Дээс Александр Викторович: другие произведения.

Мечты о прошлом.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пробная капля в океан попаданческой литературы...Точно знаю что надо кого то убить промежуточным патроном из командирской башенки,но пока не знаю кого...

  Александр Дээс
  Мечты о прошлом. Глава 1
   Это был обычный питерский вечер ..... ля-ля-ля - вот черт песенка привязалась. И откуда это, из каких закоулков памяти, она всплыла, ей лет с полсотни будет, наверное. Это был не вечер, и тем более не питерский, а обычное майское утро две тысячи пятьдесят первого года. Причем началось оно не так уж и плохо - болели, только голова да ноги. Частенько утро начиналось часа в два ночи очередным приступом удушья или болями в сердце. Что хотеть от организма выпущенного чуть ли не в середине прошлого века. На скорую помощь, при нынешнем состоянии медицины, а тем более на палату в больнице рассчитывать не приходилось - тут нужны были не просто большие деньги, а очень большие. Да и смысла в этом большого уже не было: как ни верти, а жизнь прожита. Скорая, правда, иногда приезжала, закупленные лет двадцать назад электромобили еще с горем пополам бегали, но отношение вечно злой и замученной бригады к старику всегда оставляло желать лучшего. Тем удивительнее был вчерашний случай, когда без вызова, видите ли, у нас обход пожилых людей, явились сразу четыре человека. Причем униформа отличалась по цвету и по качеству, такая материя стоила денег и очень хороших денег, а уж про аппаратуру и говорить нечего. Явились и проторчали больше трех часов: тут вам прямо на месте анализы и кардиограммы всякие, а один, видимо психолог, больше часа мучил различными вопросами, начал днем сегодняшним, а закончил детским садом и роддомом. После их ухода на руке остался какой-то хитрый медицинский браслет и обещание нового визита. Причем до него осталось уже меньше часа. Песня так и продолжала крутиться в голове, но это не мешало одеть спортивный "пенсионерский" костюм - пузыри на коленях и локтях, умыться и почистить, оставшиеся от былого великолепия, зубы. Аппетита как обычно не было, но кружка кофейного напитка ещё никому не мешала. Кофе из желудей или овса - это мы уже проходили, лет шестьдесят назад и что же - все возвращается на круги своя. Сигарета добавила немного шума в голову и одновременно расслабила. То-то вчера удивился один из врачей, когда на чисто автоматический вопрос, курю ли я, и, собираясь ставить прочерк, получил утвердительный ответ. Курение для обычного пенсионера было довольно дорогим удовольствием, самосад и тот обходился недешево. Врач не знал, что этот старый дед, является владельцем довольно обширной и недешёвой коллекции марок. Да, да обычных почтовых марок, правда выпущенных еще в прошлом веке, и стоимость некоторых превышала его пенсию в десятки раз. Менее ценные из них уходили на поддержание привычного образа жизни, а самая ценная часть, хранящаяся в банке, должна была обеспечить неплохую жизнь наследникам, которыми являлись два внука племянницы. Кстати, вчерашний приход эскулапов, поначалу насторожил - не грабить ли те явились, но все обошлось.
  За дверью послышался шум, видимо опять пытались отыскать кнопку звонка, которой не было уже лет двадцать. В однокомнатной квартире достаточно было негромкого стука в дверь, что бы вас услышали. А ведь когда-то считалась улучшенной планировки и стоила немалых денег. Наконец раздался стук и уже ранее слышанный голос произнес:
   - Виктор Станиславович. Мы с вами вчера договаривались. Это врачи - откройте, пожалуйста.
  По привычке глянув в глазок, хотя смысла в этом не было никакого - на площадке свет не горел тоже лет двадцать, я открыл дверь.
  Первым в квартиру просочился, вот именно просочился, а не вошел, незнакомый мужчина лет сорока в костюме, напоминавшем военную форму. За несколько секунд он успел прошмыгнуть по всей квартире и, произнеся что-то себе в запястье, замер у двери. Вошел давешний психолог, потом тот, что одевал браслет. Униформу скорой помощи они сменили на летние костюмы, из какой то, возможно даже натуральной материи. Ещё вчера я подумал, что эти люди явно не сидят на грошовом окладе, как большая часть медицины и прочих бюджетников. Четвертым был представительного вида доктор, не иначе как профессор, а то и академик, не смотря на жару, одетый в представительский френч и брюки того же покроя. На площадке были ещё люди, но дверь за "академиком" закрылась. Всё это заняло не больше минуты и я, с растерянным видом, остался у двери.
