Дегтяренко Вячеслав Иванович: другие произведения.

Азоры, затерянные в Атлантике

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Азоры, затерянные в Атлантике" - это маленькие истории московской семьи, которая увлечена исследованием окружающего мира. С двумя колясками и грудными детьми, вопреки советам туроператоров и педиатров, арендуя апартаменты и покупая продукты в супермаркетах, передвигаясь общественным транспортом или пешим порядком, иногда рискуя жизнью, они пускаются в изучение Азорского архипелага.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   љ Дегтяренко В.И., 2019
   
  Посвящается моим спасателям (bombeioros) с острова Pico: Edgar Pereira, Rui Alberto, Emanuel Martins, Catia Meirinho, Milton Jorge, а также всем другим, благодаря которым я вернулся с вулкана и написал эту книгу...
  
  
  Предисловие
  
  - Азоры, - это где? - самый частый вопрос от моих друзей и знакомых, когда я говорю, что бывал там.
  - Азоры... А сколько времени надо, чтобы посмотреть их?
  - За тридцать минут их можно пролететь на самолете и, если облака позволят, - полюбоваться горными вершинами и зелёными квадратиками пастбищ. За пару часов - облететь на вертолете. Или, как Владимир Маяковский, проплыть вдоль их берегов на пароходе и написать стихотворение за жизнь. Большинство же здешних туристов арендуют авто и мечутся от достопримечательности к селению, от пляжа к магазину. Или перелетают с острова на остров по предложениям SATA и упираются в хмурые облака, моросящий дождь, замки на дверях, шторм и холодный океан. И это очень хорошо! Так как не приносит вреда природе, нет вмешательства в их экосистему и устойчивый биогеоценоз. Ведь настоящие красоты спрятаны от асфальта и посёлков. До них надо идти пешком по грунтовкам, плыть, а порой и ползти. Мой азорско-белорусский друг - Василий Андреев - как-то поделился тем, что в течение года исследует северное побережье SaoMiguel, и каждый день открывает для себя что-то новое...
  - А почему Азоры? - спрашивают третьи.
  - Потому, что это лучший способ, чтобы оторваться от российского мегаполиса, да и от Евразии. Острова, затерянные в Атлантике, хоть и входят в зону евро, но продолжают жить по своим канонам.
   
  TERCEIRA
  Азоры, Канары, Мадейра. В этих географических названиях, как мне кажется, скрыт нарицательный смысл. В детстве они звучали для меня, как Марс, Луна и Венера. Со временем мы посетили ближайшую часть Макронезии, каждый раз увозя горы впечатлений и гигабайты фотографий. С тех пор, как отведали азорских ананасов и чая, минуло пять лет. Осенью натолкнулся на предложение Ryanair: десять тысяч на семью за перелёт из Лиссабона в Lajes и обратно. Так благодаря лоукостеру я узнал, что есть два острова, куда можно недорого добраться с материка. Найти билеты до столицы Португалии в несезон, построить логистику отдыха и перемещений - плёвое дело.
  Информации в сети о Terceira немного. Большинство летят туристами летом в столицу Ponta Delgada, где катаются на арендованных машинах, купаются в термах и дегустируют запечённое в вулканической золе рагу. Обнаружить отзывы пешеходных туристов с двумя детскими колясками, которые готовят дома и исследуют природу, я не смог. Поэтому и решил написать свой. Как отдыхать в деревне в середине января.
  Новый год прошёл в ожидании Азор. Даже за пределы МКАДа выезжать не хотелось. Впереди ждала Терсейра. Остров в Википедии представлен довольно скромно: "в переводе с португальского "третий", славится первичными лугами, реликтовыми лесами и развитым животноводством; размером двадцать девять на девятнадцать километров; в Lajes базируется база НАТО, где американские самолёты делают дозаправку..."
  Списался с хозяином трёхкомнатных апартаментов в деревне Sao Sebastio. Он сообщил, что в январе средняя температура плюс семнадцать и предложил встретить нас в аэропорту. На сайте EVT посмотрел, что по периметру бегают маршрутные автобусы. Есть музеи, леса, горы и океан. Большего нам и не требовалось.
  Утренний Шереметьево встретил привычной суетой, бомжами, оккупировавшими уютный зал ожидания, и мега ценами на еду. Хорошо, что с собой термос с чаем и нехитрый завтрак.
  - Вы должны сдать коляски в негабаритный багаж! - настойчиво рекомендует парень со стойки регистрации, - Airfrance не принимает их у трапа... Временных колясок в аэропорту нет.
  - Мы не можем принять эту коляску в неразобранном виде... Нет, плоскогубцев у нас нет... Оберните её в плёнку, - рекомендовала дама с пункта приёма негабаритных вещей.
  - За упаковку коляски возьму тысячу пятьдесят рублей... Нет, плоскогубцев у меня нет, - резюмировал обёрточник чемоданов.
  Шарль де Голль выгодно отличался от московского собрата чистым красным ковролином, зимними садами, длиннющими траволаторами, вкусным кофе в Paul и нежнейшим ароматным камамбером из дьюти фри. А самое главное - никто не поучал нас, как правильно жить и куда нельзя заходить.
  Спустя семь часов перелётов мы оказались в Лиссабоне. Здесь ночёвка. За тридцать евро на букинге забронирована комната в хостеле в центре города и в шаговой доступности от станции метро. После российской столицы кажется, что время здесь тянется неторопливо, а большинство горожан спрятались в домах с плиткой азулежу. Впрочем, гулять действительно некомфортно. Тротуары сплошь из скользкой плитки, в отличие от соседствующего идеального асфальта. Может, поэтому нам часто попадались горожане с травмами нижних конечностей.
  Я считаю себя толерантным, но португальская столица пробивает мою защиту. Хорошо, что с нами лишь малыши, а то как объяснить старшей дочери, почему чернокожая тётя нежно обнимает другую тётю, а дядя дядю. С другой стороны, можно и не замечать. Благо, что есть недорогие кафе-магазины.
  Хостел принадлежит индийскому клану, который выкупил первый и четвёртый этаж. С помощью подсказок картинок (английский и португальский вариант не понятен) получил плоскогубцы, и груз напряжения спал с плеч. За день до вылета ремонтировали коляску у предпринимателя южных кровей. После чего она перестала складываться.
  В номерах преимущественно молодёжь. Русскоговорящий парень по-свойски жарил свиные стейки на кухне. Посетовал на отсутствие чайника, на дорогой проезд в транспорте, на засилье приезжих. Говорит, что вчера было ещё холоднее и ситуация с отоплением - норма для столицы Португалии. Полотенец, радиаторов и батарей нет. На улице плюс восемь. Горячая вода иногда пропадает. Впереди Азоры, и можно не замечать. Благо, что дети не ропщут.
  
   
  Прибытие
  - Наш самолёт приземлился в аэропорту Lajes (Лажиш). Температура воздуха плюс пятнадцать. Спасибо, что воспользовались услугами авиакомпании... - завершил монолог служитель Ryanair с жёлтым накладным галстуком.
  Из иллюминатора мне показалось, что изумрудный остров расчерчен чёрными каменными изгородями на правильные зелёные прямоугольники и узором напоминает юбку шотландку. И, проезжая на пикапе Луиса, я любовался этим "покрывалом", на котором паслась домашняя живность. Худосочные безрогие коровки с выменем и без, козы да лошадки не спеша пощипывали подножный корм. Встречающиеся джипы перевозили в открытых фургонах бидоны, канистры с водой и пушистых собак. Наш новый знакомый, судя по уверенному английскому, атлетичной фигуре с коротким седым ёжиком на голове, по продуманности действий был похож на отставного военного, что позднее подтвердилось фейсбуком - бывший пилот ВВС Португалии.
  - Дожди на острове не редкость, - комментировал азорец, - но они здесь быстро заканчиваются... Пять-десять минут и появляется солнце.
  Он оказался прав. Из-за грозовых облаков внезапно выглянуло солнце, а через пару километров появилось и синее небо. Луис то предлагал нам взять в аренду автомобиль, то рассказывал об истории, достопримечательностях и ресторанах в округе. Мы занесли вещи в квартиру в отдельно стоящем двухэтажном доме, где "обменялись" сувенирами: бабаевский шоколад, зефир на сливочное масло с пачкой чая Gorreana и баночкой домашнего джема из мушмулы.
  Беглый осмотр апартаментов удовлетворил. Сочетание офиса, домашнего уюта, воздушности и функциональности, которое дополнялось просторной террасой с видом на океан и зелёные верхушки холмов. Из минусов - отсутствие обогрева и довольно небезопасная лестница.
  - На террасе вы можете встречать закаты, - комментировал Луис осмотр квартиры, - в чёрной папке телефоны экстренных служб, госпиталя, аптеки. В шаговой доступности есть два ресторана и пиццерия. Автобусная остановка в ста метрах. В будние дни они ходят каждый час, с шести утра до восьми вечера. Деревня Sao Sebastia (Сан Себаштиан) находится посередине между городами Ангра и Прайя. До пляжа километр, до супермаркета по шоссе два... Садитесь, я вас отвезу, - предложил он.
  Луис ушёл пить кофе в кафе при магазине, а мы направились на исследование полок и прилавков деревенского сетевого магазина Guarita. Цены и ассортимент радовали. Козий и коровий творог, местное молоко, региональные бананы, апельсины, чиримойя (анона), макароны, мука, изобилие сыров и колбас. Заметил, что в Европе самая доступная рыба именно на Блаженных островах. Дорада от трёх евро, тунец от четырёх за килограмм. В других приморских державах то ли труд рыбаков дороже оценивается, то ли рыбы в водоёмах поменьше. Из необычного: топлёный жир, варенье из сладких томатов, свежий соус из помидор в молочном отделе. Нет пастеризованного молока, много жирных сливок и козьих творожков, местного сыра и колбас. Радовал ассортимент фруктов и зелени, многие из которых местного происхождения. Картошка чуть дороже батата. Перед дорогой "домой" выпили по глотку ароматного эспрессо из правильной чашки в видовом кафе.
  - А мы пойдём сегодня купаться? - навязчиво интересовался сын, когда мы обсуждали краски океана и неба.
  - Нет, уже поздно, Орест, - отвечали поочерёдно ему, - мы будем встречать закат и любоваться природой.
  Но трёхлетнему малышу непонятно, чему радуются родители, и он норовил покинуть пределы коляски, чтобы бросить камень в лужу, подразнить прутиком корову или просто пошкодить. Солнце быстро садилось за горизонт, иногда лучи пробивались сквозь толстые грозовые тучи и отражались от океанской глади. Сверху нас обрызгивал скудный душ, пока мы любовались деревенскими пейзажами с удивительно зелёной травой, парными скалами - островами Птиц (ihla Cabras), которые напоминали гигантские осколки земной тверди, застывшие в океане и слегка прикрытые зелёным ковром.
  - На что похожи Азоры? - спросил мой друг о первых впечатлениях.
  - Если вкратце, то это смесь Новой Зеландии, Южной Кореи и Японии, но только с правильными ценами на еду, проезд и небольшим количеством туристов, - ответил я ему в вотцапе.
  
  Angra do Heroismo
  Проснулся затемно. То ли первые петухи разбудили, то ли джетлаг. Дети быстрее адаптировались к четырёхчасовой разнице во времени, как и к тому, что дома следует ходить в свитере. В Лиссабоне я не снимал зимней шапки. Наверное, местные реже болеют простудами или они закалённее. Но с другой стороны, кожу не сушат батареи центрального отопления.
  Манная каша с бананами, азорский творог с джемом, кофе, и мы готовы к новому дню. Из дома не хочется выходить. Кажется, что попали в сказку. С одной стороны за окном пасутся телята в окружении цветущих деревьев пуансетии и розовых гардений, с другой - дикие калы, с третьей - русые козы пощипывают травку. Но основной вид - это стальной океан и небо, которое постоянно меняется.
  Сегодня решено исследовать столицу - Ангра ду Эройжму, что в двенадцати километрах езды по горным серпантинам. Водитель при синем галстуке и в голубой рубашке вышел из салона, чтобы загрузить наши коляски в багажник. Затем на кассовом автомате пробил три евро и четыре цента за семью. Двадцать минут живописной дороги, и мы заехали в столицу Терсейры, опознавательным знаком которой является монумент с тройкой парящих быков из чёрного базальта в масштабе один к двум. Тут же стадион в мавританском стиле для баталий с животными. Жаль, что не сезон. Говорят, что летняя коррида в маленьких посёлках переходит на городские улицы.
  Через пару километров по узким крутым мощёным улочкам мы оказались на импровизированной автостанции с электронным табло прибытия-отправления и картой острова. Здесь же муниципалитет, ботанический сад, зона wi-fi и киоск турист информ. Молодой человек предложил бесплатную карту острова с обозначенными на ней семью десятками достопримечательностей. Мы поблагодарили и ушли на прогулку по городу. Солнце стало припекать, и курточки отправлены в багажники.
  Первая достопримечательность - это ажурная церковь пятнадцатого века (Micericirdia), расположенная прямо на набережной вместе с бронзовой статуей Васко де Гама. Её голубые стены и белоснежные пирамидальные купола виднелись издалека. Входной билет полтора евро. В стоимость вошла двадцатиминутная лекция по истории острова, храма и прочим подробностям. Дама-экскурсовод откровенно торопилась, и я многое не успевал перевести. Сын же был рад, что здесь разрешено почти всё и на него никто не обращает внимания.
  Сегодня понедельник, и немногочисленные музеи Ангры закрыты. Решили, что будем любоваться доступными красотами. Например, искупаться в океане и поглазеть на подъём рыбацкой лодки на берег. Или прогуляться по уютному парку Relvao с детскими площадками, тренажёрами, столиками для пикника. Или нарвать плодов монстеры у стен древнего форта и отдать воинское приветствие сержанту местной армии, несущему гарнизонную караульную службу, правда, без огнестрельного оружия, но зато с белыми шнурками в чёрных берцах. Ну и, конечно, трейл. Мы ведь приехали на Терсейру ходить и, судя по карте, здесь восемь официальных маршрутов (PR).
  Уже на подходе к горе Бразилия заметил двухцветную табличку-указатель, промаркированную жёлтой и красной краской, что свидетельствует о том, что восьмикилометровый маршрут средней степени трудности. Дети немного покапризничали и уснули в колясках, а мы изучили два из трёх пиков, воронку вулкана (кальдеру, поросшую травой), полюбовались открывающимися с высоты видами на океан и город, побродили по уютным тропинкам, усаженным нарциссами, древовидными ромашками, цветущими азалиями и диким алоэ да вечнозелёными деревьями. Постепенно и свитера переместились в багажник, и даже не верилось, что на дворе середина января.
  На смотровой площадке пика Crusinhas заприметил гигантскую радугу, которая возвышалась над черепичными крышами местной столицы с востока на запад. Нигде не видно следов строительства и домов выше трёх этажей. Единый стиль: белые стены и красные черепичные крыши, который нарушали лишь храмовые ансамбли. Удивило, что старинные орудия горного бастиона направлены в сторону города.
  На соседнем пике окунулись в историю вместе с пояснительными табличками и телеграфной вышкой, которая ещё недавно сигнализировала о приближении вражеских кораблей к гавани. А сегодня на неё может залезть простой турист, чтобы отправить селфи в любую точку мира.
  Нагулявшись по природным красотам, захотелось кофе и плюшек. Орест заказал себе отварные яйца, что мне показалось редкостью для европейских кофеен. Кофе на острове в одну цену - шестьдесят центов за чашку эспрессо. Чай не особо популярный напиток, хоть он здесь и произрастает. Качество его среднее (три разновидности чёрного: broken, pekoe, orange pekoe и один зелёный), но для заваривания в термосе самое то. Атмосфера приятная и чем-то напоминает Сицилию. Простые загорелые мужики после работы потягивали красное вино, закусывая оливками, и смотрели состязание тореадоров из числа простых жителей. Быков с подпиленными рогами выпускали на городские улицы, и они топтали копытами и подбрасывали на рога таких же, как они, простых жителей. Это завораживало посильнее футбола, так как динамичности и трагичности гораздо больше, да и исход таких баталий не всегда предсказуем. Есть зал и для курящих посетителей, что также непривычно для Европы.
  - Американцы? - спросил краснолицый мужик в джинсах, клетчатой рубашке и резиновых сапогах.
  - Нет, русские! - гордо ответил я, что вызвало удивление у всей компании. Сюда ещё не дошла мода на русские слова, да и Москва находится гораздо дальше Вашингтона.
  - А где люди? - постоянно допытывался малыш у меня, когда мы гуляли по улицам Ангры. Я отвечал, что они то на работе, то дома сидят, то уехали отдыхать. Что ещё придумать - я не знал. Ведь остров населяет всего пятьдесят тысяч человек. После нашей столицы здесь действительно немноголюдно. Даже четырехзвёздочный отель "Терсейра" кажется, впал в анабиоз, и никто не отдыхает у его лазурных бассейнов.
  Нам же интересно всё. Многочисленные питьевые фонтаны середины девятнадцатого века, каждый из которых уникальное произведение барочного искусства. Ухоженные, с лепниной на стенах и надписями, что воду пить из них запрещено. Или повсеместные молельные дома - imperia, раскрашенные яркими красками, с картинками из жизни крестьян на стенах, окнами в клеточку, как на средневековых галерах, и бронзовыми голубками на крышах. Или просто тихие городские одноэтажные улочки, где можно проникнуться жизнью такой далёкой и необычной для нашего восприятия столицы Терсейры. Мне показалось, что в здешней архитектуре своеобразная смесь португальского и англосаксонского, некоторой аскетичности в деталях и одновременно яркости красок, отчего многие постройки кажутся сказочными.
  Гуляя по городу, забрели на закрывающийся городской рынок, где можно выпить вкусный кофе, и смело перекусить, где царит идеальная чистота, и торговцы, уходя, не прячут нераспроданный товар под пудовыми замками, а просто накрывают его мешковиной и картоном. Многочисленные храмы с деревянными потолками и полами, современными картинами на библейские темы, электронными свечками и живыми цветами, где кроме нас, наверное, больше никого не было.
  И, конечно же, ботанический сад с древовидными папоротниками из Новой Зеландии, гигантскими араукариями из Австралии, гинко билоба из Японии, прудами с золотыми рыбками, болотом, хоризией из Бразилии, фонтанами, биорестораном, банановой плантацией и закладывающим уши щебетом невидимых птиц. Кажется, что зима сюда не заходит, так как повсюду наблюдалось цветение роз, гардений, азалий и камелий. Лишь символы острова - гортензии горделиво молчали засохшими бутонами да голые, обрезанные платаны с шелушащимися стволами напоминали о времени года.
  Напоследок сетевой супермаркет Guarita. Мясо в изобилии. Цены от трёх до семи евро за вырезку, но у нас сегодня рыбный день. Красная рыба boco negra, розовая - congro. Улыбающийся продавец без напоминания тщательно почистил выбранные тушки. Мы не знаем, как её готовить, но и не беда. Дети же соглашаются на батат и радуются новому открытию, что картошка бывает сладкой. Здесь всё отличается. Вроде бы привычные продукты: мука, яйца, сахар, сливочное масло, а выпечка даже без разрыхлителя выходит воздушная и нежная.
  
  Praia da Vitoria
  В январе световой день на Терсейре длится всего десять часов. Петухи опять разбудили затемно в семь утра. Выбираем между Бисквитами на севере и Прайей на востоке. Решили, что с какой стороны подойдёт ближайший автобус, - туда и поедем. Утренняя дождевая пыль как из пульверизатора увлажняет волосы и кожу. На острове Терсейра есть только два города, и мы едем во второй по величине, который выступает одновременно портовой гаванью. Морская навигация зимой отсутствует (иногда здесь бывают самые высокие в мире волны), и на соседние острова за тридцать минут можно долететь Сатой (SATA), но это в три раза дороже, чем перелёт на материковую Португалию.
  Конечная остановка автобуса Љ 2 у средней школы с отменным спортивным городком из футбольного, баскетбольного полей и четырёхдорожечного легкоатлетического стадиона. Мы же по центральной улице Иисуса спустились к пляжу, рассматривая нехитрые достопримечательности и магазинчики.
  Заглянули на городской рынок, торговцы которого оставили прилавки и общались на лавочках, попивая кофе и покуривая. Один из них заприметил наше любопытство к экзотическим фруктам и угостил детей плодами киви. Мы же себя порадовали гуавой, тамарилом и чиримойей. Здесь чисто и не пахнет, да и сами мужчины опрятные и при фартуках.
  Напротив рынка скромный ботанический сад, где под двумя араукариями под шум фонтана, сидя на лавочке, опробовали дары азорских садов.
  В головном храме Санта Круз получили ещё по бесплатной карте и прослушали небольшую лекцию о пятитысячном городке. Основная достопримечательность - это песчаный пляж, который напомнил мне зебру из-за смеси белого и чёрного вулканического песка. Пойдём ли мы купаться, спрашивает сын. Конечно, пойдём! Ведь мы приехали "на море". Я наблюдаю за реакцией трёхлетнего малыша на семнадцатиградусную воду и немного переживаю за адаптацию. Конечно, с собой прихвачена аптечка, но мало ли что. Он здраво рассуждает и в отличие от меня не ныряет с головой, а лишь радостно бегает по берегу. Согревшись чаем, отправились на долгий живописный подъём к мирадору, где горожане поставили десятиметровую статую Деве Марии. Мы поднимаемся мимо фермерских полей, и годовалая Олесия на ходу разучивает звуки: му, иа, бе, иго го го, гав-гав, хрю-хрю. Дети взрослеют на глазах.
  - Папа, а это что за птица? - спрашивает сын, завидев чужеземцев, бегающих в вольере.
  - Это, сынок, страус! - отвечаю я, - он родом из Африки и здесь, наверное, случайно оказался.
  Нередкие фермеры развозят на джипах воду, скот и бидоны для молока. Коровы и прочие парнокопытные пасутся в черте города. Странно, что чисто вокруг: почти все дома и свинарники побелены, а вдоль дороги усажены подстриженные к зиме кусты гортензий. Нет привычной сельской запущенности, разрухи, бытового мусора, хоть и пахнет навозом. Как сказал коллега-психолог, глядя на азорские фотографии: "чистота поддерживает равновесие в душе и не даёт возможности для размножения мух и тараканов. Забота о ней снимает напряжение и обеспечивает занятость".
  После мирадора отправились в соседствующий парк водоплавающих птиц, где заприметили стенд для посетителей, чтобы укромно наблюдать за пернатыми, детскую площадку с мягким покрытием и зону workout.
  В торговом центре Continent отдались во власть шопинга. Сезон зимних скидок, и на большинстве товаров лёгкой промышленности стоит маркировка "Сделано в Португалии" и значок "%".
  Перед закатом прогулялись по родной деревне Сао Себастио, которая славится массивным храмом пятнадцатого века, духовым оркестром, уличное выступление которого мы наблюдали в минувшее воскресенье из окон автомобиля. На центральной площади зона бесплатного wi-fi, карта пешеходного маршрута на шесть километров и расположения основных достопримечательностей: пляжа, зоны для серфинга, дайвинга, кемпинга, стадиона, ресторанов, пиццерии и кафетериев.
  
