монстры держат свой тип в секрете. Возможно, чтобы против них не использовали их слабости? Или это протокол, используемый в мире монстров? Но теперь, когда она назвалась, она ощущалась крайне смущённой.
   - Ну, я могу сказать, но обещаешь держать это в секрете? - произнёс я.
   - Да!
   Она определённо звучала счастливой. Я наклонился и шепнул ей в ухо.
   - Я человек.
   - Н-но, Тоно, люди в Академии ёкай!.. Их могут даже съесть! - произнесла она с нотками ужаса в голосе.
   - Поэтому и нужно держать в секрете. Полагаю, в Академии ёкай принята политика сохранения человеческого облика на территории? Я всегда могу притвориться, что не хочу показывать свой облик монстра - произнёс я.
   - Да, это может сработать - согласилась она. У меня возникло ощущение, что я вдруг обрёл надёжную поддержку. Хмм, возможно, чувство признательности спасённого к спасителю?
   Мы добрались до женского общежития, и я ощутил, как напряглась рука Хакасе на моей шее.
   - На нас смотрят, э? - заметил я. Это было скорее утверждение, чем вопрос.
   - Д-да... - очень тихо произнесла Хакасе.
   "Прости, Арквейд, но, похоже, обо мне разойдутся неверные слухи. Надеюсь, ты меня простишь" - подумал я.
   Я оставил её у входа в общежитие; к счастью, там была подруга Хакасе, ожидающая с, насколько я мог понять, чрезвычайно обеспокоенным выражением. Тон её голоса подкрепил это предположение.
   - Вот ты где, Хакасе! Заставила ты меня поволноваться! - громко произнесла она, и, сильно топая, подошла к нам. По звуку шагов можно было предположить, что она или носит очень тяжёлые ботинки или печатает шаг. "Сильный монстр" - предположил я.
   - Извини за беспокойство, Юуко - тихо произнесла Хакасе.
   - Ну, я пошёл - заметил я.
   - А, да. Увидимся на завтрашней церемонии поступления - произнесла она. Мы поклонились друг другу, и я ушёл.
   - Кто он такой? - расслышал я вопрос Юуко.
   - Мой спаситель - ответила Хакасе.
   "Приятно слышать, конечно, но Арквейд может её убить..." - подумал я.
   Этой ночью я слышал волчий вой.
   ***
   - Доброе утро, новички года 20ХХ. Сперва позвольте поздравить вас с зачислением в Академию Ёкай. Это удобный момент, чтобы объяснить..." Директор школы читал традиционную, повторяющуюся год за годом, лекцию. Я её игнорировал, сосредоточившись на других звуках. По какой-то причине, парни и девушки сидели не раздельно, так что Хакасе вызвалась сидеть рядом со мной, чтобы помочь, если это понадобится. Хотя я и не хотел этого признавать, но это было приятно. Юуко, её подруга, тут же села рядом с ней.
   Речь продолжалась ещё полчаса. После этого мы должны были отправиться в класс.
   - Знаешь, Шики, должна признать, тебе это неплохо удаётся - заметила Юуко.
   - Что ты имеешь в виду? - сухо спросил я. То, что она назвала меня по имени, несколько напрягало, но затем я понял, что это просто её дружелюбный характер. Похоже, она просто из тех, кто не может спокойно смотреть на мрачные лица.
   - Ты сыграл роль рыцаря в сияющем доспехе, побил хулиганов и принёс её домой. Ну, ты знаешь... - с хитринкой заметила она. Её манера речи несколько напрягала.
   - Я её не нёс, просто помог добраться. И то, как ты говоришь "принёс её домой" наводит на не те мысли - возразил я.
   - Ну, как скажешь. Просто учти. Если ты заставишь её страдать, я определённо займусь наказанием - игриво произнесла она.
   - Знаешь, у тебя буйное воображение. Между мной и Инугами ничего нет. Я просто помог ей в трудную минуту. Любой сделал бы то же самое - раздражённо ответил я. Эх, была бы сейчас здесь Арквейд... Она бы определённо разъяснила это недоразумение.
   Наш класс был 1-А, и наш учитель, похоже, был пожилым, поскольку у него был самый хриплый голос, что я слышал. Его звали мр. Шинагава. Он произносил наши имена и заставлял нас представиться. Я заметил, что представляясь, все называли свои имена, но никто - тип. Когда подошла моя очередь, я решил быть максимально кратким.
   - Доброе утро всем. Меня зовут Шики Тоно. Рад встрече, надеюсь, поладим. - произнёс я и попытался вернуться за свою парту. Моё представление было самым коротким.
   - Минуточку, юноша, тем, кто представляется так коротко, следует ответить на несколько вопросов класса - произнёс мр. Шинагава. Думаю, он недовольно на меня посмотрел, и не могу его в этом винить - такое краткое представление ученика почти оскорбительно.
   - Класс, вопросы - произнёс он.
   - Ты слепой? - спросил кто-то. Как грубо... Никогда не слышали об этикете и хороших манерах? Ну, полагаю, слишком многого прошу. Но в любом случае, я решил отвечать как можно более расплывчато.
   - Разве не очевидно? - ответил я. С таким ответом все могут думать, что хотят, но по сути я просто ответил вопросом на вопрос.
   - Почему ты пахнешь как человек? - спросила какая-то грубая шантрапа.
   - Котетсу, манеры! - рявкнул мр. Шинагава.
   - Может, потому что я и есть? По крайней мере, они мне нравятся. Я слышал, они вкусные - произнёс я. Ещё один расплывчатый ответ, ещё больше уводящий от сути. Но его вопрос меня беспокоил; у монстров бывает столь чувствительное обоняние?..
   - В какой школе ты был до Академии ёкай?
   На этот раз спрашивал сам мр. Шинагава. Я ответил ему, откуда я. Услышав, из какого я города, мр. Шинагава. напрягся.
   - Это не то место, где год назад пропало много людей? - медленно спросил он.
   Я вспомнил Неро Хаоса, пожравшего целый отель, наполненный людьми. Вспомнил деяния Роа.
   - Да, верно - ответил я. Весь класс глубоко вздохнул.
   "Ну вот, прекрасно! Теперь они думают, что я массовый убийца, поедающий свои жертвы!" - раздражённо фыркнул голос Тоно.
   "Прекрасно! Теперь можно держать их в кулаке, используя страх!" - довольно заметил голос Нанайя.
   И я ещё думал, что моё происхождение не так уж плохо...
   Меня отпустили, и остальные студенты продолжили представляться.
   - Ну, а теперь мне нужны два кандидата на роль представителей класса, от девушек и от парней - произнёс мр. Шинагава. Нет ничего удивительного, что добровольцев не нашлось.
   - Что, никого? В таком случае сам выберу наугад - вздохнул мр. Шинагава. Он всмотрелся в журнал и принял решение.
   - Ногизака Джиро, ты будешь представителем парней, а ты, Инугами Хакасе, будешь представлять девушек. Ну, на сегодня всё. Пожалуйста, выходите из класса спокойно и по порядку. Перед школой сейчас проходит выставка клубов; обдумайте как следует, куда хотите вступить. Представители класса, за мной, пожалуйста.
   Мр. Шинагава закончил речь, и на этом первое занятие закончилось.
   - Столько звуков... - почти мечтательно заметил я.
   - Йо, Тоно! Ещё не выбрал?
   Я услышал, как кто-то называет моё имя, и помедлил, давая возможность себя догнать.
   - Как дела, Куроджима? - вежливо спросил я. Не то, чтобы мне было неприятно его присутствие, но предпочёл бы остаться один.
   - Я в порядке, спасибо, что спросил. Ещё не выбрал? - повторил он вопрос.
   - Нет пока - ответил я. - Мне нужно найти клуб, где смогу не быть всем обузой.
   Куроджиме понадобилось некоторое время, чтобы понять.
   - А, твои глаза... - наконец, произнёс он.
   - Да, мои глаза - кивнул я, зная что он, к счастью, не в курсе моего состояния.
   - Ну, уверен, что-нибудь найдёшь. Помочь? - предложил он.
   - Уверен, что это тебе не помешает? Я, знаешь ли, и сам могу о себе позаботиться - произнёс я. К сожалению, Куроджима принял мою отмазку за вежливость.
   - Не беспокойся, я рад помочь. Ну, вот газетный клуб, например. Уверен, у них есть места - произнёс он и потащил меня за собой. Я поплёлся за ним, не решившись спорить.
   Вскоре стало ясно, что Куроджима вёл меня к газетному клубу не ради меня. Он просто хотел поговорить с девушкой из клуба. Собственно даже, судя по голосам, их там было несколько.
   - Эм, привет! Не хотите вступить в газетный клуб? - услышал я женский голос.
   - Вау, Мока, в этом году газетный клуб привлекает много народа, не так ли? - послышалась речь парня.
   - Эй, ты слепой? - на этот раз девочка. Я повернулся в её направлении.
   - А похоже, девочка?
   - Да, он определённо слепой... - пробормотала она.
   - Кокоа, нехорошо так говорить! - запротестовала названая Мокой.
   - Заткнись, подделка! Ты не моя старшая сестра! - фыркнула та, которую назвали Кокоа, на Моку.
   - Ну, как я вижу, он не видит - произнёс ещё один голос. Почему-то моя кровь Нанайя волновалась. Похоже, меня окружают особенно сильные монстры.
   - Поздравляю с разгаданной тайной - саркастически заметил я. - Повязка на глазах подсказала?
   - Ага - ответила девушка.
   - Беру свои слова назад. Ты действительно проделала хорошую работу... Ты всегда такая умная?
   - Ага, она обычно такая - заметил третий голос.
   - Мизоре, это звучит оскорбительно! - запротестовала девушка, с которой я общался.
   - Ну, это же правда, Куруму - ответила та, кого назвали Мизоре.
   - Извини, обычно мы прекрасно ладим. Газетный клуб обычно спокойное место - извиняющимся тоном произнёс мужской голос.
   - Мы прекрасно ладим, Цукуне! - обиженно произнесла Куруму.
   - Ага, мы просто испытываем крепкие узы - прокомментировала Мизоре.
   - Неуклюже получилось - возразила Куруму.
   - Похоже, меня игнорируют - заметил я, обращаясь к Тсукуне.
   - Привыкнешь - меланхолично ответил он.
   В это время, судя по звукам, жаркий спор между двумя девушками перешёл в борьбу. Внезапно рядом пролетело несколько снарядов; мне пришлось уворачиваться. Один из них прошёл опасно близко от моих глаз.
   "Хмм, лёд" - заметил я, ощутив на таком близком расстоянии холод. То есть одна из них обладает некой ледяной силой; должно быть, та, которую зовут Мизоре.
   Хотя я и увернулся от всех ледяных снарядов, тем, кто стояли за мной и смотрели на газетный клуб, повезло меньше. За считаные секунды все, включая Куроджиму Акамару, оставили мысли о вступлении в газетный клуб.
   - Ойй, и в этом году новичков не получим... - печально вздохнула Мока.
   - Вообще-то я думаю о вступлении - возразил я.
   - Правда? Спасибо! - хором произнесли Цукуне и весь остальной клуб.
   - Хехе, не нужно благодарить. Я просто хочу вступить. И сразу скажу, прежде чем спросите - я я прекрасно могу писать, у меня проблемы только с чтением. Но, надеюсь, вы обо мне позаботитесь.
   - Да, конечно! Добро пожаловать в газетный клуб! - радостно произнесла Мока.
   Вообще-то я хотел вступить в клуб просто чтобы быть поблизости от Моки, поскольку ощущал безумный порыв убить её, порыв, который с трудом сдерживал даже Саван Святого Антония. Это был порыв того же уровня, который я испытал при первой встрече с Арквейд.
   И к тому же, Цукуне, как я ощущал, был первым человеком кроме меня в этой Академии ёкай. Возможно, присутствие ещё одного человека успокоит мою кровь Нанайя.
   Вот так я начал свою жизнь в Академии ёкай.
  
   Глава 2: Монстры Тоже Люди
  
   И таким образом, в этом году в газетном клубе было два рекрута: я и Шузен Кокоа, младшая сводная сестра старшеклассницы, Моки Акашии. Обе они были очень сильными сверхъестественными существами, вызывающими у меня побуждения их прикончить. Впрочем, благодаря Савану я не делал глупостей; порывы ощущались, но в пределах контролируемого. В случае Моки, я ощущал, что она - нечто, что не следует воспринимать легко.
   В настоящий момент в газетном клубе было девять членов, включая меня. Прежде всего, президент клуба, Мориока Гиней. Он был учеником последнего года и ужасным извращенцем. Это стало очевидно в тот же момент, как он попал в зону моего слуха, поскольку было слышно, как Мока и Куруму использовали столы в клубной комнате в качестве оружия против "старшеклассника-извращенца". Само по себе это мало что о нём говорило, но он оказался достаточно проворным, чтобы не только увернуться от всех брошеных в него столов, но и подловить Куруму и облапать её. Он вызывал те же ощущения, что и Инугами Хакасе, так что я был твёрдо уверен, что он - оборотень.
   Дальше шла жертва его лапаний, Куроно Куруму. У неё очень женственное тело, судя по тому, что говорил мне Гиней. Я бы ему, может, и не поверил, если бы не приятный - или неприятный, зависит от точки зрения - опыт, когда она упала на меня и я едва не задохнулся, придавленный её грудями. Поскольку она монстр и способна демонстрировать силу выше средней, я решил просто быть с ней осторожным. Она не вызывала большого ощущения угрозы в сравнении с Мориокой или Акашией.
   А вот ледяная девушка, Шираюки Мизоре, определённо была угрозой. Её ледяные кинжалы, брошеные с достаточной силой, могли разрезать стол надвое. К тому же она однажды сумела заморозить Мориоку, пусть и случайно, так что с ней обределённо стоит быть настороже.
   Сендо Юкари была ведьмой и я не мог поверить, что она старшеклассница. Она была довольно мелкой даже для первогодки. Не то, чтобы я сравнивал себя с другими студентами, остававшимися под иллюзией, что я - безумный монстр-убийца, отправленного сюда на перевоспитание и повтор года. Она была достаточно маленькой, чтобы я мог её поднять, хотя и тут же об этом пожалел, поскольку из ниоткуда внезапно появился таз и упал мне на голову. Она владела мэйджкрафтом, хотя и настаивала на том, чтобы называть его "магией", и была единственным членом газетного клуба, не вызывавшим у меня убийственных побуждений.
   Предпоследним членом газетного клуба была ещё одна ведьма по имени Руби Туджо. Строго говоря, она не являлась членом клуба, поскольку была не ученицей, а работницей школы. Она служила директору секретаршей и помощницей. Хотя она и не вызывала особых импульсов, но всё же больше, чем Сендо Юкари. Учитывая, что она была выбрана в помощницы директора, она определённо должна обладать некими способностями, так что я присматривал и за ней.
   И, наконец, Аоно Цукуне. Он был добродушным и лёгким членом клуба, с которым я неплохо ладил. Все девушки в клубе, кроме Шузен Кокоа, определённо были нацелены на него, и я не мог удержаться от смеха, наблюдая за ситуациями, в которых он постоянно оказывался. Но из всех членов клуба, он был единственным, кто вызывал во мне нечто большее, чем убийственные порывы.
   Кровь Нанайя откатывала в страхе, когда он был уже в двадцати футах от меня. Это меня постоянно напрягало. Единственный раз, когда я испытывал такой страх, был в Лесу Эйннаше, и это было потому, что это был настолько большой Апостол. Я едва не упустил первичную точку смерти, поскольку у Лесы было множество точек смерти для каждого отдельного дерева. Потребовались отчаянные усилия, чтобы найти точку, которая убьёт весь Лес целиком. Из-за этого Лес был самым серьёзным оппонентом, с которым я сталкивался, и даже Неро Хаос ему уступал.
   И этот монстр сумел вызвать у меня страх. Если бы я делал рейтинг опасности членов газетного клуба, он был бы примерно таким:
   Аоно Цукуне - ЕХ
   Акашия Мока - А+
   Мориока Гиней - А
   Шираюки Мизоре - В
   Куроно Куруму - С
   Сендо Юкари - С
   Шузен Кокоа - С
   Руби Туджо - ?
   Не лучший список, конечно, и уж точно не самый точный. К тому же впечатление что я, сражавшийся с Неро Хаосом, Роа и Арквейд, не должен ничего бояться, ошибочно. Помню, читал где-то, что убийца всегда должен бояться, поскольку момент гордости или самоуверенности может стать последним моментом. Причиной, по которой я оказался победителем в двух первых случаях, было то, что я их не недооценивал.
   - Знаешь, Тоно, приятель, ты на удивление хорошо со всем справляешься, несмотря на слепоту. Как ты сумел с ней справиться? - спросил Аоно.
   - Каждый день практиковался в ежедневных делах, пока не привык. А после этого просто не испытывал нерешительности, поскольку был уверен, что справлюсь - ответил я.
   - Я думаю, самое удивительное в Тоно это то, что он так хорошо пишет, несмотря на слепоту - заметила Акашия. Я слегка ухмыльнулся.
   - Вы не представляете, сколько времени и сил у меня ушло, чтобы этому научиться.
   - Ну, я уверена, что было нелегко - произнесла Акашия. Думаю, она улыбнулась, но это только мои мысли.
   Я оставил клубную комнату в три часа. Глухой звон часовых колоколов напомнил мне статью о похоронных колоколах. Учитывая, что это школа монстров в шаблонном сеттинге, не удивлюсь, если в здешних часах действительно используется какой-то похоронный колокол.
   Я ощутил лёгкое движение воздуха и двинулся в этом направлении.
   - Доброе утро, Инугами - весело произнёс я.
   - Д-доброе утро, Тоно - споткнулась Хакасе. Последние шесть дней мы с ней каждый день гуляли по лесу за общежитием. Обычно мы проводили это время молча, позволяя моим четырём чувствам исследовать окружение.
   Когда мы возвращались, я ощутил в воздухе ещё что-то; на этот раз довольно большое.
   - Инугами, ничего не слышишь с той стороны? - спросил я, указывая на запад. Хакасе на миг остановилась и прислушалась. Даже её дыхание стихло, когда она сосредоточилась.
   - Да. Я слышу, как кто-то бежит в нашем направлении - произнесла Хакасе. Впрочем, она могла этого и не говорить, поскольку стоило ей закончить фразу, как кто-то с силой столкнулся со мной. Кто бы это ни был, он был достаточно быстр, чтобы сбить меня с ног при столкновении.
   - Эй, мелочь, а ну вернись! - услышал я крик.
   - Н-да, народ, следует быть дисциплинироваными и полезными членами общества. И почему кругом такой бардак? - проворчал я, вставая, и тут понял, что кто бы со мной ни столкнулся, сейчас он прячется за мной. Он такой маленький?
   - Пожалуйста, спасите меня - прошептал он. Это определённо мальчик. Маленький, и определённо его кровь монстров изрядно разбавлена, поскольку моя кровь Нанайя практически не реагировала.
   - Почему они за тобой гонятся? - осторожно спросил я.
   - Наследство - робко ответил он. По крайней мере, я так расслышал. В любом случае, приближающиеся четыре монстра вызывали более сильные порывы убить, чем он.
   - Эй, ты, бандана! С дороги! У нас дело к этой мелочи - произнёс первый голос. Я слегка наклонил голову.
   - Я отказываюсь - спокойно произнёс я. Хоть их кровь монстров и была сильнее, они едва воспринимались как ранг D.
   - Чё за? Огрызаешься перед старшими? - произнёс тот же голос. Находившиеся за ним высказали поддержку шумом.
   - Инугами, отойди, пожалуйста. Это может быть неприятно. Ты тоже.
   Последние слова я адресовал присевшему позади меня мальчику. Я услышал, как они отошли.
   - Ну, засранец, ты точно смерти хочешь! - произнёс первый и взмахнул кулаком.
   Стоит заметить, что при определённых обстоятельствах удар кулаком с маху - хорошая идея; это резкий и быстрый удар, который можно нанести даже в стеснённом пространстве. Недостаток у него тот, что когда взмах закончен, ваше лицо остаётся открытым.
   Я врезал правым коленом ему в зубы - по крайней мере я полагаю, что это были его зубы. Он вырубился.
   - Ты! Ты пожалеешь, что связался с Человекоящерами! - прозвучал второй голос, и я ощутил нечто, что вызвало желание стянуть Саван. Я услышал странные рвущиеся звуки, словно рвалась кожаная обивка особенно дорогого дивана.
   - Тоно, осторожнее! Они трансформируются! - закричала Хакасе со стороны.
   - Интересно... - пробормотал я, пытаясь представить, как это может выглядеть. Большинство трансформаций, с которыми я знаком, не включают в себя разрывающуюся кожу, и я не знаю, насколько сильными монстрами они будут, когда трансформируются. Впрочем, волноваться было не о чем - я был уверен, что смогу с ними разобраться.
   Все трое одновременно бросились на меня. Плохая идея... Всё, что от меня требовалось, это отойти в последний момент и поставить подножку. Конечно, я не знал, что дело происходило на вершине холма, так что в результате подножки они покатились вниз по склону и врезались в деревья у подножия холма.
   - Ты! Я тебя никогда не прощу! - завопил первый монстр. Похоже, он уже оправился от моего удара. Он снова взмахнул кулаком, на этот раз быстрее, чем в прошлый раз.
   Я просто присел, уходя с траектории удара. Понимая, что столь энергичный замах собьёт ему баланс, я толкнул его в спину. Он упал, и я услашал удовлетворительный треск.
   - Что сейчас произошло, Инугами? - спросил я.
   - Он ударился головой о пень, Тоно - ответила она.
   - Понятно.
   Хотя на эту стычку ушло от силы полминуты, я всё равно ощущал усталость. Результат старой раны, оставленной мне сводным братом как напоминание о его реинкарнации Роа. Я упал на колени.
   - Тоно! - встревоженно воскликнула Хакасе. Она и мальчик подошли ко мне.
   - Извини, Инугами, но я неважно себя чувствую. Ты бы не могла проводить меня до общежития? - попросил я.
   - Конечно! - ответила она и помогла мне подняться, положив мою левую руку себе на шею.
   Нечто мягкое прижалось к моей груди.
   "О, СТАРШАЯ ШКОЛА МИСАКИ, ЛУЧШЕЕ ЗАВЕДЕНИЕ ГОРОДА! ПУТЕВОДНЫМ МАЯКОМ ЗНАНИЯ ПРОВОДИ НАС ПО ПУТИ К СЛАВЕ! ПОМОГИ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ЭТИХ ГРЯЗНЫХ МЫСЛЕЙ!" - попытался я сымпровизировать мантру отвлечения на основе гимна моей предыдущей школы.
   - Ты был крут, Шики! - произнёс мальчик.
   - Действительно?.. - смущённо произнёс я, почесав затылок.
   - Угу, Айю действительно думает, что ты крут! - повторил он.
   Погоди-ка, Айю? Это же женское имя.
   - Я по голосу решил, что ты мальчик - произнёс я. Айю издал...а сердитый звук.
   - Все эту ошибку делают! - произнесла она.
   - Извини. Прошу прощения, я не видел, что ты девочка.
   - Ну, это не имеет значения. Я и одеваюсь как мальчик. Меня зовут Кабураги Айю и я ученица класса 1-Б! - объявила она чрезвычайно мужским голосом. Н-да, печально, что у кого-то столь молодого такой низкий голос.
   - Ну, Кабураги, приятно познакомиться - подытожил я.
   - Мне тоже приятно - ответила Айю, к ней определённо вернулось хорошее настроение.
   - Меня зовут Инугами Хакасе. Приятно познакомиться - Хакасе тоже представилась.
   - Аналогично! - радостно отозвалась Айю.
   - Спасибо, что проводила, Инугами - поблагодарил я Хакасе.
   - Н-не за что - запнулась Хакасе.
   - Вау, ты краснеешь, Хаччан! - воскликнула Айю. Забавно звучит, когда мужской голос произносит такие детские вещи.
   Послышался звук удара.
   - Ааа, Хаччан меня ударила! - заныла Айю.
   - Прекрати говорить то, что могут неправильно понять! Я не краснею, я просто неважно себя чувствую! - поспешно заявила Хакасе.
   "Я достаточно разумен, чтобы не указывать на очевидное, и лучше подыграть" - улыбнулся я своим мыслям.
   - Понятно. Выздоравливай... Ну, увидимся завтра - произнёс я и зашагал назад, к себе.
   - Не могу поверить, что он не замечает все твои сигналы, Хаччан. Может, это из-за того, что он не видит? - печально произнесла Айю.
   - З-заткнись! - запнулась Хакасе.
   "Нет, причина, по которой я столь избирательно наблюдателен - я не хочу оказаться пойманным в Марбл Фантазме Арквейд" - с кривоватой усмешкой подумал я, поднимаясь к себе на четвёртый этаж и тяжело опираясь на перила. Наконец, я добрался до своей комнаты и упал на постель. Да уж, моя физическая форма спущена в канализацию...
   - Был бы какой-то способ улучшить моё физическое состояние без всей этой нагрузки... - хмыкнул я, привычно ощущая, как из оставленной моим сводным братом раны вытекают капли крови. Всё это напряжение очень проблемно, и если мне придётся сражаться долго... Ну, с тем же успехом я могу просто разорвать себя на части.
   Внезапно послышался громкий звон, и я вскочил на ноги, отчаянно осматриваясь. У меня есть телефон? Предыдущий давно потерял...
   Тут я понял, что звук раздаётся из моего багажа. Порывшись в нём, я достал сотовый; совсем новый, похоже. Он одновременно дрожал и вопил. Я нажал кнопку и поднёс телефон к уху.
   - Брат, это ты? - услышал я озабоченый голос Акихи. Я вздохнул с облегчением; по крайней мере, это не телефонный спам.
   - А кто ещё может быть? - ответил я.
   - Как ты там, брат? - спросила Акиха. Я на миг задумался. Я в школе монстров, ненавидящих людей. Я в газетном клубе, как минимум троих членов которого определяю как серьёзные угрозы и едва сдерживаюсь от желания совершить массовый геноцид.
   Должно быть, я чем-то серьёзно разозлил Акашу, Корень всего Сущего. Чем ещё объяснить то, что я сейчас в такой ситуации? Говорят, комедия - это трагедия под другим углом. Я прекрасно могу представить, что кто-то мог бы проявить извращённый интерес к моим неудачам.
   Но несмотря на тот факт, что что я был в худшей возможной ситуации для Нанайя, я всё равно хотел здесь остаться. Прежде всего потому, что в другую школу всё равно попасть не смогу. А вторая причина - мне здесь нравится. Одни отношения между Мориокой, Куруму и Ширазуки достойны золотой награды за лучшую комедию. Аоно и Акашия очень добры. И, я думаю, в Хакасе я нашёл замену Акихе в детстве.
   Да, я в курсе, что она испытывает ко мне влюблённость. Да, я в курсе и того, что хочу её убить, и, вероятно, мог бы это сделать с лёгкостью. В курсе я и того, что она - оборотень. Но она была столь беспомощной и милой с её заиканием, что я просто не могу ничего с собой поделать... Полагаю, Акиха и Арквейд меня убьют, но я об этом не жалею. В конце концов, есть шанс, что они поймут.
   - Я в порядке. Первые несколько дней были немного лихорадочны, но сейчас всё налаживается - сказал я, отбросив всё, о чём сейчас думал.
   - Понятно. Позаботься о себе. С кем-то познакомился? - спросила моя сестра.
   - Можно так сказать. Делаю в этом неплохой прогресс. О, и я вступил в газетный клуб.
   - Это хорошо. Была какая-то особая причина?
   Я обратил внимание на оттенок любопытства в её голосе.
   - Старшие там весьма милы. К тому же, в остальных клубах есть серьёзная физическая нагрузка, и мне это не подходит - ответил я. Из-за риска сорваться в пылу момента во время матчей или тренировок. - Так что газетный клуб показался лучшим вариантом.
   - Понятно. Ну, я пришлю кое-что на следующей неделе, кое-какие вещи. Не пропусти. Ну, мне пора, брат, мне ещё нужно заниматься семейным бизнесом... Надеюсь, у тебя всё будет хорошо - закончила Акиха и отсоединилась. Я положил сотовый на стол.
   Акиха что-то от меня скрывает, определённо. Хоть она большую часть времени и остаётся скованной и напряжённой, она всегда любила разговаривать со мной. Такой оборванный конец разговора может означать только одно - проблемы. Или кто-то из Клана обезумел, или в Мисаки-Сити появился ещё один Мёртвый Апостол. Я вздохнул. Магнитом их туда притягивает, что ли?
   Я встал и принялся готовить обед. Какой бы ни была проблема, я уверен, Акиха справится. А если для неё это будет слишком сложно, всегда есть Арквейд... Я принялся напевать, занимаясь готовкой. Будет рис и суп мисо, простенький обед.
   Кто-то постучался в дверь. Я напрягся. Возможно, монстры что-то обнаружили? Я протянул левую руку к своему ножу, положив правую на дверную ручку.
   - Кто там? - резко спросил я. Я был готов ко многому, но голос из-за двери сбил меня с толку.
   - О, Тоно, ты там часом не готовишь что-то? Кажется, я чую что-то вкусное - донёсся голос Куроджимы Акамару. Я открыл дверь, бросив нож в карман.
   - Заходи - произнёс я, провожая его к столу. Достал ещё одну чашку и пару палочек. Риса у меня даже больше, чем нужно, так что о нехватке еды можно не беспокоиться.
   - Итадакимас! - дружно произнесли мы и принялись за еду.
   - Неплохо, Тоно. Был бы девчонкой, сделал бы тебе предложение - заметил он, закончив есть.
   - Ну, знаешь, в Аргентине однополые браки легальны - спокойно ответил я. Послышался стук, когда Акамару уронил палочки и отодвинулся от меня.
   - Ты! Я думал, ты нормальный! - произнёс он.
   Я закатил глаза.
   - Это шутка, Акамару - пояснил я. Честно говоря, забавно, что монстр может бояться находиться рядом с геем.
   - Знаешь, из-за этой повязки непонятно, серьёзно ты или нет - пожаловался Акамару.
   - Серьёзно? - спросил я. Хмм, у Савана действительно есть такой эффект?..
   - Ага. Знаешь, ты потрясный парень, Тоно. Ты можешь не только сам ходить и писать, но даже и готовить! - сделал мне комплимент Акамару.
   - Ну, это вопрос практики - заметил я. Вспомнилось, сколько пришлось практиковаться, чтобы просто ходить самостоятельно...
   - Кстати, а почему у тебя телевизора нет? - спросил Акамару.
   - Разве барьер вокруг школы не блокирует сигнал? И, что важнее, я же не могу видеть, помнишь? - Спросил я, подняв одну бровь и пытаясь вспомнить, что Шинагава-сенсей рассказывал нам о барьере. Ну, не совсем "не могу видеть", скорее "не смею видеть".
   Шесть месяцев назад мои глаза стали настолько мощными, что очки, которые дала мне Аозаки-сенсей, оказались неэффективны. Сперва я использовал свой шарф в качестве повязки, потом поменял его на более удобный материал, поскольку шарф слишком колючий. Я везде начал видеть смерть, так что простой взгляд на мир делал меня суицидальным и депрессивным. Или, как подытожила Сиэль, я стал "убийцей по Ницше". У меня ушло много времни, чтобы психологически оправиться, и ещё больше, чтобы привыкнуть к слепоте. Печально, но от моих Мистических Глаз Восприятия Смерти обычными способами не избавиться, к тому же мои способности всё больше требовались Арквейд, так что я не мог просто вырвать себе глаза, даже если бы хотел. Позже я узнал, что даже если бы это сделал, концепция моих мистических глаз осталась бы, и я всё равно видел бы смерть. Я мог смотреть только на Арквейд, поскольку она снова была лишена смерти, Акиху, поскольку она моя сестра, и врагов, которых собираюсь убить.
   - Нет, барьер на самом деле не физический, иначе он блокировал бы всех, кроме его установщика и тех немногих, кто способны пробивать или проходить сквозь барьеры... - начал объяснять Акамару, но я его перебил.
   - Погоди, тогда каким образом он не даёт людям входить? - спросил я.
   - Ты дашь закончить? Физический барьер легче создать, но труднее поддерживать, поскольку барьеры - неразумные и неживые объекты. Они неспособны различать людей и монстров, если предназначены исключительно для того, чтобы физически держать людей в стороне. Даже если бы Директор создал физический барьер, обеспечивающий выборочный доступ, он был бы слабым и легко разрушаемым, не говоря уж о том, что физические барьеры неспособны обнаруживать злобу. Так что вместо этого барьер на самом деле концептуальный, отсеивающий злобный народ - произнёс Акамару.
   Я переварил всю эту ценную информацию.
   - Погоди, что насчёт слухов о маньяке с ножом в этой школе? Если, по твоим словам, концептуальный барьер отсеивает злобу, разве он не отсеял бы маньяка? - спросил я. Да и если Акамару прав, то меня должны были, как минимум, выгнать из Академии ёкай.
   - Ну, прежде всего слухи про маньяка - всего лишь слухи, и они никому повредить не могут - начал Акамару.
   - Я бы не был в этом так уверен... - мрачно произнёс я, вспоминая одного Мёртвого Апостола-алхимика.
   - А во-вторых, теоретически возможно пройти через барьер, если в этот момент не испытываешь негативных эмоций. Но это только теория - пояснил Акамару.
   - Понятно. Так каким образом концептуальный барьер отсеивает людей? - вежливо спросил я, моё уважение к нему возросло. Его объяснение укладывалось в факты, объясняя, почему меня ещё не обнаружили и поймали.
   - Ну, это подводит нас к концептуальной части барьера. Барьер Академии ёкай на самом деле основан на концепции негативного отношения.
   Акамару поёрзал, словно чувствовал неудобство. По какой-то причине ему словно было стыдно.
   - Это же противоречие. Барьер должен оставлять негативно настроеных снаружи. Так почему пропускает по этой же концепции? - запутавшись, спросил я.
   - Не негативное отношение к школе. Он использует негативное отношение, которое монстры испытывают к людям. Попросту, когда создавался барьер, считалось, что все монстры ненавидят людей, но люди себя не ненавидят. Так что любой, кто не испытывает неприязни к академии, но испытывает к людям, сможет пройти. А остальные просто развернутся и забудут о всём, что видели.
   - Это поднимает новый вопрос. Академия сейчас воспитывает монстров с целью влиться в человеческое общество. Они не должны испытывать ненависти к людям - заметил я.
   - Вообще-то это тоже объяснимо. Когда политика по отношению к людям изменилась, измерительная линейка барьера по неприязни к людям серьёзно снизилась, так что стало достаточно чувства отчуждения. Поскольку все монстры воспринимают мир, в котором живут люди, как нечто чуждое, это тоже работает. Поэтому барьер могут проходить даже отдельные монстры, влюблённые в человека - закончил Акамару тихим голосом.
   Я вздохнул и прислонился к стене, сперва убедившись, что она здесь есть.
   - Она была красивой? - спросил я, не прислушиваясь к чувству такта.
   - Ага - машинально ответил Акамару. В следующий миг он напрягся.
   - Как! Откуда ты знаешь? - шокировано спросил он.
   - Твой тон и тот факт, что не было необходимости упоминать про влюблённость в человека - ответил я.
   Акамару громко простонал.
   - Полагаю, ты собираешься об этом рассказать? - едко спросил он.
   - Зачем? - сухо спросил я.
   - Потому что это хороший материал для слухов - сердито произнёс Акамару.
   - И рисковать враждой с монстром, полностью понимающим комплексную механику школьного барьера, который даже учителя, сами по себе опасные монстры, толком не понимают? Нет, спасибо. И это первая причина. Вторая - я не любитель слухов, а третья - я прекрасно понимаю твою ситуацию. Я тоже влюблён в кое-кого, но вынужден находиться здесь.
   Несколько мгновений Акамару молчал. Затем слегка поменял позу.
   - Я поменял мнение о тебе, Шики. Ты не только самостоятелен и способен о себе позаботиться, но и славный парень - произнёс он. Я мысленно рассмеялся над его последними словами - что я "славный парень". Убийца не бывает "славным парнем".
   - Ну, по крайней мере это разъяснило вопрос с телевидением. Кстати, я так погляжу, ты прекрасно разбираешься в барьерах. Почему тогда учишься неважно? - спросил я. Акамару в классе сидел позади меня, так что часто спрашивал о том, чего не понимал - что включало в себя практически всё, кроме японского языка, с которым он кое-как справлялся.
   Акамару пристыженно рассмеялся.
   - Ну, я просто от природы хорош в Барьерах и Связываниях. В конце концов, это у меня в крови.
   - Действительно? - скептически произнёс я. Не помню ни одно сверхъестественное существо, специализирующееся на барьерах.
   - Угу. Я их даже чувствовать могу. Как те два запечатывающих материала, которые ты с собой носишь. Повязка и эта штука в кармане.
   Я застыл, когда он точно указал на Саван и мои очки, которые я всегда ношу в кармане как сувенир.
   - К слову, почему ты их с собой таскаешь? Пытаешься сдержать какие-то врождённые чувства? - с любопытством спросил Акамару. Я ощутил, как выступают капли пота. Моё прикрытие вот-вот сорвут... Паникующее сердце разогнало кровь, сильнее будоража инстинкты Нанайя. Я медленно потянулся к ножу. В принципе, убить его и избавиться от тела - простая задача...
   Внезапный пронзительный вопль разбил напряжённость. Мы встали и помчались на звук, в лес; моё сердце медленно наполнялось ужасом.
   "Только бы не Хакасе, только бы не Хакасе, только бы не Хакасе, только бы не Хакасе!"
   Наконец, мы оказались на поляне, откуда, как я слышал, донёсся вопль. Судя по вырвавшемуся у Акамару вздоху, это то самое место.
   - Что там? - мягко спросил я.
   - Это монстр-паук с ножом! - произнёс Акамару.
   - Попытайся унести жертву, кто бы это ни был, а я его отвлеку - -произнёс я. Акамару только глотнул и не ответил; я воспринял молчание как знак согласия. Я подобрал камень и бросил его в предполагаемом направлении монстра. Громкий стук подтвердил моё предположение.
   - Э? Почему ты здесь? - задал монстр дурацкий вопрос. Да уж, его жертва только что издала вопль, способный разбить стекло, и он спрашивает, почему я здесь.
   - Знаешь, ты изрядный милашка для монстра-паука - саркастически заметил я.
   - Ну, спасибо! Был бы ты девушкой, я б тебя уже поимел... - ответил он.
   Клянусь, последние пять слов заставили мою кровь вскипеть.
   - Фее! - завопил я, и бросившись на паука, изо всех сил пнул его. Мой боейвой клич состоял из смеси поэтического правосудия, праведного гнева, мессианской ярости и чрезвычайного стыда, что меня второй раз за меньше чем полчаса приняли за гомосексуалиста.
   К сожалению, пинок не повредил пауку, только разозлил.
   - Эй, пацан, ты не видишь, что я занят убийством этой девчонки? Тоже умереть хочешь? - прорычал он. Затем... - А, какая разница. Просто прикончу тебя прямо сейчас.
   Я услышал, как он движется ко мне. Я медленно отступил, отманивая его от жертвы.
   - Ты точно умрёшь, пацан. Я убью тебя и заставлю пожалеть, что ударил меня - произнёс он. Я слышал звуки рассекаемого воздуха, издаваемые размахиваемыми ножами.
   - Она в безопасности, Тоно! - услышал я крик Акамару. Я сжал зубы. Этот идиот своим криком сорвал весь план.
   - Что! Куда вы её забрали... ух! - в ярости завопил паук, но прервался на полпути, когда я вонзил нож ему в живот. "Брюхо. Точнее даже, технический термин - брюшко. Арахниды состоят из головы и брюшка" - напомнил я себе, невзначай вспомнив вчерашний урок биологии.
   К сожалению, нож вошёл недостаточно глубоко, и мне пришлось присесть, когда паук попытался прихлопнуть меня своими руками. Я отскочил от гневно размахивающих во все стороны конечностей. Я ощущал слабость, моя старая рана снова дала о себе знать, ограничивая мою мобильность. Всё должно быть не так! Я должен был побеждать!
   Я отскочил в сторону, когда очередной нож этого паука-идиота прошёл опасно близко, едва не рубанув меня.
   "Пожоже у меня нет выбора... Придётся использовать это" - мрачно подумал я. Это была крайняя мера, которой я предпочёл бы избежать, но, похоже, ситуация вынуждает.
   - Подожди! Я, может, и выгляжу так, но я женщина! - произнёс я, держа руки в нейтральной позиции.
   Абсурдность моего утверждения действительно остановила его "молотилку".
   - Не может быть! Ты совсем не выглядишь как девушка! - услышал я его удивлённые слова.
   - Посмотри, вот доказательство! - произнёс я, драматически поднимая рубашку в надежде на желаемую реакцию.
   - Нет, не делай этого... УГ!
   Паук, как настоящий джентльмен, остановил атаку и даже, возможно, отвернулся. Чем я и воспользовался... Собрав все силы, я прыгнул, нанеся ногой удар туда, где мой нож застрял в его брюхе. Нож прошёл свозь брюхо, выйдя с другой стороны, вместе с моей ногой.
   - Аааааргх! - завопил паук, его тело содрогалось. Я сумел вытащить ногу прежде чем его предсмертные судороги меня поранили. Нож тоже сумел найти, весь липкий от телесных жидкостей паука, и поспешил его отчистить. Я смог избежать использования Мистических Глаз Восприятия Смерти, но бой всё равно оказался серьёзной нагрузкой на моё тело.
   "Ну, по крайней мере паук был достаточно тупым" - подумал я. Голова немного кружилась. Я потрогал рану на груди, и, как и ожидал, из неё выступили капли. Я бесстрастно стёр их. Где-то на заднем фоне скулил паук.
   - Я не хочу умирать! - проскулил он. Внезапно его вырвало какой-то жидкостью; я вздрогнул при этом звуке.
   - Я должен её спасти! Я не хочу умирать! - завопил он. Его движения замедлялись.
   "Не делай этого, Шики! Оно того не стоит!" - пыталась взывать к здравому смыслу моя сторона Нанайя, но я действовал, повинуясь сердцу, а не голове. Я медленно подошёл к своей жертве и опустился рядом с ним на колено.
   - Почему ты пытался убить эту ученицу? - спросил я.
   - Мне сказали, что если я соберу кровь десяти высокоранговых монстров, то они отпустят мою подругу - ответил он. И эта фраза преврила его в моих глазах из тупого монстра в несчастную жертву.
   - Я не могу простить тебя за попытку убийства ученика академии, но я могу пообещать одно. Я освобожу твою подругу - пообещал я своей жертве.
   - Обещаешь? - в голосе паука не было ненависти, только надежда. Я болезненно ощущал, что моя жертва, по сути, невиновна. Он, конечно, нападал на учеников, но всё это - ради его подруги или жены, не знаю, кто она ему. Если бы я был на его месте, возможно, я тоже прибег бы к столь крайним мерам.
   - Да, обещаю. Скажи мне, кто её схватил?
   - ... Саки... - выдохнул он и скончался. Безмолвный миг я смотрел на него, а затем встал и побрёл обратно в общежитие. Я не знал, было ли это имя его подруги или того, кто её схватил. Это могла быть фамилия или часть имени. Будет крайне сложно это сделать. Я пожал плечами. Ну, не в первый раз...
   Арквейд бы удивилась тяжесте на моём сердце, поскольку видела, как я бесстрастно прикончил двоих Мёртвых Апостолов. Сиэль сказала бы похоронить эмоции и утешиться тем фактом, что я сделал то, что было необходимо сделать. Но только Акиха поняла бы, что я чувствовал.
   Мёртвые Апостолы - полностью монстры. Неро Хаос пожрал полный отель людей, не задумываясь, за какие-то десять минут. Роа был бесчеловечным монстром. Но у паука была причина для его действий, и это заставило меня испытывать симпатию. Акиха - единственная, кто поняла бы, почему почему мне так печально.
   Мы все разделяем заблуждение, что пауки - это плохо. Мы все разделяем заблуждение, что монстры - зло. Но этот инцидент показал мне, что пауки-монстры - тоже люди.
   И я только что убил паука. Нет, личность. Я его убил.
   Единственно, что утешало, это то, что я не использовал свои Мистические Глаза. Если бы я это сделал, то это было бы хуже, чем просто убить. я бы убил его абсолютно. Пошатываясь, я вошел в общежитие, а затем - в свою комнату.
   - Что она здесь делает? - резко спросил я.
   - Я думал, ты слепой? - спросил Акамару.
   - Так и есть. Я просто слышу больше одного дыхания и в состоянии сложить два плюс два - ответил я. Акамару оценивающе присвистнул. Судя по направлению, с которого доносилось дыхание, девушка лежала на моей кровати.
   - У тебя действительно отличный слух, а, Тоно? - заметил он, скорее утвердительно, чем вопросительно.
   - Угу, вопрос практики - устало произнёс я.
   Наш разговор оказался прерван тихим стоном.
   - Она приходит в себя - заметил Акамару.
   - Можешь предположить, что она такое? - спросил я.
   - Судя по её ушам и повышеной температуре тела, я бы сказал, что кицуне - ответил он. Я задумчиво кивнул. Это разумно, учитывая, что паук говорил, что ему нужна кровь высокоранговых монстров.
   - Не убивай меня! - завизжала девушка, и я услышал, что она встаёт. Затем возникла пауза, когда она осмотрелась.
   - Ты в безопасности. Паук тебя больше не побеспокоит - произнёс я.
   - Кто из вас меня спас? - нерешительно спросила она. Я немедленно указал на Акамару.
   - Э, вы оба?.. - удивлённо спросила она, поскольку Акамару тоже указывал на меня.
   - Ладно, тогда спрошу иначе. Кто из вас сражался с пауком? - спросила она.
   - Извините, мне нужно кое-что обсудить с моим партнёром - поспешно сказал я девушке и потащил Акамару наружу.
   - Акамару, я даю тебе редкую возможность сказать этой девушке, что ты её спас - сказал я ему.
   - Вау, польщён. Но вынужден отказаться - ответил Акамару.
   - Она что, такая страшная? - спросил я, испугавшись, что чем-то оскорбил нового знакомого, предложив соблазнительную возможность.
   - Нет, у неё одна из лучших фигур, что я видел, и поверь мне, я видел достаточно - признался он.
   - Тогда почему отказываешься? - не понял я.
   - Ты меня за идиота принимаешь? Эта девчонка определённо влюбится в меня, как в её рыцаря в сверкающем доспехе! - ответил Акамару. Стоит отдать ему должное, эта та самая причина, по которой я хотел избежать ярлыка героя - мне совсем ни к чему ещё одна девчонка, что-то ко мне испытывающая.
   - Так разве это не отлично?
   - Нет, это определённо плохо! Что я скажу Аяко? - паническим тоном сказал Акамару.
   - Скажешь ей, что движешься к новым вершинам, блин! Давай уже, ты мне должен услугу за обед!
   - Ты мне тоже должен за помощь со списком! - парировал Акамару.
   - Дешёвка! - фыркнул я.
   - Почему вы спорите? - с любопытством спросила Кицуне. Мы оба застыли, не в состоянии продолжить спор. Ей определённо наскучило оставаться в комнате, и она решила выяснить, что происходит, когда обнаружила, что мы спорим. Я захватил инициативу.
   - Я просто говорил Акамару перестать скромничать и признаться, что это он справился с пауком - произнёс я. Если бы я мог видеть лицо Акамару, то незамедлительно заметил бы его выражение - поскольку выражения лица отражают мысли, и мысли Акамару не были чисты.
   - Ага, ну, я победил его, используя мой высокоскоростной удар карате! - произнёс он со всей возможной серьёзностью. Его тон был слишком серьёзным, чтобы принимать всерьёз. Подозрительно... Что он задумал?
   - Неплохая попытка, но совершенно очевидно, что ты пытаешься присвоить всю заслугу, задирая этого бедного парня - с чувством превосходства произнесла девушка-кицуне.
   Я хотел прикончить Акамару. Он специально так сказал, чтобы перенаправить свет рамп на меня.
   - Блин, почти заполучил классную девчонку - правдоподобно произнёс он. Если бы я не знал, что к чему, определённо поверил бы, что он пытается её склеить.
   - Хмф, озабоченый - фыркнула девушка-кицуне. Затем обратилась ко мне. - Благодарю за спасение. Могу я узнать твоё имя?
   - Меня зовут Шики Тоно - вздохнул я. Я мог бы убить Акамару дважды.
   - Я - Мацухара Кагари. Приятно познакомиться. Уже поздно, так что я пойду. Ещё раз благодарю за спасение - произнесла она и ушла, её шаги быстро затихли вдали.
   Я немного помедлил, затем повернулся к Акамару.
   - За тобой большой должок... - мрачно произнёс я.
  