  - Что же, Вы, Виктор Станиславович не проходите? - сказал "академик", успевший расположиться в моем любимом плюшевом кресле.
  - Принимайте гостей, нам необходимо с Вами кое о чем побеседовать.
  - С кем имею честь? - проскрипел я. - Этих двоих я знаю - кивнул я в сторону давешних врачей.
  - А вот с Вами ручкаться не приходилось.
  - Вот что значит человек старой формации да еще не равнодушный к литературе и истории - заулыбался "академик".
  -Иванов, - обратился он к стоявшему, у двери мужчине.
  - Ты хоть знаешь, что значит "поручкаться"?
  Тот, молча, помотал головой и, глядя, в сторону окна сказал: - Семён Семёнович, может штору, все-таки задернем?
  -Ну вот, спасибо Иванову, представил. Меня зовут Семён Семёнович Орехов. Я работаю в одной транснациональной корпорации, которая очень тесно сотрудничает с вашим правительством.
  -Ещё бы, - подумал я. - Только это скорее правительство с ними сотрудничает, а не наоборот. Любая из трех мировых корпораций могла купить эту страну, затратив на это лишь месячный бюджет, просто это им было не нужно. За последние тридцать лет мир изменился настолько, что любое правительство, любой страны могло лишь сотрудничать с одной из корпораций, а о самостоятельной политике речи просто не велось. Ладно, к черту политику, что же им от меня нужно?
  -Слушаю Вас, господин Орехов - к этому времени я успел устроиться в кресле у стола с терминалом /ну почти настоящая кожа, подарок племянницы к семидесятилетию/.
  -Зачем же так официально Виктор Станиславович, для Вас я просто Семён Семёнович. Договорились?
  Я неловко кивнул, продолжая думать - Зачем он все-таки явился?
  -Если Вы не возражаете, то врач сейчас вас ещё немного осмотрит, хотя курс лечения уже назначен, возможно, предложит что-либо из препаратов.
  Я не возражал, и врач занялся мною, сверил данные на браслете со своим наладонником, посветил в глаза и, хмыкнув, спросил:
   - Как ваша голова? Примите-ка вот эту таблеточку - и всыпал мне в ладонь сразу три капсулы разного цвета. Ничего себе таблеточка, прямо светофор в миниатюре, да где наша не пропадала. Проглотил по очереди, начав с красной капсулы. Тут и Иванов подоспел из кухни со стаканом воды. "Академик" /скорее всего такой же Орехов, как я Иванов/ тем временем осматривал мою берлогу. Особенно его заинтересовали фотографии, лежавшие стопкой на журнальном столике.
  - Вы разрешите? - повернулся он ко мне. Я кивнул, мне было все равно, это вчера психолог просил показать, ну я и расстарался - прямо автобиографию в фотографиях выложил. Старому человеку не столько лекарства нужны, сколько внимание, а тут тебя больше часа слушают, не перебивая, вот и получился жизненный путь в фото, прибрать, правда, забыл.
  Пока "академик" занимался фотографиями, не озабочивая меня комментариями, голова моя приходила в норму, ноги успокоились и я почувствовал себя максимум лет на шестьдесят, а то и меньше. Черт возьми, есть же ещё медицина, жаль только не для всех. Психолог, из-за плеча "академика" тоже рассматривал, виденные уже фото. Врач что-то высчитывал на наладоннике, затем, выудив из одного из многочисленных кармашков листик бумаги, черканул пару строк и передал бумагу своему боссу. Тот взглянул на неё и, положив фотографии на столик, сказал:
  - Давайте побеседуем, Виктор Станиславович. А вас, господа, прошу пройти на кухню.
  Врачи без слов отправились в указанном направлении, а вот Иванов заупрямился.
  - Семён Семёнович, не положено.
  -Ладно, Иванов, завесь штору и закрой за собой дверь на кухню - скомандовал "академик".
  -Так нет там двери - растеряно сказал Иванов - Закрывать нечего!