  Biscoitos
  С пересадкой в Ангре мы добрались сюда за два часа. Остров длиной тридцать и шириной шестнадцать километров, но почти все дороги - это серпантины, да и остановки довольно близко друг к другу. К тому же иногда движение перегораживал трактор или стадо коровок. Водитель не сигналил, а терпеливо ждал, когда ему освободят шоссе. Да и центральные магистрали довольно узкие, и я наблюдал, как водители встречных автобусов складывали зеркала, чтобы безопасно разъехаться. Поэтому скорость небольшая, что даёт возможность любоваться видами из окна. Ухоженными домами с небольшими глиняными статуэтками. Заметил, что сельчане предпочитают ставить фигуру сидящего льва либо в огород, либо на ворота, если таковые имеются. У многих заборов нет и в помине. Да и во дворах кроме зелёного травяного газона да цветочных клумб более ничего нет. Ну и, конечно, виды на океан с выглядывающими соседними островами, на леса и небо. Жаль, что нет проездных, чтобы кататься вокруг острова и созерцать земные красоты. Позавчера в Ангре за шестьдесят евро с человека нам предложили обзорную шестичасовую экскурсию с включенным обедом, и, наверное, с гидом. Круговая поездка на автобусе займет часов пять- шесть, но стоить будет в десять раз дешевле, правда, без обеда и гида.
  Конечная остановка первого маршрута находится у музея вина. Но он откроется через полтора часа. Здесь же останавливается тройка, которая огибает остров с востока и одиннадцатый, который дважды в день пересекает остров напрямую.
  На въезде в Бишкойтуш (Biscoitos, "Бишквиты") заприметил стрелки-указатели на природные ванны, кемпинг, и по Canada Porta мы отправляемся к бушующему океану. Таких волн я ещё не видел. У мыса Алтареш водные столбы высотой с пятиэтажку врезались в чёрные скалы, рассеивая водную пелену на многие сотни метров. Да и напротив нас шумит канонада из семиметровых валов, облизывая острые края застывшей чёрной лавы. Предприимчивые жители обустроили в её лужах природные бассейны, проложив ступеньки для схода в воду и бетонные площадки. Компаньонов у меня нет, так как сын ещё спит, и мы просто гуляем вдоль берега, наблюдая за идиллией произведений человеческих рук и природной мощью. Первое обстоятельство обусловлено тем, что на набережной есть всё необходимое для отдыха: столики и скамейки из лавового камня, неприметный утренний рыбный рынок, смотровая вышка, кафе, туалеты и душевая. Нет сувениров, торговцев и навязчивого сервиса услуг, который разбивает природную ауру и отвлекает внимание от созерцания. Кажется, что САУшка выпускает снаряды на дальние расстояния, когда волна обрушивается на скалы.
  Второе, что меня удивило в посёлке - это дворы, в которых, на первый взгляд, ничего не росло. Лишь квадраты каменных колодцев из сложенных внавалку чёрных камней, окружённые метровыми заборчиками из тех же валунов. Лишь присмотревшись, я обнаружил виноградную лозу в каждом из них. В музее вина услужливая дама-экскурсовод подробно объяснила, что этот метод виноделия свыше сотни лет назад изобрёл местный профессор виноделия Брюн. Камни на земле нужны для того, чтобы виноград получал больше солнца и тепла. Каменные заборы же защищают лозу от ветра. На территории музея размещались виноградники в традиционном классическом варианте, а также в здешнем, "бишквитовском". Между ними красовались цветы и деревья с бразильской гуавой. Нас завели в просторный зал, где аккуратно собраны предметы виноделия из позапрошлого века, а затем пригласили на дегустацию в бар при музее. Пожилой сеньор подарил моим дамам по розовой камелии, а передо мной вырос бокал, в который налили самого дорого здешнего вина сорта Брюн за сорок пять евро бутылка. Я вспомнил, что главного нарколога страны зовут так же, как целое семейство бишквитцев. Местный товарищ расценил мой скепсис, как сигнал к тому, что бокал не для креплёного вина и из-под прилавка вырос правильный бокал.
  - Ну как? - спросила глазами дама-экскурсовод, одновременно кассир и помощник бармена.
  - Знаете такой полуостров Крым? Так вот, там произрастает отличный виноград, который благодаря солнцу приобретает заизюмленность, - вспоминал я профессорскую лекцию на заводе Магарач десятилетней давности, - ваш Брюн похож на крымский Херес.
  Заметил, что невольно я расстроил хозяев заведения, так как пыл в их глазах угас и мне больше не наливали. В качестве оправдания сказал, что больше предпочитаю столовые, а не креплёные вина, и попросил продать мне самого дешёвого белого вина. Напоследок нас угостили гуавой, а мы их - московскими конфетами. Тем временем подошёл первый автобус, и мы уехали в Ангру.
  
  Serreta
  Ещё вчера, во время поездки в Бишквиты заприметил этот посёлок с небольшим участком высоченных эвкалиптов, цветущих камелий вдоль дороги и асфальтированной тропинкой, уходящей в горы. Посмотрел по карте, что мы проезжали национальный парк Serreta, и что увиденный асфальт - это местечковая магистраль. Решено, что идём гулять по лесу с колясками.
  Сегодня первое недождливое утро, и мы отправляемся на трейл в ветровках. В рюкзаке термос, апельсины, домашняя выпечка, бутылка газировки и пакетик молока, а также дождевики и зонты. Я не предполагал, что нас ждёт в лесу, но, с другой стороны, всегда можно вернуться к трассе. На остановке Mata Da Serreta водитель услужливо выгрузил наши коляски из багажника автобуса и пожелал хорошего дня. С первых шагов кажется, что так не должно быть. Чтобы чистый лесной воздух не портили машины, чтобы были указатели на панорамные виды, чтобы в лесу был разбит лагерь для пикников с печами для барбекю, водой, туалетом, фонтаном и детской площадкой. Я осторожно ступал по мягкому ковру из изумрудного мха и опавших бутонов камелий и удивлялся, как эту живопись ещё не подмели дворники. Но они тоже не торопились и лениво покуривали в сторонке, не обращая на нас никакого внимания. Мы же по асфальтированной дороге начали подъём к пику Carneiro.
  Полосатые линяющие эвкалипты чередовались с цветущими кустами алоэ и прочими незнакомыми растениями. Под ногами недавно уложенный асфальт и ни одной машины, как, впрочем, и туристов. Дети норовили вылезти из колясок и причитали каждый по-своему. Лишь спустя час движения в гору они уснули, а асфальт перешёл в грунтовую тропу, усеянную еловыми ветками. Через два часа подъёма навигатор показал, что мы отклонились от маршрута, и заставлял нас вернуться на узкую каменистую тропу, обозначенную, как трейл Lagoinha. Но мы и не рискнули. Во-первых, там было довольно узко и круто для колясок. А во-вторых, открывающиеся виды, то на соседние острова Sao Jorge (Сан-Жоржи) и Gracioza (Санта-Круш-да-Гарсиоза), то на изумрудные газоны с пасущимися коровами, то на красно-зелёные мхи-лишайники, ковром покрывающие всё возможное, компенсировали лишние километры. Временами нас обгоняли водители джипов - вероятно пастухи, приветствуя взмахом руки на ходу.
  Дорога превратилась в смесь красных и чёрных вулканических камней, и приходилось змейкой переносить коляски. Вскоре мы попали в дождевые облака, которые сдабривали нас мелкой водяной пылью. Через три часа подъёма мы, наконец, вышли к озеру Lagoinha, а точнее - к месту, от которого до него оставалось двести тридцать метров. Оставив слабую половину на охране транспортных средств, мы с сыном рванули вверх. По влажным камням, корням, красной глине, цепляясь за ветки карликовых берёз и можжевельника. Двести метров растянулись, особенно после совместного падения в грязь. Орест молча выдержал наш кульбит, и мы продолжили подъём. Когда есть цель, гораздо легче к ней продвигаться. Озеро в облаках заслужило стольких трудов.
  Иногда думаешь, что спускаться гораздо легче, чем подниматься. Но сегодня этот принцип не работал. Градус уклона был настолько крут, что временами мы шли спиной вперёд, чтобы коляски не вырвались из рук. Последний автобус из Бишквит в столицу уходил в пять вечера, и мы немного прошлись по трассе до посёлка Doze Ribeiras (Дози Рибейраш). Каждое селение Терсейры заслуживает посещения. Здесь есть три красивые постройки: храм, молельный дом и фонтан. В крупных деревнях есть местная филармония, иногда футбольный клуб и рыбный рынок. В центре расположен супермаркет, бар и зона общественного wi-fi. Мужчины в резиновых сапогах и потрёпанных одеждах пили пиво, курили на лавочках перед баром и почти не обращали на нас никакого внимания. Орест резвился с игровым автоматом из моего детства (настольный футбол), Олесия бегала по залу и лепетала, а мы пили ароматный эспрессо за барной стойкой и вместе с жителями деревни смотрели увлекательную передачу об азорской корриде.
  
  
  Agualva
  Этот городок был выбран из-за трейловой трассы, но, проанализировав её быстротечность (всего семь километров), я составил свой маршрут, ориентируясь на карту google. Вчера мы прошагали по живописным горам двадцать километров, и сегодня хотелось чего-то подобного. Агуалва встретила живописным мостом через горную речку Рибейра и картой из фаянсовой плитки, где художник отразил стандартный набор деревенской жизни на Терсейре, дополнив его полями для гольфа и футбола, школой, а также парком отдыха и кемпингом на окраине. Храм, магазин, парк Frechas и посёлок остался внизу. Сегодня довольно удобный некрутой подъём. Две речки вброд и немного камней под ногами. В большинстве своём асфальт или грунтовая дорога из красной глины. Заботливые лесники почистили обочину от сорняков и лишних гортензий. Эвкалипты довольно скоро уступили места разнообразным голосеменным растениям. Так же пасутся коровки, так же сверху брызжет водяная пыль, да гуляет ветер. Если вчера целью-ориентиром выступало горное озеро, то сегодня долина гейзеров - Furnas do Enxofre и попутное знакомство с двумя лесными массивами - резервациями: Бишквитами и Алгар до Карве. На острове создано семь подобных парков, два из которых мы уже посетили. Сегодняшние леса оказались хвойными и холодными.
  На четвертом часу прогулки случайно вышли к достопримечательности Терсейры номер один - пещере Algar do Carve. Накануне обсуждали с Надей, сколько может стоить такси к ней, так как автобусные маршруты сюда не ходят. Купив входной билет, отправился на разведку, так как с колясками было бы не очень удобно. После крымских и абхазских сородичей здешняя показалась переоценённой, как в прямом, так и в переносном значении. Я не заметил сталактитов, сталагмитов и красивой подсветки. Впечатлило лишь "окно в небо" с нависшими растениями и подземное озеро. Символом пещеры выступает летучая мышь и её активно предлагают в качестве сувенира.
  Зато порадовали горные луга с пасущимися на них черношёрстными буйволами, которые переставали жевать и наблюдали за нами до тех пор, пока мы не исчезали из их поля зрения. Долина гейзеров сегодня отдыхала, да и с колясками по её узким тропкам было не пробраться. Поэтому сделав пару кадров вулканической активности, мы поспешили вниз к Ангре.
  Дорога довольно узкая и без тротуаров. Мы заметили, что местные водители - лихачи. Несмотря на крохотные размеры островка, почти все смело выжимали под сотню и более километров в час. Где-то за пять километров до столицы возле нас остановился опель, и водитель предложил подвезти. Из беседы узнали, что испанская дама переживала за нашу безопасность.
  По возвращении домой на пороге дома нас ждал сюрприз от Луиса - пакет с домашними апельсинами.
  
  
  Азоры в непогоду
  К редким дождевым выпадам мы довольно быстро привыкли, и наши зонты с дождевиками смело покоились в рюкзаках. Сегодняшний ветер и дождь заставил вспомнить о них и задуматься над предстоящей поездкой в горы. Лишь субботнее расписание автобусов внесло коррективы, так как последний автобус из Бишквитов отправляется в тринадцать часов, а два часа на осмотр местности явно недостаточно. Поэтому решено исследовать Ангру повторно.
  Ботанический сад - Jardim Duce является самой яркой точкой столицы. В середине зимы здесь всё в цвету. Посетителей немного, смотрителей нет, и можно смело фотографировать промокшие бутоны диковинных цветов и выбирать ракурсы для съемок. В биокафе-магазине попробовали выпечку из биомуки, и я не удержался от покупки сувениров: муки из араруты, эспельты и каштановой.
  Из сада поднялись к пику памяти с жёлтым обелиском королю Педро IV. Здесь же установлены два деревянных столбика со стрелками-указателями до основных мировых столиц и до городков Азорского архипелага.
  Облака сегодня низкие, и вершина горы Бразилия прячется в них. Наверное, поэтому дождь то и дело напоминал о себе, а мы прятались от него то в баре (кстати, местные дамы бары почти не посещают), то в пекарне, то в сувенирном магазине, то забежали на рынок за гуавой. Посмотрели, как рыбаки в белоснежных фартуках и брюках аккуратно и ловко разделывают мурену и прочих морских гадов. Дети уснули и оставили нас в размышлении: пойти в музей или найти спа при отеле? После двух дней напряжённого отдыха хотелось релакса и тепла.
  Четырёхзвёздочный отель "Терсейра" этому соответствовал. Молодой человек со стойки спа-центра сказал, что билет стоит десять евро на взрослого. Затем провёл экскурсию по всем доступным залам и спросил, не передумали? Мы люди неизбалованные спа или банями, хоть и приехали из великой страны, где доступный спа отдых пока ещё мне не доступен. Да и кто в Москве впустит в бассейн с грудными детьми, да ещё с двумя колясками, и при этом не заставив переодеться в синие одноразовые чулочки, именуемые гордым словом "бахилы"? Я уж не говорю про справку от врача, прайм-тайм и цену вопроса.
  Нам выдали по два полотенца, дополнительно я купил шапочки для плавания, и мы закатили коляски на берег пустого бассейна. Оставив Надю в джакузи, я ушёл исследовать тренажёрный зал. Их оказалось два: для велосипедистов и более просторный для тех, кто любит бегать и качаться. Три десятка тренажёров, пять дорожек и остальные неведомые мне приспособления для циклической активности. Плюс зал для йоги, для женщин, хамам и сауна на сто десять градусов с семью процентов сухости.
  Я размышлял над тем, чем меня радуют Азоры, кроме природы, достижений сельского хозяйства и пришёл к выводу - это безбарьерность, которая начинается от скошенного бордюра при переходе через дорогу и заканчивается психологической составляющей. Порой мы часто создаём рамки, условности, многочисленные запреты, от которых страдают все. Ведь чисто не будет от того, что все наденут бахилы или начнут сортировать мусор.
  
  Коровий трейл
  Эти животные здесь присутствуют везде. Мне кажется, что их на порядок больше чем островитян. Куда ни глянь - пасутся коровы. В горах, сёлах и даже на окраинах двух городов. С рогами и без, с розовыми носами и с чёрными, с бубенчиками на шеях и кольцами в носах, мясной породы и молочной, взрослые и телята. Все аккуратно промаркированы пластиковыми серёжками с порядковыми номерами. Особняком выступают чёрные быки для корриды, которых мало, да и те в горах, подальше от любопытных глаз. Вместе с тем молочной продукции не так много, как, например, в Москве. Я насчитал всего пять видов местного творога, но довольно много сливок и стерилизованного молока. На рынке молочными продуктами не торгуют. Нет ряженки, сметаны, кефира, свежего молока и прочих лакомств. Десяток терсейрских и сан жоржевских сыров сын забраковал и предпочел им местные копчёные колбасы с перцем.
  Сегодня воскресенье. Автобусы ходят каждые два часа. Ветрено. Посмотрев на карту, составил круговой трейл: Сао Себастио (Сан Себаштиан), Порто Мартинс (Порту Мартинш) и Фонте Бастардо (Фонти ду Баштарду). Редкие фермеры разъезжают на джипах с фургонами. Мы любовались природой, банановыми плантациями и фотографировали любопытных коров. Сын морщил нос от навоза и интересовался, почему коровы используют дорогу не по назначению. Внезапно из-за угла на нас вышло стадо бурёнок, без пастуха и сопровождения, от которых мы спрятались в загоне - пустом коровнике. Животные довольно общительные, любопытные, при нашем появлении отрываются от своих будничных дел, подходят к изгороди и откликаются на русскую речь. Дети кормили их сладкими листьями, и они охотно слизывали побеги почти с рук, но при этом отказались от пирога из батата. Иногда они сверху смотрели на нас, протяжно мычали, и казалось, что готовы спрыгнуть на дорогу.
  На подходе к Порто Мартинс заприметили небольшой пляж. Чистый, облагороженный скамейками, столиками для еды, детской площадкой, душем, аптечкой, туалетом и купелью для детей, где остановились на привал и бодрящие водные процедуры. В прибрежном посёлке идеально чисто и малолюдно. Лишь дворовые собаки да петухи разрушают тишину и напоминают о том, что здесь живут люди. Все дома аккуратные, элегантные, и руки тянутся к фотоаппарату, чтобы запечатлеть нехитрый дизайн и идеальные газоны. Нет грядок, хлама, заброшенности и случайно обронённых вещей. Только цветы, трава, иногда глиняные фигурки львов, орлов, голубей, фонтаны. Предупреждающая табличка гласит, что штраф за выброс мусора в неположенных местах составляет от ста двадцати пяти до трёх с половиной тысяч евро.
  В кафе Bela заказали по чашке бразильского эспрессо Sical. На набережной имеются водные купели с удобным входом в воду, но на сегодня предостаточно. Местный храм закрыт. В многочисленных барах мужики режутся в шашки-нарды и пьют пиво. Женщин почти нет. Та же картина и в посёлке Бастардо. В сетевом супермаркете купили продуктов на ужин и мороженое сыну. Девушка продавец всё упаковала и предложила салфетки малышу. Он уже научился благодарить по-португальски и активно использует в своём лексиконе "obrigado".
  
  Quatro Ribeiras (Куатру Рибейраш)
  Вторая неделя на Терсейре. Постепенно привыкаешь к здешней жизни. К тому, что надо в девять пятнадцать выйти из дома, чтобы успеть на автобус, а к семи вечера желательно оказаться в Ангре или Прайе, чтобы добраться до Сао Себастио. К тому, что одежда в квартире сохнет три-четыре дня и солнце довольно редкий гость в наших краях. Азоры приучают не бояться дождя и ветра. Дома мы бы не вышли из квартиры в проливной дождь на десятичасовую прогулку, а здесь запросто, так как не сидеть же в апартаментах под завывания ветра, когда вокруг столько неизведанного. И хоть Терсейра по площади гораздо меньше Воронежа, - не перестаём удивляться насыщенности природными достопримечательностями и атмосфере, как в прямом, так и в переносном значении этого слова.
  Не думал, что грозовые облака будут вызывать восхищение, так как в дождь всегда холодно, грязно и мокро. А здесь можно стоять на сухом островке и наблюдать, как в сотне метров извергаются тонны воды. Иногда мы открываем зонты, но чаще нет. Неохота наклоняться и доставать их из рюкзака, так как он может скоро закончиться. Конечно, при такой непогоде страшно подниматься в горы, которые уже на высоте двух-трёх сотен метров от верхушки окутаны облаками, но можно просто гулять между посёлками по шоссе и любоваться архитектурой, природой, облагороженной человеческими руками. Так и сегодня мы отправились на север острова в Кватро Рибейрас, чтобы просто гулять.
  Водители автобусов нас уже знают, дружески здороваются и сбавляют скорость при подъезде к нашей остановке, чтобы я успел среагировать и нажать кнопку "стоп". За два часа дороги и одной пересадки вышли на остановке посёлка на восемь сотен жителей. Дождь заставляет раскрыть зонты, но они мало спасают. Мы забегаем в местную церковь в белых и голубых тонах, с табличкой на фронтоне 1450-1456 гг. Удивило, что она времён Колумба и так хорошо сохранилась. Современники дополнили площадку вокруг неё встроенными светильниками, лавочками и детскими качелями. Несмотря на влажность, почти все дома в отличном состоянии. Церковь не исключение.
  Внутри темновато, тихо и никого. Вокруг икон-картин и у алтаря букеты из заморских цветов. Свечей нет, подсвечников тоже. Литература для прихожан и расписание богослужений. Таковы почти все деревенские храмы. Малышам нравится послушать эхо своих звонких голосов, отражающееся от высоких потолков, и мы невольно шикаем на них.
  Дождь поливает, но нас не остановить к продвижению в zona balnear, где расположены купальни. Здешние кажутся самыми приличными и живописными из-за гигантских лавовых столбов. Здесь есть даже лягушатник для малышей, который обложили плиткой. Купаться или нет? Что ещё делать в дождь. И мы по очереди спускаемся по мягким и скользким от водорослей ступенькам в неглубокие природные чаши, распугивая крабов.
  Согревшись чаем, ушли к посёлку Вила Нова (Vila Nova), любуясь всё теми же коровами на зелёных квадратах газонов. Мы привыкли к ежедневным неторопливым прогулкам по двадцать-двадцать пять километров. Сегодня размышлял над тем, кто может жить на таком островке. Затворники-натуралы, шизоиды-аутисты, романтики, влюбленные в природу или трудоголики, помешанные на коровах и чистоте.
  Вечером прогулялись по Прайе. Покачали мышцы на спортгородке школы, зашли в торговый центр "Форум Терсейры" и посмотрели, как девятиэтажный корабль подал звуковой сигнал и не спеша отчалил из её порта. Мы же в супермаркет. За диковинной рыбой и вареньем из томатов, за гуавой, чтобы сварить пару банок джема, за творожками, сыром и молоком. Подъехал водитель второго маршрута, который утром менял мне полтинник купюрами из своего кошелька. Он не спешит, ждёт, когда мы закрепим коляски в салоне и рассядемся. Через зеркало замечаю, что он улыбается нам, как и мы ему.
  
  
  День музеев
  На улицу выходить не хотелось. Шквальный ветер и крупный дождь наводили на грустные размышления, что усугублялось тем, что вчерашний порыв сбросил с высоты второго этажа наши коляски. В итоге у одной пробитая камера, сломан поворотный механизм переднего колеса, согнута рама, у второй - отлетела крыша. В итоге решено ехать в Ангру. Кафе, музеи, магазины. Чем не развлечение в непогоду. А если малыши одновременно устроятся на тихий час, то можно посетить СПА, которые обнаружены ещё в трёх столичных отелях.
  Музеев на острове немного. Многие из них работают только три часа в день, как правило, с часу или двух часов (этнографический музей в Альтареше, музей пожарного дела в Ангре), а пещеры на зимний период - всего три дня в неделю.
  Заплатив два евро за входной билет, спрятались от дождя в краеведческо-историческом музее. Он расположен в Конвенте и здесь можно полюбоваться старинной церковью, конными экипажами, конской сбруей, рыцарскими доспехами, посмотреть кинохронику, послушать романсы и просто поразмышлять о времени. Многие предметы старины в пределах доступности от рук малышей, и нам приходилось либо одёргивать их, либо бегать по этажам в поисках сына. В надежде, что дети пресытились культурой, вышли в дождливый город и направились в музей Войн. Увы, нет. Заходы в частную булочную, бутик хлеба, кафе, сувенирную лавку только распаляли малышей.
  Второй музей располагался в здании госпиталя шестнадцатого века. К сожалению, от предыдущего предназначения здесь осталась только архитектура, план помещений, кабинет директора да скромный набор склянок и скальпелей. Всё остальное посвящено былым да современным войнам, что, конечно, познавательно, так как средневековая Португалия вела довольно агрессивную политику по завоеванию новых земель.
  Лишь на пути к веломагазину малыши решили дать нам передышку, и мы ремонтировали коляски под их сопение. На спа времени уже не оставалось. Поэтому культурная программа в "Бухте Героизма" перешла в потребительскую в супермаркете "Континент".
  В столице острова проживает тридцать пять тысяч, и я немного завидую терсейрцам. По крайней мере, в магазинах здесь чисто, вежливо и ассортимент товаров может дать фору московскому "Ашану" по ряду позиций. По мясу, рыбе, сырам, колбасам, фруктам, овощам, зелени, муке, вину здешняя столица опережает нашу. Глаза разбегаются от двух сотен сортов сыра, девяносто процентов которых произведено на архипелаге. Конечно, они не такие гурманистые, как итальянские, французские, швейцарские, но вполне могут соперничать с голландскими. Хотя опять же, у каждого свои вкусовые предпочтения. Скоро домой, и мы начинаем приглядываться, что привезти на память о поездке для себя и родных.
  
  Альтареш - Бишквитас
  Редкое утро без дождя, и у нас незавершённый гештальт. Четыре дня ждали то погоды, то удобного времени. Во время похода к пещере Алгар осталась нереализованной вторая часть билета в Gruta do Natal (Рождественская пещера). Мы не успевали и решили оставить заход в неё на потом.
  По карте посмотрел, что расстояние от поселков Альтареш и Бишквитас до пещер одинаковое - восемь километров по шоссе. С неба не капает, и мы любуемся азорской деревушкой, здороваясь с редкими жителями да водителями тракторов. Из островного ноу хау - это пакеты с продуктами на входных дверях. Мы заметили, как пекарь, а потом мясник, разъезжая между домами на небольшом грузовичке, оставляли продукты жителям, вешая их на дверную ручку.
  Коровки, ослики, лошадки и удаляющийся от нас океан. Фермы, поля, леса и обязательные кусты гортензий, местами выше двух метров. Навстречу стадо коров и без пастуха. Свернуть некуда. Взял палку покрепче, на ходу вспоминая азы общения с парнокопытными по детскому возрасту. Они чураются и уступают нам дорогу. Наверное, только на Терсейре можно встретить коров, бредущих по асфальту и без сопровождения.
  Напротив Lago Negra (Черное озеро) расположена искомая пещера. До открытия сорок пять минут. Тут же проходит трасса пятикилометрового трейла, и, чтобы согреться, уходим гулять по нему, пока позволяют коляски.
  В пещере мой билет приняли без обиняков, хотя я переживал, что он может быть просроченным. Кроме нас и двух мужчин на кассе больше никого нет. Мне выдали одноразовую шапочку, красную каску, провели пятиминутный инструктаж по правилам нахождения и впустили в подземелье из чёрной застывшей лавы.
  Никогда ещё не находился в пещере в одиночку, но быстро привыкаешь. Сверху капает вода, линзы фотоаппарата запотевают, когда я пытаюсь заснять редкий растительный мир, который появился здесь благодаря светильникам. Каска весьма кстати, так как временами приходится пробираться на корточках.
  Дело сделано: основные достопримечательности острова осмотрены, и мы довольные спускаемся в Бишквиты. На дорожку чашка эспрессо с wi-fi приятно тонизирует, и мы готовы смириться с тем, что у завсегдатаев кафе пепельницы на столах, а в воздухе висит сизый дым. Кажется, что здесь так всегда и было, и новомодные законы не изменяют привычный уклад мужиков в резиновых сапогах и вылинявших рубашках.
  
