Дегтяренко Вячеслав Иванович: другие произведения.

Прекрасная Зелёная

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 1.00*2  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга "Прекрасная Зелёная" представляет сборник путевых заметок, хроник, которые были написаны в период поездок в Японию, Гонконг, Китай, Турцию, Италию, Польшу, Францию, полуостров Крым и города: Сочи, Владимир, Суздаль, Тулу, Тверь, Коломну, Рязань, Санкт-Петербург, а также содержит размышления о "московских шагах" и марафонах. В ней изложены авторские впечатления от увиденного, услышанного, пережитого. Предназначена для широкого круга читателей.

  Вячеслав Дегтяренко
  
  
  
  
  
  
  
  Прекрасная Зелёная
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  г. МОСКВА
  2016 г.
  
  
  
  Оформление обложки Александр Букреев
  Фото обложки Вячеслав Дегтяренко
  Корректор Юрий Перминов
  
  
  
  Подписано в печать 26.04.16. Тираж 50 экз.
  
  Дегтяренко, В
  Прекрасная Зелёная. - М.: Изд-во Типография Москвы
  2016. - 500 с., 8 с.вкл.
  
  
  Книга "Прекрасная Зелёная" представляет сборник путевых заметок, хроник, которые были написаны в период поездок в Японию, Гонконг, Китай, Турцию, Италию, Польшу, Францию, полуостров Крым и города: Сочи, Владимир, Суздаль, Тулу, Тверь, Коломну, Рязань, Санкт-Петербург, а также содержит размышления о "московских шагах" и марафонах. В ней изложены авторские впечатления от увиденного, услышанного, пережитого. Предназначена для широкого круга читателей.
  
  
  
  
  љ Дегтяренко В.И., 2016
  
  Предисловие
  - Я не люблю Россию! Я хочу сбежать из неё, например, в Японию! Я никогда не хотел служить в армии. И я не буду служить, чего бы мне это не стоило.
   - Расскажи о себе, Алексей. Почему ты оказался у психиатра? Или как прошел твой первый месяц в армии?
  - А что рассказывать? Привезли к вам. Никто моего желания не спрашивал. Как и в военкомате, где выполняли план. Записали в снайперы взвода охраны. Стрелять я любил, особенно в компьютерных играх. Я с ребятами подружился. Но всё это не моё. Глупые приказы, храп на втором ярусе, утренняя зарядка, наряды в столовой, в парке, караулы. А запах сигарет в казарме! Он убивает все остальное. Мне кажется, что я сам пропах никотином. Все курят вокруг. Даже те, кто не курил до армии. Голова стала болеть. Может, потому что до армии ударился затылком об асфальт на тренировке по паркуру...Сердце ноет, в пояснице прострелы. Живот болит...после еды изжога. До армии такого не было... Я - человек брезгливый. Смотреть на то, как готовят пищу в солдатской столовой, я не могу. А от двадцатиразмороженной сваренной пикши меня выворачивает. Как можно такое есть? Или чайный напиток с сахаром? Или сладкий кофе с молоком? Кто придумывает такое меню? Мне иногда хочется обычной холодной негазированной воды. Кипячёной я не напиваюсь...
  - Ты ведь повар-кондитер по гражданской специальности? Какое у тебя самое любимое блюдо?
  - Мне нравится готовить мясные паштеты из утки, гуся, кролика. Я люблю их не спеша выбирать на рынке. Трогать руками, нюхать, беседовать с настоящими продавцами. Как они вырастили их, чем кормили, где жили, - мечтательно с наслаждением продолжал солдатик, - филейное мясо, оно такое нежное, что буквально тает на кончике языка...У меня живот разболелся от воспоминаний. А здесь я похудел на три килограмма за месяц, и появилась горечь во рту после еды. От чего это, доктор?
  - Это изжога. Она развивается в ответ на избыточное выделение соляной кислоты рецепторами желудка. Их раздражает комбижир. Знаешь, что это такое?
  - Нет, нас этому не обучали.
  - Это маргарин второго сорта. Он состоит из свиного сала и пальмового масла. Дешевый и питательный продукт, на котором готовят в солдатских столовых, чтобы увеличить суточный каллораж...Чем ты увлекаешься?
  - Закончил лицей. Пока учился, работал продавцом в Заре. Пытался открыть свою фирму онлайн торговли. Кредит взял, но не пошло. Монеты коллекционирую. В футбол играю, легкая атлетика - спринт. Это бег на короткие дистанции. Лазерный тир люблю. Имею дипломы, грамоты. Читаю книги по психологии. Всего Фрома на русском прочитал. Я - фанат этого психолога.
  - Кем ты хочешь стать?
  - Повар-кондитер - это для себя... У меня хорошее отношение к деньгам. Мне кажется, что я бы смог работать экономистом. Думаю после армии на него пойти учиться. А потом уехать из страны...
  - Почему?
  - Грязно здесь и небезопасно. Серо, мрачно и тускло. Я ещё негде не был, но много читал и смотрел о других странах. Мне кажется, я там себя быстрее найду. Здесь все чужое для меня и сам для этой среды.
  - Ты верующий?
  - Нет! - улыбнулся новобранец.
  - Мысли о самоубийстве бывали?
  - А у какого нормального человека их не бывает? С девушкой поссорились...Думал, что не смогу без неё. Но через две недели опять стали встречаться.
  - Ты согласен лечиться в психиатрическом отделении?
  - А это повлияет на мою дальнейшую жизнь?
  - Повлияет... Как и всё, что ты делаешь, говоришь, совершаешь. Любой поступок - это твоя жизнь. И то, что ты здесь сидишь передо мной в ординаторской психиатрического отделения - это тоже твой выбор. Если согласен, подпиши бланк добровольного согласия.
  - А если нет?
  - Тогда я не имею права тебя лечить и выпишу в часть. Будешь служить снайпером дальше.
  - Но я ведь ничего не вижу. Особенно после нагрузок...Ладно, давайте бланк, подпишу. У меня несколько просьб к вам. На пальцах правой руки у меня вросшие ногти. В детстве я бросал бомбочки, и одна из них взорвалась в руках. Не могли бы показать меня хирургу, чтобы удалить их. Понимаете, они врастают в кожу и мешают писать. Еще, проверьте моё зрение. От нагрузки оно село у меня. Я даже не вижу цифр на вашем календаре. И заодно почки, сердце и спину.
  Я выставил ему "армейский диагноз" - расстройство адаптации. Стресс, вызванный сменой обстановки. Через пару месяцев он комиссуется по статье 17-б. Возможно, что приедет домой, по пути купит букет своей девушке, а затем восстановится в магазине Зара, завёдет енота и будет мечтать о Японии и не любить страну, рок, собак, алкоголь и никотин.
  
  Две Азии.
  
  Позади недельное пребывание в Турции, связанное с участием в Чемпионате Европы по лёгкой атлетике среди ветеранов. Это было моё первое знакомство со страной, которое оставило смешанные чувства. И я все семь дней не мог решиться на написание рассказа, пытаясь понять Турцию, менталитет турчан и передать свои ощущения. Я никогда не отдыхал здесь ранее, и временами ловил себя на мысли, что брезгую пищей, водой, морем и даже фруктами, после которых развивалась аллергия.
  По традиции ещё в марте зарегистрировал себя в спортивной ходьбе на пять тысяч метров и двадцать километров и Рината на стипль и гладкую пятёрку, купил нам билеты на сайте Turkish airlines, зарезервировал на букинге четырёхзвёздочный отель Marla. Оставалось только готовиться и входить в форму.
  К поездке в Турцию не готовился. Дефицит времени и подводка к стартам не оставляли надежд на возможные экскурсии или морские круизы. Лишь распечатал маршрут движения к отелю от ближайшей станции метро Cankaya, да посадочные талоны на самолёт и договорился с Ринатом, что он привезёт нас в Шереметьево.
  На пересечении российской границы суровый пограничник поинтересовался целью посещения Турции. "Участие в европейских соревнованиях" - ответил ему. Летели с пересадкой в Анкаре, где провели два часа в ожидании стыковочного рейса. Здесь же встретили татарского спринтера Радмира, с которым разговорились и поделились впечатлениями от предыдущих стартов. В семьдесят два года он принимает участие во многих международных стартах, как по лёгкой атлетике, так и в лыжных гонках и конькобежном спорте. Часто задумываешься над приходом старости и её потенциальных спутников. Этим меня притягивает ветеранский спорт, так как чаще я привык видеть болеющих пенсионеров. Вспоминается новость на ветеранском сайте www.evaa.ch о том, как девяностолетний бельгиец, являющийся многократным чемпионом мира в спринте и завоевавший последнюю золотую медаль уже с раком четвёртой стадии, после чемпионата мира организовал вечеринку с шампанским, завершившуюся эвтаназией, перед тем написав в своём микроблоге: "это была лучшая вечеринка в моей жизни..." Конечно, мы не можем прогнозировать длину своей жизни, но ширина и глубина её зависит от каждого из нас.
  Аэропорт Анкары понравился цветочными клумбами, травяными газонами под стеклянной крышей и летним садом. С небольшой сутолокой и без лишних вопросов прошли турецкую границу. Круглый штамп в паспорт - и мы в другой стране. Чтобы скоротать время на пересадочный рейс, зашли в кафе. Цены чуть ниже чем в аэропортах Москвы. Решил познакомиться с турецкой едой, выглядевшей довольно аппетитно в меню. Наверное, опрометчивый шаг, так через пару часов боли в животе и аллергия напомнили об ужине. В дополнении, обслуживающий нас официант, исчез из кафе. Видимо, он счёл, что три евро мы "пожертвовали" ему в качестве чаевых.
  В аэропорту Измира удивило, что пункты выдачи багажа местных и международных пассажиров различаются и находятся совершенно в разных местах, о чём не сразу догадались. Обменяв на выходе из зала прилёта доллары на турецкие лиры (курс с учётом комиссии один к двум), с подсказками и указателями нашли местную легкорельсную дорогу - Izbas. Уплатив в карман работнику метро пять лир за двоих, мы прошли через турникеты. Кассы уже не работали (на часах одиннадцать вечера), а автоматы позволяли лишь пополнять баланс на магнитных карточках - проездных. Пассажиры нам охотно помогали, отвечая на вопросы по проезду. За час добрались в отель. Непривычная жара южной ночи и долгий перелёт подействовали утомляюще. Поэтому сон не заставил себя долго ждать.
  
  ***
  
  Утренняя зарядка вдоль набережной наполнила лёгкие аэроионами морского бриза. Муниципалитет проложил для бегунов аккуратную полуторакилометровую красную тартановую дорожку. Параллельно ей асфальтированная велодорожка, широкий зелёный газон и собственно сама набережная, преимущественно с выбоинами. Уже с первых шагов я заметил, что спорт не пользуется популярностью. Мы практически не встретили бегунов или велосипедистов, за исключением участников чемпионата, которые выделялись стройными фигурами да национальными футболками.
  Встречных горожан я мысленно разделил на три группы. Первая - это рыбаки. Они лидировали в популяции отдыхающих. Кто со спиннингом, кто с удочками, кто с донками. Может быть, для них это и есть своеобразный вид спорта. Вторая - это уснувшие на травяных газонах или лавочках горожане в окружении пустых пивных бутылок и шелухи от семечек. Некоторые из них сняли мокасины-кроссовки и демонстрировали голые пятки или белые носки. Возможно, это как следствие прошедшего выходного дня. Между ними лениво потягивались бездомные собаки, окольцованные серёжками в ушах. Третий класс - это туристы и горожане, лениво вышедшие на завтрак. Набережная на всём своём протяжении представляла череду точек общепита. По последующим моим наблюдениям я заметил, что турки любят питаться вне стен дома. Ещё больше они любят пить чай из прозрачных грушевидных стаканов. Наверное, даже больше чем в Азербайджане. Это культ чёрного чая, который сравним с культом кофе в Италии. Официанты на подносах гордо разносят чайные бокалы постояльцам кафе. В магазинах продаются килограммовые пакеты листового чая от английских и местных производителей.
  Спортивная ходьба в стране ещё менее популярна, чем бег с велосипедом, и моё необычное перемещение вызывало усмешки, крики вдогонку и сигналы проезжающих водителей. В России подобные знаки внимания стали довольно привычными, и здесь я не удивился, так как южная степень толерантности к человеку свидетельствует скорее о его архаичности мыслительных функций.
  Позавтракав на террасе отеля, мы отправились на стадион Ataturk, где проходили соревнования и располагался TIC (технический центр).
  Соревнования проходили уже четвёртый день, и некоторые атлеты закончили выступления. У меня же старт лишь завтра в шестнадцать, у Рината - послезавтра в девятнадцать ноль-ноль. Получив нагрудные номера, бейдж участника, фирменный рюкзак и буклет, рассмотрев TIC и прилегающие комнаты, мы отправились в отель. Тридцатиградусная жара не располагала к прогулкам или нахождению на стадионе. Первое впечатление об организации - ниже среднего. Не продумано питание для атлетов, места для хранения багажа участников, допустимы переносы времени стартов и церемоний награждения, дорогой массаж (двадцать евро за пятнадцать минут), нет комнаты психотерапии и др.
  Следующие полтора дня мы провели в отеле. Дневная температура достигала тридцати восьми градусов. Вечером выходили лишь исследовать окружающие кварталы да закупаться продуктами в супермаркетах. Предпочтение остановили на сетевом Migros, у которого чем больше букв "М" в названии, тем выше класс и шире ассортимент (мне повстречалось пять). Радовали дешёвые и вкусные местные фрукты, бахчевые, овощи, зелень, молочные продукты (напиток айран, сыр катык), интересная выпечка. Мы поневоле стали вегетарианцами, так как с учётом жары и малопрогонозируемого эффекта от местных блюд, ничего другого не хотелось. Казалось бы, скучно пребывать на курорте и проводить время в отеле, но цель этой поездки отвергала все остальные забавы.
  
  
  День старта
  
  Утренняя зарядка вдоль набережной, чтобы взбодриться от лежания. Завтрак... сон. В два часа дня вышли из отеля. Солнце прогрело воздух до тридцати семи. Условия для всех одинаковые и сегодняшняя задача - найти способ обмануть жару. Для состязания ходоков выделили легкоатлетический стадион Seha Aksoy, прилегающий к основному футбольному ядру. Во время разминки встретил своих потенциальных соперников - немца Стефана Борсча и латыша Ивзанса Норминдуса. Из стартового протокола я знал, что заявились ещё два "быстрых" новых испанца.
  В то же время турецкий чемпионат Европы установил антирекорд по количеству приехавших спортсменов. Может быть, дело в жаре, может, в неудобном расположении, может, в менталитете организаторов. Хотя я считаю, что все три фактора могли оказать влияние. Это отразилось и на количестве ходоков и наш заход из трёх возрастных групп М35, М40, М45 был объединён в один.
  Для "заботы" о ходоках на второй-третьей дорожках спортивного ядра установили пункт освежения (питьевая вода и поролоновые губки), а также попросили всех зрителей покинуть стадион. Дополнительно закрыли ворота, чтобы никто из посторонних не вышел на тартан во время захода. Сопровождающий меня Ринат выделялся длиннофокусным объективом зеркалки. Его приняли за внештатного фотокорреспондента и разрешили делать фото даже с зелёного газона.
  Выстрел прозвучал. Вперёд ринулся латыш, за ним испанец. Я занял третью позицию. Первые двести метров прошли за пятьдесят четыре секунды. На втором круге испанец сбавил, и мне удалось переместиться на второе место, не упуская из виду Ивзанса. Но здесь нам показали по жёлтой карточке (мне - за согнутое колено), хотя вины я не чувствовал, ему - за отрыв обеих ног от поверхности. Вскоре Борсч нагнал нас и возглавил заход. Мои попытки закрепиться за ними привели к двум предупреждениям.
  Видимо мой преследователь всё это отчётливо видел и понимал, что я не смогу составить конкуренцию ему на финише. За семьдесят метров до финишной черты я невольно пропустил вперёд его красную майку, поймав себя на том, что нахожусь в каком-то ступоре. Горечь обиды и разочарование в самом себе. Быть так близко от медали и так бездарно её потерять! В итоговом протоколе записано лишь одно официальное предупреждение, что я списал на "политическую обстановку". Но из всего надо делать выводы. Чудес ведь не бывает. И каждый результат отражает лишь то, что заложено тренировочным процессом.
  
  ***
  
  Утром я не выдержал "отельного плена" и ушёл на знакомство с городом. Никогда так долго не настраивался на старт, и в итоге - только четвёртое место! Надо было развеять грусть-тоску-печаль!
  Башня с английскими часами под козырьком - визитная карточка города. К рекламируемым досопримечательностям относились торговые центры, рынок Kemeralty, древнее поселение Agora, церковь святого Филиппа. Казалось, что город дышал историей и торговлей. Последнее, как ремесло, явно превалировало над всем остальным. Русские туристы редко выбирают Измир в качестве остановки для отдыха. Ближайшие пляжные курорты в восьмидесяти километрах от него, и делать в трёхмиллионном городе особенно нечего. Поэтому торгаши ещё плохо освоили русские идиомы и преимущественно зазывали на английском. Частым предметом для покупки выступали кожаные изделия, и рыночники стремились жарко увлечь в свои прилавки. Мне это было неинтересно, так как я "охотился" за местным текстилем и ориентировался на крупные магазины.
  Достопримечательность номер два - рынок Kemeralty напомнил наш Черкизовский конца 90-х. Много товара из Китая, много шума, много эмоций... Рыбки, попугаи, уличная еда, кафе-забегаловки, дешёвая обувь от местных производителей, золотые украшения, обменные пункты с музыкой и турецким разноголосьем - всё смешалось в одном водовороте и никак не разделялось.
  Достопримечательность номер три - развалины древнего города Agora - не произвели впечатления. Те же камни и руины, что и в Херсонесе, да ещё и за немалую плату. В церковь святого Филиппа не впустили, так как посещение её возможно только в составе туристических групп.
  На, улицах города заметил множество передвижных пунктов для чистки мужской кожаной обуви. Судя по дизайну позолоченных станков, многим из них лет за сто и это ремесло передаётся из поколения в поколение. Несмотря на жару, мужчины не смущаются надевать костюмы и туфли, которые содержатся в чистоте. В покрое и выделке классики, правда, превалируют восточные мотивы. Обращало на себя внимание чрезмерное использование косметики на лицах слабой половины. Ну и, конечно, народная вера в приметы - т.н. "порчу, сглаз", для "защиты" от которой использовались амулеты (они даже входили в комплекты белья для грудных детей). Из особенностей общения водителей и пешеходов: первые игнорировали последних на зебрах, вторые игнорировали, как сами зебры, так и сигналы светофоров, причём массово.
  Вечером я болел за стипль Рината. На российском чемпионате этот вид лёгкой атлетики не представлен, хотя по зрелищности он мог бы занять пальму первенства среди забегов на дорожке. Особенно выделялось преодоление ямы с водой, когда бегуны, взобравшись на деревянный барьер - препятствие высотой в девяносто один сантиметр, прыгали в яму с водой и уклоном глубиной до одного метра. Многих заносило в сторону, и они вылетали за пределы беговой дорожки. Я даже пожалел, что не зарегистрировался на стипль, так как в моей возрастной группе выступало только два бегуна, один из которых - турок - преодолевал препятствия, залезая на них. Вообще мне показалось, что турецкие атлеты были набраны каким-то случайным образом или в приказном порядке. Многие из них не имели шиповок, не умели стартовать с низкого старта в забегах на четыреста метров, а также явно выделялись избыточной массой тела. Турецкая команда по численности стояла на третьем месте после Германии и России. Правда, на количестве завоёванных медалей это никак не отражалось.
  Конечно, для стипля нужна техника, которую в зрелом возрасте сложно освоить. Но в школе мы почти год тренировались в преодолении барьеров, что возможно отложилось в т.н. "мышечной памяти". Из финишных протоколов знал, что многих наших соотечественниц сняли придирчивые рефери за нарушение правил преодоления препятствий.
  Ринат же в упорной борьбе завоевал серебряную медаль, и мы остались на награждение, которое проходило в актовом зале, расположенном в подтрибунном помещении, под музыкальное сопровождение гимнов участников - победителей в видах. Это была его первая медаль в международных стартах, и мы радовались вместе. Вечером по этому поводу позволили себе по пятьдесят грамм французского коньяка, привезённого из дома.
  
  ***
  
  Вскоре и Ринат не выдержал отельного заточения и предложил мне съездить на море. Несмотря на завтрашний старт на двадцатке, я согласился. Соперники известны, в качестве конкурента должен добавиться швед Свенсон, пропустивший пятёрку. К тому же городской т.н. пляж соседствовал с Kent Omrani Park, в котором проложена двухкилометровая петля завтрашней трассы.
  Добравшись на метро до конечной станции F.Altay, мы оказались на автостанции. Нужный автобус (вывески маршрутов в редкость) нашли с помощью семейной пары - атлетов из Австрии. Пляжное место мы выбирали почти час. Нежелание населения жить чисто подтверждалось и на природе. Урны, установленные вдоль береговой линии, пустовали, тогда как сам берег был плотно усыпан бытовым мусором и битым стеклом. Видимо это привычно для горожан - после пикника оставить "память" о себе.
  Ко всему привыкаешь и к этой местной "достопримечательности" тоже. Выбрав крохотный участок чистого серого песчаного берега, мы открыли летний купальный сезон. Измир является крупнейшим в стране морским портом и крупным промышленным центром, заводы которого экономят на очистных сооружениях, что отражалось на запахе и чистоте прибрежных вод.
  
  Двадцать километров
  
  Второй старт переносится психологически легче, и эта двадцатка не была исключением. Для борьбы с дегидратацией приготовил две спортивные фляжки с минеральной водой, домашним кизиловым вареньем, всыпав в каждую по пакетику магния сульфата. По правилам соревнований подписал их, приклеив полоски лейкопластыря. Также заготовил пакет апельсинового сока и фрукты для восстановления после финиша.
  Время старта дважды переносили и, в конце концов, организаторы объединили женский и мужской заход, что запрещено правилами, так как женские рекорды в этом случае считаются недействительными. На разминке отметил, что тени деревьев парка явно недостаточно. Однако порадовался двум пунктам освежения и двум мелкодисперсным душам, установленным на круге в два километра. Постепенно собирались спортсмены, которые стали доминировать над парами брачующихся молодожёнов, приезжающих сюда на фотосессии. Ещё гуляя по городу, обратил внимание на большое количество свадебных салонов и магазинов, выделяющиеся довольно необычными по европейским стандартам фасонами. И сегодня убедился, что они пользуются спросом у населения. Свадебные кортежи подъезжали друг за другом. Одна из пар новоиспечённых молодожёнов выбрала построение ходоков на старте в качестве своей свадебной заставки.
  После четвёртой осечки стартового пистолета мы начали свой жаркий путь по асфальтированной дорожке Kent Ormani Park, встречные потоки которой были разделены массивными пластиковыми тумбами. Парк был относительно молодой, судя по деревьям, а также по отсутствию его на городских картах в интернете. Женщинам предстояло пройти десять, мужчинам - двадцать километров. С первых метров лидерство захватил англичанин из М65. Поговаривали, что в прошлом он был олимпийским чемпионом. Вслед за ним испанец из М40 и я. Для меня сегодня соперник номер один - это испанец, и я решил держаться за ним, чего бы это ни стоило, несмотря на то, что наше заявочное время различается почти на семь минут.
  Удивляло, что ни латыш, ни немец, ни швед не бросились за нами вдогонку и после поворота на один километр разрыв между нами составлял почти пятьдесят метров. Мы тем временем обошли англичанина и возглавили заход. Лидировал испанец, но после второго километра я его обошёл. Ещё бы, темп пять минут на километр казался небыстрым. Соревнования в спортивной ходьбе на стадионе и по шоссе разительно отличаются друг от друга и не только дорожным покрытием. Во втором варианте присутствует эффект вовлечённости зрителей-болельщиков, что придаёт дополнительные силы. Да собственно ходьба зародилась, как соревнование почтальонов, а не как забеги на одну стадию, и в мировом рейтинге котируются лишь соревнования по шоссе на сертифицированных трассах протяжённостью от одного до двух километров, вдоль которых располагаются бдительные судьи. Некоторым спортсменам не нравится субъективность судейства в этом виде спорта, где только глаз рефери решает, была ли фаза полёта, невыпрямленное колено или нет. Кто-то поговаривает, что на скорости, приближающейся к четырём минутам на километр, фаза полёта присутствует у всех ходоков. С другой стороны в мире спорта так много субъективных видов, что критиковать из-за этого спортивную ходьбу, как мне кажется, не стоит.
  Если в утренних планах была отсидка за испанцем, то на трассе всё вышло по-другому. Мне захотелось покуражиться. Конечно, понимал, что далее будет тяжело, но возглавлять заход почти до десятого километра было неописуемое удовольствие. Приятно, когда за тебя болеют и подбадривают не только соотечественники. Немцы, украинцы, итальянцы, французы, австрийцы. Это мощный "допинг", от которого просыпается гордость за свою страну, которую ты здесь защищаешь. Временами создавалось ощущение, что в парк вышла одна большая семья, где стоящие на обочине помогали идущим по шоссе. Бутылочки с питьём из разных стран стояли вперемешку, и это ещё больше сплачивало ходоков.
  Со второго круга стал пользоваться питьевыми пунктами. Минералка с вареньем от Рината, следом глоток "общественной" тёплой воды, два душа и поролоновые губки, из которых также пил и массировал лицо, что действовало ободряюще. На десятом километре меня настиг латыш. Его относительная свежесть бросалась в глаза, и я, продержавшись за его вишнёвой майкой пятьсот метров, отпустил, так как темп был слишком быстрый. А через километр немец из М40 и испанец из М50 лихо обошли меня. Когда разрыв с ними составил метров двести, у меня вдруг проснулось т.н. "второе дыхание" и я обошёл эту парочку. Заметил, что испанец шёл шатаясь, и вскоре его поместили в реанимобиль. А разрыв с немцем тем временем увеличился до пятнадцати метров. Так мы и прошли до пятнадцатого километра, после которого Стефан Борсч опять ушёл в отрыв. В этом году он показал время на двадцатке 1:31 (латыш - 1:34), что мне было не по силам. Однако жара действовала таким образом, что никто из нашей тройки не разменяет и 1:40. Зацепившись глазами за спину немца, я контролировал разрыв с испанцем на встречных участках трассы. Ориентировочно он составлял две с небольшим минуты, и по мере приближения финиша моя мечта о бронзовой медали становилась реалистичнее. Предупреждение сегодня было только одно, да и то на первом круге. Правда, дважды натыкался носком кроссовка на пластиковую тумбу-разделитель и это конечно меня пугало, так как свидетельствовало о дегидратации организма и нарушении техники ходьбы.
  Но вскоре прозвучал медный гонг, а через десять минут я пересёк финишную черту. На часах 1:46 с секундами (у чемпиона Ивзанса 1:42.23, у Стефана 1:44.52). Подбежавший судья в красном поло напугал. Он взял меня за руку и вывел из финишного створа, даже не дав сфотографироваться с немцем и латышом. Я думал, что меня приглашают на допинг-контроль, но, как оказалось, он предложил полить голову холодной водой из шланга, что было весьма кстати.
  Поздравив друг друга, мы встречали ходоков. Многие из них падали за финишной чертой, некоторым дежурные медицинские бригады восполняли внутривенными инфузиями объём циркулирующей крови.
  Узнав, что в двадцать сорок на стадионе Ataturk состоится церемония награждения, мы направились туда. К тому же Ринату необходимо было получить подтверждающий регистрацию на завтрашнюю пятёрку талон (confirmation reciepe). Но здесь меня ждало небольшое разочарование, так как процедуру перенесли на девять утра завтрашнего дня.
  Ночью долго не мог заснуть из-за сохраняющегося наплыва эмоций. Утром же практически одновременно с Ринатом отправились на стадион. Я попытался совместить фотографирование его финального забега на пять километров и ожидание церемонии награждения, так как по времени это совпадало. Как сказал мой соперник из Германии Стефан Борсч: "Не торопись... девять часов в Азии и девять часов в Европе - понятия разные..." И действительно, он зрил в корень. Лишь в начале двенадцатого нам торжественно вручили медали, дипломы и призовые футболки. Ринат тем временем завоевал бронзовую медаль на пятёрке. Я наблюдал его стремительный финиш и трагизм последующей ситуации, когда после пересечения финишных клеток ему сказали бежать ещё один круг. Судьи попросту ошиблись в подсчёте кругов, несмотря на присутствующие электронные чипы. А может они рассчитывали, что преследующий россиянина турок, вырвет для страны бронзовую медаль.
  Прямо со стадиона мы направились на курорт Cesme (Чешмэ), что в восьмидесяти километрах от Измира. Не хотелось уезжать из страны, так и не побывав на живописном пляже и не испробовав знаменитых термальных источников. Надо отдать должное, что пользоваться междугородними автобусами и маршрутками одно удовольствие. Быстро, чисто, прохладно, комфортно, поят холодной водой. Не предусмотрено, правда, расписание и нет билетов, но это, очевидно, не главное. В одной российской газете прочитал, что страна вот уже пятьдесят лет стремится попасть, хоть не территориально, так, по крайней мере, экономически в Европу. Думаю, что должно пройти ещё лет сто, чтобы изменилось отношение населения к жизни.
  За тринадцать лир мы доехали до района Чешмэ - Ilici, который славится своим лазурным морем и мелким белоснежным песком. За пятнадцать лир арендовали один шезлонг на двоих, так как всё равно в море заходили по очереди, да и не планировали проводить на пляже больше полутора часов. К нашему вояжу присоединилась семейная пара из Москвы, глава семьи которой завоевал две призовые медали в спортивной ходьбе в категории М70. С подсказками полицейского нашли и местный автобус, следующий до термальных источников Serme (Шермэ), что в четырёх километрах от пляжной зоны.
  Заплатив за вход по двадцать лир, мы оказались в своеобразном турецком Баден Бадене. В стоимость билета входило и аренда шезлонга, и купание в море, а самое главное - пребывание в двух громадных купальнях с термальной водой. При термах имелся отель, работало кафе и официанты то и дело разносили маленькие грушевидные бокалы с чаем для отдыхающих. Два с половиной часа удовольствия - и наши ноги почти готовы к новым сражениям! Познакомились с парой из Астаны, которые вот уже двадцать первый год подряд приезжают сюда ради целебных свойств здешней воды. Главное, как говорится - верить! Уходя, заметили, что в шаговой доступности имелись и другие термы, представляющие собой бальнеологический курорт, но без выхода в море.
  Вечером успели ещё посетить супермаркет YKM, где были тридцатипроцентные скидки на изделия турецкой текстильной промышленности. В качестве сувениров я выбрал для семьи нательное и постельное бельё, скатерти, полотенца, салфетки, носки, детский трикотаж (к их маломерным детским размерам я смело плюсовал четыре года). Ну а в соседнем магазине восточных сладостей - Tygda: десяток сортов лукума, пахлаву и сушёный инжир. Turkish airlines позволяли пассажиру перевозить сорок килограммов, и я не мог не порадовать родных овощами, фруктами и бахчевыми культурами.
  Нужно сказать, что в крупных турецких супермаркетах и торговых центрах при покупке от ста лир оформляют чеки на tax free, который в стране составляет восемь процентов от стоимости товара. Но вылетая из аэропорта Анкары, продавщица магазина Duty free уверяла меня, что в аэропорту чеки tax free не обналичивают и не ставят штампы (кстати, ценники в Duty free не всегда соответствовали истинной стоимости).
  
  Belle verte или японские истории. 2014.08.31.
  
  Вчера я вернулся из Измира, где проходил чемпионат Европы по лёгкой атлетике. На ужин, рассказ, подарки родным, переодевание и сбор вещей ушло полтора часа - и снова в дорогу. Теперь уже в другую Азию. О которой мечтал со школьной скамьи, о которой читал, и которая представлялась такой несбыточной и дорогой в моих фантазиях. Но в двадцатых числах июля, исследуя возможность недельного отдыха на крайнем российском севере, я с удивлением обнаружил, что дешевле слетать в Японию, чем, например, купить тур на Соловецкие острова. Конечно, места разные и каждый туда едет за своим.
  Самые дешёвые билеты предлагали Emirates airlines с пересадкой в Дубаи. Билет в обе стороны почти, как в какой-нибудь Архангельск слетать. Прочитав, что получение бесплатной японской визы возможно лишь при бронировании отеля класса три звезды и выше, сделал выбор. Опять же, средняя стоимость проживания была меньше, чем в "дорогих" азиатских городах-странах.
  
  Следующим и, пожалуй, самым трудным этапом - было получение визы. Конечно же, хотелось бесплатно. Но необходим был гарант. Отель, спортивная организация, проводящая пробег, одноклубник-японец с сайта 42км.ru, фармкомпания, друзья, лесоторговая компания - везде отказ или молчание. Уже приготовился к тому, что из Токио полечу в безвизовый Сеул, и тут с помощью товарища с форума Винского наткнулся на визовый центр стран ЮВА, который за шесть пятьсот пообещал помочь и найти гаранта. С меня требовалось лишь собрать все необходимые документы и составить план поездки, что оказалось несложно и даже увлекательно. Впервые составил развёрнутый почасовой план поездки, ориентируясь на свои предпочтения: история, спорт, наука, музеи, чай, рынки, горы, который был практически безоговорочно принят японской стороной, и я стал счастливым обладателем японской визы, чем-то напоминающей собой шенгенскую.
  Лететь авиакомпанией из Эмиратов сплошное удовольствие. Пледы, наушники, развлекающие мониторы-дисплеи, напитки, электророзетки в сидениях, возможность за один доллар отправить родным СМС, громадные салоны самолётов, вежливый персонал, девушки с помадой в тон их шапочкам-пирожкам, заколкам и кантам на одежде, достойное меню.
  Аэропорт Дубаи призван восхищать роскошью и чистотой, как, наверное, и сама страна. Выпил кофе в знакомой по Москве французской булочной Paul, походил по многочисленным магазинчикам и вот опять самолёт. Менее престижный, чем из России, но тоже десятирядный. Перелёт длительный - девять часов, и стюардессы, как могли, развлекали пассажиров. Напитками, обедами, фотографированием на Polaroid.
   - Наш самолёт приземлился в аэропорту Токио-Ханеда, - сообщил командир воздушного судна, - не забудьте заполнить иммиграционные карточки и таможенные декларации. Спасибо, что воспользовались услугами нашей авиакомпании. Хорошего вечера и до новых встреч.
  Когда выходил из самолёта в терминал Ханеды, первое, что бросилось в глаза - это чистый, новый, красного цвета ковролин. Второе - это термопистолет, которым встречала пассажиров девушка в маске, целясь в лоб из-за стойки. "Что ж, лихорадка Эбола не даёт покоя даже Японии" - подумал про себя, мельком бросив взгяд на предупреждающую табличку. Минутное изучение моего паспорта и имиграционной карточки сотрудником границы заканчивалось вклеиванием в него листка-вкладыша и постановкой печати о пересечении границы. Затем отдал таможенную декларацию, и оказался в терминале прилёта. Изучая его схемы в интернете, я так и не смог составить картинку в голове. На деле всё оказалось гораздо проще. Прямо передо мной слева кассы монорельса, справа - суперэкспресса. Цена приблизительно одинаковая. Но карточки автомат не принимал. На стойке информации узнал о месте нахождения обменного пункта. Он в зале регистрации багажа, здесь же, только этажом выше.
  Нигде так вежливо и учтиво не обменивал наличные, как в Японии. Сначала молодой человек в белой форме и при фуражке, стоя перед обменным пунктом, попросил заполнить "анкету", в которую вошли мои ФИО, адрес отеля, номер рейса и сумма к обмену. Затем сухощавый старичок в кассе, перечитав её, выдал причитающиеся мне йены и справку об операции. Руками он ничего не считал, всё проводилось электронной кассой, где он выступал лишь посредником. Эта особенность присутствовала во всех встречающихся мне местах проведения покупок. Обменник работал круглосуточно, курс к доллару один к сотне, что на три пункта лучше чем при обмене в специальных автоматах, напоминающих банкоматы.
  Тут же в аэропорту имелся бесплатный wifi, но необходимо приложить к сканеру свой паспорт. Времени рассчитывать дорогу к отелю повторно уже не было, так как в полночь поезда прекращали свою работу. С подсказкой девушки - сотрудника турникетов купил билет до требуемой мне станции и бегом спустился в вагон метро. Так я окрестил для себя транспортное средство, в которое попал.
  Поначалу растерялся при взгляде на карту японского метрополитена, в которой насчитал тринадцать разноцветных линий метро, монорельс, железную дорогу и ещё какие-то неизвестные мне средства движения по рельсам. Всё дублируется на английском, как и названия с объявлениями о станциях. Из распечатки маршрута знал, что ехать предстояло с пересадками. Однако минут через двадцать прозвучало нечто подобное: "Поезд дальше не пойдёт. Освободите вагоны!" А какой и куда дальше пойдёт? Я растерялся. Мне нужна была станция Toyocho, что на голубой ветке Tozai line. Найти место, где я сейчас нахожусь, на карте не смог и обратился к старушке в чёрном одеянии. Она извинилась, что не знает английского, но услышав название Тойочо, стала помогать и что-то объяснять. Видя моё недопонимание, она обратилась к молодому человеку в шортах и футболке с тремя сумками.
  Он был моим спасителем, так как оказалось, что живёт на той же станции, что отель Sotetsu Fresa, а поезда уже завершали свою работу. С тремя пересадками мы добрались до Тойочо (Toyocho) и он провёл меня к отелю. Поначалу голова шла кругом от избытка новой информации. Я не знал, как я здесь выживу, ведь даже несколько шагов ступить в неизвестность страшно. Такой же был шок, когда я вылетел из Киева и впервые прилетел в Европу - аэропорт Франкфурта-на-Майне и мне предстояло добраться во Frieburg. И вроде бы уже немало стран посетил, но Япония удивила. В голове перемешались неизвестные мне звуки, названия, иероглифы, запахи, необычная одежда пассажиров, схема метро в виде спрута, что дополнялось усталостью от долгого перелёта. В вагоне никто не разговаривал по мобильному, в некоторых местах висели запрещающие таблички. Сиденья были мягкие, матерчатые, на окнах предусмотрены горизонтальные жалюзи, над пассажирскими креслами полки для ручной клади и многое другое, что бросалось в глаза и диссонировало с привычным образом жизни.
  Попутчика звали Атцсуши. На вид ему двадцать пять лет, работает в рыбном ресторане, при знакомстве протянул визитку. Я написал не менее сложные для его восприятия свою фамилию, имя и поинтересовался, зарегистрирован ли он в facebook. Парень возвращался с отдыха на Окинаве, увлекался дайвингом. В пути показывал ему на планшете фото недавнего чемпионата Европы и кулинарные изыски. На память подарил шоколадку "Вдохновение", чем вызвал бурю восторга, и он предложил сделать общее селфи на телефон.
  Второй шаг - это заселение в гостиницу Sotetsu Fresa (последнее слово - аббревиатура из сочетания слов: fresh, sense, amenity, что в переводе: свежесть, смысл, удобства). Плотная женщина лет тридцати с зализанными волосами, в синей униформе и белой блузке приветливо встретила меня на ресепшене. Несколько коряво произнесла мою фамилию, отсканировала паспорт и предложила оплатить проживание в номере вперёд. К сожалению, российские карточки Visa electron, Maestro её платёжный терминал не принимал, а на Mastercard средств хватило лишь за пять ночей. Договорились, что я доплачу за оставшиеся две ночи завтра. Она вручила электронный ключ от номера и пожелала хорошего отдыха. Заметил перед входом в лифт стойку с большим количеством информационных буклетов, карт города и метро, а также приятных бесплатных мелочей, которые понадобятся путешественнику: пять разновидностей пакетированного чая, три сорта соли для ванны, три вида пробников туалетной воды для мужчин, салфетки для лица, губки для тела, шапочки для душа, ароматная маска на лицо.
  На этаже подивился бесплатным бонусам: автомату по выдаче льда, СВЧ-печи, прессу для брюк. Также на этаже установлены снэк- и питьевые автоматы. Номер, конечно, не поражал размерами, метров десять, не более, но имелась ванная комната, где всё было из пластика (пол, потолок, стены), за исключением унитаза. Кроме финских отелей больше нигде не встречал такой добротной сантехники. Ведь, казалось, нет ничего удобнее, как рукояткой крана установить температуру воды на смесителе для душа - и грейся себе на здоровье. Из японского ноу-хау - это, конечно, сиденье или стульчак на унитаз. Можно, конечно, смеяться, но я решил освоить для себя полтора десятка кнопок. Основные - это кнопка для женщин, общая кнопка "душа", рычаг мощности водяной струи, три кнопки степени подогрева, кнопка музыки, выбора мелодии, регулировки звука, stop и где-то на окраине затерялась собственно кнопка слива.
  В номере имелся кондиционер, современный телевизор, фен, холодильник, будильник, две пары добротных тапочек, электрочайник и пакетики с зелёным чаем, посуда, полный набор туалетных принадлежностей, салфетки. Из необычного - это пижама, озонатор-ионизатор воздуха, четыре способа освещения, регулируемого электроникой над кроватью, две корзины для мусора (сжигаемого и не сжигаемого), блюдце для отработанных пакетиков от чая, фонарик. Я открыл окно на улицу, а там тишина! Завайфаился, чтобы в viber написать родным, что благополучно добрался, добавил нового друга Атцамуши в facebook, запрос от которого уже ожидал меня. Через пару минут пришло сообщение, в котором он благодарил за презент и извинялся за плохой английский. Я взаимно извинился, хотя и свой английский считаю далёким от желаемого уровня. Выпил зелёного пакетированного чая с домашними припасами, проверил почту и спать.
  Что говорить, мне нравилось! Именно таким должен быть отель в моём представлении. Эта склонность к продуманности практически во всех жизненных аспектах и внимание мелочам отличает их от другого мира, что в дальнейшем не раз подтверждалось моими наблюдениями.
  
  
  День два
  Будильник решил не ставить, так как надеялся, что звуки улицы разбудят меня. Увы! Когда я открыл глаза, на часах уже было начало второго. Настроение подпортилось. В намеченный почасовой план осмотра страны не вписываюсь. К тому же за окном проливной дождь. Позавтракал, поздравил дочь с её первым Днём Знаний, полюбовался фото новоиспечённой школьницы с букетом. Одна из моих подруг-знакомых обозвала меня "чучелом", из-за того, что я не провожаю ребёнка первый класс. Спорить не стал, так как мы живём в таких условностях, что порой диву даёшься. Как бы мне не нравилась эпоха СССР, но в то время жили проще. Не делали из школы, тренировок, увлечений чад или института обузы для родителей, не нанимали репититоров для первоклашек, не обсуждали суммы для подарков учителям. Я хотел ей написать, что тебя Лиза надо "отсоеденить", как в недавно пересмотренном фильме "Прекрасная зелёная", но не стал. Сила общественного влияния, помноженная на телемагическое воздействие, оказывает мощное воспитательное воздействие на умы современного человека.
  На стойке ресепшена вежливо поинтересовался наличием зонта в аренду.
  - Йес, сэр! - ответил мне улыбающийся японец и предложил фирменный зонт-трость с маленьким замочком для закрепления его в "общественном зонтоприемнике".
  - Мерси, месье! - почему-то на французском ответил ему.
  Вообще, благодарить в стране можно на любом европейском языке, это тест я проводил не раз, и тебя понимают, отвечая тем же. Русский не пробовал, но взаимные "спасибо" получал, когда представлялся, что из России.
  В планах сегодняшнего дня - Imperial Garden Palas, куда и направился. Во второй раз входить в токийское метро гораздо легче, чем в первый. Уже не шокируют автоматы по продаже билетов (человеческий труд в этой отрасли не используется), комментирующие операции на выбранном языке и говорящие турникеты, а также сама схема метро. Кажется, что всё понятно и привычно. Я много лет живу в Москве, но в нашей подземке у меня часто возникают тупиковые ситуации. Здесь же множество указателей, подсказок, стрелок с указанием расстояний, электронных информационных табло. На выходе из каждой станции - карты районов с описанием основных достопримечательностей, отелей, банков и магазинов. В качестве подмоги всегда можно использовать дежурного по станции, он даже готов оторваться от наблюдения за турникетами и провести вас к нужному выходу. Выходы-переходы, правда, бывают длинными, до километра, как и сами поезда в сто тридцать метров.
  Из нюансов. На каждой станции имеются лифт, комната забытых вещей, четыре разновидности камер хранения багажа в зависимости от габаритов, приспособления для инвалидных кресел, туалеты, бесплатные карты-схемы, бесплатные хот-споты (разрешено пять сессий по пятнадцать минут каждая в течение суток с одного гаджета), зеркала для пассажиров. В часы пик: с семи тридцати до девяти утра появляются вагоны для женщин, о чём написано розовыми красками "womens only" на платформах. Также к каждой двери в утренние и вечерние часы выходят сотрудники службы безопасности в белых перчатках и синих фуражках и регулируют вход и выход пассажиров. Лишь, когда все зашли они дают команду машинисту электропоезда, расставляя руки в сторону, что вагон готов к отправке. Таким образом прищемлённым дверью остаться невозможно. Назвать красивым его вестибюли и платформы я не могу, но оно практичное, удобное и чистое.
  Автоматы принимают металлические монеты 10 50 100¥ и бумажные купюры от тысячи до десяти тысяч, а также банковские карточки и ещё какие-то карты. Взамен выдают картонные карточки, для хранения которых предлагаются бумажные чехольчики или пополняют электронные проездные. Он считывается турникетом и после использования, на выходе остаётся в нём. Стоимость проезда высокая, минимальный тариф - сто семьдесят йен, но если вы не рассчитали, то на выходе можно доплатить дежурному по станции или в установленных автоматах. Проездной на день от семисот йен, если пользуешься основными девятью линиями (Metro), за четыре дополнительных (Toei subway) - 1000¥, а с центральными линиями JR (электричек) - 1520¥. Можно оплачивать и мобильником.
  Также удивляет дисциплина на платформах и дресс-код пассажиров. На специальных указателях пассажиры располагаются в колонну по одному. Никто не стремится обогнать или встать без очереди. Пока все пассажиры не вышли из вагона, никто не заходит и не бежит занимать места. У мужчин в одежде превалируют классические брюки, чёрные туфли и белые рубашки с короткими рукавами, у женщин - платья или деловые костюмы. Не знаю, отмечают ли сегодня в стране День знаний, думаю, что нет. Но, как и взрослые, школьники также придерживаются строгого стиля. Девочки в синих юбках, белых блузках, гольфах, чёрных туфлях, у некоторых на плечах синие гюйсы, из-за которых они похожи на морячек. Мальчики-подростки, одеты, как и взрослые мужчины и также при галстуках. На спинах добротные строгие чёрные или цветные кожаные ранцы - рандосеру (сам бы такой носил). Говорят, что ранец при бережном отношении выдерживает весь школьный цикл обучения и его можно передать даже по наследству.
  Недорогой галстук можно купить даже в газетных киосках на платформах станций. При необходимости пассажиру дозволено остановить движение поезда специальной красной кнопкой. В метро редко разговаривают между собой, никогда не смеются, не едят, не жуют; не видел звонящих или принимающих звонки по телефону. Либо забавляются электронными гаджетами, либо читают журналы или "библии". По моим наблюдениям, японцы довольно читающая нация. В городе много книжных магазинов и они не пустуют, в продуктовых супермаркетах продают газеты и журналы, встречаются книжные развалы по продаже бэушных книг.
  Императорский сад был закрыт (понедельник и пятница - выходные дни), но вокруг него множество небольших парков, музей науки и музей искусства - Будокан, куда и направился. Музей искусства также закрыт, в Будокане велось оформление сцены, поэтому пошёл в музей науки. Кроссовки насквозь промокли, и хотелось согреться.
  Входная плата пятьсот йен, карточки не принимают, интернета нет. На пяти этажах развивающие экспозиции, знакомящие детей с азами природного магнетизма и другими природными явлениями, современным строительством и автомобильной отраслью, робототехникой и компьютерными технологиями. Множество симуляторов и практических занятий. Детям здесь презабавно, особенно если родители знают японский язык. Мне же показалось скучно, к тому же подобное встречал и в европейских городах. Перекусив в кафе при музее, ушёл гулять по зелёному городу. Я читал, что Токио относится к городам с нарушенной экологией. Возможно, что так считают лишь злые языки. Такого ландшафтного разнообразия, ухоженных парков, зелёных улиц я давно не встречал. Наверное, лишь Берлин может его перещеголять и то из-за площадей зелёных насаждений, но опять же, это мой субъективный взгляд.
  Каждый парк - это своеобразный ботанический сад, в котором установлены таблички перед кустами и деревьями. Думаю, что это рай для ботаников. Кроме того, в прудах и озёрах плавают гуси, лебеди, журавли, утки, на деревьях высиживают чёрные вороны с орлиными клювами и неизвестные мне иные пернатые. Мне даже показалось, что передо мной пролетела колибри, но не уверен. В большинство вход бесплатный, но есть и платные, где билет стоит в среднем триста йен. Прогулявшись по трём паркам, очутился в районе Ginza. В сегодняшних планах его не было, но что из того. Читал, что это самый роскошный район города. И действительно, почти все крупные мировые марки представлены на его улицах. Преимущественно английские, итальянские и американские брэнды. Многое сшито в Китае или соседних странах. Цены обычные, московские, и скидки не радовали. К тому же мои карточки нигде не принимались, хотя я протестировал десяток банкоматов от разных банков. Японские банкоматы отличались тем, что имели голосовое сопровождение, а в некоторых установлен сканер для считывания уникального рисунка-отпечатка с ладони клиента. Если вы забыли карточку, то они могут выдать наличность по паспорту, который следует вставить в специальное окошко. К моим родным картам и паспорту они были слепы. В кармане было некоторое количество наличности и на скромное пребывание в столице должно было хватить. Поэтому от кафе отказался и посетил супермаркет, чтобы перекусить проверенным продуктом - суши.
  Здесь также было чему удивляться. Большая часть ассортимента выглядела диковинно. Что это и как едят, я не знал. Некоторые продукты, фрукты, соки предлагались к дегустации, но это преимущественно в магазинах при крупных торговых центрах. Обращала внимание дороговизна фруктов и овощей, которые продавались кучками, штуками, пучками. Взвешивать их покупателям не нужно. Например, одно яблоко или груша стоит 1-3$, арбуз - 15$ штука (встречаются квадратной и треугольной формы), дыня - 20$ (продаются в специальных картонных коробочках, обвязанные пёстрой ленточкой), три помидора - 2$. Довольно популярные свежие фруктовые салаты-нарезки. Также много молочных продуктов (литр молока от 1,5$ до 6$), сыра тофу, йогуртов. Недёшевы куриные яйца - 1,8$ десяток. Имеется богатое разнообразие мяса, рыбы и морепродуктов. В бакалейном отделе особое внимание уделено рису. Он продаётся как в традиционном виде в виде фасовок по одному-два-пять килограммов, так и коробочках по сто пятьдесят - триста грамм в полуготовом виде, с различными добавками. Его только требуется разогреть. В отделе "Алкоголь" картонные коробки с сакэ по один-три литра, пластиковые четырёхлитровые канистры с двадцатиградусным спиртом.
  На электронных ценниках одновременно с ценой товара указана цена в пересчёте на сто грамм, а для чая, соли, специй - на десять грамм. На холодовых прилавках указана температура. Всё очень красиво и со вкусом упаковано. Нет гнилой, подсохшей, утративший вид продукции. Большой популярностью пользуется лёд, который продавался в различных фасовках. Максимальная - это трёхкилограммовый куб. В специальном автомате за сто йен можно наполнить ваш пакет с продуктами т.н. сухим льдом. Очень много готовой пищи в пластиковых прозрачных коробочках. К вечеру на неё тридцатипроцентная скидка. К суши в качестве набора прилагаются бесплатно деревянные одноразовые палочки и подушечка со льдом, которые выдают на кассе. Сладости и выпечка вызывают умиление, и их непременно хочется купить, несмотря на коварство вкуса некоторых их них. Такие цветастые, пышные и нежные бисквиты с добавлением зелёного чая матча не делают в европейских странах. Много сушёностей: фрукты, грибы, мясо, рыба, морепродукты и концентратов плодовых и овощных соков, зелени. И обязательно красивая упаковка. У лотков с зеленью, фруктами и овощами размещены цветные фотографии - портреты фермеров с небольшими комментариями.
  Продавцы безупречно вежливы и соблюдают дресс-код. Все в форменной одежде, головном уборе и по желанию с одноразовой маской на лице. Самое частое слово, которое они произносят это "хосЭ масЭ", что очевидно переводится, как "здравствуйте", на втором месте "оригАто" - "спасибо". Первое, что делает работник, когда выходит из подсобного помещения в торговый зал, это кричит "хосэ масэ", а выходит из торгового зала спиной к двери с поклоном к покупателям и улыбкой на лице. Расплачиваться можно наличными, карточкой, а в некоторых местах с помощью мобильного телефона. Деньги в руки не дают. Для их передачи имеются маленькие подносы. Кассиры грациозно пересчитывают купюры, вслух комментируя это, опускают их в банкнотоприёмник, и кассовый аппарат выдаёт сдачу. Затем кассир на ваших глазах повторно пересчитывает и двумя руками кладёт на поднос. Всё чётко, громко, внятно и без лишних эмоций на лице.
  Забегая вперёд, скажу, что в супермаркетах не встречал продающейся одежды или обуви. (Вспомнилась торговля времен СССР, когда были магазины: "Ткани", "Обувь", "Хлеб", "Молоко", "Продукты", "Овощи-фрукты"). Максимум, что идёт в качестве дополнения - это предметы гигиены. Нет охранников, камер хранения для ваших сумок, рамок-детекторов неоплаченного товара, и можно ненароком выйти с корзиной из магазина.
  За линией касс на выходе установлены СВЧ-печи и термопоты, которыми активно пользуются покупатели. В бесплатных автоматах-термопотах можно выбрать воду: холодную, тёплую и горячую. Здесь же бумажные одноразовые стаканчики, салфетки, рукомойник, автоматы с мороженым, напитками и десяток столиков, чтобы перекусить.
  Магазины с обеденными перерывами, выходными днями не попадались, так же, как отделы без продавцов. В городе много сетевых круглосуточных: 7Eleven, Fresco, FamilyMarkt, Lawson и другие. Повстречались мне и магазины одной стоимости, т.н. "100¥" и "300¥", где все товары имели фиксированную цену. Даже не думал, что за сто йен можно купить что-нибудь в дорогом мегаполисе. Например: чашку, чайник, половник, полотенце, галстук, зубную пасту, газировку, булочку с начинкой, носки, трусы, майку, скатерть, палочки, перчатки для уборки дома, книгу-раскраску, тапочки и другое. Многие изделия произведены в Китае, но есть и ниша из местных товаров. Можно использовать в качестве сувенирных закупок.
  Из нюансов торговли - так это то, что не всегда цена указывается с НДС и на кассе вам придётся доплатить ещё восемь процентов (но чаще ценник содержит оба показателя). Хотя я несколько раз сталкивался с одним, забывая о втором, и немного расстраивался при конечной оплате.
  Купив зелёного чая, суши, роллов (300¥ за три больших), воды и обжаренных в кляре кусочков неизвестной рыбы (72¥ хвост) с креветками (126¥ за гигантскую), перекусил на выходе из магазина, наблюдая за тем, как Гинза наполняется вечерним рекламным неоном и модно, дорого одетыми горожанами, покидающими свои офисы. Нигде не встречал такого стремления населения к классической одежде, как в Токио. Казалось, что джинсы, кроссовки, шорты, майки не носят в этом городе. Для горожан созданы сетевые магазины Aoki, в которых можно купить классическую одежду от местных производителей, а также псевдоитальянскую, псевдоанглийскую. Я побеседовал с одним из продавцов, который пытался убедить меня, что товар сделан в Европе. Спорить не стал, но, как мне показалось - у японцев гораздо лучше получается делать машины, чем шить костюмы и кожаную обувь. В своих вкусах (одежда, кухня, продукты), они часто ориентируются на Италию и Англию, реже - Францию и пытаются им подражать. Некоторые товары известных европейских брендов, сделанные в Японии, стоят на треть дешевле европейских аналогов.
  Перед входом в каждый магазин или иное общественное заведение были установлены автоматы по бесплатной упаковке вашего зонта в пластиковый мешочек или стойки для хранения зонтов. Также повсеместно продавались и сами зонты по цене от 100-500¥, резиновые сапоги и дождевики. Видимо к непогоде японцы привыкли, так как сегодня многие ездили на велосипедах (при зонтах) и мотоциклах.
  На улицах идеальная чистота. Неукоснительно соблюдаются правила дорожного движения с обеих сторон. Все светофоры имеют звуковое сопровождение. Редкие полицейские обращали на себя внимание белыми перчатками, которыми также обзавелись таксисты (в салонах авто белоснежные чехлы, двери открываются автоматически) и водители автобусов. Не встречаются бомжи и просящие милостыню, лица, предлагающие купить что-нибудь нелегально или пристающие. Все общественные WC - чистые и бесплатные (в некоторых имеются кресла для младенцев), все рукомойники оборудованы сенсорными датчиками. В парках и вдоль набережных довольно много любителей трусцы. Трассы промаркированы и имеют указатели километража. Никто не жуёт, не пьёт на ходу, также не встретил откровенно выпивших. Для курильщиков на вокзалах и улицах отведены специальные комнаты, на улицах - маленькие скверики, которые трудно найти, на тротуарах множественные транспаранты о запрете курения. Активное использование мобильных телефонов в качестве оплаты. Даже автоматы по продаже воды и напитков считывают информацию с сим-карты, привязанной к банковскому счёту абонента, и работают по системе pay pass (наружный контакт с банковской карточкой). И в то же время скупое использование их на улице. Очень редко встретишь человека, говорящего на ходу по мобильному. Дресс-код токийцев также удивлял. После "рабочей" рваной джинсово-футболочной-тапочной Москвы попасть в среду, где большинство носят классические брюки, рубашки и туфли - ошеломляет, и мне временами было неловко за свой столичный гардероб из джинсов, футболки, кроссовок и желто-серой спортивной куртки.
  
  День третий
  Наверное, я влюбился в эту страну, так как сон у меня пропал. В четыре часа проснулся и уже не заснул. Мысли о вчерашнем дне прокручивались в голове и не давали покоя. Чтобы не терять зря время на эти ненужные "гонки", убежал на зарядку. Горожане рано просыпаются и уже в этот час улицы не выглядели пустынными. По пути рассматривал наружный быт японцев из спальных районов. Аккуратность и чистота, ничего кричащего и выделяющегося, множество велопарковок, любовь к зелени, цветам и ландшафтным изыскам. В этом отношении они даже немцев перещеголяли.
  В качестве ориентира выбрал центральную уличную магистраль, которая через двадцать минут привела меня к трёхярусному мосту через реку или канал. Если бы рядом была моя мама, она бы сказала: "Слава, закрой рот... муха залетит!". Действительно, от удивления увиденной панорамы рот непроизвольно открылся. Кажется, что попал в далёкое будущее. Описать трудно, но попробую. Хромированные, отливающие отблесками солнца трубы и агрегаты фабрик и заводов, лишенные заборов, дымов и в окружении зелёных лужаек, на которых росли кустики в виде иероглифов, соседствующих огородов с подсолнухами. Причудливой формы небоскрёбы футуристично выглядывали на фоне зелёных пейзажей. Трёх-четырёхуровневые транспортные эстакады, по форме напоминающие гигантских змей. И сотни, а может и тысячи бегающих по обеим набережным. Пересёк мост и оказался на широкой, красной, двухполосной дорожке для бега и езды на велосипеде Naka-Gawa, протяжённостью шесть километров и размеченной через каждые сто метров. Многие встречные бегуны приветствовали меня, и я отвечал взаимностью. Не хотелось возвращаться в отель, так как сердце требовало новых открытий. Вот и колесо обозрения токийского Диснейлэнда показалось и парк с поэтическим названием Tokyo life sea park, вокруг которого местные рыбаки в азарте достают рыбу удочками (ею буквально кишат водоёмы), и лишь через пятьдесят минут всё же повернул обратно.
  Императорский парк открывался в девять утра, и я поехал на рыбный рынок Tsukidji, расположенный на одноимённой станции метро и храма. Рынок - это своеобразная оптовая база по продаже рыбы и морепродуктов. Если зарезервировать для себя место в центре популяризации Осакана (очередь следует занимать с четырёх утра), то можно попасть в число первых шестидесяти счастливчиков на смотровую площадку, чтобы в течение двадцати пяти минут наблюдать за аукционом по продаже тунца, который открывается в пять утра. "Это не шоу, а бизнес по-японски", - предупреждают на сайте рынка. Впускают только две партии туристов (в пять двадцать пять и пять пятьдесят). Но с девяти утра можно просто походить между рядами оптово-посреднической зоны Уогаси Ёкочёу и поглазеть, как торгуют менее крупными партиями продуктов (покупать нельзя) или продегустировать свежего тунца в многочисленных колоритных кафе при рынке. И оно того стоит.
  Перед входом на рынок полицейский вручил мне памятку-схему, в которой доходчиво объяснено, даже на русском, о правилах поведения. В категорию запретов вошли дети на колясках, домашние животные, пляжные тапочки, шпильки, большие группы, использование гида. Запрещено прикасаться к товарам, ножам, инструментам, а также заштрихованы служебные зоны. Да собственно и для передвижений оставлено совсем мало места, учитывая, что и его крадут бешено снующие электрокары и тележки с пенопластовыми коробками. Можно понаблюдать за этим веками слаженным механизмом, в котором участвуют люди и агрегаты. Крупные оптовики ушли и мелкие приценивались к товару, оформляли сделки, оплачивали покупки. Тут же торговцы разделывали свой товар или пилили замороженные туши тунца, кольщики льда сортировали его на различные категории. Долго находиться здесь невозможно, так как страх быть сбитым электрокаром присутствует постоянно. Сделав несколько фотокадров, ушёл на плодовоовощной участок, где гораздо спокойнее. Цены здесь на треть ниже магазинных. Временами казалось, что продавцы откровенно скучают в ожидании своего покупателя.
  В километре от рынка располагался платный сад Hama Rikyu. Миновав массивные ворота из мифических полутигров, окунулся в другой мир, где доминирующим звуком выступали трели цикад. Они даже заглушали шум от транспортных магистралей. Парк очень фотографический. Его изысканный ландшафт удивительным образом сочетается с нависающими по его периметру стальными небоскрёбами. Здесь и пруды с мостиками, лебедями и журавлями, и заросли джунглей, и настоящее кладбище или захоронение для уток, и цветочные поля. А на одном из островков заприметил чайный домик из бамбука и стеклянных стен. Внутри - красные ковровые дорожки, клетчатые бамбуковые перегородки, задрапированные папирусной бумагой, украшающие подушечки на полу и веера. Сняв обувь, прошёл вовнутрь, на т.н. чайную церемонию. Собственно за всю жизнь лишь раз присутствовал на чайной церемонии в чайном ресторане, на Чистых прудах, да наблюдал за туристической "разводкой" в Гонконге на острове Лантау. Хотя, наверное, у каждой страны свои правила. В Египте чаем называют каркадэ или любую другую траву, которую продают туристам, в ЮАР - ройбуши, в Южной Америке - матэ и пьют из бамбил и калебасов, в Бурятии его пьют со сгущённым молоком, в Дагестане добавлят соль, молоко и сливочное масло, в наших тюрьмах заслужил уважение "чифир", вызывающий эйфорию и повышенную активность. Недаром русская пословица гласит "Со своим самоваром в чужую избу не входи".
  Уплатив пятьсот йен за "минимальный набор", поудобнее усевшись на пол, стал ждать, украдкой наблюдая за двумя медитирующими японцами. Может и мне надо настроиться на определённый философский лад, чтобы вкусить сполна. Однако ничего грандиозного не произошло. Дама в скромном "рабочем" кимоно чёрного цвета принесла на подносе фарфоровую чашу, на две трети заполненную ярко-зелёной пенистой матчёй (~100 мл), булочку-комплимент, деревянную шпажку и лист бумаги с правилами церемонии матчи. В Японии только этот чай относится к церемониальным! Из него изготавливают конфеты, мороженое, добавляют в тесто для бисквитов и пирогов.
  Из правил-инструкции следовало, что сначала надо наколоть шпажкой комплимент и съесть его. Это необходимо для того, чтобы вкус чая дольше сохранялся во рту. В этом есть определённый смысл, то же относится и к кофе. Далее необходимо правой рукой взять чашу-пиалу и поставить её на ладонь левой руки. Дважды повернуть по часовой стрелке и выпить в три-четыре глотка. Чай был слегка тёплый (заваривают кипяченой водой температурой 60-70 градусов), но вкусный (ничего подобного пробовать не доводилось) и красил язык в зелёный цвет, чем очевидно и обеспечивал долгое "послевкусие". За дополнительную чашку чая необходимо доплатить двести йен. Тридцатиграммовая коробочка с матчой здесь стоила свыше двух тысяч, в магазинах цена начиналась от шестисот йен, но другого сорта. До сегодняшнего дня я считал, что главенствующим японским чаем выступал гиокуро, а к продаваемой в России сенча относился с пренебрежением.
  Поблагодарив японку, отправился фотографировать парк, благо, что небесная голубизна позволяла. Сегодня купил проездной на день за семьсот йен, что позволяло мне ездить куда угодно. Из этого парка поехал в центральный - Императорский. Вход в него бесплатный, но, кроме немалых размеров, больших газонов и японских сосен на фоне высоких крепостных стен любоваться здесь было нечем.
  От природы потянуло на технические новинки. Городской район Odaiba возведён на искусственных островах и воплощает достижения научно-технического прогресса страны - этакий аналог нашего ВДНХ. Однако добраться к нему на метро невозможно. Линия U относится к самостоятельной транспортной категории, поезда которой больше похожи на рельсы, установленные на эстакаде. Об этом я узнал, когда турникет попросил меня оплатить проезд и не принял карточку-проездной. В качестве альтернативы имеется и собственно монорельс. Движение высоко над землёй дороже чем под. За проезд по пяти станциям следовало заплатить 400¥. Виды из вагонов на город открываются фантастические.
  Через пятнадцать минут оказался в районе Одайба. Жилых домов здесь практически нет. Отели, офисные здания, музеи, крупные торговые и развлекательные центры, беговые тропы. Постройки преимущественно причудливой формы и расположены на удалении. Пройдя по мосту, очутился перед MegaWeb и Venusdom. Знакомство начал со второго, так как он представлял собой крупный торговый дисконт центр. Очевидно своим названием и интерьером он претендовал на что-то итальянское, как и кафе с итальянскими названиями. Ощущение этакой бутафории не покидало меня, а цены не казались уж такими невысокими. В его нижнем этаже располагался музей ретро автомобилей, стены и интерьер которого напоминали собой декорации к фильмам из разных эпох, что дополнялось собственно самими авто и звучащей музыкой. Вход в него бесплатный, и здесь было весело. Из него переехал в двухэтажный комплекс автоконцерна Toyota. В одном зале были представлены новинки ближнего будущего и макеты авто - далёкого. Также подробно описывалось строение двигателей, работа систем безопасности. На игровых симуляторах можно было проверить геймерские способности. Желающих почти не было, и девушка из обслуживающего персонала помогала мне - то с одним, то с другим. На нижнем этаже комплекса была выставка современных машин Toyota и дочерних линий компании. В салоны авто можно беспрепятственно заходить, крутить и нажимать, что попадёт под руку. Родео-драйв в этот день было закрыто и я зашёл в соседний Leisureland. Он представлял из себя огромный павильон платных атракционов. За 100¥ можно было сыграть на любом из них, за 500¥ - посетить комнату страха. Также предлагались игры в стиле "однорукого бандита", кресла у которых не пустовали. В некоторых залах разрешалось и курить. Сыграв на трёх автоматах, почувствовал себя ребёнком, и для полного погружения в это состояние купил себе мороженое с фруктами в трубочке из двух блинов, которые при мне же приготовили и охладили. Японцы - довольно азартная нация. Впоследствии неоднократно встречались подобные заведения.
  Шагая по практически безлюдной широкой зелёной аллее, долго выбирал между научным музеем воды и рекламным центром Panasonic. Остановился на последнем и не пожалел. За дополнительную плату сходил ещё и в одноимённый музей, где познавательная информация чередовалась с игровой. Конечно, моего английского было недостаточно, чтобы понять законы электротехники, но практические игрушки восполняли языковой пробел. Перед выходом из центра на двадцать минут погрузился в автоматическое массажное кресло, которое затрагивало спину и все конечности. К пяти часам почти все здешние музеи и выставочные центры закрывались, поэтому посмотрел концерт девочек-подростков в стиле диско (съёмка была категорически запрещена, и за этим неукоснительно следили ребята-волонтёры, бегая с предупреждащими табличками между зрителями). В торговом зале супермаркета наткнулся на банк АЕОN, который принял сбербанковскую карточку и за небольшую комиссию пополнил наличность в кошельке.
  Перекусив, отправился на самую дальнюю точку поездок по Токио - станцию Asakusa. Она знаменита рыночными улицами, Sky-центром и храмовым комплексом (его реанимировали в 60-х годах ХХ века). Рынок уже был практически закрыт, однако в свете вечернего освещения и его торговые улочки, и красные ворота с пагодами в золотом обрамлении на фоне изумрудной зелени выглядели эффектно. Фантастическую картину дополняла переливающаяся синими и белыми огнями телевышка (SkyTree). Прогулявшись по району, решил, что на сегодня программа максимум выполнена и можно возвращаться в отель.
  
  Fuji. Yoshida Trail
  Проснулся в четыре утра. Горло заложено, лёгкий ринит. Видимо заболел кондиционерной простудой. Что делать? Ехать в Киото, или на побережье, или ходить по Токио, или трейл? Надо ещё с час поспать, а там и решится. Завёл будильник на пять. Но мысли не дали и, в конце концов, решил покорять японскую святыню - гору Фудзи. Сегодня проходит Чемпионат Европы по горному бегу в Австрии, на который я не смог поехать из-за сорванной подготовки и поэтому решил как-то компенсировать. К тому же быть в ста километрах от вулкана и не взобраться... Каждый японец считает святым долгом сходить на Фудзи-сан.
  Позавтракав рисовыми макаронами из бичпакета и холодным чаем, в пять сорок вышел из отеля. Перед этим на ресепшене узнал привязку к станции метро автовокзала на Kawaguchiko. Это большой торгово-транспортный терминал Sinjuku. Здесь и железнодорожный вокзал, и автовокзал, и множество торговых центров.
  Утреннее метро уже ожило, и белые рубашечки ехали в офисы. С подсказкой служащего у эскалатора на выходе узнал направление движения к автовокзалу. Вот и мой автобус с названием "5th Station", который обслуживает транспортная компания Ihighway. Водитель в форменной одежде и при галстуке, синей фуражке и белой рубашке и перчатках проверил билеты у пассажиров и готов отправиться. Проезд две тысячи семьсот, но оплата в кассе и он готов подождать. Кассирша поинтересовалась, бронировал ли я билеты через интернет или по телефону. Получив отрицательный ответ, выдала мне билет на смотровое место 1А.
  Заходя в салон, заметил, что пассажиры разделены на две группы: молодёжь и пенсионеры. Все одеты по спортивному, в горных ботинках, с трейловыми парками. Один я в джинсах и беговых кроссовках New balance, которые к исходу второго месяца использования уже на ладан дышат. В качестве продуктового запаса на трейл взял местное яблоко, двести грамм домашнего печенья, сто грамм московских карамелек. Чем проще подходишь к трейлу, тем лучше получается. Это не аксиома, а практическое наблюдение.
  За утренним городом интересно наблюдать. Небоскрёбы в окружении зелени, спешащие служащие, открывающиеся лавочки и кафе. На въезд в столицу ощутим повышенный трафик автотранспорта, но пробок, заторов и аварий нет. Как нет и рекламы, но зато множество указателей, дорожных развязок, телефонов для экстренной связи и идеальная разметка. Ведь реклама отвлекает внимание водителя и повышает риск ДТП. Никто не разговаривает по мобильному за рулём, да и в автобусе тоже. Это запрещено знаком в салоне. Вообще чем больше я в Токио, тем больше мне по ассоциациям вспоминается французская комедия "Прекрасная Зелёная". Люди живут для себя и для других, а не от себя и от других.
  Вскоре показались горы. Зелёные, мохнатые, между которыми раскинулись города и поля. Не видно строек, разрухи, мусора, крупных торговых центров. Двух-трёхярусные эстакады чередуются с именными тоннелями, протяжённость которых подписана с точностью до метра. На всём протяжении шоссе огорожено, много шумоподавляющих щитов, нет светофоров и пешеходных переходов. Водитель периодически останавливался, что-то комментировал в наушный микрофон, всегда открывал двери, даже если не было пассажиров, а тем, кто садился, укладывал рюкзаки и сумки в багажный отсек. Музыку для себя он конечно не включал. В автобусе имелся хот-спот Wi2 для доступа в интернет три доллара за шесть часов (он привязан ко многим транспортным средствам). Это как раз покрывает дорогу туда-обратно.
  Вскоре мы доехали до города Kawaguchiko и свернули с автомагистрали на шоссе, которое привело в национальный парк Fuji. Въезд в него платный. Наша двухполосная дорога проходила под уклоном в окружении густых лесов. Мы то въезжали в полосу густого тумана, то выныривали на солнечные просветы. Обратил внимание на то, что на крутых виражах в асфальте проделаны множественные продольные бороздки для улучшения сцепления в непогоду. На обочине мелькали названия станций: первая, вторая, третья. Автобус доезжал до пятой, что на высоте две тысячи двести тридцать метров, а до десятой, что на высоте три тысячи семьсот семьдесят шесть метров, путь только пешком. Никаких фуникулёров, подъёмников, эскалаторов. Японцы любят свою природу, а она их.
  На Пятой станции Saogoya имеется парковка, множество сувенирных магазинов, отель, рестораны, информационный центр и лошадиная стоянка. За умеренную плату можно прокатиться верхом на лошади в сопровождении поводыря до Шестой станции. Купил один литр воды (цены на пятьдесят процентов выше, чем в городе), выпил баночку горячего кофе с молоком из автомата (в кафе он уже четыреста), бегло ознакомился с занятными сувенирными магазинами, сходил в первый платный WC (сто йен), но табличка перед кассой-банкой преподносила это, как пожертвование. Интересно, а за приём здесь душа тоже надо жертвовать? Также утром за вход на тропу предлагалось пожертвовать тысячу, за что давали билет и значок.
  Зато в информационном центре всё бесплатно: wifi, карта троп и краткая инструкция по поведению в горах и подготовке к восхождению. Здесь же бронируют обратный билет на автобус до Токио. Мужчина лет шестидесяти довольно подробно рассказал, как проходить тропу, расписал на карте продолжительность переходов между станциями, сказал, что не все успевают вернуться, но для этого между станциями имеются два десятка мини-гостиниц, в которых можно остановиться только на ночлег. На сегодняшний день цена койко-места 5700¥. Также сказал, что на спуске тропу можно сократить, уйдя по Subashiri trail. Имеются вертолётные площадки, пункты оказания медицинской помощи, а также на ряде станций портативные дефибрилляторы AED. Время на подъём по Yoshida trail составляет шесть часов, на спуск, который большую часть проходит по другой трассе - четыре часа, протяжённость маршрута туда 6800 метров, обратно - 7200 метров. Если захотите прогуляться вокруг кратера действующего вулкана, то это по Fijinomiya Trail займёт ещё полтора часа.
  Последний автобус в Токио отправлялся в 19:20, так что теоретически я мог успеть. Он сообщил, что по ходу тропы встречаются торговые лавки, в которых можно купить воду и еду (в два раза дороже, чем здесь), при каждой станции или отеле платные WC (200 ¥), возможна оплата услуг и банковскими карточками. Поблагодарив его, я направился к месту начала трейла. Для себя скомандовал: на старт, марш и включил секундомер, установив мысленно свои временные ориентиры. Пусть это будет своеобразное соревнование Yoshida Trail.
  Когда включается секундомер, то забывается ринит и фарингит, в голове только время и субъективная оценка самочувствия. В горах можно пропустить обезвоживание, гипогликемию и заработать горную болезнь. Всё это я уже переносил и поэтому предвестники мне знакомы. Ничего страшного, что сегодня в джинсах. Десять лет назад я даже пробег в них выиграл в Лужниках (2,6 км), так как не успел переодеться (только с поезда). Главное - это отношение.
  Правда первые десять-пятнадцать минут я шёл и фотографировал на ходу. То сказочный диковинный лес, утопающий в коврах изо мха. То не боящихся людей диких лесных животных, то лошадей, перевозящих туристов, то указатели, коих было предостаточно. Такой понятной разметки я нигде не встречал, как будто специально готовились к соревнованиям. На жёлтых табличках на четырёх языках отображалось название станции, высота, остающееся время до финиша. Однако вскоре лес и лошади закончились, появился красный и чёрный вулканический песок, набежал туман, и я спрятал камеру. К тому же мышцы успели размяться, и можно ускориться. Однако на бег решил не переходить, так как неизвестен профиль трассы. На карте отмечено Climbing Route, что вызывало насторожённость.
  На трассе в большом количестве встречались группы и индивидуальные туристы, преимущественно - японцы (у нас так в лесу не гуляют, как здесь на гору ползут). Почти все с палками, запасами воды, в ярких тайцах, поверх шорты, белых футболках, кепках, на привалах дышат кислородом из портативных баллонов. У меня это вызывало только усмешку. Но надо отдать должное - предельная вежливость и учтивость. Многие здороваются и все уступают тропу, заслышав моё шумное дыхание. А один дядечка даже словил меня, когда я срывался с камня.
  Шестую станцию я пропустил, на седьмой отсёк время - двадцать восемь минут в пути, что на полтора часа опережает график прохождения, предписанный японцем из информцентра. Не успел я возрадоваться, как начался climbing или скалолазание без подручных средств. Правда, я хватался за огораживающие тропу цепи и прутья (поначалу не заметил запрещающих это делать табличек), где можно, или просто передвигался почти по-пластунски. Пожалел, что не взял перчатки, так как пальцы не раз натыкались на острые камни. Пот тёк градом. Как только испытывал дискомфорт, два глотка воды - и дальше. Скалолазание вызывало азарт. На Восьмой станции я оказался через тридцать минут (по графику требовалось сто минут) и уже понимал, что где-то должен быть финиш. Час в пути - и половина пройдена. Для себя поставил цель - выйти из двух часов и, на ходу подкрепившись печеньем с орехами, опять ускорился. Голова гудела, кислорода не хватало, но мышцы и связки выдерживали нагрузку.
  Отели работали лишь как ночлежки, а сейчас сотрудники вынесли на просушку матрасы, занимались мелким приусадебным хозяйством или торговали сувенирами. Собственно гостиницей их назвали весьма условно. Скорее - рефьюги или убежища. Через открытые двери некоторых из них заметил двухярусные деревянные кровати, установленные в общей комнате. Многие туристы останавливались, чтобы передохнуть, перекусить и посидеть на террасах при отелях. Это бесплатно. Можно было купить открытку и поставить штамп о прохождении станции.
  После восьмой станции состав туристов поменялся. Пожилые исчезли. Всё чаще встречались стройные и более спортивные. Обогнал две роты японских военных. Странно, думал, что в стране нет регулярной армии. Они по команде офицера останавливались и пропускали меня. Девятую станцию я также не заметил, так как была ещё 8,5. А перед входом на десятую торжественно встречали пара белых мраморных львов и ворота.
  На секундомере 1:58.12, и я доволен! Тело приятно постанывает, но силы есть. Сфотографировался, перекусил яблоком, водой, печеньем, познакомился с подошедшими военнослужащими, разговорились с ними. У них портативные газовые горелки, и они разогревали сухпайки, кипятили чай. От прогулки вдоль кратера отказался из-за сильного холодного ветра. Температура на вершине всего два градуса, а у меня только спортивная куртка да две футболки. Поэтому через двадцать минут после промежуточного финиша дал отсчёт времени и начал спуск.
  Спускаться, конечно, легче, чем подниматься и, учитывая изменившийся профиль трассы, я побежал. В принципе, основная задача сделана, силы рассчитал грамотно, можно и поускоряться. К тому же уклон позволял, да и поверхность тоже. Не очень комфортно из-за такого точечного массажа от попадающих в кроссовки камней, но это не больнее чем бособег (японцы для защиты от камней надевали специальные бахилы). Главное - максимальное расслабление и помогать верхними конечностями при парировании. Ведь местами скорость была хорошей, и приходилось прилагать усилия, чтобы не вылететь с виражей. Временами плотность тумана вызывала опасения. Ведь можно сбиться с пути или наткнуться на туриста. Видимость колебалась от трёх до пяти метров, поэтому сигнализировал криком.
  Для себя поставил цель - выбежать из часа и выполнил её, несмотря на некоторое обезвоживание. Время на финише 54.21. Конечно, было тяжело. Мышечная крепатура от необычной нагрузки преследовала почти неделю после трейла.
  Поделился своими результатами с мужчиной из информцентра, чем вызвал у него восхищение, и он подарил на память два буклета, которые я отнёс к призу. Он также забронировал мне место в автобусе, пока я покупал сувениры (за прошедшие два дня не встречал в городе сувениров). А через тридцать минут я с чувством выполненного долга и хорошо проведённого времени на двухчасовом автобусе уехал в Токио.
  Мои китайские кроссовки New Balance не выдержали и двух месяцев эксплуатации: подошва на правом лопнула, а верх на обеих разорвался. Поэтому, сойдя на конечной станции Синдзюку, зашёл в универмаг Odakyu, в залах которого можно потеряться. Первое, что попалось на глаза - отдел спорттовары. Перемерив с десяток пар, удовлетворил юношескую мечту - купил кроссовки Asics, сделанные в Японии, выполненные в цветах флага страны. Удивило, что здесь в универмаге вернули и tax free. Забавно было наблюдать, как девушка наряду с латиницей копировала русские буквы из моего загранпаспорта, заполняя справку-квитанцию. Постфактум анализировал и сравнивал качество схожих моделей кроссовок двух соседних стран. Забегая вперед, скажу, что через полтора года эксплуатации у них лишь протерлась подошва, тогда как у китайского аналога верх стал рваться на втором месяце пробежек. При этом разница в стоимости составила семь долларов.
  По случаю успешного преодоления горы и себя вечер провёл в итальянском ресторане при отеле - Saizeriya. Довольно быстрое качественное обслуживание и относительно недорого. Большая порция пасты с морепродуктами, салатом с креветками и бокалом пива - 8$. При заказе десерта - неограниченное количество подходов к автоматам с чаем, кофе, сладким газированным напиткам. Шумно и многолюдно, правда. Тихие и неприметные на улице японцы отрывались здесь галдежом и другими яркими эмоциональными проявлениями. Выпить они любят, так как в ресторане много акций: купи одну порцию алкоголя - вторая почти бесплатна. Да и к сладостям неравнодушны. При заказе любого десерта количество подходов к автоматам со сладкими газированным напитками, кофе- и чаемашинам не ограничено и они бесплатны. Над рестораном располагалось кафе с итальянским названием "Pronto", которое должно было знакомить посетителей с кухней Апеннинского полуострова. Российские суши-рестораны более похожи на японские, чем их псевдоитальянские. Увы, даже чашку эспрессо заказать нельзя, так как нет такого пункта в меню. И в каком итальянском кафе предлагают чай матча или дарджилинг с молоком?
  
  Kyoto
  Проснулся без будильника на рассвете с первыми лучами солнца. Явления простуды не купировались, крепатура бёдер - ощутимая. По плану сегодня - поездка в Киото. Подумал-подумал, а почему бы и нет? По крайней мере, в поезде можно отдохнуть, заняться систематизацией впечатлений или кадрированием фотографий. На ресепшене уточнил, с какого вокзала отправляется поезд в Киото. Это Tokyo central. Правда, собственно громадного здания - его я так и не обнаружил. Километровые подземные переходы, торговые центры, предприятия общепита, книжные магазины. Никаких объявлений по громкоговорящей связи, никаких баулов, тележек, подозрительных типов. Складывалось впечатление, что это просто улучшенная станция метро. Касс я не нашёл, или, может быть, они ещё не работали. Зато везде красовались автоматы по продаже билетов, отдельными цветами выделялись продающие билеты на Shinkansen. Этим поездом, являющимся эталоном скорости и точности, страна гордится. Опоздание на одну-две минуты является нонсенсом. Внешне он напомнил сименовский "Сапсан", только с птичьим клювом и длиннее. Билет достаточно дорогой. За поездку между городами протяжённостью 450 км и продолжительностью два часа, пришлось заплатить 11300¥. Но альтернатив не нашёл, сколько не исследовал другие кассовые автоматы. На поездки по стране можно приобрести проездной билет на этот поезд, но в мои планы входил только один дальний вояж.
  Купил билет на незарезервированное место, прошёл через два ряда турникетов, через которые пропускал свой картонный талончик. Если вы не бронировали места, то следует садиться в первые три вагона. На перроне никто не проверял билеты. В салоне, как в небольшом самолёте, только пять рядов кресел. Многие из пассажиров завтракали принесёнными с собой блюдами из кафе, работали за ноутбуками или читали газеты. Никто за всю дорогу не разговаривал по мобильному телефону. Сам же салон ничем не удивил. Чисто, просторно, тихо, платный wifi от wi2, электророзеток нет, периодически разносили горячие напитки, булочки и снэки. Я купил чашку кофе за 310¥. Следует отметить, где бы ни приступали к пище, вам предложат влажную салфетку, и здесь это не было исключением. Провоз багажа ограничен десятью килограммами. Молодой человек в бежевом форменном костюме и фуражке вежливо проверил билет, поставив на него персональную печать. Сон спящих пассажиров он не стал нарушать. Вообще у меня так и не возникло ощущение, что я куда-то еду, так как не было привычных атрибутов поездки: сборов в дорогу, сумки, прощаний, билетов, строго-угрюмых проводников, провожающих, встречающих на платформах, слёз, выпивки, закуски, цветов.
  Поезд за весь путь сделал две минутные остановки и через два часа с небольшим припарковался на вокзале древней столицы страны. Однако само его здание как внешне, так и внутренне выглядело довольно современно и было выполнено в стиле хай-тек. Турникет привычно съел мой билет и выпустил в кассовый зал. По левую руку информационный центр, в котором карты на любой вкус, а также можно заказать туры и маршруты. Все городские достопримечательности описаны на сайте www.city.kyoto.jp. Взяв карту для ориентировки и масштабирования, в привокзальном кафе изучил её. Пришёл к выводу, что размеры города позволяют обходиться без метро и автобусов и все основные достопримечательности находятся в шаговой доступности. На привокзальной площади располагалось центральное почтовое отделение и автовокзал. Почту оставил на вечер, а вот кассы автостанции посетил. Поездкой на автобусе можно существенно сэкономить, так как билет стоит 4770¥, но ходят они всего шесть раз в сутки (утром и ночью) и весь путь преодолевают за восемь часов. Поэтому вариант с экономией не прошёл.
  Перпендикулярно вокзалу проходила широкая улица Kamasura dori, по обеим сторонам которой имелись достопримечательности: храмы, музеи, парки. Выбрал в качестве конечной точки пешеходного маршрута Kinkakuji Temple или Golden Pavilion, расположенную на северо-западной окраине. Однако далеко уйти не удалось. Через пять минут ходьбы в поле зрения попал буддийский храм Higashi Honganji Temple с 750 летней историей и, очевидно, один из самых больших в стране (длина 76 м, ширина 58 м и высота 38 м). Вход в него бесплатный. Это целый комплекс построек, в котором главным является собственно сам деревянный дацан. К нему пристроены подсобные и культурные здания, в том числе и современный трёхэтажный музей с большой аудиторией.
  Перед входом в японское святилище всегда установлен колодец, в котором следует помыть руки. Здесь таким водным резервуаром выступал бронзовый дракон, из пасти которого ручьём вытекала вода. Для её забора имелись черпалки с длинными рукоятками. Пить запрещено. Далее, если вы заходите в храм, следует снять обувь. Здесь довольно чисто, так как даже белые носки не изменили цвета. Для хранения обуви предлагались бесплатные пакеты. Никаких бахил. Наверное, здесь сей медицинский акссесуар используется только в операционных, как у нас в восьмидесятых годах.
  Я зашёл в просторное здание храма и разместился на бамбуковкой циновке, стараясь не привлекать к себе внимания. Просторный зал был разделён на две половины. В моей половине несколько групп посетителей медитировали. В соседней половине молодой лама в чёрном костюме с белыми отворотами обучал детишек детсадовского возраста, одетых, как взрослые. Они внимательно его слушали, запрокинув свои чернявенькие головы, покрытые бамбуковыми шапочками. Такой дисциплины я не встречал у московской ребятни. Когда его "лекция" закончилась, они хором его поблагодарили и под руководством воспитателей без гама и лишней суеты покинули храм.
  Тем временем начался дождь. С собой только непромокаемая куртка. Чтобы скрасить время, ушёл гулять по малопонятным для меня комнатам музейного комплекса храма, знакомящих с его строительством, техниками приготовления риса и историческими вехами в жизни Киото. В специальной комнате можно было поставить печать, на оттиске которой было изображение фасада центрального здания.
  Через час направился к дворцу Nijo Castle - резиденцию сёгуна Tokugawa в XVII веке. На пути встречались горожанки, одетые в кимоно и смущённо отводящие взгляды при фотографировании. Думал, что кимоно носят только в кино. В Киото даже мужчины надевают национальные одежды, под руку сопровождая своих барышень. Ритм древней столицы был на порядок ниже ритма настоящей. Это сравнимо, пожалуй, с тем, когда из Москвы приезжаешь в Питер, а если точнее, из Тель-Авива в Иерусалим. Какая же она разная, Япония! Несмотря на различия, забегая вперёд, у меня не раз возникало ощущение, что живут они под общим знаменателем.
  Здоровье барахлило, и решил протестировать аптеку. Что сказать - понравилось. Наряду с традиционными наборами парфюмерии, косметики, гигиены, спортивного питания, энергетиков, компрессионного трикотажа, предметов асептики, большое количество витаминов, биодобавок, продуктов из жень-шеня, аралии, лимонника. Японцы помешаны на своём здоровье. Многие носят одноразовые маски. Если бы они приехали к нам, то им пришлось бы надевать противогазы. В мою покупательскую корзину вошли гигиенические принадлежности, изделия компрессионного трикотажа и препараты для лечения ОРЗ. Горло прошло после второй таблетки фарингосепта. Ринит - нет.
  По пути в замок встретился зоомагазин. Отношение к животным в Японии особенное. Их любят, но эту привязанность следует скрывать. На улицах часто встречаются таблички: "Вход разрешён с животными, но в сумках". Попадались бабульки, перевозящие своих четвероногих на колясках, чем-то напоминающих детские. У нас бы это сочли за китч. Собак в парках держат на поводке, крупных и агрессивных пород встречать не доводилось. Спускать с поводка разрешено только на специальных площадках. Пакетиков для их экскрементов нет, как и последних. Многие по вечерам надевают на ошейники мигающие фонарики. В зоомагазине же полюбовался условиями содержания продающихся кошек, собак, птиц и крысоподобных. Не каждый российский зоопарк может похвастаться такой чистотой и уходом.
  Замок же ничем примечательным не выделялся. Многосотлетний, деревянный, ходить по полу следует босиком, исторические холсты на стенах, сидящие манекены с мечами перед Сёгунами. Но зато спасал от налётов дождя, между которыми фотографировал его сады. Осень только вступала в свои права, и лишь редкие листочки уникальных японских клёнов начинали желтеть. Здесь две красивые поры: когда цветёт сакура и когда покрываются ковром из багрянца местные клёны с миниатюрными листочками.
  Следующим пунктом был чайный магазин, интерьеры которого, очевидно, не менялись на протяжении последних ста лет. На полках были расставлены ведёрные дубовые бочки, в которых хранился чай. Пожалуй, этот магазин - лучший из тех, что встречались раннее. Обычно при каждом посещении супермаркета покупал одну-две пачки чая (от 300 до 700¥ за сто грамм) и таким образом пополнял домашние запасы. В стране предпочитают зелёные чаи, и создана своя классификация этого напитка. Японскому "дереву чая" уже свыше полутысячи лет, и в течение года японцы отмечают десяток чайных праздников. Исходя из того, что лавка находилась вне туристических троп, я решил довериться её хозяевам - пожилой японке с сыном - одетым в рабочие национальные костюмы. Они немного владели английским и помогали мне. Пока я выбирал чаи, снабдили буклетами о ранжировании чайного листа, температуре и длительности заваривания. Перед выходом угостили пиалой изумрудного гиокуро и пожелали хорошего чаепития. Японский чай следует заваривать остывшим кипятком разной температуры, желательно мягкой водой. Гиокуро при 50№С, сенча - 80№С, кариганэ - 90№С, матча - 70№С при разных пропорциях соотношения чая и воды и разной продолжительности от двадцати секунд до двух минут. Не принято пить чай горячим. В чай нередко добавляют молоко и кубики льда. Отличается чайная посуда и от привычной европейской. Чайник имеет сбоку два носика, один для воды, другой - для выхода пара.
  К завариванию церемониальной матчи, которая получается методом измельчения чайного листа в порошок, прилагается специальный бамбуковый венчик - чосен, бамбуковая ложка тясаку, и чашка для приготовления - тяван. К нему же печётся чайный десерт, так как молотый чай легко растворяется в любом тесте и креме, придавая им зеленоватый оттенок и специфический вкус.
  Посетить императорский дворец не удалось, так как вход в него возможен только в составе экскурсионных групп. Зато погулял в его окрестностях, которые были представлены громадным садом Kyoto Imperial Park, бесплатным музеем экологии и молельными двориками. Город по площади небольшой, что подтверждается просматривающимися со всех сторон лесистыми горами и цепляющимися за их макушки перистыми облаками. Судя по всему, там дождь не прекращается ни на минуту. Здесь же меня периодически спасали часто встречающиеся храмы (Temple). Я пробовал запоминать их названия, но не всегда успешно. В некоторых шли службы, в других проходили чайные церемонии. Меня никто не тревожил и не требовал убрать фотоаппарат. Со стороны полюбовался гигантским бамбуковым лесом Funaokayama, в котором из-за ранних сумерек чудилось что-то зловещее.
  Моя конечная цель - Золотая пагода - была уже закрыта, когда я, наконец, добрался до западной городской окраины. Поинтересовался у прохожего возможностью сфотографировать её снаружи, но он сказал, что такая отсутствует. Хотя я видел её фотографии, снятые из окружающих гор. Но набежавший дождь остудил мою затею. Подъехал автобус маршрута JR и через тридцать минут привёз к вокзалу. К проверенным в Киото канцтоварам (на продаваемых шариковых ручках указывают толщину линии), веломагазину (здесь не принято привязывать велосипед к ограждению, вместо этого используют фиксирующие замки на заднее колесо), добавил ещё и центральный почтамт, так как необходимо было купить марки на открытки и письма. Всё довольно удобно и быстро, правила единые. Марка на почтовую карточку стоила 70¥, на письмо -100¥. На конверте в дополнение к адресу требовалось указать мобильный телефон адресата. Перекусив в отделе гурмэ на цокольном этаже привокзального супермаркета Isetan, отправился в Токио.
  Весь день переживал за новые беленькие кроссовки, купленные накануне. Несмотря на дождь, лужи, контакты с пассажирами, они не изменили своего начального цвета. Да и с пылью здесь дела обстоят хорошо, так как она нигде не встречается. Мало голубей и воробьёв, больше - чёрных ворон, встречаются таблички о запрете на их кормление.
  После Киото Токио давил шумом и темпом. Здесь и велосипедистов гораздо меньше, и платных велопарковок не встречал. Хотя по загруженности основных улиц автотранспортом они не сильно разнятся. В обоих городах улицы в вечерние часы отданы пешеходам и общественному транспорту.
  