   Действительно дверь эта уже лет десять как, нашла себе пристанище на балконе. Да и зачем больному старику, живущему одному в однокомнатной квартире, дверь на кухню? Ситуация начинала меня веселить, с босса станется выгнать своих людей в коридор.
  -Молодой человек, раз вам так уж необходима дверь, то она находится на балконе. Только не забудьте вернуть её на место - сказал я Иванову.
  Проходя мимо меня с дверью, Иванов, отвернул голову, чтобы не смотреть на деда, у которого дверь на кухню почему-то стоит на балконе, а не висит там, где ей положено. Когда дверь благополучно была закрыта "академик" приступил к основному:
   -То, что я вам сейчас предложу и расскажу - начал он.
  - Должно умереть вместе со мной - не дал я ему закончить - зачем рассказывать, я все равно скоро умру.
   - Но, Вы, не знаете, что я хочу Вам предложить - ничуть не смутился он.
  - Я хочу предложить Вам Жизнь! Именно так, с большой буквы, новую Жизнь, или другую Жизнь, или Жизнь заново! Выбирайте как Вам больше нравиться.
  Один из нас явно сумасшедший и скорее всего это не я - мелькнуло у меня в голове.
  Орехов или как его там на самом деле заметил мое недоумение. Поднявшись из кресла, он подошел ко мне.
  - Я вижу, Вы приняли меня за сумасшедшего - усмехнулся он - Поверьте это не так. Вы должны понимать, как далеко могла зайти наука за эти годы, и она смогла. Не вижу смысла глубоко вдаваться в технические подробности, это лучше, при желании, объяснят Вам Петр и Николай / так вот как зовут этих врачей, а я и не удосужился спросить /. Обрисую, так сказать, в общих чертах. Попытки создать машину времени предпринимались уже много лет назад, но успеха не имели. Однако ученым нашей корпорации, подчеркиваю нашей, удалось разработать метод, несколько напоминающий эту пресловутую машину. Мы можем отправить в прошлое матрицу живущего человека, и он заново родится в тот же день, когда родился на самом деле. Но при этом он будет обладать и своей первоначальной памятью. Где-то в возрасте десяти - одиннадцати лет он начнет вспоминать все, что было в прошлой жизни. Вам знакомо состояние дежа-вю?
  Ошеломленный сказанным я, молча, кивнул. Хотя сейчас мне больше подходило состояние паранойи. Да и шизофрении в придачу. Уловив мой кивок, он продолжил:
  - То есть Вам кажется, что такое событие уже происходило, и Вы знаете, что за ним последует. Но это не всегда так, в нашем, же случае Вы будете знать это со стопроцентной уверенностью. Будете знать, как сыграет Спартак, кто будет следующим президентом и многое другое. Но ... как только вы воспользуетесь этим знанием наш мир, нынешний мир, начнет неуловимо изменяться, и чем больше изменений произойдет в вашей жизни, тем сильнее он поменяется. Но не настолько сильно, как скажем, в "Эффекте бабочки". Я знаю, Вы читали это произведение, и не один раз. Но если попытаться целенаправленно вносить изменения - эффект может быть намного большим.
   Выдав эту тираду, "академик" плюхнулся обратно в кресло и полез в карман.
  - Вы не будете против, если я закурю? Впрочем, Вы, если не ошибаюсь, тоже курите, так что позвольте предложить - и он протянул мне портсигар с довольно толстыми коричневыми сигаретами. Сигариллы - всплыло в мозгу полузабытое название. Хоть какой-то толк от этого чудака - подумал я и взял сигарету. Поочередно прикурили от его зажигалки ценою в половину моей пенсии. Крепковата - решил я - когда после второй затяжки начала кружиться голова, а вот после третьей вдруг подумал: а если он не врет? И сразу поплыли мысли: почему именно мне сделано предложение, это стоит, даже не знаю каких денег и, в конце концов, что потребуют взамен? Надо его дослушать - сделал я вывод - видя, что он собирается затушить сигарету. А я то и половины не скурил - ладно докурим потом. Решено: пусть излагает дальше, а с вопросами потерпим.
  Или у меня с мимикой непорядок, или Орехов очень хороший физиономист, но затушив сигарету, он сказал:
  - Вижу, Вы уже не считаете меня уж таким сумасшедшим - и, улыбнувшись, продолжил - поверьте, мы знаем о Вас гораздо больше, чем Вы о себе помните. И, честно говоря, приблизительно такой реакции мы и ожидали.