  
  Прощание
  День перед отъездом провели в Прайе. Её улочки не такие крутые, как в Ангре, она меньше размерами и основные магазины здесь находятся в шаговой доступности. На рынке у знакомого торговца купили самых крупных на острове гуав, киви, шпинат и аппетитную домашнюю лепешку.
  - Что это за клубни? - спросил я у него.
  - Это отварной ямс. Разновидность картошки, которая произрастает на Терсейре. Попробуйте, сеньор, вам понравится! - аппетитно глотая слюну, рекомендует он. Нас легко уговорить на заморские яства, и я прошу отрезать нам кусочек грамм на семьсот.
  В соседнем ботаническом саду распробовали "бразильскую картошку". Со свежей хлебной лепешкой (bolo) и сочной гуавой весьма неплохое сочетание. В интернете посмотрел, что клубни вырастают до двух метров в длину, а к вечеру почувствовали лёгкое недомогание.
  Накануне посмотрел, что в здешнем отеле "Атлантида" есть круглогодичный спа под открытым небом и решили гулять по самой длинной набережной Азорского архипелага в ожидании синхронного сна у малышей. Сыну нравится панорама, и он активно комментирует швартующиеся грузовые корабли, чаек, бросающихся за уловом в бурлящее пенистое море, соревнования сёрфингистов и неутомимо интересуется: когда же мы пойдём купаться? Я отвечаю, что море остыло и отчасти не вру, так как утром было плюс десять.
  Вместо купания - кафе, почта, чтобы отправить открытки на Родину, сувенирный магазин, чтобы купить терсейрский мёд, магнит, напёрсток для друзей и два сетевых супермаркета: Гуарита и Континент. В первом магазине сыры разложены по островам. Только сейчас заметил эту особенность. Девять островов - девять полок с круглыми и продолговатыми сырами. Цены от пяти до четырнадцати евро за килограмм азорского. Здесь сложно встретить что-то дорогое. Всё относительно доступно. Во втором покупаем копчёную колбасу, ямс, батат, мексиканских огурцов, муку из юкки, чай и прочие продуктовые сувениры, которых, вероятно, не будет в Лиссабоне. И, конечно же, рыбу. Мы уже привыкли каждый день готовить на ужин что-то необычное, дегустировать новый сыр, выпекать хитрый десерт, а утром составлять цветные мозаики из здешнего творога, мармелада и фруктов. Дети засыпают лишь под вечер, когда пора возвращаться в Сао Себастио.
   
  Отъезд
  До начала регистрации на рейс остаётся час, а Луиса всё нет. По телефону он говорит, что заканчивает обедать и скоро будет. Наше волнение передается детям, и они озорничают на дорожку. Орест включил сигнализацию в квартире, и она оглашает округу пугающим воем. Наконец азорец подъезжает, выключает сирену, и мы компактно размещаемся в салоне. Он комментирует, что мы любители путешествовать налегке и рассказывает о прожитом годе в Эстонии. О том, что вышел на пенсию, но продолжает трудиться на четырёх работах: охрана, ремонт бытовой техники, выращивание домашней скотины и сдача недвижимости, а после работы до девяти вечера тренировка по футболу, о жене и двух сыновьях, о планах на будущее.
  Внезапно наш путь преграждает стадо с чёрно-белыми бурёнками, уверенно шагающими по асфальту, и мы попадаем в небольшую пробку. Коровы не спеша бредут, автомобилисты терпеливо ждут, лишь пастух в резиновых сапогах носится между животными с прутом, чтобы ускорить процессию.
  - Луис, а сколько коров пасётся на Терсейре?
  - Миллион! - после паузы отвечает он, - но точное количество никто не знает. В прошлом году надои молока составили сто сорок миллионов литров.
  Через двадцать минут мы в аэропорту Лажиша, где первыми проходим регистрацию на лиссабонский рейс. Наверное, это самый спокойный аэропорт из виденных мной. В сувенирных лавках демонстрируют видео местных боёв с быками, редкие посетители регистрируются на межостровные перелёты, на улице курящие таксисты общаются в ожидании клиентов. Расценки стандартные: до столицы двадцать, до Прайи - девять евро.
   
  Лиссабон
  Здесь на две ночи забронирован номер. Рейс в Москву рано утром, и дети должны выспаться, да и нам интересно погулять по португальской столице. На ресепшене толстоватая негритянка в белых тайцах, розовых кроксах и облегающей футболке жестами провела инструктаж по правилам проживания. На кухне её помощник с конечной стадией ожирения в шортах, футболке с масляными пятнами и босыми ногами одной рукой играет в PSP, второй копошится в штанах и одновременно с кем-то разговаривает по блютус гарнитуре на африканском языке. Я подумал, что лет через сто так будет выглядеть типичный европеец.
  Это самый тёплый номер за прошедшие две недели и в нашем распоряжении масляный обогреватель, но утром дочь просыпается с насморком и конъюнктивитом. Наверное, это реакция адаптации к большому городу.
  И утренний Лиссабон мы воспринимаем волнами. Он вызывает противоречивые ощущения. Как в самой тёплой европейской столице в нём довольно много лиц, проживающих на улице. Картонки, одеяла, фанерные навесы встречаются в самых неожиданных местах. У нас нет чёткого плана. Решено просто гулять и наслаждаться пятнадцатью градусами: ловить на кожу январское солнце, дышать морским воздухом и адаптироваться к урбанистике. С ностальгией вспоминается деревенская Терсейра, где под свинцовыми облаками уже желтеет мушмула, с коровками и полупустыми чистыми улочками маленьких посёлков.
  - Сеньора, у вашей малышки мокрый носик! - обращается к нам на португальском проходящая мимо нашего столика бабулька, - позвольте поухаживать за сеньоритой. От неожиданности Надя не успевает среагировать и опустить чашку с кофе, как незнакомка вытирает Олесии капельки с верхней губы, щебеча ей что-то ласковое.
  На рынке Аройрис подивились детской площадке, которая больше похожа на группу в детском саду, только без воспитателей. Карандаши, книжки, раскраски, краски, качели, мини-кухня, настольные и напольные игры. По соседству булочники, молочники, мясники, продавцы рыбы и фруктов, цветочники и даже блинщики. У каждого узкая специализация, и прилавки содержатся в образцовой чистоте.
  Мне показалось, что коммунальные службы здесь довольно экономные, так как в спальных районах дворников явно не хватает. Я бывал лишь в Хургаде, и временами кажется, что часть Африки десантировалась на окраины Лиссабона. Дамы в чёрных платьях и хеджабах, приставалы, пасущийся между домами скот и развевающиеся на балконах разноцветные покрывала и одеяла. В который раз думаю о перипетиях в получении шенгенской визы и несметному количеству нелегалов, которые явно не представляли справку с места работы о зарплате, выписку из банковского счёта, не унижались дактилоскопией и теперь заполнили все свободные лавочки в редких парках.
  Нас радует доступность общепита. Дегустируем вкусный кофе в семейных кафе, многочисленные сыры и творожки из овечьего, козьего и коровьего молока. Приятно, что за евро можно купить среднюю папайю или бразильское манго на лотке у китайцев. Мы с удовольствием посещаем кофейни и пробуем нехитрые десерты-булочки, замечая туристический закон: чем ближе к центру, - тем дороже. В то же время я опасаюсь доставать фотоаппарат из кофра, а порой и просто останавливаться с планшетом из-за оценивающих взглядов латиноамериканцев. Может, они и добрые внутри, а я неверно истолковываю их мимику и пантомимику.
  - Папа, а почему этот дом горел? - то и дело спрашивает трёхлетний сын.
  - Он не горел. Просто за ним не ухаживают... - в который раз объясняю я ему, глядя на осыпающуюся штукатурку, проваленную крышу, заколоченные окна, многочисленное граффити на заборах и почерневшие от времени ставни. Наверное, скоро здесь вырастут настоящие фавеллы, хотя, наверное, и сейчас по вечерам сюда лучше не забредать.
  В сети пишут о доступности отдыха в Лиссабоне. Если сравнивать с Осло, Цюрихом, - то да. Поездка в метро стоит почти полтора евро, а семейный поход в зоопарк полтинник. В прошлую поездку мы половину дня катались на обзорных автобусах, жадно впитывая информацию из аудиогида. За прошедшие четыре года от окрошки из исторических сведений и архитектурных достопримечательностей в памяти остался лишь мраморный постамент с Маркизом Пумбалем, здание железнодорожного вокзала, лифт-подъёмник с громадной очередью, да колоритный трамвайчик, рекламирующий виски. Всё так и осталось. Лиссабон небыстро меняется.
  
  SAO MIGUEL
  В течение года мы вспоминали Терсейру. Наш сын назвал его островом коров, и то и дело спрашивал у меня: "когда мы полетим в Португалию, на остров коров?". В июне, как только прояснилась определённость с работой, решено, что январские каникулы проведём на Sao Miguel. Куплены билеты, забронирован домик, стремительно пролетело время.
  Три авиаперелёта, между которыми состоялась вылазка из аэропорта Шарль Де Голль к Арке Дюфанс и соседствующему Ашану, встреча заката в парке Лиссабона, чашка кофе с португальскими сластями в кафе Imperial, ужин с клубникой, камамбером с вином во втором терминале аэропорта Да Винчи и спустя сутки дорог в посёлке Livramento нас инструктировала хозяйка дома "Sweet Dreams":
  - В вашем распоряжении три спальни, гардеробная, два санузла, гостиная, кухня. Курить в доме запрещено. На заднем дворе можно приготовить барбекю. Газовыми плитами пользуются в России? Духовка у неё не работает. Есть электропечь. Отопления и кондиционера нет. Будет холодно, - включайте обогреватели. Мусор вывозят ночью, трижды в неделю: во вторник, четверг и субботу. По вторникам, в полдень, я буду делать уборку в доме, и менять постельное бельё с полотенцами. Уходя, закрывайте двери, окна и опускайте рольставни... Вопросы ещё есть? - спросила Джулия, которую по манере подачи материала, я зачислил в школьные учительницы.
  - Вы пользуетесь месенджерами?
  - Нет. Присылайте мне СМС.
  - Вопросов больше нет, сеньора. К тому же у вас всё продублировано в письменном виде, - ответил я ей, презентуя коробку шоколадных конфет.
  После мегаперелётов, детских капризов, слёз, крови; задержки вылета, дефицита сна, потери посадочных, спешки и прочих путевых шероховатостей хотелось поскорее освободиться от дорожной пыли и в тихой спокойной обстановке выпить японскую сенчу с московским кексом. Дети заснули ещё на последнем рейсе. Беглый осмотр дома "Сладких желаний" показал, что фото на букинге не врут. Жаль, правда, что они не отражают состояние кухонной утвари, которую не каждая российская домохозяйка вынесет. Жаль, что нет своего газона и весь двор забетонирован. "Наверное, островитяне пресыщены травой в окрестностях", - подумал про себя, когда осматривал наши пенаты. Чтобы почувствовать себя азорянами, в нашем распоряжении всего три недели.
  
  Livramento
  Одни друзья говорят, что на сэкономленные от поездок деньги мог бы купить Mercedes, другие, что детей лучше вывозить в тёплые края, третьи, - что малышам и берёменным сподручнее сидеть в Москве. Спорить не буду. У каждого свой взгляд на мир и каждый выбирает то, что ему по духу. Машина стоит дороже, дети, как правило, любят то же, что и их родители, а в столице хорошо летом, - отвечаю я им. Да и, в принципе, в большинстве стран южной и восточной Европы стоимость продуктовой корзины почти сравнялась с московской, и получается, что платишь лишь за перелёт, аренду жилья и развлечения.
  Ещё ночью из окна такси заприметил, что здешняя инфраструктура побогаче терсейрской. Автобан с ограничением скорости в сто километров в час, множественные транспортные развязки, указатели на телефоны "SOS" и почти полное отсутствие рекламы. Говорят, что эту дорогу строили бразильцы и украинцы, которые по завершении проекта покинули остров.
  Утренний посёлок встречает пением птиц, ухоженностью и чистотой. Как будто в каждом дворе живёт рукастый садовник. В отличие от Терсейры здесь дольше и пышнее отмечают Рождество. Чуть ли не в каждом дворе новогодние ёлки из зелёных светодиодов и с красными полиэтиленовыми бантами, шары в окнах, кумачи с молоденьким Иисусом на стенах.
  На дверных ручках заботливый пекарь развесил прозрачные пакеты со свежими батонами и булочками. Из палисадников не по-зимнему выглядывают цветущие гибискусы, азалии, пуансетии, рододендроны, магнолии и прочая неизвестная мне мелочёвка. Показываю сыну на дедов морозов, карабкающихся по стенам одно-двухэтажных домов, на что он резонно отвечает, что здесь же нет снега, нет зимы, и это просто куклы висят.
  В центре, на развилке дорог возвышался добротный белоснежный храм восемнадцатого века, традиционно инкрустированный чёрным вулканическим камнем. Из звонниц каждые тридцать минут доносится бой колоколов. В отличие от терсейрских, здешние башенки плоские. Внутри почти никого нет. Смотрительница при виде детей включила огоньки рождественской инсталляции из фигурок святых, овечек в обрамлении живой травы и букетов из свежих гербер и стрелиций. Под деревянным потолком колыхаются рисунки школьников и бумажные звёзды. По соседству с церковью школа, детский сад, парикмахерская, почта, мини-филармония, несколько баров-кафе, футбольный стадион и приличный супермаркет Sol Mare с кофейней.
  В магазине порадовали себя набором для завтрака из козьего творога/сыра, упакованного в зелёные листья, мармелада из гуавы, мини-бананов, ананаса и аноны (чиримойи). На большинстве ценников указано, что продукты произведены на Азорах (regional), незначительная часть - привезена из материковой Португалии (nacional). При супермаркете традиционно кафетерий, столики и столы для приёма пищи, а также бесплатные Wi-fi и WC. Если покупаешь пакет (один цент), то кассир самостоятельно всё упакует. Сетевики принимают Mastercard и Viza, в мелких лавках либо кэш, либо карты при покупке от 5 или 20 евро. Есть банкоматы, за съём ста евро - комиссия сто рублей.
  По вековым тротуарам из вулканического камня с белыми вкраплениями спустились к Populo - общественному пляжу из чёрного песка. Вулканический базальт активно используется в строительстве домов, храмов, изгородей, дорог, бордюров.
  Мимо нас на бортовых джипах проезжают фермеры, развозя телят, молоко в бидонах, газовые баллоны, дрова, заготовки с сеном. На побережье встретили практически стандартный набор: площадку для приёма пищи, барбекю, открытые душевые, видовой бар. Дополнением выступали маяк, детская площадка, руины средневекового форта и бушующий океан. Вода, как и воздух, - плюс восемнадцать, но детей не остановить, как и их родителей. Поначалу переживаешь за них, но потом понимаешь, что простуда в здешнем климате не приживается.
  
  Sao Roque
  Второй день начался с дождя. Барабанящие капли разбудили меня среди ночи и сопровождали всю утреннюю тренировку, не оставив ни сантиметра сухой материи. От намеченной поездки в Понту Дельгаду решено воздержаться. Прогноз погоды показывает влажность на сегодня 98% и вероятность дождей 97%. Лишь к полудню ливень стих, и мы, вооружившись зонтами и накидками, выдвинулись на прогулку по окрестностям. По соседству с Ливраменту расположился городок Сан Роке (Sao Roque), который знаменит пляжем для сёрфингистов. Также по выходным дням его автостоянка заполняется машинами горожан, которые выезжают подышать океаном, понаблюдать за волнами. Сегодняшние трёхметровые волны собрали два десятка смельчаков, которые развлекали себя и нас своими кульбитами. Шум бушующего океана можно записывать на диктофон и слушать в часы стенаний. Мне кажется, что он успокаивает астенизированного жителя мегаполиса, позволяя забыть пробки, спешку, стрессы и прочие неурядицы мегаполиса.
  За год мы истосковались по свежей рыбе. Здесь же в первой лавке Pescari её полтора десятка. Есть недорогая - ставрида по полтора евро, рыба-сабля по четыре, лососевый стейк, - двенадцать за килограмм. Большинство рыб нам незнакомо, так как в Европе их не встречали. Продавец априори почистил выбранные тушки, завернул их в два пакета и, улыбаясь, пожелал хорошего дня.
  "Что привлекает вас там?" - спрашивают у меня родные. "Вежливость населения!" - отвечаю не задумываясь. Наша русская натура возможно гораздо шире, но какая продавщица Подмосковья лобызала бы иностранных детишек, обсыпала их англо-португальскими комплиментами и угощала конфетами-бананами-чиримойей.
  - Вам протереть стулья? - спросила она у нас, когда мы вышли выпить кофе во двор магазина.
  - Спасибо, мы постоим, - ответил я, так как дети ринулись изучать ботанический уголок с прудом при кафе-магазинчике.
  "Может быть, суровый климат тому виной?" - подумал про себя, когда на окраине Сан Роке мы покоряли небольшую скалу. Оставив у подножия коляску, поднимались по каменным ступеням узкой тропы, утопающей в двухметровых зарослях алоэ с оранжевыми цветами-колосками, наблюдали за удаляющейся кромкой океана.
  
  
  Ponta Delgada
  Вероятность дождя двадцать процентов нас не пугает. Зонты и накидки остаются дома, и мы отправляемся на длительную прогулку, так как с автобусами ещё не разобрались. В планах ананасовая плантация, которую находим по навигатору.
  - Вы можете пока посмотреть двор, - смущенно ответила девушка, встретившая нас на пороге трёхэтажного дома, охраняемого парой немецких овчарок, - хозяин сейчас проводит экскурсию. Он вас найдёт. Извините за мой английский.
  Мне показалось, что не могут все азорские ананасы произрастать в полусотне здешних теплиц. Редкие работяги в клетчатых рубашках, обрабатывали корни бромелиевых, не обращали на нас никакого внимания, пока мы фотографировали детей на фоне кустов с плодами. Вскоре подошёл и экскурсовод - улыбающийся мужчина в белых одеждах, который провёл экскурсию с лекцией о выращивании этой сельхозкультуры, заводя нас в стеклянные окрашенные теплицы, в которых зрели плоды на различных этапах.
  - Ананасы не любят прямых солнечных лучей. Поэтому стекла окрашены. Будете выходить из теплицы, - закрывайте двери на щеколду. Для них необходима влажность.
  Он познакомил нас с методами культивации, а также с парочкой дородных овчарок, резвившихся в вольере, сорвал хвостик с ананаса, порекомендовав попробовать вырастить его дома, показал пруд с рыбками, рекомендовал испробовать его маунтинбайки. Напоследок сказал, что будет ждать нас в красном доме. Понимая, что мы попали куда-то не туда, решил последовать за ним.
  - Можно ваш паспорт? Вы может, хотите перекусить? - продолжил "гид".
  - Спасибо. Мы недавно позавтракали.
  Документов с собой не было. Показал ему социальную карту москвича, сказав, что это российский электронный паспорт. Он попросил ещё четыре. Я ответил, что могу предъявить фотографии паспортов на планшете.
  - Вы на сколько суток бронировали? - спросил он, листая свою амбарную книгу.
  - Мы ничего не заказывали. Мимо проходили, вот и зашли к вам.
  Рассмеявшись, он вернул мне соцкарту, подарил визитку, предложив в следующий раз останавливаться в его отеле Ananas Do Hediard. На мой вопрос о магазине сувениров ответил, что тот находится на ананасовой плантации, которая в ста метрах отсюда.
  Тамошние сельхозугодия производили впечатления некоторой запущенности. Здешнему бизнесу больше сотни лет, но кажется, что мало что изменилось за это время. В подсобном помещении с десяток туристов сидя на табуретках смотрели фильм об ананасовом производстве. Тут же импровизированный прилавок, где можно купить свежий продукт по шесть евро килограмм, а также мороженое, лимонад, комнатный куст и джем. Местные ананасы в Sol Mare я покупал по акции за два евро, а в некоторых магазинах встречал и по евро. Купив мороженого и напиток, мы ушли слушать вторую за сегодняшний день лекцию и смотреть циклы созревания плодов.
  По подсказкам прохожих дошли до окраины островной столицы. Городок начинался традиционно с крупных супермаркетов и торговых центров. Дети подивились ёлке из высушенных кукурузных початков, украшенной искусственными красными цветами пуансетии. На что сын резонно заметил, что она здесь ненастоящая, так как зимы здесь нет. И даже в городском ботаническом саду есть какие угодно растения, но не привычные нам ели с соснами. Каури из Новой Зеландии, хоризии из Аргентины, араукарии с Норфолкских островов, эвкалипты, двухсотсемидесятилетний австралийский фикус из Австралии, гигантский бамбук, азорская черешня, камфора в окружении изумрудных газонов и цветущих азалий. Мы были одни, периодически накрапывал дождь. Дама с ресепшена двухзвёздочного дворца-гостиницы предложила укрыться в фойе, но мы отказались и устроили импровизированный пикник под навесом из листьев фикуса.
  Сын навязчиво интересовался купанием, старшая дочь музеями, младшая намеревалась заснуть. В итоге нашли компромисс, чтобы спрятаться от дождика - это поход в музей Nucleo De Santa Barbara, здание которого невозможно не заметить. Два евро взрослый билет, дети - бесплатно, - и мы под величественными потолками бывшего женского монастыря, с картинами художников-портретистов на стенах, деревянным резным алтарём и глиняной плиткой азулежу с фигурками животных. Перебежками дошли до музея военной техники и оружия, расположенного в здании форта, который, вероятно, и по сей день сохраняет своё предназначение, так как билетёром и единственным смотрителем являлся португальский сержант. Посетителей в узких, низких, влажных комнатах музея было заметно больше. Многие в шортах, туристическом снаряжении и, вероятно, сошли с пришвартованного в порту восьмипалубного круизного лайнера.
  Островная столица поначалу нам не нравилась. Суетливо и неуютно. На пешеходной улочке могут предложить зайти отобедать. В кафе Central из-за наплыва туристов на нас наоборот не обратили внимания, и мы ушли искать пирожные с кофе в менее насыщенное место. На набережной - туристический клондайк развлечений и общепита.
  - Сэр, не желаете купить детишкам попкорна? Или вы, может, хотите прокатиться на азорском тук-туке или в карете с парой вороных и кучером из позапрошлого века, или посадить семью в детский паровозик и за десять евро с персоны с глупым видом проехать пару километров по извилистым улочкам? А может, вы хотите за пятьдесят пять евро прокатиться на катере и, если повезёт, посмотреть на китов?
  Этого добра хватает в нашем Сочи, их Ницце, как впрочем, и в любом другом туристическом городе мира, где доводилось бывать.
  Целью сегодняшнего дня - разобраться с островным транспортным движением. В порту обнаружили турист информ и автостанцию со стендами расписаниями. Выяснил, что остров поделён на три линии движения: южную, северную и западную. Автобусы в будние дни курсируют довольно часто, но в субботу и в воскресенье большинство водителей отдыхает. Билеты у водителя, проезд до нашего городка стоит евро, на старшую дочь скидка в 30- 50%, малыши и коляска - бесплатно.
  