  Kamakura
  Утром пробежался в ближайший парк Kiba. Обычный такой парк для жителей окружающих районов. Размеченная беговая дорожка протяжённостью четыре километра, освещаемая встроенными в её поверхность светодиодами, площадка размером с футбольное поле, покрытая тартаном. В 6:30 на ней под руководством шести инструкторов, одетых в белую одежду, собравшиеся горожане под музыку и команды, доносящиеся из динамика магнитофона, начали выполнять утреннюю физическую зарядку. Человек пятьсот, не больше, на двух парковых площадках. Гораздо больше человек было представлено на его дорожке. Большинство просто быстро шли, некоторые общались между собой. Быстро бегающих мало. В парке была площадка для барбекю, выгула собак, бассейн для ног, туалеты, питьевые фонтаны, несколько площадок work-out и тренажёры для тренировки интеллекта, а также специальные подставки для растяжения мышц конечностей и спины. Наконец встретил здесь первых граждан, выпавших из социального часового механизма. Они сидели у своих аккуратных халабуд и занимались каждый своим делом. Один читал, другой растягивал мышцы, а третий готовил завтрак на примусе.
  Сегодня еду к Большому Будде и расположенным подле него храмам. Читал, что в двух километрах от его статуи есть пляж, а меня также интересовала эта сторона жизни японцев. Передвигаться предстояло на электричках, и меня это расслабило. Доехав на метро до Sinjuku, взглянул на карту электричек или JR. То, что она была на японском языке, удивило меньше, чем количество изображённых линий. Тридцать восемь линий, каждой из которых присвоен свой цвет, название и цифра! Они объединены одной кольцевой - зелёной. В автомате по продаже билетов отсутствовала функция поиска станции и лишь указаны тарифы: от 140¥ до 1320¥. Имеются проездные карточки - Suica, которыми можно расплачиваться в магазинах, кафе, ресторанах.
  Спросил у задумавшегося мужчины о стоимости проезда и расположении на карте станции Камакура. Он любезно ткнул зонтом в мою станцию и в станции пересадок, произнеся их. Я запомнил, сфотографировал иероглифы трёх и поехал. Точнее, сначала нашёл свой путь из шестнадцати представленных здесь. Всё, как в метро, только размах больше. Те же турникеты, служащие, вагоны почти такие же (встречаются на радиальных двухэтажные с вагонами-кафе), интернет, часы пик. Судя по всему, туристы в них редко захаживают, так как английского почти нет. В детстве я изучал древние иероглифы (мне нравились их причудливые завитушки) и мечтал, что когда-нибудь посещу эту страну, и эти навыки пригодились. Многие токийцы не знают английского языка. Даже в странах бывшего Варшавского договора он более распространён. Но в отличие от Европы, народ здесь дружелюбнее. Такого радушия, улыбок, помощи и внимания я не встречал... нигде. И ещё мне показалось, что россиян они уважают больше, чем американцев. Мне не раз задавали этот вопрос и, честно сказать, я чувствовал себя здесь увереннее, чем в Европе.
  Камакура встретил тридцатиградусной жарой. Уже на железнодорожном вокзале пахло океаном. На площади - таксист-рикша с двухколёсной повозкой, в которую он запряг своё мускулистое тело. Может, встречает VIP-пассажира или туриста, желающего ознакомиться с тремя десятками пагод этого городка. Через город проходила электрическая дорога, по которой шустро бегали вагончики столетней давности. На привокзальной площади установлена стена с картой и перечислением всех достопримечательностей и указанием расстояний. До Будды два километра, и я зашагал по стильным улочкам этого городка. Здесь чувствуется курорт, и это отражается в заведениях. Будь то кафе, чайный магазин (представлен даже родной русский самовар) или цветочный салон, продуктовая или сувенирная лавка. Мне нравится дарить букеты, размышляя над компоновкой и сочетаниями. Японские флористы дали бы фору нашим. И дело не только в их минимализме и возможностях - полёт фантазии другой. Как-то меня вызвали на консультацию к ВИП-алкоголику, подарившему "букет" своему лечащему врачу-гастроэнтерологу. Его верхушки состояли из розовых и белых зайцев. "А что тут такого?!" - сказал он, когда я поинтересовался столь странным выбором, - "я и жене такой же заказал, и зайцы, как цветы не завянут... а вот фотография НЛО, доктор, которое ко мне в квартиру на днях прилетало... посмотрите на айфоне". "Delirium tremens" - как говорят наркологи. Сомневаюсь, что подобное было бы возможно здесь. И дело не в пороке-болезни - подход к цветам другой. Хозяйка цветочного салона, в который я зашёл и ахнул, как белка в колесе не приседая ухаживала за своими живыми произведениями искусства, пока я наслаждался и неспешно фотографировал её природное рукоделие. Сомневаюсь, что купленные в её магазине розы, завяли бы на следующий день.
  Вход к Будде стоил 200¥, за проникновение вовнутрь семисотлетней статуи заплатил ещё 20¥. Вокруг ютились сувенирные развалы и множество посетителей. Что так притягивает сюда европейцев? Гораздо большее впечатление на меня произвёл музей-магазин музыкальной шкатулки Kamakura Music Box Museum (www.otaru-orgel.co.jp), о котором ничего не знал, но случайно забрёл, так как заинтересовала трёхметровая "статуя" музыкальных часов, стилизованная под старину. Это супер! Ко многим экспонатам можно прикасаться и слушать издаваемые мелодии. И почти всё продаётся и доступно и сделано не в Китае. Уйти с пустыми руками невозможно. И как приятно смотреть на смотрительницу и по совместительству кассиршу, деликатно упаковывающую выбранные подарки для моих детей. Вообще сфера обслуживания и торговли в стране непревзойдённая!
  От посещений пагод, парков, лесных троп отказался. Искать ракурс и вникать в чужую религию не хотелось. Впереди ждал океан и пляж Yuigahama. В моих планах на него отводился час, но я увеличил лимит в три раза. И страха не было, что мою фотокамеру с личными вещами унесут, пока совершаю очерёдной заплыв. Единственными воришками здесь выступали чёрные вороны, по-хозяйски копошащиеся в вещах плавающих. Океан сиял и переливался, хмурился и веселился в зависимости от того, какие ноты ему посылал небосклон. Он выбрасывал остатки сетей и древесные щепки, но их тут же подбирал сухощавый загоревший старик - дворник - и складывал в свой маленький белый грузовичок, на котором уверенно разъезжал по песку. Тем временем на побережье шла кропотливая работа по демонтажу деревянных кафе и прочих помещений. Маленький трактор-экскаватор ровнял песочную поверхность. Сезон завершился, и через некоторое время океан станет опасным. Об этом предупреждали таблички с инструкцией о правилах поведения при цунами. С ними соседствовали таблички о запретах во время отдыха. На побережье запрещено: слушать музыку свыше 80Дб, бороться, мусорить, купать и вычесывать собак, курить, много выпивать и держать открытыми татуировки.
  Интернета не было, но из удобств имелись стационарные WC (в том числе для инвалидов), душевые и комнаты для переодевания, питьевые фонтанчики. Обращала на себя внимание пляжная одежда: у мужчин, как правило, шорты до уровня коленей, у женщин - хлопчатобумажные полузакрытые купальники с оборками. Многие играли в подвижные игры, катались на виндсерфингах (благо, что волн и ветра предостаточно) или плавали на надувных кругах.
  Возвращаться в город не хотелось. Этот курортный посёлок успокаивал. И когда я заехал в район Токио - Akahibara, то немного даже растерялся, так как не мог понять, зачем же я сюда приехал. В Японии красивая природа, отличная экология, в реках водятся метровые карпы, в лесах - ни соринки, много поклонников outdoor индустрии, вот за этим сюда надо ехать! С учётом удобной транспортной инфраструктуры, развитого сервиса и отельного бизнеса (есть гостиницы, которым по девятьсот лет), отдых в стране оставляет неизгладимое впечатление.
  
  Суббота.
  Завтра улетаю в Москву. Решил максимально потратить время на осмотр трёх городских районов и музеев в них. Начал с Роппонги. Здесь установлена смотровая вышка с обсерваторией, вход в которую обойдётся 1500 ¥. Небо не позволяло делать яркие фотоснимки, и я пропустил, уйдя любоваться бесплатной фотоэкспозицией компании Fuji Film, расположенной на первом этаже пятидесятиэтажного небоскрёба. Прогулялся по причудливому скверу Midtown, на скамейках которого почивали вчерашние посетители баров и ночных клубов. У спящего молодого человека под лавочку обронился дорогой мобильник и бумажник с кредитками. Странно, что они не привлекли ни чьего внимания. Дошёл до музея искусств, но там очередь на вход, да и размеры его внушительные.
  Продолжил районом Ebisu, где в одноимённом торговом комплексе прятались бесплатный музей пива Yebisu и музей фотографии. Красиво и в одном и в другом. В первом продегустировал за 400¥ разливного напитка, во втором полежал на креслах-подушках при просмотре кинофильма. Посетителей было много. Получасовой ролик показывал нелицеприглядные страны, в которых шокирующие с японской точки зрения бытовые факторы (эпидемии, войны, голод) сочетались с разрушением эко-систем. Очередной повод задуматься над тем, почему мы дико живём, уничтожаем природу и не любим себя и других и откуда в нас столько агрессии и злобы. В других залах висели кровожадные фотографии войн и терактов, а также демонстрировался документальный фильм о фашизме. Для себя музей фотографии окрестил этаким "контрастным душем". Хотя с художественной стороны он явно слабоват, и на выставке Fuji было интереснее.
  После поехал в Ueno Park. Это второй по площади городской парк. Он создан для массовых гуляний, и здесь можно удовлетворить любые вкусы. Зоопарк, музеи, барахолка, этнический рынок, бесплатный концерт, фонтаны, храмы и даже водная прогулка на катамаране или лодке. Две трети озера спрятаны под зелёными чашами полутораметровых лотосов. В парке живут полтора десятка бомжей. Да и вокруг сомнительные секс-театры, ярмарка китайских товаров с зазывалами из берегов Африки. Немного разочаровавшись, уехал в район Гинза, чтобы сменить обстановку, да за подарками для семьи и друзей.
  Вечером пригласил японского друга в итальянский ресторан, но он извинился, что не может составить компанию, так как был на побережье океана. В качестве подарка он прислал на стойку отеля коробочку с японскими снэками в предстоящую дальнюю дорогу. Удивительная забота, хотя мы ведь едва знакомы. Уже в дороге, извинившись за то, что работал в воскресенье, он отправил мне в мессенджере семейную фотографию с московским зефиром и моей запиской на японском.
  
  Отъезд
  Здесь я привык просыпаться без будильника в пять тридцать и уходить на тренировку. Этим утром шёл дождь. Однако отказаться от пробежки, несмотря на усталость, не смог. Ведь так комфортно тренироваться на токийских улицах и в парках. Развязки, разноцветный гладкий асфальт. На тротуарах установлены метровые указатели и карты районов. Заблудиться невозможно. И на городских дорогах пешеход имеет явное преимущество, что подчёркивается как водителями, так и регулировщиками движения. В воскресный день, многие из заведений работали, и кварталы не выглядели пустынными.
  Уезжать из этой страны грустно. За неделю привык к человеческому отношению. Думал, что такое бывает только в утопиях и фантазиях. Раньше было принято говорить, что наша страна по уровню развития НТП (научно-технического прогресса) отстаёт от капстран на десять-пятнадцать лет. Сейчас об этом сравнении позабыли. Возможно, что Япония живёт будущим, но многое в ней основано на человечности и воспитании. Ведь кроме технического прогресса, есть и другие человеческие критерии: мораль, культура, доброта, порядочность. В некоторых восточных странах строят острова и уровень ВВП высок, но предназначены ли они для комфортной жизни и отдыха?
  Рюкзаки собраны, с отелем распрощался, на улице дождь. С тридцатью килограммами на плечах особенно не разгуляешься. Вспомнил о том, что друг рассказывал о чудо джинсах Edwin, родиной которых является Япония. Оказалось, что в районе Nippori имеется магазин. Действительно, качество на высоте, технологии необычные, а цены в два раза дешевле европейских аналогов и в пять раз дешевле московской накрутки. Уйти без покупок для всей семьи не смог. Пришлось спешно искать пункт обмена валюты. Кто ищет - тот находит! Он оказался на платформе станции Nippori.
  Пообедав в местной забегаловке рисом с мясом, где перед заказом пищи необходимо получить оплаченный талон в автомате, уехал на электричке в аэропорт Narita, так как на суперэкспресс билеты все уже распроданы. Она была лишена кондиционеров, электронных табло, английского, но я не переживал, так как вокруг меня пассажиры, которые придут на подмогу.
  Аэропорт понравился. Бесплатный интернет, капсульные отели, гостиница для собак, кабинет стоматолога, пункт проката wifi роутера (хотя компания softbank предлагала мобильную безлимитку за 500 ¥ в сутки, конкурируя с Wi2). На этажах множество магазинов, кафе, сувенирных лавок, и цены почти не отличаются от городских. Пол покрыт ковролином, тишина, спокойствие и чистота. Когда же прилетел в Дубаи, то содрогнулся от шума, снующих по этажам и подающих сигналы электрокаров, джипов, выставленных на подиуме, надменных лиц потомков шейхов, толкающих локтям, диких нарядов, неприлично завышенных цен (чашка кофе 8-10$) и откровенного хамства со стороны обслуживающего персонала, а, может, мне это и показалось на контрасте.
  Я доволен, что жизнь предоставила возможность посетить эту страну. Не знаю, как здесь живут люди, но отдыхать и качественно проводить время, мне было как никогда комфортно и безопасно. Нигде раннее я не чувствовал такого "особого" отношения к себе, как к странствующему человеку. Не знаю, что движет японцами, и какие скрытые мотивы их приветливости, практичности, опрятности? Может быть увиденное мною лишь притворство, мираж и при попытке вторжения в их мир я получу отпор и разочаруюсь...Но я и не стремлюсь, так как являюсь обычным путешественником, исследователем, туристом, который посмотрел на страну под своим уклоном и попытался проанализировать увиденное. Мне они показались своеобразными инопланетянами из комедии Колин Серро "La Belle Verte", которые приземлились в Париж конца 90-х годов.
  
  Hong Kong masters athletics meeting
  Путешествия - это наркотик, от которого падает толерантность. Их постоянно не хватает и хочется всё новую и новую дозу впечатлений. Стремлюсь пошире объять, а рук и времени не хватает.
  После летнего лечения необходимо было форсировать подготовку к предстоящему чемпионату Европы. В результате через две недели новая травма. Пересел на велосипед. И в первую же скоростную тренировку вылетел из седла, сделав сальто через руль. Подросток вынырнул на самокате под колеса на велодорожке. При скорости в сорок я лишь нажал на тормоза да ненароком обозвал сорванца, вслед получив от его родителей трёхэтажный мат. От Лужников домой добирался чуть ли не со слезами. Правая рука отекла, из коленей сочилась кровь, перчатки на выброс, хорошо, что велошлем выдержал удар. Но оказалось, что худа без добра не бывает. В конце концов, надо было сделать паузу в гонке за временем. Узнал, что за перелом по медстраховке мне положена денежная компенсация. Ещё не получив её, я уже фантазировал и тратил деньги.
  Мой малазийский товарищ Suresh через facebook прислал ссылку на ветеранский старт - Hong Kong masters athletics meeting. А почему бы и нет? На China Airlines акция и за 19000 руб. через Пекин куплен билет, отель зарезервирован. Стартовый взнос предлагалось оплатить через банк, но наша банковская система - довольно автономная организация и, как мне показалось, отключена от остального мира. 160 HKD - стартовый взнос за участие в двух видах.
  "Хочу отправить восемьсот рублей... В Гонконг, в банк HSBC?" При этих словах кассирши пяти банков смотрели на меня, как на идиота, и это не впервые. В адрес организаторов отправил электронное и обычное письма с гарантией оплаты по прибытию.
  Гонконг встретил ноябрьской духотой. Кажется, что воздух субтропиков застыл, как желе, и периодически наполняется то восточными специями, то жареным мясом, то неизвестными цветами. И это уже в аэропорту.
  Куртку и свитер спрятал в рюкзак. От зимних джинсов хочется немедленно освободиться. Ткань моментально прилипла к телу. Из аэропорта в город можно добраться быстро и дорого на аэроэкспрессе за 160 HKD, дешёво и быстрее на двухэтажном автобусе S1 за 3,5 HKD, но реклама об этом умалчивает.
  С отелем решил не экономить. Три тысячи рублей в сутки. Депозит заблокирован и использован в качестве оплаты проживания по выселению. Простор, идеальная чистота и тишина. Персонал вышколен и учтив. Девушка на ресепшене два вечера подряд пыталась забрать у меня сумки, встречая на входе и включая свет в номере.
  Утренний щебет птиц, доносящийся из сквера, сработал лучше будильника. Организм перестроился на местное время практически моментально, хотя предыдущую ночь провёл в небе.
  Воскресенье. Выходного не чувствуется. Все заведения работают, народ суетится, бежит. Этим меня привлекает Азия. В Европе народец нежный и тщедушный и требует для себя трёхчасовые сиесты да двухдневные выходные. Без труда нашёл стадион Wan Chai Sport Garden, где будут проходить соревнования. До старта ещё три часа. Арену тем временем использовали школьники младших классов. Бег, прыжки, метания. Похоже, что соревнуются несколько колледжей. Организация на высоком уровне, на трибунах многочисленные зрители. На стадионе предусмотрены душевые, гардеробные, wc, питьевые фонтанчики, киоски с едой, электронные камеры хранения и бесплатный wifi. Громадное табло на двух языках отображало происходящие события.
  Изумрудный травяной газон шлифуют метатели и толкатели, идеальный красный тартан отдан бегунам. Слева - морской залив, по которому беспрестанно курсируют катера и пароходы, справа - семидесятиэтажные разномастные небоскрёбы с бегущей рекламой. Да и поведение у детишек, как у маленьких солдатиков. Никто не плачет, не бедокурит, не требует родительской опеки. Лишь громко болеют за свою команду. Попал в иной мир...
  Уплатив в комнатке подтрибунного помещения 160HKD, получил персональный номер В1019, сумочку с сувенирами от спонсоров (напиток и порошки для изотоника и белково-углеводного коктейля, стельки для бегунов и пластыри при воспалении на основе чая), чёрную футболку с золотистой эмблемой первенства. Удивительно, что по стоимости регистрации он сродни российскому, но по качеству опережал.
  Не подозревал, что у меня будет столько болельщиков. Очень доброжелательный приём. На разминочной дорожке ходоки приветствовали друг друга. Со мною знакомились, водили и рассказывали. С кореностым пятидесятипятилетним мужчиной, по фамилии Ewa мы нога в ногу прошли почти двадцать минут. Он расспрашивал про Россию, я - о Гонконге спортивном. Узнал, что эти соревнования проводятся в четвёртый раз, что спортивная ходьба очень популярна в стране, создано много клубов, проводится множество соревнований, в том числе и двенадцатичасовой заход, где спонсором выступает городское метро MTR. Россияне ещё никогда не принимали участия в этих стартах. Часто приезжают англичане, шведы, китайцы. Один из бывших британцев - семидесятилетний Боб работает у них тренером. Его высокая сухощавая фигура выделялась среди низкорослых загорелых китайцев. В очках в золотой оправе, он, судя по выражению лица, осанке и манере разговора, в прошлом работник интеллектуальной сферы, - решил про себя.
  - Приезжай к нам в следующем году, Слава. Например, на двенадцатичасовую ходьбу или январский марафон, - предложил Ewa.
  - Спасибо, уже распланировал все свои отпуска. Два потрачу на чемпионаты Европы, один - на чемпионат Мира.
  - Пусть Гонконг будет четвёртым в твоих планах... и семью привози!
  Тем временем ходоков стали собирать в секторе на трибуне. Волонтёрами выступали школьники старших классов. На всех белоснежные поло с эмблемой и чёрные классические брюки. Молодой человек раздавал дополнительные номера на вид. Они же порядковые и служат для расположения на линии старта. Чипы не предусмотрены. Несмотря на сравнительно небольшое население, на ходьбу зарегистрировалось около двадцати пяти мужчин и почти тридцать женщин. На ветеранском чемпионате России участников бывает меньше.
  Старт задержали на двадцать минут из за предшествующих забегов. Солнце выглянуло из-за туч и напомнило о том, что ноябрь здесь довольно жаркий месяц. От волнения и ожиданий не знал, куда себя деть. Вскоре нас расположили на линии и электронным сигналом, напоминающем звук губной гармошки, дали старт. Расчёт темпа был на 54 секунды каждые двести метров. Гонконгцы без сопротивления отпустили меня вперёд. Первые двести прошёл на секунду медленнее графика. Это радовало, так как накатить всегда успею.
  По дистанции ощущал зрительскую поддержку и, пожалуй, больше чем на родине. Приветливые возгласы и аплодисменты доносились со всех уголков стадиона и трибун. Да и количество фотографирующих тоже зашкаливало. Судьи показали два предупреждения, но на доску штрафников не выставили. С выбранной "целевой" скоростью угадал, поэтому было нетяжело. Под бурные аплодисменты и комментарии диктора финишировал первым. Ближайшего преследователя обогнал на пятьсот метров. Мой одногруппник Jason Fu после финиша поздравил меня, предложил дружбу в facebok и попросил фотографию с ним на память. Он сказал, что я установил рекорд Гонконга - 13.34.5.
  Ко мне подходили спортсмены и зрители и поздравляли. Одна из болельщиц - пожилая высокорослая китаянка, супруга британца интеллигентно попросила показать на планшете Россию и неподдельно восторгалась её красотой и моими фотографиями.
  По очереди сфотографировался то с мужской, то с женской командой ходоков. Угостил новых знакомых московскими конфетами.
  Лишь мужчина-восьмисотметровик из Израиля завёл неприятный разговор: "Что вы можете сказать в отношении Путина?", на что я ответил, что лично не знаком и телевизор не смотрю. А про себя подумал, что в маленьком Израиле в сотню раз больше проблем, чем в громадной России, если исходить из площади или посчитать на душу населения.
  Тем временем объявили о начале первой церемонии награждения. Красивый стенд, украшенный эмблемами первенства, металлический пьедестал, девушки-помощницы в белоснежных спортивных костюмах, уважаемые люди города вручали призы. Скромно, но со вкусом. За первое место красивая золотая медаль на чёрной ленточке и приз - пластырь для кинезиотерапии. Заметил, что чуть ли не треть атлетов им пользовались. Может потому, что на пункте мед.помощи его наклеивали любому желающему.
  Не переодеваясь и не разминаясь, дожидался второго старта. Скучать не приходилось. В секторе на трибуне общался с бегунами и наблюдал за эстафетами.
  Бег на 3000 метров. Последний раз выступал на этой дистанции лишь в декабре прошлого года. Сомнения были в целесообразности, но раз стартовый взнос оплачен, то отступать не имело смысла. Старт из-за наплыва спортсменов задержали на час с небольшим. Но мне это на руку, так как время уходило на восстановление и настрой.
  Команда атлетов поменялась. Многих видел в предыдущих забегах на 800 метров. По звуку "губной гармони" мы стартанули. Планы были выбежать из десяти минут. Конечно, скромничал, но от этого времени отталкивался. Решил по 38 секунд каждые двести метров или по 3.10 на километр. Первый отрезок начал на 37.5. У лидера 34. Это парень в чёрном костюме из М35 выиграл 800 метров. Мне показалось, что слишком резво начал. Действительно, разрыв постепенно сократился и после двух кругов я возглавил забег, тем более, что выбранный мною темп, варьировал: плюс-минус половина секунды на круг. Дыхания я его не слышал, но по звуку металлического колокола, отправляющего на последний круг, понял, что разрыв между нами составляет не больше десяти метров. Лишь пересёкши финишную черту, почувствовал себя победителем. Золотой дубль сделан! Но главное удовольствие - это время. Не скорость, а точность определения возможностей организма. За вычетом градиента от перенесённой травмы, накопившейся усталости, недосыпа, жары. Это ведь главное в выступлении спортсмена - определение готовности на результат.
  Бегуны также поздравляли меня, но не фотографировались и выглядели менее эмоциональными, чем ходоки. Девушка - диктор извинилась, что организаторы не вручат мне кубок, так как он разыгрывается только среди гонконгских спортсменов. Ответил ей, что нисколько не расстроен и согласен на медаль. Да и размеры этого трофея таковы, что он бы не вошёл в мой багаж.
  Вечер провёл на одноимённом рынке Wan Chai. На нём пахло натуральными продуктами, а не парниково-генмодифицированными муляжами. Так пахли и выглядели продукты в моём детстве и за последние двадцать лет об этом, увы, забываешь. Мясо естественной расцветки, консистенции и запаха. Оно свисает кусками с крюков и манит мясоеда подобно магниту. Вообще в Гонконге, как и в Китае, любвеобильное отношение к мясу. Наверное, европейская волна вегетарианства сюда ещё не дошла. Перед рынком в первом встречном кафе заказал блюдо из утки. Принесли тарелку жареного мяса и без гарнира. Но её было столько, что рис не понадобился.
  А зелень, а морепродукты-рыба в аквариумах, а фрукты-овощи на стеллажах! Они все пахнут тем, чем должны пахнуть, и этот аромат витает над ними, как хороший парфюм. Я покупал, покупал и получал удовольствие. Как будто домой к себе приехал в далёкое детство, в котором мама учила меня, как выбирать продукты на базаре. Гонконг, наверное, по праву считают дорогим городом, но цены на рынках здесь меньше чем в магазинах.
  Уехать из Гонконга с пустыми руками - это преступление. Основные достопримечательности были осмотрены в предыдущую поездку, и поэтому следующий день я исследовал его магазины. Волна порочного шопинга вытеснила все остальные желания и устремления, которые были до поездки. Не скажу, чтобы я в чём-то нуждался, но так приятно продлить отдых не наблюдением за магнитом, а за приятным чаепитием или протестировать что-нибудь необычное, чтобы расширить диапазон вкусовых рецепторов. Поэтому моллы, магазины, лавки на день стали моим пристанищем. Тем более, что фотоаппарат дал осечку из-за упавшего на асфальт объектива и фотоохота на лоне природы, которой в городе-стране больше чем бетонных джунглей, отменилась. Как заправский покупатель я ходил от лавки к лавке, присматривался, приценивался и покупал. Главное в этом случае - не переборщить. Лишь к вечеру почувствовал физическое истощение. Невольно сравнивал Гонконг с Токио и, конечно, последний в моём табеле о рангах возвышался. Он что ли более утончённый, изысканный, деликатнее и нежнее, если так можно сказать о городе. Эти нюансы бросаются в глаза уже с первых шагов, но в дальнейшем невольно перекладываются на всю Юго-Восточную Азию. Ведь никто же не сравнивает Швецию и Швейцарию, англичан с французами, так и зачем я сравниваю японцев с гонконгцами? Непонятно, просто ностальгия.
  
  Утренняя пробежка, как обязательный моцион перед дальней дорогой, привела меня в Кок парк. Тесно. Его тартановые и асфальтовые дорожки не вмещали всех желающих. На двух футбольных полях несколько групп под музыку занимались восточной гимнастикой и танцами. Я только в Сокольниках да в Измайловском видел, как по вечерам танцуют старушки. Здесь же несколько сотен относительно молодых людей, да в половину восьмого утра! И открытый общественный бассейн тоже не пустовал. На проходе установлены турникеты, как в метро, которые принимали к оплате универсальные проездные octopus card. Цена символичная - 15HKD, справка от врача не требуется. Жаль, что сегодня уезжаю.
  Пекин встретил прохладой. Всё же две тысячи километров на север. Самолёт приземлился точно по расписанию в отличие от предыдущих двух рейсов. Оформил транзитную визу на семьдесят два часа. Бронь в отель не сделал по причине предварительной блокировки счета, обязательного депозита, но есть желание узнать ночной город. В аэропорту столкнулся с недоразумением по обмену валюты. Менял смешную сумму - оставшиеся двести двадцать гонконгских долларов, а взяли за услуги шестьдесят юаней. И никто ведь не предупредил. Лишь на исходе операции кассирша показала табличку с мелким шрифтом. Неприятно чувствовать себя обманутым.
  Зато проезд на аэроэкспрессе, да и в метро - самый дешёвый. В первом случае двадцать пять юаней, а в метро вообще два, или одиннадцать рублей. И подземка немаленькая для десятимиллионного города. В оформлении вестибюля читалось советское настроение. На стенах из плитки трудятся рабочие да колхозники, над которыми развеваются красные лозунги. Как будто строили его по нашему подобию. На станциях минимум рекламы, зато встречаются бегущие неоновые ролики в туннелях. Да и кондиционеры отключены.
  Задача номер один - площадь и дворец Тяньаньмынь! Он фигурирует на карте метро, почётно занимая центральное положение. Ощутить многовековой дух и прикоснуться к тысячелетней истории или просто ощутить дух центра великой державы. На выходе из метро милиция проверяет документы. Поодаль располагались военные в зелёных шинелях с красными погонами, фуражках. На портупеях рации и мобильные телефоны. В руках дубинки-шесты и пластиковые прозрачные щиты. Судя по малоподвижности, несут вахту почётного караула. Ни неоновой рекламы, ни пробок, ни сувенирных киосков. Кумачовые флаги, алеющие звёзды на шпилях сталинских высоток, новогодние шары - гирлянды на сосенках. В центре площади десятиметровая инсталляция искусственного букета, формой напоминающая торт. Над парадным входом во дворец аршинный портрет партийного лидера и подсвечиваемые лиловым фонтаны. Красная стена по цвету напоминает Кремлёвскую, только размерами поскромнее. Если в городе освещение экономится, то здесь прожектора направлены, как на футбольном поле. Китайцы и гости столицы пытаются запечатлеть себя на её фоне. На оси дворец-букет-памятник освободителю - расположен мавзолей Мао Дзе Дуна. Местный вождь перещеголял северного соседа и египетских пращуров. Конечно, до Тадж-Махала далеко, но вызывает уважение у простого люда. Что самое удивительное, в подворотне, буквально в ста метрах от этого сияния - темень, грязь и нищета.
  Задача два - купить чай. В Гонконге мои попытки обнаружить чайный магазин вслепую не увенчались успехом. В супермаркетах акцент на растворимом и пакетированном варианте. И большинство чаёв из Японии, Кореи и Тайваня... с торговой наценкой. Китайские же безродные. Случайным образом вышел на многолюдную широкую пешеходную улицу, напоминающую Старый Арбат, но плохо освещённую. Китайцы в большинстве своём бесцеремонны. Издают громкие звуки, толкаются, смачно плюются и вмешиваются в личное пространство. К этому надо привыкнуть. То девушка пригласила на "чай" и отдых, то менялы поинтересовались долларом - евро, то ночлег "задёшево". Были ещё предложения за неполный час, но я их не понял. Одно уяснил - ночевать в Пекине под открытым небом, рассматривая достопримечательности, не по мне. Да и количество на улицах и в переходах бомжей, нищих, умалишённых и пьянчуг превышало привычные западноевропейские "нормы". С такими мыслями зашёл в чайный магазин. Уже подсознательно был настроен на обман. Но постепенно обвыкся, и разговорившись, пополнил домашние запасы. Что ещё везти из Китая? Не выпечку и снэки из куриных ножек.
  Задача номер три - найти ночлег. В центральных довольно затрапезных гостиницах мест не было, и я решил заночевать в аэропортовом почасовом отеле. Девушка на ресепшене сообщила, что остались только трёхместные номера, что само собой решило проблему ночи. Несмотря на наличие общественного бесплатного wifi, законнектиться не удалось. Что-то в нём глючное изначально. Но нашёл в аэропорту бесплатную душевую кабину и полулежачие кресла.
  Завтракал в кафе с рекламной вывеской Illy. Цена комплексного "европейского" завтрака семьдесят восемь юаней и фотографии в меню означали, что ждёт меня что-то торжественное и чему хотелось довериться. Уточнил у официантки в национальном костюме, кофе растворимый или натуральный, эспрессо или американо, сок из свежих фруктов или нет, вода будет или нет. Получив нужные мне ответы, успокоился и настраивал себя на позитивную волну. Напрасно. Все вышло с точностью до наоборот. Кофе растворимый (не видел в Италии, чтобы Illy делала такой), вдобавок его разлили и официант стал протирать тряпкой. Затем на блюдце обнаружил чёрный волос. Сок из плодов киви стал апельсиновым концентратом а-ля Zuko, а бекон превратился в поджаренную сосиску с магазинными тостами. Но когда я увидел, что затрапезное окно по приёму грязной посуды служит и для выдачи готовой продукции, аппетит улетучился и я оставил завтрак нетронутым на столе. Зато официанты, улыбаясь кончиками губ, на ходу тихо пели и хитро косились в мою сторону. Жаль, что без перевода.
  Вот и всё, путешествие в Китай закончилось...
  
  Азбука южнорусского путешественника
  
  Позади неделя новогоднего отдыха, после которой впервые открыл ноутбук. Своеобразный антирекорд. Оправдывался перед собой нехваткой времени из за пребывания в отпуске, насыщенной программой поездок. Периодами возникало чувство вины за бесцельно прожитое время. Ведь даже коротенькие заметки принесли бы удовлетворение, но, увы. Лишь несколько сотен сообщений в смс да вайбере - вот и весь итог прожитой недели. Ни одного фильма, ни одной странички. Одно из основных свойств памяти - это утрата полученной информации. Поэтому пока свежа оперативка, решил претворить её в слова.
  Мысленно решал, а что написать об увиденном, пережитом, передуманном. Надо ли? - задавал себе вопрос. Возможно, так как это лучше привезенного сувенира, который будет пылиться и со временем займет место в мусорном ведре. Всё исчезает, лишь слова остаются да редкие фотографии. Хотя и это тоже подвластно времени.
  Как назвать свои наблюдения. Дочь подсказала, с которой мы на ходу играли в слова. "Азбука южнорусского путешественника". В этом небольшом рассказе в алфавитном порядке я разместил наблюдения.
  
  Адлер
  Маленький городок, расположенный между Сочи и границей с Абхазией, в котором происходили основные события Олимпиады 2014. Состоит из двух частей: старого города и нового олимпийского, которые соединены между собой современными магистралями, транспортными развязками, эстакадами, железной дорогой. Старый город - это место, где живут люди. Он тесен, мал, по ночам темный, но в нём сосредоточена жизнь, кафе и магазины.
  Новый город - олимпийский. Здесь практически нет магазинов, мало кафе, но зато много современных отелей европейского уровня. Его широкие улицы-проспекты освещаются всю ночь. Провода спрятаны под землю. Здесь множество гигантских олимпийских объектов, а также трасса будущего этапа Формулы-1. Вдоль набережной пятикилометровая тартановая дорожка, предназначенная для велосипедистов и гольф-каров. Но жители Адлера аспортивны, и лишь редкие гольф-кары за 200 рублей катают москвичей да краснодарских гостей курорта. Европейцы сюда не едут. Я не раз ловил себя на мысли, кто платит за содержание этих монстров: стадиона Фишт, Ледового дворца, Сочи-экспо и прочего. Вокруг пустующие площадки, сочинцы не стремятся прививать любовь к спорту себе и своим детям.
  
  Абхазия
  Государство, соседствующее с Россией, Грузией, бывшая автономная область ГССР и признанное в настоящее время кроме нас ещё тремя государствами: Венесуэлой, Вануату и Приднестровской народной республикой. Денежная единица - рубль, государственный язык абхазский. Местный гид уверял, что они никак не могут восстановиться от войны 1992-1993 годов, чем объясняется неприкрытая нищета и разруха. Мне кажется, что под войну многое списывается... Основные отрасли в стране: туризм, сельское хозяйство и виноделие.
  
  Алкоголь
  Юг кичится своим алкоголем. Но как говорится, на вкус и цвет. Кому-то ведь нравятся французские разливные духи и косметика Фрагонард-Галимард. В меню нашей выездной экскурсии была винная дегустация. Под убедительные речи продавцов-барменов в тёмном подвале и при закрытых дверях они вещали о чудодейственной силе абхазского вина (180 рублей за бутылку, которая в Москве стоит 440), о том, что домашнее вино не имеет названий, но оно придаёт силы, а коньяк повышает силу и что-то далее в таком роде. Я вышел, сказав, что мы с женой "закодированные". Кто бы чего ни говорил, но на 450-страничной энциклопедии вина Тома Стивенсона от Sotheby виноделию стран СНГ (2009) уделена лишь одна страница, да и та посвящена ялтинским запасникам Массандры.
  
  Аэроэкспресс
  От него в аэропорту осталась лишь реклама РЖД, да рельсы. Не рентабелен. Немецкие поезда "Ласточка" ходят, но лишь на участке Олимпийский парк - Адлер - Роза Хутор - Сочи. Билеты от 50 до 300 рублей, что гораздо дороже чем на автобусах, но дешевле такси. Местные говорят, что он убыточен и в настоящее время в сутки курсируют только шесть поездов в одном направлении, из которых первые два в четыре и в пять утра.
  
  Автобус
  Пожалуй, самое распространенное транспортное средство. Разделяется на муниципальный и частный. Первый дороже второго. По городу 17 и 19 рублей, в Сочи 43 и 80 рублей соответственно. Странно! С детей от семи лет требуют оплату взрослого билета. Кстати сами билеты не дают почти никогда. Ездят довольно часто, но разобраться сложно, так как кроме числовой нумерации имеют дополнительно и буквенную. Часто их салоны штурмуют, так как логистика пассажиропотоков не просчитана.
  
  Барабулька
  Черноморская рыба, известная по рассказам и фильмам. Наверное, вся выловлена одесситами, так как в Сочи я её не встретил в продаже, как собственно и самой рыбы. Рыбаки ловят на берегу что-то для дома, но в продаже есть лишь сёмга да камбала по 1500 рублей за килограмм. Рыбное хозяйство перестало существовать как отрасль.
  
  Велосипед
  Здоровый вид транспорта в Европе. С приходом Олимпиады в городах появились велодорожки и велопарковки. Видимо, кто-то завез их сюда случайно. Местные их разобрали и сдают в аренду от 100 рублей в час. Зимой очевидно мало популярен.
  
  Вокзалы
  Таких вокзалов в стране нет и, наверное, не будет. Кажется, что рука заботливого немецкого архитектора-дизайнера прошлась по их стеклянным крышам-стенам и принесла чуждую нам культуру. Удивительно, что они дышат и стекла выдерживают. Ими можно любоваться, особенно в вечерней подсветке и конечно на их фоне фотографироваться, так как они тоже являются этакими символами.
  
  Водители
  Часто курят в салонах на конечных станциях. Редко уступают на пешеходной зебре. Стремятся натолкать как можно больше пассажиров и чертыхают тебя, когда ты залезаешь с коляской. Из более полусотни поездок лишь единожды был выдан билет, когда ехали в Сочи. Поездка в Розу Хутор из Адлера стоит почти 200 рублей и это за пятьдесят километров пути!
  
  Гагра
  Первый город по трассе Адлер-Сухум. Его символом является ресторан, построенный князем Ольденбургским сто лет назад. Лишь его строение отреставрировано в городе и выглядит привлекательно. Всё остальное якобы восстанавливается.
  
  Деньги
  В этом регионе ходят рубли. Пунктов обмена СКВ я не встретил, как и вывесок о курсе. Во многих банкоматах Сбербанка принимают евро и доллар по пятьдесят два и сорок три рубля соответственно, но обратного обмена нет. Банковские карточки принимают, но не везде. Часто отвечают, что связи нет или терминал только что сломался. На сдаче не обманывают, но чек следует попросить, так как бывают ошибки. Конечно, ошибаются в свою сторону. Например, мы втроём выпили две чашки кофе и чашку какао на две тысячи рублей в баре при отеле Mercure. Видимо название оправдывает. Как потом выяснили, что с карточки списали стоимость комплексного обеда за троих. Деньги вернули, но после двух дней переговоров и угроз.
  
  Еда
  Аутентичной пищи почти нет. Откуда-то появились греческие сувлаки. Нормально покушать довольно сложно. На Новый год в баре при отеле Редисон блю мы заказали блюда, которые принесли через две-четыре минуты, разогрев их предварительно в СВЧ-печи. При этом стоимость их была не копеечной. Культ еды утерян, даже в сравнении со столицей края. Нет достойных кондитерских, пирожковых, семейных ресторанов, кофеен. Всё какое-то недоделанное, как будто собирали из конструктора и деталей не хватило. Сегодня в аэропорту ждал кофе. Его принесли через двенадцать минут и тридцать пять секунд. Хорошо, что никуда не спешил. Сдачу так и не дождался.
  
  Ель
  Новогодних елей в Адлере и Сочи мало. Такое ощущение, что Новый год проходит стороной, и власти не заботятся о населении.
  
  Жильё
  В зимний период выбор широк. Цены меньше европейских на различные апарт-отели, гостевые дома. Лишь гостиницы блещут изысками. Семейный номер в Рэдисон на неделю обойдётся в сто тысяч рублей, но мы остановились за двенадцать в гостевом доме на второй береговой линии. С первого взгляда нам понравилось, но потом заметили и пыль, и грязь, и сладкий запах мусора. За неделю ни разу не убирали, не опустошали корзину для мусора, а потом закончился и газ, а вместе с ним пропало и тепло. Хочу сказать, что на поиски номера я потратил почти неделю, изучив множество отзывов и отелей.
  Заметил, что целые новоотстроенные кварталы Адлера стоят без света. То ли их не заселили, то ли свет не подключили.
  
  Зима
  Она здесь мягкая. Снег выпадает только в горах. Из семи дней шесть шёл дождь, переходящий в ливень.
  
  Здоровье
   Сюда едут поправить своё здоровье. Климатотерапия - основа любого отдыха! Множество санаториев напоминают об этом. Некоторые из них настоящие дворцы в стиле сталинского ампира напоминают собой уменьшенные копии сталинских высоток.
  
  Зонт
  Атрибут номер один в зимнее время. Лучше если в сумке будет ещё лежать полиэтиленовая накидка.
  
  Жизнь
  Мне показалось, что здесь безопасно, если смотреть по сторонам, чтобы не задавила ненароком машина. Стражей порядка немного, но и криминально настроенных и делинквентных граждан особенно не встречал. Уровень жизни выше, чем в окружающих регионах из-за туристического притока, но и цены выше чем в Краснодаре.
  
  Дендрарий
  Всё время сравнивал его с Никитским ботаническим садом под Ялтой. Крымский дешевле и наукообразнее, но в Сочинском имеется канатная дорога. Для чего вот только так и не понял. Гектаров много, но привлекателен лишь центр. Мы заказали группой экскурсию за тысячу рублей. Дама-биолог в течение часа рассказывала о растениях и попутно завлекала опробовать ароматы сочинских духов, среди которых был и аналог Кензо. Порадовался за питерского журналиста, который сто с небольшим лет назад купил здесь землю и разбил ботанический сад. Чтобы понять, каким было наше южное взморье до того, как из него стали создавать здравницу, достаточно проехаться по соседней Абхазии, где редко встретишь пальму, юкку или агаву.
  
  Икра
  Говорят, что разрушает поджелудочную железу и повышает уровень холестерина в крови, как впрочем, и фуа гра. Почему-то в мире ассоциируется с дорогим отдыхом. В Сочи в некоторых местах встречаются пункты дегустации-продажи. Гораздо интереснее дегустировать бы фрукты, выращенные здесь, или плоды гор. Но, увы. Только икра и только дорого!
  
  Краснодар
  Столица края, находится в тридцати пяти минутах полёта от Сочи. По достопримечательностям заметно уступает своему анклаву. Точнее, их почти нет. Пара музеев, памятник основательнице Екатерине, казаку, да храм Святой Екатерины, недавно отметивший столетний юбилей. Здесь редко бывают морозы и холода. Но нам повезло, и столица края встретила нас десятиградусным морозом и последствиями обильного снегопада. Город оказался не готовым к этому, и, если бы не праздники, то превратился бы в сплошную пробку. На праздники горожане забывают о машинах, а некоторые и о городе. Ходить по его обледенелым дорожкам, слегка присыпанных песком, не очень удобно. Общественный транспорт дешевле сочинского: муниципальный семнадцать рублей, частники берут по девятнадцать рублей. С детей-школьников не требуют, но просили оплатить провоз детской коляски. Багаж всё же!
  В Москву возвращались с пересадкой, и на знакомство с ним отводилось почти семь часов, но из-за задержки рейса осталось четыре. Посетили Храм Святой Екатерины и пообедали в привокзальном кафе "Чемодан". Кухней Краснодар может гордиться. Что-то в ней есть аутентичное и не испорченное временем и модой.
  
  Климат
  О нём уже говорил. Ради него сюда почти сто лет стремились все жители нашей страны. Благодаря нему воздвигались санатории, распределялись путёвки, разрабатывались маршруты. "Знал бы прикуп - жил бы в Сочи". Он и сейчас остаётся главным фактором в выборе отдыха в Сочи. Но к сожалению, местные упустили то обстоятельство, что наш народ, вкусив прелести "all inclusive", белого песка, коралловых рифов и плебейского отношения прислуги, разобрался что к чему и теперь южным взморьем его не заманишь. Конечно, можно всё наверстать. Перекрыть границу, сделать евро по пятьсот рублей за штучку и мы опять потянемся на любимые нашими бабушками Крым и Сочи. Не вижу в этом ничего плохого, климат от этого не пострадает.
  
  Курорт
  Весь регион, начиная от Анапы и заканчивая Адлером, а при желании и Сухумом можно отнести к сплошному курорту. Об этом свидетельствует атмосфера, постройки, сувенирные лавки и конечно же приезжий люд. Ведь как приятно сказать друзьям, что побывал на курорте. При многих отелях здесь открыты комплексы спа. Если в меню заявлен бассейн - значит уже спа. Хотя опять же, слово и означает название бельгийского курорта и его приставка к отелю, как минимум на треть повышает стоимость. Но на курорте не принято считать и экономить. Мы ведь отдыхаем для души и тела, а мозг пусть рефлексирует.
  
  Лыхны
  Сейчас это маленькое село, расположенное по дороге к Новому Афону, а в древности столица Абхазского царства. Примечательно тем, что на его территории расположен действующий православный храм Х века. Также можно посмотреть на поляну, на которой, по словам гида, собираются жители для обсуждения общих вопросов. Может, это и сказка, кто его знает. Гиды ведь любят плести от себя.
  - Справа от нас школа. Находится на реставрации, - комментирует абхазский гид Рашид заброшенное здание советской постройки. "Находится на реставрации" стало его стереотипной фразой, объясняющей последствия войны. Мне кажется, что ему стыдно перед нами за свою безхозную страну, которая пока может гордиться лишь образцовыми виноградниками.
  Окна школы как бойницы и заложены кирпичами и досками, облицовка вся осыпалась, двери заколочены досками в виде креста. Война здесь прошлась хорошо.
   Между храмом и школой стихийный рынок, как впрочем, и везде в Абхазии. Торгуют дешёвыми сувенирами, домашним и фабричным вином-коньяком, чачей, чаем, сушёной хурмой, орехами петан, ну и конечно цитрусовыми. Цены на мандарины начинаются от двадцати рублей за килограмм, неочищенный орех по пятьсот рублей, хурма от двухсот рублей.
  Мне понравились дворы абхазцев. Просторные, покрытые ухоженными газонами и обязательно с горделиво возвышающейся у входа агавой. Думаю, что последнее - это веяние моды. Растение ведь не местное и завезено было сюда лишь сто с небольшим лет тому назад. До того, как этот край стал курортом, царь ссылал сюда на каторгу и поселение неугодных режиму. Местность была болотистой, и здесь господствовали малярийный комар, да эпидемии чёрной оспы уносили жизни местного населения и ссыльных. Во время остановки автобуса для очередной ненавязчивой дегустации я разговорился с одним из жителей села. Сухощавый старик лет семидесяти подошёл ко мне с вопросом "Откуда я?" Узнав про мою московскую прописку, он обрадовался и сказал, что десять лет проработал в Лианозово на молокозаводе. А потом всё бросил и вернулся на Родину.
  - И как вам здесь после Москвы?
  - Хорошо. Хочу - работаю, хочу - нет. Деньги не трудно заработать, было бы желание.
  - Пенсию-то платят, не задерживают?
  - Конечно платят. Пятьсот рублей, но обещают повысить. Я не жалуюсь.
  Я смотрел на проржавевший жигулёнок первой модели, скучающий на окраине двора, на лохмотья гордого старика, улыбающегося беззубым ртом и понимал, что счастье у каждого своё, как и жизнь. Напоследок мы обменялись подарками. Он угостил нас мандаринами, а я насыпал в его загоревшие жилистые руки горсть шоколадных питерских конфет.
  
  Мандарины
  Символ Нового Года, который можно отнести также к символу зимнего отдыха. Они созревают в ноябре-декабре и снабжают наш стол почти до февраля. Местные мандарины тонкошкурые и легко очищаются. Некоторые сладкие, другие - водянистые. Они быстро портятся, поэтому мы ограничились лишь пятью килограммами. Также произрастают здесь и апельсины и с грейпфрутами, но в меньших количествах.
  
  Море
  Некоторые купаются в нём даже зимой. Я не рискнул. Пляжи преимущественно каменистые либо галечные. Чаек мало, как и рыбацких шхун-лодок. Относительно спокойно, как для зимы. Некоторые называют его мёртвым морем из за сероводорода. Но до него не донырнуть. Согревается оно долго. Бывает, что и в июле из-за подводных течений температура воды в прибрежной зоне опустится до некомфортных пятнадцати градусов.
  
  Маяк
  Одна из достопримечательностей, как Адлера, так и Сочи. К нему организовывают экскурсии.
  
  Магнолия
  Дерево - символ курорта. Она произрастает повсюду, но зимой многие сорта сбрасывают свои листья и о том, что они принадлежат к этому семейству, напоминают лишь засохшие сморщенные шишечки, валяющиеся под ногами. Дерево цветёт долго, почти всё лето, и аромат его больших белых цветов придаёт особенную атмосферу курорту. В домашних условиях цветы нельзя содержать, так как их запах токсически действует на нервную систему, вызывая головную боль.
  
  Магнит
  Сеть супермаркетов, распространённых в Сочи и в Краснодарском крае. Мы не были в гипермагните, мы регулярно посещали обычные супермаркеты и сравнивали их с нашими "пятёрочками"-"копеечками". Южные проигрывали, так как довольно часто по вечерам в них не было хлебо-булочных изделий. Выбор фруктов невысок, почему-то превалировали ананасы, кумкват и мини-бананы. Цены сравнимы со столичными.
  
  Мёд
  У кавказских пчёл особенный мёд, и вы об этом узнаете, побывав на его дегустации. Точнее сразу вы эффект не почувствуете, но в течение необходимого для внушения времени вам будут ненавязчиво рекламировать его чудодейственные свойства и вы поймёте, как же вы могли раньше обходиться без этого продукта.
  
  Менталитет
  Типичный наш русский с примесью Кавказа. Никто вам не будет мило улыбаться, лишний раз здороваться, кланяться в пояс. Ещё в 2006-м мы не раз и не два слышали вдогонку: "Понаехали тут... самим тесно". Сейчас не довелось. Но временами ловил себя на мысли, что приезжие мешают аборигенам. Создают очереди в магазинах, толпятся на автобусных остановках, крадут места в автобусах. Как сказала нам хозяйка гостевого дома: "Вы не стесняйтесь, говорите мне, когда вам нужно комнатку прибрать будет, а так я не буду вам мешать..." Это не Токио, где пижаму вам будут ежедневно менять и блюдца для отработанных чайных пакетиков предлагать в номере. Может, нам просто не повезло и у нас текло всё: унитаз, рукомойник, душевая кабинка, стеклопакеты во время дождей. Или идёте вы по тротуару, и он внезапно заканчивается или посередине его столб, лужа или другой кусок дерьма. Странно, что никто никогда не думает о другом. Ни один лифт-подъёмник для инвалидных каталок и детских колясок не работал, как впрочем, и в Москве. А может к менталитету это не имеет никакого отношения.
  Музеи
  Их немного, но они есть. Некоторые бесплатные. Как, например: музей истории Хостинского района, состоящий из трёх комнат, в котором наряду со значками и фотографиями, собраны немногочисленные археологические находки. Интересен тем, что позволяет погрузиться в историю курорта и понять, чем дышали наши родители и бабушки с дедушками. Есть современный музей автомобилей в главной трибуне Сочи-родео, где будет проходить в октябре 2015 года этап гонки Формула-1. Входной билет 500 рублей, экскурсионное обслуживание отсутствует, залы наполнены богатейшей коллекцией редких и дорогих автомобилей со всего мира. Такого собрания старины я не встречал ни в московских музеях, ни в европейских. Сотрудники рассказали, что машины принадлежат реставрационной компании из Краснодара.
  
  Набережная
  В Адлере она красивая и современная. Забор, плитка и тартановая дорожка протяжённостью почти пять километров. В Европе по таким принято бегать. У нас висит знак, что она предназначена для велосипедистов и гольф-каров. В Сочи набережная спрятана между частными пляжами и киосками по продаже сувениров, бриллиантов, текстиля "Bosco". Лишь маленький муниципальный бесплатный пляж имени Мориса Тореза с надписью "Вход бесплатный, но услуги платные" знакомит туриста с морем и галькой-валунами.
  В Роза Хутор набережная напоминает Карловы Вары, только питьевой галереи нет, да и строения отелей выделяются снобизмом и претензиями на моду. Пальму первенства занимает здание отеля "Марриот", в котором соединено всё, что должно соответствовать современному представлению о богатстве.
  
  Население
  Почти то же, что менталитет. Местами оно доброе, чаще безразличное. Никто не уступал места для коляски. Можно стоять с грудным ребёнком в переполненном автобусе и вас не заметят. Можно зазеваться на не оборудованном светофором переходе, и вас задавит какой-нибудь несущийся под сотню километров Порше или BMW. Вас могут обойти в очереди те, кто правее, кто торопливее, у кого "Bosco" на спине и "Russia" на груди, только потому, что ты - никто, букашка, муравей. Из плюсов, так это то, что в преддверии Олимпиады всё делинквентно настроенное население было выслано за пределы региона. А может, их перевоспитали, я не знаю, всё же за восемь лет многое могло измениться. Хотя вот любви к спорту, кроме как в телебарах я особенной не заметил.
  
  Новый Афон
  Пожалуй, лучшее место в Абхазии. Мы посетили Новоафонский монастырь, водопад и пещеры. К храму предлагалось подъехать на джипе за 50 рублей с человека, но мы дошли за 10 минут. Его золотые купола проглядывали сквозь кроны кипарисов. Внутри атмосфера спокойствия и духовности. Свечная лавка вынесена из его стен на периферию. Всё настроено для общения с богом. Мы в очередной раз пожалели, что приехали с экскурсией, так как на пребывание в храме отводилось пятнадцать минут, а на дегустацию вин сорок пять, на обед в шашлычной час.
  Пещеры довольно уникальные. Невольно сравнивал их с крымскими, но здешние более технологичны и объемисты. Входная плата пятьсот рублей, продолжительность экскурсии по шести залам полтора часа. На подземном поезде группу из девяноста человек доставляют к залу номер один, где местный гид-спелеолог открывает экскурсию. Периодически играет абхазская музыка и включается иллюминация сталактитов, сталагмитов и подземных озёр. Пребывание в Новом Афоне настраивает на философский лад.
  
  Обман
  Это в продолжение к менталитету и населению. Он такой небольшой, напоминает комариные укусы. К ним можно привыкнуть, но они всё равно досаждают и зудят. Раньше были книги жалоб, сейчас - ничего. Можно оставить отзывы на трипадвизоре или форсквере, если невмоготу, но это не изменит ситуацию. Ну нет в гостевом доме заявленного проката велосипедов и wifi не работает, так и что с того, ну не поедем мы на озеро Рица по заранее оплаченному туру, так как якобы оно закрыто - тоже ерунда. Вместо Рицы можно дегустировать мёд, ароматы духов, чай, вино, а вместо заявленной стартовой стоимости тура девятьсот рублей, необходимо 1550 рублей. Кто на отдыхе будет артачиться? Назвать обманом отсутствие кассовых чеков, ценников, билетов на проезд в ряде мест язык не поворачивается.
  
  Океанариум
  Входная плата в адлерский - пятьсот рублей, за фотографирование доплата пятьдесят. Говорят, что этот самый большой в России. Не знаю, по каким критериям это оценивают. В здешнем можно покормить золотых карпов кормом из автомата за пятьдесят рублей. Детям нравится такое удовольствие, так как рыбки выглядят вечно голодными. Экспозиция рыб довольно обычная, каких-то электронных штук в виде движущейся под стеклянным куполом дорожки не заметил. Пожалуй, необычна лишь неоновая комната, в которой получаются эффектные снимки, но она с океанариумом имеет мало общего. Повсеместные запреты о сидении на камнях, о фотографировании рыб со вспышкой, об опускании пальцев в аквариумы народ игнорирует. Может, штраф в пятьсот рублей никого не пугает.
  
  Олимпийский парк
  Конечная станция поезда "Ласточка" и олимпийский объект. Деревьев в нём практически нет, как и посетителей. Громадное поле с прочерченными дорожками, скамейками, фонарями с энергосберегающими лампочками и прудом. Возле него парк аттракционов, самым шумным из которых являются "Американские горки". Удобен для съёмок ночного мерцания отеля "Богатырь" - чуда современного зодчества. Думаю, что оно было сконструировано египетскими архитекторами, так как подобных отелей довольно много в Хургаде. За исключением того, что тамошние гостиницы не обеспечиваются такой мощной вечерне-ночной иллюминацией. Ради этого стоит посетить. Также можно сходить в парк птиц. Там ещё меньше народу. К Олимпийскому парку прилегает новый мегапроект - трибуны и трасса гонок Формулы-1.
  
  Пицунда
  Бывший курорт, который, по словам гида, возрождается. Мы прогулялись по его неуютной набережной, наполненной бездомными собаками, торговцами вином-сувенирами, и мне показалось, что сбылась моя мечта - попасть в Чернобыль. Советская агитация, советские памятники, выбитые окна в бывших здравницах и концертном зале, советские памятники и бассейн под открытым небом, лишённый кафельной плитки. Такое ощущение, что люди сбежали из приморской части города, гонимые радиацией или иными неведомыми волнами. Из веяний нового времени заметил парочку передвижных неработающих прилавков с рекламой мохито, горячей кукурузы и кофе по-абхазски. Это, когда в турку засыпают молотый кофе, заливают кипятком из самовара и пару минут подогревают в раскаленном песке. Цена - сто рублей чашка. Ну и, конечно, из нового - это платные WC - по десять рублей с человека. Нельзя не отметить климатические особенности здешних мест. Из-за неразвитости промышленности и дефицита автотранспорта воздух здесь кристально чистый и организм насыщается бесценными аэроионами.
  
  Роза Хутор
  Современный горный курорт, именуемый в прошлом Красная Поляна. Расположен в пятидесяти километрах от Адлера. К нему можно добраться на автобусе за 180-220 рублей или на поезде "Ласточка" за двести пятьдесят рублей. Последним быстрее и комфортнее, только интервал движения очень большой. Первым дольше и дешевле, но при подъёме полиция устанавливает блок-посты для проверки шин и документов водителей. Без шипованой резины на курорт не пустят. Десяток отелей, кафе, ресторанов, магазинов приютились вдоль горной речушки Мзымта. Некоторые сравнивают его с Карловыми Варами. Действительно внешне похож, только пахнет новоделом и предназначение у него иное. На мой взгляд, в зимнее время это самое густонаселённое место Сочи. Его атрибут - очереди. На всё: в Макдональдс, в туалеты, на подъёмники, на автобус. Купив за 850 рублей билет комплекса "Лаура", мы поднялись в просторной современной кабине по канатной дороге на высоту 1400 метров над уровнем моря, чтобы полюбоваться олимпийскими объектами и заснеженными горными вершинами. Это захватывало дух, и я в который раз пожалел, что не увлекаюсь горнолыжным спортом. Такого снега на равнине не встретить. К сожалению обещанного к билету приложения в виде проката беговых лыж и экскурсионного обслуживания мы не получили. Замёрзнув, поспешили вниз, так как дневные трассы закрывались, что создавало давку и очереди. Не знаю, как на европейских курортах обстоят дела с очередями, так как бывал только на Розе Хутор да в украинском Буковеле. Кофе на Розе Хутор стоит везде сто двадцать рублей за чашечку эспрессо, что в недорогой столовой, что в престижном отеле.
  
  Рынок Адлера
  Обычно в путешествиях мы всегда посещаем местный рынок. Купить домашних продуктов, сделать колоритные фотографии, пообщаться с торговцами. Перед поездкой на рынок размышлял: покупать или нет домашний сулугуни в магазине у отеля по цене три сотни рублей за килограмм. На всякий случай, купил полторы головки и не ошибся, так как на рынке Адлера этот же сыр стоил на сто рублей дороже, как впрочем, и всё остальное. Найти домашние молочные продукты мы не смогли. Абхазские мандарины дороже, чем в магазинах, что торговцы объясняют подорожанием доллара. Парного мяса, яиц тоже нет. Купили лишь разноцветной пастилы из айвы, малины, киви, абрикоса и персика, чурчхелы да зелени перед рынком по десять рублей пучок. Складывалось впечатление, что пять десятков торговцев продают товар от одного хозяина, калибруя цены на свой лад и вкус, ориентируясь на одежду покупателя. Ценников нет, торговаться не любят.
  
  Ривьера
  Название центрального городского парка в Сочи. После Дендрария он кажется мелким. Здесь сохранилась аллея магнолий, высаженная космонавтами и известными политическими деятелями из государств СЭВа. Большую площадь парка в настоящее время занимают аттракционы для детей: 12 D, микропланетарий, океанариум, дельфинарий, пингвинарий, кафе да сувенирные магазинчики, направленные на цивилизованные способы отъёма ваших денег.
  
  Сочи
  Различают большой Сочи и просто город Сочи. В связи с затяжным дождем мы направились в Сочи. После прошедшей Олимпиады город заметно преобразился, стал краше и чище. Пешеходные переходы оборудованы звуковым сопровождением, в котором женский голос сообщает, через какую улицу вы шагаете. Повсюду появились стенды, тумбы с картами города и пояснениями на двух языках. Открылись современные торгово-развлекательные центры. Мы побывали в Моремолл и особенных отличий от московско-питерских аналогов не нашли. Лишь в кафе Ливанская кухня нас обсчитали, но ненамного. На набережной построили Олимпийские ворота, а сталинскую высотку морского порта превратили в торговую точку, центральным магазином которой выступает всё тот же олимпийский брэнд Bosco. До сих пор ощущается веяние прошедшего праздника. Повсюду продаются открытки с эмблемами, мягкие игрушки, магниты и конечно же одежда. Уехать без сувенира туристу не позволят. Мы тоже решили отправить фирменные открытки родным и близким. Сделать это на почте оказалось не простым занятием и отняло час времени. Но мы и не торопились. Некоторые объекты остались в городе неизменными, как, например, пляж "Маяк", который с 2000 года остался нерушимым. Я не почувствовал себя уютно в этом городе. Повсюду лужи, стоки не предусмотрены, в центре автомобильные пробки, улицы местами слабо освещены, тротуарная плитка играет под подошвой сапог.
  
  Стадион "Фишт"
  Название, ассоциирующееся с английским словом "рыба" или "фиш". Он и внешне напоминает гигантскую то ли рыбу, то ли раковину моллюска. Из Википедии узнал, что это адыгейское слово и такое название носит горная вершина Кавказского хребта. В настоящее время его реконструируют к приближающемуся чемпионату мира по футболу в 2018 году. Вход закрыт. Одиноко работает высокий кран. По вечерам его подсвечивают прожекторами, как и расположенный поблизости олимпийский факел. За три сотни рублей охранник может впустить для самостоятельной недолгой экскурсии.
  
  Таможня
  Для прохождения её в районе посёлка и реки Псоу достаточно общегражданского паспорта и запаса терпения, если вы едете на автобусе или личном автомобиле. Утром на её преодоление и стояние в душном помещении у нас ушло два с половиной часа. Дети не дают "зелёного света" и скорее вызывают у окружающих раздражение. Очевидно, что этот аттракцион был включён в рамки экскурсионной программы. В обратном направлении под проливным дождём мы пересекли её за десять минут, но в коридоре для пешеходов, так как для владельцев транспорта образовался многочасовой затор. Штампы в загранпаспорта не ставятся, абхазская сторона никакого интереса ни к нам, ни к нашим документам не проявляла. Я вообще не увидел ни одного абхазского пограничника. Дьюти фри отсутствует, такс фри не возвращают. Кстати в Абхазии практически нет банкоматов, и не принимают банковские карточки к оплате.
  
  Такси
  Довольно популярный вид транспорта. Принято торговаться. Тарифы дешевле московских. За проезд в аэропорт от отеля мы заплатили 400 рублей, а это 13 км. Да и от вокзала 31 декабря добрались за 300, а это 11 км. Таксисты - народ навязчивый и приставучий. На вопрос о цене отвечают встречно "Сколько дашь?". Несмотря на современные машины, шашечки на крышах, включённых счётчиков я не наблюдал.
  
  Тисо-самшитовая роща
  Уникальный природный памятник, в котором произрастают вечнозелёный самшит и тис. В настоящее время он уничтожен благодаря бабочке огнёвке, завезённой с итальянскими пальмами при озеленении олимпийских объектов. Самшит называют железным деревом, так как его древесина по плотности выше плотности воды, растёт медленно, прибавляет по миллиметру в год, относится к долгожителям, некоторые экземпляры достигают возраста 800 900 лет. В прошлом году гусеницы съели всю листву рощи. Остались нетронутыми лишь мхи, покрывающие стволы деревьев, папоротники да тис. На территории рощи имеется две горные тропы или два круга. Малый круг протяжённостью 1,6 км и большой - 5,5 км. Вход на малый стоит 300 рублей, на большой - 500. На большой нам отказали в продаже билетов в кассе, так как с коляской его не пройти, и мы довольствовались малым. Красив, несмотря на некоторую мрачность обстановки и удобен, как для знакомства с трейлом начального уровня.
  
  Футбол
  Новое увлечение сочинцев. Теперь все ждут приближение 2018 года и чемпионата мира. Конечно, с Олимпиадой не сравнить, но всё же. Может, и аэроэкспресс заработает, может, и туристы поедут валом, как в 80-е годы.
  
  Хоста
  Маленький городок, в который мы приехали из за находящейся в его окрестностях тисосамшитовой рощи. Он располагает к неспешным прогулкам, и туристов в нём немного. Кроме рощи предложены ещё одноимённый музей истории и развалины древнего замка. Заглянули в сетевое кафе "Ваниль". Пять тортов и семь видов пирожных, капсульный кофе и пакетированный чай, деревянная мебель и минимум навязчивости.
  
  Чай
  Им гордится Краснодарский край, Абхазия, Грузия. Как-то, путешествуя по Бурятии, я увидел двухкилограммовые слитки зелёного чая на рынке.
  - Откуда? - спросил у пожилого бурята.
  - Из Монголии, однако.
  - В Монголии чай не растёт.
  - Правильно, однако. Монголы закупают его в Грузии.
  Краснодарский чай надо любить или быть краснодарцем. В СССР мы его пили наряду с растворимым вьетнамским-индийским кофе, из которого делали эспрессо по-венски. В Бурятии в чай добавляют сгущённое молоко, в Дагестане соль. Всё познаётся в сравнении.
  
  Чурхчела
  Местный "Сникерс", только дешевле и полезнее. Засохший виноградный сок, стекавший по ниточке, на которую нанизаны грецкие орехи. На рынке продаётся по 25 рублей.
  
  Чача
  Крепкий спиртной напиток - аналог водки. Домашняя напоминает самогон, магазинная по вкусу ближе к граппе.
  
  Штрафы
  На удивление они невысоки и равняются стоимости оказанной услуги. Например, в автобусе проезд 200 рублей и аналогичный штраф за безбилетный проезд, как и в Океанариуме за нарушение правил поведения. Я не видел, чтобы кого-нибудь штрафовали.
  
  Экскурсии
  Их вроде как много. По городу расположены экскурсионные палатки, в которых бабульки, взяв с вас аванс, выпишут квитанцию и расскажут, какие красоты вас ожидают. Вы пойдёте спать с хорошим настроением, а утром выяснится, что ваш автобус опоздает минут на сорок. Потом, вы поймёте, что к стоимости надо плюсовать входную плату в пещеры, въезд на озеро Рица или появятся иные дополнительные услуги. Также узнаете, что по ходу поездки вы будете дегустировать мёд, чай, алкоголь, а ваш гид, чередуя сведения, почерпнутые из Википедии, будет рассказывать сказки об уникальности этих аутентичных продуктов, а затем повезёт всю группу в кафе, где жарят настоящий шашлык, так как в других кафе они ненастоящие, или на пасеку за пергой. Поэтому при заказе доведите тётушку до отчаяния, чтобы она вылила вам всю душу, иначе день у вас будет потерян, как и настроение.
  
  Юкка
  Это южное растение завезено в сочинские субтропики и успешно здесь прижилось, как, впрочем, и пальмы.
  
  Ялта
  Город, с которым часто сравнивал Сочи. Она другая, хоть и местами похожая. Наверное, тем, что там также есть барабуля, тоже море и почти такие же пальмы.
  
  P.S. В целом, отдых нам понравился, так как основную цель - оздоровиться, набраться сил и новых впечатлений - он оправдал. Если вы ещё не были в Сочи, то езжайте, пока там освещаются улицы и олимпийские объекты. Может вам повезёт и вы, заплатив взятку охраннику, посидите на скамейке стадиона "Фишт", спуститесь по олимпийской трассе на горных лыжах, вас не обманут на сдаче, и вы съездите на озеро Рица.
  При бронировании отеля (600 рублей с человека) я использовал сайт www.booking.com, авиабилеты покупал по скидке на сайте компании "Аэрофлот" (9000 руб. на человека туда-обратно).
  
  Один день в Загорске
  
  В субботу вечером, пробегая по унылым набережным Яузы и вдыхая смрад мчащихся плотным потоком автомобилей, в голове возникла мысль: а не отправиться ли завтра в Сергиев Посад? Ещё вчера обсуждали с сотрудницей Сингапурских авиалиний её влюблённость в российский туризм, который после Европы "более душевный" и она променяла Старый Свет на Русский Север, Урал и Кавказ. Прожив два года в Улан-Удэ, пять лет в Чечне, я так ни разу не побывал ни в заснеженных сопках Кавказа, ни на озере Байкал. Это из Москвы они кажутся притягательными и манящими, а живя там, привыкаешь и через месяц-два страдаешь от бытовой неустроенности тамошних мест. Один из ненавязчивых кошмаров последних лет, что меня отправляют работать на Байкал. Конечно, можно адаптироваться ко всему. Порой трудно посмотреть на окружающий тебя мир трезвыми и критичными глазами, так как обыденность имеет свойство замыливаться и казаться уютной и родной.
  За семь лет столичной жизни мы не посещали Сергиев Посад, со знаменитой Троице-Сергиевой Лаврой. Сколько приглашал меня коллега по работе, сколько рассказывали о ней паломники, приезжающие из глубин и весей, а всё недосуг. Ведь, казалось, чего проще, сел на электричку и начни свой круиз по Золотому кольцу России. На ночь глядя ознакомился на викискладе с достопримечательностями подмосковного городка, на сайте tutu.ru - с расписанием электричек, и утром, собрав походный рюкзак, всей семьёй оказались на Ярославском вокзале. Примечательно, что с декабря РЖД повысил стоимость проезда. Не катастрофически, но всё же. Сегодня дешевле путешествовать по trenitalia чем на rzd, а что же будет дальше, этак лет через пять мы и db перегоним. И опять же, почему сделана градация на "детский" и "школьный" билеты? Странное положение.
  Несмотря на повышение стоимости проезда, тройную охрану турникетов, качество поездки временами оставляет желать лучшего. Символичная чистота салона, прокуренные тамбура, коробейники-торгаши, отдельно дурно пахнущие пассажиры всё же ещё встречаются. На их фоне выделяются красными модными пальто контролёры с автономными портативными кассовыми терминалами, которые ходят стайками с вневедомственными охранниками. Армия последних дрожжеподобно растёт, что не отражается на повышении сознательности сограждан.
  Семьдесят километров, час двадцать в пути со всеми остановками - и нас дружелюбно встречает Сергиев Посад, выделяющийся современным зданием железнодорожного вокзала. Терминалы на выход здесь ещё не установили, охранников не ввели, и пассажиры гуськом уходят в город. Нет ни навязчивых таксистов, ни продавцов карточек сотовых операторов, ни тётушек с пришёптыванием: "сдаю комнату-квартиру".
  На выходе с вокзала помятые моссельпромовцы торгуют с земли домашним молочком, ряженкой и сметаной.
  - А творожку, бабулька, не найдётся? - осторожно спрашиваю у дамы без возраста с алкогольным габитусом, торгующей молоком в пластиковых бутылках из-под колы.
  - Нет, не бывает. На рынок сходи!
  - А где он?
  - Да рядом, у автовокзала, вон вывеска "Маяк" виднеется!
  По пути на рынок, сверкающий красным облицовочным кирпичом, прошли мимо хлебобулочного киоска "Каравай" и открыли рты. Такого разнообразия в Москве не встретишь. Как в хорошей булочной Парижа, только здесь и чиабатта, и круассаны, и немецкие бретцели, и русские пирожки с черникой, голубикой, конверты с грибами. Всего ассортимента и не перечислить - под полторы сотни наберется. И почему мой друг ни разу не упомянул о том, что в их городе такой хлебный клондайк имеется. Решили, что перед отправлением в столицу закупим местного хлеба в домашние закрома. А пока за творожком. Любим мы его, особенно после эмбарго, когда и сыров всяких там заморских не сыщешь. Одна подделка то под Маскарпонэ, то под Рикотту, я уж не вспоминаю краснодарский бри за две тысячи за килограмм продукта. Видел такой в Ашане, так на прозрачную пластиковую коробку с ним электронную сигнализацию навесили.
  Перед рынком на облезлом тротуаре, напоминающем курятник, идёт бойкая торговля. Сало, соленья, домашнее варенье, молочко, творог. Всё аккуратно разложено на газетах, расстеленных на подмёрзшей земле. Кто в переднике, кто так по-свойски в чём пришёл, в ватнике и валенках расхваливает свой товар. "Холод убивает любу заразу!" - говорила моя прабабушка, пережившая Голодомор в Харьковской области.
  - Почём, милая, творожок у тебя? - спрашиваю у бабули, торгующей на коляске из 60-х годов прошлого века.
  - Двести двадцать рублей за кило!
  - Попробовать можно?
  - Конечно, давай руку.
  Пробуем по очереди с женой, но вкус подозрительный. Да и смущает цена. Дешевле трёхсот рублей домашнего творога на российских рынках не бывает. Но вроде как в тряпочке-марлечке молочко рядом стоит, бабулька жалкая, всё лицо, как борозды на пахоте. Ладно, обойдём молочные ряды, а там и решим.
  К сожалению, то, что принято называть рынком, у нас утрачено в большинстве своём. Один товар, один хозяин, разные продавцы из братской Азии на разных прилавках и относительно разные цены. Да и продукты не с полей и огородов Подмосковья. Сомневаюсь, чтобы на рынке, например, Мадейры, Турции или Израиля чернокожие гастарбайтеры продавали российские яблоки или украинскую свеклу. Я там был, и не видел.
  Молоко и творожок магазинные на рынке, поэтому вернулись к точке на тротуаре, возле которой собралась очередь из двух человек - домохозяек раннего пенсионного возраста. Продавщица ловко управляется с ржавыми весами и упаковывает. Так и мы стали обладатели трёх килограммов творога. Проблема с завтраками на текущую неделю решена, а при оказии можно и чиз-кейк сделать. Забегая вперёд, скажу, что утром я с опаской смешивал его с мёдом и уходя, наказал проверить его домашними методами на содержание крахмала и растительных трансгенных жиров. Интуиция не подвела!
  На автовокзале сели в маршрутку до Лавры. Странный у нас народ. Спрашиваешь, как в Лавру проехать, удивляются. Садишься в салон с детской коляской, а двери перед носом закрываются. Если в первом случае понятно - не привыкшие горожане к туристу, то во втором, оказывается, пассажиры должны отгадать мысленно желание водителя поскорее выехать в рейс. И конечно же никто не объявляет об остановках ни на каком языке. Молча он телепортирует нам, что пора выходить и я ловлю его сигнал, отвечая благодарностью. Эта особенность "отгадай, что у меня на уме" не раз и не два "радовала" нас за короткий период тутошнего пребывания.
  Надо сказать, что Сергиев Посад в честь прошлогоднего семисотлетнего юбилея заметно преобразился и сверкал, как начищенный кафтан. Везде указатели-стрелки, да на двух языках. Только вот незадача, некоторые стрелки какой-то шутник взял, да и перенаправил, как душе угодно. Но как говорится: "язык и до Киева доведёт!!"
  И вот она Лавра - красавица перед нами! Выделяется интеллигентного вида колокольней и золотыми луковичками церквей, да в обрамлении белоснежной крепостной стены. Красота то какая, и практически под боком! Народ торопится куда-то по рыжему от песка снегу, свалявшемуся на тротуарах. В руках несёт пластик под водичку. Кто с пятилитровой канистрой, кто с двумя. Как будто от количества выпитого что-то может измениться. Завтра Крещение и человек становится ближе к воде, как внешне так и внутренне. По пути встречаются многочисленные трапезные на всяк вкус и карман. Название нынче модное и потому притягательное. Тут и сбитень, и морс, и глинтвейн, и кофе по-монастырски, и блины с икоркой. Нередкие нищие да бездомные ненавязчиво просят мелочь. Тут же торговля пластиковыми колбами от двадцати до сорока рублей. На площади магазин монастырских продуктов, кофейня и информационно-экскурсионное бюро. Всё новенькое и блестящее. Перед входом в Лавру подробная схема-указатель. Вход бесплатный. На территории также множество трапезных и церковных лавок. Всё спокойно, без толчеи, несмотря на то, что многие посетители пришли-приехали за крещёной водой. Атмосфера в храмах настраивает на определённый лад. За этим ведь и приехали. Невольно сравнивал её с Киево-Печорской и Псковско-Печорской. Другая она, что и говорить.
  Купили в монастырском магазине ржаной муки да костромской пастилы. Шоколадных конфет местной фабрики не нашли. Лишь коробки с фотографией Лавры, изготовленные по заказу на Бабаевской фабрике, булочки да монастырский чай с мёдом выделяли его аутентичность.
  В советское прошлое город Загорск славился игрушками. Считается, что здесь родина матрёшки, а местное село Богородское знаменито своей особой игрушкой - с так называемым балансом. Поэтому, не обращая внимания на торговые ряды, мы заглянули в салон матрёшки на центральной городской артерии - улице Красной Армии. Цены-то одинаковые, зато в тепле и ассортимент побогаче. Если у вас есть друзья за границей, то непременно следует зайти сюда за сувениром. К сожалению, с упаковкой у них хромает, как и с приёмом банковских карточек.
  По пути в музей игрушек полакомились здешними булочками с маком, голубикой и пирожками с грибами, а также прикупили вкусностей - и домой. Обращало внимание количество и любовь загорцев к магазинам обуви и ювелирным украшениям. Первое-то понятно - вещь нужная, а вот, что делать-то со златом-серебром в таких масштабах.
  В музее, основанном свыше ста лет назад, собрана самая большая коллекция игрушек, которую доводилось осматривать - сто пятьдесят тысяч экспонатов из разных эпох и стран. Входной билет сто пятьдесят рублей, детский - восемьдесят рублей, по выходным проходят кукольные спектакли в дневные часы. Атмосфера доброжелательная, несмотря на дежурившего при входе полицейского. Для взрослых много пояснительной информации, и временами кажется, что переносишься то в своё детство, то в родительское. Из нюансов - фото платное - сто пятьдесят рублей и в гардеробе требуют надеть синие пакетики на ноги, как в больницах-школах. Сей атрибут последней десятилетки именуют бахилы. Однако к хирургическому облачению они никакого отношения не имеют и лишь поддерживают отечественного производителя и относительность чистоты.
  Уезжали из Сергиева Посада с хорошими чувствами от полноценно проведённого выходного, соединившего в себе так много разных жизненных аспектов. Интересно открывать для себя родную страну, порою чувствуя себя в ней этаким "заезжим иностранцем".
  
  Польские каникулы
  
  - Сколько вам платят? - частый вопрос, задаваемый знакомыми, которые узнают о выступлениях на международных стартах.
  - Нисколько!
  - Какой тогда смысл?
  - Это увлечение, хобби и вариант проведения семейного отдыха.
  Всегда ли нужно ожидать вознаграждения и всегда ли оно приходит тот час же? И в нём ли дело? И оплачивается ли патриотизм? Эти вопросы я, конечно же, не задаю никому. Так, размышления вслух. Жизнь не всегда состоит из бонусов за сделанное. Ожидая награды, денег, призов, поощрений мы редуцируемся, становясь подчас инфантильными созданиями, деятельность которых подобна рефлексам собаки Павлова: награда - эндорфины - положительные эмоции - тщеславие...
  "Поехал бы я в Польшу на отдых?" - вопрос, который задавал сам себе неоднократно перед поездкой. "Нет, нет и нет..." - отвечал. Однодневный опыт общения с маленьким приграничным польским городком Богатыня в 2012 году подсказывал, что лучше ограничиваться поездками по бывшим капстранам. В дополнение к бытовой неустроенности имелись очевидные сложности получения шенгенской визы. Согласно польским правилам: "необходима полная заблаговременная оплата проживания на весь период поездки". Но европейской атлетической ассоциации ветеранов было угодно назначить местом проведения десятого чемпионата Европы по лёгкой атлетике среди мастеров (ветеранов, т.е. 35+) город Торунь.
  За пять месяцев до поездки куплены билеты. Благо, что рубль в ноябре был ещё устойчивым. Забронированы апартаменты в трёх городах: Варшава, Цехоцинек и Краков. От гостиниц отказались из-за малыша. Но договориться с владельцами о стопроцентной оплате не удалось. Лишь оргкомитет соревнований прислал приглашающее письмо, с которым мы всей семьёй отправились в визовый центр. Главное - быть уверенным в своей правоте, и визу на шесть месяцев и девяносто дней пребывания нам всё-таки дали.
  Спортивная часть подготовки не прошла без травм. В ноябре я составил устный план. Но травмы трижды выбивали из графика, и к Чемпионату России в Пензе за три недели до старта в Польше я подошёл не в лучшей спортивной форме.
  Спорт, даже если это не спорт высших достижений, требует определенной самоотдачи. Режим, график, лишения и жертвы. По крупицам выбирая время для тренировок, день за днём повышал уровень подготовки. Порой сбегал на них в обеденный перерыв, так как вечера теперь отданы учебному процессу. Ночами снился повторяющийся кошмарный сон, что я опаздываю к месту старта. В другом сновидении я выигрывал у Борсча - моего давнего соперника из Германии - профессионального спортсмена.
  Отпуск ждёшь. Даже, если отбросить спортивную составляющую, по дням считаешь оставшееся время. И вот день отъезда настал. Чемодан и рюкзаки собраны, буквально из 40-й реанимации, посмотрев напоследок двух больных, на минутку забежал домой за вещами и семьёй.
  Польская авиакомпания LOT ограничилась печеньецем на дорожку и водой.
  Ночная Варшава встретила нас спокойствием и тишиной. После московской суеты кажется, что попал в деревенскую атмосферу. Чисто, уютно, удобно, доходчиво, приветливо. Не надо искать лифт для детской коляски и чемодана - везде указатели. В Москве мы так и не встретили ни одного работающего лифта в подземном переходе.
  В аэропорту Шопена и в городском автобусе все надписи дублируются на русском языке. С подсказкой карты и прохожих добрались до апартаментов на улице Флорианская в районе Praga Polnoch. Спортивно одетый молодой бородач - хозяин квартиры, объясняющийся на русском, украинском, английском и принимающий все валюты по курсу злотого, рассказал нам правила проживания и отъезда в стильной двухкомнатной квартире нового дома. Весь набор бытовой электроники, посуды и белья. В шаговой доступности Пражский парк для пробежек, в пяти минутах ходьбы станция метро - Dworzec Wilenskiy, да и до старого города можно дойти по мосту через Вислу.
  Расписывать Варшаву по дням, наверное, нет смысла. Она удобна для семейного отдыха, она ненасыщенна туристами, и в ней почти нет переселенцев из Африки и других жарких стран. С учётом "пожеланий" девятимесячного ребёнка на первое место поставили прогулки с коляской в парках. Весна здесь наступила раньше чем в Москве, и мы могли себе позволить весь день пребывать на воздухе, лишь изредка заходя в кофейни для кормления малыша и смакования кофе. Местные парки ничуть не хуже немецких или австрийских, здесь так же можно встретить полчища почти ручных белок, диковинных птиц и свободно гуляющих оленей на зеленеющих газонах между крокусами. По красоте и размерам выделяется парк Королевские лазенки, расположенный на территории бывшего дворца.
  О кофейнях можно говорить долго. Культ кофе в Польше присутствует, как ни в какой другой стране Европы. За четыре-шесть злотых (курс к рублю 1:16) чашечка эспрессо со стаканом воды встречается почти повсеместно. Для старшей дочери - стакан пенистого горячего молока бесплатно! На втором месте мы поставили для себя - это sernik или сырник, именуемый в наших краях чиз-кейком. Каких только сырников мы не перепробовали! С маком, с вишнями, с изюмом, в супермаркетах для них продаётся специальный творог. Тема десертов и собственно еды в стране заслуживает отдельного описания. Польша - это своеобразный рай для гурманов и обжор. Где ещё можно встретить в магазине два десятка сортов яблок, вареников, три десятка сортов сыра с плесенью, сотню сортов колбасы, хлеба, макарон или полтысячи видов пива? А местные продукты: фляки, клобзики, гуляш, бигос, борщ, капустняк - они представлены и в сухом, и в замороженном, и в консервированном виде. Узнали, что у поляков имеется блюдо "вареники русские", в которые входит творог и поджарка с мясом и луком. Многие магазины открываются в шесть утра, работают без обеденного перерыва, некоторые круглосуточно, везде принимаются банковские карточки. Скажу громко: "лучшие музеи в России, лучшие магазины и кафе - в Польше!".
  В семейную программу пребывания в Варшаве включили: Старый город с еврейским кварталом и дворец науки и культуры - самое высокое здание столицы в стиле "сталинской высотки" - подарок советского народа с посещением обзорной площадки на сороковом этаже. Его уменьшенные сувенирные копии и открыточные изображения конкурируют с достопримечательностями средневековья и портретами Шопена. Современный интерактивный дом Коперника, Варшавский зоопарк развеселили не только детей, но и нас. Искали продуктовый рынок, но попали на вещевой, напомнивший Черкизовский. Уровень жизни в стране ниже чем в соседних Германии, Чехии. Об этом свидетельствуют и множество лавок second-hand с расписаниями завоза "свежего товара".
  Варшава нам была заочно знакома по фильмам 90 х "Декалог", "Двойная жизнь Вероники", и поэтому в программу заложили осмотр могилы режиссера Кшиштофа Кеслевского, расположенной в городском некрополе. На этом же кладбище с трехсотлетней историей покоятся и жертвы авиакатастрофы под Смоленском.
  Общественный транспорт представлен комфортными автобусами, трамваями, метро и электричками. Остановки, как правило, оснащены электронным табло прибытия, расписанием. Можно купить билеты на двадцать, сорок пять, девяносто минут, суточный, семейный и другие. Стоимость проезда соизмерима с московскими расценками, но предусмотрено множество скидок. В салоне установлены автоматы по продаже билетов, в некоторых имеется free wifi. Контролёры не встретились, но поляки довольно законопослушный народ. Редко встретишь бомжей, шумящих, криминально настроенных граждан, просящих подаяние, навязывающих свои услуги. Проблема с английским языком пожилых горожан довольно хорошо компенсируется схожестью с русским, приветливостью и желанием помочь растерявшимся русским туристам. Довольно часто в лексиконе встречаются: "Дякую, пан, бардзо, день добрый", и к вопросу "Говорите ли вы на английском?" я
  На сайте www.pkp.pl посмотрел расписание движения поездов до Торунь. Он имеет русскую версию, есть возможность онлайн-покупки билетов, предусмотрено старался не прибегать. множество скидок. Оставив ключи в почтовом ящике, мы отправились на вокзал. По тарифу "радзина" с 37% скидкой купили билет в семейное купе, для малыша - бесплатно. Некоторые составы поездов укомплектованы вагонами из 80-х годов, но везде чисто и уютно. Есть и аналоги Сапсанов, но за комфорт следует двойная оплата, хотя скорости отличаются незначительно. Билеты проверяются вежливыми проводниками во время движения, можно купить их и на ходу. Поезда подходят за пять-семь минут до отправления, временами ненамного задерживаются с прибытием.
  В ноябре 2014 года уже больше половины отелей и апартаментов в городе Торунь на март было забронировано. Почти три тысячи двести участников, плюс сопровождающие, плюс в эти дни в городе проходил этап кубка Европы по мотогонкам. Через www.booking.com остановил свой выбор на городке Ciechocinek, что в двадцати километрах на север. В Википедии узнал, что это именитый польский курорт, который славится соляным промыслом, градирнями и санаториями. Ожидая увидеть что-то замшелое и устаревшее, удивился и невольно сравнивал его с Баден Баденом, Карловыми Варами или с Сирмионе на озере Гарда. Три десятка санаториев, военный госпиталь, два десятка отелей, парки, уютные кафе, соляные Tezne, изображение которых имеется на городском гербе, а также теннисные корты, музей соли, павильон питьевых вод и даже собственный марафон и это при населении в десять тысяч!
  В нём на ближайшие шесть дней забронировали двухкомнатные апартаменты в частном доме. Условия проживания чуть похуже варшавских, но основная цель - это спортивная арена в Торунь, которая, на мой взгляд, является самой удобной и современной из тех, где доводилось бывать ранее. Забегая вперёд скажу, что и организация соревнований была образцовой. Чёткий регламент, оперативные протоколы и церемонии награждений, онлайн трансляция состязаний, достойное судейство, множество волонтёров.
  