  Это какой же? - не утерпел я.
  - Признайтесь, Вы ведь почти согласны? И теперь Вас интересуют детали - самоуверенно ответил он. - Так что спрашивайте, не стесняйтесь, между нами не должно остаться недопонимания - "академик" откинулся в кресле.
  Да, психологи неплохо поработали над моим портретом, особенно если вспомнить, сколько всяческих бумаг скопилось в различных архивах за мою долгую жизнь. И я уже ни секунды не сомневался, что все эти архивы были прочёсаны под мелкую гребёнку.
  - Хорошо, вопрос первый - зачем это вам нужно? Только учтите, в альтруизм я не верю. Подопытный кролик? - Возможно, хотя в наше время уже давно ставят опыты на здоровых людях.
  - Предположить я могу все что угодно, вплоть до наёмного убийцы, который в прошлом убирает неугодного сегодня начальника - вспомнил я "лихие" девяностые прошлого века и не менее "лихие" тридцатые нынешнего.
  По его реакции на эту мою фразу я понял, что если и не попал в цель, то и не очень сильно промахнулся.
  - Да уж, Виктор Станиславович, завидую. Возраст на вашей мыслительной деятельности ну никак не отразился. Но, помилуй Бог, с чего вы додумались до убийства? А сейчас поговорим о более серьёзных делах и более серьёзно, простите за тавтологию.
  - Вы, конечно, в курсе событий, происходящих в мире в последнее время. Запасы нефти практически исчерпаны, газ тоже подходит к концу, по всему миру вспыхивают локальные конфликты из-за воды и продовольствия. Короче, мир катится в тартарары. Атомная энергетика дышит на ладан, и мир скоро останется без энергии. Все три корпорации лихорадочно ищут новый источник энергии и наша, так сказать фирма, дальше всех продвинулась в этом вопросе. Но нам не хватает элементарного - времени. Необходимо ещё минимум два-три года, но у нас их нет. Максимум через полгода может начаться война между корпорациями, наши аналитики в таких вопросах, к сожалению, не ошибаются. А это может быть концом всей разумной жизни на Земле, а возможно и самой Земли.
  Он опять вскочил с кресла, автоматически выудил очередную сигарету из портсигара и принялся ходить по комнате, забыв её прикурить.
  - И мы приняли решение - попытаться использовать наш прорыв в науке, для выправления ситуации. Вот почему так много зависит от Вас, уважаемый Виктор Станиславович - "академик", наконец, вспомнил о сигарете и остановился прикурить.
  И что же я смогу сделать? - решил я воспользоваться паузой - скажите на милость.
  - Для начала нам необходимо Ваше принципиальное согласие на проведение - тут он замялся, подыскивая слово - скажем так, ну опыта что ли. Дело в том, что у нас очень мало времени, гораздо меньше, чем мы предполагали. И это очень усложняет ситуацию.
  - Но Вы, же сказали, что ещё с полгода есть - не утерпел я, прикуривая от спички оставшуюся часть сигареты. Правда, через несколько секунд мне стало не до неё.
  - Буду с Вами Виктор Станиславович предельно откровенным - это у Вас нет времени. Видите, что написано здесь? - и он протянул мне бумажку, которую получил от врача, вроде Николая.
  Красивым, не похожим на врачебный, почерком было написано: пять дней, максимум неделя.
  Поперхнувшись дымом, я закашлялся - когда обещают новую жизнь, а потом сообщают, что старая через пять дней закончится, тут не только закашляешь, а в пору и в обморок грохнуться. Как и любой человек, проживший достаточно долго, я был готов к тому, что рано или поздно это всё закончится, лучше конечно попозже, но знать дату - это уже перебор. Но если мой визави решил, что я тот час вскочу с криком: - Чего же мы тут ещё сидим? - то он явно не угадал. Сигарета не потухла и, сделав несколько осторожных затяжек, я мало-помалу пришёл в прежнюю форму, что не ускользнуло от глаз Орехова.
  -Да, Вы фрукт ещё тот. Ну и самообладание - какая жалость, что мы так поздно на Вас вышли - довольно искренне сказал он. - И, честно говоря, будет очень обидно, если мы не договоримся.