  Gorreana
  В путешествиях по Sao Miguel всегда лучше иметь парочку запасных вариантов. Поэтому отправляясь к "горячему океану", мы не думали, что попадём на север острова в посёлок Sao Bras. Виной тому была суббота и редкий трафик общественного транспорта. Изучив все расписания линий, пришёл к выводу, что ближайший автобус будет через полтора часа, ехать столько же, на прогулку остаётся два с половиной и последним (единственным) рейсом мы возвращаемся обратно.
  В оставшееся до отправления время успели забежать на городской рынок за сыром, лепёшками (bolos levados) и мини-бананами, обновили в магазине детский гардероб португальским трикотажем и, заплатив три евро за билет, наблюдали, как умело штурмует перевал водитель довольно крупного неоплана. Ширина острова немногим больше десяти километров, но извилистость дорог, частые остановки, узкие улочки посёлков не позволяют быстро добираться из пункта А в пункт Б. Дети отвлекались на домашний скот, наперебой кричали: папа, папа, телята, лошадки, овечки, козы...
  В Sao Bras спешились и выпили кофе с какао в придорожном кафе. Даже здесь, в шаговой доступности от плантации чая нет. Он здесь, скорее, для туристов и на экспорт, так как местные пьют эспрессо за шестьдесят центов чашка. Спросили у бармена вектор движения к чайной фабрике, на что получили исчерпывающий ответ: "Очень далеко. С коляской, детьми, под дождём, в гору..." Мне пришлось трижды переспрашивать его о длительности перехода и маршруте, пока он не махнул рукой в сторону вышки, которая и выступила нам своеобразным маяком. Здешние расстояния такие, что и пять километров - это "очень много".
  Через тридцать минут показались чайные поля, ещё через тридцать мы гуляли по залам фабрики, дегустируя чаи, и слушали лекцию на португальском о способах выращивания и обработки сего продукта. Почти ничего не понятно, и мы могли лишь интуитивно догадываться о предназначении агрегатов и "переводили" детворе, что урожаи снимают с апреля по сентябрь, потом листья сушат, ферментируют, сортируют и затем упаковывают. Процесс упаковки был весьма наглядный, так как через стекло можно наблюдать за работником, запечатывающим коробки чая с одноразовыми пакетиками. Португальцы весьма лояльно относятся к детским шалостям и тому, чтобы можно было потрогать здешние экспонаты. Поэтому они вовсю резвились и нажимали всевозможные кнопки.
  Вспоминалась высокотехнологичная южнокорейская фабрика чая Осулонг, где за каждый шаг необходимо было заплатить, отстояв приличную очередь, лишнего не сделаешь, да и сами чаи там стоили немало. Бесплатной была лишь комната наблюдения за плантацией да фотографирование себя на фоне чайных кустов.
  Здесь, как мне показалось, мало что изменилось за полторы сотни лет. Именно столько лет назад китайцы с португальского острова Макао начали культивировать чайный лист на кислых глинистых почвах склонов посёлка Сао Браш. Начинали с десяти килограмм в год, и современники довели урожаи до сорока тонн в год (в зависимости от погоды).
  На фабрике Gorreana многое бесплатно. Дегустация, экскурсии, есть даже свой семикилометровый трейл по плантациям, на который мы отправились после того, как выпили из термоса бао хао инь джень (белый китайский чай серебряные иглы) и купили парочку чаёв с магнитами на сувениры. Удивляют полновесные порции мягкого мороженого: мята с чаем, тамариловое, малиновое, которое детвора так и не осилила.
  Здешний листовой чай представлен весьма скудно - четырьмя разновидностями: broken, pekoe, orange pekoe, hysson (зелёный). Остальное - это добавки с лимоном, бергамотом, купажи и пакетированные, есть чайный ликёр, джем, немного кондитерских изделий, футболки и посуда. Всё больше убеждаюсь, что азоряне по практичности отстают от японцев-корейцев, которые добавляют чай практически во всё: крема, мыло, маски для лица, бисквиты, конфеты и выжимают из индустрии по максимуму.
  По соседству с Горреаной расположена ещё одна, менее крупная фабрика чая Porto Formosa c большим чайником, вмонтированным в забор. Здесь для туристов также демонстрируется фильм о сборе чайного листа и проводится короткая экскурсия. Для дегустации вынесли чай в фирменных бело-голубых азорских чашках. Мне он показался более свежим и вкусным, чем у соседей. Здесь немноголюдно, а точнее - мы одни. Напоследок попросили у девушки кассирши-экскурсовода и официантки пару пакетов orange pekoe, чтобы в домашней обстановке не спеша сравнить, какой же чай вкуснее.
  В деревне Майя посетили музей табака, который на протяжении сотни лет выступал фабрикой, выпуская сигареты без фильтра. Сейчас же здесь выращивают мяту и орегано. Их можно купить, понюхать или испробовать, гуляя вдоль огородов. В конце 80 х производство приостановлено, и сегодня за два пятьдесят можно посмотреть, как производились сигареты в этом самодостаточном регионе. На островах, наверное, произрастает всё, что необходимо человеку для жизни.
  - Вы с континента? - спросил у меня пассажир автобуса, когда мы уселись в салоне.
  - Да, конечно! - автоматом ответил я на странный вопрос.
  - Этот водитель никогда не разрешает детям садиться у себя за спиной. А ещё он приехал на десять минут раньше графика. А возле этого дома он всегда останавливается, и разговаривает, минут пять с его хозяином...Я несколько лет кочую, то по Terceira, то на Sao Miguel. Раньше проживал я в континентальной Португалии. Вы не представляете, насколько это разный мир. У них даже диалекты не похожи друг на друга. Здесь не португальский язык, а смесь английского, португальского и французского. Вам нравится остров?
  - Да, - лаконично ответил я, - мы, правда, всего третий день здесь и мало что видели.
  - Это лучший остров архипелага! - наш невольный собеседник вошел во вкус. Мне показалось, что он истосковался по русскому языку и рассказывал нам островные новости, исторические факты, политические аспекты, экономические тенденции и перечислял достопримечательности.
  - Скажите, а почему здесь не встречаются чернокожие мигранты?
  - Здесь нет денег! Точнее, они очень тяжело достаются. Многие бегут отсюда в США, Канаду, на Бермуды и помогают оставшимся родственникам. Минимальная зарплата на острове - двести восемьдесят евро за шестидневную рабочую неделю. Именно столько зарабатывает рыбак, если ему повезет. Это очень тяжелый труд. Четыре километра сетей поставить, а потом собрать улов. И после этого сидеть в порту и ждать, когда хозяин лодки продаст рыбу. Хорошая зарплата - это пятьсот евро, но надо иметь высшее образование.
  Напоследок он порекомендовал нам съездить в посёлок Furnas, так как именно зимой там лучший температурный контраст теплой термальной воды и прохладного горного воздуха.
  
  Lagoa
  Прождав автобус в Furnas тридцать минут, мы направились в соседний городок Лагоа. Сегодня воскресенье, и, по словам вчерашнего собеседника, - "мёртвый сезон для общественного транспорта". На окраине Ливраменту строительная компания возводит однотипные двухэтажные коттеджи. Мне импонирует здешняя градостроительная тенденция: сначала к земельному участку подводятся коммуникации (газ, вода, электричество), затем укладывается асфальт с парковочными карманами, тротуарами, скамейками, детскими площадками, спортивными городками, и лишь затем возводится сам дом.
  В Лагоа есть много достопримечательностей: геотермальная станция, музей науки Expolab, муниципальный музей, крытый плавательный бассейн, фабрика и музей-фабрика керамики Vieira, но в воскресенье они закрыты.
  В будний день сорокопятиминутный сеанс плавания стоит три евро, но детям до шестнадцати вход воспрещён. Хотя на сайте есть информация, что бассейн проводит наборы в группы для грудничков. Смотрительница аквакомплекса в качестве альтернативы предложила нам общественные купальни при океане, которые зимой бесплатные. Есть спасатель, душевые, гардеробные, туалеты. Традиционно чисто. Чтобы волна не утянула в океан, натянуты толстые верёвки.
  На фарфоровой фабрике нам тоже удалось побывать. Мне показалось, что спрос на местную утварь невысок, так как не меняющийся столетиями дизайн, на любителя, как и немалая стоимость. Зато можно бесплатно понаблюдать за работой гончаров, изготовления плитки азулежу и прочих редких специальностей в сегодняшнем мире.
  Выбрав пешеходный маршрут вдоль океана, мы любовались барашками волн, собирали плоды дикой опунции, заходили в кафе-рестораны в поисках места для торжественного обеда. У водителя джипа и торговца своеобразного передвижного рынка купили здешних фруктов-овощей. Дети полюбили мини-бананы, которые стоят на острове пятьдесят-шестьдесят центов, и при виде открытого фургона напомнили об этом.
  В порту встретили с десяток угрюмых загоревших мужчин, сидящих на корточках и неспешно курящих. По словам вчерашнего знатока, это рыбаки ожидают выручку от продажи свежевыловленного товара. Понаблюдали за помывкой пришвартованных рыболовецких шхун. Тут же и видовой рыбный ресторан, который по нашему мнению стоил того, чтобы встретить там день рождения старшей дочери. Перед входом висит карта рыб, обитающих вдоль здешних берегов, с фотографиями и надписями. Из семи десятков ресторан предлагает лишь треть. Мы наугад заказываем что-то благозвучное к черешне (на португальском). Хозяин предупредил, что два рыбных блюда нам не осилить, а салат и гарнир уже включены. И даже одной маленькой порции нам хватило на взрослых, так как дети решили лакомиться пиццей.
  
  Furnas
  Сегодняшний автобус прибыл точно по расписанию, и спустя полтора часа серпантинных дорог мы заехали в курортный городишко Furnas. Ещё на подъезде к нему заметна вулканическая активность в виде клубящихся фумарол. И через сам город протекают реки неестественных для природы кирпичных цветов.
  Несколько дней сын интересовался купанием. Утром, выходя из дома, мы регулярно берём с собой шапочки, плавки, нарукавники, и каждый раз он упрекает нас, что опять не поплавали. Увидев элегантное озеро с дымящейся водой кирпичного цвета в парке Terra Nostra, островком с деревцем посредине, пообещал, что сегодня его мечта сбудется. Он предварительно поинтересовался, живут ли в озере акулы, кашалоты и большие рыбы, на что я заметил, что кроме человека и микробов больше никто не любит грязную воду.
  - А почему люди купаются в такой грязной воде? - спросил он.
  - Потому что думают, что она полезная.
  На входе вместе с билетами нам предложили карту парка, беглый осмотр которой показал, что он огромный и представляет собой смесь ботанического сада и геотермального спа курорта. Для жителей соседствующего отеля вход бесплатный, а для всех остальных - восемь евро. Есть кабинки для переодевания, открытые душевые, две ванны с романтическими джакузи с относительно чистой и горячей водой и свисающими лапами пальм и довольно большое озеро в окружении гигантских норфолкских сосен. В первой ванне глубина позволяла детишкам резвиться и прыгать, а во второй они уже пользовались нарукавниками. Предупредил их, что воду не пьём, в рот не берём, и нарушители немедленно прекращают купание. Тщетно, конечно. Время здесь бежит быстро. Температура воздуха плюс пятнадцать, температура воды за сорок. Периодический дождь усиливал температурный контраст, и из воды выходить не хотелось. Каждый раз со слезами на глазах и криками они покидали тёплые водоёмы.
  Здешний ботанический сад считается лучшим на архипелаге, и между водными процедурами мы занимались его исследованием. Для туристов предлагается четырёхкилометровый маршрут (trail) с посещением кипящих озёр, грота, бромелиевой поляны, сада цветущих камелий, рододендронов, магнолий, цикасов, бамбуковой рощи, увитых мелким плющом каменных фигурок животных и прочих растений, завезённых хозяевами со всех континентов. Посетителей здесь немного, и мы почти одни гуляли по мягким мшистым тропинкам под сенью высоких папоротников. Мне показалась, что здешняя природа очень напоминает новозеландский район Роторуа. Те же папоротники, сосны, платаны, изумрудная трава и мхи, те же клубящиеся гейзеры.
  Время пролетело незаметно, и на осмотр посёлка, обед осталось меньше часа, так как последний автобус в Ponta Delgada отправляется в 16:20, что, вероятно, обусловлено узкими и чаще неосвещаемыми дорогами. Временами мне кажется, что здешние водители довольно отчаянны, но потом убеждаюсь, что это мастерство, помноженное на соблюдение правил дорожного движения всеми участниками. Здесь никто не будет сигналить велосипедисту или каравану с детскими колясками, а, дождавшись свободной встречки, просто обойдут тихоходов.
  В местечке есть ещё два парка. В одном из них оборудованы термальные ванны, в другом - площадка для палаток (кемпинг). Гуляя по городку, обнаружили футбольный стадион, перевёрнутый дом, зашли в храм с остроконечными башенками, ресторан, где готовят козиду - пищу, запеченную в горячей земле, выпили кофе в снэк-баре и познакомились на остановке с португальской супружеской четой, переехавшей жить на острова с "жаркого" континента. Они были впечатлены нашей Сибирью, а мы - их Сао Мигелем.
  - Вы ещё приедете в Фюрнаш? - поинтересовался мужчина.
  - Да. Завтра.
  
  
  Озеро Furnas
  Прочитал, что вокруг озера расположен ботанический сад и национальный парк. Ещё вчера из окон автобуса любовался не типичной для здешней местности часовней, построенной в готическом стиле, соседствующими с ней двумя домами во французском стиле, долиной гейзеров и просторной водной гладью.
  - Папа, а мы будем купаться? - первое, что спросил сын, когда мы подошли к воде.
  То, что она холодная, зеленоватая, и на поверхности местами булькают пузыри, его не останавливало. Я всё откладывал наши водные процедуры на потом и лишь вечером, завидев кем-то выставленную деревянную копию водоплавающего динозавра, сказал, что подобные чудовища водятся в здешних водах, и они будут "пострашнее акул". Но это было потом, а первое, что мы сделали - это за три евро купили билеты в ботанический сад. День был погожий, солнечный, и мы выбрали очередной трейл, который должен был привести нас к водопаду.
  В парке традиционно некоторые деревья имеют таблички, и я перевожу детям редкие названия. Сфотографировались у секвойи, которая довольно редкий гость на острове, набрели на стадо коровок, которых от нас отделяла лишь натянутая веревка. Дочь подумала, что это провод под напряжением, но сын тут же проверил. Предложил ей снять красную кофту и не делать резких движений, так как бык проявлял активность в наблюдении за нею. Это был не черношкурый бык с Терсейры, взращённый для уличных боёв, но кто же его знает.
  Тропинка то утопала в сени папоротников и камелий, то проходила через японские и норфолкские сосны, то ныряла в бамбуковые рощи и на большем своём протяжении соседствовала с горной речушкой. Трейл был средней сложности, и лишь в некоторых местах мы переносили коляску на руках. Услышав грохот низвергающейся с высоты воды, мы оставили средство передвижения и понесли детей на руках. У водопада Salto Do Roses дети застыли в недоумении, страхе и изумлении от грохота, водной пыли. На удивление исчезли все проказы и шалости, и наступила своеобразная мобилизация. Ведь любое неосторожное движение было чревато падением либо на острые камни, либо в холодную воду.
  Вдоль дорожки встречались импровизированные места для пикника, и мы воспользовались одним из них. Японский чай из термоса, азорский сыр, апельсины, печенье и - в дальнейший путь на осмотр рощи новозеландских папоротников и прочих диковин. Через решётку на входной двери заглянули в часовню, которая мимикрировала со здешней природой, так как её стены снаружи были покрыты мхами и, наверное, не видели реставрации со времён основания. Полторы сотни лет назад хозяин поместья построил её, чтобы спасти от болезни свою супругу. В отличие от неё два соседних дома выделялись свежей покраской, но туристам вход запрещён. На восточном побережье расположен центр наблюдения за озером, вокруг которого на диковинных деревьях развесили большие качели. Здание центра дизайном и природной окраской напомнило мне военный бункер. Внутри сеть офисов, магазин сувениров и кафе с wi-fi. Взрослым кофе, детям - азорское мороженое.
  Сегодня был самый живописный день. Удивительно, что в здешних краях так мало туристов. Мы прогулялись по тропе вдоль озера к долине гейзеров, где было весьма оживлённо. Бурлящая вода, горки с готовящимся блюдами и табличками с рекламой ресторанов, греющиеся на теплой земле кошки, навязчиво требующие еду гуси-утки, кафе и пункт проката катамаранов. Выходя из парка, заметили, что восточный вход на фумароловую площадку платный и стоит два евро с человека.
  Ну а мы, ориентируясь по жёлто-красным указателям PR (так именуют трейлы в стране) дошли в городок Фюрнаш, где обнаружили сыроварню и пекарню. Почти каждый городок или пгт может похвастаться своим сыром-хлебом-выпечкой. Выбранный нами сыр с травами заботливо поместили в расписную бумажную коробочку, ну а здешние сладковатые булочки bolos levados, отдалённо напоминающие наши лаваши, дети тотчас же проглотили всухомятку.
  
  Povoacao
  Девятичасовым автобусом мы добрались до этого городка, любуясь многочисленными радугами. В планах сегодня посещение городка и водопада в Nordeste. Но, увы, добраться из этой точки острова до планируемой мы не смогли. До обратного и единственного автобуса в столицу ещё пять часов. Что делать в посёлке городского типа с населением в две тысячи жителей?
  Не спеша зайти в магазин и поискать чего-то местного. Например, апельсины, бананы, сыр, булки. Есть ещё ликёры, джемы, печенье, но они на любителя. Обратил внимание, что в отделе бытовой техники в продаже керосиновые лампы по шесть евро, механические мясорубки - по шестьдесят и угольные/дровяные утюги по сто пятьдесят. Последние я встречал только в музеях и в детстве на чердаке своего дедушки. В обилии местная керамическая посуда, которую можно использовать на открытом огне, а также алюминиевые кастрюли, кофеварки и прочая утварь, о которой я уже позабыл. Мы же купили современную португальскую сковородку для индукционной плиты, конфитюр из здешней черешни и гуавы, а также сладости и фрукты. Что делать дальше? Зайти ещё в один супермаркет, чтобы выпить кофе и перекусить. Через вайфай узнал, что здесь есть зоопарк, ботанический сад, парочка музеев и водопад. Решено, что быстро всё обойдём, а оставшееся до автобуса время проведём на пляже неподалёку от порта.
  Повуасан мне показался самым азорским посёлком. Лишь позднее узнал, что он является первым островным поселением. В центре и на окраинах жители расставили матерчатых кукол. Это были в натуральную величину пасущиеся овечки и женщины, в том числе мужских профессий. Безлицые дамы ковали, пряли, пасли скот, собирали хворост, лепили глиняные горшки, ловили рыбу, пекли хлеб. Всё это было довольно неожиданно для нас и для детей, на которых не действовали запреты "не трогать". На центральной площади вокруг беседки было скопление кукол. Жители неспешно пили кофе на верандах открытых кафе и, казалось, не обращали на нас никакого внимания.
  В ботаническом саду, который одновременно выступал и зоопарком, мы были единственными посетителями. Смотрителем выступал крупный петух, который важно шагал под цитрусовыми деревьями. Старшую дочь заинтересовал говорящий ара, а малыши бегали от клеток с макаками к гусям, фазанам, пруду с крупными красными карасями.
  - Папа, а почему зоопарк такой маленький? - то и дело спрашивал четырёхлетний сын.
  - Потому, что городок маленький, - отвечал я ему, предлагая посмотреть на карту, которая висела перед входом в парк. - Тут всего десять улиц, одна школа, детский сад и больница. Он недоумевал по поводу того, что здесь отмечают Рождество и Новый год и связывал все праздничные приготовления с придуманным в его воображении фестивалем ананасов.
  По традиции зашли в храм, где купили электронные свечи за двадцать центов. Без труда нашли бесплатный музей Casa do moinhos "Дом мельника", приютившийся на берегу горной реки и расписанный в бело-голубых тонах. Если верить надписи, то дом построен в шестнадцатом веке. На втором этаже для осмотра открыты три небольшие комнаты со скромной обстановкой и сувенирный магазин. Смотритель, прочитав в книге отзывов нашу благодарность, сказал, что мы первые русские посетители и подарил дочери открытку.
  Путь к музею муки (именно так я перевел его название), расположенному на одной из Ломб (Lomba - в переводе ущелье) занял у нас больше часа. Четыре километра в гору дались нелегко. У детворы наступил тихий час и мы не спеша поднимались, фотографируя пейзажи, пасущийся скот и придорожные водопады. Превалирующий цвет на острове - это зелёный. Здесь почти не встречается непокрытый травой или мхом грунт. Как сказала Надя вчера после посещения ботанического сада у озера Фюрнаш, - это остров 376 оттенков зелёного. Вторая особенность - здесь нет следов строительства. Иногда попадаются брошенные дома, которые поглощает растительность, но чтобы где-то что-то строили - это нонсенс. Да и следов промышленности я тоже не видел. Лишь современные молокоперерабатывающие комбинаты периодически попадаются в разных уголках. Ну и третья особенность - это чистота. Пожалуй, Азоры можно назвать самым незапачканным местом Европы.
  Сам музей муки (museus trigo) представлял дом из булыжников, расположенный в чистом поле на берегу реки. Две девушки запустили нам мельничный механизм, которому по их словам, сто шестьдесят четыре года и провели экскурсию по двум этажам. Здесь также предлагались всевозможные сувениры и дегустация повуасанских ликёров. Но времени у нас было в обрез. Пикник на природе - и мы почти бегом вернулись на автостанцию. У здешних автобусов есть небольшая особенность - отправляться на пять минут раньше расписания.
  
  Sete Cidades
  Именно здешнее озеро является визитной карточкой архипелага. А точнее, открывающийся панорамный вид со смотровой площадки, сдобренный шарами гортензий, на посёлок, разноцветные половинки одноимённого озера, разделённые узким мостом, кормовые луга с точками пасущихся коров. С утра на небе ни облачка, поэтому, согревшись кофе, наспех позавтракав, мы отправились на автобусную остановку. Всё хорошо на острове. Но привыкнуть к неотапливаемым помещениям сложно. Поэтому когда надеваешь подмёрзшую и подсыревшую за ночь одежду, с ностальгией вспоминаешь московскую квартиру с тёплым полом и горячими батареями. Да и вечером возвращаясь в дом, временами кажется, что на улице было теплее.
  Нам повезло. Тремя автобусами за полтора часа мы добрались до посёлка. Ещё на подъезде к нему обратил внимание на организованные группы в шортах, горных ботинках и с палками для ходьбы. Мы не торопимся. Дети просят о пикнике, и мы организуем его прямо на берегу за каменным столом и скамейками.
  - Папа, а мы будем купаться в озере? - интересуется сын. Я разуваюсь и пробую воду ногами.
  - Холоднее чем в океане! Да и грязная. Видишь, сколько ряски плавает.
  То, что местные жители, согласно легенде, называют две разноцветные половинки озера глазами/слезами влюблённого пастуха и принцессы, объясняется застоем воды и её цветением.
  - Куда мы сегодня пойдём? - спрашивает старшая.
  - На гору?
  - Зачем?
  - Любоваться озёрами.
  - Но ведь всё видно и так, - отвечает она, надеясь остановить наш подъём на смотровую площадку.
  - Чтобы понять некоторую красоту, иногда надо немного устать.
  Островные дороги довольно хороши за исключением того, что они ориентируются преимущественно на автомобилистов, чем на пешеходов, так как во многих местах тротуары либо узкие, либо номинальные, либо отсутствуют. Конечно же, мы шагаем по проезжей части, и нас вежливо и неторопливо объезжают машины из прокатных контор. Сегодня самый тёплый день, и вскоре мы остаёмся в футболках и джинсах. Детвора щебечет, периодически останавливаемся на передышки и фотографирование. Через час мы достигли мирадора, с которого открывался ожидаемый вид на озеро, зелёную кальдеру потухшего вулкана и небольшой посёлок.
  - Можно вас попросить сфотографировать нас? - спросил я у туриста с продвинутым фотоаппаратом.
  - Конечно! - ответил он на русском, - мне кажется, что имя Орест я уже встречал в отзыве об Азорах.
  Наш новый знакомый предложил подвезти нас вниз к посёлку, а затем к городку Мойштерош, куда мы планировали доехать лишь завтра, так как утром к нему из столицы отправляются всего два автобуса. По отзывам там находится "горячий океан" - гейзеры, выходящие под воду. Но, обойдя пляжи, кроме отдельно стоящих скал и обычных купален мы ничего не нашли. Бармен прибрежного кафе сказал, что "Hot springs" расположен за горой, километров пять отсюда, в бухте Ferraria, что у посёлка Ginetes. Останавливаясь на фотографирование у смотровых площадок, мы неторопливо спускались к океану. Жители острова Сао Мигель более практичные, чем их соседи с Терсейры. На некоторых мирадорах предлагают подкрепиться, выпить и приобрести сувениры.
  Алексей припарковал машину неподалёку от здания одноимённого спа (Terme da Ferraria), где минимальный набор услуг стоил 35 евро. По ухоженной тропинке прогулялись к "бесплатному" океану. Там из береговых расщелин выходили клубы пара. В небольшой лагуне, обрамлённой застывшей лавой, держась за натянутые верёвки, релаксировали десяток туристов. Мечта детей да и взрослых сбылась! Переодевшись неподалёку в каменных кабинках, мы спустились по лестнице в тёплую воду, чтобы присоединиться к отдыхающим и в этом романтичном месте встретить сегодняшний закат. Говорят, что надо угадать со временем прибытия, так как с приливом холодная океаническая вода разбавляет гейзерную, и можно ничего не почувствовать.
  