  Три тысячи метров
  Из протоколов знал, что в категории М40 заявилось всего семь человек, но на старт трёх километров вышло четверо. Постоянные конкуренты и хорошие знакомые: Стефан Борсч и Ивзанс Норминдис, четвёртым был француз Дюран Пишар. Поэтому нас объединили с группой М35, выстроив полтора десятка атлетов на голубеньком новеньком тартане спортивной арены Торуня. Такого количества зрителей, иллюминации, электронного хронометрического сопровождения по дистанции я ещё не встречал. Если бы выступал впервые, то волнение бы зашкаливало. По ленте в фейсбуке я знал, что немец недавно обновил рекорд страны, разменяв двенадцать минут на тройке, и на старте я ориентировался на борьбу с латышом, результаты которого были ненамного выше моих. Не скажу, что мандража не бывает. Бывает, и ещё какой. Ведь выступаешь не просто за себя, свой клуб, а защищаешь свою страну. Когда надеваешь форму с надписью RUSSIA, всё личное, частное и болезненное перестаёт существовать. Флаг, герб - это своеобразное оружие спортсмена, где поле битвы - это спортивная дорожка, прыжковая яма, молот, копьё.
  Судья в классическом тёмно-синем костюме и оранжевом галстуке на двух языках объяснил правила, подтвердив сказанное предупреждающими жёлтыми и красными флажками. С выстрелом стартового пистолета мы бросились в бой. Вперёд устремились испанец, поляк, ирландец из М35 и два француза. Латыш и немец - за моей спиной. Первый круг пятьдесят две с половиной секунды, что относительно медленно. Вместе с Борсчом обходим зачинщиков и на следующем круге меняем пятьдесят секунд. Темп возрастает, а в голове мелькают красные секунды и остающиеся круги на табло. На многих секторах слышится поддержка со стороны русских и украинских болельщиков. Первый километр проходим за четыре минуты и пять секунд, и немец продолжает наращивать скорость, уходя в отрыв. За спиной никого, не слышу ничьего дыхания, и второй километр на пять секунд медленнее. Усталость накатывает, несмотря на крики и подбадривающие слова. Жёлтая карточка-замечание за согнутое колено несколько смиряет. Замечаю, что скоро догоню латыша. "Странное поведение, неужели экономит силы на предстоящие пять километров?" - размышляю про себя. После финиша он поделился, что ему показали четыре предупреждения, и он сбавил темп до ЧСС сто тридцать в минуту. За два круга до финиша обошёл его, но сил поддержать не было. Металлический гонг и последняя прямая. На подвесном табло предварительное время - 12.36,8 и серебряная медаль Чемпионата Европы! Радость захлёстывает! От завоёванного места, от того, что двадцать секунд сбросил с недавнего выступления на Первенстве России, от того, что смог грамотно построить тренировочный процесс. В нормальной жизни должно не хватать времени, иначе это будет пресное существование.
  Заминка, СМС, вотцапки, фото, оперативное награждение, пьедестал, обед в кафе домашней кухни - и домой в Цехоцинек.
  Организаторы дали три дня на восстановление перед следующим стартом на шоссе, которые мы посвятили спа-процедурам. Сначала познакомились с тэжнами или градирнями, которые представляют собой довольно необычное архитектурное сооружение, не изменившееся за последние двести лет. На кирпичном основании протяжённостью от пятисот до восьмисот метров установлены двадцатиметровые деревянные столбы, между которыми уложены мелкие ветки, по которым стекают небольшие сталагмиты соли. По бокам работают мельницы. Внутри есть гроты, где за пять злотых можно принять ингаляционную процедуру соли продолжительностью двадцать минут или погулять по крыше тэжны за те же деньги. В принципе можно и бесплатно ходить по оборудованным дорожкам вдоль них, чем занимаются польские пенсионеры, используют палки для "нордической" ходьбы. В парковой зоне городка и между ними проходит так называемый соляной тракт протяжённостью шесть километров. Вода парковых фонтанов оказывает лечебный эффект, так как содержит большое количество минеральных солей, и лавочки вокруг них никогда не пустуют. Лишь на ночь фонтаны отключают. В специальном деревянном павильоне установлен внутренний питьевой фонтан, где за один злотый можно совершить желаемое количество подходов. В магазинах широкий ассортимент воды в бутылках, и мы дегустировали и сравнивали их. Поляки предпочитают пить низкогазированные воды.
  В городке довольно много деревянных построек, которые находятся в хорошем состоянии и гармонируют как с виллами в стиле барокко, так и с современными домами. В "турист информ" взяли бесплатную карту с достопримечательностями и узнали нахождение бассейнов для плавания и принятия СПА-процедур. Стоимость двухчасового сеанса для семьи из двух взрослых и двух детей - пятьдесят злотых или в пересчёте восемьсот рублей. В первый день мы посетили санаторий "Под тэжнами", где кроме плавания в четырёх бассейнах в цену входило четыре сауны, солярий, контрастные души для тела, стоп и комната фототерапии. Во второй день - военный госпиталь Цехоцинека, который также оказывал платные услуги населению. В сауне познакомился с польскими бизнесменами, которые расспрашивали об отдыхе, впечатлениях от поездки и делились наблюдениями по поводу политической обстановки. И в парной и в общем бассейне по отношению к грудному малышу нас умиляла приветливость населения и желание помочь, рассказать, объяснить.
  Случайным образом попали на службу в городском православном храме. Заметны отличия от нашего региона. Нет строгости в отношении платков, большинство прихожан на службе сидят и встают со стульев лишь для глубоких поклонов. Батюшка читал молитвы на польском и старославянском языках. После окончания наставлений он проходил между рядами с жертвенной чашей.
  Уехать из Цехоцинека без сувениров невозможно. И в музее соли мы закупили косметику на основе минералов, грязь, рапу и прочие ископаемые земли польской. После Цехоцинека прогулка по Торунь - университетскому городу с семисотлетней историей кажется привычным делом. Туристы, фотоаппараты, снующий городской транспорт. Ностальгически вспоминается запах свежих дров вечернего курорта, создающий ощущение деревенского уклада и спокойствия. Во многих частных домах имеются бани - лазни, и горожане, вероятно, топят их после трудового дня для себя и гостей.
  
  Пять километров
  
  Стартовать на второй дистанции легче. Известны силы соперников, спало напряжение ожидания, в активе уже имеется медаль. Мысли занимают предстоящий отъезд и дорога. Ходоки из старших возрастных групп "спустились" ко мне в группу М40 с целью создания команды. В личной борьбе им не на что надеяться, и мы решили побороться за пьедестал. Потенциально у нас должен был выступать мой друг и коллега - Дмитрий, но бизнес внёс свои коррективы и он за неделю до старта сдал билеты. Ребята из Кемерово нервничали, так как шанс на медали улетучивался. Решили взять португальского тренера - бывшего тольяттинца, который два года тренирует тамошних мальчишек. Скорости у него, конечно, нет, но главное - техника ходьбы. В этом году команда ходоков была самой малочисленной, как собственно и сборная России. Всего на старт приехало семьдесят атлетов, тогда как из Германии в восемь раз больше.
  Несмотря на то, что Чемпионат проводится в помещениях, некоторые виды вынесены на улицу. Наша трасса была не исключением. Старт и финиш на стадионе, а всё остальное действо по городу. В Польше конечно теплее чем в Москве, но при плюс четырёх градусах не очень комфортно в короткой форме. Но условия общие для всех, а на груди алеет RUSSIA. В 2012 году в финском городке вообще старт проходил между сугробами и при минусовой температуре. По правилам ходьбы запрещено закрывать коленные суставы любой тканью, так как одно из нарушений техники - это полусогнутое колено толчковой ноги. На командную борьбу по группе М40 выставились итальянцы, немцы и мы. Появились атлеты, которые проигнорировали заход 3000 метров, что немного добавило неопределённости.
  С небольшим опозданием нас построили напротив ямы с водой для стипля, объединив три подгруппы 35, 40 и 45. С выстрелом пистолета вперёд устремились всё те же: испанец, поляк и французы. Лишь через шестьсот метров мы смогли обогнать их. На шоссе не было электронных табло, и поэтому я шёл, ориентируясь на самочувствие и силы. После второго километра спина нёмецкого атлета стала постепенно удаляться, а после третьего меня обошёл и латыш. Пытался сопротивляться, цепляться за него, но тщетно. Не знаю, чему я больше был доволен на финише - двум бронзовым медалям в личной и командной борьбе либо личному рекорду на 5 км - 21.46,0. Всё вышло, как и планировал. Несмотря на отсутствие контрольных отметок, удалось показать высокий результат и занять призовое место.
  Скомкала ощущение праздника лишь церемония награждения, но и она постепенно нивелировалась положительными эмоциями и дорогой.
  Чтобы больше времени уделить Кракову, в путь отправились вечером. Случайным образом заселились в ещё не открытый хостел на вокзале Торунь, так как наш поезд прибывал в четыре утра. Шестьсот километров преодолели за восемь часов и погрузились в туристическую атмосферу древней польской столицы. Да и как иначе, апартаменты находились в районе Старый город, где каждое строение дышало многовековой историей. Даже наш, внешне ничем не примечательный блок, имел внутренний зелёный дворик с готовой вот-вот зацвести листопадной магнолией. Его крашеные деревянные лестничные пролёты по утрам блестели, и нам даже как-то было стыдно ступать по ним. Польша - довольно чистая и ухоженная страна, тяготеющая к порядку. И в перенасыщенном туристами городе мы так и не почувствовали навязчивости сервиса. Никто не зазывал в кафе, на фиакры с ряжеными лошадьми, не просил купить сувениры, отправиться в турпоездки по окраинам и это не могло не радовать, так как привыкли ориентироваться на свой вкус.
  Идея поездки в Краков была связана с мемориалом в Освенциме. Первый день мы гуляли по старому городу, заглядывая в многочисленные соборы, дыша стариной, а вечером я онлайн спланировал путешествие. Можно, конечно, заказать за сто злотых экскурсию в ближайшем бюро. С обедом, гидом и прочими "добавками", но лёгкий путь не для нас. На сайте автобусов куплены билеты до Освенцима туда-обратно, на сайте музея зарезервировал четыре входных на индивидуальное посещение. Русские группы начинают работать лишь с мая, поэтому всю предварительную информацию выудил из интернета.
  На входе в мемориал столпотворение туристов. Преимущественно это группы. Израильские евреи, англичане, итальянцы, испанцы. Предварительный досмотр личных вещей через рентгеновскую установку. Весь багаж, размеры которого превышают 30х20 см, следует сдать в камеру хранения, к которой очередь поменьше. Принимать пищу и употреблять воду на территории запрещено - гласит вывеска. Впрочем, об этом мысли и не возникают. Переходя из барака в барак, от экспозиции к экспозиции, погружаешься в события семидесятилетней давности. Дольше всего нас задержали письма русских заключённых из 14-го барака. "Надо ли показывать ребёнку бывший концлагерь?" - вопрос, который стал риторическим, как только мы пересекли металлическую вывеску над главными воротами "Труд освобождает..." и три ряда колючей проволоки, когда-то подсоединённой к электричеству. В восемь лет ей сложно понять, как можно радоваться кусочку хлеба, глотку воды, теплу, тряпичной игрушке, ещё сложнее, почему людей сжигали в камерах, травили газом и массово уничтожали. Надо ли? Мы ведь живём в иное время. Решили, что раз мы оказались в Польше, приехали в Краков, то не посетить Освенцим и не отдать дань памяти миллионам погибших здесь, было бы преступлением, как и забвение войны и её наследия.
  Каникулы подошли к концу. Послезавтра в школу и на работу. Вечер провели в подготовке к отъезду. Польша богата на аутентичные сувениры, продукты и качественный недорогой трикотаж. Из неё невозможно уехать с пустыми чемоданами.
  
  Сицилийский рубрикатор
  
  Когда я говорю друзьям-знакомым, что уезжаю отдыхать на Сицилию, почти каждый вспоминает о мафии. Несмотря на то, что Coza Nostra побеждена почти тридцать лет назад карабинерами и государством, но, благодаря кинематографу, ассоциативный ряд прочно засел в сознании сограждан. Наверное, если бы попробовать развернуть строительство нескольких ресторанов, отелей, заводов, то её цивилизованные наследники всё же напомнили о себе, а так, что взять с простого туриста?
  - Слава, когда поедешь на Сицилию, - напутствовал меня друг и коллега Дмитрий, - составь для нашей семьи простенькую схему. Какой сыр покупать, в какие магазины и кафе ходить, где велосипед взять напрокат... И всё, что посчитаешь важным, чтобы мы к сентябрю смогли как следует подготовиться.
  - Хорошо Дима, - ответил ему, - у меня три рассказа по ней написано, попробую систематизировать.
  По приезду я и начал готовить "карту". Сначала на Foursquare чекинился и оставлял рекомендации, а потом стал писать заметки, из которых и получился этот рассказ.
  В январе, когда наконец-то успокоился курс валют, изучил европейские берега для тихого и бюджетного семейного отдыха. И пришёл к выводу, что придётся в четвёртый раз ехать на Сицилию. А почему бы и нет? Ведь ездили же наши родители в Крым и на Черноморское побережье Кавказа, и считали за счастье получить в профкоме путёвку или успеть купить билеты на поезд. Зимняя поездка в легендарный Сочи показала, что бюджетным отдых в родных пенатах даже зимой не может быть, я уже не сравниваю удобства и инфраструктуру. Математика была не в отечественную сторону. Перелёт на Blue Panorama в Рим и обратно двести евро на взрослого, на Ryanair в Катанию и обратно пятьдесят евро; проживание на хуторе Fondachelo в двух комнатах (40 м2) частного дома с садом и в четырехстах шагах от побережья - пятьсот евро за весь июнь. Конечно, сыграл факт везения, знания местности и людей, но кто не ищет, тот обращается в турагенство. Как и сделал, например, мой другой друг, который арендовал в июле номер для троих в отеле с полупансионом за тысячу евро в неделю в Naxos.
  Почему рубрикатор? Я решил подойти к описанию острова с позиции обывателя-пляжника, для которого важно как можно дешевле отдохнуть и как можно больше увидеть и попробовать. Описанию достопримечательностей я посвятил предыдущие рассказы, и в эту тему они, скорее всего, не войдут, за исключением основных. Таких, как, например, вулкан Этна.
  
  Недвижимость
  Арендовать жильё на Сицилии можно на разнообразных сайтах: Booking, Homeaway, Homelydays, или Airbnb. Цены на них традиционно высокие. На www.prizmaimmobilare.it заметно дешевле. Но большинство сицилийцев интернетом не пользуются и на заборах или стенах домов встречаются надписи с указанием и "vendesi diretto". Чаще предлагают апартаменты в составе кондоминиума - небольшой дом на четыре-шесть семей, при этом у каждого отдельный вход, дворик, терраса. Есть виллы, шале, бунгало. На сайте итальянских кемпингов (www.campeggi.it) можно подобрать и более дешёвые варианты для отдыха. При получении визы не исключены дополнительные вопросы в консульстве, но для французского мультишенгена предварительная оплата "палаточной жизни" на Корсике подошла. Кемпинги, как и отели, разделяются по звёздам, цены в них варьируют по сезону. Пик отдыха на Сицилии, как и во всей Европе, приходится на август. Разбивать палатки вне кемпингов или горных рефьюгов запрещено. Проживание в кемпинге возможно только в летний период. Можно взять палатку в аренду или арендовать бунгало. Как правило, в кемпингах имеются душ, беспроводной интернет, кухня, электричество. Например, в двух звёздах кемпинга Mocambo, находящегося на первой береговой линии трассы Riposto-Fondachelo, проживание в июне стоило двадцать три евро в сутки для семьи из четырёх человек (дети до четырёх лет бесплатно). Из нюансов: следует учитывать весёлый нрав сицилийцев, которые довольно рано могут проснуться или поздно заснуть. За установку палатки в районе горного рефьюга или проживание в нём на территории Национального парка Этна денег не возьмут, но из удобств там только вода, возможность разогреть пищу на костре, да крыша над головой.
  Учитывая сельскохозяйственную направленность острова, здесь распространён agricultural turizm или проживание на фермах в качестве работника и отдыхающего. Несколько раз мне доводилось работать на ферме. Собирал урожай авокадо, цитрусовых, подстригал и подвязывал виноградную лозу. Подобный отдых возвращает в детство и доставляет удовольствие.
  Стоит ли покупать недвижимость на острове? Из рекламных объявлений о продаже заметил, что цены начинаются от сорока тысяч за апартаменты на первой береговой линии в районе Катания-Таормина, вдвое дешевле можно купить квартиру в горном селении Adrano. Апартаменты продаются после ремонта, с мебелью, бытовой техникой, гаражом.
  Как правило, заезд в апартаменты по субботам. На острове довольно часто попадаются объявления о продаже, аренде жилья - "vendesi, affitasi". Мне кажется, что туристическая отрасль не вышла из кризиса, или туристов у неё отбирает азиатско-турецко-египетский рынок, так как подобных табличек становится год от года всё больше и больше. Да и в городке Fondachelo, где мы обитали, три четверти жилья выглядело пустующим в этом году. Государство не поддерживает и не развивает социальные программы, не уделяют туристической отрасли должного внимания. Повсеместно, даже в Таормине встречаются запущенные отели, рестораны, а общественные термы и бассейны в Acireale уже шестой год, как закрыты для посетителей.
  Из особенностей жилья. Форточки и батареи отопления отсутствуют. Широко распространены ставни, жалюзи, решётки на дверях, матерчатые козырьки на балконах. Предпочитают каменные полы дома и во дворах, стеклянные входные двери и газовые плиты. В некоторых домах прямо с улицы заходишь в спальню или гостиную. Не встречались обои. Стены покрашены в светлые тона. Розетки с заземлением, имеют три отверстия, и временами нужен переходник для крупных вилок. На ночь жители наглухо закрывают ставни.
  
  Транспорт
  По периметру острова довольно развитая железнодорожная сеть, которая обсуживается компанией Trenitalia. Стоимость проезда в электричках соизмерима с московским регионом или чуть выше. Дети до четырёх лет бесплатно, но до семи-восьми оплату с них не требуют. До двенадцати лет "ragazzi", и за них следует платить половину стоимости. Билеты проверяют почти всегда, но не при посадке, а уже во время движения. Вместо штрафов выписывают талончики-проездные. Иногда бесплатно, если на станции посадки не было касс или не работал автомат, в противном случае эта услуга может стоить двадцать евро (sottoprezzo), даже если билет будет стоить и три. Но, как говорится - "не поспоришь", тем более имеется вероятность того, что кондуктор вызовет полицию.
  Электрички и поезда временами опаздывают. В центральную часть острова они ходят редко и медленно. В выходные дни их значительно меньше, а в праздники железнодорожные пути пустуют.
  Билетные кассы работают по расписанию, с большими перерывами, рано закрываются, удобны терминалы самообслуживания, но российские банковские карточки они не принимают, так же, как и банкноты крупнее двадцати евро. На многих станциях имеются киоски Tabacchi, в которых можно скоротать время в ожидании поезда за чашкой кофе, прессой или сыграть в однорукого бандита. На некоторых станциях имеются напольные весы, стоимость услуги двадцать центов. Современных составов мало, но в целом вагоны чистые, несмотря на то, что некоторые довольно старинные, как, например, дизеля, что везут пассажиров вокруг вулкана при скорости в тридцать километров в час по ferrovia circum Etnea. Кроме электричек циркулируют поезда intercita и treno note, на которые билеты в два-три раза дороже. Минимальная стоимость проезда или на одну зону - полтора евро.
  Автобусы оборудованы кондиционерами. Проезд в городских автобусах стоит от одного евро. В Катании, Мессине имеется метро и трамвай. Подъём к Этне на автобусе от железнодорожного вокзала Катании обойдется в три с половиной евро (отправляется он раз в сутки). Остров обслуживается частными компаниями (Guintabus, Interbus, Sais, Buda, AMT, Etna, Segesta). Я насчитал четырнадцать наименований, и это без учёта местечковых. Но регулярность междугородних сообщений, как для туриста, временами оставляет желать лучшего. Точнее, разобраться в сайтах и направлениях крайне сложно, временами расписание не соблюдается. Провоз багажа бесплатен, пассажир самостоятельно грузит его. На дальние расстояния (свыше ста километров) автобусы более комфортные, двухэтажные и по скорости заметно опережают электрички, так как делают меньше остановок. На линиях SAIS с ребёнка взяли полную стоимость билета. При покупке билетов в оба конца, как и на поездах, скидка почти двадцать процентов.
  Такси довольно дорогое, как и бензин, который стоит евро шестьдесят за литр. Официальные "жёлтые" такси не попадались, в Таормине и Катании - белые. За проезд из аэропорта Катании в Маскали (36 км) нужно заплатить семьдесят евро. Таксисты ненавязчиво дежурят у вокзалов и в аэропортах. У некоторых из них имеются бумажные распечатки с указанием стоимости проезда по популярным направлениям. В небольших селениях встретить машину с шашечками сложно и её вызванивают по телефону. В Порте Эмпедокл такси нам вызвал водитель городского автобуса. Минимальную сумму за проезд, которую доводилось платить - это двадцать евро. Она, наверное, магическая, так как даже за три километра пути в Катании, пожилая чернокожая водительница, которой "стало жалко, что мы идём по трассе с бамбино", ни на цент нам не сбросила. Счётчиков я нигде не встречал, или водители их умело маскируют.
  Часто приходилось на дорогах таксовать: с чемоданами, с ребёнком, просто от усталости, но никогда не везло или автостопщик с меня никакой.
  С материком остров соединяет паромное сообщение в районе города Мессина. Морской транспорт представлен паромами и судами на подводных крыльях. Он обслуживается компаниями-перевозчиками (Ustica lines, Saremare, Snav, Alilauro). На острове множество портов. Палермо, Катания, Мессина, Милаццо, Трапани и другие. Они связывают его с окружающими островами (Мальта, Ustica, Лампедуза, Эолийский архипелаг, Эгадские острова) и Апеннинским полуостровом (Napoli, Reggio Calabria). Сообщение довольно регулярное и пользуется популярностью у туристов и местных жителей. Билеты можно купить онлайн, а также в портовых кафе или на причалах. Летом попасть на ближайший рейс не всегда удаётся, поэтому лучше бронировать заранее. Условия перевозки детей такие же, как и на железнодорожном транспорте.
  Учитывая, что почти три четверти острова - это горные массивы, то распространены канатные дороги, стоимость развлечения среднеевропейская. Подъёмник на Этну обойдется в двадцать два евро, а на стометровую горку к Calatabiano - пять евро. Также к верхней площадке вулкана направляются вездеходы Mercedes, и билет включает в себя дополнительное экскурсионное обслуживание.
  Повсеместно встречаются фирмы, сдающие автомобили в аренду, но я не пользовался. По объявлениям видел, что минимальная аренда в день от шестидесяти евро, в неделю от трёхсот. Качество асфальтового покрытия магистралей оставляет желать лучшего. Судя по заплаткам и щелям, ремонта не было несколько десятков лет. Имеются платные дороги Telepass, на которых можно превышать сотню километров. Из за горного рельефа на острове распространены тоннели и эстакады, протяжённостью местами до пяти километров. Каждая из них имеет название. В регионе Катания можно встретить дорожные знаки "scabbia vulcanica" или "вулканическая крошка". Её залежи покрывают обочины. Парковка стоит не менее пятидесяти центов в час или шести евро в день. Брали напрокат велосипеды и совершали семейные велозаезды на расстояния до шестидесяти километров.
  Широко распространены трёхколесные мотоколяски "Piaggio". Внешне и по звуку двигателя этот симбиоз автомобиля и мотоцикла напоминают советский "Муравей", только с одноместной кабинкой. Иногда, правда, она вмещает и двоих пассажиров. Нередко встречал детей десяти-двенадцати лет, сидящих за рулём без взрослых. Понятие штрафов на Сицилии относительное. Мотоколяску используют фермеры-аграрии для перевозки продукции. На прилегающих к Сицилии островах, а также в маленьких городках она является доминирующим видом транспорта. Вообще отношение к мототранспорту у жителей трепетное и в крупных городах скутера соперничают по популярности с автомобилями.
  Сицилийцы - патриоты и поддерживают отечественный автопром. Кроме Fiat, Lanchia, Alfa Romeo, Lambordgini и Mazeratti можно встретить массу других малоизвестных итальянских марок. Довольно часты двухдверные авто и машины из семидесятых годов. Редко пользуются кондиционерами в салонах. Любят выставлять руки из окон и разговаривать за рулём, громко слушать итальянские песни, почти не встречаются детские кресла. Автомастерские распространены - называются Gomme. Могут бесплатно накачать колеса или подчинить велосипед, стоимость услуг соизмерима с велорынком в Сокольниках.
  
  Безопасность.
  
  Самый небезопасный район острова - это железнодорожный вокзал в Палермо. Здесь мне довелось наблюдать за работой карманников из числа местной молодёжи. Представляют ли опасность афросицилийцы, наводняющие привокзальные районы Палермо, Катании, Мессины, я не знаю. Интуитивно стараюсь держаться от них подальше, не демонстрировать гаджеты и кошелек. Трудолюбивых среди них не много. Некоторые из них продают солнцезащитные очки, бижутерию, кепки, кварцевые часы и пляжные аксессуары в компании с индусами-пакистанцами, другие дежурят у крупных магазинов в ожидании мелочи. В Агриджиенто они обзавелись собственными торговыми точками, выкупили часть пляжных территорий и привезли семьи. Цыганистого вида румынки могут вдогонку что-то сказать, если не купишь у них какую-нибудь мелочёвку.
  Лихачить на дорогах сицилийцы любят. В отличие от законопослушных североитальянцев, южане превышают скорость даже на рейсовом автобусе, пересекают двойную сплошную, торопятся проехать на красный. Но дорожно-транспортных происшествий я за три с половиной месяца ни одного не встретил. Иногда на обочинах дорог и перекрёстках маячат траурные столбики с цветами и табличками с именами погибших.
  Мотоциклисты временами ездят без шлемов с детьми на бензобаках, водители на передних сиденьях перевозят детей без кресел, некоторые папаши доверяют своим чадам порулить. Как смотрит на это полиция, не знаю, но она иногда встречается. Polizia locale, municipalе, stradale, Carabinieri, Guardia finanza, просто Polizia. Они разъезжают по острову на синих и белых Alfa Romeo. Соотношение мужчин и женщин в полиции один к одному. Вызов карабинеров по телефону 112, 113. Общаться не доводилось.
  На зебру водители пропускают редко. Но в поездках по обочине на велосипедах я чувствовал себя в большей безопасности, чем дома. Иногда конечно сигналят и напоминают о том, чтобы надел детям шлем, но чаще ведут себя учтивее соотечественников.
  Бродячих собак в городах почти нет. Зато, проходя мимо заборов дач и частных домов, лай гарантирован. Склонности у жителей к породистым собакам я не заметил. Пару раз к нам приставали бездомные псы за городской чертой, и приходилось отбиваться подручными средствами.
  Мы спросили у нашего друга, сколько у него живёт собак на ферме. Он ответил, что на сегодня восемь. На вопрос: "откуда они у него", он сказал, что сами приходят, и он никому не отказывает. Среди его дворняжек и слепой двортерьер.
  Милые псы без ошейников и намордников стаями водятся в Долине Храмов, да у Schala dei Turchi в Агридженто, но максимум на что они способны, так это распотрошить ненароком оставленный пакет с едой. Бездомные кошки дежурят на мусорных баках. Но крысы и мыши бегают, но в дом не заходят. Видимо из-за каменных полов. На улицах встречаются пластиковые мышеловки и таблички о том, что в районе проведена дератизация.
  Кусающая фауна представлена комарами и муравьями, которые любят посещать жилые помещения. Навязчивых мух, мошек, слепней тоже почти нет. В горах редко встречались змеи. От ожога медузы на побережье Стромболи мы по совету немецкой туристки прикладывали ребёнку монету один евро. Помогла почти сразу. В расщелинах подводных камней водятся морские ежи. Но при контакте с ними никакая монетка уже не поможет. Повсеместно продают тапочки для захода в воду.
  В дополнение к медузам. Они любят тёплые местечки. Встречаются несколько разновидностей: пелагея, хриазора, цианея, и они опаснее своих сородичей из Чёрного и Азовского морей. В этом году, купаясь в бухте на пляже Isola Bella, в двухстах метрах от берега получил ожоги в шести разных местах, в том числе и на лице; общей площадью два процента тела. Спасатели на мой крик не отреагировали, правда, я и не звал на помощь, а скорее рычал от боли и неожиданности. На берегу увидел громадные волдыри. Смыл яд стрекательных клеток морской водой, потом приложил лёд. У спасателя, дежурившего на пляже, взял крем от ожогов. Отправил смсэски друзьям хирургам. Ночью съездил в медпункт, где помогли советом, и в ночную аптеку за гелем "Фенистил". Боль держалась два дня, а следы ожогов оставили напоминание о купании рубцами на предплечье.
  
  Сицилийцы
  Отличаются от материковых итальянцев внешностью, разговором, экспрессией, пунктуальностью, законопослушностью, любовью к чистоте, знанием английского, яркостью, добротой. Они всегда готовы прийти на помощь туристу, если вы об этом попросите и даже если вы их не понимаете. Эта особенность не только островитян. Как-то в полночь в поисках отеля мы оказались на окраине Рима, приехав туда последним автобусом, где нас окружила компания подростков. Через google-переводчик они объяснили нам, что к отелю пешком не добраться и в течение получаса по своему мобильному телефону вызывали такси в этот глухой район.
  Редкий продавец не улыбнётся, не поблагодарит за покупку, не попрощается. Да и на пляже, если вы видите человека более одного раза и пересекаетесь с ним взглядом, то он, как правило, поздоровается с вами. При смене камеры на велосипеде беседа с владельцем - бывшим велогонщиком затянулась на сорок минут, ради чего он даже пожертвовал временем обеденного перерыва. Используя язык жестов и компьютерный переводчик, он рассказывал о себе, о своих друзьях в facebook, продемонстрировал их фотографии.
  Из-за любви к жирной и химической пище сицилийцы склонны к избыточной массе тела. На пляжах и летних площадках кафе многие курят, в том числе и табак. Алкоголизация, несмотря на доступность и дешевизну спиртных напитков, умеренная. Даже на праздниках и на народных гуляниях, кофе, мороженое и вода опережают в популярности пиво, вино и граппу.
  Чистота - это притча во языцех. Особенно в этом убеждаешься после очередного извержения вулкана Этна. Коммунальные службы часто не справляются с возложенными на них обязанностями, да и граждане живут по принципу "моя хата с краю", выставляя хлам и мусор попросту за забор. Хотя очевидно от них это не зависит, и им попросту не хватает толкового мэра или губернатора.
  В тоже время балконы, террасы, огороды и лужайки - это шедевры ландшафтно-паркового искусства. Домов без зелени почти не бывает, если не бывать в глухих спальных районах. Сицилийцы обожают цветы и этот остров можно назвать самым цветущим местом не только в Италии. Виной тому, очевидно, является климат или почва. Но чтобы почувствовать разницу, стоит хотя бы раз побывать на соседней с ним Мальте. Мы были на Сицилии во все весенние и летние месяцы, и здесь постоянно что-то цвело. Опунции, мимозолистные жаккаранды, бугенвилии, гранаты, южные акации, джинестра, магнолии, гибискусы, гортензии, олеандры, двухметровые розы и этот список можно продолжать и продолжать. По моим наблюдениям, после Мадейры - это самое цветущее место в Европе. Остров является крупнейшим экспортером цветов, суккулентов и пальм.
  Сицилийки любят стирать и сушить бельё перед окнами на самодельных растяжках. Например, когда гуляешь по Палермо, ты наслаждаешься ароматами "Тайдов", "Персилов" и прочими достижениями бытовой химии и если повезёт, то останешься сухим. Причём делают они это "по сговору", целыми кварталами. И пакеты из супермаркетов тоже простирывают.
  Любопытство - это ещё один из признаков сицилийцев. Водители, пешеходы, работники кафе. Может, это конечно паранойяльность, но они разглядывают приезжих, особенно в нетуристических районах. Больше всего внимания удостаиваются дети. Поначалу это смущало старшую дочь. Некоторые сеньоры даже поднимали нашему одиннадцатимесячному сыну футболку, чтобы посмотреть на его белый животик, комментируя при этом "бьянко, бьянко бамбино". Они охотно приходят на помощь, даже, когда вам этого не требуется. У нас очень часто спрашивают "откуда мы?" и сколько нашему малышу.
  Экспрессия. Она на порядок выше чем у материковых итальянцев. Причём, как мне кажется, что по мере продвижения с севера на юг, эта черта накаляется. Чтобы её понять, достаточно оказаться на утреннем рынке в Сиракузах или проснуться в кемпинге. Создается впечатление, что они могут разговаривать часами. В электричках, в автобусах, на пляже. "Аллоре, рагацции, баста" - слова, которые по частоте встречаемости соперничают с приветствиями и благодарностями.
  Увлечение спортом на острове только набирает обороты. Бег трусцой так и не стал популярным. Однако на шоссе можно встретить большое количество велосипедистов, а в выходные дни они ездят целыми караванами, количеством заметно превышая автомобилистов. По велосипедным лавкам и магазинам они лидируют в Европе. Велосипед можно купить и за пятьдесят евро в супермаркете или бэушный в автомастерской, и даже в аптеке. Иногда можно заметить, как статный сеньор, с признаками ожирения второй-третьей степени, упакованный в яркую, обтягивающую велоформу, уверенно катит по проезжей части. Велодорожек на острове нет, а тротуаров не хватает и пешеходам.
  Во многих городах тротуары либо ещё не были предусмотрены средневековыми архитекторами, либо заросли травой на залежах вулканического пепла, из чего я сделал вывод, что пешком они тоже не любили и не любят ходить. Встретить гуляющих вдоль дорог местных жителей - нонсенс, как правило, это падкие до прогулок граждане с континента.
  Доброта и отзывчивость. Когда я бежал марафон на Этну, то со мной делились изотониками, энергетическими батончиками, не раз предлагали вызвать скорую помощь. И это распространялось не только на спорт. Бывают, конечно, и исключения, но к ним относишься скорее с улыбкой чем с раздражением. Соседка-врач со второго этажа нашего кондоминиума на три семьи как-то отключила в наши пенаты воду, о чём мы догадались лишь по приезду хозяина. Видимо, чтобы дети меньше шумели. В другой раз она стащила прищепки. Но мы не стали с ней выяснять отношения, так как в наших глазах это выглядело довольно мелко и напоминало детские шалости.
  Во время приветствия не всегда пожимают руку, но всегда смотрят в глаза и улыбаются. Близкие или друзья целуют друг друга дважды при встрече и во время прощанья. Они любят приглашать в гости и сами ходят в гости. Не принято приходить с пустыми руками. Гостей могут попросить помочь приготовить общий ужин. Любят фестивали, карнавалы, шум, застолья, пиротехнику. В нашем посёлке мы не раз просыпались в полночь от петард, ракетниц.
  Сицилийки любят яркие наряды, макияж и завлекать белым цветом волос. Но, чтобы по настоящему почувствовать эту черту, следует побывать на сицилийской свадьбе. Нас не приглашали, но три свадебные процессии довелось наблюдать и невольно фотографировать. Белоснежные кабриолеты, женихи в костюме тройка, несмотря на тридцатиградусную жару в пестром галстуке с кольцом, тростью в руке, букетом в сопровождении раскрашенной мамы. Священник в белой сутане, с микрофоном в руках и парике брюнета. Невеста в сопровождении важного набриолиненного папы в лакированных туфлях и пяти-семи дружек в платьях одного фасона и цвета, важно выходящая из авто и ступающая по белому (красному) ковру на ступенях к храму. Красные, бирюзовые, голубые пиджаки и жёлтые, зелёные мокасины, платья декольте невероятных цветов и разрезов на не тонких фигурах, обязательные шпильки. Дети, одетые в тон жениха и невесты. И обязательные затяжные фотосессии в обрамлении пяти-шести фотографов на лоне природы и достопримечательностей. Приглашённые гости выглядят не менее впечатляюще. Дамы с веерами, на которых выгравированы имена жениха и невесты, важные мужчины в белых или цвета мокрого асфальта костюмах. Квартал, где живёт невеста, покрывают ленты между домами. Гостям дарят конфеты в виде бонбоньерок от имени жениха невесты. Это впечатляет и надо хотя бы раз увидеть!
  Без знания языка на острове сложно и поэтому несколько фраз стоит посмотреть в разговорнике: "добрый день и до свидания, спасибо, извините, пожалуйста, сколько стоит, названия фруктов-овощей, числительные, как зовут, откуда вы, право, лево, прямо, как пройти, пляж, магазин, рынок, открыто, закрыто, дни недели, завтра, сыр, вино, названия продуктов...", так как существенно облегчает отдых.
  
  Пляжи
  Как правило, пляжи галечные. Самым живописным считается побережье напротив острова Isola Bella, что в районе Таормины и Scala dei Turchi неподалёку от Агриджиенто. Песочные пляжи - на юге, в остальном - галька и камни. На островах Эойлийского архипелага имеются пляжи из чёрного вулканического песка. Неухоженные и немного захламлённые бытовым мусором, бесплатные пляжи соседствуют с платными (пять евро - прокат зонта, пол евро - wc), где имеются: спасатель - salvataggio, душ, кабинки для переодевания, зонт, шезлонг и в некоторых местах беспроводной интернет. Топлесс сицилийки не загорают, только если лёжа и на животе. Дамы приходят на пляж с ярким макияжем и маникюром. В воду почти не заходят, если температура ниже двадцати четырёх или выше тридцати. Обрызгают себя из пульверизатора морской водичкой и дальше спать-дремать. Количество тучных особ зашкаливает! В этом году набирает популярность аксессуар "морской душ", шланг от которого опускается в воду. Мужчины предпочитают шорты до колен. Причём вне пляжа их позволяют себе носить лишь подростки да иностранцы.
  Много татуировок, пирсинга, колец, больших серёжек и тесёмок на запястьях. Детей не обнажают, даже девочки с младенчества одеты в купальные костюмы. На пляже чад потчуют шоколадом, мороженым и кока-колой.
  Пиво и алкоголь под солнцем не потребляют. Курят, и очень много. Даже в кафе на летних террасах. Окурки выбрасывают там же, где и загорали. Книг не читают. Если встречаются читающие, то это, как правило, русские. Любят плескаться, играть с детьми, кушать чипсы, совершать ненужные покупки у барражирующих с ширпотребом темнокожих продавцов, играть с волейбольным мячом или в игру - симбиоз бадминтона и тенниса. Катамаранов, надувных бананов, водных мотоциклов я не встречал. Никто не торгует горячей кукурузой, чурчхелой, сладкой ватой, не предлагает сфотографироваться с обезьянкой, голубями. В целом, если не считать мигрантов, то навязчивости как таковой не прослеживается. Потребитель сам определяет свой выбор. Популярны яхты и прогулки на вертолётах.
  На острове имеются пресные водоемы: реки и озёра, но они чаще выполняют аграрно-мелиоративную функцию. Можно понырять в купели Gole Alcantara, образованной одноимённой рекой, пробившей себе русло через застывшую лаву.
  
  Связь
  Для приёма входящих я использовал МТС, подключив опцию "Весь мир" - 0 руб. минута первые десять минут входящего разговора. Думал, что обманут. Увы, пару раз выйдя в интернет, пост фактум заметил, что компания слизала со счёта три тысячи рублей. Для исходящих звонков пользовался мегафоном, тариф "Весь Мир" - 6 руб. исходящая минута в РФ и по стране пребывания. Также у этих операторов есть пакеты СМС-сообщений. WiFi на острове не очень распространён, и стоит евро в час (в некоторых кафе - бесплатно). Мы пользовались Tre, TIM, Vodafone, Wind. Первый, несмотря на активную русскоязычную рекламу, требовал пополнить баланс на десять евро каждые пять дней. Последний оператор летом 2015 года оказался более выгодным. За двадцать евро я подключился и получил два гигабайта ежемесячного 4G трафика для планшета. Как правило, купленная сим-карта активизируется лишь через сутки. Можно попросить её настроить в салоне, если предварительно перевести гаджет на итальянский язык. Пополнять баланс удобнее всего через карточки-ваучеры (ricaricha), которые продаются в табачных киосках или на кассах в супермаркетах. Распространённость планшетов среди сицилийцев значительно меньше, чем среди москвичей или петербуржцев.
  На сицилийской почте почти всегда очередь. Её занимают ещё до открытия отделения связи. Связано это с тем, что она выполняет ещё и роль своеобразного "Сбербанка", где и пенсию получают, и посылки отправляют. Вход и выход через систему шлюзов, которые выполняют роль сканеров. Отправить почтовую карточку по Европе стоит 95 центов. В качестве альтернативы имеются экспресс-почты, где очередей нет, но услуги стоят в два раза дороже.
  
  Медицина
  На Сицилии мне не раз приходилось обращаться за медицинской помощью. Наши страховые компании выдают нам т.н. филькины грамоты, которые ничем не подкреплены. Здесь их никто не спрашивает. Дозвониться страховому агенту в РФ и добиться адекватной медпомощи невозможно. Проще самому вызвать скорую помощь по телефону 118 или прийти в круглосуточный территориальный пункт оказания (сокращенно USL). Здесь и рецепт выпишут, и осмотрят ребёнка, и перевязку сделают, и такси вызовут. Как правило, врачи не сторонники белых халатов и надевают их лишь в перевязочной (когда мне лечили ожог от кипятка) в госпитале (ospedale).
  На Сицилии доктор - уважаемый человек. Именами известных врачей называют улицы. На стенах домов встречаются таблички о частнопрактикующих специалистах. Пальму первенства держат хирурги-стоматологи, которые "соперничают" с адвокатами, потом следуют гинекологи, окулисты и психологи. Приём терапевта в частном центре стоит 70-100 €.
  Имеются частные медицинские лаборатории. Стоимость услуг соизмерима с московским прейскурантом. Мы сдавали общий анализ крови и биохимию грудному ребёнку (25 €). С первого раза попали "бабочкой" в капилляр на стопе и менее чем через сутки был готов ответ. Результат выдали в конверте. Когда я развернул его, то был немного озадачен количеством масс-спектометрических графиков. И это в городе с населением тридцать тысяч человек.
  Аптеки работают до восьми часов вечера. Помимо лекарств в аптечных залах можно купить биопродукты (печенье, пасту, сыр, колбасу, пиво), косметику, парфюмерию, книги, обувь, гомеопатию, велосипеды, лекарства для животных, травы. Перед почти каждой аптекой имеется автомат по продаже необходимых медикаментов, а также урны, куда горожане из домов приносят лекарства с истёкшим сроком годности. В аптечных залах, как и на почте, часты очереди и требуется взять талончик. С латынью провизоры, как и врачи, не знакомы, но договориться можно. Рецепты требуют не всегда. Когда узнают, что перед ними врач - dottore, то заметно изменяются в лице. Иначе они мучают объяснениями, как применять тот или иной препарат. Лекарства я впрок не покупал, но иногда приходилось лечить себя или детей.
  Имеются ночные аптеки. Их символ - горящий в ночи зелёный крест. Расписание и местонахождение можно узнать в Azienda USL. Как правило, эти аптеки именные и содержатся докторами. Когда покупал антигистаминный гель, его упаковали в именную бумагу, как магнит в сувенирной лавке. Альтернативам аптек выступают эрбористерии, где предпочтение отдано травам. В них можно купить чайный лист с Цейлона, южноафриканские ройбуши, перуанский матэ, но ассортимент их скуден и представлен одним-двумя видами. Довелось побывать в частном музее трав в Катании, который предлагал дегустацию настоящего цейлонского orange pekoe чая за два с половиной евро чашка. Обстановка красивая, спокойная, от напитка отказались. В меню представлено семь натуральных чаёв и шесть с наполнителями.
  
  Кофе и кофейни
  Самый популярный и культовый напиток на острове - это кофе. Эспрессо - ароматный и крепкий напиток с густой коричневой пеной. Его здесь всегда подают со стаканом холодной воды, которую пьют исключительно перед эспрессо, чтобы во рту остался весь его вкусовой букет. Можно попросить "Уно эспрессо", а можно просто сказать, что вам нужно кофе, так как "Американо" здесь не понимают. Чашечка кофе в баре стоит в среднем восемьдесят центов. Дешевле только в Беларуси и на Украине. Если вы решитесь присесть за столик, цена его вырастает на двадцать центов, но при этом вам принесут его на подносе.
  "Кафе маккьято" - крепкий эспрессо, в который добавлена небольшая порция горячего взбитого молока. Свое название получил от "маккья" (macchia) - капля.
  "Кафе скьюмато" - тоже, что и маккьято, только молоко холодное.
  "Кафе лунго" - "длинный кофе" эспрессо, в который добавлено больше воды. В некоторых местах к эспрессо подаётся кипяток, чтобы посетитель самостоятельно регулировал крепость.
  "Кафе ристретто" - кофе с повышенным содержанием кофеина, способный взбодрить или разбудить любого. Среди горожан популярен кофе с женьшенем.
  "Кафе коррето" - кофе с добавлением алкоголя: граппы, ликёра, коньяка, виски.
  "Капучино" - кофе эспрессо с молоком, взбитым в горячую густую пену. Пьют его, как правило, в первой половине дня. Названием он обязан монахам-капуцинам - цветовая гамма этого напитка напоминает их тёмную сутану со светлым капюшоном.
  "Кафе ин гьячо" - кофе со льдом. В эспрессо кладут кубики льда. Иногда добавляют миндальное молоко. Идеально для жары.
  "Марокино" - кофе эспрессо, шоколадная крошка и взбитое молоко. Подается в стеклянном бокале.
  "Мокачино" - в капучино добавляют жидкий шоколад или шоколадный сироп, сверху посыпают какао.
  "Эспрессино" - маленький капучино в стеклянном бокале: кофе, ристретто и сливки.
  "Morette fanese" - кофе с алкоголем, крепкий, сладкий, пьется в качестве диджестива в дневное время. Когда-то это был согревающий напиток моряков и рыбаков из порта города Фано.
  "Кофе с мороженым - caffe crema", который едят ложками. Это детский напиток или десерт, и можно наблюдать за его вращением в специальных холодильниках-шейкерах.
  "Сaffelatte" - в высокий стеклянный стакан наливают одну часть эспрессо и добавляют две части горячего молока. Подробнее о кофе можно прочитать на сайте www.biancoloto.com .
  Как правило, все виды кофе перечислены у кассы, кофейная карта не особенно популярна. Счёт оплачивают перед уходом. Чаевые можно положить в копилку у кассира. Официанты довольно вежливы, обязательно в униформе, среди них превалируют мужчины в галстуках и классических брюках. Во время оплаты счёта следует обращаться к кассиру. Перед уходом не принято оставлять деньги на столе.
  Растворимый кофе в магазинах продаётся, но он мало популярен, как и чайный лист. По некоторым данным, чай потребляют только два процента островитян. В уличных автоматах кофе неплохого качества, цена его от тридцати центов. Есть фирменные машины от крупных компаний. Так - Lavazza "оккупировала" перроны железнодорожных вокзалов, а Santa barbera - офисы. В кафе - кофе Ionia (по два евро за пачку 250 грамм), редко Illy. Конечно, каких-то особенных сортов не предлагают. Чаще всего это напиток среднего ценового диапазона с недолгим послевкусием. Чтобы он медленнее охлаждался, его наливают в толстостенные чашки 30-50 мл. Ристретто его не называют. Из наблюдений за стоимостью: за три евро можно купить четвертькилограммовый пакет Lavazza, из которого можно приготовить почти двадцать пять чашек эспрессо. Поэтому девяносто процентов стоимости платится не за кофе. Всех это устраивает, и в кафе приходят пообщаться и просто посидеть. Радио здесь не принято включать.
  В московских кафе временами чувствуешь себя лишним, чужаком, несмотря на знание русского и привычную внешность, в сицилийских - как у себя дома. Пары фраз на итальянском языке, порою, достаточно для заказа и понимания. Хотя, может быть, это лишь моё предубеждение. Как-то пробовал оплатить принесённый счёт, удивляясь сравнительной дороговизне обеда, что явно не соответствовало месту и сервировке. Кассирша извинилась и сказала, что талончик передо мной не был счётом, а отображал время посадки за стол.
  Почти в каждой кофейне в ассортименте десяток видов мороженого - gelato и фруктового льда, ценой от одного евро за шарик. Его довольно много накладывают в вафельный рожок, и надо торопиться, чтобы продукт не начал таять и течь на руки. Наш ребёнок не успевал никогда съесть один шарик мороженого. Местные дети предпочитают мороженое в булке - бриоши.
  Родиной фруктового льда - granito является Сицилия, где до изобретения холодильников лед доставляли с вершины Этны.
  О качестве мороженого мне судить сложно, так как в России оно сдало свои позиции. По огранолептике и вкусовым ощущениям - хороший симбиоз пищевой химии, а с эпидемиологической точки зрении - плодородная среда для бактерий, так как его поверхность открыта для них. Найти натуральное мороженое в местных магазинах я не смог. В супермаркетах этот продукт - на растительном сырье, о чём смело заявлено на упаковке. По улицам часто можно встретить яркие машины autobar с играющей детской музыкой. Это мороженица на колесах. При заезде в районе водитель-мороженщик громко свистит, созывая покупателей. В автобаре мороженое в металлических контейнерах и защищено от бактерий и солнечного света, так как накрыто крышкой. Самое вкусное мороженое, что доводилось пробовать - это домашний персиковый гранито, но старшая дочь его не признала. Очевидно, в нём не было усилителей вкуса, хотя у грудного ребёнка всё наоборот (российское детское питание он не принимает).
  Из десертов и закусок популярностью пользуются трубочки канноли и аранчини (маленькие апельсины). Последние - представляют обжаренные во фритюре рисовые шарики с фаршем, плавленым сыром в кляре. Редко, где трубочки пекут самостоятельно. Чаще вафельные заготовки покупают в супермаркете, начиняют на месте кремом из рикотты, посыпают сахарной пудрой и молотыми фисташками. Честно говоря, какими-нибудь вензелями и загогулинами местные десерты не славятся. Всё изготовлено относительно просто. Наверное, так пекли и сто и двести лет назад. Всевозможные марципаны в виде фруктов. Их даже жалко есть, настолько они красивы. Кажется, что их сделали из пластмассы, а не из миндаля и природных красителей. Бисквита из фисташковой муки. Cassata (творожный крем на бисквитной основе, ароматизированный шоколадной крошкой и апельсиновыми цукатами), который подаётся с рюмкой холодной мальвазии. В дополнение к вышеперечисленному вспомнил о куббаита (козинаки), torrone, biancomangiare (белый пудинг).
  Как-то по трипадвизору искали кондитерскую в горном городке Адрано. Наше разочарование не имело границ. Достопримечательность номер один представляла собой ветхий домишко, на прилавках которого были круглые примитивные бисквиты без начинки и повышенным содержанием сахара по одному евро штучка. Но есть кондитерские с именами Condorelli, Al Pescatore, где можно получить удовольствие.
  Почти у каждого сицилийца в домашнем хозяйстве имеется гейзерная кофеварка. Их даже в поход с собой берут. Кофеварки, как и запасные части к ним продаются в супермаркетах и хозтоварах. В то время как редкими гостями на кухне выступают электрический и заварочный чайник.
  В некоторых кафе (барах) можно заказать шампанское (вино), чтобы выпить не отходя от стойки, при этом закуска бесплатная (консервированные оливки, сыр, чипсы).
  Атмосфера в популярных среди населения барах шумная, и порой собеседника не слышно. Сицилийцы довольно громко общаются между собой. На стенах аптек висят иконы-постеры и фотографии детей работников заведения. Кафе открываются в восемь утра и закрываются с последним посетителем. Расписание работы встречается редко.
  
  Вода.
   "Итальянцы потребляют в пять раз больше бутилированной воды, чем россияне" - заявило по телевидению казахское исследовательское агентство, и я в это охотно поверю. Думаю, что сицилийцы потребляют её ещё больше. У них нет компотов, квасов, морсов, чая, зато широко представлена вода и преимущественно без газа. Причём, цена начинается от семи центов за литр. Конечно, вкуса у такой воды нет никакого, но для приготовления чая-кофе подходит. Зато, купив бутылочку минералки без газа "Sangemini", "Olivetto" или "Fungi", можно действительно ощутить, что пьёшь не хлорированную воду из городской системы водоснабжения.
  Во многих городах имеются общественные питьевые фонтанчики. Детям её, наверное, лучше не давать, а самому приятно освежиться в жару. Воду из-под крана пить можно, но она техническая. Во многих кафе на прилавках для посетителей - графины с бесплатной холодной водой, с газом или без газа. Сицилийцы предпочитают "аква натурале", то бишь "без газа". В отделах с водой продают соду различных форматов. В некоторых городах имеются колонки, куда жители приезжают за родниковой водой.
  
  Вино.
  Сицилия - третий крупный регион по производству вина в Италии. Символом и родиной острова является креплёное сладкое вино Marsala, которое в XVIII веке придумали англичане в ответ на оккупацию Мадейры французами. Самые популярные автохтонные сорта винограда - катарратто и неро д`авола. Альцано, дуннуни, лучиньола, узириото, ризи, ночера, витрароло, гроссонера, дзибиббо, дзуккаратаро - редкие сицилийские сорта винограда, которые составляют богатство местного виноделия. В 2011 году появился региональный апелласьон DOC Sicilia, до этого он имел категорию IGT. Единственное вино со статусом DOCG - Cerasuolo di Vittoria (от 10 €), которое выпускается крупнейшим производителем Planeta из винограда Nero D`Avola и Frappato, выращенного в районе Raguza на Cantina Dorilli.
  Виноградники на Этне поднимаются на высоту 1200 метров над уровнем моря - это одни из самых высоких в Европе. Благодаря вулканическим почвам филлоксера миновала виноградники Этны, поэтому многие лозы имеют почтенный возраст 80 90 лет, а Нерелло маскалезе и Нерелло капучо - два звёздных сорта красного винограда с Этны. Сицилия - единственный регион Италии, где сбор винограда длится девяносто дней: с июля (Трапани) по ноябрь (Этна), что способствует развитию эногастрономического туризма. Довольно подробное описание сицилийских вин я нашёл на сайте www.vinoitaliano.ru .
  Вино потребляют за ужином, после того, как трапеза уже началась. Тостов не произносят, бокалами не стучат. Крепкий алкоголь не популярен. После окончания трапезы вам могут предложить студенистые ликёры из фенхеля, дыни, кактусов, мирта, орехов, артишоков. Попробовать домашнее вино в гостях доводилось. Вкус интересный, хмель лёгкий, но букет мне показался более спокойным чем у DOCовских вин.
  Широкий ассортимент винной продукции представлен в специализированных магазинах - энотеках. Здесь кроме алкоголя можно купить оливковое масло, пасту, сыр, колбасу, и сидя за столиками отведать товары.
  Имеются специализированные винные магазины от производителей, где представлена продукция одного хозяйства и могут провести небольшую экскурсию.
  Конечно, на острове выпускают и производят граппу, пиво (Perroni), ликёры Limonchello, настойки, наливки, сиропы, но их можно отнести к сувенирному направлению.
  
  Магазины, продукты и система торговли.
  Система торговли представлена сетевыми супермаркетами и небольшими частными лавочками. Работают с 8:30 и максимум до 21:00, с обеденным перерывом с 13:00 до 16:30, а в воскресенье - лишь до обеда. Некоторые в понедельник открываются после 16:00, другие на август закрыты полностью. Круглосуточных магазинов и киосков я не встречал. На магазинах дорогой одежды и обуви расписание работы может отсутствовать.
  Самые распространенные торговые компании среди супермаркетов это Lidl, A&O, Simply, Conad, PAM, Spar, Penny, Auchan, R7. Заметно выгоднее бакалею и молоко покупать в Lidl, здесь же можно узнать о "календаре" скидок. Кроме них работают мелкие marcelleria по продаже мясной продукции и сыров, а также pescherria - рыбы, Panifico - булочные, Fruta Verdura - Фрукты-овощи. Мелкие торговцы допускают непунктуальность в графике работы.
  Почти в каждом населённом пункте открыт продуктовый сельскохозяйственный рынок. Довольно часто фермеры продают фрукты-овощи, а рыбаки морепродукты и рыбу на обочине трасс, разложив дары полей-садов и моря прямо на капоте и крыше автомобилей. Цены у них заметно ниже, чем в супермаркетах или на рынке, но они приветствуют покупателей ящиками или вёдрами, хотя не отказывают и розничным. В магазинах же всё стоит почти одинаково - плюс минус пару евро за килограмм. В некоторых встречаются привлекательные скидки - offerta, offertissima, ribassi или sconto. Под каждой скидкой мелким шрифтом указано о продолжительности акции.
  Внутри залов образцовый порядок и чистота. Охранников нигде не встречал, как и ящиков для хранения. Подпорченных продуктов или с истёкшим сроком годности нет. Всё красиво упаковано и выглядит привлекательно. Упаковке продуктов, а, пожалуй, и всего остального, они уделяют большое внимание. Как заметила одна знакомая русская эмигрантка: "Неважно, что вы подарите итальянцу, важно, как это будет выглядеть!". Даже при покупке сувенира или флакона духов (туалетной воды) вам его бесплатно завернут в обёрточную бумагу и перевяжут ленточкой.
  В магазинах и на рынках широко используются в качестве упаковки продуктов обёрточная бумага и бумажные пакеты. Это роднит их с ушедшей эпохой советской торговли. Продавцы в белых халатах, колпаках, с бейджами приветливы и терпеливы. Когда покупаешь сыр или колбасу куском, то обветренные корочки срезаются и выбрасываются. При нарезке кусочки упаковываются в двухслойный бумажно-целлофановый пакет, который затем помещается во второй пакет. Обязательно указывается масса тары (как правило, десять грамм).
  У продавца, неверно переведшего "сто пятьдесят грамм сыра", округлились глаза, так как он решил, что я покупаю полкило.
  Рыба же после взвешивания - чистится, потрошится, разрезается на куски и упаковывается на подложку. Вечерами в эти отделы наблюдаются очереди, поэтому принято обслуживание по бумажным номеркам.
  На острове производится тридцать восемь видов сыров, из которых пять получили статус DOP. Из традиционных сицилийских сыров: это скаморца, каччоковало, provola, майоркино, caprino, piddiato, ericino, raguzano, ainuzzi и другие. Особый статус сицилийского сыра из овечьего молока носит пекорино: молодой (tuma), солёный - sale, выдержка 15 дней, semistagionato - 30-60 дней, stagionato 90-120 дней, выдержанный более двух лет - canestrati , а вершина - с перцем горошком (tumazzu). Двадцать лет назад этот вид сыра получил статус защищённого наименования DOP. В Италии всего три десятка сыров удостоены этой маркировки. Почти в каждом магазине можно приобрести и условно "местный" сыр Asiago, который потребляют на Апенинском полуострове уже пятьсот лет или Montasio DOP. Каччоковало тоже имеет сертификат DOP и известен ещё со времен Гиппократа, но мне по вкусу он напомнил колбасный сыр советского образца, хотя дочери понравился больше.
  Нельзя, конечно, не вспомнить о рикотте. Этот сыр готовится в течение суток из молока буйволицы (бывает из овечьего и реже из коровьего молока). Производится в нескольких разновидностях: молодой и из топлёного молока, солёный для салата, запечённый с подгоревшей корочкой и консервированный в пластиковых банках. Ricotta al Forno или рикотта с подгоревшей корочкой кроме острова почти нигде не встречается (цена от шести-семи евро за один килограмм). Его подают с оливковым маслом, но можно и с джемом, и он прекрасен на завтрак вместе с чашкой кофе. Также молодую рикотту в составе крема добавляют в типичные сицилийские вафельные трубочки - канноли. Мне нравится также жидкий сыр из молока буйволицы, произведенный в провинции Fodsa - stracciatella, который продаётся в крупных супермаркетах. Сыр в домашних условиях чаще нарезается небольшими кусочками-кубиками или натирается на мелкой тёрке для пасты (grano padano). Повезёт, если встретится частная сыроварня, где через стекло можно понаблюдать за технологиями и рабочим процессом. Я на такую случайно наткнулся при въезде в город Mascali, и на завтраки привозил тёплую молодую рикотту или tuma в горшочке.
  Понятие "защищённой продукции" довольно популярно не только на острове, но и во всей Италии. Логотипы "DOP", "IGT" встречаются на оливковом масле, винном уксусе, колбасных изделиях.
  На Сицилии нет привычных продуктов: творога, ряженки, сметаны, баранины, чёрного хлеба, гречи, овсянки, перловки, ржаной муки, сладких вафель, шоколадных конфет, зефира и почти не встречается чайный лист. Хотя, наверное, найти можно всё, другое дело, какую вы заплатите цену за это. Мне попадалась овсянка по три евро за килограмм и банка немецкой сгущёнки триста тридцать грамм за три с половиной евро.
  Из колбас стоит попробовать сальсичоны, salami feline, прошутто, под которыми могут быть таблички "prodoto tipica siciliana". В них добавляют укроп, и, конечно же, перец. В крупных супермаркетах колбасу и сыр можно бесплатно упаковать под вакуумом. В них, а также в центре почти любого небольшого городка имеются отделы или магазинчики с местными т.н. географическими продуктами - prodotto tipici.
  Привозить мясомолочные продукты гражданам не из стран ЕС запрещено, о чём красноречиво напоминают таблички в аэропортах, но я всё же рискнул. Как не угостить друга русской сгущёнкой и бастурмой! По его мнению - даже водка "Парламент" из России вкуснее якобы импортированной "местной" Смирновки. В общем, как и у нас!
  Мясо представлено свининой, говядиной, кониной, крольчатиной, а также птицей. Цена от двух до десяти евро за килограмм. В некоторых магазинах через стеклянные перегородки можно наблюдать за разделкой туш и изготовлением сосисок. Очень популярны "домашние" колбаски, которые принято готовить на гриле. Также на огне запекают овощи, изюминкой среди которых выступает луковица - "чиполла". Её продают даже в булочных и на улицах. Вообще, овощам и зелени на острове отдают большее предпочтение, нежели мясу. Наблюдая за покупателями в отделе гастрономии, я отметил, что колбасу, прошутто, сосиски покупает лишь каждый третий-четвёртый человек, зато редко, кто уходит с одним сыром или не возьмет маринованных оливок, каперсов или артишоков.
  Нам понравилась покупать мясные продукты в марселерии "Due.s". Если представить обстановку московского магазина "Якутские бриллианты", то нечто подобное мы увидели в Дуэсе, только на витринах лежал более съедобный товар. Так и не догадался, зачем в белый интерьер зала ожидания был поставлен белый кожаный диван, а две трети стен были отданы под зеркала. Странные они, сицилийцы!
  Рыбу можно купить в супермаркете, на рынке, в рыбном магазине и на утренних точках на пристани. У рыбаков имеется лицензия, номер которой представлен над лотком. Дорада (orata) и сибас от семи евро, рыба-сабля (spada) - от одиннадцати евро, тунец (tuna) от двенадцати евро, spigola - три евро. В большом количестве представлены и морепродукты. Чистота в рыбных отделах образцовая. Продавец может спросить у вас: заберёте ли вы кишки и голову с собой или оставите их в магазине.
  Овощные и фруктовые отделы выглядят образцово, всё рассортировано на две категории в зависимости от свежести. Цены на начало июня 2015 года. Клубника 2,50-3,50, черешня 1,50-3,00, абрикосы и персики 0,70-1,50, помидоры от 0,70, дыни от 0,50, яблоки от 0,90, баклажаны от 0,60, молодой картофель, арбузы, сладкий перец, бананы, авокадо, апельсины, огурцы в среднем один евро за килограмм, а шпинат, базилик, петрушка и другая зелень 3-4 € за кг. Довольно много зелени продающейся в горшочках с землёй. Мы так поступили с мятой. Купив куст в горшке за один евро, обеспечили себя ею на весь отдых.
  Почти в каждом отделе овощей имеется фенхель - finocchio, из которого можно приготовить салат. И, конечно же, отдыхая на острове, нельзя не попробовать артишоки (20-30 центов за штучку) и их мелкие горные разновидности. В некоторых отделах у таких лотков дежурят помощники, которые взвесят и упакуют ваш товар. Заметил, что цена на продукты часто колеблется, но механизмов её образования не обнаружил. Хотя рыба, сыр, мясо, молоко, хлеб на протяжении пяти лет заметно не подорожали.
  Картошка, капуста, морковь сравнительно дорогие. Огурцы однотипные, толстокожие и крупные. Зато выбор помидор, кабачков, баклажанов и перца поражает воображение. Популярностью пользуются молодые цукини, которые продаются с жёлтыми цветочками, как показатель свежести.
  На склонах Этны растут белые грибы, что считается деликатесом. Поутру в горах вулкана можно встретить толпы грибников, среди которых и жители африканского континента. Их добавляют в пасту или в пиццу. Их также продают на рынках и в магазинах.
  Бананы, папайя, манго, личи, маракуйя, сахарный тростник на острове произрастают, но не в промышленных масштабах. Чай и рис на Сицилии, как ни странно, не выращивают. Зато она славится своими плодами кактусов, которые экспортируются по всей Европе. Из них изготавливают джем, ликёр, настойку. Плантаций кактусов я не встречал, мне кажется, что он нечто среднее между сорняком и природной фортификацией. Ну а гордостью острова выступают апельсины и лимоны, урожай с которых снимают три раза в год. На некоторых деревьях можно заметить и белые цветы, и зелёные плоды, и зрелые фрукты. Апельсиновые деревья с декоративной целью украшают городские улицы, но плоды их горчат. Ещё местные авокадо можно намазывать на хлеб ножом, как сливочное масло, добавлять в выпечку вместо него или есть ложкой, как яйцо всмятку.
  Также как и на материковой Италии, здесь большое внимание уделено макаронным изделиям - или пасте. Её можно классифицировать на сухую и живую, а также на длинную (букатини, капели, спагетти, тольятеле, тальон, дзити, дзитони), наполненную (каньолотти, капеллетти, ньоки, мезелуне, равиолли, тортеллино) и короткую (каннерони, анелли, фарфалле, гомити, рисотино и ещё почти два десятка). В качестве наполнителей для пасты (пельменей) выступают сыр рикотта, базилик, мясо кур, кроля и рогатого скота. Из необычного - это мясо лошади и буйвола. Паста в невероятных количествах продаётся как в сухом виде, так и в свежем на охлаждающих витринах. Считают, что благодаря жизнедеятельности вулкана Этна, лучшие твердые сорта пшеницы произрастают на Сицилии и поэтому что хлеб, что мука, что макароны здесь имеют отменный вкус. Типичная сицилийская паста в виде кручёных трубочек - это бузиата. К макаронным изделиям подают зеленоватый соус "Песто", состоящий из смеси базилика и миндального ореха. Он бывает как свежим - на развес, так и консервированным. Из миндаля изготавливают молоко (водный раствор миндаля), крем-пасту и яркие десерты в виде фруктов - марципаны.
  Сицилийский хлеб (как вариант, чиабатта) - качественный, однородный продукт, несмотря на разные наименования и формы. Он белый, пористый, душистый, с кунжутом или без, не портится 5-6 дней, продаётся на вес (1,5-2,5 € за килограмм). На второй-третьей неделе к нему привыкаешь и начинаешь скучать о родном ржаном. Мой сицилийский друг всегда рад свежей булке бородинского или рижского. Довольно популярны булочки из фисташковой муки.
  Местная мука (farina) сорта "00" заслуживает всяческих похвал. Выпечка получается отменная. Торты в супермаркетах продаются редко и их либо заказывают в кафе-кондитерских, либо покупают, как вариант - торт-мороженое.
  
  Магазины одежды.
  Весь остров заполнен рекламой деревеньки Sicilia outlet village, что неподалёку от Этны. "Известные итальянские бренды по мизерным ценам" - красноречиво вещают флаерсы. Не был, не знаю, лишь мимо проезжал на автобусе. Аутлеты встречались почти во всех городах острова, но покупки совершал крайне редко, так как они попросту заманивали своими названиями. Многое произведено в Китае и Турции, либо малознакомыми фирмами. Приглянулся магазин Padolino, что в районе порта Милаццо, да пара торговых точек в Мессине и Reggio di Calabria. В остальных лишь совершали покупки детской обуви и трикотажа. На Сицилии одеваются скромнее, чем в Северной Италии. Доходы ниже, и этим очевидно объясняется ассортимент на полках. В Катании центральные улицы via Etnea, via XX settembre являются местными торговыми клондайками, но лучше приезжать в сезон распродаж (июль или январь).
  
  Рынки
  На них можно просто прийти и посмотреть на торговлю или принять участие в представлении. Самые яркие даются на утренних рынках в Сиракузах и Катании. Они называются pescheria или fish market, но здесь продаётся всё. Продавцы в прямом смысле чуть ли не поют песни своим товарам. Их шумные трели разносятся далеко за пределы рыночной площади. "Уно евро, уно евро!" - громогласно выкрикивают мужчины. С непривычки это кажется агрессивным, но потом свыкаешься. Женщин к прилавкам с фруктами, овощами, зеленью, рыбой, мясом почти не допускают. Максимум - это сыр, выпечка, оливковое масло. Торговцы любят фотографироваться, любят угощать, любят общаться. На Сицилии, как мне показалось, ценят, не то, что в вашем кошельке, а кто вы есть.
  С обвесом и обсчётом я не сталкивался. Скорее, наоборот, округляют центы в сторону покупателя и почти всегда одаривают вас и детей своим товаром, даже если вы просто спросили "Quanto costa?" или "сколько стоит?". Сицилийские продавцы - самые добрые в Европе! Кто ещё может положить к килограмму купленных апельсинов три в подарок или взвесить двести граммов лишней черешни? Сыр и оливковое масло часто дают дегустировать. Ценники встречаются не всегда, но, где их нет, стоимость товара будет выше средней.
  На подходах к рынку можно встретить торгующих ящичками или cassetta с фруктами и овощами. Довольно выгодно, так как, например, ящик дынь из шести штук стоил три евро, ящик цукини - два. К вечеру цены на рынке падают, иногда на треть.
  Кроме стационарных рынков работают сезонные, вечерние, ночные, передвижные, стихийные, блошиные, рынки выходного дня, рынки, приуроченные к празднику, о которых узнаёшь случайно или по подсказкам местных жителей. Ведь на многочисленные объявления на столбах не всегда обращаешь внимание. Больше всего рынков в Катании.
  
  Церковь и религия
  В каждом населённом пункте имеется католический храм, построенный в стиле сицилийского барокко. Внутри довольно свободная атмосфера. Т.е. нет строгого дресс-кода, покрывать голову дамам не нужно, но всё же в шортах заходить не рекомендуется. При крупных церквях играет орган. Свечных лавок нет. Оставив вознаграждение, можно самостоятельно зажечь восковую свечу-таблетку или опустить монету для загорания электрического фонарика-свечки. По правую руку от входа в храм - небольшая купель с водой, которой протирают лоб.
  На территории храма может иметься детская площадка или футбольный стадион. На воскресные службы мужчины и женщины приходят нарядными - в классических костюмах, нередко в тройках, а спутницы исключительно в платьях.
  В некоторых городских кварталах имеются обрядовые куклы (иконы) в виде Девы Марии или фигурки священников. Вечерами они подсвечиваются электричеством, некоторые из них находятся в укрытиях, которые имеют стеклянные ставни и похожи на кукольные домики. Сюда прихожане приносят свежие цветы и здесь же ставят свечи. У каждого города есть свой покровитель, в день рождения которого по улицам устраивают праздничное шествие.
  На склонах вулкана Этна можно встретить места, где согласно преданиям и благодаря молельным иконам, удалось повернуть или остановить лавовые потоки и т.о. спасти горные селения. Здесь установлены небольшие часовни.
  На острове имеются монастыри монахов-капуцинов, вход в которые бесплатен. Если повезёт, то в городке Кальтаджироне вам проведут экскурсию по подземельям монастыря и покажут пинакотеку XVII века. В Палермо же имеются захоронения (катакомбы), в которые пускают даже с детьми (билет четыре евро). Мумифицированные останки своеобразного музея мертвецов производят неизгладимое впечатление.
  Когда едешь по острову и видишь купол церкви, значит - это признак нового города. Главный городской храм называется Duomo, также как площадь у него. Обязательно имеется колокольня, и церковный звон слышен дважды в час. Сицилийцы - довольно набожные люди, хотя я не замечал, чтобы они носили нательные крестики.
  Сюда я бы включил и сицилийских кукол. Почти в каждом городе имеется музей кукол и даются представления. Кукольных рыцарей продают в сувенирных лавках. В церкви Катании Chiesa San Franchesco Borgia работает бесплатная выставка кукол, изображающих святых.
  Посещение древнего сицилийского кладбища, например, в городке Энна (или Кальтаджироне) также можно включить в программу пребывания на острове. Отношение к смерти у сицилийцев иное. Постройки напоминают жилища в миниатюре, имеется даже улицы и нумерация. В склепах можно встретить и фотографии, и велосипед погребённого, и иные важные прижизненные атрибуты захороненных. Также одна из особенностей - это вывешивание на стенах домов, заборах плакатов с портретами ушедших в иной мир с перечислением их достижений.
  
  Праздники и отдых
  Помимо основных церковных имеются государственные: День независимости, День освобождения от фашистов. Во многих городах острова отмечают карнавалы фруктов. День клубники, черешни, каштанов, фичи, апельсинов, лимонов, свежего вина, гонки виноделов с бочками.
  Обеденные перерывы в магазинах продолжительностью не менее трёх часов, после двадцати одного часа все магазины закрыты. Некоторые заведения закрываются не только на август, но и на весь летний период. Да и зимой многие экскурсии недоступны (музеи, автобусные). Наверное, остров не очень ориентирован на туристов, он живёт как бы больше для себя, а туризм - это его побочная составляющая и не самая основная. С другой стороны, здесь не будут зазывать в кафе, рекламировать самые дешёвые завтраки, демонстрировать при этом начальный русский и даже, если возле вас остановился веселый автофургон с мороженым и вы ничего не купите, максимум фраз - это "Бон джорно" и "Ариведерчи". Хотя, опять же, многое зависит от района отдыха. В той же Таормине - Мекке для состоятельных туристов, имеются вариации.
  
  Вулкан Этна
  Он оказывает влияние на жизнь острова. Крупные извержения, когда исчезают города и села, бывают нечасто - раз в полтораста лет. Но он не забывает ежемесячно посыпать склоны самой крупной островной долины в регионе Катания пеплом и вулканическими камнями. Жители к этому привыкли, и он лишь досаждает их частой уборкой, а для туристов - это незабываемое развлечение. Где ещё в Европе можно увидеть, как из кратера на высоту почти в две тысячи метров поднимается столб лавы под пушечные канонады жерла Земли? Из вулканического камня продаются множество поделок, его используют и в строительстве. В память об извержении конца XVIII века, в результате которого в лавовых потоках оказался почти весь город Катания, жители использовали для его последующей застройки застывший вулканический камень. Вокруг вулкана проложена железная дорога, автомагистраль, на его склонах разбит Национальный ботанический парк, виноградники, апельсиновые и оливковые рощи. К нему ведут подъёмники и горные тропы, имеется горнолыжный курорт, проводятся марафонские забеги и соревнования велосипедистов. Благодаря высотному градиенту на Этне выращивается множество сельскохозяйственных культур, поспевающих в разное время года. Поэтому клубнику и черешню жители острова могут потреблять почти круглогодично.
  На рейсовом автобусе или личном автотранспорте можно добраться по шоссе на высоту чуть больше двух километров, на т.н. Piano Sappienza (из Катании) или Piano Provenzzana (из городка Linguaglossa). Для туристов на этих площадках имеются кафе, магазины сувениров и недорогой прокат снаряжения для горных прогулок. Можно совершить трекинг на ослах, джипах, или с палками пеше. Смотреть вулкан лучше с утра, например, часов с пяти, так как к обеду он часто погружается в завесу из облаков, и на склоны выпадают осадки в виде дождя или снега.
  Тем, кто не застал извержения на Этне, можно порекомендовать для посещения маленький остров Стромболи, что в сорока пяти километрах к северу от Мессины. Здесь вулканическая активность более частая. Правда, высота лавы всего несколько сот метров, да и гора в три раза меньше, но зато подойти можно поближе. А в ресторане "Обсерватория", что в трёх-четырёх километрах, заказать ужин с видом на вулкан и слушать, как шипит падающая в море лава. Сицилию можно назвать островом романтиков и искателей приключений.
  
  Эолийский архипелаг.
  Или Липарские - острова вулканического происхождения, на некоторых и по настоящее время происходят извержения. Каждый остров - это вулканическая гора, высотой до одного километра. Они расположены в тридцати-пятидесяти километрах к северу от Сицилии. К ним можно добраться по воде и на вертолете из Милаццо, Мессины или из Калабрии. Столица находится на одноимённом острове Липари. Он же и наиболее обжитой. В маленьком пятитысячном городке насчитывается свыше сотни гостиниц, пансионатов и иной недвижимости для аренды.
  Вулкано, Стромболи, Панареа, Салина, Алицюди, Филицюди, Липари - они вроде как и относятся к Сицилии, но жизнь здесь отличается, как впрочем, и цены на продукты. Сюда едут за уединением, тишиной и экологией. Пляжи с чёрным песком и тёплым бирюзовым морем, горные тропы, покрытые гинестрой, для ночного и дневного трейла, маленькие белые глинобитные посёлки, лишённые уличного освещения, общественного транспорта, светофоров и машин, извергающийся лавой ежечасно Стромболи, сернистые природные ванны Вулкано, отсутствие промышленности, чистота и почти нетронутая человеком природа. Это своеобразный итальянский Тибет, где можно побыть наедине с мыслями и горами. Он довольно популярен среди итальянцев, немцев и французов. Россияне встречаются в пляжной зоне и редко в горах. На день-два сюда смело можно приехать, не бронировав предварительно ничего. На пристани всегда можно найти приемлемый вариант. Цены начинаются с тридцати евро с человека за ночь. Семейный номер-апартаменты в виде однокомнатной просторной студии на четверых на Стромболи мы сняли за пятьдесят евро. На некоторых островах имеются кемпинги.
  Лучше захватить с собой фонарики или поставить это приложение в мобильный телефон. Островитяне рано ложатся спать и рано встают. Движение электрокаров, мотоколясок и мотоциклов на Стромболи запрещено с 22:00 до 6:00. Велосипеды перевозить на острова не разрешается, о чём предупреждают таблички в порту. Процент африканцев и индусов среди мигрантов здесь самый низкий в Европе, но встречаются домохозяйки и работники кафе с Украины. Зарплата домохозяйки из Ивано-Франковска, с которой мы познакомились, составляет шестьсот евро, плюс полное котловое довольствие и крыша над головой. Она, правда, жаловалась нам, что хозяйка крикливая попалась, и лечение у них дороже, чем на Украине.
  На островах почти ничего не производят, даже почтовые карточки с местными видами печатаются в типографии Милаццо. Сыры и колбасы поставляются с материка и с метрополии. Лишь вино на Салине, Липари, да плоды кактусов. Поэтому нужно быть готовым к разного рода наценкам почти на всё. Но кофе в местных кафе стоит так же, правда, здесь забывают приносить к нему стаканчик бесплатной воды, на что обратила внимание наша дочь.
  
  Города
  Трапани - уютный небольшой городишко, который ничем не хуже Таормины, только туристов гораздо меньше. В окрестностях имеется аэропорт, из которого летают лоукостеры. С него курсируют суда на Эгадские острова. Имеется музей соли.
  
  Катания - культурный, политический и торговый соперник Палермо. Город, основанный в восьмом веке до нашей эры и который 350 лет назад был покрыт десятиметровым слоем лавы, а затем заново возродился. Множество мест напоминают о той трагедии, и можно посмотреть на участки застывшей лавы и кирпича. Да и отстроенные в стиле сицилийского или нового барокко дома напоминают о круговороте лавы. Недалеко от площади Duomo имеется турист информ, где мы взяли карту с путеводителем и получили консультацию по музеям и бесплатным достопримечательностям. Амфитеатр Romano демонстрирует туристам высоту лавового покрытия. Вход бесплатный. Но начинать знакомство с городом я бы советовал с рыбного рынка. Это самое живое и увлекательное место в городе. От рынка можно прогуляться до Monasterri dei Benedittini, который несколько лет служит университету в виде кафедр философии, литературы и иностранных языков. Вход бесплатный, можно прогуляться по современным аудиториям. Но интересно взять гида-экскурсовода за шесть евро и послушать полуторачасовой рассказ об истории этого места. К тому же вас проведут в закрома монастыря-университета: библиотеку, лаборатории, выставку картин, конференц-зал, старинную церковь, в том числе и подземные. В городе имеется замок XIII века - castello Ursino, но мне он показался новоделом, так как всё в черте города было накрыто лавой, да и цена за вход 9,5 € остужает любопытство. В 2015 году в его стенах работала выставка картин Пикассо, но как сказал местный житель: "Пикассо надо смотреть в Барселоне" и я с ним полностью согласен. Открыт античный театр. В центре Катании прекрасный парк Villa Bellini и маленький ботанический сад за ним. Город постепенно освобождается от африканских эмигрантов и становится более спокойным и чистым. Во многих местах появились бар-коды и можно послушать через сканер мобильного телефона бесплатную экскурсию о приглянувшейся достопримечательности. По городу циркулируют туристические автобусы, но русский язык ещё не популярный.
  
  Таормина. Типичный туристический город с лёгким налётом сицилийского колорита. Не знаю, что притягивает сюда туристов всех стран и народов. Когда гуляешь по её узеньким улочкам, возникает ощущение, что попал в мышеловку, основанную туристическими заблуждениями. Китайские сувениры, торговцы-индусы и толпы фотографирующихся приезжих, которым не выбраться за пределы городской черты. Таормина - это сицилийский лубок. Только в этом городе туризм приносит прибыль, в остальных областях он только развивается или ещё не вышел из кризиса. Ценников на продукты и на уличных фруктовозках вы не увидите, а если спросите, то удивитесь. Спрос рождает предложение. Из городских достопримечательностей - это храмы да остатки древнегреческого храма, которые можно увидеть за восемь евро. Бесплатно можно посетить городской парк-сад да бухту Isola Bella. К морю ведет извилистый пятикилометровый спуск. О медузах на Таормине я уже писал. На местном пляже можно встретить торговцем ширпотребом, залежи мусора и минимум удобств.
  
  Агриджиенто. Сюда сложно добраться, так как поезда ходят редко, а автобусом не каждый рискнет. С 2010 года я мечтал его посетить, чтобы полюбоваться древнегреческими храмами и только в этом году набрался сил и терпения на поездку к нему. Он известен благодаря Долине Храмов или Valle dei Temple, самым сохранившимся из которых является храм Concordia. На площадке перед ним даются платные и бесплатные концерты. Здесь растёт пятисотлетняя олива и лежит безногий Икар. Входной билет стоит десять евро, но касс мы не нашли и перелезли через символический заборчик. В окрестностях храма гуляют бездомные псы и винторогие козы. Осенью можно полакомиться бесплатно гранатами и миндалём, а летом - ежевикой. Впрочем, этой ягодой можно лакомиться практически на всём протяжении сицилийских дорог. Она растёт везде, дополняя кактусы в защите частной собственности от посягательств. Второй достопримечательностью этого места является Scala dei Turchi или турецкая скала, что в двенадцати километрах от города. Общественный транспорт к ней отходит от вокзала, мы ради неё прошли восемнадцать километров. Она примечательна белым известняком, которым ступенеобразно спускается в лазурь. Виды - фотографические. На скале можно позагорать, походить. На гребне постоянный норовящий снести в море ветер. Третьей достопримечательностью является портовый город Порт Эмпедокл. Четвёртой - это вечернее здание железнодорожного вокзала. Ещё нам понравились местные гастропабы и энотеки атмосферой и ассортиментом. Там есть то, чего не встретишь в традиционных супермаркетах и на рынке.
  
  Ачиреале. Город примечателен своими термами. В марте 2010 года нам сказали, что они открываются в апреле, а в июне 2015 года все термы были закрыты, и даже черехзвёздочный отель Эксельсильёр выглядел запущенным. Как сказал наш сицилийский друг: "Государство не выделяет средств на поддержку этих объектов, и наблюдается отток туристов..." Что и говорить, ведь и сами сицилийцы постепенно ориентируются на чиповый отдых в Турции, Египте и Таиланде. Но кроме терм здесь прекрасные базилики и церкви, интересный магазин шоколада, а также торговый центр Ciclop.
  
  Мессина - выполняет функцию крупного пересадочного узла. Это третий по населению город Сицилии. Храмы, музеи, магазины, парк, порт, множество беглых африканцев.
  
  Энна - город, расположенный на горе почти в центре острова. Здесь мало туристов, ниже темп жизни. Сюда надо приезжать либо рано утром, либо после обеденной сиесты, так как в полдень жители исчезают с улиц и всё закрывается. Её интересно фотографировать с соседнего холма. Захватывающий вид открывается со стен средневекового замка. Неподалеку от города имеется пресное озеро, куда можно доехать на автобусе. Если до отправления автобуса будет лишних пару часов, то можно прогуляться по городскому кладбищу.
  
  Кальтаджироне - также не пляжный город. Мы побывали в музее археологии, музее фотографии и кукол, прогулялись по парку и прошлись по именитой лестнице. Случайно попали на экскурсию в монастырь монахов-капуцинов, которую нам бесплатно провёл служитель церкви.
  
  Рандаццо и Адрано. Города, находящиеся в нижнем поясе вулкана Этны. К ним можно добраться по старинной железной дороге ferovia circum Etnea. Её поезда и станции - настоящие музейные экспонаты. В Адрано красивейший монастырь, замок, музей, театр, парк и древние виадуки. В Рандаццо красивая базилика, напротив которой в одноимённом кафе работает серебряный призёр Чемпионата Италии по мороженому в 2012 году.
  
  Calatabiano - городок на пути к парку Gole Alcantara. На его окраине имеется замок, который виден из поезда или с трассы Катания - Таормина. К нему можно добраться на фуникулере или пеше. В замке тихий, уютный и современный музей с минимумом посетителей.
  
  Mascali - ближайший к нашему хутору городок. Имеет рынок, несколько супермаркетов, храмы. Возле центральной площади piazza Duomo - установлена довольно большая карта, выполненная на керамической плитке. Подобные карты встречались во многих городах. Два кафе - bar Condorelli и Il Pescatore заслуживают того, чтобы зайти к ним на кофе с мороженым. Бар "У рыбака" предлагает свыше тридцати видов этого лакомства. Возле него по утрам рыбаки задёшево продают утренний улов. Через Fondachelo проходит велотрасса Masimed протяжённостью девять километров и на ней часто тренируются велогонщики. По субботам с 19:00 до 24:00 работает вечерний рынок. Цены на сыр, колбасы, оливки, фрукты - самые низкие из встреченных на острове. Три четверти торговцев ориентируются ни китайскую лёгкую промышленность и пытаются подделывать штрих-коды на своём товаре. В окрестностях два кемпинга, четырёхзвёздочный отель, имеется железнодорожная станция, но поезда останавливаются лишь каждый третий-четвёртый.
  
  Giarre-Riposto - это два города, хотя железнодородная станция одна. Между ними граница в виде железнодорожного полотна, но при этом улицы одного переходят в другой. Рипосто - это город-порт, в нём крупнейшая стоянка яхт и рыбный рынок. Из заведений общепита нам и нашему сицилийскому другу приглянулся семейный бар Averna, хозяин которого установил и wifi.
  Джиарре известен своим собором. В городе есть госпиталь, частные лаборатории, два стадиона, крупный торговый центр с гипермаркетом Conforama. В городах имеются центры турист информ, в которых можно получить карты местности и достопримечательностей.
  
  Сиракузы - до них можно добраться электричкой из Катании. Днём изучали старый город - Ortigia. Остановились на ночь, так как нас не посадили на последний римский поезд. Утром проснулись от рыночного шума. Под окнами отеля шла бойкая торговля рыбой и фруктами. В моём табеле о рангах - это лучший рынок из увиденных. Даже Катания проигрывает. После рынка ухо Дионисия и развалины амфитеатра показались скучными, но прогуляться между ними стоит.
  
  Сувениры или что привезти.
  Традиционные сувениры. К ним можно отнести керамику, фарфор, веера, сицилийскую повозку, куклы, бубны, куски лавового камня.
  Продуктовые. Сыры, колбасы, хамон (лучше иметь термоконтейнер), вино и граппу, оливки и масло из них, свежую или сухую пасту, плоды кактусов или продукты из них, миндальную, каштановую пасту, фисташковую муку и пасту, соус песто, артишоки, лимоны, апельсины, шоколад из Modica (лучший в Италии), кофе, какао, орехи или каштаны с Этны, мёд, сушёные помидоры, мяту, орегано, вафельные заготовки для каноли, специи.
  Можно вырыть кактус в горах, можно купить его в супермаркете, но последний вариант похож на те, что продаются в Москве. Плоды можно нарвать в горах или полях, как и ежевику, орехи, гранаты.
  P.S. Уезжать с острова немного грустно. За месяц отдыха привыкаешь к продавщице, которая пожелает "приятного воскресенья!", к фермеру, который угостит детей гроздью винограда, к бесчисленным "грацие, бонжорно, сальде", к вкусу натуральных продуктов с грядки и сыроварни, к фумароле, к щебету птиц по утрам. Может быть потому, что это был просто отдых, когда не думаешь о работе и прочих жизненных сложностях.
  
  Этна марафон
  
  В мае при составлении плана поездки на Сицилию почти наобум написал: "Участие в трейловом марафоне к вулкану Этна". Нужна была оправдывающая цель. На самом деле регистрация на этот марафон завершилась, а марафонские дистанции я уже пять лет как не бегаю. Но по приезду на остров всё изменилось. Мой сицилийский товарищ Анжело, работающий спасателем на вулкане, зная о спортивных наклонностях, предложил участие в нём.
  - У меня есть знакомые в оргкомитете, я с ними поговорю! - с энтузиазмом сказал он в первый же день, - это уникальный марафон, в мире таких больше нет!
  - Я буду очень рад, Анжело! - почти искренне ответил ему. В глубине души надеялся, что у него не получится или у меня не хватит каких-нибудь документов. Но решил не препятствовать, так как если событие само напрашивается к тебе, то зачем от него убегать. К тому же марафоны из за деятельности вулкана проводятся не ежегодно. С собой у него была распечатка условий участия и контакты организаторов. При мне он набрал номер телефона и устроил конференцию.
  - Есть ли у тебя медицинский сертификат для участия в марафоне?
  - Нет, но будет.
  - Есть ли сертификат спортсмена России?
  - В нашей стране, даже если выступаешь за ветеранскую сборную России, никаких сертификатов не положено.
  - А может федерация тебе прислать, что ты - член сборной?
  - Не думаю... У меня осталась электронная карточка участника прошедшего Чемпионата Европы в Гроссето. Может, подойдет?
  Посмотрев на карточку и что-то сказав собеседнику на итальянском, он утвердительно ответил, что мне дали разрешение на участие, попросив оплатить стартовый взнос через PayPal и прислать копию паспорта и сертификата по электронной почте.
  Справку я сделал с помощью друга-врача из Санкт-Петербурга, переведя её на английский язык. Итальянцы также падки на синие печати. Стартовый взнос был оплачен. До времени "Ч" оставалось шесть дней. Каждый раз, смотря на вздымающуюся выше облаков Этну, я испытывал страх перед мероприятием. Иначе, как авантюрой, я это назвать не мог. 43 км 150 м, набор высоты на дистанции составляет три тысячи метров. Опыт участия в горном беге у меня был, я даже КМС выполнил в нём в 2008 году на Кубке России. Но разве сравнится горнолыжный склон турбазы "Узкое" в Битцевском парке с покрытой снегом вершиной вулкана, с постоянно дымящейся фумаролой?
  За оставшееся время кардинально ничего не изменить. Попробовал в тренировки ходьбой ввести небольшие пробежки на три-четыре километра. Разнообразил режим плаванием и велосипедными прогулками. Насытил организм абрикосами, персиками и зеленью, так как в них большое количество магния и калия. Почитал о горной болезни, симптомы которой доводилось переносить в Альпах и в пешеходном трейле по Корсике. За день до старта купил пять видов изотоников, а в аптеке порошки Sustenium с повышенным содержанием витаминов С, В1, магния, креатинина, аргинина и бета-аланина; приготовил овсяные мюсли с изюмом и орехами.
  Анжело предложил в пятницу осмотреть трассу на автомобиле вместе с его другом, который прилетел из Вашингтона для участия в этом марафоне, и я согласился. К тому же лишний раз побывать на Этне - всегда в удовольствие.
  Тони - друг Анжело - не походил ни на американца, ни на марафонца. Жгучий брюнет, почти двухметрового роста и весом за сотню. Но на ногах трейловые асиксы, со слов - бегал нью-йоркский из трёх тридцати. В разговорах мы поднимались по промаркированной лимонными указателями трассе, и я пытался запомнить её нюансы. Три населённых пункта, три маленьких спуска, множество поворотов-виражей, после тридцати километров исчезают леса, и начинается поле из застывшей лавы. На отметке тридцать три километра шоссе закончилось, высота 1810 метров. Это т.н. Piano Provenzzana, с которой отвозят подъёмники к лыжным трассам в зимний период и уходят джипы с туристами к верхним этажам вулкана. Уже от такого подъёма стало немного не по себе. Морской берег скрылся из-за облаков. Вокруг сгоревшие остовы сосен да поблескивающие на солнце острые края молодой лавы. Вверху в окружении снежных седин белеет вулкан. До него ещё почти десять километров и тысяча двести метров набора высоты.
  Мы выпили эспрессо в дощатом домике с печкой буржуйкой - кафе, я купил открытки с видами вулкана, и дружески поговорили с владельцем заведения. Он был в курсе завтрашнего мероприятия, жалел, что в прошлом году марафон не проводился. На дверях висел рекламный плакат "Девятого вертикального Этна марафона", на прилавке разбросаны флаерсы на будущие пробеги по склонам вулкана. Анжело гордился нами. Он представил нас сицилийскому дедушке и с гордостью заявил, что мы - будущие победители из России и США. Мне было приятно, хотя сам так не считал. Конечно, лидеры выбегают, как правило, из четырёх часов, но следует учитывать особенности бега в гору.
  На обратном пути заехали в городок Linguaglossa, дома которого построены из вулканического камня. Здесь находилась штаб-квартира марафона и проходила выдача стартовых номеров и чипов. Все документы у меня были в порядке. Нужно сказать, что получение сертификата для участия в марафоне на Сицилии стоит семьдесят евро, тогда как стоимость участия всего пятьдесят. От первой процедуры спасла справка друга. В стартовый пакет кроме нагрудного номера и ножного электронного чипа вошли приятные подарки. Буклеты спонсоров, футболка с эмблемой, спортивный гель, бутылочка винного уксуса, баночка соуса, коробочки с конфетами, с печеньем, два больших разноцветных пакета для вещей бегунов, флаерс-скидка на кроссовки Brooks. В синий пакет следовало уложить экипировку на высоту 1800 метров, а в белый - то, что пригодится на финише. Здесь же можно было ознакомиться с регламентом соревнований, расположением по трассе и меню питательных пунктов. Последних я насчитал двенадцать, что мне показалось предостаточным.
  