  Фраза прозвучала довольно двусмысленно, хотя после того, что он мне рассказал, было понятно, что вариантов у меня только два: либо я соглашаюсь и умираю через пять дней, с туманной возможностью родиться заново, либо отказываюсь и умираю сегодня. А так как смерть восьмидесятишестилетнего старика вряд ли кого заинтересует, кроме наследников, оставался вариант предложенный "академиком". Но я решил ещё немного его помучить, а- то приходят тут всякие в дорогущих костюмах и выносят приговоры.
  - То есть Вы мне угрожаете? - А, поскольку такими тайнами не разбрасываются, то, в случае отказа, я умру сегодня? - задумчиво сказал я, предоставив ему возможность оправдываться. Но на такой работе, как известно, абы кого не держат. Оправдываться Орехов не стал, а даже перешел в атаку, вернее продолжил уговоры.
  - Ну сами подумайте - что Вы теряете Виктор Станиславович? А так у Вас появится возможность не просто ещё раз прожить жизнь, а возможно изменить этот мир к лучшему. И, как минимум, прийти к нынешнему возрасту с совсем другим материальным достатком - сказал он и опять полез за портсигаром.
  Всё же волнуется, но вида старается не подавать. Ничего потянем время - подумал я и то же взял из "горки" пачку с сигаретами. Закурили, и дыма в комнате изрядно прибавилось, пришлось встать и приоткрыть балконную дверь. Я не стал садиться, остановился у окна и не спеша докурил сигарету до конца. Затушив, наконец, сигарету я обратился к гостю: - Откуда такая уверенность, что все пройдет как надо и, что в случае успеха с перемещением я смогу сделать необходимые изменения?
  Отвечать он начал со второй половины вопроса: - Нам необходимо, что бы Вы своими действиями ослабили обе, конкурирующие с нами, компании в период их становления. Поэтому мы разработали для Вас несколько сценариев действий - Вы их прочтете, а когда начнется возвращение памяти, выберете наиболее подходящий. Причем помнить Вы их будете до последней запятой, так же как и всю свою предыдущую жизнь.
  - Скажите, Семён Семёнович - перебил его я - сколько человек уже прошли через это и почему, как я понимаю, нет результата?
  - Я ждал этого вопроса, но не так скоро. Вы, в случае согласия, будете одиннадцатым. Кстати только один из десяти не вспомнил ничего и прожил свою жизнь, точно как и предыдущую. Да и результат есть, но не такой как бы нам хотелось - он снова потянулся за сигаретами, но передумал и сказал:
  - Я и так рассказал Вам много лишнего, поэтому, прежде чем продолжить беседу, хочу услышать ответ на моё предложение. Что Вы выбираете?
  - А почему Вы сами не отправитесь туда? - ответил я вопросом на вопрос.
  - Ну, это же элементарно. Начинать нужно, хотя бы, в конце семидесятых, а лучше в середине. А меня тогда даже в проекте не было. Надеюсь это последний вопрос? Решайтесь же!
  Выбор у человека есть всегда. На принятие решения могут действовать сотни различных факторов, но миллиарды людей делали и делают свой выбор. Кто-то считает свой выбор правильным и единственно верным, кто-то всю жизнь мучается, а не совершил ли он ошибки? А кто-то всю жизнь клянет себя за однажды принятое решение. Но среди этих миллиардов людей только десять стояли перед таким выбором, перед которым теперь стоял я. Или не десять? Я все-таки задумался. Не скажу, что мол, тут вся моя жизнь пролетела перед глазами - так некоторые яркие и приятные моменты, и выбор был явно в их пользу.
  -Хорошо, я согласен, только пообещайте мне правдивый ответ ещё на два вопроса, Семён Семёнович - это и в Ваших интересах - тем более у меня уже обратной дороги нет, добавил я про себя.
  -Что же, я очень рад, дорогой Виктор Станиславович, Вашему согласию - Орехов встал из кресла и подошел ко мне. Судя по тому, как просветлело его лицо, он действительно был очень доволен.
  - Теперь нас ждет довольно много работы, но сразу давайте Ваши два вопроса - он снова опустился в кресло и достал портсигар, не забыв предложить мне. Я не стал отказываться, может я у них уже на обеспечении.
  - Первое - что стало с каждым из десяти, и второе - были ли отказавшиеся? - спросил я.