   Глава 3: Чудовищное Откровение
  
   Я неподвижно лежал, не смея пошевелить ни одной мышцей.
   Моя комната была в западном стиле, восемь на десять футов, как я выяснил, и включала в себя кровать, тумбочку, вешалку для шляп, шкаф, стул и стол. Рядом со спальней находилась ещё одна маленькая комната, едва восемь на четыре фута. Это была простенькая кухня, моя радость. Я уже купил чайник, сковородку, кастрюлю, черпак и несколько других столовых приборов. Подходящих ножей, правда, пока не нашёл, так что был вынужден пользоваться клановым ножом Нанайя. Временами, натыкаясь на особо жёсткие продукты, я испытывал искушение убить их, чтобы было проще резать.
   Бой с пауком отнял у меня слишком много сил. После того, как Кагари ушла, я выпроводил Акамару и запер дверь, только для того, чтобы упасть на кровать. Я и так смог вернуться в общежитие и спорить с Акамару только на одной силе воли. По крайней мере, я сказал Акамару не распространяться о том, что я расправился с пауком.
   В дверь постучали.
   - Эй, Тоно, сколько ещё ты намерен пропускать занятия? - громко спросил Акамару. Однако я был столь слаб, что даже ответить не мог. Вообще, нехорошая ситуация... Пообещал спасти подругу паука, а сам лежу тут, помираю.
   "Ну, извини, Мистер Паук, но, похоже, ты ненароком нанёс мне достаточный урон, чтобы затянуть битву, а то и вовсе выиграть" - мысленно усмехнулся я.
   Что со мной стало? Я был весёлым и идеалистичным, а теперь вот такие мысли? Аура всех этих монстров в школе заставляет мою сторону Нанайя влиять на характер, что ли? Я задумался об этом. Продумал, перебрал детали, проанализировал их, затем решил, что это скучно и выбросил эти мысли из головы.
   - Ну, мистер Шинагава сказал мне отнести тебе твоё домашнее задание. Поскольку я это сделать не могу, просто просуну тебе под дверь - произнёс Акамару, и после паузы я услышал, как он просовывает под дверь несколько листов бумаги.
   Я отстранённо заметил, что я три дня заперт в своей комнате после смертельного боя с гигантским антропоморфным арахнидом с ножами, и при этом он уверен, что со мной всё в порядке. Впрочем, он же монстр, так что, полагаю, ожидает, что мне такое раз плюнуть. Я попытался сплюнуть, но это движение вызвало спазмы по всему телу. Внезапно я понял, что мне на всё плевать. Похоже, мне изначально было предначертано умереть по глупому... Ну, по крайней мере, меня не Мистические Глаза Восприятия Смерти убивают... Есть способы умереть и похуже. Этот - вполне мирный и в чём-то даже заманчивый.
   В дверь снова постучали.
   - Тоно Шики, я пришла, чтобы подобающим образом поблагодарить тебя за то, что ты сделал той ночью - услышал я голос Мацухары Кагари. Я остался неподвижным, не потому, что не хотел реагировать, просто не мог.
   - Ну, я слышала, что ты не посещаешь школу. Это нехорошо, но, полагаю, подобная смертельная схватка любого утомит. Не забывай посещать занятия, когда поправишься, образование тоже важно, знаешь ли - продолжила она.
   Серьёзно, что за рыцарское отношение у этих монстров к смертельным схваткам?
   - Эм, извините, но почему вы стоите перед дверью Тоно? - послышался голос Хакасе. О-о, это нехорошо. Две спасённых мной девушки, одна от приставал, другая от убийцы. Может получиться нехорошо...
   - Я знакомая Тоно Шики. Могу у вас спросить то же? Почему вы здесь? - строго спросила Кагари.
   - Знакомая? Извините, но я вас здесь раньше не видела. Вы даже не в нашем классе - приглушённо сказала Хакасе.
   - О, Айю её знает! Это же заносчивая богачка Матсухара Асахи из моего класса! - вклинилась Кабураги Айю. Я мысленно простонал. Есть же пределы того, насколько безумной может стать ситуация...
   - Йо, что вы все здесь делаете? - послышался голос Акамару. Верно, Акамару, разряди обстановку. И, если возможно, спаси меня. Это мирный способ умереть, но я не возражаю, если меня спасут.
   - О, это бесполезный Акамару - фыркнула Кагари. В следующий момент она и Хакасе дружно ойкнули, за чем последовал звук чего-то, брошеного с большой скоростью, и удар от чьего-то падения.
   - Эх, держать этого старшеклассника-извращенца в рамках так сложно... - вздохнула Куруму. Её прибытие было не просто неожиданным; учитывая, как маловероятно, что сколько народа уже собралось у моей двери, оно приближалось к невозможному.
   - Мориоку обязательно было убивать, Шираюки? - с истерическими нотками произнёс Акамару.
   - Не беспокойся, оборотней так легко не убить - отозвалась она. - Я думаю.
   Последнее она добавила так, словно ей это только что пришло в голову.
   - Это не повод вгонять ему в череп ледяной кинжал! - всё тем же тоном произнёс Акамару.
   - Надо же, вы все пришли навестить Тоно? - послышался голос Цукуне. Нет, правда, есть же пределы, сколько ирреальности может допустить Акаша, прежде чем её ликвидировать! Это уже откровенное нарушение физических законов реальности! Этого не происходит!
   - Почему вы все здесь? - спросил Акамару. Отличный вопрос...
   - Ну, мы все здесь, поскольку беспокоимся за Тоно. Хотя и был найден труп первого маньяка, но его, похоже, брутально убили. И теперь ходит слух о втором маньяке... Так что, учитывая всё это и исчезновение Тоно, мы волновались - на этот раз говорила Акашия.
   "Второй маньяк?" - подумал я. Это серьёзно. Мне следует это проверить. Я попытался встать, и мои мышцы протестующе заскрипели. Я свалился с кровати и громко простонал. Боль накатила, как приливная волна, да ещё усталость такая, что вот-вот отключусь.
   - Что это было? - услышал я озабоченный голос Мориоки.
   - Может, Тоно болен? - не менее озабоченно предположила Хакасе.
   - Ну, судя по этому звуку, похоже, тот бой оказался для него очень тяжёлым - произнёс Акамару.
   - Бой? Какой бой? - резко спросила Хакасе. Я с удивлением расслышал в её голосе отзвук стали. Пришлось напомнить себе, что она всё-таки оборотень, такой же высокоранговый монстр, как и Кагари.
   - Э, ну, это он убил того паука-маньяка. Думаю, бой мог быть... ЭЙ, ТЫ ЧТО ДЕЛАЕШЬ?! - внезапно закричал Акамару на полуслове, а затем послышался громкий удар и треск, словно вышибали дверь.
   - Вау, у неё неплохие ноги - заметил Мориока, и мне почему-то кажется, что это было не в эротическом смысле.
   - Тоно! Ты в порядке? - услышал я голос Хакасе. В следующий миг меня без усилий подняли. Полагаю, у оборотней и сила увеличенная.
   - Ты! Почему ты так близко к Тоно Шики? - громко спросила Кагари.
   - Вау, Хаччан такая дерзкая с Шиччаном! - вставила Айю.
   - Прекрати эти глупости, его сердце едва бьётся! - резко произнесла Хакасе. Короткая суета, и все оказались рядом.
   - Что нам делать? - паникующе спросил Акамару. Я снова ощутил мускульный спазм и вновь громко простонал.
   - Отнесём в лазарет - голос Хакасе звучал как из испорченного динамика. Я чувствовал такую слабость, что больше не мог оставаться в сознании и отключился.
   ***
   Когда я очнулся, то обнаружил, что кто-то снял мой Саван. Хорошо ещё, что я не мог впасть в убийственное безумие из-за жуткого состояния тела... Впечатление было такое, что моё тело разрушено изнутри.
   Медленно осмотревшись, я едва не свалился с кровати от удивления. Сидя на креслах, и даже стоя, меня окружали члены газетного клуба, Куроджима Акамару, Инугами Хакасе, Кабураги Айю и Матсухара Кагари. Я опознавал их исключительно по тому, как на них реагировала моя кровь. Как только я их увидел, тут же перевёл взгляд на потолок. Видеть на всех них линии смерти было слишком болезненно, так что я смотрел в потолок и старался думать о приятном.
   - Неплохой денёк, похоже. Может кто-нибудь подать мне мою повязку? - прокомментировал я. Мои слова привлекли общее внимание.
   - Как ты себя чувствуешь? - озабоченно спросил Акамару.
   - Вау, Акамару, я думал, ты предпочитаешь девушек! А теперь может кто-нибудь подать мне мою повязку? - игриво произнёс я. Мне потребовалась вся сила воли, чтобы не убить его.
   - Да, пацан, у тебя кишка не тонка была выйти против Горного Тсучигумо! Даже оборотням непросто с ними справиться! Хотя, конечно, тебе могло просто повезти - выдал мне комплимент Мориока.
   - Да, да, может кто-нибудь подать мне мою повязку? - снова сказал я.
   - Эм, Мориока, я не думаю, что разрывание монстра А-ранга надвое можно назвать простой удачей - заметил Акамару.
   - Да может кто-нибудь подать мне мою повязку? Пожалуйста! - громко произнёс я. Силы постепенно возвращались ко мне, и это означало, что если оставить меня в покое на какое-то время, я снова смогу сражаться.
   - Мы выяснили, Тоно Шики, что ты не слепой! - триумфально объявила Матсухара Кагари. Моё сердце сжалось. Меня раскрыли?..
   - Ага! Такие красивые глаза не могут быть слепыми! - объявила Айю. Ну, кто-то может считать эти глаза красивыми... Но не я.
   - Ты поворачиваешь глаза к тому, с кем говоришь - прошептала Хакасе.
   - Я просто делаю это по привычке - заметил я, надеясь, что они на это купятся.
   - Ну, Айю знает, как убедиться! - весело произнесла Айю. Она прыгнула на кровать, в моё поле зрения.
   - Какого цвета мои волосы? - весело спросила она. Её улыбка тут же исчезла, когда она увидела слёзы у меня на глазах.
   - Кабураги, это жестоко - пробормотал я, прикрывая глаза рукой. Я действительно так думал - поскольку видел линии смерти Айю, и это наполняло меня тоской. Она, по какой-то причине, была самым хрупким существом в этой комнате. Количество линий смерти, которые я вижу на ком-то, индикатор того, насколько близко этот человек к смерти. Те, на ком их всего несколько, близки к бессмертию. Тела Акашии Моки, Аоно Цукуне и Куроджимы Акамары были покрыты меньшим количеством линий, чем большинство моих соседей по общежитию. Они определённо сложные сущности, и хотя с моей точки зрения они всё ещё хрупки, у них ещё изрядно времени, прежде чем они прекратят существовать. У остальных присутствующих тоже линий было несколько меньше, чем у среднего человека. Но Кабураги Айю была не нормальна. Её даже было с трудом видно из-за всех этих линий смерти, покрывающих её... Я в очередной раз вспомнил, как близко к смерти всё живое.
   - Извини, Шиччан, Айю думала, что ты притворяешься слепым - пристыженно произнесла Айю. Все остальные что-то пробормотали, соглашаясь. На них определённо подействовали мои слёзы.
   - Так всё-таки, почему я так слаб? - спросил я. Я услышал, как фыркнул Аоно.
   - Очевидно, потому что изначально был слаб! И после того, как ухитрился каким-то образом убить этого Горного Тсучигомо, ты зачем-то задержался возле его трупа. Ты не знал, что Тсучигомо испускают незаметные ядовитые пары как контрмеру протв врагов, когда их убивают? Что-то вроде последней мести. Радуйся, что оказался достаточно крепким, чтобы выжить так долго. Ты может и слабый, парень, но крепкий и везучий - произнёс Мориока. Однако... Нечасто он меня хвалит.
   - Могу я всё-таки получить обратно свою повязку? - снова спросил я. Какую бы медицинскую помощь мне не оказывали, но часть сил ко мне вернулась. Если кто-то слишком ко мне приблизится, мой контроль над кровью Нанайя может сорваться, и я могу кого-то убить.
   Кто-то протянул мне Саван. Моя кожа сказала мне, что это была мягкая рука. Моя кровь сказала мне, что это рука цели. Я поспешил забрать его и завязать над глазами. Порыв убить всех в школе тут же упал до чрезвычайно низкого уровня. Я возблагодарил тот день, когда получил от Сиэль Саван Святого Антония; это настоящее спасение.
   - Ну, нам пора идти - внезапно произнесла Акашия и потащила весь газетный клуб из комнаты.
   "Не делай этого, Акашия! Тебе может казаться, что это тактично, но ты буквально бросаешь меня в логово псов! И ребёнка" - мысленно взмолился я. Утешало только одно. - "По крайней мере, Акамару ещё здесь".
   - Увидимся, Тоно! - бодро произнёс Акамару и вышел.
   "АААКАААМАААРУУУ!!!"
   Незколько мгновений тишины, затем Хакасе нервно кашлянула несколько раз.
   - Тоно-сан, когда ты ослеп? - наконец, стеснительно спросила она. Я уже видел всех в комнате и мог чётко представлять их внешность.
   Хакасе, пожалуй, можно описать "книжный червь". Короткие светло-коричневые волосы, чёрные потупленные глаза, квадратные очки и скромное тело. Если взять описывать её подробнее... ну, достаточно сказать, что она превосходит Акиху, но уступает Арквейд. Полагаю, её имя ей хорошо подходит. У меня так же сложилось мнение, что она из тех, кто постоянно носит школьную форму, поскольку не может придумать что-то другое.
   - В восемь лет - ответил я. Последовал короткий вздох. Во всей школе я только ей сказал о своей расе; она хранила это в секрете, что образовывало между нами простую связь.
   - Как? - отрывисто спросила Кагари.
   Кагари, на мой взгляд, типаж "богатая девчонка". По крайней мере, по поведению, но не по фигуре. Возможно, я тут мыслю стереотипами, но я всегда думал, что у богатых девушек, из-за образа жизни, бывают менее развитые формы.
   Она, похоже, в этом плане была явным исключением из стереотипов. Вместе с её черными волосами, красными глазами и резким тоном, всё это напоминало мне чрезвычайно фигуристую версию Акихи. Красные глаза, полагаю, из-за наследственности Кицуне; я был не в настроении думать об этом.
   - Несчастный случай - коротко сказал я.
   - Что за несчастный случай? - надавила Кагари.
   - Эм, автомобильная авария - произнёс я.
   - Врёшь - решительно заявила Кагари. Я скривился. Как она определила?
   - Монстр твоего калибра не пострадал бы в простой аварии. Расскажи подробно, без расплывчатости - приказала Кагари. Я скривился. Как, блин, я могу это сделать? Я же не могу сказать, что я человек, убийца демонов. Я глубоко вздохнул, и постарался тщательно подбирать слова.
   - Мой брат обезумел и попытался меня убить. Я выжил, благодаря тому, что младшая сестра меня спасла, но потерял зрение - сказал я. Ну, технически я не вру.
   - Хмф, только подумать, что позволил спасти себя женщине - презрительно произнесла Кагари.
   "Да-да-да, презирай меня, только держись подальше!" - радостно подумал я.
   - Мужчине нужна изрядная сила воли, чтобы признать женщину ровней себе - начала произносить Кагари. Мои глаза под Саваном невольно расширились, когда я понял, что она говорит.
   "Нет-нет-нет! Не думай об этом!"
   - Так что ты не так плох. Хорошо, я позабочусь о тебе, пока оправляешься от ран, в качестве благодарности за своё спасение - закончила она.
   "Что это, блин, за логика такая? Серьёзно, заботиться о мужчине потому что он спас тебя, женщину, но одобрить за то, что он не так силён, как женщина, что доказывает, что женщина так же сильна как мужчина, если не сильнее? Ну и мышление у этой Матсухары!" - яростно подумал я. К концу анализа я сам себя не понимал.
   Да, умная сволочь этот Акамару... Похоже, он сразу почуял, что от этой девицы больше проблем, чем она стоит.
   ***
   - Подожди момент, Тоно. Мне нужно у тебя кое-что спросить - сказал мне Мориока, когда собрание клуба закончилось.
   - Хорошо - ответил я, пожав плечами. Должно быть, что-то о новом выпуске газеты.
   Прошло три дня после моего спасения из комнаты. Мне сообщили, что ядовитые испарения паука нанесли серьёзный вред моему организму. Доктор, наверняка какой-то монстр, сказал мне, что мне потребуется не меньше года на то, чтобы прийти в норму. К тому же мышцы деградировали в такой степени, что сейчас были на одной двенадцатой от изначальной силы. Как будто силу можно так измерить... Когда я ожил после фатальной атаки Тоно ШИКИ, по оценке врачей у меня осталась примерно четверть моей изначальной силы. Но даже в таком состоянии я сумел убить Неро Хаоса. Теперь осталась одна двенадцатая. Что значит, если я смогу как-то избавиться от нанесённой ШИКИ раны, то буду примерно в восемь раз сильнее, чем сейчас. Печально, что это невозможно.
   К моему бесконечному раздражению, Хакасе, Айю и Кагари относились ко мне так, словно я стеклянный. Они стали приходить ко мне в комнату, провожать меня в класс, и вообще вести себя как обслуга. Сперва мне было забавно, потом начало раздражать. Я даже слышал, как кто-то пробормотал "Шейх Шики, гаремообладатель". Это определённо было неудобно... Хакасе так действовала из заботы, Айю, похоже, было весело, а Кагари вела себя так, словно это некая неприятная обязанность, которую она должна выполнять. И она неплохо притворялась. Если бы не мягкие намёки в её тоне и пара откровенных вроде сказанной однажды фразы "не то, чтобы я делала это ради тебя...", я мог бы и поверить, что она терпеть меня не может.
   Моя жизнь превратилась в ад. И если Арквейд узнает, она меня убьёт. Возможно, после того, как это сделает Акиха.
   Так что я погрузился в учёбу, лишь бы избавиться от посторонних мыслей. Я сумел получить самую высокую оценку из всех участников во всех экзаменах первогодок. Правда, было печально, что несмотря на хорошие оценки я ничего в программе обучения не понял - я просто полностью запоминал текст, а потом целиком воспроизводил его на бумаге - и ещё печальнее, что учёба так и не смогла избавить мою голову от остальных хлопот.
   Поэтому я и решил подождать, пока все уйдут. Возможно, то, что хочет сказать Мориока, разгрузит мои мысли и поможет от них избавиться?..
   - Что такое, Мориока? - спросил я. Он глубоко вздохнул.
   - Ответь правдиво, Тоно - сказал он, и я ощутил, что он положил руки мне на плечи. Я нервно глотнул. Что, если он собирается спросить, какой я монстр? Что, если узнал, кто я?
   "В этом случае просто убей его" - бесстрастно заметила моя сторона Нанайя. Я начал серьёзно обдумывать этот вариант.
   - Э, ладно - нервно произнёс я. Кажется, даже запнулся.
   Мориока снова глубоко вздохнул.
   - Каким образом ты ухитрился собрать гарем преданных тебе красоток? - громко сказал он.
   "Ох. Искушение убить его сейчас сильнее, чем может сдержать Саван. Я сомневаюсь, что Святой Антоний проходил через такие испытания и муки. Святая Церковь должна меня канонизировать за его убийство. Уверен, Сиэль это поддержит" - кисло подумал я.
   - Что ты имеешь в виду, Мориока? - холодным тоном спросил я.
   - Да ладно ты! Аоно, может, и идиот, но ты-то - нет! Я знаю, что ты играешь недоступность, и у тебя это отлично получается! Дай пару советов старшекласснику, а?
   Тон, которым Мориока меня уговаривал, подошёл бы какому-нибудь мошеннику.
   - Не стоит так думать - я поёрзал, испытывая неудобство. - Могу я идти уже?
   Я услышал, как скрипнул стул, когда Мориока на него уселся.
   - Ну, теперь о серьёзном - произнёс он, снова вздохнув. - Второй маньяк снова активизировался. Первый использовал длинные хирургические разрезы, похоже, чтобы слить кровь из жертв. Второй расчленяет тело. Я хочу, чтобы ты был осторожен и не лез в проблемы. Можешь это сделать?
   - Тебе-то какая разница? - устало вздохнул я. Похоже, Гиней Мориока обиделся.
   - Тоно, нехорошо так говорить! У тебя, может, и не лучшее мнение обо мне сложилось, но я действительно беспокоюсь о младших - произнёс он. Его голос выдавал эмоции; он говорил искренне.
   - Ладно, так и сделаю - произнёс я и направился к выходу. Меня всё ещё злило то, что он просил совета о чём-то столь неприличном.
   - А, вот ты где! А я думала, где ты - услышал я голос Кагари.
   - Шиччан всегда в этом глупом газетном клубе - хихикнула Айю.
   - Он не глупый - возразил я. Подумал. - Ну, как правило.
   - Приятный был день, Тоно? - послышался голос Хакасе.
   - Ну, интересный в неожиданной форме - отозвался я.
   Остаток пути прошёл в болтовне. Признаться, это было довольно приятно. Идти по лесу сквозь туман в окружении трёх ведущих разговор ни о чём девчонок... Это напомнило мне время до того, как я убил Арквейд. Бывает так иногда, радуешься просто тому, что жив.
   - О, это вы? Возвращаетесь в общежитие? Мы с вами! - услышал я бодрый голос Аоно. Судя по сопутствующим охам и ахам, Акашия Мока его тоже сопровождала, всё ещё собирая вздохи поклонников. Я подождал, чтобы они догнали. Когда они приблизились, я поспешно прыгнул, сбивая Аоно с ног.
   - Чг?.. - только и сумел он выдавить. Но я сбил его не просто так.
   С громким ударом в меня врезался зверь, которого я почувствовал за долю секунды до того. Признаться, я был удивлён, что ни одна из девушек, хотя обе псовые, так что должны бы, не почуяли его раньше.
   Я отлетел на добрых двадцать футов, прежде чем приземлиться. Совершив в воздухе кувырок, чтобы рассеять инерцию, я супел приземлиться на ноги, а не упасть. По моим ощущениям, зверь снова бросился ко мне; судя по звуку шагов, у него копыта. И то, как он фыркнул, не оставило сомнений.
   Это был Минотавр, согласно легенде - потомок Божественного Зверя и человека. Чрезвычайно неправдоподобная история... На самом деле Минотавры - просто чрезвычайно крепкие Чудовищные Звери, относящиеся к сильнейшим в своём классе. Я порядочно читал про Сверхъестественных и Чудовищных Зверях, так что был в курсе, что для слепого и больного меня этот оппонент будет не из лёгких.
   Зверь бросился на меня; я успел уклониться в последнюю секунду.
   - Нападать на младшеклассников? Знай своё место! - послышался резкий голос, и я внезапно ощутил сильный порыв ветра. Минотавр издал удивлённый звук, а в следующий момент я услышал, как он улетает.
   - Извините, вы кто? - спросил я свою спасительницу.
   - Прощаю, что не узнал в первый раз. Я Внутренняя и Истинная Личность Акашии Моки. Запомни это - гордо сообщила она. Я отступил на несколько футов, не понимая, почему она этого ещё не сделала.
   - Запомню - уверил я её.
   И тут минотавр врезался в неё, отправив в полёт. Почему я и отошёл... Полагаю, это было зрелищно, когда она пролетела несколько футов; однако минотавр уже бросился ко мне, так что я решил бежать.
   Минотавр оказался достаточно быстрым, но я сумел держаться впереди. А затем использовал древнейший трюк... ну, полагаю, что древнейший, я забыл возрасты старых трюков. Я шагнул в сторону, присел, и поставил минотавру подножку.
   Он попался, с треском обрушившись на землю. К сожалению, тут же встал и продолжил преследование; я снова побежал, на этот раз туда, откуда пришёл. Минотавр гнался за мной.
   - Как ты посмел так в меня врезаться! Знай своё место! - в ярости завопила изменившаяся Акашия позади.
   - Зачем ты с ним сражаешься? Спасайся, я с ним справлюсь - произнесла она.
   - Ну, с учётом того, чо наш быкоголовый друг отправил тебя в полёт, это звучит не очень убедительно. И это после того, как я уклонился - заметил я. Акашия зарычала. Она определённо хотела бы поспорить, но тут я услышал его приближение.
   - А вот и он - спокойно заметил я. Я был готов отскочить, когда послышался звук небольшого взрыва и минотавра снова что-то ударило. На этот раз его даже не сбило с ног, только разозлило.
   - Как ты посмел ранить Шики! - услышал я вопль Кагари.
   "Полагаю, она использовала огонь в виде взрыва или огненного шара, вместо струи огня" - подумал я, удивляясь глупости её действий. Что бы не думали другие монстры, оборотни и кицуне, на самом деле, не самые сильные монстры, по крайней мере, по моему анализу. Единственным их достоинством является разумность, заменяющая другие способности. А минотавр нехватку мозгов возмещал мускулами и упёртостью.
   "Я делаю это, чтобы спасти народ" - с горечью подумал я, бросившись в точку, в которой наши пути с минотавром должны пересечься.
   Я прыгнул, раздвинув ноги. Точку пересечения я определил правильно; я столкнулся с шеей минотавра и незамедлительно сомкнул на ней ноги. Игнорируя боль от удара, я достал нож и вонзил его в глаз минотавра. Быстрый поворот, и он вырван. Минотавр завыл и начал брыкаться; быстро ослепив его на второй глаз, я спрыгнул. Упал на землю, пару раз перекатился, и встал.
   - Прикончи его! - крикнул я, но Акашия не могла ничего сделать: несмотря на серьёзную рану, минотавр снова столкнулся с ней, сбив с ног. Я услышал движение и поспешил двигагаться, едва уклонившись от руки минотавра, когда он попытался ударить меня кулаком.
   В этот момент я понял, почему он предпочитал таран ударам кулаков: при взмахах он терял баланс. То, как всё его тело поворачивалось в направлении замаха, создавая завихрения воздуха, дало мне понять, что его размер работает против него. Воспользовавшись моментом, я снова запрыгнул на минотавра.
   "На этот раз" - безжалостно подумал я - "Я доведу дело до конца".
   Я вонзил нож в шею минотавра и перерезал ему глотку.
   С ужасным воплем минотавр яростно содрогнулся и сбросил меня. Продолжая содрогаться и вопить, он упал на землю, но голос постепенно стихал. Я встал. Вроде не пострадал... Не могу сказать "чудесным образом", поскольку уже обладаю опытом побед над реальными монстрами, не чета тем, что в этой академии. Сейчас у меня достаточно боевого опыта, чтобы уцелеть в ситуациях, в которых нормальный человек погиб бы несколько раз. Не то чтобы я был обычным человеком...
   - Я вроде говорил тебе не искать проблем? - услышал я голос Мориоки.
   - Я их и не искал, они сами на меня напали - ответил я. - От моего желания тут ничего не зависело.
   - Ты мог убежать - сурово заметил Мориока.
   - И оставить всё кому? Акашии? - саркастически произнёс я.
   - Терпеть не могу такой тон, Тоно. В этот раз тебе просто повезло, но не ожидай, что всегда будет везти - прорычала Акашия. Я хмыкнул.
   - Я уже устал каждый раз это слышать - произнёс я. Повернулся к трупу минотавра и добавил, вспоминая то, что заучивал на уроке Биологии Монстров. - Что он здесь делал? Я думал, минотавры живут в туннелях и охотятся по ночам?
   - Меня это тоже удивляет. Не в их привычках внезапно покидать логово и нападать на первых встречных без причины. А этот ещё и молодой совсем! - задумчиво произнёс Мориока. Я попытался предположить возможную причину, стараясь не думать о том, что минотавр, доставивший мне столько проблем, был просто ребёнком. Или телёнком... Неважно.
   - Здесь рядом есть подземелья? - спросил я. Мориока щёлкнул пальцами.
   - Точно! Подземелья! Я слышал, что там есть минотавры, но точно не знал. Акашия! Исследуем подземелья! - произнёс Мориока и принялся обсуждать вопрос с Акашией. Я решил предоставить их себе. Мои раны снова разболелись, и я просто хотел отдохнуть.
   - Тоно, ты в порядке? - окликнула меня Хакасе.
   - Да, всё нормально - отозвался я. Я расслышал, как ко мне бегут три пары ног.
   - Шиччан был таким клёвым! - произнесла Айю. Меня, признаться, обеспокоило то, что она считает вырывание чьего-то глаза "клёвым".
   Но самой неожиданной была реакция Кагари. Она влепила мне пощёчину.
   - Что за безрассудная акробатика, Тоно? Что ты вообще думаешь?! - сердито воскликнула она.
   - Я спасал тебя от минотавра! - ответил я, удивлённый её гневом.
   - Я и сама могла о нём позаботиться! - заявила она, гневно топая ногой. Хм, не думаю, что кицуне показывают гнев таким образом.
   Затем до меня дошло. Я вспомнил её крик "Как ты посмел ранить Шики!" вскоре после взрыва; она назвала меня по имени. Яснее некуда... Я решил замерить её реакцию.
   - Я должен был вмешаться. Я не хотел, чтобы ты пострадала - делая вид, что ничего не понимаю, произнёс я, напрягая слух, чтобы не пропустить признаки.
   - И-идиот! Не говори того, что можно неправильно понять! Я просто не хотела, чтобы ты участвовал в битве, потому что если бы ты умер, это было бы позором для имени Матсухара, поэтому...
   Она что-то ещё бормотала, я вздохнул. Угу, все признаки...
   "И почему бы для разнообразия дню не пройти нормально?.."
   ***
   Аоно Цукуне не мог поверить своим глазам. Он всегда был уверен, что как бы не была плоха ситуация, какими бы мрачными не были обстоятельства, каким бы отчаянным не был бой, Мока всегда справится. И тут минотавр сбил её с ног, даже не один раз, а дважды. А затем, в качестве добивания, Аоно Цукуне увидел, как болезненный первоклассник Тоно Шики убил этого монстра. Аоно Цукуне, весь год считавший Акашию Моку непобедимой, увидел кого-то сильнее её. Если бы это был вампир или оборотень, Цукуне бы это принял. Но эта более сильная персона победила минотавра очень по человечески, не трансформируясь. Тоно Шики только что оказался для Аоно Цукуне чудовищным откровением, и он ощущал, что ему нужно присесть.
   - Вы видели этого парня? - кто-то громко завопил, как будто зрелище того, как кто-то убивает десятифутового минотавра легко пропустить.
   - Он крут! - прокричал другой монстр.
   - Он не крут. Он ОХРЕНЕННО крут! - прокричал ещё кто-то.
   "Похоже, у Тоно образуется фан-клуб" - с кривой усмешкой подумал Аоно.
   - Пойдём, Цукуне, нам нужно исследовать подземелья и выяснить, чо взбудоражило минотавра. И если там есть другие угрозы, мы их ликвидируем - произнесла Мока, всё ещё в её Внутренней Форме.
   "Нет, я уверен, что мы не справимся. Мы только благодаря Тоно ещё живы" - подумал Цукуне.
   - А-ага, верно. Займёмся - запнулся Цукуне. Одно дело, возражать мысленно, но спорить в открытую... На это Цукуне был не готов.
   - Нечестно! Я тоже иду - объявила Куруму.
   - Я всегда с тобой, Мокочка - сказала Юкари. Только Мизоре промолчала, просто двигаясь вместе с ними.
   И впервые за семнадцать лет своей жизни, Цукуне понял абсолютную глупость сценария. Сильнейший член их группы только что оказался наравне с монстром, считающимся подростком своего вида. И они отправляются в логово этих монстров, чтобы выяснить, что взбудоражило их почти-убийцу.
   "Похоже, у вселенной есть чувство юмора" - подумал парень.
  
   Они добрались до входа в подземелья.
   - Эм, Мока, ты уверена, что стоит это делать? В смысле, всегда можно потом вернуться! В конце концов, ты ранена! - произнёс Цукуне. "А ещё лучше вообще не ходить".
   Все остальные девушки посмотрели на него, словно он рехнулся.
   - Что с тобой, Цукуне? Это на тебя не похоже - произнесла Мока.
   - Ну, я думаю, лезть в подземелья - не самое логичное решение - сказал Цукуне.
   - Цукуне, вот что я тебе скажу. Суккубы известны тем, что следуют сердцу. Мы не занимаем логическими решениями! - объявила Куруму.
   "Уверен, это заслуженая репутация..." - подумал Цукуне.
   - Почему МЫ этим занимаемся? - в последней отчаянной попытке указал Цукуне. - Мы можем просто сообщить учителям.
   - На учителей нет времени - произнесла Мока, сжав кулак, и он понял, в чём проблема.
   "Пожалуйста, не делай того, что, очевидно, ты собираешься сделать. Не тащи меня туда только для того, чтобы я был свидетелем твоих бойцовских способностей. Во-первых, ты всё-таки не так уж сильна, а во-вторых, почему я постоянно должем быть свидетелем?" - отчаянно подумал Цукуне.
   Одно из самых неизменных свойств вселенной - то, что у неё действительно есть чувство юмора. Попросту говоря, Вселенная - комедиант, а те, кто в ней обитают, аудитория. Как любой комедиант, Вселенная не тратит времени на тех, кто не понимает её шуток. Но для тех, кто их понимает, Вселенная с удовольствием играет одну шутку за другой.
   Аоно Цукуне понял роль Вселенной как комедианта, когда осознал бойцовские способности Тоно Шики и упрямую гордость Акашии Моки. И этим обрёк себя.
   ***
   - Хмф, идиотизм. Что за ученик у тебя, Тосака Рин? Он уже несколько месяцев не представляет исследовательские документы!
   Лорд Эль-Меллой II фыркнул на свою ученицу. Он медленно вжевался в свою сигару, каждым движением челюстей демонстрируя нетерпение.
   - Ну, сэр, в его защиту могу сказать, что от учеников не требуется исследовательских документов - ответила Тосака Рин. Технически это правда, поскольку ученики только повторяли уже законченные исследования, с целью подтвердить факты, обучиться методам и процедурам исследований, а так же, зачастую, ошибочно считая, что делают прорыв в Чародействе.
   - О, ради бога... У меня есть причина, почему я вытащил тебя из общежития в воскресенье и задаю вопросы о твоём ученике. Это явно не для того, чтобы испортить вам выходной! - бросил на неё мрачный взгляд Лорд Эль-Меллой II.
   Рин прикусила язык, чтобы не огрызнуться на учителя в ответ, одновременно покраснев. Ей постоянно приходилось напоминать себе, что этот человек - действительно лучший учитель. Остальные постоянно доставали, что она не достигает своего полного потенциала, или подвергали сомнению здравость принятия Широ в качестве ученика. Эль-Меллой II действительно задавал вполне разумные вопросы, вроде прогресса её ученика, или практических применений её работы. Хотя, если честно, о практичности он спрашивал по секрету. Лорд Эль-Меллой II был исследователем, но иногда его образ мысли напоминал Чародея.
   Вэйфер Велвет вернулся в Часовую Башню одинадцать лет назад хмурым парнем, проигравшим Четвёртую Войну Святого Грааля. Но большинство людей незамедлительно поняли, что молодой магус стал не только более циничным, но и более храбрым, способным идти против других. Некоторые даже считали его храбрость граничащей с безрассудством. Но - всегда лишь граничащей. Вэйфер никогда не допускал ошибку и не пересекал эту линию.
   Рин неплохо представляла, почему образ мысли её учителя так изменился. По показаниям свидетелей Четвёртой Войны Святого Грааля, тех, кто её пережил, Вэйфера Велвет и его Слугу во время их пребывания в Японии связали отношения, близкие к дружбе. Потеря первого настоящего друга, шок от поражения в Войне и вызванное ей напряжение сделали Ткача таким, какой он сегодня. Думая об этом, Рин не могла не испытывать симпатию к нему. Широ тоже демонстрировал подобные моменты, когда Рин иногда говорила что-то напыщеное или глупое. Его короткий взгляд в такие моменты неприятно напоминал Рин Контр-Стража в красном.
   - Он - выживший Пятой Войны Святого Грааля, и у меня на него большие надежды, пусть у него и нет потенциала магуса. Я не говорю этого публично, но я не смотрю свысока на Чародеев или Боевиков. Им - своё, нам - своё. Однако я искренне считаю, что у всех должен быть шанс стать полноценным магусом, и не потерплю, если кто-то не прикладывает к этому всех сил. А теперь, Мисс Тосака, не были бы вы так добры сообщить мне, чем он занимается в своей мастерской? Достаточно того, что вы посчитаете возможным сообщить. Не нужно сообщать обо всех его достижениях - произнёс Лорд Эль-Меллой II. Рин вздохнула. Когда он так это подал, она не могла не согласиться. Она тоже хотела, чтобы Широ стал полноценным магусом.
   - Ну, всё, что я могу сказать - он использует руны, чтобы заключать клятвенные контракты с Гайей - ответила Рин.
   Лорд Эль-Меллой II поднял брови. Руны часто недооценивают, поскольку они считаются слишком непрактичными для исследований. Использование рун в общих чертах означает необходимость определить множество причин и следствий в контракте, заключаемом с Гайей, или кем-то ещё, с кем имеешь дело. При этом всегда сохраняется возможность, что контракт обратится против кастера, так что при его заключении требуется крайняя осторожность. Эмия Киритсугу сумел одурачить предыдущего Лорда Эль-Меллоя, убедив его подписать клятву, а затем использовав логическую дыру, чтобы убить его. Именно поэтому он являлся текущим Лордом Эль-Меллой, пока готовился следующий наследник титула.
   - И какую пользу он из этого извлёк, хотелось бы узнать? - заинтересованно спросил Лорд Эль-Меллой. Рин фыркнула, затем вздохнула. До того, что делал Широ, ни один нормальный магус не додумался бы.
   - Он обогатил качество своих природных контуров на десять процентов в обмен на то, что каждый день вслух поёт национальный гимн. До сих пор не могу понять, как ему это удалось. А ещё получил два дополнительных магических контура за то, что не стал есть свои сапоги - призналась она.
   Последовала очень долгая и неловкая тишина. Затем Лорд Эль-Меллой II заржал.
   - Н-да, неплохо Мисс Тосака. Не знал, что у японцев такое хорошее чувство юмора. А теперь, пожалуйста, скажите мне, чем он на самом деле занимается? - хихикнул Лорд Эль-Меллой II, успокоившись.
   - Это правда - ледяным тоном произнесла Рин. Глаза Лорда Эль-Меллоя II сузились. Он вздохнул и встал.
   - Это правда? - спросил он, стряхивая пепел с сигары в пепельницу. - Очень в духе Эмии. Заключать контракты, чтобы усилить себя. Любой другой маг занялся бы чем-то другим. Ладно... Когда вы пришли, вы говорили о какой-то просьбе, Мисс Тосака?
   Рин моргнула. Она чуть не забыла об этом.
   - Мой ученик хочет отправиться в отпуск на несколько лет - произнесла она.
   - Ученики должны спрашивать разрешение у своих Мастеров. Ему нужно ваше разрешение, а не Часовой Башни - заметил Лорд Эль-Меллой II.
   - Благодарю за уделённое время, Лорд Эль-Меллой - произнесла Рин и вышла из кабинета.
   - Погоди, Тосака, я хочу тебя кое-о чём попросить - остановил её Лорд Эль-Меллой II.
  
   Лорд Эль-Меллой II уже какое-то время изучал вопрос. Если его предчувствие верно, Эмия Широ отправляется в том же направлении, где лежат и его интересы. Если удастся убедить его сделать то, что требуется, поиски могут оказаться успешными.
   Вэйфер Велвет воткнул сигару в пепельницу.
   - Дождись меня, Райдер... - прошептал он.
  
   Глава Четыре: Монструозное Развитие Ситуации.
  
   "Что-то определённо неправильно" - подумал Цукуне, когда он и его стайка девушек двигались под землёй. Они уже довольно долго шли по подземелью.
   И не встретили ни одного минотавра.
   - Может, они здесь только спят? - предположила Куруму.
   - Нет, этого не может быть. Я как-то спрашивала у Руби, минотавры определённо живут здесь - ответила Юкари.
   - Тогда почему мы ещё ни одного не встретили? - вполне разумно указала Мока.
   - Может, у них всех выходной? - пошутил Цукуне. Мрачные взгляды девушек продемонстрировали, что она была не к месту.
   - Что, если они выбрались наружу? - предположила Мизоре.
   - Этого не может быть, потому что тогда все будут в опасности - возразила Юкари, как будто это в принципе невозможно. Цукуне ощутил, что кровь застыла в его жилах.
   "Что, если Мизоре права? Что, если все в опасности?" - панически подумал он.
   С дальней стороны тоннеля послышалось низкое рычание.
   - А вот и ваш минотавр - спокойно произнёс Цукуне, хотя для этого ему и пришлось собрать все силы. Теперь он понял, почему Мориока назвал предыдущего минотавра маленьким: тот, что находился перед ними, достигал добрых двадцати футов. Его шкура была тёмно-коричневой, рога достигали в размахе шести футов. Он испускал пар из ноздрей, подозрительно рассматривая группу перед собой. Выше пояса он был обнажён, но носил штаны.
   - Ну вот, сейчас я им займусь - произнесла Мока, определённо собираясь вступить в схватку с минотавром. Куруму выпустила когти, а Мизоре создала ледяные клинки. Даже Юкари угрожающе подняла свой жезл.
   - Подождите - произнёс Цукуне. Девушки удивлённо посмотрели на него.
   - Почему бы не просто спросить его, что выгнало остальных минотавров? - добавил он.
   - Ты глупый, Цукуне? Это минотавр! Он ест девочек вроде меня на завтрак и мальчиков вроде тебя на обед! - произнесла Юкари.
   - Мы этого не знаем! - возразил Цукуне. Он опасливо обратился к минотавру. - Вы же этого не делаете?
   - Нет конечно, идиоты - сердито произнёс минотавр.
   Девушки были ошеломлены.
   - Оно разговаривает! - ошарашенно произнесла Куруму. Она выглядела пристыженой, видимо, потому, что считала их животными. Мизоре выглядела безразличной, а Юкари - дезориентированой.
   - Конечно, разговаривает! Он такой же монстр, как и вы - как само собой разумеющееся, заметил Цукуне. Затем обратился к минотавру.
   - Извините, сэр, но остальной ваш клан живёт в этих подземельях? - спросил он.
   - Больше нет. Прошлой ночью сюда пришёл какой-то подонок. Ребята, что похрабрее, попытались его припугнуть за вторжение на нашу территорию, но были убиты на месте. Затем он начал убивать всех подряд и мы были вынуждены бежать. А теперь прочь с моей дороги, я собираюсь его забодать.
   На взгляд Цукуне, он выглядел сердитым.
   - Ну, мы тоже его ищем. Можем мы вам помочь? - спросил Цукуне. Минотавр зыркнул на него.
   - Осторожнее, пацан, я чрезвычайно зол на убийцу моей семьи, так что и вам может достаться по ошибке. И вообще, это дело минотавров.
   Он рыкнул, а затем исчез в одном из проходов.
   - По крайней мере скажите, как вас зовут! - выкрикнул Цукуне. Повисла тишина; Цукуне начал беспокоиться, что ненароком оскорбил минотавра этим вопросом. Затем неожиданно послышалось:
   - Ооджима Ярай.
   Цукуне и девушки на какой-то момент ошеломлённо замерли, стоя в тёмном тоннеле.
   - Какой великолепный контроль над эмоциями. Он даже не потерял самообладания перед нами! - выдохнул Цукуне, образ Ярая стоял перед его глазами.
   - Не знала, что минотавры могут говорить! - признала Мока.
   - Не знала, что они бывают такими большими! - робко произнесла Юкари.
   - Не знала, что они живут в этих подземельях... - задумчиво пробормотала Мизоре.
   - Не знала, что они носят штаны - заметила Куруму. Остальные направили на неё ледяные взгляды. - Что такое? - непонимающе спросила она.
   - Как и следовало от неё ожидать, интересуется такими вульгарными вещами - фыркнула Мока, как настоящая леди.
   - Да нет, я имела в виду, что они достаточно цивилизованы, чтобы знать о штанах! - запротестовала Куруму, но, к сожалению для неё, урон уже был нанесён.
   ***
   - Знаешь, Тоно, ты меня изрядно удивляешь - заметил Мориока.
   - Не проблема, семпай, я сам себя часто удивляю - с горечью заметил я.
   - Начнём с того, что мы оба согласны: вернуться в общежитие - простая задача - добавил он.
   - Резонно - признал я.
   - Тогда, пожалуйста, объясни, как получилось, что перед нами стоит пятнадцатифутовая стена мышц? - истерически спросил он, в конце полностью потеряв выдержку.
   В настоящий момент перед нами находился пускающий пену изо рта минотавр. Он выглядел взбешённым.
   - Семпай, прежде чем мы сделаем что-то безрассудное, я хочу, чтобы ты знал... - начал я.
   - Ага, ага, я тоже тебя ненавижу. А теперь нам нужно найти способ спастись - ответил Мориока.
   - Знаешь, я хотел предложить хотя бы выслушать мой план, но твой вариант тоже неплох. Ты просто не знаешь, насколько я тебя ненавижу... - сообщил я сквозь сжатые зубы.
   - У тебя есть план? - с надеждой спросил Мориока.
   - Ага. Я отвлекаю, ты убегаешь и приводишь подкрепления - произнёс я. Я надеялся, что он скажет что-то вроде "Что ты предлагаешь? Ты рехнулся?", но к моему бесконечному огорчению, Мориока Гиней ухватился за моё предложение.
   - Отвлеки его во имя своего старшего, Тоно! - произнёс он и побежал.
   - Ну, я всё равно ничего от него не ожидал... - пробормотал я, доставая нож Нанайя. Быкоголовый монстр бросился на меня; я бросился на быкоголового монстра.
   В последний миг перед столкновением, я сделал лучшее, что мог, судя по звуку. Минотавр замахнулся левым кулаком, как я и ожидал. Я подпрыгнул, ухватился за его запястье и использовал его для стойки на одной руке; мои ноги оказались в воздухе. Затем левая пятка ударила минотавра в глаз, а правая заякорилась на одном из рогов минотавра. Я изо всех сил напряг правую ногу и слетел с головы минотавра.
   Мои ноги коснулись земли. Я сделал несколько кувырков назад, гася инерцию... Только чтобы обнаружить нависающего над собой разъярённого минотавра.
   "Ой?" - подумал я. В норме, любому зверю было бы больно из-за того удара. Возможно, он был слишком слабым?
   Пока я лежал на земле, минотавр, как я слышал, снова бросился на меня.
   "Что случилось с Шики, убившим Неро Хаоса и Михаеля Роа Вальдамджонга? Как низко ты пал, Тоно Шики?"
   Минотавр приближался.
   "Жалкое зрелище. Ты жалок. Эта школа убаюкала тебя ложным чувством уверенности, которое тебя и сгубило".
   Внезапно я ощутил, как кто-то подбирает меня и убегает гораздо быстрее, чем я считал возможным. Только один вид существ способен на такую скорость, да и запах... Я запомнил его запах, благодаря компенсировано-обострённым чувствам.
   - Я думал, я должен был отвлекать минотавра для тебя, семпай? - заметил я. Мориока хихикнул.
   - Мне просто нужна была точка для разбега, пацан. Не думай о старших так плохо - произнёс он. Я ещё улыбался, когда вдруг кое-что услышал.
   - Семпай! - предупреждающе выкрикнул я.
   - Я знаю! - прорычал Мориока, пытаясь увеличить скорость. - Блин, ну почему сегодня не полнолуние? - фыркнул он, и я понял, что он замедляется.
   Минотавр подобрал камень. Я мог сказать это наверняка, поскольку хорошо слышал. А так же чувствовал запах земли, налипшей на камень, и, частично, самого минотавра. Который гнался за нами, держа камень.
   А затем дошло до худшего: он бросил в нас огромный камень, и в этот момент Мориока свалился.
   - Шики! Беги! - рыкнул он.
   - Нет! - завопил я, и, наконец, сделал то, о чём, надеюсь, не пожалею. Одним плавным движением я сорвал Саван Святого Антония.
   Мир хрупок. Мир хрупок. Мир хрупок. Мир хрупок. Мир хрупок. Мир хрупок. Мир хрупок. Мир хрупок.
   Я придавил эти мысли и сфокусировался на камне, готовом врезаться в нас с Мориокой. Я искал точку смерти на камне. Не простую точку; если бы я просто убил камень, он бы разлетелся на несколько кусков. Это не поможет. Мне нужно уничтожить всё существование камня. Мне нужно дезинтегрировать его, или испарить. Если это означает перенапряжение мозга, что поделать... Я всё равно погибну, если здесь останусь, а совесть не позволяет бросить Мориоку.
   Я её нашёл. Как только камень оказался на расстоянии вытянутой руки, я протянул руку и нанёс удар в самую маленькую точку камня; он мгновенно рассыпался в пыль и мелкие камушки. Я только что убил концепцию того, что камень - это камень, что и вызвало его такое разрушение. Внезапно у меня перед глазами потемнело, и я осел.
   ***
   - Широ Эмия, ты знаешь, почему ты здесь? - спросил Лорд Эль-Меллой II своего ученика, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не наорать на парня. Каким-то образом волосы того всего за две недели отросли до такой же длины, как и у него. Несомненно, очередной неудачный эксперимент, подумал Лорд Эль-Меллой II.
   - Нет сэр, боюсь, я не в курсе - ответил Широ, более-менее освоивший к этому времени английский язык. Лорд Эль-Меллой II снова воздержался от замечаний. Мелочь, конечно, но манера речи Эмии раздражала бывшего Мастера. Было очевидно, что она основывается на фразах из классических новелл, которые так любит мисс Тосака. В результате парень перед ним временами выражался как джентльмен девятнадцатого века.
   - Ты возвращаешься в Японию на продолжительный отпуск? - спросил Лорд Эль-Меллой II.
   - Воистину вы правы, сэр - ответил Широ.
   - Я хотел бы, что бы ты кое-что для меня сделал - сказал он.
   - Как пожелаете, сэр - ответил Широ.
   - Я ищу одну шкатулку и смог выяснить, что она находится в Японии, в собственности одного человека. Я хочу, чтобы ты украл её для меня - произнёс Лорд Эль-Меллой II. Широ какой-то момент молчал.
   - Полагаю, что в шкатулке, вы не скажете, сэр? - поинтересовался он.
   - Не думаю, что это имеет для тебя значение. Не забывай, это просто просьба. Ты можешь отказаться - произнёс Лорд Эль-Меллой II. Широ заглянул в его глаза и понял, что отказаться будет глупо - за это придётся заплатить.
   - Я принимаю вашу просьбу, сэр, и сделаю всё, что в моих силах, дабы добыть интересующий вас предмет - ответил он.
   - Хорошо. Можешь идти - произнёс Лорд Эль-Меллой II, отпуская Широ.
   - Снова проблемы, Эмия? - поддел его проходящий мимо блондин. Широ его проигнорировал. Он был достаточно разумен, чтобы не связываться с теми, у кого больше магических контуров, а так же обладают фамильными Гербами и генеалогией, уходящей в века.
   Если он разозлится, они могут погибнуть, а люди умирают, когда их убивают.
   - Эй, Эмия! Я слышал, ты уезжаешь? - услышал Широ, как его окликают. Повернувшись к говорившему, Широ ухмыльнулся. Эндрю Блэкбён был единственным в классе, кто дружил с ним и Рин. Причиной этого было то, что, несмотря на его высокое количество Магических Контуров и врождённую гениальность, Эндрю Блэкбён был магусом первого поколения. К тому же он любил практическое применение магии, что раздражало многих учителей, видевших у парня хорошие перспективы.
   На несколько дюймов ниже Широ ростом, Блэкбён не мог похвастаться хорошей физической формой. Он был чрезвычайно тощим, носил короткие волосы, почти как военная стрижка. Да и на лицо Блэкбён был не ахти; возможно, поэтому одноклассники, особенно девушки, его избегали.
   - Печально это... Не хочу оставаться здесь в одиночестве. Ты единственный, кто со мной разговаривал - весело заметил Блэкбён. Впечатление было такое, что он шутит, но Широ знал правду. Он был единственным другом Блэкбёна, примерно как с Шинджи - хотя в случае Шинджи тот был сам виноват. Единственным же преступлением Блэкбёна было то, что он - уродливый ботан.
   - Не беспокойся, Тосака остаётся здесь - заверил его Широ.
   - Не-е, друзья не зависают с подружками друзей! - немедленно возразил Блэкбён.
   - Прежде всего, кто сказал, что она моя подружка? Она мой Мастер. И во-вторых, ей тоже будет тоскливо без твоей компании - заметил Широ. - Ты единственный, кто способен понять, что она говорит большую часть времени.
   - Как скажешь, Эмия. Но хочу тебя заверить, об этом все знают. Кто-то даже подслушал вас ночью, и доносящиеся из вашей комнаты звуки это подтвердили - ухмыльнулся Блэкбён.
   - ЧТО?! - завопил Широ.
   - Так что сейчас это общеизвестный факт - закончил Блэкбён.
   - Но... Но!.. - попытался что-то сказать Широ.
   - Только подумать, что кто-то столь опытный покраснеет - покачал головой Блэкбён. - Мир полон чудес.
   - ЭТО НАЗЫВАЕТСЯ СКРОМНОСТЬ! - проревел Широ. К этому моменту приличное количество магусов остановилось и подслушивало их разговор. Некоторые даже хихикали или фыркали.
   - Приятного путешествия! - ухмыльнулся Блэкбён, и побежал прочь, определённо опасаясь, что Широ начнёт создавать мечи и бросать их в него. Широ побрёл в свою комнату.
   - Сэйбер, пойдём. Мы отправляемся в Японию - рявкнул он. Всё уже было готово.
   - Что случилось, Широ? Ты выглядишь так, словно хочешь кого-то убить - озабоченно спросила Сэйбер.
   - Это был вопрос чести, но другая сторона сбежала, прежде чем я смог объявить вызов на дуэль - хмуро произнёс Широ. Сэйбер понимающе кивнула. Они вдвоём начали собирать багаж, когда внезапно дверь распахнулась.
   - Эй, Широ! Как ты мог уезжать, не попрощавшись со своим Мастером? - заявила Рин. Широ простонал.
   - Рин, сейчас не время для этого...
   - Плохой ученик, разве так разговаривают с Мастером? Я отменю твои уроки со мной! - надулась Рин.
   - Вот и хорошо, Мастер, а то ваши уроки очень утомительны - с непроницаемым лицом съюморил Широ. Рин покраснела.
   - В любом случае, не попади в Японии в неприятности - произнесла Рин, отворачиваясь. - Снова.
   - О, посмотри-ка, Сэйбер, похоже, мой Мастер обо мне беспокоится! - поддразнил её Широ.
   - И-идиот! Не пойми неправильно! Просто если с тобой что-то случится, это будет пятном на моей репутации! - запнулась Рин. Широ вздохнул.
   - Иногда я задаюсь вопросом, кто в наших отношениях взрослый - произнёс он. Он прижал Рин к себе и чмокнул в губы. - Увидимся через несколько лет, Мастер.
   - До встречи, Широ - прошептала Рин, слегка облизнув губы.
  