  Lagoa do Fogu
  Накануне вечером Алексей предложил составить ему компанию и провести его предпоследний день на острове совместно. Маршрут составлен. Некоторые места, в виде чайной фабрики, мы готовы и продублировать. Первой точкой для остановки было Огненное озеро, увидеть которое без тумана - большая удача. Вот и сегодня мы поднимались в полосе сплошного киселя, из которого выныривали шоссеры. Остров довольно спортивный, и в выходные дни велосипедисты отважно штурмуют горные вершины, несмотря на относительно узкие дороги.
  Побродив в тумане по склонам кальдеры, нам удалось всё же ненадолго увидеть озёрную гладь. Это озеро образовалось шестьсот лет назад после крупного извержения и поэтому имеет такое название. Купаться в нём запрещено, но зато можно совершать трейлы по узким тропинкам.
  Замёрзнув от пронизывающего ветра, мы спустились в Кальдейру Вельха (Caldeira Velha). Это скромный ботанический сад с мезозойскими папоротниками, камнями-валунами, горной речкой, водопадом, гейзером с кипящей водой и тремя купелями, в двух из которых - самых тёплых - яблоку было негде упасть. Входной билет на двухчасовую прогулку стоил шесть евро на семью, а если бы решили купаться, следовало бы доплатить ещё десять и тогда бы нам повязали красные браслеты. Для жителей архипелага сей аттракцион бесплатен, и, наверное, они сегодня превалировали среди отдыхающих. Радовало, что работники парка минимизировали вторжение человека в живую природу. Все точки общепита и сувениров были вынесены за пределы парковой зоны.
  У детей снизилось настроение, когда мы через сорок минут уходили из парка, так как они не ожидали такого поворота событий и требовали купаний. Лишь мои увещевания, что здесь тесно, скользко, наверное, грязно, сыро, начался дождь, негде вещи оставить, скоро купим чайное мороженое, вероятно, подействовали. Поэтому, когда во второй раз мы приехали в Горреану, они сразу затребовали обещанное лакомство.
  Иногда небо на острове позволяет встретить закат. И, подъезжая к мирадору Богоматери Мира у Villa Franca, фотографируя белоснежные ступени, синие изразцы с библейскими мотивами, пасущихся неподалёку коров, открывающийся вид на бывшую столицу острова - Вилла Франка и маленький одноимённый островок в виде разорванного бублика, мы надеялись, что сегодня будет лучшее закатное солнце. Увы, тучи решили иначе.
  
  
  Parque Natural da Ribeira dos Caldeiroes
  Перед дальней дорогой зашли на городской рынок Mercado da Graca. В рыбных рядах изобилие океанских даров. В среднем у каждого продавца ассортимент в два десятка видов свежей рыбы, которую доставляют прямо из порта по подземному переходу. Как мне показалось, здешние морепродукты одни из самых доступных в мире. Ещё бы, в каждом посёлке, городке есть рыбный порт и множество рыболовецких шхун-баркасов.
  Молочных товаров на рынке нет. Надежда, что найдем пастеризованное молоко и домашний творог, не оправдалась. На Терсейре также нет свежего молока. Оно хоть и недорогое (45-60 центов), но всё стерилизованное. Сметану, ряженку, кефир придётся есть и пить дома.
  Часть фруктовых рядов ожидают прибытия хозяев. Гордость острова - это ананасы, и они здесь повсюду. За пять евро можно купить два-три плода, но, наверное, они лежалые, так как в среднем цена - полтора-два евро за килограмм. На втором месте - бананы. Они вкуснее и слаще мадейрских/канарских. Также в январе представлена маракуйя, мушмула, тамарилы, гуава обычная и земляничная (aracol), разнообразные цитрусовые (апельсины довольно сочные, а вот мандарины - так себе), манго с яблоками-грушами. Спросил у хозяина лавки, откуда манго. На коробке с ним красовалось nacional.
  - Из Бразилии, сэр! - усмехнувшись, ответил он и предложил попробовать нам арасола.
  На днях появилась азорская клубника. Островитяне её калибруют. Пока нам встречалась лишь 22-го и 25-го калибра. Цены на фрукты, наверное, одни из самых низких в Западной Европе. Работает интернет, есть семейное кафе, в котором заказали эспрессо. Кофе с клубникой - это шик! Никогда ранее не сочетали эти два продукта. Здесь не бывает невкусного эспрессо и практически везде маленькая чашка стоит шестьдесят центов.
  На рынке работает мужская парикмахерская (пять евро стрижка), есть места для помывки товара, сувенирный магазин, как в супермаркете можно взять тележки, корзинки, к оплате принимают карточки и выдают кассовый чек. Впоследствии это стало нашим излюбленным местом, и при наличии свободного часа всегда захаживали сюда, так как рынок никогда не повторяется.
  На выходе обнаружили магазин сыров O Rei Dos Queijos. Мимо него невозможно пройти, так как сырный аромат завораживает ещё на улице. Ещё недавно обсуждали, что здешние сыры довольно просты в сравнении с итальянскими, швейцарскими и французскими. Конечно, тет-де-муана и шевр-дю-пуато с бурратой тут нет. Но островные сыры вполне дадут фору континентальным испанским, португальским, я уж не говорю про страны бывшего СЭВа. Выбор под полторы сотни, в ассортименте все девять островов, по желанию за восемьдесят центов могут упаковать в вакуум. Лучше их потреблять комнатной температуры. Тут же островной чай, ликёр, вино, сладости, булки и прочее. Детям нравится здешний хлеб, и они упрашивают купить ещё тёплый килограммовый батон. Таисия читает на бумажном пакете, что срок годности мучного изделия всего одни сутки и говорит, что не съедим. К вечеру остаются лишь крошки.
  Интересуюсь, продаётся ли местный кофе. "Нет, сэр! - ответил вежливо продавец, - "азорский кофе можно купить только на острове Sao Jorge".
  Мне показалось, что гастрономический, винный и сельскохозяйственный туризм ещё дадут фору Италии и Франции. А по outdoor индустрии острова опережают их, учитывая круглогодичность, безопасность, чистоту и цену вопроса.
  В автобусе дети попеременно развлекали себя "Барбоскинами", азорскими свежими булочками, подсчетом коров-телят на пастбищах, старшая делала домашнее задание по учебнику ВПР, а я наблюдал за небом. Оно сегодня меняется, как никогда быстро. Солнце, дождь, радуга, опять дождь. Автобус петлял, заезжая во всевозможные посёлки, предоставляя возможность обзорной экскурсии по острову. Вот закончилась территория муниципалитета Рибейра Гранди, и мы заехали в соседствующий Нордэштэ. Завидев водопад, я нажал на кнопку "стоп" на потолке над креслом. Водитель вытащил из багажника нашу коляску и пожелал хорошего дня.
  На парковке три машины. Из минивэна вышла группа в гидрокостюмах, касках, непромокаемых кроссовках и с горным снаряжением. "Любители экстрима" - окрестил их про себя или каньонинга, рекламу которого встречал в Понте. С двух сторон от шоссе просматривались водопады. Спортсмены ушли вверх в живописные горы по тропе. И мы последовали их примеру, насколько позволял наш транспорт и силы. Дети то и дело норовили помыть ручки в многочисленных ручейках, пересекающих тропу или наступить в дождевые лужи, да и сверху постоянно что-то капало. Мы привыкли и редко достаём зонты, так как обычно это кратковременно. Иногда ночью по пути к дому любуешься звёздным небом и чувствуешь дождь, который приносит ветер откуда-то со стороны.
  Идти сегодня было нелегко. Тропа недетская. С одной стороны ущелье с грохочущей внизу рекой, поваленными деревьями, папоротниками, с другой стороны, - мокрая, покрытая мхом и лианами, каменная твердь. Вскоре у площадки с трёхпоточным водопадом мы упёрлись в знак "проход воспрещён". Спортсмены ушли по ней дальше, а мы, нафотографировавшись, спустились к шоссе. За это время двое самых мелких успели промочить обувь, а один почти полностью нырнуть в ручей.
  Внизу были ворота в одноимённый парк, название которого я как ни пытался, запомнить не смог. Вход бесплатный. Внутри идеальная чистота. Мне показалось, что каменные вулканические плиты и места общего пользования обработали антисептиком. Продуманный ландшафт, идеальный зелёный газон, посыпанные мелкой красной вулканической крошкой дорожки с деревянными перилами, пруд с фонтаном, карасями в окружении цветущих рододендронов. Здесь же можно снять апартаменты, судя по значку AL на сложенном из камней доме, летом работает кафе, а сейчас открыт магазин сувениров и местных продуктов. Этот парк называют парком мельниц, и их тут действительно много. Вход свободен, внутри довольно скромно. Также на территории парка есть ещё один водопад с площадкой для отдыха, которую мы выбрали для пикника. Здесь же каменные печи, рукомойники, запасы бесплатных дров для любителей барбекю. Грозная табличка напоминает, что за оставленный мусор налагаются штрафы от ста до полутора тысяч евро. Парк также переходил в дикую природу. Оставив семью прятаться от дождя в помещении мельницы, я пробежался пару километров по маркированной оранжево-голубыми метками тропе. Она также была не для сегодняшней погоды и не для коляски, но живописность её зашкаливала.
  Автобус из Нордэштэ приехал с часовым опозданием, и мы немного поволновались, так как уже размышляли о ночлеге. В пути к нам подсел недавний русскоговорящий собеседник, фотограф и писатель. Василий живет в Рибейра Гранди и предложил завтра познакомить нас с этим небольшим пятитысячным городишком. Договорились, что в три часа встречаемся в музее азорской эмиграции.
  
  Ribeira Grande
  На автостанции зашли в турист информ. Мне подарили карту, отметив на ней два музея, детям - конфеты. Молодой парень забежал за нами во фруттерию, которая была через дорогу. Он заметил, что сын бросал одноцентовик в надежде на то, что пластиковый шар с игрушкой выпадет ему. В руках он держал игрушку. Уже не в первый раз замечаю доброту островитян. Вчера Олесию за евро катали на машинке в супермаркете, позавчера на автостанции им подарили два пакетика с попкорном, да и на рынке детей регулярно угощают бананами. Вот и во фруттерии хозяин, спросив, понимаем ли мы португальский, подарил каждому по печенью.
  Городок с первых шагов не кажется провинциальным. В центре города зона отдыха для горожан. С парками, детской площадкой, башней муниципалитета, сквером с фикусами, театром, скамейками для отдыха и многочисленными кафе. Мы выбрали О"Шоколатино, где дегустировали местный шоколад (жидкий и твердый). Неподалёку муниципальный музей, расположенный в усадьбе семнадцатого века. Вход - евро. Впечатления на все десять. Это некий аналог краеведческого, где есть место истории, религии, промыслам, профессиям, медицине, книгопечатанию и выставке изделий из ракушек. Детвору же впечатлили две композиции с механическими куклами. Одна посвящена средневековому городу Рибейра Гранди в виде макета. Вторая - Рождеству. Их специально включили для нас, и мы наблюдали, как сотни фигурок выполняли повторяющиеся движения.
  По рекомендации Василия сходили на спиртовую фабрику, продукцию которой наблюдаешь в каждом магазине. Он сказал, что при заводе имеется небольшой парк, клетки с птицами и детская площадка. С последней никто не хотел уходить, и младшие со слезами зашли в зал, где в воздухе висела смесь сивушных масел и виноградного спирта. Нас встретил экскурсовод, который был весьма лаконичен. За пять-семь минут вылил тонну информации, которую невозможно проверить. Я понаблюдал за женщинами в разливочном цеху. Фотографировать запрещено. В следующем помещении ряды бочек.
  - Не хотите попробовать нашу продукцию? Дегустация бесплатна.
  - Да, немного можно! - ответил усатый пузатый мужчина в ковбойской шапке и сапогах.
  Ну а мы торопились в другое место. В три часа у нас встреча в музее эмиграции. Самостоятельно в нём непосвященному человеку может быстро наскучить. Три ряда экспозиции с фотографиями, письмами, чемоданами. Младшая дочь выбрала трёхколесный велосипед, старший сын сначала исследовал швейные машинки, потом лазил по горизонтальным стендам и нажимал всё, что нажималось. Смотрительница музея (она же кассир), как все остальные азоряне вполне толерантны к детским шалостям. Лишь через тридцать минут она включила им мультфильм, и следующий час мы с упоением слушали рассказ Василия об истории и жизни островитян. Это подкреплялось историческими аспектами, личными историями.
  - В этом письме мальчик пишет своей матери, что когда они приземлялись в Бостоне, то вокруг всё было белое: "Ты представляешь, мама, насколько богатая эта страна, если с неба падает сахар..." А здесь фотография старика. В пятидесятых он с братом построил лодку и отправился с семьёй через Атлантику. Лодка потерпела крушение, но их спас торговый корабль, где их переодели и привезли в Нью-Йорк. Но там дали понять, что без визы он не имеет права жить в стране, и он переехал в Бразилию. Традиционно открыл кофейню, брат - парикмахерскую. Через десять лет его семья разрослась до двенадцати человек. Он написал письма президенту США и получил разрешение на визу. Переехал. Также открыл кофейню - черведжию, брат - парикмахерскую. Десять лет назад он и почти вся его семья вернулись на Сао Мигель.
  - Как вы думаете, Василий, а почему они возвращаются?
  - Встречать старость лучше дома! - отвечают они, - хотя есть и относительно молодые, которые пресытились американской мечтой и готовы опять за гроши вкалывать здесь. Недавно познакомился с Лилей. Он берёт за стрижку пять евро, а США ей платили тридцать пять, плюс чаевые десять-пятнадцать. В день там минимум десять клиентов, иногда - двадцать. Через пять лет она вернулась. Говорит, что всё не то.
  Мы, затаив дыхание, слушали нашего гида и по-другому воспринимали остров. Узнали, что в прошлом году здесь отмечали полторы сотни лет отмены смертной казни и что этому закону положили начало здесь на Азорах, так как считают, что кроме Бога никто не может отнимать жизнь.
  - Здесь и по сей день очень верующий народ. Церковные праздники отмечают с большим размахом. В апреле-мае, когда проходит праздник Divino Espirito Santo, в гостиницах нет мест, так как приезжают многие, кто мигрировал в США, Канаду, и на домах красуются американские/канадские флаги. Азоряне считают себя затерянными в Атлантике и вместе с тем гордятся, что живут в раю...
  Из музея мы перешли на городской рынок, где торговали лишь цветами и гамбургерами. Со слов Василия, предыдущий мир опустошил городскую казну, а у нового на всё не хватает и поэтому здешний меркадо уже несколько месяцев в состоянии тлеющего ремонта.
  - Зато, если проголодаетесь, знайте, что за два пятьдесят здесь самые толстые куски мяса в гамбургерах. Ко мне домой пойдём лёгкой дорогой или под гору, но живописной? - спросил он у меня.
  Мы выбрали второй вариант и знакомились с набережной и рассказами о ней. О том, что здесь бывают ураганы со скоростью семьдесят километров в час и рольставни имеют практическую сторону вопроса. Он рассказал про конкурсы красоты среди коров, про торраду, которую проводят на Терсейре, про бомбейросов (пожарников), которые выполняют на острове роль скорой помощи и социальной службы, про визит Обамы, про трансатлантический кабель связи, что в азорянах ещё живы пережитки бедности и хоть краж здесь практически не бывает, но битые стёкла, зацементированные в заборы, являются дыханием ушедшего времени. Он живёт и работает на острове третий год, но так и не смог изучить его. В конце провёл нам экскурсию по своему стильному трёхэтажному дому, арендованному по контракту и показал на сайте сейсмической активности, что сегодня на острове было извержение амплитудой в три балла.
  Под впечатлением мы спускались от автобусной остановки стадиона Сао Мигель к своему домику. В многочисленных барах сегодня пили пиво-кофе и смотрели футбол. Судя по красным шарфам болельщиков, сражалась Бенфика. "Гол!" - эхом донеслось до нас, когда мы проходили мимо бара в Livramento.
  
  Calhetos (Кальеташ), Rabo de Peixe (Рабу ди Пейши), Santana
  Это маленькие прибрежные городки/посёлки на западе муниципалитета Рибейра Гранди. Накануне прочитали рассказ Василия "Один день на острове", где он описывал их. Решили, что в самый дальний Кальетош едем на автобусе, а обратно пешком.
  В Рибейре узнали, что в запасе у нас есть час, остался неосмотренным музей францисканцев, расположенный в одноимённом храме, и мы решили отправиться туда. За два евро девушка провела нам полноценную экскурсию об ордене, с демонстрацией 2D фильма, посещением закрытого сада, подъемом на башню. Узнали, что орден открыл и обслуживает здешнюю больницу, а также заботится о малообеспеченных гражданах. Сын, оказавшись у колоколов, всё норовил испробовать их звучание, и мы, извинившись за поведение, спустились вниз, где была интерактивная композиция с куклами святых, которых к празднику переодевают в новое облачение.
  Кальетош оказался самым солнечным и самым малолюдным посёлком. Лишь в центре мы наблюдали парочку жителей, курящих в баре. Сфотографировав храм с питьевым фонтаном, мы ушли к природным бассейнам (piscine naturale), расположенным в уютной бухте. Застывшая лава выступала волнорезом для трёхметровых накатов воды, и детвора с охотой плескалась в природных ваннах, а затем собирала ракушки с камнями. Сегодня четвёртый "футболочный" день в нашей поездке и даже можно позагорать на природной зелёной лужайке, наблюдая за буйством стихии, сделав паузу на пикник.
  Здешние волны весьма коварны. Как сказал вчера Василий в рассказе об американском спасателе, погибшем на Азорах: "у моря нет друзей". Сегодня гуляя по первой береговой линии Кальетош, где живут бедняки (на острове богатые не селятся близко к океану), то и дело встречали полуразрушенные дома, которые были поглощены эрозией почвы или точнее, многометровой каменной тверди. Везде висели предупреждающие таблички о том, что проезд либо запрещён, либо ограничен, а штраф за выброс мусора в прибрежной зоне колебался от двухсот до двух с половиной миллионов евро. Не знаю, были ли прецеденты по верхней планке.
  Когда же мы попали в азорский Париж (именно так произносится Paix), то создалось ощущение, что находишься где-то в провинциальной Румынии, а не в Европе. Здесь очень многолюдно. Это самый развивающийся посёлок острова, и мэр поддерживает рождаемость. Население - молодёжь. Несколько лет назад судно с кокаином потерпело крушение у его берегов и память об этой катастрофе жива и по сей день. Нас предупредили, чтобы я не фотографировал пацанву, забивающую косяки, в центре городка напротив погребальной конторы, и мы постарались не глазеть на них, а любовались храмом, памятником рыбаку, морской гладью. Хоть у нас никто и не стрелял сигарет с мелочью, но из шумящего, галдящего, сидящего на асфальте Парижа хочется поскорее удалиться.
  На этом фоне Сантана выступала полной противоположностью. И в тамошней обсерватории мы слушали лекцию о небе на прекрасном английском. Жаль, что музей закрывался через тридцать минут, так как при нём есть ещё и небольшой планетарий. Детям показали настоящий телескоп, продемонстрировали работу раздвижной крыши, извинившись за холод, а затем старшая дочь изучала на себе силы гравитации на различных планетах, крутя педали на "звёздном велосипеде". На интерактивные стенды времени почти не осталось. Всего на Азорах шесть общественных научных центров, из которых четыре находятся на этом острове.
  С обсерваторией соседствовала псарня и открытый тир, но до отправления автобуса из Рибейра Гранди оставалось полтора часа, за которые мы дошли до Рибейра Сека. Здесь есть целые кварталы законсервированных домов. Островитяне, уезжая, цементируют окна и входные двери крупными кирпичами. В некоторых домах уже провалилась кровля и влага с грибком и мхами поглощает скелеты стен.
  Понаблюдали за сёрферами на пляже Монте Верди, купили продукты в Континенте и какао Хершис в супермаркете американских товаров "Liberty", который напомнил мне сеть русских магазинов "Калинка" в Берлине. Солёные огурчики, жвачка, газировка, кленовый сироп, БАДы, витамины, кексы, печенье, жидкая домашняя парфюмерия в трёхлитровых канистрах с кассиршей, без умолку болтающей по мобильному.
  
  
  Nordeste
  Нордэшти - это посёлок на востоке острова. Он же является столицей одноимённого муниципалитета. Пишут, что он, как и его муниципалитет, довольно живописный, малонаселённый и вредный на погоду. Из столицы сюда проходит самый дальний автобусный маршрут. Расстояние в семьдесят километров автобус преодолевает за два с половиной часа. Не все пассажиры хорошо переносят горный серпантин, и у некоторых наблюдаются пакетики.
  Из дома мы вышли в одних футболках, а через три часа надели по две кофты, а младшей ещё и шапку. Посёлок нас встретил холодным порывистым ветром и свинцовыми тучами.
  - Зачем мы сюда приехали? - неустанно спрашивала Таисия.
  - На пикник! - отшучивался я.
  - Ну, а что, поближе и потеплее нельзя было места найти?
  - Там не так живописно. И потом, не приедешь, не увидишь, не узнаешь. К тому же здесь красивый маяк, за которым на тысячи километров только океан.
  Из автобуса мы вышли последними пассажирами и спрятались от ветра в здании стеклянного Нордкафе. Впереди крытый общественный пятидесятиметровый бассейн с грустной историей. Его построили восемь лет назад, но жителям он не приглянулся. Вскоре обнаружился брак, и последние пять лет он закрыт и прозябает под ветрами Атлантики и покрывается местной микрофлорой. Она здесь весьма вредная и активная. За неполные три недели все наши зимние куртки полюбились здешней плесени, и теперь надежда лишь на московские морозы.
  Обойдя бассейн, мы выбрали путь к маяку Arnel. Его можно фотографировать с двух мирадоров, а также спуститься по тридцатиградусному шоссе, чтобы любоваться им и рыбным портом. Под ураганным ветром дошли до южной смотровой площадки, чтобы любоваться дождем, радугой, барашками волн и пасущимися на крутых склонах коровками. Здесь же заботливый навес, стол с лавками и небольшой сквер с зелёным газоном.
  В турист информ, что в центре посёлка, узнали, что неподалёку есть ботанический сад и муниципальный музей. Но продолжительность его бесплатного посещения только десять минут и сегодня он закрылся раньше времени. Дубовые двери храма также не приветствовали нас. В супермаркете купили продукты - и в долгий обратный путь.
  
  Ponta Delgada
  Наш отпуск подходит к концу, а мы ещё не испробовали здешние спа. Поиск в интернете показал, что, вероятно, они имеются в Парк отеле Sao Miguel, который нашли без подсказок. На втором этаже расположен оздоровительный центр.
  - Сколько стоит билет? - спросил у спортивного вида парня на стойке комплекса.
  - Пять евро, сэр.
  - А детский?
  - Дети бесплатно.
  Выдав нам банные полотенца, он провёл небольшой инструктаж, а точнее - экскурсию, показав нам тренажёрный зал, сауну, хамам и бассейн на четыре дорожки с джакузи. Большинство посетителей приходят сюда для занятий фитнесом, и во всех водных аттракционах мы были в одиночестве, если так как можно назвать нашу компанию из пяти человек, которая шумела, галдела, прыгала с бортиков и всячески пыталась нарушить правила поведения.
  Тем временем подошло время обеда, после которого малыши в унисон залегли на тихий час в нашей единственной коляске и дали нам передышку на неспешный и спокойный шопинг. Благо, что по соседству расположен пятиэтажный торговый центр Parco Atlantico, где смело можно потратить время и переждать непогоду. Хотя опять же, всё относительно. Двадцать градусов тепла и периодический дождь - мечта для января.
  
  
  Отъезд
  К нему начали готовиться за пару-тройку дней. Шопинг в супермаркетах и на рынке, купания в океане, кофе и сладости в кафе, прогулки по набережной. Хочется пролонгировать наш отпуск, возвращаясь к Азорам во время рабочей столичной жизни воспоминаниями, через покупки и фотографии. Из плодов дикой опунции базилярис сварил два литра варенья, которое можно добавлять в выпечку в качестве красителя и угощать гостей. На рынке выпить эспрессо под клубнику тридцатого калибра и горячий шоколад малышам.
  Расставаться грустно. Конечно же, примеряешь остров на себя. Сравниваешь, оцениваешь, размышляешь, не мало ли взял дней отдыха, а смог бы я здесь жить и работать? Всё же надо быть своеобразным аутистом, чтобы отсоединить себя от бурного континентального мира и стать островитянином, выбрав некий компромисс между прошлой жизнью, азорской природой и уединением Азор, допустившим минимальные вкрапления урбанистики в свой биогеоценоз.
  А по приезду в Москву начинаешь скучать, что не хватает кислорода, шума ветра, барабанящего ночью в рольставни, по тёплому зимнему локальному грибному дождю, улыбающимся водителям, по холодному и горячему океану с чарующими закатами, коровкам и, конечно же, по пушистым изумрудным горам, заботливо разлинованным чьими-то руками столетия назад.
  В первую же душную московскую ночь снились Азоры. Как будто опять оказался во влажном лесу в окружении лиан, гималайских лилий, новозеландских папоротников и поющих птиц. Проснулся, открыл форточку. На часах два часа. В Livramento мы бы ужинали и пили чай в это время. "Надо привыкать к гипоксии", - подумал про себя, - "чтобы поскорее адаптироваться".
  