  Внимательно посмотрев на меня, Орехов начал с неожиданного комплимента: - Если бы первые пятеро были похожи на Вас, то сейчас мы, наверное, жили в другом мире. Корпорация, судя по всему, начиная подбор, совершила ошибку. Понимаете, все претенденты интересовались, что произошло с предшественниками, да и мы сами это им сообщали, дабы они могли избежать ненужных ошибок. Но, ни один не поинтересовался, а есть ли отказавшиеся. Они просто не представляли, что можно отказаться от такого предложения. Некоторые довольно долго не верили - особенно из бывших силовиков и военных, их, кстати, было четверо. Четверо бывшие работники нашей корпорации - с этими проблемы не было. И два "вольных стрелка", Вы, кстати третий. И первый, кто поинтересовался, отказавшимися претендентами. Их было двое: первый даже как бы ни в счет, медики прохлопали у него вялотекущую шизофрению, кстати, он до сих пор жив, правда, под постоянным наблюдением. А вот со вторым все гораздо сложнее: он отказался бесповоротно, но поскольку время позволяло, просто установили наблюдение - может передумает. А на четвертый день он вдруг покончил с собой. Причем медики клялись, что психика у него была покрепче, чем у любого из нас. Так что причину отказа он унёс с собой в могилу. - Теперь дальше. - Давайте поступим так: - В лаборатории Вы получите полные отчеты по всем десяти.
   - Что, совсем без изъятий? - ненавязчиво поинтересовался я и Орехов уже вставший из кресла, внимательно посмотрел на меня.
  - Виктор Станиславович, мы прошерстили гору документов, касающихся Вас и Вашей биографии, но мне начинает казаться, что мы упустили что-то, и это что-то - очень важно. Не знаю толком почему, но мне это не нравится. Хм, впрочем, у нас ещё будет время разобраться.
  - Давайте решим кое-какие юридические вопросы. Наше предложение таково: - Корпорация принимает Вас на работу задним числом, скажем лет этак тридцать назад - то есть, чуть ли не со дня своего основания. Поскольку, официально Вы будете числиться умершим, то деньги компании, в виде пособия, должен заметить, вполне приличного будет получать тот, кого Вы укажете в завещании.
  - Такой вариант Вас устроит?
   Завещание у меня уже было написано, значит, его надо изменять. Но, представив с кем, я имею дело, сообразил, что явно не зря в коридоре ещё остались люди.
   - И Вы продержали моего нотариуса столько времени в тёмном коридоре? Да и своего юриста, видимо, тоже. Креста на Вас нет Семён Семёнович - решил поддеть его я. Чисто автоматически прикоснувшись к груди, где по его понятию должен был находиться крест, Орехов опять хмыкнул и позвал Иванова. Тот появился, как чертик из табакерки.
   - Позовите людей из коридора, а врачи пусть начинают готовиться к переезду - довольно сухо сказал он.
  Вошли ещё три человека и в квартире сразу стало тесновато. Лицо одного было знакомо - лет пять назад я заверял у него своё завещание, двое других, видимо, были юристами компании. С формальностями покончили быстро, только нотариус все время поглядывал на меня, как будто видел перед собой человека продающего душу дьяволу и он был не так уж и далек от истины.
  Как только юристы убрались из квартиры, Орехов тоже решил слегка потрепать мне нервы.
   - Ну, а сейчас Виктор Станиславович, Вы умрете - вполне серьёзно сказал он и даже потянулся за воображаемым пистолетом. Поворачиваясь к нему, я заметил удивленный взгляд Иванова и улыбающихся врачей. Ладно, пусть человек пошутит, раз ему так хочется. Можно даже подыграть ему: - А что мертвецу из личных вещей можно взять с собой?
  - Желательно что бы все осталось на своих местах - серьёзно ответил он - Вы же не могли, раз умерли, прихватить что-либо с собой на тот свет. А то нам потом с вашими наследниками разбираться, кстати, прецедент уже был. Сейчас поднимутся люди с носилками, и мы Вас вынесем, Вы уж не обессудьте, ногами вперед. По возможности постарайтесь не шевелиться под простынёй, зачем лишние пересуды. А родных оповестят, как только Вы отправитесь в своё путешествие. Кстати, похороны за счет фирмы. -
  Странно было слушать о собственных похоронах, хотя несколько раз, раньше, проскальзывала мысль - интересно как меня похоронят, кто придёт, что скажут? Её настигала другая, вечная, как этот мир - есть ли там что-нибудь за порогом этой жизни? И ответа никогда не было, некому было отвечать. Но вот, вдруг, появились варианты. Человек предполагает, а Бог располагает - хотя он тут точно не причем. Пару часов назад я просто мурлыкал какую-то старую песенку, а теперь собираюсь в своё прошлое. Действительно пути Господни неисповедимы. Что-то я сам себе противоречу, то не причем, то пути неисповедимы - надо бы как-то определиться.