  День марафона
  
  Старт был намечен на восемь утра, на побережье у пляжа Marine de Cottone, что в четырёх километрах от нас. Анжело с Тони приехали за мной в семь. На завтрак выпил две чашки воды с солевыми пакетиками, стакан сока и съел банан. Оставил Анжело концентрированный сок из апельсинов и моркови, две бутылки изотоника и конфеты. Предположительно мы должны с ним встретиться у Пьяно Провенцано, куда он подъедет на "Фиате" Тони. С собой взял лишь тюбик с подарочным гелем. На шоссе активно разминались атлеты. Всего на марафон зарегистрировалось три сотни человек, три четверти из которых - мужчины. Кроме индивидуального первенства разыгрывались четырёхэтапные эстафеты, но их старт был на пятнадцать минут позже нашего.
  Некоторые марафонцы тонизировали себя кофе в пляжном кафе. Но большая часть посещали его для иных целей. Удивительно, что персонал был настроен дружелюбно, постоянно мыл пол и своевременно пополнял запасы бумаги и салфеток.
  На большом плакате напротив своего номера бегуны оставляли автографы, а кто-то и пожелания. За тридцать секунд до выстрела начался отсчёт в обратном порядке. Ровно в восемь под крики и аплодисменты зрителей мы отправились в путь.
  День выдался нежарким, чуть выше двадцати пяти. Поначалу подъём был умеренным. Для себя составил внутренний план: двигаться в лёгких местах - по пять минут на километр, в тяжёлых - по шесть-шесть тридцать. Если заболят колени - перейти на спортивную ходьбу. Лидера сопровождал зелёный мотоцикл с лесничим в униформе. Я занял позицию в первой десятке бегунов и чувствовал себя превосходно. Первый километр был пройден за 4.25! Быстро, но с другой стороны, так медленно я ещё не бегал марафоны. Сбавил темп на десять секунд. Первый городок - Fumifreddo. Жители аплодисментами встречали бегунов. Некоторые дети в ночных сорочках вышли на балконы, чтобы помахать и посмотреть на нас. Это отвлекало от мыслей о предстоящих километрах и радовало. Эйфория от нагрузки постепенно набирала обороты. Я вспомнил о пробеге Ольги Абрамовских и преодолённых ею в США пяти тысячах километрах, и мне стало неловко, что робел перед своими сорока тремя километрами. По пути сорвал травинку и напевал Гребенщикова "Гудбай Америка". На пятом километре раздавали бутылочки с минеральной водой. "Надо пить! От дегидратации до горной болезни один шаг!" - скомандовал себе. На восьмом километре появились дольки апельсинов. Одна из компаний спонсоров предоставила этот продукт, которым может гордиться остров. Этого питательного пункта не было в регламенте, но как я понял в дальнейшем - их число было значительно больше. Тем более что по трассе постоянно барражировали джип, красная "копейка" - Fiat и белая "Нива", из которых фотографировали и предлагали дополнительную воду.
  Пьедемонте Этнео позади. Вот и третий посёлок - Лингваглосса. На улицы вышло чуть ли не всё население этого городка. Они выкрикивают, аплодируют, ликуют. Здесь же диктор объявлял фамилии пробегающих мимо него. Пробег вышел интернациональный: Россия, США, Испания, Франция, Германия.
  Десять километров позади. На секундомере пятьдесят минут. Особо крутые подъёмы преодолевались по шесть минут. Населённые пункты закончились, исчезли пальмы, растительность стала напоминать южнорусскую. По пути познакомился с сицилийцем. Он бегал марафоны в Лондоне, Чикаго, Берлине и сейчас бежит впервые у себя на Родине. На поясе две бутылочки с напитками. Его сопровождали друзья на шоссерах из местного вело клуба в ярких белоснежных велокостюмах с рекламой Тинькофф. Велосипед очень популярен на острове, несмотря на отсутствие велодорожек. Редкий автомобилист будет сигналить ему. А в выходные дни уважающий себя сеньор, несмотря на комплекцию, натягивает велоформу и отправляется на прогулку вдоль побережья. Да и сегодня некоторые из них сопровождали бегунов в гору, подпаивая и комментируя время и высоту.
  Трассу для движения автотранспорта не перекрывали. Лишь усилили её волонтёрами и полицией. Но водители предупредительны и не мешали во время манёвров при срезании виражей. На пятнадцатом километре, играя с колоском-травинкой, решил оторваться от своего компаньона, так как темп мне показался низким. Усталости не было, питание отменное. В меню появились дыни, бананы, изюм и даже гордость страны - сыр Grano Padano. Он довольно солёный и его обычно крошат и добавляют в готовую пасту. Сегодня же он восполнял потери ионов хлоридов натрия на дистанции. Вспомнились кусочки чёрного хлеба с солью на отечественных марафонах.
  Я удивился, для чего некоторые марафонцы бежали с питьевыми системами. Почти каждые два километра выпивал по стакану воды. Солнце, несмотря на подъём, припекало. Вот и полумарафон позади. На секундомере 1:42. Кажется, что сил должно хватить, даже если допустить небольшой регресс скорости.
  На двадцать втором километре меня нагнала машина с Анжело, Надей и детьми, что придало дополнительный стимул.
  - Папа, папа, давай! - закричала Таисия мне, когда я пробегал мимо них.
  - Чао, бамбини! - ответил им.
  Услышал, как вслед мне заплакал Орест. Он ожидал, что я остановлюсь при встрече с ними. На двадцать четвёртом километре появилось ощущение, что по голове ударили чем-то тяжёлым. Скорость упала до шести тридцати. С бега перешёл на спортивную ходьбу. Легче не стало, скорость та же. Меня стали чаще обгонять. Через силу пытался улыбаться родным.
  - Помощь нужна? Может, энергетика, Слава? - предложила Надя.
  - Спасибо! Здесь кормят, как в ресторане. Дыни, мёд, сыр, бисквиты! - ответил ей.
  Никакая еда не могла остановить падение скорости. Ноги для бега уже не поднимались. Шесть тридцать, семь, семь десять, восемь минут. Дважды подъезжала машина организаторов с предложением вызвать скорую помощь.
  "Какая может быть скорая помощь? - думал про себя, - как потом в глаза буду смотреть". В конце концов, главное сегодня - не победа, а преодоление себя! Я - ведь не горный бегун. И мне стыдно проигрывать ребятам из Сицилии. И долго тяжело быть не может". Я вспомнил, как в академии в экспериментальной камере "Тобай" после равнинной беговой двадцатки, на высоте шести километров крутил педали велотренажера. Тогда тоже была тошнота, слабость, головокружение и помутнение в голове. Последний симптом имел волнообразное течение.
  Постепенно скорость стала отвоевываться, и к тридцать второму километру я вновь смог бежать. Тридцать три километра. Высота 1810 метров. Пьяно Провенциано. На секундомере два пятьдесят. Осталась всего десятка и 1190 метров высоты. Столы ломятся от изобилия еды. Предлагают гели-энергетики, солевые растворы, горный мёд и прочие деликатесы. Некоторые из бегунов надевают тёплые куртки. По моим ощущениям, температура чуть ниже семнадцати и к тому же я ничего не готовил для себя. Поцелуй детишкам - и вперёд на трассу. Далее я один. Камни, щебёнка, лава. Ищу глазами Надю с фотоаппаратом, но её нет. С удивлением обнаруживаю, что тридцать четвёртый километр выбежал из пяти минут - четыре сорок. Неужели, это гипоксическая эйфория?! На тридцать пятом встретил Надю. Уже бегу по шесть минут, последнее фото - и вверх. Тут же питательный пункт. Сил уже не вагон, но ещё есть. По пути встретились туристы с палками для трекинга. Среди бегунов палочников не было. Даже никто не пытался воспользоваться природными. А мне бы и не помешало. Тело клонит к земле. Воздуха не хватает. Дышу, как паровоз. Аппетит пропал. Симптомы горной болезни опять начали атаковать организм.
  Навстречу спускалась группа МТБэшников. Красивые двухподвесные велосипеды с толстыми покрышками, на которых можно пируэты по лаве совершать, а шлемы, как у мотогонщков. Преодолел рубеж восьми минут, бег сменил на ходьбу. Да и все, кто впереди, и кто позади меня, уже идут. Кто опершись кистями на бедра, кто укрепляя руками поясницу. Я попробовал второй вариант, и стало чуть полегче, так как увеличился объём лёгких. Двенадцать, пятнадцать, восемнадцать минут на километр. Каждый шаг - это испытание. Никогда не думал, что шагать, просто шагать может быть так тяжело. Вспомнился суточный бег на "Испытай себя" в 2007-м году. Там идти было легче. Здесь иная усталость. К ней присоединились судороги попеременно в обеих стопах. Как правило, они возникали на пологих участках трассы, если так их можно было бы назвать. Для борьбы с ними, разминал пальцы об острые камни.
  Завидовал туристам, которых подвозили громадные вездеходы. "Может, зацепиться за один из них. Пусть протащит хотя бы пару сотен метров. Нет, так не честно". Некоторые из обгоняющих меня поддерживали и предлагали вызвать врача или спасателей. "Грацие!" - справлюсь.
  В один из моментов я остановился, но сзади подошёл мужчина и предложил пару глотков своего изотоника из фляги и угостил энергетическим батончиком. От неожиданности я согласился и принял подарки. Как это непохоже на всё то, с чем я раньше сталкивался. Были бы слёзы, расплакался от сентиментальности, смешанной со слабодушием.
  После тридцать седьмого стало ветрено и холодно, температура по ощущениям чуть выше нуля. Дорога проходила среди медленно тающих заносов из снега, покрытого пеплом, высота которых превышала три метра. Под ногами пепел, ручьи и камни. Главное не сдаваться! Маресьев ведь не сдался. Можно доползти, в конце концов. Лимит на марафон восемь часов. Если станет совсем плохо, у меня в неприкосновенном запасе гель и батончик.
  На сорок втором километре увидел маячившие на взгорье надувные ворота финиша. Даже не верилось, что это может превратиться в реальность. Схватка с приступом горной болезни закончилась, и я вновь смог бежать. Последний километр шесть минут десять секунд! Ура!!! Я сделал этот горный марафон! Мою фамилию и страну объявили через громкоговоритель. На часах 5:32.42. Но время сегодня не главное. По крайней мере, на второй половине дистанции я пришёл к этому. Последние десять километров преодолены почти за два часа сорок минут. На шею повесили медаль из глины на длинной соломенной бечёвке, и я был счастлив!
  Волонтёр-мужчина принёс пакет с моими вещами, поинтересовался необходимостью вызова врача и проводил в рефьюг, где были установлены двухэтажные нары и можно было переодеться. Благодаря заботе Анжело, у меня были две тёплые куртки и зимняя шапка. Пару минут понаблюдал за спасателями в лимонных накидках - salvatagio, затаскивающих под руки на финиш тех, кто не мог сделать этого самостоятельно. Есть не хотелось, несмотря на хлебосольные столы. Объявили об отправлении вездехода на Пьяно Провенциано, и я успел вскочить буквально на его подножку. Даже мощной машине на спуск по этой трассе понадобилось почти пятьдесят минут. Пассажиры в большинстве своём выглядели эйфоричными. С криками и постукиванием по стеклу они поддерживали проходящих мимо знакомых. Двоим пассажирам стало плохо, и по приезду их унесли на носилках.
  На залитой солнцем площадке меня заждались родные и знакомые. Дал интервью на видеотелефон Наде, сфотографировался, встретил Тони. Его сняли, так как он не вписался во временной лимит. К площадке Пьяно Провенциано следовало подняться быстрее пяти часов. Он не выглядел расстроенным, сказал, что заболела нога, и ушёл в ресторан на паста-пати. Затем вместе мы спустились к побережью, делясь впечатлениями и переживаниями.
  На следующий день Анжело прислал мне на почту электронный диплом, из которого следовало, что я занял 48 е место в абсолюте и одинадцатое в возрастной группе.
  Я доволен тем, что преодолел этот марафон, который могу назвать самым сложным в своей спортивной биографии! Я преодолел себя, несмотря на физическую немощь. Может быть, это - очередная ода тщеславию или демонстративности, но каждый раскрашивает и проявляет себя в этом мире по мере своих возможностей и исходя из потребностей.
  
  Лионские каникулы
  "Лион - кулинарная столица Франция. Здесь самое большое сосредоточение кафе и ресторанов на метр площади..." - так начинаются почти все путеводители и отзывы о городе. Прожив в нём пятнадцать дней, я не смог оценить или найти подтверждения этому. Одно дело, когда приезжаешь в город на день-два-три, другое дело, когда едешь с маленькими детьми на довольно продолжительный срок, во время которого всё подчинено иным задачам.
  По старой русской традиции "готовь сани летом" - в декабре через www.anywayanydays.com куплены авиабилеты и на www.airbnb.com забронирована трёхкомнатная квартира. Стремительные изменения курса нефти, рубля и евро не внушали оптимизма, но отступать не приходилось. Тем более что в Лионе будет для меня первый летний чемпионат мира по лёгкой атлетике (WMAC). В марте подтвердил участие в нём, оплатив и стартовый взнос. Три дисциплины: спортивная ходьба на пять, десять и двадцать километров, два сопровождающих лица - сто девяносто два евро (ребёнок до четырёх лет бесплатно).
  "Лион - это город для тех, кто любит ходить пешком, есть камамбер и багеты" - сказала Надя после недели пребывания в нём. И я с ней согласен. Уже на этапе поиска альтернативного способа поездки из аэропорта в центр города я столкнулся лишь с вариантом - Rhone express - 15,80 €. Конечно, хорошо, когда в течение получасовой поездки на аэро-трамвае есть возможность зарядить гаджет или посёрфинговать через wifi, но после аэропорта в Осло Лион занял серебряную пальму первенства. Лишь через французского блогера узнал о возможности сэкономить 12,80 €, воспользовавшись автобусом 46 и трамваем 3. Но без интернета и на двадцать минут дольше.
  В моём арсенале свыше трёх десятков европейских и азиатских стартов, но этот город подготовился к соревнованиям лучше других, что заметил уже в аэропорту Сент Экзюпери, где на выходе из зоны получения багажа встретил двух волонтёров, которые предлагали всем спортсменам скидку для проезда на аэро-трамвае в 2,5 €. В феврале в Лионе проходил съезд рестораторов, и было приятно, что ветеранов спорта уравняли с бизнесменами! Интересно, как тогда выглядели терминалы: кастрюли, поварёшки и барные стойки? Сейчас две красные резиновые дорожки вели атлетов и всех остальных пассажиров в аэровокзал, по пути встречались прыжковые и метательные сектора. Но мы с ребёнком выбрали кросс-кантри и проигнорировали их.
  "Лион - город развитой промышленности и высоких технологий..." - вторая определительная фраза из Википедии. Это ощущается. Футуристичного вида трамваи и троллейбусы пересекают городские улицы и площади, поезда метро управляются роботами, аэропорт, в котором только self service регистрации и получения багажной бирки, причудливое здание музея науки Confluences. В метро кроме пассажиров почти не встречается человеческий фактор, весь процесс движения контролируется видеокамерами и обслуживается электроникой. Но точек доступа в общественных местах в интернет не так уж и много, автоматические бесплатные туалеты временами закрыты, а в салонах сотовой связи постоянные очереди.
   - Мы ожидали, что будете вчетвером! - радушно встретила нас хозяйка апартаментов в пригороде Лиона Pierre-Benitte мадам Конан.
  - Наш сын заболел накануне отъезда, и мы сдали их билеты.
  По её лицу пробежала тень огорчения. Она нарядила детскую комнату и приготовила для малыша кресло, надувной бассейн на прилегающей лужайке, а также корзину с игрушками. Из моих наблюдений за французскими детьми: они поздно встают с колясок и отучаются от сосок. Порой, трёхлетняя девочка с маникюром и педикюром сидит в коляске и балуется пустышкой...
  - Через три дня его с мамой выписывают из больницы, и они, возможно, присоединятся к нам! - заверил её, пока она объясняла особенности работы бытовой электроники и световой подсветки. В трёхкомнатной квартире и на лужайке насчитывалось свыше четырёх десятков разнообразных подсвечивающих устройств. Даже краны в ванной комнате имели собственные светильники, изменяющие подсветку в зависимости от температуры воды. Разобравшись с электроникой, посудой, лужайкой, постелью, бассейном, окружающими торговыми точками, обменялись подарками. Мы привезли французской семье грузинское вино и московские сладости, они презентовали нам местное пиво. Не знаю, какое мы произвели впечатление на неё, но нас квартира удивила. Помимо существенной экономии средств - двести евро на взрослого человека за две недели, мы получили отличное современное жильё. Дверь в подъезд из бронебойного стекла, в общих коридорах зеркальные панели, белые стены, белый кафель, нет намёков на мусоропровод, на крыше дома растут деревья и кусты, на прилегающей территории разбиты цветники, растут платаны и лавры. На окнах рольставни, которые являются обязательным атрибутом всех окон Лиона. Таисия первым делом попросилась на водные процедуры, а я отправился на тренировку и в ближайший продуктовый магазин.
  Пригород Лиона симпатизировал с первых шагов. Несмотря на отсутствие легкоатлетического стадиона, повсюду имелись велодорожки, да и коренные французы выглядели неравнодушными к пробежкам. Знакомство же с магазинами уменьшило мои симпатии. В памяти ещё свежи были сицилийские впечатления и продуктовая соблазнительность Италии. Здесь же в разгар лета редкий овощ-фрукт стоил дешевле одного евро за килограмм. Яблоки-арбузы-груши от двух, бананы-сливы-морковь от полутора, малина-смородина - от двадцати евро. Самыми доступными в продуктовой корзине выглядели сыры, вода, багеты и бакалейные товары. Удивился появившимся охранникам в магазинах, наличием металлических решеток на окнах, что связал с этническим разнообразием столицы региона Рона-Альпы.
  Утром следующего дня мы направились за получением стартового пакета в TIC, который располагался на главной спортивной площадке чемпионата. Чем ближе к стадиону, тем больше участников встречалось по пути. Многие были одеты в костюмы национальных сборных. Колумбия, Кабо-Верде, Тринидад и Тобаго, Сингапур и ещё сто пятьдесят стран делегировали спортсменов. Из подаренного буклета узнал, что на соревнования зарегистрировалось свыше девяти тысяч атлетов, из которых две тысячи французов.
  После проверки паспортных данных оперативно получил простенький рюкзачок с электронным нагрудным номером, бейджем, ручкой, медальоном, порошком для изотоника, картой города и буклетом с достопримечательностями. Также вручили проездной билет на семь дней, хотя соревнования проходили тринадцать. Мне показалось, что организаторы, уделив большое внимание рекламе чемпионата, что невозможно было не заметить в городе, постарались сэкономить на его участниках, и это притом, что сумма регистрационных взносов превышала миллион евро. Не было интернета, доступного питания, освежающих губок на дистанции, достойного информационного обеспечения, скидок в музеи, довольно скромно выглядели церемонии открытия-закрытия, временами не хватало дипломов, барахлил сайт чемпионата, который завис на седьмом дне проведения. Зато обед за сорок евро или фотография за тридцать пять евро продавались без проблем. Так осталось непонятным для меня, для какой цели служили два свободных от стартов дня, учитывая, что соревнования проводились на четырёх стадионах и трёх спортивных площадках.
  Но сетовать на организаторов, это всё равно, что сетовать на сорокаградусную жару, установившуюся в этом регионе и застигшую меня врасплох во время захода на пять тысяч метров. После третьего километра дистанции временами казалось, что дорожка стадиона Du Rhone вместе с палящим солнцем извергает пламя, от которого не скрывал козырёк кепки, не освежала тёплая питьевая вода. Судьи немилосердно демонстрировали жёлтые карточки, и я считал, что вот-вот наступит конец и меня с позором дисквалифицируют. Темп упал ниже пяти минут, голова не калькулировала текущее время, и после пятого замечания я уже не верил, что дойду до финиша. Когда же ко мне направился главный арбитр с красным флажком, сердце ёкнуло от страха, но он показал его индийскому атлету. Победил в этом старте немецкий ходок Стефан Борсч, которого увели после финиша на допинг-контроль. Не знаю, происходят ли допинг-скандалы в ветеранском спорте, но за четыре года участия ещё ни об одном я не слышал. Да и здесь при разговоре со Стефаном он пошутил, что сидит на эритропоэтине, а на анализы берут мочу.
  После первого старта напряжение спадает и появляется желание исследовать Лион. Несмотря на то, что мы два дня изучали его зимой 2010 года, за это время многое изменилось во взглядах на европейские города. При безусловной красоте архитектуры старинных и современных построек, грамотном планировании дорожных развязок замечались определённые шероховатости. Первая - это громадная статья расходов на помощь инвалидам и гражданам с особенностями психики. Весь транспорт, все гостиницы, вокзалы, магазины, подземные переходы оборудованы приспособлениями, чтобы облегчить качество их жизни. Везде встречается азбука Брайля и дорожная разметка на тротуарах, в метро и вокзалах, но слепые не попадались. В дополнение к тому, что все инвалиды с ограничениями по нижним конечностям имеют электроуправляемые самодвижущиеся коляски, к большинству из них приставлены социальные работники. Повсеместно встречались закреплённые на стенах коробки с дефибрилляторами. Я подумал, что французским гражданам преподают азы оказания неотложной помощи при остановке сердечной мышцы. На стадионах, в парке, на вокзале, в аэропорту и других общественных местах красовались коробки со стеклянными дверцами. Лишь в Монако дефибрилляторы попадаются чаще, но там ведь казино и крупные кардиологические клиники. За двадцать семь лет работы в системе здравоохранения лишь единожды столкнулся с необходимостью применения этого прибора в стационаре.
  Для моей же дочери было удивление наблюдать за людьми с выраженным психоневрологическим дефицитом, которые группками по десять-двадцать человек в сопровождении медработников сидели в застывших, вычурных позах в городских парках, на трибуне стадиона во время проведения соревнований. Подумал, что таким образом власти заботятся об их социальной реабилитации, или чтобы налогоплательщики видели, куда уходят их средства, или чтобы сформировать чувство вины у здоровых.
  Вторая шероховатость - это наркологические проблемы горожан, которые заметны при свете дня. Запах марихуаны, использованные шприцы, люди с отрешёнными лицами, количество которых увеличивалось с заходом солнца. Со всем этим можно мириться и не замечать, если бы не третья и, пожалуй, самая очевидная шероховатость, которая ежедневно вклинивалась в наш быт и отдых - это этническое расслоение страны, которое происходит в геометрической прогрессии. В больших городах оно гораздо заметнее. Переселенцы из бывших колоний не стремятся к ассимиляции. Они носят национальные костюмы, разговаривают на родных языках, нарушают правила приличия и постепенно вытесняют аборигенов. Мне относительно безразлично то, что некоторые из них курят или выпивают в метро, ездят зайцами, я могу стерпеть, когда они стремятся влезть без очереди или средь бела дня грабят банк на окраине. Но когда провоцируют к драке, бросают на остановке в сторону моих детей окурки, до полуночи жарят баранину на балконе, огрызаются на английскую речь, а водители автобусов-троллейбусов регулярно зажимают коляску дверьми, то на время забываешь, что находишься на родине европейской культуры.
  К старту на десять километров мы были в полном составе. Приехал мой друг и московский коллега по сборной Дмитрий Павлов, после трёхлетнего перерыва вернулся в спорт Андрей Пупышев из Удмуртии, выписали Ореста с Надей из больницы, и они прилетели в Лион через Женеву. Впервые мы выступали однородной командой по возрастной группе М40. Состав участников был как никогда сильный, и в личном первенстве надежд на медаль не было.
  Погода наладилась, а температура воздуха опустилась почти на пятнадцать градусов. Для спортивной ходьбы по шоссе в парке Parilly на асфальте разметили двухкилометровый круг с двумя пунктами для питья. Единственное - так это забыли о развёртывании гардеробной палатки для спортсменов, но благо, что поблизости были просторные и чистые туалеты для инвалидов.
  Своим выступлением, несмотря на занятое в личном первенстве седьмое место, остался доволен, так как отклонение от запланированного весной результата составило лишь четыре секунды. Да и завоёванная в команде бронзовая медаль чемпионата мира стала хорошей наградой за проделанную работу!
  - Есть ли что посмотреть в Лионе и стоит ли оставаться там на ночлег? - спросила меня подруга по facebook, которую я отношу к заядлым путешественникам.
  - В Лионе есть что посмотреть и можно остановиться на ночлег. Если не обращать внимания на новых французов, то город мне понравился. Скорее - не едой. В нём что-то есть от венецианской архитектуры (площадь Basche), что-то от Токио в новых кварталах. Особняки центра города напоминают парижские. Со всех районов города видна Металлическая башня (Tour Metalllique), сродни Эйфелевой, только меньшей высоты, без исторического ареола и туристической центрации. Считают, что здесь находится самая большая европейская площадь Белькур. В нём много храмов, общественных бассейнов-аквапарков, фонтанов и музеев. Удивился парку Tet d`Orc, его бесплатному зоопарку и многочисленным оранжереям. В парке большое чистейшее озеро, гуляют гуси, плавают лебеди, и никто не купается и не ловит рыбу, несмотря на отсутствие запретов. Удивился холму Furviere с базиликой Notre-Dame и развалинам древнеримской эпохи, много времени провёл у Розовой Башни - символа городской публичной архитектуры. Кроме того в Лионе есть что-то питерское - многочисленные дома-колодцы и что-то только лионское - это коридорного типа переходы между домами - трабули (traboule), по которым стоит тихо пройтись, чтобы не нарушать покой горожан. Или настенные картины в стиле граффити, которые то и дело встречается на домах. Удивился футуристичным трамваям и троллейбусам, которые могут ездить на аккумуляторах, вагонам метро на надувных колёсах и без машинистов поездов, интересному фуникулёру с полуторавековой историей и зданию музея "Слияние", которое в народе прозвано "дыркой" из-за ощущения того, что в стелянную крышу врезался метеорит и оставил там повреждения... - ответил я.
  Двадцать километров прошли в той же атмосфере, что и предыдущая десятка, если не считать некоторого потепления. Это отразилось на том, что ряд спортсменов не смогли дойти до финиша. В заключительном виде спортивной ходьбы организаторы расщедрились на грамоты и празднично украсили пьедестал для награждения. Сборная России заняла почётное третье место, уступив лишь Франции и Мексике.
  Несмотря на то, что французская команда выступала многочисленным составом, по количеству золотых медалей они уступили сборной Германии в итоговом зачете. Но через два дня после закрытия чемпионата мира организаторы произвели перерасчёт и переместили себя на первое место. Наша сборная из ста тридцати человек была лишь на одиннадцатом месте, обогнав на одну медаль сборную Эстонии.
  Транспорт в стране довольно удобный, за что приходится расплачиваться пассажирам. Билет на поезде в город Vienne, расположенный в тридцати километрах, обошелся в семь евро в одну сторону. Этот небольшой городок мы выбрали совершенно случайно. Интересовала нетуристическая глубинка и спокойная атмосфера. И если последнее мы получили, то по количеству достопримечательностей на квадратный километр площади он заметно опережает столицу региона. "Это один из самых богатых на памятники античной эпохи городов Франции" - гласит Википедия. И неспешно проходя по трёхкилометровому маршруту, любуясь храмами, площадями и памятниками, нам казалось, что вот такой была страна до начала массовой колониальной миграции. Тихой, спокойной, чистой, без кебабов, пиццерий и Макдональдсов. Мы получили эстетическое наслаждение от отдыха.
  
  Окинава онлайн
  - Вам надо написать заявление на отпуск по личным обстоятельствам! - настойчиво рекомендовал мне начальник отдела кадров, - это перед предстоящим увольнением.
  - Спасибо, но я не планировал ни того, ни другого...
  - В противном случае мы отправим вас в отпуск в ближайшее время, - отрезал он жёстко.
  - Хорошо, через неделю я дам ответ...
  В уходящем году уже были три поездки в Европу, но не раз ловил себя на том, что уже второй год меня тянет в Японию. После прошлогоднего сентябрьского Токио остался пласт фотографий; я подружился с тремя японцами, одна из них побывала у нас в гостях; наша дочь ходит в школу с японским ранцем рандосеру, купленном онлайн; мы пользуемся японской бытовой химией и косметикой, а малыш японскими подгузниками; да и дома мы уже год носим одноразовые тапочки, прихваченные из токийского отеля; на eBay я регулярно покупаю сенчу и гиокуро, а из матча (маття) готовлю десерты и устраиваю чайные церемонии с чосеном. Я прочитал "Записки у изголовья" Сен сё Нагон, написал японские заметки под названием "Прекрасная зелёная", посмотрел фильмы Куросавы, и она (страна) стала временами сниться. Это окружение Японией вкупе с анализом цен на авиабилеты, отели, визы и привело меня к окончательному решению. Восточно-китайские авиалинии выдали самые дешёвые билеты по критерию цена/расстояние, на букинге забронированы отели, в визовом центре стран Азии оформлен паспорт. Ещё никогда так быстро не собирался за границу. Чтобы было тепло поздней осенью, остановился на Окинаве, учитывая, что историей династии Рюкю увлекался в школьные годы.
  Информации на русском языке немного, на английском чуть больше. "Долгожители из японцев, самые высокие цунами, родина каратэ, самые ожесточенные бои второй мировой, самые зелёные и чистые острова, самый большой марафон в самом маленьком городе, самый большой океанариум..." Но о жизни ни слова. Зато сайты окинавских деревень с подробными путеводителями, что у них там можно делать и куда ходить, отличались изысканностью и вкусом. А прочитав сагу о ириомотских кошках, в котором водителя такси, сбившего четвероногого аборигена и делавшему ему искусственное дыхание, обвинили в нетрезвости, я даже придумал созвучный синдром "кота острова Ириомотэ".
  В Шереметьево я почувствовал уважение со стороны соотечественников, когда меня пропускали сквозь строи жующих, орущих, снующих туда-сюда китайцев, увешанных рюкзачками и термосами. "Россияне вне очереди, - комментировала разрисованная дама средних лет и, заслоняя руками напирающую братию, - мальчик, не стесняйся, проходи вперёд". От неожиданности обернулся, но за спиной только непонимающие английский китайцы, летящие очевидно транзитом через Москву в Шанхай.
  Ночью не спалось. Китайцы - шумный народец, а в салоне их свыше девяноста процентов. Я читал "Чума" А.Камю и наблюдал за передвижением самолёта по электронной карте монитора. Через семь часов началась посадка в Шанхае. Раньше времени, - подумал про себя, - видимо, маршрут изменили. На улице плюс три, что прохладно для этой части Китая. С перепалками пограничник поставил мне штамп в паспорт о том, что разрешено в течение суток пребывать на территории страны. Дважды проверили багаж, поинтересовались, не везу ли я фрукты-овощи, свинину. Я не вёз. Только шоколадки на подарки.
  По многочисленным переходам попал в небольшой зал ожидания. Изучил ассортимент одной торговой точки: чаи, сухое мясо, финики, конфеты. Российские пассажиры испарились. Английским из присутствующих никто не владеет, бесплатный интернет тормозит. Несмотря на то, что до вылета ещё пять часов, я ищу свой рейс. Всё же спокойнее, когда знаешь, с какого терминала вылетает твой самолёт и у какой стойки его ожидать. Табло с рейсами зависло. Поспать или побродить? Внезапно ко мне подбегает девушка в форменной одежде и просит показать мой московский билет, после чего она чуть ли не впихивает меня в набитый до отказа автобус с улетающими пассажирами. Мы подъезжаем к посадочному рукаву, по которому поднимаемся в Самолёт восточно-китайских авиалиний. Я пытаюсь уйти в сторону транзита, так как мне до посадки далеко. Но моя китайская соседка по предыдущему рейсу говорит, чтобы я зашёл в самолёт.
  - Спасибо, но мне надо на Окинаву.
  - Но мы летим в Шанхай.
  - А разве мы не в Шанхае?
  - Нет, мы в Сиане...
  Я повторно удивился, что спустя полтора часа хождений по аэропорту доселе неведомого мне города Xian вновь оказался в том же самолёте на том же месте и случайным образом.
  Наха встретила субтропическим тёплым ветром. Белоснежный аэропорт, чистые залы и тротуары, интуитивные указатели и удобное расположение объектов транспортной инфраструктуры, множество туристических буклетов и карт. И, конечно же, человеческий фактор. Улыбки, доброжелательность, учтивость, вежливость. Штамп в паспорте, короткая беседа с вежливым таможенником: "не бывал ли я последние три недели в Гвиане?", и я на монорельсе разглядываю городские строения, отдалённо напоминающие собой ласточкины гнёзда.
  На каждой станции бесплатные хот-споты для выхода в сеть, поэтому без труда нахожу свой отель. Воплощаю японскую традицию амае в жизнь и дарю девушке с ресепшена бабаевский шоколад. Она неподдельно удивилась и потом ещё трижды благодарила и помогала вызывать лифт.
  День закончился пробежкой по городским паркам и походом в супермаркет за ужином. Традиционно ухожено, благоухают неведомые цветы, тартановые дорожки. В сетевом супермаркете Aeon бесплатный интернет, кассы самообслуживания, столики для приёма пищи посетителями, СВЧ, термопоты, салфетки. Цены на морепродукты ниже, чем на овощи-фрукты, мало импорта. Знакомство с Нахой состоялось!
  
  ***
  В Японии у меня наступает вынужденная бессонница. Сказывается шестичасовая разница во времени. Ничего ведь особенного не произошло, но в голове крутятся события вчерашнего дня. Как будто я попал на другую планету. Парки. Тартановые дорожки для бегунов и ходоков. Сияющие чистотой бесплатные туалеты. Питьевые фонтанчики для взрослых и детей. Машины по продаже горячих и холодных напитков. Тренажёрные комплексы и аккуратные теннисные корты в окружении пьянящей ароматной зелени субтропиков. Или взять сетевой магазин Aeon. Да, дорогие фрукты и овощи, зелень и молоко, но зато морепродукты и мясо удивляют чиповостью. Хотя, если приглядываться - удивляет всё! Картошка и морковь, яблоки и киви, продающиеся штучно и по кучкам с сопутствующими фотографиями аграриев; нет гнили и второсортного товара, временами кажется, что это муляжи из пластика; мега-выбор даров морей с тридцатипроцентной вечерней скидкой, риса и зелёного чая; уголок-столовая, где на каждом столике лежали влажные полотенца для рук, деревянные палочки для суши и риса, пластиковые ножи-вилки, имелась СВЧ-печь и электрические розетки для гаджетов, за сто йен можно купить стакан чая или кофе, работал бесплатный wifi и термопот с горячей, тёплой и холодной водой. От того, как меня обслуживала девушка-кассир, я чуть не расплакался, хотя сентиментальным себя не считаю. Называя товар и цену, она упаковывала мои продукты в пакет, как образцовая домохозяйка, чтобы ничего не раздавилось и не сломалось. В пакете предусмотрены завязочки под ручками, дабы по пути ничего не выпало. Двумя руками она взяла бумажную купюру и опустила её в кассовый аппарат, который сам отсчитал сдачу. Она встала со стула, протянула её с поклоном, улыбкой, двумя руками и словами благодарности. Я к этому уже был морально готов после прошлогоднего визита в Токио, но отвык за год.
  Да и мой маленький тридцатипятиевровый номер удивляет не меньше. Пультом управления на сиденье для унитаза с двумя десятками кнопок, добротной сантехникой и смесителем с терморегулятором, набором для личной гигиены из полутора десятков предметов или светом, регулирующимся поворотом ключа от входной двери в специальном гнезде. Япония - это ребус, который постоянно решаешь, - подумал про себя. На часах четыре сорок, и я убегаю на утреннюю тренировку встречать рассвет и удивляться...
  6:30 Окинава вызывает маниакальный подъём настроения. Или, если быть точнее - гипоманию. В пять утра открываются магазины и кафе. Навстречу попадаются бегуны и ходоки. Путь "куда глаза глядят" привел меня в атлетический парк, расположенный в центре города. Что делают жители Наха в пять утра? - задал я вопрос сам себе.
  Первое, с чем я столкнулся, так это бездомные маститые кошки, которых старички и бабульки подкармливали шариками "Вискас". Собак здесь не уважают, так как ещё не встретил ни одного беспризорника. Другая категория граждан облюбовала тартановую дорожку, проходящую между спортивными объектами (бейсбольным стадионом, теннисными кортами, бассейном, тренировочными полями для лучников, футболистов, тренажёрами), храмом и ландшафтными изысками. Третьи - в белоснежных кимоно и разноцветными поясными повязками - готовились на будокане к утренней тренировке. Четвертые выполняли гимнастику и массировали стопы на специальных тренажёрах. К шести утра в парк стали стягиваться школьники, а я спустя час забежал в family mart за утренним завтраком. Это сетевой магазинчик "шаговой доступности", в котором можно купить и горячий кофе, и фрукты-йогурты, и прочие полуфабрикаты. По пути заметил, что в городе почти отсутствуют урны. Чаще попадались специальные бачки для окурков. Интересно, чем и как они поддерживают такую стерильность в городе, ведь и дворников я тоже не встретил.
  2:30. Вчера заснул за компьютером. Успел разместить лишь две фотографии в инстаграме. Мега-день, в котором прошёл пятьдесят километров за одиннадцать часов. Так ориентировочно показал счётчик шагов. Звонки пациентов вытянули из сновидений.
  Перед получением визы составил обязательный план поездки для консульства и для себя. Музеи, замки, рынки, города. Но начал с обычной прогулки, где ориентирами на карте навигатора выступали парки и скверы. Хотелось просто окунуться в город и побродить по его узким улочкам отдалённых кварталов. Но знакомство начал с центральной городской артерии Kokusay dori, которая соединяется с торговой улочкой Mutsumibashi dori. Она носит обобщающее название рынка - Hi Street Market. Последних в трёхсоттысячном городе несколько: Makishi, Heiwa-Dori.
  В восемь утра на улицах довольно оживлённо. Школьники в форме, студенты в белых рубашках и чёрных галстуках, горожане, торопящиеся на работу. Все соблюдают ПДД и ждут, когда мелодичные светофоры подадут сигнал. Туристов немного, так как пляжный сезон позади, несмотря на комфортные двадцать пять тепла. Наха готовится к Новому году, и в городке возводят стилизованные ели.
  Ездить и ходить по городу довольно удобно. Разноцветный асфальт комбинируется с резиновым напылением на крутых спусках-подъёмах, в местах, где есть тротуары, повсеместно антискользящая плитка. Поначалу, конечно, непривычно праворульное движение, но быстро подстраиваешься. В некоторых местах имеются предупреждающие о цунами таблички с указателями высоты волны. Максимальная из встреченных - восемнадцать метров. Здесь же и колокола-набаты. Почти на всех домах, воротах гордо восседают керамические или фарфоровые львы - шиса (окинавское божество собака-лев).
  Пока рыночные торговцы раскладывали свой товар, я зашёл в соседствующий с ним универмаг с вывесками Taxe Free. Последнее, как мне показалось лишь заманивало покупателей, так же, как и гигантские экраны и доносящаяся из торговых залов японская музыка. Временами складывается ощущение, что японцы - это большие дети, так как в дизайне одежды, автомобилей, упаковке, архитектуре они используют много ярких цветов, увеличивая игрушки до насущных потребностей. Привычная европейцам строгость и взрослая деловитость у них довольно редки.
  В торговом центре на меня обращали внимание лишь видеокамеры и кассиры с непременным "хосэ-масэ" или "здравствуйте". Они не вмешиваются в твоё личное пространство по своей необходимости, зато, если задаёшь вопрос, то получаешь исчерпывающий ответ, но чаще на японском языке. В супермаркете внимание привлекли рисоварки и стульчаки. Что с первым, что с последним европеец редко сталкивается.
  Рис можно приготовить в кастрюле, максимум в пароварке. Никто для него не будет покупать агрегат или кастрюлю за 60000-80000 йен. Такое встречаешь только среди японцев. Не знаю, как варят рис в здешних кафе и в пунктах питания при магазинах, но я себя не могу отнести к рисовым гурманам, и он мне кажется просто вкусным. Кстати, в магазинах он продаётся преимущественно белым, в таре от килограмма до пяти.
  Второй атрибут жизни, очевидно, навязан окинавцам японскими электронными концернами Panasonic, Hitachi и др. Встретить в стране обычный стульчак можно даже далеко не в каждом общественном месте, кстати, последние все бесплатные. Цены на отдельные экземпляры соотносятся с рисоварками. Простые атрибуты мне не попадались. Курс йены к рублю на день моей поездки составил два к одному.
  С первых дней стал готовиться к предстоящему отъезду и поэтому присматривался к сувенирам. Что можно привезти с острова аутентичного кроме чая? Авамори - ликёр или сакэ. Бывает выдержанный 5-10 лет, который упакован в коробочку и напоминает внешне одеколон. Ещё не пробовал. Можно сушёного мяса змеи или тунца, который схож с поленницей. Керамика, конфеты, десерты с чаем матча (маття), шоколад, какао, рис, изделия из сладкого тростника, ананасы, огурец-гойя, овощные папайи, специи, как варианты подарков. Наверное, что-то ещё, помимо традиционных магнитов.
  Рынок. Мне кажется, что по нему можно судить о менталитете населения. Я провёл на нём два часа, и показалось, что недостаточно. Никто не зазывал попробовать их товар. Отвечали на вопросы о стоимости, сами предлагали скидку. Так у бабульки на рынке купил ананас и две спелейшие папайи за четыре сотни йен, что в магазинах в разы дороже. У другой я продегустировал коробочку с "морским виноградом". Внешне схож, только мелкий и без косточек, а по вкусу - водоросль, последействие - сухость и жажда гарантированы на пару часов. Третья поджарила мне рыбу неизвестного отряда, купленную в рыбном ряду. Никто не запрещает фотографировать, идеальная чистота и нет неприятных запахов. Некоторые принимают только наличные деньги. Кстати, обменных пунктов я не встретил, валюту обменивают банкоматы.
  После рынка я устремился в парки. Oishi, Shikina, Shurijo, Sueyoshi и более мелкие, которые попадались на моём круговом маршруте по городу. Чистые, бесплатные, малолюдные. Часто встречаются породистые кошки и предупреждающие таблички на газонах, что в них водятся змеи - с телефонами экстренных служб при укусе. Поначалу страшно, но потом адаптируешься. В одном из них наведался в мавзолей с музеем за триста йен, в другом - в средневековый замок, но удовольствие на любителя.
  В связи удалённостью на острове почти нет выходцев из Африки и арабских стран, почти не встречаются европейцы. Хотя жить здесь дешевле, чем в Токио или Москве. Арендовать квартиру (1-2-3) стоит 30-35-40 тысяч йен в месяц, а за пару-тройку миллионов можно и купить, если верить рекламным объявлениям агентств недвижимости.
  
  ***
  От вчерашнего хождения осталась небольшая усталость и потёртости, поэтому мокасины поменял на кроссовки, а длительные прогулки - на автобус. Сконструировал по карте поездку в Okinawa World, с тем, чтобы захватить ещё и Мемориальный комплекс или Музей мира.
  Найти нужный автобусный маршрут на Naha bus terminal, занятие не из лёгких. Ведь нигде не объясняют, что они выезжают из разных мест, да и слово "терминал" у меня ассоциируется с вокзалом, кассами, ожидающими на скамейках пассажирами. Лишь после тридцатиминутного хождения по навалившейся тропической жаре заметил, что автобусы отправляются с площадок, разбросанных по близлежащим кварталам, а на площадке терминала ведутся земляные работы. Второе затруднение - это разобраться с оплатой. На входе водитель предложил билет, но денег не взял, хотя я и предлагал. Я думал, что бесплатно, но потом заметил на лобовом стекле для пассажиров табло-счётчики, как в такси. Все разбиты на зоны и по мере поездки ты знаешь, сколько накатал йен. Перед выходом протягиваешь билет и вставляешь монеты в специальный монетоприемник. Купюры крупнее тысячи йен не принимают. Автобусы едут небыстро, с частыми остановками, в среднем пятнадцать километров в час. Сами салоны тридцати-сорокалетней давности, но чистые, с кондиционерами, шторками на окнах. Повсюду предупреждающие таблички о запрете мобильной связи. Для удобства пассажиров имеется бесплатный интернет. Если скучно, то можно просто посмотреть по сторонам на леса и дома, поля и сады. Обратил внимание на то, что окна домов у окинавцев преимущественно зарешёчены, либо вставлена проволока в стёкла, да и размер у них невелик. На белоснежных тротуарах (только в Японии встретил белый асфальт) же безлюдно, большинство жителей трудятся в парниках и на полях.
  Okinawa World поразил тропическим садом и пещерой протяжённостью один километр. Я бывал в крымских и абхазских, но здешняя выше по сервису, чистоте, безопасности. Аудиогид, телефоны экстренной службы, дефибрилляторы, удобные мостки, иллюминация и нет надсмотрщиков. Запрещено бросать монетки в подземные реки и озёра и фотографировать со вспышкой, но японцев это не останавливает.
  В тропический сад (Tropical Orchard) зашёл дважды. Не смог себя сдержать, чтобы не полакомиться висящими на деревьях сочнейшими ароматными карамболями и чиримойей. На втором заходе взял и про запас немного. От этой детской привычки никак не могу избавиться - рвать, что висит. Я так и питахайю с маракуйей сорвал ненароком. Своеобразная фруктовая клептомания, во время которой адреналина выделяется, как перед стометровкой.
  После этого на деревню Kingdom Village и лубочные танцы смотреть скучно. Честно говоря, сложилось впечатление, что местные тяготеют к магии цифр пятьсот и тысяча йен. Стаканчик купить, который здесь же сделан, с питоном на шее сфотографироваться - тысяча, пиво местной пивоварни выпить или традиционный халат примерить на фото - пятьсот, экскурсия на сигвее четыре тысячи и т.п. Собственно-то и достопримечательностей здесь особенных нет - больше развлечение для шумных галдящих школьников, которых везут сюда со всего острова. Некоторые бесцеремонно предлагают сфотографироваться, девочки-подростки просто здороваются и улыбаются. Наверное, я для них тоже этакая достопримечательность...
  Из центра развлечений прогулялся семь километров до мемориального комплекса. Идти по белоснежному тротуару непривычно. Навстречу попадались несущиеся хромированные грузовики и ветряные мельницы. Встретил синий предупреждающий знак о цунами с отметкой сто десять метров. Это своеобразный рекорд из моих наблюдений.
  Музей мира - это своеобразный японский Освенцим. Здесь в 1945 году погибли двести тысяч местных жителей и двадцать пять тысяч американских солдат. Фотографии, инсталляции, видеопроекторы, каски и обмундирование, подземелье, могилы и надгробия из чёрного мрамора рассказывают о событиях семидесятилетней давности.
  
  ***
  Ночью пробуждался дважды. То звонки с работы, то духота в номере не давали уснуть. Открывал окно и слушал шум тропического дождя. Он то нарастал, то немного стихал. Утром дождь лил с не меньшей интенсивностью. Через минуту бега я промок полностью. Но он был тёплый и напоминал о лете. Луж не было, и бежалось комфортно. Что на тротуарах, что на проезжей части - многочисленные сливы, которые выполняли функцию коллекторов. Я их поначалу и не заметил.
  Жизнь горожан особенно не изменилась. Лишь количество зонтов увеличилось. Многие дамы и в солнечную погоду носят их вместе со шляпами. Надо сказать, что зонт - местный уличный аксессуар номер один, за ним идут одноразовые маски. Даже в Onoyama Park дети в масках играли в футбол, а взрослые - в теннис и бегали. Вообще дети очень спортивные на острове, их ещё с детского сада привлекают к групповым видам спорта: футбол, регби, бейсбол. Последний, наверное, лидирует. Сказывается американская оккупация.
  Сегодня у меня переезд на остров Сесоко (Sesoko), что в семидесяти километрах от г. Наха. Путь недалёкий, с одной пересадкой в г. Нага.
  Из-за вчерашних мытарств с автобусом вечер провёл за изучением сайтов окинавского публичного транспорта. В итоге - всё равно сорок минут искал остановку в Bus Terminal. Водитель сто двадцатого маршрута порекомендовал мне воспользоваться следующим сто одиннадцатым, который в два раза быстрее везёт пассажиров (девяносто минут). Несмотря на форменную фуражку с кокардой, как у наших моряков, белые перчатки и под стиль этого голубую рубашку, он вышел из салона и показал мне на столбе расписание сто одиннадцатого маршрута. Езда на автобусе - недешёвое удовольствие, несмотря на то, что бензин стоит сто йен за литр. За проезд по платной дороге и шестьдесят километров я заплатил 2100 йен, но альтернатива - лишь аренда машины (проезд по Okinawa Expy стоит 1020 йен). Но зато можно полюбоваться пейзажами. На севере острова доминируют лесные и горные массивы. Довольно часты таблички "caution animals" с изображением лесного кабана. Иногда автобус поднимался на горные вершины, с которых по обе стороны было видно море.
  Остров Сесоко был выбран из-за недорого отеля - двадцать восемь евро в сутки. Но когда я увидел его воочию, соединяющегося с Окинавой протяженным белым металлическим мостом, неосознанная гордость проснулась во мне. Изумрудные лагуны, белые песчаные пляжи, зелёное буйство.
  К японским отелям невозможно привыкнуть. Каждый раз какое-нибудь ноу-хау. Например, в Tilla SeaQ надо входить без обуви. Для гостей припасены тапочки. Оплату за проживание я производил банковской карточкой через сотовый телефон Apple, в который был воткнут маленький штекер для считывания. Да и внутри номера всё было продумано до мелочей. Зачем, например, уменьшать площадь номера ванной, туалетом и умывальником? Можно создать стеклянную перегородку, занавески, которые моментально складываются и сдвигаются. Радовали также наличие общественной кухни и бесплатной прачечной, велопрокат и редкость посетителей. Вблизи отеля имелась и пиццерия с неитальянским названием Кукавука. Ещё по прошлогодней поездке я заметил любовь японцев ко всему итальянскому. Пиццы, спагетти, кофе, кухня, одежда, обувь. Но они как-то всё переиначивают на азиатский манер, как и мы - их суши с сашими. То же и в отношении ширпотреба, который представлен в большинстве своём фейковыми марками и произведён китайскими умельцами.
  Переодевшись в сухое, отправился на знакомство с островом. "В окружности семь километров. Население семьсот двадцать один человек. Жилые дома четыресто сорок два. Промышленности нет. Сельское хозяйство представлено выращиванием бахчевых культур, сахарного тростника, питахайи. Ремёсла: вышивание и роспись, гончарное производство. Два магазина, семь кафе, два пляжа, четыре отеля, биосферная обсерватория, прачечная..." - выдержки из пояснений под картой острова неподалёку от муниципалитета.
  Заходя по очереди в перечисленные заведения, я не смог не удивиться. Всё перечисленное было в наличии. Мастерица расписывала чашки и чайники.
  - Сколько стоит вот этот чайник?
  - Три тысячи.
  - А какой у него объём?
  - Сейчас измерю.
  Она принесла мерную колбу с комментарием "четыреста миллилитров..."
  - Спасибо... маловат будет. Зайду за чашками к вам в понедельник.
  - Аригато. Хосе масэ.
  - Хосе-масэ, аригато! - как таинственные заклинания пожелали мы друг другу.
  Тот же ритуал повторился в пошивочном павильоне. Я ненароком оторвал мастерицу от росписи ткани, чтобы купить самодельных открыток с местными птицами.
  Не знаю, чем заняты сельчане в субботу, но дороги выглядели пустынными и я наслаждался дождём, тишиной и свободой. Всё же Наха - это каменные джунгли, несмотря на свои прекрасные и ухоженные парки, и там чувствуешь себя запертым в клетке. А здесь - дыши полной грудью, кричи и пой. Даже архитектура здешних домов иная. Окна в полный рост, стены белые, фиолетовые, оранжевые, и заборы почти отсутствуют, а вокруг оранжереи из диковинных пёстрых цветов и деревьев, только что не подписаны. Одни хозяева свои стиральные машины разместили на террасе, а другие выбрали для жизни дом на колёсах - этакий гигантский трейлер.
  Я же до наступления сумерек - а темнеет здесь в шесть - направился на дальний пляж, чтобы открыть сезон в Восточно-Китайском море. Табличка о том, что купание после половины шестого вечера запрещено, меня не смутила. Сердце наливалось радостью от того, что сбежал от цивилизации, от того, что иду по белоснежному песку, промокший, под зонтом, ноги обдают тёплые волны, и вокруг ни души. Температура воды даже показалась выше, чем воздуха. С соседних островов мигали маяки, освещая морские глади. Искупавшись, с новыми силами ушёл на поиски ужина...
  С наступлением темноты дома и автоматы по продаже бутылочных и баночных напитков, а также мороженого играют роль уличного освещения. Сквозь незанавешенные окна видно, что в некоторых сохранился ещё традиционный уклад: сидят на циновках, обувь на улице, носят кимоно. В один из них я ненароком зашёл, так как увидев объявление на японском и строй бутылок в баре с десертами на столе, подумал, что это кафе. Меня не поняли, как и я их, мы что-то прошептали друг другу и, поклонившись хозяевам, я ушёл.
  
  ***
  Пробежка по острову показала, что бахчевых культур здесь не выращивают. Значит, информация муниципалитета была устаревшей. Да, сахарного тростника много, растут помидоры в теплицах, манго и питахайи под сеткой. Наверное, чтобы птицы не склевали. Эти фрукты у окинавцев в почёте, как и карамболи. Они продаются наборами в красивых картонных ящичках, которые можно отправить по почте.
  Это была моя первая пробежка по дикой окинавской природе. Пели птицы, морской ветер вихрастил волосы, кроссовки собирали остатки ночного дождя. Временами всматривался в тропинки, чтобы не потревожить заснувших рептилий. Правда, последний смертный случай от укуса хабу был одиннадцать лет назад, не хотелось испытывать судьбу.
  Отметил, что на острове есть долгострои. Один из них - это биосферный комплекс, который, очевидно, планировался как крупный шестиэтажный отель. Его здания высятся над лучшим в округе островным пляжем. Ненароком прошёлся по первому этажу. Здесь уже проведены коммуникации, но почему-то строители съехали с него. Японцы умеют строить. Всё добротно, основательно и кажется, что такие стены выдержат небольшое цунами или землетрясение. Также наткнулся и на кемпинг. На Окинаве их довольно густая сеть, расценки от трехсот йен в сутки с взрослого при установке палатки. Но этот из-за низкого сезона закрыт. Аккуратные таблички и стрелки, как в пионерском лагере: кухня, душевые, столовая, прачечная, wifi и другие. Вчера отказался от брони двух отелей, так как решил исследовать северную малонаселённую часть Окинавы - деревни Хигаши и Кунигами, где отелей нет. В окрестностях первой - три кемпинга, во второй - один. В горах Кунигами американские морские пехотинцы построили тренировочный центр, и было бы интересно посмотреть, как у них там. Изначально кемпинги нельзя было забронировать, так как мне бы отказали в получении визы. Не знаю, что у меня из этого получится, но отдых на природе мне импонирует больше чем жизнь в городе.
  После утренней пробежки устроил заплыв, оставив часы, поясную сумку с деньгами на берегу. Немногочисленные японцы смотрели на меня с удивлением. Они даже не снимали одежду, а фотографировали себя на фоне природы.
  Солнце поднималось в зените, тучи за ночь сбежали, и вода приобрела приятный лазурный цвет. Пальмы, экзотические растения, покрывающие белые вертикальные острова и свисающие в воду. Временами казалось, что находишься на съемках фильма "Аватар".
  В сегодняшних планах был аквариум, но подумал, что в воскресенье детишек будет двойная порция, а дети - они и на Окинаве дети и ведут себя подобающим образом. Поэтому, взяв в отеле напрокат велосипед, уехал на "пляжный" фоторепортаж.
  Пунктом назначения был город Наго, что в двадцати километрах, и расположенная в его округе ананасовая плантация - Nago pineapple park. Поездка получилась небыстрой, так как достопримечательности попадались довольно часто. По пути останавливался для фотозарисовок то каменно-добывающего предприятия и автохранилища-свалки, то природных экзерцисов и шишковидных деревьев.
  Спустя два часа взмокший, уставший, но довольный добрался до цели - ананасового парка, перед входом в который высился десятиметровый памятник ананасу. Входная плата шестьсот йен. Перед посадкой в электромобиль в форме жёлтого, разрезанного ананаса, которым управляет робот, предупредили о запрете любой фото- и видеосъёмки", но местных туристов это не останавливало. И мне пришлось последовать их примеру, так - снимок от фотографа парка стоил тысяча триста йен. После автопоездки и пешеходной экскурсии я наткнулся на бесплатную дегустацию изделий из свежих здешних ананасов, лимонов и винограда. В ассортименте были шампанское, вино (от пяти градусов), сиропы, соки и варенье, бисквиты, консервы, сушёности и прочее. Многочисленные девушки в жёлтых и зелёных костюмах то и дело спрашивали, не за рулём ли я. Сказать, что тонкий вкус - не могу. Но экзотика ещё та!
  Вечер провёл в романтическом стиле со встречей заката на велосипеде, но на этот раз вышло на сорок минут быстрее.
  
  ***
  Кажется, я адаптировался к японскому времени. Проснулся за пять минут до будильника на телефоне. В семь двадцать обычно встаю на работу. Спать уже не хочется, хотя вчера засыпал над буквами на клавиатуре. Сквозь банановые листы и жалюзи на окне пробивается яркое солнце. На пробежке понял, почему окинавцы так схожи с детьми. Вокруг порхали бабочки, стрекозы, пели птицы, на асфальтированные тропинки выползали улитки, и я боялся ненароком их раздавить, перепрыгивая через них. Я бежал через хаотично разбросанные серые фамильные надгробия и капустные поля с тростниковыми зарослями и улыбался этому дню. Иногда встречались фермеры - пожилые сесоксцы, приехавшие на ржавых джипах и велосипедах. Мы здоровались или кланялись друг другу, глядя в глаза, как старые приятели. А потом встретился биосферный заповедник. Белоснежный, цементно-стеклянный, напоминающий космическую станцию, вокруг которого бегали полудикие кошки и были установлены самодельные таблички под кустами "осторожно, здесь живут хабу". Кажется, что их рисовали дети. Я нашёл не указанный на карте песочный пляж, спрятанный под навесными скалами, в тропических деревьях с колючими листьями и гигантскими ананасоподобными шишками и, конечно же, не смог не искупаться и понырять. А потом в волнах собирал разноцветные ракушки, как в своём далёком детстве. И не жалел, что не взял фотоаппарат, так как сразу бы стал взрослым. Уходить не хотелось, но местное солнце вчера подпалило меня, а сметаны в их магазинах отродясь не видали.
  В отеле либо все ещё спали, либо уехали на работу, экскурсии. Я вообще не знаю, много ли в нём живёт постояльцев, так как шумов эффектов они не издают... И как в далёком детстве я варил себе овсяную кашу из японского молока и тульских хлопьев и в придачу с вареньем из питерской мелкой вишни. Лишь чашка кофе напомнила мне о том, что пора взрослеть хотя бы на время. А потом взять вещи и пойти смотреть на рыбок и акул в океанариум, что в пяти километрах от меня...
  Пять километров растянулись в десять и два с половиной часа. Я заметил, что чем медленнее двигаюсь по местности, тем больше замечаю, и соответственно больше интересного попадает в объектив фотоаппарата. Ещё утром размышлял, стоит ли отдавать тысячу за аренду старого, маленького китайского двухколёсника с ржавой цепью и четырьмя передачами, но утром решил, что он не стоит этих денег. И правильно. Иначе бы я не заметил рыбака с удочкой в хирургической маске ловящего рыбу с пирса. Как спросила моя знакомая, увидев его фото в инстаграмме:
  - А он болен или это прикол у них такой?
  - Очевидно, что он не болен с европейско-российской точки зрения. Треть населения надевают маски, а сегодня встретил дорожных рабочих в респираторах. Хотя и есть симптом мизофобии - страх загрязнения, но думаю, что ему подвержена вся нация.
  Везде дезинфекторы, везде аэрозоли, обувь на улице, влажные салфетки в кафе, а магазины бытовой химии - это клондайк для любой домохозяйки. Перчатки для протирки пыли - полезный и незаменимый аксессуар! Не буду углубляться в подробности, так как тут и до шизофрении можно дорассуждаться...
  Не встретил бы бабочку, которая внешне напомнила мне маленькую птицу. Она неспешно перелетала с красных бутонов неведомых мне цветов, грациозна махая черными крыльями. Не остановился бы у ядрено желтой мороженицы, чтобы попробовать местного окинавского мороженого. Конечно, я пробовал уже здесь мороженого из зелёного чая матча из уличного морозильного автомата. Ну, вкусно, но всё равно чем-то напоминает итальянское желато. А окинавское в кафе - это нечто! Опять вспомнилось детство, когда украдкой от мамы я ел снег. Так вот, оно из снега! Ни капли молока во вкусе. Снег, приправленный манговым сиропом и украшенный замороженными кусочками этого фрукта. Даже на макросъёмке видны кристаллы льда. Не зашёл бы в магазинчик, в котором окинавский Папа Карло из местного бука-тиса строгает детям и взрослым игрушки.
  - Гутенг таг, херр!
  - Хосэ масэ! - я ему в ответ...
  - Вэ а ю ком?
  - Раша!
  - Не слышал... Это где? (это уже в переводе с английского)
  - Руссо... Москоу! - вспоминаю итальянский.
  - А, Русси! Знаю такую страну. Жарко на Окинаве?
  - Комфортно! - а сам вспоминаю, что вчера в Москве выпал снег и очевидно началась зима.
  В общем, мы поняли друг друга. Я пересмотрел и перетрогал всё, на что падал глаз. Представил себя на месте своего сына, выбрал машинку, и по-взрослому поторговался с дядечкой. Он сбросил три сотни йен, красиво всё упаковал, подложив под подарок соломку, дал буклет, пакет, и мы распрощались.
  Или рабочих, прокладывающих кабель под тротуаром. Окинавские рабочие - ещё те мизофобы! Белые каски, белые резиновые сапоги, белые респираторы и костюмчики цвета выгоревшей морской волны. Так вот, они временно сделали на дороге попеременное одностороннее движение, снабдив это предупреждающими знаками, мигалками, стрелками, переносными цветочными клумбами и регулировщиком с белым флагом, который кланялся некоторым водителям и одинокому пешеходу... то есть мне. Не знаю, хотел ли он фотографироваться или нет, но в кадр попал. Такого больше нигде не увидишь.
  Так нескучно я дошёл до океанариума - Okynawa churaumi aquarium. Уже на подходе я понял, что тишиной здесь не пахнет, несмотря на понедельник. Школьники и студенты массово приехали сюда в понедельник, чтобы посмотреть на рыбок, акул и черепах. Как выяснил на кассе, вход для них бесплатный, с меня же взяли 1800 йен. Радовало, что в Москве не дешевле. Океанариумы я посещаю везде, где бываю. Два десятка уже видел, как минимум. Сам увлекаюсь аквариумистикой со школы и содержу три аквариума. Но местный аквариум - это нечто! Говорят, что в мире только атлантский крупнее. Не знаю, обычно к заявленным объёмам воды и количеству обитателей в них я отношусь скептически. Не измерить и не посчитать. Основное - это ощущения и комфорт. Пусть у них wifi сигнал хуже, чем в продуктовых магазинах Lawson, но сюда не за этим приходят. Пусть такие же ряды бесполезных сувениров и привычный покупательский ажиотаж. Всё можно списать на менталитет японцев. А 99% туристов - это местные. Но видели ли вы, как кормят трёх восьми-десятиметровых акул с полусотнями скатов, как аквалангист в чёрном гидрокостюме и белых ластах, судя по бёдрам - женщина, умело жонглирует губкой по стеклу между ними, как светятся глаза у рыб в рыбном планетарии и многое другое, от чего непроизвольно открывается рот...
  Потом были черепахи, морские котики и дельфины. Всё бесплатно, даже получасовое шоу с пятью дельфинами. На каждое выпрыгивание млекопитающего из воды публика громогласно завывала и награждала дрессировщиков аплодисментами. Из шума и острых ощущений я попал в тишь Тропического центра мечты. Оставался час до закрытия, солнце садилось, поэтому я сомневался, тратить ли шестьсот восемьдесят йен на него или нет. Но девушка-кассирша в кимоно спросила, есть ли у меня билет из океанариума и, получив утвердительный ответ, сказала, что для меня - пятидесятипроцентная скидка. Сомнений уже не осталось, и я углубился изучать тропики. Конечно, свежи в памяти двухлетние впечатления от сингапурского "Облачного леса", но то - Сингапур, а тут посёлок Мотобу, в котором всего-то четырнадцать тысяч жителей. Но удивился и здесь. Огуречное дерево с зелёными плодами, торчащими из ствола, яичное дерево с плодами в виде желтков и ещё несколько десятков таких, о существовании которых я не подозревал. На фоне их растущие и плодоносящие джек-фрукты, питахайи, кивано, авокадо, мангостины, казались местными яблоками и грушами. Подмывало сорвать, так как контроля никакого, как и посетителей, но стыд и порядочность возобладали, и довольный собой я ушёл бесплатно исследовать эрбористерию и лесок, где было ещё более пустынно, а точнее никого, так как посетители приехали на четырёх колёсах и кто пойдет в такую даль. Протяжённость паркового комплекса почти четыре километра.
  И сегодня встречал закат на ходу, размышляя о пережитом дне, японцах и том, чем порадовать себя на ужин. Возле моста на остров Сесоко утром заприметил сетевой магазин Aeon и решил, что сырое мясо осьминога, тунца, бурый рис с водорослями, коктейль из авамори с манговым соком и чайные чипсы - будут удачным решением для завершения нелёгкого дня.
  
  ***
  Опять проснулся без будильника. Заметил, что у многих в Москве позднее засыпание, и взаимно пожелали друг другу "спокойной ночи и доброго утра". Сегодня уезжаю с острова Сесоко. Вчера отправил запрос в четырёхзвёздочный пенсион в посёлке Мотобу на ранний заезд, но ответа не получил. Обычно заезд в островные отели после трёх часов, а отъезд - не позднее десяти. В моём отеле можно и позже, но доплата пятьсот йен за каждые тридцать минут.
  В утреннюю пробежку взял рюкзачок, чтобы нарубить веточек сахарного тростника в подарок родным, но он оказался довольно толстым для перочинного ножа, и я эту затею оставил. Зато случайно обнаружил дикорастущий огурец гойя. Не знаю, как его употребляют, но вид сморщенного плода не вызвал аппетита. Тем не менее, сорвал пяток. Последнее купание в бухте, чтобы унести в памяти ощущения от моря - и в отель на сборы в дорогу. Несколько тревожно за жизнь в деревнях Кунигами и Хигаши. Кемпинги то там есть, но везде надо приходить со своей палаткой, а я так и не решил захватить её из Москвы. На букинге значится всего один отель в окрестностях села, но номер там стоит от двухсот пятидесяти евро в сутки.
  В десять отдал ключи от номера. Немного он поднадоел. Ни разу не убирали за это время и мусор не выносили, влажность высокая, порой гигрометр показывает восемьдесят пять процентов, помещение проветрить невозможно, кондиционер шумный, вчера под моим окном кто-то кого-то грыз, а потом громко свиристел. Да и с сушкой постиранных вещей некоторые сложности. В отеле есть стиральные машины, но сушильные машины под замком и требуют оплаты. Но зато у стульчака пять режимов обогрева, и я приноровился сушить на нём мокрые кроссовки и носки. С другой стороны, номер стоит тридцать евро в сутки, так что все эти огрехи можно простить.
  - У вас отъезд восемнадцатого, сэр... завтра,- сказал мне коренастый японец на ресепшене, сверяясь с разноцветной картой-графиком.
  - Спасибо, я знаю... До свиданья!
  - Так вы больше не придёте?
  - Ой, извините, что-то перепутал в своём календаре. Сейчас проверю бронирования в личном кабинете.
  Действительно, он прав, заезд в пенсион с романтическим названием "Жёлтый дом" значится восемнадцатым ноябрем. Значит, рано я попрощался с островом и с отелем. Буду сушить вещи дальше и исследовать окрестности.
  Пока шёл по островному мосту, любовался горами Окинавы и размышлял, - а не пойти ли на прогулку? Солнце парит, и там можно укрыться от его лучей. Но для начала решил уточнить, во сколько ближайший автобус в город Наго. Если ждать меньше часа, то поеду в город - искать палатку и изучать достопримечательности. Этот город - центр северной части острова. В нём проживает чуть более шестидесяти тысяч человек. У японских городов есть два символа: дерево и цветок. У Наго соответственно фикус и леукорилион. В столице Окинавы встречал рекламу местного полумарафона, который проводится почти сорок лет. Вообще окинавцы - довольно бегающая нация. В декабре в г. Наха будет проходить марафон, в котором зарегистрировалось тридцать тысяч марафонцев. Т.е. каждый десятый житель, и это притом, что регистрация довольно недёшева - десять тысяч йен - и лимит желающих был исчерпан в июле.
  Автобус был через двадцать минут, и таким образом я оказался в городе. В прошлую поездку заприметил спортивный магазин с большими надписями известных японских брендов "Asics" и "Mizuno" и сегодня зашёл в него. Честно говоря, ранее такого количества моделей кроссовок одновременно под одной крышей не встречал. Несколько сотен моделей в три ряда только двух этих брендов вместе с шиповками и марафонками. К сожалению, мужские размеры заканчивались на двадцати семи сантиметрах. Продавщица сказала, что большие спросом не пользуются. Но зато купил женские кроссовки. Заметил, что процентов девяносто кроссовок - белые и на полках обувь лежит парами, а не штучно. На острове нет снега, грязи и пыли на улицах. Последний факт подтверждают мои белые спортивные носки. Второй этаж этого спортивного клондайка был посвящен бейсболу. Сказывается американское влияние. Хотя их самих здесь почти не встречал. О палатке в магазине не слышали, и где найти - не смогли подсказать.
  Следующим на пути была комиссионка. Такие были в Советском Союзе. Бэушные товары и продукция старых коллекций - всё вперемешку. Новая четырёхместная палатка стоила десять тысяч и была довольно объёмна. Зато купил новых традиционных чашечек из японского фарфора... по сорок и по двадцать пять рублей. Такие же в обычных магазинах стоят в десять раз дороже, я уже не говорю про сувенирные лавки. Временами складывается впечатление, что островитяне - любители старья. Довольно часто встречал видеомагнитофоны и аудиокассеты, машины чуть ли не сороковых годов, а полевая техника так вообще из девятнадцатого века. Сделал вывод: "японское живёт вечно". Зато они не стесняются надписи "Сделано в Китае" и - что в магазине кроссовок, что в комиссионке - это подчёркивается, хотя разница в цене незначительная.
  От любопытства заглянул в прачечную. Восемь килограммов постирать стоит сто йен, просушить - три сотни йен. Приглянулась дизайном и просматривающимися через стекло витринами пастицерия. На них - маленькие произведения кулинарного искусства, а за стеклянной перегородкой трое мужчин колдовали над тортами. Девушка-продавщица мило разрешила отснять их товар, и я угостился пирожным, наверное, в европейском классическом стиле. Так как японские сладости весьма своеобразны на вкус, то иногда ожидая сладкое, получаешь солёное и наоборот. Довольно распространены сладкие тарталетки из местного красного картофеля.
  Завидев надпись "Городской музей", зашёл вовнутрь. На меня никто не обратил внимания. Пятеро окинавцев продолжали заниматься своими делами: чистить аквариум, читать, рисовать и мастерить поделку. Входная плата отсутствовала, и я изучал историю этого города в восьми залах, оформленных в средневековом стиле на двух этажах. В дворике музея были аквариумы с морскими рыбами, и они представляли собой фауну этого муниципалитета.
  День был жаркий, но периодически набегали низкие облака, и накрапывал дождь. Я шёл по малолюдному городу, заглядывая в открытые двери-окна, исследуя надписи и помещения, и мои мечты о палатке таяли с каждым метром. Я увидел, как делают циновки, как чинят лодки-мотоциклы, как шьют одежду, как изготавливают булки, а на острове - это редкость; привычного хлеба здесь вообще нет, но палаток не было. Английские буквы здесь редкость, хотя в туристических местах обычно все надписи дублируются на английском, китайском, корейском, а в одном встретил и кириллицу. Но здесь я был один и никто ничего не подписал.
  Выпив смуси из гойя (огурец), шиксвы (цитрус), капусты, зелени и банана, поинтересовался у хозяина, разговаривает ли он на английском.
  - Я... нет, извините, подождите минутку, - ответил он мне и набрал чей-то номер телефона. Там была девушка, которая прилично и быстро говорила на нём. Я рассказывал ей о палатке, о кемпингах и интересовался ближайшим магазином. Она что-то довольно бегло говорила о кемпингах, и я не поспевал за ней, тем более - сложнее уловить смысл, когда не видишь лица.
  Тогда я спросил у хозяина, знает ли он, что такое палатка, то бишь "tent" и показал фотографию друга в кемпинге на Монблане, что была в планшете.
  - А, тенто, окей!
  - А где купить? - и я показал знак "деньги" и google карту.
  - Вот здесь... магазин Makeman! - и он набрал в поисковике на ноутбуке магазин - и карта отразила адрес. Я сверился по карте со своим планшетом, выходило километров пять. Он предложил подвезти меня на автомобиле, но я отказался, сказав, что и так дойду, а он пусть работает. Построив маршрут через небольшие улочки, я исследовал городские кварталы. Зелёные и чистые, наполненные цветами и яркими красками. В некоторых дворах столкнулся со странной традицией - подвешивать на деревья искусственные листья, а на виноградники - бутафорские гроздья. Зашёл и в магазин подержанных автомобилей. За десять тысяч йен можно купить машину на ходу. Не знаю, правда, какую на неё дают гарантию.
  Закончились уроки, и детвора возвращалась из школ. Мальчики здоровались и кланялись мне, а девочки махали руками. В городе не принято, чтобы взрослые приводили детей из школы домой, даже первоклашек.
  Палатку я купил, а вместе с ней и чайник. Попал даже на автобус, следующий на мой остров Сесоко. Посчитал, что это удача, так как следуют всего два рейса в день.
  
  ***
  Настольные часы показывают семь восемнадцать и девяносто два процента, последнее - это влажность. Через две минуты прозвенит будильник на молчащем телефоне. В моём номере сотовый сигнал не пробивается. Настроения почему-то нет. Лицо отекло. То ли от влажности, то ли от экзотики. Радует, что друзья ещё не ложились.
  - Как ты там, на фабрике "Edwin" был? - спрашивает Женя из Гамбурга. Он вчера посещал по приглашению завод "Montblanc". А бренд - это название японских джинсов.
  - Нет, я двигаюсь на север, в горные деревни, тут эдвины не носят... Купил палатку... ухожу в мангровые леса.
  - Завещание составил?
  - Не успел... если что, оставляю тебе новенькие лимитированные эдвины, купленные в Наха.
  - Договорились!
  Палатку-то я купил. Размер её по длине сто семьдесят, по ширине сто двадцать сантиметров. Можно и калачиком свернуться. Но когда развернул, выяснилось, что это тент и в нём нет ещё двух стен. Вспомнил слова Андрея - инструктора по выживанию: "Бывших спецназовцев не бывает!" и стало полегче. В конце концов, можно купить клеёнку или большие пакеты для мусора и скотч. Он когда-то показывал, как строить жильё в лесу.
  Пробежался по набережной соседнего острова. Купаться не хочется. Позавтракать - и переход в пансион. Его хозяин прислал подтверждение, что готов принять меня на два часа раньше заявленного чек-ина.
  Пишут, что в ноябре количество солнечных часов составляет сто восемьдесят. Мне, очевидно, везёт, и, проходя мост Сесоко, любовался морской лазурью, в которой отсвечивают солнечные лучи, так что видно морское дно и рыб. На островном пляже проходила тренировка детей-аквалангистов в чёрных гидрокостюмах. Два инструктора, склонившись над ними, что-то объясняли малышам, которым на вид не больше десяти. Женщина на велосипеде в типичной японской шляпке из соломы поздоровалась со мной, сделав кивок головой. Я ответил взаимностью. Солнце в зените. Вот и мой посёлок Мотобу. В Википедии информации-то всего, что о дереве и цветке и о том, что проживает в нём немногим более четырнадцати тысяч. Когда выбирал в нём отель, ориентировался на близость гор, чтобы побродить по ним, как советовал мой токийский друг Атсуши.
  По пути встретил хозяйственную лавку с переносным освещением, оставляющим полумрак, дощатыми витринами, на которых тьма товара.
  - Хосэ масэ... Тенты есть?
  - Хосэ масэ. Тенто нет, - ответила пожилая дама из за прилавка.
  Её толстоватый супруг сидел перед входом в магазин и неспешно пил чай. На мой вопрос об английском языке последовал отрицательный ответ. Странно, неужели американцы кроме бейсбола и авиабазы не оставили больше ничего о себе на окинавской земле?
  Ответ продавца меня не остановил и я, исследовав прилавки, нашёл синюю пластиковую плёнку. Такую, из которой шили сумки для челноков. Выбрав отрез два на три метра и скотч, оплатил покупку. Хозяин лавки тем временем невольно охранял мою поклажу: палатку, чемодан и рюкзак.
  - Угощайся... это домашние конфеты из сахарного тростника! - показал он на коричневые кусочки неправильной формы, лежащие в вазе.
  - Аригато, охотно... И вы возьмите мои, - протянул я им из чемодана московские карамельки, - свитти кэндэл.
  - Аригато... ох как вкусно! Чая хочешь? Присаживайся, попьём с тобой.
  - С удовольствием.
  Позади три километра, и солнце немилосердно пекло, мою одежду можно было выжимать. Он налил мне чая, и мы заговорили о жизни. Мне кажется, что если бы изъяснялся на русском, то эффект был бы схож.
  - Куда собрался с палаткой?
  - Да вот, видишь, купил тенто, а стен у него всего одна. Вот для этого скотч и плёнка понадобились. А собрался на водопад Хидзи посмотреть, что у деревни Кунигами, а потом, может, съезжу в деревню Хигаши.
  - О, это красивые места. Но тяжело тебе с чемоданом будет.
  - Ничего, справлюсь, я - сильный.
  Я пил чай и удивлялся, как мы понимаем друг друга. Потом в голову пришла идея продолжить наше своеобразное амае, и я открыл свой чемодан, из которого отсыпал в пиалу чайного листа.
  - Вот, это чёрный кенийский чай. Попробуй с женой. Температура для заваривания девяносто градусов.
  - О, аригато... никогда не видел такого. Эй, жена, иди посмотри, что гость принёс.
  Жена пришла, удивилась, понюхала чайные листки и ушла во двор. Видимо лавка была частью их дома.
  - Угощайся, знаешь, как это называется? - спросила она, вернувшись с полутора десятками зелёных плодов.
  - Аригато, конечно знаю, это окинавская шисква... никогда ещё не пробовал.
  Хозяин подливал мне в пиалу японский чай, мы беседовали об Окинаве, дама подносила шискву, которая отдалённо напоминала мне мандарины, только более сочные, нежные и кислые. Удивительно, что необычное так рядом. Напоследок угостил их бабаевской шоколадкой и ушёл на поиски пансиона.
  Найти его оказалось непростым занятием, так как тащить в гору чемодан - пусть и по асфальту - довольно нелегко. Вскоре возле меня притормозил белый Ниссан, и водитель показал бумажку, на которой была написана моя фамилия с именем.
  - Да, это я! - обрадовавшись, ответил ему.
  Видимо, и он обрадовался, так как я опаздывал ко времени прибытия почти на час, и он, как мне показалось, ездил по просёлочным дорогам в поисках постояльца.
  - Пансион будет через сто метров. Ты с острова Сесоко пешком идёшь?
  - Да.
  Когда я зашёл в свой номер, то ахнул про себя. Конечно, я смотрел на букинге фотографии, но не особенно его себе представлял. Выяснилось, что я забронировал виллу. С большим садом, лужайкой, террасой, двумя комнатами площадью под семьдесят квадратных метров, пятью спальными местами и шестым - для ценителей циновок. И притом, что всё оформлено в японском стиле с внутренними папирусными перегородками, раздвижными окнами в полный рост, натуральными деревянными полами и дубовым сервантом с повседневной посудой, полноценной кухней, полным набором электроники и санузлом. Кроме современной техники, казалось, что всё из прошлого века. Из минусов разве что отсутствие интернета и невозможность оплаты банковской карточкой.
  - А у вас есть банк или банкомат? - спросил я у Матцудо Икуко. - У меня с собой нет достаточного количества наличности.
  - К сожалению, я вас не понимаю. Сейчас я позвоню своей знакомой, поговорите с ней.
  По телефону мы поговорили с женщиной, которая рекомендовала банк и сказала, что Матцудо отвезет меня к нему. Он извинился за салон своего автомобиля, который помимо скромных размеров был захламлён рабочим инструментом и старыми вещами. Я сказал, что это лучше и быстрее, чем идти пешком. По пути он предложил две точки общепита, но я спросил, есть ли там вай-фай. Он перезвонил, ему перезвонили, интерната на горе не было ни у кого.
  В посёлке работало одно отделение Ruykyu bank, но его банкоматы не принимали российские мастеркард и маэстро. Заметил, что табло у них загорается лишь при приближении клиента. Объявлений об обмене валюты я на острове не встречал. Взяв талончик электронной очереди, дождался своей череды и попросил кассиршу снять деньги с моих карточек. Она пригласила мужчину или офис-менеджера, одетого по правилам местного дресс-кода: чёрные брюки, белая рубашка, вместе с которым мы сходили к автоматам ещё раз.
  - Извините, но наши системы не принимают вашу карточку, - сказал он с печалью в голосе. Завидев кириллицу на карте, он спросил, - вы из России?
  - Да... а скажите, как у вас тут обстоят дела с обменом американских долларов?
  - А сколько вы хотите обменять?
  - Сто долларов.
  - Мы их принимаем... курс сто двадцать. Вас устроит?
  - Конечно, - выпалил я, так как курс обмена в аэропорту Наха через машины был похуже.
  - Давайте ваши доллары и паспорт.
  - Я сейчас привезу... деньги остались в отеле.
  Вернувшись в офис владельца, который располагался напротив банка, объяснил ситуацию, что надо съездить в отель за долларами.
  - На Сесоко?
  - Нет, в "жёлтый дом".
  Но тот очевидно не понял меня и позвонил девушке-переводчице.
  Японцы любят церемонии. Чайная, как пример. Но и обмен валюты тоже целая церемония, в которой участвовали трое: я, мужчина и дама за столом, которая не говорила на английском. Я подумал, было бы интересно, если бы она тоже звонила подруге или другу, и мы общались об обмене долларов на английском.
  - Я сделаю копию вашего паспорта, вы не возражаете?
  - Конечно, нет.
  - Вы пока заполните квитанцию. Укажите фамилию, имя, адрес отеля, сумму к обмену и подпишите.
  Я подобно школьнику выполнил его инструкции. Интересно, а для чего у них перед каждой кассиршей по двое очков в стаканчике стоят. Одни с красной, другие с синей оправой. Захотелось примерить. Догадка моя оправдалась. Одни для страдающих дальнозоркостью, а другие для близоруких. Интересно, а если придёт клиент со сложным астигматизмом, то как быть? Не окулиста же ему в банк вызывать.
  - Вы надолго в Мотобу? - вывел он меня из размышлений.
  - На двое суток.
  - Из какого города России?
  - Из Москвы.
  - Сколько дней пробудете на Окинаве? - не унимался сотрудник банка. Может, он по совместительству и агент островной безопасности.
  - Две недели.
  - Когда улетаете?
  - Двадцать четвёртого ноября.
  - Хорошего отдыха в Мотобу!
  Мой допрос закончился, и я почувствовал облегчение, когда мне отсчитали двадцать четыре тысячи, которые сложил в конвертик для денег. Он предлагался бесплатно, и мне показался довольно удобным приспособлением.
  Хозяин офиса куда-то уехал, оставив двух пожилых помощниц, которые предложили чашку чая и взяли оплату. Судя по всему, у них было агентство недвижимости, так как на стенах висели фотографии вилл и квартир. Сами дамы были кем-то избиты и скрашивали следы побоев на лице тональным кремом. Отпускать они меня не хотели, и так же с помощью телефона и девушки переводчицы на другом конце "провода" я объяснил им, что пойду гулять по посёлку, что в отель дойду сам, что время чек-ина знаю, что ключ в день отъезда оставлю в комнате. Доброта японцев-окинавцев не имеет пределов. Я вспомнил утреннюю ссылку от смоленского друга про пятидесятилетнего японца, который поехал в заражённую после аварии на АЭС Фукусима зону, чтобы кормить оставшихся там домашних животных. И ещё я пришёл к выводу, что во всех трёх случаях звонков "помощи англо-говорящему другу", голос принадлежал одной и той же девушке. Или это совпадение? Очевидно, что у них есть служба помощи попавшим в затруднительное положение соотечественникам.
  Конечно, надежд найти достопримечательности в посёлке у меня не было. Рыбный рынок, отдалённо напоминающий столичный. Те же крытые улочки-переходы, чистота и отсутствие резких запахов. Разве что сувениров нет. Всё для жизни: рыба, мясо, фрукты-овощи. Приличный супермаркет. Парк, в котором к моему обеду собралось двенадцать породистых бездомных кошек. Интересно было наблюдать, как они дерутся между собой за комочек риса или кусочек шоколадного печенья.
  Заметил, что жизнь здесь не балует людей, несмотря на хайтекный порт, повсеместный вай-фай и близость океанариума, в который едут со всего света. Много деревянных домов, много ветхих строений, по дорогам бегают ржавые машины, да и жители посёлка выглядели весьма скромно. Но дети, возвращающиеся из школы, также улыбались мне и говорили "хеллоу", взрослые не таращились, а для пожилых я уже был неинтересен. Наверное, так и живут настоящие окинавцы, быт которых не заточен под туристические толпы. В центре города всего один гестахауз по тысяче йен в сутки за койку; наверное, для тех, кто приехал с соседних мелких островов, и кого непогода застала в посёлке.
  Вечером, когда попал в свой пятизвёздочный "жёлтый дом", почувствовал себя дома и подумал: вот здесь бы и встретить когда-нибудь новый год. В тишине, уюте, с видом на лес, горы и море и под бой курантов и речь президента выпить ананасового шампанского и посмотреть "Голубой огонёк". Меня даже не смутили коричневые осы, пяток которых я прикончил полотенцем, и разные краны для горячей и холодной воды. Зато хозяин оставил мне чай, специи, оливковое масло, и есть простор для фантазий. Размышления прервал звонок новосибирского друга, который предлагал на пенсии организовать у них службу помощи начинающим марафонцам.
  - Ты знаешь, Андрей, очевидно эхолокация бывает не только у дельфинов. Сегодня утром тебя вспоминал, когда думал о палатке... Я сейчас на Окинаве.
  - Мысль правильная... скотч и плёнка - это хорошо. Мы в Чечне с бойцами конструировали такие. Но ты должен понять, что она не дышит, и через полчаса ты задохнёшься в конденсате выдыхаемого воздуха. Так что изнутри нужна марля, которая будет его впитывать, или веток наруби... И не забудь сделать подстилку из них же, между тентом и землёй. Вишь, как хорошо, что я тебе позвонил!
  
  ***
  Впервые спал так хорошо и с удовольствием, несмотря на звонки из России. Я выбрал кровать-колыбельную для взрослых, которая соответствовала моему росту, с бортиками, чтобы не упасть, и впервые замёрз от включённых бесшумных кондиционеров. Утро начал с исследования виллы. Обнаружил, что в пристройке есть ещё и ванна, барбекюшница, в саду росли мандарины, цисусы, авокадо, а также - что есть наружная винтовая лестница, ведущая на... видовую площадку для наблюдения за морем. Она же выполняла и функцию крыши и была выкрашена в белый цвет. На одном из холмов просматривался стадион, куда я и отправился на зарядку.
  Я люблю посещать стадионы и немного разбираюсь в них. То, что я увидел здесь, достойно описания. Не защищённый заборами, охраной, видеонаблюдением, восьмидорожечный, с изумрудным газоном, который кажется искусственным, идеальным новеньким тартановым покрытием, с секторами для прыжков и метаний, ямой для стипль-чеза, душевыми, гардеробом, автоматами по продаже напитков, мороженого, лапши. А на выходе из него мой смартфон просигнализировал о бесплатном хотспоте wifi. На таком можно смело проводить чемпионат Мира или Азии, если бы не минимум трибун. Для кого в такой глуши это легкоатлетическое чудо? Намёков, что здесь играют в футбол, не было. До ближайшего города двадцать пять, до посёлка пять километров. Четверо японцев, приехавшие на машинах, неспешно шагали по его дорожкам, сотрудник вручную убирал налетевшие за ночь на газон листочки и срезал выросшие поганки.
  После тренировки взялся за изучение кухни, на стенах которой насчитал двенадцать кнопок. Я так и не понял назначение большинства, так как задачей было лишь найти свет. Столовые ложки отсутствовали, как и большие тарелки. В баре початая бутылка пятилетнего амавори, которое заметно отличалась от той невкусности, что продавалась в бумажных стаканчиках. Множество бытовой химии, освежителей воздуха, салфеток и приспособлений для мытья. Из кухни две двери вели в душевую и туалет, где полагалось надевать специальные резиновые тапочки.
  Включить газовую плиту не смог. Мои спецназовские водо- и ветрозащищённые спички, не хотели зажигаться от тёрки (просрочены). Опробовал электрическую рисоварку, но овсянку она варила долго, и я переключился на СВЧ-печь, а термопотом вскипятил воду для кофе. Ну и также обнаружил ещё и стиральную машинку, и сушильную - во дворе, которую протестировал, несмотря на отсутствие латиницы под кнопками.
  Позавтракав, отправился на прогулку с желанием найти трассу для трекинга в горах. И, не пройдя и пятиста метров, встретил карту горных маршрутов, с фотографиями достопримечательностей и аутентичных растений. На выбор пять трасс на любой вкус и любой продолжительности.
  Однако, судя по зарослям, по тропинке давно не ходили. Хотя она была довольно удобной и почти везде промаркирована, а отдельные деревья подвязаны красными ленточками. Укреплённые ступеньки, местами мшистый асфальт, который создавал ощущение, что ступаешь по ковру. Но местами гигантские паучьи сети, в которых сидели в ожидании насекомых чёрно-жёлто-красные хозяева. Второй неожиданностью были летучие мыши в большом количестве - довольно крупные особи. Завидев меня, они с шумом покидали ветки. Пожалел, что не взял длиннофокусный объектив, чтобы сфотографировать их пушистые тельца, подвешенные вниз головой во время дневного сна. Временами встречались дикие мандарины, которые заметно меньше и кислее окультуренных собратьев, но есть можно. Так я и шёл, сопровождаемый криками ворон и мышами, фотографируя на макро диковинных бабочек и пауков, с осторожностью присматриваясь к кустам. Через пару часов тропинка привела в небольшую деревеньку, где собаки молча провожали меня взглядом. Из местных жителей - никого, и, воспользовавшись моментом, нарвал у нежилого дома больших зеленокожистых апельсинов (шиксва). Обратил внимание, что отдельные дома выглядели заброшенными, и лес поглотил их. Из особенностей - это большое количество ржавой автотехники (не только здесь), которые сельчане использовали как сараи или склады нужных вещей.
  На выходе повстречалось неприметное кафе, о чём я догадался лишь по тому, что висели таблички 1000 и 1200 йен. Честно говоря, я сторонился всё это время точек общепита. Кондитерские, мороженицы, необычные напитки. Обеды и ужины покупал в супермаркетах, где много готовой еды, да ещё и с пятидесятипроцентной скидкой после девятнадцати тридцати. Чтобы понять масштаб цен, то в Aeon одно суши или ролл стоили со скидкой двадцать йен (десять рублей), огурец сорок йен, обжаренная в кляре креветка 70-100, или готовый ужин из пяти сетов 180-390 йен. Второе, что меня останавливало, это туристическая направленность и европейская (американская) адаптация. Здесь же с первых шагов я понял, что попал в средневековую Рюкю. Некрашеные стены из почерневших от времени досок, полированные столики высотой тридцать сантиметров, символические подушки вместо стульев, на стенах инсталляции из обгоревшего ананаса и поленьев. Всё сделано из дерева, казалось, что и двести лет назад оно было таким. Лишь люминесцентные лампы да спрятанный в потолке wifi-роутер связывали его с днём настоящим.
  Пожилая, но юркая и поджарая хозяйка заведения хорошо владела английским. Она принесла мне в качестве бесплатного угощения кувшин с аперитивом и меню на трёх языках. Жидкость представляла собой нечто среднее между чаем и ячменным напитком с кусочками плавающего льда, а в качестве комплемента - тофу с зелёным луком.
  Я давно слышал о местном блюде - соба, и вот сейчас представилась возможность его попробовать. В меню двадцать одна соба, ценой от 500 до 1200 йен. Остановился на том, которое без морского винограда, памятуя об эффекте жажды, и выбрал т.н. обычное со свининой и морским гребешком. Ожидание пятнадцать минут.
  Окинавская соба - это суп с домашней вермишелью, как выяснилось. К нему принесли три пиалы с закуской: квашеная капуста, молочко тофу и третье - икра неизвестной рыбы. Блюдо большое, и я не пожалел, что передумал заказывать ещё порцию риса к нему.
  Заплатив семьсот йен, я получил возможность выбрать бесплатный бумажный сувенир - этакое своеобразное оригами. Своё амае я продолжил карамельками. Тогда бабулька дала мне ещё три оригами в качестве встречного амае.
  Довольный и сытый отправился гулять. По пути наткнулся на общественные поля для гольфа. Двадцать пустующих идеально выстриженных газонов, не обременённых забором и охраной. Я теперь понял, почему на вилле имелись пять клюшек для этого вида спорта.
  Завтра предстоит сделать шаг в неизвестность. Собственно, а чего я боюсь? Ведь у них даже лесные тропинки местами заасфальтированы. Путь поиска кемпинга относительно известен, маршруты автобусов найдены. Палатка почти куплена. Не получится - всегда можно сделать шаг в сторону. Так в размышлениях я гулял по вечернему поселку, здороваясь с детворой, с проезжающими автомобилистами, наблюдая, как на школьном бейсбольном стадионе кипят нешуточные страсти. Кстати заметил, все школьные площадки глиняные, травяные газоны - только на общественных. Зашёл в посудную лавку, которая была совмещена с часовой мастерской. Её хозяин разрешал себе курить, не выходя на улицу. Выбрал очередные чашки. Это уже третьи по счёту. Уж больно приглянулись. Посидел на лестнице закрытого зала ожидания морского порта Тогучи. Здесь уверенный сигнал вайфая, и можно проверить и отправить почту. Мимо прошло два уставших за день рыбака с банками пива в руках, приветливо поздоровались со мной, и я им ответил. Под ногами неспешно ползал улиткоподобный краб, громыхая раковиной по деревянному настилу. Ветер доносил свежий бриз. Казалось бы, сидел и просто дышал, наслаждаясь морем, теплом и тёплым вечером.
  Вечер провёл за телевизором. Японцы интересовались расстрелами в Париже и отстранением российских легкоатлетов из-за допингового скандала. Последняя тема перешла в часовую дискуссию с привлечением американских экспертов.
  