  Центральные Азоры
  - Папа, а когда мы поедем на нашу дачу? - поинтересовался четырёхлетний сын.
  - Орест, у нас же нет дачи!
  - Ну, там, в Португалии есть... на море!
  - В августе... Когда у меня отпуск будет.
  Буквально через месяц после возвращения с острова Sao Migel куплены билеты и через airbnb забронированы дома на островах Pico и Sao Jorge. Взвешивали, размышляли, считали. На любимой Сицилии - летом жарко, в континентальной Европе - мигранты/беженцы, в России - дорого, на Украине - небезопасно.
  "Азоры - это почти как слетать в Японию, если считать по времени, только в другую сторону от Москвы. Почти десять часов в воздухе с двумя пересадками, и так же зелено, чисто и свободно", - сказал я Наде за неделю до отъезда.
  Выйдя в Домодедово из ночного такси, мы с облегчением выдохнули, так как водитель то и дело старался доставить дискомфорт, то скоростью в сто двадцать по мокрому МКАДу, то намеками на доплату или штрафом за отсутствующее третье детское кресло.
  - С какой целью вы покидаете Россию? - с каменным лицом спросила пограничница.
  - Отдыхать, товарищ старший лейтенант! - отрапортовал я.
  - Добро пожаловать в Германию, - через четыре часа, улыбаясь, тараторил её немецкий коллега, - Вы надолго к нам?
  - На три недели. Да и не совсем к вам. Конечный пункт - Португалия.
  В аэропорту Франкфурта можно почувствовать себя букашкой. Мне он напоминает копию арабских ТПУ, где также носятся электрокары с теми же восточными дамами в хеджабах, скрывающих их глаза, лица и необъятные талии. Здесь также мало скамеек и детских площадок, большие расстояния, а полицейские с автоматами наперевес то ли облаву совершают, то ли устрашают посетителей, ну а венец всему - это цены на кофе, чай и еду. Почти, как в Шереметьево: кофе или булочка за три, а маленькая бутылочка воды за полтора. Лишь в спрятанном затрапезном супермаркете немного почувствовали себя европейцами. Кофе из автомата по евро, а на полках интернационального сыра с несколько десятков и есть вкусная минералка. Между рейсами четыре часа, но от поездки в город отказались, так как в информации предупредили, что в воскресенье могут быть задержки движения поездов.
  Лиссабон нам стал почти родным, так как в последнее время здесь всё чаще останавливаемся на однодневную ночёвку. Получив багаж, мы заказываем ристретто в Padaria Lisboa. В феврале, возвращаясь с Азор, среди броуновского движения посетителей с багажом, на этих же стульях мы решали, - ехать ли в местный роддом или в торговый центр.
  Ночь в Лиссабоне у китайской сеньоры в многоквартирном скученном муравейнике и снова в путь. Pico и Sao Jorge лоукостерам неинтересны, поэтому выбрана авиакомпания SATA, которая круглогодично обслуживает все девять островов.
  - Папа, а сколько осталось лететь? - попеременно спрашивают старшие дети.
  - Час сорок пять.
  - Это много? - интересуется младшая дочь.
  - Тысяча семьсот километров.
  - А это много? - переспрашивает Орест.
  - Как съездить из Москвы в Питер и вернуться обратно.
  Похоже, что мои ответы их удовлетворяют, и они ненадолго отвлекаются на планшеты, раскраски, пазлы, еду.
  
  Остров Pico
  Остров встречает нас плотным туманом, за которым спрятался одноимённый вулкан и мы, надев куртки, приготовив зонтики и колясочные дождевики, вышли из салона. "Вероятность осадков сегодня восемьдесят семь процентов", "всю неделю дожди" - информация по Google внушала опасения. Забегая чуть вперёд, скажу, что все метеопрогнозы касаемо архипелага беспощадно врут. Мне кажется, что человечество ещё не изобрело относительно правдивых метеодатчиков для островов.
  Накануне я прочитал, что на Pico есть автобусное сообщения и в турист информ поинтересовался расписанием. Нам необходимо было попасть в порт.
  - Автобус на Sao Roque будет через пять минут! Остановка справа от выхода. Билеты у водителя, - вежливо ответила дама.
  Из пассажиров боинга мы единственные, кто воспользовался общественным транспортом, остальные - разбежались по машинам либо остались стоять в очередях прокатных контор. Проезд на семью стоил три пятьдесят, водитель терпеливо подождал, пока я загрузил две коляски и пять рюкзаков в багажный отсек, и мы тронулись в путь.
  На утренний паром в Velas мы чуточку не успели, до вечернего рейса оставалось ещё семь часов. Узнали в турист центре, где находятся ближайшие пляжи (piscina naturale) и не спеша ушли знакомиться с городком. Малыши облюбовали детскую площадку из вулканической породы, расположенную в первом на острове парке (1963 г.). Хотя мне кажется, что парк - это весь остров, а чёрная лава - его природный сувенир. Из неё строятся дома и заборы, кладутся бордюры и тротуары, а некоторые островитяне засыпают ею свои приусадебные газоны. От курток освобождаться не хотелось из-за ветра и налетающей со всех сторон водной пыли. Туристов мало, трафик движения редкий, коров не видать, чище, автобусные остановки давно необходимо реанимировать - первые сравнительные отличия от Терсейры и Sao Miguel.
  Прогулявшись по Avenida Mare, незаметно вышли за город.
  - Папа, а вода здесь холодная?
  - Нет, Орест. Летом океан почти везде тёплый.
  - А я думаю, что холодная. В Португалии нет тёплого моря! - стереотипно твердил он одно и то же.
  Ему, да и нам необычно, сняв куртки, идти купаться. И хотя сын довольно быстро замёрз, кто повзрослее адаптировались и исследовали под водой разноцветный мир относительно тихой лагуны, образовавшейся из застывшей лавы. За её пределами бушевали многоэтажные волны, а сюда доходили лишь остатки пены от них. Для отдыха посетителей из деревянных поддонов сделаны столы и скамейки, установлены бесплатные лежаки и зонтики, есть открытый душ и wc, работает городская сеть бесплатного wi-fi. Я подумал, что это и есть критерии идеального отдыха.
  Перекусив лиссабонскими фруктами, продолжили знакомство с посёлком. В средневековом конвенте монахов расположился хостел, здесь же растет гигантская норфолкская сосна, примечательная тем, что она является деревом желаний. На табличке инструкция: "закрыть глаза, загадать желание, открыть глаза и обойти араукарию трижды".
  - Папа, а можно два желания загадать?
  - Конечно можно, Тасенька!
  - А если я передумала?
  - Ничего страшного... Перезагадай ещё раз!
  - А можно за Родиона загадать?
  - Можно.
  - Папа, я загадал желание, а почему оно не исполняется?
  - Всему своё время, Орест. Дерево ведь не фея.
  В порту нас ждали плохие новости. Понедельник. Музей китобойного промысла закрыт. На табличке порта висело объявление, что в связи с метеоусловиями водное сообщение Sao Roque c Velas сегодня приостановлено и для желающих есть столичный островной порт Madalena. Третья новость - последний автобус уехал двадцать минут назад. Из расписания я заметил, что на острове курсируют лишь два маршрута: утренний десятичасовой и дневной послеобеденный.
  Но торопиться некуда. До второго порта восемнадцать километров. В аэропорту заметили, что на диком острове довольно современные такси цвета слоновой кости и водители терпеливо ожидают своих клиентов. Не спеша исследовали улочки, лакомились ничейным инжиром и зашли в здешний гипермаркет. Голодным здесь, конечно, не будешь, но ассортимент и цены оставляют желать лучшего, если сравнивать с континентом. Арбуз по евро, бананы и яблоки подороже, сыров всего два десятка, огурцы размером по полкилограмма и выше. И следующая особенность - это отсутствие ценников на ряде товаров. После России поначалу боязно прикасаться к таким, но затем расслабились, так как наши законы торговли здесь не прижились.
  - Папа, а где мы будем кушать? - теребили дети.
  - Сейчас найдем красивое место и там пообедаем.
  - А скоро?
  - Думаю, да. Мы же на острове.
  И место не оставило себя долго ждать. В городке Santo Antonio возле общественного бассейна для посетителей соорудили шикарную зону для пикника. С детской площадкой, деревянными столами, идеальным газоном, с постаментом для желающих спеть, в тени неведомых нам голосеменных и с видом на океан и его бушующую симфонию. Как будто неведомый музыкант нажимал на клавиши его белоснежных волн, и они с грохотом врезались в отвесные базальтовые скалы.
  В портовом кафе попросили бармена, чтобы нам вызвали такси. Слово "минивэн" она не поняла, и вместо него приехал минибас. Водитель не стал включать развлекающую себя музыку, комментировать наш состав, а погрузил багаж и без лишних слов довёз к месту назначения.
  - Время в пути до Velas составит ориентировочно полтора часа! - комментировал капитан корабля компании Atlanticoline. Для пассажиров на второй палубе открыт бар, на судне бесплатный wi-fi, если вас будет укачивать, - избегайте ходить, постарайтесь занять кресла на первой палубе. Если будет совсем плохо, спросите противорвотную таблетку.
  Половина нашего экипажа плохо переносила качку. Хуже всего было самому младшему, у которого сегодня вылезал первый зубик. Плюс пассивный загар, смена климата, да и разница во времени давали о себе знать, и он то и дело напоминал о себе. Мне кажется, что дети в поездках взрослеют быстрее и это прослеживается даже у грудничков.
  Я не знал, что обычный мерседес может быть таким вместительным, а водитель такси таким терпеливым. Собственно - это была его робкая инициатива подвезти нас, а мы согласились, так как выбирать не приходилось. Большинство таксомоторов кого-то да ждало. Мы дали ему номер телефона Joao - владельца Blue House в посёлке Urzelina, и он созвонился с ним, чтобы узнать номер дома и, вероятно, что-то ещё. Таксист не стал сетовать на перегруз, компанию, ночь, дождь, багаж, отсутствие детских кресел, а когда по прибытию он назвал стоимость, - мне впервые за два дня захотелось оставить хотя бы евро-два на чай.
  - Как ты думаешь, мы ещё сегодня удивимся? - спросила Надя на горной дороге, которая напоминала аттракцион "Американские горки".
  - Конечно! - ответил я.
  И действительно голубой дом нас поразил. Даже беглый осмотр двухэтажного особняка, выполненного в едином стиле, невольно приоткрывал рот. Посуда, полотенца, напольная плитка, витражи, постельное бельё гармонировали с букетами синих гортензий, которые из-за совершенства форм можно было принять за искусственные подделки. Окна на первом этаже в пол, лакированная сосновая лестница на второй этаж, три спальни, гостиная, кухня, с балконов открывается вид на океан и горы и есть ещё зона отдыха на улице с созерцанием кромки океана и невиданной зелени. С таким размахом мы ещё не отдыхали!
  Хозяин приготовил подборку островных карт, папку с телефонами служб, описанием достопримечательностей. На кухне и в ванной полный набор сан- и дезсредств, салфеток и прочих необходимостей. Почти всё новое, чистенькое, и, похоже, что нас здесь очень ждали. На столе приветственная бутылка местного вина, пакет молока, аутентичные булочки-треугольники, масло, чай, сахар и бутылка воды. Из минусов: нет люльки и чайника, но Joao обещал завтра всё исправить. На мой вопрос о термитах, комарах, тараканах и прочих насекомых, змеях он ответил, что оных в его доме не бывает. Чуть позже с сыном обратили внимание на желто-зелёные пластиковые фугасы, развешанные по периметру угодья. Как выяснилось - это платная централизованная защита от непрошенных гостей, которая стоит вместе с обслуживанием 275 евро в первые шесть месяцев.
  
  
  SAO JORGE
  Urzelina
  Вместе с петухами проснулся и Родион. Он лёжа улыбался и улюлюкал. За сутки пребывания на островах у него прошёл кашель, с которым мы боролись в течение месяца, а перед отъездом участковый педиатр порекомендовал лечить его цефалоспорином третьего поколения (мы ослушались). На детей постарше сказалось двухдневное отсутствие дневного сна и ранние подъёмы. Им тоже островной климат подходил. Вмиг их носы просохли, хотя за это лето они по очереди засыпали под шум небулайзера. Вскоре и они взялись за изучение дома.
  - Папа, я нашёл новую раскраску... Папа, она для мальчиков.
  - Папа, я нашла игрушечный телефон. По нему можно звонить.
  Мне пришлось создавать новые инструкции и вводить свежие запреты.
  - На балкон нельзя. Воду в палисаднике не включаем. За калитку на дорогу не выходим, тем более босиком. Газовой плитой не пользуемся. Ванну и туалет изнутри на ключ не закрываем.
  Первый завтрак на улице под пение приусадебных птиц. Я как будто перенёсся в своё детство, где при хорошей погоде мы накрывали всей семьёй стол во дворе и неспешно завтракали, обедали, ужинали. Здесь это стало таким же правилом, а вечерами мы сидели и гадали, что за птица или зверь рычит инопланетным голосом в кустах.
  Урзелина - относительно молодой посёлок. Двести лет назад вулканическая лава почти полностью его поглотила. О том извержении свидетельствуют остатки храма в виде остроконечной колокольни, которая сегодня является частной собственностью, но любой посетитель может запросто зайти и полюбоваться силой и буйством природы. Также на окраинах есть чёрные зловещие гроты, куда мы не преминули заглянуть, так как они обозначены на карте достопримечательностей.
  Сегодня полуразрушенный храм утопает в зелени. Гибискусы, араукарии, монстеры, гуавы, питахайя и наши любимые инжир и ежевика. Самые дорогие московские фрукты здесь растут вдоль дорог и в ручной доступности!
  - Папа, а мы будем сегодня купаться?
  - Да!
  - Я хочу в горячем океане! - нудит Орест.
  - Горячий океан остался на другом острове. Здесь будет только тёплый.
  В посёлке два природных бесплатных бассейна и один искусственный, выложенный кафельной плиткой. Он открытый и с морской водой. Входной билет - один евро, дети до десяти - бесплатно. Но мы выбрали соседний - натуральный, в вулканических валунах, обточенных волнами. В его заводях водятся мальки и прочая диковинная живность.
  - А-а-а-а! - кричит Орест.
  - Что случилось, сынок?
  - Папа, меня укусил краб!
  - За что?
  - За пальчик!
  - Зачем ты его брал?
  - Я думал, что это ракушка.
  - Кровь есть? Если нет, - подуй на пальчик и всё пройдёт.
  Азорские пляжи летом почти такие же, как и зимой. Парочка посетителей, - редко когда больше. Сюда ещё не дошла торговля, барбекюшницы, никто ничего не предлагает купить, прокатиться на банане, оздоровиться массажем, и чаще всего мы одни на них. Есть бесплатные навесы от солнца и открытый душ, чисто, аккуратно и вход в воду по лесенке и перилам. Вмешательство человека минимально, а если и есть, - то малозаметно. Здесь нет привычной гальки или песка, - как правило, для входа в воду есть лестница, бетонные ступеньки и нам приходится реже шагать по валунам. Мы втихую радуемся, что не придётся бегать за малышами и они будут возле нас.
  В посёлке с десяток кафе, баров и ресторанов, есть своя пекарня, пасека, кемпинг, автобусная остановка, детская площадка, а также единственный минимаркет. Цены более привычные, чем на соседнем острове, но по-прежнему в дефиците ценники. Эту особенность встречали даже в аптеках и иных магазинчиках. Иногда это выглядит комично. Есть скидка в пятьдесят процентов, а стоимость товара не указана.
  В магазине есть самое необходимое (молоко, сыры, масло, яйца, творог, мука, сахар, минералка, кофе) в достаточных количествах. Из местных продуктов: мёд, варенье из сладкого перца, булочки, печенье и конфеты doces sortidos (шоколадная халва в трубочках). Азорцы гордятся своим хлебом. Срок годности его одни сутки. На острове утренние булочки пекари-почтальоны разносят по домам, - развешивают в пакетах на дверных ручках или кладут в специальные "почтовые" ящики, на которых написано "для хлеба" или "pao". Продавец понимает английский, и его терминал принимает банковские карточки. На стенах висят рекламные проспекты ближайших коррид/турад, фестивалей и концертов. Завтра будет театр марионеток, послезавтра - выставка картин, в субботу обещают бои с быками.
  Мужчина-кассир довольно вежлив и самостоятельно упаковывает наши продукты в пакеты. Во второй раз зашли к нему за омлетистым (из-за консистенции) творогом, который здесь называют "свежий сыр", на наш немой вопрос он ответил, что "queijo fresco" продаётся только утром и его уже раскупили".
  Радует, что на нашу шумную компанию аборигены не обращают внимания. Это в Китае могут в упор фотографировать на телефон, а во Франкфурте комментировать и оглядываться, в России учить, как нужно жить, а здесь чувствуешь себя местным. Как будто живёшь здесь не один год и дополняешь островное население до девяти тысяч с хвостиком. Островитяне довольно дружелюбны и в сельском магазинчике пропускают нас впереди себя, и пару раз даже угощали детвору шоколадками.
  
  Manadas. Поход на faja das Almas
  На острове искусственных достопримечательностей не много. К ним относятся три сыроварни, единственная в Европе кофейная плантация, три музея и, конечно же, храмы, которые есть в каждом посёлке/городе. Основная достопримечательность - это природа. Горы, леса, океан и faja (фажа). Последние - местная изюминка. Это лавовые потоки горизонтальной формы, застывшие у океанической кромки, на которых сформировался почвенный слой и имеется особенный микроклимат. Именно здесь на острове начиналось земледелие и зарождалась жизнь.
  До ближайшей фажи всего шесть с половиной километров. Заодно можно посмотреть посёлок Манадаш и одну из основных (красивых) островных церквей Санта Барбара. Термос, домашние плюшки, крем от солнца - и в путь.
  Иногда мне говорят, что детей нельзя срывать с насиженных мест, что они плохо переносят дорогу, могут болеть, капризничать. С этим сложно поспорить, но это чаще встречается с ними и в Москве. После первой поездки на Азоры полуторагодовалая Олесия всех животных называла одним словом - "му". Орест в эту поездку открыл для себя объектив фотоаппарата и вместе со старшей дочерью соревнуются в выборе ракурса для съёмки. После поездки на Терсейру мы поехали в мартовский Ногинск. Выйдя на железнодорожном вокзале, трёхлетний малыш возмущался, почему тут люди живут так некрасиво.
  Так и сегодня - дети вместе с нами любуются коровками, телятами, козами, пасущимися в придорожных загонах из вулканического камня, проглядывающей синей кромкой океана и подсолнухами, от яркого света которых хочется зажмурить глаза. Мне кажется, что символом этого острова могли бы стать именно они, а не гортензии, которыми так гордятся остальные Азоры. На полудиких участках доминировал традиционный вьюнок, который буквально закрывал собой подлежащую растительность.
  По пути останавливаемся, и я провожу урок прикладной ботаники, которую можно продегустировать. Малина, ежевика, инжир, томаты-черри то и дело встречаются нам.
  - Папа, они же немытые! - делает замечание старшая дочь.
  - Таисия, по ночам здесь дожди. Можно считать, что утром их уже помыли.
  - Папа, я сорвал кукурузу! - кричит Орест.
  - Это не кукуруза. Это плод монстеры. Её едят сырой и когда созреет. Иначе можно обжечь рот. Смотри, отковыривай зелёные кожурки, под ними жёлтая мякоть. Попробуй. Пахнет, как ананас, на вкус, как сочный банан.
  - Нет. Не буду!
  - А я хочу мороженое! - завидев магазинчик с рекламой, заверещала младшая.
  Магазин, как будто родом из детства. Своеобразное сельпо, в котором есть и спички с консервами, и ткань в рулонах, и местные сладости, а в картонных коробочках - расфасованный горчичный порошок и даже есть ловушки для пауков. Тут же грубая кожаная обувка местных мастеров, салфетки, полотенца, стёганые одеяла и половички островных мастериц. Ну и самое главное - на прилавке механические весы с гирьками. Не хватает лишь деревянных счёт. Банковские карточки к оплате, конечно, не принимают. Ценников традиционно нет. И лишь электронная касса напоминает о двадцать первом веке.
  В Манадаше лишь мы да немецкая пара. Заметил, что население Германии составляет больший процент среди здешних туристов. На пляже (zona balnearis) дети оседлали вековой кран для подъёма рыбацких лодок и пытаются его сломать. В храме Санта Барбара мы одни. Вход один евро, и церковь напоминает музей религии, где есть довольно терпеливые смотрители и, вероятно, иногда проводятся богослужения.
  Спускаясь к фаже, мы любовались возвышающейся над кучевыми облаками верхушкой Пику.
  - Папа, а вулкан выше неба! - заметил Орест, - такое разве бывает?
  - Конечно! Здесь ещё не такое бывает!
  Сказать, что прогулка была нетяжёлой, я не могу. Хорошо, что с собой были две коляски и бутылка воды, а внизу манила прохладная океанская гладь. Наверное, это будет самый трудный путь к пляжу, - подумал про себя, - осознавая, что нам ещё предстоит нелегкий подъём, а вероятность, что мы поймаем попутку, равна нулю, так как местный трафик движения довольно негустой.
  - Папа, а какая вероятность, что нам предложат помощь и подвезут? - угадывает мои мысли Таисия.
  - Ноль!
  - Почему?
  - Менталитет здесь иной, во-первых. А во-вторых, посмотри на нас. Чтобы подвезти нашу компанию, необходим, как минимум минивэн или микроавтобус.
  Океаническая вода, релакс на тёплых вулканических плитах, созерцание красот фажи придаёт нам сил. И накупавшись, кажется, что не было позади многочасовой прогулки под коварным островным солнцем, которое, на первый взгляд, вроде и не жаркое, но защитный крем от него почти не спасает.
  
  
  Velas (Велаш)
  Сегодня решили знакомиться с островной столицей и автобусным сообщением. На острове две линии: южная и северная, по которой курсируют два маршрута в день: утром - из Topo в Velas, в 15:30 из столицы обратно. Автобус напоминает маршрутку и останавливается там, где его тормозят, иногда не только, чтобы подхватить пассажиров, а например, чтобы передать ключи от дома или свежие булочки.
  Конечная остановка - несетевой супермаркет, с которого мы и начали знакомство с городом - столицей сыра, как гласят здешние рекламные лозунги. Непривычно встретить, запотевшие холодильники, ползающих зелёных мух, откровенную гниль в овощах и фруктах, но мы списываем это на то, что находимся на задворках Европы. Удивляет, что на океаническом острове в отделе "рыба и морепродукты" всего один худосочный тунец да под стать ему полупрозрачная креветка. Всё остальное в заморозке. Зато в кафе при магазине самый дешевый правильный эспрессо - пятьдесят центов и в небольшом зале погружаемся в какофонию звуков из разговоров буфетчиц и посетителей, лениво потягивающих бутылочное пиво, телевизионных клипов и грома моющейся посуды с двигающимися стульями. Нам комфортно, так наших детей почти не слышно. Их просьбы, крики и капризы утопают в этом шуме.
  В городке два туристических центра (в порту и у церкви Igreja Matriz). В портовом инфоцентре мы запасаемся картой острова, города, списком островных музеев и фабрик, а также автобусным расписанием. Девушка записывает нашу группу для статистики и интересуется надобностью такси, но мы благодарим и уходим на прогулку. Врата в океан в стиле барокко, храм с деревянным иконостасом и мраморной статуей здешнего мецената с фонтаном в виде дракона, центральный парк (Jardim da Respublica) с ярко-красной шестиугольной беседкой и клеткой с попугаями, которую инкрустировали лавой, тут же пункт приёма рыбы у населения. Из современных зданий - Auditorio (зал для культурных мероприятий) с библиотекой, которую построили в виде многопалубного корабля, школа с легкоатлетическим стадионом и трёхзвездочная гостиница на берегу океана.
  Без труда находим двухэтажный музей Casa museu Cunha da Silveira. Входной билет три евро. Из посетителей кроме нас - никого, и мы почти час изучаем его экспозицию, размещённую в семи залах. Земледелие, рыболовство, производство изделий из шерсти, токарные и слесарные станки, торговля,- то чем остров жил на протяжении веков, пока не стал развиваться туризм.
  По солнышку гулять некомфортно. Дети ноют о том, пойдём ли мы сегодня купаться, и мы не можем им отказать. После вчерашней прогулки квадрицепсы напоминают о себе, а прохладный океан снимает усталость. Здесь также есть бесплатные зонты от солнца, душевые кабинки и всё необходимое для спокойного отдыха. Ну и самое главное - виды. На проглядывающий из-за облаков вулкан Пику, на застывшие лавовые столбы, на Morro Grande c застрявшим на его вершине пушистым облачком и с пасущимися козами на зелёных склонах.
  