  Но определиться мне не дали. Прибыли пару молодцов с носилками и попрощавшись взглядом со своей квартирой, а впрочем, и со всей жизнью, я отправился к жизни новой.
  
  Глава 2.
  
  Внутри автомобиль, куда меня аккуратно внесли на носилках, напоминал скорее космический корабль, а не обычную машину скорой помощи. Количество аппаратуры и видимо качество, не шло ни в какое сравнение с обычной медициной, а то, что он был оснащён двигателем внутреннего сгорания, говорило о многом.
  У Орехова, видимо, был другой автомобиль, потому что ехать со мной он явно не собирался.
   - Виктор Станиславович, дорога займёт несколько часов, и медики хотят приступить к полнейшему обследованию немедленно - сказал он, заглянув в приоткрытую дверь.
   - Прошу оказывать им полное содействие и помнить - это в ваших же интересах. - Увидимся в лаборатории - и он захлопнул дверь.
  Николай и Пётр уже вовсю суетились у аппаратуры, прилаживая ко мне различные датчики, потом дали выпить какой-то дряни.
  Очнулся я уже в палате переодетый в медицинский балахон и вновь весь облепленный датчиками, даже голову и ту опутывал целый шлейф проводов. Даже "подключичка" стояла (в больницах побывать пришлось, и не раз) и какой-то раствор вводился. Видимо от него самочувствие было отличным, и я решил оглядеться. Провода мешали поворачивать голову, но и то, что я увидел, заставило задуматься. Как минимум я находился в соседней стране, хотя какая разница - корпорация то одна - тем более я теперь её работник. И перспективы у меня довольно туманные - даже времени, да и места не знаю. Хотя время - это дело, наверное, поправимое и я стал, краем глаза, рассматривать мониторы. Через пару минут я знал и время и место. Медмониторы кроме всяких данных о моём организме показывали, и текущее время и выходило, что прошли сутки с тех пор, как меня вынесли из квартиры. Что не удивительно, одна дорога до места заняла столько времени. Ну а место: потолок палаты, набранный из плит, уже несколько раз перекрашивался, но при пристальном рассмотрении, можно было различить на плитах две стилизованные буквы С и К. Сомнений не было: я в Сколково. Лет сорок назад, тогда ещё огромная Россия, построила там, что-то вроде американской "силиконовой" долины.
  Видимо лекарства как-то действуют на память, я мог даже вспомнить примерное время начала строительства, да и не только это. Впору было читать лекции о событиях, происходивших на Земле последние семьдесят лет. Причем это были не специальные знания, а то, что отложилось у меня в памяти, и за ненадобностью валялось там, как старый хлам на чердаке. Отчетливо вспомнилось все, что слышал и читал о борьбе корпораций в последнее время и не надо быть аналитиком, чтобы понять: дело действительно идет к войне. Значительно ослабевшая корпорация, кстати, мой работодатель, пойдет на все, лишь бы не быть разделенной между двумя другими. После потери Россией большей половины своей территории - теперь она "простиралась" лишь до Урала, корпорация лишилась тех немногих сырьевых запасов, которые ещё оставались в оскудевшей земле. Нового источника энергии пока не было, хотя все три корпорации усиленно занимались этим. Похоже, дело шло к закату цивилизации, и глобальная война могла лишь поставить жирную точку в истории человечества.
  Однако вернёмся к нашим баранам, вернее к одному - решил я, заслышав шаги в коридоре. Вошел Николай с обычным, дежурным вопросом: - Как спалось, как самочувствие?
  Я уже хотел было отвечать, но понял, что мои ответы интересуют его меньше всего, он так и прилип к мониторам. Просматривая данные, он то хмыкал, то одобрительно кивал головой, а у одного из них он вдруг чертыхнулся и, достав трубку телефона, вышел в коридор.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"