  ***
  Вещи постираны и собраны, вилла прибрана, ключи оставлены. Спускаясь с горы, встречаю рассвет. Первым рейсом уезжаю в Наго, откуда автобусом до Кунигами.
  Автостанция г. Наго - довольно крупный узловой центр, обеспечивающий сообщение северной части острова с югом и центром. Заметил камеры хранения по 200 и 400 йен, в зависимости от объёма багажа. Четверо автослесарей вылезли из-под автобусов, включили магнитолу по полную громкость и стали делать зарядку. Мне даже стало завидно, так как сегодня решил сделать день отдыха.
  Интернет не подключился. У второй платформы, откуда отправляется мой автобус, сидит девушка с фотоаппаратом, видеокамерой и спальником. Джинсы, кроссовки, куртка, в зеленой футболке с изображением гельминта.
  - Отсюда отправляется автобус в Кунигами?
  - О, я не знаю. Спросите у диспетчера, - вежливо отвечает она мне.
  - В кемпинг отдыхать? - указываю взглядом на спальный мешок, - а где твоя палатка?
  - Да, в кемпинг, на острова. А палатку друзья привезут.
  Слово за слово, разговорились. Хеномото, работает художником-оформителем, из города Окинава, увлекается теннисом, имеет кота, любит дикий отдых, который стимулирует творчество.
  - А ты куда едешь?
  - В кемпинг, что у водопада Хидзи.
  - Не страшно?
  - А чего бояться?
  - Там змей много, пауков и сотовой связи нет.
  - Не боюсь. К тому же я доктор.
  - А у меня живот болит и тошнит. Не знаешь, что делать?
  - Регидрон выпей или спекту. Правда, не знаю, есть ли на Окинаве такие препараты.
  Она вышла на половине моего пути, и я остался один в салоне и следил по спутнику, чтобы не пропустить остановку. Водитель в белых перчатках, фуражке, рубашке и с чёрным галстуком представлял собой образец японского дресс-кода.
  Вот и моя остановка. Указатель водопада Hidji waterproof и кемпинга Yambaru wildplace, до которого два километра. Заметил, что колесо моего чемодана не выдержало и раскололось. Ещё чуть-чуть и его придётся нести в руках.
  На ресепшене молодой человек, не разговаривающий на английском, показал мне табличку, где на трёх языках десять вопросов или утверждений: на сколько ночей, количество человек, машин, палаток, о том, что кемпинг не предоставляет никакого имущества для проживания и т.п. Стоимость одной ночи две тысячи йен, плюс пятьсот йен за посещение водопада. Признаться честно, я рассчитывал на сумму в два раза меньшую (так, по крайней мере, писала американка в своём ЖЖ), но выбирать не приходится. Чтобы полностью оценить все достоинства и нюансы палаточной жизни, решил, что одной ночи будет недостаточно, и оплатил двое суток. В качестве доказательства мне выдали три билетика (два на проживание и один на водопад).
  Территория с первых шагов мне понравилась, так как было с чем сравнить: десять кемпингов на Корсике и четыре на Сардинии, а также два на Липарских островах. Для палаток имелись деревянные площадки, приподнятые над землёй на сорок сантиметров. Душевые кабины за сто йен, кухня с печами и дровяным отоплением, умывальники с тёплой водой, каменные столики для еды, туалеты (даже для инвалидов), кафе с мороженым и горячими блюдами, четыре автомата с напитками. Рядом шумела горная река Hidji-gawa, с которой я спугнул серого аиста. Для приверженцев буддизма имелся молельный домик с благовониями. Из минусов - отсутствие точек электропитания, связи и интернета. Ажиотажа среди проживающих не наблюдалось. Все места для палаток были свободные. Приехавшие туристы проходили через кемпинг лишь с целью посещения тропы, ведущей к водопаду или сделать остановку и перекусить за его столиками.
  Установив палатку, немного пожалев, что не купил дополнительно полтора квадрата плёнки, отправился к водопаду. О вещах беспокойства не было. Аппаратура, деньги и документы со мной. Дорога составляла всего полтора километра, но путь был местами тернист и крут. Японцы довольно предусмотрительны и везде установили ступеньки, верёвочные заборы, мостики, так что идти было в удовольствие. Да и сам путь был довольно колоритен и не походил на вчерашнюю лесную прогулку. Лианы, птицы, река, папоротники, бабочки, птицы, прозрачная вода. Описывать природу, как и фотографировать - можно, но передать её краски и звуки - невозможно. Довольно часто встречались группы молодёжи в сопровождении гидов. Я обратил внимание, что изучать природу - прерогатива или увлечение японок, тогда как мужчины выбирают что-то более пассивное, и сегодняшние наблюдения подтверждались.
  - Сфотографируйте нас с подругой, пожалуйста, на фоне водопада, - обратилась ко мне невысокая японка в тайцах и юбке и протянула свой фотоаппарат.
  - Да, с удовольствием... Вы готовы?
  Через полчаса мы опять пересеклись, и просьба повторилась. Они предложили взаимно щёлкнуть меня. Разговорились. Девушки из Токио, прилетели на Окинаву на четыре дня, остановились в отеле в г. Онна, взяли напрокат машину. Меня они тоже забросали вопросами: как зовут, сколько лет, кем работаешь, почему один, какие увлечения и т.п. Любопытство - очевидно, национальная черта японцев.
  - А ты на машине? - спросила та, что пониже.
  - Нет, я пешком и на автобусе.
  Они не поняли, и вопрос повторился дважды. Тогда я ответил, что в России и Японии разные правила дорожного движения из-за разных посадок водителей.
  - А почему ты без друзей?
  - Мои друзья работают... да и многие думают, что Япония - это дорогое удовольствие для отдыха, а Окинава - это что-то фантастическое.
  - А отель твой где?
  - Здесь, в Янбару. Я бронировал спа-отель в Онна, но отменил бронь, так как хочу пожить на природе.
  Мой ответ они тоже не поняли, и лишь когда дошли до кемпинга, я показал им свой тент, от чего глаза у них расширились.
  - Как же тебе повезло, - комментировала та, что потолще и повыше, - ты будешь наблюдать за звёздами... это так здорово!
  - Да, ради этого я и выбрал этот вариант отдыха!
  Не знаю, соврал ли я или нет, но о звёздах, почему-то не задумывался раньше. На прощание они предложили "подружиться" в facebook и обещали прислать совместную фотографию.
  Девушки, как малыши, помахали мне двумя руками, сели в красную Тойоту, а я выбрал путь наверх, к тропе, именуемой Forrest terapy road или тропа лесного здоровья, которая значилась, как достопримечательность номер три этой местности. На первом месте с заметным преимуществом лидировала дикая птичка ямбару-хамбуру, чем-то напоминающая серую курицу, только дикую, с большим красным клювом и ножками. Её изображение встречается на дорогих бутылках амавори, но сегодня она была повсеместно. Футболки с её портретом за две тысячи, сделанные в Гондурасе, чашки, магниты, кафе в виде птицы, печенье и другое. На карте северной части острова отмечены участки, где имеется возможность встречи с ней, и там следует сбавить скорость. Хочу заметить, что на ряде горных дорог и так свыше двадцати километров в час ездить запрещено. И даже декабрьский Kunigami trail проводится под эгидой этой птицы. Я так думаю, что это эндемик, как и кунигамские крокодильчики размером с крупную ящерицу. Но мне она так и не встретилась. Зато обращали на себя внимание таблички с изображением плачущей совы и комментариями: "не тревожьте ночных птиц, а то они будут плакать..."
  В шести километрах от кемпинга в горах имелся музей лесной игрушки и тропа здоровья (так я перевёл), куда я и отправился, наблюдая за жизнью кунигамцев. Деревня, она и на Окинаве деревня. Куры, свиньи, утки, собаки, картошка, капуста, огурцы. Разве что бананы, папайя и питахайя колоритно выделялись на этом фоне. И чистота, и отсутствие заборов, и некоторая аккуратность во дворах.
  Не скажу, что я любитель музеев игрушек, но выбирать не приходилось, так как в доступности их только два, а всё остальное - это природные заповедники. Уплатив четыреста йен, я стал единственным его посетителем и обрадовался. Оказывается, что я купил традиционную деревянную игрушку для сына из тех, которые были представлены здесь. Тут был даже настоящий беговел из сосны за тридцать семь тысяч. Все игрушки можно трогать, а в специальной яме "купаться" в деревянных шарах.
  Выйдя из музея, наткнулся на второй кемпинг. Я о нём тоже знал, но он был не так поэтичен, как мой, да и, судя по всему, закрыт. Здесь для посетителей имелись бунгало, которые чем-то мне напомнили "домик бабы Яги на куриных ножках", только стояли на одной. Количество табличек "осторожно змеи" зашкаливало и, нарвав диких шиквас, я ушёл на дорогу лечиться лесом. В принципе, она ничуть не лучше и не хуже тех, что я уже прошёл. Местами мшистый асфальт, местами узкое шоссе, местами камни и лианы, где таблички о том, что проход без инструктора запрещён. Но местные горы невысоки, максимум восемьсот метров, и ввиду отсутствия контроля я нарушал запреты. Местные горы называют брокколи из-за схожести верхушек деревьев с одноимённой капустой, если смотреть на них с высоты птичьего полёта. Шанс встретить хабу был, но я накануне освежил в памяти знания о методах самопомощи, также в некоторых местах имелись таблички экстренной помощи, хотя сотовой связи нигде не было.
  Приближался закат, а темнеет здесь довольно рано. В шесть уже ночь. Да и я сегодня весь день провёл на водно-мандариновой диете. Поэтому решил отправиться в центр деревни с целью найти магазин или кафе. В инфоцентре продавались кунигамские сувениры. Те же, что и везде: футболки, красные картошечные пирожные, сушёное мясо, амавори, стекло, фарфор и безделушки. Здесь же и музей района и вольер, где жила ходячая птица. Но она, наверное, ушла нести яйца, и я так и не увидел её воочию. Центр деревеньки тоже показался обычным за исключением автомобильных электророзеток. Почти все здоровались со мной, да и детишки чуть ли с не детсадовского возраста играли в бейсбол на стадионе. Магазин кроссовок, хозтовары, кафе, пастицерия, некоторые надписи дублировались на английском. Наверное, это объяснялось близостью центра отдыха и реабилитации для американского спецназа. Вайфая нет, даже в сетевом Family mart. Хорошо, что они принимают российскую мастеркард. Купив роллы и комплексный обед, который там же и разогрели в СВЧ, ушёл в кемпинг. Магазин удобен наличием туалетов и урн для мусора. Путь до кемпинга неблизкий, а от голода уже дрожали руки, решил перекусить роллами. Внезапно из припаркованного белого джипа вышла старушка, лет девяносто на вид. В домашних тапочках, соломенной шляпке и в чём-то напоминающем халат. Она подошла ко мне и что-то произнесла на местном окинавском наречии, показывая зажигалку и сигарету.
  - А, нет бабуля, спасибо, я не курю, - ответил я ей вежливо на приглашение составить компанию, - а ты мне не мешаешь, стой, рядом, если хочешь. Она прикурила, сделав три-четыре затяжки, и выбросила сигарету.
  - Извини, внучок.
  Оказывается, я оккупировал её место и находился около урны для бычков.
  Семь часов вечера, а по ощущениям глубокая ночь. Звуки ночного леса буквально навалились на меня, и временами казалось, что можно оглохнуть в этой какофонии. И звёздное небо с Большой Медведицей над головой так низко.
  Кемпинг был закрыт. Охранников нет. Перелез через невысокий забор, с радостью обнаружил, что свет на кухне и в туалетах не потушили и по периметру тускло горели светильники на солнечных батарейках. Принявшись за ужин, внезапно услышал звук за спиной. Может, охранник?
  - Привет! - прозвучало на английском.
  - Привет! - ответил на японском.
  Обернувшись, увидел приближающегося высокого мускулистого парня в шортах.
  - Ты один?
  - Нет... с тобой!
  - А где живешь? - улыбнулся он.
  - В палатке... а ты?
  - Я в машине перед кемпингом.
  - На велосипеде?
  - Нет, пешком.
  - Американец?
  - Нет, русский! - гордо ответил ему.
  Он ушёл, оставил меня в тревожном ожидании, но вскоре появился с компанией американцев и развеял все сомнения. Это был сопровождающий гид семейной пары с шестимесячным малышом. Он угостил меня грейпфрутом.
  Приняв импровизированный душ из умывальника, надев все тёплые вещи, я улёгся спать. Всё равно поддувало поясницу, холод прошибал до костей, и жёсткие доски отпечатывались в боках. Перчатки, шапка, тайцы, свитер несколько улучшили ситуацию. Под крики шакалов и писки неведомых птиц и животных я уснул. Страха не было. Вспомнил советский мультфильм про енота, что "страх живёт у ручья".
  Мыслями я готов был сорваться и перейти в туалет для инвалидов, выгнав оттуда белых ящериц и пауков, но своё жильё есть своё жильё, и надо вытерпеть до конца. Я просыпался -надцать раз, менял позу, поправлял сползший целлофан, и радовало в этой ситуации, что видел сны, как в многосерийном фильме с разными сюжетами. Не раз подумал, что не внял совету друга и не подстелил под бока листьев. Но в предупреждающей табличке имелся запрет об их срезании. Начался дождь, но и он не выгнал меня из палатки. Под утро стали пищать комары. Опустил шапку до носа. В шесть ещё темно. В восемь я почувствовал приближение людей и выглянул. Это были мои вчерашние знакомые, и они уходили в трейл к водопаду.
  Обнаружил, что за ночь в палатку набежала куча гостей. Нет, это были не ядовитые сороконожки, это были муравьи, полчища которых поедали мои гостинцы домашним: питахайю, чиримойю и карамболи, а также остатки печенья. Обмыв от насекомых фрукты, пришлось ими и позавтракать с банкой холодного кофе с молоком и сахаром. Чтобы встряхнуть организм от недосыпа, отправился к водопаду во второй раз, выбрав водный маршрут в качестве дублёра, и моментально забыл о прошедшей ночи. И если утром я думал, что снимусь с этого места восвояси, то, поразмыслив, решил остаться, так как когда ещё появится такая возможность побыть наедине с природой. Когда я ещё увижу таких диковинных птиц, подышу природой и полюбуюсь звёздным небом?!
  По пути встречались поджарые коротко стриженые американцы с выделяющимися от нагрузок скулами и в чёрных солнцезащитных очках. Точнее такими выглядели мужчины, сопровождаемые жёнами и детьми. Наверное, отдыхают от службы, подумал про себя.
  Нагружать себя горами сегодня не хотелось. Вчерашнего трекинга было достаточно, чтобы составить общее представление о них. Мне же казалось, что я не полностью изучил деревушку. На её карте имелся легкоатлетический парк и пляж, куда я и направился. По пути зашёл в два магазина. В первом, расположенном у дороги, граничащей с полем, торговали фруктами-овощами и зеленью. Весь товар был сгруппирован кучками и пучками, везде ценники, но продавца не было. Я приметил маракуйю: три штучки за сто йен и хотел купить, но без сдачи не было. Выглянул в поле, покричал: хосэ-масэ, в ответ - тишина. И вернулся в "торговый зал", если так можно назвать деревянное помещение, обвешанное снаружи раскрашенными фонарями от рыбацких сетей. И тут заприметил, что магазин самообслуживания. В центре зала имелась касса, напоминающая копилку, куда и следовало опускать оплату за товар, естественно без сдачи. Так и ушёл ни с чем. Второй магазин был более тривиальным. Его девиз: "Всё кунигамское". Кофе, чай, мыло из чая, мыло из вишни, варенье, консервы, сушёные травы, напитки и прочее-прочее. Захотелось купить кофе, но банковские карты не принимают.
  Затем был пляж. Обычный себе такой белый песок, лазурь, душевые, кабинки для переодевания, топчаны и никого вокруг, аж жутко. Как можно не купаться в такую погоду? Оказывается, жители села ушли в парк на поля для гольфа. Тут же происходили и викторины, шумели песни, пели караоке. Весело, но не для меня. Пройдя стадион для гольфа, оказался на легкоатлетическом стадионе. Такой же, как неподалёку от Мотобу, только трибуны поприличнее, имелся тренажёрный зал со штангой и везде питьевые фонтанчики установлены. Народу - ноль, даже на вахте. Переоделся в гардеробе, отметил функциональные душевые с регуляторами температуры и живые цветы в туалете. Оставив вещи на трибуне, увлёкся спортивной ходьбой. С одной стороны брокколиные горы, с другой стороны доносится морской бриз, порхают бабочки, жужжат стрекозы, носятся синички, солнце в зените. Возникла мысль, что так, наверное, и должна выглядеть жизнь в эпоху развитого социализма, о котором нам столько лет талдычили в школе.
  Мои мысли на пятнадцатой минуте прервал появившийся работник стадиона. В белых брюках, кроссовках, бейсболке и красном поло он шёл уверенно ко мне. "Наверное, придётся сваливать, так российскую легкоатлетическую федерацию отстранили от международных выступлений!" - подумал про себя. Но нет! Поздоровались, и каждый занялся своим делом. Он развернул круговую поливальную пушку, так чтобы она захватывала и беговую дорожку.
  - Не помешает? Комфортная ли для вас температура воды? - спросил он у меня на японском, сложив руки ладонями и поклонившись.
  - Конечно, молодой человек, аригато!
  На радостях парень развернул вторую пушку и от удовольствия я представил себя на каком-нибудь чемпионате...
  В магазинчике Lawson работал wifi, и я ответил на вопросы родных и близких, что ночь прошла без происшествий, жив, здоров.
  - Не испытывай судьбу, Слава! - написал папа в вайбере.
  - А я не испытываю... я же не на Камчатке палатку поставил... тут даже мышеловки в горах имеются вместе со змееловками. Да и сегодня день без леса... гуляю вдоль берега моря.
  Действительно, захотелось чего-то спокойного, неторопливого. Как то - собирать ракушек, попрыгать на волнах, встретить закат. Местные жители тем временем вышли на вечернюю пробежку. Чувствовалось, что в большинстве своём они знают о приближающемся беговом трейле. Повсюду вдоль дорог и тротуаров установлены красно-белые рекламные флаги с бегущим человеком. На пляже народу прибавилось. Кто ракушки собирает, кто фотографируется, кто осваивает лодки и каяки. Здесь же пункт проката снаряжения и две наблюдательные вышки со спасателями. Встречались и американские семьи, которые лежали особняком от японцев. Почти никто не купался. Сезон официально закрывается первого ноября. Я заметил и палаточный городок - кемпинг, о котором читал в интернете. Но здесь было довольно шумно из за резвившихся детишек и пахло рафинированностью отдыха. Аккуратные зелёные газоны, фонтаны, неподалёку пронумерованные бревенчатые домики, запах барбекю, разъезжающие электрокары. Некоторые из американцев здоровались со мной. Когда же выходил из жилой зоны, заметил, что я ненароком попал на охраняемую территорию с забором, видеокамерами, служебными собаками и колючей проволокой, над которой развевалось полотнище американского флага. Как написано на табличке: "Территория авиабазы ВМС США. Проезд, проход без пропуска запрещён". Как легко же стать разведчиком! А ведь на моей футболке написано "Армия России".
  Из авиабазы перешёл в Okuma Resort. Это пятизвездочный отельный комплекс с номерами от 250 € в сутки. Целый мини-город. С бассейном, музеем, комнатами ароматерапией, сауной, оранжереей, парками, прудами, церковью и буддийским храмом, торговым комплексом и рестораном, сияющий и переливающийся разноцветными огоньками и новогодними гирляндами. Я бесплатно посетил эко-музей и ушёл в свою деревню.
  В шесть часов из многочисленных общественных динамиков полилась музыка местной балалайки, и голос девушки на протяжении минуты что то мелодично пропел. Я перевёл, как пожелание спокойной ночи. Вчера вечером он "ворковал" в течение пяти минут, и видимо поздравлял сельчан с окончанием рабочей недели. Также и сегодня утром в районе восьми он приглашал всех к утренней физзарядке (один из динамиков подвешен на столбе кемпинга). Это общественное радио я встречал и на острове Сесоко и в посёлке Мотобу.
  На пути к кемпингу нарвал осоки и тростника, чтобы устелить пол палатки. Сегодня дорога воспринималась не такой гнетущей, как вчера, да и ухо адаптировалось к лесным звукам. На автостоянке кемпинга белел чей то джип, а с площадки доносился запах жарящейся на углях рыбы. Подошел, поздоровался, чтобы не напугать, показал, что я их сосед. Японская семья с двумя детьми приехали сюда на ночлег и разбили большую палатку и тент. На столе початая бутылка сакэ, закуска, детишки копошатся палочками в рисе.
  На Окинаве привык рано ложиться и в восемь уже приготовился ко сну, подстелив осоки, приняв бесплатно горячий душ (кабинки сегодня открыты) и укутавшись потеплее.
  Ночь прошла тихо и спокойно, без частых пробуждений. Лишь в районе десяти раздухарившийся глава семьи в течение часа читал громко монолог то ли детям, то ли супруге, то ли просто разговаривал сам с собой, жалуясь на строгого начальника и каменные джунгли, в которых его заел быт. Жаль, что непонятно, но судя по скандированной речи и смазанному голосу, принял он на грудь изрядно.
  
  ***
  В шесть тридцать уже на ногах. Выспался. Ни комары, ни муравьи, ни дикие звери не беспокоили в эту ночь, как и прошедший проливной дождь. То ли рычащий сосед их распугал, то ли я адаптировался. Жаль покидать приют дикой природы Yambaru wildlife center. Остаться ещё на одну ночь? Нет, надо придерживаться графика. И хоть от четырёхзвёздочного отеля в Нахе на предстоящие два дня я отказался, надо всё равно приближаться к столице и готовиться к отъезду.
  Что делать с палаткой? В чемодан она не помещается. Продать в комиссионке в Наго, и на вырученные деньги купить бэушный чемодан? А то мой уже на одном колесе волочится по асфальту. Мещанство, - подумал про себя. Надо её оставить здесь. Вдруг ещё какой-нибудь русский приедет сюда и захочет переночевать у водопада. Но тогда меня могут упрекнуть в том, что я не выполнил правила проживания и оставил территорию неубранной. Ещё и штраф выпишут. А не подарить ли её вчерашнему возмутителю спокойствия? У них две, будет ещё и третья, для детишек.
  Они тем временем пробудились и поджаривали на костре рыбу на завтрак.
  - Кавачи-ка! Тенто презенто!
  - Доброе утро, спасибо, не надо!
  - Да бери, она почти новая, бесплатно, только два дня пользовался.
  Он взглянул на супругу, и та сделала утвердительное покачивание головой.
  - Спасибо, друг!
  - Пользуйтесь на здоровье. Хорошего отдыха!
  Воскресенье. Село уже пробудилось. Вчера заприметил аппетитную связку бананов на завтрак, но кто-то раньше меня её сорвал. Я шёл по дороге к автостоянке, и мне казалось, что белые, серые, чёрные кунигамские журавли провожали меня, поочерёдно взлетая с Хидзи-гава и кружа надо мной.
  Перекусил в фэмили маркте. Всё же, какие у них вышколенные продавцы! Не перестаю удивляться. Иногда они напоминают роботов. Уж и не знаю, что хуже или лучше.
  - Американец? - голос принадлежал высокому японцу в традиционном дресс-коде, наливающему себе кофе из кофемашины для самообслуживания, - путешествуешь?
  - Нет, я русский! Да... Вторую неделю на Окинаве.
  - А я из Киото... Бывал во Владивостоке. Отличный город... красивая страна, - мечтательно закатил он глаза.
  - Спасибо... Я тоже посещал в прошлом году Киото. Правда, одним днём... мне тоже понравилось.
  - Хорошего отдыха!
  Вскоре подошёл мой автобус. Опять по старой привычке чуть не перепутал место для посадки, а точнее направление движения. За это время так и не привык к правостороннему. Наго, Наха, три часа - и я на месте. В магазине забронировал гостевой дом Cam Cam в Наха. Радовало, что заселение с одиннадцати утра. Вторым преимуществом была цена. Койка стоила девять евро в сутки. Букинг моментально прислал подтверждение, и я отправился на уже привычную для меня станцию Миебаши.
  Что такое хостел, я знал и в Европе пару-тройку раз пользовался им, правда, не общими номерами. Перед входом два десятка ржавеющих велосипедов, на окнах деревянные жалюзи-решётки. Тапочки на пороге, на входе немыслимое нагромождение вещей и пахнет варёными сосисками. Молодой человек с аккуратной бородкой на ресепшене попросил заполнить карту гостя: фамилия, имя, год рождения, домашний адрес и телефон ...паспорт не спросил. Судя по всему, это место, где живут дайверы и любители виндсерфинга, так как их оборудование валялось повсеместно. Длинноволосый портье с татуировками на руках и ногах провёл экскурсию.
  - Девочки направо, мальчики налево. Душ, туалет, камера хранения, холл для концерта, он же библиотека со стеллажами книг, можно пользоваться гитарами, барабанами, стиральные машины платно... В спальном помещении есть запрещено, - комментировал он обход.
  Оно мне напомнило казарму, только койки попросторнее, разделены символическими картонными перегородками и в три яруса. У каждого хозяина имеется шторка, светильник, две розетки и комплект чистого белья. Естественно, работает wifi, кондиционер, вентиляторы, в холле современный телевизор, имеется кухня, холодильники и общие столы, на потолках видеокамеры. Стулья не предусмотрены, вся жизнь стоя, лёжа или сидя на коленях.
  - Где здесь можно сидеть? - уточнил я, так как вокруг бегали две собачонки, лежала кошка с котятами, которой девушка делала кошачий педикюр. Две другие дамы что-то строгали на обед или полдник.
  - Везде! - ответил он мне.
  Я оставил неносимые вещи и ушёл гулять в город, захватив гаджеты и документы. Надо найти чемодан и готовиться к предстоящему отъезду.
  Ещё из окна автобуса Наго-Наха я заметил, что все спортивные площадки были заняты проводимыми на них соревнованиями, и когда пришёл на легкоатлетический стадион в Онояма парк, то не удивился, что несколько сотен жителей, взявшись за руки, плясали под музыку, повторяя движения тренеров-инструкторов, расположившихся в центре. Сам же стадион отличался от предыдущих виденных мною тем, что вместо тартановых дорожек были грунтовые, с бороздами и ограничителями из резины. Тренироваться расхотелось, и я ушёл гулять.
  Был наслышан о квартале фарфоровых мастеров и рынке Макиши. Они граничат друг с другом, и появилось ощущение того, что попал из города в деревню. Атмосфера такая же. И дома сколочены кое-как, только мусора нет на улицах. Он весь упакован в полиэтилен. В Cuboya village ассортимент показался мне довольно скромным. Сложилось впечатление, что в разных павильонах торговали от одного мастера среднего пошиба. Ну а сам Макиши уже закрывался, время было к четырём пополудни, а ведь сегодня воскресенье.
  В шаговой доступности была T-gallery и Naha central, которые заприметил ещё в первое посещение города. В галерее ничего особенного. Известные европейские бренды с теми же лицами на рекламе. Разницы с Москвой никакой, только что иероглифами подписано. Народу мало, персонал в перчатках и чёрных костюмах. Во втором - жизнь бурлила, и я окунулся в заразный шопинг. Конечно, на протяжении всей поездки я что то, да и покупал, но сегодня можно уже оторваться. На первом месте - это чай. Сколько здесь зелёного чая, это даже трудно представить! Причём он разложен на охлаждаемых витринах. И преимущественно зелёный, другого они не признают. Порошковый, листовой, пакетированный, гранулированный, с молоком, с сахаром, с жасминовыми почками. В отделе развесного чая мне дали продегустировать чай гиокуро - 1500 йен за сто грамм. Вкусно, но пиала маленькая и хотелось бы повторить. Самым дорогим считается церемониальный чай матча, он продаётся в развеске по тридцать-сорок грамм, но чайных церемоний я так и не встретил. Читал, конечно, о местной чайной фабрике, но она расположена в центре острова и мне было не доехать до неё.
  В отделах одежды скидки 30-50%, и там тоже ажиотаж, от которого сложно удержаться. Обратил внимание на рекламу в отделах "Сделано в Европе", хотя, признаться честно, многое у нас не встречается и, очевидно, шьётся в Поднебесной. Японская мода довольно своеобразна, особенно у женщин. Туфли и кроссовки на платформе, белые блузки-рубашки, клетчатые юбки и чёрные носки-гольфы - это бросается в глаза. В кимоно я никого не встретил, только по телевизору ведущие готовили пищу на кулинарном канале, да в парке аттракционов его можно было примерить. Здесь же в ТЦ можно и заказать для себя кимоно, по цене от двадцати пяти тысяч йен за простой костюм.
  Удивляло то, что нигде не было детекторов, а кассы располагались в центре зала, и я случайно покинул один магазин и перешёл в другой. Такое понятие, как охранник зала, сюда ещё не дошло. Заметил, как окинавский мерчендайзер (тот, кто раскладывает товар) выходил из торгового зала. Он повернулся к покупателям лицом, поклонился, что-то доброе сказал и спиной вышел в дверь.
  В девять вечера оторвался от шопинга. Пора спешить, так как в двадцать три гасят свет в спальном помещении, о чём я был загодя предупреждён. Честно говоря, возвращался в гестохауз Cam Cam с не радужными предчувствиями. Когда уходил, заметил, что на столах с десяток бутылок амавори от полу- до двухлитровок. Но застал на столах лишь несколько пустых банок из-под пива. На радостях я подарил главному бутылку семилетнего армянского коньяка. О такой стране он не слышал, но кавказские горы в школе проходил. Молодёжь читала, кто-то готовил ужин, смотрел телевизор, общался в сети, курил на улице, и никто не играл на барабанах-гитарах. Как и обещано, в двадцать три потушили свет, и лишь похрапывание отдельных товарищей да шум от работающего вентилятора нарушал спокойствие южной ночи.
  
  ***
  Выбегая на утреннюю зарядку, думал, что застану кипящий город, но попал в тишину. Наверное, они поздно просыпаются. Ещё вчера выискивая на городской карте аутлет, обратил внимание, что в понедельник он работает по особому расписанию, где было обозначено "free lavatory day". Да и большинство кафе оказались закрытыми. Зато в атлетическом парке на километровом тартановом круге было тесно от шагающих и бегущих. У пруда прохожий кормил аиста, дети играли в теннис, бейсбол, разворачивали свои палатки торговцы хэнд-мэйдом, собирались группы любителей йоги и карате. Началась новая неделя в жизни горожан. Ну а я, позавтракав по-окинавски: варёное яйцо, суши с тунцом и водорослями и кофе, булочка из зелёного чая, шикваса - и отправился на прогулку. Вчера на ужин купил в качестве гарнира аппетитную внешне картошку. Пришлось использовать её на десерт к чаю. Она была зажарена в карамели...
  Заблуждался, когда думал, что японцы по понедельникам отдыхают. Мне показалось, что это им не присуще. Центральная улица Кокусай-дори сегодня выглядит, как муравейник и казино в Лас-Вегасе вместе взятые. Сувенирные лавки одна на одной, кафе с учтивыми зазывальщиками, магазины американского камуфляжа, футболок, местного яркого хрусталя и, конечно же, алкомаркеты. Глаза разбегаются от такого изобилия. Мне кажется, что остров перенасыщен товарами. Много всего и вся. Тут и обменные пункты, а некоторые магазины принимают доллары, евро, воны, юани и баты. Купил магнитик в подарок и ищу чемодан. Трудно соотнести цену с качеством. На рынке также многолюдно. Но чистота, и всё блестит. Заметил чёрных закопчённых змей, но цены пугают - от двух тысяч за хвост. Кроме китайского ширпотреба имеются и комиссионки, и давки старьёвщиков, в которые заходишь, как в бесплатный музей. На окраине рынка можно купить продукты как для местных, т.е. по скидкам.
  Мне нужна была маслёнка, но пожилая продавщица не знала этого слова. Догадалась по жестам и подвела к лотку. Открыла, показала, прокомментировала: "настоящая японская", и я не смог уйти без покупки.
  Планов сегодня не много.
  Протестировал главпочтамт Наха. Просторно, чисто, уютно, в центре зала новогодняя ель и стеллажи с множеством открыток, игрушек и письменных принадлежностей. Табличка напоминает о том, чтобы не забывали платить. Мужчина - приёмщик корреспонденции поклонился и задумался над просьбой продать мне шесть марок в Европу. Ушёл и через пару минут вернулся с марками, уложил всё в красивые пакетики, и мои новогодние открытки отправлены адресатам.
  Затем прогулка в городок Томигусуку, где находится аутлет-молл. Всегда интересно узнать жизнь с изнанки. Ведь всё можно завернуть в туристическую обёртку, и поэтому я выбрал двухчасовую ходьбу, невзирая на жару и каменные джунгли. Хотя двух-трёхэтажные дома трудно соотнести с этим понятием. Японцы пешком не ходят. Это очевидно. Ещё бы, у них подержанные автомобили стоят, как у нас велосипеды. Тротуары бы заросли травой, если бы не редкие велосипедисты да бегуны. Небольшие пробки из прямоугольных легковушек на перекрестках. Кажется, что они из конструктора для взрослых и напоминают кирпичики. На окраине продают машины. Новые и подержанные, вокруг стоянок деревья с красными и жёлтыми пластиковыми листочками. Над машинами красные транспаранты. Не хватает только бантов с лентами. Всё пестрит и сияет. Даже у машин колеса начищены гуталином, и в них отражаются солнечные лучи.
  Наконец-то сбылась моя мечта, и я тоже купил себе кроссовки в сетевом магазине "Спорт-депо". А с другой стороны - и необходимость, так как свои протёр до дыр на подошве. Как показал шагомер, в предыдущую неделю пройдено сто восемьдесят тысяч шагов. В просторном зале ряды из спортивной обуви занимали несколько сот метров и были даже тридцатисантиметровые модели. Покупателю предоставлялось право самому найти для себя нужную коробку с обувкой. Они располагались за выдвижными витринами. Про текстиль я уже и не говорю. Всё яркое и выразительное, и как у человека, неравнодушного к спорту, рука так и тянется к покупке.
  Аутлет тоже порадовал скидками и ассортиментом. На продукцию свыше десяти тысяч йен, если покупаешь товары лёгкой промышленности, предлагают оформить tax free. На алкоголь, косметику, продукты - порог в такс-фри с пяти тысяч йен. Для этого ничего делать или заполнять не нужно. Либо кассир, либо специальный человек попросит показать паспорт. Затем просканирует его и тут же вернёт вам причитающуюся разницу. Из минусов, так это то, что кассовые чеки степлером прикрепляют к страницам загранпаспорта, и он постепенно раздувается... Нужно сказать, что все цены на товары, даже в продуктовых магазинах, указаны дважды: без налога и с налогом (восемь процентов). Лишь на рынке гегемония одной стоимости.
  Ну и, конечно же, чемодан, куда же без него. Он куплен в самую последнюю очередь в магазине электроники Yamada, где были ряды с косметикой, продуктами и алкоголем. Странное сочетание. Обратно возвращался на автобусе. В гестахаузе как всегда спокойно. Кошка умывается на пороге, собачонка резвится с игрушками, девушки-квартиранты готовят ужин. Из правил проживания заметил, что запрещено с детьми, запрещено подросткам до восемнадцати лет, запрещено готовить с полуночи до девяти утра и не рекомендуется пользоваться туалетно-банными принадлежностями соседей.
  
  ***
  Последний день в Наха. Надышаться островом невозможно. Я даже рад бомжу, вторую ночь спящему на одной и той же лавочке. Вокруг него чистота и бутылка из-под амавори. А в парке со мной здороваются вчерашние компаньоны по тренировке. И мужчина, который подкармливает журавля, и гордая; пугливая птица разрешает любопытным туристам сделать её фотографию. Сегодня вторник, и детей нет на спортивных площадках, да и взрослые преимущественно на улицах. А я провёл эксперимент и оставил свой бумажник и все свои гаджеты в ещё сонном гестахаузе, и они не привлекли ничьего внимания.
  Завтрак из магазина, неспешные сборы в дорогу - и в аэропорт. Потратить последние наличные йены на сувениры и сладости. В Японии приятно покупать. Такого отношения к покупателю я не встречал нигде, хотя посетил сорок четыре страны. Если вы говорите, что это в подарок, то обёрточная бумага, бантик, красивый пакетик вам гарантированы и бесплатно, я уже не говорю про поклоны и аригато по нескольку раз.
  Багаж сдан, последний глоток горячего чая из автомата - и я лечу над Окинавой в перистых облаках. Впереди Шанхай, где только что забронировал отель за двадцать евро в пяти километрах от Пудонга (аэропорта).
  Пока, Окинава!
  
  P.S. Что меня удивило?
  1. Отсутствие урн на улицах. Только у мелких сетевых магазинов они имеются. Окинавцы несут мусор домой, где его классифицируют и утром, рассортированный по пакетам, выносят на улицу в специальные металлические (деревянные) клетки (короба), и далее им занимаются службы ассенизации.
  2. Автослесари в г. Наго, которые прервали свою работу, чтобы сделать утреннюю физическую зарядку.
  3. Легковой автомобиль в г. Наха, на крыше которого был разбит зелёный газон и росли деревья.
  4. Я искал секрет их долголетия. Как врачу мне было интересно. И не нашёл. Они носят одноразовые маски и одновременно курят; они бегают утром и вечером пьют пиво в барах; они любят подвижные игры и не могут пройти шага без автомобиля; они похожи на детей, но работают и днём и ночью... Доброта, порядочность, трудолюбие, чистота и умеренность во всём... может, это и есть рецепт долголетия?!
  
  Шанхай
  Небо этого города мне показалось мрачным из за нависших тяжёлых облаков, готовых вот-вот брызнуть. И при отсутствии солнечного света все постройки воспринимались мрачными и угрюмыми. Вот и здание аэропорта, самого крупного в Китае, терминал Т1. Я специально построил своё путешествие таким образом, чтобы ночь провести в Шанхае. Был наслышан о его современной технологизации, об аэроэкспрессе, двигающемся со скоростью четыреста тридцать в час, о местном колорите, о том, что жители хорошо знают английский, о том, что этих горожан двадцать четыре миллиона. Я читал глянцевые страницы форумов и восхищался. Неужели я хотя бы часть этого увижу?
  Знакомство с аэропортом у меня начинается с поиска сети. WiFi требовал сим-карту местного оператора. И это уже второй раз подряд. На кордоне задерживают дольше обычного. Цементное лицо молодого пограничника. Где жить, почему Шанхай, давайте сфотографируемся, снимите обложку для паспорта (японцам она не мешала). Наконец я в Китае, точнее, в городе, который даёт карт-бланш в виде семидесятидвухчасового пребывания без визы.
  Надо поменять доллары, чтобы отель оплатить, чтобы до него добраться, чтобы чая купить, в кафе сходить. Маржа неважная, но выбирать не приходится.
  - Комиссия за услуги нашего банка составляет пятьдесят юаней! - гордо объявляет меняла в банке аэропорта, - вы согласны?
  - А куда деваться?
  Пересчитываю, получается пятьсот рублей. Соглашаюсь. Надо же как-то жить. Карточками нашими они, очевидно, брезгуют. Город мне уже определённо не нравился, и я раздражаюсь от всего. От сумрака в зале получения багажа, от отсутствия бумажных полотенец и неработающего сушильного автомата в туалете, от грязи, от скрипа багажной тележки, от обшарпанности, от того, что все толкаются и лезут без очереди... Но кому сказать об этом? Сам ведь себя в эти рамки поместил. Надо испытывать дальше.
  Получил багаж. Обычно авиакомпании везут багаж пассажира до конечной точки, но здесь иные условия. Да и мне спокойнее, так как мало ли, где он может затеряться. В год через аэропорт Пудонг проходит восемьдесят миллионов пассажиров. На выходе из терминала контроль личных вещей. Десять зорких глаз народной милиции проглядывают окно рентгеновской установки. Это уже во второй раз за сегодня. Меня отлавливают, как нарушителя законов страны. Ко мне подходят парень с девушкой и просят открыть чемодан. Он копошится в моих вещах, а она тем временем предлагает ознакомиться с памяткой о карантине в стране.
  - Что это? - достаёт он зелёный фрукт из моего носка.
  - Шикваса.
  - А это? - из футболки.
  - Ананас... папайя.
  - А это?
  - Камушки, ракушки, посуда.
  - По правилам Китайской Народной Республики ввоз всех продуктов в страну запрещён... Мы обязаны изъять их у вас.
  - Позвольте, но я их везу детям, в Москве таких нет.
  - Нет!
  - Может, я сдам в камеру хранения в транзитной зоне?
  - Нет!
  - Разрешите тогда их съесть?
  - Нет! Вы нарушили закон!
  - Я утром в Россию улетаю!
  - И что? Вы пересекли границу Китая... я конфискую всё!
  Он сложил весь мой урожай в пакет, добавил туда ещё экзотических косточек невиданных ранее деревьев, взвесил и выписал квитанцию на китайском языке, где и было то понятно: дата и что вес изъятого товара составил три с половиной килограмма.
  По указателям нахожу метро. Конечно, хотелось на скоростном поезде Маглев, но мне ехать всего три станции от аэропорта. На входе опять проверка вещей. Автомат по выдаче билетов не принимает банкноты в один юань. В метро давка, спешка, толчея. Кто ест, кто щёлкает семечки. Слепой нищий в кроксах, играющий восточные мотивы на губной гармони в сопровождении вылинявшей дамы собирают милостыню. Она потряхивает одноразовым стаканчиком с юанями перед пассажирами и жадно смотрит в глаза.
  Вот и моя станция. На входе в неё пять милиционеров, которые осматривают на рентгенустановке багаж всех входящих пассажиров. Мне же на выход. Висит карта района, но все указатели на китайском. Иду за народом. У дверей встречают десяток навязчивых таксистов, которые, потряхивая ключами, с сигаретами в зубах, предлагают свои услуги. Прорываюсь через их кордон на автобусную остановку. Стемнело, накрапывает дождь. Отмечаю, что транспорт носится, как ужаленный. Запускаю навигатор, но кроме точки на карте он ничего не выдает. Ни направления движения с маршрутом, ни названия улиц. Только синяя точка на карте. У меня загодя были сделаны скрины карты района, но идти не знаю куда. Подходят битком набитые автобусы, в которые донабиваются пассажиры. Я со своими двумя чемоданами и рюкзаком точно не влезу.
  - Вы разговариваете на английском? - обращаюсь к молодому человеку на остановке.
  - Немного, совсем чуть-чуть.
  - Не покажете, как пройти в отель Джие Джа Чаин Хотел Пудонг? У меня кугл карта не грузится.
  - Давайте посмотрим.
  Парень сверил мои скрин-шоты со своим смартфоном, но лицо его выглядело удрученным. Он вводил иероглифы, но телефон тормозил. Тем временем к нам подошли мужчины в джинсах, засаленных пиджаках. Они покручивали ключами от авто, и вся троица активно общалась между собой, вертя мой смартфон у себя в руках. "Может, это разводка? - мелькнуло в голове, - и меня сейчас обворуют или ещё чего хуже".
  - Поедешь за двадцать пять юаней в отель? - спросил парень. Двое других на английском ни слова.
  - Нет... может, автобусом?
  Тем временем к нам подъехал минибас, но без номера, и к спору присоединился ещё один водитель. Парень, наконец, понял, какой отель имеется в виду, и спросил у меня.
  - А за пятнадцать юаней поедешь?
  - Да!
  Торговаться дальше было бессмысленно. Куда идти, я не знал, было противно от ощущения беспомощности, и чувствовал себя мухой, попавшей в паутину. Мы покатили. В салоне сидела полноватая женщина и на переднем сиденье ещё один пассажир. Мои чемоданы заняли задний ряд. Всё битком. Мчимся по гудящим от сирен и сигналов улицам ночного города. Обещанного блеска я не вижу. Скорее наоборот. Колотый, перелатанный асфальт, отсутствие разметки, хаотичность движения транспорта. В конце концов, я еду, маршрут найден и на голову не капает дождь. Китайцы смеются, переговариваются и обсуждают меня.
  - Всё, приехали! - сказал худощавый водитель, указав мне на горящую вывеску у четырёхэтажного здания. Расплатившись, ушёл заселяться. На отеле все надписи иероглифами. На ресепшене меня встретили без энтузиазма и улыбок. Мужчина портье попросил паспорт, копию брони и позвал помощницу, которая говорила лучше него. Последняя ушла за ещё более старшим мененджером. Мне показалось, что им было напряжённо беседовать на английском языке.
  - Вы приехали не в тот отель! - сказал парень с ухоженным длинным маникюром и без акцента, - вам надо в отель "Джиа Дже Пудонг", а вы сейчас в отеле "Зелёное дерево".
  - И как туда пройти?
  - Это недалеко... двадцать минут пешком. Выйдете на главную дорогу, третий перекресток направо.
  - Нарисуйте, пожалуйста, схему и напишите на китайском название моего отеля.
  С этим листочком я отправился на поиски. С первых шагов отметил различия с окинавским асфальтом и тротуаром. Там, где не было припаркованных машин, они представляли неровно уложенную плитку с лужами. Чтобы обойти авто, приходилось заходить на проезжую часть для снующих мотоциклистов и велолюбителей, которые сигналили и комментировали моё нахождение. Вторая особенность - это отсутствие безопасности на зебре при зелёном сигнале светофора.
  Местные жители не стеснялись разглядывать меня, а некоторые и фотографировали мобильными телефонами. Вскоре дошёл до перекрёстка, где был организован стихийный рынок. Вперемешку лежали фрукты, детали от аппаратуры, запчасти. Тут же и кашеварилось. Многие ели, пили, сморкались и галдели. Мне вспомнилась Манила, с которой находил общие черты.
  Показал торговке знак "сна и крыши", и она ткнула пальцем в здание напротив с негорящими окнами. Лишь при приближении к нему заметил, что это отель.
  Заметил, что за мной увязался подозрительный китаец в кепке с козырьком на глазах, с которым мы зашли на ресепшен. Девушка в коротких шортах ела кукурузу и чатилась в телефоне. Нехотя оторвавшись, она попросила паспорт, отвечая на вопросы второго гостя.
  - Вот ваш ключ. Оплатите сто тридцать восемь юаней. Карточки мы не принимаем, - закончила она.
  На вопрос о сдаче с двухсот юаней, она ответила: "завтра, при выселении..."
  Конечно, фотографии с букинга обманывали, как и их заявленные шестнадцать метров жилой площади - раза в два. В номере пахло мочой из унитаза, перегородка между комнатой и санузлом была представлена шторкой, входная дверь не запиралась изнутри, сигнал вай фая регулярно пропадал, было холодно и прокурено. Кто-то подбросил мне под дверь листовки с девушками по вызову. Выходить на улицу совсем не хотелось, и было страшновато опять окунуться в довольно агрессивную городскую стихию. Я подпёр дверь стулом и стал изучать интернет. Большинство сайтов (фейсбук, яндекс, google, твиттер) не открывались. Кугисы предлагали обойти эти запреты.
  Немного освоившись, всё же рискнул сходить на рынок за фруктами на ужин и сдобой к чаю. С помощью калькулятора мы и общались с торговцами. Цены приятно удивили, как и ассортимент. Папайя, манго, бананы, яблоки и даже дуриан. Я восполнил утраченное на кордоне, и вернулся в отель. Жаль, конечно, что без центра города, может быть, как нибудь в другой раз.
  
  ***
  Ночью шёл дождь. Даже удивился, что ко мне никто не постучался. Спустился на первый этаж, где за стойкой ресепшена завтракала лапшой новая девушка, сменившая подругу. В розовой курточке, клетчатых шортах и чёрных чулках в большую клетку.
  - Вы говорите по-английски?
  - Нет!
  - Не подскажете, каким автобусом можно добраться в аэропорт? - уточнил у неё. Она не понимала меня, и я изобразил летящую птицу, помахав руками со словом "Пудонг".
  - Девятым! - ответила она на китайском и показала обилие иероглифов на экране смартфона, сквозь которые просматривалась знакомая цифра.
  Ушёл на поиски автобусной остановки. Семи ещё нет, но улицы заполнены спешащим народом. Салоны автобусов плотно упакованы пассажирами. Пройдя по двести метров в одну и другую стороны от перекрёстка, изучил остановки, но искомого маршрута не обнаружил. Тем временем открылась фруктовая лавка, в которой я вчера отоварился, и с удовольствием продолжил шопинг. Японская рыбно-рисовая диета сменилась на китайскую фруктовую.
  Удивился, когда получил причитающиеся шестьдесят два юаня при выселении из номера. Хорошо, что хоть не проверили сохранность мебели и постели. В голове был план. Через сайт букинга зашёл на закачанную карту города, по которой следовало, что до аэропорта Пудонг всего пять километров. Да и направление движения я теоретически знал. На автобусной остановке заприметил две мотоколяски, отдалённо напоминающие тайские тук-туки, только закрывающиеся полиэтиленом и с самодельными дверцами по типу шкафа-купе.
  - В аэропорт довезёте? - спрашиваю у курящего пожилого шофёра, - мне в Пудонг нужно.
  - Хорошо! - возможно так он и отвечает мне и утвердительно машет головой.
  - Сколько с меня? - уточняю я и изображаю птицу, улетающую в небо. При этом делаю жест пальцами "деньги".
  - Один! - отвечает он и показывает указательный палец. Я понимаю, что тут кроется подвох и достаю ручку, чтобы он написал стоимость проезда. Он пишет сто. Я отказываюсь. Он пишет пятьдесят. В итоге сходимся на десятке. Чтобы быть уверенным, показываю купюру десять юаней с вопросом на его газете, где ещё нарисовал схематично самолёт. Он улыбается, соглашается и предлагает грузиться, помогая мне своей правой рукой. Левой руки у него нет. Честно говоря, я и не думал, что с двумя чемоданами и рюкзаком умещусь в его салоне, но оказалось возможным, так как две трети багажа держал на коленях. Мы тронулись в путь, и я почувствовал себя счастливым. Из окна открывались необычные виды. Люди готовили пищу прямо на улице, торговали, чинили мопеды и велосипеды, сидели, кто то не стесняясь справлял нужду на дорогу. Среди движущегося транспорта превалировал двухколесный вид. Многие из пешеходов игнорировали разбитые тротуары, которые выполняли ещё и торговую функцию.
  Через пятнадцать минут мы остановились у блок-поста, где девушка-милиционер показала жезлом, что путь для нас закрыт.
  - Дальше меня не пустят... иди пешком, - сказал шофёр, - тут недалеко...
  - Спасибо дед, вот возьми, это тебе за работу, - и я протянул ему двенадцать юаней.
  Но от чаевых он категорически отказался. Тем временем ко мне подбежал молодой парень, схватил чемодан и стал грузить его в багажник своего автомобиля.
  - В аэропорт? - уточняю у него.
  - Да!
  - Сколько?
  - Один... - показывает палец. Предлагаю ручку и прошу подтвердить.
  - Сто юаней, - рисует он на моей руке. Я перечеркиваю. Видя мой отказ, пишет пятьдесят... сорок на своей ладони.
  Я не соглашаюсь. По моим расчётам бо́льшую часть пути мы проехали, и иду дальше. Через километр встретил попутчика. Он не говорит на английском, за исключением фразы "добро пожаловать в Шанхай", но уверенно ведёт меня в аэропорт. Хотя складывается впечатление, что одновременно и спрашивает дорогу у встречных. Мне тяжело. В руке двадцатикилограммовый чемодан, на плечах рюкзак с пятнадцатью, другой рукой качу ещё двадцать три килограмма, но я не сдаюсь. Трижды на тротуар заезжали мотоциклисты и предлагали подвезти в аэропорт. Чемодан они готовы были разместить перед собой на бензобаке, а две остальные поклажи я бы держал в руках. Мой попутчик оборачивался и ждал, пока мы не наговоримся и, судя по всему, одобрял мой отказ. Мы шли. Он шагал, то впереди, то сбоку, что-то говорил на своём, курил и даже пытался остановить для меня автобус. "Недалеко" растянулось в час. Надо отдать должное, что мужчина довёл меня до лифта, поднимающего пассажиров в зал вылета международных авиасообщений.
  Багаж сдан, и я передохнул. Уточнил на регистрации, будут ли на маршруте посадки в китайских городах. Девушка, улыбнувшись, ответила "нет".
  Осталось потратить юани. Чай дорогой, если сравнивать с японскими ценами и на ebay, но на сладости и снеки - сопоставимы с окинавскими. Красиво упаковано, выглядит аппетитно. Тут же в аэропорту сетевой FamyliMart, в котором надо попробовать китайские суши с роллами и горячий чай с молоком перед отлётом.
  Я в самолёте. Первые русские за две недели, которым я несказанно рад. И пусть вылет задержали на полтора часа, мне хотелось расплакаться от того, что я почти дома.
  
  Марафон 2014
  Завтра бегу марафон, Надя - десять километров, а сегодня мы получаем стартовые пакеты в Лужниках. Марафоны не бегаю уже пять лет. За плечами более пятидесяти и с десяток сверхмарафонов. В апреле 2014 г. прошёл спортивной ходьбой марафон в Вене, решил повторить это и в сентябрьской Москве. Тем более бег геометрически набирает популярность в стране, а этот марафон по количеству участников станет рекордным в России. Завтра на его трассу выйдет пять тысяч бегунов на марафоне и десять тысяч бегунов на дистанцию-спутник.
  Сегодня второй день, как выдают номера, но это не влияет на длину очереди. Организация на высшем уровне. Волонтёры направляют, распределяют человеческие потоки, мило улыбаются, знают английский. Оперативно получили стартовые пакеты - мешочки, в которых номер, булавки, буклет, печенье, стикеры, билет на макаронную вечеринку и литровая бутылка жидкого моющего средства для спортивной одежды. Странное решение. Тут же неподалёку выдают и футболки от спонсора "Adidas".
  Перекусили в кафе при Экспо, пообщались с друзьями из Питера, Волгограда, Москвы, познакомились с бегуном из Кении по имени Соломон. У него личный рекорд 2:16, хвастаюсь своим скромным 2:31, но сообщаю, что завтра пойду его спортивной ходьбой, так как из-за артрозов коленных и тазобедренных суставов почти перестал бегать. Селфи на память, обмен почтой - и гуд лак! Подумал про себя, что с таким временем он завтра его и выиграет.
  В метро случайно встретил чемпионку страны в беге на 200 и 400 м из категории Ж55. Мы с ней никогда не разговаривали, а здесь оказались лицом к лицу. Я даже не знаю, как её зовут, да и она меня тоже, но такого живого общения не с каждым другом поимеешь. Рассказала, что завтра с мужем приедет болеть и фотографировать.
  Прошедший чемпионат Европы, ностальгия по зимнему Чемпионату мира, тренировки, поиск приоритетов в жизни, увлечение фотографией, горные походы. Как много общего! Меня она заразила Непалом, с гор которого недавно вернулась.
  
  ***
  На улице ещё темно, а мы собираемся... нет, не в дорогу, а на Московский Марафон. В 7:20 должен приехать Дмитрий и отвезти нас к месту старта. Главное - ничего не забыть. Номер, булавки, голеностопный фиксатор, спортивная форма, чай, яблоки, салфетки, кроссовки и фотоаппарат.
  Дмитрий приезжает вовремя. Мы познакомились полтора месяца назад и подружились. Он спустя двадцать три года возобновил тренировки спортивной ходьбой. В 80 х годах был в юношеской сборной Москвы, шёл по мастерам, но параспортивный образ жизни сбил его с пути. Лишь в мае этого года осознал, что самое светлое в его жизни было связано со спортом. Трижды приезжал на совместные двадцатки, и на последней я заразил его марафонским вирусом. Это не сложно. Моя жена бегает марафоны, многие из моих друзей бегают марафоны, коллеги увлекаются бегом, вот и Дима не устоял перед рассказом о марафоне.
  Действительно это грандиозно. Как написала девушка-волонтёрша в Инстаграме: "Я впервые горжусь, что живу в Москве". Это было вчера. Сегодня я подписываюсь под её словами.
  Город живёт, я бы сказал, что дышит марафоном. Это заметно по рекламе на транспорте, площадях, вывесках, интернету. Перекрыт весь центр города. Это неслыханно. И почему день "Без автомобилей" решили проводить двадцать седьмого августа? Его надо было проводить сегодня!
  На парковке у Лужников автомобили спортсменов. Некоторые переодеваются прямо здесь под мостом. Мы частично следуем примеру. В короткую форму лишь перед самим стартом. На градуснике плюс пять. У памятника вождю передаем Таисию с Орестом в заботливые руки Ане - студентке журфака, будущей родственнице. Редкий небегающий человек согласится побыть в образе бэби-ситтера.
  Ныряем в закрытую зону для бегунов. Проход в неё только по красным браслетам, которые нам повязали вчера на регистрации. Тут организованный улей. Багаж принимают без очередей, улыбаясь и заботливо складывая. Кабинки Той Той с трудом выдерживают напоры. Ещё бы, сегодня участвует пятнадцать тысяч. Невероятная цифра, которую можно было бы занести в книгу национальных рекордов, если бы мы такую вели.
  Марафон - это мода, своеобразный флэш-моб, который передался нам благодаря социальным сетям и мобильным средствам передачи информации. Сегодня модно сделать селфи с именным номером и разместить её на Инстаграме, Фейсбуке, принести марафонскую медаль утром в офис и рассказать коллегам, как это было. Эта волна растёт от года к году и благодаря грамотным организаторам она приносит свои плоды. Ведь ещё в 2009 году, когда я попал в призы по группе на почившем в бозе ММММ, всё было совсем не так. Ругающиеся старушки-регистраторы, задержка протоколов, дефицит воды и еды на дистанции, смертельные исходы на трассе и прочие архаизмы.
  А сегодня охранники распределяют бегунов по кластерам, исходя из заявленного времени. А, В, С, D, Е. Почти нет суеты, всё чётко и главное - уважительное отношение к личности спортсмена. Мы с Дмитрием ещё накануне составили план сегодняшнего захода. Начнём по 6.10, ближе к половинке выйдем на шесть минут, а после тридцатого, как получится. Главное, чтобы не упереться в т.н. "стену".
  Начало праздничное. Торжественно со словами звучит гимн России. Такого я нигде не встречал. Я бегал марафоны в Италии, Германии, Франции, Люксембурге, Австрии, Чехии - не было нигде. Я считаю себя слабым патриотом, но в такие моменты чувство гордости за державу переполняет мою грудь.
  Ровно в девять с выстрелом из пистолета стартовали сильнейшие марафонцы кластера А. Спустя три минуты и мы пересекли линию старта и нажали кнопки на наручных секундомерах. В нагрудные номера встроены электронные чипы, и переживать за время-нетто не стоит.
  Толпа бегущих заводит. Ты понимаешь, что такое человеческая сила. Видимо, так брали баррикады, так штурмовали Зимний, так защищали Родину семьдесят лет назад. Километровую отметку мы не заметили из плотного потока, но ребята с GPS-часами сообщили о шести минутах. Комфортно!
  Я наблюдаю за обгоняющими нас бегунами и кажется, что невольно ускоряюсь. Дмитрий сдерживает разговорами. Впереди ведь четыре часа. Четыре тяжёлых изнурительных часа работы. И сейчас ты делаешь задел для того, чтобы они прошли комфортно. Прежде всего психологически. Ведь ненароком можешь нагрузить свои мышцы лактатом-пируватом, а потом страдать и мучиться от болей, слабости, головокружений и пресловутой "стены".
  К ходокам относятся хорошо. Некоторые фотографируют, некоторые берут краткие интервью, кто-то по-доброму шутит или подбадривает. Мы улыбаемся и на ходу раздаём свои ладошки болельщикам. Их не так много, как в Европе, но они есть. С транспарантами от организаторов, домашними заготовками из ватмана, водой, трещотками и хорошим настроением. Даже случайные прохожие из метро останавливаются, чтобы поглазеть или снять происходящее на мобильники.
  На втором километре к нашему дуэту присоединился Олег, с которым мы познакомились в прошлое воскресенье на пробеге Nike. Но тогда это был обмен рукопожатиями и именами, а сегодня он, похоже, настроен на долгую беседу, и я невольно становлюсь слушателем, иногда вставляя свои комментарии.
  Олег бежит второй марафон в жизни. КМС на 400 и 800 метров, двадцать пять лет перерыва в спорте, тренируется пятнадцать месяцев и привил любовь к бегу и сыну, которого из за возраста (12 лет) сегодня не допустили на марафон.
  После четвёртого километра десяточники свернули на своё малое кольцо, ну а нам стало просторнее. Вот и первый питательный пункт на пять километров. Изотоник, вода, апельсины. Решаю, что надо подкрепиться, так как завтрак был символическим, и после него прошло четыре часа. Есть и пить на ходу я научился ещё на беговых марафонах. В ходьбе чуточку сложнее. Замечаю, что для многих бегунов это дилемма. Пробежать или остановиться, чтобы поесть. Большинство выбирают второй вариант. Ну а мы с минимальными временными потерями выходим из этого круговорота.
  Москва красива, как никогда. Широченные проспекты, лишённые припаркованных автомобилей. За пару часов ветер продул её, и дышится легко и свободно. Кажется, что ты в будущем и люди вспомнили о том, что можно просто ходить или просто ездить на метро. Открывается ведь другая жизнь!
  Десять километров. Темп по 6.10, и мы довольны. Почти четверть дистанции позади. Замечаю, что Дмитрию тяжеловато. Дыхание, потоотделение, мимика - всё свидетельствует об этом. Нам с Олегом попроще, и наш разговор не замолкает ни на шаг. Ведь самый лучший попутчик в дороге - это собеседник, с которым ты на одной волне. Поначалу у меня возникало опасение, что наш разговор забирает силы, но потом вспомнил свой старт на Кубке России на 100 км, где до сорока двух километров бежали группой из шести человек и на ходу разговаривали.
  Незаметно подкрались к пятнашке. Темп всё тот же крейсерский. Странно, за шесть лет жизни в столице так и не побывал в некоторых местах, где проложена трасса марафона. Она круговая, и лишь в двух местах марафонцы видят встречные лица друг друга и то ненадолго. Питание, освежение губкой - и дальше. После полумарафона Дмитрий начал сдавать. Подбадриваем его словами, но очевидно, что ему крайне тяжело.
  - Это иногда бывает, Дмитрий. Надо потерпеть до двадцать пятого километра, а там отпустит.
  - Спасибо, Вячеслав, терплю.
  На подъёме двадцать третьего километра мы остаёмся вдвоём с Олегом, если не считать тысячи окружающих нас бегунов. К некоторым уже пригляделись и устраиваем своеобразные догонялки. И такие микросоревнования отвлекают от дистанции. Ведь сегодняшняя задача - это удовольствие.
  На двадцать пятом к Олегу подбежал его сынишка и поприветствовал нас. Супруга снимает марафон на видеокамеру. Сетую, что выронил из рук банан на питательном пункте, но Олег предлагает тюбик спортивного геля и на душе становится веселее. Ведь многое на сегодняшней трассе зависит и от питья, и от еды.
  - Ребята, вы хоть что-нибудь кушаете? - задает нам вопрос девушка в чёрном костюмчике и розовых гетрах, которую мы обходим в пятый раз.
  - Конечно.
  - Вы хоть чуточку устали?
  - Чуточку да... - и мы обгоняем её.
  Наш разговор становится необходимым, и мы обсуждаем всё, что в поле зрения. Пушкинская площадь - и я рассказываю о теракте нулевых и рассказе о нём. Литературный институт - и вспоминаются интересные высказывания преподавателей. Богословский переулок, в котором живёт мой школьный друг-алкоголик. Ассоциации возникают случайно, но они как часть этого состязания, чтобы обмануть усталость да, честно говоря, интересно познавать чужую жизнь и делиться страничками своей...
  Тридцатка позади, и темп прогрессирует. Скоро финиш. У многих бегунов наступила "стена" и они идут пешком или разминают скованные судорогами ноги (как следствие дефицита магния и калия).
  - У нас сегодня стены не будет, Олег, я это чувствую.
  - Полагаюсь на твою интуицию, Слава. Ты меня удивляешь... тяжело ведь?!
   - В жизни бывают более тяжёлые моменты. Осознание этого придаёт силы.
  На Тверской познакомились с парнем в промокшей чёрной футболке. Он уже пять километров "сопровождает" нас и поделился, что занимается в тренажёрном зале и ходит на теннис. Не бегал никогда. Решил преодолеть марафон. Он подбадривал всех, кто переходил на шаг. На тридцать четвёртом мы расстались, так как темп приблизился к 5.40.
  Вот и отметка 35 км. Мы на Кропоткинской набережной. Теперь можно закрывать глаза, ложить голову на плечо и мочить, что есть силы. Наш разговор прекратился, и мы оба понимаем, что пришла пора работать и испытывать свои резервы. На 38 м съели второй гель и вскоре расстались. Преодолеть барьер в 5.30 мне не по силам на этом марафоне. Я без грусти и сожаления наблюдаю, как удаляется салатовая майка Олега, и подбираю медленно бегущих. Азарт, помноженный на усталость.
  Многочисленные зрители поддерживают, и отвечаю взаимностью. Некоторых знаю, некоторые читают моё имя на номере. Такое ощущение, что вокруг одна большая семья, которая сплотилась вокруг марафона.
  Питательный пункт на сороковом километре пропустил. Аппетит странным образом улетучился. Вот и Хамовнический вал, Южное ядро Лужников, и виднеющиеся ворота с такой долгожданной надписью "Финиш". Ускорение, накат, улыбаюсь самому себе, и тяжёлая медаль в форме двух лепестков или сердечка охлаждает грудь. Как классно! Я это сделал. Я прошёл свой первый марафон. Всегда, когда что нибудь совершается в первый раз, это сродни тому, как будто заново появляешься на свет.
  Но эмоции растворяются в наваливающейся усталости. Хочется прилечь и поспать. С трудом заставил себя одеться, выпить чая - и к родным, которые уже заждались. В эти минуты ощущаешь этакое депрессогенное влияние усталости, когда трудно сделать шаг, сказать слово, и любое движение требует усилий, колоссальных усилий. Это бывает редко, пальцев двух рук достаточно для подсчёта таких случаев, но от этого никуда не денешься.
  Через пять часов организаторы прислали смс с итоговым временем 4:08.47. Что ж, программу минимум я выполнил. Максимум был - разменять четыре часа.
  Лишь дома двойной эспрессо и контрастный душ возвращают к краскам жизни.
  
  Московский марафон 2015
  "Каждый человек, регулярно занимающийся спортом тридцать-сорок минут в день, на протяжении года, может преодолеть марафон. Всё лишь зависит от ваших амбиций..." - завершающие слова лектора - спортивного врача Виноградова из Поволжья на марафон ЭКСПО 19-го сентября. "Наверное, он, прав..." - подумал про себя. Вспомнился первый марафон в 1992 году, который бежал без подготовки, регистрации, стартового номера и после бессонной ночи.
  Слово "марафон" несет в себе что-то магическое и легендарное. Некоторые увлекаются им настолько, что всё окружающее подчинено только ему. Еда, работа, семья, отдых.
  - Где ты был? - через дверь спросила экс-жена после пятичасовой воскресной пробежки по заснеженным бурятским сопкам.
  - С Андреем длительную бегали!
  - Не вешай лапшу.
  - Правда, бегали, почти шестьдесят километров без еды преодолели.
  - Иди туда, где был...
  Вопрос тренировок встаёт в каждой семье. В любом случае страдают как минимум двое. Чтобы его безболезненно разрешить, надо заразить свою семью бегом. Это не всегда удаётся. Ведь бег - это страдание, боль, потёртости, почерневшие ногтевые пластины, режим, воля, питание, отдых, форма, время. Можно перечислять и перечислять. Но с другой стороны, бег - это мудрый таймшерринг. Популярное заграничное слово. Бег позволяет дать оценку времени, распределить себя в нём, сравнить, каким ты был десять, двадцать лет назад и определить цели и устремления. А может, это то острое, чего не хватает в относительно пресной жизни, то, где только ты являешься хозяином своего шага и продвижения вперёд. Всё сконцентрировано в твоей воле, а комбинация разума и мышечной силы направляет к финишной черте на свой внутренний пьедестал. Хотя опять же, зачем бежать марафон? Ведь для получения дозы эндорфинов достаточно, порой, и старта на тысячу метров. Видимо, всё же в слове "марафон" есть что-то волшебное.
  - Тебя регистрировать на московский марафон? - спросил я у супруги в апреле, - осталось всего полторы тысячи слотов.
  - Если будет, с кем оставить детей, то да... Надеюсь, это не будет похоже на ММММ образца 2008 года, когда на столах было "шаром покати", или на Королевский, где заблудилась на трассе...
  Надя после таких малоудачных выступлений решила, что стартовать на отечественных просторах не будет. Дело, конечно не в еде, а в отношении к человеку бегущему.
  В дальнейшем удалось заразить идеей марафона ещё двух коллег с работы и Дмитрия - спарринг-партнёра по спортивной ходьбе, с которым и намеревались пройти его плечом к плечу. Но за неделю внезапно оступился на лестнице и как следствие, растяжение связок. Травма - показатель того, что организму нужен покой, передышка, а любая боль - признак того, что надо прислушаться к себе и снизить нагрузки. Что делать? Передать номер и ехать фотографом или бежать дистанцию-спутник десять километров?
  Накануне старта съездили на марафон ЭКСПО. Для пробега в двадцать тысяч человек всё организовано на высоком уровне. Множество экспозиций со спортивной обувью, экипировкой, питанием, часами, системами безопасности, лектории, тренажёры - всё как в Вене или Зальцбурге. Если не брать во внимание марафонский ужин, от которого, очевидно, отказалось большинство участников. Лимитированное по времени мероприятие в интерьерах столовой эпохи СССР по выдаче итальянских спагетти с очередями выглядело непривлекательно. Зато порадовали ярко-жёлтая майка от трилистного спонсора, удобный информационный буклет, именной номер с электронным чипом и булавками, которые входили в стартовый пакет, а также вежливость и улыбчивость волонтёров. В качестве настроя на завтрашний старт закрепили на запястье жёлтый пластиковый браслет с напутственными словами: "Не снимать до старта. По ним вас будут пропускать в стартовый городок..." Мы посетовали, что в этот раз не вложили средство для стирки - видимо набор спонсоров сменился.
  
  День старта.
  Непривычное сентябрьское тепло располагало к пробежкам, а утреннее солнце настраивало на мажорный лад. Что и как бежать, я так и не решил. После августовского чемпионата мира в тренировочном процессе было затишье, если не считать стартов выходного дня. Да и в годовом графике не было заделов для специальной марафонской подготовки. Ведь, чтобы уверенно бежать марафон, необходимы объём от четырёхсот километров в месяц, еженедельные тридцатки, ускорения по километру-два, тейпинг и полноценный отдых. Но опять же, всё зависит от цели и темпа. Ведь бегают наши любители трусцы по десять-двадцать марафонов в год в темпе четырёх часов, а иные в месяц, и ничего с ними не происходит.
  На сокольнической линии метро вагоны поездов пестрят от ярких маек бегунов. Некоторые уже в короткой форме. Видимо, не рассчитывают на услуги гардероба. На выходе из метро "Спортивная" беговой люд формируется в спонтанные колонны и устремляется к Лужникам. Досмотр вещей на воротах и прогулка к стартовому городку, который сместили в этом году к Северной трибуне.
  Для вещей выдали большие пластиковые пакеты-рюкзаки с наклеиваемыми на них номерами. Количество волонтёров зашкаливает, и мы везде проходим без очередей. Вот только с кабинками WC организаторы просчитались, и у них ситуация катастрофическая. За десять минут до старта занимаем свои позиции в стартовых зонах. Я - в С, Надя - в D. Исходя из заявленной скорости, было предусмотрено пять кластеров. В моей зоне сосредоточились пейсмейкеры с флагами на 4:15. Вокруг них оживлённая беседа бегунов, увешанных "патронами" гелей и изотоников. Некоторые из них напоминают викингов, только вместо лат и доспехов - рюкзаки с питьевыми системами и полосы ярких лейкопластырей на ногах. Их гам пытается заглушить то динамичная музыка, то комментатор марафона, по стилю - ведущий ночных танцполов. Над головами беспрерывно летают фантастические пауки-видеокамеры, транслирующие изображения на большие экраны. Не верится, что бег стал таким популярным в нашей стране. Это привычно для Европы, США, цивилизованной части Азии, где марафоны по десять-сорок тысяч человек стали нормой, но вот, чтобы в России собралось двадцать тысяч человек - нонсенс. Ещё четыре года назад такие цифры казались фантастикой, а на старт старейшего столичного марафона ММММ, проводимого под сводами Кремля, выходило немногим больше тысячи бегунов. Хотя опять же, Москва не отражает ситуацию в стране. Здесь же и стартовый взнос немалый: от 1200 до 3000 руб., и лоты быстро выкупаются в онлайн режиме, и справки требуют с тремя печатями, так что не каждому под силу преодолеть такой рубикон. Поэтому большинство стартующих - это Молодёжь, которая черпает информацию из сети, может провести онлайн платёж и готова на подвиги, несмотря на слабую подготовку. Часто спрашиваю у себя, наблюдая за мучениями на дистанции: "Что движет таким самоистязанием? Желание преодолеть себя или собрать лайки под хэш-тэгом, сменить профиль в фейсбуке или похвастаться медалью перед друзьями..."
  Представители клубов, корпораций, студенческих коммун и просто любители азарта тем временем переминались с ноги на ногу в ожидании старта. Кто-то настраивал музыку в плеере, кто-то электронные гаджеты - счётчики километров-калорий, кто-то заряжался ядовито-синим изотоником. Несмотря на присутствующих сегодня представителей шестидесяти стран, все комментарии главного диктора - только на русском языке.
  За пять минут до старта по традиции прозвучал гимн России, во время которого приподнялись болельщики на трибунах. Там сегодня яблоку негде упасть. Затем дали ставшую модной среди фанатов человеческую волну и, наконец, обратный отсчёт: "десять, девять, восемь, семь, шесть, пять, четыре, три, два, один, старт". В 8:50 стартовали велоколясочники, именуемые "хэндбайкерами", в 9:10 убежали марафонцы из кластера А, а через тринадцать минут и я нажал на кнопку секундомера. С этого момента решил бежать полный марафон. Раз всё сложилось так, что оказался здесь, то этим следует и руководствоваться. Интуитивно выбрал комфортный темп 4:10 на километр, которого и придерживался почти всю дистанцию, за исключением провала с 30 го по 35 й километр. Конечно, был соблазн повернуть на разделении потоков десяточников и марафонцев, но гордость не позволила. Да и с другой стороны, десятку надо было по три тридцать бежать. И повстречавшийся друг-коллега, которого удалось пристрастить к марафону, крикнул мне на ходу: "Марафон сегодня, Слава?" Как ещё можно ответить на такой вопрос?!
  Чтобы бегать марафон, надо любить математику. Некоторые марафонцы помнят не только минуты с секундами своих лучших марафонов, но и время друзей, соперников и кумиров, и не только за текущий год, но и показанные ими в каком-нибудь далёком семидесятом году. Так устроено, что в памяти остаются яркие моменты, которые можно считать своеобразными озарениями, и которые подсвечивают нам на протяжении жизни. Как-то на работе столкнулся с деменцией (приобретённым слабоумием) у пожилого отставника-полковника. Он забыл имена детей, не ориентировался в месте и времени, не знал номера палаты и того, что съел на завтрак, но помнил, что в юности бегал по КМС полторашку из четырёх минут и восемьсот за минуту пятьдесят.
  Москва без машин и общественного транспорта напоминает собой старую часть Венеции. Только каналы, пешеходы и никакого автомобильно-мотоциклетного фарша. Нет, Москва гораздо лучше. Разве может сравниться пустующая парадная шестирядная Тверская с каким-нибудь замшелым северо-итальянским переулочком? Уже ради этого стоит бежать марафон. Ведь даже в Питере на марафоне скупятся перекрыть Невский проспект, а на пробеге Пушкин-Санкт-Петербург в этот день машина сбила бегунью. А здесь только ты, широкие проспекты и полицейские по стойке "смирно" через каждые двадцать метров. Ощущение, что в будущее переместился или нефть закончилась. Я уже не говорю про набирающую моду "дай пять". То и дело пока ещё куцые стайки болельщиков, разместившиеся, как правило, у пунктов питания норовят почувствовать ладошку пробегающих марафонцев. Лично мне нравится, так как избавляет от монотонности бега.
  С питанием организаторы постарались на славу. С десятого километра бананы, апельсины, вода, изотоник, освежающие губки, к которым присоединились чуть позже хлеб с солью, яблоки и кола. Беги - не хочу. Конечно, не сравнить с марафоном на Этну, где раздавали Грано Падано и дыни с курагой и миндалём. Хотя свой первый марафон я бежал на хлебе, чае и воде и показал 2:52. Все эти заморские штучки в то время были в дефиците, а люди в средней своей массе бежали почему-то быстрее. Ну да ладно, хорошо, что мы стали жить лучше и имеем возможность выбирать в магазине или в интернете кроссовки, и больше не приходится самостоятельно склеивать замшевый верх от московского "Адидас" с подошвой от фабрики "Киев-спорт".
  Питательные пункты чередуются каждые два с половиной километра, что не может не нравиться. Можно и губку поменять и чем-то вкусненьким запастись. Сегодня пожертвовал завтраком ради сна и поэтому надо думать о пуле гликогена.
  Самое главное на марафоне после того, как темп стабилизировался - это занять голову. Хорошо, когда есть с кем поболтать, а когда - нет. Ну, встретил друга, знакомого, родное лицо - подбодрил себя и их. А дальше? К тому же я оказался в ситуации постоянных обгонов, и спарринг-партнера найти довольно проблематично. Хорошо, что вокруг всё постоянно меняется. Улицы, по которым ходил лишь по тротуарам или пробегал во время прошлогоднего марафона, а сейчас заново приветствуешь их. Бегуны, которых не спеша подбираешь. Секундомер с километровыми отметками, как показатель знания своего организма. Фотографы, болельщики, случайные прохожие и размышления о беге или на бегу о жизни. Некоторые считают свои марафоны, я - нет. Знаю, что их больше полусотни, а может уже и сотня, но это никогда не было принципом. Мы ведь не считаем свои дни, а марафон - это такой же день, такая же жизнь, пусть и местами своеобразная. Некоторые считают его преодоление геройством. Но ты ведь никого не спасаешь, скорее наоборот - это признак некоторого сибаритства. В бедной Кении бегают, чтобы выбиться в люди, в иных странах, где ВВП сродни африканскому уровню, к такому роду активности относятся с непониманием. Марафон - это награда собственному тщеславию, вариант истероидного поведения или самолюбование, во время которого получаешь максимум человеческой поддержки, способ развития и укрепления волевых качеств, ну и, наверное, личный таймшеринг. Когда я готовился к личному рекорду в 2004 году (2:31.20), мой трёхмесячный план тренировок был записан на обоях комнаты и дублировался после выполнения в дневнике, который я вёл на протяжении двух десятков лет занятий бегом.
  - Слава, Славочка, давай, милый, потерпи, чуть-чуть осталось! - магические слова, которые выводят из равновесия. Я глазами ищу обладательницу незнакомого мне голоса и натыкаюсь на улыбающуюся высокую блондинку с жёлтой майкой и надписью "волонтёр". Кажется, что ещё чуть чуть - и она бросится мне на шею.
  "Такая мелочь, как напечатанное на номере имя, а как приятно!" - подумал про себя. Ну, где ещё можно получить такую мощную психотерапевтическую струю, как не на марафоне? Если вы нуждаетесь в социальной поддержке на протяжении трёх-четырёх-пяти часов, то надо пополнять ряды марафонцев! Такого радушия, как на этом марафоне, я ещё не встречал.
  В размышлениях подобрался к тридцатке. На часах 2:06 с секундами. Осталось двенадцать километров. Внезапно почувствовал себя сдувающимся шариком, на который давит внеземная гравитация. В мышцах свинец, в голове туман. Темп падает ниже пяти минут.
  - Стена, Слава? - спрашивает нагоняющий меня Игорь Владимиров, - может, гель с энергетиком примешь?
  - Спасибо. Думаю, что уже не поможет.
  Он легко убегает от меня, а я с трудом переставляю ноги в темпе пять тридцать. Может, перейти на спортивную ходьбу, чтобы разгрузить мышцы? Но идти будет тяжелее, чем бежать. Питательный пункт тридцать второго километра не помог. Меня обгоняют толпами те, кого ещё несколько минут назад с лёгкостью обходил. Некоторые называют это состояние стеной. Я думаю, что она бывает лишь в том случае, когда ты неверно рассчитал свою крейсерскую скорость. Наверное, всё же надо было умерить пыл секунд на пять-семь, и тогда, вероятно, не было бы таких страданий.
  - Мы верим в тебя, ты - лучший! Ты сможешь! Давай, поднажми! - теперь голос принадлежит случайной или неслучайной прохожей, которую повстречал на набережной.
  - Спасибо!
  Пытаюсь улыбнуться, но мозг уже не контролирует эмоций. Ещё питательный пункт 35 го километра, который пробегаю без удовольствия. Но внезапно заметил, что часы показали пять минут, и проснулся азарт. 36 й километр 4.45, 37 й - 4.30 и пошло по восходящей. В третий раз встретил друзей Ивана и Александра, которые напоили меня Колой. Кола из рук друга имеет ещё больший целебный эффект и выводит на четыре минуты. А тут ещё джаз-банда Макса Журило в костюмах в стиле хиппи и париках. "...Друзья, мимо нас пробегает легендарный спортсмен. Вячеслав Дегтяренко. Он выступал в нашем клубе с лекцией..." - долетают до меня мощные слова поддержки. Сомнений нет, что я вылетаю из четырёх минут. Ещё друзья. Поворот с набережной. Вот и финишный створ и жёлтая майка Игоря Владимирова, которая придаёт мощный импульс для обгона и ускорения.
  3:03.15. Часам - стоп. Красивая фирменная медаль на шею, которой мог бы позавидовать любой европейский собрат. Термонакидка, бутылочка воды, гардероб, гречневая каша, разговоры, послефинишная эйфория, плавно переходящая в продолжительную астенизацию.
  - Разрешите, я вас покормлю, молодой человек? - обращается высокая девушка в розовом бикини, мини юбке на туфлях-платформе. Может, это не ко мне? Но рядом никого, а за моей спиной только струи воды от фонтана.
  - Да, - чуть не поперхнувшись от домашней шарлотки, отвечаю ей и беру у неё гроздь винограда, - только и вы угощайтесь моим пирогом...
  Мы обменялись дарами, и я ушёл к памятнику Ленину встречать Надю. Ей ещё час бежать. По пути обращаю внимание на седовласого бегуна, лежащего на газоне, которому оказывают доврачебную помощь, приехавшую скорую помощь и вспоминаю трагедию с Lasco на Королёвском марафоне 2008 года. Для обоих это было последнее. Марафон - это та же жизнь, ничем не отличающаяся, со своими законами и правилами.
  
  Кросс лыжников "ВВЕРХ-ВНИЗ"
  - Готов, Слава? - спросил мой давний коллега и соперник по дорожке Швецов.
  - Нет... Второй беговой старт за лето... но как-нибудь добегу! - где-то слукавил я ему.
  После воскресной десятки на пробеге "Бег в помощь" шесть дней болели четырёхглавые мышцы, несмотря на скромные тридцать девять минут. Всё же нагрузки в ходьбе и в беге заметно отличаются. Но в глубине души надеялся побить свой рекорд этой трассы двухлетней давности, а при благоприятном стечении обстоятельств, попасть и в призы по группе 1969-1979 г.р.
  К тому же на старт был подбит госпитальный друг - лыжник Алексей Ковалев, который и выступал моим ориентиром. У его семьи возникла проблема с беби-ситтером, и наша взрослеющая дочь должна была принять на себя роль смотрительницы двоих детей.
  Через сайт "спортвокруг" заплатил взнос за участие - 250 рублей с человека, что по нынешним меркам, когда организаторы тяготеют к тысячам, вполне допустимо. Может, конечно, они на тысячу безделушек наделают или бананов напокупают, но мне этого не надо, главное, чтобы атмосфера душевная была, да трасса точная.
  - Что так машин сегодня много? - спросила меня старушка с испуганными глазами в Пироговском лесу, когда мы парковали машину, - хоронят кого известного?
  - Нет, бабуля, соревнования проходят!
  - А что делаете-то?
  - Да бегаем!
  - Ну и слава богу, а то я спугалась...
  Трасса проходила в десятках метрах от кладбища, и жители деревни Пирогово были в недоумении, так как почти шесть сотен бегунов и столько же сопровождающих оккупировали этот район для проведения досуга.
  - И зачем нам дача, Слава? - спросил Алексей, - каждый выходной старт. Выбирай, выступай и получай удовольствие!
  - Я с тобой согласен. Нам уж точно она пока не нужна. Времени на себя не хватает, не то, что на дачу.
  В полдень мальчик 2010 года рождения отправился преодолевать двухкилометровый круг и тем самым открыл соревнования. Изюминка данного соревнования - это раздельный старт. Т.е. участники выходят на линию старта каждые пятнадцать секунд, друг за другом, согласно нагрудным номерам, что позволяет избежать толчеи на узких тропинках лесной трассы. А ведь круг состоит из четырёх подъёмов и четырёх спусков, на которых трудно избежать столкновений. Но благодаря этому небеговому ноу хау бег относительно безопасен. Вот только на секундометристов нагрузка ложится колоссальная, ведь электронные чипы не предусмотрены.
  Сфотографировал первый кросс нашей дочери. Если первые два подъёма она улыбалась мне, то потом лицо приобрело чисто спортивное выражение. Мне показалось, что она так и не поняла, куда определили её родители, и после финиша страдала от перенапряжения. Лишь конфеты с чаем вернули к действительности.
  Пока Надя была с детьми, отправился разминаться и дышать лесом. Ночью прошёл дождик, оставив следы в виде размытых тропинок, оползней и небольших лужиц. Памятуя, что когда-то заблудился, старался не петлять, а придерживаться ровного курса. Но от соблазна полакомиться лесной малиной не удержался. Не беда, что до старта меньше часа, когда ещё такая возможность представится.
  "В чём же бежать? Кроссовки или шиповки?" - эти мысли тяготели надо мной почти всю разминку. Песок располагал к шипам, корни и отсутствие тренировок в спецобуви - к кроссовкам. В конце концов, решил, что здоровье дороже и остановился на привычных мне по ходьбе полумарафонках.
  Вот и пятисотые номера пошли. В стартовом городке оживлённо. Лакомятся пирожками и чаем из выездного буфета отбежавшие Молодёжь и ветераны. В двух лавках торгуют лыжной и беговой амуницией. Заприметил и плотного доктора скорой помощи, приценивающегося к кроссовкам. Гардероб, туалет, электронные часы, оперативные бумажные протоколы с круговыми отсечками, представление спортсменов через микрофон и громкоговоритель, комментарии о пробегающих и финиширующих атлетах. "И как они успевают? - подумал про себя, - вот уж действительно слаженная команда единомышленников, есть чему беговой братии поучиться".
  Вот и моя череда подошла. В пятнадцати секундах маячит синяя майка Алексея. Главное - не рвать! - задача на сегодня. Подъём - спуск, обхожу тех, кто выбежал раньше. Подъём - спуск, вот и Алексей в секундной близости. Дышу ему в спину. Вместе легче. Но на четвёртом подъёме обхожу, давая возможность отдохнуть за моей спиной. Ветер свистит на четвёртом спуске. Слышу, как поддерживают знакомые ходоки. "Давай, Слава, давай!" Это придаёт сил и наводит на ускорение. Первый круг позади. Семь минут. Быстрее, чем в прошлый старт, на пятнадцать секунд. Дыхание Алексея за спиной исчезло. Теперь только борьба с самим собой, точнее с трассой и временем. На некоторых спусках ноги норовят подвернуться. Возникает ощущение, что ты - горнолыжник, несущийся по гигантскому слалому. Фотографированием поддерживает жена Олега Ванилара - Кристина. Интересно, какое у меня лицо во время этого маневрирования. Наверное, можно испугаться. Хотя не всё ли равно...
  На такой скорости руки выполняют роль крыльев, кажется, что ещё чуть-чуть - и взлетишь. Жаль, что не умею так на лыжах, ведь там и скорости повыше. На подъёме приходится стелиться и буквально прижиматься к холму. Говорят, что надо смотреть выше линии горизонта. Вроде так легче. Я делаю наоборот. Смотрю на свои носки. Они поднимаются, поднимаются и выносят на очередной холм, чтобы снова ненадолго взлететь. Сезон ходока практически завершён, все международные старты и отпуска позади, можно и покуражиться...
  Второй круг медленнее на десять секунд. Кто-то кричит, что бегу вторым. Может, и не мне. Настроение прекрасное. Поддерживаю убегающую в горку Машу - супругу Алексея. Вот и Надю настигаю. Скоро и мой финиш. На часах 21.31. Доволен, как слон. Улучшил свой позапрошлогодний показатель на пятьдесят секунд. Объявили, что у меня третье время. Здорово! Программа максимум выполнена!
  Дождался и финиша друзей. Поздравления, фотографии и церемония награждения. Тоже с изюминкой в виде деревянной медали за четвёртое место. Меня же пригласили на третью ступень и вручили пластиковую фирменную медаль и сертификат на три тысячи рублей. Здорово, так как появился повод обновить беговой или лыжный гардероб!
  