   И так, Эмия Широ отправился в аэропорт вместе с его мастером меча, оставив позади своего мастера мэйджкрафта. Все документы лежали в кармане его куртки.
   Вскорее они оказались на борту самолёта.
   - Немало времени прошло, верно, Сэйбер?.. - почти мечтательно произнёс Широ.
   - Да. С нетерпением жду встречи с Фуджимурой Тайгой - согласилась Сэйбер. Повернувшись, она обнаружила, что Широ изумлённо смотрит на неё. - Что такое?
   - Почему ты хочешь встретиться с Тайгой? - спросил Широ. Сэйбер слегка поёрзала.
   - Она напоминает мне Персиваля - признала она. Широ растерянно уставился на неё. По легендам, Персиваль был одним из лучших рыцарей, настолько же талантливым, как Сэр Ланселот и Сэр Бедивер. Ещё до получения рыцарского достоинства он победил другого рыцаря заострённой палкой, после чего был посвящён в рыцари и прошёл официальное воинское обучение. Как можно сравнивать легендарного рыцаря и его учительницу?
   Сэйбер достаточно хорошо знала Широ, чтобы понять, о чём он думает.
   - Они оба импульсивны, упёрты и немного мелочны. Персиваль всегда жаловался, если его доспехи не сияли или одежда была не лучшей. Тайга капризна в еде и сердится, если обед не вовремя. Но причины этой мелочности гораздо благороднее, чем сами действия. Персиваль искренне считал, что Рыцарь Круглого Стола должен являться объектом, достойным поклонения. Рыцарь в помятом доспехе или кривой одежде создаёт дурное впечатление о короле. Он не просто пытался выглядеть как рыцарь, он был рыцарем в сердце. Просто считал внешность столь же важной, как и действия. Тайга много ест, поскольку считает, что это обеспечивает ей энергию, необходимую, чтобы хорошо учить. Она не такая, как другие учителя, которые думают только о зарплате - объяснила Сэйбер.
   - Я никогда об этом не думал - признал Широ. - Для меня Фуджи - это просто Фуджи, любительница повеселиться, вечноголодная и чрезмерно активная.
   - У людей бывает скрытая глубина. Кто-то глубже, кто-то мельче. Это не так просто определить - мудро заметила Сэйбер. Широ кивнул; она определённо говорила убедительно.
   - Полагаю, как у бывшего короля, у тебя есть опыт оценки людей... - заметил он.
   - Это нечто, необходимое королю - ответила Сэйбер. - Если он не может понимать своих подданых, то не годится в короли.
   Остаток их путешествия прошёл в комфортабельном молчании. Самолёт летел в Японию...
   ***
   - В конечном итоге мы не нашли ни остальных минотавров, ни того, кто их всех убил - заметила Мока, слегка зевая. Это был урок математики, и несмотря на то, что она была лучшей в классе, ей было сложно сообразить ответы на некоторые вопросы. Они всю ночь провели в поисках и вышли из подземелий только на занятия - даже не переоделись, оставаясь в грязной одежде, и ни одной девушке это не могло нравиться.
   - Одежда стала такой склизкой! - ныла Куруму. Ей не повезло попасть под капель с потолка; учитывая, что в воде были мелкие водоросли, её нытьё, для разнообразия, было оправданным.
   Цукуне выглядел как человек, который увидел нечто самое прекрасное в мире только для того, чтобы это потерять.
   - Минотавры... - мечтательно пробормотал он.
   - Похоже, эти переживания снесли ему крышу - заметила Мизоре.
   Технически это было неверно. Зрелище двадцатифутового антропоморфного быка, всем телом излучавшего силу, и который был не только разумен, но и вежлив, действительно серьёзно повлияло на психику Цукуне - только не отрицательно. Цукуне видел кроме этого только одно зрелище, наполнявшее его таким страхом и трепетом: Внутреннюю личность Моки Акашии.
   Попросту говоря, человек Аоно Цукуне влюбился в минотавра Оояму Ярая.
   Хорошо, что окружавшие его девушки не знали, что творится у него в голове, иначе попытались бы вбить его разум в предыдущее состояние.
   Как бы там ни было, двадцать три минотавра в бешенстве выбрались из подземелий. Около сотни студентов пострадало, но ничего угрожающего жизни; однако все пострадавшие воспользовались этим предлогом, чтобы взять недельный отгул. Единственными двумя пострадавшими, не оставившими школу, были Тоно Шики и Мориока Гиней. Как сообщила Юкари, Гиней был в ярости, что Тоно окружён женщинами. Он даже пытался отправить их в класс, но молодые монстры отказались, заявив, что сами решают, когда пропустить занятия. По её словам, после этого заявления Мориока потерял остаток разума - если он у него был изначально - и начал вопить о несправедливости мира, так что медсёстрам пришлось прибегнуть к транквилизаторам, чтобы его успокоить.
   - И даже когда его накачали бензодиазепином, он продолжал бормотать что-то о "цундере" - хихикнула Юкари. Остальная компания посмотрела на неё с разными степенями удивления.
   - Ну, Мориока - это Мориока - заметила Мока. - Я рада, что он не может притащиться в клуб из-за мускульных релаксантов.
   - Ну, класс, как вы знаете, в последнее время у нас были проблемы из-за кое-каких неразборчивых монстров - произнесла Некономе-сенсей.
   - Минотавры тоже люди - пробормотал Цукуне.
   - Так что Директор милостиво позволил двухнедельные каникулы. Учитывая, что вы уже прошли большую часть курса, полагаю, на обучение это не повлияет. До свидания и удачи! - закончила Некономе-сенсей, и учебный день на этом тоже закончился.
   Цукуне и компания удивлённо моргнули. Это было не только неожиданно, но и подозрительно.
   - Что ты собираешься делать, Мизоре? - спросила Юкари.
   - Думаю вернуться в свою снежную деревню. Не хотите со мной? - предложила Мизоре. - Я уверена, Мать будет рада вас принять.
   - Мизоре, ты - лучшая! - заявила Куруму и попыталась обнять ледяную девушку, но получила по лбу ледяным кинжалом.
   - Я предлагаю не тебе, а Цукуне. И когда никого не будет рядом, я...
   Её монолог оказался прерван упавшим на голову тазом.
   - Даже не думай! - заявила Юкари.
   - Цукуне, сделай что-нибудь! - произнесла Мока, но обнаружила, что парня нет рядом.
   Цукуне находился в медчасти.
   - Эй, Тоно, ты же проснулся? - спросил Цукуне парня с повязкой на глазах. Тоно Шики лежал на кровати с перевязаной левой ногой.
   - Угу - ответил Шики.
   - Тебе это не кажется подозрительным? Сперва, атакованы подземелья и убито множество минотавров. После этого, мы получаем двухнедеьные каникулы. Нас словно просят освободить пространство... - произнёс Цукуне. Немного помедлил и неуклюже закончил: - Мне это не нравится.
   Шики довольно долго молчал. Хакасе, Айю и Кагари внимательно наблюдали за ним.
   - Знаешь, Аоно, у тебя хорошие инстинкты. Ты кто, оборотень, или вампир? - спросил Шики. Цукуне напрягся.
   - Ты резко вздохнул при упоминании вампира. То есть ты вампир... Ну, я могу сказать одно - мы с Мориокой останемся здесь и проследим, чтобы не проиходило ничего подозрительного - заметил Шики.
   - Ну-ка, Тоно, ты же не ожидаешь, что этим будете заниматься только вы двое? - жарко вмешалась Кагари.
   - Если хочешь, можешь остаться - произнёс Шики.
   - В этом случае, Айю тоже остаётся! - с энтузиазмом произнесла Айю.
   - Если Тоно не возражает, я бы тоже хотела его сопровождать - застенчиво добавила Хакасе. Шики кивнул.
   - Не беспокойся, Аоно, мы обо всём позаботимся. Просто будь осторожен в своей поездке - успокаивающе произнёс Шики.
   - И не забудь забрать с собой Руби Туджо! - произнесла Кагари. - Она была слишком дружелюбна с Тоно.
   - Охо! Ревнуешь? - улыбнулся Цукуне.
   - Заткнись, извращенец! - воскликнула Кагари, покраснев.
   - Извращенец - вон тот парень, меня можешь называть "наблюдательный" - парировал Цукуне.
   - Ты - "Наблюдательный"? - подколол Шики. На этот раз запнулся Цукуне.
   - Что ты хочешь сказать? Я вполне наблюдателен! - попытался он спорить.
   - У тебя по всем предметам средние оценки, кроме японского, да и в нём ты не так, чтобы очень - заметил Шики. Цукуне подавился.
   - Так что ты остаёшься Извращенцем - довольно сообщила Кагари.
   - Ладно, я пошёл... - расстроенно произнёс Цукуне.
   - Увидимся - сказал Шики и предположительно заснул.
  
   Где-то в районе полуночи Тоно Шики услышал неясный голос Мориоки.
   - Мне нужно было сразу догадаться...
   - О чём? - поинтересовался Шики.
   - Ты - альфа-самец своего вида! Ты привлекаешь слишком много девушек для иного варианта! - заявил Мориока. Шики усмехнулся.
   - По-моему, лекарства действуют тебе на мозги - заметил он.
   - Это правда! Ты определённо не нормален! Скорее всего, ты выделяешь какие-то особые феромоны! Из какой-то железы! Я выясню истину, клянусь своей честью оборотня! - прорычал Мориока с закрытыми глазами. На миг Шики задумался, будет ли Мориока об этом помнить, когда проснётся.
   - Как тебе будет угодно - произнёс Шики и попытался заснуть.
   - Я слежу за тобой, Тоно. Ты не обычный монстр, даже я это вижу. Ни один обычный монстр не смог бы так уничтожить тот камень - произнёс Мориока. Шики инстинктивно схватился за нож. Он всё время забывал, что какими бы милыми не были окружающие, все они - сверхъестественные существа. Всегда нужно быть настороже...
   ***
   Самолёт плавно приземлился и пилоты припарковали транспортное средство у терминала. Солнце светило ярко, но холодно. Ветви сакур, полные цветов, нежно колыхались на зимнем ветру. Снег мягко падал, люди неспешно шли. Было воскресенье, так что люди расслаблялись и наслаждались хрустящим зимним утром.
   Было шестое декабря, девять часов утра, когда Эмия Широ и Артурия Пендрагон, aka Сэйбер, приземлились в Фуюки. Они прибыли сюда по трём причинам.
   Во-первых, для того, чтобы Эмия Широ завершил обычное образование. Этог хотел сделать и сам Широ.
   Во-вторых, восстановить отношения с различными людьми, которые были знакомыми и друзьями Широ и Сэйбер. Хотя, по их общему мнению, это было самой сложной из трёх задач.
   Третьей, и последней, целью, было добыть Ящик Пандоры, находящийся где-то в Японии, по приказу Лорда Вэйфера Велвета Эль-Маллоя II.
  
   Глава Пять: Монстр Сэйбер
  
   - Знаешь, такое впечатление, что Сакура заботилась о доме, пока меня не было - заметил Широ.
   - Она была к тебе весьма привязанна - сообщила Сэйбер. Широ просто кивнул.
   - Она часто приходила ко мне домой и готовила, я же тебе рассказывал. Разумеется, мы же друзья - заметил Широ. Сэйбер закатила глаза, хоть и ожидала подобный ответ. Рин пришлось практически оплеухами вбить в его голову идею, что кто-то действительно может его любить, прежде чем он смог понять, что Рин о нём искренне заботится. Стоит заметить, что после этого эмоционального признания она была так смущена, что снова влепила ему пощёчину.
   Поскольку Сакура менее эмоциональна и вспыльчива, - по крайней мере, обычно - Сэйбер могла понять неспособность Широ заметить любовь девушки. Не то, чтобы Сэйбер не чувствовала определённую симпатию к проигравшей... Даже Рин чувствовала лёгкую вину за то, что украла у неё Широ, сделав бесполезными годы усилий в любви. Однако за несколько дней до отъезда Широ, Рин и Сэйбер в Англию, у Сакуры и Рин был серьёзный разговор за домом. Сэйбер было поручено проследить, чтобы Широ не вмешивался. Даже если он слеп к романтике, ему определённо не стоило слышать их беседу.
   Разговор девушек был неожиданно коротким, но с серьёзным эффектом. Когда они вернулись в дом, глаза Сакуры покраснели, и она шмыгала носом, словно простуженная. Широ даже спросил, не заболела ли она. Рин пришлось сдерживаться изо всех сил, чтобы не врезать ему за глупость. Сэйбер ничего не сказала, но Широ заметил, что она съела немного меньше, чем обычно.
   С той ночи прошло чуть больше года. Широ и Сэйбер вернулись в дом Эмии и сейчас с интересом осматривались. Кто-то очень старательно поддерживал дом в чистоте и порядке.
   - Сэйбер, ты достань вещи, а я пойду куплю поесть - произнёс Широ.
   - Хорошо. Будь осторожен по дороге - отозвалась Сэйбер. Широ помедлил.
   - Понимаю, что это просто пожелание, но когда ты говоришь "Будь осторожен по дороге", я вспоминаю о Войне Святого Грааля - произнёс Широ. Он вышел из дома и направился к ближайшему магазину.
   Знакомый пейзаж вызвал у Широ чувство ностальгии. Здесь Илия предупредила его быть осторожным, здесь, на игровой площадке, Широ и Илия какое-то время разговаоривали, обсуждая некоторые ключевые аспекты Войны Святого Грааля, по этой дороге они с Рин ходили в школу. Вот Иссей...
   Молодому магу понадобилось некоторое время, чтобы понять, что он смотрит не на вызванную ностальгией галлюцинацию монаха.
   - Йо, Иссей! - энергично помахал Широ и подошёл к нему.
   - Йо, Эмия! - приветствовал друга одетый в робу и сандалии Иссей, подойдя навстречу.
   - Я слышал, ты в Лондоне? - спросил он.
   - Был в Лондоне. Сейчас - в Фуюки - ответил Широ. Иссей поднял бровь.
   - Похоже, британская атмосфера на тебя повлияла - заметил он.
   Широ взглянул на себя. Он носил обычное тёмно-зелёное кимоно, которое обычно одевал дома. На ногах - сандалии. Волосы отросли, создавая впечатление неухоженности, а виски преждевременно посерели. Фигура стала более жёсткой и мускулистой, из-за того, что Сэйбер основательно вбивала уроки в своих учеников. Но ничего, связанного с Лондоном, он не заметил.
   - Не понимаю, почему ты так считаешь - признал Широ.
   - Ты очень коротко и точно подытожил свою ситуацию - пояснил Иссей, и двое парней продолжили путь. - Чётко сформулировал, "был" и "сейчас". Продолжай в том же духе, и, возможно, научишься даже дурить людей словесными тонкостями.
   - И почему под таким углом я выгляжу злодеем? - усмехнулся Широ.
   - Потому что ты такой и есть, знаю я тебя! Ты заставил страдать близкого и дорогого тебе человека, когда уехал из Японии! - произнёс Иссей. Широ растерянно посмотрел на него.
   - Кого? - спросил он.
   - Меня, кого ещё? Широ, никогда больше меня не бросай! Мир наполнен искушениями, и ты единственный, кто меня сдерживает! - драматично заявил Иссей, заработав несколько взглядов от прохожих.
   - Эй, у тебя волосы на подбородке - внезапно заметил Иссей. Широ задумчиво погладил подбородок и ощутил упомянутую щетину.
   - У тебя тоже. Собственно, меня раньше беспокоило то, что у тебя их совершенно не наблюдалось - сообщил Широ.
   - Так тебе нравятся мужчины с бородами? - серьёзно спросил Иссей.
   - Ну, - задумчиво пробормотал Широ - я против них ничего не имею. Если они хотят так демонстрировать свою мужественность, это их дело.
   На глазах удивлённого Широ Иссей сделал торжествующий жест рукой.
  
   В магазине Иссей оставил Широ, отправившись по каким-то своим делам. Возвращаясь с покупками, Широ проходил мимо Копенгагена, бара, где когда-то подрабатывал, и, заметив хозяина, разносящего клиентам напитки, решил поздороваться. Но стоило ему шагнуть внутрь, как он понял свою ошибку.
   - О, Эмия! Вернулся из Англии? - от души приветствовал его хозяин. Клиенты оглянулись.
   - Вам тоже добрый день, Хотарузука - сумел произнести Широ.
   - Славно, славно! Держи пиво и расскажи мне о своих приключениях! - произнёс Хотарузука и прислонился к стойке, определённо в предвкушении. Широ уставился на большую кружку.
   - Эм, я бы предпочёл это не пить - ощущая неудобство, произнёс он. Он всё ещё помнил прошлый раз, когда он, Рин и Сэйбер экспериментировали с виски. Только он проявил какую-то стойкость; Сэйбер уснула, а Рин начала вести себя как Тайга-волшебница. В итоге и он, и Рин решили воздержаться от алкоголя, пока не сочтут себя готовыми. Сэйбер же ничего не помнила, так что оставалась в счастливом неведении относительно произошедших тогда событий.
   - Не беспокойся, никто не узнает - заговорщически сообщил бармен.
   - Нет, не в этом дело... - пробормотал Широ.
   - Пацан хочет сказать, что он знает о неприятных последствиях выпивки - пояснил усатый мужчина среднего роста, сидящий через пару столов от Широ. Взглянув на него, Широ ощутил странную напряжённость; мужчина ощущался не то, чтобы опасным, скорее... странным. К тому же он испускал прану; очень небольшое количество, но всё же больше, чем позволил бы себе любой более-менее умелый маг.
   - То есть пива не надо? - слегка огорчённо произнёс хозяин.
   - Не надо - согласился Широ и повернулся к вмешавшемуся мужчине. Он носил серые штаны и костюм с белой рубашкой под ним, без галстука. Фуражка, одетая под таким углом, что закрывала глаза. Он слегка прикусывал сигару и курил её с видом человека, у которого есть всё время в мире.
   - Дым тебя беспокоит? - неожиданно спросил он. Широ смотрел на него уже какое-то время, и при внезапном вопросе запнулся.
   - Нет, просто вы мне кое-кого напоминается - попытался он придумать отговорку. Незнакомец кивнул.
   - Могу я спросить, кого? Мне это очень любопытно - спросил незнакомец.
   - Священника по имени Котомине Кирей - соврал Широ.
   - Действительно? Очень интересно. Что он был за человеком?
   - Ну, он был очень увлечён своими хобби и старался следовать им любой ценой. Он даже был готов идти против серьёзных людей просто чтобы увидеть то, что его интересует - сымпровизировал Широ.
   - О? Этот Отец Котомине, похоже, очень похож на меня. Я бы хотел с ним встретиться - заметил незнакомец.
   "Поверьте мне, сэр: вы этого не хотите" - подумал Широ. - "И вообще, с моей стороны было очень грубо вас сравнивать".
   - О, ну, он умер - признал Широ. Похоже, незнакомца эта новость искренне обеспокоила.
   - Как печально. Что случилось? - спросил он.
   "Предан Псом Ульстера и заколот легендарным копьём, способным гарантировано убить любого человека" - подумал Широ.
   - Он умер при пожаре - соврал Широ. "Ну, по крайней мере его тело тогда сгорело".
   - И где он умер? - спросил незнакомец.
   - Здесь, в Фуюки - ответил Широ, чувствуя себя всё более неудобно под градом вопросов. Конечно, он слишком пристально смотрел, но это не значит, что должен проходить допрос.
   - Где именно в Фуюки?
   - Где-то здесь. Не знаю точно - произнёс Широ, взмахнув рукой в примерном направлении Резиденции Айцбернов. "Технически, это правда, что я не знаю точно. На тот момент я сражался, спасая свою жизнь".
   Незнакомец взглянул в указанном направлении и неожиданно захихикал. Затем встал и заплатил по счёту; проходя к выходу, он задержался рядом с Широ.
   - Поздравляю, у тебя есть потенциал, чтобы стать седьмым - произнёс он. От Широ потребовалась вся сила воли и самоконтроль, чтобы не создать Каншо и Бьякую и не вонзить их тому между рёбер. Этот человек создавал чрезычайно странное, а то и откровенно тревожное, ощущение.
   - Эмия, ты в порядке? - обеспокоенно спросил Хотарузука.
   - Извините, Хотарузука, но мне нужно идти - произнёс Широ. Он поднял свои покупки и вышел из Копенгагена.
   Хотя незнакомца и не было видно, Широ расплывчато ощущал его присутствие. Последовав инстинктам, он вскоре его нашёл.
   - Так вы водитель автобуса - заметил Широ. Незнакомец сидел в автобусе, на месте водителя. Он открыл окно и высунул голову, всё ещё с сигарой во рту.
   - Это да, пацан. Чего тебе? - спросил Водитель.
   - Что вы имели в виду, говоря "потенциал, чтобы стать седьмым"? - потребовал Широ.
   - Это значит, что ты можешь быть участником чудесной войны, в которой победитель получает исполнение желания - ухмыльнулся в ответ Водитель.
   - Знаешь, если бы я был немагическим существом, у тебя были бы проблемы - произнёс Широ. Водитель слегка наклонил голову.
   - Это всё, что ты хотел сказать? Если да, то я откровенно разочарован. У тебя есть уникальный шанс загадать желание, а ты беспокоишься о правилах общества. Чтоб ты знал, в способностях оценки моего племени не приходится сомневаться, мы никогда не ошибались - произнёс Водитель, слегка постучав себя по виску.
   - Как мне стать участником этого турнира? - потребовал Широ. Водитель ухмыльнулся ещё шире.
   - Я с тобой свяжусь, когда настанет время. Между прочим, пацан, почему вдруг ты решил участвовать? - спросил он.
   Широ вспомнил брутальность предыдущей Войны Грааля, смерть Иллии и тот жуткий ужас, которым оказался Грааль.
   - Чтобы не дать кому-то другому загадать желание - расплывчато ответил Широ, не желая раскрывать своё кровоточащее сердце.
   - Хе, типа герой, э? - ухмыльнулся Водитель. Широ напрягся. Кем бы ни был Водитель, он либо хорош в чтении языка тела, либо подкован в человеческой психологии. Возможно, и то, и то.
   - Посмотрим, как ты сможешь сохранить свою праведность перед лицом искушения - хихикнул Водитель и повернул ключ зажигания.
   - Я порекомендую тебя Директору - было последними словами Водителя, когда он уехал, оставив Широ стоять посреди дороги. Тот не прореагировал даже когда машина просигналила в клаксон позади. Он медленно пришёл в себя, всё ещё не осознавая масштаб своего поступка.
   - Добро пожаловать обратно, Широ. Почему так задержался? - приветствовала его Сэйбер, когда он вернулся. Она обратила внимание на его выражение лица.
   - Что случилось, Широ? - обеспокоенно спросила она.
   - Сэйбер, думаю, я сделал нечто чрезвычайно глупое - произнёс он. Сэйбер сложила руки.
   - Насколько глупое? - спросила она.
   - Ну, как броситься на Берсеркера с острой палкой в руках - ответил Широ.
   - Объяснись - произнесла Сэйбер. Они вместе отнесли продукты на кухню, где Широ начал готовить, по пути рассказывая о встрече с Водителем.
   - Ты прав, это настолько глупо, как ты сказал. Для начала, ты даже не знаешь, насколько это правда - указала Сэйбер.
   - Ну, сказать по правде, у него была странная аура - попытался защититься Широ.
   - У Шинджи тоже была, несмотря на отсутствие у него Магических Контуров - заметила Сэйбер.
   - Ну, Шинджи - это Шинджи...
   - Это не оправдание! Ты очень расстроил меня неспособностью оценивать ситуацию. Сейчас мы только можем надеяться, что ничего не случится - сказала Сэйбер. Широ молча согласился.
   Этой ночью оба обитателя дома не участвовали в ритуале восстановления маны. Сэйбер была слишком сердита, а Широ было для этого слишком стыдно.
   ***
   - Знаешь - заметил Гиней Мориока - я люблю тихие корридоры.
   Я помолчал секунду.
   - И к чему ты это сказал? - осторожно спросил я.
   "Надеюсь, это не будет что-то, после чего мне понадобится несколько кружек саке, чтобы забыть услышанное" - подумал я. - "Мориока никогда не говорит ничего, что следует воспринимать всерьёз".
   С того дня, как меня выпустили из лазарета, я испытывал растущее чувство подозрительности. Это походило на то время, когда я узнал о том, что ТАТАРИ, более известный как Ночь Валахии, готовится к своей ночи пира. В воздухе висела лишённая определённой формы напряжённость. Было такое чувство, что повсюду тысячи монстров, определённо вне досягаемости, но достаточно близко, чтобы действовать на нервы.
   - Потому что когда коридоры тихие, проще заметить, если что-то не так - произнёс Мориока. Я моргнул.
   "Это разумно" - удивлённо подумал я. - "Кто бы мог подумать, что Мориока действительно может сказать что-то разумное?"
   - Так ты обнаружил что-то необычное? - спросил я.
   - К сожалению, нет - весело ответил Мориока.
   - Тогда почему ты об этом заговорил? - болезненно произнёс я.
   - Потому что устал от тишины - отозвался он.
   "Он настолько бесполезен, что я не могу поверить в то, что он действительно оборотень. Разве оборотни не известны как отличные следопыты?" - печально подумал я.
   Мы оба начали день с патрулирования школьных коридоров в надежде найти что-то, что подтвердит наши подозрения о том, что в школе происходит нечто подозрительное. Собственно, за какие-то две недели был сперва случай с маньяком-пауком с ножами, который, как оказалось, просто отчаянно пытался спасти свою подругу, затем - бешеный минотавр, оказавшийся перепуганым телёнком, и бойня минотавров. И, если верить сообщениям Куроно и Шираюки, Аоно влюбился в одного из этих быкоголовых монстров.
   Самое странное, что остальные были способны это понять. Я мысленно отругал себя за глупые ожидания реалистичности, но всё же - что-то не то с его головой. Я даже мог понять, если бы он влюбился в другого мужчину или тёлку-минотавриху, но в быка-минотавра? Эта мысль не укладывалась у меня в голове.
   - Знаешь, я рад, что смог убедить девушек отправиться отдохнуть - заметил я. Звуки наших шагов, казалось, усиливались висящей в коридоре тишиной.
   - Хм, и почему же? - спросил Мориока.
   - Хочу, чтобы они были в безопасности. Мало ли что может случиться... - пояснил я. Сейчас мы были в административном секторе школы, но я всё ещё не чувствовал никаких монстров кроме Мориоки.
   - Это неожиданно мило с твоей стороны. Я думал, тебе нравится играть с девичьим сердцем, изображая недоступность... - заметил Мориока.
   - И это говорит признанный бабник. К тому же я не играю с сердцами, это они занимаются самообманом. Я думаю о них только как о друзьях - парировал я. Мориока усмехнулся.
   - Жестокий ты парень, Тоно Шики - произнёс он. Я только аристократично фыркнул.
   Мы уже какое-то время шли по административной секции, и тотальная безрезультатность патрулирования начинала меня напрягать.
   - Между прочем, Тоно, которая тебе нравится... - начал было Мориока, но я его оборвал.
   - Может, прекратишь это рыцарство? Мы ищем массового убийцу, следуя твоему ложному инстинкту, что он где то в школе, хотя вполне может быть где угодно, и самый важный для тебя вопрос - какая девушка мне нравится. Сколько раз мать тебя в детстве на голову роняла, Мориока-семпай? - не выдержал я и сознательно произнёс хонорифик как можно более грубо.
   - Эмм...
   На какое-то время Мориока потерял дар речи. Я терпеливо ждал, пока он сможет высказаться.
   - В каком смысле, "рыцарство"? - наконец, спросил он. Я подавился. Я весь день мучался напряжением, ещё Мориока добавлял масла в огонь, и его последний вопрос меня добил.
   - Я ухожу - не выдержал я, едва удержавшись от того, чтобы прикончить его на месте. Развернулся, и хотел двинуться обратно, когда услышал что-то вроде шуршания. Звук был достаточно тихим, чтобы чтобы не заметить, но после того, как не раз побывал в неприятностях, я чисто инстинктивно воспринял его как угрозу.
   Я достал из кармана монету и подбросил её к потолку. Послышался звук стремительного движения, когда то, что находилось на потолке уклонилось от моего снаряда.
   - Мориока, сверху! - выкрикнул я. Я услышал, как он подпрыгнул, а затем послышалось какое-то постукивание вперемешку со сдавленным дыханием; Мориока боролся со схваченным.
   - Что это? - резко спросил я.
   - Джоругумо - сдавленно произнёс Мориока, прижимая оппонента к полу.
   - Женщина-паук? - удивлённо произнёс я.
   - Она не говорит - заметил Мориока. Упомянутая дама отчаянно вырывалась, пытаясь сбежать, и издавала странные постукивающие звуки.
   - Интересно, почему я её не почувствовал... - пробормотал я.
   - Эти паучихи, в общем, охотницы и преследовательницы. Обычно охотятся на человеческих мужчин, но могут есть и других монстров. Так что нет ничего удивительного, что она смогла подкрасться к нам незамеченной - выдохнул Мориока. Борьба с паучихой его определённо выматывала, однако я предоставил ему страдать. Пусть это будет достойным наказанием для неизлечимого идиота.
   - Я сдаюсь! Не убивайте меня! - наконец, завопила паучиха.
   - Почему ты нас преследовала? - немедленно спросил я.
   - Мне приказали - сжато ответила она. Я фыркнул.
   - Кто приказал? - медленно спросил я.
   - Я не знаю - ответила она. Я достал нож и провёл пальцем вдоль лезвия.
   - Как это не знаешь? - медленно произнёс я, акцентируя каждое слово.
   - Я не знаю! Он просто оставил письмо в моём шкафчике, с пятью тысячами йен в качестве аванса! Я даже не знала, что это поручение будет таким опасным! - завопила она. Я не стал убирать нож, но перестал водить по нему пальцем.
   - И всё? - удивлённо произнёс я. Этого хватило, чтобы её убедить? Арахниды все такие глупые? Она же монстр, и знает, что в отличие от людей монстры нападают, если чувствуют угрозу. Ну, люди тоже нападают, но монстры - более свирепо.
   - Ага! - произнесла она. Я вздохнул.
   - Отпусти её, Мориока. Всё равно от неё больше не узнать - произнёс я.
   - Ты серьёзно? - удивлённо произнёс Мориока.
   - Да. А теперь, пожалуйста, отпусти её, пока нас не заметили и не обвинили в сексуальном домогательстве - бесстрастно произнёс я. Я услышал, как Мориока неохотно встал и отпустил паучиху, которая незамедлительно умчалась прочь.
   - А теперь - за ней - прошептал я. Мориока резко вдохнул, сообразив то же, что и я. Я достаточно запугал паучиху, чтобы она побежала плакаться своему нанимателю. Я был твёрдо уверен, что никто не был бы столь глуп, чтобы браться за такую работу.
   Ну, и ещё то, что история про шкафчик - до ужаса банальное клише. Отмазка, первой приходящая на ум.
   Мы незаметно проследовали за паучихой по школьному двору. Должен признаться, хотя я и горжусь тем, что был в некоторых случаях быстрее оборотня, но быть одновременно быстрым и тихим - его прерогатива. Его можно описать как (собачье)дыхание ветра или танцующее перо. Но, в любом случае, мы смогли незамечеными отследить нашу цель до подземелий.
   - И почему я не удивлён... - заметил Мориока.
   - Возможно, потому что совершенно очевидно, что Мистер Геноцид попытается за нами присматривать, учитывая, что мы вынюхиваем его следы? - предположил я.
   - Твоё характерное чувство юмора очень освежает - с отвращением заметил Мориока.
   - Ну, я старался - признал я.
   Мы спустились в глубины подземелья. Вода капала с потолков, и я ощутил, что чувство напряжённости, которое я испытывал раньше, усилилось.
   - Мориока... - пробормотал я.
   - Я чую что-то странное... - ответил он. Иногда у родства с псами есть свои преимущества. Благодаря носу Мориоки мы нашли кратчайший путь к источнику ощущения.
   И наткнулись на одно из самых инфернальных зрелищ, которые может увидеть человек - или оборотень.
   Мы оказались в центральном помещении лабиринтоподобного подземелья. Весь пол здесь был покрыт засохшей кровью. Я мог определить, что это именно засохшая кровь, на ощупь. Собственно, скорее всего, это кровь минотавров, поскольку они здесь жили. И в центре этого помещения находилось нечто, на что моя кровь реагировала.
   - Что там, Мориока? - спросил я.
   - Какой-то ублюдок проткнул Тенгу колом посреди комнаты - с ужасом ответил Мориока. Даже я ощутил рвотный позыв. Сажать кого-то на кол - абсолютно ужасно. Мне однажды проткнул грудь вампир/демон; рана, оставшая после того случая, до сих пор временами доставляет мне серьёзную боль. Но жалеть беднягу Тенгу меня заставлял тот факт, что моя кровь не особо реагировала на него, несмотря на то, что это высокоранговый монстр. Это могло означать только что это или был тенгу-подросток, или что ему было очень больно. Судя по тону Мориоки, второе.
   - Освободим его - произнёс я и сделал шаг вперёд.
   - Я бы попросил вас от этого воздержаться - произнёс спокойный голос.
   - Директор! Что вы здесь делаете? - выдохнул Мориока. Так это директор этой школы... Я с ним не встречался, но, с другой стороны, я много с кем не встречался.
   - Я здесь провожу ритуал. А вы что делаете? - ответил он.
   - Мы здесь, чтобы освободить этого Тенгу и спасти его - сообщил я. Директор усмехнулся.
   - Благородно и героично, но совершенно бесполезно. Этот монстр нужен мне для ритуала - спокойно сообщил Директор. Я на миг задумался, почему никто сюда не пришёл - должен же кто-то ощущать скопивщуюся здесь энергию - но тут вспомнил, что в школе сейчас практически никого нет.
   - Что вы собираетесь с ним делать? - спросил я.
   - Ну, я призову героя из дальнего или ближнего прошлого истории людей, которые являются единственной расой, способной производить подобные легенды, заставлю его контролировать это тело и сделаю своим Слугой, после чего заставлю сражаться, чтобы активировать артефакт, который воссоздаст легендарную женщину, которая откроет ящик, который исполнит желание - произнёс директор. Я обдумал услышанное.
   - У вашего объяснения есть два логических вывода - серьёзно произнёс я.
   - О, неужто? Просвети меня - с издевательским любопытством произнёс Директор.
   - Ты или обдолбаный, или псих. В любом случае, тебе нужно лечение, и я об этом позабочусь - ровно произнёс я.
   - Отлично сказано! - поддержал меня Мориока.
   - Вы понимаете, что оскорбляете кого-то, кто распял Тенгу? - поинтересовался Директор. Его голос звучал не рассерженным, а скорее недоумевающим. Как у взрослого, отвечающего на объявление войны ребёнком. Я фыркнул, доставая нож, и потянулся к повязке. Мне следует немедленно покончить с этим безумцем.
   Внезапно я застыл. Не по своей воле. Похоже, меня парализовало. Отсутствие движения слева говорило о том, что Мориока тоже парализован.
   - Хотя разорвать вас в клочья и было бы весело, но это только помешало бы моим планам. Вы оба обладаете потенциалом Мастера - произнёс Директор.
   "Мастера? Что он имеет в виду?" - отчаянно подумал я.
   - И артефакт может быть активирован только после того, как все семь Слуг убиты. Следовательно, пока один из вас не призовёт Слугу, я не могу вас убить. Так что просто поменяем тему и сфокусируемся на этом! - продолжил Директор. Несколько минут продолжалась тишина.
   - Туфля - глухим тоном сообщил Мориока. Похоже, этот магический паралич не мешал нам говорить.
   - Вообще-то это чобиток, или русский башмак, если пожелаете - уточнил Директор.
   - Это грязный старый ботинок - сказал Мориока.
   - И к тому же легендарный - весело произнёс Директор и добавил: - Считайте честью, что я позволю вам быть свидетелями ритуала.
   Затем вдруг он начал громко и вибрирующе произносить нараспев:
   Я, подвластной мне силой, ищу
   Сильнейший меч
   Точнейший лук
   Вернейшее копьё
   Надёжнейшего скакуна
   Лучшее колдовство
   Свирепейшее оружие
   Смертельнейший клинок
   Ты, кто обитает вне физического мира и наблюдает
   Я взываю к тебе и заклинаю служить мне
   Ибо я - всё, что может исполнить твои желания
   Ибо я - всё, что может реализовать твои мечты
   Я предлагаю тебе этот сосуд, чтобы оставаться в этом мире
   Пойми же это и явись!
   Последовала ослепительная вспышка, которую мог видеть даже я сквозь повязку. Когда свет угас, я совсем перестал ощущать присутствие тенгу. Похоже, он умер... Зато теперь я ощущал нечто новое. И это нечто впервые на моей памяти заставляло мою кровь реагировать позитивно.
   - Я спрашиваю тебя - произнёс гортанный голос со славянским акцентом - ты - мой Мастер?
   - Воистину, я. И ты?.. - самодовольно произнёс Директор.
   - Слуга Сэйбер к вашим услугам. Отныне я буду верно служить тебе своим мечом - произнёс Слуга Сэйбер. Затем добавил: - Не то, чтобы он у меня был.
   Последняя фраза была столь абсурдной, что Директор подавился.
   - Что ты имеешь в виду, у тебя нет меча? Где твой Благородный Фантазм? - спросил он.
   - Не беспокойся, Мастер. В конце концов, нет оружия, которое не подошло бы легендарному воину - гордо объявил Сэйбер.
   - Что ты имеешь в виду? - яростно спросил Директор. - Я определённо выбрал правильную реликвию, чтобы призвать тебя! Ошибки быть не может! Ты должен быть знаменитым...
   Кем бы ни должен был быть Сэйбер, я так и не узнал. Меня обдало сильным порывом ветра, словно с огромной силой взмахнул деревом или широкой доской.
   - Мастер, я бы хотел попросить тебя воздержаться от произнесения моего имени - произнёс назвавшийся Сэйбер.
   - Потрясающе! Так вот что за способность у тебя! - почти благоговейно произнёс Директор. - Прошу прощения, Сэйбер, что сомневался в тебе. Пожалуйста, ты поможешь мне в достижении моей цели?
   - Что произошло, Мориока? - прошептал я.
   - Когда Директор закончил свою распевку, была большая вспышка, а когда это закончилось, тенгу вернулся к человеческому облику и выглядел так, словно с ним ничего не случилось! А когда Директор начал разглагольствовать о том, кто этот чувак, тэнгу, или Сэйбер, или кто он там, он просто подобрал кол, на котором висел, взмахнул им и направил на Директора как оружие. И когда этот Сэйбер до него дотронулся, деревяшка стала белой, со слоем синей паутины поверх. И даже я, хоть и не слишком хорош в способности ощущать магическую энергию, могу сказать, что этот кол излучал серьёзную энергию. Это было жутко! - Мориока тараторил, как подросток. Ну, больше чем обычно... Как правило, Мориока старается по крайней мере разговаривать как взрослый, хоть и утверждает, что это его способ клеить девушек.
   - Ну что ж. Я закончил своё дело и позволил вам обоим, потенциальным Мастерам, наблюдать за процессом призыва. Надеюсь, вы сможете его провести, чтобы ввести в игру ещё одного Слугу, чтобы Сэйбер мог его убить и зарядить устройство. Надеюсь, вы запомнили слова призыва? Вот и прекрасно, а теперь призовите кого-нибудь! Приз в конце войны - желание, исполнение желания, что большая редкость. Но чтобы его получить, вам придётся сражаться, как никогда раньше не сражались! Удачи! - произнёс Директор и освободил нас. Мы с Мориокой, не задумываясь, побежали к выходу. Я уже убедился, что с чем бы мы не имели дело, в настоящий момент это превышает мои способности. А Мориока был просто откровенно напуган насмерть, так что не думал ни о чём, кроме как можно более быстрого бегства.
   Иногда, лучший способ выиграть битву - избежать сражения.
   Но я решил участвовать в этой войне, поскольку мысль об исполнении желания безумца меня откровенно пугала.
   ***
   - Я знаю, что вы сказали, что порекомендуете меня тому, о ком вы говорили, но не подумал бы, что сделаете это так быстро. Не хотите зайти и выпить чашечку кофе? - вежливо спросил Широ. Перед его дверью стоял Водитель, который даже припарковал автобус перед его домом.
   - Предпочту чай. Не возражаете, если я закурю? - произнёс Водитель.
   - Нет, никоим образом - ответил Широ. Но за всей этой вежливостью и этикетом, обе стороны испускали убийственное намерение. Ну, в случае Водителя, это было просто странное ощущение, похожее на убийственное, но недостаточно летальное. С другой стороны, Широ излучал достаточно интенсивное убийственное намерение, чтобы кто-то более слабый сбежал в страхе.
   Двое вошли. Водитель позволил себе усесться в одно из кресел.
   - Вот твой документ о вступлении. Всё улажено, ты поступаешь как переведённый студент - произнёс Водитель.
   - И почему Широ должен отправляться в это непонятное место? - стальным тоном спросила Сэйбер, появившись в комнате, словно призванная Командной Печатью.
   - Потому что Директору нужно больше Мастеров для его проекта - ответил Водитель, без смущения закуривая сигару.
   - И что это за проект? - ещё более напряжённо спросила Сэйбер.
   - Директор хочет провести Фальшивую Войну Святого Грааля, или, точнее, Войну Ящика Пандоры. Собственно, он уже призвал Слугу Сэйбер - сообщил Водитель, определённо получая удовольствие от своей роли посла
   Широ и Сэйбер только и смогли посмотреть на него с ужасом на лицах.
  
   Глава Шесть: Монстр Берсеркер
  
   - Что... это было? - с дрожью спросил меня Мориока. Довольно глупый вопрос; мы только что видели, как полумёртвый тенгу чудесным образом ожил, назвал себя "Сэйбер" и поклялся в верности Директору.
   И всё это - часть изощрённого, но безумного ритуала, проводимого жутким Директором, который, по идее, связан с воскрешением мёртвых героев человечества и втягиванием их в какую-то войну... всё для того, чтобы воссоздать женщину, способную открыть какой-то ящик.
   - Насколько я понимаю, это был некий ритуал демонической одержимости - бесстрастно произнёс я, пытаясь держать себя в руках.
   - И как тебе удаётся быть таким спокойным? - с горечью произнёс выдохшийся Мориока.
   - Ты ошибаешься. Я не спокоен. Я просто хорошо скрываю свои эмоции. Это большая разница - произнёс я. Мориока издал звук, похожий на придавленный смешок.
   - Ты действительно нечто - заметил он. - Этого зрелища было достаточно, чтобы до смерти напугать высокорангового монстра S-ранга вроде меня, а ты уточняешь разницу между эмоциями.
   Он раздражённо покачал головой и добавил:
   - Не знаю, с чем ты в жизни сталкивался, но я определённо не хотел бы с этим столкнуться.
   "Мудрый выбор" - с кривой усмешкой подумал я.
  
   Мы приближались к школе, и я был уверен, что вскоре смогу запереться в своей комнате и надеяться, что всё это было сном, когда вдруг...
   ...Я услышал, как подул ветер. Так, как он не должен дуть.
   Мориока отпрыгнул, приземлившись среди веток деревьев.
   Я пригнулся, едва не касаясь земли подбородком.
   Нечто большое на бешеной скорости пронеслось мимо нас, зазрывая воздух с такой силой, что созданный ветер, не уступающий ураганному, бешено затрепал мои волосы и одежду.
   - ...Что за... - неуверенно начал Мориока, а затем я услышал чьи-то аплодисменты.
   "...Странно слышать их после неудачной попытки убийства" - подумал я.
   - Хе! Чудесно! Абсолютно чудесно! Неудивительно, что обортни считаются высокоранговыми монстрами! Уклониться от меча Берсеркера, пусть даже он сдерживался, заметное достижение! - произнёс кто-то, поздравляя нас, словно мы выиграли приз. Я не мог не обратить внимание, что его слова звучали скорее как издёвка, чем как искренняя похвала нашей способности пережить то, что он сделал, что бы это ни было.
   - ...Эй, Тоно, ты цел? - спросил Мориока сверху.
   - Нет, я потерял несколько волосинок. Позволь мне подобающе оказать им подобающее погребение - ответил я.
   - ...Да, ты в порядке - усмехнулся Мориока.
   - Потрясающе! Оба выжили? В таком случае, поздравляю вас обоих! - произнёс тот же раздражающий голос тем же издевательским тоном. Затем, более резко, он произнёс, обращаясь ещё к кому-то: - Берсеркер, стоять!
   - ...Канеширо Хокуто. Я думал, ты ушёл из школы, чтобы заниматься своими грязными делишками? - подозрительно произнёс Мориока. Я заметил, каким осторожным тоном он обратился к этому "Канеширо". В отличие от Директора, этого оппонента Мориока не недооценивал.
   - Ну, я действительно оставил школу... но, видишь ли, когда я узнал об этой "Войне Ящика Пандоры", я просто должен был увидеть это собственными глазами! Думаю, оно стоит потраченного времени, хмм?.. - заметил Канеширо тем же издевательски-дружелюбным тоном.
   - Хе, как я погляжу, у тебя всё ещё проблемы с социальными навыками, Хокутик. Чему удивляться, что у тебя даже девушки нет, когда ты здороваешься мечом? Ты разве не знаешь, настоящий "бой" проходит в спальне - заметил Мориока, неожиданно перейдя на собственный издевательский тон.
   - Эх, Мориока, как я погляжу, тебе всё так же недостаёт стиля. Неудивительно, что тебе отказывают все девушки, учитывая, что ты пользуешься столь вульгарными и слабоумными грязными выражениями - парировал Канеширо в том же духе. Его дружелюбный тон оставался таким же фальшивым.
   Я ощущал пылающее убийственное намерение обеих сторон, но не мог позволить себе отвлекаться на это. Ни один из них не был настолько угрожающим, как аура этого "Берсеркера"; почти ощущаемая на ощупь масса силы, буквально окутаная злобой. Сравнивать их двоих с этим монстром - всё равно что сравнивать пару ссорящихся белок с разъярённым медведем - никакого сравнения, в общем. Так что я сосредоточил всё внимание на этом концентрате ненависти и начилия под названием "Берсеркер".
   - Хокутик - произнёс Мориока сквозь фальшивую улыбку - что ты затеваешь? Что планируешь?
   Это меня немного удивило. Я знал, что он прямолинеен, но не ожидал, что так вот прямо задаст этот вопрос. Полагаю, он предпочитает не усложнять вещи.
   - ...Сперва я принял вас за пару Мастер-Слуга, но, похоже, вы просто пара ползающих рядом личинок. Так что я милосердно позволю вам идти - произнёс Канеширо Хокуто. - Хотя убить вас обоих Берсеркеру не составит труда, если я позволю ему атаковать вас всерьёз, у меня есть более важные дела. Да ещё и тот факт, что если убить вас сейчас, то вы не сможете сыграть свою роль в этом небольшом ритуале, а это проблема. Так что, пока что, полагаю, au revoir.
   Я услышал, как что-то слегка поскрипывает, словно пара колёс. "Берсеркер", кем бы или чем бы он не был, удалился вместе с нашим врагом, его тяжёлые шаги вызывали содрогания земли, которые я ощущал даже на таком расстоянии.
   Через какой-то момент, он помедлил и, похоже, обернулся.
   - О, и ещё кое-что, прежде чем я вас оставлю. Если ни один из вас не призовёт Слугу к тому времени, как наши пути снова пересекутся, вам не повезёт так, как сегодня. В конце концов, глупость порождает слабость, а слабость порождает смерть, как что приготовьтесь соответственно.
   С этим злобным ультиматумом поскрипывание продолжило удаляться, и вскоре он и его жуткий компаньон исчезли покрываемой моими органами чувств зоны.
   - ...Фу! Это было откровенно опасно! Не могу поверить, что мы выжили... В смысле, ты это почувствовал? Ты же почувствовал, верно? Ты должен был это почувствовать! Этот... "Берсеркер"... с его аурой не ошибёшься. Эта тварь действительно хотела нас убить! Ты единственный парень за долгое время, которые демонстрировал нечто близкое к такой сильной убийственной ауре, за долгое время! Он взмахнул этим длинным чёрным полуторником - больше моей ноги! - с такой скоростью, что я едва заметил, и с такой силой, что от ветра дерево, на котором я был, затрясло, как в тайфу... вау! Ты это видел? Ой, извини, забыл, что ты не видишь... Этот "Берсеркер" вырвал из ствола дерева кусок размером с мою голову... даже не дотрагиваясь до него. Одним давлением воздуха от взмаха! Я удивлён, что дерево после этого ещё стоит, пусть оно и в метр толщиной! Блин, это безумие! И он держал этот меч одной рукой! Даже Внутренняя Мока в лучшей форме на такое неспособна! Блин, если бы эта атака в меня попала, меня бы разорвало на части... Подожди... Хокуто же сказал, что Берсеркер "сдерживался"?.. Да нет, этого не может быть. Это невозможно, он наверняка блефует. Верно, Тоно? ... Тоно?
   Мориока безостановочно болтал, вероятно, от смеси нервозности и облегчения. Его маска ложной бравады соскользнула в тот же миг, как та парочка исчезла. Большую часть его бормотания я пропустил мимо ушей, но на один момент обратил внимание.
   - Извини, Мориока, но я не испускаю столько убийственного намерения! - возмущённо произёс я.
   - Ещё как. Я поначалу рядом с тобой всё время был настороже. Не сразу понял, что ты просто монстр с более ярко выраженными убийственными тенденциями по сравнению с другими - произнёс он. Затем помедлил и мрачно добавил: - На самом деле я и сейчас не могу рядом с тобой расслабиться, куда там. Вообще-то я какое-то время вообще боялся мимо тебя пройти... Опасался, что можешь устроить бойню, если разозлишься.
   "И самое печальное, что он как никогда близок к истине именно в тот момент, когда её нужно скрывать" - подумал я. - "По крайней мере, он считает, что ему просто кажется, а не уверен".
   - Ну, не то, чтобы я это пытался скрыть... Я стараюсь сдерживаться, но если тебя это всё равно напрягает, извини. Ничего не могу поделать - сухо произнёс я. Мориока внезапно остановил свою болтовню.
   - Ты же не можешь говорить это всерьёз! - задохнулся он. Я понял, что если этот разговор продолжится, моё прикрытие окажется под угрозой.
   - Вообще-то нет, я просто хотел выжать всё возможное из момента - соврал я.
   - Это хорошо, потому что если бы ты серьёзно, то я бы серьёзно задумался о том, что бы тебя убить. Просто для надёжности - совершенно серьёзно произнёс Мориока. Я ему поверил, поскольку знаю, что убийственное намерение не демонстрируют просто так. Собственно, если могут, его вообще не демонстрируют. Его не просто так называют "убийственным". Если кто-то его демонстрирует, окружающие зачастую справедливо пытаются защищаться. На самом деле, в бою Убийственное Намерение в бою - просто фактор угрозы, который больше мешает, чем помогает.
   - Мы всё ещё не знаем наверняка, что такое этот Берсеркер - пробормотал Мориока. Если бы я не успел до того уже убить нескольких Мёртвых Апостолов, у меня определённо был бы нервный срыв после того, через что я сейчас прошёл. Мориока паниковал, но его, похоже, беспокоило то, что его пылась убить столь сильное существо, а не сам тот факт, что его пытались убить. В каком-то смысле, разумно. Хотя они и довольно слабые в сравнении со сверхъестественныи существами, с которыми я сталкивался раньше, они всё же монстры. Они регулярно пытаются прикончить друг друга, насколько бы невинные маски не носили.
   - Мне нужно выпить - простонал Мориока. Я кивнул. Пара глотков может помочь нам прийти в себя.
   И так мы, человек и оборотень, побрели к общаге. Мориока пригласил меня в свою комнату; я "осмотрелся". Честно говоря, я ожидал, что там будет вонять - мужчины обычно жуткие лодыри, когда речь идёт о ведении хозяйства. Однако я оказался приятно удивлён, почуяв вместо запаха грязи запах карри. Довольно ностальгический запах...
   - Никогда бы не подумал, что ты сможешь держать свою комнату в чистоте - заметил я, снова принюхавшись, чтобы убедиться, что мне не показалось.
   - Ты не воспринимаешь ситуацию серьёзно! Нас чуть не убили! - резко произнёс он.
   - Извини, Мориока, но я скрываю панику, сосредотачиваясь на бесполезных вещах. По крайней мере я не бегаю по кругу с воплями - откровенно произнёс я, всё ещё пытаясь убедить себя, что книга ужасно интересна и стоит большего внимания, чем маньяк с цвайхандером. По описанию Мориоки меч напоминал цвайхандер.
   - Нам следуйет вступить в этот безумный турнир - решительно заявил я. Я мысленно похоронил свои страхи и сейчас сосредоточился на битве.
   - Как ты собираешься это сделать? - спросил Мориока.
   - Я запомнил речёвку призыва. Нам нужны конкретные инструкции по проведению ритуала. Посмотрим в библиотеке - произнёс я.
   - Библиотека заперта. Каникулы же, помнишь? - указал Мориока.
   - А кто сказал, что мы там будем легально? - спросил я в ответ. Мориока принял это.
   - Знаешь, не факт, что мы найдём в библиотеке нужный ритуал - заметил он.
   - Ну, можешь спросить Директора. Или, может, Канеширо захочет нам помочь? - произнёс я. Мориока громко вздохнул.
   - Всё это плохо кончится... - хмуро произнёс он.
   Вспоминая этот момент, я думаю - не стоило ему искушать вселенную...
   ***
   - Широ, помни - я не позволю новых глупостей - фыркнула Сэйбер. Широ её проигнорировал.
   - Ну, по крайней мере размер формы подходит - пробормотал он себе.
   Как только прибыл Водитель, Широ принял решение и упаковал все вещи обратно в сумки. Сэйбер хотела протестовать, но если Водитель говорил правду, они должны отправиться туда и проследить, чтобы этот фарс в виде Войны Грааля не выбился из рук.
   Что не значит, что ей это нравилось. Они только что прибыли из Англии, и теперь в срок тридцати шести часов становятся учениками неизвестной школы. Не говоря уж о том, что отправляются в упомянутую школу в пять утра.
   Глупец, устроивший этот фарс, не придумал ничего лучше, чем провести Войну в школе. Хотя Сэйбер была в состоянии сдерживать чувства в битве, она впервые испытывала к кому-то такую ненависть. Даже грязные методы Кирицугу были оправданны. Объявить же войну, или, вернее, организовать войну в школе! было чем-то, чего она не могла простить.
   А ещё её слегка беспокоил тот факт, что школьные формы были сшиты, упакованы и доставлены почти моментально. Тот факт, что размеры совпадали, как заметил Широ, только вызывал ещё больше подозрений.
   - Ладно, пошли - произнёс Широ. Он поднял свою долю багажа, Сэйбер подняла свою. Они вышли из дома; Сэйбер положила багаж в автобус, а Широ запер двери Резиденции Эмии.
   - Похоже, ты мне мне с готовностью поверил - ухмыльнулся Водитель. Широ только зыркнул на него в ответ.
   - Не то, чтобы. Мы просто собираемся предотвратить кризис, который готов устроить твой глупый наниматель - холодным тоном произнесла Сэйбер. Водитель только усмехнулся в ответ.
   - У всех свои взгляды. Я не собираюсь спорить с вашими - произнёс он, садясь за руль. Затем спокойно взглянул на своих пассажиров.
   - Помните, в Академии ёкай всё не то, чем кажется - посоветовал он, слегка усмехнувшись. - Вам лучше быть очень бдительными...
   - Как будто мы сами не знаем - ответила Сэйбер. Водитель сделал затяжку.
   - Поехали - сообщил он, и автобус тронулся.
  