  
  Beira
  Ещё гостя на Sao Miguel и Terceira, мы пришли к единому мнению, что самые вкусные зрелые сыры производятся на Sao Jorge. В текущий ежедневный островной рацион сыры входят на завтрак, обед, полдник и ужин. Мы ещё не нашли здесь рыбу, колбаса на любителя, свежее мясо есть только в столице, с овощами-зеленью не ахти как, поэтому ненароком перешли на тирозиновую диету.
  На этапе планирования поездки решили, что посетим сырную фабрику. На острове сыр производят свыше полутысячи лет по фламандским рецептам. В трёх поселках Topo, Lourais, Beira, где компания Lacto Azores (монополист сыра, масла и молока) проводятся платные экскурсии. Последний находится ближе всего к Urzelina и удобен тем, что можно доехать на автобусе до деревеньки Santo Amaro, которая находится на высоте 400 метров, а от неё останется идти ещё двести метров в гору и менее четырёх километров по горизонтали. Дети с энтузиазмом восприняли вылазку в сельскую местность и реагировали то на вездесущие джипы, то на коров, телят, коз, лошадей, попутно радуясь радуге и водной пыли из рядом пробегающих туч. Но вскоре зарядил дождь и к фабрике сыра мы дошли насквозь промокшие, за исключением малышей, которых спасли коляски.
  Горячее молоко, какао, кофе, дегустация трёх сыров и настроение на высоте. Здесь же в фабричном кафе приобрели билеты (5 евро) и заполнили декларации, что в последнее время не было контактов с инфекционными больными, не болели лихорадкой, поносом и не вакцинировались. Затем к нам приставили двух гидов и каждому (в том числе и грудничку) выдали по комплекту защитной одежды: накидка-халат, маска, бахилы, шапочка. Фотографировать на фабрике запрещено, и мы могли лишь слушать наших сопровождающих о процессе изготовления островного сыра, оборотах производства и о том, что в местном сыре ценится больше всего серединка, которую вырезает специальная машинка. Мы переходили из зала в зал, я адаптированно к возрасту переводил на русский, детвора откровенно скучала, глядя на высоченные ряды сырных головок, да и нам тоже показалось, что в итальянских сыроварнях мы многое уже видели, причём совершенно бесплатно. Я считаю, что пять евро с человека, в том числе с малышей, завышенная цена, учитывая, что ничего для них здесь нет, и они вдобавок продрогли.
  Через тридцать минут нас вывели из холодных цехов, разрешили сделать коллективное фото и оставить на себе спасающие накидки, которые послужили ещё и дождевиками, так как стихия была в самом разгаре. И лишь на подходе к Velas она приутихла, выглянуло летнее солнышко и в ожидании автобуса мы ушли купаться и сушить одежду на городском пляже.
  
  Суббота
  Сегодня автобусное расписание сместилось на более ранние часы, да и вместо привычных просторных салонов приехала маршрутка с дамой за рулём. Она проворно помогла сложить коляски и попросила детвору пристегнуться ремнями безопасности. Решено, что утром знакомимся с муниципальным рынком (Mercado Municipal), который работает летом лишь дважды в месяц, а вечером - смотрим тураду, которую проводят в посёлке Ribeira do Nabo.
  Рынок, честно говоря, не особенно впечатлил. Девять аккуратных каменных столиков с разложенными на них фермерскими товарами. Огурцы, помидоры, бананы, лук, батат, арбузы, патиссоны, немного зелени, мёд, томатная паста, отварной ямс, куриные яйца и домашнее вино по цене евро сорок за литр. Из семи продавцов двое продавали местные сладости, но они не пользовались популярностью. Цены на дары полей-лугов ниже магазинных. Горожане, строясь в очереди, скупали фрукты-овощи, и через час работы бо́льшая часть продукции исчезла в их кошёлках. Детвора же облюбовала детскую площадку и качели для инвалидов, где представляли себя в космическом корабле.
  
  
  Фестиваль в Ribeira do Nabo. Festas de Nossa Senhora da Encarnacao.
  Летом на островах регулярно проводятся различные фестивали/праздники/соревнования. По карте (agenda cultural) посмотрел, что здесь в каждые выходные где-то что-то да происходит. Нам повезло, что мы живем в двух с половиной километрах от сегодняшнего мероприятия - турада. Впервые с быками для уличной корриды на верёвках мы познакомились ещё отдыхая на Терсейре. Во второй приезд наш азорский друг Василий с увлечением рассказывал о местных обычаях и празднествах. И мы уже давно обратили внимание на множественные флаги США и Канады, которые соседствовали с португальскими на крышах частных домов. Как рассказывал Василий, - это приезжают эмигранты, с тем, чтобы принять участие в ежегодных фестивалях. Наверное, в этом есть и что-то духовное, так как здорового человека всегда будет тянуть на Родину.
  Хозяин дома Joao, проживающий по соседству (нам показалось, что он владеет половиной домов переулка), предложил подвезти нас в горный посёлок. Уже на окраине селения заметна колонна из припаркованных джипов и толпа народа, рассевшаяся на крышах домов и заборчиках. У многих в руках зонты от солнца, пиво и фотоаппараты. Центральная улица оживлённа и бурлит, как никогда. Калитки и места, куда может заскочить разъярённое животное, забаррикадированы деревянными поддонами. С двух сторон улицы на асфальте начерчены три белые линии, у которых дежурят полицейские в голубых поло. Это ограничения для быка. Повсюду снуют мужчины в белых ситцевых рубашках и чёрных кожаных широкополых шляпах. Больше всего их скопилось возле ярко-красных деревянных клеток, где находятся быки. Чтобы животное было поагрессивнее, его злят. Открывают верхний люк клетки и бьют в морду или тянут за хвост. Надо заметить, что быков для этого праздника разводят на Терсейре. Все они пронумерованы. Стоимость быка колеблется от тысячи до двух с половиной тысяч евро. Как сказал наш азорский друг, жители деревни на проведение праздника собирают деньги на протяжении года, кто сколько сможет. Минимум турада обходится в 4000 €, но это на Терсейре, здесь же на Sao Jorge, естественно, дороже.
  Напротив бело-голубого храма с металлической рыбёшкой на шпиле - на крыше кафе находилась "центральная ложа". Здесь на кирпичах расположились, очевидно, самые почётные гости. Английская речь слышится чуть пореже португальской. Да и наряды приезжих скорее напоминают московскую вечеринку, чем островной дресс-код. Дреды, яркие татуировки, пирсинг в носу, рваные шорты, перстни, цепочки и взгляды, в которых не замечаешь привычной островной доброты. С бортового джипа (ташка) полная брюнетка в белой блузке и миниюбке активно продает португальское бутылочное пиво, копчёные мидии и сахаристые плюшки. Что в кафе, что в ташке постоянные очереди.
  В семнадцать часов сигнальной ракетой оповестили о начале турады. В это время перемещение детей и женщин по центральной улице запрещено, как и нахождение их на высоких заборах. Они должны уйти из опасной зоны, и меня предупредили, чтобы я вывел Ореста. Вскоре за свето-звуковым сигналом выпустили небольшого чёрного быка, который довольно стремительно стал набрасываться на сидящих невысоко зрителей. Некоторые из них стремились ударить его ногой или дразнили кулаками и криками. Бык ревел, посетители гоготали. Когда он становился опасным, - мужчины в белых косоворотках оттягивали его за веревку, за которую он был привязан. Одновременно быку досаждали двое мужчин в обычных шортах и футболках (капейлинуш). У одного из них в руках был зонтик-трость, у другого - тряпка, которыми они попеременно раздражали животное, умело уворачивались от его копыт, рогов и тем самым срывали зрительские овации. Бык бегал минут пятнадцать. Всё это время он тыкал рогами в заборы/поддоны, подошвы смельчаков, из его пасти текла слюна. В какое-то мгновенье он подбежал и ко мне. Рогами он попытался взломать металлическую повозку, на которой я сидел. Я услышал, как защитный колпачок слетел с рога и звонко покатился по асфальту. Адреналин это выделяет, однозначно, но вот злости на животное у меня не появилось. Скорее, жалость.
  Затем быка затащили в передвижное стойло, и в воздух вылетела вторая сигнальная ракета. Посетители ещё активнее набросились на пиво и жарко обсуждали увиденное и пережитое. Меня вежливо попросили подняться повыше, на более безопасное расстояние, так как второй бык будет ещё агрессивнее и сильнее первого. И действительно, после перерыва минут через двадцать выпустили серого быка. Он был более крупный и более смелый. В итоге пострадал и он, и его обидчик - мужчина в белой рубахе. У обоих были поверхностные ссадины, и текла кровь. В здешней корриде быков не убивают, и Орест после просмотра второго раунда отчётливо заявил, что станет тореадором, но вот только не знал, как ему содержать быка в квартире. От третьего и четвертого раунда мы отказались, так как у малыша резался второй зуб, и он нуждался в покое и тишине.
  
  Воскресенье в Urzelina
  Сегодня можно не спешить на утренний автобус. Для общественного транспорта выходной. Неспешно позавтракав сыром с острова Fail со свежеприготовленным инжировым вареньем, мы ушли на прогулку. Поселковый магазинчик работает только до обеда, и там небольшая очередь. Пополнив съестные припасы, отправились на городской пляж. Детворе нравится собирать ракушки и пищать при виде красных и чёрных крабов, которые прячутся в расщелинах камней. В воду им не хочется, но они готовы часами высматривать в воде ракушки и пополнять свою коллекцию. Их носы и спинки обгорели, хотя на солнце мы особо и не бывали.
  Местных жителей немного. Лишь молодёжь отчаянно прыгает в прохладную воду с чёрной скалы да парочка туристов готовят лодку и снаряжение для исследования подводного мира. Нежарко, но и не холодно. И хоть прогноз погоды показывает плюс девятнадцать, по ощущениям гораздо теплее. Единственный в Урзелине музей (демонстрирующий быт и жизнь несколько сот лет назад) также закрыт, и мы любуемся его скромной экспозицией через входные стеклянные двери, экономя два евро за вход.
  После тихого часа отправились во вчерашнюю деревню на фестиваль. Селение находится на высоте 200-300 метров, и мы вошли в зону моросящего дождя. Сегодня зрителей и участников значительно меньше, чем на тураде, да и настрой у них преобладает лирический. От небольшого храма ведёт дорожка из лепестков гортензий, гибискуса, роз и диких лилий.
  В церковь не протолкнуться, да мы и не стремимся. Наши шорты и футболки диссонируют с классическими нарядами прихожан. Дети норовят попрыгать через цветочную дорожку, и приходится их одёргивать.
  Посёлок Rabo do Nabo славится своим ткацким производством. Здесь расположена небольшая мануфактура с магазином. Местные жители в честь праздника вывесили из окон яркие покрывала и ковры. Вскоре подтянулись музыканты в униформе с инструментами. Через час нашего ожидания они заиграли, и из храма стали выносить фигуры святых. Мужчины в однотипных одеяниях несли ангелов на плечах, за ними шествовали разновозрастные скауты со знамёнами и вымпелами. Неспешная процессия во главе со священником в голубом облачении и главой селения с крестом и знаменосцами со свечами под звуки духового оркестра шла по посёлку, проходя по дорожке из лепестков, под цветочными арками, сопровождаемая местными жителями. Нам приветливо улыбались, здоровались, и мы отвечали взаимностью: "Боа тардэ!"
  Наше путешествие на "коричневый" остров закончилось. Завтра утром паром перенесет нас на "серый" остров Pico.
  
  
  ОСТРОВ PICO
  Переезд с Sao Jorge на Pico прошёл довольно гладко. Как и в прошлый раз, команда матросов была предупредительно вежливой, помогала переносить коляски и багаж. Качка не ощущалась, и мы наслаждались ароматным кофе из бара, дети - какао, а также созерцанием удаляющегося берега полудикого острова Sao Jorge, океанической гладью, приближающимися па́рными островами Ilhas Madalena и вулканом Pico.
  Здешний порт нам чуточку знаком. Турист информ, стильное кафе, напротив - прокатные конторы с рекламой винных туров, дайвинга, восхождений. Тут же длинный пирс, защищающий его от бушующей Атлантики и зона отдыха с фигурами из лавы. Представители прокатных контор и отелей встречают клиентов с табличками. Редкие таксисты скромно стоят в сторонке. Бронзовый памятник в натуральную величину обычному матросу, именем которого назван паром (Gilberto Mariani). В портовом ларьке очередь из туристов за местным мягким мороженым. На деревянной стене эмблема с высоким баллом от трипадвизора, дети упрашивают, и глаза разбегаются от полусотни сортов. На центральной площади указатели направлений. Направо - дорога китов, прямо - горная, налево наша - улица вина.
  Хозяйка будущих апартаментов - Люси не смогла нас встретить "из-за поломки авто" и прислала сообщение с рекомендацией воспользоваться такси. По карте расстояние - два километра, что для нас пустяк, и мы попутно исследуем столицу острова, поднимаясь с небольшим уклоном в район Bisqoitas. Уже с первых шагов появляется ностальгия по Sao Jorge. Всё же тот более дик, свободен от туристов, чист, свеж и менее насыщен лавой. Здесь же из вулканической крошки сконструированы тротуары, парковки, а местами и детские площадки, что немного запыляет городское пространство. А близость вулкана и винодельческие традиции притягивают сюда большее количество туристов.
  Люси - уроженка Канады - долго сопротивлялась тому, чтобы сдать нам часть своего особняка. В качестве аргумента - опасная лестница на второй этаж. Мне пришлось убедить её, что у нас есть опыт проживания в подобных домах и в случае чего - мы без претензий. Когда мы зашли в свои апартаменты, я больше переживал за её хрусталь, столовое серебро и английский фарфор в антикварном серванте, за необычные вазы и статуи, множественные паровые швабры и иные устройства с кнопками, заинтересовавшие наших малышей. Дом с первых шагов однозначно нравился. Три спальни, гостиная, кухня, ванна-джакузи, множественные светильники, дубовый паркет, стильный деревянный потолок, тяжёлая мебель и терраса по периметру второго этажа, с которой можно любоваться кромкой океана, островом Faial и вулканом Pico. Мы подумали, что, наверное, так живут "канадские миллионеры". Правда, хозяева считали, что отдыхающие в течение десяти дней не должны думать о стирке белья и мытье посуды (стиральная и посудомоечная отсутствовали). Ещё я пожалел, что относительно равнодушен к спиртному, так как в качестве бонуса у нас был бар с полусотней разномастных, в том числе и открытых бутылок с вином, ликёром, абсентом, ящиком баночного пива и прочим диковинным алкоголем. Лишь спустя пару-тройку дней, когда очарование домом развеялось, мы обнаружили непрошенных гостей: муравьиные колонны и кукарача. Я предложил старшей дочери привезти подобную особь для учителя биологии. А малыши визжали от восторга, когда видели таракана размером с мышку и соревновались, кто первым остановит колонну пришельцев с улицы.
  Вторым радостным открытием дня была шаговая доступность супермаркета Compre Bem. В посёлке всего два крупных магазина. В Sol Mare мы бывали неделю назад. В сегодняшнем было всё, чего хочется на отдыхе. Свежая рыба и моллюски, вода, зелень, овощи, фрукты, октагональный свежий сыр из Horta, региональные бананы и сладости. Так как отсюда мы будем стартовать на материк, то это весьма кстати, чтобы наполнить рюкзаки "сувенирами".
  Вечер посвятили купанию. Впервые детвора радовалась пологому входу в воду и узкой полоске розоватого песка пляжа, расположенного неподалёку от порта с видом на высокие остроконечные шпили костёла святой Марии Магдалены. Внезапно тучи уплыли, и нам показалась вершина островного вулкана в лучах заходящего солнца. Завораживающее зрелище, и мы ходили по посёлку в поисках лучшего ракурса для съёмки.
  Здесь рано ложатся спать. В восемь вечера магазины закрыты, работают только единичные кафе. Улочки безлюдны и тихи от транспорта, жителей и туристов.
  
  Madalena
  Утро в нашем новом доме началось с формирования новых запретов.
  - Орест, не лезь на потолок. Ты всё равно не достанешь кролика. Его поместили в клетку для красоты, и её не открыть. Не выходи в носках в огород. Не рви хозяйский виноград и не бросайся им в соседскую овчарку. На грядку с помидорами не заходи - там компостная яма и можно провалиться. На перила не садись. Кухонные весы не для взвешивания игрушек. Холодильник мороженое не производит. В бочке с водой рыбы нет... там только головастики.
  Погода настраивала на мажорный лад, но мы продолжили знакомство с посёлком с посещения местной больницы или Centro de Saude. У малыша температура 38,7№, страховая компания предоставила нам свободу действий, так как российского представительства на островах нет, а в Лиссабон нам ещё рано возвращаться.
  Госпиталь внешне производил приятное впечатление. Одноэтажное здание в стиле хай-тек с редкими каретами скорой помощи, которые обслуживались пожарной частью (bombeiros). В приёмном покое тихо. С десяток посетителей смотрят португальский сериал. Я взял талончик электронной очереди, и через десять минут дама на ресепшене пригласила нас.
  - Нам нужен педиатр! - начал я свою беседу. Но сеньора дала понять, что английский для неё чужд и по рации пригласила переводчика. К стойке подошёл парень в поло и кепке, как мне показалось, кто-то из обслуги и объяснил:
  - Со страховками других стран не работаем. Приём врача стоит пятьдесят один евро. Принимаем только наличные. Банковские карточки не принимаем, - коротко отрезал он, когда я взглядом указал на терминал.
  С паспорта сына сделали копию, после оплаты услуг мне выдали подобие чека со штампом учреждения. Детям сидеть в маленькой ожидальне приемного покоя было скучно, и они развлекали себя туалетом для инвалидов, вендинговой машиной и прочей беготней. Я изучал наглядную документацию, чего надо остерегаться жителям островов. Санитарные бюллетени предупреждали о жёлтой лихорадке из Бразилии, о малярии с островов Кабо-Верде, о банальном гриппе и кишечных инфекциях.
  Через час нас пригласили к врачу, который, судя по всему, был сегодня один, так как все, и хромые, и с ранами, ожогами, и пожилые, и детвора шли в кабинет номер два. Ещё ни разу не пожалели, что берём с собой аптечку с медикаментами первой помощи, так как скорость оказания медицинских услуг в Европе/Азии заметно отличается от России, и в худшую сторону.
  В довольно чистом и просторном кабинете с кушеткой, умывальником, столом и старым переносным электрокардиографом нас принял молодой коллега. Он бегло осмотрел сынишку. Температура тела в норме. Я сказал, что два часа назад дал ему жаропонижающее. Провёл аускультацию, заглянул в ушки, зев. Минут пять на осмотр, минут пять на анамнез и пятнадцать минут на выписку рецепта на парацетамол и составление врачебного заключения (опять же по моей инициативе). Я попросил, чтобы он включил в рецепт и пробиотик, так как наш в дороге мог испортиться. У португальских докторов нет печати врача, и вместо штампа он наклеивал марки. С диагнозом гастроэнтерит он рекомендовал нам скорейшего выздоровления, хорошего отдыха, а если будет плохо, - приходить ещё. Моё пожелание сдать анализы он оставил без внимания.
  Возвращаться в апартаменты было ещё рано, и мы ушли на знакомство с посёлком. Возле больницы рыбный рынок. Громко, конечно, сказано. Этакий куб, в котором гигантская лавка одного хозяина и пара десятков рыб, а также местные булки, овощи, алкоголь. За рынком кемпинг. На островах очень часто встречаем их. У нас был опыт проживания в палатках на Корсике, Сардинии, и интересно было сравнить. Оплата услуг кемпинга в баре. Барменша сделала предварительный расчёт. На нашу семью - одиннадцать евро в сутки. Работают круглогодично. Есть душевые, кухня для готовки на огне, интернет. Рядом площадки для тенниса и workout. Посетителей немного, несмотря на высокий сезон. Не наберётся и пяти тентов.
  Спустились к океану, где обнаружили просторный общественный бассейн для детей и взрослых и спасателя со свистком. В зоне отдыха есть всё необходимое. Впервые работающее кафе на побережье. Цены, как и везде, посетителей немного. Лежаков и шезлонгов нет, зато достаточно много стационарных зонтиков с камышовыми крышами.
  Нам понравилось кафе Padaria Andrade. Мы привыкли, что на Азорах булок много, но вот пирожные в дефиците. Здесь же полтора десятка пирожных, тортов, несколько десятков булочек, пирожков и, конечно же, уголок хлеба. Современный интерьер, быстрое обслуживание и приятные улыбки. Оно расположено напротив стадиона с искусственным газоном, наверное, из-за окраины туристов здесь мало. Хотя размеры посёлка с населением в шесть тысяч жителей (половина населения острова) позволяют ненароком покинуть его пределы.
  
  
  Музей вина
  Утро началось лучше вчерашнего. У малыша нормализовалась температура. Люси приготовила нам на завтрак пышных блинчиков и угостила кленовым сиропом. Её муж Джон провёл экскурсию по своему огороду и срезал для нас кисточки синего и белого винограда. Мы поговорили о политике, футболе, сельском хозяйстве. Не знаю, чем он занимается на Азорах, но у него традиционный бортовой джип Toyota, множество удочек, спиннингов, есть курятник, виноградник. Жена по специальности дизайнер, и это чувствуется в оформлении дома. Три дочери уже вышли замуж, разъехались, и они сдают второй этаж редким гостям. Судя по отзывам, две-три семьи в году бывают у них. Разговор закончили обсуждением вина, и он повторил известную мне идиому, что до революции вино с Пику поставлялось в российскую царскую семью, и мечтательно закатил глаза при слове "verdelho".
  Поэтому решено, что после завтрака идём в музей, благо, что он неподалёку и по пути к океану. Остров Pico является винной столицей Азорского архипелага. Здесь, как и на Терсейре превалирует выращивание винограда в небольших заборчиках, которые я окрестил "виноградные коммуналки". По описаниям узнали, что разные стены этих коммуналок дают разные вкусы. Жаль, что почти вся информация была не на английском, и нам приходилось по наитию переводить себе и детям то, что мы видим.
  Для них здесь было настоящее раздолье. Смотритель всего один, и он встречал гостей на входе, где проводил пятиминутную ознакомительную лекцию. Поэтому малыши усилено крутили всё, что крутится, нажимали, что нажимается. Когда-то на месте музея была винодельня, и её цеха были разбросаны по территории. Да и само двухэтажное здание было оформлено в интересном ракурсе. Конечно, американская диверсия филлоксерой в конце 80-х годов позапрошлого века немного подкосила здешнюю лозу, но сил и средств на борьбу с ней хватило. Здесь также фигурировало, что революция в России оказала существенное влияние на виноградарство острова. Приятно на далёком острове встретить фотографию-постер Зимнего Дворца, да ещё размером три на пять метров и подле неё железные инсталляции виноделов, срывающих лозу на фоне питерских достопримечательностей. Лишь через пятьдесят лет после нашей революции на острове образовались кооперативы, и производство вновь задышало. На сегодняшний день длина всех базальтовых стен острова сродни двум экваторам.
  Мы узнали, что на острове активно использовали энотерапию. Ванны, винные ароматизаторы, а сейчас ещё и винная косметика. Между виноградниками музея можно было бродить. Но на вкус винные сорта не ахти и заметно кислят. И детвора переключилась на сбор жёлтого и красного орасола. Это сладкий фрукт, завезённый из Бразилии, размером с крупную черешню. Также на территории музея были обнаружены томаты-черри и роща спелого инжира. Перекусив и собрав немного ягод на пляж, мы устроили фотосессию в тени драконовых деревьев или драцен, которые здесь достигают внушительных размеров.
  