  
  Петербургский трактат
  Поездка в Питер созревала долго. Прошло семь лет, как я невольно променял его на Москву. Жалел... Первые полгода постоянно сравнивал их между собой. Но потом всё реже и реже становились встречи, и тем дальше я отдалялся от города, несмотря на то, что одиннадцать лет прошли здесь, а трое детей остались жить на невских берегах. Многие москвичи, да и не только они, считают Питер "культурной столицей" и нахваливают его за то, что в нём, дескать, меньше гастарбайтеров, пробок, и улицы почище, за квадратно-прямоугольные кварталы, да и народу читающего больше, и дышится легче. Наверное, это относительно и субъективно. Как и мой рассказ о нём, основанный на впечатлениях и воспоминаниях.
  Если российская авиакомпания устраивает акцию-распродажу, то следует искать подвох. Купив билеты туда-обратно за 3500 руб., я с удивлением обнаружил, что перед отлетом они подешевели на пятьсот. Тогда как при попытке обменять один сегмент с меня запросили 5700 руб. Дикий бизнес... так и не разродившегося капитализма.
  Пулково. Сюда я приземлился киевским рейсом в мае 1991 года. И спустя двадцать четыре года я вновь прилетел в этот аэропорт из Домодедово. Первое, что удивило тогда, это низкий небосклон и белые ночи. Сегодня к небосклону был готов, а романтические ночи остались в лете. Пулково сейчас отличался от столичных собратьев в лучшую сторону. Интернет, эскалаторы, лифты, стекло и бетон; малолюдно, тихо и пустынно. На выходе всего три-четыре дежурных таксиста с предложением подвезти. Тут же автобусная остановка и автомат по продаже электронных билетов. Парочка туристов-испанцев не имели мелочи и отказались от покупки. И не ошиблись - в автобусе живой кондуктор и не было турникетов. Об этом в Москве забыли, хотя градоначальник ещё в первый месяц своего правления обещал их снести и посадить контролёров. Но видимо за это время все ПТУ по их обучению закрылись, а сами они вышли на пенсию или в охранники. Кто не имел наличности, оплачивал проезд банковской картой через терминал в салоне автобуса минского производства.
  "МЧС сообщает: штормовое предупреждение! Днём пятого декабря по востоку Финского залива сохранится юго-западный ветер 17-20 м/с. Избегайте нахождения в зоне высоких деревьев, плохо укреплённых конструкций и рекламных щитов. Будьте внимательны и осторожны!" - как абонент Мегафона я порадовался за трогательную заботу министерства, рассылающего подобный спам каждые три-четыре часа, а как абонент МТС позавидовал такой гиперопеке.
  Метро - второй вид общественного транспорта, встретившийся мне. До сих пор турникеты принимают жёлтенькие медно-никелевые жетоны, обеспечивая работу Монетного двора. Но также имеется и бесконтактная карта. Цены колеблются от 28 до 31 рубля за поездку. Заметно больше рекламы, оно интуитивнее, ярче, чище, красивее и понятнее столичного. Пассажирам рекламируют новостройки и квартиры-студии. Все линии в выделенных цветах, в которые раскрашены и станции. В центре платформ, вестибюлей и на выходе подробные двуязычные карты района, что заметно облегчает ориентацию на местности. Беспроводной интернет в метро пока ещё не пришёл, но зато все названия имеют английскую транслитерацию. Расстояние между станциями сравнительно небольшое, и сигнал сотовой связи не успевает пропасть. Из заметных удобств - это множество банкоматов всех цветов и мастей и полное отсутствие очередей к ним; наличие пандусов для детских и инвалидных колясок. Также на каждой станции газетный киоск "Первая полоса", который пользуется популярностью среди пассажиров, и на всех дверях двуязычное предупреждение об их придерживании.
  Метро "Московская", куда через двадцать пять минут приехал автобус из Пулково, тоже имеет существенные отличия. Колеи движения подвижного состава закрыты от пассажиров стеной и раздвижными металлическими дверьми. Это связано с заботой о безопасности человека едущего, чтобы пассажиры смогли эвакуироваться в случае прорыва Невской воды. В центре вестибюля информационный стенд, видеотелефон для получения справочной информации.
  Тротуары. В Питере предпочитают асфальт. Это заметно, когда везёшь чемодан по тротуарной плитке, которой обложили всю Москву. Наверное, она экологичней и позволяет земле дышать, но колёсики изнашиваются быстрее, как и туфли с каблуком "шпилька". Но - что то, что это покрытие является хранилищем грязи и скапливает лужи. Не научились у нас ещё безукоризненно укладывать плитку или заливать асфальт. Трещины, сколы, провалы, лужи и грязь. Контраст после посещения Европы или цивилизованной части Азии. Обычно же глаз замыливается и, кажется, что так и должно, когда не можешь надеть светлые брюки, когда через год-два ботинки покрываются морщинами.
  Гостеприимство. Моё детство прошло в пригороде Киева. И меня зачастую поражало питерское хлебосолье. На Украине распространена т.н. "индийская модель". Т.е. когда приходят гости и часто без приглашения и в любое время суток, то хозяин отдаёт себя им на все сто. В северной столице хозяева могут спать, работать, уехать, например, в театр, Эрмитаж, чистить ванну-унитаз или пылесосить, предоставив гостю свободу выбора...
  Что делать утром в субботу? Друзья уехали за город, детям не до папаши, а плана нет. Погода безоблачная, не дождливая, что довольно редко для северной столицы, особенно зимой. За год в городе наблюдается всего семьдесят солнечных дней. Я знал, что мне подфартило, и, взяв фотоаппарат, ушёл на экскурсию. Ведь раньше я всегда устраивал её для гостей с авторскими комментариями и фотографиями.
  Спальные районы редко меняются. Туристы сюда почти не захаживают, и они забываются градостроителями и градоначальниками. Откроют раз в десять лет торговый центр, построят высотку - и всё на этом. Зачем? Остальное не окупится и не принесёт прибыль. Хотя что-то невидимое появилось. Многочисленные объявления на столбах. "Жасмин, Стела, Вика, Отдых 24 часа" с указанием телефонов.
  Перепрыгивая через многочисленные мутные лужи и уворачиваясь от брызг автомобилей, зашёл согреться на Кировский рынок, что на проспекте Стачек. Фотографировать здесь категорически запрещено, да и не любит наш народ это дело. Мне же хотелось купить домашнего творога и сметаны для завтрака. Пятьсот и шестьсот рублей за килограмм фермерского продукта. Цены не отличаются от московских, а в чём-то и превосходят. На мой вопрос о ложечке или вилке, салфетке для рук продавец, естественно, ответила "нет". Заметно кипели очереди в отделах рыбы и мяса. Показалось, что вся продукция одного-двух хозяев под разными вывесками, как, впрочем, и везде.
  Метро Площадь Ленина с известным товарищем на броневике. На этом пятачке исследованы все подворотни и ближайшие кварталы. Курсантская пышечная, в которой кроме пышек с сахарной пудрой и сладкого кофе с молоком больше ничего не было, надстроена тремя этажами и стала "Альфа-банком". Подвальный гастроном на Лебедева 31 превратился в уютный ресторан "Кофе и е.д.а." Всё, как в сказке, где волшебником выступил мистер Время. Неподалёку от Финляндского вокзала и памятника с Лениным расположена районная биржа труда, через которую я устраивался то в психбольницу для заключённых, то в женский СИЗО, то в небезызвестные "Кресты", то на металлургический завод. Курсанты - народ переменный и непостоянный. Не каждый работодатель готов был простить им их плотный учебный график и сон.
  Сейчас площадь - это практически центр города и, как полагается, все киоски снесены, а на их месте построен огромный торговый центр в четыре этажа. Но, как и двадцать лет назад, идёт бойкая уличная торговля. Питер - город рыбный, и рыбаки до сих пор сидят с удочками, спиннингами и мормышкой. В сезон корюшки здесь пахнет свежими огурцами. Но сейчас прилавки завалены непрезентабельной пикшей, скумбрией, треской и омулем, которые соседствуют с перемороженными подгнившими ананасами и хурмой. Память детства и юности - она самая острая и цепкая, и вспомнилось, как впервые лакомился на курсантскую стипендию бананом и ананасом подобного качества именно здесь, под стихотворные строчки "Ешь ананасы, рябчиков жуй, день твой последний приходит, буржуй". К сожалению, последних так и не довелось попробовать для полноты образа. Фруктово-рыбный киоск соседствует с оправами для очков, выпечкой, хозтоварами Китайской Республики и новшеством - пикапами автокофе. За сто рублей можно выпить среднего качества эспрессо из бумажного стаканчика.
  На Финляндском вокзале расположена моя Alma Mater. Побывать в городе и не зайти на родную кафедру военной психиатрии я не мог. Они по сути своей и дали мне путёвку в жизнь, познакомив с будущей профессией, познакомив с будущей супругой, и где родилась моя младшая дочь.
  - А что ты не сказал, что это твоя жена рожает? - спросил меня мой однокашник после родов, когда я принёс пакет с коньяком и конфетами.
  - Я и не знал, что ты будешь дежурить... А это бы как то повлияло на процесс?
  - Думаю, нет.
  Многое связывает с академией, и каждый раз с трепетом подходишь к двухсотлетним стенам, давно не видавшим ремонта и свежей краски, покрывшимся гарью проезжающих авто и труб заводов Выборгской стороны. "Осторожно, падает штукатурка" - заботится начальник кафедры военной травматологии о пешеходах и автомобилистах, развесив объявления на стенах своего "особняка". Ещё бы, ведь народ сейчас ушлый. Первые заставят лечить, а вторые оплачивать счета за царапины. А так - предупреждены - и концы в воду.
  Что бы ни говорили, что в армии спорт в моде, - это враньё! Как говорит один из ведущих специалистов с ожирением второй степени: "мы будем зарабатывать деньги головой!" И академический стадион тому подтверждение. Сначала здесь построили жилой дом, отдав десять процентов квартир преподавателям. Потом площадку для жителей, а теперь ещё и стройку развернули, убрав такое знаковое место для любого курсанта под названием "Пентагон". Это общежитие схожей формы, из окон которого курсанты после сдачи анатомии бросали и жгли книги, факелы, стреляли взрыв-пакетами, бегали по улице в нижнем белье и халатах, устраивая праздник "ж..." Это, когда в зимнюю сессию сдавался экзамен по анатомии. Как говорит старинная академическая пословица "Сдал анатомию, можно влюбиться. Сдал фармакологию, можно жениться..." Моя жизнь, как раз и соответствовала этой пословице. На третьем курсе мы подали заявление в ЗАГС.
  Анатомию на втором курсе я сдал на "четвёрку". В противном случае я должен был бежать по Невскому проспекту в белом хирургическом халате и шапочке с атласом Синельникова в руках, выкрикивая "ж... пришла!". Таково было содержание моего пари. Лишь на шестом курсе я пересдал её на "отлично", чтобы встать в очередь за "красным дипломом". Но к тому времени инициатора спора отчислили из академии за неуспеваемость. Текучесть была большой, и дипломы врачей получили только половина из первокурсников.
  Суббота на кафедре - выходной день. Курсанты, позавтракав колой с чипсами, уютно устроились на креслах-пуфиках под портретами Бехтерева, Балинского и Мержеевского. Некоторые сняли обувь, чтобы избегать отёков стоп. На полу учебники и тетради. Сон - это святое для обучающегося, и он всегда в дефиците. Тихо работал компрессор аквариума, и лишь амазонские сомы клариусы нарушали тишину.
  Пройдясь по учебному кварталу, в котором переплетены клиники, стройки и обычные жилые дома, полюбовавшись строем шагающих в столовую переодетых по последнему слову военной моды в комплекты ОДКБ молодцов и молодиц (в том числе и чернокожих), я ушёл к Неве, фотографируя всё по ходу движения. Приятно чувствовать себя туристом.
  Бронзовые памятники. Их родина - Санкт-Петербург. Медный всадник, Екатерина, Александрийский столп известны всему миру. Но есть фигуры местного значения: С.П. Боткин, Гигиея, Вилье. Именитому терапевту выпускники морского факультета в белую июньскую ночь до золотого блеска натирали пуговицы и стетоскоп, ну а даме врачи-сухопутчики - неприкрытую скульптором грудь. Почти сто лет начальство терпело подобные выходки. В конце концов, руководство перенесло древнегреческую богиню чистоты и здоровья на закрытую территорию штаба, чтобы украшать фотографии встреч выпускников.
  Исследовал академические столовые. Их две. Первая - для курсантов и тех, кто прикреплён на котловое довольствие. Меню за годы почти не изменилось. Лишь министр добавил салат-бары по типу шведского стола. А так - то же сливочное масло да вареные яйца на завтрак. Будучи дежурным по курсу, поставил личный рекорд: двадцать порций масла и полтора десятка яиц, точнее, желтков. В эту смесь, именуемую "каряк", добавил сахар, получив своеобразный десерт. Холестерин с атеросклерозом на первом курсе мы ещё не проходили. Со столовой было связано множество историй. То курсанты кому нибудь подбросят в суп кусочек плоти, отрезанный в анатомическом театре, то на спор кто нибудь соберёт толпу зевак, где в качестве аттракциона будет поедание бразильских тараканов с кафедры микробиологии и т.п.
  Во второй платной столовой пообедал позавчерашней рыбой и свежим бисквитом за два с половиной евро. По сравнению с соседом - Финляндией, куда питерцы ездят за рыбой, мясом, бытовой химией и одеждой - сущая ерунда. Моё знакомство с заграницей тоже началось с Хельсинки. Отстояв трёхчасовую очередь в финское консульство, мы подали документы на первый шенген, и, чтобы открыть визу, на один день съездили на такси в столицу Финляндии. Стоило это двадцать пять евро, и машина доставляла от адреса до адреса. Город произвёл удручающее впечатление. Архитектура - Питер, только лишённый сталинской надстройки и хрущёвских трущоб, а по ценам мы почувствовали себя бедняками.
  На пути к Сампсониевскому мосту - сравнительно новый дом литераторов и артистов на Финляндской улице, облицованный синей плиткой, который в народе именуется "Синяк". На первом этаже долгое время работал магазин "Калинка". Впоследствии он стал рестораном "Fерма", соблюдая тренд времени. Раньше мы приходили сюда на экскурсии: подивиться на заморские манго с карамболем и папайей, а в получку купить настоящие Мальборо или баночку Lapin kulta, удивляясь пятилитровой бутилированной воде по пять долларов. Чем, интересно, вода из-под крана отличается от того, что красиво упаковано, мы не знали. Эра фильтров, рекламы ещё не наступила, и на занятиях по военной эпидемиологии мы исследовали первые питерские йогурты и воду и находили, что последняя чище в микробиологическом отношении. Сегодня здесь "французская" выпечка и "бразильский" кофе, если верить рекламе - от лучших производителей. По соседству - киоск с картонной вывеской "Закрыто. Ушла на десять минут. Сигарет нет".
  Гостиница "Санкт-Петербург" тоже оставила след в жизни. На первом курсе ко мне приезжали родители и кормили здешними завтраками, по типу "шведский стол". В пору тотального дефицита начала 90 х годов здесь цвёл капитализм, и столы ломились от яств. Оставив нам с однокашником талоны на завтрак, они уехали с напутственными словами "хорошо учиться" и "хорошо кушать". В октябрьское воскресное утро наш завтрак продолжался два с половиной часа.
  Перейдя через Сампсониевский мост на Петроградский остров, я не встретил привычного вида "Авроры" с пушками, смотрящими в сторону Зимнего Дворца. Лишь одноимённая стеклянная высотка со шпилем, в которой за десять лет так и не продали все квартиры с видом на тёзку-крейсер. Пояснительная табличка у будки часового говорила о том, что уже год, как корабль в ДОКе и лишь через шесть месяцев его вернут на почётную стоянку перед Нахимовским училищем. Интересно, а куда прикомандировали его команду во главе с командиром? Очень хотелось зайти к капитану первого ранга и поблагодарить. Десять лет назад он помог мне, когда стал вопрос: где проводить свадебный фуршет. От клуба академии сохранились воспоминания от предыдущей свадьбы, а питерские рестораны кусались.
  - Ты в очереди за губернатором, парень... Если она откажется от нашей Ленинской комнаты, то у тебя и твоих гостей будет три-четыре часа!
  - Я понял вас, товарищ капитан первого ранга... Мне большего и не надо. Вечером поезд в Симферополь, а дальше Ялтинский санаторий КЧФ.
  - Ну всё иди, подполковник... Но имей в виду, ищи на всяк случай запасную площадку...
  Своё слово он сдержал, и наши гости были в недоумении, когда получили приглашение на "свадебный крейсер". Я решил, что лучшим костюмом будет мундир с медалями и значками, в котором бежал по заснеженному Невскому проспекту к Московскому вокзалу, так как наше авто попало в вечернюю пробку.
  Петроградский остров, наверное, самый большой в городе, лидирующем в Европе по количеству мостов и каналов, получившем за это нарицательное имя "Северная Венеция". На мой взгляд, напрасно. Машины в выходной день носятся по Невскому или по Большому проспекту П.С. (в городе есть два Больших проспекта с аббревиатурами П.С. и В.О.) под сто, поднимая клубы пыли. Побыв немного в кресле водителя, которого обучали вождению на УАЗике по этому острову, я по достоинству оценил их мастерство и прыть на таком количестве светофоров. На Петроградском я любил тренироваться, так как временами здесь был доступ к невской воде, и дышалось сравнительно легко во время длительной пробежки. Здесь же телестанция, телевышка и детская инфекционная больница на улице Чапыгина, в которой проработал медбратом почти четыре года, убегая с дежурств на тренировку или в академию на внеплановое построение-тревогу.
  Здесь начинался Петербург и здесь его сердце. В одном из сквериков, ориентиром которого выступают фигуры матроса и инженера в окружении десятиметровых щитов "Мегафон" и "ВТБ" на крыше сталинского дома Балтфлота, расположен царский сруб, взятый под охрану, в забор и в каменную кладку. Вход в "Домик Петра" стоит двести рублей, но раньше был бесплатен, как и вход в собор Петропавловской крепости, куда я направился, так как она, на мой взгляд, самое необычное место. Хотя можно было перейти через Неву на Марсово поле и согреться у Вечного огня, я перешёл по мосту на остров Заячий. У стен крепости расположен городской пляж, где купаться было запрещено ещё в девяносто первом, но смельчаков и экстремалов это не останавливает и по сей день. Когда в ленинградских лесах и на городских окраинах лежит снег, некоторые горожане принимают солнечные ванны, сидя на тёплых камнях крепости, которая защищает их от балтийского бриза. Преподаватели рассказывают о ВИП-пациенте, который в 90 х годах дважды лечился по поводу циклотимии. В первой маниакальной фазе он разводил страусов на ленинградских птицефермах, а во второй - пытался провести обогрев под городским пляжем у Петропавловки, выбивая и осваивая бюджетные средства.
  Древнепетровские камни, по которым шагали в деревянных башмаках, заменили новоделом. Фигура царя в шемякинском карикатурном исполнении восседает напротив усыпальницы Романовых. Туристы выбирают значки и магнитики в многочисленных киосках, где отчётливо виден тренд сезона "Вежливые люди" и "Человек в чёрных очках". Не отчётливо и Монетный двор, предлагая жетоны в разнообразном исполнении. Можно пройтись и по освещаемым казематам, можно попасть и в музей Космоса, в картинную галерею и питерский Дом восковых фигур, который гастролирует по всей стране, а можно просто погулять, вдыхая запах старины или перейти на самый маленький остров - Кронверкский, где мрачно выделяется здание Артиллерийского музея с катюшами и САУшками.
  Вторым по величине кораблём в городе является "Летучий голландец". Построенный в 2004 году по проекту и эскизам голландских мастеров восемнадцатого века, он прочно закрепился на пирсе Невы. Впрочем, он никогда и не плавал. Из его окон открывается панорама на Неву, колонны Эрмитажа, красные столбы маяков. Плавающим его никогда не видел, говорят, что его днище стоит на бетонных основаниях. Он входит в топ лучших ресторанов и спортивных клубов города. В 2006 м году мы познакомились с его кухней, когда отмечали выпуск друзей из клинической ординатуры академии.
  - Слава, а ведь могли купить дублёнку...- сказала жена перед сходом на берег.
  - Зато, какой вечер провели! Это лучше чем шкурки животных!
  Для меня он так и остался на долгие годы этаким эталоном российского Мишлена. Конечно, здесь не будут подавать сеты или подарки-угощения от шеф-повара, нет дресс-кода, и впускают с детьми, а посетители разговаривают по телефону и фотографируют чернокожих официантов с гигантскими мясными шампурами, но ведь каждый определяет свои правила для своего монастыря. Мы затаив дыхание смотрели, как сомелье разливает вино над горящей свечой, давая понюхать пробку и попробовать первый глоток старшему стола, как чередовались блюда бразильского гриля, подаваемые матросами-официантами, как официанты сметают щёточками невидимые хлебные крошки с белоснежных скатертей, как посетители разъезжались на моторных лодках от его кормы, чтобы поужинать на волнах. И отсутствие запланированного летающего шоу не ухудшал вид водной глади и краснеющего вечернего неба. И я не смог оторваться от этого, несмотря на то, что из клиники психиатрии сбежал чей-то больной и меня призывали на поиски иголки в стоге сена. И лишь вкусив на десерт жареных ананасов, ушёл ловить беглеца, и - надо отдать должное интуиции - встретил его лицом к лицу в метро.
  Между Тучковым и Биржевым мостами - долгострой, огороженный невысоким щитовым забором. По площади соизмерим с гостиницей "Россия" в Москве. Пытался вспомнить, что же здесь было, но, увы. В памяти не отложилось, хотя сколько раз гулял и бегал здесь. Трасса марафона "Белые ночи" проходит как раз по этому маршруту. И здесь я дебютировал на марафоне, ста километрах и в суточном беге. Наверное, квартал обычных питерских домов с дворами-колодцами, советскими коммуналками с ванной на кухне и тараканами из разряда доходных. Они строились на поколение, но пережили своих создателей, а некоторые из них уже перешли рубеж первой сотни.
  Стрелка Васильевского острова с установленными на ней красными фонарями маяков, которые стали визитной городской карточкой. Это второй по величине остров в дельте Невы. Сюда приезжают молодожёны. Выпить шампанского и по традиции разбить бокалы о гранит берегов или о двухметрового диаметра шар. Сегодняшний вечер не исключение. Но битых стёкол под ногами немного. Общественный дворник Петька дежурит с метлой в ожидании работы и сдельной зарплаты и караулит лимузины с лентами и фатами.
  Здесь и здание Кунсткамеры, которое редко обходят стороной приезжие. Посмотреть на заспиртованные чудеса было модно в восемнадцатом веке, что сохраняется и по сей день. Правда, после музея кафедры анатомии, где собрана самая большая в мире коллекция черепов, курсантам академии здесь было скучновато.
  Эрмитаж заметно преобразился за последние десять лет. Наконец-то открыли парадный вход в его царскую резиденцию, что со стороны Дворцовой площади, и арку Главного штаба. Теперь можно бесплатно любоваться внутренним двором, если отпугнёт стоимость входного билета или дефицит времени на исследование его экспозиций. На площади дежурят ряженые цари и царицы. К зиме спрос на них падает, и, как следствие, цена вырастает. Уже установили новогоднюю ель правильной пластмассовой формы и можно помечтать о приближающемся празднике. В городе живёт традиция встречать Новый год здесь, слушая бой кремлёвских курантов. До сих пор на площади старт и финиш многочисленных международных пробегов и центр культурных мероприятий. Правда, здесь не устраивают рок-концертов и катков, так как первое может навредить экспозиции музея, а второе очевидно не эстетично. С площади исчезли как класс матрёшечники, уступив место цивилизованным ларькам. На первом курсе на занятиях по эстетике у нас требовали эссе по картинам и экспозициям Эрмитажа. Освоившись с культурой, на втором некоторые подрабатывали в его интерьерах, составляя конкуренцию уличным коммерсантам, благо, что английский, латынь и немецкий преподавали вплоть до третьего курса.
  Мосты Петербурга. Их почти три сотни. Канал Грибоедова, река Пряжка, Фонтанка, Карповка, Большая Невка, Чёрная Речка, Охта разделяют город на множество островков. Из мостов - полтора десятка разводных над крупными водными магистралями. Это зрелище, которое собирает тысячи романтиков в белые ночи. Помню, как мои родители зачарованно смотрели первые советские клипы, снятые в Питере, с участием Альбано и Ромины Пауэр, катавшихся под мостами на быстроходном глиссере. Сегодня тоже можно повторить их маршруты, благо, что предложения опережают спрос.
  С ноября по апрель мосты не разводятся из за прекратившейся навигации. Я вспомнил, как бежал на первом курсе несколько километров по левому берегу Невы, пытаясь успеть от одного моста к другому. Не успел. Встретив друзей, отправился с ними искать море. Точнее, выход к Маркизовой луже Финского залива. В черте города доступ к нему есть на Крестовском и Васильевском острове, ну а мы искали материковое побережье и дошли до него лишь к первым трамваям. Балтика пахнет. Рыбой и мазутом, тиной и смолой. Этот запах разносит по городу ветер, о нём предупреждают чайки, которых иногда интересуют помойки и просто газоны.
  Медный всадник, Александровский сад с Пржевальским и спутниками его путешествий - верблюдами, таинственное Адмиралтейство с морскими бомбами на входе, Исаакиевский собор и отель "Англетер" с Николаем первым и парящим в воздухе конём. Это всё надо видеть, так как через них оживает история с книгами и кинофильмами. Наверное, можно сравнить с Парижем, где улицы и строения стали нарицательными.
  "Эта сторона улицы наиболее опасна во время артобстрела", "Здесь находится вход в бомбоубежище". Подобные таблички оставили на Невском, как эхо ушедшей трагедии. Кинотеатр "Баррикада" превратился в банк и отель, пышечная, сменив с десяток вывесок - в магазин "Зенит-арена", торгующий узбекскими и египетскими футболками по две тысячи за штучку. Спорт без выгоды остался рудиментом. Теперь он спонсируется считающими людьми, которые строят стадионы и манежи, возводят фонари и отели, и требуют отдачи от капитала.
  Даже торговый дом "Зингер", на первом этаже которого не протиснуться из-за книгочеев, не выдержал позиций и уступил часть своих книжных площадей под кафе для эспатов и интуристов, любующихся сквозь витринное стекло Казанским с Кутузовым и Барклаем де Толли. Но "Север", "Сладкоежка" и "Метрополь" крепко держат удары времени и наоборот расширили ассортимент и удивляют качеством. Культ чая и кофе у меня ассоциируется с Питером. Здесь я понял, что он бывает не только растворимый с сахаром и молоком и не только из пакетиков. И его чайные салоны до сих пор остаются лучшими в стране, но вот найти их неподготовленному туристу сложно. Питер - это родина "Унции" и "Пять часов". С хозяином последней мы стали почти друзьями, и он с горящими раскрасневшимися глазами в колониальной английской шапочке убеждал меня в том, что самый лучший в мире чай - это десятилетний Пуэр, приготовленный на молоке и с тройным кипячением.
  Рождественские книжные ярмарки в перенасыщенном книгами городе не вызывают энтузиазма у горожан и представляются скорее пиар-акцией, несмотря на поднимаемый шум в связи с годом литературы. Названия полок и ассортимент от фонаря, а девушка, разливающая глинтвейн, скучает и мёрзнет с телефоном.
  Чтобы глубже погрузиться в атмосферу, надо сходить в театр. БДТ, МДТ, Акимова, Ленсовета, Театр на Литейном, Приют комедианта - пароли и явки, известные любому питерцу. Помню, на втором курсе мы шли с другом по Невскому, и случайные прохожие предложили выкупить билеты в Мариинский театр на оперу (тогда ещё не обманывали). И хоть на нас были спортивные брюки и кроссовки с футболками, мы пошли, и нас допустили в храм искусств. В сравнении с иностранцами в шортах из царской ложи мы выглядели, как интеллигенты. Сегодня я был в джинсах и, пройдя магазин и выставку "Пассаж", оказался в театре им. Комиссаржевской. Через пять минут начинались "Опасные связи", и были свободные места. Судьба, тем более что недавно и книгу читал, и фильм смотрел.
  Умеют в городе играть! И второй спектакль "Дни Турбиных" в театре "Мастерская" подтвердил моё наблюдение.
  Следующие два дня непрестанно шёл дождь, Мегафон с МЧС слали, не переставая, заботливые СМС, я редко пользовался фотоаппаратом и перешёл на встречи с друзьями и детьми.
  Что привезти в Москву из пятимиллионного Питера? Чашки, магниты или текстиль? Увы, аутентичного осталось мало, или торговая логистика построена так, что всё питерское есть в столице. Торт "Север", императорский фарфор, да солёный шоколад "Особый" от фабрики им. Крупской.
  В столицу уезжал с Ладожского вокзала, который построили в современное время. Он по-прежнему выглядит пустующим и кажется, что работает в убыток казне. Лишь потрескавшаяся напольная плитка говорит о том, что иногда здесь бывает многолюдно.
  Прошло четыре дня, и теперь уже Московский вокзал встречает меня с младшей дочерью. Фотографии легионеров "Зенита" на фоне полотнища "Мегафона" и газпромовского значка - визитная карточка вокзала, а, пожалуй, и города. Сотовая связь, футбол и газ делают погоду в нём сейчас.
  Восьмилетний ребёнок замечает, что центральный вокзал Севера лучше, чище и спокойнее своего московского тёзки. Наверное, и в целом ритм города и его жителей потише.
  В субботу новенький легкоатлетический манеж Газпром принимал гостей из городов и весей для участия в Матче четырёх: России, Москвы, Санкт-Петербурга и Татарстана. Лексическо-семантическая связь между субъектами страны довольно странная. В прошлое время в нём участвовали Украина с Беларусью, приезжали гости из Прибалтики с Казахстаном, но допинг настиг и ветеранский спорт, поставив мастеров и молодёжь на одну планку с профессиональными атлетами. На это отреагировал спортивный бизнес, подняв цены на национальную экипировку почти в три раза.
  Манеж разместился на довольно популярном для отдыха острове Крестовский. На нём практически нет жилых домов. Только парк с прудами и белыми лебедями, ресторан "Русская рыбалка", минизоопарк, спортивные объекты: стадион, манеж, бассейн, ледовая арена и центр развлечений Диво-остров, который можно назвать разновидностью Диснейленда. В 90 е он был в запустении, но с каждым годом out-door индустрия набирает здесь обороты. Вот и метро построили, и мосты отремонтировали, и автобусные маршруты пустили. Сквозь леса строящегося стадиона Зенит-Арена просматривается транспортный монстр - ЗСД (западный скоростной диаметр), опоры которого уходят в морскую пучину.
  С ним соседствует самый зелёный городской остров - Елагин. Лишь малую часть занимает одноимённый дворец с беседками, мини-зоопаркп, Павильон и танцплощадки. Остальное - это зелень и пруды. По периметру он равен пяти километрам, и по его гравийным дорожкам шричинмоиты устраивали забеги на эту дистанцию. В питерских парках не любят асфальт и плитку. Только гравий и лучше красного цвета. Наверное, эту моду внёс Пётр, и современники побаиваются перечить царскому духу. В летний зной мы любили брать в прокат лодочки и исследовать его пруды. Накатавшись, уходили лакомиться в бурятский дацан Гунзэчойнэй, который смело можно отнести к достопримечательности города и Северо-Западного региона. В этом году он отпраздновал своё столетие, о чём красноречиво изложено на стене в столовой. По наружной отделке и лепнине превосходит своих байкальских прародителей, выполненных преимущественно из дерева.
  Веяние моды или времени - это синие пакетики на обувь, которые кто-то по глупости окрестил бахилы. Последние используются хирургами и только в операционных, но они завязываются чуть ли не под коленями и изготовлены из халатной ткани. Странно, что кроме бывшего СССР этот атрибут больше нигде не прижился. И буддийский храм не стал исключением, хотя обычно перед входом обувь просто снимают.
  Фото запрещено, но посетители игнорируют, и я поддаюсь всеобщей слабости. Конечно, лысого лектора в скромном вишневом халате и тапках, перед которым расселось три-четыре десятка студентов, я игнорирую, а вот фигурки Будд или сахарные иконы так и хочется заснять.
  - Папа, а почему перед Богами так много сладостей? Можно, я съем хотя бы одну конфетку?
  - Нет, нельзя... Это, чтобы Боги могли подкрепляться, когда проголодаются.
  - А когда они кушают? - не унималась дочь.
  - По ночам... когда люди спят.
  - А их можно увидеть ночью?
  - Нет... они застесняются и не выйдут.
  - А у них не бывает аллергии?
  Чтобы удовлетворить аппетит себя и детей, мы спустились в подвал храма, так как слово Дацан детям неизвестно, и мы предварительно сообщили, что идём в ресторан. Здесь ещё с курсантских времен мы заказывали горячие позы или буузы. Первый вариант названия используется в Бурятии.
  - Нам, пожалуйста, десять поз, четыре кружки чая с молоком и два кусочка торта, - сказал я толстенькой официантке-бурятке.
  Минуты через три она принесла пластиковый поднос с дымящимися позами в одноразовой посуде и минимумом салфеток.
  - С вас пятьсот рублей.
  Конечно, это не тот продукт, сделанный из рубленного конского мяса, а адаптированный к европейскому желудку говяжий фарш, но тоже ничего. И, подкрепившись, мы ушли исследовать третий этаж храма, где ламы проводили "читки грешникам", парк, где можно крутить тяжёлые барабаны и привязывать ленточки и платки на деревья.
  - Папа, если я дам богу монетку, он вернёт мне больше денег?
  - Нет, он передаст её тем, кто нуждается в ней.
  - А мне что тогда?
  - А тебе повезёт в чём-то большем, чем в деньгах, дочь.
  Субботний день завершился походом в "Ашан" у Старой Деревни. Обычный сетевой магазин, только планку потребления в нём заметно понизили, уменьшив количество деликатесов и товаров из верхнего ценового диапазона. Да, - подумал про себя, - балует нас столица, балует... артишоками и трёхтысячными сырами, кивано и круглогодичной клубникой. Питерский побратим более скромен и непритязателен. Вообще, временами мне казалось, что вроде и в одной стране нахожусь, но отличия более чем существенные. Ведь даже банкоматы родственного Сбербанка берут процент комиссионных, и роуминг национальный опустошает счёт мобильного телефона, и льготы московские здесь не засчитывают... Ещё год назад, когда мы вылетали в Сочи, дочь спрашивала: "Папа, а в Сочи на каком языке разговаривают?". Кстати, в Питере своеобразный диалект и его уроженцы иногда кичатся им: "парадное, лентяйка, поребрик, бадлон, шаверма, греча, ку́ра, хабарик, ларёк, булка..." В первые годы моего проживания здесь интеллигентного вида дамочки то и дело указывали мне на моё неместное произношение, выдававшее южнорусское происхождение.
  Второй солнечный воскресный день. Отправился к метро "Площадь Александра Невского", чтобы освежить воспоминания юности. На площади грозный всадник, безвкусная новогодняя ель и припаркованный ржавый пикапный жигуленок со спущенными колёсами и надписью "На Киев" во весь кузов.
  Это конец Невского, который насчитывает сто девяносто домов, два сквера. На нём почти не растут деревья, нет газонов, нет клумб, скамеек для отдыха, парковок. Так выглядят большинство центральных улиц. В тёплую погоду можно отдохнуть на лужайке у Казанского, в сквере Екатерины или в многочисленных столовых и кафе. Среди последних превалируют японские и китайские, при виде которых вспоминаю фильм "Изображая жертву". Пока не замёрз, зашёл в собор Александро-Невской Лавры. По пути навязчивые причитающие и просящие милостыню, среди них цыгане или молдаване. Заметно прибавилось количество киосков, открыли трапезную, монастырские булочные, торговые ларьки. Эта суета передаётся и на людей в храме, которые не могут найти своего места и постоянно движутся от икон к подсвечникам.
  Бумажный спам окраин перекинулся и на Невский, и на редком столбе не розовеет бумажный стикер "Катя, отдых" с указанием телефона. Наверное, забота о клиентах бутиков "Loro Piano", "Brioni", которые выделяются большими новогодними витринами. В столице это называют "сауной".
  Заметно прибавилось количество гостиниц и хостелов. Ещё бы, ведь на сегодняшний день в Питере 2563 отеля, зарегистрированных на букинге, что на пятьсот больше, чем в столице. И общепит города более доступен. Мне уже не хотелось кофе, но во фруктово-овощной Лавке я не смог отказать себе в нём.
  - Мне, пожалуйста, одну чиримойю и чашку эспрессо! - сказал я приветливому официанту после того, как завидел у окна бендеровские столы и стулья, - а вайфай у вас работает?
  - Конечно. Присаживайтесь... Кофе сейчас принесу.
  Я обошёл салон сетевой лавки и понял, что такого в Москве нет. Сюда не дошли сырно-хамоновые санкции, и продавец может нарезать вам кусочек камамбера, бри и проволоне. Во льду лежали коробочки с фруктовыми салатами с манго и папайей. И это первый магазин в России, где продавалась чиримойя, со скидкой 69 рублей за фрукт. И не беда, что в комплекте не было пластикового ножа, а официант на мою просьбу принёс нож для нарезки сыра. Они ведь только учатся и привыкают. Ведь ещё в 92 м году на передаче Ярмольника "L-клуб" участник викторины трижды пытался надкусить кокосовый орех... со скорлупой.
  Уехать из Питера без сувенира во второй раз - преступление, и я решил сравнить "Императорский фарфор", выпущенный на родине, с тем, что продаётся. Магазинов на Невском не меньше полутора десятков.
  - Фотографировать можно? - спросил у продавца-консультанта и по совместительству охранника.
  - Нельзя...
  - Да мне просто хотелось запечатлеть и узнать, из чего сделана чашечка за девятнадцать тысяч.
  - Фарфор высшей пробы и роспись ручной работы. Золото, агаты в краске...
  - И что, не бьётся?
  - Что вы!
  - Да уж... хорошее вложение для серванта! Скажите, а ёлочки из фарфора бывают?
  - Недавно поступили. Студенты расписывали наш фарфор в камуфляж... все экземпляры в единственном исполнении.
  - Две, пожалуйста, заверните... Будем идти в ногу с модой.
  Площадь Восстания разделяет проспект на две части. Её ориентир - монолитный блок весом в 360 тонн - гранитный обелиск "Городу-герою Ленинграду". К нему нет пешеходного перехода и подъехать вплотную можно лишь на машине. От площади Восстания интенсивность пешеходов заметно возрастает. Вечером и в праздники здесь не протолкнуться. Чем ближе к Дворцовой, тем большее количество сувенирных магазинов и по-прежнему ни деревца. Зато столовые и кафе чередуются друг с другом и довольно приветливы в отличие от охранника дворца Белосельских-Белозерских.
  - Вы куда?
  - В музей демократии.
  - Выходной сегодня. Демократия по субботам-воскресеньям не работает. Приходи в понедельник, с одиннадцати до трёх!
  Или входной двери магазина Т. Парфёновой "Открыто, звоните". Или продавщицы фирменного магазина "Фабрика им. Н. Крупской":
  - Здесь нельзя фотографировать!
  - Почему?
  - Нельзя и всё... такой закон.
  - Скажите, а кто и из чего выпустил трюфели за тысячу девятьсот пятьдесят рублей за килограмм?
  - Не скажу... Читайте сами.
  - Да я не журналист. Просто удивился самым дорогим развесным российским конфетам... Не бойтесь... В Москве такого нет.
  - Удалите фотографию из планшета, - тогда поговорим.
  Хорошо что пока конфетные магазины не обзавелись охранниками, - подумал про себя и ушёл в Апраксин Двор. Знаковое место, которое спасало от голода и скуки. Здесь в 90 е покупали самые дешёвые американские куриные окорочка и голландский спирт Royal, а когда хватало, то и водку Rasputin. Но времена изменились, и иные продавцы пришли на рынок, сместив торговые акценты.
  - Слушяй, брать, иди купи у меня такую же курточьку... тисячя рублей... финьскую, - тащит меня колоритный торговец за рукав.
  - Спасибо, не надо! - отмахиваюсь от него, как от мухи.
  - Слушяй, бери всё из этой кучи... всё по пятьдесят рублей, а из этой по сто, - не унимается он, - тюфли по пятьсот, брюки по триста - новогодняя распродажа!
  Китайско-турецкий ширпотреб мне был неинтересен, и хотелось поскорее выбраться из этого муравейника, не доставая фотокамеры из сумки. Но пройти мимо двух торгующих на земле загоревших тётушек, укутанных в псевдоивановские шали и не поговорить за жизнь я не смог.
  - Дама, а что это у вас за серенькие горошинки? Дробь?
  - Насвай, парень!
  - А чем отличается от соседнего зелёного порошка?
  - Да ничем!
  - А какой вкуснее?
  - Всё вкусно... Бери... Тебе сколько взвесить?
  После непродолжительной беседы почувствовал к себе интерес со стороны местных ребятишек, которые вели меня чуть ли не до метро Сенная, пробиваясь среди граждан с колбасами, сушёными грибами и вязаными носками, заполонившими и без того узкие тротуары Садовой улицы. Лишь у метро я отдышался и нырнул в ТЦ "ПИК", чтобы перекусить в китайском ресторане China Town. На площади у меня попросили мелочь подростки, а девушки - телефон позвонить знакомой, но я торопился за свежими впечатлениями в центр города, который не переставал удивлять. То бесчисленные магазины золота-серебра, ломбарды вперемешку с "Нитки-пуговицы-тесьма", то чуть реже встречающиеся музеи шоколада и лавки мёда, то продавец-полиглот, торгующий чёрной икрой с тридцатипроцентной скидкой на Невской линии магазина Гостиный Двор.
  - Ну как тебе Питер? - спросил Николай - мой давний приятель и директор винного магазина "Украина", - не соскучился?
  - Местами не узнать! Особенно Апрашку.
  - Да, с улицей Ломоносова - два тёмных пятна нашего района. По ночам афганцы с апраксинцами перестреливаются... скучать не приходится...Что-нибудь в Москву повезёшь?
  - Бутылочку новосветского брюта к Новому году. Не испортился за это время?
  - Да вроде нет...
  После экскурса в тёмное захотелось светлого и духовного, и, перейдя на другую сторону Невского, ушёл бродить по Михайловскому парку и Марсовому полю, Летнему саду и улице Миллионной, набережной реки Мойка и каналу Грибоедова. Погрелся у Вечного огня и потрогал пальцы атлантов, заметил, что на Неве очередное наводнение и ступеньки залило холодной водой. Сходил на вечернюю службу в Казанский собор и к могиле фельдмаршала с ключами и штандартами европейских городов. Программа-минимум выполнена. Пора домой.
  "МЧС предупреждает! 14 декабря на дорогах Санкт-Петербурга ожидается гололедица. Соблюдайте скоростной режим! Будьте внимательны и осторожны!" - заботливый Мегафон прислал нам в дорогу.
  
  Шагая по Москве
  Я боюсь этот город. Прожив в нём восемь лет, я временами испытываю невротический страх. Я теряюсь в его станциях метро и блужу в подземных переходах. Как правило, необорудованных, временами грязных, тёмных, пахнущих экскрементами и никотином, как в какой-нибудь столице Филиппин. Я знаю русский, но не могу найти общего языка с соотечественниками, которые толкаются, периодически обманывают в кафе-магазинах, наступают на ноги и равнодушно проходят мимо. Эффект толпы индуцируется и на меня. Особенно остро это чувствуешь, когда возвращаешься из Европы, где ты улыбаешься, привыкаешь здороваться с незнакомыми людьми, благодарить продавцов в магазинах и прятать мусор в урны и карманы. Мне кажется, что многие из них слепы и не видят меня, как субъекта.
  - Вы что не видите меня?
  - Что на дороге стоишь, козёл? - ответ дамы с ребёнком - случайного пешехода, ударившей на ходу по моей сумке рукой. Здесь не принято быть интеллигентом или демонстрировать слабость среди незнакомцев, и если обидчик не прав, то он сделает всё возможное, чтобы ты почувствовал себя виноватым.
  Так и шофёрша в чёрных очках на чёрной БМВ не заметила нашу семью на зебре. Так не видит сосед по лестничной площадке, с которым я четвёртый год здороваюсь, а он даже не поднимает глаза. Не видит толстушка в песцовой шубе, выбивающая сумкой планшет из моих рук в поезде метро. Иногда мне кажется, что это город либо слепых, либо глубоко задумчивых аутистов, либо интровертов, которые могут демонстрировать себя либо на футболе, либо подшофе. Здесь не принято извиняться, здороваться, улыбаться и быть вежливым. "Вежливость - это признак трусости или слабости" - учила меня русская чеченка перед самостоятельной прогулкой по Грозному: "никогда не улыбайся чеченцу и долго не смотри в глаза. Твой взгляд - это вызов...". Лишь в подъездах домов т.н. бизнес-класса с игрушечными стенами и высокими потолками, оснащённых консьержками, с цветами на полочках, не исписанными граффити стенами, ощущаю себя, как где-нибудь в Европе и расслабляюсь на время. Возможно, что меня принимают за соседа, заглядывают в глаза и с улыбкой произносят: "Здравствуйте", а я вспоминаю детскую загадку про то, что ничего не стоит, но даёт так много...
  С другой стороны я люблю Москву... За что? Не знаю. Мне кажется, что это чувство не поддаётся рациональному объяснению. Оно возникает с первого взгляда и вонзается подобно комете в сердце, а попытки объяснить его - это самообман или способ материализовать духовное. Она дала жизнь моему сыну, она учит мою дочь, она обеспечила меня работой и знаниями, которые были бы недоступны в ином месте. Хотя, по правде, я не знаю, за что я её люблю.
  Я посетил сорок пять стран, свыше двухсот пятидесяти городов, в двадцати из них жил более месяца, и на сегодняшний день лучше города для жизни, работы и занятий спортом я не встретил, но и в то же время своеобразный страх гонит меня за пределы МКАДа на ежедневные новогодние каникулы. Как мне кажется - чем дальше, тем теплее, тем спокойнее. Чтобы набраться свежего воздуха, новых эмоций и погрузиться по возращению в работу до следующих каникул или отпуска. И уже с октября прошлого года я бороздил интернет-пространство в поисках билетов и гостиниц. Калининград, Крым, Кисловодск, Санкт-Петербург или Владимир, Суздаль, Коломна. Но октябрьское ДТП уменьшило мобильность семьи, и машину пришлось сдать в ремонт "без обозначенного срока готовности", а нежданное декабрьское понижение зарплаты почти в два раза ограничило нас линиями метро и ближайшими электричками.
  
  31 декабря.
  Настроения нет. Бухгалтер не перечислил зарплату. "Не успела - лаконичный ответ крашеной брюнетки в чёрной мини-юбке с накладными ресницами и отутюженными волосами, - обещаю вам выдать самому первому в январе..." Она как заправский солдат щёлкнула каблуками, развернулась кругом и ушла по коридору, увешанному плакатами с героями второй мировой, сверкая красными подошвами лабутенов, оствавив меня в недоумении на следующие полтора месяца, так как обещания сбываются, но с опозданием.
  Описав свалившихся вчера на меня пятерых больных и поздравив коллег за праздничным столом достижениями пищевой химии - тортами от "Палыча", дешёвым шампанским "Арбатское" и традиционными пожеланиями "здоровья, счастья, настроения", сбежал в торговый центр за покупками к столу. Хорошо, что подарками запасался ещё с лета, собирая их, как сувениры на Сицилии и в Лионе, на Окинаве и в Шанхае, иначе предновогодняя суета декабря убила бы часть нейронов.
  "Ёлки закончились вчера", - так сообщили мне мерчендайзеры из "Ашана" и "Леруа Мерлен". Видимо, учли опыт прошлых годов. Хотя я ещё ни разу здесь не ставил их, заменяя веточками, голландскими пуансетиями или вечнозелёной ровесницей динозавров - араукарией. Зачем, ведь всё равно мы либо 31 го, либо первого января уезжали из Москвы. У некоторых станций метро ёлочные базары, но я им доверяю так же, как и продавцам бахчевых культур, где летом-осенью все арбузы астраханские, а дыни - узбекские. Поэтому купил три веточки, из которых сделали новогодний букет и нарядили праздничными игрушками-гирляндами.
  В продуктовом отделе суета. Многие прилавки уже пустуют, как в эру дефицита. Уборщики не успевают выносить мусор. Впрочем, они всегда не успевают. Если бы я не был в трёхэтажном Парижском "Ашане", то и не подумал бы, что это насмехательство над потребителем. Деревянные поддоны с картонными коробами македонских баклажанов, турецких помидор и словацких яблок, в которых роется привычный ко всему покупатель. Гниль и второсортица - это привычно, как и отсутствие ценников, одноразовых перчаток и прочих атрибутов цивилизации... На сегодняшний день он флагман московской торговой индустрии, и в нём даже цены указаны в пересчёте на литр и килограмм продукта. И хотя ветер эмбарго затронул и его, но что-то ещё можно выбрать из овощей-фруктов, сыров или иных молочных продуктов, например, из Латинской Америки, Швейцарии или Сербии-Греции. Я не поклонник импорта, но удивительно, что цены на отечественные продукты привязаны к курсу нефти, доллара, евро и повышаются вместе с "падением" рубля. Из российского ноу-хау - это магнитные замки. На вино, красную икру, а с недавних пор и на сыр бри, который стал больше похож на динамит или пластид.
  Накануне в поисках украшений для новогоднего домашнего торта побывал на экскурсиях в Елисеевском, Алых Парусах и Глобус-Гурмэ. Сюда не стыдно привести иностранца или гостя из провинции и устроить своеобразный ликбез, а если повезёт - и фотосессию в ампирном Елисеевском, но, увы, все "звёздные фрукты" здесь были невзрачно-зелёные, а питахайя только белая, да и то безвкусная пестицидная китайская. Зато железный занавес не опустился на их прилавки, и здесь по прежнему красуется хамон, бри и камамбер, в том числе и отечественного производителя. Цены, правда, отличаются втрое от уровня декабря 2014 года, когда рубль обесценился дважды.
  Столичные продуктовые магазины довольно необычны на первый взгляд, но ценоформирование для меня до сих пор остаётся загадкой, несмотря на то, что моё детство прошло в семье работников торговли. В недорогой "Пятёрочке" можно встретить то, что в два раза дороже, чем в "Алых Парусах", как и на рынках. Ежемесячно докладывается о продуктовой корзине москвича, сравниваются разные торговые сети, но лучшее сравнение - это память и знание математики. Многие или некоторые используют примитивные методы обмана или хитрости. Отсутствие ценников, залежалый товар, подмоченный сахар, несоответствие ценника и товара, "забывчивость" об окончании акции, понижение веса упаковки или объёма бумажной тары, а то и просто откровенное жульничество, о котором трезвонят в "Среде обитания" в виде реанимации продуктов или пальмовых "атак". С другой стороны - это тренирует наблюдательность, память, вкус и нюх. Иногда ощущаешь себя здесь своеобразным охотником, которого пытаются обмануть дикие звери.
  - Молодой человек, положите вашу сумку в камеру хранения! - передо мной выросла фигура охранника с наушником-микрофоном на голове.
  - В ней ценные вещи.
  - Тогда запаяйте её в бесплатный пакет!
  Предновогодняя столица в декабре показалась мне как никогда красивой, яркой и шумной. Такого скопления новогодних гирлянд, инсталляций, украшений я ёще никогда не встречал в своей жизни. Пожалуй, лишь Новый год в Гонконге мог соперничать с Москвой в этом году по количеству лампочек. Но там они светили лишь один вечер, а у нас две недели. Я тешил себя мыслями, что оставшись на вынужденные каникулы, в полной мере наслажусь мега-затратами и гипер-заботой, которыми наградило налогоплательщиков городское руководство.
  Но выйдя в предновогоднюю ночь за три часа до боя курантов на окраину ЦАО (центрального административного округа), что в пределах ТТК (третьего транспортного кольца), я в который раз ощутил всю несправедливость нашего бытоустройства. Ни кофе попить, ни чая, ни просто согреться в уютном кафе. Почти всё закрыто. Темень да сумрак вокруг, и лишь кособокая ёлка в Лефортовском парке уныло маячила тусклыми фонарями от царя Гороха. Знакомый прохожий в одиночестве выгуливал болонку в костюме цвета хаки в пятнадцатиградусный мороз на детской площадке. Он меня знает, как и я его, но взгляд скользит мимо, как будто вокруг пустота. Остальные собачники давно завершили свой моцион и занялись салатами. В городе любят собак, и любовь к питомцам горожане проявляют в парках и на лужайках, несмотря на запрещающие таблички и отсутствие одноразовых бумажных пакетиков для отходов питомцев. Хотя с трудом представляю собачника в одноразовых перчатках, собирающего фекалии своего питомца. Увидеть же собаку в наморднике - моветон для хозяина, которые часто и про поводки забывают. Когда же чей то пёс пускает вязкую слюну на мою штанину, как правило, слышишь в ответ: "Моя девочка добрая, не кусается..." Я в очередной раз жалею о том, что не взял газовый баллончик, и вспоминаю молодую пациентку из нейрохирургии, которой "добрый" ротвейлер перекусил сухожилия на предплечье, и её синюшная рука навсегда повисла плетью.
  Парк уже готовится к снегу, муниципальной лыжне, которую проложат по его двухкилометровому периметру, и её схемы разместили перед центральной аллеей. На тротуарах деревянные поддоны, чтобы любители не царапали пластик об асфальт. На прудах второй год алеют таблички "Выход на лёд запрещён. При несчастных случаях звоните 103". Их и на лето оставляют, как напоминание о зиме. А зимой по льду прокладывают лыжню, так как снег здесь плотный, скрипучий и ровный. Запреты. Их так много в нашей жизни, что их мало кто стремится выполнять.
  Улицы как будто вымерли, и ничто не напоминает о приближении праздника. Ни пешеходов, ни четвероколёсых, ни трамваев. Да и в домах пустые глазницы погашенных окон. "Наверное, все ринулись за город или за кордон" - подумал про себя. В предновогоднюю неделю самый распространённый вопрос от знакомых: "Где вы будете встречать Новый год?" Забота о ближнем или простое любопытство? Я так и не понял и с грустью отвечал "буду дома".
  В ближайшем сетевом ресторане "Корчма Тарас Бульба" нам отказали в кофе, так как оставалось двадцать минут до закрытия. В предновогоднюю ночь он работал до девяти. Мы любим его за разномастные вареники, украинский колорит с показной "душевностью" и за близость к дому. С другой стороны - это украинский лубок, где за фасадом любезности скрыто желание заработать, нагреть посетителя... Докризисная стоимость литра горячего молока 420 рублей, не учитывая того, что его могли разбавить. Хотя самый дорогой напиток - это бутилированная вода. В ресторанах не принято пить "Боржоми" или "Черноголовскую". Должна быть "Перье" или "Сан-Пелегрино" по тысяче рублей за литр...
  Спросил как-то, можно ли на день рождения испечь и принести с собой торт.
  - Нельзя...- ответила администраторша с глупыми венками на голове. - Вы можете написать рецепт, а наши повара приготовят его к вашему празднику.
  - Скажите, а заявленные в меню торты от хлебкомбината "Добрынинский" тоже готовят ваши повара?
  Видя, что мы уходим несолоно хлебавши, черно-чубастый гардеробщик в красных шароварах предложил "домашней" рябиновки из графина, которая в качестве аперитива бесплатно предлагалась на входе. Тут же нехитрая закуска. Резиновое сало, ржаной хлеб из соседнего магазина да солёные огурцы с оливками.
  Но настроение не приходит. Суета какая-то вокруг мелочная. Лишь вибрация поздравительных смсэсок да щебет детишек настраивал на новогоднюю волну.
  - Папа, а у меня будут новогодние подарки? А как мы будем встречать Новый год? - не унималась старшая дочь.
  - Подарки, конечно, будут... А встречать будем семьёй, за столом, слушать Путина.
  - А у нас спутниковый ресивер не работает...
  - По случаю Нового года обещаю подключить телевизор через интернет к ноутбуку...
  - Ой, папа, смотри, пассажир в трамвае куда-то едет! - показала дочь через окно на мужчину в проезжающем мимо трамвае, - осталось ведь пять минут. Что, у него не будет Нового года?
  - Будет... Наверное, он специально сел в трамвай, чтобы встретить его в одиночестве. Или может быть, трамвай в полночь остановится, и он выпьет шампанского с водителем и они поздравят друг друга и его желание сбудется.
  Стол накрыт, свечи зажжены, холодное игристое пускает мелкие пузырьки, и все замерли в ожидании. Вот и последняя песня нестареющей душой Аллы Борисовны, вот и Малахов младший, вот и Первое Лицо, которое год от года набирает рейтинг не только на сувенирных развалах страны, но и за кордонами. Выслушать его короткую речь, посчитать удары курантов на Спасской башне, выпить шампанское и поздравить друг друга. Наверное, так и у большинства в нашей стране. А дальше всё по плану. Прежний состав артистов с небольшими вкраплениями и изменениями, с шутками да прибаутками. Лишь в этом году декорациями выступил магазин ГУМ да каток на ВДНХ. Странно было видеть танцующих и поющих на льду, но критику здесь лучше отключить, как собственно и сам ретранслятор на втором часе вещания.
  
  1 января
  Поездка в Коломну отменилась. На восьмичасовую скоростную электричку не хотелось вставать спозаранку, да и мороз за ночь усилился. Поэтому решено гулять и любоваться городом, а точнее центром. Ведь недаром его украшали и наряжали, обещав и ряженых, и аниматоров с концертами и развлечениями.
  Укутавшись потеплее, мы вышли в двадцатиградусный мороз. Редкий техногенный снег слегка накрыл землю, припорошив городскую пыль. Это самое опасное время: когда уже нет зелени и ещё нет устойчивого снежного покрова. Холодная чёрная пыль поднимается чуть ли не до пятого этажа, и её залежи ежедневно счищаешь с подоконника, несмотря на двойные стеклопакеты, а также с ботинок и брюк, возвращаясь с прогулки. Москва - довольно грязный город или, возможно, службы ассенизации не справляются с многомиллионным бытовым мусором и пылью, летящей с тысяч стройплощадок. Здесь не принято носить светлое, здесь трудно оставаться чистым, так как город стремится тебя запачкать или окунуть в вездесущую грязь, если ты выбираешь роль пешехода.
  На серых металлических подъездных дверях комендант повесил свежеотпечатанную агитлистовку "Памятка по борьбе с терроризмом и диверсиями" и ярко красным лозунгом-цитатой от президента "Терроризм - это чума XXI века. Объединим усилия для борьбы с ней". Страх. Он нагнетается отовсюду. Из телевизора с новостями, из репродукторов и наглядной агитации. Я пять лет прослужил в Чечне, где велись боевые действия и ежедневно гибли люди, но в Москве с напоминаниями о терактах сталкиваешься гораздо чаще.
  В городе стало страшно жить. За прошедшие двадцать пять лет все подъездные двери в столице оборудовались замками и домофонами, в некоторых подъездах посадили консьержек с системами видеонаблюдения. Но и этого мало. Сейчас не встретишь квартиру без металлической (бронебойной) двери с двумя-тремя замками. Редкий магазин, школа, детский сад, больница, музей, офис не имеют своих охранников - "людей в чёрном". Самая популярная профессия девяностых продолжает держать пальму первенства в начале двадцать первого века. Если раньше в них набирали отставных военных, то армия не справляется с запросами, и сейчас приглашают всех, в независимости от возраста. Главное - чтобы не пил. Профессия сторож - архаизм. Она осталась в восьмидесятых, как и само слово. Может быть, мы готовимся к войне. С кем? С пришельцами из Азии, без которых теперь не можем подметать улицу, чинить обувь, строить дома и торговать...
  Мы не выпускаем своих детей в школу без сопровождения, малыши не ходят гулять на улицу, не посещают секции самостоятельно. Их хобби привязывают родителей с бабушками к ним и их кружкам, так как мы боимся маньяков, киднепинга, бомжей и, порой, самих себя. Иметь детей-школьников и работать одновременно двум родителям - немыслимое удовольствие. Вас будут приглашать на открытые уроки, конкурсы, викторины, многочасовые собрания, писать гневные письма, слать смс, заставят вступить в группу родителей одноклассников вашего чада вконтакте, вотцаппе или в вайбере, где вы забудете свои имена-отчества, станете "папой-мамой Андрея, Таисии, Сергея" и заново прочувствуете прелесть российской десятилетки, разве только, что вас не допустят к ЕГЭ (единый государственный экзамен). Хотя потом можно будет похвастаться на работе или в перекуре, что прошли олимпиаду по языку для второклашек "Русский медвежонок" и задавать вопросы наподобие провописания слов на якутском или кто с кем общался в романе Евгения Замятина "Мы".
  Моветон в Москве - ходить в школу рядом с домом. Лучше возить ребёнка на машине час, хотя если он - вундеркинд, о чём вам поведает переученный школьный психолог, то этого времени может и не хватить. Мы пытаемся дать нашим детям современное образование, лишив их и себя свободного времени, но Ломоносовы в стране по-прежнему в дефиците...
  В Басманном районе пустынно. Мы любим встречать Новый год всю ночь. Новый год - это пиршество. С салатами, водкой и деликатесами. После которого наступает нефизиологичный сон.
  Блестят выдолбленные дворниками кривые плиточные тротуары от химических вечно живущих реагентных луж, и я размышляю над их воздействием на природу, здоровье, автомобили и обувь. В который раз жалею, что не купил калоши и неосознанно радуюсь за машину, находящуюся в ремонте. В этом году коммунальщики сэкономили на дворниках и снегоуборочной технике, зато как никогда щедры на соль, которая забивается в складки одежды, покрывает узорами обувь и въедается в автомобильные щели.
  Парит не замерзающая Яуза, спасая своим теплом перебравшихся из парковых озёр городских уток. До минус двадцати пяти вода с цветными масляными пятнами преспокойно течёт-бурлит, и водоплавающие птицы чувствуют себя здесь вольготно. С удивлением смотрю на рыбаков, которые весной-летом оседают на её одетых в гранит берегах, и даже не верил, что в ней водится рыба, пока не увидел белоснежный ковёр из дохлых тушек во время фантастической жары летом 2010 года. Москва не справляется с природными катаклизмами. Будь то жара, ливень или снегопад, и тогда жизнь в ней временно парализуется, уступая место стихийной пляске природы.
  Редкие машины стремглав несутся на мигающие жёлтым светофоры. В Москве постоянно и везде спешат. Даже в праздники и в выходные, ночью и в пять утра торопятся, врезаются, бьют себя и свои машины. Нигде я не встречал так много аварий, как здесь. Может, это объясняется нашим движением, которое писатель Олег Павлов сравнил с "мясным фаршем, прокручиваемым через мясорубку" или с манерой езды и южным темпераментом. Иногда особо нетерпеливые сигналят, открывают окна и злобно-насмехательски кричат нам: "Права надо получать, а не покупать..." Как сказал мой друг - профессиональный шофёр: "Вам надо сменить авто. Чем выше ты над поверхностью земли - тем больше уважения на дороге!"
  Здесь страшно ездить на машине, велосипеде и страшно переходить дорогу, даже на зелёный сигнал по зебре. Почти год я тренировался на шоссере по обочине проезжей части, благоговейно вспоминая велопоездки по Тенерифе и Сицилии. Каждая тренировка в Москве была своеобразным везением и заканчивалась вздохом облегчения, что пронесло, и не столкнулся ни с кем и ни с чем. В асфальте с колдобиной или многочисленными металлическими люками канализации, на повороте с подрезающим авто или на велодорожке со случайным прохожим. Всё же я сломал палец, расколол два велошлема, порвал велоформу, избил колени, локти и продал шоссейный велосипед другу, чтобы он ездил на тренировки в Крылатское. Экстрим уменьшился, так как на хардтейле можно прыгать по бордюрам, ненароком пугать пешеходов и слышать матерные крики вдогонку.
  В Москве катастрофически тесно. Машинам, пешеходам, строителям, велосипедистам, домам, животным. Даже несмотря на пару лет назад стартовавшую программу по овелосипедиванию горожан не было построено ни одной велодорожки. Ограничились покраской тротуаров в зелёно-красную гамму и часто пустующими местами для их парковки. Своеобразный вариант воровства проезжей части и тротуара. Конечно лучше, чем ничего. Два года назад по городу разбросали пункты проката велосипедов, которые расцветают с приходом весны-лета, но большую часть времени уныло пустуют. Странно, мне временами кажется, что город не жалеет и не считает своих денег. Купили, построили, сломали и забыли. Под окнами квартиры трижды за шесть лет меняли трамвайные рельсы. Проект уходящего года - платные парковки, под которые отвели проезжую часть, раскрасив её белыми линиями, но так и не установили пункты оплаты. У "Электрозаводской" обновили сквер. Через год деревья выкорчевали и стали строить транспортно-пересадочный узел.
  Город, который вечно строится, никогда не спит и всегда торопится, настраивая своих жителей на постоянную гонку за жизнь, деньги, выживание, успех, славу и иные блага.
  Поначалу был в восторге от этого, казалось бы, спортивного ритма-режима. Но потом понял, что спешка к спорту не имеет никакого отношения. Это симптом, очевидно невротический, возможно новой болезни - "невроза мегаполиса". Когда спешка является проявлением тревоги, страха, агрессии, дисфории. Она заражает, передаваясь от одного индуктора к другому, как воздушно-капельная инфекция. Некоторые пытаются привиться загородными домами и дачными участками, автомобилями и мотоциклами, породистыми собаками и котами. Помогает, но кратковременно, так как работа остаётся в городе, да и за ростом поголовья машин не поспевают дорожные строители, и поэтому все обречены на пробку как минимум два раза в день. Ведь чем ближе к центру, тем дороже жильё, тем выше зарплата и цены.
  "Верните нам сквер" - одинокая надпись на заборе на фоне выкорчеванных пней и зачатков строительства пересадочного узла. В прошлом году его очистили от бомжей-алкоголиков, проложили новые тартановые дорожки и поставили детскую площадку. Спустя четыре месяца планы сменились.
  Площадь у метро "Электрозаводская". Её облик меняется каждый год, но дух коммерции неизменно витает над ней. Снесли морально устаревшие киоски эпохи конца 90 х. Тренд нового хозяина. На их месте парковка для автомобилей. Мне кажется, что скоро их станет больше, чем пешеходов. Все места и скверы под автомобили. Снесли казино. Вместо них поставили "Лигу ставок" и "Юнионбет". Круглосуточная аптека, зоомагазин, "Читай-город", "Шаверма Љ1" и несколько салонов сотовой связи пока ещё теплятся во времянках, но скоро и на их месте разлинуют асфальт под автостоянку. Повезло лишь фундаментальному зданию туалета сталинской эпохи, в стенах которого помимо многолетнего хозяина ютится салон красоты и массажный кабинет. Перед входом невыспавшиеся небритые зазывалы-продавцы с южным протяжным говором, напоминающем пение муллы с минарета, приглашают купить сим-карты "Билайн, Мегафон, МТС" без паспортной регистрации. Два месяца назад в город впустили "Теле2", но он ещё пока держит марку.
  Борьба со стихийным рынком у платформы "Электрозаводская" закончилась победой старушек-дачниц и мужчин алкогольной внешности. Вечерами они выносят свои консервации, связки сушёных грибов-яблок с овощами-фруктами, либо копчёную скумбрию с "оптовой базы"; заботливо расставляют свой скарб на ящиках-коробках или выкладывают на постеленную на пыльный асфальт газетку в ожидании своих клиентов.
  - Сколько ваше молочко, бабуля, стоит?
  - Берите... не пожалеете... Прямо из-под коровки! Для ваших детишек самое то... Хошь попробовать?
  - Стоит-то сколько?
  - Вот, я налью тебе в крышку... Было сто пятьдесят, тебе по сто двадцать отдам.
  - Спасибо... Не надо... Дороговато...
  - А что, для детей денег жалко?
  Подмёрзнув, мы нырнули в недавно отреставрированную станцию "Электрозаводская", которая год была на ремонте. Хит уходящего года - это рентгеновские установки, в которые просят поместить крупные сумки или чемоданы. Такие встречал только в Китае и Израиле, но там к ним приставлено пять-шесть человек обслуги, а у нас один сотрудник в синей накидке с красной литерой "М" на спине, который по совместительству ещё проверяет у пассажиров законность использования социальных карт.
  Не знаю, имеют ли проектировщики станций детей, пользуются ли архитекторы эскалаторами и вообще заходят ли они в метро, которое я не боюсь назвать самым красивым и самым неудобным из того, что удалось повидать в сорока странах. Когда держишь детскую коляску с плачущим ребёнком на вытянутых руках на поднимающемся эскалаторе или когда перетаскиваешь чемодан на колёсиках по очередной лестнице, когда тебя сбивает дубовая входная дверь или кусает зажимами турникет, когда попадаешь в человеческую пробку в вестибюле в часы пик или когда ждёшь выхода на поверхность для посещения WC. Этот город не для слабых, детей и пенсионеров. Здесь требуется быть сильным, чтобы жить в нём. Морально, физически и психологически.
  Я уж не вспоминаю про чуму двадцать первого века, которая породила изрядное количество метрофобий и убрала все мусорные урны. Зато в прошлом году из метро внезапно исчезла почти вся наружная реклама, а вместе с ней потухли и автоматы по продаже газет-журналов. Лишь редкие социальные листовки наклеивают в вагонах: "ВИЧ не передаётся через дружбу", "Не забывайте детей в машинах", "Курительные смеси - это шаг к наркотикам", "О взятках в метро сообщайте в прокуратуру метрополитена". Также на работу в метро постоянно требуются машинисты, и можно узнать о том, что зарплата у метровозовцев одна из самых высоких в бюджетной сфере - 95000 рублей. Несмотря на ряд нашумевших скандалов, смену руководства, недешёвый проезд, оно остаётся слабо модернизированным и не привлекательным для автомобилистов, для которых построено шесть вечно пустующих перехватывающих парковок на окраинах. Из двухсот станций даже новые не оборудованы приемлемыми пандусами для колясок, автоматическими раздвижными дверьми, а все лифты-подъёмники работают лишь в день госприёмки. В прошлом году функционировала служба помощи маломобильным гражданам в виде тётушек в оранжевых жилетках, но вскоре и она канула в лету.
  Импонирует почти казарменный подход к пассажирам. То и дело слышишь строгие указания от станционных смотрителей: "Граждане, занимайте правую и левую сторону ступеней эскалатора", "Не бегите по эскалатору", "Будьте бдительны, обо всех забытых вещах сообщайте дежурному по станции...", "Не позволяйте детям прикасаться к подозрительным предметам..."
  Вызывает улыбку редкая уборка станций-дворцов, напоминающая танец шамана с бубнами. Он выкладывает на мраморно-гранитный пол свежие опилки, поливает их водой и шваброй совершает магически-заклинательные движения.
  Но вместе с тем это единственный вид транспорта, который не зависит от погоды и дорожного движения, в котором устраивают экскурсии для приезжих и местных граждан, а некоторые станции: "Площадь Революции" с её бронзовыми фигурами людей и животных, натёртыми до зеркального блеска выступающими частями, "Комсомольская" с социалистическим барокко и "Маяковская" с мозаичными потолками входят в сотню лучших мест России.
  Как-то в Москву на открытый Чемпионат России по спортивной ходьбе приехал мой испанский коллега и друг с супругой-полицейским. Я им посоветовал воспользоваться аэроэкспрессом и метро, чтобы добраться из Шереметьево до гостиницы в Лужниках. На дорогу к отелю у них ушло четыре часа. Отсутствие указателей, латиницы и незнание английского языка соотечественниками поразило их. Они рассказали мне, что все их попытки заговорить с сотрудниками на английском, узнать что-то у милиционеров или бесчисленных контролёров, оказались тщетными, и на обратном пути они воспользовались такси, несмотря на грабительский ценник частников. Ещё их удивила невозможность купить лёд в магазинах, отсутствие кондиционера в четырехзвёздочном отеле и неработающий терминал по приёму банковских карт - "из-за слабой связи..."
  Новогодняя Москва притягивает туристов, несмотря на высокие цены на еду и проживание, зачаточную туриндустрию, и это мы заметили, выйдя на площади Революции. Приезжих видно невооруженным глазом. По одежде, по электронным гаджетам в руках, по картам-путеводителям и по растерянным лицам. Иногда, абстрагируясь, пытаюсь поставить себя на их место и понимаю, что наличие планшета или навигатора, карты, подсказок прохожих может быть недостаточным, чтобы попасть туда, куда хочешь, найти то, что ищешь. Прохожий может послать в другую сторону или сослаться на то, что не знает, у сотрудников эскалатора спрашивать бесполезно, так как они отгорожены табличкой "Справок не даём", полицию в нужный момент не сыщешь, да и среди них в большинстве своём приезжие, а некоторые уличные подписи теряются в рекламных щитах и растяжках. Москва - это постоянный квест, в котором меняются вывески, названия улиц, что-то возводится и что-то разрушается. Здесь нескучно, так как привыкнуть к этому движению сложно. Вчера был детский сад, а сегодня кооператоры открывают ООО и ЗАО, позавчера продавались продукты, а сегодня торгуют секонд-хэндом, год назад была детская площадка с турниками для взрослых, и внезапно, как гриб после дождя, вырастает высотка в двадцать этажей. Даже привычные кафе с завидной регулярностью меняют вывески, то ли отдавая дань моде на рэбрендинг, то ли спешат завоевать новых клиентов.
  На улице Никольская мы попали в плотный людской поток, двигающийся по направлению к Красной Площади, перед которой установили рамки металлодетекторов, что образовало человеческую "пробку". Самым нарядным магазином столицы, а, наверное, и страны я считаю ГУМ. Я редко в нём совершаю покупки - лишь в сезон распродаж, но сюда приятно заходить и бродить по его подвесным мосткам, выпить кофе в итальянском кафе, купить деликатес в Гастрономе Љ1 или посидеть у фонтана, где раньше снимали телепередачу "Жди меня". Здесь можно почистить обувь рублей за пятьсот или сходить в туалет с душем за двести. Год назад, когда рубль (или нефть) лихорадило на трейдовом рынке, чуть ли не два раза в день его продавцы согласно биржевым новостям меняли ценники на одежду-обувь.
  - Скажите, а у вас есть женская курточка не на меху? - спросил я до кризиса в отделе Лоро Пиано.
  - Да, вот посмотрите, на воротнике настоящая лиса, - сказала продавщица в светло-кремовой униформе, расстилая на прилавке передо мной зимнюю куртку по пояс.
  - Спасибо. А сколько стоит?
  - Миллион... вам показать другие расцветки?
  Раз в квартал, а иногда и чаще меняются его интерьеры, что соответствует праздникам или временам года, и кажется, что обновляется и сам магазин. Лишь зимой мне перестало нравиться здесь, да и то преимущественно из-за одноимённого катка, занимающего половину Красной Площади. Раньше он назывался Bosco, но впоследствии итальянцы уступили его ГУМу, что создаёт дополнительную толчею на первом этаже.
  Но сегодня магазин оказался закрытым, как, впрочем, и большинство торговых заведений, и мы, отстояв немалую очередь перед рамками металлодетекторов с полицейским нарядом, прошли к центру города.
  Красная Площадь. Каждый мальчишка в моём детстве мечтал пройтись по ней и посетить Мавзолей, испробовать чего-нибудь заграничного в ГУМе, увидеть парад, а если повезёт, то и самого генерального секретаря. В шесть лет я впервые побывал в Москве, и в памяти остались воспоминания от её неровной брусчатки, рубиновых звёзд на шпилях, цирка на Цветном с Никулиным и Поповым, ВДНХ с американскими горками и московским эскимо. С тех пор меня постоянно тянуло сюда. Не знаю почему, не знаю зачем, не знаю для чего. Просто мечта.
  Времена изменились, но площадь осталась достопримечательностью номер один. Здесь фотографируются, сюда приезжают свадебные кортежи, и она по-прежнему вместе со стенами Кремля является визитной карточкой города. Переступая через многочисленные кабели, уклоняясь от машин, выезжающих из ГУМовского катка, мы ищем главную ёлку страны и ракурс для фотографирования. К нам оперативно подключились частные аниматоры, разодетые в шкуры героев американских мультфильмов.
  - Бесплатно? - спрашиваю у пожелтевшего от времени двулапого Белого мишки, к которому тянет руки полуторагодовалый малыш.
  - Почти! - отвечает он мне, - всего двести рублей за снимок с вашим сыном!
  Мавзолей закрыт. Лишь в мае прошлого года вместе со старшими детьми впервые опустились в его подземный пантеон, чтобы отдать должное ушедшей эпохе. Удивительно, что прошло четверть века, а тень вождя зримо присутствует на каждой центральной площади почти каждого российского города, в названиях улиц и заведений, гармонируя или скорее диссонируя с обновлённым царским триколором и коронованными орлами. Лишь надписи стыдливо стёрты с гранитных постаментов, чтобы молодёжь ещё через полсотни лет не догадалась, кем он был.
  На оставшейся от катка трети или половины площади яблоку негде упасть. Теперь становится понятной забота полиции. Не найдя ракурса для фото из-за влезающих в объектив заборных ограждений, проводов и подсобных помещений катка, мы ушли греться в подземный торговый комплекс "Охотный ряд". Это первый магазин подобного уровня в стране, и раньше он удивлял своими четырьмя этажами, фонтаном, стеклянным лифтом и самой высокой арендной платой. Но сегодня в него с коляской не протиснуться, и наш путь удлиняется до второго в России Макдональдса в Газетном переулке. Наверное, это самый доступный общепит в центре города, хотя его и закрывали на "карантин" для проверки. Но нам не везёт, так как все посадочные места заняты теми, кто ест или кто ждёт тех, кто ещё в очереди, но мы и не планировали перекус. Как то показывал детям разницу между рестораном фаст-фуда и обычным. Мы сделали заказ: старшему сыну ризотто готовили час, а после счёта, в котором были несуществующие блюда и лишняя тысяча рублей, я попросил книгу жалоб и предложений и учил подростков эпистолярному жанру. Это редко бывает со мной, лишь, когда допечёт. Ещё ни разу никто не ответил и не извинился за хамство, обвес, обсчёт, да, в общем-то, я и не жду. Так, пыл спустить цивилизованным образом. Мой эксперимент не удался, и в случае временного цейтнота перекусить забегаю в сетевой Макдональдс или KFC.
  В Москве в этом году отошли от повсеместного использования искусственных зелёных красавиц, заменив их на натуральные. Конечно, многометровых из Сибири не привезли, но использовали веточки для создания геометрически правильных фигур на Тверской, что внесло дополнительный шарм в праздник. Даже взрослым иногда хочется верить в сказку и в то, что загаданные в новогоднюю ночь желания сбываются. Ведь не смотреть же только на красные цифры курса евро-доллара-рубля, ежедневно мигающие на Тверской и прочих центральных артериях. Символ времени прочно въелся в наше сознание, и уже школьники знают, сколько утром стоит баррель нефти и что доллар на пять рублей дешевле евро.
  У самого дорогого переулка страны - Столешникова - установили бревенчатые дома. Редкие аниматоры, пританцовывая, согревают себя глитвейном. Несмотря на красоту, турист, щелкнет мыльницей у избушки на фоне Юрия Долгорукого и в тепло, рук жалко, как и ног.
  Тверская - парадная улица страны и должна вызывать уважение, чередующееся со страхом, как и её основатель, а точнее реформатор-застройщик. Ночами 90 х сюда приезжали за жрицами и жрецами, которые выстраивались вдоль тротуаров и в подземных переходах на фоне круглосуточных кафе, магазинов и салонов красоты. Мой друг-одноклассник приводил меня сюда на своеобразные смотрины. "Видишь, Сява, девочки по сто, а вот мальчики по двести долларов за ночь. Их меньше, поэтому и дороже...", - резюмировал Эдик. Их век был короток, и сегодня они ушли в круглосуточные сауны, массажные, службы экскорта и интернет.
  Пройдя мимо первого российского фаст-фуда у Новопушкинского сквера с неизвестными заокеанскими персонажами из снега, льда и красок, до отказа заполненными любителями селфи на морозе, мы забежали греться в сетевую кофейню Даблби. И хоть кроме кофе, чая и двух рогаликов здесь больше ничего нет, даже беспроводного интернета, зато здесь можно почитать классиков со стеллажей, уютно устроившись в подушках полупустого зала в стиле лофт. К эспрессо тут подадут стакан с водой абсолютно бесплатно, что большая редкость для столицы, так как вода обычно стоит чуть дешевле водки. И официанты в джинсах и чёрных футболках здороваются, улыбаются и делают вид, что не обращают внимания на принесенные с собой конфеты.
  Для меня центр города именно здесь - на Пушкинской площади. Эдик в 90 х купил комнату в Богословском переулке, и, останавливаясь у него, я по чуть-чуть открывал Москву для себя. Утренним колокольным звоном из Храма Иоанна Богослова, дневным чтением на скамейке у Патриарших прудов и вечерними посиделками с пивом в стакане из-под Колы в Маке или ночными - у фонтана, в который местный "ударник по тарелочкам" добавил Fairy, уроками слепого вождения по переулочкам старого города, ночными клубами и знакомствами с местными сумасшедшими или алкоголиками, которые веселили себя и окружающих песнями и разговорами. Даже вывел для себя закон: "чем ближе к центру, тем больше чудаков". Прошло много лет, прежде чем я впервые зашёл в предел юношеских мечтаний - кафе "Пушкин", подивился пресмыкательству перед пьяными английским матросами и принимающих заказ на коленях официантами в "Чипсе", а также стал без стеснения смотреть на ценники в "Алых парусах" или в "бутиках", многие из которых прозябают от скуки. С возрастом возникло понимание того, что это лишь достопримечательность города, времени, эпохи, которая появилась и когда-нибудь исчезнет, оставив лишь зазубрину в памяти.
  Когда-то я спасал раненых в переходе метро, выползающих из едкого дыма на проезжую часть Тверского бульвара, под прицелы фотокамер, а через пятнадцать лет псевдоинтеллигентный мужчина с красным лицом и взлохмаченными волосами, пролезающий впереди в уличной очереди за чашкой кофе togo, на этом же перекрёстке пообещал убить меня, потому, что он ветеран войны и что у него есть справка из ПНД. Десять человек за моей спиной молча пропустили его, а я был готов умереть за принцип или за время или за чашку кофе.
  - Я ветеран Афгана!
  - А я Чечни!
  - Ты врешь!
  - Тебе социальную показать?
  - Я на учете в диспансере состою.
  - А я с такими работаю.
  - Я тебя убью, сука, и мне ничего не будет.
  - На принудиловку отправят...
  "На вязки посадят, зубы сгниют, мочиться под себя будешь и захлебнёшься от собственной слюны..." - подумал про себя возможные словесные пути наступлений той схватки.
  Я торопливо ушёл на занятия в институт с победным кофе в руках и корил себя за спешку и отсутствие врачебной этики и деонтологии. Сердце колотилось так, как будто я остоял три раунда в ринге. "Здесь нельзя расслабляться, нельзя терять бдительность ни на минуту, ведь при внешнем радушии можно наступить на замаскированную мину-ловушку".
  Вечерами я часто бываю на Тверском и наблюдаю, как живёт сердце города. Исчезли бесплатные парковки, и водители стали прятать номера под листки бумаги или закрывать их лазерными дисками. За это изобретение ввели штрафы, теперь модно оставлять машины припаркованными на тротуарах с включенной аварийкой. Кажется, что законы, штрафы и их обходы изобретает один и тот же человек.
  В череде предновогодних приготовлений на Триумфальной от комбината "Добрынинский" открыли магазин "Москва", в котором можно купить новинку сезона - одноимённый торт, покрытый ярко-алой карамелью с восседающим на коне бело-шоколадным Юрием Долгоруким, по вкусу отдалённо напоминающий собой "Киевский". Торт должен стать очередным символом города. "990 рублей за 750 грамм" - написано на ценнике, - "дегустация бесплатно".
  На Тверском бульваре проходит уличная фотовыставка "Рынки мира". Если повезёт, то можно и бесплатно послушать экскурсию фотографа. Из бесплатной газеты "Metro" узнал, что в зимние каникулы почти сто городских музеев будут работать бесплатно.
  За ТТК - это иной город, как и за МКАДом иная страна. С шаурмой, тандырами и кебабами, с гастарбайтерами и гаражами-ракушками, с неработающим Глонассом на автобусных остановках и остатками фандоматов от Лужкова, ещё недавно принимавших бутылки-банки по десять копеек. Со стихийной уличной торговлей и кварталами-близнецами, которые существуют и в Воронеже, и в Тамбове, и в Новосибирске, и в десятках других городов. Конечно, в них нет такого мультикультурализма, шика, размаха, как в Москве, но у них и масштабы другие, как, собственно, и задачи.
  
  2 января
  Наверное, это была новогодняя хандра, о чём я не задумывался поначалу, и которая, возможно, связана с пролонгирующей дистимией на фоне возвращения с аккуратно вычищенного японского острова, где даже тропинки на огородах заасфальтированы. Так бывает в первые дни адаптации, когда считаешь сколы в тротуарах, высматриваешь окурки в щелях, разрисованные подростками стены в подъездах, а брезгливый глаз режут грязь-мусор и размышления: "Откуда в нас это?"
  Оказавшись сегодня на окраине Москвы в районе Тёплого Стана, мы с удивлением почувствовали столичность. Я люблю московские музеи, так как они, наверное, лучшие в мире и самые доступные. Музей Маяковского, Современной России, Ретро-автомобилей, Советских игровых автоматов, Дарвиновский музей, Музей космоса, Оружейная палата. Я посещаю их в зависимости от настроя. Некоторые - по второму-третьему разу. С экскурсией или в одиночку, чтобы перенестись во времени и пофантазировать. Или посмотреть на город с высоты Останкинской телебашни, или со смотровой небоскрёбов Деловая Москва. Он особенно красив на таком расстоянии, когда исчезают шероховатости, грязь и заскорузлость, видимые с тротуаров.
  И хоть Палеонтологический музей не вошёл в сотню бесплатных, уплатив двести рублей за билет, мы оказались перед многометровыми скелетами динозавров в относительно современном и просторном здании, где с помощью приложения izy.travel и QR-кодов знакомились с докайнозойской эпохой и насыщали себя знаниями и впечатлениями. Не беда, что кафе в музее не предусмотрено - ведь сюда приходят не есть. Зато есть сувенирный киоск, где вперемешку с китайскими пластиковыми копиями динозавров, по две тысячи продаются бронзовые бюсты вождей и полководцев прошлого и настоящего. Не все подписаны, но русский турист узнает их в лицо. Два часа удовольствия. Невольно сравнивал его с Музеем Дарвина, последний всё же технологичнее и современнее.
  У метро "Коньково" заприметил ресторан японской кухни "Тануки" и захваченная с собой подарочная призовая карта была как нельзя кстати. В городе мода на Восток и Италию, и всевозможные "Суши", "Якитории" соседствуют с пиццериями и тратториями, опережая истоки в ценовом вопросе. Конечно, роллы и дим-самы с оригиналом не сравнить, но зато есть настоящий оолонг в чайнике с подогревом, который не пахнет кипяченой водой из-под крана, что невольно встречается в наших кафе-ресторанах. Вспоминается эпоха начала 90 х годов, когда нам выдавали талоны на кофе, мыло, сахар, мясо, водку, и невольно улыбаешься сегодняшнему изобилию и возможностям.
  С рестораном соседствовал "Экомаркет". В столице довольно много рынков: стационарных, выходного дня и стихийных, и они редко очаровывают и удивляют. Довольно отчётливо заметен восточный след в их деятельности и руководстве. Иногда мне кажется, что овощи-фрукты от одного хозяина, который создает видимость разнообразия, усаживая славянского вида торговок из соседних областей. Здесь же мы наткнулись на патологическую чистоту, что проявилось тем, что после каждого посетителя мылся белый кафельный пол и на прилавках лежал укутанный в марлю настоящий фермерский творог, сметана, ряженка. Заботливая продавщица предложила продегустировать три вида творога, а затем всё содержимое прилавка, и упаковала творог в пергаментную бумагу. И вершиной открытия этого вечера послужила итальянская лавка "Da Lorenzo" с одноимённым кафе, пиццерией, бесплатными курсами итальянского языка и кухни. И хоть смуглый черноволосый хозяин с акцентом убеждал меня, что его сыры и колбасы производятся в Сергиевом Посаде, я не поверил. Поблагодарив меня и попрощавшись со словами "Грацие, сеньоре. Ариведерчи!" он внёс что то магическое в сегодняшний вечер. До этого я лишь в сетевой французской кондитерской "Paul" встречал на кассе "Бонжур, сеньор!", что послужило поводом для написания отзыва-четверостишия: "Бонжур, сеньор, бонжур, мадам, ароматный кофе и вкусный круассан!" Кстати, последняя в Москве заметно выше по рангу и качеству обслуживания, чем в Париже, Лионе или Дубаи. Честно говоря, я и лягушачьи лапки, французские улитки, устрицы и прочие дары мировой кухни впервые попробовал в Москве...
  
  10 января
  Последний день новогодних каникул. Ура, завтра на работу! Хотя вчера я уже выходил на одну из них, прервав наш музейный цикл походов. В Москве, как и в Питере, сложно или, точнее, невозможно прожить на одну зарплату. Я понял это ещё в 90 х, когда, изучая медицину, подрабатывал в двух-трёх местах одновременно. Так и здесь. Клиники, больницы, дежурства, совмещение. Иногда думаешь, что надо запросы уменьшить, остановиться, передохнуть, но нет. Конечно, уже биржи труда не посещаю, но когда предлагают подработку, то как остановиться? Тем более что государство непроизвольно толкает нас к черте бедности, пособие по которой в одну тысячу рублей в месяц на человека, мы так и не смогли получить от Собеса, несмотря на принесённый десяток справок.
  Может, я обманываю его, может, меня обманывает оно. Сложно сказать. Иногда я думаю, что есть некая маржа. Между тем, что ты можешь заработать и тем, что потратить. Ведь в Москве всё дорого. Ремонт автомобиля, аренда квартиры, её ремонт, лечение зубов, отдых в Подмосковье. Чтобы сократить расходы, некоторые москвичи лечат зубы в соседней Белоруссии или Чехии, выполняют операции в Санкт-Петербурге, чинят машины в Смоленске, заказывают строителей из Харькова, проживают в пригородах.
  Некоторые из госпитальных медсестёр вахтовым методом приезжают из соседних и не очень соседних областей, оставляя семьи и хозяйство. С другой стороны, она как никакой другой город даёт возможность заработать, узнать и увидеть. Здесь самые высокие зарплаты в стране. Это отражается в магазинах и на ассортименте товаров. Когда я жил вне Москвы, то почти всё, купленное в интернете, приходило из неё. Это уже здесь я понял, что есть алибабы и ебэи, страубери и амазоны, что ещё удешевляет стоимость. С другой стороны, надо только работать. Сутками, ночами. Рекорд прошлого времени - это двадцать пять ночей и двадцать дней в месяц, проведённых на работе. Я сам подписываюсь на этот образ жизни, и, в конце концов, мне кажется, что в этом городе остаться без честной работы, наверное, невозможно, если есть руки, ноги, голова и здоровье. Конечно, огромную роль играют знакомства. Мы и сами ищем знакомых врачей, учителей, парикмахеров, фотографов, продавцов мяса, юристов, думая, что таким образом получаем гарантиию качества. Конечно, бывают исключения и в нашей жизни, как в ту, так и в другую сторону, но очень часто я слышу вопрос: "Нет ли у вас (тебя) знакомого...?". Связи и рекомендации решают всё. В моём телефоне почти две тысячи номеров, и это не является пределом, так как постоянно возникает вопрос о том, что нужен знакомый педиатр, психолог, типограф, фотограф, юрист или букинист.
  Сегодня последний день праздников. Выпал долгожданный снег, и можно выходить в парк на лыжню. Дорога перед окном почти не чищена. Товарищ шлёт фото в инстаграм, что и платная объездная у города Одинцово тоже забыта уборщиками. Снега ещё немного, но экономия заметна. Учитывая, что расширили парковочные места, его стало ещё больше, так как к бордюрам тротуаров не пробраться. И техническая соль уже не спасает. Зато на время исчезли реагентные лужи.
  Москва меняет декорации. Жители лениво избавляются от ёлок, скелеты которых сегодня украшают мусорные баки. Странно, что мы привыкли демонстрировать свой мусор и не стесняемся этого. Мне кажется, это сродни тому, что ходить в нижнем белье или гадить в кусты. Несмотря на множество урн, наш человек не успевает донести туда объект отходов. Несмотря на запрещающие таблички, мои соседи то и дело выставляют свои пакеты с очистками на лестничные клетки, курят, пьют пиво и крошат чипсами. Иногда я не выдерживаю и выношу их мусор, подметаю и мою липкий от грязи пол на площадке. Впрочем, это бывает редко, когда невмоготу.
  Наше внимание избирательно, думаю я, поэтому они просто не видят. Некоторые сетуют на совковость. Я тоже так думал. Но в прошлом году удивился шутке соседских детей, с которыми играет во дворе моя дочь, и которых иногда угощаю конфетами-сладостями. В тёплый конверт детской коляски они положили глыбу льда, который мы обнаружили лишь, когда вернулись с прогулки. Потом они изрезали все резиновые части детского велосипеда, который мешал им пить колу на подоконнике. Вспомнил, что шестнадцать лет назад так же в подъезде маленького бурятского городка такие же детки спалили детскую коляску моего старшего сына. Я всматриваюсь в их пустые, временами диковатые глаза и думаю, что ничего не изменится ни через сто, ни через двести лет, даже если мы присоединимся к Евросоюзу или станем китайским анклавом. Мы такие, потому, что мы такие...
  Полиция уезжает из города - высовываются на улицу нищие и попрошайки. Их немного, но не заметить их невозможно. В метро увеличилось количество пассажиров с чемоданами. Кто-то покидает столицу, кто-то возвращается со следами свежего загара. Город, который постоянно в движении, город, который почти никогда не спит, к которому привыкнуть сложно из-за его частых изменений. Сегодня открыли для себя Пресненский район. Зоопарк, который в эти дни как никогда малолюдный. Там заменили вращающиеся двери на цивилизованные турникеты, установив перед ними рамки. Теперь билет можно оплатить и по проездному - карте "Тройка". Наверное, вскоре им можно будет расплачиваться, как и октопусом в Гонконге, где его принимают кафе и мелкие магазинчики.
  И в биологическом музее, который мы выбрали из за архитектуры, сегодня тишина и спокойствие. Он маленький, я бы даже сказал - камерный и, очевидно, с новогодним наплывом справлялся с трудом.
  Завидев на Малой Грузинской собор, построенный в неоготическом стиле, чем-то напомнивший мне Миланский Дуомо, мы после музея направились в него, и попали на службу. Даже не верится, что это происходило в центре Москвы. Красный кирпич снаружи с химерами и острыми шпилями, высокие сводчатые потолки внутри, жёлтые стены, стрельчатые окна с цветными витражами, немногочисленные иконы, громадное распятие Христа в центре, отсутствие свечей и многоголосый хор, аккомпанирующий священнику, стоящему у тёмно-зелёного мраморного алтаря. Их пение усиливалось через динамики и создавало эффект объёмного звучания. Лишь выйдя на улицу, узнал из интернета, что мы побывали на литургии армянского обряда. На афишах прочли о еженедельных благотворительных концертах органной музыки. На прилегающей к нему территории повстречалось армянское кафе и магазины одежды. Тенденция времени - сочетать мирское с духовным.
  "Азбука вкуса". Редкий в Москве магазин, в котором ещё остались бесплатные пакеты для покупателей. Иногда кассиры сами упаковывают товар. Мы узнали о нём в декабре 2008 года, когда искали свежие огурцы к новогоднему столу. Нашли только здесь, ровно за два часа до боя курантов. Удивила, конечно, цена - двести рублей за килограмм. И сегодня в нём есть почти всё, и он не перестаёт поражать ценами, ассортиментом и чистотой залов.
  - Папа, посмотри какая корзина с шоколадными конфетами!
  - Я, что, конфет не видел?
  - Нет, здесь очень красивые. Таких, как здесь, я нигде не встречала.
  Действительно, лишь в Москве можно найти подарочный шоколадный набор за сорок шесть тысяч рублей, помидоры по тысяче или черешню в разгар зимы за четыре. Самое же дорогое - это трава. Мята, руккола, шпинат, щавель, укроп... стоит в десять раз выше, чем аналогичная трава в Европе. В Подмосковье оказывается дешевле вырастить/купить свинью или курицу...
  Иногда мне кажется, что московский рубль отличается от российского, или москвичи легче их тратят. Хотя, наверное, потому, что больше зарабатывают...
  - Товарищ продавец, а скажите, молодой сыр за пятьсот двенадцать, из смешанного молока, солёный или нет?
  - Сейчас узнаю... - отвечает восточного вида мужчина-продавец и исчезает в подсобке.
  Нам нравится сюда заходить. Не знаю почему. Здесь красиво и аппетитно, вкусно пахнет в кондитерской и в сырном отделе. Хотя в феврале мы случайно попали на незваную экскурсию в пекарню этого магазина, что у завода "Микоян". Там пеклись булки и изготавливались торты. Многое не увидели, но после решили, что надёжнее печь хлеб дома, как и торты.
  В праздники побывали в Музее фотографии (Мультимедийный комплекс арт-искусств) на Остоженке. Три этажа экспозиций были посвящены эпохе СССР. Один из залов - торговля. Из кинофильма узнали о самом большом советском гастрономе на площади Восстания, который открыли в стилобате сталинской высотки в 1954 году, и сегодня решили в него зайти. Уже на подходе к зданию на теперешней Кудринской площади заметили новую вывеску "Остатки-сладки". Как следовало из рекламных слоганов: "здесь можно купить элитную одежду старых коллекций". В левом крыле бывшего гастронома в интерьер вставили коробки из гипсокартона и повесили подвесные потолки, а в правом сохранился первозданный декор и настоящие хрустальные люстры. Жаль, что суровый охранник в дорогом коричневом костюме, застёгнутом на все пуговицы, запретил фотографирование.
  Город легко и беззаботно относится к своей истории. Можно снести дом Лермонтова и построить сталинскую высотку, повесив табличку, что он родился, вырос и жил на этом месте, а рядом установить гранитный памятник с грустным взглядом писателя то ли на высотку, то ли на станцию метро "Красные ворота", которую объявили культурным достоянием-наследием. Можно выполнить ребрэндинг аптеки Феррейна и втиснуть в её роскошные интерьеры магазин хрусталя с латинской вывеской, охранником и скучающим продавцом с айфоном в руках. Или заменить новоделом уникальную мозаику в подземном переходе на Пушкинской площади, которая ещё недавно была достоянием и посвящена Переяславскому соглашению 1654 года. Всё можно, лишь память стереть сложно. Надо только подождать.
  Вечером заехал на Киевский вокзал. При выходе полицейские проверяют документы у провинциального вида ребят с китайскими сумками-челночницами. У меня тоже проверяли документы, пока я не жил в Москве. Почти каждый приезд я доставал удостоверение личности офицера и протягивал сержанту-милиционеру, что вводило меня в краску и заставляло думать, кого я защищаю и от кого. Мне стыдно было, казалось, что заливаюсь румянцем изнутри и снаружи из за того, что мне не доверяют, или может быть, я был похож на вора, грабителя, диверсанта? Потом я понял, что на лице был нарисован страх проверки и поэтому меня останавливали. Сейчас лишь регулярно просят предъявить социальную карточку москвича, на которое государство перечисляет ежемесячное пособие. Наверное, тоже что-то ворую, только не знаю у кого. Иногда хочется выругаться, но понимаю, что причина во мне, а не в них.
  В тамбуре выхода из метро трое немытых бомжей со спутанными космами, сидя на полу, разливают водку в пластиковую тару. Здесь главное - не останавливаться и не удивляться. Задержать по возможности дыхание и сделать вид, что так оно и должно быть в этом мире. Забыть о фотоаппарате, не зевать и ускорить шаг. Из метро попадаешь в пристальное внимание торговцев цветами. Ребята с Кавказа в коротких курточках, вытертых джинсах и красных мокасинах с белыми носками предлагают свежие розы. Настойчиво... Некоторые теребят в руках замёрзшие бутоны. В последние дни августа и в начале марта многие москвичи устремляются сюда на привокзальную площадь с красующимся стеклянным монстром ТЦ "Европейский". Вокзал стал цветочной Меккой столицы. В прошлом году я поддался соблазну купить букет в школу. Обошел два десятка лавок "дешёвых цветов" с азиато-закавказскими продавцами. Был шанс уехать без ничего. Лишь дачники, стихийно торговавшие "без места" на улице домашними гладиолусами, спасли положение.
  Сегодня я отправляю передачу через проводника поезда. В метро сняли входные двери, и ветер заносит снег в вестибюль, не видавший ремонта лет тридцать. Он тает и в мрачном свете образует на полу грязные лужи. Жутковато, и мы с дочерью убегаем в подземный переход к платформам. Здесь забыли о рамках, рентгене, охране, полиции и прочих атрибутах московских вокзалов, а на унылых слабо освещаемых платформах не объявляют об отправлении и прибытии междугородних поездов.
  - Вам телефон, планшет не нужен, мужчина? - спросил меня случайный встречающий или провожающий на перроне.
  - Нет, спасибо... я здесь по другому вопросу.
  - Возьмёте пакет с книгами? - спрашиваю у крашеной блондинки-проводницы кишинёвского поезда.
  - Да, конечно.
  - Сколько с меня?
  - А вы что в первый раз?
  - Да.
  - Семьсот рублей... - лаконично отвечает она.
  Отдаю деньги с пониманием того, что переплачиваю в два раза, так как из Киева отправить посылку этим же поездом стоит сто гривен. Маржа есть маржа...
  "Москва не сразу строилась...", "Москва слезам не верит" - фразы, проверенные временем и по-своему избитые, так как они многое не оправдывают. Ни себя, ни других. Безусловно, нельзя навешивать клише, равнять всех под одну гребенку. Это лишь моя субъективная действительность, через призму моих наблюдений, выраженная в словах и фразах, с ошибками и помарками. Сегодня она такая, а завтра, возможно, станет иной. Всё меняется, и, наверное, к лучшему.
  - Не грустно уезжать? - спросил седовласый профессор - начальник питерской кафедры, снимая очки, горячо пожимая на прощание руку, и благодаря меня за трёхлетнюю работу.
  - Грустно конечно... Я вернусь... Здесь ведь осталась моя частичка, мои дети...- не солгав, ответил ему я в 2008-м году.
  - Из Москвы ещё никто не возвращался, Слава...
  