   Поездка заняла около трёх часов. Широ оставалость только удивляться, что за ними, учитывая скорость автобуса, не гналась полиция. Поблизости от пункта назначения они въехали в тоннель.
   - Добро пожаловать в Академию Ёкай - сообщил Водитель, и они оказались на месте. Широ напрягся, заметив мощное граничное поле, окружающее школу.
   - Это - произнесла Сэйбер, пытаясь подобрать нужное слово - необычно.
   Концовка получилась не слишком удачной.
   - Похоже на сеттинг ужастиков семидесятых годов - откровенно заметил Широ. - Лучше было бы сказать "шаблонно", Сэйбер.
   - Меня проинструктировали сперва проводить вас в офис Директора. Так что, прошу, следуйте за мной - издевательски-вежливым тоном произнёс Водитель. Оставив багаж в автобусе, Широ и Сэйбер последовали за провожатым в здание, которое, как решил Широ, предназначалось для административных целей. Пройдя по похожим на лабиринт коридорам, ещё одно клише, вырванное из какого-то фильма, как подумал Широ, они оказались перед парой больших дверей красного дерева.
   Водитель, даже не озаботившись тем, чтобы постучать, распахнул двери. Широ и Сэйбер посмотрели друг на друга; Широ в уме отвёл курок револьвера. Это являлось необходимым для его магкрафта триггером. Сэйбер перехватила нечто невидимое; это был Экскалибур, Меч Обещаной Победы, оружие, остающееся невидимым благодаря ножнам Невидимого Воздуха. Оба готовились защищаться на тот случай, если офис перед ними окажется ловушкой. Момент нерешительности, и Широ вошёл, Сэйбер последовала за ним.
   Офис директора оказался, за неимением лучших слов, вполне обычным. Там были большой стол и кресло для Директора и ещё несколько стульев для посетителей; вот и вся мебель в огромном офисе. Это выглядело откровенной тратой пространства. Директор сидел за столом, его лицо было скрыто, но улыбка каким-то образом видна.
   - Эмия Широ и Сэйбер, приветствую вас в Академии ёкай - произнёс он. Широ и Сэйбер остановились в трёх футах от стола. Это было больше нормальной длины меча, почему они и избрали столь точное расстояние от края стола. Привычка, рождённая практикой.
   - Нам не нужно ваше приветствие. Скажите нам, Директор, вы в курсе, что устроили в этой школе? - резко спросила Сэйбер.
   - Я начал Войну Ящика Пандоры, королевскую битву за величайший приз, на который кто-то может надеяться, исполнение желания. Участников войны сопровождают Слуги, древние Героические Духи, призванные особым ритуалом, которые на самом деле и сражаются - спокойно произнёс Директор.
   - И каким образом будет исполнено желание? - скептически спросил Широ.
   - Открытием Ящика Пандоры, разумеется - бесстрастно ответил Директор.
   - Неужели, вы действительно владеете столь могущественной магической тюрьмой негативных феноменов? - спросила Сэйбер.
   Директор усмехнулся.
   - Из-за искажённых мифами фактов никто не знает истинный секрет за, вернее, в, Ящике Пандоры - произнёс он. Широ и Сэйбер снова переглянулись, на этот раз обеспокоенно, а не напряжённо.
   "Какая мерзость может скрываться внутри Ящика Пандоры, который собирается открыть Директор?" - одновреенно подумали они. - "И, что важнее, почему этот безумный идиот собирается это сделать?"
   - Воспользовавшись Ящиком Пандоры, я смогу... - начал было Директор, но был грубо прерван тремя событиями, произошедшими на протяжении 0.12 секунды.
   Широ создал Каншу и сделал выпад в Директора.
   Через долю секунды меч оказался выбит из его рук камешком. Не просто камешком, как понял Широ ещё через долю секунды; этот камень являлся Благородным Фантазмом D-ранга.
   Второй камешек, направленный в голову Широ, отразила Сэйбер.
   - Интересный меч - произнёс низкий голос. Владельцем голоса оказался непримечательный парень-блондин где-то пятнадцати-шестнадцати лет; в кармане его рубашки лежало несколько карандашей. Было в нём, однако, кое-что, отличающее его от обычного парня: он слегка сиял. Очень слабо, так что Широ мог бы это и пропустить; он заметил это потому, что парень бросил столь необычный Благородный Фантазм, что привлекло внимание Широ.
   - Ты кто такой? - потребовала Сэйбер.
   - Прошу прощения, забыл представиться. Я Слуга Сэйбер и я не могу позволить вам причинить вред моему Мастеру - произнёс он. Что-то беспокоило Широ, некая странность. Такое впечатление, словно в существовании парня была некая лёгкая ошибка. Словно парень, заявивший, что является Слугой Сэйбер, не должен быть Слугой.
   - Эмия Широ, почему ты пытался меня заколоть? - спокойно спросил Директор.
   - Чтобы покончить с этим безумием - ответил Широ. Улыбка Директора слегка увяла.
   - Но тогда как ты получишь своё желание? - спросил он.
   - Желание для одного ценой шести? Извнините, но цена слишком высока - покачал головой Широ и резко создал Гаэ Болг.
   - Широ! Нет! - воскликнула Сэйбер. Однако Широ её не слушал. Он направил проклятое копьё на Директора.
   - ГАЭ! - прокричал Широ. В то же время, Сэйбер взмахнула мечом в направлении стула, брошеного в неё другим Сэйбер; стул тоже являлся Благородным Фантазмом, и если бы он попал в Широ, это была бы верная смерть. Экскалибур разрубил стул.
   Слуга Сэйбер рванулся к Широ, пригнувшись под взмахом Экскалибура.
   Сэйбер оправилась от инерции взмахов и с нечеловеческой скоростью попыталась заколоть Слугу Сэйбер.
   Слуга Сэйбер блокировал меч более слабым Благородным Фантазмом-карандашом. Даже Сэйбер, повидавшая самые странные Благородные Фантазмы, была потрясена храбростью другого Слуги.
   - БОЛГ! - выкрикнул Широ.
   Сэйбер моргнула. Директор не умер. Копьё было чисто выхвачено из рук Широ. Превратив Благородный Фантазм в собственный, Слуга Сэйбер одновременно предотвратил гибель Директора и заполучил отличное оружие. Текущий результат: Слуга Сэйбер стоит с Гаэ Болгом, направив его на Широ; Широ держит Каншо и Бьякую, а Сэйбер зыркает на всех троих. И улыбка Директора осталась той же.
   Он или не уступает Слугам, или полностью уверен в своём Слуге. Оба варианта одинаково опасны.
   Сказать было нечего - Широ постарался на славу... Создав Гаэ Болг: Зазубренное Копьё, пронзающее Смертью, Широ дал Слуге Сейбер идеальное оружие. Теперь Широ был заложником. Даже он сам понимал, что натворил.
   - Итак, как я говорил прежде чем меня так грубо прервали, я хочу, чтобы Ящик Пандоры исполнил моё желание, но это возможно только если я устрою фарс Войны Грааля. Таким образом, вам нужно участвовать - сообщил Директор.
   - Отлично, но я разорву тебя на части, когда одержу победу - поизнёс Широ сквозь сжатые зубы.
   - Следи за языком, парень - предупреждающе произнёс Слуга Сэйбер, угрожающе держа Ирландское Копьё. Широ зыркнул на него.
   - И ещё кое-что, Эмия Широ, твоя подруга не может участвовать в Войне Ящика Пандоры - произнёс Директор.
   - Почему? - потребовал Широ.
   - Потому что она просто слишком сильна в сравнении с остальными Слугами - указал Директор.
   - По мне, это совершенно справедливый способ победить - ответил Широ.
   - Ну, да, но это будет означать, что ты не получишь своё желание. Помни, я определяю правила. И, чтобы наверняка... - весело произнёс Директор, и начал рисовать в воздухе руны. Широ и Сэйбер замерли, узнавая символы.
   - Поклянись следовать моим правилам - произнёс Директор, закончив создавать контракт. Широ уставился на него, словно тот стал ещё безумнее, чем был.
   - Даже у меня есть пределы! Ты хочешь меня контролировать? - разъярённо произнёс Широ.
   - Мне стоит напомнить, что я могу тебя убить? - скучающе спросил Слуга Сэйбер.
   - Широ, скажи мне, какие условия он выдвинул - произнесла Сэйбер.
   Широ начал быстро озвучивать.
   - "Я, связывающий себя этим нерушимым контрактом, объявляю, что я буду следовать правилам Войны Ящика Пандоры, установленным Директором Академии ёкай. Условия контракта - я призову Слугу, буду участвовать в Войне Ящика Пандоры и с моей стороны не будет попыток убийства Директора. Помимо этого, моя подруга не будет ни сражаться в этой Войне, ни пытаться убить Директора. Эти ограничения будут сняты с окончанием Войны".
   Сэйбер слегка наклонила голову. Условия оказались вполне честными.
   - У нас нет выбора. Подписывай - произнесла она. Широ недовольно взглянул на неё, она бросила на него ответный тяжёлый взгляд. - Не смотри так на меня, это по твоей вине мы сейчас в такой ситуации. Тебе следовало создать Каладболг, с ним шанс убить его был бы выше.
   - Может, прекратите уже такие разговоры о моём Мастере? Я стою здесь с проклятым копьём, которое может вас с гарантией прикончить, а вы и в ус не дуете! Что за идиотами вы должны быть, чтобы не видеть очевидной угрозы? сердито произнёс Слуга Сэйбер.
   "Каким бы Героическим Духом он не был, он очень преданный" - обратила внимание Сэйбер. - "Похоже, фанатично".
   Всё ещё сохраняя несогласный вид, Широ нарисовал в указанном месте нужные руны. Контракт ярко засиял и исчез. Широ ощутил лёгкий вес на сердце, осозвав это чувство как активацию эффекта клятвы.
   - А теперь вы свободны. Занятия начнутся через тринадцать дней - произнёс Директор.
   Широ и Сэйбер остановились, на их лицах медленно проявилось выражение ужаса.
   - Ты собираешься продолжать эту войну даже в присутствии невинных посторонних? - холодно спросила Сэйбер.
   - Продолжать? О чём вы? Война ещё даже не началась! - вежливо сообщил Директор.
   Это произвело эффект разорвавшейся бомбы.
   - Ты собираешься начать Войну после того, как все прибудут? - придушенно произнесла Сэйбер.
   - Ну, ты будешь третьим Мастером. Насчёт остальных я ещё не уверен - признал Директор.
   Что бы он не собирался добавить, это утонуло в звуке взрыва. Как только они это услышали, Широ, Сэйбер и Слуга Сэйбер бросились к источнику шума.
   - О, смотри-ка. Похоже, у нас уже есть третий Мастер. Четвёртый уже тоже нашёлся, так что осталось только трое! - довольно произнёс Директор.
   ***
   - Это отчаянно скучно! - простонал Мориока. - Знаешь, никогда не любил книги.
   Я в который раз придавил желание прирезать его.
   - Я знаю - ответил я тоном, который, надеюсь, звучал сочувствующе.
   - И вот, я вынужден рыться в книгах! - возмущённо произнёс он. Я задумался, пытается ли он вообще искать всерьёз.
   - Извини, что ничем не могу помочь - намекающе произнёс я.
   - Да нет, всё нормально. Просто эти книги жутко скучные - ответил Мориока, игнорируя мои подчёркнутые намёки, что стоит соблюдать тишину.
   - О, кажется, это тот магический круг, который использовал Директор - сообщил он.
   - Там написана речёвка? - спросил я.
   - Не знаю. Тут надписи рунами - отозвался Мориока. Пожимая плечами, полагаю.
   - В обычных условиях я бы сказал "стоит попробовать", но сейчас не та ситуация, чтобы тыкаться наугад. Это может быть опасно, так что лучше действовать наверняка" - заметил я.
   - Угу, ты прав. Я вообще не горю желанием этим заниматься. То, что сделал Директор было откровенно жутко - произнёс Мориока.
   Он вздохнул, собираясь ещё что-то сказать, но его перебил внезапный голос.
   - Прошу прощения, джентльмены, но я вынужден вас убить.
   Это был всё тот же раздражающий мудак Канеширо Хокуто. Однако на этот раз его тон был не высокомерным, а серьёзным.
   - Если точно, я должен убить тебя, Тоно Шики. Моё начальство заявило, что ты сила, с которой следует считаться, и что твоё существование представляет угрозу нашим планам. Таким образом, я не могу ждать, пока ты призовёшь слугу, чтобы убить тебя во время Войны - сообщил он.
   - Ну, если ты собираешься меня убить, почему не просто сделал это? Почему сообщаешь об этом, давая мне время скрыться? - спросил я. Я ощущал присутствие Берсеркера по его тяжёлому дыханию. Его убийственное намерение тоже его явственно выдавало.
   - Ну, тебе всё равно не сбежать от Берсеркера. И убить врага, сперва сообщив ему об этом, считается вежливостью - ответил Канеширо.
   - Я считаю убийство отталкивающим и грубым - произнёс я, пытаясь отдалиться.
   - Меня это не беспокоит - сообщил Канеширо. Он прочистил горло. - Убей его.
   Я сорвал Саван Святого Антония.
   Мир хрупок. Мир хрупок. Мир хрупок. Мир хрупок. Мир хрупок. Мир хрупок. Мир хрупок. Мир хрупок.
   Я с силой придавил эти мысли. Кровь Нанайя вопила, призывая разрезать Канеширо на несколько сотен частей. Полагаю, это был худший вариант действий, учитывая, что представлял из себя Берсеркер.
   Он был шестифутовым детиной, одной рукой держащим трёхфутовый цвайхандер, с сердитым выражением лица. И я понял, что убить его для меня невозможно. Я видел на нём всего несколько линий смерти, и то с усилием; эти линии были для меня чужды.
   Вспомнив, как быстро он махал мечом, я не сомневался, что он разрубит меня надвое, прежде чем я смогу добраться до Канеширо. Вообще-то я сомневался и в том, что смогу отступить, учитывая, что он приближался ко мне...
   Взрывом шерсти, когтей и клыков на Берсеркера бросился волк. Какой-то миг Берсеркер выглядел удивлённым, а затем просто отмахнулся от зверя. Волк снова метнулся к его горлу.
   - Шики! Беги! - прорычал Мориока. Я побежал. Не потому, что я трус, а потому, что был готов рискнуть...
   Я порезал указательный и средний пальцы там, где на них не было линий смерти. Воспользовавшись книгой как справочным материалом, я быстро нарисовал копию круга призыва. Я слышал фырканье Мориоки, и желание помочь ему даже превзошло порыв крови, но я заставил себя рисовать круг.
   Фырканье Мориоки раздавалось всё реже, однако, похоже, оборотень сумел отвлечь внимание Берсерка, не погибнув.
   Круг завершён. Я быстро поднялся, встал в круг и начал речёвку. Я собирался использовать себя в качестве сосуда, что бы за ритуал призыва это ни был.
   Фырканье Мориоки превратилось в скулёж. А затем внезапно он в волчьей форме перелетел через несколько книжных полок и врезался в меня, сбив меня с ног и выбив из круга. Тело Мориоки упало в круг и приняло человеческий облик. Я смутно осознал, что он едва сумел избежать разрубания надвое; его грудь была рассечена, и, похоже, удар нанёс серьёзные повреждения, учитывая текущую из раны кровь. Я даже видел рёбра.
   В следующую секунду Берсеркер оказался рядом со мной. Он занёс цвайхандер, собираясь обрушить его на меня, как топор на бревно.
   Дверь в библиотеку открылась, и вбежал рыжеволосый парень не старше меня. В первый момент я решил, что это просто зевака, услышавший шум и решивший посмотреть, что происходит.
   Парень внезапно метнул в Канеширо чёрный меч; Берсеркер блокировал его цвайхандером. Учитывая, что Канеширо был сильным монстром, против которого бесполезно обычное оружие, но Берсеркер перехватил атаку, следует предположить, что брошеный меч - необычный.
   Я, не задумываясь, продолжал бормотать речёвку. И, вероятно, именно это нас всех и спасло в следующие несколько секунд.
   Чужак бросился на Берсеркера с белым мечом в руке.
   Берсеркер взмахнул в его сторону цвайхандером, разнеся в прочессе ближайшие книжные полки в щепки.
   Чужак блокировал удар, чудесным образом не оказавшись размазанным по стене. Впрочем, он оторвался от пола и треснулся о потолок, определённо вырубившись.
   Берсеркер перевёл внимание на меня, снова поднимая цвайхандер.
   - Пойми это и явись! - заорал я. Вспыхнул свет.
   Ярость на лице Берсеркера сменилась новым выражением; он выглядел удивлённым мелкой ране на запястье. Канеширо выглядел так, словно сейчас выпадет из своего кресла-каталки.
   - Скажи мне, Сердитый; С чего тебе злиться; Когда этим боем ты можешь гордиться? - произнёс Мориока. Если не считать, что это был не Мориока.
   Никогда бы не подумал, что он сможет так умело владеть нодачи. За какой-то миг он подхватил меня, отпрыгнул от угрозы и ранил Берсеркера в запястье.
   И что он сможет на ходу придумывать стихи - тоже не подумал бы.
   - Слуга Ассасин, к твоим услугам, Мастер - произнёс Мориока, глядя на меня.
   Я понял, что мне понадобится несколько бутылок саке.
  
   Глава Семь: Монстр Ассасин
  
   Широ было очень стыдно. Ещё бы, им треснули о потолок, а потом он грохнулся вниз. Большинство людей травма вывела бы из строя, но Широ просто усилием воли блокировал боль и сфокусировался на том, чтобы встать.
   Лежащая перед его глазами книга сообщала, что это "Истори". Остальное прочитать было невозможно, поскольку она была чисто разрезана надвое шоковыми волнами от цвайхандера Берсеркера.
   "То есть вместо мощных воздушных ударов это бритвенно-острые порывы ветра? Понятно, его не стоит недооценивать" - подумал Широ. Он вскочил на ноги...
   ...и снова упал, уклоняясь он нового воздушного клинка, рассёкшего оставшиеся книжные полки.
   "Паршиво" - печально подумал Широ. Берсеркер бесился, бешено размахивая мечом.
   Широ создал Каншо и Бьякую и блокировал меч Берсеркера. Удар отбросил его, но по крайней мере не сбил с ног.
   - Ассасин, мой Саван - довольно громко прозвенег голос Мастера Ассасина. На какой то миг Широ удивился, зачем тому Саван, но тут Берсеркер снова его атаковал.
   Широ решил перейти в атаку и парировал цвайхандер Берсеркера.
   "Эти Слуги довольно слабые" - подумал Широ. Во время Пятой Войны Святого Грааля, единственными Слугами, против которых он мог какое-то время продержаться, были Арчер и Лансер. Гильгамеш технически не считается, поскольку Широ не просто продержался; он сумел его победить. Но Берсеркер в той Войне Грааля был слугой, полностью убить которого смог только Гильгамеш.
   А этот Берсеркер был даже слабее, чем Арчер. Широ понадобилось только слегка усилить своё тело, чтобы быть наравне с ним.
   А вот сблизиться на расстояние своего удара - совсем другое дело. Каждый взмах меча Берсеркера создавал воздушные клинки, от которых Широ приходилось уклоняться. В конечном итоге получалось, что хотя Широ был достаточно силён, чтобы схватиться с Берсеркером, он просто не мог к нему подобраться.
   - Паршиво - произнёс Широ сквозь сжатые зубы. Из-за большого размера Берсеркера, тот мог легко перешагивать через препятствия, через которые Широ приходилось перепрыгивать. Таким образом, у Берсеркера было территориальное преимущество, и он им пользовался.
   И тут Широ споткнулся о кучу книг.
   Меч Берсеркера был готов снести его голову.
   Широ поднял левую руку, чтобы блокировать удар. Но берсеркер выбил Каншо из его руки.
   В следующий момент удар Берсеркера был с гулким звоном остановлен нодачи Ассасина.
   Самым впечатляющим было то, что Ассасин воспользовался остриём меча.
   - Почему? - удивлённо спросил Широ.
   - Ты не Мастер в этой битве. Убить тебя - бессмысленная трата сил. Беги, пока можешь - поспешно произнёс Ассасин. Долю секунды спустя, Берсеркер снова взмахнул мечом; на этот раз он целил в Ассасина.
   - Ну вот... - пробормотал Ассасин, отпрыгивая из зоны досягаемости цвайхандера. Он встал и поднял меч. И тут произошло нечто невероятное.
   Берсеркер, нападавший на Ассасина, как безумец, вдруг остановился и отпрыгнул. Глаза Широ расширились. Он узнал манеру, с которой Ассасин держал меч, пусть и не саму стойку. Он видел это раньше, когда был загипнотизирован Кастер и лунатиком забрёл в Храм Рюудоджи.
   - Ты - Сасаки Коджиро! - обвиняюще произнёс Широ. Ассасин поднял брови.
   - Надо же... Приятно, когда тебя узнают - заметил он.
   - Я не о том! Почему ты не в своём реальном теле? Это не твоя настоящая физическая форма! - обвиняюще произнёс Широ. Лицо Ассасина не дрогнуло.
   - Человек по имени Сасаки Коджиро - всего лишь компиляция историй о достижениях разных людей. Я не в курсе, моя ли это реальная форма или нет. Я мог так и выглядеть, или выглядеть по другому - заметил Ассасин.
   - Я на это не куплюсь - фыркнул Широ.
   - Я и не прошу. Просто отправляйся в безопасное место - ответил Ассасин.
   По какой-то причине Берсеркер не атаковал, только зыркал на Ассасина.
   "Не зыркает. Он ищет дыру в его защите" - понял Широ. Взгляд напоминал то, как Сэйбер и Арчер анализировали ситуацию.
   Берсеркер напрягся.
   Ассасин подготовил ноги, ожидая очередного нападения, подобного бешеному кабану.
   Берсеркер прыгнул, в воздухе взмахивая мечом.
   Ассасин с лёгкостью блокировал.
   Берсеркер раскрыл правую ладонь и выстрелил комком тьмы размером с кулак.
   Глаза Ассасина расширились.
   ***
   Меня зовут Тоно Шики. Вообще-то мне девятнадцать лет, но по некоторым причинам я сейчас в первом классе старшей школы. Само по себе это не так плохо. Уверен, вы бы думали иначе, но я бывал в ситуациях намного хуже. Как сейчас.
   В настоящий момент я поддерживаю многозадачность в прыжке, одновременно думая о жизни и пытаясь рубануть одержимого огра по глазам в кувырке.
   С повязкой на глазах.
   Чтобы спасти старшеклассника.
   Который, похоже, одержим душой легендарного мечника Сасаки Коджиро, если, то сказал этот парень, правда.
   И старшеклассник - оборотень.
   А я завязал себе глаза, чтобы не дать себе инстинктивно убить его.
   И я ещё думал, что моя жизнь уже достаточно сложная...
   По крайней мере, удар по глазам оказался удачным; яростный рёв Берсеркера был достаточным доказательством. К тому же я ощущал влажность крови на руке, которой сжимал нож. Поскольку я не смел рисковать использовать Мистические Глаза Восприятия Смерти, мне пришлось действительно приложить силу, чтобы нанести порез. Когда я раньше использовал Мистические Глаза, я не ощущал никакого сопротивления, разрезая объекты, поскольку просто вмешивался в их судьбу. Однако в этот раз, я просто бешено рубил, надеясь ранить Берсеркера.
   Я услышал, как Ассасин отскочил, и через долю секунды что-то взорвалось на том месте, где он только что стоял. Он уклонился.
   Берсеркер потерял баланс, когда Ассасин вместо блока уклонился, его гигантский меч был достаточно тяжёлым, чтобы сместить центр равновесия.
   Я приземлился туда, где стоял Ассасин.
   - С дороги! - услышал я ещё один голос. Это был не Ассасин. Я решил послушаться и сбежать от огромного одержимого огра.
   Гигантская вспышка пламени, и Берсеркер завопил от боли.
   - Какой красивый клинок - произнёс Ассасин.
   - Держись подальше, Ассасин. Я не могу контролировать этот меч так, как хотелось бы - предупредил моего Слугу наш неожиданный союзник.
   - Проклятье! Что ж вы всё никак не сдохнете? - прорычал Канеширо.
   - Извини, но я предпочитаю быть убитым кем-то покруче - ответил наш союзник.
   Несмотря на тон, мы были в очень сложной ситуации. Я чувствовал себя так, словно разваливаюсь на части. Ассасин был уже ранен, и его состояние только ухудшалось. Наш союзник был единственным, кто смог что-то сделать, и он противостоял Берсеркеру в одиночку.
   И нет никаких гарантий, что сам Канеширо не вступит в бой. Пусть он, похоже, и прикован к инвалидной коляске, но он всё-таки монстр. Полагаю, он гораздо сильнее обычного человека.
   Короче, дело - дрянь.
   ***
   Врата Вавилона - Благородный Фантазм, хранящий Благородные Фантазмы. Он содержит множество легендарных мечей и копий, таких как Дюрандаль, Дайнслеф, Хутенгеки, Ваджра и Грам. Широ не мог сохранить или хотя бы просто запомнить большую часть легендарного оружия оттуда, поскольку на тот момент был слишком сосредоточен на том, чтобы остаться в живых; однако за то короткое время, что успел увидеть Благородные Фантазмы, он сумел скопировать несколько из них.
   Однако была та проблема, что скопированое оружие было или таким сложным, что ему потребовалось бы несколько лет, чтобы научиться им толком владеть, либо столь мощным, что ему потребовалось бы запитаться праной из внешнего источника, чтобы создать хотя бы ослабленную версию.
   Однако всё же было несколько экземпляров оружия, которое ом мог воссоздать, несмотря на скромный запас праны. И он воспользовался тем, которое, по его прикидке, должно нанести максимальный урон простейшим способом.
   Как только Мастер Ассасина провёл впечатляющий удар в прыжке, нанеся горизонтальный порез по правому глазу Берсеркера, Широ воспроизвёл в уме нужное ему оружие.
   - Трэйсинг - произнёс он. В его правой руке возник трёхфутовый меч с элегантной рукоятью и мерцающим клинком. Он сфокусировался на цели; Берсеркер готовился к очередному мощному удару, так что нужно было действовать.
   - С дороги! - выкрикнул Широ и резко взмахнул мечом. Яростное пламя возникло на траектории движения меча, жутко обжигая Берсеркера. Вместо обычного рёва он завопил от боли.
   - Какой красивый клинок - пробормотал Ассасин. Однако его слова звучали не поэтично или романтично; он изучал Широ, по-новой оценивая ситуацию.
   - Держись подальше, Ассасин. Я не могу контролировать этот меч так, как хотелось бы - предупредил Широ. Ассасин немедленно отступил, сжимая рукоять своего нодачи.
   Мастер Ассасина убрался прочь. Сам Ассасин выглядел так, словно вот-вот упадёт, держась на ногах одной силой воли. И у Широ заканчивалась прана. С какой стороны не посмотри, ситуация далека от идеальной.
   Сейчас Берсеркер опасливо смотрел на Благородный Фантазм в руках Широ. Он был безумцем, но безумцем, ощущающим боль. Благородный Фантазм, использованный Широ, создал пламя, способное его серьёзно ранить. И какой бы загадочной способностью он не воспользовался, чтобы исцелить нанесённую Ассасином рану, сейчас она оказалась неспособна ему помочь.
   Широ позволил себе слегка ухмыльнуться. Создать Тизону было правильным выбором.
   - Проклятье! Что ж вы всё никак не сдохнете? - прорычал Канеширо.
   - Извини, но я предпочитаю быть убитым кем-то покруче - ответил Широ.
   Его ухмылка тут же исчезла: Берсеркер швырнул свой меч. Глаза Широ расширились, когда двенадцатифутовый цвайхандер устремился в его лицо, несясь на почти сверхзвуковой скорости. Хоть у Широ и были хорошие рефлексы, он не успевал среагировать.
   В следующий миг оружие оказалось отбито обратно к Берсеркеру, который с лёгкостью ухватил его за рукоять.
   - Берсеркер, стоять. С ней лучше не связываться - сквозь сжатые зубы произнёс Канеширо.
   Сэйбер как-то сумела прибыть, не дав Берсеркеру заметить себя, и отбила гигантский меч ударом собственного невидимого меча. Она утавилась на Берсеркера и Канеширо столь яростно, что сам Широ был рад, что не он - причина её гнева. Берсеркер, однако, ответил Сэйбер столь же сердитым взглядом, а Канеширо просто фыркнул. Или они оба, и Мастер, и Слуга, были идиотами, или сами были серьёзными угрозами. Широ остановился на втором варианте, учитывая силу ударов Берсеркера. Сперва они были слабы, но по мере хода боя становились всё сильнее.
   - Прочь - произнесла Сэйбер одно слово, и все её поняли. Даже Канеширо решил не спорить.
   - Идём, Берсеркер - произнёс он, и мастер на коляске, ведомый Слугой, повернулся к выходу.
   - Сообщение всем Мастерам Войны Ящика Пандоры - внезапно раскатисто прозвучал голос Директора. Широ выглядел удивлённым. Этот идиот решил что-то сообщить очень невовремя.
   - Из-за нехватки Мастеров и потенциального урона школе, я слегка изменяю правила. Битвы с этого момента будут проходить только вне зданий на школьной территории. Также, объявляется прекращение огня до полного набора Мастеров. Это всё.
   Несколько секунд висела тишина, наполненная напряжённостью, способной сокрушить сердце нормального человека. Тишина, наполненная убийственным намерением Сэйбер, Широ, Ассасина и его Мастера.
   - Прошу прощения, никто не возражает, если я его прикончу? - поинтересовался Ассасин. Он даже сделал шаг, но тут же упал лицом на пол.
   - Надо же, похоже, я достаточно ранен, чтобы отключиться - заметил он.
   - Достаточно ранен? Ты полумёртв! Вы оба, помогите мне отнести его в мою комнату. Думаю, у меня найдётся аптечка и мара рулонов бинтов - произнёс Мастер Ассасина, спокойно обращаясь к Широ и Сэйбер.
   ***
   - Понятно, так твой Слуга на самом деле оборотень, одержимый Духом Сасаки Коджиро. Это объясняет, почему я не воспринимала героя. Этот Слуга Сэйбер обладает силой, похожей на силу Ланселота, но он сам не Ланселот или какой-то другой известный мне Герой - заметила Сэйбер.
   С этой женщиной, которую называли Сэйбер, оказалось неожиданно легко поладить. Когда я сперва услышал её, воспринял как "чрезвычайно опасна", и решил держаться настороже. Однако когда мы добрались до моей комнаты, именно она опытно перевязала Мориоку. Похоже, она прошла через много битв и была опытна в перевязках. И сейчас она потягивала чай с моим другим неожиданным гостем.
   - Насколько серьёзно он ранен? - спросил мой гость, Эмия Широ.
   - Ну, его порезал воздушный клинок, созданный мечом Берсеркера. Думаю, только поэтому он ещё жив. Прямое попадание, скорее всего, убило бы его на месте - признал я.
   - Это свойство его Благородного Фантазма? - спросил Эмия. Вопрос был направлен не ко мне, поскольку ответила спасшая нас женщина.
   - Нет, не думаю. Просто чистая сила взмаха, позволяющая искривлять сам воздух.
   У меня из головы никак не выходил вопрос, и я решил его задать. Он всё равно не такой уж опасный, на мой взгляд.
   - Извините, но вы пользуетесь именем Сэйбер. Это звучит как имя Слуги - вежливо произнёс я. Однако при этом сжал нож И напряг тело. Если она решит атаковать, я по крайней мере смогу спастись.
   - Действительно, это так - ответила она. Это хорошая новость. Я могу заключить альянс прямо здесь.
   - В таком случае, кто вы? - спросил я и немедленно об этом пожалел. И Эмия, и Сэйбер начали испускать опасные уровни убийственного намерения; я поспешно добавил:
   - Простите, простите! Забудьте, что я спрашивал.
   - Нет, это я должна извиниться. Я не хотела тебя пугать. Просто я предпочитаю оставаться безымянной - произнесла Сэйбер. Я почувствовал облегчение. По крайней мере, сейчас вроде шло нормально, невзирая на неровное начало разговора.
   - В любом случае, не могу поверить, что этот идиот Директор объявил прекращение огня. По-моему, это подозрительно - произнёс Эмия. Я кивнул, вспоминая, насколько мы были близки к победе над Берсеркером. Прибытие Сэйбер обратило ситуацию в нашу пользу. И как раз в этот момент Директор объявил прекращение огня... Такое впечатление, что Директор хотел, чтобы Канеширо был ему должен.
   - Думаю, нам следует предполагать, что Директор этой Академии и Мастер Берсеркера - союзники - произнесла Сэйбер, озвучив мои подозрения.
   - Принято к сведению. И я бы хотел указать, что я сейчас без Слуги - произнёс Широ. Я напрягся.
   - Разве ты не Мастер Сэйбер? - медленно спросил я.
   - Нет. Она просто друг, сопровождающий меня в битву - ответил Эмия. Я медленно переварил информацию.
   - Ты знаком с Мастером Сэйбер? - спросил я.
   - Да - коротко ответил Эмия. Я задумчиво отпил чаю. Н-да, проблемное дело, эта Война Ящика Пандоры. Всего несколько часов, как началась, а уже заключаются альянсы и злоупотребляют правилами.
   - Знаешь - слегка напряжённо заметил я - ты не выглядишь таким взбудораженным или удивлённым, как я ожидал от нормального магуса после обнаружения этого места, наполненного полу-сверхъестественными видами. Ты же не хочешь заточить скальпели и подготовить стол для вскрытия?
   Мой вопрос заинтересовал Эмию.
   - Ну, я всё равно не слишком хороший магус, так что не так интересуюсь исследованиями, как следует нормальному магусу. В любом случае, как ты узнал, что я из них? - спросил он.
   - Ты не трансформировался, когда оказался в опасности, так что ты не монстр. Однако, хоть ты и человек, но всё это тебя не шокировало. Могу только проедположить, что ты магус или что-то в этом роде - ответил я.
   - Весьма наблюдательно с твоей стороны. Почему ты себя ослепил? - спросил Эмия.
   В моей голове разгорелся спор о том, сказать ему или промолчать. В конце концов я решил объяснить частично.
   - Мои глаза прокляты - произнёс я. Похоже, это удовлетворило их обоих.
   - Что за проклятье? - спросила Сэйбер. Я почувствовал лёгкое раздражение. Мне казалось, мой тон ясно подразумевает, что я предпочёл бы это ни с кем не обсуждать.
   - Это сложно - коротко ответил я, всё ещё стараясь быть вежливым.
   Ассасин простонал. Я немедленно поспешил к постели проверить, как он.
   - Что случилось? - дезориентировано спросил он.
   - Ты потерял сознание - сказал я ему.
   - И после этого? - спросил он.
   - Мы отнесли тебя сюда и перевязали твои раны.
   - И после этого?
   - Мы пили чай - ответил я с лёгким раздражением.
   - И после этого?
   - Я покончил с собой - сердито ответил я.
   - Серьёзно? Что такое ты совершил, чтобы прибегнуть к такому методу восстановления чести? - спросил он.
   Я поступил умно и заткнулся.
   - Сасаки Коджиро действительно был таким в прошлый раз, когда ты с ним сражалась? - спросил Эмия Сэйбер.
   - Нет, он определённо был не таким. Он просто хотел хорошей схватки. Этот человек здесь всё меньше и меньше похож на Сасаки Коджиро - ответила Сэйбер.
   - Конечно, я Сасаки Коджиро. У меня есть нодачи - сообщил Ассасин.
   - Определённо не Коджиро - сердито пробормотала Сэйбер. Я вздохнул. По крайней мере, в состоянии одержимости самураем из прошлого старшеклассник вёл себя приличнее. Если бы он был в своём нормальном состоянии, Сэйбер убила бы его за грубость и вульгарность. Иногда мне и самому хочется его прикончить по причинам, не связанным с моей кровью Нанайя. Иногда он бывает действительно надоедливым идиотом.
   - Ладно, вернёмся к делу. Мастер, ты собираешься заключить с ними союз? - спросил Ассасин. Я сузил глаза. Возможно, он всё-таки Коджиро.
   - Да, я об этом думал - признал я. Дыхания Широ и Сэйбер ускорились. Не могу их обвинить. Мы говорим о дипломатии; один неверный шаг, и пара сильнейших игроков в этой неприятной игре может оказаться нашими врагами.
   - Пожалуйста, не заключайте союз с ними. Директор будет лучшим выбором - произнёс Ассасин.
   Вот как раз таких неверных шагов я и боялся. Хотя именно этот неверный шаг был уникален, поскольку сделан внаглую, начисто игнорируя присутствующих в комнате.
   - Почему? - спросил я.
   - Потому что мне не придётся сражаться с Сэйбер! - ответил Ассасин. Он определённо Коджиро, только гораздо более глупый, чем его запомнила история. Если Мориоке Гинею недоставало чувства стыда, то Сасаки Коджиро - такта. И у них обоих этот недостаток всплывал в самые неподходящие моменты. Я мысленно придушил его - несколько раз - пытаясь сохранять выдержку.
   - У тебя есть причина получше? - спросил я, сам удивляясь, насколько был спокоен.
   - Да, тот факт, что у Эмии Широ сейчас нет Слуги. Его сопровождает сильная Слуга класса Сэйбер, но ей определённо запрещено сражаться, иначе она атаковала бы Берсеркера - но вместо этого она просто защитила Эмию. Таким образом в качестве союзника она бесполезна, поскольку если попытается нас защитить, это будет нарушением правил. К тому же я почти не сомневаюсь, что призванный Эмией Слуга будет бесполезным - откровенно сказал Ассасин. Я услышал громкий вздох Эмии. Ситуация становится неприятной...
   - И почему ты думаешь, что Слуга Эмии будет бесполезным? - спросил я своего Слугу.
   - Потому что он сам признал - магус из него неважный. В своей бездарности в чём-то признаются только те люди, которые этим не увлечены. А не увлечённый маг, мой Мастер, бесполезный маг - указал Ассасин. Удивительно, но Ассасин указал две очень хороших причины не заключать с ними союз.
   - Итак, дошло до этого - резко произнесла Сэйбер. Она встала, Эмия сделал то же самое. - Чтобы выиграть турнир, ты отбросил стыд? Жалкое зрелище.
   Мастер и Слуга вышли из комнаты. У двери Сэйбер задержалась.
   - Однако спасибо, Тоно, за гостеприимство - произнесла она, словно чтобы продемонстрировать, что она сохраняет вежливость даже если чувствует себя оскорблённой.
   - Хотя ты и указал хорошие причины, почему не стоит заключать с ними союз, я всё равно не думаю, что это правильный вариант. Мы должны быть на правой стороне, а не на той, у которой преимущество - произнёс я, пытаясь втолковать Слугу.
   - Мы на правой стороне. Заключив союз с этим идиотом Директором, мы получаем прекрасную возможность саботировать его план - произнёс Ассасин, болезненно повернувшись. Он снова меня удивил... Но кое-что меня всё ещё беспокоило.
   - Но разве не следовало сообщить им о твоих планах? - спросил я.
   - Секрет лучше хранить между двумя. Чем больше народа знает, тем меньше это секрет. К тому же, нам следует создать впечатление, что мы с ними не союзники. Я просто постарался, чтобы это было ясно и чётко - объяснил Ассасин. И снова, хорошие причины.
   - Что, если они сами заключат союз с Директором? - спросил я. Ассасин невесело фыркнул.
   - Сэйбер слишком горда и обладает рыцарским характером. Её кодекс чести не позволит её заключать союз с кем-то, кто ради эгоистических соображений устраивает войну. В каком-то смысле, она была права. Чтобы достичь наших целей, мы готовы отбросить честь. Это будет достойным зрелищем, верно, Мастер? Лорд и вассал восстанавливают свою честь вместе - сказал Ассасин.
   Я уныло улыбнулся.
   - Ты действительно Сасаки Коджиро, не так ли? - задал я риторический вопрос.
   - Разумеется. У меня же есть нодачи, верно? - сухо ответил Ассасин.
   ***
   Каникулы закончились, и монстры, сбежавшие из Академии ёкай, были вынуждены вернуться обратно дабы грызть гранит науки, запихивая в мозги факты о человеческой истории Японии и сложные математические формулы. Кое-кто из них заметил, что здание библиотеки оказалось перестроено, и лбители книг с удовольствием узнали, что два дня назад в библиотеку прибыло почти три тысячи новых книг. Кто-то даже начал напевать национальный гимн.
   И все в классе 2-А были удивлены увидеть двух новых переведённых студентов в первый же день. Класс уставился на красавицу-блондинку, носящую зелёную униформу Академии ёкай с изяществом, в которое было трудно поверить.
   Второй был обычным рыжим японцем, который ничего особенного из себя не представлял. Единственной причиной, по которой и он привлекал внимание, было то, что он был знаком с блондинкой.
   - Эм, класс. Я понимаю, что это внезапно, посреди года, но - будьте знакомы, наши двое новых переведённых учеников, Сэйбер и Эмия Широ - произнесла Некономе-сенсей с весёлым видом, невзирая на взгляды из класса. Эмия Широ вспотел и определённо испытывал неудобство, Сэйбер бесстрасно смотрела на класс.
   - Ну, не хотите представиться? - спросила Некономе-сенсей двоих новеньких.
   - Да, конечно. Меня зовут Сэйбер и я студентка по переводу из-за границы. Я прибыла сюда по просьбе своего знакомого, Эмии Широ - произнесла Сэйбер и помедлила, обратив внимание, что все парни в классе начали излучать убийственное намерение. Похоже, целью их недовольства был Эмия Широ.
   - Продолжай - прошипел ей Широ. Сэйбер удивлённо подняла бровь, но закончила. - В любом случае, пожалуйста, позаботьтесь обо мне.
   - И это всё? - прошептал Широ. Сэйбер снова подняла бровь.
   - Если открыть больше информации, это поставит под угрозу весь боевой сценарий этой Войны Ящика пандоры - прошептала она в ответ.
   - Ты чрезмерно параноидальна, и это привлекает подозрения - произнёс Широ.
   - И вы оба слишком громкие, так что мы вас слышим - сварливо заметила молодая ведьма.
   - Ну, по крайней мере мы знаем, что Сэйбер не лгала, говоря, что знакома с Эмией Широ - улыбнулась Некономе-сенсей. Она указала назначенные им парты; Сэйбер сидела у окна, а Широ - посреди класса.
   "Погодите, почему в центре класса пустое место? Его словно специально оставили, чтобы я тут сидел, собирая ненавидящие взгляды всех парней в классе!" - паникующе подумал Широ.
   Три часа ему пришлось выдерживать взгляды, пока не наступил обед.
   - Эмия! - немедленно спросил один из парней агрессивным тоном. - Каким образом такой никакой чувак, как ты, смог закадрить такую цыпочку, как Сэйбер?
   Остальные присутствующие были настроены аналогично. Широ поспешно взмахнул рукой Сэйбер, которая вскочила на ноги. Увидев предупреждающий жест, она снова села, но продолжила следить за происходящим. Как и все остальные девушки, заинтересованные сценой.
   - Ну, мы познакомились, поскольку она знакомая моего отца - произнёс Широ, пытаясь уклониться от вопроса.
   Попытка прискорбно провалилась.
   - О, так тебе нравятся женщины постарше, Эмия? Пытаешься склеить любовный интерес отца? - поддел один из парней, что повыше. Широ взглянул на него и тут же понял, что он ему не нравится. У него был пирсинг в носу, что Широ не одобрял, и отбеленые волосы, чего Широ тоже не одобрял. Впрочем, Широ смог всё это проигнорировать и терпеливо исправить непонимание.
   - Нет, я сказал, что она просто знакомая моего отца - произнёс он.
   - Угу, знакомая твоего отца - издевательски произнёс блондин. - Интересно, какая ещё компания у твоего отца...
   Широ застыл. Он медленно повернул голову, полностью сосредоточившись на издёвщике. Одновременно сам Широ подсознательно начал испускать убийственное намерение, равное тому, что исходило от всего класса, вместе взятого.
   - Пожалуйста, воздержитесь от любых замечаний, которые несут негативное отношение к моему отцу - ровно произнёс Широ. Все парни отступили на добрый метр и смотрели на него, словно он превратился в какого-то бешеного монстра. Собственно, если бы он действительно превратился в бешеного монстра, это было бы менее пугающе, чем то, что он делал сейчас. Он просто злобно смотрел на них.
   Широ со вздохом встал и вышел из класса, чтобы добыть себе чего-нибудь поесть. Поскольку у него не было ни времени, ни места, чтобы самому себе приготовить, пришлось покупать еду в школьной столовой. Сэйбер шла рядом с ним.
   Добравшись до места, они купили огромное количество хлеба и кофе с молоком.
   - Я не понимаю, почему на этой банке кофе нарисован персонаж аниме - пожаловалась Сэйбер. В продаже был только один сорт кофе с молоком, так что пришлось брать этот.
   - Хмм, у неё какой-то белый обтягивающий костюм... - отстранённо заметила Сэйбер.
   - Лично меня раздражают синие волосы. Это неестественно - произнёс Ассасин, фыркнув на собственную банку кофе. Широ чуть не свалился со стула, обнаружив, что Ассасин сидит рядом с ним.
   - Ассасин! Как ты оказался здесь незамеченным? - потребовал ответа Широ.
   - Слуги класса Ассасин обладают способностью скрывать своё присутствие. По мне, это очень удобно, чтобы воровать кофе - заметил Ассасин, одним махом опустошая банку.
   - Эй, это мой кофе! Купи себе свой! - сердито произнёс Широ.
   - К сожалению, предыдущий владелец этого тела был изрядным транжирой, так что я на мели - сообщил Ассасин, печально покачав головой.
   - Я вижу, ты поменял причёску - надувшись, заметил Широ.
   - Скорее, вернулся к той, что носил, когда был жив. Хотя жил ли вообще человек по имени Сасаки Коджиро - спорный вопрос - ответил Ассасин.
   - Ты вселился в тело оборотня как Героический Дух и как эксперт владеешь нодачи, хотя у этого тела и нет мускульной памяти для использования такого сложного в обращении клинка. Я бы сказал, что ты вполне подходишь под описание реального мертвеца - заметил Широ.
   - Это правда, но Сасаки Коджиро, по слухам, был глухим - произнёс Ассасин.
   - Это ложь! Прерати свои попытки устроить мне аневризм! - сердито произнёс Широ.
   - Не помню, чтобы Ассасин был таким раздражающим - произнесла Сэйбер. Широ и Ассасин взглянули на неё и обнаружили, что она прикончила целую гору булочек и выпечки, и сейчас запивала всё это кофе.
   - Я думаю, на меня влияет предыдущий хозяин этого тела, о жадный рыцарь - ответил Ассасин. Сэйбер злобно взглянула на него.
   - Он действительно Сасаки Коджиро? - печально спросил Широ, прикрыв лицо ладонью.
   - Кто может сказать наверняка? Хотя у меня есть нодачи, так что это считается? - спокойно произнёс Ассасин.
   Широ и Сэйбер сбежали из столовой.
   - О, я забыл им сказать, что появился четвёртый Мастер - вспомнил Ассасин и хотел было последовать за ними, но затем помедлил, пожал плечами, и открыл ещё одну банку кофе.
   ***
   Было время, когда я считал, что нормально - это возвращаться домой с Арихико.
   Потом я встретил Арквейд, и нормой стали полуночные охоты.
   Потом я сбежал с Арквейд, и мы бродили по миру, чтобы вернуть её в норму.
   Но по какой-то безумной причине, я понял, что сидеть на скамейке с тремя девушками и есть ланч нормальным не назовёшь.
   - Эм, Тоно, ты нормально себя чувствуешь? - обеспокоенно спросила Хакасе. Я зевал, и она, оставаясь в своём стиле, забеспокоилась.
   - Э, ничего особенного, Хакасе. Я просто немного устал - ответил я.
   - Хе-хе, кто знает, чем занимался Шики прошлой ночью? - произнесла Айю. Эм... Всё время забываю, что несмотря на схожесть с ребёнком Айю всё равно в той же возрастной группе, что и остальные студенты-первогодки, включая меня. Однако подобная шутка от неё застала меня врасплох.
   - Действительно, кто знает? - с оттенком загадочности ответил я. Сказать по правде, прошлой ночью Акамару, Сасаки и я ломали головы над неудавшимся призывом.
   Вчера Акамару прибыл первым, и в первую очередь напросился на обед.
   - Добрый вечер, Тоно - вечело произнёс он.
   - Как поживаешь, Куроджима? - вежливо ответил я.
   - Как ты, Мориока? - обратился Акамару к Ассасину.
   - Кто, я? - растерялся Слуга. Затем вдруг его лицо просветлело.
   - Это я, верно? - произнёс он, словно получив откровение. Я сдержал желание прикрыть лицо ладонью. Я две недели называл легендарного самурая "Мориока" просто для того, чотбы он привык к имени - и вот пожалуйста, всё никак.
   - Неплохо играешь, Мориока, но шутка была ужасная. Между прочим, почему ты носишь нодачи? - поинтересовался Акамару, сев за стол.
   - Кто знает, что правда, а что нет? Возможно, вымышленный Мориока Гиней тоже был святым меча, как и Сасаки Коджиро? - предположил Ассасин.
   - Хватит это говорить. Ты настоящий оборотень - произнёс я, стараясь не скрипеть зубами. Я не собираюсь портить зубы из-за какого-то глупого самурая.
   - О, но у нас нет реального доказательства, что оборотни сами реальны, так что это подводит нас к вопросу, реален я или нет - заметил Ассасин.
   - Эй, Тоно, с едой же всё нормально? В ней нет наркотиков или психотропных препаратов? - осторожно спросил Акамару. Я фыркнул. Откуда он взял эту идею?
   - С чего ты такое взял вообще? - спросил я.
   - Семпай - конкретно указал Акамару. Я печально кивнул, понимая, о чём он.
   - Не беспокойся. Просто Мориока ведёт себя как Мориока - произнёс я, пытаясь успокоить молодого монстра.
   - Мне казалось, Морика бабник, а не обдолбаный - ровно заметил Акамару. Я беспомощно пожал плечами.
   - Я же не могу постоянно за ним следить, верно? Кто его знает, что он мог натворить? - произнёс я, надеясь, что Акамару сам что-нибудь придумает. Как я заметил, что люди, что монстры склонны делать необоснованные предположения. Для них даже расплывчатый шёпот может восприниматься как заговор.
   - Эй, что это? - внезапно произнёс Акамару и подошёл к моей кровати. Я его проигнорировал.
   - Призывы? - удивлённо произнёс Акамару. Моё спокойствие снесла тревога, когда я понял, что Акамару читает украденную из библиотеки книгу о призывах.
   - Нет, это!.. - начал было я, и упал на кровать. Чтобы не дать ввязать невинного монстра в кошмар под названием Война Ящика Пандоры, мне нужно помешать ему прочитать эту книгу. Однако Акамару оказался силён, так что это превратилось в соревнование по перетягиванию книги.
   - Ассасин, помоги! - отчанно произнёс я.
   - Нет, извини, Мастер, но я не такой ориентации - извиняющимся тоном произнёс Ассасин.
   - Аааргх! - завопил я и выпустил книгу, спрыгнул с кровати и умчался из комнты.
   - Я думал, это порножурнал... - с явным разочарованием произнёс Акамару.
   Через несколько минут прогулки по лесу я остыл. После этого я просто вернулся в свою комнату - и обнаружил Ассасина и Акамару увлечённо беседующими.
   - То есть мне нужно сделать круг призыва и призвать собственного Героического Духа, который вселится в тело подходящего живого существа и будет служить мне как Слуга чтобы участвовать в Войне Ящика Пандоры. И если я выиграю, то смогу загадать желание, верно? - увлечённо спросил Акамару.
   - Подожди, это не так просто... - попытался я его образумить.
   - Ну, если сосуд уже в круге призыва, Героический Дух вселится в предложенный сосуд. Если этого нет, то Дух будет бродить в округе, пока не найдёт подходящий сосуд или не рассеется. Если он рассеется, то это будет засчитано как побеждённый Слуга. Пожалуйста, учти, что часть этого - всего лишь мои предположения - произнёс Ассасин.
   - Тогда чего мы ждём? Надыбаем мне Слугу! - заметил Акамару.
   - Куроджима, должен возразить... - начал я, но Ассасин и Акамару сбежали из комнаты.
   - Это к лучшему, Мастер! - откликнулся Ассасин.
   - Как это может быть к лучшему? - прокричал я. Они выбежали из общежития, направившись к лесу за школой, где я спас Хакасе почти три недели назад. Я побежал следом, но когда я прибыл на поляну, где было слышно трещание энергии, было уже поздно.
   Пойми это и явись!
   - Ассасин, что ты себе думаешь? - завопил я, когда ослепительный свет вырвался из того, что, полагаю, было кругом призыва. Было достаточно ярко, чтобы увидел даже я сквозь повязку.
   - Посмотри на это так, Мастер: теперь мы знаем, кто четвёртый Мастер и можем его убить в любой момент! Своей помощью ему я это гарантировал! - довольно сообщил Ассасин.
   - Как ты мог пасть так низко? - сердито спросил я.
   - Я Слуга Ассасин. Падать низко - моя работа - ответил Ассасин.
   - Эй! Я думал, в круге материализуется какой-то древний герой? - разочарованно произнёс Акамару.
   - Ну, это странно. Похоже, Героический Дух не может найти подходящий сосуд - удивлённо произнёс Ассасин.
   - Но я даже использовал свою кровь, чтобы нарисовать кровь! Кровь Кирина! Я имею в виду, кровь кирина же что-то значит, верно? - чрезвычайно разочарованно произнёс Акамару. Помедлил секунду и растерянно спросил: - Почему вы так на меня смотрите?
   - Пацан, ты хочешь сказать, что ты легендарный зверь грома, Кирин? - почти почтительным тоном произнёс Ассасин. Мне не нравится то, как он обращался к Акамару. Акамару нервно хихикнул.
   - Ну, я из их семьи. Хотя, если честно, мы лишились благодати - пристыженно произнёс он. Насколько я мог определить на слух, Ассасин не пошевелился.
   - Лишились благодати или нет, прошу тебя, позволь узреть твой облик - произнёс он.
   - Эм, видишь ли, в этом и проблема. Потеряв благодать, мы лишились наших форм громовых зверей. Кровь, магия и некоторые способности громовых зверей всё ещё при нас, но мы не можем возвращаться к нашему истинному облику - произнёс Акамару. Он помолчал миг, а потом вдруг спросил. - Почему ты выглядишь таким серьёзным?
   Я умолк. Я всегда считал, что все монстры - это монстры. Мёртвым Апостолам плевать на человеческие жизни, в Академии ёкай множество студентов, без которых она может обойтись, неизвестный заставил паука устроить серию убийств (и мне ещё нужно выполнить данное пауку обещание), сам Директор - чокнутый чудик и Канеширо Хокуто - засранец.
   Но я никогда не думал, что монстров могут заботить такие человеческие понятия, как честь и благодать. Ну, если честно, Акамару, скорее всего, просто хотел вернуться к своей истинной форме, но это и правильно. Я бы тоже хотел вернуться к человеческому облику, если бы кто-то превратил меня в собаку или что-то в этом роде. Собственно, я хотел использовать это желание, если про него не врут, из Войны Ящика Пандоры, чтобы пожелать вернуть мои нормальные глаза.
   Но в отличие от Акамару, я научился жить со своим проклятьем и использовать его. Однако, полагаю, для высокорангового монстра вроде него оставаться человеком - несчастье.
   - Ассасин, мы заключаем союз с Куроджимой - объявил я.
   - Воистину, Мастер - немедленно согласился Ассасин. Будучи проницательным самураем, он несомненно пришёл к тому же выводу, что и я.
   - Благодарю, но проблема в том, что в настоящий момент у меня нет Слуги, хоть я и потратил кучу йоки на призыв - грустно произнёс Акамару.
   - Не беспокойся, Героический Дух в мире. Он просто ищет подходящий сосуд - произнёс Ассасин.
   - С чего ты взял? - спросил Акамару.
   - Потому что я ощущал его какой-то миг, и он реально силён. Похоже, твоя кровь кирина сработала как хороший ингридиент для призыва, почтенный Акамару - произнёс Ассасин, воспользовавшись уважительным обращением, раз уж он кирин.
   - Мы определённо поможем тебе добыть твоё желание, Куроджима - произнёс я, сделав ударение на слове "определённо".
   - Правда? - обнадёженно спросил он.
   - Да. Мы поможем тебе с исполнением желания. Ты этого заслуживаешь - произнёс я.
   - Меня в этом никто не поддерживал много лет. Моя семья была разочарована, что я не смог вернуть нам благодать. Я долго боролся в одиночку, но наконец-то мне повезло! Спасибо, Тоно Шики, с твоей и почтенного Коджиро помощью я наверняка смогу восстановить достоинство своей семьи - отозвался Куроджима Акамару, воспользовавшись тем же уважительным обращением к Ассасину, раз уж тот Сасаки Коджиро.
   - С этим разобрались, Мастер, а теперь нам пора вернуться. Уже поздно, а тебе завтра в школу - произнёс Ассасин.
   - Не могу поверить, что тело Мориоки говорит мне это - заметил я.
   - Ну, мы не можем узнать, существовал ли реально человек по имени Сасаки Коджиро, но если существовал, то он, видимо, поддерживал образование - ответил Ассасин.
   - Не начинай это опять. Ты правда можешь так свести меня с ума - простонал я. Мы побрели обратно к общежитию; Акамару всю дорогу не мог успокоиться.
  