  ОСТРОВ FAIAL
  Horta
  Изначально мы планировали пожить на трёх островах. Но стоимость аренды на Faial была слишком высока. Я посчитал, что будет дешевле ездить на пароме (двадцать евро на семью в обе стороны). Поэтому первым утренним рейсом мы отправились на "голубой остров". Желающих было довольно много. Все кресла первого этажа были заняты, как мне показалось, преимущественно больными. На носилках, креслах-каталках, матери с детьми, пенсионеры ехали в госпиталь. Позднее, когда мы увидели здание Centro de Saude, - его размеры и стильный дизайн поразили.
  Через тридцать минут наша переправа закончилась, и по откидному металлическому трапу мы сошли в просторный порт. Из увиденных морских терминалов архипелага - это был самый крупный. В турист информ взяли карту острова, города, график движения автобусов и двинулись на прогулку по набережной, выложенной белой и чёрной орнаментальной плиткой. Ещё вчера нам казалось, что наступила осень, но сегодня спасались от ультрафиолета зонтом, защитным кремом и тенью.
  Город с первых шагов нравился. Справа от выхода из порта песчаный пляж с чёрным вулканическим песком, за которым просматривался сквер с детской площадкой, зоной для пикников и тренажёрным комплексом.
  Мы не спеша гуляли вдоль океанической кромки по традиционной мелкой брусчатке и любовались вулканом в окружении "барашковых" облаков, портом из яхт и надписями на бетонных плитах от участников всевозможных регат и переходов через Атлантику, что напоминало собой лоскутный ковёр. "Horta - город моря". Слоган, который встречается повсеместно, и он оправдывает его. Вдоль набережной множественные конторы по ремонту яхт, продаже амуниции и запчастей.
  Первый кофе решили выпить в кафе Sport от здешнего ресторатора Peter, именем которого можно было бы назвать квартал. Хозяин выкупил все дома и разместил в них магазин, прокатную контору, турфирму, демонстрационный зал, мороженицу, музей изделий из челюстей китов. Мы не падки на подобные бренды, но сегодня утром здесь был лишь один человек, который пил кофе и работал на лэптопе. Кофе, пирожные, какао. Всё, что обычно заказываем в здешних кафе. Впервые я пожалел, что на прилавках нет ценников, так как обычно на подобный набор уходит в два раза меньше. Мы посчитали, что за "первый раз" и за разглядывание множественных флагов, надписей, вымпелов, заполняющих всё пространство от стен до потолка, можно доплатить.
  Второй городской достопримечательностью стал пляж Porto Pim. Мы побывали на пяти островах из девяти, и это было лучшее место для отдыха с детьми. Сын поначалу сетовал на отсутствие ракушек, крабов, но затем валяние в песке, пологий вход в воду и обучение плаванию быстро поглотили его. На склоне у комнаты для приёма душа, хранения вещей и переодеваний дежурили двое спасателей, и на флагштоке развевался зелёный стяг. При этом цвете и при жёлтом, красном купание разрешено. Если же вывешен флаг шахматной раскраски - пляж закрыт. Здешняя зона отдыха придерживается европейских стандартов и на информационной доске можно ознакомиться не только с температурными кривыми, но и с еженедельными результатами анализов воды на эшерихию коли и энтерококкус интестиналис. Самая высокая температура воды за летний сезон была зафиксирована девятого июля +25! Вокруг пляжа были дюны, горы для прогулок PR и деревянная пешеходная эстакада, под которой можно было укрыться от солнца, и по ней же мы, накупавшись, ушли на знакомство с музеем - бывшей фабрикой по переработке кашалотов.
  Почти сорок лет, как это варварство запрещено, и сейчас китобойни напоминают о себе лишь высокими каменными трубами. Здешний заводик запустили в 1942 году, а основные агрегаты - плавильные котлы - были закуплены в Германии. И хоть внутри всё было весьма стильно, современно, демонстрировались фильмы об охоте и разделке кашалотов, под потолком висел скелет животного, меня не оставляло чувство, что я нахожусь в крематории.
  От посещения соседствующего океанариума с рыбами Атлантики отказались (малышам больше нравилось засовывать кусочки льда в пасти средиземноморских рыб или тыкать палочками в крабов в рыбных отделах) и ушли изучать город, который, как нам показалось, самый португальский на островах. И хоть он сравнительно небольшой (11 000 жителей) им, в отличие от соседней Madalena, можно любоваться и в нём есть всё необходимое для комфортного отдыха и жизни. И четырёхзведочный отель, и легкоатлетический стадион с плавательным бассейном, и ежедневный рынок с шоколатерией, и соседствующий сквер с фонтаном, беседкой, прудом с лебедями и павлинами в клетках.
  Пообедав в кафе при супермаркете Continente, мы ушли гулять по узким мощёным улочкам, по пути заходя в многочисленные храмы. Дети радовались десятицентовикам, которыми "зажигали" ламповые свечи в здешних церквях, многие из которых были построены к извержению вулкана. В старинном двухэтажном особняке иезуитов разместился музей города, и мы, конечно, не смогли пропустить его. Зал деревянных ангелов, икон, зал белоснежных воздушных изделий из сушёного сока веточек островного инжира, зал кабельной и телеграфной связи, старинные рояли и прочий антиквариат.
  Все последующие два дня мы приплывали на Faial и открывали что-то новое для себя, а перед убытием непременно купались на Porto Pim. Хотя от посещения загородного ботанического сада отказались. Крохотные размеры (всего шесть тысяч квадратных метров) со стоимостью билета в двадцать евро на семью отбили желание, и мы продолжили любоваться деревенской эстетикой. Нигде в мире коровы так вольготно себя не чувствуют, как на Азорах. Пастись на такой шелковистой траве в окружении заборчиков из цветущих гортензий - редкая привилегия для скота.
  - Папа, а почему коровы не падают с горы? - спрашивал сын.
  - Орест - это специальная горная порода. У них копыта приучены.
  Детвора переключалась с коров, на коз, осликов, лошадок и собирала дикую мяту. А набегавшись, они принимали травяные "ванны", полностью погружаясь в изумрудную зелень. А затем мы обнаружили заброшенный деревенский дом, на газоне которого примостились на пикник и устроили баталии на бамбуковых палках. Хмурое небо обещало дождь. Это привычно для таких высот. Но мы подготовлены и без зонтов с накидками из дома не выходим.
  
  ВУЛКАН PICO
  В моей коллекции посещений вулканов была Этна, Везувий, Фудзи, Стромболи, Тейде. На крупнейший вулкан Европы я забирался неоднократно, а три года назад забегал с нулевой отметки. Вулкан Pico высотой 2351 метр. Информации о нём не так много. Известно, что занесён в книгу рекордов Гиннесса, как "самый высокий с подводной частью". Некоторые считают это главной достопримечательностью Азор. И находясь попеременно на трёх островах, мы регулярно поглядывали в его сторону. Чаще всего днём он был спрятан в облаках. Иногда они опоясывали его подобно кольцам Сатурна. Лишь вечером, ночью и утром он открывал свою красоту.
  Google map построил маршрут от дома. Пятнадцать километров по просёлочным и магистральным дорогам до отметки в 1400 метров и оставшиеся девятьсот метров - по горе.
  Термос с чаем, полтора литра воды, яблоки, булочки, конфеты, изюм. Два дождевика, зонт, две футболки и рубашка в качестве сменки уложены в рюкзак. Планшет, телефон, аккумулятор. Кроссовки, компрессионные гольфы, шорты.
  В три часа утра я начал подъём. Посёлок, конечно же, ещё спит. Даже собаки с петухами молчат. Довольно быстро дома, а вместе с ними и уличное освещение исчезли, и я остался наедине со звёздами и просёлочной дорогой с каменными указателями направлений. Тишину глухой ночи разрывали лишь сверчки, фыркающие громко жующие коровы да ночные птицы.
  Час, два, три. В темноте идти некомфортно, так как можно пропустить поворот. Фонарик мобильного - хорошее подспорье. За всё это время встретил лишь одно авто, которое без остановки промчалось в сторону вулкана. Уже на этапе относительно гладких пятнадцати километров я почувствовал усталость. Вода стремительно исчезала, было душно и влажно. Но моя цель становилась всё ближе и ближе. Звёзды освещали магический треугольник, и мне казалось, что на его склоне я вижу мигающие огоньки от фонариков.
  Через три часа пятнадцать минут я отклонился от маршрута Google. Проспал поворот налево. Вернулся. Карта показывала на проход через закрытые ворота у огромной цистерны. В дымке проглядывалась грунтовка, проходящая через пастбища. Идти стало страшнее. Ворота появлялись чаще и чаще. Хотя я понимал, что здесь кроме полудомашних животных и прыгающих в воду их поильников лягушек никого быть не может, но регулярно кто-то скакал, либо взлетал/улюлюкал/курлыкал. В семь утра забрезжил рассвет. Из-за горы Esperansa острова Sao Jorge появились первые лучи. Я любовался утренней Авророй и вспоминал поход со старшей дочерью на ночную Этну. Здесь всё иначе. Pico кажется более сонным, мягким и зелёным из-за травы и наблюдаемой идиллией. Мычащие неподалёку коровы, квакающие лягушки, фигурные облака и исчезающие ночные огни города Horta с пятиконечного острова Faial.
  Так прошёл ещё один час. Я ловил в фотоаппарат ракурсы фантастического утра и искал тропу подъёма на вулкан. Ноги давно промокли от росы. Откуда-то появилась энергия и исчезла сонливость. Навигатор вёл меня к месту предполагаемого подъёма - руслу высохшего ручья. Сложно поверить в то, чтобы туристы проходили здесь. Наверное, у официалов вход более лёгкий. Но он платный. Пятнадцать евро за аренду рации с навигатором, десять за пребывание ночью в кратере, ещё двадцать - за лазание на сам пик. Плюс такси: туда-обратно = шестьдесят евро. Автобусы к вулкану не ходят. Эти нюансы я узнал лишь на следующий день. А тогда проснувшееся ребячество подстёгивало меня и гнало на гору.
  В восемь пятнадцать я начал подъём по бездорожью. Русло ручейка исчезло метров через пятьдесят, и я остался в колючих ветвистых кустах цветущего сиренью вереска. Он был по колено. Я останавливался, чтобы заснять увешанную гроздьями крупной росы паутину, либо на макро фокусе - цветы, либо изменившуюся за это время Horta. Идти по прямой было тяжело из-за крутого вертикального градиента и приходилось подниматься лесенкой, как на лыжах. Через тридцать минут вереск сменился подлеском из двухметрового мохнатого можжевельника. Его колючие ветки преграждали дорогу, и я чаще полз по-пластунски, орошаемый каплями ночной росы сверху и снизу. Ещё через сорок минут деревья исчезли и появились зелёные мохнатые кочки на чёрной зыбучей лаве. Если на неё наступить, то она подхватывает и несёт вниз, увлекая меня попутно с камнями. Поначалу кочек было много. Я вспоминал уроки ботаники, что у подобных растений должна быть цепкая и глубокая корневая система. И если рассредоточить свой вес на все четыре конечности, - то они вполне неплохо держали. Здесь также приходилось двигаться лесенкой, так как кочки редели и постепенно исчезали. Где-то надо мной паслось стадо диких коз, и мне показалось, что они с любопытством наблюдали за лазутчиком.
  Затем на смену зелёным кочкам появились серые камни, покрытые мохнатыми лишайниками. Они тоже были более плотные чем окружающая чёрная порода, которая то и дело скатывалась вниз. В некоторых местах лишайники пропадали, и мне приходилось вгрызаться пальцами рук, как крагами в чёрные камешки, и, мобилизовавшись, перепрыгивать, подобно обезьяне, от опасных участков. Пару раз меня протянуло вниз на животе, и я молился, чтобы всё закончилось благополучно. В итоге вновь добрался до камней, покрытых густым лишайником, и мне казалось, что ещё чуть - и вершина будет взята.
  Когда с грохотом, как от мелкокалиберного орудия, полетел валун объёмом с двадцатикилограммовый арбуз, увлекая за собой сотни других, мне стало не по себе. Бывают исключения, - подумал про себя. Сделав передышку на воду, я полез вверх. Стало тяжело подниматься с рюкзаком, и я его забрасывал, а потом подтягивался на руках к нему. Но внезапно камни, что были подо мной и надо мной, стали рушиться. Ещё мгновение - и я могу улететь с ними. Я остановился на косой площадке размером как три мои стопы. Всё, к чему я прикасался было зыбко и неустойчиво. Путь вниз отрезан, так как я не знаю, на что теперь наступать. Надо мной отвесная пятиметровая стена, справа - чёрная пропасть из свежего базальта. Вспомнил, что последнее извержение лавы было три сотни лет назад и, очевидно, это его работа. Стоять сложно. Ноги скользят вниз. Сбросил опасные камни, чтобы удержаться. На часах начало одиннадцатого.
  Телефон Нади не отвечает. Мой азорский друг с острова Terceira - Василий, выслушав мой сбивчивый рассказ, рекомендовал вызвать службу спасения 112. Сказал, что он также сообщил в местную спасательную службу и нужен мой звонок, чтобы запеленговать мои координаты. Двенадцать минут они попеременно выслушивали меня и задавали вопросы о GPS. Увы, сотовый оператор Мегафона не видел интернет.
  Тучи медленно поднимались вверх, а вместе с ними появился дождь. Видимость десять-пятнадцать метров. Тело остывает. Зубы стучат, и бьёт нервная или температурная дрожь. Хорошо, что захватил с собой рубашку. В такие минуты остро просыпается желание жить. Вспоминал фильмы о выживании и уроки психофизиологии в академии. Надо мобилизоваться. Экономить воду и еду. Хотя есть совсем не хочется. Лишь пить. Но воды осталось меньше литра. В рюкзаке яблоко, хлеб, конфеты и изюм. Но обезвоживание не грозит. Дождь и мокрые от влаги футболки. Достал накидку. Она греет. Но ноги мёрзнут и затекают от неудобного стояния. Позвонила Надя. Не торопясь беру телефон, так как даже дотянуться до него весьма опасно. Любое неосторожное движение - и можно сорваться в пропасть. Попросил её сообщить хозяевам апартаментов, пополнить баланс мобильных, а также позвонить послу и в полицию.
  Из службы спасения попросили координаты. Объяснил, что до кальдеры осталось метров двести, но более точно сказать не могу, так как у меня А-GPS и я вижу только голубую точку на сером фоне. Позвонил друзьям в Питер и в Москву за советом, как вести себя в такой ситуации. Друг из центра подготовки альпинистов сказал, что всё делаю правильно. Без верёвки и оборудования, - надежда только на помощь со стороны. Другие подключили других друзей. Это придавало силы.
  Из центра спасения сказали, что спасатели вышли на поиски. Попросили кричать и бросать камни. Последнее опасно, так как порода была и так хрупкой. Я кричал. Никогда так не кричал. Мне хотелось жить! "А-а-а!" чередовалось с "Help!" и завыванием индейцев. Но в ответ лишь иногда доносилось мычание коров. Неужели коровы громче меня?
  На следующий день друг в инстаграме спросил меня, о чём думалось все эти пять часов ожидания? Я ответил, что думал о детях, о Наде, о том, что в это утро я видел их, может быть, в последний раз. Я молился и вспоминал свои грехи на этой земле. Главный - это самонадеянность. Я списывал его на спортивный азарт или нагрузочную психопатию, которая привела меня в этот тупик. Я рассматривал лишайники, которые столько раз сегодня спасали меня, а сейчас стали злейшими врагами и нарушили целостность кладки. Хотя, опять же, мой главный враг сегодня - это я. Что я хотел себе доказать? Сделать селфи на вулкане и показать себе свою крутизну? Мысли... Как недавно спросил у меня сын: "Почему чем люди старше, - тем они больше думают?" Увижу ли я его сегодня и как они там без меня? Шли часы. Вертолёта не было. Вспомнил, что в Чеченской войне в туман вертолёты не летали, и мы перевозили раненых на бронепоезде. Здесь нет войны, но я её создал сам для себя.
  Решил проверить интернет на МТС. Баланс сразу в минус две тысячи рублей, но интернет, как ни странно, есть, и телефон выдал координаты. Отправил их в центр спасения. Кричу, бросаю камни. На шестом часу ожидания услышал голоса сверху. Внезапно мимо меня посыпались камни. Это спасатели! Но умереть от камней сверху не хотелось. Кричу, чтобы они не бросали камни. Но очевидно, что меня не слышат или не понимают. Вдруг появились люди. Пятеро bombeiros. Самый крепкий и рослый из них просит отдать вещи наверх. Но подниматься не советует.
  - Ты в порядке?
  - Да. Ноги, руки целы.
  - Давай мне свой рюкзак... Тебе наверх опасно. Порода не выдержит, - отвечает он и исчезает. Через несколько минут он появляется уже снизу и говорит, - спускайся осторожно.
  - Я не могу. Камни рушатся. Я не вижу ничего под собой.
  Тогда он буквально направляет мои стопы по ступенькам, которые он прочищает своими перчатками. Мы медленно выходим из рискованной зоны. Затем надо проползти вдоль стены, но я чувствую, что равновесие не удержать. Его рука хватает меня за поясной ремень и выталкивает к его друзьям.
  - Ты в порядке? - интересуются они.
  - Да!
  - Как ты здесь оказался?
  - Просто пришёл снизу.
  - Ты - crazy! - отвечает молодой парень в синей футболке и красным рюкзаком с портативными носилками за плечами. Второй мужчина берёт мой рюкзак, и мы начинаем спуск вниз. Четверо спасателей спереди, один сзади меня. Они выбирают маршрут, и мне кажется, что им совсем не тяжело, так как они не перестают шутить, говорить по рации и мобильным телефонам и сохраняют хороший темп. Кроссовки скользят, и я периодически падаю то на камни, то на ветки.
  - С тобой всё в порядке? - то и дело спрашивают они.
  - Ок! - отвечаю я им и показываю поднятый вверх большой палец. Тело так привыкло сегодня к падениям, что повредить себя сложно. Небольшие пит-стопы на воду и поиск тропы - и вниз. Парень в оранжевой куртке упал. У него растяжение связок запястья. Я говорю, что я доктор. Перелома нет. Ему делают повязку, а я забираю у него свой рюкзак.
  - Ты немец?
  - Нет, русский!
  - А, Руссио! Водка, текила, Путин! - отвечает самый старший и весёлый из них с загоревшей лысиной.
  - Текила - это Мексика. Всё остальное наше.
  Через полтора часа мы спустились на опоясывающую вулкан дорожку, по которой потенциально можно было проехать на вездеходе. На ней я встречал рассвет и с неё стартовал вверх.
  - Ты - crazy! - повторил парень в синей футболке, когда я показал место старта и направление восхождения.
  - Ты должен быть благодарен Иисусу и поставить ему большую свечу! Сегодня он был с тобой! - сказал старший спасатель.
  По дороге к Mountain House нас встретили двое спасателей в бежевых жилетках. Они также переспросили меня о самочувствии. Со мной было всё хорошо. Царапины и ушибы не в счёт.
  У центра дежурила машина скорой помощи. Водитель предложил отвезти в Centro de Saude. Я отказался. Попросил расписаться у него в планшете, что в лечении не нуждаюсь, спросил, не подвезти ли домой. На площадке перед входом на официальную тропу сфотографировался с bombeiros. Они сказали, что меня искали более четырёх часов и что из-за погоды и рельефа было сложно найти. Подружился с Edgar в facebook и обменялись телефонами. Четверо из них уехали на фирменной машине в Madalena, а я с тем, который был травмирован, поехали на скорой. Ещё через сутки у меня в друзьях были все сегодняшние спасатели...
  Дома меня заждались. Дети переживали и не ложились на тихий час. Люси и всем моим друзьям, кто обращался в службу 112, уже позвонили, и сообщили, что операция по спасению завершилась успешно.
  Чтобы снять усталость и стресс, лучшим средством является океан, и мы, конечно же, отправились к нему. Я рассказывал свои подробности, Надя - свои и вспоминали, как десять лет назад меня с другом спасали на Байкале, где вечером на косе у нас пропала лодка. Сигнал сотовой сети на косе отсутствовал. До берега было два километра. В холодной воде сети, вокруг стоянки браконьеров да болотца...
  - Парни крепкие? - спросил дежурный по МЧС по телефону.
  - Да, - ответила Надя, - спортсмены.
  - Это хорошо. Если до утра не объявятся, - начнем операцию...
  
  
  Pico. Mountain House
  Утро началось звонком из службы спасения. Мне предложили оплатить их услуги. Мы решили, что с оказией заодно погуляем вдоль вулкана всей семьёй. Люси вызвала для нас такси, и мы отправились на гору. Днём, при хорошем освещении, без дождя, дорога вызывала очарование. Мирно пасущиеся коровки в окружении чёрных изгородей и цветущих гортензий, маленькие зелёные вулканчики, которые мы окрестили младшими братьями Pico. Почти, как в Новой Зеландии, - сказал я водителю, - в окрестностях Окленда. Только там породы коров другие.
  На парковке у горного дома два десятка машин. В небольшом помещении имеется некое подобие турникета, где с посетителей ведётся сбор средств за "аренду рации" и прочие надбавки. Банковские карточки принимают. Здесь же вывешено и расписание работы. В летний сезон (апрель-сентябрь) центр работает круглосуточно, зимой - пять дней в неделю с восьми до восьми. Есть туалет, небольшой холл, где перед восхождением прочитают лекцию и проинструктируют. Ничего не продаётся. По соседству ведётся стройка. Туристическая инфраструктура почти на нуле.
  Меня встретили с объятиями и похлопыванием по плечу. В их мимике я не заметил укоризны, гнева и прочего негатива. Скорее всего, удивление и восхищение. Из-за разности менталитета, ареола проживания, профессиональной деятельности мне не понять, как реагировать на такие эмоции. Мне предложили повторить восхождение по официальной тропе. Я извинился, сказал, что в другой раз, так как сегодня приехал не готовым.
  Поблагодарив за спасение, мы ушли гулять вдоль пышно-зелёного, мшистого вулкана. За нами увязался мужчина из горного дома, но дети внезапно стали хотеть есть, плакать, мёрзнуть, мокнуть от дождя, Таисию затошнило, и мы остановились на продолжительное выяснение отношений, а он, устав ждать, вернулся восвояси.
  Когда малыши адаптировались к высоте, мы продолжили наше движение, по пути открывая калитки пастбищ, а на крутых каменистых участках попеременно переносили коляски. Детвора увлеклась сбором горной земляники, мы - видами на океан, тучи и горы. Мимо нас проплывали облака, внизу паслись коровки, которых навещали фермеры на джипах. В тени можжевеловых деревьев организовали пикник. Я подумал, что меня как преступника тянет на место преступления. В установленное время приехал таксист и вывез нас из полосы тумана и дождя на пляж солнечной Madalena.
  - Не хочешь вина? - спросил Джон - муж хозяйки апартаментов, когда мы вернулись. Это стало некоторой традицией в последние дни. Мы узнавали друг друга и делились впечатлениями.
  - Чуточку! - ответил я, чтобы не обидеть. Его вино кислило и напоминало мне домашний продукт ставропольских виноделов.
  - Ты, знаешь, об операции спасения сегодня сообщили азорские телеканалы и радио... А у меня, честно говоря, стресс не проходит. Вчера я впервые побывал у подножия вулкана. Столько лет живу, и ещё не было случая.
  - Может быть, тебе и на вершину стоит подняться?
  - Мое время ушло... Мне шестьдесят три. Спина, радикулит, смещение дисков...
  Мы не торопясь пили вино и рассуждали о странах, обычаях и нашей жизни.
  
  Прощание с Madalena
  Наш пляжный отпуск подходит к концу. Летом на Азорах, конечно, комфортнее, чем зимой. Можно просто валяться на пляже, купаться в относительно прохладной Атлантике или исследовать многочисленные парки и горы. Мы мало увидели на Pico. Транспортное сообщение оставляет желать лучшего. Да и самый младший из нас требовал более трепетного и щадящего отношения. Для него это первый опыт знакомства с иным миром. Поэтому мы просто совершали небольшие вылазки из дома, чтобы вечер традиционно завершить на пляже, где и встречали многочисленные закаты. Так и сегодня мы гуляли вдоль фермерских полей в окружении вулканических оградок, а затем попали в приятный парк Quinta dos Rosas. Бесплатный вход, отличная детская площадка, розарий, смотровая вышка, часовня, пруд, мостик, зона для барбекю. Все деревья и кусты подписаны, и я провожу детям урок ботаники. Араукария, эуфорбия, платан, камелия... То, что растет за забором, - то и здесь. Напоследок лакомимся диким инжиром, яблоками и ежевикой, что растут вдоль дороги.
  Наступила осень. На острове собирают урожай винограда. Его запах разносится по округе. По обоюдному мнению мы пришли к выводу, что столовый виноград самый вкусный. Вдвоём мы съели полтора килограмма в один присест.
  Во дворах открыто работают винодельни. Их легко заметить по сараям из каменной кладки и черепичным крышам. Некоторым из них свыше трёх сотен лет, кажется, что они ещё простоят столько же. Лишь внутри относительно современное оборудование. Даже наш Джон пригласил наемных рабочих, и они собирают виноград, а затем давят его в большой бочке. Сегодня он похвастался своими закромами. Пять столитровых бочек уже готовы, и, похоже, что это ещё не предел. Я не знаю, куда он девает свой винный материал, так как продажу домашнего вина на Pico не встречали. Хотя, он уже в двенадцать немного подшофе и всегда предлагает гостям.
  С островов уезжаем почти налегке, с теми же сумками. Большую так и не заполнили. В супермаркете купили лишь мёд и немного вина. Многое азорское продаётся в Лиссабоне. Экзотичных фруктов летом меньше чем зимой. Я сварил литр инжирового варенья и немного джема из орасола. Впереди ночь в Лиссабоне и возвращение домой.
  
  Эпилог
  Прошла неделя, а мы уже планируем путешествие на Азоры. Из обитаемых, не посещёнными осталось четыре острова.
  Чёрно-белую фотографию вершины Pico я заказал в фотоателье Madalena, и теперь она висит на моей кухне и вместе с перекидным календарём напоминает об Азорах.
  Я рассказываю друзьям и родным, я путешествую по ним в сновидениях, я пересматриваю отснятый материал, и они продолжают манить меня.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"