  Комментарии отзовиков.
  Двоякое впечатление осталось от вашего рассказа, уважаемый автор. Всегда отмечала ваш хороший стиль и отличный слог. Сначала читала по диагонали, потом снизу вверх, отмечая про себя фразы которые хотелось поддержать, но чем дальше, тем настроение на убыль. И даже Коломна вас не порадовала. такое ощущение, что вы настойчиво ищете недостатки. Хотела бы ошибиться.
  Понимаю, это ваш взгляд, вы им поделились, но осадок не очень хороший остался. И даже не потому, что живу в Москве. такой мрачный пессимизм, такая обреченность... ((( и это в новогодние праздничные дни!
  ЗЫ: Москва автору противопоказана, это не его город, вот и незачем себя мучить.
  ЗЗЫ: честно признаюсь, весь текст ещё не прочитал...
  
  Вы это серьезно или это такая гипербола?:) 31 декабря вы пошли за продуктами к новогоднему столу? Надеюсь, это были полуфабрикаты к СВЧ, готовить-то что-либо серьезнее уже некогда было:)))
  
  Читая вас, создаётся ощущение, что Москва вас отторгает. Может, прислушаться и город сменить? Карма и всё прочее...
  Это точно написано не про МОЙ город((
  
  Мой дом совершенно обычен, там нет консъержки, но там живут люди, нет ЛЮДИ, которые сами сделали своё проживание удобным - у нас на стенах висят картины, написанные или сложенные из пазлов жителями, стоят цветы по этажам, выставленные самими жителями, на новый год все постарались и украсили подъезд и свои входные двери.. так что вопрос не в классе жилища - а в том что начинать каждому нужно с себя... и создавать себе настроение тоже надо, надо учиться, а не ждать когда кто-то что-то сделает за тебя...
  В первую очередь нужно поменять свой взгляд на мир и поверьте как только Вы измените своё отношение к нему и мир изменит своё отношение к Вам... Попробуйте повесить на свою входную дверь рождественский венок, украсьте свой этажный пролет и вы удивитесь как быстро вокруг всё изменится, ещё вчера незнакомые соседи начнут улыбаться и тоже захотят украсить свой дом... ведь заразителен не только дурной пример...
  p.s. а вот литературно написано хорошо, если бы только не так мрачно...
  Уважаемый автор, я так поняла, что в Москву Вы переехали жить из Петербурга. Скажите, а в Петербургском метро детскую коляску на эскалаторе держит кто-то другой, а не сами пассажиры? Дети только в Москве плачут? Может у Вас в Петербурге есть лифты в метро? Чемоданы на переходах грузовые лифты перемещают, или как? ))
  
  Ой, вот страху-то нагнал. Полицию в метро не сыщешь? ) Уважаемый автор, уезжайте из Москвы срочно, уезжайте, - Вам жить здесь опасно.)))
  
  Вы можете поверить, чтобы иностранцы, впервые приехавшие в Москву, поехали из Шереметьево в Лужники общественным транспортом? Почему их сам автор не встретил? Если наш автор встретить друзей не смог и посоветовал испанцам проехать до Лужников на аэроэкспрессе и метро, то, наверно, должен был дать им точную схему проезда, и хорошо разъяснить дорогу от метро Белорусская до Лужников, - им и спрашивать её у прохожих не нужно было бы)) Вот и получается, что сам он своих же друзей бросил в незнакомом городе, как в лесу, где нет ни полиции, ни прохожих грамотных, ни надписей на латинском, да ещё и улицы переименовывают каждый день)) Чума, а нее город)) И как тут миллионы приезжих выживают- жуть.
  В общем, не верю я этим россказням))
  Никакого отношения к Москве данный отзыв не имеет. У автора предновогодняя депрессия. Он же сам пишет, что зарплату сократили, куда-то поехать на новогодние праздники не получилось. Весь мир в серых тонах. Выговориться хочется. Где-то на страничке ФБ такого не напишешь. Там же ты для всех очень успешен, у тебя и проблем быть не может. А здесь на форуме всё анонимно. Может, кто-то и поддержит. Поверьте, автор чёрные полосы всегда проходят, будут яркие и разноцветные, и тогда Москва засияет восхитительными красками! Но помните, Москва слезам не верит! Удачи Вам, здоровья Вашему малышу!
  Так он в этом негативе восемь лет живёт)).
  В моей конторе 90% сотрудников - иногородние, живут на съемных квартирах и нет ни друзей,ни родителей, но из Москвы никуда уезжать не собираются -нравится в Москве. А тут- один негатив в отзыве, и зачем написал, непонятно, зачем живёт, тем боле- это ж вредно для здоровья)...
  Грустный, усталый доктор. Чего пристали...
  Автор, всё будет хорошо, скоро весна.
  Написано интересно, эмоционально, ярко.. Автор явно стремиться к хорошей, комфортной и уютной жизни... Те приезжие, кто всем доволен живя в Москве и не замечает того, что видит автор, наверное жили в более худших условиях, поэтому Москва для них хороша. А, вообще-то, всё познается в сравнении. Автору есть с чем сравнить Москву, видимо, он очень много где был... За рассказ спасибо, очень нужная и интересная информация.
  А мне не понравилось вообще. Видно,что автор хоть и нестар,но нуден до зубной боли. Типаж такой-стакан всегда наполовину пуст, но с претензией на "литературность"
  Прочитала без удовольствия.. Беспросветность... Осилила. Горжусь собой!!!
  
  Ну везде есть грубые люди... Посмотрите в метро на людей-все в чёрном.. Я специально покупаю зимой яркие вещи и улыбаюсь всем в метро.. Кто-то отвернётся, а кто-то улыбнётся в ответ...
  
   Автор! Вы-молодой мужчина, доктор, отец!!! Уже столько поводов для радости...
  
   Я родилась и живу в Москве. Я обожаю свой город! А на НГ как украсили город! Это же сказка... Да,были толпы людей... Но меня это не раздражало.. Все должны увидеть такую красоту! А бесплатные музеи- это праздник!
  
   Не грустите, не хандрите! Радуйтесь жизни!
  Прочитала любопытную заметку, как раз в тему. Да простит меня автор. Если будут возражения - уберу.
  
  30 наблюдений коренного москвича о Москве
  1) Даже в 5.25 утра (время открытия метро) перед входом уже стоит толпа народу.
  2) То, что называют "столичным снобизмом", коренным москвичам практически не присуще.
  3) При приёме на работу большее удивление вызывает именно то, что ты родился и вырос в Москве, а не в каком-нибудь другом городе нашей необъятной Родины.
  4) Родственная "мафия" людей из провинции гораздо обширнее и сильнее московской.
  5) В большинстве своём, москвичи знают свой город хуже приезжих.
  6) Спрашивать, где находится какая-нибудь улица, лучше у человека с планшетом или с телефоном в руке. Нагуглит.
  7) Москвичи очень не любят пачкать свой город.
  8) Лучше не пытаться узнать у москвича, кровь каких родов течёт в его жилах. Он их может перечислить.
  9) Москвич искренне считает, что Москва небольшая, потому как везде одни знакомые.
  10) Фразы: "Да тут всего час пути!" и "Ерунда, три станции пройти пешком!" - абсолютно нормальны.
  11) Метро действительно очень красиво!
  12) Как ни странно, но пробок может не быть не только по выходным и глубокой ночью.
  13) В общественном транспорте читают не только Донцову, но и Байрона, слушают не только АК-47, но и Шуберта. И да, здесь уступают место.
  14) Ходить одному по тёмным подворотням не страшно. Если всё-таки станет страшно, то попросите группу молодых людей проводить. Они действительно именно проводят. Но газовый баллончик или электрошокер с собой всё-таки стоит носить. На всякий случай.
  15) Несмотря на изрядную циничность москвичей, мы весьма хлебосольны. Но откровенных нахлебников не перевариваем.
  16) Москвич, оказавшийся без жилья, в беде не останется - помогут. Но жить полгода на халяву никто не даст.
  17) Копить полгода на концерт - это нормально. Как и за полгода до события искать того, с кем можно туда пойти.
  18) Москвичи знают, что в кино лучше ходить на первый сеанс. Так дешевле и народу меньше.
  19) Москвичи искренне считают, что у них всё дороже, даже если точно знают, что это не всегда так. Поэтому всегда ищут пути, как можно сэкономить.
  20) В Москве не принято забывать своих ближайших родственников. Хотя бы из соображений квартирного вопроса, который-таки давно испортил жителей мегаполиса.
  21) Работать не по профессии - это нормально. И это далеко не всегда филолог, работающий в Макдональдсе. Иногда он - технический директор в крупной фирме. К тому же, имеющий в загашнике что-то специфичное, вроде диплома флориста или востоковеда.
  22) Машина и айфон - не показатели статуса. Точнее, совсем не показатель - кредиты никто не отменял.
  23) Если на Красной Площади вы видите грустное или скучающее лицо, к тому же целеустремлённо куда-то идущее, знайте - это москвич. Ему просто так проще пройти.
  24) У москвичей не "нет ничего святого". Просто нет единой, общей святыни.
  25) Москвичи знают, за что Москву можно недолюбливать, но искренне не понимают, как можно её не любить.
  26) Слабого духом Москва ломает, а сильного - возвышает.
  27) "Срезать" пол-Москвы через дворы - это нормально.
  28) Нет ни одного района в городе, где не было бы чего-нибудь примечательного и уникального.
  29) В Москве нет иного выхода, кроме как научиться планировать свой день.
  30) И да, мы были за пределами МКАДа!
  
  Просто повторюсь, как очень показательный случай. Первые числа января, ЦУМ. Красная площадь перекрыта рамками, ОДИН ИЗ входов ЦУМА (противоположный площади) - тоже. Там рамка и досмотр со всем тщанием, на других входах - открытые нараспашку двери без всякой охраны.
  Более наглядной профанации нигде не видел.
  Ну, разве что вокзал с рамками-обысками на входе и перрон этого же вокзала, отделенный от остального города забором-решеткой. Через который просунуть "калашников" какой-нибудь - плевое дело. Антитеррор же, все должны относиться с пониманием.
  
  Я думаю, автор верно уловил настроение "сегодняшнего дня" очень многих людей, эту истеричность в отношениях, возможно, даже не важно, в Москве это или в другом городе.
  Неуверенность в сегодняшнем дне и тем более в завтрашнем. К сожаленью, нет особых поводов для оптимизма, даже у тех, кто сегодня стабилен.
   А в Москву заглянула на НГ, слов нет- красотища, но воодушевления не испытала. Всё меньше и меньше человеческого отношения вокруг.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Рождество в Коломне
  Всю новогоднюю неделю собирались съездить в этот город. Но то морозы, то бесплатные московские музеи, то обычная лень рушили наши планы. И собственно сегодня мы не планировали поездку из-за того, что опоздали на утренний РЭКС (скоростную электричку). Лишь после неспешного завтрака решили ехать обычным поездом, который идёт на двадцать пять минут дольше. Были сомнения в отношении работы музеев и достопримечательностей в праздничный день, но - была не была.
  Платформа "Электрозаводская" встретила затрапезным кофе-автоматом, закрытым киоском по продаже "элитной кукурузы из острова Гоа" и унылыми контролёрами при турникетах. Узнал, что с первого января поднялись цены на проезд на два с половиной рубля за одну зону. Ежегодное повышение цен на общественный транспорт - это мода последних двух десятилетий. Лишь прошлогодний скачок евро отодвинул столицу от европейских городов-побратимов. Конечно, транспорт у нас меняется, но не так быстро, как хотелось бы. Несмотря на запрещающие знаки и постоянно баражирующих контролёров, сизый дым из тамбура не успевал выветриваться во время остановок. До Коломны сто с небольшим и два часа двадцать минут езды. За чередой многочисленных торговцев, которых сменяли певцы с музыкантами и просто попрошайки, не успеваешь заскучать или уснуть.
  Коломенский вокзал - это отдельно стоящее от перрона здание, работающее строго по расписанию, с перерывом на обед и ужин, причём туалет в нём закрывался в 16:30. Внутри на стене я заметил сине-зелёный ящик, который принимал жалобы, как посредством веб-камеры, так и в традиционном письменном формате.
  Я немного готовился к поездке и собирал информацию о городе. Музеи, храмы, Кремль, магазины. И, запустив навигатор, мы отправились на осмотр наружных достопримечательностей. В принципе, сам город - это достопримечательность, так отличается от московских спутников, как и от столицы. Проходя по чистым улочкам с подкрашенными деревянными избами, по дорожкам, усыпанных рыжим песком, казалось, что переместился лет на двести назад, и лишь редкие джипы да стеклопакеты в окнах напоминали о дне сегодняшнем.
  Коломна - город храмов и церквей. Это родина российского православия. Такие фразы встречались в интернете, когда я задал вопрос в google: "сколько храмов в Коломне?". Выяснилось, что пятьдесят девять, что в пересчёте на всех горожан составляет один храм на две тысячи. Если сравнивать с Москвой, то в семь раз больше коломчанам отведено мест для служения Богу. В меньшей степени им повезло со школами и больницами, хотя разве можно доверять интернету?
  Мы заходили поначалу во все храмы, что встречались на нашем пути. Ставили свечки, учили детей этому, наблюдали за городом и праздником. Мне показалось, что нас ещё не научили отмечать Рождество. Мы привыкли к "длинным новогодним каникулам", но большинство не знает, что делать и как себя вести. Да, собственно, и те, кто этим верховодят, не стремятся сделать праздник весёлым и радостным. Таким, какой делают в соседнем Киеве или в Львове, Риге или Вильнюсе. С народными гуляниями, вышиванками, песнями, дидухом, хороводами и вертепами, колядками, рождественской кутьёй и медовухой.
  Да, мы лидируем по темпам возрождения храмов в мире, но по культуре религиозности и уважению отстаём. Спешим, торопимся, цыкаем друг на друга, толкаемся и грозно смотрим: не нарушил ли вошедший правила приличия.
  - Снимите вашему мальчику шапку. Не положено в храме! - грозно наставляла нас монашка в чёрном одеянии, которая одновременно и свечами торговала, и требы принимала, и за порядком следила.
  - Он маленький... год с небольшим... замёрз на морозе...- оправдывался перед ней и чувствовал себя виноватым.
  - Всё равно снимите... не положено.
  В другом храме и подавно от ворот поворот.
  - С коляской нельзя...- бабулька с блаженными глазами преградила грудью нам дорогу.
  - Так ребёнок спит.
  - С коляской нельзя. Таковы правила нашего настоятеля.
  - А как нам быть?
  - По очереди заходите или коляску оставьте на улице.
  Рождественское настроение не испорчено, но знакомство с остальными пятью десятками церквей мы решили отложить до тёплых времён и перейти на музейные экспозиции. Благо, что интернет с трипадвизором пестрили заманчивыми предложениями. Музей пастилы, калача, мыла, самовара, арт-комуналка... Всего и не пересмотришь за пару-тройку часов. Ещё ведь надо и сам Кремль оценить, останки которого уцелели после того, как местные жители стали сооружать себе домишки из вековых кирпичей, так как содержание этой фортификации довольно дорого обходилось казне по ненадобности. Но времена изменились, теперь стены привлекают туристов, которые и окупают его, и дают возможность потомкам достраивать то, что было разрушено предками.
  Возле его стен - автовокзал, магазин "1000 мелочей" и то, что принято называть современным рынком - ряд кособоких поржавевших киосков. Отметили, что цены ниже московских, да и ассортимент отличается. Много рязанского товара, из местного - разве что молоко да сметана в закрытом на выходные молочном киоске.
  Тем временем подошёл час обеда, и, не найдя ничего аппетитного, привлекательного и аутентичного в городском общепите, мы зашли в KFC, так как в Макдональдсе яблоку негде было упасть, и со спокойной душой продолжили исследовать городскую культуру.
  Коломенская пастила. Наверное, ей пора уделить место на городском гербе. Слава местному бизнесмену, который "по слухам" возродил десять лет назад забытые вековые традиции, и теперь пастила занимает второе место в городе по достопримечательностям после Кремля. Её даже в Англии пытаются продавать, а уж в Коломне магазинчики на каждом углу. И с той, что привозят в Москву или в Сергиев Посад, не сравнить. Самую вкусную коломчане оставляют для себя или туристов, которых немало здесь в новогодние праздники. Надо отдать должное "социальному предпринимателю" - именно так записан это бизнес, что ко всему он подошёл "с чувством, толком и расстановкой". Одежды продавцов как у театральных артистов, манеры вести беседу, как в XIX веке, при нужной хватке, обстановка лавок под стать музеям, и я даже запутался, где же собственно музей, где магазин и где кафе. Одно понял, что в музей так вот просто с ходу не попадешь, а обязательно надо позвонить и записаться на экскурсию, где те же продавцы-актёры расскажут и покажут и чаем с пастилой напоят. Купив не самой дорогой пастилы из земляники с яблоком (1400 рублей за килограмм) мы открыли свой термос и насладились на морозе её нежнейшим вкусом и ароматом. Она стоит своих денег! Хотел я спросить у ряженых, а где же те яблоневые сады и яблоки, из которых её делают, и почему их не видно в столице, но постеснялся, и мы прошли в музей самовара.
  С коляской не войти, давка ещё та, так как здесь же можно и напиться чая или, если быть точным и въедливым - травяного отвара-настоя. И мы пошли в музей мыла. Но и там разочарование. Мыло-то есть, и им даже можно помыть руки перед медным умывальником, и пахнет, как в каком-нибудь Фрагонарде или Галимарде, но вот музей обещают открыть лишь к лету. А покупать брусок "натурального" мыла за 300-500 рублей не захотелось, и мы тронулись к музею Калачная, благо, что все достопримечательности в шаговой доступности.
  Но, увы, и тут незадача. Надо звонить и заказывать экскурсию, и даже жалобные глазки голодных и подмёрзших детишек не согрели сердце стильного работника музея с набриолиненными волосами, одетого в чёрный сюртук и лакированные туфли. И мы, как герой Достоевского "Мальчик у Христа на ёлке" подсматривали через шторку за представлением в музее. Мерцали свечи, играли скрипки, повара месили тесто, давая насладиться зрителям, очевидно, и запахами, и вкусом, горели жаровни, на которых пеклись пышные калачи... Чаепития мы не дождались и, сглотнув слюну, побежали греться на вокзал.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Выходные во Владимире
  Впервые загорелись идеей посетить этот город на мартовские праздники два года назад. Уже за месяц все отели и хостелы были забронированы, а обзвон владельцев частных квартир меня не удовлетворил. "Приезжайте... На месте подыщем вам что-нибудь подходящее" - говорил то один, то второй хозяин. И в этом году на новогодние выходные всё разошлось месяца за полтора. В четверг вечером, зайдя на booking.com, я забронировал четырёхместный номер в хостеле "Samovar", и вскоре утренний субботний "Спутник" за два с небольшим часа с теплом и удобством доставил нас во Владимир.
  "Город начинается с вокзала", - девиз, который выработал для себя за время многочисленных поездок - путешествий. Минимум комфорта для пассажиров с детскими колясками и чемоданами, побитые лестницы и переходы, узкие двери на выход, множественные охранники, очереди и голод по ремонту, рамки-металлодетекторы при выходе в город - настраивало нас на пессимистичный лад. Хотелось побыстрее сбежать куда-нибудь от этих следов современной "цивилизации", и выбор пал на Суздаль. Заселение в хостел, как следовало из правил, лишь с шестнадцати часов, поэтому лучше время потратить на дорогу ещё в один из городов Золотого кольца.
  Автостанция соседствовала с привокзальной площадью, из расписания узнал, что автобусы следовали в этот город каждые тридцать минут. Купив у кассира три билета (школьники по взрослому тарифу), мы перенеслись во времени немного назад. В буфете аппетитные пирожки с черникой, капустой, мясом, яблоком по пятнадцать-двадцать рублей, чай по десять, о чём давно забыли в столице. Табличка на столе у кассирши "Водку, сигареты и стаканы не продаём" не может не рассмешить, но местные, очевидно, привыкли к таким предупреждениям.
  Вскоре подали наше транспортное средство - видавший виды, исписанный изнутри школьниками, автобус ПАЗик, в необогреваемый салон которого погрузилось несколько десятков пассажиров. Для японской пары с огромными зеркальными Canon наперевес было в диковинку, что водитель тронулся со стоящими пассажирами, наверное, как и то, что через окна кроме морозных узоров ничего не было видно. От нашего дыхания валил пар, шофёр молчал, включив для развлечения себя "Дорожное радио" со шлягерами 80 х, часто останавливался по пути и подбирал нередких пассажиров.
  Абстрагировавшись и погрузившись в полусон, я не заметил, как прошёл час, и мы остановились на автостанции Суздаль. Вскоре водитель сообщил, что проезд по городу четырнадцать рублей и, пройдясь по салону, собрал с оставшихся редких туристов доплату за проезд. Где выходить, я не знал, как и то, что делать в этом городке. Завидев белокаменную церковь, просторную площадь с красными шатрами, резными деревянными фигурами зверей, новогодней елкой и сувенирными лотками, мы решили, что приехали.
  После усыпанной солью столицы, было непривычно ступать по заснеженным тротуарам с вытоптанным снегом. Не знаю, что лучше, но думаю, что утоптанные дорожки хороши для детворы и санок. Скользко, и это отразилось на наших регулярных падениях. Отвыкли, что и говорить. Зато по городским дорогам резво бегали лошадки, перевозя в санях, укутанных в одеяла и звериные шкуры туристов. Городок нам нравился с первых шагов. Блестели на солнце сосульки, свисавшие с крыш, редкий трафик автомобилей и пешеходов, как будто жизнь в городе замерла. Лишь периодически из церквей доносился колокольный звон, да редкие собаки с котами перебегали дорогу. Идя по улице Ленина, любовались двухэтажными деревянными особняками с резными наличниками. Нет рекламы, нет городской суеты с шумом и гарью. Кто то из хозяев топил печь дровами, кто то расчищал снег перед домами, кто то наливал воду из колонок. Из дворов доносились запахи то коровника, то конюшни. На центральной площади, заваленной сугробами, фигура вождя указывала путь к будущему. Мы же проследовали к Спасо-Евфимиевскому монастырю, в котором долгое время исправляли тех, кто по версии властей "тормозил" его наступление. Сейчас же за его крепостными кирпичными стенами расположился Владимиро-Суздальский музейный комплекс. За четыреста рублей десять музеев разного жанра. Можно посетить тюрьму, которая исправляла девочек-хулиганок и принимала Гагарина, как почетного гостя, в 1963. Также её стены защищали общество от тех, кто читал Есенина в 1941 году, и наименовались Суздальским политзаком. Можно полюбоваться игрушками и рисунками тридцатых годов, восхваляющих ГОЭЛРО и его духовного наставника или зайти в Надвратную церковь, где создан музей Дмитрия Пожарского и который посещало Первое Лицо в далёком 2002-м году. При входе главное - не упасть на крутой узкой лестнице с высокими деревянными ступеньками. Картины, серебро, оружие, книги, камни расположены в бывших храмах и часовнях, и иногда это вносит сумятицу при входе. В Спасо-Преображенском соборе, построенном в XIII веке, стены расписаны иконами. Здесь в качестве дополнения каждые тридцать минут предлагались пятиминутные песнопения монахов, и наблюдатели музея созывали посетителей в центральную залу, где в напольных подсвечниках горели редкие свечи. Выглядит это довольно необычно, и к этой местной особенности надо привыкнуть.
  Тот же симбиоз музеев и служителей культа мы заметили и в белокаменном Суздальском Кремле, где в вечерние часы проходят службы, а дневное время отдано под платное посещение туристов. Количество последних на единицу площади и местного жителя, наверное, самое большое в стране, как сувенирных лавок. У Торговых рядов и вдоль Кремлевской улицы, укутанные в армейские меховые дублёнки продавцы и продавщицы, притоптывая валенками с прозрачными силиконовыми калошами, нахваливают свой нехитрый товар. Деревянные игрушки, Гусь-Хрустальное стекло и хрусталь, текстиль и гжель, медовуха и сбитень, магнитики-колокольчики и валенки-бурки, платки и пряники, соленья и сушёные грибы. Такого разнообразия я ещё не встречал на просторах страны. Культурно, вежливо, деликатно и на двух языках - чувствовалось, что Золотому кольцу уже больше полусотни лет. Тут и прокат санок-ватрушек на Кремлёвском Валу и катание на разукрашенных лошадках с экскурсом в прошлое города и множественные закусочные-чайные-блинные вперемешку с антикварными салонами. Мы не удержались и купили местных зверушек из гусь-хрустального стекла, которые ничуть не уступали знаменитому венецианскому или окинавскому, только стоили на порядок дешевле.
  С наступлением сумерек в городе включили подсветку, и у нас появилось стойкое ощущение того, что мы в каком то сказочном городке с Дедом Морозом, ёлками, гармонью, лошадками с бубенцами, колокольным перезвоном. "Наверное, такой и была настоящая Русь лет сто-двести назад", - решили мы и заторопились на автостанцию.
  Во Владимире, конечно, уже нет лошадок с санями, но и здесь жизнь течёт спокойнее столичной. Так же нет соли на дорогах, и за сутки я трижды почувствовал этот недостаток на своей пятой точке. Но и нет рекламы. Наш хостел располагался на улице Козлов тупик, что неподалёку от центральной городской артерии Большая Московская, и по пути к нему мы знакомились с центром города. Уютные кафе и музеи, храмы и парки, магазинчики и памятники чередовались друг с другом. Повсюду указатели основных достопримечательностей. Возле городской ёлки прямо как в Амстердаме высвечивался знак "Я люблю Владимир". Здесь же и качели-карусели, и городской каток. Практически в центре города напротив Золотых Ворот на Козловом Валу горожане устроили катание на санях, что радовало и взрослых и детвору. Мы же, подмёрзнув, зашли в симпатичную блинную в одноэтажном деревянном особняке с большими стеклопакетами. Блины по двадцать, чай по двадцать пять, икеашная мебель, плюс улыбки и готовность персонала помочь в розыске искомого тупика. Последний мы всё же нашли с подсказкой наряда полиции, так как владимирские улочки местами не прослеживались на google-картах.
  Хостел "Самовар" описывать, наверное, нет смысла, но любовь его хозяина к мелочам не могла не радовать. Например, в прокат бесплатно предлагались электросушилки для обуви, а на кухне имелся "шкафчик халявы", кулер, чай, кофе, сушки-баранки. Плюс явно не поскупились на интерьере, посуде, мебели и бытовой технике. Временами создавалось ощущение, что остановились у друзей в загородном доме.
  
  ***
  Утренний мороз настраивал нас на то, что придётся часто греться и, пройдя триста метров, мы очутились у красного кирпичного здания бывшей водонапорной башни. Вход восемьдесят рублей. Персонал принимает карточки, есть камера хранения, в ногу со временем интересуются, нет ли в рюкзаках взрывоопасных предметов. Три этажа экспозиций погружают во Владимир рубежа XIX-XX века. Из газетных выдержек можно узнать, что средний возраст жителей Владимира в 1880 году был 26 лет, что сорок пять детишек из сотни не доживали до семи лет, что промышленности здесь особой не было и горожане жили за счёт канцелярских служащих, что местный рынок был пародией на торговлю, что в 1907 году экспорт России превосходил импорт на полмиллиарда рублей, но это не радовало главного редактора газеты "Вестник Владимира", так как в основном это было сырьё: пшеница, масло, мука, мясо, яйца, водка да нефть, тогда как в страну завозили одежду, станки и машины.
  Пройдя ещё три сотни метров, зашли согреться в бывший старообрядческий храм, а теперь музей стекла, вышивки и лаковой миниатюры. Вместо проповедей играла классическая музыка, а вместо икон красовались витражи с хрусталём и разноцветным стеклом. В подвале бывшего храма вовсю шла торговля стеклянными сувенирами и антиквариатом.
  В городе четырнадцать государственных музеев и планетарий, расположенный в здании бывшей церкви. На пути нам встречалось и множество частных музеев: ложки, пряника, Бабы Яги, науки. Хотели зайти и в самую старую городскую аптеку с двухсотлетней историей, но от неё осталась лишь вывеска и бронзовая фигура фармацевта, стоящая перед входом. В прошлом году она почила в бозе и теперь на фасаде красуются вывески разных ООО и частных адвокатов-нотариусов.
  По пути к центральному рынку прогулялись нетуристическими дворами. Жизнь здесь не отличается от Суздаля. Тишина и редкие прохожие. О времени напоминают лишь припаркованные машины да редкие стеклопакеты. Кажется, что по этим улочкам меж деревянных домов хаживали Герцен и Грибоедов, Салтыков-Щедрин и Лазарев, а может и сам Суворов мчался в карете.
  Рынок. Спустя сотню лет здешний рынок уже нельзя назвать "пародией". Перед входом очередь у машины. Что дают? Разливают молоко из бочки и продают творог с сырами. Внутри уютно и тепло. По средам устраивают социальные акции. На первом этаже мясные ряды - центр, левый фланг - рыба, справа - сухофрукты, конфеты, хлеб и молочная продукция. Здесь, как и в магазинах, висят лозунги: "Покупай Владимирское!" Купив четыре вида сыров и три сорта фермерского творога и сметаны, бразильских орехов, местных яблок и сушек, мы остановились на перекус. Ещё бы, в хлебном киоске аппетитные пирожки и пирожные по ценам от восьми рублей за штучку. Всё свежее, аппетитное и пахнет детством. Тут же на рынке установлены и скамейки для отдыха. Посетив две кофейни, три блинные и одно кафе, нам показалось, что общепит во Владимире более доступный, чем в Москве.
  Уезжали из города в хорошем настроении. Лишь кассирша при покупке билета на электричку потребовала прописку у ребёнка-школьника и сказала, что московские школьники ездят из Владимира по взрослому тарифу, но и это не испортило настроения от стремительно промчавшихся выходных дней.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Тульские выходные
  В феврале 2009 года мы впервые приехали в Тулу, чтобы познакомиться с её музеями. Оружия, самовара, пряника. Прошло почти семь лет, и захотелось повторить вояж, тем более что скоростные электрички стали более комфортными и доступными.
  Курский вокзал встретил рентгеновской установкой и заспанными охранниками с наличными символами уходящей недели - одноразовыми масками на лицах, из-за чего Москва стала напоминать Токио. Возле электронного автомата-рантье толпились приезжие пассажиры, вводя в терминал паспортные данные. В зале вокзала чисто, просторно, но бестолково, как для иностранца, так и для иногороднего, учитывая, что информ-центр закрылся на пересменку. Пригородные кассы расположены в трёх местах на двух этажах. Мы лишь с третьей попытки купили билеты и буквально за минуту до отправления впрыгнули в почти пустой салон утреннего экспресса "Москва-Тула". Невольно сравнивал его с недавним поездом во Владимир и понимал, что направляемся в нетуристическую Мекку. Даже поезда внешне и внутренне отличаются между собой. Каждый вагон усилен охранником и вагоновожатой в форме, и они стояли на страже того, чтобы сограждане не входили в вагон по обычным билетам.
  Спустя два с половиной часа на Московском вокзале нас встретил мой друг и коллега Александр. Вместе с супругой они девятый год работают в Тульском госпитале и стали считать Тулу своим вторым домом. Купили на берегу Упы дачный домик, ждут переезда сюда и своих родителей из Благовещенска.
  - Позавтракаем у нас, Слава...? Или у вас другие планы?
  - Спасибо, Саша! Может, давай сначала в Ясную Поляну, а потом и к вам? В прошлом году мы планировали поехать в неё по профсоюзной путёвке на автобусе. Уже и деньги сдали, но потом нам отказали. Якобы из-за маленького ребёнка.
  В пути делились новостями. Саша рассказывал о жизни-быте, сетовал на градоначальников. В этом году как никогда тяжело было с уборкой снега. Обычно они добирались до работы на внедорожнике за пятнадцать минут. А в новогодние праздники на дорогу ушло почти два часа. Двухполосные городские магистрали местами превратились в однополосные тракты. Тулякам объяснили, что вся уборочная техника "спасает Москву". Несмотря на январскую оттепель, множественные ручьи и лужи, мы и сейчас наблюдали трудности проезда, особенно ближе к окраине. На обочинах серели двух-трёхметровые горы неубранного снега, на которых поблёскивали пустые пивные банки и бутылки водки с мусорными пакетами. Если о машинах ещё хоть как-нибудь заботятся городские коммунальщики, то на пешеходов, очевидно, не хватило ни сил, ни времени, ни средств. Среди покосившихся одноэтажных домишек и облезлых от времени блёклых хрущевок яркими разноцветными оазисами выступали торговые центры. Спар, Декатлон, Билла сменяли друг друга.
  На подъезде к Ясной Поляне заприметил металлургический комплекс. Его закопчённые проржавевшие дымящие трубы и домны как будто перенесены из 20 х годов прошлого века. Казалось, что это инсталляция к фантастическому фильму. Лишь развевавшийся на ветру свежий красный стяг с желтой аббревиатурой "КМЗ" сигнализировал о текущем времени. Подумалось, что в его помещениях могли бы устраивать занимательные экскурсии или развернуть лофт-музей.
  Ясная Поляна встретила тишиной, спокойствием и проглядывающем сквозь тяжёлые зимние облака солнцем, которое, казалось бы, оправдывало её название. Редкие сувенирщики не спеша раскладывали свой нехитрый товар на некрашеных деревянных столах. Матрёшки, магниты в виде самоваров, свистульки, деревянные ложки, мёд, открытки, конфеты, пастила да пряники. Ажиотажа среди покупателей нет, как и последних.
  Перед входом в усадьбу установили два современных электронных терминала по продаже билетов. В кассе музея, которая ютилась в бывшей белокаменной сторожке, кассирша в пуховом платочке поведала через форточку, что на ближайшую экскурсию записалось два человека. Предложила на выбор варианты: "просто прогуляться по усадьбе за пятьдесят рублей либо подождать сорок минут и за триста рублей послушать квалифицированного гида". Мы выбрали второе и ушли коротать время в свежесрубленную избу напротив с толстовской вывеской "Прошпект". В зале кафе пахло подгоревшей пищей и табаком. Улыбчивая кассирша в потёртых джинсах и футболке "I love Amsterdam" и по совместительству официантка предложила чая-кофе и анковский лимонный бисквит. Последний как-то был связан с жизнью великого писателя, о чём, с её слов, нам должны будут поведать вскоре.
  К началу экскурсии собралось десять человек. К группке подошёл невысокий молодой мужчина с бородкой на пухлом интеллигентном лице и живыми голубыми глазами, поздоровался и, представившись "Кириллом Олеговичем", начал увлекательное знакомство с усадьбой, её хозяином и творчеством писателя. Я уже не раз ловил себя на том, что чем ближе погружаешься в атмосферу жизни-быта человека, тем глубже и яснее понимаешь творения гения. Кажется, что в этот момент создаются какие то новые связи-мостики времён. И уже по другому смотришь на "Войну и Мир", "Анну Каренину" и "Алёшу Горшка". Так было и в Каталонии в имениях и музеях Сальвадора Дали, схожие ощущения возникли в квартире Михаила Булкагова на Андреевском спуске в Киеве, и так мы бродили по Варшаве по местам съёмок сериала "Декалог", и напоследок пришли к могиле его создателя. Так и сегодня мы поднимались по усыпанной рыжим снегом березовой аллее, именуемой Прошпект, к дому, в котором рождались бессмертные творения мастера, и казалось, что ещё не так давно его хозяин возводил оранжерею, в которой выращивал персики, сажал яблони или позировал босиком на траве для Репина. На скотном дворе ржали кони в яблоках, гоготала гусиная пара, дворники посыпали тропинки жёлтым песком; нас как пришельцев обнюхивали окольцованные крупные дворняги, а на порожке домов умывались типично русские кошки. Усадьба жила своей жизнью, и лишь столбики-указатели да бумажные афиши о предстоящих лыжных стартах напоминали о том, что мы на территории всенародного музея, который интересует не только редких россиян. Трое экскурсантов прилетело из Таджикистана, а в головном доме немецкая телекомпания снимала документальный фильм.
  - Вы не хотите ответить на наши вопросы? - с заметным акцентом спросил у меня высокий журналист в клетчатом пиджаке и с красным микрофоном в руках, на котором красовались белые буквы ZDF.
  - Почему бы и нет?!
  - Что вы думаете о развитии туризма в российской глубинке? Можно ли заменить им Турцию и Египет? - продолжил он, пока оператор фокусировал видеокамеру.
  - Я думаю, что это абсолютно разные категории отдыха, которые нельзя сравнивать. Как нельзя сравнивать страны и культуры между собой. Здесь в Ясной Поляне наша история, наши корни, то, из чего рождалась русская литература, и что будет существовать вечно. А пляжный отдых - это своеобразная ландшафтотерапия, которая направлена на релакс тела. Он тоже необходим, так как в стране немного солнечных дней, а на прилавках магазинов мало качественных фруктов-овощей. На отдыхе нам нравится, когда улыбаются на ресепшене отелей и торговцы на рынке, когда есть "ол инклюзив" и когда вокруг чистота и порядок... Мне кажется, что и мы от подобного отдыха становимся добрее и терпимее друг к другу.
  - Как вы думаете, а что нужно сделать для развития туризма в Ясной Поляне?
  - Настоящего туриста ничего не остановит в достижении цели... Конечно, хотелось бы больше достойных гостиниц и уютных кафе, лучшую транспортную логистику и большую рекламу. Например, мы в прошлые выходные были во Владимире, и этот регион, как нам показалось, образцово справляется с решением туристических задач.
  Меня поблагодарили за выступление, и мы ушли с дочерью в сопровождении своры дворняг к могиле Толстого. Собаки, видимо, соскучились по посетителям и резво скакали по снегу вдоль тропинки. За табличкой с надписью "Зона тишины" проглядывался маленький заснеженный холмик, накрытый свежими еловыми ветками. Казалось, что всё произошло недавно, и мы немного не успели проститься с отцом русской литературы.
  
  ***
  Уезжали из Ясной Поляны с некоторым сожалением. Наверное, так бывает всегда, когда чего-то недостаточно. Кажется, что слушал бы и слушал рассказ о жизни, творчестве и быте, переходя из комнаты в комнату имения. Саша пригласил на семейный домашний обед, и мы с удовольствием согласились, так как основную программу выполнили. Хлебосолье друзей было на высоте. Казалось, что приехали к родителям, которые несколько дней готовились к нашей встрече и чистосердечно удивились, что мы отказались ночевать у них. За три дня до поездки, перебрав пару десятков вариантов, я остановил выбор на отеле "Звёздный", что у парка "Первомайский". Семейный номер, полноценный завтрак, в качестве спа: сауна, хамам, бассейн и зал фитнесса.
  Персонал довольно приветливо встретил нас, рассказав об окрестностях. Лишь удушающий запах освежителя воздуха в коридоре, с помощью которого боролись с табачным дымом, выступал небольшой ложкой дёгтя, но и он не испортил настроения дня.
  Под вечер решили сходить в Лобстер-бар при отеле. "Поздно!" - сказала ночной портье, - "после двадцати одного часа наши кафе, как правило, закрыты. Если хотите, можете сделать заказ из "Тануки". Чашка чая вам полагается бесплатно, как нашим постояльцам..." Тульских суши не хотелось, даже с чаем, сенча и термос были с собой; в номере имелся электрочайник и посуда, поэтому я отправился на разведку за плюшками. Улица Кутузова преимущественно спала в начале десятого, и лишь пройдя пару кварталов по гололёдному утоптанному тротуару, я заприметил горящие огни "Дикси". Нам хотелось чего-нибудь тульского, и множественные жёлтые ценники на товарах приглашали "поддержать своих".
  
  ***
  Позавтракав и собрав рюкзак, вышли из комфортного номера за десять минут до чек-аута. Скользкие городские тропинки не располагали к прогулкам с коляской, и мы на видавшей виды остановке запрыгнули в первый подошедший ПАЗик, который вместо центра увёз нас на городскую окраину. Казалось, что время замерло здесь или автобус был своеобразной машиной времени. Из полуразрушенной фабрики с разбитыми окнами постройки, очевидно, XIX века доносились звуки перекладываемого металла. Её молчащие трубы вместе с оборванными электрическими проводами на заборе свидетельствовали о былой мощи. На воротах алела ржавая табличка "Пункт приёма металлолома".
  Следующим транспортным средством был трамвай, который выступил в качестве экскурсионного обзорного маршрута. Обратил внимание на тульское ноу-хау: вечерний тариф на пять рублей дороже дневного. Решили, что сегодня продолжим осмотр города с центрального рынка и потом перейдём к музеям и Кремлю.
  Улица Пироговская, по которой мы шли к Хлебной площади, выглядела довольно своеобразно. В её закоулках на ящиках торговали нелицензионными дисками. За сто рублей - любой фильм или концерт, как пояснил продавец - "с гарантией" или при желании "под обмен". Периодически лужи и припаркованные на тротуарах авто сталкивали нас на проезжую часть. Дворники ещё не вышли с новогодних каникул. Тут же на земле и разложенных на ней картонках шла бойкая торговля книгами, игрушками, аудиокассетами, значками, тряпьём, фенечками и прочим бэушным товаром. Мы искали интересный самовар или керосиновую лампу, но, обойдя весь блошиный рынок, ничего не нашли. "Закончились лампы... - комментировала бабулька-продавец, - вчера только. Пользуются спросом сейчас у молодёжи. Керосинки нынче в моду вошли!"
  Пополнив свои продуктовые запасы и посетовав про себя на то, что тульские цены не отличаются от московских, ушли к Кремлю, позолоченная колокольня которого просматривалась из многих городских площадок. В 2009 году бывали здесь, но в памяти не сохранились ни торговые ряды в Кремле, ни колокольня, ни Кремлёвский сад с именными подарками для юных туляков от губернатора и его супруги в виде детской площадки и бронзового ёжика на бронзовой полянке. (Я невольно сравнил с дарами искателя "зелёной палочки" - школа для сельских детей, усадьба народу... Обмельчали мы за прошедший век, что и говорить).
  Успенский собор заметно преобразился и раскрасился в свои первоначальные серо-зелёные цвета. В сети прочитал, что его колокольню отстроили пару лет назад, как и стены отремонтированы за счёт пожертвований тысячи ста меценатов-горожан.
  Центр города относительно богат на достопримечательности. Музеи оружия, музеи пряников, музей самовара. То, чем гордится город, то, с чем ассоциируется его название у любого россиянина. Даже в музее Старинная Аптека, что на улице Ленина, выставлен экспонат - "Подкованная блоха" с указанием размеров её подковок - 0,043 на 0,051 мм.
  И хоть в Москве в любой "Пятёрочке" продаются тульские пряники, уехать из Тулы без этого свежего сувенира, наверное, невозможно. Их можно купить как на привокзальной площади в нескольких стихийных торговых точках, так и в любом продуктовом магазине. И, сидя в переполненном вагоне уезжающих из Тулы, мы смаковали пряники со сгущённым молоком и яблочным повидлом, запивая их чаем из термоса. Путешествие состоялось, и вдохновило нас на новые поездки!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Два дня из Рязани...
  - А не поехать ли нам на выходные в Рязань? - спросил я у Нади в начале недели, - с чем у тебя ассоциируется этот древнерусский город?
  - Вспоминается выражение "рязанская баба" и "рязанская внешность"... А у тебя?
  - Училище ВДВ, Сергей Есенин, Кремль, да военный госпиталь. Пятнадцать лет назад "Скальпель" с больными и ранеными на борту, летевший из Владикавказа на подмосковный аэродром Чкаловский, приняла рязанская земля. Кого-то надолго, кого-то нет. Через две недели меня выписали из госпиталя, и я пару часов ходил по зимним улицам. В карманах было пусто, лишь перевозочные документы до Моздока. Перед выпиской спросил у своего лечащего врача, что можно посмотреть в городе. "Кремль, памятник Есенину да училище, где готовят настоящих десантников и разведчиков" - ответил он.
  За пару дней до поездки навёл справки о Рязани в интернете, забронировал гостевой дом на улице Тургенева и составил план маршрута.
  На Казанском вокзале рязанский "Спутник" вселял уверенность, что мы едем в красивые места. В голове возникло желание выйти за одну станцию до Рязани 1 в райцентре Рыбное. Чтобы съездить на автобусе в Константиново и Пощупово, что в тридцати километрах. В первом - родина великого русского поэта, во втором - мужской монастырь и музей игрушки. Но в пути прочитал, что настоящий "детский" Есенинский дом сгорел во время пожара в 1924 году, и имеющаяся изба была куплена им для родителей уже в зрелом возрасте. А второе, что единственный в мире музей ВДВ в т.н. "свободном режиме" работает лишь по субботам. В остальные дни надо записываться по телефону. Но опять же, так было написано на сайте музея в "Одноклассниках", который не обновлялся последние пять лет.
  На платформе нас встретили рязанские таксисты с желанием подвезти. Цены 130-150 рублей, но мы никуда не торопимся. Хотя владелец дома дал добро на бесплатное раннее заселение, погода и настроение располагали к прогулке. Плюс минус один градус, периодическое солнце на зимнем небе, свежий воздух и спокойный ритм небольшого города. Куда идти, я не знал, доставать навигатор покуда не хотелось, и поэтому выбрал направление основного людского потока, сошедшего с электрички.
  Уже на привокзальной площади заметил, что местные архитекторы вкупе с заводом ЖБИ и строителями могут дать фору столичным коллегам. Новенькие жилые дома и магазины выгодно отличались от новодела 90-х и нулевых годов столичного региона и чем-то напоминали европейские аналоги. Хотя за их фасадами прятались покосившиеся одноэтажные деревяшки. На Малом шоссе в новостройке заприметил фермерский магазин с японским названием "Тоеда". Напротив двухэтажный деревянный особняк кричаще зелёного цвета с заколоченными окнами и надписью "втошкола".
  Дойдя до Вечного огня, решил узнать, как далеко находится училище ВДВ, рекламу которого мы видели из вагона, когда подъезжали к городу. "Приходите к нам учиться!" - призывали абитуриентов десятиметровые фигуры девушки и юноши на цветных полотнах. По навигатору выходило пару километров, и мы не спеша тронулись по перекошенной плитке довольно оживленного Первомайского проспекта к улице Семинарской, про себя замечая отличия Рязани. Чище, чем в Туле. То ли снег растаял за неделю, то ли коммунальщиков больше... Машины уступают пешеходам на зебре. Рекламы больше, чем во Владимире, и никого не штрафуют на сорок тысяч рублей за несанкционированные объявления, как там. Транспорт победнее и изношеннее. Несмотря на яркие навигаторы над остановками до сих пор бегают жёлто-серые Икарусы-гармошки. Троллейбусы рекламируют "борьбу с ВИЧем". Много уличной торговли. Есть и местный трикотаж, и дары полей-лугов России и Китая. Всё те же вывески золота и серебра чередуются с аптеками, шавермами и кредиторскими конторами. Много местечковых банков, среди которых пальму первенства занимает здание областного, которое фасадом и размерами больше похоже на мэрию, чем на мавзолей деньгам.
  На перекрёстке с улицей Павлова свернули налево. Пройти мимо усадьбы первого российского лауреата нобелевской премии было бы кощунственно. К тому же всё подлинное, настоящее, даже матерчатым бахилам, что надо надеть на входе, как мне показалось, не менее полувека.
  - Вы не с экскурсией? - спросила кассирша...- хотите, закажите индивидуальную.
  - Спасибо, мы по-быстрому... пока ребёнок спит... Пробежимся по экспозициям...
  - Вы можете оставить его в коляске здесь и спокойно гулять. Проснётся - позовём...
  Удивление, да и только. Уплатив сто десять рублей, мы ушли смотреть родительский дом семьи Павлова. Кабинет отца, буфетная, спальня матери, спальни детей и тётки. Тут и любимые академиком городки, и деревянные биты для них, фотографии и дипломы на стенах, книги переплетались с личными вещами. В гостиной накрыт для чаепития стол с пластиковыми бутафорными пирожками и кусками серого сахара.
  - Вот гильотина, которой кололи сахар! - показывала нам служитель музея, которая попеременно включала свет в маленьких комнатах усадьбы с невысокими потолками и невольно комментировала отдельные моменты, - потом сахар кололи столовыми кусачками... Вы слышали такое выражение - "сахарная голова"?
  - Да, - в унисон ответили ей.
  - А это комната младшего брата. Он был охотник. На стенах чучела диких животных, убитых им в разное время. А это комната другого брата - химика... Фото у нас платное, сто рублей! - негрозно предупредила она меня, завидев съёмку с планшета, - лишь двор можете фотографировать бесплатно. Там мраморный бюст, деревянные постройки и яблоневый сад... Последний раз Павлов приезжал в Рязань в день своего восьмидесятипятилетия. В его честь был дан концерт, он играл в городки, а потом на теплоходе отправился по Оке в передовой колхоз. Через два года он умер и был похоронен в Ленинграде... В этом месяце будем отмечать восемьдесят лет со дня его смерти...
  Мы попрощались и перешли в дом-музей науки с более скромной экспозицией. Здесь для нас уже не было такого сопровождения. Лишь при входе сообщили, что дом разделён по секторам-увлечениям академика: кровоснабжение сердца, пищеварительный тракт и физиология ЦНС. Странно, - подумал про себя, - почему учёного, который удивительно много сделал для человечества - так скромно почитают в своём родном городе. Могли бы и сувениры соответствующей тематики придумать. Ведь дарили же Павлову студенты из Кембриджа сувенирную собачку, а потом обезьянку с фистулами.
  По дороге прошли мимо городского ЗАГСа. Сегодня суббота - всероссийский день свадеб. В крупном городе они редко бросаются в глаза, а здесь количество обязательных мест невелико, поэтому мы часто встречали кортежи в лентах-шарах и молодожёнов с глинтвейном или шампанским в руках, дружками, осыпающими дорогу невесте лепестками роз, да с прочими местными обрядами. Обратил внимание, что в моде красный цвет. Фата у невесты, галстук-бабочка, потёртые джинсы и мокасины на меху у жениха.
  Училище ВДВ расположено в здании бывшей духовной семинарии, о чём напоминает храм на его территории в стиле нарышкинского барокко. Сквозь ворота КПП проглядывают позолоченные бюсты именитых десантников. Редкие офицеры в синей форме торопятся со службы. Перед входом в музей боевые машины десанта да пушки, по которым уверенно лазает детвора. На входных дверях табличка, что с 01.06.2015 г. вход в музей стал платный. Восемьдесят и сорок рублей по льготе. Кассирша сокрушается, что не может дать сдачу с тысячи рублей.
  - Прошла половина дня, а посетителей всего пять человек было.
  - Карточки принимаете? - интересуюсь у нее.
  - Что я - в магазине что ли работаю!? Сходите в гостиницу или в военторг, поменяйте!
  Тем временем на нашего младшего ребёнка поступила жалоба от смотрителя - мужчины с крашеными бакенбардами и одутловатым лицом.
  - Родители, не оставляйте детей без присмотра... Музей является местом повышенной опасности... Тем более это музей десанта. Был случай, что ребёнок в витрину врезался и себя порезал.
  Музей нам понравился. Дети, несмотря на грозные предупреждения, резвились лучше, чем на детской площадке. Ещё бы, настоящая крутящаяся зенитка, пушки, макеты машин и танков, пулемет АГС, орудия, и всё можно трогать руками, смотреть и прицеливаться. Да и мне было познавательно узнать, как зарождался десант, и вспомнить героев, отдавших свои жизни за страну в периоды всевозможных войн и конфликтов. Корея, Эфиопия, Венгрия, Афганистан, Чечня, Азербайджан...
  На площади имени генерала Василия Маргелова, неподалёку от его бронзового памятника установлен мемориал погибшим в конфликтах. Редкий памятник на нашей земле. Когда-то здесь горел вечный огонь, а сейчас лишь две подмёрзшие гвоздики говорили о том, что их помнят и подвиг чтят. Я вспоминал своих друзей-коллег: Алексея Леуткина, мечтавшего стать хирургом, спасавшего раненого бойца и погибшего от пули снайпера в Урус-Мартане; Пашку Романова, ставшего психиатром и сгоревшего в небе над Ханкалой, так и не приступившего к своей первой должности в Борзое; всегда улыбающегося молодого адъюнкта Василия Васильевича, улетевшего из Чечни на учёбу в Питер, и которого взорвал КАМАЗ в Моздокском госпитале, когда он делал перевязку чеченской девушке... Детишки резвились на постаменте из бронзового венка памяти и гранитных плит со стёртой позолотой имён-фамилий... заканчивающихся на 2007 м...
  
  ***
  Дойдя до площади Ленина, вспомнили об обеде. Слева непрезентабельная вывеска "Кофе. Торты" Рязанского пищевого комбината, справа опять "Тоеда". Через окно в последний манили модные интерьеры со свежими продуктами. А когда зашли, то заметили, что при нём имелся просторный кафетерий с сосновыми столешницами и икеашными стульями.
  - Мы перекусим у вас тем, что купим в магазине? Не возражаете? - спросил я у девушки-бармена.
  - Конечно... Одноразовая посуда и салфетки на столах.
  В магазине сегодня массово дегустировали три вида сыра, шесть десертов, семь джемов, и нашу дочь было невозможно оторвать от такого изобилия. Да и сам я с трудом сдерживался, вспоминая опыты Павлова о психической составляющей пищеварения. В подсказке на форсквере написал, что чувствовал себя здесь павловской собакой, исходящей слюной. Три десятка фермерского сыра, йогурты из козьего молока, творог из топлёного молока, пастеризованные сливки, пастила, сидр грушевый и яблочный, морсы. И в большинстве своём - отечественное, преимущественно из Рязани и соседних регионов. Да и цены в кафетерии: 45 рублей эспрессо, 550 рублей килограмм чизкейка, 600 руб. за килограмм пражского торта располагали к отдыху.
  Утолив голод, направились в Кремль. Синие купола Успенского собора и высокая колокольня, построенная Воронихиным, давно манили к себе. По дороге к нему купили расписную деревянную трещотку. Цена сто рублей. Сравнивали с немецкими ценами, даже с учётом курса евро 2013 года наши заметно ниже. Перед входом в Кремль - Глебовский мостик, облюбованный замками от молодожёнов. Самые отчаянные взбирались на заснеженный Кремлёвский вал, чтобы позировать фотографам или прокатиться вниз на санках. На территории Кремля музейный комплекс и монастырь с действующими храмами. Здесь могила Василия Рязанского, к которому приходят просить о выздоровлении болеющих. Народу немного, туристов и подавно, несмотря на располагающую к прогулкам местность. С набережной замерзшего Трубежа открывается вид на поля да перелески. Можно спуститься к синему дебаркадеру, на котором написано "Пристань Рязань" или послушать колокольные перезвоны. Здание Воронихина чем-то напомнило мне аналогичное в Петропавловской крепости. К сожалению, гордость Рязанской земли - Успенский Собор, выстроенный в стиле новомосковского барокко с его гигантским иконостасом, сегодня закрыт. Со слов смотрительницы музея, он был передан Рязанской митрополии и работает лишь в тёплое время года, так как является неотапливаемым. Если присмотреться к его куполам, то кажется, что они подобно Пизанской башне накренились и вот-вот упадут. В сентябре этого года должна завершиться его реконструкция.
  Музейный комплекс состоит из пяти экспозиций, что размещаются в разных зданиях. Комплексный билет 270 рублей. Мы же остановились лишь на Доме Олега и купили билет на выставку "История России с древних времён до наших дней", где одновременно работала и временная "История денег". Понравилась интерактивная диорама о сражении рязанских жителей с татаро-монголами и бессмертном подвиге рязанско-черниговского князя Евпатия Коловрата. Бронзовую фигуру последнего, скачущего на коне, мы встретили на площади перед Главпочтамтом.
  Здесь на территории Кремля располагался и сувенирный магазин. Местная земля славится керамикой из города Скопин и деревни Пощупово, вышивкой: Кадомский вениз и Михайловское кружево, а также современным сувениром в виде глазастого гриба боровика, на котором написано "В Рязани грибы с глазами. Их едят, а они глядят". Пополнив рюкзак безделушками, ушли к памятнику Есенину, выходящему из земли или, возможно, наоборот, зарытому по грудь в неё. Неподалеку от памятника два интересных здания: пряничная церковь Спаса-на-Яру и уменьшенная копия башни Агбар в Барселоне с типично русским названием "Любовь", в которой разместился отель и ночной клуб.
  Тем временем стемнело, и мы предупредили владельца апартаментов о том, что готовы заселиться. Он порекомендовал такси 500-700, цены в котором, если верить рекламе, начинались от семидесяти рублей за поездку. Но мы выбрали навигатор и пешеходный вариант, так как хотели окунуться в нетуристическую Рязань. Местами скользко, кое-где шли по проезжей части, так как не все улицы оборудованы тротуарами, но в целом показалось комфортно. Да и водители в большинстве своём вежливее столичных.
  Апартаменты представляли собой одноэтажный кондоминиум, рассчитанный на три семьи. Чувствовалось, что ремонт только завершился, и местами нуждались в доработке. Но выбрать подходящую гостиницу в российской глубинке порою сложно. Либо дизайн дремучий, либо цена зашкаливает, либо ночлег на отшибе. Удивляла красочная реклама на рязанских заборах, пропагандирующая внутренний туризм. Конечно, в регионе есть интересные места, называемые Рязанская Италия или Солотча, что в двадцати пяти километрах от Рязани. Но спа-отдых в аквапарке Горки лишь на девносто рублей дешевле, чем в Карибии, что в пяти километрах от нашего дома. Поэтому, перебрав три десятка варианта отелей, решил, что попробуем на одну ночь стать владельцами дачи в стиле шведской команды "Икеа" в черте города, так как подобного в наших вояжах ещё не было.
  Кирилл - владелец дома - приветливо встретил нас. Сфотографировал паспорт, провёл инструктаж, сказал, что не придерживается строгостей по соблюдению регламента проживания и пожелал хорошего отдыха.
  - Скажите, а стоит ли нам завтра съездить в Константиново?
  - А какие ещё варианты...? Там неплохо. Домишко - деревянный сруб обычный, церквушка красивая, природа, Ока. Автобусы, конечно, редко ходят, но можете такси взять. Если в Рязани всё осмотрели, то надо браться за область.
  
  ***
  После пятичасового субботнего подъёма решили встать без будильника. На первые два автобуса в Константиново мы опоздали, поэтому, сварив кофе, ушли на прогулку по Рязани. Целью номер один выступал центральный рынок на улице Маяковского. Конечно, красочные фотографии сайта немного не соответствовали реальности, но мы остались довольны экскурсией. Познакомились с дедом Иваном, торговавшим деревянными ложками, свистульками, пуговицами, веретенами, расческами и кухонной утварью из бука, берёзы, сосны и липы. Тут же проводил и краткий инструктаж, что если посуда для горячего, то её надо обработать подсолнечным маслом перед первым использованием. Баба Варя пообещала свалять белые валенки дочери к следующей осени и приглашала за товаром. У бабы Раи, сетовавшей соседке, что в этом году останется без отдыха в Египте, "так как телушек прикупила, не на кого оставить", мы пополнили контейнер маслом, сметаной, сливками, сыром, ряженкой с пенкой и, конечно же, творогом. Цены, пожалуй, самые низкие в центральном регионе и на 20 40% отличаются от тульских в меньшую сторону. Особенно понравилась домашняя творожная запеканка с изюмом и без муки. Такой продукт мы встречали лишь на львовском рынке пять лет назад под именем "львовский сырник".
  В Константиново мы уже не успевали. Автобус в 13:40. Поэтому выбрали просто прогулку по историческому центру Рязани. Местами чисто, немноголюдно, на многих домах мемориальные таблички. "Здесь преподавал Солженицын", "Здесь жил Салтыков-Щедрин", "Здесь учился Роман Соколов, погибший в неравном бою в Чеченской Республике". Рязань гордится своими именитыми жителями. Семенов-Тян-Шанский, Циолковский, Гайдар, Апраксин, Жуковский, маршал Жуков так или иначе связаны с рязанской землёй.
  На улице Введенская обнаружили стильное небольшое кафе в зелёно-коричневых тонах Chocotime. Заказав горячий шоколад и авторские конфеты, мы, наслаждаясь напитками и ароматным вкусом, через стекло наблюдали, как в кондитерском цехе рязанский шоколатье трудился над прянично-шоколадными валентиками. Бармен пояснила, что какао-продукты к ним поступают из Колумбии, и что мы можем принять участие в мастер-классе: послушать лекцию и попробовать самим изготовить шоколадные конфеты. Для детей это удовольствие стоит 800 рублей, для взрослого за два часа надо заплатить 1400 рублей. На прощание попросили взвесить нам ломаного, мелодично звучащего шоколада с розмарином, который она упаковала в пергамент и перевязала бечёвкой.
  В библиотеке имени Горького прикупили скопинской керамики. Цены здесь заметно ниже, чем в сувенирной лавке у Кремля. Подумал, что, наверное, так и должна выглядеть современная читальня. Здесь и недорогое кафе "Пешков", и магазин авторских сувениров, и игровая комната для дошколят, и выставка картин-скульптур, и зона отдыха для взрослых с лекторием и насыщенной культурной программой. В невзрачном на вид магазине "Торты" у стоячих столов попробовали местных пирожных, а перед вокзалом в восточной кофейне "Звезда Магриба" - самого вкусного рязанского кофе, с послевкусием которого и садились в вечерний Спутник "Рязань-Москва".
  
  Крымское алаверды
  - Что тебе подарить на день рождения?
  - Мы куда-нибудь полетим? - обрадовалась Надя.
  - Конечно, вручать подарки заблаговременно - не принято. Но на авиабилеты сейчас акция. В Крым на четверых за одиннадцать пятьсот. И коттедж у моря я уже подыскал на букинге по "адлеровской" цене.
  - Ты не представляешь, как я рада!
  Так за месяц возник несколько авантюрный план февральского побега из Москвы. Там более, что опять объединили выходные, День Защитника и будний день в одну связку, а у дочери школьные каникулы, и таким образом - с отгулами мы выкроили пять дней-ночей.
  Крым. Пожалуй, нет для меня такого места, куда я так настойчиво не стремился с детского возраста. Впервые попал сюда на новый 1985 год по путёвке от шёлкового комбината. Здесь впервые увидел пальмы и кактусы, море и горы, и привёз домой в качестве сувенира морские ракушки и можжевеловую корягу. И чуть ли не ежегодно приезжал сюда на поезде или автобусе, чтобы набраться сил и здоровья. В 2007 м мы сбежали из предолимпийского аспортивного Сочи после в который раз услышанной фразы "понаехали тут... самим тесно..." - в Крым, радуясь, как дети, отдыху в Феодосии и таврическому менталитету. Лишь в 2008 м променял его на Канары, Сицилию, Мадейру, Корсику, Сардинию и Ниццу. Почему? Основная причина - стоимость авиаперелёта, так как в то время дешевле было слетать в Европу. Но, у какого бы моря я не оказывался, невольно вспоминал Крым, так как детская память - она самая цепкая.
  
  ***
  - Самолёт компании оренбургских авиалиний приземлился в аэропорту Симферополя. Температура за бортом плюс два градуса. Спасибо, что воспользовались услугами нашей авиакомпании и ждём вас снова! - приветствовал переполненный салон боинга командир экипажа после приземления и шквала аплодисментов пассажиров.
  Мне кажется, что наш человек - тревожный, и хлопки в ладоши - это своеобразная традиция, позволяющая снять эмоциональное напряжение и разрешить тревожное ожидание посадки. Самолёт невыносимо долго катился по видавшей виды латанной-перелатанной бетонке, а я смотрел в выжженную степь, над которой нависли тяжёлые облака, и не испытывал пока никакой радости от того, что проделал почти две тысячи километров. Ярким пятном выделялось отремонтированное здание аэропорта, бело-синий пиксельный фасад которого напоминал сочинские спортивные объекты. Внутри довольно уютно: стены в жёлто-кремовых тонах и несколько пустынно, несмотря на три десятка рейсов из России и столько же в обратном направлении. МТС обнаружил сеть 4G, загодя подключил роуминговый пакет по стране. Планшет подружился с бесплатным wifi. В терминале А несколько кафе, две прокатные конторы автомобилей, бабулька перед выходом предлагает пирожки с творогом по четвертному.
  От водителей-частников, как от мух, хочется бежать куда глаза глядят. Об их природной наглости наслышан из первых уст. Надя прилетела вчера и предупредила, что цены начинаются от трёх тысяч и останавливаются на пяти сотнях. Думаю, что при последнем раскладе могут увезти в степь или ещё куда. Накануне они с трудом прорвали кольцо оцепления. Поэтому, не разбираясь и не торгуясь, сел в первый стоящий жёлтенький "Богдан", который давно отслужил своё. Водитель нехотя впустил меня, так как уже собирался отъезжать и перед носом закрыл дверь. Вывесок о стоимости проезда нет, как и билетов, лишь запреты на курение и еду и вход без верхней одежды.
  - На железнодорожный вокзал доеду? - спросил у пассажира кавказской внешности.
  - Конечно, парень!
  Было интересно наблюдать из окна за городскими пейзажами. Кажется, что попал в прошлое. Самолёт перенёс меня лет на двадцать назад. Покосившиеся облезлые пятиэтажки, обклеенные бумажными объявлениями, редкие кусты-деревья, ржавые детские площадки, хаотичная реклама на баннерах на украинском языке, пыль клубом да разбитые тротуары, а в некоторых местах и отсутствие оных. Яркими пятнами выделялись "Ашан" да "Метро". Невольно улыбнулся у магазина: "Жидкий хлеб: водка и сигареты". Из окна широкие баннеры рекламировали первое лицо с утверждающей фразой: "Крым. Россия. Навеки", КПРФ, экономические форумы и прошедшие соревнования - Чемпионат России по мотоспорту. Школьники младших классов возвращались из школы без родителей, смело пользовались нашей маршруткой. В Москве родители давно забыли о такой роскоши. Пассажиры громко обсуждали политические новости и подорожание жизни.
  Один из них, спрятав чёрную сумку под сиденье, щёлкал семечки.
  - Понимаешь, парень, сегодня освободился из зоны. Шесть лет сидел, - с хрипотцой в голосе сказал он мне.
  - Бывает...
  - Дашь телефон позвонить? А то, никто не знает, что я вышел... Волнуются небось.
  - Я в роуминге. Дорого.
  - Так мне в Оренбург надо, подругу известить.
  - А я не из Оренбурга.
  Пассажир вышел, и я невольно проверил свои карманы, вздохнув с облегчением. Ненадолго. Следующий выпивоха, качаясь, присел возле меня и, не уплатив проезд, стал требовать от шофёра направить машину в Карамыши.
  - Я еду в противоположную сторону.
  - Разворачивай. Сегодня праздник, двадцать третье.
  - Такси возьми. Я пассажиров везу. И до праздника ещё три дня...
  - Ну, брат, тебе, что - в падлу?!
  Их пререкания продолжались две остановки и закончились тем, что они обвинили друг друга в нетрадиционной ориентации, чем взбунтовали дамочку, защищавшую слух своих маленьких детишек. Водитель зажёгся как спичка и вытолкнул дебошира. Было нескучно, но когда исчезли пятиэтажки, интуиция мне подсказала, что еду не туда. Планшет с мегафоновской симкой молчал, а телефон с МТС не определял положение. Когда же пошли пустыри, я забеспокоился.
  - Вокзал в другой стороне. И вам надо ехать с пересадками! - с мягким украинским говором ответила пассажирка.
  Я вышел на тёмную неосвещённую улицу и пошёл по пыльной дороге, так как тротуары местами отсутствовали или были захламлены бытовым мусором.
  - Вы не подскажете, где мне выходить, чтобы пересесть на маршрутку, следующую на вокзал? - спросил у шофера Форда, отсчитывающего мне сдачу. Остановки местами номинальные, света дефицит и чем-то напомнило мне Манилу, только там никто на английском не говорил.
  - Подскажу... если не забуду, - неутешающе ответил он.
  Крымская земля - это кладезь афоризмов. Я даже был рад заблудиться в Симферополе, так как иначе не впитаешь его дух, который, как и степная пыль, витает в воздухе.
  - У вас столы грязные, девушка. Не стыдно вам за кафе? - жаловалась посетительница пекарни у автостанции.
  - Я одна работаю. Даже сахар не успеваю в кофе насыпать, - извиняясь, парировала она, - вы уж ухаживайте за собой сами.
  Хотя меня всё радовало, а мелкий мусор остался вне локуса внимания. Вкусный эспрессо за тридцать рублей, булочки с настоящим клубничным джемом и домашним творогом или вишней в шоколаде. Пища, которая пахнет пищей. Купив за 136 рублей билет на автобус Симферополь-Ялта, я наблюдал за вечерним городом и горожанами.
  - Возьмете до Алушты, водитель?
  - Мест нет...
  - Я постою или посижу на двигателе.
  - Нельзя. На без пятнадцати девять идите.
  После полутора десятка отказов двоих он всё же разместил и троих поставил в салон "Эталона", выпущенного недавно обанкротившимся Бориспольским автозаводом. Да и затем по трассе он то и дело подбирал пассажиров или передачки-конверты.
  Вечерняя Ялта встречала прохладой и свежестью. Десять часов, но кажется, что уже глубокая ночь. Магазины закрыты. На дверях указано, что ограничивают работу восемью часами. Почти нет пешеходов. Редкие машины снуют по колдобинам асфальта, практически не ходит общественный транспорт. Мой 34-й маршрут, следующий в Отрадное и Ботанический сад, прекратил работу ещё в семь вечера, как сказали на автостанции.
  Заметил, что появились двуязычные коричневые таблички с указателями достопримечательностей. Но в целом, как мне показалось, так всё и осталось в начале двухтысячных. Хотя, возможно, лишь на первый взгляд.
  На автовокзале Ялты таксисты налегали на выходящих, и я отошёл в сторону, сделав вид, что никуда не спешу. Здесь же можно снять койко-место за триста рублей с человека с удобствами на этаже, есть бесплатный wifi. Надя сбросила по вотцапу номер такси "Волна", диспетчер обозначила стоимость проезда - 154 рубля, и через пару минут белый Ниссан увозил меня.
  - Это туда, где трактор стоит? - спросил водитель, уточняя у меня адрес отеля. Мне было приятно сойти за местного - с одной стороны, но с другой - я понятия не имел ни о каком тракторе.
  - Не знаю на счет трактора, но чёрный джип Тойота с белой крышей припаркован напротив дома. Из ориентиров - "СОТ 146" и причал "Краб".
  С трудом и подсказками прохожих нашли мини-отель, так как навигатор не показывал искомую улицу. Нумерации на домах либо нет, либо она не соответствует логике. Строения подобно ласточкиным гнёздам прилеплены на пригорках и местами закрывают береговую линию. Теперь их называют модным заимствованным словом "эллинги", а этот район - ялтинским Шанхаем. Субъективно, конечно. Всё же здесь чище и спокойнее чем в китайском мегаполисе. Хотя, надо признаться, что что-то общее прослеживается.
  На пять ночей мы сняли апартаменты в эллинге Oliva del Mar. Хозяин - Роман переехал сюда из Москвы восемь лет назад, женившись на крымчанке Яне. Увлекался парфюмерией - теперь гостиничный бизнес с рыбалкой, и как в подтверждение тому на стене висели восемь спиннингов-удочек. Перед дорогой я ломал голову над тем, что привезти в подарок крымчанину. На мой поисковый запрос google выдавал ответ наоборот - что везут из Крыма: "лукум, чаи, вино, мыло". В конце концов, остановился на питерских шоколадных конфетах и китайском чае оолонг. В качестве "алаверды" нам презентовали две банки домашних консервов: черноморскую кильку в томатном соусе и лисички, которые добыла и приготовила его супруга. Мне кажется, что вкуснее консервов я не пробовал.
  Роман говорит, что он - поклонник Италии и рекомендовал в Ялте тратторию и пиццерию. Также любовь к ней заметна на стиле его четырёхэтажной мини-гостиницы. Добротная мебель, потолок с деревянными балками и четырьмя видами освещения, чёрное сатиновое белье, интерьер с делением комнаты на три зоны, качественная сантехника и бытовая техника, кухонный уголок, тосканские картины на стенах, барбекю с садом, прудом и экспериментальными растениями на крыше, роль-ставни, управляемые с пульта ДУ - напоминают о ней. Автономное водоснабжение и электропитание от генератора, сплит-система, спутниковое ТВ и wifi, подогреваемые полы, беспроводной интернет, полутонный бак с водой и сауна - всё, чтобы обеспечить полноценный отдых, и мы не почувствовали за весь период отдыха перебоев с водоснабжением и электропитанием.
  Накануне он возил Надю с детьми на ялтинский рынок, и ей он напомнил нашего друга Анжело - "так тепло нас встречали только на Сицилии". С её слов, всё очень понравилось, несмотря на то, что многие горожане сетуют на высокие цены и говорят, что это место ориентировано на приезжих. Творог-сметана-сливки по триста рублей, свежая рыба - сто-двести, десяток яиц - сто, крымские яблоки - семьдесят, картошка - тридцать пять. Козий, овечий, коровий сыр домашнего производства. Всё домашнее, пахнущее, и щедро предлагается на пробу. В магазинах же преимущественно российские продовольственные товары с некоторой наценкой, лишь алкоголь, сыр да рошеновские конфеты поступают контрабандой с Украины. Из местной продукции: яблоки, виноград, овощи, мясо, яйца, мука, сахар, рис и другие крупы. Закон эмбарго не дошёл до полуострова и сырному разнообразию прилавков остаётся только позавидовать.
  Вечером на ужин меня ждала уха, жареный пангасиус с картошкой, блинчики с домашним творогом, и мне показалось, что я попал в своё далёкое детство.
  
  День рождения
  Утро начал с пробежки. Увы, не на всех курортах бегать вдоль берега возможно. В Ялте морской берег взят в аренду или субаренду частными лицами. Стал ли он от этого лучше, я не знаю. Конечно, море от этого не изменилось, но вот пробираться сквозь заборы, преграды и строительные балки местами утомительно и невозможно. Поэтому, пройдя отель Ripario c памятником-бюстом Морису Торезу и небольшим садом, который выступал национальным достоянием и являлся памятником садового искусства, я повернул в горы. Здесь незадач меньше, несмотря на множественные виллы, многие из которых не достроены и/или выставлены на продажу, так как имелся сквозной проход через дворы.
  Крымский воздух наиболее чист в это время года, и за это его ценили сто лет назад настоящие гурманы отдыха. В феврале здесь зацветает жасмин, миндаль, кизил, подснежники, магонии, мимоза и ещё ряд неизвестных мне растений. Этот аромат подхватывается ветром, и кажется, что бежишь сквозь живую парфюмерию, оглядываясь по сторонам на деревья, бабочек и горы. Хотя на ЮБК не бывает такого месяца, чтобы что-нибудь да не цвело. Даже под новый год появляются красные цветы китайского абрикоса, и в "Никите" можно встретить зимние розы.
  После завтрака направились в Никитский ботанический сад. С собой была пятитысячная, и кассирша смотрела на нас, как на русских, которые в Европе расплачиваются пятисотевровыми купюрами. Перед входом в сад - банкомат Генбанка. В Москве о таком не слышал, но в Ялте он выступает лидером вместе с банками "Байкал" и "Рублёв". Вставил неуверенно сбербанковскую карточку, на экране высветилось: "комиссия ноль процентов", но смс-банкинг внёс поправку на десять.
  Народу в относительно прохладный февральский день немного, поэтому экскурсии организовывают лишь под заказ - 2000 рублей на группу. Но в пятый раз можно пройтись и без неё, тем более что многие растения уже знакомы не понаслышке. На входе небойкая торговля местными деликатесами. Варенье из лепестков роз, шишек, инжира, фейхоа, компот из плодов зизифуса, которые дополняют традиционные киосковые: мыло, ароматические масла, травяные чаи, настойки, дидухи, лукумы-зефиры с традиционными магнитами.
  Из нового - возле бассейна с лазурным дном к двухсотлетию сада на постамент водрузили бронзовую фигуру девушки Флоры, которая сменила белокаменный бюст Ильича, простоявший здесь пятьдесят пять лет. Последнего вместе с предшественником - Кагановичем - установили у беседки в бамбуковой роще. Парк цвёл, и белоснежные поляны крымских подснежников завораживали. Я то и дело останавливался, чтобы запечатлеть на фото то жёлтые фонарики голоцветкового жасмина или звёздочки цветов кизила или просто подышать и запомнить. Ведь обоняние - самое древнее чувство, которое хоть и утратило свою первоначальную функцию, но его сложно обмануть. Как сказала торговка сувенирами: "До недавнего времени популярностью у туристов пользовались жестяные банки с крымским воздухом".
  Посетив все знаковые места: розарий, секвойи, тисы, пальмовую аллею и утопающую в юкках беседку Буратино, зелёный лабиринт и бамбуковый лес, зимние пруды с лениво плавающими красными китайскими карасями, мы из ботанического сада прошли в оранжерею кактусов и суккулентов, что в двухстах метрах от него. Вход сто рублей, из бонусов - можно согреться в прохладную погоду и купить цветы-деревья из местного питомника. В прошлый раз я приобретал здесь киви и лавр, но они не выдержали зимнего коммунального отопления. Сегодня взял цветущий кактус с надеждой, что в нашей квартире перезимовать ему будет легко и он будет напоминать о сегодняшнем дне. Поинтересовался, продадут ли плоды питахайи и опунции, аппетитно краснеющие на веточках суккулентов, но продавец-смотритель ответила: "Нет. По всем вопросам обращайтесь к дирекции!"
  Из парка на жёлтой маршрутке "Ниссан" добрались до центра Ялты. Ходят они нечасто, каждые сорок минут, поэтому решили не заезжать в Отрадное, а, прогулявшись по набережной, сходить в ресторан "Терраса" для встречи дня рождения.
  Ялта. Она и меняется, и нет. Мне кажется, что когда бы здесь не оказался, она постоянно строится. Краны и стройки города можно размещать на магнитах и открытках. Может, поэтому белая пыль легко цепляется на ботинки и штанины брюк. Здесь не чураются имени вождя, и оно светится золотом на постаменте. Да и названия советского периода так и остались за улицами и площадями. Мы же, шагая по одноимённой набережной, пытались разгадать изменения последних восьми лет. Макдональдс закрыли. Корабль-ресторан "Арго", установленный на сваях над морем, переименовали в "Апельсин". Киосков добавилось - появились круглосуточные "Коффичкофы". Многие из пластиково-стеклянных новостроев сократили полезную площадь для прогулок. Хотя опять же такие как: Крымпечать, Молоко, Мясо, Выпечка-хлеб выполняют социальную функцию, и около них иногда выстраиваются очереди. Активно стали рекламировать столовые. Повсеместно российские банки с незнакомыми названиями. Много рекламы, особенно стихийной - на автобусных остановках, деревьях и стенах домов. Самое частое объявление "Продам землю, дом, квартиру, офис", "В Украину на автобусе и пешком не ходим", и "куплю Рога Оленя", почему то с большой буквы. Перед каждым заведением электрогенератор стоит. Полиции так в городе и не встретили, хотя в целом криминальных моментов или лиц с выраженным делинквентным поведением не заметил. Лишь на выезде из Ялты ДПСники и ОМОНовцы с автоматами тормозили машины с украинскими номерами. Последних осталось не более 10-15%, и к первому апреля всех обязали перейти на российские стандарты. Светофор в городе стоит поискать. В то же время водители относительно доброжелательны и уступают на зебре, а на узких улочках-серпантинах они договариваются как то языком жестов, кто кого пропускает. Народ шумный, много курящий, не скупится на крепкие словечки. Самое частое - это обвинение друг друга в неоправданной гомофилии. К спорту горожане относительно равнодушны, бегунов мы не видели, как собственно и чрезмерно пьющих. Проблемы с бумажными деньгами, очень часто слышал: "нет ли поменьше?". Даже с пятиста рублей в магазине кактусов не могли дать сдачи к концу рабочего дня. Нет зазывал в кафе и на аттракционы и нет переселенцев из Африки и Турции. В центре Ялты увидели сверкающую в бело-красных цветах шаверму. В парках чисто и ухожено, чувствуется, что заслуга не только дворников. И гастарбайтеров при этом нет. Лишь в аэропорту Симферополя заметил маленькую партию прилетевших из Москвы таджиков. Многое из того, что запрещено табличками и знаками, на самом деле разрешено. Запреты о курении и фотографировании, наверное, самое примитивное, что заметно туристу.
  О том, что скоро 23 е февраля, напоминали редкие вывески и небольшие триколоры. Единороссы поставили на набережной детскую площадку и спортивный городок, а партия Жириновского просто водрузила на улице Карла Маркса жёлто-синий рекламный баннер с лаконичной вывеской "ЛДПР". Есть и социальная реклама, например, что прокуратура Ялты за девять месяцев возбудила пять уголовных дел о коррупции, по результатам которых в казну города внесено чуть более семи с половиной миллионов рублей. На площади Советская работает ярмарка, в палатках-павильонах которой представлены товары из Беларуси, Якутии, Башкирии, Кабардино-Балкарии, Чувашии, Санкт-Петербурга и других областей России.
  На набережной Ленина тесно. Это центровое место, утром здесь ловят рыбу и тут же её продают, а вечером неспешно прогуливаются горожане, дыша вечерним бризом и фотографируя волны с пальмами на закате. Кто-то шопингуется в брендовых бутиках, кто-то интересуется крымской косметикой, травяными сборами, именуемыми чаями, кто то просто курит и пьёт кофе. Здесь же и выставка картин местных художников вкупе с книжными развалами и барахолкой в выходные дни.
  Ресторан "Терраса" при четырёхзвездочном отеле "Ореанда" дважды служил нам для встречи нового года, но сегодня его балдахинистый интерьер с модными нынче кальянами отпугнул, и мы остановили свой выбор на отеле "Вилла София", принадлежащем популярной русско-украинско-молдавской певице. Надо отдать должное - она не поскупилась на интерьерах, и на сегодня это самая дорогая гостиница Ялты, где цены начинаются от шестнадцати и заканчиваются на восьмидесяти двух тысячах рублей за ночлег с завтраком. При входе в зал мы даже подумали, что он претендует на одну мишленовскую звезду и были в нерешительности, впустят ли сюда с маленькими детьми и без классического дресс-кода. Но официант любезно предложил выбрать стол, так как мы были первыми посетителями этого вечера. Забегая вперёд, скажу, что с 2012 года, когда мы отмечали мой день рождения в единственном Мишлене Фуншала, ничего лучшего не посещали. Конечно, здесь не было изысканных гастрономических подарков от французского шеф-повара, и никто не сметал хлебные крошки со стола щёточкой за тобой, и временами играла электронная музыка, и за хлеб, чай и воду надо платить, а группа из Севастополя громко критиковала отсутствие шашлыков в меню, но экстерьер блюд, посуда от Виллероя и Бока, тяжёлые белоснежные скатерти и добротная авторская мебель вкупе с любезностью вышколенного персонала оправдывали затраченное время и средства.
  
  ***
  
  В течение сегодняшнего дня погода менялась четырежды. Когда отправлялся на утреннюю пробежку, накрапывал мелкий дождь. Вышли из дома с зонтом и зимними шапками. К обеду пришлось освобождаться от курток, а к вечеру опять их надевать. Крым - лидер по количеству солнечных часов в году среди курортов Средиземноморья и Чёрного моря. Почти две с половиной тысячи часов в год здесь светит солнце, и, конечно, в сравнении с дождливым зимним Сочи чувствуешь себя комфортнее. Я не раз ловил себя на том, что Крымские горы похожи на Этну, да и узкие кривые улочки Ялты, обсаженные лавровыми кустами, напоминают сицилийские, только складов пепла нет, да и в целом почище. Конечно, многое для нас - туристов - остаётся непонятно. Например, почему дом Чехова и Воронцовский дворец сегодня закрыты. Наверное, связано с понедельником. Если с частным зоопарком "Сказка" всё относительно понятно, так как из объявления на входе следовало, что директор протестует против возбуждённого уголовного дела, где прокурор Крыма обвиняет его в гибели тигрят в период отключения электроэнергии, то совсем непонятно, почему три года назад закрыли для посещения и экскурсий НИИ "Магарач", в энотеке которого хранится самое старое российское вино "Мускат розовый Магарач" 1836 года. В саду последнего нам, правда, разрешили бесплатно прогуляться, чтобы ознакомиться с растениями, памятником профессору виноделия и выставкой тракторно-уборочной техники.
  Первую половину дня мы провели в музее "Поляна сказок". Честно говоря, это было первое посещение, так как из за относительной удалённости не включали её в число обязательных мест. А зря! Даже взрослым здесь интересно, так как её герои - из сказок и мультфильмов братских союзных республик. На протяжении сорока шести лет она наполняется то резными деревянными персонажами, то художественным литьём, то скульптурами из гранита, мрамора и цемента. Основал её у подножия горы Ставри-Кая москвич самоучка - народный умелец Павел Безруков, которого в сороковых годах крымский климат излечил от тяжёлого недуга. Тут и Тридевятое царство с кривыми зеркалами, и Святогор с Бояном, и Красная Шапочка с Серым Волком, и резные Двенадцать месяцев с Василисой Прекрасной, и многое другое. А по расписанию к детям поворачивается избушка на курьих ножках, из которой для небольшого представления выходит Баба Яга, разрешающая сделать селфи на память.
  На обратном пути в город зашли в сетевой супермаркет "Сiльпо". От удивления разинули рты. И не от того, что ассортимент представлен многими весями России и Беларуси, а от отдела горячей пиццы, где две тётушки на глазах покупателей пекли десять видов ароматного продукта; от отдела пирожных и тортов, где цены были в восемь-десять раз ниже, чем в московской "Азбуке Вкуса" при схожих органолептических параметрах и девушки продавщицы комментировали "фотографирование запрещено, но мы сделаем вид, что не замечаем"; от местной пекарни, которая делала чиабатту и с оливками и тыквенными семечками, и венский штрудель с маком и орехами, и многое-многое другое. Я уж не говорю про отделы готовых салатов, сыров и кулинарии, запахи которых будоражили G-клетки покровно-ямочного эпителия, и мы не могли выйти без покупок, и не купить кофе, и не съесть хотя бы часть вкусностей на пороге магазина, греясь под февральским солнышком. Крым заслуживает того, чтобы сюда приезжать в т.н. гастрономический туризм, который становится довольно популярным в европейских странах. Я не раз убеждался, что здешние продукты пахнут едой, а не пищевыми добавками.
  Вечером испытывали городскую канатную дорогу, которая раньше нам казалась довольно высокой по стоимости. Да и сегодня поездка в полуоткрытой двухместной кабинке образца семидесятых годов в обе стороны обходится в триста рублей. Но и в этом аттракционе есть свои плюсы, так как есть возможность подглядеть за дворами горожан сверху и за двенадцать минут попасть к Холму Славы, где на громадной круговой стеле, облицованной белым инкерманским камнем, на пятнадцати языках выбита фраза "Павшим за Родину слава".
  
  ***
  
  Обычно по приезду в Ялту мы уезжали исследовать Севастополь, Бахчисарай, пещеры, Новый Свет, Гурзуф и др., но в этот раз покидать город не хотелось. По разным причинам. Поэтому сегодня остановились на Массандре. Точнее на её дворце, парке и винзаводе. Построенный в конце XIX века, как охотничий домик царской семьи, в стиле Людовика XIII, он притягивает своим парком и архитектурой, напоминающей замки Луары. Конечно, внутри за сто лет мало что осталось от царя. Санаторий, правительственная дача, и лишь с 1992 года работает, как музей. Поэтому местами надо напрячь воображение, чтобы понять, как жили императоры. Как метко заметила старушка-посетительница: "Скромно они жили. Нынешние артисты строят хоромы побогаче..." Кто знает, может, и наши правнуки лет через сто с небольшим будут водить своих детишек по подобным комнатам, и им виртуальные гиды будут показывать потайные двери и комнаты для хранения ружей владельцев теперешних вилл. С другой стороны, через замок проходит история Крыма, и было занимательно слушать о его исторических фактах и событиях. О том, что ялтинским воздухом лечили туберкулёз и что царские врачи не дали Воронцову превратить её в портовый объект, а создали первый курорт и бесплатный санаторий. О том, что приближённые царя отдыхали вместе с ним, так как это было в правилах хорошего тона. О том, что немцы считали Ялту своей и не взорвали ни одного дома в ней, так как планировали остаться здесь навсегда и лишь при отходе заминировали её, но спасли вездесущие партизаны. Девушка экскурсовод почти час занимательно рассказывала о замке, а мы переходили из гостиной в кабинет, из спальни в детскую и погружались в атмосферу дворца. Мне запомнилось крылатое выражение супруги архитектора дворца Варвары Андре: "Смерть - лишь конец одного дня, мёртвым сном спит тот, кто никогда не жил. Никогда не умрёт тот, кто однажды жил".
  Выторговав пятьдесят рублей у припарковашегося у посёлка Массандра таксиста, поспешили на винзавод. Пользоваться такси в Ялте довольно удобно, и временами оно выручает, так как общественный транспорт ходит редко, неудобно и часто переполнен. Помимо вызова по телефону, где диспетчер назовёт фиксированную цену, можно поймать частника на улице, но надо поторговаться. Как правило, треть от заявленного можно смело сбрасывать (в Шанхае - больше половины). Поездка по городу стоит 100-200 рублей, тогда как маршрутка обходится в 12-15 рублей с человека. Троллейбусы в связи с энергоблокадой полуострова перестали функционировать в Ялте ещё с 1 января и работают лишь в Симферополе и окрестностях.
  Экскурсии на винзаводе проходят с периодичностью раз в два часа, и билет стоит триста рублей. Дополнительно можно купить билет на дегустацию за те же деньги. Детей до семи лет на завод не впускают. Поэтому мы вдвоём с дочерью отправились в его подземелья и винные погреба слушать рассказ о зарождении винной отрасли в Крыму. О князе Льве Голицыне, который, набравшись знаний во Франции, привил их на здешней земле, о таланте его последователя - Александре Егорове, именем которого была названа улица, на которой расположен винный комплекс, о том, что завод всегда принадлежал государству и что его мощности рассчитаны на сорок пять миллионов бутылок в год, но выпускает он меньше трети, что и так окупает его. Гид, одетая в белый халат, водила группу туристов из зала в зал, показывала покрытые благородной плесенью бутылки, стены подвалов, лестничных проёмов, и в воздухе помещений тоже витала эта плесень. Над головой проходили полупрозрачные винопроводы, соединённые сложной системой с бочками ёмкостью в десять тысяч литров. Она поведала о том, что здесь хранится старейшее вино в стране Херес Де-Ля-Фронтера 1787 года, которое было куплено Голицыным для императора из региона испанского виноделия (бутылка оного в настоящее время оценивается в сто тысяч долларов). Запомнилась крылатая фраза Максима Горького, увековеченная в металле, и ставшая гимном виноделов: "Уехал сравнительно трезвым только по недостатку времени. В вине много солнца. Да здравствуют люди, которые могут делать вино и через него вносить солнечную силу в души людей".
  От дегустации я отказался, несмотря на заверения гида, что "сколько ни говори халва, во рту слаще не станет..." Лишь взял в фирменном магазине на пробу 200 мл бутылку ликёрного вина - "Мускат белый красного камня" - гордость "Массандры" для массового потребления, так как виноград с сахаристостью 28% на склонах Крымских гор созревает в среднем раз в пять-семь лет. К сожалению и удивлением заметил, что на этикетке написано "винный напиток", что, как оказалось, связано с тем, что креплёные вина Крыма не соответствуют российским ГОСТам, что привело к их подорожанию из-за увеличенного акциза.
  