   Сейчас, десять часов спустя, я сидел в столовой, за одним столом с Хакасе, Айю и Кагари.
   - Кстати, Тоно, чем ты занимался, пока оставался в Академии? Нашёл какие-то следы, ведущие к инциденту с минотаврами? - спросила Кагари. Я на миг задумался, почему она задала такой скучный вопрос. Кагари - командирша, требовательная и из тех, кто заставляет других слушать, вместо того, чтобы слушать других. Я мысленно пожал плечами. Как работает её ум - меня не касается.
   - Ну, мы узнали, кто в ответе за это... - начал было я, но оказался прерван Ассасином, пробежавшим через столовую с преследующим его учителем физкультуры на хвосте.
   - Катаны в спортзале не позволены! - проревел тот.
   - Это не катана, это нодачи! - возразил Ассасин.
   Я вздохнул и последовал за своим Слугой, собираясь ему помочь. Если меня не убьёт Война Ящика Пандоры, это сделают выходки Ассасина.
   Иногда я действительно думаю, что он какой-то посторонний идиот, а не Сасаки Коджиро.
   ***
   - Извините, Директор, но в чём дело? - нервно спросил Аоно Цукуне. Единственное, что он знал - Руби Туджо внезапно завяилась в газетный клуб и сообщила, что Директор хочет с ним встретиться. Как любой нормальный ученик, Аоно Цукуне тут же мысленно перебрал список всег нелегальных или неодобряемых вещей, которые успел совершить; к сожалению, их было не так мало, и он не мог решить, из-за чего именно оказался в текущей ситуации. Может, в целом, комплексно? Ситуацию не улучшает и то, что технически сам факт его пребывания в Академии ёкай - нарушение правил. Возможно, кто-то узнал его секрет и сообщил Директору?
   - Можете расслабиться, мр. Аоно Цукуне. Вы не сделали ничего, что требовало бы наказания, я просто хотел бы, чтобы вы мне кое-в чём помогли - улыбнулся Директор. Цукуне всегда становилось от этой улыбки жутковато, насколько бы дружелюбен не был улыбающийся.
   - Как скажете - ответил Цукуне. Он задумался, не предложит ли Директор присесть. Сам он не смел садиться, опасаясь прогневить Директора.
   - Воистину. В любом случае, речь о том, что я хочу попросить тебя участвовать в войне - произнёс Директор. Цукуне моргнул. Это было неожиданно... Его никак нельзя назвать умелым бойцом. Его единственные достойные упоминания качества - сила и инстинкты, но они работали только в форме Гуля.
   - Вы уверены, что хотите, чтобы я сражался? Я хочу сказать, Акашия Мока, Куруно Курумо и Шираюки Мизоре все более сильные бойцы, чем я - вежливо произнёс Цукуне. Улыбка Директора не поблекла.
   - Это так, но когда я говорил "участвовать в войне", я имел в виду командовать - произнёс Директор. Цукуне уставился на него, не скрывая изумления.
   - Не понял - признался он.
   - Я хочу, чтобы ты командовал армией, точнее, существом, способным побеждать армии, как командир, и попытался выиграть войну - уточнил Директор.
   - Нет, это я понял. Я имею в виду, не понял, почему вы решили, что я смогу быть командиром? Какие у меня для этого качества? Я не умею командовать. Почему не Акашия Мока, лучшая в классе 2-А? Почему не Гиней Мориока, который ухитряется справляться с безумным газетным клубом, каким бы бестолковым не казался? Почему не вы? - спросил Цукуне. Улыбка директора после этих возражений стала только шире.
   - Ты только что подтвердил моё мнение, почему ты должен быть командиром в этой войне - добрым тоном произнёс Директор.
   - Э? - совершенно дезориентированый, произнёс Цукуне.
   - Аоно, ты знаешь, что такое Исток личности? - спросил Директор.
   - Нет - ответил Цукуне. Директор слегка вздохнул и изменил позу.
   - Исток можно описать как нечто, определяющее сущность и направляющее действия в жизни. Что-то вроде врождённых побуждений, ближе к инстинкту, чем к сознательному. И я выяснил твой Исток несколько недель назад - объяснил Директор.
   Цукуне замер.
   - Скажите мне... - почти прошептал он. Он вот-вот узнает что-то о себе, и он понимал, что это может быть большим откровением.
   - Твой Исток - Восхищение. Ты инстинктивно следушь за теми, кого определяешь как находящимися на вершине. К примеру, твой Исток побудил тебя следовать за Акашией Мокой, которую ты воспринял как вершину красоты. В каком-то смысле это верно, она весьма красива. В любом случае, возвращаясь к теме: твой Исток не просто заставляет тебя следовать за теми, кем ты восхищаешься. Я выбрал тебя командиром в грядущей войне, поскольку твой Исток частично рождён из твоего осознания собственной слабости и зависимости от других - произнёс Директор.
   - Если я слаб и зависим от других, как это делает меня хорошим командиром? - быстро спросил Цукуне. Он впитывал полученную от Директора информацию как сухая губка.
   - Именно потому, что ты зависим, ты эмпатичен. Ты готов рассматривать идеи с чужой точки зрения, хотя насколько их понимаешь - другой вопрос. Мока Акашия слишком горда, чтобы быть командиром, Шираюки Мизоре слишком застенчива и становится буйной, когда кто-то пытайтся с ней общаться, хотя я и слышал, что она смягчилась, Куруно Курумо не обладает эмпатией к кому бы то ни было, даже к тебе. Что же насчёт меня и Гинея Мориоки... Ну, мы, технически, уже участвуем в войне. Так что мы сейчас ждём твоего вступления - произнёс Директор.
   Несколько минут Цукуне обдумывал ситуацию; Директор не выказывал нетерпения. Цукуне обдумал всё, что ему сообщили.
   - За что идёт эта война? - спросил Цукуне.
   - За могучщественное магическое устройство исполнения желания - ответил Директор. Цукуне удивлённо моргнул.
   - Я думал, что-то менее фантастическое, вроде богатства или сокровищ - признал он. Директор усмехнулся.
   - Не все войны так банальны, Аоно. Эта война особая, хотя при желании из неё можно получить и обычные вещи.
   - Нет, я бы хотел пожелать... - начал Цукуне и умолк. Директор не подталкивал его произнести своё желание, просто ждал.
   - Неважно. Просто скажите мке, как вступить в эту войну - проинёс Цукуне.
   - Прекрасно, иди за мной - произнёс Директор и вышел из кабинета. Студенты и иногда учителя оборачивались, чтобы взглянуть, как великий Директор, редко покидающий свой офис, шагает по коридорам. Цукуне заметил, как на них уставилась Некономе-сенсей.
   Изначальный энтузиазм Цукуне превратился в опасения, когда они забрели глубоко в школьный лес. Цукуне предпочитал полее светлые и дружелюбные места; однако Директор двигался во всё более и более тёмные и мрачные части леса.
   - Эм, Директор, мы правильно идём?.. боязливо спросил Цукуне.
   - Разумеется - ответил Директор. Цукуне решил помолчать. Они шли довольно долго, пока не оказались на поляне около двадцати метров в ширину. В центе её находился грубый круг для какого-то магического действа.
   - Этот Круг Призыва принесёт Героический Дух из прошлого. Этот дух будет бродить в округе, пока не найдёт подходящий сосуд. Как только произойдёт подобающее воплощение, использованная в системе колоссальная магия отметит тебя тремя метками, называемыми Командными Печатями. Эти печати - свидетельство того, что ты Мастер своего Слуги, что есть сумма сосуда и воплотившегося в нём Героического Духа. А теперь, произноси вместе со мной. Я доработал систему таким образом, что как только ты начнёшь произносить, круг начнёт вытягивать из тебя йоки, чтобы запитать ритуал - приказал Директор.
   - Всего один вопрос: почему вы мне помогаете? - спросил Цукуне.
   - Потому что чем больше участников, тем выше шанс на победу - ответил Директор.
   Цукуне ощущал сомнения, но всё же решился.
  
   Глава Восемь: Монстр Кастер
  
   - Снова возишься со своими игрушками, Директор? - ухмыльнулся Канеширо Хокуто. Он с удобством устроился на инвалидной коляске, которую вёз Берсеркер. Одержимый Героическим Духом огр закрепил свой двенадцатифутовый цвайхандер на спине, из-за чего стал выглядеть ещё более зловеще. Однако коляску он вёз очень осторожно, что выглядело очень нехарактерно для класса Берсеркер, известно тем, что громят всё вокруг, как бешеные быки. Подобная осторожность с их стороны - нечто неслыханное... Директор слегка поднял брови. Канеширо сумел каким-то образом укротить дикую природу Берсеркера без применения Командной Печати. Он покачал головой, впечатлённый способностями покалеченого монстра. Позже нужно будет с этим разобраться.
   - Игрушки? Я бы не сказал. Когда пятьдесят лет назад я обратился к Фэйри Тэйл с просьбой помочь мне воспользоваться силой Ящика Пандоры, я не ожидал, что они дадут мне настолько еледышащую систему. Мне постоянно приходится следить за ней, чтобы не произошло спонтанного возгорания или взрыва. Между прочим, что ты тут делаешь, Хокуто? - произнёс Директор, работая над Алтарём Вечной Тьмы, поддерживающим школьный барьер.
   - Разве не могут пара союзников встретиться в дружеской обстановке? Я представитель Фэйри Тэйл, знаешь ли - мило улыбнулся Канеширо.
   - Что напоминает мне... Другие Мастера, полагаю, поняли, что мы союзники, так что попозже нужно будет обсудить изменение боевых тактик. Пока что, ты будешь бойцом передовой, а я отвлеку внимание других Мастеров на то, что мне нужно сделать, чтобы открыть Ящик Пандоры - произнёс Директор.
   - Согласен. Мне тоже нравится такой вариант. Это даст мне шанс прикончить Мастера Ассасина. Хотя всё ещё и не понимаю, почему Фэйри Тэйл считает его угрозой - произнёс Канеширо, укатывая прочь. Берсерке просто стоял на месте, словно что-то вспоминая. Он выглядел почти нормальным.
   - У них должна быть для этого хорошая причина. Если Фэйри Тэйл считает кого-то угрозой, то у них для этого есть причины - заметил Директор.
   - Я это учту - с горечью ответил Канеширо, вспоминая, как Мастер Ассасина изящно рассёк глаз Берсеркера. Затем он посмотрел на колоссальную структуру перед ним: горизонтально лежащий гигантский цилиндр около стапятидесяти футов в длину, выглядящий так, словно составлен из множества различных стеклянных тарелок.
   - Знаешь, меня это всё ещё интригует... Твоё изобретение, я имею в виду. Сложно поверить, что ты сумел воспроизвести в этой форме работоспособный Великий Грааль и Войну Святого Грааля - произнёс Канеширо, глядя на прозрачную структуру.
   - Оно не воспроизводит, только частично копирует некоторые его функции. Ты не видел, насколько эффективен на самом деле Великий Грааль... Сравнивать это сооружение с Великим Граалем - всё равно что сравнивать карманный калькулятор с шахматным компьютером Дип Блю - с сожалением ответил Директор.
   - Печальный тон, Директор - заметил Канеширо.
   - Я надеялся скопировать его идеально. Полагаю, не мне сравнивать себя с этим вампиром Зелретчем и Оригинальными Главами Трёх Семей. Реальные Войны Святого Грааля - нечто на совершенно ином уровне... Они проходили каждый год, исполняя желания, в то время как Война Ящика Пандоры - просто разовое событие. 78% праны, накопленной мной за годы, уже истрачено на призыв пяти героев. И всё это потому, что я не могу сам открыть Ящик Пандоры, так что приходится прибегать для этого к кружному методу - произнёс Директор.
   - Что за метод? - с любопытством спросил Канеширо. Директор какой-то миг нерешительно помедлил, прежде чем объяснить процесс, который должен открыть Ящик Пандоры.
   - Знаешь, Директор, должен сказать, что ты - гений - с искренним восхищением произнёс Канеширо. Директор фыркнул.
   - Гений? Если бы я был гением, я бы нашёл способ открыть этот ящик, не прибегая к имитации этих Войн Грааля и призыву Героических Духов. Теперь, когда война начата, мне придётся рассчитывать на тактику и хитрости, чтобы исполнить своё желание. Хорошо хоть Алайя не сочла меня достойным внимания и не послала Контр-Стража, чтобы избавиться от меня... - недовольно произнёс Директор. Помедлил немного и добавил, поправившись: - Пока что.
   - Что такого неправильного в сражении за могущественное устройство исполнения желания? Помимл возможности исполнения желания, участники встречаются с легендами! Всегда веселее сражаться за свои цели! Они могут подружиться, возможно, даже влюбиться друг в друга. Так гораздо лучше! - весёлым тоном произнёс Канеширо.
   - О? Мне всегда казалось, что ты пессимист, Хокуто - с любопытством в голосе произнёс Директор.
   - Так и есть. Мне будет весело разрывать этих идиотов, пока Берсеркер убивает их Слуг. Они поймут, что связывающие их узы бессмысленны, и что никакое исполненное желание не может сделать мир лучше - внезапно прорычал Канеширо, его притворно-весёлое лицо исказила ненависть.
   Директор повернулся обратно к контрольной панели.
   - Во время Войны, Хокуто, делай что хочешь. Но по крайней мере подожди, пока не призовут последнего Слугу. Преждевременные действия испортят мои планы - произнёс он.
   - Подожду. Но будь готов прятать трупы, когда я закончу. Я не потерплю глупцов на поле боя - произнёс Канеширо, удаляясь, Берсеркер снова вёз его коляску. Дверь помещения автоматически закрылась за ним.
   - Боюсь, глупец здесь ты, Хокуто. Твоя кровожадность испортит мои планы... И Слуги - не та сила, к которой можно относиться легко - меланхолично произнёс Директор. Он помедлил.
   - Сэйбер! - позвал он. Через мир, появился одержимый Героическим Духом парень.
   - Что такое, Мастер? - уважительно спросил он.
   - Я хочу, чтобы ты проследовал за Канеширо и проследил, чтобы он не нападал на Тоно Шики или Ассасина. Насколько я его знаю, он наверняка попытается незаметно прикончить Тоно и дождаться, пока Ассаин исчезнет, несмотря на мою просьбу не пытаться что-то делать - произнёс Директор.
   - Понял, Мастер - произнёс Сэйбер и вышел из помещения. Директор продолжил наблюдение за гигантским сооружением.
   - Хмм, похоже, Слуга Аоно будет особенно крепким... - фыркнул он.
   ***
   - Ну, класс, это всё на сегодня. Пожалуйста, не забудьте: крайний срок для сдачи рецензии на книгу - через две недели. Это всё - сообщила Некономе-сенсей, и после традиционного "встали-поклонились" класс незамедлительно опустел.
   - Какую книгу ты собираещься читать, Мока? - спросил Цукуне.
   - Хмм, возможно, что-то Ёшикавы Эйджи? Миямото Мусаши, например. Хотя можно и Истории Генджи - неуверенно ответила Мока.
   - Очень в твоём духе - заметила Куруму, слегка наклонив голову.
   - Тогда что ты собираешься? Позволь догадаться, Секрет Леди Аудли? - внезапно огрызнулась Мока. Даже Мизоре опешила от этой внезапной вспышки раздражения.
   - Нет, Заговор Судного Дня Сидни Шелдон - ответила Куруму, выглядящая несколько раздражённой реакцией Моки. Остальные внимательно смотрели на Моку.
   - Как от тебя и ожидалось, Куруно, читать такую вульгарную книгу... - произнесла Мока.
   - Вау, Куруму! Не знал, что ты так хорошо знаешь английский! Ты действительно можешь читать книги на английском? - сказал Цукуне. Куруму покраснела, услышав комплимент.
   - Я тоже это могу, Цукуне - неожиданно агрессивно произнесла Мока. Её поведение определённо было для Цукуне болезненно.
   - Мока, ты нормально себя чувствуешь? Так сердиться - на тебя не похоже... - слегка раненым тоном произнёс Цукуне. Ему нравилась весёлая и бодрая Мока. Раздражённая мока - нечто, что он не мог представить.
   Мока немедленно ощутила себя пристыженной.
   - Извини. Я ощущаю огромный источник йоки, но никак не могу определить, где он, и это меня раздражает - призналась она.
   - Впечатляюще. Ты сумела обнаружить моё присутствие, даже когда я его частично скрыл - прогудел голос. Цукуне и остальные повернулись и обнаружили перед собой знакомого минотавра.
   - Ооджима Ярай! - выдохнула вслух Мизоре, ощутив массивный источник йоки, которую он сйчас, после своего обнаружения, испускал свободно.
   - Больше нет. Я надеялся поговорить с тобой, Аоно Цукуне, после того, как эти женщины уйдут, однако, как я погляжу, одна из твоих подруг наблюдательнее, чем я ожидал, так что просто закончим с этим - произнёс минотавр, махнув рукой в сторону Моки. Цукуне и остальные на какой-то миг заметили на его ладони странную татуировку в виде цветка с тремя жёлтыми лепестками.
   - Я - Слуга Лансер, явившийся на твой призыв ради шанса вновь найти приключения и славу. Я спрашиваю тебя, ты - мой Мастер? - спросил Минотавр.
   - Э? - произнёс Цукуне, всё ещё в трепете от зрелища минотавра его Исток ощутимо влиял на него. Если Мока Акашия была объектом восхищения как зенит грации и красоты, то Ооджима Ярай стал ещё одним объектом восхищения как вершина силы и мощи.
   - Угу, я вижу твою Командную Печать. Ты определённо мой Мастер. О Силы, почему именно ты? - проворчал минотавр, или Лансер, как он назвался. Цукуне опустил взгляд на странную татуировку, появившуюся на тыльной стороне его левой кисти руки. Она выглядела как трезубец, составленный из трёх отдельных частей, два боковых острия - отдельные татуировки, среднее остриё и рукоять - самая большая.
   - Это Командная Печать? - спросил Цукуне.
   - Цукуне, что всё это значит? - собрав мужество, спросила Юкари, со страхом наблюдавшая за происходящим. Лансер бросил взгляд на остальных девушек, ответивших ему тем же.
   - Они не знают, во что ты ввязался? - спросил он. Цукуне покачал головой. Лансер одобряюще фыркнул.
   - Отлично. Возможно, ты всё же не такой уж глупец.
   Внезапно он поднял Цукуне; тот был слишком удивлё от неожиданности, чтобы сопротивляться. Одержимый Героическим Духом минотавр повернулся к девушкам, которые тоже были слишком удивлены, чтобы реагировать.
   - Я одолжу вашего приятеля. А тебе, Розовая, стоит почитать что-то вроде работ Плутарха или Гомера - произнёс минотавр и убежал в направлении мужского общежития.
   - "Розовая"? - удивлённо повторила Мизоре.
   ***
   Мы с Акамару и Ассасином завтракали, когда кто-то постучался в дверь. Мы отложили и прислушались, не показалось ли. В это время дня обычно никто не беспокоил - все ели у себя, так что было не до визитов. Мы ждали целую минуту, но стук не повторялся.
   - Странно - заметил Ассасин. Я собирался снова заняться рисом, когда постучали-таки снова, на этот раз немного громче.
   - Входите, дверь открыта - громко произнёс я. Дверь скипнула, и я ощутил в комнате некое мощное присутствие.
   - Я Слуга Кастер, и я вернулся в этот мир по твоему зову. Я спрашиваю тебя, кто из вас мой Мастер? - мягким голосом произнёс Кастер. Признаться, было удивительно слышать от кого-то, излучающего такую мощь, такой мягкий голос. Я почти ожидал, что он вышибет дверь, когда я сказал входить.
   - Это Акамару. Я - Мастер Ассасина - коротко произнёс я.
   - Действительно. Форма его Командных Печатей отражает мою природу - пробормаотал Кастер и незамедлительно сел.
   - Не хотите риса с супом мисо? - спросил я.
   - Буду признателен - отозвался Кастер, и я передал ему предложенное.
   - Эй, Ассасин! Что изображено на руке Акамару? - спросил я Ассасина.
   - Большой красный круг, внутри которого греческая буква фи - ответил Ассасин. Я порылся в памяти, но так и не смог вспомнить, как выглядит фи.
   - Как выглядит фи? - снова спросил я своего Слугу.
   - Как маленький круг с проходящей через него вертикальной линией - на этот раз вместо него ответил Кастер. Он опустил свою чашу достаточно медленно, чтобы я едва не пропустил её стук о стол, и обратился ко мне. - Форма ваших Командных Печатей тоже очень характерна. Они выглядят как глаз.
   Я сохранил молчание и просто повернулся к Ассасину.
   - Твои Командные Печати выглядят как налагаюшиеся скобки, а внутри них - маленькая вертикальная черта - уточнил он.
   - О, вот как оно выглядит - заметил я. Даже если я слеп по собственной воле, это не значит, что немя не интересуют описания. Выяснив интересующий вопрос, я многозначительно кашлянул.
   - Ну, Кастер, теперь, когда ты наконец сумел воплотиться в сосуде, пора начать разговор о дипломатии - произнёс я. Звуки жевания и передвижения посуды прекратились.
   Я немного нервничал. Прошлый раз, когда я говорил о дипломатии, закончился тем, что мы поссорились с сильнейшей сущностью на территории Академии ёкай. Хотя Кастер и не так силён, как Сэйбер, но на мой взгляд являлся достаточной угрозой, чтобы я тщательно обдумывал слова, прежде чем их произносить.
   - Почему? - сухо спросил Кастер. Я скривился. Этого я и боялся. Хотя мы искренне хотели восстановить статус моего соседа по общежитию Куроджимы Акамару как зверя грома, Слуга, Героический Дух, наверняка параноидальный по отношению к войнам, остаётся подозрительным. И они имеют полное право быть подозрительными. Альянсы в войнах - просто способ воспользоваться помощью и ресурсами другой стороны. Никогда не угадаешь, когда одна сторона альянса решит ударить в спину другой...
   - Потому что мы считаем твоего Мастера более достойным желания - Кастер - пришёл мне на помощь Ассасин.
   - И почему так? - спросил Кастер.
   - Выиграв эту войну, почтенный Акамару сможет восстановить свою гордость - объяснил Ассасин.
   Я услышал, как Кастер вздохнул. Я фыркнул. Хотя я и предложил мощный альянс без неприятных условий, в каком-то смысле это выглядело слишком хорошим предложением.
   - Вы знаете об истории Ящика Пандоры? - спросил он. Я покачал головой.
   - Нет - вслух признался Ассасин.
   - Ну, в истории сказано, что Ящик был даром Олимпийцев Пандоре, и содержал всё зло мира. Пандора из любопытства открыла ящик и выпустила его. Она смогла его снова закрыть, но большая часть зла успела сбежать, оставив за собой надежду. Я не знаю, что там делала надежда, так что и не спрашивайте. В любом случае, мир стал таким, каким является сейчас, после этого инцидента - произнёс Кастер. Какое-то время висела тишина, пока я не пошевелился.
   - Это же не то, что было на самом деле, верно? Потому что это никак не объясняет, как этот ящик может испольнить победителю желание - произнёс я. Кастер усмехнулся.
   - Наблюдательно... Действительно, это так. На самом деле ящик содержал тридцать демонов, каждый из которых был достаточно могущественным, чтобы на постоянной основе искажать различные законы реальности. Они были пойманы туда божествами Олимпа, и отданы Падоре как устройство исполнения желаний, хотя по мне так разумность этого сомнительна. Но в первый же раз, когда Пандора решила загадать желание, она совершила ошибку, сперва открыв ящик. Хотя Пандора и захлопнула крышку через долю секунды, осознав свою ошибку, 29 из демонов успели сбежать, и остался только один. Этот единственный демон был пленён в Ящике почти две с половиной тысячи ле - произнёс Кастер.
   Я медленно кивнул; затем меня стукнула мысль.
   - Но в этом нет смысла! Если Ящик был предназначен только для Пандоры, то как этот идиот Директор может использовать его, чтобы исполнить своё желание? - спросил я, осознав крупный изъян в планах организатора Войны.
   - Это вторая проблема, которая меня беспокоит - скорбно произнёс Кастер.
   - Действительно? А какая первая? - впервые подал голос Акамару. Хороший вопрос... Что может беспокоить больше, чем магическая война, начатая безумцем за заблуждение, которое может не сработать, даже если является реальностью?
   - Меня беспокоит, что Директор мог придумать механизм открытия этого адского Ящика, и заставить демона внутри исполнить желание победителя - произнёс Кастер. Я растерялся. Если всё сработает, как это может быть плохо?
   - Понимаю... Это действительно беспокоит - мрачно произнёс Акамару. Я снова напомнил себе, что Акамару член Сверхъестественного Вида, вынужденный находиться в облике человека, и, возможно, второй по силе в комнате, если считать по магии. Он понимал концепцию барьера Академии ёкай, с чем были проблемы у нескольких учителей. Он быстро схватывал тонкости различных магических феноменов; это нечто из его домена...
   - Пожалуйста, просвети нас - медленно произнёс Ассасин.
   - Это просто. Тебе бы понравилось, если бы ты был заперт в ящике две с половиной тысячи лет? - откровенно произнёс Кастер.
   ...Или он просто понимает ситуацию. Никому не нравится торчать взаперти.
   - Ну, допустим, он не злится. В конце концов, демоны воспринимают мир не так, как люди. Допустим, этот демон не возражает против своего тысячелетнего заключения. Если он исполнит желание победителя, встаёт вопрос: каким образом? - задал Кастер риторический вопрос.
   Я фыркнул. Что он имеет в виду?
   - Боюсь, я не понимаю, Кастер. Объясни, пожалуйста - произнёс Ассасин.
   - Мы не знаем, как демон интерпретирует желание. И мы не знаем, подчинится ли он или нет. В конце концов, мы почти ничего не знаем об устройстве Ящика, но можем предположить, что какой бы ни была магия или колдовство, связывающая демонов, за прошедшее время она ослабла. Эта Война куда опаснее, чем можно предположить, не то чтобы она изначально не был опасной. Проигравший умирает, а победитель получает приз, который может быть или не быть билетом в то же направление - серьёзно произнёс Кастер.
   Действительно, отрезвляющая мысль.
   - Так что ты предлагаешь, Кастер? - хмуро спросил Акамару. Не могу его обвинить... Он увидел шанс, а теперь вдруг выясняется, что этот шанс может привести к чему-то худшему.
   - Прежде всего, Мастер Ассасина, как твоё имя? - спросил Кастер.
   - Меня зовут Тоно Шики - ответил я.
   - Тоно Шики, от имени своего Мастера, я принимаю твоё предложение альянса - произнёс Кастер. Послышался дружный вздох.
   - Погоди, я думал... - начал было я.
   - Пожалуйста, сперва выслушай. Я предлагаю, чтобы Ассасин был бойцом передовой, пока я попытаюсь разобраться с загадкой этой войны и исследовать мышление демонов. Будем надеяться, что этот безумец действительно нашёл способ исполнения желания. Потому что если это не так, он заплатит за стокое убийство пяти студентов - произнёс Кастер. Я дёрнулся.
   - Он убил пятерых студентов? - с ужасом произнёс Акамару.
   - Каких пятерых студентов? - спроил я, ощущая, как растёт моё отвращение к Директору.
   В первые с того момента, как я призвал Ассасина, я услышал, что мой Слуга звучит пристыженным.
   - Ну, тут такое дело, Мастер... - начал Ассасин, прочистив горло.
   - Когда Героический Дух в кого-то вселяется, душа этой персоны уничтожается сырой мощью Героического Духа. Твой Слуга на самом деле - марионетка из плоти, работающая на пране и управляемая легендой из прошлого - откровенно сказал Кастер.
   Какое-то врем никто ничего не говорил. Затем я встал и вышел из комнаты.
   - Думаю, ты его рассердил - печально произнёс Ассасин.
   - Ему было необходимо понять суть Войны. Возможно, незнание и блаженство, но это просто форма нежелания принять реальность - загадочно произнёс Кастер.
   - Эта Война на самом деле того не стоит, не так ли? - грустно произнёс Акамару.
   - Ты, к сожелению, прав, Мастер - ответил Кастер.
   ***
   Лорд Вэйфер Эл-Меллой II был известен под многими именами. Например, "Профессор Первого Поколения", или, сокращённо, Профессор. Первое использовали уважающие его студенты, второе - обладающие длинными генеалогическими линиями Лорды. Девушки из его классов называли его "Мой Лорд", но только за его спиной. Вэйфер Велвет, возможно, и был большой головой в прошлом, но сейчас он был просто профессором, которого раздражала слава выжившего в Четвёртой Войне Святого Грааля.
   - Господи, как холодно-то сегодня... - произнёс Вэйфер. Он подошёл к своему столу, подобрал из пепельницы сигару и зажёг её. Сделав пару затяжек, он погасил её, обрезал горелый конец и положил обратно в пепельницу. Какое-то время он смотрел в потолок. Он послал Блэкбёна, одного из своих персональных учеников, за несколькими листами бумаги. Пишущие машинки были одним из немногих достижений технологии, позволенными в Часовой Башне. Вэйфер, осознавший во время своего пребывания у МакКензи полезность и удобность компьютеров и интернета, был серьёзно огорчён отсутствием электроники, но не смел попросить провести электричество или контрабандно протащить генератор. Вместо этого он освоил пишущую машинку и пользовался ей для своих докладов и исследовательских бумаг.
   Одной из причин, почему его называли Профессором Первого Поколения было то, что после возвращения из Четвёртой Войны Святого Грааля Вэйфер занялся исследованиями эффективных методов мэйджкрафта вместо впечатляющих. Хотя сам он и не пользовался сделанными открытиями, просто опубликовал их как исследовательский материал, запрошеный профессорами. Позже он выяснил, что эти его документы оказались очень полезны магам первого поколения для изучения основ чародейства. В настоящий момент Вэйфер являлся автором почти сотни исследовательских докладов по различным ветвям чародейства, в основном алхимии и духовной эвокации.
   И всё же Вэйфер Велвет был недоволен. Он примирился со смертью Райдера, но каждый раз, когда вспоминал греческого Героя испытывал приступы тоски. Он тщательно изучил его историю просто чтобы удовлетворить любопытство о своём друге. И в процессе, шесть месяцев назад, он наткнулся на одну легенду.
   Истинная история Ящика Пандоры была чем-то, что он не считал возможным. В подлинности истории его убедило только то, что она находилась в библиотеке Часовой Башни, затеряная больше двух с половиной тысяч лет.
   И это зародило надежду в сердце Вэйфера Велвет. Как тогда, когда он прочитал о Войнах Святого Грааля и решил участвовать, Вэйфер снова ощутил, как поднимается его гордость.
   - Я могу это сделать. Я могу открыть этот ящик. Возможно, он и запечатан неким древним чародейством высокого класса, но если я воспользуюсь парой услуг, то смогу это сделать. Тосака и Блэкбён тоже могут суметь помочь; они достаточно талантливы, чтобы оказывать мне реальную помощь в исследованиях... - пробормотал вслух Вэйфер.
   Пять месяцев он выслеживал Ящик, впервые злоупотребив своей властью как Лорд Эль-Меллой II. Месяц назад, он наконец обнаружил, что Ящик действительно существует и находится в собственности некоего Тенмея Микогами.
   Проблема была в том, что из-за своего профессорского статуса Вэйфер не мог сейчас покинуть Часовую Башню. Хоть он и Лорд семьи, обладающей неплохими отношениями с Бартоломью, он являлся лишь маской, выстасленной семьёй Арчибальд, и в итоге его власть была существенно ограниченна. Так что ему пришлось ждать, пока кто-то не отправится в Японию, и даже хотел отправить туда Блэкбёна просто для того, чтобы заполучить свой приз. Отъезд Широ оказался просто случайностью, хотя и очень удачной.
   Стоящее на столе Вэйфера кристаллческое устройство внезапно заговорило. Вэйфер выпрямился, услышав голос Эмии Широ.
   - Эм, извините, эта штука работает, вообще? В любом случае, если меня кто-то слышит...
   Неувернный голос Эмии затих. Вэйфер вздохнул. Парень воспитывался как нормальный человек и всё ещё не привык быть магусом. Чародейское устройство было одним из простейших методов связи магов; Вэйфер послал его парню обычным человеческим способом и даже приложил инструкцию на японском. И у парня всё равно с ним проблемы.
   - Да, Эмия, я тебя хорошо слышу. Говори, что ты выяснил? - вздохнул Вэйфер.
   - Ну, хорошая новость то, что мы нашли Ящик Пандоры - нерешительно произнёс Широ.
   - И? - нажал Вэйфер. Он понимал, что будут и плохие новости, что-то вроде граничных полей или комплексной защитной системы. Он знал, что Теныей Микогами является практиционером магкрафта, не знал только, какого рода.
   - И, ну, он директор академии Сверхъестественных Существ, защищённой мощным Концептуальным Барьером. Ещё он сумел организовать псевдо-Войну Грааля чтобы при помощи Ящика Пандоры исполнить желание, и по крайней мере трое слуг - Сэйбер, Берсеркер и Ассасин - уже были призваны. О, и Слуга Ассасин - Святой Меча Сасаки Коджиро - закончил Эмия.
   Вэйфер Вельвет моргнул. Посмотрел на магическое устройство. Моргнул ещё несколько раз.
   - Эмия Широ, ты пил? - наконец, спросил он.
   - Что?! Нет! Это правда, говорю же! - запротестовал парень на другой стороне.
   - Выспись, Эмия. Утром будешь свежее, и голова яснее - произнёс Вэйфер, вздыхая. Этого следовало ожидать. Он слишком многого ожидал от магуса первого поколения, к тому же бестолкового.
   - Широ, если он не хочет верить, не трать время - произнесла женщина; похоже, парень не деактивировал устройство. Вэйфер застыл, услышав этот голос. Он запомнил этот голос одинадцать лет назад, когда он и его Слуга выпивали с ещё двумя Героическими Духами. Первым был Гильгамеш, Король Героев; второй был женщиной, и, что самое удивительное, Королём Артуром.
   И сейчас, через одинадцать лет, Вэйфер Велвет снова услышал её голос. Голос, от которого мурашки побежали по его спине, когда он вспомнил, насколько она была сильна. Это также непрямым образом подтверждало заявления Широ.
   - Эмия Широ, ответь мне прямо. Ты призвал или нет Короля Рыцарей как Сэйбер? - бездыханно спросил Вэйфер. На другой стороне мира опустилось тяжёлое молчание.
   - Э, ну... - запнулся Эмия.
   - Да или нет - рыкнул Вэйфер; в его сердце засияла надежда. Он должен знать, он должен убедиться что не начал вдруг галлюцинировать или мечтать о невозможном.
   - Эм, да? - неуверенно произнёс Эмия
   - Я немедленно отправляюсь в Фуюки, Эмия. Встречай меня в аэропорту. Я должен в этом участвовать - произнёс Вэйфер, одевая пальто. Он поднял ящик, который всегда держал в своём офисе, и засунул его под мышку.
   - Но Профессор, я не уверен... - начал возражать Эмия. Вэйфер собирался резко ответить, но тут послышался грохот.
   - Берсеркер? Но почему!.. - растерянно воскликнул Эмия.
   - Широ, назад! - прокричал голос, определённо принадлежащий Королю Артуру. Затем послышался ещё более громкий грохот, и устройство умолкло.
   Вэйфер поспешил наружу.
   ***
   Канеширо Хокуто испытывал чрезвычайное ментальное напряжение. Он проклинал навязанное Директором прекращение огня. Хотя у Директора и была хорошая причина ввести его, это задерживало план убийства Тоно Шики. И из-за его сложной позиции в Фэйри Тэйл это влияло на его шансы. Канеширо чувствовал необходимость сбросить пар.
   - Проклятье! Почему судьба постоянно меня имеет? - прорычал он, треснув кулаком по дереву. Его рука разбила ствол, и дерево упало. Берсеркер остановился; Канеширо сжал зубы и врезал по другому дереву.
   - Сегодня определённо шумно - услышал Хокуто. Повернувшись к источнику звука, он обнаружил Эмию Широ. Возможного Мастера в грядущей Войне и того, к кому даже Директор относился с осторожностью.
   - Между прочим, Широ, разве тебе не нужно сообщить твоему учителю, что тыобнаружил Ящик Пандоры? - спросила идущая рядом с ним блондинка. Хокуто навострил уши.
   - Берсеркер, вези меня за ними. Быстро, но тихо - негромко произнёс он. Слуга подчинился.
   Канеширо быстро думал. Хотя его первичной целью было убийство Тоно Шики, вторичной миссией было хранить Войну Ящика Пандоры в секрете. Эмия Широ был готов нарушить секретность Войны, и таким образом был приемлемой целью для убийства. К тому же это убийство может снова стабилизировать его позицию в Фэйри Тэйл.
   Хокуто улыбнулся. Похоже, ситуация складывается в его пользу.
   - Берсеркер, убей их - приказал он, когда они приблизились к парочке. В конце концов, лучше заканчивать дела быстро.
   Берсеркер поднял меч и бросился вперёд. Блондинка заметила его появление - не то, чтобы Берсеркер пытался его скрыть - и подняла свой невидимый меч, на который Хокуто уже обратил внимание раньше.
   - Широ, назад! - приказным тоном произнесла блондинка. Эмия Широ отпрыгнул на несколько метров, что Хокуто посчитал довольно впечатляющим для монстра в человеческом облике.
   Цвайхандер Берсеркера оказался парирован невидимым мечом женщины. Какое-то время они стояли, сцепившись, пока женщина не сумела оттолкнуть Берсеркера. Канеширо улыбнулся. Хотя на первый взгляд Берсеркер проигрывал, скоро всё изменится в его пользу - к Благородному Фантазму Берсеркера лучше не относиться легко.
   Удары Берсеркера становились всё сильнее по мере того, как он становился всё безумнее от ярости. Наконец, Канеширо увидел самое чудесное зрелище, на которое мог надеяться.
   Удар Берсеркера полностью пересилил женщину. Клинок цвайхандера слегка заискрился электричеством, когда бритвенно-острый ветер, созданный ударом, срезал несколько деревьев.
   - Широ, давай! - прокричала женщина. Канеширо фыркнул. Что она имеет в виду?
   Его глаза расширились, когда он увидел, чем всё это время занимался его реальная цель. Целясь в него из какого-то странного лука, Эмия Широ был готов выпустить какую-то странную искривлённую стрелу.
   - КАЛАДБОЛГ! - проревел Широ, отпуская тетиву. Красный снаряд понёсся к Канеширо.
   - Дерьмо... - произнёс он.
   Но прежде чем он успел даже закрыть глаза, две фигуры выпрыгнули из теней деревьев. Похоже, они только что прибыли на место действия; одна схватила стрелу, а другая вытолкнула коляску Канеширо в сторону.
   - Как я помню, Директор говорил тебе ни с кем не сражаться - неодобрительно произнёс Слуга Сэйбер.
   - Ну-ну, Хокутик, сколько ещё раз мне тебя прикрывать? - издевательски произнёс Йошии Кириа.
   Канеширо сжал зубы. Он снова облажался...
  
   Глава Девять: Монстр Лансер
  
   Инугами Хакасе считала себя обычной студенткой. Она всегда была способна полностью сосредотачиваться на теме урока во время занятий; благодаря этому, она оказалась способной ученицей. Каждый вечер она доставала учебники, садилась за стол перед окном и училась настолько сосредоточенно, что почти ничего не могло её отвлечь.
   Гул, сопровождающий прохождение звукового барьера, однако, сумел привлечь её внимание. Её окна так задребезжали, что Хакасе аж взвизгнула от испуга.
   Что происходит? - спросила она. Поскольку сама она не знала, а никого, кто мог бы ответить, рядом не было, она решила поступить логично: проверить. Она поспешно натянула туфли, набросила пальто и вышла из женского общежития. Её обострённый чувства оборотня помогли быстро найти источник звука; он доносился из леса. Проблема была в том, что после встречи с хулиганами и спасения руками Тоно Шики, она боялась снова заходить в лес.
   Затем она ощутила огромный "взрыв" йоки, и примерно в сотне метров от неё из мужского общежития в лес помчалась фигура.
   Фигура, носящая на глазах красную повязку, но движущаяся так, словно может ясно видеть.
   - Тоно! - удивлённо произнесла Хакасе. Затем произошёл ещё один "взрыв" йоки, и Хакасе решилась. Она побежала к лесу, в том же направлении, что и Тоно Шики. Вскоре она прибыла на поляну, откуда доносился звук - и остановилась. Её никто не заметил, поскольку все присутствующие здесь, кроме неё, испускали достаточно убийственного намерения, чтобы полностью затопить её присутствие. Хакасе было сложно определить, кто из них самый пугающий.
   Она знала, что Тоно Шики, если достаточно его спровоцировать, опасный человек. Он казался добрым и заботливым, и сердился на хулиганов и тех, кто проявлял жестокость. Но сейчас он был просто ужасающ. Он неправильно держал нож и его тело было напряжённым, готовым к действию. Одно её присутствие вызывало у неё инстинктивное желание сбежать.
   Ещё там был переведённый студент, о котором все говорили. Хакасе считала, что слухи о том, что он - серийный маньяк, сильно преувеличены, но вот он, излучает достаточную ауру недовольства, чтобы Хакесе захотелось слинять по тихому. Если бы он смотрел на неё, она так бы и сделала.
   В нескольких футах от него стояла блондинка, ещё одна переведённая студентка. И она носила нечто вроде синего платья, совмещённого с доспехом. Её руки выглядели так, словно она что-то держит, хотя Хакасе видела только какой-то туман. Она стояла в боевой стойке и излучала ненависть вместо убийственного намерения. Она смотрела на остальных четверых присутствующих, так, словно они оскорбили её сразу на нескольких уровнях.
   Оставшиеся четверо каждый были достаточно пугающи, чтобы Хакасе замерла на месте. Во-первых, парень в школьной форме, с лёгкостью держащий огромный чёрный меч. Его аура была ближе к ярости по отношению ко всему. Сейчас он стоял неподвижно, но Хакасе чувствовала, что его здерживает внешний приказ, а не собственная воля.
   Аура второго парня не уступала по силе. Он тоже излучал ненависть, хотя его уровень ненависти и был мелочью по сравнению с тем, что испытывала женщина. Он держал странный меч, хотя меч ли это, можно поспорить. Он напоминал Хакасе штопор, штопор с гардой и рукоятью. Свой "меч" он держал так же, как и женщина, но его стойка выглядела скорее как имитация.
   Третий был мужчиной, и монстром, хотя Хакасе не могла определить, к какому виду он принадлежит. Он вырастил из рук пятидесятидюймовые клинки и держал их в защитной манере. Он вежливо улыбался, но его убийственное намерение ясно ощущалось. Он определённо был каким-то отвратительным созданием, поскольку Хакасе ощущала некий исходящий от него отвратительный запах. Её удивляло, что больше никто его определённо не ощущал.
   Последний присутствующий сидел в инвалидной коляске, и, как ни странно, бросал хмурые взгляды на монстра с клинками и мечника. Его убийственное намерение было самым слабым, но в сравнении с обычными монстрами... Не принимать его в рассчёт было бы глупо. Просто на общем фоне он смотрелся не особо внушительно.
   - Широ, почему ты выстрелил Каладболгом? - спросила блондинка с английским акцентом.
   - Я хотел прикончить его на месте. Я не чувствовал приближения Слуги - ответил парень по имени Широ.
   - Канеширо Хокуто, ты прекрасно знаешь, что было объявлено прекращение огня. Твои действия не могут быть проигнорированы. Вернись со мной - столь же твёрдым голосом, как и блондинка, произнёс парень с штопором.
   - Дай Хокутику шанс, а, Сэйбер? Он пытался защитить секретность Войны. Его поступок оправдан - возразил мужчина с клинками отвратительно сахарным тоном. Парень, которого назвали Сэйбер, не выглядел удивлённым или прощающим; напротив, он выглядел так, словно испытывал отвращение. Возможно, он всё же ощущал вонь говорившего...
   - Это меня не касается. Отправляйся со мной в Контрольную Комнату, где будет принято решение - ответил он.
   - Погодите, вы думаете, я дам вам уйти? Подобная тактика - оскорбление моей рыцарской чести - произнесла блондинка голосом, в котором звучала сдерживаемая ярость. Хакасе на миг растерялась; ей казалось, что рыцарями могли быть только мужчины, женщины становились дамами. Так как она может говорить о себе, как о рыцаре? Хотя, если если бы женщины всё же могли становиться рыцарями, то она определённо являлась идеальным примером рыцаря войны. То, как она смотрелась, её поза, её выражение, её стойка... всё в ней передавало идею рыцарства.
   - Ой, Сэйбер, да ну... Тебе запрещено активно участвовать в Войне Ящика Пандоры. Ты не можешь мне повредить - фыркнул Канеширо Хокуто из коляски. Хакасе снова растерялась. И парня-местного и девушку-иностранку обоих назвали Сэйбер. К тому же, как вспомнила Хакасе, Сэйбер - английское слово, обозначающее меч. Так как кого-то могут звать Сэйбер? Да ещё и сразу двоих?
   Глаза женщины-Сэйбер слегка сузились.
   - Технически, поскольку объявлено прекращение огня, никакие мои действия нельзя воспринимать как действие в войне. Я сражаюсь не с целью выиграть Войну, а в качестве метода защиты чести. Вы двое пытались напасть на нас, хотя мы были не в курсе, что нарушение правил будет воспринято так сурово. Клятвы можно преодолеть, используя альтернативную точку зрения, если только они не были определены в абсолютных критериях - объяснила Сэйбер. Внезапно Хакасе, сама не понимая, как, осознала, что женщина-Сэйбер намерена убить четверых остальных. Определённо, если кто-то объясняет, как он или она преодолел технику оппонента, это означает намерение закончить конфронтацию в следующий миг.
   Когда все переварили услышанное, повисла оглушительная тишина. Обладатель клинков начал действовать первым.
   - Задержи их, пока я приведу подмогу! - выкрикнул он, отпрыгивая. Женщина-Сэйбер каким-то образом выпустила воздушный удар и бросилась на человека с клинками. Хакасе какой-то миг видела золотой меч, самый красивый, что видела в жизни.
   Прежде чем женщина-Сэйбер смогла нанести удар, парень с чёрным мечом и парень-Сэйбер блокировали её путь.
   Женщина-Сэйбер взмахнула мечом. Золотой Невидимый Меч оказался блокирован Гигантским Чёрным Мечом и Мечом-Штопором.
   Гигантский Чёрный Меч оказался с силой отброшен. Меч-Штопор раскололся на части. Глаза Хакасе расширились; женщина-Сэйбер определённа являлась серьёзной силой.
   Однако, парень-Сэйбер и парень с Чёрным Мечом купили обладателю клинков достаточно времени. И первым, что он сделал - взял Хакасе в заложники.
   - Знаете, мисс, нам очень повезло, что вы оказались здесь - произнёс он тошнотворно-приторным голосом, удерживая появившийся из его правой руки клинок у её горла. Хакасе заскулила. Её инстинкты говорили ей спасаться любым способом. Одной его вони было достаточно, чтобы задушить её. Его голос был тошнотворным, его близость была отвратительна... Вполне возможно, схвативший её - самая отталкивающая персона во всей школе. Убийственное намерение, которое он излучал так близко от неё, невероятно ужасало.
   - Тоно... Спаси меня! - выдохнула она, из её глаз покатились испуганные слёзы.
   - Эй, разве не должна девица в беде говорить что-то вроде "Не обращая на меня внимания, спасайся сам" или что-то в этом роде? - пошутил обладатель клинков, садистски ухмыляясь. Затем он фыркнул. - И кто этот Тоно, кстати?
   Обладатель клинков не замечал его до последней секунды, но всё же сумел отпрыгнуть вовремя, ощутив убийственную ярость Тоно Шики. На какой-то миг Хакасе задумалась, почему никто не замечал его присутствия. Оно было достаточно мощным, где-то третьим или вторым среди присутствующих.
   - Вау, да ты дилетант, как я погляжу. Ты даже поцарапать меня не смог этим своим ножиком - улыбнулся обладатель клинков, когда Тоно Шики прыгнул, взмахнул ножом и не сумел нанести удар по цели. Затем он быстро поднялся и напряг тело для нового прыжка.
   - Проверь свою руку, Кириа - спокойно ответил Тоно Шики. Его ярость сохранялась, но её не нужно было доносить словами.
   Тот, кого назвали Кириа взглянул на свою правую руку - и обнаружил, что двадцать дюймов созданного им органического клинка отсутствуют. Тоно Шики рассёк его столь быстро, что он даже не ощутил боли. Ужас, промелькнувший на его лице, придал Хакасе храбрости.
   - Ну, по крайней мере они ушли - с горечью произнёс Кириа. Хакасе заметила, что оставшиеся три враждебных монстра отступили, поскольку Широ и женщина-Сэйбер отвлеклись на наблюдение за стычкой между Кириа и Тоно Шики.
   Кириа пихнул Хакасе в сторону Тоно Шики, который поймал её и тут же отпустил.
   - Позаботьтесь о ней! - крикнул он и бросился за удирающим Кириа. Хакасе упала на колени, всё её тело дрожало после испытания, через которое она прошла. Затем, от облегчения, она отключилась.
   ***
   Чтобы отследить этого монстра по имени Кириа мне не нужны были глаза: он достаточно шумел, чтобы я мог с лёгкостью следовать за ним. Ушей было достаточно. К тому же кровь Нанайя постоянно давала мне знать, где он находится, так что даже когда в некоторых местах его не было слышно, я мог его ощущать.
   Внезапно Кириа остановился и попытался рубануть меня. Его удар был неряшливым и неэффективным, и создавал слишком много шума. Я пригнулся, не останавливаясь, и попытался пронзить его; он отпрыгнул, сумев избежать моей атаки.
   Ситуация патовая. Сейчас он был сильнее меня, но я искусней, и мы оба примерно равны по скорости, хотя я мог бы двигаться быстрее, если бы мог видеть. Отсутствие зрения существенно снижало мою скорость, поскольку моё тело ощущало нерешительность, двигаясь вслепую.
   Я мог или закончить этот обмен ударами немедленно, или затянуть его, и надеяться, что я буду последним, оставшимся стоять. Вообще-то выбора, собственно, и нет... Я снова прыгнул на Кириа, крепко сжимая нож обратным хватом в правой руке.
   Свистнул ветер, и я понял, что Кириа и сам отбросил осторожность, намереваясь быстро закончить дуэль.
   Я резко присел; это быстрое действие меня и спасло. Ну, большую часть меня.
   Брошеный кем-то камушек - как я понял, Благородный Фантазм - слегка коснулся запястья руки ножа, и оно сломалось. Моя кровь Нанайя не смогла притупить боль, и я взвыл - скорее от ярости, чем от боли.
   - Ну, благодарю Слуга Сэйбер - тошнотворно-приторным голосом произнёс Кириа.
   - Утихни, болван. Ты не понимаешь, насколько был близок к смерти - раздражённо рявкнул Слуга Сэйбер; Кириа его определённо уже достал.
   - Ну, он достаточно быстр, признаю, но что он мог сделать этим ножиком? - фыркнул Кириа.
   - У кого тут не хватает половины клинка, тупица? - парировал Слуга Сэйбер. Легкомысленность Кириа даже меня удивила. Определённо, ему следовало относиться ко мне с большей осторожностью.
   - Мастер Ассасина, хотя наказания студентов и не в моих обязанностях, но Йошии Кириа - член команды, контролирующей Войну Ящика Пандоры, так что хочу попросить тебя воздержаться от сражения - спокойно и собранно произнёс Слуга Сэйбер.
   - И делаешь это, бросая Благородный Фантазм? - огрызнулся я.
   - Я ожидал, что ты уклонишься. Твоё восприятие аур, как я погляжу, на уровне Героических Душ. Погу похвалить... - произнёс Слуга Сэйбер, но был вынужден отпрыгнуть, когда я на трёх конечностях подполз к его ногам и попытался левой рукой рубануть его по коленям.
   Мой разум немедленно переключился в режим Нанайя.
   Слуга Сейбе всё ещё слегка отступал. Скорее всего, он снова попытается бросать камушки.
   Йошии Кириа двигался ко мне слева. Он попытается воспользоваться ситуацией.
   Я перехватил нож левой рукой, слегка наклонившись влево.
   Слуга Сэйбер босил в меня Благородный Фантазм.
   Йошии Кириа приблизился; почти в зоне досягаемости.
   Я сжал зубы и отразил Благородный Фантазм ножом Нанайя в сторону Йошии Кириа. Сила столкновения Фантазма с ножом оказалась такой, что меня отбросило на несколько метров; я погасил импульс несколькими перекатами назад, когда упал на землю. И тут я понял, что Йошии Кириа вопит.
   - МОЯ РУКА!
   Мне не нужно было зрение, чтобы понять, что произошло, поскольку я это и планировал. Хотя и надеялся снести ему голову, а не руку... Собственно, именно поэтому я и прибег к столь отчаянному действию, как отражение Благородного Фантазма, летящего на скорости в два Маха, простым ножом. Между прочим, нужно не забыть его заменить - после такого он определённо сломан. Проигнорировав болезненные вопли Йошии Кириа, я проверил нож.
   К моему удивлению, он не раскололся и не сломался, насколько я мог судить; возможно, это всё же не такой уж простой нож. Хотя подобное и не стоит повторять...
   Вернувшись в "нормальный режим", я снова ощутил глухую боль в сломанном правом запястье и вывихнутом левом плече. Пока что я их игнорировал, но теперь, когда когда схватка была окончена, мой разум сфокусировался на повреждённом теле и я осел на землю, измотанный короткой, но напряжённой стычкой.
   - Тоно Шики, примечательная мелочность с твоей стороны - натянуто произнёс Слуга Сэйбер и ушёл. Я решил лечь на землю. Наверняка кто-нибудь меня найдёт и отведёт в медчасть. Скорее всего, Ассасин.
   ***
   Широ и Сэйбер шли к школьной медчасти; Широ нёс невезучую девушку.
   - Широ - внезапно произнесла Сэйбер. Широ повернул к ней лицо. - Ты в последнее время поступаешь... непохоже на себя.
   - Что ты имеешь в виду? - с любопытством спросил Широ.
   - В офисе этого Директора, ты воспользовался Гаэ Болгом и действительно пытался его убить. И сейчас только что ты воспользовался Саладболгом, чтобы убить другого участника. А ещё ты демонстрируешь признаки кровожадности. Что с тобой такое? - спросила Сэйбер. Если бы кто-то посторонний слышал этот разговор, он решил бы, что Широ ругают, но в голосе Сэйбер звучали скорее ноты озабоченности.
   - Сэйбер, помнишь, как Кастер и Райдер пытались собирать ману? Они рисковали жизнями сотен людей. Нет, более точно - они намеренно создали угрозу жизням сотен людей - произнёс Широ. Сэйбер поняла, что он имел в виду.
   - То есть ты пытаешься предотвратить вред некомбатантам, используя силу, верно? - спросила она, хотя это было скорее утверждение, чем вопрос. Сэйбер не рассказывала Широ, что она была призвана в Четвёртой Войне Грааля, так что она не могла сказать, что Широ сильно походил на своего приёмного отца. К тому же и момент для этой информации неподходящий.
   Но она не могла позволить, чтобы Широ шёл по тому же пути, что и Кирицугу, как бы необходимо это не выглядело.
   - Ты заговорил как Арчер - заметила Сэйбер. Широ фыркнул.
   - Разумеется - ответил он. Озабоченность Сэйбер выросла ещё больше. - Эта война даже не организована кем-то ответственным. Не то, чтобы реальная Война Грааля была более контролируемой, благодаря Котомине. Но Директор - глупец, если думает, что война - это решение. Война никогда не бывает решением, это всегда проблема.
   - Так чтобы предотвратить опасность дня невинных, ты используешь насилие, дабы буздать насилие? - загадочно спросила Сэйбер. Широ усмехнулся.
   - Нет, совсем нет. Я просто делаю ситуацию более сложной для участников, чтобы они сдались.
   Озабоченность Сэйбер переросла в тревогу. Или Широ совершенно неверно воспринял всю идею этой фальшивой Войны Грааля, или это был не Широ, а молодой Кирицугу.
   И Сэйбер не была уверена, является ли хоть один из этих вариантов хорошим. Кому-то столь доброму и альтруистичному, как Широ, не следует быть безжалостным. Она решила, что понравится это Широ или нет, но она попросит учителя Широ, этого Лорда Эль-Меллоя II, об альянсе, а затем заставит Широ отойти на задний фон и не позволит ему напрямую участвовать в происходящем, как бы он не пытался сражаться или уговаривать выпустить его на передовую. Даже если он способен противостоять этим Ложным Слугам в прямом бою, Сэйбер не собиралась позволить ему стать ещё больше похожим на своего отца, поскольку Широ был одним из немногих, кого она искренне считала близкими друзьями.
   И она сделает для своего друга всё возможное, даже если это ранит его гордость.
   - О чём ты думаешь, Сэйбер? - заинтересованно спросил Широ. Сэйбер усилием воли отправила свои мысли на задворки сознания, вернувшись к текущей ситуации.
   - О воздействии этой Войны на психику Мастеров - ответила она, ничуть не солгав.
   - Ну, ты так хмурилась, что я мог поклясться, что ты обдумываешь какую-то боевую стратегию - произнёс Широ. Сэйбер собралась, стараясь больше не выдавать эмоций. Когда кто-то может читать вас с такой лёгкостью, это временами напрягает, если вы собираетесь сделать что-то за его спиной.
   Они добрались до медчасти без дальнейших происшествий или встреч.
   - Что с ней произошло? - обеспокоенно спросила их медсестра, когда они вошли в помещение.
   - Мы нашли её в лесу в таком состоянии. Думаю, ваша версия, что с ней случилось, будет лучше, чем наша - ответил Широ.
   - Положите её на кровать - приказала медсестра. Широ так и сделал, а затем они с Сэйбер тихо вышли из помещения. Они в молчании двигались по коридорам здания, каждый погружён в собственные мысли.
   - Не могу понять. Мы знаем личность Ассасина, так почему не можем выяснить, кто остальные Слуги? - наконец, спросил Широ.
   - По двум причинам. Во-первых, оне не истинные Слуги, как ты заметил. Они просто монстры, одержимые и сильно физически, ментально и духовно усиленные Героическими Духами. Вторая причина - никто из Ложных Слуг не демонстрировал их Благородные Фантазмы, кроме Ложного Сэйбер, но его Благородный Фантазм - нечто, что я ещё не могу опознать - сообщила Сэйбер. Как Истинная Слуга, находящаяся в реальном мире, Сэйбер могла в какой-то мере использовать доступ к Хроникам Акаши, чтобы определять личности Слуг, будь то Истинные или Ложные.
   Но поскольку никто из Слуг ещё не продемонстрировал свои Фантазмы, определить их личности было сложно. А поскольку они использовали чужие тела в качестве сосудов для воплощения, Сэйбер не могла определить, кто они такие, по внешности, как было с Лансером Четвёртой Войны Святого Грааля.
   - Нам нужна информация, и, я думаю, необходим альянс с твоим учителем - сообщила Сэйбер как определённый факт.
   - Ну, если ты так считаешь, я не собираюсь спорить - растерянно отозвался Широ.
   - Вот и прекрасно. Свяжись со своим учителем и проводи его в Академию Ёкай. Перегворами займёмся на школьной территории - произнесла Сэйбер и задумалась об известных ей элементах Войны Ящика Пандоры.
   Слепой мастер, способный скрывать своё присутствие даже от неё.
   Сасаки Коджиро.
   Безумный Ложный Слуга, способный противостоять ей, и даже являющийся угрозой, если достаточно разозлён.
   Столь же безумный Мастер, не обращающий внимания на последствия.
   Мастер-глупец, достаточно мозговитый, чтобы организовать нечто подобного уровня, но недостаточно, чтобы осознать связанные с этим проблемы.
   Ложный Слуга, действующий с достоинством рыцаря и обладающей той же силой, что и её друг Сэр Ланселот, но совершенно точно не Ланселот.
   Потенциальный мастер, о котором Сэйбер ничего не знала.
   Сэйбер вздохнула, осознав, что хотя эта Война и не дотягивает до уровня реальных Войн Грааля, но и с ней предостаточно проблем. Возможно, если бы Эмия Кирицугу был жив, он бы нашёл способ разобраться с этим бардаком. Сэйбер было непричтно осознавать, что она действительно подумала о помощи Кирицугу. Несмотря на тот факт, что он был эфективен в любом деле и на самом деле не таким уж плохим, несмотря на всё причинённое им насилие, он был слишком безжалостен.
   Сэйбер лишь оставалось надеяться, что ей не придётся прибегать к методам Кирицугу в этой войне. В последнее время они казались весьма привлекательными...
   ***
   - Эм, Ооджима, почему мы на крыше школы? - спросил Цукуне. Его тон не был робким или испуганным, просто любопытным. Минотавр поднял указательный палец на правой руке.
   - Прежде всего, Мастер, я больше не минотавр Ооджима или как там его звали. Сейчас я Слуга в грядущей Войне Ящика Пандоры. Зови меня Слуга Лансер, или просто Лансер. Мы разделяем общую цель исполнения наших желаний, но даже больше, чем это, мы разделяем остроту ощущения славной борьбы во имя этого приза. Метка на твоей руке - свидетельство того, что ты явлешься Мастером - произнёс Лансер, полностью проигнорировав вопрос Цукуне.
   Цукуне взглянул на тыльную часть своей левой руки. Как только он произнёс указанную Директором речёвку, там с обжигающим ощущением возникла метка. Она состояла из трёх частей, два боковых острия, и рукоять с центральным остриём трезубца. Целиком метка была около двух дюймов в длину.
   Ты постоянно упоминаешь слово Слуга, но что это за "Слуга", Лансер? - спросил Цукуне. Лансер неодобрительно зыркнул на него.
   - Ты совсем не имеешь понятия во что ввязался, э, Мастер? Такой бесполезный Мастер, и от меня ещё ожидаются славные деяния... Ладно, объясняю. Слуга - это некто из не этого времени, кто-то, совершивший нечто столь славное, что мир не мог не принять его славу, склонившись перед его величием. Кто-то вроде меня! - объявил Лансер. Цукуне медленно кивнул.
   - То есть попросту, ты имеешь в виду, что Слуги - это древние легенды, воплотившиеся в реальных людях, участвующих в этой Войне? - подытожил он. Минотавр моргнул.
   - Да, что-то в этом роде - признал Лансер.
   - Так кто ты? - спросил Цукуне.
   - Я король Афин, Убийца Минотавра, Тесей! - гордо объявил Лансер.
   - Никогда не слышал. И если ты Убийца Минотавра, то, что ты воплотился в минотавре, можно назвать дурным вкусом - заметил Цукуне.
   - Вот как, пацан? А в ком ты ожидал? - сердито спросил Лансер. Вообще-то он и сам понимал, что парень прав; Лансер вселился в минотавра только потому, что он был единственным, кто был настолько же силён, как прежнее тело Героя Афин.
   - Когда ты сказал, что ты Лансер, я подумал, что ты копейщик из какой-то старинной легенды, вроде Хаттори Ханзо или Ватанабе Морицуна. Даже китайские легенды вроде Лу Бао или Као Као было бы неплохо. Я просто почти ничего не знаю об Ирландских легендах - грустно произнёс Цукуне.
   - Ирландских? В каком месте я выгляжу как ирландец? - проревел Лансер, и даже угрожающе повернулся к Цукуне.
   В этот момент ведущую на крышу дверь прорезала сосулька, и на крыше появились Мока, Куруму, Мизоре и Юкари.
   - Верни нам Цукуне! - завопила Юкари, материализуя таз над головой Лансера; он упал и разлетелся на части, ударившись о рога минотавра. Хотя Лансер и не поранился, это его явно удивило; воспользовавшись моментом, Мока и Мизоре утащили Цукуне.
   - Мастер, похоже, на нас нападают амазонки! - встревоженно воскликнул Лансер, позабыв гнев на Цукуне.
   - Эм, Мока, не стоит так сердиться. Он просто друг - сообщил Цукуне, энергично размахивая руками.
   - Друзья не похищают - заметила Куруму.
   - Мастер, вернись! Должно быть, эти амазонки узнали о моём возвращении и решили отомстить! - произнёс Лансер.
   - Нет, это просто мои друзья - произнёс Цукуне, всё ещё окружённый девушками. Лансер обратил внимание, какими огорчёнными они выглядели при слове "друзья" и прочистил горло.
   - Ну, похоже, я тебя серьёзно недооценил, Мастер. Любой, кто способен привлечь несколько любовниц определённо обладает некоей мужественностью. Возможно, у нас всё же есть шанс на победу в этой Войне! - искренно заметил Лансер.
   - Мастер? - растерянно произнесла Мока.
   - Любовниц? - паникующе произнёс Цукуне.
   - Мужественности? - повторила Куруму с широко раскрытыми глазами.
   - Войну? - серьёзно произнесла Юкари, выглядевшая самой взрослой из четверых девушек. Только Мизоре промолчала, но её лицо выдавало любопытство. Её тоже интриговало происходящее перед ней.
   - Ну, в таком случае, позволь просветить твоих жён по части проблем, в которые ты впутался - произнёс Лансер и уселся, игнорируя дёрганье Цукуне. Остальные последовали примеру минотавра.
   После получаса объяснений, Юкари задала Лансеру вопрос.
   - Ты упоминал Благородные Фантазмы, но где твой? Если твоё определение Благородного Фантазма верно, у тебя должно быть какое-то оружие, ассоциирующееся с тобой. Это меч, который твой отец оставил под камнем? - спросила она, демонстрируя отличное знание греческой мифологии. Лансер выглядел удивлённым.
   - Нет, нет, не так. Благородный Фантазм - это нечто, символизирующее сущность героя. В моём случае, это - Лансер поднял руки. Цукуне и остальные увидели на каждой ладоне по татуировке, изображающей цветок с тремя лепестками.
   - Это не слишком впечятляюще по сравнению со, скажем, Экскалибуром - фыркнула Куруму.
   - Ну, Куруму, не надо ссориться - попытался успокоить суккубу Цукуне. Юкари слегка наклонилась, внимательно изучая татуировки.
   - Шесть Лепестков? Не помню ничего о тебе, что было бы связано с изображениями цветов или хортикультурой - растерянно произнесла Юкари.
   - Что такое хортикультура? - спросил Цукуне. Ответила на вопрос Мизоре.
   - Хортикультура - наука о кустарниках - тихо произнесла она. Обратила внимание, что Мока, Куруму, Юкари, Цукуне и Лансер странно на неё смотрят, и слегка растерянно спросила:
   - Что такое?
   - Не обращай внимания. Озабочиваться цветами, это так по женски... Идём, Мастер, найдём нам достойного оппонента. Ты убьёшь вражеского Мастера, а я позабочусь о Слуге. Хорошая комбинация получится... Но постарайся прикончить его как следует, или я очень рассержусь - произнёс Лансер, и попыталя поднять Цукуне, но девушки тут же сстолпились вокруг, защищая того от Лансера.
   - Кто сказал, что мы позволим втянуть Цукуне в битву? - довольно сердито спросила Куруму.
   - Тебе не позволено подвергать Цукуне угрозе - твёрдо произнесла Мока.
   - Ни чего такого, пока я не исполню свою мечту! - заявила Юкари; производимое ей раньше "взрослое" впечатление разлетелось на части из-за слюноотделения и сияющих глаз.
   - Мастер, будь так добр, скажи свои жёнам перестать блокировать наш путь к славе - раздражённо произнёс Лансер.
   - Они не мои жёны! - беспомощно произнёс Цукуне, понимая, что его друзья и Лансер готовы подраться.
   - Пожалуйста, воздержитесь от подобного поведения - произнёс исполненный достоинства голос. Только что готовая к драке толпа отпрыгнула в разные стороны, услышав голос, затем они посмотрели в направлении, с которого он доносился.
   - Он Слуга, верно? - спросила Мока. Только Цукуне растерялся, поскольку был неспособен ощущать йоки.
   - Я Слуга Сэйбер, и сейчас я временно заменяю Йошии Кириа на посту судьи. Я здесь, чтобы сообщить вам... - начал было он, но был вынужден отпрыгнуть, когда Лансер сделал выпад копьём в его направлении.
   - Эй, не прыгай! Стой прямо и сражайся, как мужчина! - заявил Лансер, явно довольный началом боя. Он материализовал копьё и щит и с явным опытом держал их в правой и левой руках соответственно.
   С другой стороны, Сэйбер выглядел подавленным и слегка дрожал.
   - Похоже, ты ранил его. Или его чувства - заметила Куруму.
   - Болван! По крайней мере, уважай законы, если не уважаешь правила поля боя! Я могу стерпеть низкие тактики боя, но атаковать посла - совершенно непростительно! - воскликнул Сэйбер. Его убийственное намерение пугающе вздулось.
   С тем же успехом он мог пытаться читать лекцию о кириллической каллиграфии. Лансер рубанул Сэйбер, как только тот начал кричать; Сэйбер вынужденно присел, и копье рассекло вместо него несколько металлических шестов ограждения. Сэйбер быстро схватил самый длинный; шест тут же засиял жарко-белым, и по всей его длине проявились синие жилы. Юкари потрясённо выдохнула, и Цукуне предположил, что эта смена цвета являлась чем-то магически впечатляющим.
   - Я сторонник законов, но в твоём хамском случае сделаю исключение, Лансер - сквозь сжатые зубы заметил Сэйбер, держа шест как копьё.
   - Обычно я не сражаюсь со слабаками, но в твоём жалком случае сделаю исключение, Сэйбер - ответил Лансер без тени враждебности. Напротив, он выглядел так, словно получал искреннее удовольствие от оскорблений.
   - Этот "Сэйбер" одним прикосновением превратил железный шест в мощное магическое оружие! - с восхищением произнесла Юкари; на общем фоне фоне наблюдателей она выглядела резким контрастом.
   Сэйбер и Лансер напряжённо следили друг за другом. Лансер первым нарушил свою стойку, сделав выпад копьём точно в сердце Сэйбер; выпад оказался отбит, и Сэйбер контратаковал своим шестом. Лансер блокировал удар щитом и попытался пнуть Сэйбер; удар такой силы был бы опасен даже его противнику, если бы попал в цель. Однако Сэйбер просто отпрыгнул, схватил ещё один железный шест и метнул его как копьё.
   Лансер отбил его своим копьём.
   - Цк, неплохо для слабака! - прошипел он.
   Сэйбер взмахнул вторым шестом.
   Лансер метнул щит.
   Щит оказался быстрее, чем шест, и Сэйбер был вынужден воспользоваться свободной рукой, чтобы схватить его.
   Лансер поймал брошеный шест освободившейся рукой; внезапно его левая ладонь засияла синим светом. Оба Слуги замерли, и теперь Сэйбер держал щит, а Лансер - копьё и железный шест.
   - Илья Муромец, не так ли? - спросил Лансер. Сэйбер поднял брови.
   - Однако, и как же ты узнал? Я думал, что моя личность хорошо скрыта - произнёс Сэйбер, его голос всё ещё был напряжённым. В ответ, Лансер продемонстрировал ладонь левой руки. Один из трёх лепестков цветка был синим вместо жёлтого.
   - Это способность моего Благородного Фантазма. Так что насчёт такого варианта: я отменяю этот лепесток, ты возвращаешь мой щит, и засчитываем этот бой как ничью? - предложил Лансер. Сэйбер пару секунд обдумывал предложение, затем бросил щит обратно Лансеру - мощно, но гораздо более умело, чем сам Лансер. Лепесток на ладони того вернулся к изначальному цвету.
   - Слуга Лансер, как только будет отменено прекращение огня, я непременно выясню твою личность прежде чем убить тебя за перенесённый позор - ровно произнёс Сэйбер. Это не была угроза, просто Сэйбер сообщал, что собирается сделать в будущем.
   - А, так вот о чём ты пришёл сообщить, о прекращении огня? Отлично, буду ждать с нетерпением - довольно улыбнулся Лансер. Хотя улыбка минотавра и не слишком приятное зрелище. Сэйбер скривился, а затем затем спокойно спрыгнул с четвёртого этажа, приземлился, даже не стараясь погасить инерцию, и помчался в лес.
   - Как ты узнал, кто он? - спросил Цукуне. - Я так понял, Слуги стараются держать это в секрете, как часть стратегии. Даже ты не назвал ему своё имя, несмотря на твоё поведение.
   - Благодаря этому - ответил Лансер, подняв ладони. - Это мои Благородные Фантазмы, позволяющие идеально копировать чужие способности. Хотя один лепесток означает, что я впитал только четверть реальных способностей. Для полного копирования необходимо четыре лепестка. Ещё это позволяет мне видеть отблески их реальных личностей и историй, хотя это на самом деле просто побочный эффект, и к тому же очень мелкий. Если Слуга достаточно силён, я вижу только имя, но если слаб, то могу увидеть и что-то из его истории.
   Последовало короткое молчание, нарушеное Акашией Мокой.
   - Что ты узнал? - нерешительно спросила она.
   - Я смог узнать только его имя и то, что он был богатырём, что-то вроде самурая или рыцаря. Это всё. Он чрезвычайно сильный Слуга, к которому никому не стоит относиться легко... исключая меня, конечно - ответил Лансер. Цукуне и остальные едва не заорали из-за его легкомысленности.
   - Лансер, ты только что сказал, что к нему никому не стоит относиться легко, но ты всё равно ведёшь себя так, словно это не имеет никакого значения! У тебя есть мозги? - произнесла Мока. Лансер фыркнул на неё.
   - Я не принимаю приказов от амазонок, женщина. Не стой на пути моей и Мастера славы - враждебно произнёс он.
   - Эй, погоди! - начала было бранить Лансера Куруму, но минотавр просто поднял Цукуне, и невзирая на протесты своего Мастера, спрыгнул со здания, как и Сэйбер.
   - В битву, Мастер! - с энтузиазмом произнёс он.
   - Я определённо об этом пожалею! - завопил Цукуне, вынужденно сопровождая минотавра...
   ***
   - Ну, Хокуто, как я погляжу, ты неспособен держать себя в руках - мягко произнёс Директор. Хотя сам Хокуто и смотрел на него с вызовом, отказываясь сдаваться, глубоко внутри он боялся. Тенмей Микогами был персоной, о которой его предупреждали многие, включая Фуджисаки Мияби и Йошии Кириа. Вполне логично, что звание Тёмного Лорда - нечто, чем можно похвастаться; однако Тенмей Микогами никогда не выставлял свой статус напоказ, и одно это уже было достаточно впечатляюще. Собственно, он вёл себя так, словно это скорее титул, прилагающийся к территории, хотя в действительности он сам по себе означал немалую власть. Канеширо Хокуто, превыше всего ценивший силу и власть, не мог понять кого-то, кто воспринимал это как нечто тривиальное. Это могла означать, что такая персона или слишком труслива, чтобы пользоваться такой властью, либо уже достаточно сильна, чтобы не видеть ей применения.
   Директор определённо относился к второй категории.
   - Я уже было наполовину решил вырвать эти Командные Печати и отдать их Йошии Кириа, но, к сожалению, он потерял руку и не сможет двигаться пару месяцев - произнёс Директор. Глаза Хокуто расширились.
   - Что ты с ним сделал? - шёпотом спросил он. Директор повернулся и пусто посмотрел на него.
   - За это достижение следует похвалить Мастера Ассасина, Тоно Шики. Похоже, Фэйри Тэйл были правы, оценив его как угрозу - произнёс Директор. Канеширо хокуто сжал зубы. Он облажался дважды, и в итоге пострадал Йошии Кириа. Ну, стоит признать, Кириа не то, чтобы друг, но Канеширо Хокуто слишком во многом на него рассчитывал. Потеря была действительно очень серьёзной.
   - К счастью для тебя, Фуджисаки Мияби отказался от роли Мастера Берсеркера, так что я дам тебе последний шанс и наклоню весы в твою пользу. Я собираюсь объявить отмену прекращения огня в пределах двадцати четырёх часов, поскольку все потенциальные Мастера вот-вот соберутся. Позаботься об уничтожении Ассасина и Тоно Шики, и на этот раз не провали дело - объявил Директор.
   Хокуто глубоко вздохнул, только сейчас заметив, что всё это время задерживал дыхание. Его пощадили и дали ещё один шанс оправдаться. Он скованно кивнул, решив ничего не говорить.
   - Можешь идти - мягко произнёс Директор. Берсеркер немедленно вывез Хокуто через секретный проход.
   Пятнадцать минут спустя послышался стук, на этот раз в реальную дверь.
   - Входите - произнёс Директор, заинтересовавшись. Даже его секретарша, Руби Туджо, не пыталась сама входить в его оффис. Обычно она ждала, пока он сам проведёт её внутрь.
   Дверь открылась, и вошёл Ассасин. Глаза Директора сузились. По мнению Директора, Ассасин и его Мастер были второй по силе командой.
   - Чего тебе надо, Ассасин? - прямо спросил Директор. Если вражеский слуга забрёл на чужую территорию, может означать две вещи. Он хочет или начать бой, или создать альянс. Оба варианта могут быть большой проблемой. Если Ассасин здесь, чтобы сразиться, Директор не сомневался, что не выживет. Если он здесь, чтобы предложить альянс, это будет означать необходимость корректировки приоритетов - а он уже отправил Канеширо Хокуто...
   - Я здесь, чтобы предложить альянс - ответил Ассасин. Директор сдержал рефлекторное желание скривиться. Предположение оказалось верным, но теперь нужно решать, принимать предложение или отвергнуть его. И он не сомневался, что если откажется, то Ассасин его убьёт, невзирая на тое, держится ещё прекращение огня или нет.
   - Почему? Я полагал, что твоя команда и так достаточно сильна, и предпочтёт действовать в одиночку - произнёс Директор.
   - Ой, ну не надо... Мы оба знаем, насколько слаб мой класс. Из-за того, что я был призван в этом классе, поскольку Сэйбер уже был занят, всё, что я могу - использовать скрытные атаки и засады. Нам нужен союз с тобой, чтобы протянуть подольше. Скажем, до поражения двух Слуг - произнёс Ассасин. Директор поднял брови.
   - Двух Слуг? Почему только двух? Ты же наверняка предпочёл бы продолжать альянс, пока мы не останемся последними двумя командами - спросил Директор. Ассасин фыркнул.
   - Потому что мы оба знаем, что обстоятельства не так хороши, как хотелось бы. У тебя альянс с Канеширо Хокуто. У меня альянс с Кастер. Потенциальный Мастер Эмия Широ слишком силён, чтобы с ним пока связываться. Так что это оставляет нам две последние команды, которым не повезло не создать альянсы вовремя. Сперва мы выносим их, а потом сражаемся, сколько душе угодно - сообщил Ассасин. Директор на секунду закрыл глаза, Задумавшись. Ассасин был прав... Для них сейчас это было едиственной возможностью - сперва избавиться от неизвестных факторов.
   Реальным корнем проблемы было то, что альянс предлагал именно Ассасин. Если бы это был кто-то другой, Директор согласился бы, особо не задумываясь. Ассасины и их Мастера прекрасно осознают свой боевой потенциал; в отличие от трёх рыцарских классов, они прагматичны. И вполне склонны к ударам в спину... Директор не мог решить, стоит ли пойти на риск и заключить альянс с Ассасином, или не рисковать и отказаться.
   Впрочем, с Берсеркером и Сайбер на его стороне... Директор решил, что можно рискнуть.
   - Ладно. Пока мы не избавимся от двух других Мастеров, мы воздержимся от сражений между собой. Кстати, ты бы не мог передать своему Мастеру помочь Эмии Широ и второму Мастеру призвать их Слуг? Если они не смогут призвать своих Слуг, не будет смысла их убивать - попросил Директор.
   - Учту - произнёс Ассасин и покинул оффис. Директор вздохнул и опёрся наспинку кресла, потирая виски. Он пошёл на риск, и это его напрягало. Он решил, что Берсеркер и Сэйбер сосредоточатся на Ассасине, как только с альянсом будет закончено. Слуги класса Ассасин слишком уж прагматичны, так что от них следует избавляться как можно скорее.
   ***
   - Эй, пацан, чего на земле разлёгся? - привёл меня в себя голос учителя физкультуры. Этот учитель мне особенно не нравился, поскольку он явно считал, что задирать студентов и выделываться - его Корнем дарованное право. В общем-то, стереотипный учитель физкультуры, но при этом я не ощущал инстинктивного желание его убить. Вот Акашия Мока и бывший Мориока - два примера, которые в первую очередь приходят на ум, если говорить о тех, кого меня тянуло убить, даже с Саваном Святого Антония. Мориока Гиней был оборотнем; вид Акашии мне неизвестен. Но кем бы ни был учитль физкультуры, он опредёлённо низкоранговый монстр.
   Учитель приблизился.
   - Эй, ты, я вопрос задал! - угрожающе произнёс он. Я на какой-то миг задумался, что он делает в этой части школьной территории. Думаю, я заснул или отключился... Я попытался встать, но вздрогнул от боли в запястье и простонал.
   - Что такое с тобой случилось, пацан? - удивлённо спросил учитель, определённо заметив близи мои травмы.
   - Группа, все вместе - неопределённо ответил я, рассчитывая, что подобная неопределённая фраза будет воспринята по стереотипам. Мне повезло.
   - Хмм, я думал, что преподал им урок, но, похоже, они всё ещё выделываются. Давай сюда, пацан - хмуро произнёс физкультурник и осторожно поднял меня. Однако всё равно нечаянно задел мою левую руку, так что у меня снова вырвался стон.
   - Ц, нехило они тебя. Что ты такое сделал, что так досталось? - поинтересовался физкультурник.
   - Не зню, я даже не помню - ответил я, затягивая допрос.
   - Ну, я просто отведу тебя в лазарет, пацан - вздохнул физкультурник.
   Меня наполовину протащили, наполовину донесли до медчасти, где медсестра, увидев меня, чуть не отключилась.
   - Вот же, никакого стыда. Толпой на одного бедного мальчика, к тому же слепого! - произнесла медсестра, метаясь по комнате. Мне очень хотелось заметить, что для монстров это вполне естестенно - большая часть сверхъестественных существ даже друг с дружкой-то поладить не могут, а тем более с кем-то не своего вида.
   Она сделала мне инъекцию анестетика и вправила кости рук.
   - Эм, разве вы обычно не используете гипс, чтобы кости зажили? - спросил я. Медсестра кости-то вправила, но гипс или хотя бы какую-то фиксацию делать явно не собиралась.
   - Нет, поскольку твои травмы были вызваны тупым предметом, а не чем-то сверхъестественным или основанным на йоки, и не было раздробления, я могу просто сделать тебе инъекцию этого препарата регенерации, так что твои руки через пару дней будут в норме - ответила медсестра. Я пожал плечами. Будет лучше, если я смогу быстро поправиться. Мне нужно быть в хорошем состоянии, чтобы разобраться со всеми текущими надоедливыми проблемами.
   С лёгким уколом медсестра ввела мне препарат; я немедленно ощутил жжение в руках и громко простонал.
   - Жжёт, верно? Это потому, что препарат не только заставляет твоё тело быстрее исцелять кости, но и делает их ткани прочнее. Конечно, обычно я предпочитаю не использовать препарат на большинстве пациентов, поскольку они склонны вопить от боли, даже после окончания процесса исцеления - спокойно заметила медсестра. У меня волосы встали дыбом.
   - Тогда почему ты сейчас его использовала? - растерянно спросил физкультурник.
   - Ну, этот препарат оказывает весьма позитивный эффект на тела монстров. Если бы не то, что боль сильнее, чем некоторые способны вынести, я бы вводила его каждому атлету, сломавшему ногу. Этот парень кажется сильным монстром. У него сломаны обе руки, но он не вопит, так что я восприняла это как показатель его уровня переносимости боли - ответила медсестра. Несколько секунд висело молчание.
   - Леди, вы даже хуже тех пдонков, что его избили! Думаю, стоит сообщить об этом Директору! - неверяще произнёс физкультурник.
   - Он уже знает, почему я и могу вводить препарат по собственному усмотрению. А теперь, разве у тебя не осталось студентов, которых нужно по задирать? - произнесла медсестра. Она открыла дверь, и я усслышал тяжёлый звук шагов, когда физкультурник вышел, что-то бормоча себе под нос.
   - С положительной стороны, ты будешь рад узнать, что товои кости будут почти вдвое плотнее, чем раньше. Конечно, телу нужно будет приспособиться к новой массе, но через месяц-два ты сможешь пользоваться руками намного лучше - мило заметила медсестра. Её сладкий тон слегка напомнил мне этого раздражающего монстра Кириа.
   Если об этом подумать... Изменение массы тела означает, что я не смогу ничего делать как следует.
   Но прежде чем я начал ругаться с медсестрой, меня прервал неожиданный голос.
   - Тоно! - услышал я голос Хакасе. Я чуть не выпрыгнул из постели, несмотря на жжение в руках.
   - Инугами! Что ты здесь делаешь? - встревоженно спросил я. Затем вспомнил инцидент с Йошии Кириа и поправился. - Нет, не так. Почему ты всё ещё здесь?
   - Ну, медсестра сказала, что мне нужен полный день отдыха, чтобы избавиться от стресса - застенчиво призналась Хакасе.
   - Кстати, Инугами-сан, как ты смогла меня заметить? Я думал, что неплохо спрятался - спросил я. Боль на самом деле не особо меня беспокоила, скорее просто раздражала. Меня больше беспокоили другие последствия такого лечения.
   - Э? Ну, я не знаю. Я просто могла. Но ты был просто потрясающим, Тоно! Ты ниндзя? - спросила Хакасе. Я дёрнулся. Какое-то время назад я узнал о моём реальном наследии, и хотя мы не были убийцами людей, но всё равно убийцами. Нас можно считать ниндзя, хотя я бы предпочёл этого избегать. Но с другой стороны, я же не могу сказать, что по крови - охотник на демонов... Других идей не нашлось.
   - Ну, эм, в каком-то смысле. Можно и так сказать - неопределённо ответил я. Меня серьёзно поражало то, насколько японские монстры не разбираются в науке боя.
   - Ну, в смысле, ты отрезал его клинок ножом! Это потрясающе! - сказала Хакасе. Я подавил желание прикрыть лицо ладонью. Если бы я был реальным ниндзя, я бы перерезал ему горло вместо того, чтобы делать нечто столь неэффективное.
   Если подумать, а почему я этого не сделал-то?
   И, что важнее, осознал я с растущим чувством ужаса, где мой нож Нанайя?
   - Эм, сестра, в моей одежде был нож? - спросил я вслух, не зная, находится ли ещё медсестра в помещении.
   - Нож? Тебя ещё и проткнули? - озабоченно спросила медсестра? Я мог бы убить её за этот глупый вопрос. Второй раз.
   Больше ничего не говоря, я спрыгнул с кровати и помчался из медчасти.
   - Эй, погоди! - встревоженно выкрикнула медсестра.
   - Тоно! - удивлённо воскликнула Хакасе.
   К сожалению, я их не слушал. Я лишился единственного оружия, к которому привык, и мне срочно нужно его найти, любой ценой. Единственным оружием, которое сейчас у меня было, являлась тяжёлая чернильная ручка, которую я в спешке прихватил со стола медсестры. Вообще-то я надеялся на инструмент получше, но пока что и это сойдёт.
   Я побежал туда, где упал, отразив Благородный Фантазм Сэйбер.
   И незамедлительно отпрыгнул, когда Берсеркер рубанул по мне своим цвайхандером.
   - Ну, Тоно - услышал я голосо Канеширо Хокуто - хорошо выспался?
   Я противостоял Берсеркеру, вооружённому двенадцатифутовым мечом.
   С чернильной ручкой в руках.
   Если я это переживу, эта история будет достойна того, чтобы войти в легенды.
   ***
   Через двенадцать часов после заключения альянса между Ассасином и Директором, Ассасин наблюдал, как Истинная Сэйбер и Эмия Широ подошли к барьеру. В Академию Ёкай был только один вход, он же выход, через туннель на окраине школьной территории.
   Он увидел, как высокий мужчина в красном пальто с жёлтым шарфом подошёл к краю туннеля и остановился; затем начал размахивать руками, словно пытаясь что-то нащупать. Вероятно, это некое колдовство, предположил Ассасин. Не то, чтобы он разбирался в чародедействе и мэйджкрафте. Ассасин был уверен, что вымышленный человек по имени Сасаки Коджиро посвятил свою жизнь искусству владения мечом и не позволял ничему другому отвлекать себя от этой цели.
   Было слышно, как мужчина в красном пальто бормотал что-то вроде "концепция враждебности" и "радикальный чародейский барьер". Сплошная скука... С его Мастером было намного веселее, но он должен выполнитьусловия альянса и сообщить потенциальным Мастерам, как призвать их Слуг.
   Неожиданно мужчина в красном пальто опустил руки и вышел из туннеля. Истинная Сэйбер и Эмия Широ подошли поздороваться с ним. Ассасин решил, что они знакомы.
   Он вздохнул, поглаживая рукоять своего нодачи. Его кое-что серьёзно беспокоило... Когда он был призван, он получил знания о современном мире, чтобы мог приспособиться. И во многих слоях введённого извне знания была информация о Четвёртой и Пятой Войнах Грааля.
   Она была несколько фрагментированой, но он вспоминал, как сражался с Сэйбер на лестнице, ведущей к храму. Ещё он очень расплывчато помнил Эмию Широ. Но чтоего больше всего удивляло, так это схожесть с Широ Арчера Пятой Войны Грааля. Впрочем, это его не беспокоило - у многих людей лица похожи. Можно предположить, что в современном мире много людей, похожих на древних героев. В конце кнцов, мир - странная и непредсказуемая штука... Мир материализовал его как Сасаки Коджиро, хотя существовал ли когда-то этот человек или является чистым вымыслом - спорный вопрос.
   Ассасин решил, что пора действовать. Он незаметно приблизился к потенциальным Мастерам.
   - Добрый вечер, Сэйбер, Эмия и Незнакомец. Я... - начал было Ассасин, но Сэйбер прервала его, направив на него невидимый меч.
   - Чего ты хочешь, Ассасин? - холодно спросила она. Ассасин поднял руки, демонстрируя нейтральность; незнакомец с инересом наблюдал за ним.
   - Подожди! Я здесь, чтобы дать вам указания! - поспешно произнёс Ассасин. Он прекрасно понимал, что, как Ложный Слуга, он почти не имеет шансов справиться с Истинной Сэйбер.
   - Почему мы должны в это верить? - скептически спросил Эмия Широ. Ассасин взглянул на него.
   - Потому что я планирую саботировать Войну Ящика Пандоры, и мне нужны союзники. Доволен? - произнёс Ассасин, осознавая, что его гамбит, задействующий Кастер, Акамару, Ложного Сэйбер, Директора, Берсеркера, Канеширо, Истинную Сэйбер, Эмию и Незнакомца с треском провалился.
   Хотя это изначально не была особо продуманная стратегия.
   Не то, чтобы вымышленный человек по имени Сасаки Коджиро был мастером стратегии. В конце концов, он проиграл Миямото Мисаши, воспользовавшемуся веслом в качестве оружия.
   Да и вообще, никто не знает, существовал ли на самом деле человек по имени Сасаки Коджиро...
  
   И "бонус" от автора.
   Профиль Героя.
   Имя "Лансер" Тесей.
   Титул: Король Подвигов; Король Афин.
   Пол: Мужской.
   Классификация: "Слуга", одержимое Героическим Духом тело, трансформированое в соответствие его внешности.
   Возраст: Неизвестен, скорее всего 30+
   Силы и способности: Супер-скорость, проворство, сила, живучесть и выносливость; "Сопротивление Магии" (ранг В), "Храбрость" (сопротивляемость дезориентации/страху/отвлечению и средний бонус к атакам в рукопашной борьбе); может сражаться даже при тяжёлых ранах; возможно, что-то ещё.
   Слабости: не может превращаться в форму духа, не иммунен к обычным атакам, иногда бывает чрезмерно гордым, упрямым или забывчивым (впрочем, последнее большого значения в битве не имеет), не любит женщин из-за нескольких инцидентов в прошлом.
   Разрушительные способности: по крайней мере большое здание+ в рукопашной (Сила: А)
   Дальность: Расширенная дальность рукопашной (2,5 - 3,8+ метров копьём)
   Скорость: Гиперзвуковая (200+ атак/парирований в секунду), гиперзвук+ реакция в рукопашной (время реакции около 400 микросекунд)
   Живучесть: Большое здание+ (Выносливость: В), большой щит обеспечивает дополнительную защиту (почти несколько зданий?), повышенная сопротивляемость обычным атакам (если атака не заряжена йоки, не является духовной, магической или что-то в этом роде; даже атаки монстров не особенно эффективны. Огнестрел против него малоэффективен).
   Подъёмная сила: Скорее всего, класс К+ (10^6 - 10^9 кг), может поднимать и бросать объекты весом с здание одной рукой (Сила: А), при борьбе несколько выше.
   Сила удара: Скорее всего, класс К+ (10^6 - 10^9 кг), давление воздуха от его атак с лёгкостью может сгибать стальные балки и сносить здания, пробивает большие здания (Сила: А), при борьбе несколько выше.
   Выносливость: Может сражаться, пока есть мана (Магия: D), может сражаться даже при тяжёлых ранах.
   Ум: умелый и опытный воин, известный хитростью; иногда бывает чрезмерно гордым, упрямым или забывчивым, когда вопрос его не интересует.
   Стандартное снаряжение: Дори (копьё), хоплон (щит).
   Примечательные атаки/техники:
   Благородный Фантазм: ?
   Заметки по персонажу:
   Воспитанный как обычный деревенский парень, Тесей всегда мечтал о подвигах и славе. Он поклонялся герою Геркулесу за его храбрость, силу и хитрость. Его тяга к славе стала причиной, по которой он отправился в Афины по суше, а не по морю. Победы над различными бандитами и монстрами по дороге были восприняты как доказательство его героических способностей.
   Изначально Тесей нормально относился к женщинам, но любовь Ариадны, которую он отнёс к животному магнетизму, история с его отцом и Медеей, а так же нежелание амазонок признавать его воином выработали в нём неприязнь к женщинам.
  