  День отъезда
  Будильник мы не услышали и проснулись по наитию. Спешно позавтракали и собрались в дорогу. Вещей немного. Только ручная кладь - по десять килограммов на каждого. Роман спустился попрощаться и поинтересоваться впечатлениями.
  - Что сказать, - понравилось! Действительно, горный и морской воздух Ялты обладает целебным свойством, так как двое из нашей семьи излечились здесь от московской простуды на вторые сутки и без медикаментов. Думаю, что здесь в горах надо создать свой храм Воздуха, как в Кисловодске, где хранится его эталон.
  - Наверное, мало посмотрели?
  - Что вы?! Вполне достаточно. Учитывая нашу небольшую мобильность, увидели всё, что хотели.
  - Летом у нас хорошо! Приезжайте!
  Мы поблагодарили Романа за тёплый приём и сели в такси. Перед автовокзалом решили заехать на центральный рынок, чтобы заполнить недостающие килограммы ручной клади местными продуктами: творогом, сырами, яблоками и красным луком. Здесь нас уже узнают и здороваются. Молочница удивляется, что я не знаю, что такое молозиво: "Видимо в деревне никогда не жил..." Молозиво-то я, конечно, видел, но не коровье, вот только не знал, что из него делают запеканку, напоминающую по вкусу сицилийскую печёную рикоту.
  Из окна "Эталона" простирались ухоженные виноградники, чередующиеся с садами-полями. Снег на перевале растаял и здесь также расцвел миндаль. Из Симферополя пустили дальний троллейбус, пока только до Алушты. На баннерах рекламируют квартиры за миллион рублей. По пути много уютных мотелей и кафе, приглашающих к отдыху. Дважды встретились БМД и КАМАЗ, перевозящий гаубицу на относительно пустынной трассе. Лишь в центре Симферополя мы попали в небольшую пробку, но на автовокзал приехали точно по расписанию - через два часа. Отмахнувшись от таксистов, воспользовались маршруткой до аэропорта. Путешествие закончилось, и остаётся только помечтать - приехать сюда как-нибудь в бархатный сезон в октябре-ноябре, чтобы насытить организм воздухом, фруктами и новыми впечатлениями.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Мартовский город Тверь
  
  - Приезжайте к нам летом... Летом у нас хорошо! - обычно слышал я от хозяев квартир-гостиниц Тулы, Ялты, Владимира и Рязани. В их словах мне сквозилось какое-то извинение за неухоженность, серость и зимнюю грязь.
  "Летом везде хорошо" - думал про себя, - "даже в Москве, из которой исчезают машины и пробки, родители и школьники, студенты и правительственные кортежи..."
  К поездке в Тверь я готовился неделю, листая в минуты отдыха интернет, книги и опрашивая друзей: "что они знают о ней". Мало. Из-за близости к столице её редко рассматривают в качестве отдельной туристической субъединицы, и уж только пресытившийся Москвой турист едет искать изюминку в российскую глубинку.
  До прошлой недели я ничего не знал о столице шестьдесят девятого региона, хотя в девяностых годах ночевал на её вокзале раз пять-шесть, так как за день не успевал добраться на бесплатных электричках из Питера в Москву. Но, выходя после девяти вечера на её малоосвещённые разбитые улочки, чтобы купить хлеба и кефира, я стремился побыстрее оказаться в пассажирском зале, чтобы занять место поуютней.
  Интернет сокращает пространство и время. Несколько часов, пара полезных отзывов, Википедия - и в голове созрел план, приоритеты в котором разложились следующим образом: Салтыков-Щедрин с музеем и домом, где родился город Глупов; гостиница Пушкина и Достоевского; синагога, мечеть, костёл, монастырь и основные памятники; речной вокзал и на десерт - поход на рынок за тверским творожком и волжской рыбкой.
  "Тверь - город, в котором производится 80% российских вагонов и трамваев..." И мы надеялись поехать на самом современном из них, но сверхскоростная электричка "Ласточка" была представлена нёмецким вагоно-гигантом. Расстояние в 180 км поезд преодолел за полтора часа и, когда остановился на вокзале, диспетчерша приятным голосом объявила: "Добро пожаловать в Тверь - город воинской славы России!".
  Город начинается с вокзала. С узкого тёмного подземного необорудованного перехода, стены которого пахли смоленой сосной. Лестница вниз, лестница вверх - и оказываешься на привокзальной площади, заполненной частными таксистами и торопящимся людом. Тут же и стихийные помосты с тюльпанами и мимозами. Слева блестят золотом луковицы купола новенького белокаменного храма, соседствующего с шашлычным двором, справа проглядывается красочный гипермаркет "Карусель" с рюмочной "24 часа" и самсой в тандыре, прямо - Макдональдс, в которой мы и заглядываем, чтобы выпить по чашке кофе и определиться с маршрутом похода к отелю. Навигатор показывал два с половиной километра. Самое то, чтобы окунуться в атмосферу.
  Она оказалась совсем не радужной. В городе началась весна, и двухметровые грязно-серые сугробы дали течь, что отразилось на перекошенных тротуарах и щербатом асфальте. Ботинки через километр пропитались влагой, а после того, как нас пару раз окатили талой водой местные автогонщики, я уже пожалел, что привёз семью в Тверь на встречу весеннего праздника.
  Сойдя с моста на Волоколамском проспекте, чтобы немного отдышаться, а заодно разузнать, чем богат местный пищепром, мы зашли в гипермаркет "Магнит". Первое, что бросилось в глаза - это короб с галошами от местного ИЧП "Арутюняна" по 59 рублей за штуку. Пересмотрев его содержимое до дна, я так и не нашёл своего размера. Максимум сорок второй. Несолоно хлебавши вышли на подмоченные улицы частного сектора. Увы, тротуары здесь за двести лет так и не появились, и мы лавировали с коляской между гонщиками, маршрутками и лужами, ощущая на себе всю глубину дискриминации человека перед машиной. Я подумал, что в Твери нужно иметь незаурядное здоровье, чтобы возить детскую коляску, так как местами прогулка напоминала мне преодоление горного трейла.
  На подходе к заветному отелю примостилась закусочная "Гренка" с бегущей красной строкой "Свадьбы. Фуршеты. Банкеты. Поминки". У пятиэтажного новенького апарт-отеля "Орион" снег так и остался не тронут человеческой рукой. Может, это для лыжников предусмотрено? Но где стойки и трассы? На заплёванной окурками лестнице висит грозное объявление: "Курите в курительном домике. За курение на лестнице взимается штраф в 5000 рублей!" Сумма штрафа внутри повысилась ровно в два раза. "Богачи здесь, наверное, живут" - подумал про себя. "Вытри ноги, гость!" - это по-английски "Welcome!" - было следующей предупредительной вывеской, отпечатанной на бумаге формата А4, вставленной в прозрачный файл и закреплённой скотчем на стекле.
  Милая девушка на ресепшене попросила нас не курить, поинтересовалась желанием завтракать-ужинать, взяла деньги за проживание, забыв о чеке, и пожелала хорошего отдыха в Твери. "Видишь, Надя, не всё так плохо!" - сказал я жене, но в следующую минуту осёкся, так как пришлось поднимать ребёнка с коляской и рюкзаки на пятый этаж (лифт конструкцией не предусмотрен). Хотя что я хочу за четырёхместный номер за 1050 рублей в сутки, завтрак - 180 рублей. Вполне доступно, как по текущему курсу. В Европе можно только гестахауз забронировать или площадку под палатку в кемпинге на Корсике. Поэтому будем терпеть родные стены из гипсокартона, пропадающий сигнал вай-фая, сладко-тлетворный запах недорого освежителя воздуха, жару и общую недоделанность. Главное, что нет насекомых и грызунов, а также подозрительных личностей, да и номер просторный.
  Заприметил, что мимо отеля довольно часто снуют маршрутки и, выпив чая с тверской снедью (благо, что на каждом этаже есть кулер), мы направились на экскурсию по городу. Я смотрел в окно "Форда", на разукрашенные рекламой, как лубочные матрешки, городские улочки и выбирал безопасное место для десантирования. Яркая реклама да хаотичные цветочные точки вперемешку с облезлыми домами частного сектора да фасадами сталинок. Таким был первый взгляд на город.
  Доехав до площади Гагарина, спешились, чтобы прогуляться по улице Вагжанова. Зря, конечно. Опять промокли ноги, а по проезжей части здесь не пройтись. Ярким пятном горела вывеска торгового дома "Русь", который рекламировал искусство и товары торжковских златошвей. Всё же тверяки - добрые люди в большинстве своём. Нам совершенно бесплатно провели двадцатиминутную экскурсию по залам магазина-салона, и мы узнали, как шьются генеральские погоны и государственные штандарты. О том, что Президент вручил картину Храма Христа Спасителя на встрече с Папой Римским, которую вышивали три мастерицы в течение четырёх месяцев, и я вспомнил одну из пушкинских сказок "три девицы под окном..." В знак благодарности или в тренд времени торжковские златошвеи пригласили итальянских модельеров, запустили модную линию молодежной одежды изо льна и нарекли её TiZetta. Мы не могли не примерить их рукоделие, обозначенное фирменной вышивкой, причём сравнительно недорогое, и рука тянулась к кошельку, но что-то остановило. "Не пойдешь в таком по столице летом... - сказал я Наде, - будет она пылиться в шкафу, пока не выбросишь или не передаришь", и она согласилась со мной, несмотря на пыл консультанта.
  Ограничились очечником для итальянского друга и вышитым магнитом. В планах этих праздников было посещение Торжка, но почти все отели на праздники там были забронированы, поэтому про себя я был рад, что погрузился во что то такое аутентичное, настоящее русское, "чего больше нет нигде в мире", как подтвердила торговец-гид. Выходить из чистого тёплого и уютного магазина-музея не хотелось, но уже смеркалось и пора думать об ужине.
  Архитектура Твери довольно эклектична, даже по современным российским понятиям. Она начала своё формирование ещё до памятного 91 го года. На этапе подготовки к Олимпиаде 80 местный архитектор задумал отель-небоскрёб, напоминающий собой гигантскую опрокинутую рюмку. Строили его двенадцать лет, потом он стал телецентром, а сегодня в виде бизнес-центра венчает улицу Вагжанова. Последователи подхватили его дух и привносят черты эклектики через десятилетия, меняя облик города до неузнаваемости, смешивая стили, как экономная хозяйка печёт пиццу из того, что есть в закромах. И видно, что заказчики не жалеют денег при этом. Правда, это я уже забегаю в день завтрашний, когда мы пошли детально гулять при свете дня по улице Трёхсвятской.
  А пока мы побродили по затопленному весенним половодьем скверу памяти героям Чернобыля. Трагедия, с которой я знаком не понаслышке, но которую у нас почему то не принято вспоминать, а тем более устанавливать памятники её героям. За сквером просматривались два интересных сооружения. В неомавританском стиле - мечеть. Заметил через окно, что в чистом просторном зале два десятка мусульман, сидя на коленях, отбивали намаз, оставив свои джипы за дверью. В католическом соборе также шла служба, несмотря на то, что присутствовало не больше десяти прихожан. Из за шумного сына мы поспешили выйти из аскетичного гулкого зала, но священник, вежливо поздоровавшись с нами с польским акцентом, пригласил присесть и послушать. "Дети такими должны быть..." - щедро улыбнувшись, сказал он. От его простых и добрых слов моё сердце растаяло, и я "простил" про себя местному градоначальнику лужи с грязью, тем более что он позавчера подал в отставку и жизнь, вероятно, изменится.
  Выслушав мессу, мы ушли в непривычно пустынный вечерний город. "Указом Президента в 2010 году Твери присвоено звание Город Воинской Славы", в честь чего была воздвигнута простая стела, венчающаяся двуглавым позолоченным орлом, и оформлена гранитно-бронзовая экспозиция на тему великих воинских событий в Твери: 1. Победой над москвичами и ордынцами в 1369 году в Бортеневской битве; 2. Победой над польскими интервентами в семнадцатом веке; 3. Победой в Отечественной войне над Наполеоном; 4. Победой над фашизмом. Победитель битвы Љ1 через три сотни лет был канонизирован и в начале XXI века стал символом города, и теперь его корона на красной подушечке золотого стула красуется на каждом городском трамвае, о чём, очевидно, теперь повествуется школьникам на уроках истории. Также можно встретить его гранитный лик с нимбом, крестом и мечом в Городском Саду и одновременно в бронзе, сидящим на парящем коне в масштабе один к трём, он парит над площадью Советская, что напротив сверкающего белоснежного здания губернатора.
  Улица Салтыкова-Щедрина отходит от стелы, и мы, прогулявшись по ней, обозвали её улицей контрастов. Во первых, её венчает Аваковская богадельня с законопаченными окнами, башня которой напоминает замок в Sirmione, который на озере Гарда. Я подумал, что скоро либо её поглотит пожар, либо она станет банком, как произошло с гостиницами Пушкина в Торжке и Твери. Во вторых, в шикарном внешне кафе "СТАRЫЙ ЧЕМОDАН" нам отказали в приёме по "официальной версии", что в полупустых залах двухэтажного здания мы не забронировали загодя столик. В соседнем ресторане "Оснабюрк" шёл вечер живой музыки, и мы ушли тёмными переулками центра сбивать аппетит в местное круглосуточное сетевое кафе "Chicken House". Контрасты улицы были представлены покосившимися полузаброшенными деревянными домами с покосившимися заборами в закоулках и бегающими между ними крысами.
  Практически в центре города красуется здание мелькомбината, и, зайдя в красиво оформленное снаружи деревянное здание магазина "Выпечка. Хлеб. Торты" на пешеходной улице Трёхсвятская от объединения "Волжский пекарь", мы настроились на слюноотделение. Но то ли были сыты, то ли опыт предыдущих поездок закалил, эффекта не получилось. Когда Надя покупала ржаную лепёшку за двенадцать семьдесят, продавщица шёпотом сказала: "Извините девушка, она несвежая..."
  Время позднее, и мы решили закругляться с прогулкой. По подсказкам google нашёл замаскированную в лесах строящегося дома автобусную остановку. Ни обозначений, ни расписания, только на проводах над головой болтается синий щит с изображенным на нём автобусом. Это беда всего города. Вторая особенность городского транспорта - это необходимость тормозить маршрутку. Хорошо, когда знаешь номер, хорошо видишь и обладаешь быстрой реакцией, так как они довольно шустры в движении. Конечно, есть много такси, но с деньгами, как говорится, может каждый.
  Из окна отеля через металлобазу накануне заприметил огромное здание супермаркета Globus, куда и направились за тверским творожком и сметаной на завтрак, а также подкрепиться на ужин. Благо, что при нём имелась столовая, именуемая почему то рестораном. Из особенностей: порция сахара один рубль, сливки - семь рублей, пищу необходимо накладывать самому и посуду после использования следует убирать в специальные ниши, как в Ikea. Ну, а в торговом зале, увы. Вся продукция из соседних и не очень регионов. Даже рыбки местной волжской нет. Знаю, что в Москве устраивают довольно дорогие экскурсии на "итальяно-тверские" молочные фермы на дегустацию сыров и прошуто от местных производителей, но, видимо, сейчас не сезон. Поэтому довольствовались максатихинской сметаной и волоколамским творожком для завтрака да красными бананами, которые здесь в два раза дешевле, чем в столице.
  
  День два
  Обувь за ночь лишь слегка подсохла и покрылась белыми разводами. Пожурив дочь за вчерашний отказ от недорогих галош в "Магните", посоветовал перед выходом в город надеть на ноги полиэтиленовые пакеты. Маршрутка с надписью у водительского зеркальца "sex on bord" и сине-красно-жёлтым триколором доставила нас к скверу у Речного вокзала. Город расположен на трёх реках, две из которых не замёрзли или уже "отмёрзли". Лишь грациозная Волга лежит под толстым слоем льда, слегка размываемая тёплыми водами Тверцы. У их слияния кроме двух храмов расположен речной вокзал, выполненный в сталинском неоклассицизме, раскрывающий свои двери в период летней навигации, о чём свидетельствует находящийся рядом с храмом офис пассажирской речной компании. В знак того, что он появился на месте монастыря, о нём, очевидно, забыли, и лет тридцать, а может и сорок рука маляра-плотника к нему не прикасалась. В моих планах живёт пока незавершённый гештальт - съездить на экскурсию в Чернобыль и побродить по его улицам, чтобы почувствовать всю боль трагедии и человеческой ошибки. Зачем? Не знаю. Сегодня я почувствовал нечто подобное. Виновен ли вокзал, я не знаю и не берусь судить, но невольно на глазах проскочили слезы, хотя не относил себя к сентиментальной породе. И даже мой фотоаппарат запротестовал и отказался фотографировать боль земли тверской. Лишь планшет безмолвно протоколировал происходящее и чекинил нас у его облезлых осыпающихся стен, из которых два года назад сбежал даже Музей ужасов. Удивительно, что его ровесник - мультиплекс "Звезда" - блестит глянцем и пахнет поп-корном, а из репродукторов на пару вёрст разносится русское техно. Мы прогулялись мимо памятников баснописцу Крылову и героям основных его произведений и жертв репрессий в виде каменной бабы, напоминающей изваяние из курганов, у подножия которого портрет Немцова с гвоздиками, и строящегося храма у ремонтируемого Путевого Дворца. По пути согрелись кофе в нелюбезном заведении Moncafe. В городе в почёте латиница, и это отражается не только в названиях, но и в новых лексических формах. Сложно не улыбнуться, когда встречаешь вывески "Аутлет речной косметики", "Биротека", "Биромолл", "Гриль-гарден" и "Биробутик". Тема пива, как собственно и алкоголя с шашлыками довольно востребована в городе. В центре Твери вывески подобных заведений занимают доминирующее положение, тесня алмазы, шубы и злато-серебро.
  Наш поход на рынок по улице Егорова подтвердил моё предположение, что дома в городе горят довольно часто. Рынок, несмотря на то, что в понедельник должен был быть закрытым, работал. Новенькие волчьи шкуры белели на серых деревянных заборах, что огораживали его. Тверянам и гостям города предлагался нехитрый домашний скарб вперемешку с лопатами, ледорубами и самогонными аппаратами различных модификаций, с отблескивающим на солнце цинком. Продавец последних, очевидно, прятался в машине и лениво наблюдал за нашим интересом. Объяснить ребёнку их назначение мне было затруднительно.
  - А что такое самогон? - спросила девятилетняя дочь, увидев замысловатые стальные виадуки и услышав мои комментарии.
  - Это домашняя водка, дочь...
  - Папа, а из чего делается самогон?
  - Из браги...
  - А брага?
  - Из дрожжей, сахара и воды. Можно изюм добавить или мёд для вкуса.
  - Почти, как наша мама хлеб делает в хлебопечке... А почему они не хотят покупать водку в магазине?
  Торговые залы рынка выглядели куце и впечатления не производили. Акцент торговли был сосредоточен на приправах и мясном ряду. Волжская рыба была представлена толстолобиком, лещом, сазаном и сушёной воблой, да и то лишь у троих продавцов. Молочные ряды уныло молчали, и лишь кое где на прилавках встречался неаппетитный пересолёный чанах. Как рассказали торговки фруктами: "Они работают лишь два раза в неделю... да и то по выходным". У продавщицы армянскими деликатесами с рекламным слоганом "Продукты не любят, чтобы их массировали" мы купили настоящей лимонно-орешковой гаты и сливовую лепёшку и, перекусив, вышли на свежий воздух.
  Возле рынка начало разрушаться временем девятиэтажное брежневское здание универмага "Тверь", на котором ещё поблёскивала корона Михаила Ярославича, но уже проросла трава в щелях, разбиты окна, и бомберы проводят уроки мастерства на стенах. Подъехавший троллейбус с настоящим кондуктором и домашними шторками на окнах, шариками-цветочками на стенах, отвёз нас в самый центр. Чтобы прогуляться по Трёхсвятской и подивиться местному эклектическому ансамблю домов, где вперемешку чередовались и восьмимартовские тюльпаны, и новогодние снежинки в ожидании пасхальных яиц и георгиевских лент.
  Сегодня праздничный понедельник. И, как водится в стране, музеи закрыты, а некоторые отдыхают и во вторник. Поэтому радости не было предела, когда нам предложили зайти в Дом Поэзии имени почётного гражданина города Твери - Андрея Дементьева, который в последнее время проживает в Москве. Это красивейшее одноэтажное здание начала XIX века на улице Володарского трудно обойти стороной. Как следовало из рассказа смотрительницы "единственного в России и в мире дома поэзии", бывшее купеческое здание с 1991 года ветшало, его населяли бомжи, и оно "ждало своего пожара" почти двадцать лет, пока Андрей Дементьев не воссоздал его, и теперь в его стенах можно бесплатно посмотреть на временную экспозицию картин выдающегося художника современности, создавшего свой уникальный стиль дрим вижен - Никаса Сафронова. "Поэт не забывает Тверь и привозит в стены дома, то именитого художника, то Николая Дроздова, то Надежду Бабкину, которые естественно платно дают свои вечера... Но ведь не в Москву к ним ездить?" Я не мог не согласиться с ней и любовался красивым интерьером особняка и тридцатью четырьмя картинами Мастера, с биографией которого можно было ознакомиться здесь же на стене. Как тонко заметил экскурсовод: "Никас очень простой и душевный человек, чтобы не о говорили о нём в прессе... Построил Храм в родной деревне и назвал его именем Святой Анны в честь своей матери..."
  К концу второго дня хождений по городу я заметил, что мы невольно повторяемся на маршруте, чтобы запомнить аутентичность Твери. Ленин, каменные бабы, князь-победитель, пиво, алмазы, хаотично приправленные на облупленных перекрестках точками с мимозами-тюльпанами и подозрительными продавцами.
  Сегодня пораньше отправились в Globus, чтобы поужинать и подыскать местные сувениры. В завтрашних планах была поездка в Торжок, но я чувствовал какое то моральное опустошение или просто усталость - всё же пятьдесят тысяч шагов запротоколировала программа Lifelog по тверской земле, и поэтому решили встретить 8 Марта в Москве.
  Утром мы "сбежали" из города на первой электричке, как только проснулись и позавтракали, даже не дождавшись уютной скоростной "Ласточки". Я "попрощался" на вокзальной площади мысленно с рюмочной, шашлычным двором, "Каруселью", храмом-новоделом и рядом торговок ветками мимоз. В тамбуре курили контролёры и пассажиры, туша окурки об пол, в вагонах безудержно торговали безделушками и мороженым, пассажиры резались в подкидного, и мне показалось, что время застыло в этом обшарпанном вагоне из семидесятых с обтянутыми порезанным дермантином сиденьями, грохочущем на пути в столицу.
  Тяжёлый здесь отдых, который требует спецподготовки и амуниции, смекалки и определённого настроения.
  
  Зимний чемпионат России в Смоленске
  За три недели до предполагаемого выступления на чемпионате Европы в Анконе наша федерация лёгкой атлетики решила провести традиционный зимний чемпионат России. Впервые в этом году хозяином первенства выступил Смоленск. В период подготовки к празднованию 1150 летия от основания города на территории академии физкультуры за четыре миллиарда был построен современный спорткомплекс: легкоатлетический манеж, бассейн, стадион, ледовый дворец и зал игровых видов спорта, где и должны были состояться соревнования.
  Мы трижды бывали в Смоленске наездами по одному-два дня. В последний раз - за пару месяцев до начала гуляний по поводу "круглого" юбилея. За прошедшее время изменений немного. Лишь улучшилось транспортное сообщение благодаря запущенному поезду "Ласточка". В пути четыре двадцать, сидячие места, нет необходимости слушать ночной скрип колёс и шпал.
  Утренний Белорусский вокзал встретил суетой и спешкой. Трудно просчитать или рационализировать решения директора вокзала поставить скоростной поезд на запасном пути, чтобы пассажиры с колясками и чемоданами подкачивали свои бицепсы и мышцы поясницы во время затяжного подъёма-спуска с узкой лестницы. Для слабых лиц имеется небесплатная услуга частного носильщика.
  - Сто рублей, и я подниму вашу коляску! - хитро щурясь, говорит дебелый дядюшка с загоревшим лицом.
  - А спуск? - интересуюсь ненароком у него.
  - Со скидкой пятьдесят процентов...
  Поездка сегодня не ладилась. Проводница отказала в посадке детям, так как билеты куплены по загранпаспортам. Лишь вмешательство начальника поезда разрешило ситуацию, и за минуту до отправления нас впустили в салон, утрамбованный под завязку пассажирами и багажом.
  Четыре часа пути - и смоленский вокзал встречает сименсовскую "Ласточку". Его величественное бирюзовое здание с белой лепниной, дорическими колоннами и пятиметровыми дубовыми входными дверями напоминает собой древнегреческий дворец. В него невозможно не зайти. Тем более что решили распечатать в терминале электронные билеты на обратную дорогу. В помещении тихо, свежо и просторно. На стенах масштабного помещения многометровые полотна - репродукции картин "Ходоки у Ленина", "Рубка леса", "Военный совет в Филях", которые органично смотрятся и дополняют его дворцовость.
  В противовес ему убого смотрится прилегающая Вокзальная площадь с разбитым от трамвайных колей асфальтом, частниками-таксистами и грязными маршрутками ПАЗиками. Весной в Смоленске мы ещё не бывали. Всё же летом и зимой он смотрится более выгодно. Мусор, грязь, собачьи экскременты на буром снегу и капающий дождь настраивали сегодня на минорный лад. Встретили знакомых спортсменов из Тольятти, приехавших вчера и радующихся дешёвой гостинице, что неподалёку от вокзала. "Триста пятьдесят рублей с носа!" - восторгается один из них. "Сервиса никакого. Из постояльцев мы одни..." - шёпотом произносит другой. В разговорах о предстоящем Чемпионате Европы в Италии доехали до академии спорта. После зданий Успенского Собора и железнодорожного вокзала - это третья монументальная постройка в городе, а точнее - комплекс строений. Вход на территорию бесплатный, но за всё остальное надо платить. Манеж - 200 рублей, стадион - 90 рублей, бассейн 1200 рублей за четыре занятия, что отпугивает потенциальных посетителей. Со слов нашего смоленского друга-триатлониста, вечерами он тренируется один на шести тартановых дорожках манежа и свободно плавает в бассейне. Городские соревнования здесь также в редкость из за высокой арендной платы, которое установило государство.
  Участие в чемпионате России платное. Стартовый взнос - семьсот рублей за выступления в двух видах лёгкой атлетики. К этому надо приплюсовать триста рублей за обязательную страховку от несчастного случая, полис которой оформляют прямо в секретариате, и двести рублей за медицинскую справку. Сравнивал с чемпионатом Гонконга - на российском первенстве дороже, но дешевле, чем на Чемпионате Европы. С другой стороны, там не "заботятся" так о здоровье и безопасности атлета, как у нас. Получив обычный бумажный нагрудный номер без булавок и атрибутики, отправились завтракать в кафе при ледовом дворце СГАФКа. Честно говоря, после посещения Твери от общепита у меня остались самые неприятные воспоминания, так как почти неделю лечили наших детей от аллергии и колитов. И решили, что в Смоленске ограничимся лишь безопасной выпечкой, напитками да молочными продуктами.
  За час до старта привычная разминка. В Смоленск приехали гости из сорока семи субъектов страны и группа спортсменов из Прибалтики, Беларуси и Казахстана. Иностранцев поначалу не допускали к стартам из за ноябрьского допингового скандала в лёгкой атлетике, но затем разрешили, так как президент WMAA Курст Кашке дал "зелёный свет" нашим ветеранам спорта. Чувствовалось, что смоляне хотели показать себя с лучшей стороны. Множество судей на дистанции, волонтёров, а на парад открытия приехал сам заместитель губернатора области, который соединил во вступительной речи героическое прошлое смоленской земли, которую он назвал "вратами в Россию", и текущее настоящее, что позволило "возвести спортивные храмы". Но зарубежная электроника давала сбои. То бегущее табло-секундомер отказывалось включаться, то перенос программы по не зависящим обстоятельствам, то кого то лишний круг заставляли преодолевать или наоборот недосчитывали. В целом, как для дебюта - всё прошло в целом неплохо, по крайней мере, награждение довольно оперативное, как по нашим меркам - через два с половиной часа после финиша. Призы на Чемпионате России не предусмотрены. Скромные медальки с ленточками-триколорами да поздравительные грамоты с рукопожатием профессора - преподавателя лёгкой атлетики смоленского ВУЗа. Что даёт участие в ветеранском чемпионате России? Сложно сказать. Преимущественно - это личная инициатива каждого и лишь удовлетворяет собственное тщеславие, что ты стал чемпионом России в определенной возрастной категории. Есть, конечно, в стране сильные команды из Пермского края или Татарстана, которые финансируются и поощряются главами субъектов, но преимущественно российский спортсмен-ветеран решает сам: лететь ли ему из Петропавловск-Камчатского или Архангельска на очередное первенство страны или нет.
  Из тёплого манежа окунулись в холодный мартовский дождь. До отеля "Вилла Роща" три с половиной километра. Навигатор показывает, что ехать с двумя пересадками, поэтому решили пройтись пешком, чтобы разведать местность на предмет магазинов или кафе посимпатичнее найти.
  Моё наблюдение путешественника, что наша глубинка не предназначена для межсезонного туризма, в очередной раз подтвердилось. И когда идёт дождь, желания исследовать облезлые кварталы сталинок-хрущёвок или выискивать достопримечательности-музеи не возникает. Хочется спрятаться от непогоды, брызгающихся автомобилистов в уютном тёплом отеле, чтобы согреться чаем с плюшками и зависнуть надолго в интернете. Конечно, никакого семейного кафе или кафетерия на пути мы не встретили. Пивная, шашлычная, рюмочная, закусочная. Никаких симпатичных магазинчиков тоже. Лишь на улице генерала Трошева за двести метров до отеля в заштатном магазине с обязательной охраной купили белорусских продуктов к обеду-ужину.
  "Вилла Роща" была наградой за смоленское ненастье, к которому прибавился мокрый снег. И когда мы зашли в неё, то желания выходить на улицу в рекомендованную пиццерию уже не хотелось. Регистраторша с ресепшена предложила выбрать нам номер, и мы согласились на первом просмотренном, несмотря на то, что он был двухместным и располагался на первом этаже. Персонал бесплатно поставил детскую кроватку, а кресло трансформировалось в диван-кровать для второго ребёнка. На этаже кулер, стаканы, чашки, вода, чай, кофе, сахар, салфетки. Добротный ремонт, качественная итальянская сантехника, забота и внимание персонала, тишина за окном и за дверями - всё, что необходимо для уставшего туриста.
  День два
  За ночь погода в Смоленске кардинально изменилась. В город ненадолго пришла зима, и впору было становиться на лыжи. Поблагодарив персонал за отдых и вкусный домашний завтрак, мы уехали в манеж со смоленским другом Алексеем, который по пути отвечал на наши вопросы, связанные с городским бытоустройством и достопримечательностями. Он прожил в Смоленске до тридцати пяти лет, но после посещения Сочи решил сменить место работы и местожительства. Договорились, что во время старта он возьмёт на себя роль фоторепортёра, а потом отвезёт меня на продуктовый рынок.
  На второй день выступать гораздо легче, так как возможности соперников уже изучены и главное, чтобы свои кондиции не подкачали. Завоевав вторую золотую медаль, воспользовавшись паузой в церемониях награждения, мы съездили на Приднепровский рынок, что недалеко от железнодорожного вокзала. Перед входом на рынок барыги поинтересовались, не меняем ли мы валюту, а получив отказ, перестали обращать внимание на нас. Удивился, что цены на молочную продукцию за прошедшее время снизились. Возможно, что это связано с сезонностью. В моём личностном рейтинге городов центральной части России Смоленск стал самым дешёвым. Творог 250 руб., сметана-сливки 300 руб., литр парного молока - 80 руб., десяток яиц 120 руб., домашний сыр - 400 руб., молозиво - 350 руб. Прикупив всего понемногу, мы в аккурат успели на церемонию награждения. Посмотрев почти всю беговую программу, отправились семьёй гулять по Смоленску. До отхода поезда оставалось четыре часа, и если без музеев, то достаточно, чтобы пройтись по сравнительно небольшому центру города.
  Польский костёл, покрытый зелёной маскировочной сетью, застыл в ожидании завершения многолетнего ремонта после выселения из его акустических помещений имущества архива. Напротив него - пожарная часть с памятником героям, погибшим на боевом посту, в виде ярко-красного пожарного автомобиля на постаменте. Дойдя до крепостной стены, мы зашли в кинотеатр "Октябрь", как значилось на сайте foursquare - "кинотеатр авторских фильмов". Но в его фойе сегодня продавался лишь китайский текстиль с турецкими шубами да прочие нетуристические безделушки. Лишь осыпающаяся роспись на потолке в виде сцен из советского прошлого напоминала о том, что когда-то это был храм искусств. Подивились с ребёнком столбу с социальной рекламой на запрет курения, выпивки, сквернословия и об интернет-угрозах. Столб соседствовал с бывшим кинотеатром.
  Крепостная стена в городе благодаря бегству Наполеона из России представлена лишь отдельными фрагментами, которые встречаются во время прогулки по центру. По ней можно бесплатно прогуляться или зайти в немногочисленные музеи: Русской водки, Советских пионеров, "Смоленск - щит России". Одновременно потомки её архитектора Фёдора Коня используют стены Кремля и как ночной клуб, и как площадку для тренировок по скалолазанию, и как свалку для мусора да иных потребностей.
  Парк пионеров и цветок погибшим в концлагерях соседствовали с памятником Василию Теркину и Твардовскому и находились на одной оси со стеной. Заметил, что в городе довольно много памятников Юрию Гагарину, что связано с тем, что здесь залегали его корни. В парке Блонье встретили бронзового оленя в натуральную величину и памятник композитору М. Глинке, который был уроженцем Смоленщины.
  Подмёрзнув, зашли в первое приглянувшееся кафе "Терра", что на улице Гагарина 3, и были приятно удивлены разнообразием напитков и десертов. В двух залах, оформленных в китайском и африканском стиле, играла спокойная восточная музыка, и нам непременно захотелось попробовать десерты от местного шеф-повара и продегустировать кофе-допио. Как потом рассказал Алексей, по его наблюдениям - это лучшая кофейня в городе, в которой он дважды праздновал свой день рождения.
  В Москву уезжали тем же составом той же "Ласточки". Лишь количество спортсменов прибавилось, и вагон обсуждал свои выступления, делясь секундами, метрами и впечатлениями от старта. Грустно, конечно, что во второй день соревнований от ИААФ пришло письмо о запрете выступления на чемпионате Европы в Анконе, что как раз совпало с мельдониевым скандалом, и нас повторно изолировали от остального мира. Получается, что зря сдавал отпечатки пальцев на шенгенскую визу, собирал кучу справок, а самое главное - надеялся. Когда убивают надежду человеку - он становится подобен подстреленному зверю. Впереди Европа, а я уже интуитивно настроен на негатив, который она приносит моей жизни. Глупые законы, диктуемые с другого берега Атлантики, которые создаются под мнимым соусом борьбы за равноправие в спорте. Я написал ИААФ письмо: "Почему я, российский атлет, который покупает форму сборной России, тренируется платно, за свой счёт, в манеже и на стадионе, копит деньги на недешёвые поездки при смехотворной по европейским меркам зарплате, не получающий никаких материальных бонусов за выступления, не имею права выступить на Чемпионате Европы? Где равноправие, где демократия вашего цивилизованного общества? Я готов выступать под флагом ИААФ, мне всё равно, как и моему государству, что я выступаю и защищаю его. Главное - это борьба на дорожке, а не политические интриги... И таких, как я - сотни-тысячи фанатов спорта..." А в ответ - тишина!
  
  Италия весной
  
  - Месье, я не могу вас посадить на этот рейс!
  - Почему, мадам?
  - Ваш самолёт в Рим улетел два часа назад... Посмотрите, на вашем билете время посадки 12:00.
  - Что же мне делать?
  - Обратитесь на стойку информации Airfrance, - вежливо произнесла француженка, регистрирующая пассажиров на рейс Париж-Рим.
  Кажется, что пол аэропорта превратился в раскачивающееся на волнах судно. Я лихорадочно вспоминал, где, на каком этапе я допустил просчёт. Такого со мной ещё не было. От рейсов отказывался. Но не опаздывал. Может, виной тому сегодняшнее настроение, с которым я прилетел в аэропорт Шарль де Голль.
  Он мне не нравился уже с первых шагов, несмотря на красный ковролин под ногами и эклектичный дизайн, и я оставлял злые заметки на форсквере. "На выходе из самолёта вас встречают четверо полицейских. Скоро дойдёт до того, что эмиссары будут заходить в салон". "В магазине Relay самая дешёвая вода со скидкой стоит 2,2 € за поллитра, а чашка эспрессо - два с половиной... Чтобы русский турист почувствовал себя, как в Шереметьево". Хотя опять же в Кофемании американо стоил почти пятьсот рублей. "В магазине "buy Paris" моего компаньона из Ижевска Андрея обсчитали на 35 €, и он двадцать минут доказывал неправоту кассира, калькулируя магниты-ручки-башенки". Ещё больше я был зол на IAAF и "чёрные углеводороды", из за которого лечу на Чемпионат Европы в качестве туриста-наблюдателя. Авиабилеты и оплату стартового взноса провёл ещё в сентябре. Первые по невозвратному тарифу, а второй элемент организаторы первенства не спешили возвращать через PayPal. На введенную дактилоскопию, из за которой появилось ощущение, что в ЕС меня изначально будут подозревать то ли в воровстве, то ли в иных смертных грехах. В том, что отель в Риме снял бронь с четвёртого на пятое апреля, так как на моей кредитке "недостаточно средств", хотя заявлено было, что "она нужна лишь для подтверждения статуса клиента". Что вода в умывальниках перехлорирована, а питьевые фонтанчики отсуствуют. Что вокруг сплошная бутафория: российский чай "Кузьмич", французский "Фрагонард" с "Эрме"... И эмоции отозвались на мне сторицей. Как я мог позабыть, что билет Андрею я покупал на десять дней позже своего и второй сегмент перелёта у нас совершенно разный. Хотя с другой стороны, как успеть на стыковочный рейс, если на всё про всё у меня выходило тридцать минут свободного времени, а аэропорт Шарль де Голль погряз в пассажирской пробке и бесконечных проверках документов и багажа?
  - Следующий рейс в Рим будет в шестнадцать ноль-ноль, месье, - вежливо изучив мой билет, сказала чернокожая полноватая дама французской авиакомпании, - вас это устроит?
  - Конечно, мадам.
  - Я возьму ваш посадочный... Вернусь через двадцать минут. Не уходите.
  Интересно, сколько стоит билет на этот рейс? Скайсканер показывает цену 34470 рублей. Нет, на такие траты я пойти не могу. Уж лучше отказаться и добираться лоукостерами. Vueling обещает перевезти за десять, Ryanair сегодня за двенадцать, а завтра за семь с половиной. Лихорадочно изучаю пути подъезда к Орли и Бовэ и размышляю о возможной предстоящей ночёвке во французской столице.
  - Ваш билет, месье... - протянула она новый посадочный талон, - не опаздывайте больше.
  - Сколько с меня? - вежливо уточняю у неё, как бы на всякий случай и ещё не веря своему счастью. Мне показалось, что она больше благодарила меня за конфеты "Белочка", чем я её за билет. По случаю праздника заказал кофе и свежий круассан в Paul!
  Андрей улетел двухчасовым рейсом. Я даже не успел передать ему причину своей задержки. Интересно, знает ли он название отеля и как добраться на вокзал в Термини, где мы запланировали место встречи с Дмитрием, вылетевшим из Москвы в Верону? Ведь он ничего не расспрашивал и не имеет распечатки с букинга. Отправил смс в дорогу, что буду в Риме в районе шести вечера.
  В аэропорту Рима обнаружил пропажу своего чемодана. Сеньор службы потерянного багажа из компании Alitalia внимательно выслушав мой рассказ, попросил написать два заявления с указанием размера, цвета, покрытия чемодана и места проживания в Италии. У меня забронировано два отеля в Риме, отель в Римини и дом в Анконе. Выписав квитанцию, он клятвенно заверил, что мой чемодан доставят в отель в ближайшее время, а на телефон придет СМС. С собой был лишь ноутбук, планшет и фотоаппарат. Я не верил второму везению и искал его, блуждая по залу прилета и расспрашивая уборщиков, где скапливаются не забранные чемоданы.
  "Слава, твой чемодан у меня. Я сижу у памятника Павлу второму, что в зале прилета. Куда ехать и где жить, я не знаю" - прислал смс Андрей. Наши чемоданы прилетели одним рейсом, как рассказал он позднее. "Слава, я жду вас у первого пути на вокзале Термини. Что делать и куда идти?" - прислал смс Дмитрий, который только приехал поездом из Вероны. Ура! Нам всем сегодня повезло. На автобусе за сорок минут добрались до вокзала, на метро с пересадкой - до района, где располагался отель. Обратил внимание на военных, которые попарно с автоматами наперевес и кобурами на бёдрах, в модных фетровых шляпках с перьями неспешно прохаживались по перронам всех станций метро. В Европе у силовых структур объявлена повышенная готовность, что вносит коррективы в привычную жизнь.
  Отойдя от метро сто метров, а может и ещё меньше, мы окунулись в индо-пакистанский квартал. Со своими уличными законами, правилами, надписями на хинди, ржавеющими на привязях велосипедами и вездесущим мусором. Редкие итальянцы парковали свои малолитражки под взглядами темнокожих эмигрантов, торопясь исчезнуть в домах позапрошловековой постройки. Я пытался определить их отношение к нам, хотя бы на невербальном уровне, но моих навыков было недостаточно. Никто из прохожих, конечно, не знал, где находится наш отель Casa del Pepe, что и немудрено, так как вывеска его отсутствовала. Лишь на подъездной двери маленькая табличка с указанием телефона хозяина. Джузеппе обещал приехать через двадцать минут. Но, как типичный итальянец, не сдержал слова и появился спустя час. С другой стороны, в нашем распоряжении оказался отдельный домик, построенный во дворе многоэтажек. С автономным питанием, верандой, продуктами и прочими удобствами. Как всегда отсутствовал чай, чайник и чайная посуда, зато было три сорта кофе и гейзерная кофеварка. Как всегда хозяин попросил заплатить дополнительно городской налог в виде 3,5 € с человека в сутки и порекомендовал оставить ключи в доме при выселении. Лишь ярко-красное бельё поначалу смущало нашу мужскую команду. С другой стороны, спортивный настрой сужал границы возможных интересов, ограничивая разговорами о тренировках да соревнованиях.
  Утренний кофе, русская овсянка, римские круассаны и быстрые сборы в дорогу. На знакомство с городом оставлен последний день пребывания в Италии. До вокзала Термини четыре с небольшим километра, и мы выдвинулись пеше. Рим, несмотря на орды мигрантов и груды мусора, ещё остаётся привлекательным городом. Со свежим воздухом весной, с цветущими лиловым жаккарандами и аппетитно проглядывающими из частных вилл лимонами-апельсинами, с тысячелетними каменными памятниками в окружении пушистых сосен, умело вписанными архитекторами в городскую среду. Из утренних кафе ароматно пахнет кофе, но мы пробегаем мимо, так как на дорогу взяли час. Но вывеска Carefour всё же заманила. Ещё вечером я обратил внимание на привлекательные цены в вечерних продуктовых лавках пакистанцев. Поэтому отказаться от клубники, мушмулы, сыра монтазио, прошутто, салата с помидорами и итальянской воды было невозможно. Запыхавшиеся, довольные и взмокшие за пять минут до отправления влетели на запруженный пассажирами и полицией перрон вокзала Roma Termini. На сайте trenitalia загодя куплены билеты по тарифу super sconto. За 9 € можно проехать три сотни километров и пересечь страну с запада на восток. Главное - не забыть распечатать билет или сохранить его электронную форму, так как на перроны не зайти без подтверждения.
  Весенняя Италия радовала из окна поезда яркими красками, ухоженностью и красивыми пейзажами, сочетающими в себе невысокие горы с чистыми реками и зелеными лужайками. Поблуждав по небольшому стотысячному городку почти два часа, мы оказались у Палиндора - крытого манежа, в котором уже второй день проходил чемпионат Европы. Наше первое выступление будет лишь завтра вечером, но в палаточном аккредитационном шатре нам отказали в выдаче бейджика участника. "Извините, Россия дисквалифицирована ИААФ" - комментировала девушка из числа волонтёров. Я смотрел на флаги стран, от которых приехали атлеты, и мне было до слёз обидно. За людей, которые возвели спорт в мерило своих экономических интересов и пытаются смело рулить окружающими. Я пять лет выступал на международных соревнованиях. Становился чемпионом Европы, Мира, Всемирных Игр и сегодня почувствовал своеобразное беззастенчивое унижение. Не себя... Страны. Зато обратил внимание на американцев, которые прилетели на здешнее первенство, прихватив за компанию канадцев, венесуэльцев и мадагаскарцев. Нам же преградили путь на спортивную арену, чтобы мы не мешали своим присутствием или не создавали потенциальных угроз. Ко мне подходили знакомые немцы, итальянцы, украинцы, латыши, французы, и, узнавая решение ИААФ, крутили у виска, жали руку и успокаивали.
  Вскоре подъехал представитель нашей команды, чтобы урегулировать ситуацию. Несмотря на запрет, который озвучили лишь тринадцатого марта, из России прилетела сборная из трёх десятков атлетов, что в четыре раза меньше обычного количества. Как и мы, многие покупали билеты по невозвратным тарифам, и, конечно же, надеялись на чудо и благоразумие организаторов. Ведь ветеранский спорт, как и детско-юношеский, построен лишь на личной инициативе самих участников и о применении допинга здесь не может быть и речи, так как здесь нет никаких призовых выплат, договоров со спонсорами, и было удивительно узнать о таком шаге. Поднимать шум не хотелось, и я лишь поинтересовался о возвращении стартового взноса. Всё же шестьдесят восемь евро можно будет потратить на воскресный пробег в Русси, что в двух часах езды на поезде от Анконы, где нет таких жёстких критериев отбора спортсменов. После переговоров нас впустили в зал соревнований. Оперативно отпечатали пластиковые карточки для прохода на спортивные объекты. В связи с недавними терактами соревнования решили проводить без зрительской поддержки. А через час вернули ещё и стартовые взносы.
  У девушки-волонтёрши, хорошо владеющей русским языком, узнал, что в стотысячной Анконе с двухтысячелетней историей имеются три крупные достопримечательности: старый город, живописная бухта и пляж - Portonova и паломнический центр Лоретская базилика. Перестроив планы, направились на поиски апартаментов, которые бронировал через airbnb за месяц до поездки. Найти в городе отели по приемлемым ценам, учитывая, что в европейском первенстве принимают участие свыше трёх тысяч человек и две тысячи сопровождающих, практически невозможно. Поэтому решил пожертвовать близостью к городу и узнать, как живут в относительной глубинке, а точнее - на хуторе в местности под названием Сенегаллия.
  В нашем распоряжении оказалось две комнаты с балконами, из которых открывался шикарный вид на зелёные поля и морскую дымку, кухня, небольшая гостиная и тишина. Перед отъездом из Анконы зашли в Coop, и сегодня я баловал друзей на ужин приготовленными артишоками, гигантской пастой, салатом и прочими местными деликатесами. Италия - страна хлебосольная, и её всегда интересно посещать, так как постоянно открываешь для себя что-то новое, как с духовной стороны, так и гастрономической.
  День третий начался с часовой тренировки по просёлочным дорогам. Решили, что устроим себе спортивный сбор, раз оказались здесь. Наподобие тех, что организуют российские спортсмены в Адлере и Кисловодске, когда готовятся к ответственным соревнованиям. Хотя вчерашняя фраза немецкого тренера Борсча и судьи, с которым мы общаемся пять лет: "Возможно, увидимся в следующем году", не внушала оптимизма. Майский чемпионат в Португалии и первенство Мира в австралийском Перте будет проходить без россиян.
  Италия весной радовала. Обычно я выбираю туристические места и редко останавливаюсь в деревнях-селах. А зря. Ведь сюда не дошла городская грязь-мусор и потоки мигрантов, которые заполнили все крупные города. Второе - это тишина. По отутюженным дорогам изредка бегали фиаты и альфа-ромео, водители которых аккуратно обгоняли и на ходу приветствовали нашу команду. Италия весной завораживает, как сочной зеленью травы, так и огородами с остролистными артишоками, выделяющимися нераскрытыми бутонами. И хоть не знаю большую часть местных цветов-растений, школьный курс ботаники остался в памяти, и я открывал для себя воочию багряник (иудово дерево) с его фиолетовыми соцветиями, покрывающими даже ствол, листоопадающую магнолию с белыми чашечками цветов, а также пурпурные цикламены, белые калы с жёлтыми пестиками и обычные ромашки. У некоторых усадеб отсутствовали заборы, и я на ходу рассматривал ландшафтные изыски.
  По пути забежали в селение с неземным названием Монтемарсиано. Три улочки и две архитектурные достопримечательности: водонапорная башня, датируемая позапрошлым веком и величественный храм Святого Антония, в котором кроме нас больше никого не было. По вечерам настоятель приглашал на проповеди и концерты органной музыки. На ходу попались парк, сквер, десяток кафе-магазинов, гостиница, муниципалитет, парикмахерская, прачечная и общественный туалет. Всё необходимое для трёх сотен жителей. К этому сложно привыкнуть для человека, родившегося в СССР, что такая мелкая территориальная субъединица имеет весь городской арсенал.
  Позавтракав, отправились на станцию Марзокка. В пути нас трижды останавливала одна и та же патрульная машина с надписью "карабинеры". Сеньорам было невдомек, что мы быстро идём по дороге только потому, что нам так хочется. Честно говоря, неприятно, когда ты ещё ничего не украл, а тебя уже заочно подозревают. Приходилось давать объяснения, показывать бейдж зрителя Чемпионата Европы. Хорошо, что до дактилоскопии дело не дошло.
  На станции встретили фруктово-овощную лавку. Цены в ней в два-три раза отличались от магазинных, да и выбор продуктов значительно превышал. Наш посёлок, как и станция, довольно небольшие, и здесь отсутствовал даже билетный терминал и помещение вокзала. До поезда оставалось полтора часа. Правда, чуть не уехали в противоположном направлении в Римини, так как рельсы и движение поездов отзеркалено к привычному российскому. Разобраться с автобусным движением довольно несложно, хотя и здесь нужно привыкнуть к тому, что автобусы обозначаются буквами, цифрами, дробями, а билеты покупаются в барах и табачных киосках. Турникетов нет, но входить через вторую и третью дверь запрещено. Правда, темнокожим мигрантам закон не писан. За то небольшое время пребывания в Анконе мы ни разу не видели, чтобы они оплачивали проезд, хотя временами составляли бо́льшую часть пассажиров салона. Мы же, как "обиженные" спортсмены, ездили по городу по своим карточкам, демонстрируя их водителям. Лишь единожды водитель попросил купить билет в табачном киоске, но последний оказался закрыт на трёхчасовую сиесту. Он подождал, пока я схожу за билетом и, выслушав мои аргументы, разрешил проехать бесплатно. Не знаю, как выкручивается местная молодёжь, так как на многих киосках Tabacchi предупреждающие таблички "Младше 18 лет вход запрещён". Возможно, это обусловлено игровыми автоматами или тем, что в них наливают спиртное.
  Я посетил почти сотню итальянских городов и поселений и давно обратил внимание на то, что все они колоритны и насыщены достопримечательностями. Но не ожидал от города с населением в сто тысяч, который не стоит на пути туристических маршрутов из России, какого-либо разнообразия и исторической насыщенности.
  Первое, что повстречалось на пути - это море и порт. Порт в Италии значит многое. Вокруг него складывается определенная атмосфера, и он притягивает туристов, рыбаков, владельцев яхт и судов. Анкона - это крупный центр ремонта и строительства круизных судов. Взобравшись на холм исторического центра, можно наблюдать за тем, как кипит работа по возведению металлических остовов многоэтажных гигантов или демонтаж отслуживших своё, а также на сотни причаленных яхт и катеров. Здесь и каменная арка или Porta Pue, которая являлась в древние века входом в город для прибывающих морем. Тут же и бастион, в стенах которого позже размещалась тюрьма, а сейчас музейные экспозиции. Неподалеку от театра-музея мы раздобыли бесплатные туристические карты города, чтобы ставить галочки увиденных достопримечательностей. Городу две с половиной тысячи лет, и об этом напоминают развалины амфитеатра, бани и фундаменты поселений. Сейчас в амфитеатре проводят вечера музыки. Тут же и Duomo, названный в честь святого Иуды Искариота - покровителя города. Мне поначалу была непонятна любовь городских садовников к багрянику, который красиво цветёт и осенью покрывает асфальт липкими несъедобными плодами-бобами. По преданию Иуда повесился на этом дереве, и, очевидно, городские мужи проследили некоторые аналогии.
  В сегодняшних планах была прогулка к морю, и хотелось добраться в красивую бухту Портоново, но в табачной лавке на вокзале нас предупредили, что автобус 94 й курсирует только в летний период. Поэтому, гуляя по городу, интуитивно искали выход к городскому пляжу. Городские достопримечательности расположены на разном уровне над высотой моря, поэтому мышцы требовали расслабления и отдыха.
  - Вы не подскажете, как пройти к морю? - спросил я у двух дам лет пятидесяти пяти, разговаривающих между собой на украинском языке.
  - Море...- задумчиво произнесла блондинка, - это довольно далеко. Если хотите, мы проведем вас к нему, и если не спешите, покажем достопримечательности.
  - С удовольствием... Вам на каком языке удобнее рассказывать?
  - Конечно, на украинском! - ответила брюнетка в солнцезащитных очках.
  Нам повезло найти настоящих экскурсоводов, которые преподносили город не всегда с глянцевой стороны. Разговаривали они на "двойном" суржике (украинский язык с русскими и итальянскими словами). Дамы работали сиделками и уже шестнадцать лет живут в Анконе, ухаживая за пожилыми итальянцами.
  - Я уже заработала на итальянскую пенсию, - похвасталась Ирина, - правда, она одна из самых низких в стране.
  - И сколько, если не секрет?
  - Не секрет... Сто пятьдесят евро... Смешно, конечно. В "прошлой" жизни я была преподавателем... - грустно вспоминала Ирина, - а теперь ухаживаю за дементными итальянцами. Повезёт, если дед спокойный. А если расторможен?! Они - горячие сеньоры... Даже на старости лет. Но всё равно, с мужчинами легче, чем с женщинами. Те, как правило, сварливые и капризные попадаются. В большинстве своём, мне показалось, что итальянцы не любят своих родителей и нанимают нас за тысячу евро в месяц. Чуть больше платят чехам и полякам. Если работа почасовая - пятьдесят евро в час, полякам - семьдесят. Плюс кров над головой и питание. Раз в неделю выходной. Иногда обвиняют, что мы желаем скорейшей кончины их старикам. А мне ведь и самой тяжело, когда они умирают. К новым людям тяжело привыкать. Переезжать в новые дом. В выходные ходим в театр, кино, или на фитнес. Часто гуляем с Галиной по два-три часа по историческому центру, чтобы развеяться от быта, памперсов и лекарств... Все равно лучше, чем на Житомирщине сидеть... с пенсией в сорок евро в месяц.
  - А пойдёмте в парк Кардетто, мальчики... если вы не торопитесь плавать? - предложила Галина, - там красивая тропа, живописные виды и два работающих маяка.
  Мы, конечно же, согласились и не зря. Ирина прекрасно ориентировалась в истории Анконы, ботанике и осыпала нас фактами, большинство из которых, как это бывает у туристов "вышло из другого уха". Запомнилось лишь старое еврейское кладбище, жертвенный каменный круг в два метра диаметром с древнеегипетской клинописью, да бывшие пороховые склады с предупреждающей надписью: "разговаривать шёпотом". Маяки, арки ворот, кладбище, университет, "восстановленный богатым евреем из бывших конюшен", вещевой рынок, советы по продуктам и поездкам и многое другое. Расставались почти друзьями. Уже не впервые нам помогают женщины-сиделки, сбежавшие из страны на заработки в Италию. Лет пять назад подобная ситуация случилась и в Болонье, когда необходимо было отправить посылку в Россию. И так же мы гуляли по новогоднему городу и изучали достопримечательности, перемежающиеся с бытовыми подробностями итальянской сиделки.
  Городской пляж представлял скорее место для прогулок, чем зону для принятия солнечных ванн и купания. В релаксации. В прилегающих скалах были выдолблены гроты-стоянки для лодок и катеров. "У анконцев престижно иметь свой грот" - вспоминался рассказ нашего недавнего гида, - "мой хозяин купил его себе со скидкой пять лет назад... за семьдесят тысяч евро... хотя лодку так и не приобрел..."
  Сегодня день старта на три тысячи метров, и мы поспешили в Palaindoor, где проходила почти вся программа Чемпионата Европы. Хотя напрасно, так как регламент местные судьи довольно спокойно сдвигали. Так и сегодня старт перенесли на тридцать пять минут вперёд. В принципе первое место было предсказуемо. Немец Стефан Борсч был вне конкуренции. Я смотрел финиш моих соперников, а внутри закипали противоречивые чувства. Хотелось плакать от обиды на спортивных функционеров международного формата, которые лишили меня потенциально серебряной медали, так как мой недавний результат на Чемпионате России в Смоленске был существенно выше показанного времени испанца, которому досталась серебряная медаль, и одновременно закипала злость на отсутствие справедливости в спортивном мире, с помощью которого страны решают свои политические амбиции.
  Представители осеннего марафона вокруг озёра Гарда разливали в качестве угощения белое, красное и розовое бутылочное вино. Тут же и закуска. С горя выпили с ребятами по стаканчику всего, что было, и, повысив настрой, ушли за покупками в супермаркет у спорткомплекса.
  
  ***
  Несмотря на проходящий чемпионат Европы, смотреть на соревнования больше не хотелось. Разочарование не покидало нашу маленькую команду, хоть мы и продолжали активно тренироваться по часу в день и исследовать окрестности по 30 40 км в день. Ко второму параметру не привязывались, так как это считал планшет, анализируя в конце дня пройденное расстояние. По Италии приятно ходить пешком, несмотря даже на периодическое отсутствие тротуаров, лихачество местных водителей и скутеристов, так как с позиции пешехода совершаешь больше открытий и фотографий. "Они бешено носятся..." - вчерашняя фраза Ирины, - "не ходите в Портоново по дороге..." Тем не менее, аварий не видел. Да, не уступают на зебре и иногда на красный, но после Москвы - привычное дело.
  - Хотел бы домой чего-нибудь прикупить... Вещей, продуктов... Будет у нас супермаркет или торговый центр? - спросил Андрей.
  - Давайте начнём с духовного, а закончим материальным, - предложил я, - многие итальянцы выбрали в качестве паломничества городок Лорето. Это в двадцати шести километрах от Анконы. Быть в Анконе и не посетить такое место будет непростительно для нас. Ирина вчера говорила, что на R можно добраться и билет стоит не дороже трёх евро.
  - А может наши бейджики прокатят? - вмешался Дмитрий.
  - Может. Но, как ты будешь себя чувствовать при этом? Ты же приехал не из Африки какой то. У нас много леса, нефти, земли. Давайте же будем выше иных зайцев!
  Но наша эRка с коротко стриженой женщиной-водителем за рулём отходила, и мы практически на ходу запрыгнули в уже закрывающуюся дверь. Краем глаза заметил, что следующая отправлялась через полтора часа. На выезде из Анконы заметил множество торговых центров, и договорились, что после культурной части заедем сюда за подарками. Из окна показался город на скале с красивой крепостной стеной и возвышающейся базиликой в виде башни. Когда же подошли к входу в виде древней арки, задумались над вывеской Castelfidardo. Об этом городке в путеводителях я ничего не встречал. Туристов не было. Все заведения закрыты на трёхчасовую сиесту, и мы практически одни гуляли по красивым мощёным безлюдным улочкам, фотографируя себя на фоне достопримечательностей. Городок - центр гармошки, и соответственно имел музей (тоже был закрыт) и памятник в виде обнажённого мужчины, падающего или взлетающего с гармошкой в руках. Ненароком забрели в красивый парк, утопающий в пальмах и высоких кипарисах, с фонтанчиками и детскими площадками, клумбами и лужайками. На воротах красовалось вывеска - монумент региона Марке, а на холме в парке установлена композиция в виде атакующего взвода, выполненная из бронзы, гранита и растений, посвящённая войне, судя по оружию, конца девятнадцатого века. Ни вывесок, ни туристов, только садовники, не понимающие английский.
  В Лорето добрались лишь к полудню. Место туристическое, и, судя по фотографиям на плакатах, временами здесь бывает очень многолюдно. Но сегодня лишь несколько сотен туристов, да карабинеры с военными автоматчиками и боевой машиной итальянской пехоты. В стране всё ещё усиление. Но наша троица не вызвала интереса, и нас беспрепятственно пропустили, косо смерив слегка высокомерным взглядом.
  Описать красоту дворца невозможно, также как и не передать атмосферу. Из необычного - это молельный дом в центре зала, выполненный из белого мрамора. Внутри домика фотографировать запрещено, и можно лишь, оперевшись на обожжённые кирпичные стены, постоять в тишине и подумать о вечном. Как и в других соборах региона Марке, свечи предлагают взять за добровольное пожертвование либо включить электронную. В церковной лавке же вместе с иконами продавались продукты региона Лорето: разнообразное вино, мёд, паста, хлебобулочные изделия, оливковое масло, а также бижутерия, детские книги, открытки с конвертами и магниты. Под сводами храма разместился бар и магазин местной винодельни с энотекой. В этот день дегустировалась граппа двух видов и вино шести сортов - уйти с пустыми руками было практически невозможно. Лишь в отеле в спокойной обстановке рассмотрел купленный в церковной лавке виноградный напиток от Понтифика. Сканер штрих-кода показал, что вино выпускается под видом книжной продукции, и на нём отсутствовала акцизная марка.
  Гуляя по Лорето, наткнулись на подземный зал с механическими библейскими куклами. Доярка, кузнец, токарь, обувной мастер, пастух, продавец, гончар и многие другие ремёсла, и мы как дети с удивлением разглядывали их.
  Возвращались в Марзокку вечерним поездом с надеждой застать работающими супермаркеты или найти лавки индусов. Увы, все магазины закрывались в 19:45. В поисках еды прошли в соседний городок почти пять километров, где нашли работающую ливанскую пиццерию. Бейрутский повар хорошо знал ситуацию в России и на Украине. За пятнадцать минут и тринадцать евро он испёк тонкую пиццу, но отказался от предложенного стакана лореттского вина. Удивило в дороге то, что почти все автобусные остановки были оккупированы курящими яркими дамами с глубокими декольте в тайцах на высоких каблуках и, судя по лицам, никуда не спешащими.
  
  ***
  Сегодня старт наших соперников на пяти километрах. В команде мы могли бы выиграть золотую медаль. История не терпит сослагательного наклонения, но этот факт было горько осознавать вдвойне. Это был последний старт в категории М40, и никто из нас никогда не был уличён в употреблении допинга, а позиция международного спорткомитета для меня так и осталась непонятой. Как врач, я знаю, что анализы крови-мочи готовы максимум через час-два, а то, что российских атлетов отстранили за употребление допинга на Лондонской олимпиаде лишь спустя четыре года, заставив вернуть медали и призовые выплаты, мне казалось абсурдным, так как медицина не сделала существенного прорыва в лабораторной диагностике.
  Конечно, бойкотировать чемпионат мы не собирались, хоть кто то и вывесил российский флаг на трибунах, а решили просто не смотреть последующие дни. Тем более что результаты будут доступны в интернете. Вместо этого первым же поездом отправились в Римини, где был забронирован отель на две ночи. Нас предупреждали, что этот город насыщен русскими, но я не верил, что до такой степени. Меню в ресторанах-кафе, вывески в магазинах, общественные переводчики повсеместно, указатели, путеводители в информационном центре. В последнем мы купили билеты на автобус по маршруту Римини-Сан-Марино (10 € в обе стороны), куда решили направиться после заселения в отель Сирена. Чтобы побыстрее окунуться в атмосферу курорта, решили пройтись по городу пешком. Навигатор показывал семь километров.
  Город мне не нравился уже с первых шагов, ещё с вокзала, где отсутствовала камера хранения, зал ожидания закрывался на ночь, а за посещение туалета следовало заплатить семьдесят центов. В трёх сотнях метров от вокзала вещевой рынок - а-ля Черкизон из 90 х годов. Цветные торговцы зазывали местных хозяек выкриками в стиле: "туто оуно евро... туто трэ евро", и последние довольно бурно реагировали, копаясь в коробках с вещами разной свежести. Даже проходя мимо, я чувствовал себя неуютно. Второй неуют появился на улице вдоль берега моря. Все шесть километров - это ларьки, кафе с ленивыми курящими торговцами, среди которых итальянцев было не более пяти процентов. Сплошная линия сувениров и ширпотреба. Некоторые приглашали отведать супа-борща, другие - купить сомбреро или кожаную обувку по скидкам. Удивительно, что полиция не пресекает такую полулегальную торговлю, где нет ни ценников, ни кассовых чеков, ни гарантий. Забегая вперёд, скажу, что эта же городская магистраль превращается в улицу красных фонарей.
  В отеле кроме нашей команды были ребята из Тольятти, Архангельска и Новосибирска, которые также приехали на Чемпионат Европы, а теперь стали вынужденными туристами. Горе сплачивает людей, и мы быстро разговорились и делились впечатлениями. Команда из Архангельска вчера посещали Сан-Марино и остались несколько разочарованными, но наш настрой это не изменило. Я вспоминал поездки в Люксембург, Лихтенштейн, Монако и ожидал чего-то подобного. Уютный автобус вместе с сиделками с Украины за час доставил нас в центр столицы республики. В википедии сказано о тридцати тысячах жителей, и мне было интересно, чем и как они поддерживают свою экономику.
  На автостанции магазин с вывеской на русском "Обувь". Девушки-продавщицы, завидев ребят в костюмах сборной России, попытались заманить нас в свои сети. Дескать, в Сан-Марино самая дешёвая итальянская обувь в Европе. Но поверхностное сравнение цен оказалось не в их пользу... На их аргумент, что Пакерсон стоит всего две сотни евро, я ответил контр-аргументом, что в Москве их можно приобрести и за сто. В продуктовом магазине купил пещерного сыра, который, со слов продавца-молдаванина, был выдержан шесть месяцев в горах. Лишь после дегустации решился на покупку. Тут же и Сан-Маринское вино, и граппа, и, если верить словам консультанта молдаванина Валерия: "самые дешёвые на континенте... дешевле, чем на фабрике в Италии". На мой вопрос "Почему?", последовал ответ: "Потому, что Сан-Марино - зона беспошлинной торговли, и мы не платим налоги". Доказать это я не смог, но обратил внимание, что акцизные марки на вине-граппе различные, а то и вовсе отсутствовали, как и штрих-код на контр-этикетке. Пообедав в уютном парке, утопающем в зелени и густой пелене тумана, мы отправились на исследование старого города, который представлял собой стилизованную старинную крепость. Последняя война, в которой участвовали сан-маринцы, была почти семьсот лет назад. Видимо, потенциальных неприятелей изначально отпугивали скалы и неприступные крепостные сооружения с наблюдательными башнями. Но сегодня они больше смотрелись, как туристический аттракцион и местами выделялись стилизованным новостроем. Правда, это было не самое худшее, что привлекло внимание. И даже не платный вход в башни-минареты по четыре с половиной евро. Индустрия туризма в городе достигла своего апогея, что выражалось в многочисленных торговых лавках, массово торгующих контрафактной продукцией, фейками и китайским ширпотребом. С молдавскими, украинскими переводчиками, без ценников и кассовых чеков. Лишь позже я узнал, что Сан-Марино не в ЕС, а при ЕС, как собственно и Ватикан, и законы европейского сообщества здесь принимаются лишь условно, как выгодно им самим. Так сказать - своеобразная односторонняя интеграция, направленная лишь на обогащение.
  - Почему ваш "Пако Рабан" стоит пять евро, когда его цена сорок?
  - Мы не платим налоги, у нас своя ценовая политика... Покупайте, не пожалеете!!! - комментировала очередная продавщица, увидев, что я верчу в руках сомнительного происхождения коробочку.
  Причём эти лавки следовали и копировали друг друга подобно клонам. Эффект искусственности дополнялся пластиковыми чудовищами - мутонами, фигуры которых вызывали восхищение у туристов и были выставлены почти через каждые сто-двести метров. Как я понял из рекламы, это многомесячная передвижная бесплатная выставка, придуманная чьим то нездоровым воображением.
  Радовали бесплатные точки wifi, радовало, что когда ушёл с туристической торговой тропы на трейловую, то оказался в чудесном лесу, пронизанном туманом, росой и яркой зеленью просыпающейся от зимней спячки природы. Возвращаться в цивилизацию не хотелось, и я увлёкся макросъемками цветов-почек-капель. Лишь здесь появилось ощущение натуральности происходящего...
  - Хотите, научу вас разбираться в вине? - спросил у меня скучающий продавец на хорошем русском.
  - Спасибо, у меня нет времени.
  - Это займёт пять минут!
  Я понимал, что началась рыбалка, направленная на опустошение моего кошелька. Передо мной мужик в затёсанной кожанке, с багровым отёчным лицом, в котором я узнавал своего потенциального пациента, и которому, очевидно, не хватает на жизнь, раз он приехал сюда из Молдавии. Могу ли я пожертвовать ему? И сколько? Нет, жертвовать ему не хотелось. Но делать было нечего. Друзья окунулись в местный шопинг и не отвечали на телефонные звонки, и я решил развлечься, изначально понимая опасность мероприятия. Ведь как только вы принимаете разговор с незнакомцем, у которого в глазах горит "хочу евро", вы попадаете под его гипнотическое воздействие, где остановиться порой сложно даже профессионалу. Законы суггестии работают и в торговле. Он грамотно провёл десятиминутный рассказ, закончившийся потерей для меня тринадцати евро. Я, конечно, не хотел показаться ханжой и не купил дешёвое вино за восемь евро, и не смог позволить себе папское вино за тридцать евро или итальянское гран-крю ризерва за сто пятьдесят, которое, конечно же "дешевле чем в Италии, так как мы не платим налоги". Я купил тосканское кьянти Tenuta del Monti 1270 за тринадцать, но удовольствия не получил, так как знал, что меня обманули. Сейчас много программ по проверке штрих-кодов и я, конечно, пользуюсь подобной, заходя в "Пятерочку" или "Копеечку". Но здесь я расслабился, я устал, и мне было лениво, а впрочем, я желал обмана. Он совал свою визитку с кириллицей, подписываясь на латинице Igor, и просил рекомендовать его моим друзьям в Москве, как "честного продавца с улицы виа Базилициус 25", чтобы они передавали ему привет, и он сделает "хорошую скидку и на граппу, и на вино". Проверка штрих-кода и этикетки показала, что штрих-код не обнаруживается, а подобное вино с данной этикеткой в магазинах Италии стоит пять с половиной евро... "Лучшие вина и ликёры! Не упустите возможность заплатить за лучшее! Вас ждёт свободная дегустация!" - надпись на его визитке, которая так и осталась пропечатанной фразой в моём сознании. Мне было стыдно везти купленные в Сан-Марино граппу и две бутылки вина в Москву, и я оставил их в номере Рима для "бедных итальянцев". Наверное, ими не отравишься, но чувствовать себя обманутым неприятно. Последний раз возникали схожие ощущения во время проигрыша пятидесяти рублей в "напёрстки" на киевском рынке в Оболони. На последующие двадцать пять лет мне хватило "базарного опыта".
  С нерадостным настроением вернулся в Римини. Наблюдая за вечерним променадом, демонстрацией студентов, расставленными повсеместно накрашенными девицами, вывесками в кафе: "СУП", "БОРСЧ", "Гарячие мясо", усеянными окурками тротуарами, многочисленными неработающими индусами-пакистанцами, румынами - какое то чувство разочаровывающей тошноты подступало к горлу. Не таким я представлял город - предел моих юношеских мечтаний. Можно, конечно, и абстрагироваться от всего и не замечать, но у меня не получалось. Как невозможно не заметить бомжей, просящих подаяние, ленивых мигрантов, которые принципиально не платят за проезд и занимаются перепродажей ширпотреба из Китая, или подпольных лавок. Иногда мне кажется, что свой турналог я плачу за них, чтобы им хорошо жилось в хорошем климате.
  Тем временем в отеле начался дебош. Один из спортсменов вошел в запой и требовал повышенного внимания. Меня пригласили, как врача. Но что делать с пьяным толкателем, я не знал. Объясняя своё поведение горем от невыигранной медали, кредита, взятого на поездку, потерей работы, он поглощал сан-маринские вина, выкрикивая нецензурщину в адрес организаторов соревнований. Это происходило за почти картонной стенкой, и, естественно, мы не могли уснуть. Завтра марафон в городке Русси, необходимо восстановиться, тем более что подъём в четыре утра, но сна не было. Русский мужик был в гневе и требовал сатисфакции то от портье с ресепшена, то от мнимых врагов, то от нас. В итоге всё дело свелось к крушению мебели, драке и звонкам в Россию с угрозами от адвокатов. Я ушёл спать в лобби и решил утром покинуть отель. Удивило, что портье оставался довольно спокойным при такой ситуации и лишь понимающе улыбался. Мои итальянские друзья рекомендовали вызвать скорую помощь, которая также занимается выводом из запоя. Как написал парень из Итальянской сборной: "Тридцать пять-пятьдесят евро - и его отмоют, прокапают глюкозу, ополоснут в холодном душе и утром на такси отправят в отель... Для полиции этот случай привычный и неинтересный..." Но сдавать русского спортсмена в вытрезвитель не хотелось, тем более, что теплилась ещё надежда на самоизлечение.
  Русси
  Утренний будильник я проспал. Вместе с Андреем добрались на вокзал лишь в 5:20. Наш поезд в Русси ушёл десять минут назад. С учётом железнодорожных пересадок на марафон я уже не успею. Но я и не расстроился. Дефицит сна последних двух суток, мега-нагрузки в ежедневной ходьбе, вчерашний инцидент с дракой не способствовали высокому результату. Поэтому, как и Андрей, я решил бежать дистанцию-спутник - пять километров. Хотя по прибытию в Русси главный организатор предложил надеть электронный чип и броситься в погоню. С момента старта прошло только тринадцать минут. Соблазн не переборол трезвый взгляд на ситуацию. Нас бесплатно зарегистрировали на пять километров, и через тридцать минут мы заняли стартовый коридор. Я не впервые принимаю участие в европейских стартах и поэтому оценил высокий уровень организации и радушие данного пробега "Лемонте".
  С нас не взяли стартовый взнос и в то же время выдали номер с булавками, электронный чип. В стартовом городке было многолюдно и довольно шумно. Бегуны, ходоки, зрители, обслуживающий персонал постоянно перемещались, жестикулировали, спорили, обсуждали. Плюс вносил свою лепту комментатор соревнований. Тут же шла бойкая торговля спортивной амуницией, питанием, сувенирами. Параллельно забеги и награждения школьников на один-три километра. В качестве призов выступали продуктовые наборы, которые в виде ашановских сумок вручали на высокой трибуне, установленной на центральной площади.
  Переодевшись, отправились с Андреем на разминку и в стартовый коридор. Кроме нас в марафоне участвовала семейная пара из Тольятти и семья из Москвы на пяти километрах, с которой мы здесь же и познакомились. Они приехали в Италию на Чемпионат Европы и в качестве альтернативы выбрали сегодняшний старт.
  - Ты на какое время сегодня рассчитываешь, Слава? - спросила москвичка Наталья.
  - Минут на восемнадцать... не готовился к бегу.
  - Тогда я за тобой пристроюсь!
  Выстрелом из стартового пистолета наш забег из почти тысячи участников отправили на узкие мощёные улочки городка. Со слов Натальи я знал, что трасса будет проходить по центру городка, с многочисленными поворотами и в три круга. Из особенностей скоростного бега с итальянцами - они довольно непосредственны на трассе и не отличаются церемонностью. Толчки, подсечки, наступления на пятки и соперничество при обгоне. Но скорость лидеров была не очень высокой, и я держал их в поле зрения. Какая-то спортивная злость толкала меня вперёд и придавала силы. Первый круг 5.30, второй - 5.36, третий - 5.40 и финиш по красному ковру в красном надувном финишном створе под аплодисменты зрителей. Я был счастлив и рад показанному времени, так как не ожидал сегодня от себя такой прыти. Местная телекомпания взяла интервью, как у первого иностранца этого забега. "Что вы можете сказать о наших соревнованиях?" - поинтересовалась девушка на итальянском. Я ответил, что они понравились, как собственно и сама страна с её историей, кухней и природой.
  Всем финиширующим вручали футболку с эмблемой забега и пакет участника с набором из хлебных лепёшек, банки с витаминами, коробки со спортивными гелями. Также все присутствовавшие на площади, как финишировавшие, так и просто зрители могли бесплатно пообедать тут же. Повара готовили пасту с соусом и раскладывали её в одноразовую посуду. На столах лежали апельсины торочи, бутерброды с колбасой и сыром, печенье, кексы и напитки: чай, вода, изотоник, белое вино. Моментально вывесили протокол финиша, из которого узнал, что занял четырнадцатое место в абсолютном первенстве и пятое по возрастной группе. А следовательно, попал в наградной протокол. В качестве приза мне вручили пакет с продуктами: местные лепёшки, булка хлеба из Ашана, по пачке спагетти с фасолью, бутылочка вина, сыр, салями, томатный соус, печенье и спортивные гели и порошки.
  В дальнейших планах была поездка в Болонью, что в часе езды на поезде от Русси. Сестра моего друга давно приглашала на встречу и знала, что я буду бежать этот пробег. Также надеялся остановиться там на ночлег. Андрей тоже был заинтересован посмотреть новый город и пополнить свою коллекцию. Сегодня ведь во время пересадок мы совершили часовую прогулку по Равенне и получили колоссальное удовольствие от тишины, чистоты и спокойствия этого небольшого прибрежного городка. Но дама почему то молчала и не отвечала на сообщения в вотцапе. Лишь вечером сообщила, что она с семьёй уехала в Лигурию по "святым местам" и снова, уже в третий раз "приглашала к себе в гости".
  Наталья из Москвы заняла второе место и получила почти схожий призовой продовольственный набор. Вместе с супругом они арендовали машину в Риме и всю прошедшую неделю исследовали север и центр Италии. После пробега направлялись в Рим, так как завтра вылетали в Москву. На машине по стране я ещё не путешествовал, и было интересно познать новое, тем более, что ребята тоже были любители путешествий и пробегов. Так же как и я, они ещё осенью забронировали отели, перелёт, оплатили аренду машины и были в недоумении, когда узнали о том, что русских атлетов не допустят на первенство Европы.
  Машина уступает в скорости поезду, несмотря на то, что Филипп разгонялся на платных автобанах до ста семидесяти, но она давала определённую свободу в действиях, так как мы самостоятельно планировали остановки. Поблагодарив новых друзей у вокзала Термини, отправился в Макдональдс с надеждой попасть в интернет. Увы, регистрация по номеру телефона и префикса +7 там не было. Зато на вокзале можно было получить бесплатно пятнадцатиминутную сессию. Этого хватило на проверку почты и поиск отеля. Один из самых недорогих вариантов был у стен Ватикана на улице viale Vaticano. К сожалению, адрес я не успел запомнить и лишь сфотографировал его название, понадеявшись на интуицию и знание центра Рима. Увы. Пройдя всю улицу от музеев Ватикана до вокзала San Pietro, отеля я не встретил. Местные жители четырежды пытались отправить меня не в ту сторону, а у вокзала я спасся от налегающей пятёрки румын с собакой. Худощавая дама со спутанными волосами настойчиво выхватывала из моих рук чемодан, и, чтобы её урезонить, мне пришлось закричать, что вызову полицию.
  Мини-отель, как и заявлено на букинге, был недалеко от собора Ватикана, и из окна номера я наблюдал, как наступали сумерки над городом и карликовым государством. Исследовать окрестности не хотелось. Настроение было неромантичным. Суета, мусор, уличная торговля сувенирами и дешёвым тряпьем, навязчивые экскурсоводы, оккупировавшие все выходы из метро. Чей-то сигаретный пепел прожёг мою новую футболку. Чья-то неосторожная нога сломала колёсико в чемодане. В прошлом году мы семьёй провели здесь несколько дней в мае, и я не успел соскучиться. Да и в отеле, стены которого пахли трёхвековой стариной, всё же чувствовал себя относительно безопасно. Пожилой мужчина-портье на ночь ушёл, оставив мне устную инструкцию по ключам, завтраку и кухонной технике.
  Несмотря на закрытые деревянные ставни, проснулся довольно рано. От пения птиц. С другой стороны, я ведь в Риме. Как здесь можно спать? В семь отправился на завтрак в кафе, что в соседнем квартале. Отдав талон барменше, получил чашку кофе и круассан. По моей просьбе дополнительно налили стакан воды... из под крана. Но зато до собора San Paolo две сотни метров, и я направился в Ватикан. Из нововведений - рамки и рентгеновские установки, расположенные под колоннадами. Туристы и паломники теперь обязаны пройти эту унизительную процедуру по досмотру личных вещей. При мне старушку колотило от того, что карабинер отобрал из её косметички маникюрные ножницы, а в сумке нашёл для себя и перочинный нож. Обещал вернуть, а там - кто его знает. Вспоминалась январская очередь в собор, в которой мы провели три часа, но тогда ещё не было таких мер безопасности. Зато появился передвижной металлический вагончик с надписью "Почта Ватикана", и теперь не нужно толпиться у маленького почтамта, чтобы отправить открытку родным. Собственно Ватикан ничего не производит, даже свечи, и, как я узнал - также не входит в ЕС, а лишь принимает его. Как и Сан-Марино, чеканит евро-монеты со своим гербом и надписью, да имеет потешную армию охранников, фланирующих в средневековых костюмах под фотовспышки туристов. Но сюда приходишь не за покупками. Главная цель - посетить собор, пожалуй, один из крупнейших в Европе, пройтись по его просторным помещениям... А там, на кого что хватит. Музеи, парк, экскурсии...
  Но у меня времени в обрез. Переезд в апартотель, находящийся в районе Тибуртина. Встреча в кафе с российско-итальянской журналисткой, которая прочитала в онлайне рассказ и просила взять интервью по поводу допинговой политики Вада. Встреча команды спортсменов из Римини на вокзале в Термини и знакомство их с Римом. Сборы в дорогу и покупка подарков.
  Римское метро заметно проигрывает московскому по красоте, удобствам, скорости, стоимости проезда, отсутствию интернета. Позже открывается и раньше закрывается. Билетные автоматы часто не принимают купюры свыше пяти евро, и необходимо искать табачный киоск, чтобы купить разовый полутораевровый билет, который действует сто минут, но не даёт права на повторную поездку. Многие нарушают правила прохода, но полиция и военные с ухоженными бородками смотрят на это сквозь пальцы. В нём немного станций, всего три линии: А, В, С, но поезда ходят с большими промежутками, и в утренние и вечерние часы в них всегда тесно из-за туристов и местных жителей. Вчера почти час добирался от станции метро к отелю, и повторять сей путь не хотелось. К тому же портье подсказал, что в район Тибуртина можно добраться электричкой от вокзала Сан Пиетро. Электричка или treno regionale более удобный вид транспорта, если знаешь расписание и если оно соблюдается. Итальянцы и в этом недостаточно пунктуальны, и опоздание на 10-15 минут - вещь привычная. В этой поездке я столкнулся ещё и с тем, что электричка, следовавшая в аэропорт, вдруг изменила вектор движения, о чём было объявлено на итальянском языке, и лишь благодаря кондуктору я вовремя вышел на станции, чтобы пересесть на следующих поезд.
  Вокзал Тибуртина - довольно крупный транспортный центр, и сегодня он стремительно развивается, о чём свидетельствовала стройка стильного небоскреба. В то же время здесь местами неприятно находиться. Бомжи, алкоголики, мигранты, которых не замечают полицейские, и они спят на земле, жгут коробки в холодные зимние вечера. Найти карту района я не смог. Подсказка охранника тоже ни к чему не привела. "Карты района здесь нет... Улица далеко отсюда. Купите карту Рима в киоске..." - на ломанном английском отвечал он. Я не поверил советчику и ушёл на поиски. При входе в метро и на автостанции были карты местности и маршрутов, и я определился с направлением движения. Полуденный город стоял в транспортной пробке, и пешком вышло быстрее. Несмотря на обилие индо-пакистанских мигрантов, радовало, что поблизости рынок, сетевые магазины Ашан и Трискаунт, где можно купить сыр и салями, фрукты и артишоки в качестве подарков родным. Перекусив свежей рикоттой буфалло и водой Сан Джемини с несполами, ушёл заселяться в отель, владельцем которого выступал пакистанец. Деньги с карточки они списали ещё при бронировании, и теперь нужно оплатить туристический налог в виде оброка в три с половиной евро с человека. Это ежедневная такса, которую каждый совершеннолетний турист платит за право жить в Риме. Шесть лет назад она равнялась одному евро, но, видимо, инфляция делает своё дело.
  Апартаменты представляли собой чистые и просторные комнаты в минималистичной концепции, без заявленной в описании кухни, но с балконом-террасой. Соседи - вьетнамцы и гости с Аравийского полуострова. Заметил, пакистанцы берут пример с итальянцев и не любят перетруждаться. За вызов портье в нерабочее время следовало доплатить двадцать евро, за стойку раньше восьми утра не приходят.
  На встречу с итальянской журналисткой Катей опоздал на тридцать минут. Размеры Рима меньше Москвы, и думал, что одного часа на дорогу будет достаточно. Но редкий трафик метро, людские потоки затрудняли продвижение. У собора Святого Петра появилось много волонтеров-информаторов с жёлтыми накидками. Они меня и направили в ошибочном направлении, когда я спросил их об одноимённом кафе под хорватским флагом.
  Екатерина двадцать лет живёт и работает в Риме, вышла замуж за итальянского коммуниста, родила сына и представляла русскую службу новостей, которую заинтересовала информация о незаконном отстранении россиян от Чемпионата Европы в Анконе. Как она метко подметила, если ваш сосед украл, то не сажают же всю улицу в качестве наказания или как может последовать наказание спустя четыре года после выступления спортсмена, или какое отношение имеет ветеранский легкоатлетический спорт к миллионам товарища Шараповой. Беседа сочеталась с ужином, прозекко, лимончело, эспрессо и проходила в настоящем душевном русском стиле. Мы смеялись над чопорностью северных европейцев, над их преклонением перед заокеанскими друзьями и после второй-третьей лимончеллы (бррр... как её пьют местные... спирт с эссенцией) пришли к выводу, что весь этот псевдодопинговый скандал затеян футбольной мафией, которая, с её слов, в Италии контролирует все спортивные потоки. Кафе было просторным и, судя по отношению к Кате, её многие знали. Чтобы глубже погрузиться в образ, она попросила показать мастер-класс по спортивной ходьбе с типичными нарушениями. Её хобби - фигурное катание, и выяснилось, что и там, и там многое решает субъективизм судейской бригады. Ведь на прошедшем чемпионате Европы в Анконе многие итальянские спортсмены откровенно жульничали на беговой дорожке, нарушая технику, и судьи прощали им это. Напоследок она просила меня быть осторожным в Риме. Большое количество туристов привлекло орды румын, цыган и выходцев из других стран и случаи грабежа, а порой и бандитизма участились, и рекомендовала не носить сумку с фотоаппаратом и документами за спиной. Полиции, с её слов, начхать на туристов, безопасность и они пальцем не пошевелят, чтобы защитить иностранца. У нашей общей знакомой из Москвы в пятизвёздочном отеле в прошлом году украли серьги, и лишь вмешательство её газеты помогло вернуть их обратно. Есть и системный грабеж с использованием полицейской формы, когда останавливают автобусы с туристами под предлогом проверки документов.
  Андрей простил мне полуторачасовое опоздание, так как сразу с вокзала мы отправились в новую для него страну - Ватикан. За сегодняшний день - это был мой третий визит. Но вечером собор и музеи закрыты, поэтому мы лишь прикоснулись к колоннаде, сфотографировались и направились к Колизею и развалинам древнего Рима. Это знаковые места города и без них нельзя представить себе город. Несмотря на поздний час, туристы продолжали атаковать руины фотоаппаратами и моноподами. Последние активно предлагались гастарбайтерами вместе с бутылочками воды по евро за стакан и прочей безделицей. В какой-то момент я почувствовал, что происходит что-то неладное, и прижал сумку к животу. Оказался, что за ней охотился велосипедист, который подобно коршуну пролетел между нами. От сердца отлегло, так как ещё свеж в памяти грабёж фотоаппарата у башен Петронасов двухлетней давности.
  
  День отъезда.
  Уезжать из Рима грустно. Напоследок хочется захватить его в фотографиях, воспоминаниях, разговорах, продуктах, бытовой химии, детской одежде, вине, свежих фруктах и приятных сувенирах. Сколько? Как можно больше! Хотя бы столько, сколько вмещает мой чемодан и рюкзак. Хорошо, что с собой был безмен, и я контролировал поклажу. С пятикилограммовым перевесом по ручной клади меня впустили в зал вылета. Последний вкусный кофе, последнее мороженое и вкусная минералка, зарядить гаджеты в дорогу и Италия позади. Впереди стыковка в Париже и встреча с Шереметьево.
  
  Содержание
  Предисловие 4
  Две Азии. 8
  День старта 12
  Двадцать километров 18
  Belle verte или японские истории. 2014.08.31. 25
  День два 31
  День третий 41
  Fuji. Yoshida Trail 49
  Kyoto 57
  Kamakura 65
  Суббота. 70
  Отъезд 72
  Hong Kong masters athletics meeting 75
  Азбука южнорусского путешественника 86
  Адлер 86
  Абхазия 87
  Алкоголь 87
  Аэроэкспресс 88
  Автобус 88
  Барабулька 89
  Велосипед 89
  Вокзалы 89
  Водители 90
  Гагра 90
  Деньги 90
  Еда 91
  Ель 91
  Жильё 91
  Зима 92
  Здоровье 92
  Зонт 92
  Жизнь 92
  Дендрарий 93
  Икра 93
  Краснодар 93
  Климат 94
  Курорт 95
  Лыхны 95
  Мандарины 97
  Море 97
  Маяк 98
  Магнолия 98
  Магнит 98
  Мёд 99
  Менталитет 99
  Музеи 100
  Набережная 100
  Население 101
  Новый Афон 101
  Обман 102
  Океанариум 103
  Олимпийский парк 103
  Пицунда 104
  Роза Хутор 105
  Рынок Адлера 106
  Ривьера 106
  Сочи 107
  Стадион "Фишт" 108
  Таможня 108
  Такси 109
  Тисо-самшитовая роща 109
  Футбол 110
  Хоста 110
  Чай 111
  Чурхчела 111
  Чача 111
  Штрафы 111
  Экскурсии 112
  Юкка 112
  Ялта 113
  Один день в Загорске 114
  Польские каникулы 121
  Три тысячи метров 127
  Пять километров 131
  Сицилийский рубрикатор 135
  Недвижимость 136
  Транспорт 139
  Безопасность. 143
  Сицилийцы 146
  Пляжи 151
  Связь 152
  Медицина 154
  Кофе и кофейни 156
  Вода. 161
  Вино. 162
  Магазины, продукты и система торговли. 163
  Магазины одежды. 171
  Рынки 171
  Церковь и религия 173
  Праздники и отдых 175
  Вулкан Этна 175
  Эолийский архипелаг. 177
  Города 179
  Сувениры или что привезти. 185
  Этна марафон 186
  День марафона 190
  Лионские каникулы 198
  Окинава онлайн 209
  Шанхай 276
  Марафон 2014 286
  Московский марафон 2015 295
  День старта. 297
  Кросс лыжников "ВВЕРХ-ВНИЗ" 306
  Петербургский трактат 311
  Шагая по Москве 339
  31 декабря. 341
  1 января 347
  2 января 365
  10 января 367
  Комментарии отзовиков. 376
  Рождество в Коломне 382
  Выходные во Владимире 387
  Тульские выходные 394
  Два дня из Рязани... 403
  Крымское алаверды 415
  День рождения 422
  День отъезда 434
  Мартовский город Тверь 435
  День два 443
  Зимний чемпионат России в Смоленске 449
  День два 454
  Италия весной 458
  Русси 482
  День отъезда. 491
  
  Вячеслав Дегтяренко
  Прекрасная Зелёная
  
  Редактор Юрий Перминов
  Компьютерная вёрстка Александр Букреев
  Дизайн обложки Александр Букреев
  
  С вопросами и замечаниями обращаться по адресу
  
  
  ruukr@rambler.ru
  
  или
  
  
  
  
  
  
  Электронные версии книг автора доступны на
  сайте Самиздат по адресу
  http://www.samlib.ru/d/degtjarenko_w_i/
Оценка: 1.00*2  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Боталова "Императорская академия 2. Путь хаоса"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"