   Глава Десять: Монстр Райдер
  
   Вэйфер Велвет Эль-Меллой Второй был изрядно впечатлён барьером, который сейчас имел возможность наблюдать. Он не обладал атакующими или защитными свойствами, однако основывался на комплексной концепции, которую Вэйфер никак не мог чётко разобрать. Помимо этого, поскольку его свойства как именно барьера были сильно занижены, Вэйфер обнаружил барьер только потому, что ожидал его наличия здесь. В конце концов, если кто-то проводит имитацию Войны Грааля, он определённо организует какой-то барьер или разграничивающее поле. Данный барьер требовал для пересечения некую эмоцию или состояние ума; однако Вэйфер не мог определить, какое именно, так что решил воспользоваться против него лучшим известным ему методом - просто вырезал участок барьера в туннеле, прошёл через дыру и позволил барьеру восстановиться. Он рассчитывал, что барьер обладает по крайней мере свойством самовосстановления, поскольку многими другими свойствами не обладал. К тому же наличие самовосстановления было бы вполне разумно - столь хрупкий барьер наверняка часто повреждается. Вэйфер был уверен, что разрыв столь слабого барьера не активирует никакой сигнал тревоги, поскольку мало-мальски приличная магия с лёгкостью его прорвёт, а с проходящей внутри магической Войной постоянные эмиссии большого количества праны должны делать это постоянно. Таким образом, созданный Вэйфером прорыв должен бы остаться незамеченным.
   Вэйфер увидел, как его студент Эмия Широ приближается к туннелю, как только шагнул внутрь барьера. И рядом с Эмией спокойно шла женщина, которую он не видел одиннадцать лет. Женщина, которая была королём.
   Женщина, которая была Королём Рыцарей.
   - Итак, полагаю, это Сэйбер? - задат Вэйфер риторический вопрос.
   - Да, это Истинная Сэйбер - насторожённо ответил Эмия Широ. Вэйфер Велвет вопросительно поднял правую бровь. Фраза звучала как-то неправильно; словно в этой войне был(а) другой Слуга Сэйбер.
   Прежде чем Вэйфер смог расспросить о природе Ящика Пандоры, об оказался довольно грубо прерван скрытым присутствием, сообщившим о себе, тихо выйдя из кустов и обратившись к ним. Вэйфер едва не отпрыгнул в испуге, когда словно призрак появилась чья-то фигура.
   - Добрый вечер, Сэйбер, Эмия и Незнакомец. Я... - начала было фигура, одетая в школьную форму, но Сэйбер прервала его, направив на него невидимый меч.
   - Чего ты хочешь, Ассасин? - холодно спросила она. Ассасин поднял руки, демонстрируя нейтральность; Вэйфер с инересом наблюдал за ним.
   - Подожди! Я здесь, чтобы дать вам указания! - поспешно произнёс Ассасин.
   - Почему мы должны в это верить? - скептически спросил Эмия Широ. Вэйфер мысленно согласился. Слуги класса Ассасин доверия не заслуживают. Ассасин злобно взглянул на него.
   - Потому что я планирую саботировать Войну Ящика Пандоры, и мне нужны союзники. Доволен? - холодно произнёс он. Вэйфер понимал проблему Ассасина: как слабый Слуга, специализирующийся на убийстве Мастеров, Ассасин нуждался в бойце передовой, чтобы защитить его в случае столкновения с Слугой, специализирующемся на прямом бое. Хотя Вэйфер и не был уверен, так ли слаб сам Ассасин, как делал вид. Этот Слуга определённо не был Хасаном бин Саббахом, но носил длинный меч. Слишком длинный, чтобы эффективно использовать для убийства, что заставило Вэйфера подозревать, что Ассасин был слаб только из-за того, что был призван в классе Ассасин. Как Героический Дух, он, скорее всего, был довольно силён. Вероятно, он мог бы быть и в классе Сэйбер, учитывая длину меча. Чтобы эффективно пользоваться таким оружием, необходима изрядная сила рук.
   - Хотя вообще-то я в союзе с Директором, и он попросил меня вас проводить - добавил Ассасин. Истинная Сэйбер вопросительно подняла брови.
   - Откуда нам знать, что ты нас не предашь? - холодно спросила она.
   - Неоткуда. Вы можете только довериться мне - легко ответил Ассасин, но в его голосе был отзвук железа. На какой то миг два Героя уставились друг на друга пристальным взглядом.
   - Поверим ему - произнёс Эмия Широ. Вэйфер, Сэйбер и Ассасин уставились на него. Вэйфер был особенно ошарашен; такого ответа он не ожидал.
   - Что ты имеешь в виду, Широ? - холодно спросила Сэйбер.
   - Даже если он враг, по крайней мере, честный. Я думаю, мы можем верить его слову - рассудил Широ. Вэйфер скривился. Это звучало, словно рассуждения древних рыцарей.
   Сэйбер сжала зубы. Её пальцы на рукояти меча задрожали, поскольку она слишком сильно сжала её.
   - Широ, эта Война бесчестна - заявила Сэйбер. Вэйфер слегка наклонил голову, обдумывая её утверждение. Если Сэйбер, бывшая королём, превыше всего блюдущим концепцию чести, так говорит, это значит, что эта Война действительно бесчестна. Но что такое случилось, что заставило её так говорить?
   - Война, разожжённая без уважения к жизням и собственности - воистину бесчестная. Я не доверяю его слову, даже если знаю, что он Герой, который его держит. Если он в союзе с этим Директором, одной этой причины мне достаточно, чтобы ему не доверять - произнесла Сэйбер. Широ нахмурился; Вэйфер слегка кивнул, признавая её логику.
   - Хотим мы ему верить или нет, но у нас нет выбора, кроме как довериться. Я под клятвой, и если Ассасин может облегчить моё бремя, то я ему доверюсь - заявил Широ. Вэйфер подозрительно посмотрел на своего студента. Если он скован магической клятвой, то у него действительно нет другого выбора, кроме как довериться Ассасину и участвовать. Но как он мог оказаться столь глупым, чтобы оказаться в такой ситуации? Однако Вэйфер промолчал. Он не знал обстоятельст, так что у него не было права вмешиваться.
   - Это верно... - согласилась Сэйбер, немного пожевав губу.
   - Я снова предлажаю вам этот шанс. Если вы откажетесь, я просто уйду. Твоя жизнь, тебе её и тратить, Эмия Широ - просто сказал Ассасин.
   - Ладно, Ассасин, мы поверим тебе на слово. Пока что. Но любой признак низости, и я разрублю тебя - произнесла Сэйбер.
   - Само собой - согласился Ассасин и направился в лес. Вэйфер и Эмия переглянулись; Вэйфер пожал плечами. Что тут ещё сказать?
   Ассасин провёл их петляющей дорожкой через лес, пока они не оказались у двадцатифутовой поляны. Там, на земле, находился пятифутовый Круг Призыва; но общее внимание привлекли две фигуры, стоящие на краю поляны. Мужчина в капюшоне и студент, излучающий странную ауру. Вэйфер почувствовал любопытство; два человека в таком мрачном и уединённом месте?
   - Полагаю, вы Вэйфер Велвет? - бодро спросила фигура в капюшоне. Вэйфер ментально насторожился. Если подозрительная персона уже знает его имя, это нехорошо... Особенно учитывая всю странность ситуации.
   - Да, это я. Кто вы? - спросил Вэйфер.
   - Я Директор этой школы. Моё имя - Тенмей Микогами - ответила фигура в капюшоне. Вэйфер слегка кивнул.
   - Чего вы от меня хотите? - спросил он. Студент рядом с Директором слегка сдвинулся.
   - Будет лучше, если мы обсудим этот вопрос в моём офисе. Емли вы не возражаете, приглашаю вас на беседу - вежливо произнёс Директор. Вэйфер ощутил лёгкое чувство противоречия. Хотя он и не был магусом боевой ориентации, он был уверен в своих способностях использовать несколько стихийных заклинаний для самозащиты. С другой стороны, он был в неизвестных водах и не имел понятия, насколько могуществен сам Директор. Если обсуждение зайдёт не в ту сторону, ситуация может стремительно стать очень неприятной. Вэйфер не видел выбора, кроме как согласиться. Было бы глупо отвергнуть приглашение здешнего хозяина.
   - Хорошо, ведите - с достоинством произнёс Вэйфер. Директор довольно умехнулся.
   - Чудесно! Сэйбер, ты бы не мог пройти и подготовить мой офис к приёму нашего гостя? Чёрный чай, если можно? - произнёс Директор. Студент рядом с ним кивнул и умчался в лес с нечеловеческой скоростью. Вэйфер нервно сглотнул. Очень удачно, что он не повторил прежнюю глупость. Каким-то образом студент являлся Слугой, так что если бы он отказался от приглашения Директора, кто знает, что могло бы произойти?
   - Прошу, следуйте за мной - вежливо произнёс Директор. Его дружелюбие беспокоило Вэйфера.
   - Предпочту называться по титулу, Лорд Эль-Меллой Второй - холодно произнёс Вэйфер. И тут же об этом пожалел, осознав, что вновь позволил гордости взять верх.
   Однако реакция Директора на такую холодность оказалась неожиданной.
   - Это очень хорошо! Прекрасно, похоже, фортуна наконец-то на моей стороне! Позволите проводить вас в мой офис, Лорд Эль-Меллой Второй? - произнёс Директор. Вэйфер удивлённо моргнул. Не то, чтобы ему нравилось официальное обращение; он просто не хотел, чтобы Директор столь фамильярно пользовался его именем. Но это совсем другое дело.
   - Хорошо - с мрачными мыслями произнёс Вэйфер. Он собирался двинуться следом за Директором, когда кто-то схватил его за руку, едва не заставив прыгнуть; однако он тут же понял, что это Сэйбер.
   - Остерегайся, Мастер Райдера, бесчестная Война во много раз коварнее - серьёзно произнесла она тихим голосом. Глаза Вэйфера расширились, когда он понял, что Сэйбер узнала его. Затем он мысленно хлопнул себя по лбу. Она знала его имя, поскольку его лектор обращался к нему и говорил, что займётся им персонально. Вэйфер не знал, как она его запомнила, но если она это сделала, это может сыграть в его пользу.
   Он просто кивнул; Сэйбер отпустила его руку. Вэйфер последовал за облачённым в капюшон Директором, из леса, к зданию, которое выглядело как декорация фильма ужасов. У здания гуляло несколько студентов, но Вэйфер предпочёл не смотреть им в лица. Сказать по правде, он немного стеснялся.
   Пройдя через серию коридоров и проходов, Вэйфер Велвет следом за Директором оказался перед парой величественных дверей красного дерева. Директор просто толкнул их и вошёл; Вэйфер быстро последовал за ним и осмотрел офис. Тот оказался спартански обставленныв, в контраст его собственному офису в Лондоне. Здесь был один стол, два обшитых ситцем кресла для гостей, и вращающееся кресло, очевидно, принадлежащее Директору. На столе столи две чашки чая и сахарник из фарфора. Вэйфер обратил внимание, что студент, которого Директор назвал Сэйбер, стоит у стола.
   - Могу я задать вопрос? - произнёс Вэйфер. Директор поднял руку, призывая к молчанию.
   - Давайте сперва проверим, насколько хорош чай - улыбнулся он и сделал из исходящей паром чашки небольшой глоток. Вэйфер задался вопросом, не обжёгся ли он.
   - Да, отлично. Не желаете чашечку? - спросил Директор, предлагая чашку Вэйферу. Он молча принял чашку, но продолжил молча смотреть на Директора.
   - Вы, должно быть, задаётесь вопросом, что за безумие заставило меня организовать нечто столь чудовищное и масштабное, верно? - произнёс Директор. Вэйфер промолчал, но его взгляд выразил ответ.
   - Я не собираюсь защищаться и говорить, что это "для общего блага". Буду честным. Я решил использовать эту Войну как стартовый механизм для открытия Ящика Пандоры по очень эгостичной причине - произнёс Директор, словно обсуждая погоду. Вэйфер заметил, что Сэйбер определённо хотел вмешаться в разговор, когда Директор произнёс "эгоистичной", но Слуга сумел сдержаться.
   - Почему вы рассказываете мне это? - просто спросил Вэйфер.
   - Потому что я знаю, что вы желаете Ящик Пандоры так же, как и я. Вы можете быть очень опасным оппонентом, Вэйфер Велвет. Ваш интеллект и целеустремлённость вызывают уважение - сообщил Директор. Вэйфер не дал этим словам ударить его в голову; он просто бесстрастно кивнул.
   - И поэтому я хочу вам кое-что предложить. Я предлагаю вам шанс участвовать в этой Войне, но в обмен вы проиграете мне - продолжил Директор. Вэйфер удивлённо моргнул. Он ожидал, что Директор предложит союз.
   - И какая мне в этом выгода? - спросил Вэйфер. Он уже опасался результата.
   - Я могу пообещать только информацию об устройстве, обеспечивающем эту Войну - произнёс Директор. Вэйфер вздохнул. Это уже неплохо...
   - Я согласен - сообщил Вэйфер.
   - В таком случае, пройдём. Я покажу вам устройство - произнёс Директор, вставая. Вэйфер снова удивлёно моргнул.
   - Прямо сейчас? - недоверчиво спросил он.
   - Когда ещё? - странно ответил Директор. incredulously покачал головой. Сейчас, технически, идёт война, так что по идее, сейчас лучший момент. Он встал и вновь последовал за Директором, когда тот открыл боковую дверь и по лестничному пролёту провёл их к лифту.
   - Неожиданно современно - прокомментировал Вэйфер.
   - Я предпочитаю использовать время эффективно. Если для этого используется технология, я не против - царственно ответил Директор. Сэйбер нажал кнопку, и лифт принялся спускаться на несколько сотен футов.
   Дверь открылась в большое помещение с контрольной панелью в центре. Но внимание Вэйфера привлекло большое цилиндрическое сооружение на дальнем конце помещения, сделанное из стекла и заполненное множеством дисков. Вэйфер резко выдохнул, когда понял, что это за диски.
   - Пластины Формалкрафта? - растерянно спросил он. Директор кивнул.
   - Стеклянные пластины, на которых магической кровью тщательно начертаны Круги и Сигилы Формалкрафта. Десять тысяч этих пластин вместе действуют как имитация Великого Грааля Войн Грааля Фуюки-Сити - произнёс Директор. Он подошёл к аккуратным рядам пластин; посмотрел на них несколько секунд, затем продолжил.
   - Данное сооружение состоит из девяноста девяти секций, секции разделены дисками Формалкрафта немного большего радиуса, прана-стабилизирующими пластинами, которыми маги первого поколения пользовались в своих исследованиях для управления течением праны. Эти диски защищают систему от перегрузки - произнёс Директор, указывая на упомянутые пластины увеличенного размера. Вэйфер кивнул.
   - Первая секция состоит из 98 пластин, в то время как в остальные входит по 99. Эта первая секция - нечто вроде магического приёмника, определяющего местонахождение Мастера и его Круга Призыва, когда он произносит правильную речёвку, нарисовав правильный круг - продолжал Директор, указывая на первую секцию, состоящую из массивного набора пластин, неотличимого от остальных.
   - Вторая секция содержит систему, использующую несколько тысяч единиц для размещения Командных Печатей на Мастерах. В отличие от Войны Святого Грааля, в которой Командные Печати появляются прежде чем появляется Слуга, механизм Войны Ящика Пандоры даёт Мастеру Печати во время призыва или после него - произнёс он, указывая на другой набор стеклянных дисков. Вэйфер снова кивнул.
   - Третья секция содержит систему, определяющую, использутся ли артефакт для определения конкретного Героического Духа. Четвёртая секция определяет, используется ли что-то для определения класса Героического Духа. Пятая секция сканирует Мастера и определяет, что он за личность. Метод, к сожалению, очень неточный - сообщил Директор. К этому моменту Вэйфер слишком сильно погрузился в анализ поступающей информации, чтобы отвечать.
   - Секции с шестой по шестьдесят шестую производят сам призыв. Эти секции разделены только для того, чтобы использовать пластины стабилизации праны между ними, а так действуют как единая структура. Поскольку весь процесс призыва Слуг и их Благородных Фантазмов требует доступа к Трону Героев, месту столь отдалённому и труднодоступному, через один только Формалкрафт, то для этого потребовалось почти 5,940 пластин Формалкрафта. И даже так остаётся больше чем десятипроцентная вероятность отказа всей системы во время процесса призыва. Секции с шестьдесят седьмой по восьмидесятую также действуют как единая система. Её функция - поддерживать духи Героев в мире, заякоривая их. В Войне Святого Грааля, после проявления Слуги Мастер обеспечивает ему достаточно праны чтобы материализоваться и оставаться в этом царстве. В Войне Ящика Пандоры Героические Духи после призыва не связаны смертным телом и не обладают им. Таким образом, им необходима дополнительная энергия, чтобы существовать и найти себе тело. Время, после которого они исчезают - десять часов, вне зависимости от класса, в котором они призваны. Функция секций с восемдесят первой по девяностую - получение характеров, личностей и воспоминаний героев и помещение их в Героических Духов. Секции с девяносто первой по девяносто девятую отвечают за снабжение всех Слуг установленными знаниями о современном мире. Эта секция пластин Формалкрафта не связана с Хрониками Акаши, так что если Слуги наткнутся на что-то, чего не понимали в реальном мире и чьё название и цель им не сообщили, они не смогут получить доступ к этой информации.
   - Ну вот... Вам всё понятно? - спросил Директор.
   - Благодарю, я всё прекрасно понял. Но как вы снабжаете нечто подобное энергией? И сколько её требуется? - спросил Вэйфер. Директор печально улыбнулся.
   - Энергия для обеспечения работы Движка Формалкрафта запасалась в драгоценных камнях двадцать лет. Необходимое количество энергии - около двадцати миллионов единиц - ответил он.
   - Двадцать миллионов! - задохнулся Вэйфер. Его ноги ослабли при мысли о том, сколько энергии сейчас проходит в комнате. Это просто неслыханно, невозможно... Это почти можно назвать Магией. Только Калейдоскоп производил в мире столько праны, и именно он в оригинале участвовал в создании Войн Грааля. Такое количество запасённой энергии просто ужасало.
   - А теперь, когда я продемонстрировал вам механизм, пора вам выполнить вашу часть сделки - произнёс Директор. Вэйфер поморщился. Не сказать, чтобы сделка была хорша, но он всё равно считал, что поступает правильно. Он всегда может получить ценный опыт даже в неприятных обстоятельствах - можно сказать, это его специальность.
   Директор начал рисовать в воздухе руны. Когда он закончил, Вэйфер подошёл, чтобы прочитать их.
   - "Этот договор связывает Вэйфера Эль-Меллой Второго Велвет и его Слугу в Войне Ящика Пандоры, обязуя не сражаться со Слугой Сэйбер и Слугой Берсеркер. В обмен Слуга Сэйбер и Слуга Берсеркер не вредят ему" - пробормотал Вэйфер, медленно читая вслух. Он без нерешительности подписал договор. Директор вопросительно поднял брови.
   - Знаете, большинство людей чувствуют неуверенность, прежде чем подписать договор - заметил он.
   - Я не большинство людей - ответил Вэйфер. Договор был более выгодным, чем считал Директор, поскольку Вэйфер знал, как его обойти.
   - Ну, с сожалением сообщаю вам, что на время вашего пребывания здесь вам придётся работать преподавателем Английского языка. Наш предыдущий учитель сейчас в длительном отпуске - произнёс Директор. Это была первая его фраза, сумевшая потрясти Вэйфера.
   - Ч...ч...чего?! - завопил он, не в силах поверить в услышанное.
   - Ну, вам же нужно где-то жить. Я предлагаю вам место в обмен на двухнедельное преподавание Английского моим студентам - ответил Директор. Вэйфер ощутил, что у него кружится голова.
   - Ну, процесс призыва относительно прост. Просто следуйте этим письменным инструкциям. Расписание вашего класа тоже здесь записано. К работе приступите завтра - произнёс Директор, протягивая Вэйферу лист бумаги, и указал тому на выход. Директор заметил, что Сэйбер недоверчиво смотрит на него.
   - Что такое? - спросил он.
   - Я иногда нахожу способность создавать столь грубые планы чудесной. А тот факт, что они работают - на грани невероятного - ответил Сэйбер. Директор усмехнулся.
   - Это искусство - ответил он.
   - С ним всё будет нормально? Я хочу сказать, последнее утверждение его потрясло - заметил Сэйбер.
   - Не беспокойся, маги известны стойкостью и гордостью. Скорее всего, он воспримет это как личный вызов. И к тому же, он - выживший Четвёртой Войны Святого Грааля. Я сомневаюсь, что нечто вроде работы учителя создаст ему сложности - уверенно произнёс Директор. Сэйбер выглядел сомневающимся.
   - Ты уверен, что он займётся этой работой? В смысле, он же не обязан это делать. Нет же ничего, что его заставляло бы... - спросил Сэйбер.
   - Ну, попробуем проанализировать его склад ума. Он оказался в странном месте, к тому же школе, и узнал, что один из мощнейших артефактов, исполняющих желания, в истории чародейства, используется в качестве приза в безумной войне. Ему предложили право участвовать в этой войне. Всё это определённо стало для него неожиданностью. Затем ему предложили место для проживания в обмен на работу учителем. Разумеется, любой, принадлежащий к тайной культуре магов будет испытывать подозрения, и совершенно справедливо. Всё происходящее чрезвычайно опасно, и любой, кто в своём уме, в первую очередь решит сбежать. В итоге наш знакомый решит воспользоваться работой учителя, чтобы через других учителей и работников школы собрать информацию. Но пока он собирает информацию обо мне, я в свою очередь собираю информацию о нём - объяснил Директор. Сэйбер какое-то время обдумывал эту длительную тираду, а затем натянуто улыбнулся.
   - Ну, если это так сформулировать, то это звучит почти разумно в первом приближении - произнёс он.
   - Знаешь, я заметил, что тебе не понравилось, когда я сказал, что моё желание, которое я хочу исполнить с помощью Ящика Пандоры, эгоистично - произнёс Директор.
   - Потому что я так не считаю. Я думаю, оно очень благородно. Не у многих столь лишённые эгоизма желания - произнёс Сэйбер, не глядя в глаза Директору. Тот снова вздохнул.
   - Это эгоистичное желание, Сэйбер. Ты просто не понимаешь всех тонкостей моего желания - произнёс он. Помедлил.
   - Как ты думаешь, кто в этой Войне - главная угроза? - почти стыдливо спросил он. Сэйбер на миг задумался, затем ответил.
   - Я бы сказал, Лансер, но после воспоминаний о Четвёртой Войне Грааля, которые ты дал мне через Движок Формалкрафта, предположу, что Слуга, которого может призвать Лорд Эль-Меллой Второй, наравне опасен.
   Директор фыркнул.
   - Райдер? Этот игляр? Не знаю, почему в Четвёртой Войне Грааля его считали таким опасным. Признаю, я не так много о нём знаю, но он не представляет реальной угрозы. Его Благородный Фантазм - колесница, которую уничтожила Сэйбер. Сам он проиграл Арчеру. Я полагаю, самый опасный в этой Войне - Кастер. Похоже, он лучше всех представляет механизм этой Войны.
   Сэйбер, похоже, сомневался.
   - Я не уверен. Если в Четвёртой Войне Грааля столько народу считало его опасным, то он, скорее всего, таковым и является - заметил он.
   - Посмотрим - нейтрально ответил Директор, чтобы не спорить со своим Слугой.
   ***
   Вэйфер Эль-Меллой Второй Велвет протопал из здания, игнорируя взгляды окружающих студентов. Для него снова была Четвётрая Война Святого Грааля... Он поспешил сюда при первых отблесках надежды, не взвесив все последствия. Куда делись эти одиннадцать лет, когда он учил себя самоконтролю и осторожности? Всё выброшено в окно, стоило подняться возможности.
   Но Вэйфер Велвет не жалел о сделанных выборах. Он мог их обдумывать, он мог их разбирать, критиковать и даже насмехаться, но он никогда не жалел о них - поскольку, как научил его Райдер, сожаление - худший вариант, как можно к чему-то относиться. Он мог учиться на своих ошибках и продолжать двигаться вперёд; он мог находить в ошибках выгоду, пусть и не ту, на которую рассчитывал - нечто вроде утешительного приза за совершение такой ошибки. Он мог даже воспринимать всю ошибку, как ценный опыт.
   Потому Вэйфер Велвет и решил воспользоваться работой учителя Английского, чтобы собрать информацию о Тенмее Микогами, Директоре этой школы. Впрочем, расследование стояло в списке его приоритетов вторым. Первым, главным, был призыв Райдера и осмысление клятвенного договора, чтобы выиграть Войну Ящика Пандоры. Он снова перечитал бумагу, которую дал ему Директор.
   Она содержала инкантацию и указание пути к ближайшему начертанному Кругу Вызова. Вэйфер знал, как работает призыв, и знал, что в реальности его Слуга будет человеком, одержимым Героическим Духом. Несмотря на это, он решил провести ритуал.
   Полчаса спустя, он был вынужден признать, что полностью и неоспоримо заблудился. Он не смог найти поляну, где находился Круг Призыва.
   - Проблемы, сэр? - послышался голос. Вэйфер Велвет ощутил мурашки по спине.
   - Ничего, с чем я не мог бы справиться - довольно резко ответил Вэйфер.
   - Ну, вам не стоит так сердиться. Люди то и дело теряются. В такие моменты стоит отбросить гордость в умении ориентироваться и поискать проводника.
   Владелец голоса появился на свет. Это был мужчина в некой синей униформе, носящий закрывающую глаза фуражку. Он курил сигару, которая напомнила Вэйферу, что он забыл собственную коробку сигар в Лондоне. Он сделал себе мысленную пометку купить.
   - Кто вы? - спросил Вэйфер. Мужчина в синем взмахнул рукой.
   - Я просто водитель автобуса, который постоянно прислушивается к происходящему. Я слышал, вы - новый учитель английского? - с любопытством спросил водитель.
   - Возможно.
   Вэйфер решил, что не попадётся на такую расплывчатую тактику.
   - Я должен вас предупредить. В этой Академии всё не то, чем кажется - произнёс водитель; все намёки на веселье исчезли из его голоса. Сейчас он казался столь же серьёзным, как и сам Вэйфер.
   - Это можно сказать обо всём мире. Мир - не самое предсказуемое место. Предсказуемых мест вообще не бывает - ответил Вэйфер.
   - Это верно, но то, что вы найдёте здесь, в Академии, вас наверняка шокирует. Просто учтите моё предупреждение... Это всё, что я могу сказать - произнёс водитель.
   - Действительно? Довольно расплывчато, не так ли? - едко заметил Вэйфер.
   - Ну, в таком случае позвольте сообщить вам кое-что ещё, чтобы укрепить доверие между нами. То, что вы ищете, в двух сотнях метров у вас справа - сообщил водитель. Чисто инстинктивно Вэйфер тут же обернулся в указанном направлении, но увидел только деревья. Он повернулся обратно к водителю, но обнаружил, что тот безмолвно исчез. Проклиная и водителя, и свою наивность, Вэйфер решил направиться в указанном водителем направлении, просто потому, что идей получше у него всё равно не было. Как ни странно, он нашёл Круг Призыва в точности там, где сказал водитель. Он был десяти футов в диаметре, определённо нарисованный кровью некоего магического зверя.Кровь сама по себе вызывала недоумение, поскольку в эту эру не должно бы остаться активных сверхъестественных существ; большая часть их из тех, что остались в живых после интенсивного истребления магами и боевиками Церкви, впала в спячку.
   Выбросив эту загадку из ума, Вэйфер ещё раз взглянул на бумагу Директора. Затем он положил в Круг кусок плаща Искандера; он запомнил инкантацию и начал произносить её, вливая прану в Круг Призыва.
   Затрещало электричество, и поднялся пар, когда Вэйфер закончил произносить. Он ощутил, как в мир вошло нечто могучее, а затем направилось к зданиям. Вэйфер определил, что это Героический Дух, отправившийся разыскивать подходящий сосуд.
   Долго ждать не пришлось. Примерно через пятнадцать минут Вэйфер ощутил, что к нему приближается могущественное существо. Он задержал дыхание, отчаянно надеясь, что Райдер сохранил память. Обычно Героические Духи теряют память о предыдущих призывах, как только покидают физический мир. Лишь в редких случаях они её сохраняли.
   Большой человек с чёрными волосами внезапно вышел из-за деревьев и на какой-то миг замер, рассматривая Вэйфера. Вэйфер затаил дыхание, не зная, как реагировать. Это определённо был Райдер в смертном теле. Но помнит ли он его?
   Оба, Мастер и Слуга, бесконечно долгий миг смотрели друг на друга. Лёд разбил Слуга.
   - Пацан, ты всё-таки воспользовался силой Святого Грааля, чтобы подрасти на тридцать сантиметров? - спросил он, его глаза искрились весельем. И счастье Вэйфера можно было измерить киловаттами.
   ***
   - Да сдохни ты наконец, Тоно! - раздражённо выкрикнул Хокуто. Его раздражение можно было понять: хотя Берсеркер размахивал мечом уже почти три минуты, я ни разу не был ранен.
   Его удары были столь дикими, что я мог быть уверен в направлении движения меча и соответственно уклоняться. Хотя я и не смог его ни разу ранить, но по крайней мере и сам смог не пострадать. Однако жжение в руках и быстро накапливающаяся усталость говорили мне, что мне следует как можно скорее спасаться, поскольку я не смогу продолжать уклоняться долго.
   И тут вставала вторая проблема: Берсеркер размахивал цвайхандером столь бешено, что мне было практически невозможно сбежать, не попав под удар.
   Внезапно Берсеркер пнул меня в грудь. Его нога, собственно, не соприкоснулась с моим телом, поскольку я вовремя отпрыгнул, так что серьёзного ранения я не получил; однако меня отбросило на несколько метров.
   Сейчас я оказался вне зоны досягаемости Берсеркера. Я поджал хвост и побежал.
   - За ним, Берсеркер! - завопил Хокуто. Я услышал, как Берсеркер погнался за мной, и поднажал по направлению к мужскому общежитию. Мне отчаянно требовалась помощь Ассасина.
   Я прибыл, согласно моей мысленной карте, к ограде общежития, и перепрыгнул через неё.
   И изящно приземлился на кого-то.
   - Тоно Шики, что ты делаешь на клумбе женского общежития? - произнесла Кагари сквозь сжатые зубы. В нормальных обстоятельствах я бы немедленно встал, помог подняться Кагари и извинялся бы, пока она меня не простит. К сожалению для неё, сейчас я был не в настроении для этикета и вежливости. Берсеркер, преследующий меня, может появиться в любой момент. Так что в первую очередь - позаботиться, чтобы все были в безопасности.
   - Кагари, включи пожарную тревогу. Сейчас произойдёт нечто опасное - произнёс я, вставая.
   - Что ты имеешь в виду, "опасное"? Отвечай, Тоно! Что всё это значит? - яростно спросила Кагари. По её голосу было очевидно, что её бесит то, что её игнорируют.
   - Кагари, заткнись и включи тревогу! - выкрикнул я, заставив её замолчать. В этот момент я услышал, как через стену с рёвом перепрыгнул Берсеркер.
   Кагари завопила.
   Я изо всех сил оттолкнул её.
   И отпрыгнул сам.
   Берсеркер приземлился и ударил по земле цвайхандером. Полчившийся порыв ветра снёс меня в сторону.
   Студенты-монстры запаниковали.
   Я быстро, как сумел, оправился, и стянул Саван Святого Мартина.
   Мир хрупок. Мир хрупок. Мир хрупок. Мир хрупок.
   Отбросив эти мысли, я сфокусировался на Берсеркере. Я знал, что не могу рисковать, атакуя его линии смерти; однако я мог сделать нечто другое. Если постараться не фокусироваться на линиях, то можно кое-что провернуть; всё, что мне нужно, это нужный момент и точность. Я сжал ручку из медчасти обратным хватом. Всё решится за один момент.
   Берсеркер приблизился на расстояние удара и взмахнул мечом.
   Я наступил на его руку, которой он держал меч, и перепрыгнул через него, воткнув ручку ему в глаз.
   Ручка так и осталась торчать из его лица.
   Я приземлился позади Берсеркера.
   Паникующие студенты разбегались в стороны, как безголовые цыплята. Я поразился такому количеству Сверхъестественных Существ.
   Берсеркер снова бросился в атаку.
   И в следующий миг что-то снесло его взрывом огня и горячего воздуха, ударив о стену.
   Эта атака удивила даже меня. Её источником оказалась никто иная, как Кагари в полной форме Кицуне. Её два хвоста яростно хлестали; правая рука была вытянута.
   Берсеркер попытался встать, но немедленно оказался сбит с ног новым взрывом.
   - Я извиняюсь за то, что не прислушалась к твоему совету, Тоно-сан - очень вежливым тоном произнесла Кагари. Я обратил внимание, что она добавила хонорифик "-сан". - Похоже, ты оказался на территории женского общежития по ошибке, а не некоему основному намерению.
   Произнеся это, она принялась жечь Берсеркера потоком огня, сильно напоминая огнемёт.
   Берсеркер сперва заревел, а затем неожиданно блокировал поток огня плоской стороной меча. Кагари нахмурилась и усилила атаку; однако Берсеркер всё равно сумел защититься. Сквозь пелену пламени я заметил, что его тело чрезвычайно быстро исцеляется. Полагаю, это эффект его Благородного Фантазма.
   - Кагари, нам нужно бежать. Тебе не продержаться против такого монстра, как он - произнёс я. Поток огня Кагари ослабевал; она начала тяжело дышать. Когда она выдохнется - просто вопрос времени...
   - Я ещё могу... - непокорно произнесла она, но тут Берсеркер неожиданно перешёл в нападение, полностью игнорируя сжигающее его тело пламя, и взмахнул мечом. Я инстинктивно закрыл глаза.
   Послышался лязг стали. Я не чувствую боли, так что, возможно, кто-то сумел отвратить атаку?
   - Можешь открыть глаза, Мастер - голос Ассасина заставил меня открыть глаза. Мой Слуга блокировал чёрный меч Берсеркера свои нодачи, в то время ка Берсеркер напряжённо пытался его оттолкнуть. В конце концов, Берсеркер отступил и ненавидяще уставился на Ассасина.
   - Я надеюсь, ты превозмог свою печаль? - спросил меня Ассасин. Я отвернулся. Правда всё ещё жалила, но сейчас на руках был более поджимающий вопрос.
   - Да, я справился - ответил я.
   - Ну, в таком случае, отпразднуем это поражением Берсеркера! - спокойно произнёс Ассасин и атаковал Берсеркера. Тот бросился навстречу, схватившись с Ассасином.
   Оба Слуги внезапно одновременно отпрыгнули в стороны; я услышал пронзительный вопль. Долю секунды спустя на клумбу обрушилась запряжённая быками колесница.
   - Прекратите свои дуэли, перед вами царственная особа! - проревел возница колесницы. Кроме него в колеснице был ещё один человек, выглядящий наполовину раздражённым, наполовину развлекающимся.
   - Мастер?.. - вопросительно произнёс Ассасин. Он тоже растерялся, и ожидал инструкций, как быть с этими новыми действующими лицами. Я беспомощно пожал плечами. Это превыше меня...
   - Кто смеет называть себя царственной особой? Пусть попробует снова заявить это, и я оценю, является ли он достойным царём - проревел гортанный голос. С крыши на клумбу спрыгнул минотавр. Я обратил внимание, что он несёт с собой Аоно-семпая, и простонал, осознав, что практически все Мастера наверняка несутся к женскому общежитию, чтобы поучаствовать в происходящем.
   - Не вижу, почему я не должен называть себя царственной особой. В конце концов я Искандер, Король Завоевателей - ответил возница колесницы.
   - Никогда о тебе не слышал - саркастически ответил Минотавр.
   - Ну, тогда кто ты такой? - спросил Искандер.
   - Я Тесей, Король Афин. Если ты не знаешь моё имя, то ты ничего не знаешь о мире - гордо ответил минотавр.
   - О, я слышал о тебе. Правда, ты мне никогда не нравился. Ты был весьма жалким королём, постоянно отправляющимся в походы за личной славой. Какой король так поступает? Слава короля - слава страны. Король, не действующий на благо своего народа и не пользующийся его силой, недостоин называться королём! - провозгласил Искандер. Я заметил, что Берсеркер снова начал свирепеть, но Хокуто его определённо сдерживает.
   - Прежде чем вы двое углубитесь в дальнейшее обсуждение философии царственности, я хотел бы напомнить, что сейчас, когда призваны все Слуги, прекращение огня отменено и Война Ящика Пандоры официально начата - сообщил Сэйбер. Он спокойно вошёл на поле боя, просто пройдя через главные ворота, и сейчас наблюдал за ссорой двух королей.
   - Мастер, это сон? - ровно спросил Ассасин.
   - Если это сон, то я хочу проснуться. Я думал, это Война. Не ожидал такого... - столь же ровно ответил я. Ассасин кивнул.
   - Что происходит? - растерянно спросила Кагари.
   - Ну, по идее, это Война, в которой Героические Духи из прошлого вселяются в тела монстров, чтобы сражаться за нечто под названием Ящик Пандоры. Существует он или нет - я не знаю. Хотя это война, сейчас это выглядит как слетевшее с катушек соревнование спорщиков - сухо произнёс я. Кагари уставилась на меня, затем на Ассасина.
   - Он говорит правду - произнёс Ассасин. Кагари перенаправила внимание на пару новоприбывших. Эмия Широ и Истинная Сэйбер тоже прибыли на поле боя и сейчас открыв рты смотрели на колесницу Искандера.
   - Пять Слуг. Искандер наверняка Райдер, а Тесей либо Лансер, либо Арчер - пробормотал Ассасин. Его анализ был верен.
   - Закнитесь, все вы! - во всю глотку завопила женщина. Впечатляюще громкий голос, напомнивший мне одну женщину-сержанта, которую я видел в фильме про войну. Я взглянул на крышу, откуда доносился голос, и увидел женщину, целящую в Тесея из лука.
   - Вот всё и ясно. Тесей - Лансер, а эта женщина - Арчер - пробормотал Ассасин.
   - Я спрашиваю всех вас, кто из вас мой Мастер? - резко спросила Арчер.
   И с этого фиаско официально началась Война Ящика Пандоры.
   ***
   Фуджисаки Мияби был третьим агентом Фэйри Тэйл, посланным в Академию Ёкай наблюдать за Войной Ящика Пандоры и самим Тенмеем Микогами. В настоящий момент он наблюдал за прибытием Арчера на поле боя. Он слегка хихикнул.
   - У всех этих Героев прошлого это размером с планету - пробормотал он.
   - Ну, этого следовало ожидать - довольно весело поддержал кто-то. Мияби взглянул на говорившего, и его выражение стало кислым.
   - Это ты... Что ты здесь делаешь? - раздражённо произнёс он.
   - Эй, да ладно ты. Вот как ты относишься к соратнику по Фэйри Тэйл? - притворно оскорблённо спросил тот. Мияби начал проявлять убийственное намерение.
   - Прежде всего, ты не из моего дивизиона. Во-вторых, ты просто временный член, не полноправный. И наконец, я тебя ненавижу - произнёс Мияби.
   - Что такого я сделал, чтобы заставить тебя меня ненавидеть? - спросил второй. Он откровенно игнорировал угрожающее выражение Мияби и разговаривал словно с другом.
   - Ну, для начала, ты заставил того паукомонстра устроить в Академии Ёкай серию убийств. Теперь нужно как-то убедить Директора, что это просто независимый инцидент. Сейчас он очень подозрительно относится к моему дивизиону из-за твоего эксперимента - произнёс Мияби.
   - Ну, тот паук был не лучшим выбором. Я даже взял в заложники его подружку, но он всё равно не справился с работой. Ну, по крайней мере это идентифицировало Тоно Шики как потенциальную угрозу, верно? - спросил второй.
   - Фэйри Тэйл отслеживает дела и перемещения всех членов семьи Тоно настолько пристально, насколько это возможно. Единственная причина, почему с Тоно Шики ещё не разобрались, это потому что Фэйри Тэйл не гочет рисковать разозлить Ассоциацию Охотников на Демонов - ответил Мияби.
   - Вау, с твоих слов они кажутся страшными. Но если ты так боишься нашего приятеля-человека, почему ты приказал Канеширо Хокуто его убить? - спросил второй.
   - Мы уверены, что Хокуто может убить его с достойной отмазкой - ответил Мияби, но в первый раз его слова звучали неуверенно.
   - Или, возможно, кто-то хочет обвинить Директора в смерти студента и вышибить его из игры? Впрочем, Канеширо Хокуто сам - расходный материал... - легко предположил второй.
   - Ой, заткнись ты, типа вампир - прорычал Мияби. Его убийственное намерение полыхнуло.
   - Отставив всё это в сторону, кто, как ты думаешь, самый сильный Слуга? - спросил второй.
   - Ну, это Берсеркер. Я лично нашёл артефакт, использованный как катализатор призыва, и склад ума Берсеркера совпадает с Хокуто. Кроме этого, по словам Директора, на поддержание Безумного Усиления Берсеркера требуется очень мало йоки, так что Хокуто может постоянно его поддерживать, не выдыхаясь. Добавь к этому тот факт, что Берсеркер обладает Благословением Элементалов, исцеляющим практически любые раны, и ты поймёшь, что он - лучший Слуга - с гордостью ответил Мияби.
   - Хмм, это может и так, но не стоит забывать, что Сэйбер Директора - Илья Муромец, самый гибкий и универсальный Слуга в этой Войне - произнёс неизвестный. Мияби предпочёл не отвечать.
   - Я пошёл, но останусь поблизости, Мияби-доно - произнёс неизвестный. Мияби фыркнул при издевательском применении хонорифика "-доно". Однако он не мог убить того, поскольку, хотя он и временный член, но обладал хорошими связями.
   - Ненавижу, когда ситуация выходит из-под контроля - пробормотал Мияби, зажигая сигарету.
  
  Ещё один бонус от автора: Илья Муромец.
  Благородный Фантазм "Достойный Богатырь: Герой не умирает с пустыми руками"
  Ранг: А++ на максимуме, нормальные объекты становятся Благородными Фантазмами D-ранга.
  Тип: Анти-юнит.
  Дальность: 1 (реальная дальность атаки зависит от оружия, но дальность самой способности буквально "расстояние касания")
  Цель: зависит от оружия.
  Описание: Кристаллизация случая, когда Иля Муромец попал в засаду и сражался с нападающими ботинком-чобитком. Это событие стало его Благородным Фантазмом. Это позволяет Илье использовать всё, что он считает оружием так, словно этот объект был излюбленным оружием, применение которого он отшлифовывал много лет.
   Однако, хотя у Ланселота и Ильи одинаковые Благородные Фантазмы, Ланселот на самом деле более сильный Слуга. Как можно видеть:
  Имя: Илья Муромец
  Прозвище: Чобиток
  Класс: Сэйбер, также может быть призван как Арчер, Лансер или Берсеркер.
  Пол: мужской.
  Элайнмент: Нейтрально Добрый.
  Мастер: Тенмей Микогами ("Экзорцист")
  Рост: 195 сантиметров
  Вес: 97 кг
  Эра/Родина: Начало-середина Средних Веков (882-1200 гг. нашей эры, см. ниже*); Муром, Киевская Русь.
  Характер: щедрый, простодушный, храбрый, целеустремлённый (даже упрямый), скромный, темпераментный.
   *Скорее всего, Илья представляет собой не уникальную историческую персону, а слияние множества реальных либо вымышленных героев разных эпох. Считается, что он служил Князю Киевскому Владимиру (правил с 980 по 1015 гг); сражался с ханом Бату, основателем Золотой орды (1205-1255 гг.); спас Константина Боголюбивого, царя Константинополя, от монстра (среди Византийских императоров было несколько Константинов, ни один из которых не правил во времена Князя Владимира или Хана Бату, а Боголюбивым, скорее всего, называли Константина XI, 1405-1453 гг.).
   Сила: В
   Проворство: В
   Выносливость: А
   Магия: С
   Удача: В
  
   Навыки класса:
  Сопротивление магии. Обеспечивает защиту от магических эффектов. Отличаясь от эффекта Сопротивляемости, который лишь отвергает прану, эта способность полностью отменяет заклинания.
   Ранг А: Отменяет заклинания ранга А и ниже. На практике, этот Слуга неуязвим для современной магии, так что не будет преувеличением назвать того Слугу "Убийца Магов". (Обладает опытом столкновений с магическими существами и заклинаниями; помимо этого, перенёл сверхъестественную атаку, снёсшую половину леса и разрушившую небольшой замок, не пострадав).
   Езда. Умение ездить на верховых животных и транспортных средствах.
   Ранг В: Может управлять большинством транспортных средств с умением выше среднего. Однако не может управлять Сверхъестественными Существами ранга Демонические Звери или Священные Звери. (Как рыцарь, он умелый всадник).
   Личные навыки:
   Храбрость. Способность игнорировать ментальное вмешательство, такое как давление, растерянность и восхищение. Не работает под эффектом Безумного Усиления.
   Ранг А: Дополнительный эффект слегка повышенного урона рукопашной.
  
   Глаз Разума (Ложный). Основанный на интуиции талант ощущать и избегать опасность, который можно назвать Шестым Чувством или предвиденьем, обретённый через множество испытаний и приключений. Серьезно отличается от "Глаз Разума (Истинный)", который является способностью избегать опасности, происходящей от "предсказаний, обкатанных опытом".
   Ранг В: Почти на уровне инстинкта. Скрестив мечи с опытным мечником, он не попадётся на банальные финты.
  
   Рыцарь-Защитник. Временно поднимает защитную силу, когда защищает кого-то.
   Ранг В: Защита на ранг выше, когда защищает кого-то.
  
   Как можно видеть, Проворство Ильи по сравнению с Ланселотом довольно низкое. Так что хотя теоретически Илья и может противостоять обстрелу Благородными Фантазмами Гильгамеша, он не сможет продемонстрировать столь великолепное владение оружием. К тому же Ланселот обладает Вечным Мастерством Оружия, чего нет у Ильи. Хотя Илья опытный боец и великолепный рыцарь, он не сможет противостоять Берсеркеру Ланселоту, чьи параметры повышены благодаря Безумному Усилению. Тем не менее, в этой Войне Ящика Пандоры к Сэйбер Илья не следует относиться легко. К тому же стоит учесть, что он не просто так классифицирован как Сэйбер. Возможно, у него ещё есть туз в рукаве?..
  
   Глава 11: Монстр Арчер
  
   - Скажи, Лансер, почему ты всё сводишь к славе? - спросил Цукуне, когда они с Лансером ждали в лесу. Слуга-минотавр всё ещё держал свои дори и хаплон в защитной позиции. Услышав, что к нему обращаются, он обернулся к Цукуне.
   - Разве не очевидно? Человеку нужна слава, чтобы выжить - произнёс минотавр, словно это самая очевидная вещь в мире. Цукуне какой-то миг обдумывал это утверждение, пока не решил, что его это не устраивает.
   - Нет, слава человеку для выживания не нужна. Человек может жить без неё. Ты не ответил - сообщил Цукуне. Минотавр вздохнул и слегка опустил дори.
   - Смотри, Мастер, в мире в общем есть два типа вещей. То, что человек может сделать, и то, чего не может - произнёс он. Немного помедлил, затем продолжил. - Если человек может что-то сделать и должен это делать, то должен делать, прилагая все свои способности. Иначе нет смысла и пытаться.
   Цукуне несколько секунд обдумывал это утверждение.
   - Но что тут общего со славой? - спросил он.
   - Всё! Истинная слава - похвалы и восшищение других, когда что-то хорошо сделано. Если ты не заработал славы, сделав что-то, то это значит, что сделано было плохо! Вот почему слава так важна! - серьёзно ответил Лансер. Цукуне обдумал объяснений Лансера и решил, что понимает.
   - То есть когда ты говоришь о том, чтобы заработать славу в этой Войне, ты имеешь в виду... - начал произносить парень, но Лансер его перебил.
   - Да, я имею в виду победу в ней. Если наши оппоненты - шесть других Героев, это просто означает, что мы получим в битве в шесть раз больше славы. В своё время я встречал несколько человек, считавшихся Героями, но только к двоим относился, как к равным или лучшим. Первым был Геркулес, я и им восхищаюсь. Вторым был Пиритос, и он наравне со мной. Мы от души сражались у Марафона, и никто другой не смог так заработать моё уважение, как он. Я хочу посмотреть, какие типы Героев предлагает эта Война. Ну, по крайней мере если найдётся ещё кто-то вроде Ильи Муромца, то я буду доволен - задумчиво произнёс Лансер. Цукуне не смел его прерывать. Его уважение к Герою выросло, когда в его на первый взгляд идиотском стремлении к славе появился смысл. Ласер старался делать всё насколько это возможно хорошо. И, возможно, это ему удавалось. Возможно, это и было причиной, по которой он был Героем. Цукуне мало что знал о греческой мифологии, но Тесей определённо был очень уважаемым Героем.
   - Этот парень весьма умел. Он ещё не мёртв - заметил Лансер. Цукуне растерялся; он не видел ничего, кроме деревьев. Даже не чувствовал ничего. Возможно, чувства Лансера намного острее, чем его? Это объяснило бы его замечание. К тому же Лансер - минотавр, и, возможно, разведывал зону, пользуясь инстинктами своего тела.
   - Кто он? - осторожно спросил Цукуне.
   - Я не знаю. Однако, могу сказать, что он ранен, поскольку его жизненная сила - четверть он той, что у нормального человека. Он танцует под непрерывными нападениями того безумца и всё ещё не лишился головы - бесчувственно заметил Лансер. Цукуне ошарашенно уставился на него.
   - Разве мы не должны ему помочь? - медленно спросил он.
   - Нет, это будет означать конфронтацию с Берсеркером, а я бы предпочёл пока что этого избежать. Яещё не украл навыки никого из Героев. В настоящий момент Берсеркер - более сильный боец. И даже если я смогу ему противостоять, предпочту не делать этого, поскольку это уменьшает шансы выжить в этой Войне, не пострадав - произнёс Лансер. Цукуне зыркнул на Лансера.
   - Ты говорил, что эти Командные Печати можно использовать, чтобы заставить Слугу подчиниться приказу Мастера, верно? - медленно произнёс он. Минотавр зыркнул на Цукуне.
   - Мастер, я настоятельно рекомендую тебе этого не делать - посоветовал он. Это Цукуне не остановило.
   - Силой Командной Печати я приказываю тебе помочь этому студенту - объявил Цукуне; черен трезубца ослепительно засиял и исчез. Лансер мощно вздохнул, а затем тяжело уставился на своего мягкосердечного Мастера.
   - Ты действительно не понимаешь концепцию Войны, э? - произнёс он, прежде чем подхватить Цукуне и помчаться вперёд. То ли из-за усиления Командной Печатью, то ли из-за собственного раздражения Лансера, но минотавр мчался быстрее, чем обычно, едва не свернув Цукуне шею из-за высокой скорости.
   Они оказались на лужайке перед женским общежитием, где Цукуне увидел первые два невероятных события этого дня. Сперва младшеклассник Шики проткнул глаз Берсеркеру и спасся, не пострадав; затем одна из девушек трансформировалась в свою монстроформу и впечатала Берсеркера в стену. Лансер даже негромко присвистнул.
   - Ну, вот так, Мастер. Ты впустую истратил Командную Печать. Этот парень и так в порядке - фыркнул Лансер. Цукуне не мог определиться, негодовать или сожалеть о глупости. Его действия были совершенно оправданны; разве не правильно поступать по совести? Но, с другой стороны, он всё время забывает, что младшеклассник Шики наверняка монстр, так что с лёгкостью может выжить в ситуациях, которые были бы фатальными для обычных людей. Правда, его удивляло, почему Шики не вернулся к монстроформе, как девушка. В случае угрозы жизни их всё равно не накажут за нарушение правил.
   Внезапно Лансер встал. Цукуне увидел, что Шики проигрывает Берсеркеру; он хотел было выкрикнуть предупреждение, но этого не понадобилось. Внезапно по лужайке промчалось нечто пурпурное и парировало удар Берсеркера. Лансер медленно выдохнул.
   - Это Слуга. Судя по скрытности, это Ассасин - выдохнул Лансер. Ассасин сумел заставить Берсеркера отступить, что, по мнению Цукуны, было впечатляющим достижением. Чего он не мог понять, так это длинный меч Ассасина. Разве он не должен действовать исподтишка? Но как можно бить исподтишка с таким мечом?
   И тут произошло нечто, что Цукуне мог сравнить только с лесоповальным электробульдозером, появившимся на поле боя. И после этого он перестал понимать, что происходит...
   ***
   - Знаешь, пацан, я изрядно удивлён, что снова тебя вижу - произнёс Райдер, уставившись на Вэйфера.
   - И почему же? Тебе не нравится, что я тебя призвал? - спокойно спросил Вэйфер. Райдер отрицательно взмахнул рукой.
   - Нет, дело не в этом. Я даже немного рад, что снова нахожусь в этом царстве. Но ты уверен, что хочешь это сделать? Не будешь сожалеть о решениях, которые придётся принимать? - спросил Райдер. Вэйфер растерялся. С чего бы ему сожалеть?
   - Я не понимаю, о чём ты - нерешительно произнёс он. Он дёрнулся, когда рука Райдера оустилась, и ожидал щелбан или хлопок по спине, который собьёт его с ног. Однако вместо этого Райдер мягко положил руку ему на плечо.
   - Вэйфер Велвет, это второй раз, когда ты рискуешь жизнью, гонясь за чем-то, чего может и не существовать. Ты уверен, что не пожалеешь об этом? - спросил Райдер с нежностью, которая поразила бы большинство людей, учитывая его грубый и властный характер. Вэйфер грустно взглянул на него.
   - Я знаю, ты хочешь доказать, что являешься адептом магусом, но в чём смысл успеха, если им не наслаждаешься? Скажи мне, Вэйфер, почему ты вступил в эту Войну? Чтобы исполнить какое-то своё желание? Чтобы снова доказать что-то своему начальству? - продолжил Райдер, отчитывая его слегка снисходительным тоном. Вэйфер сжал кулаки.
   - Ты ошибаешься! - громко произнёс он. Райдер не был раздражён или удивлён внезапной вспышкой Вэйфера, он просто терпеливо смотрел на своего Мастера.
   - После возвращения в Англию я обрёл славу, богатство, уважение, даже внимание женщин. Но я понял, что всё это непостоянно. Рано или поздно ветра фортуны оставят меня, и вместе с ними - все эти ложные друзья. Да и многих из них я видел насквозь. Я не мог поддерживать с ними отношения. Когда они говорили о дружбе и альянсах, я вспоминал ту ночь, когда увидил истинную дружбу и альянс. И тогда я понял, что несмотря на всё, я беднее многих магов, с которыми знаком. Так что я решил рискнуть всем, что у меня есть, чтобы воскресить тебя, пусть даже ненадолго. Не говори мне, что это не стоит того, чтобы рискнуть жизнью. Если рисковать жизнью ради друга не стоит того, то вся твоя армия - не больше, чем мошенничество - яростно произнёс Вэйфер, скопившееся раздражение внезапно пробило его выдержку.
   Внезапно он виновато посмотрел на Райдера. Не слишком ли это мелко?.. Возможно, его желание всё же было эгоистичным. Но это не значит, что он отвернётся от своей цели.
   Райдер громко рассмеялся.
   - Пацан - произнёс он, вытирая слёзы с глаз. - Это был лучший эпизод сердитой мелодрамы, что я слышал со времён Илиады!
   Поведение его Слуги полностью сбило с толку Вэйфера. Райдер выпрямился.
   - Пацан, ты помнишь клятву, которую принёс на мосту? - торжественно спросил он. Вэйфер кивнул. Он не мог бы забыть, даже если бы хотел. Райдер одобрительно кивнул.
   - Прекрасно. Как подданый вкладывает свою веру в короля, так король демонстрирует плоды его веры.
   Он достал меч из ножен.
   - Я Искандер, Король Завоевателей! Этим одним ударом, я объявляю о своём превосходстве! - проревел он, и его голос стряхнул листья с ближайших деревьев. А когда он взмахнул мечом, порывы ветра сорвали и сами ветки.
   Со знакомым грохотом Гордиево Колесо спустилось на землю, вызывая удары молний. Со всем достоинством Короля Завоевателей, Райдер шагнул на свой Благородный Фантазм. Он взглянул на своего Мастера.
   - Пойдём, Мастер, у нас есть война, которую мы должны выиграть - произнёс он. Вэйфер ухмыльнулся и запрыгнул на колесницу. Райдер взмахнул поводьями, и пара быков перешла в галоп. В то же время Мастер и Слуга Начали выкрикивать свои боевые кличи.
   И едва не перехали некое собрание, среди которого были самурай, студент, в буквальном смысле огненно-горячая девица и студент с гигантским чёрным мечом. Самурай и студент с мечом отпрыгнули в стороны, когда Искандер вкатил на поле боя.
   - Прекратите свои дуэли, перед вами царственная особа! - впечатляюще проревел Райдер. Вэйфер сдержал желание закатить глаза. Хотя он находил приемлемым с воплями бросаться на поле боя, но повторять ту же ошибку спустя одиннадцать лет казалось несколько глупо.
   Хотя, с другой стороны, возможно, эти Ложные Нерои примут предложение...
   - Кто смеет называть себя царственной особой? Пусть попробует снова заявить это, и я оценю, является ли он достойным царём - ответил голос. Вэйфер повернулся, на колос, чтобы взглянуть на новое действующее лицо и его глаза полезли на лоб.
   Это был минотавр. Вэйфер смотрел на минотавра! Давно забытое Критское Сверхъестественное Существо, классифицированное Часовой Башней как вымерший вид! Живое! Разговаривает! И у него на плечах парень?..
   Вэйфер с тревогой понял, что минотавр тоже является Слугой. Это следовало воспринимать как плохие новости, учитывая, какими сильными считались минотавры. Только герой Тесей сумел убить одного из них.
   - Не вижу, почему я не должен называть себя царственной особой. В конце концов я Искандер, Король Завоевателей - растерянно ответил Искандер. Вэйферу вспомнился разговор Гильгамеша и Искандера одиннадцать лет назад.
   - Никогда о тебе не слышал - саркастически ответил Минотавр.
   - Ну, тогда кто ты такой? - спросил Искандер.
   - Я Тесей, Король Афин. Если ты не знаешь моё имя, то ты ничего не знаешь о мире - гордо ответил минотавр. Вэйфер удивлённо выдохнул, а затем поборол желание хихикнуть. Убийца Минотавра в теле минотавра? Хотя в этом и есть смысл, поскольку они оба, и Героический Дух, и Сверхъестественный Зверь, были связаны с Посейдоном.
   - О, я слышал о тебе. Правда, ты мне никогда не нравился. Ты был весьма жалким королём, постоянно отправляющимся в походы за личной славой. Какой король так поступает? Слава короля - слава страны. Король, не действующий на благо своего народа и не пользующийся его силой, недостоин называться королём! - ответил Искандер. Тесей был готов взорваться от гнева. Вэйфер дёргал Искандера за плащ, пытаясь подать ему знак вести себя тише, но Искандер слишком сосредоточился на Тесее. Однако прежде чем ситуация смогла ещё больше усугубиться, обоих Царственных Героев прервали.
   ***
   - Хмм, странно... - пробормотал Директор. В настоящий момент он наблюдал за Движком Формалкрафта через Алтарь Вечной Тьмы. Основной функцией Алтаря было управление концептуальным барьером вокруг Академии Ёкай, однако Директор также воспользовался им для сбора праны из внешнего мира, чтобы снабжать энергией свой Движок Формалкрафта. Можно сказать, что Алтарь Вечной Тьмы являлся интерфейсом Движка Формалкрафта.
   В настоящий момент, Директор смотрел на него, словно тот вдруг сказал шутку. Хотя все коман, проходящие через него, были чисто психическими, то, что Директор только что узнал, можно было воспринимать только как шутку. И очень дурную к тому же.
   - Что такое? - озабоченно спросил Илья Муромец.
   - Похоже, на восточной стороне леса кто-то провёл ритуал призыва, и попытался призвать себя - объяснил Директор. Илья Муромец моргнул.
   - Чего? - переспросил он.
   - Ты слышал правильно. Движок Формалкрафта обнаружил, что призывающий существует и у Трона Героев. Поскольку парадокс вызвал бы перегрузку Движка Формалкрафта, мне пришлось спешно отменить функцию выбора героя и активировать выбор случайного. Итоговый Герой вообще-то довольно слабый, поскольку изначально в Ритуале Призыва использовался идеальный катализатор - сам призывающий - произнёс Директор, его тон вдруг стал ядовитым. Илья Муромец взглянул на своего Мастера, теперь ощущая беспокойство.
   Если то, что обнаружил Движок Формалкрафта, правда, то это значит, что в физическом мире находится ещё один полностью функциональный Херой, как Истинная Сэйбер. В отличие от неё, однако, этот Герой был человеком. Илья встревожился. Ситуация выходила из-под контроля, и это ему не нравилось.
   - Илья Муромец, я даю тебе разрешение проверить, какова причина обнаруженного Движком Формалкрафта парадокса. Отправляйся, и возвращайся с информацией - обеспокоенно произнёс Директор. Илья незамедлительно отбыл из срытой подземной палаты.
   Парадокс не может быть реальным, Илья был в этом уверен. Человечество больше не способно создать Героя. На дворе больше не Эра Человека, скорее Эра Человечества, хотя Илья и не был уверен, каково правильное название текущей эры. В любом случае, суть сохраняется. Поскольку Герои больше не рождаются, в Движке Формалкрафта определённо неполадка. Но если в Движке Формалкрафта неполадка, то это значит, что вся Война может в любой момент коллапсировать. Илье не нравились оба варианта. Или Война стабильна, и в ней существует Герой, или участники нормальные, но Война нестабильна. Оба варианта потенциально могут лишить Директора шанса на победу. И Илье, который служил Директору не только вынужденно, но и по собственному выбору, не нравилось думать о поражении его Мастера.
   Хотя обе вероятности были равно разрушительны, первая всё же более привлекательна, поскольку по крайней мере означала, что сама Война Ящика Пандоры стабильна.
   Он прибыл на территорию женского общежития и на миг замер, уставившись на происходящее. Ассасин, Берсеркер, Сэйбер и Райдер уже стояли на лужайке. Райдер и Лансер вели какой-то бессмысленный спор. Илья фыркнул. Он встречал князей с раздутым эго, но эти двое - нечто...
   - Прежде чем вы двое углубитесь в дальнейшее обсуждение философии царственности, я хотел бы напомнить, что сейчас, когда призваны все Слуги, прекращение огня отменено и Война Ящика Пандоры официально начата - сообщил Илья.
   - А, это ты - слегка разочарованно произнёс Лансер.
   - Ну-ну, моё присутствие настолько нежеланно? - спросил Илья. Лансер злобно взглянул на него.
   - О нет! Ещё один Слуга! Скажи мне, к какому классу ты принадлежишь? - с любопытством спросил Слуга Райдер. Илья взглянул на него.
   - Я Слуга Сэйбер. Меня проинструктировали не причинять вам вреда, пока не придёт время - проинформировал Илья Райдера.
   - Надо же, они нас прямо-таки балуют, верно, пацан? - весело обратился Слуга Райдер к своему Мастеру. Илью удивило то, что Слуга и Мастер уже так дружелюбны друг с другом. Хотя с другой стороны, Вэйфер Велвет Эль-Меллой Второй был Мастером в Четвёртой Войне Святого Грааля и снова призвал Короля Александра Великого. И, похоже, огромный Слуга сохранил предыдущие воспоминания.
   - Я бы предпочёл это не комментировать, Райдер. Я могу кого-то оскорбить - произнёс Вэйфер Велвет Эль-Меллой Второй.
   - Ну, Сэйбер, что насчёт оставить эту Войну Ящика Пандоры и присоединиться ко мне в завоевании мира? Вы будете уважаемыми союзниками и сможете наслаждаться славой на поле боя рядом со мной! Что скажешь? - произнёс Райдер. Сэйбер усмехнулся. Этот слуга действительно создавал впечатление кого-то, кто завоевал половину известного мира.
   - Как бы это ни было соблазнительно, Райдер, но я вынужден отказаться, поскольку у меня уже есть Мастер, которому я служу. Однако можешь быть уверен, я учту твоё предложение - с юмором отозвался Илья.
   - О? Ну, приятная новость! Отлично, я не откажусь от идеии завербовать тебя! - засмеялся Райдер, но внезапно остановился.
   - Это она - глубоко вздохнул он. Илья не отводил глаз от Райдера, поскольку это могло быть тактикой, чтобы подловить его, когда он ослабит бдительность, но прислушался.
   - Похоже, Война Ящика Пандоры официально начата, Широ - произнесла Истинная Сэйбер. Так это были наконец прибывшие на поле боя Эмия и Истинная Сэйбер...
   - Знакомые? - спросил Илья, хотя уже знал ответ. Артурия Пендрагон была призвана в классе Сэйбер в Четвёртой Войне Святого Грааля, судя по собранной Директором информации. Однако Илья хотел знать, знаком ли Райдер с ней на более персональном уровне. Считалось, что Четвёртая Война Святого Грааля была уникальной в том плане, что все все Слуги в этой Войне взаимодействовали друг с другом ка знакомые и как враги, с возможным исключением в виде Ассасина. Если это действительно так, то во вздохе Райдере больше, чем узнавание старого врага. Илья, продолжая присматривать за Райдером и Лансером, заметил, как Тоно Шики обсуждает что-то с Ассасином.
   ***
   Первым, что сделал Ассасин после того, как отвёл Эмию Широ к Кругу Призыва - бросился прочь из леса и принялся прочёсывать территорию Академии Ёкай в поисках своего Мастера. Он мчался по коридорам, без усилий уклоняясь от немногих оставшихся студентов, когда вдруг его позвали. Вернее, назвали имя его сосуда.
   - Мориока Гиней! - проревел учитель физкультуры. Ассасин неохотно притормозил. Хотя ему и нужно было найти своего Мастера, но если он не сможет поддерживать манеру поведения Мориоки Гинея, это может вызвать подозрения. Хотя, учитывая весь вызванный Войной Ящика Пандоры бардак, это можно не воспринимать как проблему...
   - Сколько раз тебе повторять, катаны здесь не разрешены! - прикрикнул учитель на Ассасина. Ассаин слегка вздрогнул, когда ему на лицо попали брызги слюны.
   Возможно, в его прошлой жизни человек по имени Сасаки Коджиро был очень терпелив, но сейчас он спешил.
   - О, добрый день, Директор! - произнёс Ассасин, помахав рукой в пустоту за физкультурником. Учитель обернулся, чтобы взглянуть, и Ассасин воспользовался тем, что тот отвлёкся, а так же тем, что в коридоре никого не было, чтобы оглушить его рукоятью нодачи по голове.
   - Мориока-кун! Ты что творишь!
   Ассасин обернулся и обнаружил, что, к сожалению, Некономе Шизука была свидетельницей того, как он оглушил физкультурника. Не затягивая, Ассасин оглушил и её, но немного нежнее, чем учителя физкультуры.
   - Где бы их теперь спрятать?.. - задумался Ассасин. Конечно, можно просто оставить, как есть, но это было некрасиво. И неэстетично.
   - Мориока-семпай? - произнёс знакомый голос.
   - О нет, только не ещё кто-то! - простонал Ассасин при мысли о том, что придётся вырубать ещё кого-то, и обернулся, обнаружив перед собой Инугами Хакасе, неуверенно стоящую посреди коридора. Ассасин на миг задумался, стоит ли её вырубать, когда Хакасе заговорила.
   - Ты не видел Шики? Он только что сбежал из медчасти - застенчиво произнесла она. Уши Ассасина вздрогнули, принимая информацию.
   - Куда он побежал? - спросил он, хватая Хакасе за плечи и глядя ей в глаза.
   - Т-туда, к-кажется - указала Хакасе. Ассасин отпустил её и помчался наружу, перепрыгнув двух бессознательных учителей.
   - Эй, Мориока, нам пора сравнять счёт - произнёс кто-то из группы бандитски выглядящих хулиганов, пытающихся перекрыть путь Ассасину. У них не было никаких шансов. Каждый получил по лбу рукоятью нодачи; одного удара хватало, чтобы вырубить их. Ассасин начал задумываться о разработке нелетального боевого стиля без использования клинка, когда внезамный порыв йоки предупредил его о присутствии другого Слуги.
   - Похоже на Берсеркера... - пробормотал Ассасин. Он поменял направление, помчавшись к источнику йоки. Берсеркер и его Мастер были нездорово увлечены его Мастером. Если они были поблизости и так свободно испускали йоки, то это значит, что и его Мастер тоже где-то поблизости.
   Ассин рванулся в лес. На миг остановился, чтобы осмотреться и ощутить Берсеркера; долго ждать не пришлось.
   Тоно Шики, с завязаными глазами, и, как с интересом заметил Ассасин, держаший в руке ручку, промчался перед ним. Прежде чем Ассасин успел его хотя бы окликнуть, мимо промчался и Берсеркер, определённо преследуя его Мастера. Оба были так погружены в преследование, что не заметили его. Хотя, возможно, это из-за Техники Скрытия Присутствия класа Ассасин. Или и то, и то вместе...
   Ассасин, не задерживаясь, помчался следом за Берсеркером.
   Однако, не успел он преодолеть и двадцать футов, как его путь перекрыл не кто иной, нежели сам Канеширо Хокуто.
   - Прошу прощения, но я не могу тебя пропустить - произнёс он, совсем не выглядя извиняющимся. Ассасин поднял бровь. Хотя он, возможно, и сильнее среднего монстра, но ему он не соперник, в это Ассасин был уверен. Разрубить его - не проблема для Ассасина, однако он сомневался, что Директор будет доволен, если Ассасин убьёт его союзника. Скорее всего, сам Канеширо тоже это понимал, почему и решил, что сможет использовать этот иммунитет, чтобы остановить Ассасина.
   И он, скорее всего, прав. Если бы он был монстром низкого ранга, Ассасин мог бы просто проскочить мимо. Однако Хокуто, скорее всего, достаточно силён, чтобы оказаться помехой или даже ранить, если Ассасин попытается обойти его.
   Кто-то на заднем плане запел национальный гимн.
   Ассасин сделал небольшой шаг вперёд. Хокуто поднял правую руку и она нчала превращаться в шипастую насекомоподобную конечность.
   - Ты не... - начал было он, но оказался грубо прерван Ассасином, внезапно треснувшим Канеширо рукоятью меча по лбу. Нелетальный стиль без использования клинка оказался действетельно весьма эффективен... Ассасин перепрыхнул через обмякший каркас Канеширо, а затем - через стену рядом.
   И едва успел спасти своего Мастера от обезглавливания.
   - Можешь открыть глаза, Мастер - весело произнёс Ассасин, обратив внимание, что и его Мастер, и Кагари плотно закрыли глаза. Они нерешительно открыли их и обнаружили, что Ассасин спокойно блокирует чёрный меч Берсеркера. Берсеркер отступил и уставил в Ассасина тяжёлый взгляд, одновременно излучая убийственное намерение.
   - Я надеюсь, ты превозмог свою печаль? - спросил Ассасин. Его Мастер отвернулся. Ассасин решил не давить; для этого ещё будет время позже.
   - Да, я справился - наконец, ответил Тоно Шики. Ассасин слегка кивнул.
   - Ну, в таком случае, отпразднуем это поражением Берсеркера! - спокойно произнёс Ассасин и атаковал Берсеркера. Тот двинулся навстречу.
   И оба отпрыгнули в стороны, когда по полю боя со скоростью под четыре сотни миль в час прогрохотало нечто, похожее на магический электробульдозер.
   - Прекратите свои дуэли, перед вами царственная особа! - проревел возница колесницы. Кроме него в колеснице был ещё один человек, выглядящий наполовину раздражённым, наполовину развлекающимся.
   - Мастер?.. - вопросительно произнёс Ассасин. Он тоже растерялся, и ожидал инструкций, как быть с этими новыми действующими лицами. Тоно Шики беспомощно пожал плечами. Ситуация была превыше него...
   - Кто смеет называть себя царственной особой? Пусть попробует снова заявить это, и я оценю, является ли он достойным царём - проревел гортанный голос. С крыши на клумбу спрыгнул минотавр. Ассасин заметил, что минотавр держал Аоно Цукуне. То есть этот минотавр - Слуга Аоно.
   - Не вижу, почему я не должен называть себя царственной особой. В конце концов я Искандер, Король Завоевателей - ответил возница колесницы.
   - Никогда о тебе не слышал - саркастически ответил Минотавр.
   - Ну, тогда кто ты такой? - спросил Искандер.
   - Я Тесей, Король Афин. Если ты не знаешь моё имя, то ты ничего не знаешь о мире - гордо ответил минотавр.
   - О, я слышал о тебе. Правда, ты мне никогда не нравился. Ты был весьма жалким королём, постоянно отправляющимся в походы за личной славой. Какой король так поступает? Слава короля - слава страны. Король, не действующий на благо своего народа и не пользующийся его силой, недостоин называться королём! - провозгласил Искандер.
   - Прежде чем вы двое углубитесь в дальнейшее обсуждение философии царственности, я хотел бы напомнить, что сейчас, когда призваны все Слуги, прекращение огня отменено и Война Ящика Пандоры официально начата - сообщил Сэйбер. Он спокойно вошёл на поле боя, просто пройдя через главные ворота, и сейчас наблюдал за ссорой двух королей.
   - Мастер, это сон? - ровно спросил Ассасин.
   - Мастер, это сон? - ровно спросил Ассасин.
   - Если это сон, то я хочу проснуться. Я думал, это Война. Не ожидал такого... - столь же ровно ответил я. Ассасин кивнул.
   - Что происходит? - растерянно спросила Кагари.
   - Ну, по идее, это Война, в которой Героические Духи из прошлого вселяются в тела монстров, чтобы сражаться за нечто под названием Ящик Пандоры. Существует он или нет - я не знаю. Хотя это война, сейчас это выглядит как слетевшее с катушек соревнование спорщиков - сухо произнёс Тоно. Кагари уставилась на него, затем на Ассасина.
   - Он говорит правду - произнёс Ассасин. Кагари перенаправила внимание на пару новоприбывших. Эмия Широ и Истинная Сэйбер тоже прибыли на поле боя и сейчас открыв рты смотрели на колесницу Искандера.
   - Пять Слуг. Искандер наверняка Райдер, а Тесей либо Лансер, либо Арчер - пробормотал Ассасин. Его анализ был верен.
   Однако оказался грубо прерван.
   ***
   - Ну, вот, Сэйбер - неуверенно произнёс Широ, глядя на начерченый на земле Круг Призыва. Сэйбер просто кивнула. Широ всё так же неуверенно начал вливать свой од в Круг Призыва. Онначал произносить слова, написанные на бумаге, которую дал ему Ассасин.
   Я, подвластной мне силой, ищу
   Сильнейший меч
   Точнейший лук
   Вернейшее копьё
   Надёжнейшего скакуна
   Лучшее колдовство
   Свирепейшее оружие
   Смертельнейший клинок
   Ты, кто обитает вне физического мира и наблюдает
   Я взываю к тебе и заклинаю служить мне
   Ибо я - всё, что может исполнить твои желания
   Ибо я - всё, что может реализовать твои мечты
   Я предлагаю тебе этот сосуд, чтобы оставаться в этом мире
   Пойми же это и явись!
   Круг начал плваться электричеством и паром, как только Широ закончил первую строку Арии. А стоило закончить речёвку, как Круг Призыва испустил ослепительный свет, рассеявшийся столь же быстро, как и появился.
   Круг призыва был пуст.
   - Что произошло? - растерянно произнёс Широ. Он понял, что лежит на земле. Определённо, последняя вспышка света каким-то образом сбила его с ног.
   - Широ, ты в порядке? - озабоченно спросила Сэйбер, протянув руку и помогая Широ встать. Он поднялся и взглянул на Круг Призыва.
   - Похоже, призыв был неудачен, э? - произнёс парень. Сэйбер нахмурилась.
   - Я не уверена. Я определённо ощутила присутствие, но оно быстро исчезло. Я решила, что благоразумнее не проверять - произнесла Сэйбер. Широ ещё думал, что делать, когда его левую руку пронзила резкая боль. С обжигающим ощущением, там вновь появились знакомые по Пятой Войне Грааля Командны Печати. По крайней мере, это доказывало, что призыв не был совершенно неудачным.
   Внезапно со стороны общежитий раздался громоподобный шум.
   - Пошли, Сэйбер, похоже, у кого-то проблемы - озабоченно произнёс Широ. Сэйбер кивнула, и парочка побежала к общежитиям.
   - Ого! - воскликнул Ширу, увидев происходящее на лужайке перед женским общежитием. Минотавр, держащий студента, спорил с человеком в колеснице, в то время как Ассасин, Берсеркер и Ложный Сэйбер наблюдали за ними.
   - Что происходит? - произнёс он, взглянув на Сэйбер, словно у неё есть ответ. Он был шокирован, когда лицо Сэйбер затвердело.
   - Райдер - холодно произнесла она. Её тон удивил Широ. Но ещё больше его удивил ответ Райдера.
   - Сэйбер - печально вздохнул Слуга, словно увидев нечто, вызывающее жалость. Широ совсем растерялся. Однако времени на обдумывание ему не дали.
   На крыше появилась фигура.
   - Закнитесь, все вы! - проревела фигура впечатляюще громким женским голосом. Все на лужайке взглянули вверх, переключая внимание на неё. Она быстро прицелилась в минотавра из лука.
   - Я спрашиваю всех вас, кто из вас мой Мастер? - резко спросила она. Прежде чем Широ успел ответить, Берсеркер, до того сдерживавшийся, внезапно атаковал.
   И впервые чётко заговорил.
   - Уконкалпа! - гортанно проревел он, взмахнув мечом. Арчер изящно спрыгнула с крыши, а Берсеркер рубанул по стене здания общежития. Атака рассекла здание надвое зрелищным ударом молнии.
   - Что за!.. - произнёс Тоно, но его фразу оборвал Берсеркер, развернувшийся и вновь бросившийся в атаку.
   Арчер приземлилась возле Широ. Она бросила взгляд на его руки и скривилась.
   - Вот невезуха. Мой Мастер - мужчина... - прорычала она. Прежде чем Шики или Сэйбер смогли что-то сказать, она быстро прицелилась в Берсеркера; её лук и стрела засияли золотым светом.
   - Криселакатос! - выкрикнула она, спустив стрелу. Снаряд промчался через воздух; Берсеркер уклонился. Стрела продолжила полёт, ударилась об остатки женского общежития и раздетелась в щепки.
   Широ растерялся. Арчер определённо использовала свой Благородный Фантазм, но почему он столь слаб? Почему он не уничтожил остатки здания при попадании?
   - Он быстр - прорычала Арчер. Она схватила топор, свисавший у неё с пояса, и пругнула наперерез Берсеркеру.
   Берсеркер взмахнул Уконкалпой.
   Арчер взмахнула топором.
   Два оружия столкнулись с ливнем искр, и Арчер унесло ударом. Она пролетела несколько метров, а затем треснулась о дерево, вывернув его из земли, и упала на землю, тяжело дыша.
   - Широ, нет! - резко произнесла Сэйбер, осознав, что произойдёт в следующий миг. Она зря тратила дыхание. Широ рванулся навстречу Берсеркеру, Каншо и Бьякуя уже в руках. Сэйбер недовольно побежала следом, обратив внимание, что Ложный Сэйбер и Лансер уже сражаются, а Ассасин и Райдер смотрят друг на друга.
   Дела Широ шли куда лучше, чем у Арчер. Он парировал почи все взмахи меча Берсеркера, не отступив ни на дюйм. Однако у Берсеркера было преимущество в скорости и зоны поражения, так что Широ был вынужден время от времени уклоняться и приседать. Они сражались столь напряжённо, что Сэйбер не видела возможности вмешаться, понимая, что вмешательство может привести к смерти Широ.
   Долю секунды спустя, когда Берсеркер наконец сумел превозмочь Широ и отправить его в полёт, Сэйбер пожалела, что не вмешалась. Широ супел блокировать свирепый удар меча, и выправил стойку, но не успел среагировать. Берсеркер прыгнул, подняв меч и намереваясь опустить его на голову Широ.
   - Уконкалпа! - гортанно проревел он.
   Единственной надеждой Сэйбер было нанести по Берсеркеру удар Молотом Короля Ветра. Она нацелила меч на Берсеркера и отпустила воздух. Но она понимала, что опоздала - ветер не достигнет его вовремя...
   - Ро Айас! - проревел Широ, материализуя легендарный щит Аякса. Четыре гигантских розовых лепестка света расцвели перед ним; меч Берсеркера ударил по щиту и сумел пробить два из них. Поскольку удар он наносил в прыжке, то завис в воздухе, когда Уконкалпа застрял в Ро Айас.
   А затем Невидимый Воздух ударил Берсеркера, подбросив его на несколько сот футов вверх.
   - Широ, ты цел? - озабоченно спросила Сэйбер, подбежав к Широ. Магус оцепенело сел, сжимая правую руку.
   - Я в порядке, Сэйбер. Спасибо са воздушный удар - произнёс он, выглядя так, словно его хорошенько треснули по голове. Прежде чем Сэйбер смогла его отругать, она заметила, что к ним приближается Арчер.
   - Почему ты стал с ним сражаться? - странным тоном спросила она.
   - Потому что ты была ранена, разумеется - ответил Широ. Арчер зловеще взглянула на Широ.
   - Мне не нужна защита мужчины. В следующий раз, не делай так - произнесла она.
   - И кто ты такая, чтобы это говорить? - столь же опасным тоном произнесла Сэйбер. Пусть Широ и поступил глупо, реакция Арчер совершенно неправильна. Она не очитывала Широ за глупость, она злилась, что он мужчина.
   Арчер бросила на Сэйбер острый взгляд.
   - Я Ипполита, Королева Амазонок - ответила она.
  
  И короткий профиль Слуги:
  Имя: Ипполита
  
  Титул: Королева Амазонок
  
  Класс: Арчер
  
  Рост: 157 см
  
  Вес: 60 кг
  
  Возраст: 25
  
  Сила: C
  
  Выносливость: C
  
  Проворство: B
  
  Магия: D
  
  Удача: B
  
  Благородный Фантазм: Криселакатос: ?
  
  Ипполита - Слуга, в основном полагающаяся на проворство и скорость вместо силы.
  
   Глава 12: Объявление Войны
  
   Кастер организовал свою территорию с аккуратностью и мягкостью, свойственной классу Кастер. В настоящий момент его территория включала в себя всё мужское общежитие, и была организована так, чтобы не беспокоить жильцов. Вокруг всего общежития был размещён барьер, препятствующий истечению шума праны. Однако "мягко" не означает "не опасно". По словам Акамару, созданная Кастером Мастерская была не просто опасна, но способна на весьма основательные разрушения, и сам кастер был согласен с таким описанием. Созданная им специальная зона была разработана, чтобы ликвидировать врага самым эффективным возможным образом. К сожалению, для этого потребуется высасывать большое количество праны из окружающей территории; и если сделать это, большинство людей или окажется в коме из-за вытягивания их жизненной энергии, или, того хуже, умрут. Альтернативно Кастер мог использовать энергию из собственных резервов, но в этом случае его запасы будут расходоваться с огромной скоростью, и он окажется уязвимым, покончив с одним Слугой. Поэтому Кастер выбрал третий метод - медленно вытягивать ману среды. Никто не пострадает, и если действовать аккуратно, то будет достаточный запас энергии, чтобы наравне сражаться со Слугой рыцарского класса. Однако ему необходимо было убедиться, что другие Слуги сократят своё количество. Он был уверен, что Ассасин сможет вынести по крайней мере одного Слугу, скорее всего Райдера. Берсеркер скорее всего сможет прикончить Арчера, а Сэйбер будет убит Лансером. Кастер надеялся, что его противником будет Лансер. Берсеркер слишком силён, а у Сэйбер попросту слишком высокое сопротивление магии.
   - Зуо, думаю, я узнал личность Берсеркера - произнёс Акамару. Его Мастер был полностью готов к сотрудничеству, и Кастер сожалел, что их знакомство продлится от силы две недели. Кастер сообщил ему свою личность, как только они оказались в одиночестве, и был рад узнать, что его репутация бежит впереди него. Его Мастер оказался многообещающим учеников в чародействе, и Кастер с удовольствием помог ему изучить основы. Возможно, это было естественно, что умелый пользователь йоки оказался хорош и в чародействе.
   Хотя, по сути, эти две ветви чудотворчества серьёзно различаются. Йоки генерируют те, кто обладает Сверхъестественной Кровью, будучи полностью или частично сверхъестественными существами. Их жизненная сила и од огромны, легко достигая нескольких тысяч единиц. К сожалению, контроль над ними и подобных существ очень слаб. Большинство генерируемой йоки используется для врождённых функций, таких как огненное дыхание, увеличенная сила или ограниченный телекинез.
   Маги, с другой стороны, генерируют намного меньше од, но способны им полностью управлять. Вот почему в конечном итоге маги одержали верх над Сверхъестественными Существами задолго до появления первых Предков Мёртвых Апостолов. Одним из первых примеров подобного было убиение Хумбабы, львоголового гиганта, первыми двумя Героями человечества, Гильгамешем и Энкиду. Конечно, они не были магами, однако у Гильгамеша было достаточно магических артефактов, чтобы пересилить гиганта, не говоря уж о том, что и Гильгамеш, и Энкиду тоже были намного сильнее обычных людей той эры. А маги и в эту эру способны создавать поразительные чудеса.
   - Куллерво Калервонпойка, верно? Весьма недурная дедукция, Акамару. Да, похоже, это он - заметил Кастер. Кастер был признателен, что оказался призван в эру, когда информацию можно собирать просто сидя дома и правильно использую интернет. Это сделало подготовку против Берсеркера намного проще. К слову, Кастер наблюдал за боем Берсеркера с Арчер через своё зеркало. И способности Арчер его огорчали... Однако Кастера заинтересовал бойцовский дух Мастера Арчер и его желание помочь своей Слуге.
   В настоящий момент на поле боя находились шесть Слуг, хотя двое из них и не сражались. Арчер, её Мастер и Истинная Сэйбер сражались с Берсеркером, Лансер устроил дуэль с Сэйбер, а Райдер разговаривал с Ассасином. Кастер не понимал, о чём они говорят, и это не могло его не интриговать. В конце концов, они оба, и Райдер, и Ассасин, выглядели мужчинами, предпочитающими разговаривать на языке меча. Наблюдать, как они спокойно разговаривают, как цивилизованые люди, было довольно интересно.
   Кастер снова проверил свою территорию. Он всегда был осторожен, создавая свои инструменты и оружие, так что старался проверять и перепроверять их.
   ***
   Лансер был явственно раздажён.
   - Почему бы тебе не начать уже сражаться? - на повышенном тоне спросил он Сэйбер.
   - Не понимаю, почему ты подразумеваешь, что я не прикладываю все усилия, чтобы ранить тебя - парировал Сэйбер.
   - Потому что ты этого не делаешь. Ты пользуешься только парой веток, которые подобрал, и даже так не действуешь всерьёз. Ты только парируешь или блокируешь мои атаки - прорычал Лансер. Сэйбер нахмурился. Он наберенно воспользовался вежливой речью, чтобы вывести Лансера из себя; то, что он всё понимал и сообщил об этом, напрягало.
   Сэйбер ничего не ответил, лишь снова блокировал дори Лансера.
   - Мне плевать, почему ты сдерживаешься. Просто сражайся уже всерьёз... Или ты боишься, что я снова украду твою способность? - спросил Лансер. Сэйбер скривился, хотя Сэйбер и не мог определить, случайно ли тот определил правильно или действительно вычислил этот факт. Сэйбер знал, что если обладающий подобающим оружием Лансер получит его способность Богатырь Чести, то он сможет победить Сэйбер. Потому он и держал дистанцию.
   В то же время Лансер сражался не просто ради того, чтобы сражаться. Он понимал, что стоит ему отступить на шаг, Сэйбер воспользуется этим и перейдёт в наступление. Лансер не мог этого позволить, поскольку Цукуне стоял в нескольких футах за ним, широко раскрытыми глазами наблюдая за сверзвуковой битвой. Сейчас, подумав об этом, Лансер осознал, что принести своего Мастера сюда, так что он оказался рядом со столь высокоскоростной битвой, было решительно глупо.
   И Сэйбер не только не сражался настапутельно, он даже не сражался всерьёз. Лансер знал, на что способна его способность. Она давала ему мгновенное мастерство владения любым схваченным оружием. Так что даже опавшими ветками он орудовал со смертельной стильностью. Лансер не хотел этого признавать, но преумещество было не у него.
   Сэйбер прервал размышления Лансера, внезапно перейдя в наступление. Веткой в правой руке он прижал к земле дори Лансера, в то время как ветка в левой метнулась к его глазам.
   Лансер немедленно защитил лицо хоплоном. В этот миг он оказался практически беззащитен, если Сэйбер решит поменять позицию или подобрать новое оружие.
   И Сэйбер воспользовался беспомощностью Лансера... чтобы промчаться мимо него в лес.
   - Что за х... - выругался Лансер. Впрочем, большую часть его фразы заглушил шум внезапно развалившихся стен женского общежития.
   - Лансел! Следи за языком, пожалуйста - пожурила его Мока.
   - Что ты сдесь делаешь? - с ужасов произнёс Цукуне.
   - Что? - с любопытством переспросила Куруму. Лансер простонал, когда на сцене появились и остальные девушки.
   - Эм, Мока-сан, я знаю, что ты очень способный боец, но я не думаю, что участие в этой Войне Ящика Пандоры - для тебя... - нерешительно произнёс Цукуне. Любая попытка выглядеть торжественно и с достоинством была на лету сбита Куруму, бросившейся обнимать Цукуне и едва его не задушившей.
   - Ладно, вы, женщины, защищайте своего супруга и не дайте ему наделать глупостей. А я отправлюсь вперёд и выбью из Сэйбер опилки за то, что он посмел сбежать во время боя.
   И прежде чем девушки успели возразить, Лансер умчался в лес.
   - Цукуне, я не понимаю, почему ты призвал именно эту персону в качестве твоего Слуги - допрашивающим тоном произнесла Юкари.
   - Я и сам не понимаю - ошарашенно отозвался Цукуне. К счастью, Куруму отпустила его, но лёгкие следы от её объятий всё ещё оставались. - Давайте отправимся за ним. Лансер не должен так себя вести - решил Цукуне. Он встал и побрёл следом за своим Слугой. Все его подруги молча последовали за ним.
   Из глубины леса внезапно послышался яростный рёв. Это был столь жуткий звук, пропитанный такой ненавистью, что Цукуне обнаружил семя стоящим на месте с дрожащими коленями. Потребовался лёгкий толчок Мизоре, чтобы он снова побрёл вперёд.
   - Берсеркер, держи себя в руках! - услышал Цукуне паникующий голос Ильи.
   - Это бесполезно! Его магические деревья мне не по силам! - проревел Лансер, не уступая в громкости Берсеркеру. Цукуне и компания ускорили шаги и ворвались на искуственно расчищенный просвет в лесу. Искуственно, поскольку было очевидно, что все деревья был свалены или сожжены Слугами и Эмией. В настоящий момент последний парировал меч Берсеркера своими двумя тесаками, а те удары, которые он не успевал парировать, блокировала Сэйбер. Арчер, однако, лежала на земле, нокаутированая.
   Словно сам лес пробудился, отвечая на ярость Берсеркера, и помогал тому истребить врагов. Корни деревьев поднимались, хватая противников Берсеркера за лодыжки; горячая вода гейзерами извергалась из земли, ошпаривая Слуг и затрудняя для них сражение. Время от времени, земля под их ногами осыпалась, открывая провалы.
   Но, что опаснее всего, Берсеркер переносил любые раны, словно они не имели никакого эффекта. И, в каком-то смысле, они действительно не имели эффекта, поскольку его раны моментально исцелялись. Цукуне видел, как Шики Тоно вырвал его глаз, но сейчас у Берсеркера снова были оба глаза. Единственная видимая разница - вырванный раньше глаз сейчас был нарит кровью, создавая впечатление разноцветных глаз. В итоге он выглядел ещё страшнее.
   Лансер сразу же заметил появление Цукуне и его подруг.
   - Мастер, нет! Уходи! - завопил он. Однако он немного опоздал... Берсеркер пропахал себе путь через неразбериху; его глаза безумно сияли. Цукуне отшатнулся, и прежде чем смог что-то сделать, упал, не найдя, за что ухватиться. Он увидел, как Лансер пытается остановить Берсеркера, но из земли проросли корни, ухватив его. Он заметил, как губы Ильи движутся, пытаясь выкрикнуть предупреждение.
   Однако слишком поздно.
   ***
   Эмия Широ не заблуждался мнением, что нечто столь слабое, как атака ветром Сэйбер сможет вывести Берсеркера из строя. Этот монстр был не слабее нормального Слуги. Даже Сэйбер было тяжело обороняться. Время от времени она едва не забывала, что её запрещено предпринимать любые нападающие маневры. К счастью, Широ и сам был способен поддерживать её. Технически, атака Сэйбер Невидимым Воздухом не была нападением, поскольку атакован был Широ; Сэйбер просто защищала его таким способом. Результат оказался зрелищным, однако Широ знал, что нечто подобное не остановит безумного Ложного Слугу.
   И он был прав.
   Как только Арчер по-хамски представилась, Берсеркер атаковал.
   - Широ, отойди! На этот раз я покончу с ним окончательно - громко произнесла Сэйбер. Её раздражал Берсеркер, злила Арчер и беспокоил Широ. Последний выглядел неважно: глаза разфокусированы, и пошатывается, словно всё тело онемело.
   Как только Широ услышал крик Сэйбер, он неуклюже отшатнулся назад. Однако Берсеркер уже замахнулся, и его меч трещал багровым электрическими искрами. Сэйбер ощутила ужас; она снова не успевала. И в этот раз Широ не сможет создать Ро Айас.
   Арчер изо всех сил рубанула по острию Уконкапы. Результат оказался впечатляющим: с глухим стуком меч Берсеркера едва не вылетел из его рук. Багровая молния ударила в Арчер; с хриплым воплем она потеряла сознание от электрошока.
   Сэйбер серьёзно задумалась о сносе всего леса взрывом из Экскалибура, чтобы покончить с этим амбалом. Она отвела руку, чтобы нанести сильный удар в сердце Берсеркера, намереваясь закончить бой.
   В следующий миг она поменяла стойку и взмахнула по Благородному Фантазму-камушку, который бросил в неё Илья. Удар получился неуклюжим, словно новичок-бьющий взмахнул бейсбольной битой, однако она сумела отбить камушек; он угодил в Берсеркера, и на этот раз тот воистину превратился в берсерка. Всё вокруг него взорвалось массой бешено хлещущих во все стороны корней. Земля извергла потоки воды. Камушки, лежавшие на земле, поднялись в воздух и разлетелись в стороны. И в центре всего этого размахивал мечом Берсеркер.
   Теперь и Сэйбер, и Илья оказались под ударом. Раньше Берсеркер по крайней мере мог различать врагов и союзников, но теперь он атаковал всех.
   Сэйбер наконец оказалась пересилена просто количеством. Корни схватили её за ноги; прежде чем она успела их обрубить, ещё несколько обернулись вокруг её шеи, торса и рук.
   - Как будто это меня остановит! - прорычала она, готовясь использовать способность взрыва праны.
   В этот момент Берсеркер опустил Уконкалпу ей на голову.
   Глаза Сэйбер расширились. Она облажалась. Проиграла Ложному Слуге, и оказалась неудачей как друг Широ.
   С жутким воем Берсеркер опустил Уконкалпу в нескольких дюймах от тела Сэйбер. Взрыв разорвал держащие её корни, освобождая Сэйбер. Разлетевшаяся грязь ей не мешала и закрывала поле зрения.
   Из плеча Берсеркера торчал наконечник копья. Берсеркер удивлённо взглянул на него. Наконечник моментально исчез, и рана немедленно начала заживать.
   - Обычно я предпочитаю не атаковать в спину, но ты исключение, Берсеркер. Ты угроза всем - фыркнул Лансер, его уши подрагивали. Берсеркер взмахнул мечом в направлении Лансера, который в ответ присел и снова ударил Берсеркера копьём. Тот поймал копьё свободной рукой и швырнул его обратно в Лансера, который едва успел его поймать.
   - О боги... - пробормотал он. Берсеркера одновременно атаковали Сэйбер и Илья. Берсеркер сперва сосредоточился на Сэйбер, яросно атакуя её; на Илью он даже не глянул. За него Илью атаковал лес. Илья, похоже, не мог освободиться, и начал задыхаться; Лансер начал яростно обрубать корни.
   - Освободись, Илья! Ты не можешь пасть от каких-то магических растений! - произнёс он, пытаясь помочь своему сопернику. Илья боролся изо всех сил, однако корни оказались очень прочными и сильными.
   - Берсеркер, держи себя в руках! - отчаянно произнёс Илья.
   - Это бесполезно! Я не могу справиться с его магическими деревьями! - проревел Лансер.
   Внезапно все корни, сдерживающие Илью справа были обрублены летящим белым тесаком, а слева - чёрным. Илья встал, подобрал горсть камушков и принялся кидать их.
   - Благодарю тебя, Эмия Широ! - произнёс он. Мастер Арчер ничего не сказал, лишь продолжил парировать удары берсеркера другой парой тесаков. Лансер что-то заметил.
   - Они его теснят! - удивлённо произнёс он. И это действительно было так... Парень и девушка боролись с корнями и Берсеркером, но они наконец вынудили безумного Слугу уйти в оборону. Лансер немедленно заметил появление своего Мастераи его стайки девушек.
   - Мастер, нет! Уходи! - выкрикнул он. Заметив возможность, Берсеркер рванулся так быстро, что ни Широ, ни Сэйбер не успели среагировать; они просто пропустили его с отвисшими челюстями.
   Эмия Широ увидел, что его одноклассники в опасности, и ощутил знакомое чувство - желание защитить всех. Игнорируя жар в теле, предупреждавший о перерасходе праны, Эмия помчался вперёд. Он сумел оказаться перед Аоно Цукуне даже раньше Берсеркера и поднял оборону, однак осознал, что два китайских тесака - неподходящее оружие, чтобы бороться с Безумным Слугой.
   Ему нужно быть сильнее того, быстрее того, разрушительнее того.
   Только один слуга приходил на ум, тот, кто доблестно погиб, пытаясь защитить своего Мастера.
   Широ представил топоромеч Геракла. Он чётко видел его перед собой.
   - Трэйс Он! - произнёс он.
   Сила легендарного греческого героя Геракла была воссоздана вместе с Благородным Фантазмом Девять Жизней в каменном топоромече. Хотя он и выглядел грубым оружием, капенный топоромеч на деле был впечатляющ. Однако использование Девяти Жизней может поставить его жизнь под угрозу, так что удар, нанесённый сейчас, будет обычным, хотя и чрезвычайно мощным.
   Широ нанёс удар; сила Геракла позволяла ему без усилий использовать столь громоздкое оружие. Берсеркер едва сумел блокировать его Уконкалпой.
   Топоромеч раскололся. Широ ошарашенно уставился на это. Почти четыре пятых клинка разлетелось на осколки. Благодаря Пониманию Структуры Широ знал, что каменный топоромеч не был Благородным Фантазмом, лишь блоком зачарованого камня; однако это был мощный зачарованый камень, зарекомендовавший себя как хорошее оружие.
   То, что это оружие разбилось, означало, что Широ неадекватно создал его.
   Однако удар оказался достаточно сильным, чтобы отбросить Берсеркера. Он врезался в деревья и на миг замер лёжа, оглушённый. Широ бросил взгляд на оппонента, безнадёжно надеясь, что он не встанет.
   Разумеется, этого не случилось.
   Берсеркер снова встал, левая половина его лица истекала кровью. Его левое ухо отсутствовало, а в щеке торчал осколок топоромеча. Берсеркет выдернул его, каким-то образом ухитрившись выразить этим действием свою ненависть к Широ. Его лицо начало заживать, но по какой-то причине медленнее, чем обычно.
   Но прежде чем Берсеркер смог сделать ещё один шаг, по лесу разнёсся голос.
   - Берсеркер, успокойся! - произнёс Канеширо Хокуто, голос которого из-за использования Командной Печати звучал необычно тяжело. Берсеркер незамедлительно замер на месте. Было очевидно, что он пытается бороться с приказом, однако не мог его игнорировать. Все взглянули в направлении, с которого донёсся голос Мастера Берсеркера.
   И вздрогнули.
   - Ты, бешеная, бесполезная пародия на Слугу! Взгляни, как сильно ты повредил мне изнутри! - проскрежетал Хокуто. Из его глаз и носа сочилась кровь. Кроме того, обе его дёргающиеся руки превратились в нечто, похожее на конечности насекомых. Хокуто кашлянул, и на его колено выплеснулась смесь крови и рвоты, запятнав его одежду красным и жёлтым.
   - Пошли, Берсерк. Мне нужно тебя наказать - произнёс Хокуто, полностью игнорируя всех остальных. Берсеркер незамедлительно подошёл к своему Мастеру и покатил его коляску прочь из леса. Прошло несколько минут, но никто не двигался Лансер первым нарушил тишину.
   - Спасибо за спасение моего Мастера - поблагодарил он, поднимая того за руку. Широ снова выглядел контуженым.
   - Могу я спросить, что это за легендарное оружие? Оно принадлежало какому-то славному воину древности, или это славное оружие, которое ты сам создал? - спросил Лансер. Широ открыл рот, но не смог ничего сказать. Вместо этого он упал и отключился.
   - Ну, любой бы потерял сознание после перенапряжения - хмыкнул Лансер.
   - Лансер, опусти Широ - ровным тоном произнесла Сэйбер. Она не могла сердиться на него, поскольку они только что сражались с общим врагом, а ругать кого-то, с кем вместе несколько секунд назад сражались, не так-то просто. Однако безопасность Широ в первую очередь.
   - Позволь мне проверить этот меч. Он довольно необычный... - произнёс Лансер. Он довольно сильно ухватил руку Широ; на его ладони засиял синий свет. Заметив это, Сэйбер немедленно перешла в наступление. Она рванулась вперёд, намереваясь пронзить Лансера; тот немедленно отпрыгнул, подняв хоплон для защиты. Впрочем, Сэйбер лишь склонилась над Широ.
   - Что ты с ним делал? - резко спросила она.
   - По правде говоря, я хотел украсть его силу, используя свой Благородный Фантазм. Однако, похоже, я смог добыть нечто другое... - с гордостью произнёс Лансер, словно совершил нечто, достойное хвалы. Он поднял левую руку и открыл её, демонстрируя вытатуированый на ладони синий цветок с тремя лепестками. - Я смог добыть три из четырёх шагов, составляющих созданный Гераклом стиль, Девять Жизней. Благодарю тебя, Эмия Широ, за спасение моего Мастера и за то, что дал мне решающее преимущество.
   Произнеся это, Лансер подобрал Цукуне и умчался из леса.
   - Эй, вернись! - воскликнула Акашия Мока и побежала следом за Лансером, а за ней остальные девушки.
   Какое-то время продолжалась тишина, а затем Илья произнёс:
   - По крайней мере, мы ещё живы.
   Сэйбер проигнорировала его.
   ***
   Директор Тенмей Микогами сидел в своём офисе, закрыв лицо руками. На краю стола стояла источающая пар чашка чая, однако он её игнорировал. Несколько документов, ожидающих его подписи, тоже оставались без внимания.
   - Эм, извините, Директор... - нерешительно произнесла Руби Туджо, неуверенная, как быть в этой ситуации. Директор не пошевелился. Прежде чем она смогла сказать ещё что-то, с ударом открылась боковая дверь.
   - Эй, Директор, у тебя есть что-нибудь для восстановления крови? Думаю, я сжёг слишком много йоки.
   Канеширо Хокуто, выглядящий как персонаж фильма ужасов, спокойно обратился к Директору, когда Берсеркер вкатил его в офис. Руби посмотрела на него пустым взглядом.
   - Что? - ехидно спросил он в ответ. Руби покачала головой и напоказ отвела взгляд. Поскольку она была секреташей Директора, она знала о ситуации, но говорить об этом ей не разрешалось. Не то, чтобы она была настолько глупа, чтобы это делать... Но, просто на всякий случай, её ещё и прокляли.
   Директор просто достал свёрток с несколькими пилюлями и бросил его Хокуто, который подхватил брошеное в воздухе. Получив то, что хотел, Хокуто просто укатил из офиса. Когда он покинул помещение, в офис Директора тихо вошёл Илья.
   - И как ты выносишь этого неблагодарного мерзавца?.. - произнёс Илья. Директор ничего не сказал.
   - Директор? - неуверенно спросила Руби.
   - Когда я попросил Фэйри Тэйл о помощи, изначально я начал проект как способ исполнить мою мечту - заговорил Директор. Он поднял голову, и Руби была шокирована, увидев в его глазах слёзы. - "Сосуществование людей и монстров, вот чего я желал. Мы, как коллективное целое, на грани вымирания из-за того, что Ассоциация Магусов, Церковь, Охотники на Демонов и люди в целом охотятся на нас. Мы всегда были разделены и сражались между собой. Я думал, что если смогу устранить враждебность между людьми и монстрами, то окажу этим услугу обеим сторонам. Но сейчас, глядя на последствия этой войны, я задаюсь вопросом - стоит ли оно того? Берсеркер уничтожил целое общежитие. Повезло, что обошлось без жертв. Но если эта Война будет продолжаться, то могут быть и смерти. Если это произойдёт, что мне делать? Как победителю, пожелать мир или воскрешение мёртвых, погибших в этой Войне?
   - Начать войну, не оценив последствия, глупо, Директор. Я могу лишь молиться, чтобы то, что ты делаешь, было правильно, и чтобы ты верно использовал Ящик - произнёс Илья.
   Директор ничего не ответил.
Оценка: 4.66*18  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Гордова "Во власти его величества"(Любовное фэнтези) Э.Никитина "Браслет"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 2."(Научная фантастика) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Е.Рейн "Обряд в снежную ночь"(Любовное фэнтези) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) К.Вэй "Меня зовут Ворн"(Боевое фэнтези) С.Суббота "Самец. Альфа-самец"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Песнь Кобальта. Маргарита Дюжева✨Мое бесполое создание . Ева ФиноваЗаложница стаи. Снежная МаринаПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаВ цепи его желаний. Алиса СубботняяВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиИнстинкт Зла. Возрожденная. Суржевская Марина \ Эфф ИрСердце морского короля (Страж-3). Арнаутова Дана��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаНарушенное обещание. Шевченко Ирина
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"